Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 2010 году Би-би-си потратила почти 230 000 фунтов на чай, но всего 2000 фунтов – на печенье.

Еще   [X]

 0 

Секрет консервной банки (Вильмонт Екатерина)

И почему юное поколение обвиняют в том, что для них главное – потусоваться и прикольно провести время? Даша Лаврецкая и ее компания помимо этого успевают еще и… раскрывать преступления. Причем они находят их там, где никто и не догадался бы. Например, какую опасность может таить в себе баночка шпрот? Серьезную! Обнаружив в консервной банке странную «начинку», Даша, Петька и их друзья решают начать расследование. Ведь ребята нашли не что иное, как пакетик с наркотиками…

Год издания: 2006

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Секрет консервной банки» также читают:

Предпросмотр книги «Секрет консервной банки»

Секрет консервной банки

   И почему юное поколение обвиняют в том, что для них главное – потусоваться и прикольно провести время? Даша Лаврецкая и ее компания помимо этого успевают еще и… раскрывать преступления. Причем они находят их там, где никто и не догадался бы. Например, какую опасность может таить в себе баночка шпрот? Серьезную! Обнаружив в консервной банке странную «начинку», Даша, Петька и их друзья решают начать расследование. Ведь ребята нашли не что иное, как пакетик с наркотиками…


Екатерина Вильмонт Секрет консервной банки

Глава I
Кто и зачем?

   – Нет, а что? – с удовольствием оторвалась от учебника физики Даша.
   – Мне нужно с тобой поговорить!
   – Да, тетя Витечка, у вас что-то случилось? – встревожилась девочка.
   – Я и сама не пойму… – озадаченно проговорила тетя Витя, опускаясь в кресло рядом с Дашиным столом. – Понимаешь, у меня создалось впечатление, что… Нет, наверное, мне просто померещилось…
   – Тетя Витя, что такое?
   – Мне показалось, что за мной следят! – выговорила наконец тетя Витя.
   – Следят?
   – Мне показалось, что да, следят.
   – Кто?
   – Какой-то парень…
   – Но почему вы решили, что он за вами следит?
   – Я как-то сразу его приметила. У него на щеке очень некрасивый шрам… Потом он опять попался мне на глаза, и опять… Я даже по всем детективным правилам проверила, и вышло, что он идет за мной.
   – Странно, зачем вы ему понадобились? – недоуменно спросила Даша.
   – То-то и оно. Зачем я вообще могу кому-то понадобиться?
   – Как вам не стыдно, тетя Витечка? Нам вы всегда жутко надобитесь! Знаете, как мы скучали, когда вы в Германии гостили?
   Тетя Витя умиленно улыбнулась.
   – Дашенька, я же не о вас… Вы все – моя семья, и я знаю, что вы меня любите. Но зачем я могу понадобиться преступным элементам, этого мне не понять.
   – И вы уверены, что он шел именно за вами?
   – Увы, да, уверена.
   – Действительно странно. Он, что же, дошел с вами до дома?
   – Вот именно!
   – Но в подъезд не вошел?
   – Слава богу, нет. Я так боялась, что он меня в лифте пристукнет…
   – Тетя Витечка, что вы! – огорчилась Даша.
   – Сама посуди, я иду, он за мной, ну, думаю, если войдет в подъезд, я сразу крик подниму…
   – Погодите, давайте-ка поглядим, ждет он вас или нет.
   Даша подошла к окну, смотревшему на реку, открыла его и глянула вниз, на подъезд.
   – Осторожнее, Даша! Не вывались! – закричала тетя Витя.
   – Что-то я никого не вижу.
   Тетя Витя почему-то на цыпочках приблизилась к окну и тоже выглянула.
   – И правда, никого нет. Значит, он решил, что я больше сегодня из дому не выйду! И смотал удочки.
   Она с облегчением закрыла окно. Все-таки уже октябрь, с реки тянет холодом.
   – Тетя Витя, а он молодой? – спросила вдруг Даша.
   – Ну, лет двадцать пять – двадцать восемь. А какое это имеет значение?
   – Да нет, просто мне в голову пришла одна мысль… А вдруг у вас поклонник завелся?
   – Над старшими нехорошо смеяться!
   – Что вы, я и не думала! – искренне воскликнула Даша. – Я серьезно! Вы после Германии так помолодели… Ну признайтесь, у вас там был какой-нибудь кавалер?
   – Даша!
   – А что такого? Вон у бабушки сколько всегда кавалеров!
   – Во-первых, твоя бабушка моложе меня, а во-вторых, у нее совсем другой характер, – не без зависти вздохнула тетя Витя. – Дашка, ты мне зубы не заговаривай. Что все-таки эта слежка может означать?
   – Кабы знала я, кабы ведала! – пропела Даша. – Придумала! Я сейчас сбегаю в магазин!
   – Это еще зачем?
   – Неважно! Просто я погляжу, что там делается внизу. Вдруг он в подъезде торчит?
   – Не смей! Может, он только этого и ждет?
   – Меня, что ли?
   – А почему бы и нет? И вообще, я тебя не пущу! Давай-ка лучше спокойно порассуждаем, кому и зачем нужно за мной следить.
   – Тетя Витя, а вам все-таки это не померещилось, а?
   – Я, по-твоему, сумасшедшая?
   – Нет, конечно, но бывает же…
   – Да мне сроду ничего не мерещилось!
   – Вообще-то да. Только все же для начала надо бы проверить… Вы очень устали?
   – Устала? Да нет. А что ты задумала?
   – Давайте вместе выйдем и поглядим, что будет. Если за вами действительно следят, то как они могут быть уверены, что вы больше из дому не выйдете? Нет, этого просто не может быть. Если следят, значит, кто-то где-то затаился.
   – Даша! Ты, наверно, права, но… Но нам нельзя обеим уходить из дома!
   – Это почему?
   – Потому что скорее всего эти люди задумали ограбить квартиру и ждут подходящего случая! Вот мы с тобой уйдем, а они…
   – Тетя Витя, вы серьезно так думаете?
   – Совершенно серьезно!
   – Но тогда именно так и надо сделать. Уйти на полчаса, а потом неожиданно вернуться. И застукать воров на месте преступления.
   – Но если за нами будут следить, то…
   – Вот мы заодно все и выясним. Тетя Витечка, пойдемте выйдем ненадолго, поглядим, что к чему, а потом вы скажете: «Нет, Даша, я замерзла (или устала, или нога болит), пойдем домой!» По крайней мере, хоть что-то прояснится!
   Тетя Витя задумалась.
   – Хорошо, – сказала она немного погодя, – пойдем посмотрим! Только возьмем с собой газовый баллончик.
   – Правильно, – согласилась Даша.
   Они быстренько оделись, заперли дверь на все замки и вызвали лифт.
   – Тетя Витечка, мы когда выйдем, – зашептала Даша, – вы по сторонам не смотрите и вообще делайте вид, будто у нас с вами жутко интересный разговор и мы вообще ничего вокруг не замечаем!
   – Ладно, – кивнула тетя Витя.
   Даша взяла ее под руку и почувствовала, что пожилая женщина страшно напряжена.
   – Тетя Витечка, вы боитесь, да? – с сочувствием спросила она.
   – Не то чтобы боюсь, но… неприятно все-таки.
   Но сколько они ни озирались, ничего подозрительного не заметили. Никакой слежки.
   – Ничего не понимаю, – смущенно проговорила тетя Витя. – Я же ясно видела его…
   – А как он выглядел, вы можете его описать?
   – Да, вероятно, смогу… Он среднего роста, сутуловатый… Лица я не разглядела, на нем была кепка с длинным козырьком, он ее так низко на лоб надвинул…
   – Бейсболка?
   – Да, да, бейсболка. Черная. С каким-то значком, и куртка такая… оранжевая… Ее-то я и приметила сначала…
   – Тетя Витя, вокруг никого похожего не наблюдается, и вообще…
   – Да я и сама вижу, что его нет. Вот и прекрасно. В таком случае идем домой! У меня как гора с плеч.
   – Ну и отлично!
   Дома они уселись на радостях пить чай с яблочными оладушками, которые тетя Витя мгновенно напекла.
   – Даша, только ты никому про это не говори, ладно? А то Стасик и Кирилл станут надо мной потешаться…
   – Даже не собираюсь им говорить, это будет наша с вами тайна! – засмеялась Даша.
   – Видно, это вы меня, старую дуру, заразили. У вас вечно какие-то детективные истории происходят, вот и я туда же… Скорее всего этот парень живет в нашем доме, ходит по тем же магазинам, а я просто на него внимания не обращала.
   – Очень может быть. Все хорошо, что хорошо кончается.
   Но какая-то неясная тревога поселилась в душе девочки. Она и сама не понимала, в чем дело. Просто тетя Витя совсем не паникерша, не похоже это на нее. Но с другой стороны, зачем кому-то понадобилось следить за тетей Витей? Чушь какая-то. Надо бы посоветоваться со Стасом. Ох нет, она же дала слово тете Вите, что ничего ему не скажет. Лучше поговорить с Петькой, больше толку будет. Про него тетя Витя ничего не говорила, значит, с Петькой можно поделиться. Хотя нет, надо еще подождать. Если в ближайшие два дня никакой слежки не будет, значит, тете Вите все это просто показалось. И, приняв это разумное решение, Даша успокоилась.
   На другой день она не стала задерживаться с друзьями после школы, а поспешила домой.
   – Ну что, тетя Витя? – первым делом спросила она, войдя в квартиру.
   – Ты о чем, детка? – рассеянно осведомилась тетя Витя, сидя у телевизора.
   – Как о чем? За вами кто-нибудь следил?
   – Ах это… Нет, Дашенька, сегодня я нарочно подольше пробыла на улице, но никакой слежки не заметила.
   – Значит, вчера вам все просто почудилось?
   Тетя Витя решительно выключила телевизор.
   – Нет, голову могу дать на отсечение, что вчера не почудилось.
   – Но вы же сами говорили, что…
   – Понимаешь, Даша, я сегодня утречком, на свежую голову, все припомнила. Вчера тот парень действительно шел за мной. Сама посуди – я остановилась у витрины галантереи, и он тоже остановился неподалеку и сделал вид, будто ищет что-то в своей сумке.
   – А какая у него сумка была?
   – Обычная спортивная сумка на ремне, коричневая.
   – А куртка оранжевая?
   – Оранжевая.
   – Но сегодня вы этого типа не видели?
   – Не видела!
   – И вообще ничего такого не заметили?
   – Ровным счетом ничего.
   – Ну и отлично! Значит, вчера это была просто цепь случайных совпадений.
   – Каких совпадений?
   – Вот вы остановились, и он тоже, но просто он остановился не из-за вас, понимаете? И дальше тоже…
   – Я очень на это надеюсь! Если только…
   – Если только что? – насторожилась Даша.
   – Если только они не пустили по моему следу кого-то более опытного.
   – Они? Кто они, тетя Витя?
   – Откуда я знаю?
   – По-вашему, за вами следит мафия? – едва сдерживая смех, спросила Даша.
   – Это не исключено!
   – Но зачем вы-то им понадобились, тетя Витечка?
   – Знаешь, я недавно читала один детектив, и там…
   – Что там было? – заинтересовалась Даша.
   – Там тоже следили за такими вот старушками вроде меня…
   – И что?
   – Их использовали в качестве курьеров для перевоза контрабанды!
   – Что?
   – Очень просто! Они отбирали старушек, у которых за границей живут родственники или знакомые. Старушки регулярно ездят к ним, не вызывая ни малейших подозрений у таможенников. А мафиози их запугивают и заставляют возить контрабанду. Наркотики, большие суммы наличной валюты и всякое такое.
   – Тетя Витя, но это же в книге было, а не в жизни!
   – Дорогая моя, жизнь иногда выкидывает штучки почище любой книжной выдумки. Вероятно, меня засекли, когда я ездила в Германию, ну и вот…
   – Тетя Витя, вы это серьезно?
   – Разумеется.
   – Ну, вы даете! Скажете тоже…
   – Но разве такое исключено?
   – Нет, наверное, но все-таки… А кстати, вы уже вернулись больше двух месяцев назад и до вчерашнего дня ничего не замечали. И к тому же у вас в Германии живет вовсе не родственница, а давняя подруга и нет никакой гарантии, что вы еще раз туда поедете, не говоря уж о регулярных поездках. Так что ваши мафиози тут обломаются по полной программе.
   Тетя Витя расцвела.
   – Дашутка, какая же ты умница! А ведь и правда, им тут рассчитывать не на что! Вот уж поистине у страха глаза велики. Фу, у меня просто камень с души свалился.
   Даша засмеялась:
   – Вы бы еще подумали, что вас хотят завербовать в шпионки!
   Тетя Витя смущенно улыбнулась.
   – Вы уже про это думали, да? – догадалась Даша.
   – Нет, просто мелькнула такая мысль, но я ее тут же отбросила. Хотя в моей молодости в шпионы записывали всех и каждого. Чуть что – шпион! Даже просто тех, кто увлекался джазом.
   – Да, я об этом читала, даже стишки, кажется, были: сегодня он играет джаз…
   – А завтра родину продаст! – закончила тетя Витя. – Только, по-моему, там было «сегодня он танцует джаз»… Впрочем, я не уверена…
   – Да какая разница, все равно идиотизм!
   – Идиотизм, признаю, но тогда…
   – Тетя Витя, неужели вы в это верили?
   – Нет, не верила. Но молчала. Возражать вслух было опасно, тем более в такой глухой провинции, как мои Нижние Серги…
   – Вы никогда не скучаете по своим Сергам?
   Тетя Витя задумалась.
   – Да нет, пожалуй, разве что изредка… Но мне там было очень одиноко, а тут у меня вон какая семья появилась…
   – Тетя Витечка, я себе просто уже не представляю, как мы без вас жили… Ой, вы только не подумайте, что я… из-за хозяйства, нет, нет, я вообще!
   – Да что ты так горячишься? – ласково улыбнулась тетя Витя. – Я ничего такого и не подумала, тем более что ты здорово и сама умеешь хозяйничать и, по-моему, даже любишь.
   – Во всяком случае, ничего не имею против!
   – Это хорошо. Петькина мама – прекрасная хозяйка.
   – Петькина мама? – удивилась Даша. – А при чем тут Петькина мама?
   – Как при чем? Петька привык к вкусной еде…
   – Тетя Витя, вы что? – вытаращила глаза Даша.
   – Дашутка, помяни мое слово, ты обязательно выскочишь замуж за Петьку. Он своего добьется, он такой.
   – Тетя Витя, я пока вообще ни за кого замуж не собираюсь! Мне еще рано!
   – Рано, не спорю, но когда придет время… И, честно говоря, мне Петька в сто раз больше нравится, чем твой красавчик Юра.
   – Он не мой, – понурилась Даша.
   – И слава богу! Правда, он еще может появиться на твоем горизонте.
   – Ему это уже не поможет! – жестко сказала Даша. – Хотя он, конечно, не появится. Он… он не посмеет. Он же трус…
   – Дай-то бог!

   Прошло несколько дней. Даша каждый вечер спрашивала у тети Вити, все ли в порядке, и та неизменно отвечала, что больше ничего подозрительного не обнаружила. И в конце концов они решили, что это действительно была просто цепочка совпадений.

Глава II
Соседка

   – Кто там? – спросила Даша.
   – Дашенька, это я, Лиза! – раздался знакомый голос соседки, Елизаветы Григорьевны Мелешиной.
   Даша открыла дверь. И не узнала соседку. Елизавета Григорьевна была бледна как смерть. Посиневшие губы дрожали.
   – Ой, тетя Лиза, что с вами? – перепугалась Даша. – Заходите, заходите! Вам плохо, да? Может, «Скорую» вызвать? Садитесь! – суетилась девочка.
   – Ты одна дома?
   – Нет, тетя Витя тут…
   Елизавета Григорьевна опустилась в стоявшее в просторной прихожей кресло.
   – Тетя Витя! – позвала встревоженная Даша.
   – Что случилось, Даша? – примчалась на зов тетя Витя. – Господи помилуй, Елизавета Григорьевна, что это с вами, голубушка моя? Бледная-то какая!
   Она схватила руку соседки, пытаясь нащупать пульс.
   – Ах нет, не надо, – поморщилась та. – Я не больна, я просто… просто испугалась.
   – Испугались? А что случилось? – спросила тетя Витя.
   – Я не знаю, не уверена… Но… по-моему, за мной следят…
   – Что? – в один голос воскликнули Даша и тетя Витя.
   – Я ходила тут по нашим магазинам, и вдруг мне бросилось в глаза… что одна женщина… нарочно ходит за мной.
   – Женщина? – насторожилась Даша.
   – Да. Я обратила внимание, на ней была такая куртка…
   – Оранжевая? – простонала тетя Витя.
   – Нет, почему? Фиолетовая. Такого противного оттенка…
   – И что?
   – Да сперва ничего, просто отметила про себя – какой противный цвет… А потом, куда бы я ни зашла, везде видела эту куртку.
   – Ну, может, она тоже тут живет и ходит по тем же магазинам? – выдвинула уже привычную версию Даша.
   – Сперва я так и решила… Но вдруг я заметила, что она, эта женщина, как-то странно на меня смотрит… Такой неприятный взгляд… Меня просто мороз продрал по коже. А потом, когда я уже свернула на набережную, гляжу – она опять за мной тащится. А при этом в руках у нее ничего нет. Ни-че-го!
   – А что у нее должно быть в руках? – удивленно спросила тетя Витя.
   – Как что? Покупки! Она же за мной по продуктовым магазинам таскалась и ничегошеньки не купила. И тут я подумала, уж не следит ли она за мной? Потом решила, что это бред, зачем кому-то за мной следить? Я просто мужняя жена, домашняя хозяйка, какой я могу представлять интерес?
   – Почему это? – возмутилась тетя Витя. – Вы очень даже интересная женщина!
   – Если бы за мной таскался мужчина, я еще могла бы что-то такое подумать, но в данном случае…
   – Действительно! А что же дальше? – полюбопытствовала Даша.
   – Я дошла до подъезда и, к счастью, встретила генерала с восьмого этажа. Мы вместе вошли в подъезд, а та баба осталась… Мне даже страшно домой идти, Вася мой в отъезде… Вот я и зашла к вам.
   – Ну, я гляжу, вам немного полегче стало? – ласково проговорила тетя Витя. – Идемте-ка на кухню, выпейте кофейку, я пирог с яблоками испекла…
   – Спасибо, Виталия Андреевна, большое спасибо!
   – Господи, да за что?
   Даша помогла Елизавете Григорьевне снять плащ, и они направились на кухню.
   Даша незаметно для соседки поманила пальцем тетю Витю. Та понимающе кивнула.
   – Тетя Витя, я спущусь, посмотрю, как и что…
   – Только, пожалуйста, будь осторожна! Как ты думаешь, сказать мне ей…
   – Обязательно!
   – Почему ты так считаешь?
   – Ей легче будет…
   И с этими словами Даша метнулась к двери, а тетя Витя возвратилась на кухню.
   Но сколько Даша ни шныряла вокруг дома, женщины в фиолетовой куртке она не обнаружила. Все-таки это странно. С Елизаветой Григорьевной произошло совершенно то же самое, что и с тетей Витей. Только тогда был парень в оранжевой куртке, а сегодня женщина в фиолетовой. Очень, очень странно. Все-таки если собираешься следить за человеком, надо постараться не привлекать его внимания. А тут… Если один случай еще можно было бы списать на совпадение, то теперь… Нет, без Петьки тут не обойтись.
   Она вернулась в квартиру.
   – Ну что? – спросила тихонько тетя Витя.
   – Ничего, – покачала головой Даша.
   – Но послушайте, зачем кому-то следить за Виталией Андреевной и за мной? Это же нелепо! – сцепив замочком руки, воскликнула Елизавета Григорьевна.
   – Нет, не так уж это нелепо, – заявила вдруг тетя Витя. – Скорее всего задумано ограбление! Или нашей квартиры, или вашей. И они хотят знать, в какое время мы бываем дома. Именно мы с вами, голубушка Елизавета Григорьевна, потому что мы не служим и не учимся, то есть у нас нет твердого расписания, и будущие грабители хотят выбрать…
   – Но что же такого у вас или у нас есть, чтобы планировать какое-то сложное ограбление? – растерянно заморгала Елизавета Григорьевна. – Я еще понимаю, просто залезть в квартиру и хапнуть, что под руку попадется… А вот так, со слежкой…
   – У нас тоже ничего такого нет, – пожала плечами Даша. – Мама и Кирилл Юрьевич, конечно, неплохо зарабатывают, но у нас и семья большая и копить никто не умеет, а каких-нибудь там драгоценностей вообще никогда не было.
   – Да и у нас из ценностей только сама квартира, мы в нее все вбухали, а писатели сейчас зарабатывают немного, я вот подумываю уже, не пойти ли мне работать…
   – Но ведь воры могут этого всего не знать! – сказала вдруг Даша. – Они, наверное, думают: дом – престижный, квартиры большие, дорогие, машины и все такое…
   – Но что же нам в таком случае делать? Я так понимаю, что если хотят ограбить, ограбят обязательно, какие там замки ни устанавливай… Нет, по-моему, надо заявить в милицию!
   – А что вы в милиции-то скажете, тетя Лиза?
   – Все, что знаю, то и скажу! Должны же они защищать мирных граждан!
   – Должны-то должны, и даже, бывает, что защищают, но только у них и так забот выше головы, а тут тетенькам что-то почудилось…
   – Да ничего не почудилось! Я эту бабу в фиолетовой куртке среди тысяч узнаю…
   – Стоп! – воскликнула Даша. – А без куртки вы ее узнаете?
   Елизавета Григорьевна задумалась.
   – Да, ты, пожалуй, права, без куртки могу и не признать…
   – А вы, тетя Витя? – спросила Даша.
   – Я… В основном куртку и запомнила. Хотя нет, я помню шрам!
   – Значит, все ясно, отвлекающий маневр… И в том и в другом случае. Мне это не нравится. Определенно не нравится!
   – Даша, а что, если Володе Крашенинникову позвонить? Вряд ли он просто отмахнется от нас. Как-никак близкий друг Кирилла… – предложила тетя Витя.
   – Он не отмахнется, конечно, но и помочь вряд ли сможет. Дело-то не для МУРа. Да и вообще, чем тут поможешь? Охрану установить? Не выйдет! Нет, тут надо придумать что-то другое. Я с Петькой посоветуюсь. У него башка здорово варит, и Крузенштерну надо все рассказать, у него интуиция… Да и вообще, всех наших привлечем, Ольгу, Хованского…
   – Даша, я не хочу, чтобы этим занимались дети, скажите ей, Виталия Андреевна!
   Но тетя Витя только головой покачала.
   – Голубушка Елизавета Григорьевна, поверьте моему опыту, запрещать что-то этой компании бесполезно. Они все равно все сделают по-своему. Тем более что у них немалый опыт. Это, конечно, страшно, однако не в моих силах им противостоять.
   – А вам не кажется, что лучше было бы для начала все рассказать Саше и Кириллу?
   – Нет, пожалуйста, не надо! – взмолилась Даша. – У мамы такая нервная работа, зачем ее пугать, может, совсем зря?
   – Знаете, мне очень страшно, – тихо проговорила Елизавета Григорьевна. – Очень. Вася в отъезде, я одна…
   – А давайте я буду у вас ночевать, пока Василий Константинович не вернется! – вызвалась Даша. – А маме скажем, что у вас нервы не в порядке. Она разрешит, я уверена.
   – Ты серьезно? – обрадовалась Елизавета Григорьевна. – Это было бы чудесно. Совсем другое настроение, когда в доме кто-то есть…
   – Отлично! – воскликнула Даша.
   – Но какой от тебя толк? – удивленно пожала плечами тетя Витя. – Если не дай бог что случится…
   – Тетя Витя, Петька с Крузом что-нибудь придумают, какую-нибудь хитрую сигнализацию между квартирами. Да и потом, сами подумайте, если бы они собрались напасть ночью на квартиру, где есть люди, зачем им было бы за вами-то следить? Нет, они хотят улучить момент, когда никого не будет, причем в обеих квартирах! А уж в какую они полезут, это нам пока неизвестно.
   – Боже мой, Даша, как ты умудряешься так трезво рассуждать в подобных обстоятельствах? – всплеснула руками Елизавета Григорьевна. – Это просто поразительно!
   – Она у нас умница, – ласково и с гордостью ответила тетя Витя.
   – Самое главное сейчас – постараться не оставлять квартиры надолго, – продолжила Даша. – Тетя Лиза, у вас есть какие-нибудь родственники или подруги, кто-нибудь, кто мог бы пока пожить у вас?
   – А что, это идея! – обрадовалась Елизавета Григорьевна. – Я действительно попрошу свою подругу пожить у меня, пока не вернется Вася.
   – А она не работает? – спросила тетя Витя.
   – Работает, но дома. Она переводчица, переводит с французского и итальянского. Думаю, она не откажет мне… Вот только я не знаю, стоит ли ее посвящать?
   – Обязательно! Ей надо внушить, чтобы она не выходила из квартиры, когда вас нет! – объяснила Даша.
   – Ты права, детка, совершенно права, – кивнула Елизавета Григорьевна.
   – Ну а нам что прикажешь делать? – довольно хмуро осведомилась тетя Витя. – Тоже кого-то заселять?
   – Нет… Просто вы не выходите, пока я из школы не вернусь…
   – Легко сказать! А покупки?
   – Я сама буду все покупать по дороге!
   – Ну и сколько же нам так жить?
   – Несколько дней всего, пока мы что-то не выясним, не примем какие-то меры…
   – Меры они примут! Какие, интересно знать?
   – Тетя Витя, вы почему разворчались?
   – Потому что мне все это не нравится – сидеть взаперти и трястись от страха.
   – Не надо трястись, сказано же: они не сунутся в квартиру при вас. Затем и следили.
   – Очень уж ты самоуверенная, Дарья! А если им надоест выжидать? Почем ты знаешь, может, у них есть… как это называется? Ах да, контрольный срок!
   – И что вы предлагаете?
   – Петьку! Вызывай скорее Петьку! Этот что-нибудь придумает!
   – А Стасу вы скажете? – поинтересовалась Елизавета Григорьевна.
   – Стасу? Обязательно! – закричала Даша.
   – Да, теперь уже надо ему сказать, – согласилась тетя Витя.
   – Ой! – вскрикнула вдруг Елизавета Григорьевна и хлопнула себя ладонью по лбу. – Что ж это я, голова садовая, торчу тут у вас, а там, может быть, уже грабят мою квартиру.
   Они переглянулись.
   – А и вправду, – тихо произнесла тетя Витя. – Что же делать-то?
   – Никто ничего пока не грабит! Они же знают, что вы тут. Кстати, если она не вошла за вами в подъезд, то скорее всего думает, что вы дома, и знает, наверное, что мы тоже дома…
   И она решительно направилась к двери.
   – Даша! – крикнула ей вслед тетя Витя, но девочка уже открыла дверь и выглянула на площадку.
   Никого! Она подошла к двери мелешинской квартиры и прислушалась. Потом подергала дверь, но тут на площадку выбежала Елизавета Григорьевна.
   – Даша! Я тут!
   Даша засмеялась.
   – Все в порядке, тетя Лиза!
   – Ты уверена? – перешла на шепот та.
   – Уверена! Вы не бойтесь, я войду с вами!
   – Ох, спасибо, что бы я без тебя делала!
   Она открыла оба замка и осторожно сунула голову в дверь.
   – Вроде все тихо!
   В дверях квартиры Смирниных-Лаврецких стояла тетя Витя, наблюдая за происходящим.
   – Тетя Лиза, пустите меня вперед, – попросила Даша.
   – Ну уж нет, не хватало еще детей вперед пускать! – возмутилась Елизавета Григорьевна и, набравшись храбрости, вошла в квартиру. Даша за ней.
   – Тетя Лиза, – шепнула Даша, – вы принюхайтесь, чужими не пахнет?
   Елизавета Григорьевна оторопело глянула на Дашу и, раздув ноздри, втянула воздух.
   – Вроде нет…
   Через минуту выяснилось, что в квартире никого нет и не было.
   – Слава богу! Дашенька, если я сегодня Ирину не залучу к себе, ты у меня переночуешь все-таки?
   – Конечно!
   – Спасибо тебе! И, пожалуйста, держи меня в курсе дела, если свяжешься с Петей… И вообще!
   – Обязательно! – пообещала Даша. – А сейчас я пойду, ладно?
   – Да-да, разумеется!
   – А вы на всякий случай телевизор включите погромче!
   – Погромче? А если я из-за этого не услышу, как они… станут дверь отмычкой открывать?
   – Господи, что вы такое говорите? – огорчилась Даша. Все ее разумные доводы, видимо, разбились вдребезги о леденящий душу страх Елизаветы Григорьевны. Ей стало жалко милую женщину. – А вы позвоните прямо сразу вашей подруге, может, она скоро приедет. Я пока еще побуду у вас.
   На глаза Елизаветы Григорьевны навернулись слезы. Она взяла трубку и дрожащей рукой набрала номер.
   – Ируся, привет! Это я.
   – Лизаня, ты? Что у тебя с голосом? Что-то случилось? – сразу встревожилась подруга.
   – Ируся, пока ничего не случилось…
   – Что значит «пока»?
   – Да нет, я просто неудачно выразилась. Ируся, у меня к тебе просьба… Не могла бы ты дня три-четыре пожить у меня?
   – Пожить? У тебя? Зачем это?
   – Понимаешь… Вася уехал, а мне одной… как-то боязно.
   – Что это с тобой? Раньше ты вроде не боялась одна оставаться?
   – Нервы, Ируся, нервы что-то разгулялись. Ируся, пожалуйста, прошу тебя! – взмолилась Елизавета Григорьевна.
   – Но мне надо работать…
   – Ради бога, работай, сколько душе угодно, я тебе мешать не буду!
   – Ну хорошо, если ты так просишь…
   – Ируся, я буду кормить тебя такими обедами, что…
   – Обедами? – рассмеялась Ируся. – Это славно, мне надоела сухомятка. Подруга, ты знала, чем меня взять! Согласна. Даешь часа три на сборы?
   – Конечно! – возликовала Елизавета Григорьевна.
   – Ладно, так и быть, приеду. Жди. И готовь обед.
   – Ируся, ты золотко!
   – Самоварное! – засмеялась та. – Видишь, как дешево ты меня купила!
   Елизавета Григорьевна повесила трубку.
   – Вот, Дашенька, все и устроилось!
   – Я очень рада за вас. Скажите, а она… ваша подруга, не испугается, если вы ей все честно расскажете?
   – Нет, не думаю. Она вообще храбрая… Лихая, я бы даже сказала. Ей эта ситуация может даже понравиться.
   – Она немножко авантюристка, да?
   – Вот именно! Ну, сейчас я займусь обедом. Обещала ей, ничего не попишешь!
   – А я тогда пойду?
   – Да-да, мне сейчас уже не так страшно!
   – Только когда ваша подруга позвонит в дверь, вы сразу не открывайте, проверьте, она ли это, – посоветовала Даша.
   – Непременно проверю, я теперь уже всего опасаюсь! Кстати, давай-ка поглядим в «глазок», нет ли кого чужого на площадке. И я предупрежу сейчас по телефону Виталию Андреевну, пусть откроет дверь и ждет тебя!
   Даша расхохоталась.
   – Чего ты смеешься? Сама понимаешь, осторожность не повредит!

   – Ну, что там? – поинтересовалась тетя Витя, запирая за Дашей дверь.
   – Порядок! К ней приедет пожить подруга.
   – Слава богу! А то мне ужасно не нравилась твоя идея ночевать у нее. У меня бы спокойной минуты не было.
   «До чего взрослые любят хлопать крыльями, – не без досады подумала Даша. – Все-таки мы были правы, когда старались ничего им не говорить». Она пошла к себе и позвонила Петьке. Его не было дома. Даша подумала и набрала номер Крузенштерна.
   – Круз? Привет!
   – Лаврецкая, ты?
   – Я! Крузик, Петька не у тебя?
   – Нет, он к бабкам поехал. А что? Если тебе срочно, я могу дать их телефон…
   – Да я его знаю. Но туда я звонить не хочу. Ладно, поговорим завтра.
   – Даш, что-то случилось?
   – Нет. Пока ничего… Хотя… Знаешь, Круз, такая странная история…
   И Даша быстро рассказала Игорю то, что знала.
   – Да, действительно, – озадаченно проговорил Игорь. – Странно как-то все. Зачем, скажи на милость, специально привлекать внимание яркими куртками?
   – Чтобы отвлечь внимание от лица.
   – Извини, Лавря, но это чепуха!
   – Почему?
   – Зачем нужно отвлекать внимание от лица, когда проще вовсе не привлекать внимания? Надели бы что-нибудь серенькое, незаметненькое, и тетки тогда вообще бы не заметили слежки.
   – А может, это не специально, а? Просто послали первых попавшихся следить? А они надели что было, и все?
   – Кстати, это больше похоже на правду. А то глупость какая-то получается – специально привлекать внимание… Бред! А вот мысль насчет возможного ограбления – вполне нормальная. Похоже на то!
   – Фу, как противно!
   – Что противно? – не понял Игорь.
   – Противно жить в ожидании ограбления. И, главное, непонятно, что с этим делать.
   – Да, понимаю. Слушай, Даш, а ты не думаешь, что нам стоит всем собраться и…
   – И провести мозговую атаку, как выражается Петька?
   – Вот именно!
   – Можно, только завтра.
   – Отлично! После школы у меня никого не будет, можем спокойно раскинуть мозгами. Даш, а Петьке пока можно сказать?
   – Скажи, – разрешила Даша. – Пусть тоже голову поломает.

   …Сводный Дашин брат Стас вернулся домой в половине восьмого, усталый и голодный. Родителей сегодня к ужину не ждали, они были приглашены на какую-то презентацию. Когда уже попили чаю, Стас внимательно посмотрел на сестру и на тетю Витю.
   – Вы что-то хотите мне сказать, да? – встревоженно спросил он. – Плохое, да?
   – Нет, пока ничего плохого не случилось, – покачала головой Даша.
   – Что у тебя за манера тянуть кота за хвост! – вспылил Стас. – Выкладывай!
   Переглянувшись с тетей Витей, Даша изложила ему все, что знала. Он задумался.
   – Чепуха какая-то, бред! Бред сивой кобылы!
   – Бред не бред, а как нам быть?
   – Да с чем быть-то? Тете Вите померещилось…
   – И тете Лизе тоже?
   – Тоже!
   – Но ведь тетя Витя ей ничего не говорила! Она сама эту слежку обнаружила!
   – Ей тоже померещилось! Да и неудивительно, по телику все время какие-то страсти-мордасти показывают, все за всеми следят…
   – Значит, ты полагаешь, что мы с Елизаветой Григорьевной умом тронулись? – обиженно поджав губы, поинтересовалась тетя Витя.
   – Я этого не сказал!
   – Но дал понять!
   – Ничего подобного. Я просто предположил, что вам это показалось! Ну зачем, спрашивается, следить за вами и за нею? Причем следить всего один раз? Что можно за один раз узнать?
   – А с чего ты взял, что они следили только один раз? – полюбопытствовала Даша.
   – Ну, судя во вашим словам…
   – А может, и тетя Витя, и тетя Лиза раньше их не замечали?
   – А потом вдруг заметили? И после этого слежка прекратилась? Так, по-вашему? Вы еще скажите, что в последний день слежки они специально надевали что-то яркое, чтобы их заметили. Интересно зачем?
   Даша задумалась.
   – А что, если… – нерешительно начала она немного погодя. – А что, если они действительно это специально сделали, чтобы посеять тревогу…
   – Сестренка, ты сдурела! Зачем это нужно? Ну, предположим, кто-то задумал ограбить нас и Мелешиных, непонятно, правда, что у нас такого есть, но всякое бывает. Задумали. Выследили тетю Витю с Лизой, они больше всех дома торчат, это вполне объяснимо. Но за каким чертом нужно привлекать внимание? Чтобы посеять тревогу? А на фиг ее сеять, а? Встревоженные-то, наоборот, будут начеку!
   – А если задумано не ограбление?
   – А что? Что бы ни задумывалось, тревога может только навредить!
   – Кажется, Стасик прав, – вставила тетя Витя.
   – Может быть, – неуверенно откликнулась Даша.
   – Только, пожалуйста, не говорите ничего Саше и отцу, – попросил Стас.
   – Мы и не собирались, – пожала плечами Даша. – Тетя Лиза уже не одна. К ней подруга приехала пожить несколько дней. А тетя Витя постарается как можно меньше выходить из дому. И еще я завтра попрошу Петьку с Крузом придумать какую-нибудь сигнализацию из квартиры в квартиру. Так что мы время не теряли, кое-какие меры приняли.
   – Меры – это хорошо, – кивнул Стас, – меры не помешают. И все же я никак в толк не возьму, кому и зачем все это понадобилось.
   – Поживем – увидим, – философски заметила Даша.

Глава III
Версии

   – Круз, а у тебя пожрать что-нибудь найдется? – спросил Хованский.
   – Картошка есть, соленые огурцы… Картошка клас-сная, можно испечь.
   – Отлэ! Больше ничего и не потребуется! – обрадовался Петька.
   Оля с Дашей первым делом помыли картошку и сунули в духовку.
   – Ну вот, пока она испечется, можем поговорить, – сказал Игорь. – Даш, выкладывай!
   Выслушав ее, Петька почесал в затылке.
   – Чертовня какая-то, не поймешь ни фига.
   – А может, это у них глюки? На нервной почве, а? – предположил Хованский.
   – Ну, конечно, у обеих сразу на нервной почве одинаковые глюки! – фыркнула Оля. – Я вот что подумала, а что, если действительно есть что грабить?
   – Интересно, Жучка! – воскликнул Петька. – Говори, говори!
   – Так вот, нацелились на другую квартиру и отслеживают всех, кто в основном сидит дома. Хотят выяснить их расписание, чтобы избежать случайностей…
   – Мысль неплохая, – подал голос Крузенштерн, – только ведь как уберечься от случайностей в таком деле? Жильцы же не солдаты, сегодня кто-то, допустим, заболел, кого-то в гости позвали или к кому-то, наоборот, гости пришли. А подъезд-то не маленький, пусть даже на площадке всего две квартиры.
   – Правильно мыслишь, Крузейро. Хотя воры тоже глупые бывают. Вопрос в том, что именно они хотят стибрить.
   – И у кого, – добавила Даша.
   – Лавря, а ты многих в подъезде знаешь? – поинтересовался Петька.
   – Да практически никого! Только Мелешиных…
   – А жена Мелешина многих знает?
   – Понятия не имею…
   – Как бы это выяснить?
   – Могу ей позвонить!
   – Валяй!
   Даша набрала номер Мелешиных.
   – У телефона! – раздался незнакомый женский голос.
   «Ируся», – сообразила Даша.
   – Добрый день! – очень вежливо произнесла она. – А Елизавета Григорьевна дома?
   – Нету Елизаветы Григорьевны. А кто ее спрашивает?
   – Даша Лаврецкая.
   – О! Даша! Я столько о тебе слышала! Говорят, что ты жутко умный ребенок.
   – Я не ребенок, – смутилась Даша.
   – Извини! А то, что ты жутко умная, оспаривать не будешь?
   – Нет, – рассмеялась Даша. Ируся уже по телефону ей понравилась.
   – Даша, ты мне вот что скажи, есть какие-нибудь новости?
   – У меня нет. А у вас?
   – И у нас нету. Вот Лизка вернется, может, что и расскажет.
   – Извините, а как ваше имя-отчество, а то неудобно…
   – Ирина Дмитриевна.
   – Ирина Дмитриевна, скажите, вы случайно не в курсе, тетя Лиза многих в нашем подъезде знает?
   – Случайно в курсе! У меня уже была такая мысль! Так вот, она знает семью художника с пятого этажа и семью ученого с третьего. И еще она знает, что в подъезде живет какой-то генерал, но где, в какой квартире, так и не удосужилась выяснить, ей это раньше ни к чему было. Даша, а ты тоже считаешь, что грабители нацелились на какую-то третью квартиру?
   – Я не знаю, мы так подумали…
   – Вы? Ах да, мне Лиза говорила, что у вас какая-то невероятная компания! Умираю, хочу с вами познакомиться! Мне так интересно! Ты сейчас дома?
   – Нет.
   – Понятно. Но, думаю, мы еще познакомимся, да?
   – Обязательно!
   – Лизе что-нибудь передать?
   – Да я не знаю… Скажите просто, что я звонила и спрашивала…
   – Непременно. До свидания, Даша.
   – До свидания, Ирина Дмитриевна.
   Даша положила трубку.
   – Пустой номер? – поинтересовалась Оля.
   – В общем, да. На пятом этаже живет художник, на третьем – ученый, и еще неизвестно где – генерал. Вся информация.
   – Негусто, – поморщился Петька. – И вообще это чушь!
   – Что? – хором спросили все.
   – Ни один идиот не станет выслеживать всех жильцов подъезда, чтобы ограбить одну-единственную квартиру. Нет, тут дело в чем-то другом! Я в этом просто уверен!
   – И в чем же другом?
   – Если бы я знал… Нет, надо выкинуть эту идею из головы. Она никуда не годится.
   – Но ты же сперва сказал, что тебе она нравится! – вспылила Оля.
   – Сперва она мне и вправду понравилась, но стоило мне подумать как следует… И я понял…
   – Когда, интересно, ты успел как следует подумать? – спросила Оля.
   Петька смерил ее насмешливым взглядом.
   – Я всегда успеваю думать… Мне на это много времени не требуется.
   – Задавака ты, Петька! – засмеялся Хованский. – Но вообще-то я с тобой согласен. На фиг столько народу выслеживать? Так никогда до дела не дойдешь.
   – Ты имеешь в виду до ограбления, да? – уточнила Даша.
   – Конечно.
   – Ну и что из всего этого следует?
   – То, что интересует их либо ваша квартира, либо мелешинская, – ответил Петька.
   – Ну и что с этим делать?
   – Для начала установить дежурство!
   – Какое дежурство? Где?
   – У меня есть предварительный план… Давайте его обсудим, – сказал Петька, которому не понравилось, что его назвали задавакой. – Начнем завтра. Ты, Лавря, пойдешь с тетей Витей по магазинам, а мы с Крузом последим за квартирой. Тихонько, незаметненько. Авось что и узнаем.
   – А если ничего не выйдет? – спросила Оля.
   – Будем повторять…
   – То есть я буду каждый день таскаться по магазинам с тетей Витей, а вы следить? А если объект не тетя Витя, а тетя Лиза?
   – Я предлагаю, пусть пока они ходят по магазинам вместе, тетя Витя и тетя Лиза! – предложила Оля.
   – А что, это мысль! – воскликнула Даша. – Вдвоем им не так страшно будет, у тети Лизы в квартире подруга живет, а мы будем следить за нашей квартирой и за мелешинской, так толку будет больше.
   – Не уверен, – возразил Петька. – Преступники могут что-то заподозрить.
   – И пусть! Может, раздумают к нам соваться! – воскликнула Даша.
   – А вообще, все это какая-то фигня! – подал голос Крузенштерн. – По-моему, вам всем надо просто жить нормальной жизнью, и дело с концом.
   – Легко сказать! – возмутилась Даша.
   – Слушай, Лаврецкая, но ведь больше ничего не было! Ничего. Просто сначала одной показалось, что за нею следят, а потом другой. Но больше никто за ними не следил. А что такое можно выяснить за один раз?
   – Конечно, Круз, я понимаю, так думать приятнее, – ядовито заметила Оля. – Но вдруг все-таки что-то случится? Мы же себе этого не простим.
   – Ладно, мне что, трудно, что ли? Если вы так решили, я согласен, – пошел на попятный Игорь. – Только когда это все будет?
   – После школы, – твердо заявил Петька. – Пока нет особых оснований прогуливать. Так что зря раздражать учителей не будем.
   – И когда начнем?
   – Завтра! Пускай тетя Витя с Елизаветой Григорьевной идут по магазинам. Мы с Крузом последим за квартирой, а Лавря с Ольгой последят за тетками. Это будет нелишне.
   – Нет, – вмешался Хованский. – Лавре не стоит за ними следить. Ее запросто могут опознать… ну, те… «шпики».
   – Верно, Хованщина! – согласился Петька. – Лавря пускай дома сидит, а то вдруг кто-то позвонит проверить, пустая ли квартира… и вообще.
   Они еще долго обсуждали завтрашние планы. Потом Петька вызвался проводить Дашу домой. Она с радостью согласилась.

   – Как поедем? – спросил Петька.
   – До «Парка культуры», а оттуда на троллейбусе.
   – Нет, Лавря, поедем до «Фрунзенской», а оттуда пешочком. И погода сегодня хорошая, и заодно покажешь мне магазины, в которых тетя Витя отоваривается.
   – Зачем?
   – Да так, на всякий случай.
   – Ладно, поехали до «Фрунзенской».
   Даша показала Петьке несколько магазинов. Они туда заглянули, но ничего интересного, естественно, не обнаружили. Дойдя до Дашиного подъезда, Петька сказал:
   – Ну, Лавря, может, тебя до квартиры все-таки проводить?
   – Проводи! И зайди к нам, тетя Витя тебя обожает, выпьешь чайку и пойдешь. Ты как?
   – Можно.
   – Пошли!
   Тетя Витя очень обрадовалась Петьке.
   – Петечка, дорогой, как я рада! Ты уже знаешь о наших делах?
   – Конечно, Виталия Андреевна, и мы тут уже кое-что придумали…
   Тетя Витя план одобрила и тут же позвонила Елизавете Григорьевне. Та с радостью согласилась.
   – Вдвоем не страшно! Ребята отлично придумали! – воскликнула она. – И пусть из школы сразу идут к нам, я их накормлю обедом! Испеку пирог с капустой.
   – Я и сама могла бы их накормить, – сказала тетя Витя.
   – Виталия Андреевна, если нам не удастся ограничиться одним разом, то вы еще успеете постряпать на ребятишек! – успокоила ее Елизавета Григорьевна.
   – Тоже верно, – улыбнулась тетя Витя.
   На том и порешили.

   На следующий день вся честная компания завалилась к Мелешиным сразу после школы. Елизавета Григорьевна усадила ребят за стол в комнате. И тут же явилась Ирина Дмитриевна.
   – Привет, ребята!
   – Здравствуйте!
   Мальчики вежливо встали.
   – С ума сойти! Вы настоящие джентльмены! – восхитилась она. – Такими я вас и представляла! Да вы садитесь, садитесь!
   Бульон был наваристый, капустный пирог таял во рту. А уж грибы в сметане, запеченные с картошкой и сыром, были выше всяких похвал.
   – После такого обеда хочется завалиться пузом кверху и смотреть видак, – вздохнул Хованский.
   – Да, Елизавета Григорьевна, нас надо хуже кормить! – засмеялся Петька. – А то производительность труда может сильно снизиться.
   – Ничего, – заметил Игорь, – на воздухе быстро все растрясем!
   Тетя Витя с Елизаветой Григорьевной отправились по магазинам, Оля с Игорем двинулись за ними, а Хованский с Петькой болтались на улице у подъезда. Даша сидела дома. И, разумеется, не находила себе места. Зазвонил телефон. От неожиданности она вздрогнула.
   – Даша, ты?
   – Я. Кто это?
   – Это Ирина Дмитриевна! Даша, тут такое…
   – Что случилось? Вам нужна помощь?
   – Да! Но ты не бойся, на меня никто не напал, я просто в полной растерянности… И не в силах дождаться их возвращения… Ты не могла бы заглянуть ко мне? Или, хочешь, я приду к тебе?
   – Нет, я сейчас!
   Даша выскочила на площадку. Огляделась, там никого не было. Дверь мелешинской квартиры открылась.
   – Заходи! – сказала бледная Ирина Дмитриевна.
   – Что случилось?
   – Понимаешь, я сидела работала и вдруг ужасно захотела есть…
   – Да, вы же с нами не обедали, – вспомнила Даша.
   – Вот-вот, я пошла на кухню и заглянула в холодильник. Смотрю, стоят несколько баночек шпрот. А я их просто обожаю. Я взяла верхнюю баночку и еще удивилась, что она какая-то… легкая очень.
   – Легкая? – недоуменно спросила Даша.
   – Ну да. Я ее открыла и…
   – И что? – испугалась Даша.
   – Вот…
   Ирина Дмитриевна поставила перед Дашей баночку, заполненную каким-то белым порошком, завернутым в полиэтилен.
   – Ну ни фига себе… – растерянно проговорила Даша. – Наверное, это наркотики!
   – Боюсь, что да. И в таком случае многое становится понятным и… смертельно опасным.
   Даша побледнела.
   – А там их много, этих баночек?
   – Еще четыре!
   – И все легкие?
   – Ой, я не посмотрела!
   Она подскочила к холодильнику.
   – Три легкие, а одна нормальная. Даша, что же нам делать? Может, обратиться в милицию?
   – Я не знаю… Ой, Ирина Дмитриевна, я сейчас сбегаю за Петькой…
   – За Петькой? Да, сбегай!
   Даша в чем была ринулась вниз, выбежала на продуваемую всеми ветрами набережную. И тут же к ней подскочил Хованский.
   – Лавря, что такое? Ты почему без пальто?
   – Кирюха, где Петька? Скорее бегите к Мелешиным!
   И она скрылась в подъезде. Кирилл свистнул, и на свист примчался Петька.
   – Ты чего свистишь, Хованщина?
   – Да сейчас Лавря выбегала, велела мчаться к Мелешиным.
   – Бежим! А она не сказала…
   – Она ничего не сказала!
   Даша дожидалась их в дверях мелешинской квартиры.
   – Лавря, что за дела? – начал было Петька.
   – Дела как сажа бела! – ответила Даша, пропуская их в квартиру.
   – Ой, мальчики, как вы быстро! Молодцы! – воскликнула Ирина Дмитриевна. – Идемте на кухню! Смотрите, что я обнаружила!
   – Фью! – присвистнул Петька и взял в руки банку. – Сечешь, Хованщина?
   – Надо думать! Это таких бабок стоит… Где вы это взяли?
   – В холодильнике.
   Петька осторожно взял в руки банку, понюхал.
   – Да чем там может пахнуть? Через полиэтилен? – воскликнула Даша.
   – А тут даже нюхать не надо, и так все ясно, – пожал плечами Петька и поставил банку на стол. Потом снял куртку. – Фу, меня аж в пот бросило. А знаете, теперь многое становится понятным. Я бы даже сказал – все!
   – Что тебе понятно? – прошептала насмерть перепуганная Ирина Дмитриевна.
   – Ну, это проще пареной репы. Лавря, у вас есть шпроты в таких баночках?
   – Сейчас посмотрю!
   Через две минуты Даша вернулась.
   – У нас в холодильнике десять баночек. Из них четыре – легкие.
   – Суду все ясно! Кто-то перепутал наркоту в консервах. Где-то на каком-то этапе вышел сбой, и часть этих банок попала в магазин. Видимо, в тот, где знают в лицо тетю Витю и Елизавету Григорьевну.
   – Но почему именно их? – спросил Хованский.
   – А может, и еще кого-то, запросто.
   – И что же теперь? – замирая от ужаса, пролепетала Даша. – Теперь они нападут на тетю Витю?
   – Боже упаси! Зачем им еще мокруха? А вдруг тетя Витя вскрыла банку, как Ирина Дмитриевна, и, ничего не поняв, просто ее выкинула, это одно, а вот если она, наоборот, все поняла и сообщила ментам? Тогда будут вести себя тише воды ниже травы…
   – А зачем же тогда слежка? – полюбопытствовала Ирина Дмитриевна.
   – Надо же знать, где живут те, в чьи руки попал этот товар.
   – Петька, ты какую-то ерунду несешь! – рассердилась вдруг Даша. – Продавцы могут даже не подозревать, что в этих банках, тем более не все консервы с наркотиками!
   – Естественно! Но где-то ведь произошла путаница. А это не тот товар, на который можно рукой махнуть и попросту списать. Нетушки! Кто-то обязательно начнет доискиваться, да уже начал, сама знаешь! А раз так, значит, хоть одного продавца или продавщицу они в это дело посвятили. Ну, может, про наркоту им так прямо и не сказали, а наврали что-нибудь… А продавщица, допустим, вспомнила, кому продала шпроты из той коробки…
   – Из какой еще коробки? – спросила Ирина Дмитриевна.
   – Ну из картонной. Или из ящика…
   – Но почему же тогда некоторые банки нормальные? – поинтересовался Хованский.
   – Потому что в той коробке вполне могло быть, допустим, тридцать банок нормальных, а десять легких. На самом дне. И, между прочим, эти банки должны быть как-то помечены. Вы не достанете их все? – обратился он к Ирине Дмитриевне.
   Та тут же открыла холодильник. Петька взял в руки одну легкую и одну нормальную банку. Но сколько он их ни осматривал, ничего заметить ему не удалось.
   – Зачем их нужно метить, если достаточно взять в руки! – заметила Даша.
   Петька внимательно на нее посмотрел.
   – Просто, как все гениальное, Лавря! – воскликнул он. – Именно!
   – Но в таком случае человек должен об этом знать. Я вообще не понимаю, неужто продавщица не чувствовала, что банки совсем легкие? – недоумевала Ирина Дмитриевна.
   – Это как раз понятно. И тетя Витя, и Елизавета Григорьевна купили не по одной баночке. А в запарке продавщица вполне могла не обратить на это внимания.
   – И к тому же продавцы сейчас, как правило, непрофессиональные, неопытные, – добавила Ирина Дмитриевна.
   – Ой, кажется, наши пришли! – закричала Даша и бросилась к двери.
   В прихожую входила Елизавета Григорьевна, и сквозь еще не закрытую дверь Даша увидела тетю Витю, которая искала в кармане ключи.
   – Даша, ты здесь? – удивилась Елизавета Григорьевна.
   – Тетя Лиза, тут такое… Одну минутку! Тетя Витя!
   Тетя Витя обернулась.
   – Данечка, ты что там делаешь?
   Даша пальцем поманила ее.
   – Что такое? – перешла на шепот тетя Витя.
   – Виталия Андреевна, зайдите к нам, – позвала ее подоспевшая Ирина Дмитриевна.
   Даша выскочила, взяла у тети Вити сумки и молча отнесла их в квартиру Мелешиных. Тетя Витя поспешила за ней.
   – А где ребята? – спросила Даша.
   – Они сказали, что придут через полчасика. Хотят еще понаблюдать… Да в чем дело-то? Ируся, что случилось?
   – Идемте на кухню!
   Переглянувшись и пожав плечами, тетя Витя и Елизавета Григорьевна, не раздеваясь, направились на кухню.
   – Что это? – спросила Елизавета Григорьевна, указывая на открытую банку.
   – Ты же знаешь, как я люблю шпроты, вот я и открыла себе баночку… – с каким-то нервным смешком проговорила Ирина Дмитриевна.
   – Боже, что это? Неужели… наркотики? – придушенным голосом произнесла тетя Витя.
   – Господи помилуй! – перекрестилась Елизавета Григорьевна.
   – Так вот из-за чего нас выслеживали! – сообразила тетя Витя, большая любительница детективных романов.
   – Именно! – ответил Петька.
   – Но что же делать? Даша, Петя, немедленно звоните Владимиру Петровичу!
   – Кто такой Владимир Петрович? – поинтересовалась Ирина Дмитриевна.
   – Капитан с Петровки, – ответила Елизавета Григорьевна.
   – Лучше не стоит! – подал голос Хованский. – Это может быть опасно!
   – Почему? – удивилась тетя Витя.
   – Потому что преступники сразу сообразят, откуда ветер дует! И последствия могут быть самые непредсказуемые.
   – Но что же нам делать?
   – Я думаю, надо пойти ва-банк!
   – Это как? – довольно язвительно осведомился Петька.
   – Притвориться полными лохами и…
   – Кто должен притвориться?
   – Или Виталия Андреевна, или Елизавета Григорьевна.
   – Что? – разом воскликнули обе женщины.
   – Надо взять все эти легкие банки и отнести их в тот магазин, где вы их купили.
   – Ну-ка, ну-ка? – заинтересовался Петька.
   – Понимаете, вас никто ни в чем не заподозрит, особенно Виталию Андреевну.
   – А меня, значит, заподозрят? – поразилась Елизавета Григорьевна.
   – Вас – скорее!
   – Почему это?
   – Вы моложе…
   – Спасибо!
   – Да нет, дело не в том, – смутился Кирилл, – но у вас муж писатель. Поэтому вы скорее вызовете подозрения, а вот Виталия Андреевна…
   – Кирилл, ты дело говоришь! – воскликнула тетя Витя. – Да, я могу туда пойти и сказать продавщице: «Милая, я вот у вас шпротики купила, а несколько баночек легкими оказались. Я их не вскрывала, чтобы вы ничего не подумали, и хочу вернуть или обменять».
   – Вы просто мои мысли прочитали! – пришел в восторг Хованский.
   – И какой во всем этом смысл? – спросила Ирина Дмитриевна.
   – Как какой смысл? Если им все вернут, они и не чухнутся! Поверят, обрадуются до смерти! И вы сможете жить спокойно! Главное сейчас – ваша безопасность.
   – Но я же одну банку испортила, – тяжело вздохнула Ирина Дмитриевна.
   – Это неважно! – встрял Петька. – Они же могут не помнить точно, кому и сколько продали. Может, одна банка уплыла куда-то на сторону, но уж на вас они не подумают. Кирюха прав.
   – Все это хорошо, – сказала тетя Витя, – но ведь я вас знаю! И ни за какие коврижки не поверю, что вы в это не сунетесь, не затеете очередное расследование, а я не могу этого допустить! Это слишком опасно. Наркоторговцы – самый страшный народ.
   – Нет, Виталия Андреевна, мы ничего расследовать не станем, – покачал головой Петька. – Даже не собираемся. Мы же не идиоты! Да, у нас было несколько дел, связанных с наркотой, но это уже оказывалось в результате… А начинать такое… Нет!
   Даша с изумлением смотрела на старого друга. Но в глазах Петьки даже искорки не промелькнуло, по которой она могла бы решить, что он говорит так для отвода глаз. Странно.
   – Петька, ты врешь! – погрозила ему пальцем тетя Витя.
   – Нет, Виталия Андреевна, я не вру! Это слишком опасно. И один неосторожный шаг может повредить вам и Елизавете Григорьевне.
   – Виталия Андреевна, вы что, и вправду сможете пойти в магазин и вернуть эти банки? – замирающим голосом спросила Ирина Дмитриевна.
   – Пожалуй, да, смогу! А что тут особенного? Вот недавно я купила кетчуп, а он оказался несвежий, просроченный. Мне его без звука обменяли.
   – И вы полагаете, что вам поверят?
   – Почему бы и нет?
   – Потому что трудно предположить, что вы так и не открыли ни одной банки.
   – Это тебе трудно предположить, – засмеялась Елизавета Григорьевна, – не все же так обожают шпроты.
   – Это верно, – смутилась Ирина Дмитриевна.
   – И потом, мы же приобрели по нескольку баночек, то есть естественно будет предположить, что купили к какому-то торжеству. А торжество может быть и через две недели, и через месяц…
   – Виталия Андреевна, вы так хладнокровно рассуждаете! – всплеснула руками Ирина Дмитриевна. – Просто потрясающе.
   – Только уж сегодня я не пойду, устала. Завтра утречком. И ваши, Лиза, баночки, я тоже захвачу. Скажу, соседке некогда или она нездорова… Словом, уболтать я их сумею, можете не сомневаться, все-таки я преподавала словесность!
   – Я пойду с вами! – заявила Ирина Дмитриевна.
   – Это еще зачем?
   – На всякий случай! Буду делать вид, что вовсе с вами незнакома, меня там знать не могут, а все-таки свидетель…
   – Ни в коем случае! – закричал Петька. – Присутствие свидетеля может их как раз насторожить.
   – Может, ты и прав, – задумчиво проговорила Ирина Дмитриевна.
   – Тетя Витя, а какой это магазин? – спросила Даша.
   – Новая стекляшка.
   – На углу?
   – Да. Хороший, кстати, магазин. Девушки такие вежливые. И цены не безумные.
   – Но все же вас одну туда пускать нельзя! – заявила Ирина Дмитриевна.
   – Ерунда! Одной безопаснее всего! – возразила тетя Витя.
   – Боже мой! Боже мой! – сжала пальцами виски Елизавета Григорьевна. – Что за времена такие? Шпроты открыть нельзя, чтобы не столкнуться с преступлением!
   Тут в дверь позвонили. Все вздрогнули, кроме Петьки.
   – Это наши! – сообразил он и бросился открывать.
   Действительно, это вернулись Оля и Игорь.
   – Ну что?
   – Ничего, – разочарованно проговорила Оля.
   – Зато у нас тут полный отпад!
   – Что такое? – испугалась Оля.
   Их быстро ввели в курс дела.
   – Опять наркота, – с досадой в голосе заметил Игорь.
   – Но мы этим заниматься не будем, – решительно заявил Петька. – Это слишком опасно. Если бы мы не открыли одну банку, еще могла бы идти о чем-то речь, а теперь…
   – Интересно, а если бы мы не открыли банку… то как бы мы узнали, что там такое? – безмерно удивилась Ирина Дмитриевна.
   – А вы уверены, что это наркотик? – спросила Оля.
   – А что же, стиральный порошок? – хмыкнул Петька. – Наркобизнес идет на любые ухищрения. А идея насчет консервов хоть и не новая, но очень удобная.
   – А может, я пойду с тетей Витей? – вызвалась вдруг Оля.
   – Нет, я пойду одна! Чем меньше свидетелей, тем меньше подозрений. Сами подумайте, явится в магазин постоянная покупательница, добродушная старушка, и отдаст им странные баночки. А я знаю, у них с утра всегда народу мало, если прийти пораньше, часиков в девять-полдесятого. Я уж сумею им зубы заговорить, мол, у меня в семье предстоит праздник, я достала шпроты из холодильника и вдруг обнаружила, что банки какие-то легкие, вот и решила с утра пораньше сходить, обменять… – словно бы сама себя уговаривала тетя Витя.
   – Тетя Витечка, мы согласны! – сказала Даша, а про себя подумала, что непременно отправит Стаса последить издали за тетей Витей. Поглядеть, не пойдет ли кто-то за ней.
   – И еще… Я послушаю, что они мне скажут, погляжу, как поведут себя, а если рядом будет кто-то толочься…
   – Но ведь там вполне может оказаться случайный покупатель! – напомнила Елизавета Григорьевна.
   – А я выжду…
   – И вы не боитесь? – спросила Ирина Дмитриевна.
   – А чего мне бояться? Я же, как говорится, с чистой душой…
   Между тем Елизавета Григорьевна взяла в руки баночку с наркотиком и принялась разглядывать ее со всех сторон. Присутствующие с интересом за ней наблюдали.
   – Лиза! – не выдержала Ирина Дмитриевна. – Ты что там надеешься обнаружить?
   – Понимаете, если бы можно было как-то запаять эту банку…
   – Еще чего! Ты с ума сошла! Зачем?
   – Чтобы вернуть ее тоже. Тогда они успокоятся окончательно! Ребята, как вы думаете, это возможно?
   – Ну, в принципе ничего невозможного нет, – нерешительно произнес Игорь.
   – Ты сумеешь? – поразился Петька.
   – Я-то нет, но… Я знаю одного человека. Он точно сможет.
   – Но что ты ему объяснишь? Наркотики ведь не шутка. И потом, уж надо сделать так, чтобы комар носа не подточил. А то если преступники что-то заподозрят, будет куда хуже, чем если они не досчитаются одной баночки, – рассуждал Петька.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →