Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Записей о боксерских поединках между падением Римской империи и 1681 годом не существует.

Еще   [X]

 0 

Трудно быть храбрым (Вильмонт Екатерина)

Слабо помочь бандиту, который пытается спасти свою девушку? А поджарить яичницу в логове преступников? Только не Даше Лаврецкой, в жизни которой подобные истории приключаются на каждом шагу. За эго-то она нравится мальчишкам, и они готовы идти за ней в огонь и воду. Но, чтобы добиться Дашиного расположения, им нужно проявить себя настоящими мужчинами и на собственном опыте познать, как трудно быть храбрым…

Год издания: 0000

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Трудно быть храбрым» также читают:

Предпросмотр книги «Трудно быть храбрым»

Трудно быть храбрым

   Слабо помочь бандиту, который пытается спасти свою девушку? А поджарить яичницу в логове преступников? Только не Даше Лаврецкой, в жизни которой подобные истории приключаются на каждом шагу. За эго-то она нравится мальчишкам, и они готовы идти за ней в огонь и воду. Но, чтобы добиться Дашиного расположения, им нужно проявить себя настоящими мужчинами и на собственном опыте познать, как трудно быть храбрым…


Екатерина Вильмонт Трудно быть храбрым

Глава I
КОТ ВЗАЙМЫ

   – Даша, пойми, ты ведь уже большая девочка, скоро четырнадцать стукнет! А ведешь себя, как несмышленыш! Мне твоя мать с восторгом рассказала, что ты в Германии поймала какую-то воровку! С Саши что взять, она женщина легкомысленная, но ты… Я всегда считал тебя вполне разумным существом…
   – Папа, прекрати! – возмутилась Даша. – А что же, по-твоему, мне было делать? Пускай ворует, да?
   – Конечно! Это не детское дело! Для этого есть охранники, полиция, наконец, а детям там делать нечего!
   «Еще хорошо, он не знает, как Муську бандит чуть не взял в заложницы», – подумала Даша. Она сегодня пришла к отцу в гости – жила она вдвоем с мамой, – и пока жена отца накрывала стол к обеду, Александр Евгеньевич решил немного повоспитывать дочь.
   – Ты пойми, если соваться во взрослые дела, можно столкнуться с настоящими преступниками!
   – Пап, а что ты мне предлагаешь? В куклы играть?
   – Это было бы куда естественнее для девочки!
   – Может, мне еще гладью вышивать?
   – А что в этом дурного?
   – С тоски помереть можно. Я же не кисейная барышня! Папа, пойми, сейчас другое время…
   – Я ничего не желаю слушать про время! Время для таких девочек, как ты, всегда одинаковое! И не смей больше…
   – Ладно, не буду, – буркнула Даша. Ей было скучно.
   – Дашенька, Саша – идите обедать! – позвала Людмила Генриховна, жена отца.
   «Наконец-то», – с облегчением подумала Даша и встала. Вообще-то, она не любила Людмилу Генриховну, но сейчас обрадовалась ей как избавлению от нудных нотаций.
   После обеда Даша посидела для приличия полчаса, а потом решительно поднялась.
   – Спасибо, мне пора! – заявила она.
   – Дашенька, посиди еще, ты так редко у нас бываешь! – воскликнула Людмила Генриховна.
   – В самом деле, Дашка, посиди еще, нам надо кое-что обсудить, – сказал Александр Евгеньевич. – Посиди, ничего с тобой не сделается.
   «Еще как сделается, – подумала Даша, – я с тоски помру!»
   Но все-таки села.
   – Какие у тебя планы на лето? – спросил отец.
   – Мама сняла дачу.
   – Да? И кто же там будет жить?
   – Мы с бабушкой. И мама будет приезжать. И еще мама говорила, что свозит меня в Анталию на недельку.
   – Видишь ли, мы с Люсенькой собираемся в августе поплыть на теплоходе по Волге. И хотим взять тебя. Как ты на это смотришь?
   – Нет, папа, на теплоходе я умру!
   – Почему это ты умрешь? – возмутился папа.
   «От скуки», – подумала Даша, а вслух произнесла:
   – Меня на воде жутко укачивает! Все время будет тошнить, кому это надо.
   – Первый раз слышу. Ни ты, ни твоя мама мне об этом не говорили, – обеспокоился Александр Евгеньевич.
   – Папа, ну что ты хочешь, чтобы мама примчалась к тебе с сообщением, что меня укачивает на воде?
   – Но, насколько я знаю, ты еще никуда ни разу не плавала.
   – Почему? Плавала, в прошлом году, от Речного вокзала…
   – С кем?
   – Со школой! – напропалую врала Дашка.
   – И тебя укачало?
   – Не то слово! Так что, извини, папа, но на теплоходе я с тобой поехать не смогу.
   – Ну, если так…
   «Подействовало», – облегченно подумала Даша. Мысль провести две недели в замкнутом пространстве с отцом и Людмилой Генриховной приводила девочку в ужас.
   – Папочка, мне и правда пора! – взмолилась она.
   – Ну что ж, пора так пора, я провожу тебя до метро.
   – Саша, проводи Дашеньку до дома, тебе же будет спокойнее, – посоветовала Людмила Генриховна.
   – Да-да, Люсенька совершенно права, я провожу тебя до дома!
   Они вышли и побрели к метро.
   – Пап, а где твоя машина?
   – В ремонте, будет готова через неделю. Даша, а почему ты всегда норовишь как можно раньше уйти? Ты не любишь Люсеньку? Напрасно, она прекрасный человек и тебя очень любит.
   – Нет, папа, ничего такого… Просто… ты же знаешь, у меня всегда много дел по дому…
   – Да, твоя мать превратила тебя в домработницу!
   – Папа, как тебе не стыдно! Просто мама очень много работает, а я ей помогаю!
   – Лучше бы ей бабушка твоя помогала! Почему надо все взваливать на плечи ребенка! – с пафосом произнес Александр Евгеньевич.
   – Но бабушка тоже очень много работает! У нее куча учеников!
   – Она на пенсии, могла бы больше времени уделять дочери и внучке!
   – Папа, можно подумать, ты не знаешь, какие теперь пенсии, – уже с раздражением проговорила Даша. Иногда ей казалось, что отец витает в облаках.
   – Ну, хорошо, не сердись, Дашка, – примирительно проговорил Александр Евгеньевич и украдкой взглянул на часы. – Ты не можешь идти быстрее?
   – Пап, ты куда-то спешишь?
   – Да нет, – немного смущенно ответил Александр Евгеньевич.
   – О! Я знаю! Сегодня футбол! – догадалась Даша. – Знаешь, не надо меня провожать до дому, сейчас еще рано, ничего со мной не случится. Иди, пап, домой, наслаждайся своим футболом…
   – Но как же…
   – А Людмиле Генриховне скажешь, что я встретила знакомого мальчика, который и проводит меня до дому. Подумаешь, проблема!
   – Даша, врать нехорошо, – как-то неуверенно заметил Александр Евгеньевич.
   – Нехорошо, но это ложь во спасение, – утешила отца Даша. – Иди, иди, папа, футбол для мужчин – святое дело. Все, пока!
   Она чмокнула отца в щеку, помахала ему рукой и побежала к метро, а Александр Евгеньевич облегченно вздохнул и поспешил домой, к телевизору. Ему подчас было нелегко с дочкой. И чем дальше, тем больше.
   Даша с удовольствием спустилась в метро. И первый, кого она увидела, войдя в вагон, был ее закадычный друг и одноклассник Петька Квитко.
   – Петька! Привет!
   – Привет, Лавря, ты откуда?
   – У папы была.
   – Ну и как?
   – Воспитывал!
   – Ага, понятно.
   – Петь, а ты чего такой?
   – Какой?
   – Как в воду опущенный?
   – Понимаешь, Лаврецкая, я у бабок был…
   – У каких бабок? – не поняла Даша.
   – Ну, у меня есть бабушка по отцу и прабабушка.
   – Даже и прабабушка? Очень старенькая?
   – Да я бы не сказал… Она еще вполне бодрая, но…
   – Что? Крыша поехала?
   – Вроде того… Она уверяет, что у них в квартире барабашка поселился.
   – Барабашка? А в чем это выражается?
   – Ну, стуки там у них какие-то, звон цепей, скрипы, писк…
   – Писк? Так скорее всего у них мышь завелась, а не барабашка. Надо туда кошку запустить, и все дела!
   – Думаешь? А может, правда? Я как-то не подумал, – обрадовался Петька.
   – А ты что решил? В барабашку, что ли, поверил?
   – Нет, ты же знаешь, у меня научное мышление! Я просто подумал, что бабки из ума выжили. А где кошку возьмем?
   – Как где, у Муськи, ясное дело! У нее же теперь два кота: Кукс и Бомжик.
   – А она даст? Она ж на них помешана!
   – Под мою ответственность – даст.
   – Слушай, Лаврецкая, давай прямо сейчас мотанем к ней и отвезем бабкам котяру, а?
   – Можно! Только надо позвонить сначала, а то вдруг Муська на выходные за город умотала.
   Они выскочили из вагона и побежали искать автомат. Муся оказалась дома.
   – Мусечка, ты нам одного кота дня на два не одолжишь? – попросила Даша.
   – Кота? Зачем?
   – Понимаешь… – И Даша объяснила Мусе, зачем им понадобился кот.
   – Кукса точно не дам, да он и не станет мышей ловить, обленился очень, а Бомжика, пожалуй, бери. Только, Даша, под твою ответственность, ты же знаешь, у него трудная судьба…
   Кот Бомжик достался Мусе от хозяина, не без ее помощи арестованного за тяжкие преступления.
   – Мусечка, да куда он оттуда денется? Петь, они на каком этаже живут? На десятом? Куда он с десятого этажа денется?
   – С десятого он запросто может упасть в окно! – запаниковала Муся.
   – Мусь, ты что? Такая холодрыга стоит, хоть и май! Кто сейчас окна-то открывает, в квартирах ведь уже не топят! – убеждала Даша старшую подругу.
   – Это верно! – согласилась Муся. – Ладно, приезжайте!
   – Порядок, – сказала Даша, повесив трубку. – Айда к Муське!
   Муся открыла им дверь, держа на руках Бомжика. Даша видела его впервые. Когда разыгралась эта история, она была в Германии.
   – Какой красавец! С ума сойти! – Даша протянула руку, чтобы почесать кота за ушком, и он тут же громко замурлыкал.
   – Он тебя сразу признал, – не без ревности заметила Муся. – А как вы его собираетесь везти?
   – Да так, на руках! – сказал Петька.
   – Нет, так нельзя, он убежит! Я сейчас дам вам корзинку, мы в ней Кукса на дачу возим.
   Она достала с антресолей довольно объемистую корзинку с крышкой, изнутри обшитую мягкой материей.
   – Это папа специально для Кукса сделал. Ой, бедный Бомжик, опять на новое место по+едет, это для него будет травма…
   – Ой, да ничего твоему котяре не сделается! – Петька уже начал терять терпение от этих «телячьих нежностей». – Не зря же его хозяин Бомжиком прозвал! Да не бойся, Мусь, думаю, завтра к вечеру мы его тебе вернем. Главное, чтобы он мышь спугнул, она учует кошачий запах и сама уйдет.
   – Ладно, – вздохнула Муся, – берите.
   Она посадила Бомжика в корзину и закрыла крышку.
   – Даш, ты только по дороге разговаривай с ним, чтобы ему не так страшно было.
   – Ладно! – засмеялась Даша, – я ему стихи читать буду. Он у тебя стихи любит?
   – Ой, подожди, возьми с собой пакетик «Вискас». Он обожает сухой «Вискас».
   – А «Китекэт» – не любит? – осведомился Петька.
   – В рот не берет! – вздохнула Муся.

   – А тяжелый котяра! – пожаловалась Даша, неся корзину с котом к метро.
   – Давай я понесу! – предложил Петька.
   – Но я же обещала!
   – Ерунда! Какая разница ему, кто его прет? А в метро, так и быть, поставлю тебе на колени! Давай, давай! Ого, и вправду нелегкий! А Муська на нем просто помешанная!
   Наконец они добрались до большущего дома на Можайском шоссе. Один этот дом занимал целый квартал.
   – Петь, а может, надо было спросить твоих бабок? – спохватилась Даша. – Вдруг они против будут?
   – Не, не будут! Они животных любят! И потом, это же для дела!
   Петька позвонил в дверь три раза.
   – Кто там? – донесся из-за двери старческий голос.
   – Бабусь, это опять я!
   – Петенька, ты? Забыл что-нибудь, милый?
   – Ага, бабусь, забыл! Открывай скорее!
   Дверь распахнулась, на пороге стояла сухонькая старушка в красной вязаной кофте поверх теплого халата и в валенках.
   – Ой, Петенька, кто это с тобой? Подружка?
   – Ага, бабуся, это Даша Лаврецкая, мы с ней в одном классе учимся.
   Внезапно из корзины донеслось протяжное «мяу»!
   Старушка всплеснула руками.
   – Вот! Вот! Теперь котом мяучит! Это он, барабашка! А ты мне не верил!
   – Да нет, что вы, это кот! – воскликнула Даша и открыла корзину. Но оттуда никто не появился, тогда Даша сама достала Бомжика.
   – Ой, какой красивый котик! Это чей же? Твой, деточка? – обратилась старушка к Даше.
   – Нет, бабусь, это одной нашей подруги кот, мы его у нее взаймы взяли! Пусть побудет у вас до завтрашнего вечера, думаю, поймает он вашего барабашку! Очень любит мышей ловить! Бабусь, а где баба Маня?
   – К соседке пошла, в карты играть.
   – А, понятно. Ну, давай мы его в кухню запустим. Иди, иди, хороший! Усатый-полосатый! – приговаривал Петька.
   – Да вы заходите, заходите в комнату, – приглашала старушка, – я вас сейчас пирогом с вареньем попотчую и чайку поставлю. Я мигом.
   Старушка скрылась на кухне.
   – Петь, а это бабушка или прабабушка? – прошептала Даша.
   – Прабабушка. Бабка у меня еще ого-го!
   – А как ее зовут, твою прабабушку?
   – Елена Константиновна. А бабку – Мария Львовна, или баба Маня.
   – Поняла.
   – Петенька! Поди сюда, милый! – донесся из кухни голос Елены Константиновны.
   – Я сейчас!
   Петька кинулся в кухню и вскоре вернулся с большими чашками в руках.
   – А может, мы лучше на кухне чаю попьем? – спросила Даша.
   – Нет, бабки мои не признают этого! В кухне никогда не едят!
   Петька аккуратно расставил чашки на столе и опять скрылся на кухне, но через минуту вернулся с каким-то странным выражением лица.
   – Даш, а котяра-то… удрал!
   – Как удрал? Куда? – завопила Дашка.
   – На балкон вылез и на соседний подался.
   – Так бежим к соседям, нельзя его упускать! Муська нас убьет!
   Они выскочили на площадку и принялись звонить в дверь соседям. Но им никто не открыл.
   – Надо попытаться его приманить, – сказала Даша и побежала на кухню, где на маленьком диванчике сидела огорченная прабабушка.
   – Надо было окошко-то прикрыть, а то Манечка все открытым его держит. Петенька, молочка налей котику, может, он и прибежит.
   Петька распластался на животе, заглядывая под перегородку между балконами, потом вскочил и попытался заглянуть на соседний балкон, но тщетно.
   – Кис-кис, кис-кис! – звала Даша.
   – Вот что, Лавря, я сейчас туда перелезу! – заявил Петька. – А ты меня подстрахуй!
   – Как? Петька, не вздумай, а если ты сверзишься?
   – Ни фига, все отработано. Я дома сколько раз так лазил, когда ключи терял.
   Петька схватил кухонный стул, поставил его на балкон возле перегородки и вскочил на него.
   – Петька! – ахнула Даша.
   Но он уже закинул ногу на соседний балкон.
   – Петечка, держись! – прошептала Даша, замирая от ужаса. Сама она боялась высоты.
   Но вот Петька уже исчез на соседнем балконе.
   – Котик, Бомжик, иди ко мне, – услышала она Петькин голос. – Тьфу, черт бы тебя побрал!
   – Что там?
   – Он на следующий сиганул, – объяснил Петька. – Лавря, подай стул!
   Даша схватила стул и подала Петьке.
   – Петечка, осторожнее, умоляю! Может, не надо? А? Бог с ним, с котом. Он потом обратно прибежит.
   Но Петька, охваченный азартом, уже ее не слушал. Он перемахнул на следующий балкон. Дальше ходу коту уже не было. Петька схватил его и тут же подумал – а как же он полезет обратно с котом на руках. Ничего не выйдет! И тут его осенило. Хорошо бы только хозяева дома были! Он осторожно заглянул в окно и обмер.

Глава II
ПЛЕННИЦА

   Дверь на балкон была чуть приоткрыта, а за нею на полу сидела девушка. Рот ее был заклеен куском пластыря, а глаза с безумной мольбой смотрели на Петьку. Тот замер с котом на руках. Девушка глазами показывала на что-то, и Петька поглядел туда. Ни фига себе! Девушка за руки была прикована к батарее отопления. На ней был только тоненький халатик, и Петька сразу понял, что она жутко замерзла. Он спустил с рук кота и подошел к девушке. Протянул руку и попытался сорвать пластырь. Девушка застонала.
   – Тут никого в квартире нет? – шепотом спросил Петька.
   Девушка покачала головой. Тогда Петька кинулся в ванную комнату и принес смоченное горячей водой полотенце. С его помощью он наконец отодрал пластырь.
   – Спаси меня, умоляю, спаси! – прошептала девушка.
   – Милицию вызвать?
   – Нет, только не милицию! Придумай что-нибудь, как мне освободиться!
   Петька глянул на наручники, которыми она была прикована к батарее.
   – Тут ключ нужен, – сказал он. – Или инструменты.
   – Принеси мне воды! У меня горло пересохло.
   Напившись, девушка взмолилась:
   – Мальчик, ради всего святого, спаси меня, они меня убьют, да и пусть бы убили, только бы не мучили так…
   – Инструменты тут есть? – деловито спросил Петька.
   – Не знаю!
   – А когда хозяева придут?
   – Когда совсем стемнеет, раньше они не появляются!
   – Значит, часа два у нас еще есть! Вот что, я сейчас гляну, можно ли отсюда выйти.
   Петька выскочил в прихожую. Ага, обычный английский замок, это очень облегчает дело! Он открыл дверь, поставил замок на «собачку» и вернулся в комнату. Бомжик сидел возле девушки и внимательно смотрел на нее. Петька подхватил его на руки.
   – Не волнуйтесь, я сейчас вернусь с инструментами, попробую вас освободить.
   И он опрометью бросился на площадку. Эта квартира находилась в соседнем подъезде. Вскоре он уже, как безумный, звонил в дверь бабушкиной квартиры.
   – Кто там? – раздался за дверью голос Даши.
   – Лавря, открывай скорее, это я!
   Даша распахнула дверь, Петька сунул ей кота и бегом бросился в уборную, где в стенном шкафу хранились инструменты его покойного деда.
   – Петь, ты чего? – спросила Даша недоуменно.
   – Ой, Лавря, там такое… Нужна твоя помощь, пойдешь со мной!
   Петька уже стоял наготове с чемоданчиком в руках, потом вдруг сорвал с вешалки плащ и перекинул через руку.
   – Петенька, а чай пить? – выглянула в прихожую прабабушка.
   – Бабусь, через полчасика мы вернемся, тогда и попьем чайку! Давай, Лавря, в темпе!
   Даша выбежала за ним на площадку. К счастью, лифта ждать не пришлось.
   – Петь, что случилось?
   – Там… баба…
   – Какая баба?
   – Прикованная!
   – Как прикованная? – поразилась Даша.
   – Сейчас сама увидишь!
   Они вбежали в соседний подъезд, но у лифта стояли две женщины, так что больше Даша ни о чем спросить не могла. Но вот наконец они на месте.
   – Только, Лавря, веди себя тихо!
   Даша кивнула и схватила Петьку за руку. Они на цыпочках вошли в квартиру. Петька запер дверь.
   – Я тут! – тихонько крикнул он и в ответ услышал стон.
   – Петя! – прошептала Даша. – Я боюсь!
   – Прорвемся! – буркнул Петька и распахнул дверь в комнату.
   – Ой! А это кто?
   – Зачем ты ее привел? – спросила девушка.
   – Она нам пригодится! – заверил ее Петька.
   А Даше при виде девушки, прикованной к батарее, с содранной на лице кожей, с синяками на руках и ногах, стало дурно. Петька тем временем внимательно осматривал замки на наручниках.
   – Сейчас, сейчас, что-нибудь придумаем, – бормотал он, перебирая инструменты.
   – Давай, парень, давай, а то сил моих больше нет! Если они сюда явятся, нам конец, и мне, и тебе с твоей подружкой тоже!
   – Да все мы успеем, не волнуйтесь. Вот, сейчас попробуем!
   И Петька взялся за дело. Минут через пять он уже снимал наручники с девушки. Кожа под ними была содрана и кровоточила.
   Петька помог девушке подняться. Вид у нее был еще тот. Первым делом она метнулась в туалет. А Петька стал аккуратно складывать инструменты.
   – Лавря, ты чего притихла, а? Сомлела, что ли?
   – Есть немножко, – призналась Даша.
   – Надо же, ты совсем белая! Ничего, сейчас мы уйдем!
   Девушка вернулась и вопросительно взглянула на Петьку.
   – Знаете, нам надо уходить отсюда, – сказал он, почувствовав себя настоящим мужчиной, от которого зависит судьба и даже, может быть, жизнь двух женщин.
   – Но куда? Мне совсем некуда идти, – проговорила девушка.
   – Для начала пойдем в соседний подъезд, к моей бабушке, а там посмотрим. Вот, накиньте, – он взял у растерявшейся Даши плащ и набросил его на плечи девушки.
   Та укуталась в него.
   – Я готова, – сказала она. Но тут же спохватилась и побежала к серванту, вытащила оттуда фарфоровую чайницу и вытряхнула из нее… пачку долларов. – Вот, пригодится!
   – Это ваши? – спросил Петька.
   – Есть тут и мои! Но все равно…
   – Нет, лучше оставьте! Они еще больше озвереют, когда увидят, что вы деньги взяли! – сурово приказал Петька, и, как ни странно, девушка послушалась. Она положила деньги в чайницу и поставила ее на место. – Все, идем!
   Они вышли на площадку, Петька захлопнул дверь. Внизу девушка вдруг начала дрожать.
   – Я боюсь! – прошептала она. – Выгляни, посмотри, нет ли там кого из них?
   – Но я же их не знаю. И потом, вы сами сказали, они приходят уже затемно.
   – Мало ли что, а вдруг…
   – Хорошо, а какая у них машина?
   – Не знаю!
   – Чем дольше мы тут будем стоять, тем больше у нас шансов на них наткнуться! – рассердился Петька и схватил ее за руку. – Пошли! Лавря, помоги!
   Даша схватила девушку за другую руку, и они буквально выволокли ее из подъезда. Благополучно миновав расстояние до следующего подъезда, они впихнули девушку в дверь.
   – Все, кажется, нас никто не видел! – успокоил ее Петька.
   Им открыла Елена Константиновна.
   – Ой, кто это, Петенька?
   И тут на сцену выступила Даша.
   – Елена Константиновна, это сестра нашего одноклассника, Димки Шишкина, ее тут ограбили, избили…
   – Ой, деточка, и в самом деле… Заходи, заходи, бедняжечка.
   От этих ласковых слов, от ощущения относительной безопасности девушка разрыдалась. Она опустилась на пол, уткнулась лицом в висящие на вешалке пальто и отчаянно рыдала. Петька попытался ее поднять, но прабабушка его остановила.
   – Ничего, Петенька, пусть она выплачется, ей легче будет!
   Когда девушка успокоилась, Елена Константиновна увела ее в ванную. Оттуда доносился ее ласковый голос и плеск воды.
   – Петь, а что дальше с ней будет? – шепотом спросила Даша.
   – А я знаю? Надо ее куда-то спрятать.
   – Легко сказать, а куда?
   – Для начала пусть тут покантуется, у бабок. А потом придумаем что-нибудь.
   – Но кто ее так? – дрожащим голосом спросила Даша.
   – Не знаю ничего, только милицию она вызывать не хочет!
   – А ты не боишься ее тут с бабками оставлять? Вдруг она тоже преступница?
   – Все может быть, но только ей все равно сейчас деваться некуда и ничего она бабкам не сделает.
   – А бабки твои не разболтают во дворе? – предположила Даша.
   – Запросто, – нахмурился Петька. – У них полон двор подружек. Но ничего, я попробую им кое-что объяснить. Знаешь, Лавря, надо нам завтра утром всем собраться и обсудить это дело.
   – Думаешь?
   – Ага!
   Но вот дверь ванной открылась, и оттуда вышли распаренная, вся красная, девушка и Елена Константиновна. Раны на лице девушки были смазаны зеленкой, и от этого оно походило на какую-то странную маску.
   – Петька, быстро ставь чайник, а то он уже остыл! – распорядилась Елена Константиновна и засеменила к холодильнику. – Сейчас мы тебя, рыбонька, покормим, а потом и спать уложим, а то куда ж тебе с таким-то лицом! Ничего, ничего, до свадьбы все у тебя заживет!
   – Извините, – сказал Петька, – а как вас зовут? А то неудобно как-то…
   – Марина, – проговорила девушка и смущенно улыбнулась.
   – А я Петр!
   – А я Даша!
   – Очень, очень приятно! Если бы не ты, Петр…
   Петька радостно зарделся. Он действительно был горд собою – не каждый день удается спасать взрослых девушек. Все было, как в детективе! И на сей раз главную роль сыграл он, Петька Квитко, ученик восьмого класса УБФ!
   Когда Марина была напоена и накормлена, Елена Константиновна сказала:
   – Миленькие мои, не сердитесь, но я пойду телевизор включу, сегодня кино интересное…
   – Давай, бабуся, а мы на кухню пойдем, поговорим! – обрадовался Петька.
   Марина и Даша молча вышли на кухню.
   – Вот что, Марина, если вы хотите, чтобы мы вам помогли, расскажите нам все, что знаете, – потребовал Петька. – Должны же мы понять, с чем имеем дело!
   – Да, конечно. Еще бы! Только вот не знаю, с чего начать… Я в Москву из Благовещенска приехала, слыхали про такой город?
   – Да, это, кажется, где-то на Амуре? – вспомнила Даша уроки географии.
   – Именно. Приехала я поступать в театральное училище! Ну и провалилась! А со мной подружка приехала, на журфак поступать, и вот она-то поступила, а я… Денег на обратную дорогу нет, жить негде, словом, очень банальная история, но мне еще повезло, у подружки моей в Москве тетка живет, и вот эта тетка устроила меня в домработницы в одну хорошую семью. А я по дому все могу – и готовить, и шить, и за детьми ходить – нас у мамы трое было, и я старшая. Хозяева мои были, как их теперь называют, «новые русские», но нормальные люди, и муж, и жена с утра до ночи работали, а я с их ребятенком да собачкой оставалась. Комнатку мне маленькую дали, живи – не хочу. А воскресенье – выходной. И начала я по театрам бегать, думаю, на следующий год опять поступать буду. И вдруг замечаю, хозяева мои что-то нервничать начали, и дней через десять хозяйка вдруг с мальчишечкой за границу срочно уехала. А хозяин мне и говорит: оставайся, мол, Марина, у нас, живи, за квартирой смотри, а я попал в очень трудное положение, и мне слинять надо. Не волнуйся, я тебе денег оставлю, а через месяц-другой дам о себе знать. Только уж ты, будь добра, не води в квартиру кого ни попадя. А если кто про меня и про жену спросит, говори – отдыхать уехали, а куда, не сказали. Поняла? А что ж тут не понять? В наше-то время. Ну, уехали они, живу я, как царица, денег он мне достаточно оставил, и даже воображать стала, что я – известная артистка и это моя такая роскошная квартира, тем более, я когда к ним пришла, хозяйка мне сразу кучу платьев своих отдала. Такой я счастливой себя чувствовала, дура набитая, на чужом несчастье кайф ловила… И вот доигралась… Один раз вернулась вечером домой, а там меня уже ждут… Запихнули в машину и сюда. Где хозяин с хозяйкой? А я ведь и вправду не знаю… Но они не поверили… Говорят, вспомнишь, как миленькая… И приковали меня…
   – Сколько же вы там пробыли? – спросила Даша.
   – Три дня… Они надо мной издевались, били, – всхлипнула Марина, – обещали, что заморят меня там… Ой, если бы не ты… – она с благодарностью глянула на Петьку.
   – Но почему же вы милицию вызвать не хотите? – спросил он.
   – Ну, во-первых, я сама в Москве без прописки, без ничего… а потом, не знаю я, какие у моего хозяина дела, вдруг да подведу я его, а он человек очень добрый! Да и вообще… ну ее, милицию… там, говорят, тоже бандиты хорошие…
   – Нет, мы знаем двух милиционеров, очень порядочные люди, один капитан, а другой майор! – восторженно проговорил Петька.
   – Нет, ребяточки, не надо.
   – Ладно, как хотите.
   – Слушай, Петя, не называй меня на «вы»… Мне только восемнадцать на той неделе стукнет. Вот уж, думала, не доживу! А ты пришел… и…
   – Да ладно тебе, заладила… – с довольным видом проворчал Петька. – Только что мы теперь делать-то будем? На квартиру к хозяевам тебе возвращаться нельзя.
   – Ни в коем случае! – поддержала друга Даша.
   – Это точно! И вообще… Лучше бы всего мне домой уехать, в Благовещенск. Только денег нет…
   – Все потратила, что ли? – спросил Петька.
   – Нет, они отобрали, я ж не зря хотела те деньги взять, там и мои были…
   – Ничего! Денег мы наберем! Не сразу, конечно, но… наскребем, только, я думаю, теперь тебе туда тоже нельзя соваться… У тебя документы какие-нибудь есть?
   – Есть! Паспорт есть, аттестат зрелости…
   – И где они?
   – У них, все отобрали…
   – Так, интересное кино. Ты вот что, Марина, поживешь денек-другой тут у моих бабок!
   – У бабок? – удивилась Марина.
   – Ага, это моя прабабка, а есть еще баба Маня, ее дочь, она сейчас у соседей в карты играет. Вот надо только что-то придумать, какую-нибудь…
   – Легенду, – подсказала Даша.
   – Вот именно, легенду, – обрадовался Петька. – Очень скучную легенду надо сочинить, чтобы бабкам моим неинтересно было ее соседкам рассказывать.
   – Правильно, – одобрила Даша. – Только мы уже сказали, что она сестра нашего одноклассника, которую избили и ограбили. Это для старушек уже очень интересно. Еще бы! Есть о чем поговорить! И про нынешнюю молодежь, и про цены, и про все…
   – Да-а-а, – задумчиво протянул Петька, почесывая подбородок. – Это мы маху дали! Ну, ничего, с бабками я справлюсь! – и он отправился в комнату, где Елена Константиновна смотрела телевизор.
   – Бабусь, можно с тобой поговорить? Очень надо!
   – Что, Петенька, что, милый?
   – Бабусь, очень прошу, и бабе Мане скажи, чтоб ни словом, ни звуком никому про Марину не обмолвились. Так надо, понимаешь?
   – Понимаю, отчего ж не понять. А сколько она у нас пробудет?
   – Не знаю, но, думаю, не больше двух дней.
   – Ну уж два дня мы потерпим, подержим язык за зубами, – засмеялась прабабушка. – Но только, Петенька, она точно не уголовница?
   – Что ты, бабусь, стал бы я к вам в дом уголовницу приводить, я что, камнем битый? Она нормальная девчонка, просто ей надо где-нибудь отсидеться, чтобы в таком виде домой не возвращаться.
   – А родные-то ее разве не будут волноваться?
   – Да она им уже позвонила, наврала чего-то, а как подживет у нее лицо, она и вернется.
   – Все поняла, Петенька, только дай ты мне, Бога ради, кино досмотреть!
   – Все, бабусь, смотри свое кино.
   Петька вернулся на кухню.
   – Порядок, Марина, ты просто не хочешь избитая домой возвращаться, чтобы родичей не пугать.
   – Да, – заметила Даша, – дешево и сердито. – И вдруг схватилась за голову: – Ой, я же папе не позвонила! Он там, наверное, с ума сходит!
   – Звони скорей!
   Даша позвонила отцу. Александр Евгеньевич поднял трубку сразу.
   – Даша? Ну слава Богу, нашлась! Где тебя носит? Разве так можно? Я уже в панике, куда ты запропастилась?
   – Да пап, я в метро Петьку Квитко встретила, и мы с ним к его бабушке поехали.
   – Зачем?
   – Кота отвезти! Ему одному неудобно было с котом, а я помогла.
   – Даша, не ври мне! Ты уже дома?
   – Нет, я еще у Петькиной бабушки, вернее, прабабушки.
   – А прадедушка там имеется?
   – Нет! Папа, прекрати ругаться, я виновата, что сразу не позвонила, признаю! Но только не кричи на меня!
   – Да как же не кричать, если ты совсем не желаешь считаться с отцом! Конечно, это воспитание твоей матери!
   – Папа, если бы я с тобой не считалась, я бы не отпустила тебя смотреть твой обожаемый футбол и тем более не придумала бы враку для твоей Людмилы Генриховны! – вышла из себя Даша. Она терпеть не могла, когда на нее кричали.
   – Ну, ладно, – сразу утихомирился Александр Евгеньевич. – Но в другой раз не забывай звонить.
   – Обещаю! Все, пока, папа! – и она повесила трубку.
   – Досталось? – с сочувствием спросил Петька.
   – Да, немножко, – махнула рукой Даша. -
   Петь, а вообще-то нам пора ехать.
   – Да, сейчас поедем. Ты, Марина, оставайся, со старушками язык не распускай, держись нашей версии.
   – Поняла, и спасибо вам, вы мне жизнь спасли! Я никогда этого не забуду!

Глава III
КАК БЫТЬ С МАРИНОЙ?

   – Да, похоже на то. Я уже решила, что не буду больше ни в каких делах участвовать, и папа ругается, и вообще, вспомню, как нас с Денисом похитили, так мне дурно делается, а тут, здрасьте-пожалуйста, опять…
   – Но не могли же мы ее там бросить…
   – Ясное дело!
   – Это еще счастье, наручники у нее самые примитивные были, а то пришлось бы повозиться… И вообще, что это за моду такую взяли – наручниками к батарее, а?
   – Да уж, кошмар какой-то!
   – Даш, сейчас, как приедем, первым делом обзвони всех, и давай завтра встретимся, надо хорошенько все обсудить.
   – Только где будем встречаться, завтра воскресенье, у меня мама дома, у Стаса отец скорее всего тоже дома.
   – Так мои же на даче! Давай у меня соберемся! – радостно предложил Петька. У него компания еще ни разу не собиралась.
   – Отлично!
   – Надо как можно скорее куда-нибудь ее пристроить, эту Марину. Как бы мои бабки не проболтались, а тогда, сама понимаешь…
   – Да… У меня вообще-то есть одна мысль…
   – Какая?
   – Нет, пока не скажу, вдруг ничего не выйдет!
   – Это от тебя зависит?
   – Нет, не от меня! Петь, не допытывайся, все равно не скажу!
   – Ну и не надо! – надулся Петька.
   Он проводил Дашу до подъезда и сказал на прощание:
   – Как всех обзвонишь, обязательно позвони мне. Я буду ждать! И чем раньше мы завтра встретимся, тем лучше.
   Мамы дома не было. И к лучшему, решила Даша. Первым делом она набрала номер Стаса, но его не было дома. Тогда она позвонила своей троюродной сестре Виктоше.
   – Тошка, привет! Дело есть!
   – Уголовное? – с места в карьер спросила Виктоша.
   – Именно! Еще какое уголовное!
   – Дарька, ты шутишь, что ли?
   – Какие шутки! В такую историю вляпались! Утром подваливайте с Муськой к Петьке, его шнурки на даче! Надо все обсудить!
   – Ты в опасности? – встревожилась Виктоша.
   – Пока нет, но все возможно.
   – Дарька, прекрати меня интриговать! Сию минуту скажи, что случилось!
   – Понимаешь, Тошка, ты только пока ничего не говори Муське, потому что, если бы не ее Бомжик…
   – При чем тут Бомжик?
   – При том, что мы его взаймы взяли.
   – Кто мы? Кто мы? – кипятилась Виктоша.
   – Мы с Петькой взяли взаймы Бомжика и отвезли к Петькиным бабкам на Можайку, а он сразу дал деру на балкон…
   И Даша рассказала Виктоше всю историю.
   – Кошмар! Просто жуть! А сколько ей лет?
   – Еще восемнадцати нет!
   – Вот бедолага, досталось ей! Но, послушай, как я могу позвать Муську к Петьке и не рассказать про Бомжика? Сама посуди!
   – Ты ей сегодня ничего не рассказывай! Скажи, Дарька зовет на совет, а подробностей ты не знаешь! Я все поняла, Тошка: Петькины бабки решили, что у них барабашка завелся, а это несчастная Марина своими цепями гремела да сквозь пластырь завывала! Там стенки тонкие…
   – Но ведь это не соседняя квартира.
   – Ну и что? В соседней никто не живет сейчас. По вечерам там у них довольно тихо… а у старух слух очень хороший!
   – Да не очень хороший, просто, можно сказать, потрясающий! – хмыкнула Виктоша.
   Тут в двери повернулся ключ, это пришла Дашина мама, Александра Павловна.
   – Все, Тошка, мама пришла, до завтра! Ага, в десять! Пока!
   – Куда это ты в десять намылилась? – спросила мама, снимая плащ. – Нет, чтобы в воскресенье с матерью побыть.
   – Так ты в десять еще спать будешь, – нашлась Даша. – А ты где всю субботу провела?
   – Да на работе, будь она неладна!
   – Ужинать будешь?
   – Конечно! Ох, устала, да еще холодрыга на улице. И воды горячей нет, просто вся жизнь насмарку!
   – Ничего, сейчас поешь, чайку горячего выпьешь и будешь как новая! – утешила Даша маму.
   Утолив первый голод, Александра Павловна спросила:
   – Была у отца?
   – Была.
   – Что-то большого восторга в голосе не слышно.
   – Да нет, все нормально.
   – Воспитывал?
   – Ага!
   – И нас с бабушкой ругал?
   – Ну не то, чтобы…
   – Понятно.
   – Предлагал поплыть с ними на пароходе по Волге.
   – А ты что? – спросила мама.
   – А я сказала, что меня на воде укачивает.
   – Он поверил?
   – Да, я очень красочно все описала…
   – Хитрая ты, Дашка, но умная. Даш, а по телеку есть что-нибудь интересненькое?
   – Тебе телевидение еще не обрыдло? – поинтересовалась Даша, засовывая тарелки в посудомоечную машину.
   – Не настолько, чтобы не смотреть хороший фильм.
   – Про фильм не знаю, а около одиннадцати будет «Что? Где? Когда?». Ты же любишь!
   – Обожаю! Особенно, когда Друзя показывают. До чего интересный мужчина! И знает, по-моему, все на свете! Ладно, Данчик, я пойду халат надену. Спасибо за ужин, умница моя!
   Мама чмокнула Дашу в щеку и вышла из кухни. Даша тут же схватила телефонную трубку. Стас был дома.
   – Привет, братишка, дело есть, срочное! – тихо сказала Даша.
   – Понял. Но у нас гости. А твоя мама дома?
   – Да, только недавно с работы пришла.
   – Тогда выйди на площадку.
   Даша, тихонько открыв дверь, вышла на лестничную площадку, и тут же появился Стас.
   – Что стряслось? – встревоженно спросил он.
   Даша быстро поведала ему обо всех сегодняшних событиях.
   – Это серьезно, – сказал Стас.
   – Надо думать!
   – Хорошо, завтра без четверти десять встречаемся тут. Спокойной ночи!
   – Ага, спокойной, как же! – усмехнулась Даша.

   Утром в десять все пятеро собрались в квартире у Петьки. Когда они сели за большой круглый стол, Петька начал:
   – Вы все уже в курсе? – спросил он.
   – Я – нет! – сказала Муся. – Мне Вика просто сообщила, что надо собраться!
   – Тогда слушай. Даш, расскажи ты, подробно, – потребовал Петька.
   – Я, кстати, тоже подробностей не знаю, – признался Стас.
   Даша начала рассказ. Когда она дошла до бегства Бомжика, Муся воскликнула, схватившись за сердце:
   – Ой, он погиб?
   – Ничего он не погиб! Живехонек-здоровехонек, – проворчал Петька, – это я чуть не погиб, когда за ним лез! Не волнуйся, мы тебе его сегодня вернем. И вообще, там человек погибает, а она…
   Когда Даша завершила рассказ, Муся сразу сказала:
   – Все совершенно ясно! Ее надо отправить к моей бабушке в Костромскую область. Там, в деревне, ее никто искать не будет. Бабушка моя знахарка, она ее быстро вылечит.
   – Мусь, я тоже сразу про твою бабушку подумала! – закричала Даша. – Это гениальный выход!
   – Вопрос только в том, как я вдруг ни с того, ни с сего уеду. У нас же еще экзамены. Раньше чем через четыре дня ничего не выйдет.
   – А если просто дать ей денег и пусть сама добирается? – предложил Стас. – Скинемся, кто сколько сможет, и все дела.
   – Одна она просто не найдет дорогу, – засомневалась Муся, – там надо добираться на перекладных… И потом, бабушка все равно меня ждет, я обещала к ней сразу после экзаменов приехать.
   – А про меня забыла? – воскликнула Виктоша. – Ты же меня обещала с собой взять!
   – Нет, Вика, как я могла забыть! Вот я и думаю, если мы втроем приедем в деревню, ваша Марина куда меньше внимания привлечет.
   – Вообще-то верно! – согласился Стас. – Значит, надо твоим бабулькам, Петро, подержать ее у себя еще несколько дней.
   – Это плохо, это, можно сказать, совсем хреново! – проговорил Петька.
   – Почему? – удивилась Виктоша.
   – По кочану! Сама, что ль, не соображаешь? Они в соседнем подъезде. Небось уже шухер подняли. А у меня нет уверенности, что бабки под большим секретом не шепнут кому-нибудь из соседок…
   – Значит, надо ее перепрятать, – заявила Даша.
   – Легко сказать! А куда мы ее перепрячем?
   – Может, к моей бабушке, а? – нерешительно предложила Даша.
   – Три ха-ха! У твоей бабушки ученики, у нее, можно сказать, проходной двор! – закричал Петька. – И потом, мало, что ли, с нее ослиной истории? Она еще от нее не очухалась, твоя бабушка, а тут… такое… И вообще, чем меньше народу знает, тем лучше.
   – Тоже верно, – почесал за ухом Стас.
   – Значит, остается нам держать эту Марину пока у моих бабок, но вот беда… Сегодня вечером вернутся с дачи родители, позвонят бабкам, а те проболтаются, как пить дать, проболтаются, своим же, не чужим, тогда начнутся расспросы, вопли-сопли, милиция… словом, сами понимаете.
   – Тогда, может, нам стоит отвезти ее на вашу дачу! – воскликнула Даша. – Твои шнурки в город, а мы из города!
   – Ха! Ты видала нашу дачу?
   – Нет, а что?
   – Голый участок, спрятаться негде, все на виду, и соседи со всех сторон! Нет, это не выход!
   – Мусь, а у вас на даче нельзя? – спросила Даша.
   – Это вообще не наша дача, а маминой тетки дом, она там зиму и лето живет…
   – Да, ситуевина… – вздохнул Петька. – Ну, напрягите извилины!
   – Я знаю, что делать! – решительно сказала Даша. – Пусть она до завтра побудет у твоих бабулек, Петюня, а завтра мама на три дня летит в Стокгольм, и Марина поживет у меня!
   – Ура, Лаврецкая! Это выход! – завопил Петька. – Как раз к возвращению твой мамы мы ее увезем, вернее, не мы, а Муся с Викой! Надо будет только продумать, как бы нам ее понезаметнее эвакуировать! А то у нее лицо сейчас такое… Придется, наверное, такси взять! И вообще, нам нужны деньги на все это мероприятие.
   – У нас же есть «общак»! – вспомнила Виктоша про сто долларов, полученных от хозяина Бомжика. – Целый стольник!
   – Да, стольник – это хорошо, но не слишком много, – заметил Стас. – Давайте-ка скинемся, кто сколько может, – и он вынул из кошелька двадцать тысяч.
   Однако всего им удалось собрать семьдесят пять тысяч.
   – Не густо! – разочарованно сказал Петька.
   – А знаете, я придумала, где нам денег раздобыть! – закричала Даша. – Я вот недавно книжку прочитала – «Опасное соседство», так там ребята из сыскного бюро «Квартет» торговлей занялись, чтобы денег насобирать!
   – А сколько у них на это времени ушло? – воскликнул Петька. Видимо, он тоже читал «Опасное соседство».
   – Это да, – понуро согласилась Даша. – А вообще-то для начала сто долларов и семьдесят пять штук не так уж мало, на такси, во всяком случае, хватит! А там посмотрим!
   – Кстати, и на один билет до Николо-Шири хватит, а нам с Викой проезд родители оплачивают, – сообразила Муся. – Так что это не проблема. Еще останется.
   – Даш, а во сколько твоя мама улетает? – спросил Стас.
   – Точно не знаю, она с работы прямо в аэропорт поедет, так что, как она уйдет на работу, можно будет за Мариной ехать.
   – Тогда так, я вечером, перед приездом родителей, сломаю телефон, – сказал Петька.
   – Зачем? – не поняла Муся.
   – Козе понятно – чтобы с бабками не созвонились!
   – Но ты же технический гений, тебе телефон починить – раз плюнуть! – со смехом заметила Виктоша.
   – Это будет трудный случай. Я его, понятное дело, починю, но тогда уже поздно будет бабкам звонить.
   – А если они утром позвонят? – поинтересовалась Даша.
   – Утром? Нет, утром они звонить бабкам не будут, утром они спешат, а старушки поговорить любят. Так что все путем!
   – А как же с Бомжиком будет? – нерешительно спросила Муся. – Он не убежит?
   – Нет, я там, на балконе, все загородил, никуда твой Бомжик не денется. До утра потерпишь? Мы его на такси привезем.
   – Ладно, потерплю, – неохотно согласилась Муся. Она очень боялась за Бомжика.
   – Да, кстати, девчонки, надо для Марины каких-нибудь тряпок набрать! – вспомнил Петька.
   – Каких тряпок? – не понял Стас.
   – Ну, шмоток, платье там какое-нибудь, кофту, а то на улице холод собачий, а она в одном тоненьком халатике, да и тот драный.
   – А какого она роста? – спросила Виктоша.
   – Высокая, повыше тебя, – сообщила Даша.
   – Ладно, что-нибудь придумаем.
   – Я тоже у мамы поищу, – сказала Даша. – С миру по нитке – Марине рубашка!
   – А к отъезду в деревню надо ей какие-нибудь брюки найти, а то как она в лесу будет? – задумчиво проговорила Муся.
   – Нам главное завтра ее одеть, а до вашего отъезда мы еще триста раз успеем все для нее надыбать, – успокоил друзей Петька.
   В этот момент раздался телефонный звонок. Петька схватил трубку.
   – Бабусь, привет! Как дела? Что? Что ты говоришь? Сильно? Ой, даже не знаю. Ладно, баб, ты пока ничего не предпринимай, никому не говори, а я сейчас выезжаю! Жди! Может, надо что-нибудь купить? В аптеке, например? Нет? Ладно, все, бабусь, пока!
   – Что там случилось? – закричала Даша.
   – Она заболела! Бабка говорит, у нее горячка. Температура под сорок. Она кричит, бредит! Бабки напуганы до смерти. Баба Маня хотела «скорую» вызвать, но прабабка не дала, сказала, хочет с Петенькой посоветоваться. А что Петенька в этом понимает!
   Виктоша с надеждой глянула на Муську:
   – Мусечка, может, ты попробуешь, а?
   – Что? – испуганно спросила Муся.
   – Попробуешь ее вылечить? Или хотя бы температуру сбить? – стояла на своем Виктоша.
   – Но я же не умею… – растерялась Муся, – я никогда не пробовала…
   – Надо же когда-то начинать! С твоими талантами…
   – Вика!
   – Что Вика? Что Вика? Помнишь, как ты первый раз гипноз попробовала? Бандиты в квартиру залезли, а ты им как заорешь: «Спать! Спать!» Они и заснули. А до тех пор тоже никогда этим не занималась! Муська, ты что? Ты же все можешь! Не выпендривайся!
   – Нет, я не выпендриваюсь… Ладно, попробую, но на всякий случай надо взять с собой какой-нибудь аспирин или эффералган.
   – Отлично, – обрадовалась Виктоша, – в метро купим.
   – Вы что, все туда собрались? – растерялся Петька.
   – Конечно! – заявил Стас. – Мало ли что понадобиться может.
   – Но только в квартиру к бабкам я вас всех не поведу, а то они с перепугу дуба дадут. Вы во дворе подождете, а мы с Мусей вдвоем поднимемся.
   – Правильно! – поддержала друга Даша. – Нам всем там делать нечего. И Муся заодно своего Бомжа заберет.
   – А я, если решим увозить Марину, за такси сбегаю! – вызвался Стас.
   – Ладно, уговорили, речистые. Едем! – решил Петька.

Глава IV
БАБА МАНЯ

   – Привет, крошки! Вы чего тут сидите?
   – А тебе какое дело? – громко ответила Даша. – Иди себе!
   – А может, я хочу с вами познакомиться?
   – Еще чего? Видали мы таких!
   – Не груби, крошка! Ну-ка, подвинься! – и Стас, с трудом сдерживая хохот, уселся рядом с ними.
   – Ты чего? – прошептала Даша.
   – У меня идея! – тоже шепотом сказал Стас.
   – Какая идея? – едва слышно спросила Виктоша.
   – Даш, ты знаешь номер квартиры, где держали Марину?
   – Нет, номер я не помню. А тебе зачем?
   – Просто хочу посмотреть, как там и чего. Показать сможешь?
   – Показать – да.
   – Тогда пошли.
   – Стас, не надо! Я боюсь. Зачем совать нос, куда не нужно? Нам, главное, Марину спасти, а…
   – А эти подонки пускай на свободе разгуливают и других девчонок мучают, так, да? – рассердился Стас. – Я понимаю, ты – пуганая корова, на воду дуешь…
   – Я корова? Я корова? – взвилась Даша.
   А Виктоша согнулась пополам от хохота.
   – Ну, Стасик, ты даешь! Пуганая корова куста боится, а не на воду дует!
   – Какая разница? – засмеялся Стас. – Важно, что ты меня поняла.
   – Зато я тебя не поняла! – запальчиво воскликнула Даша.
   – Ну, извини, сестренка, я не хотел тебя обижать! Так покажешь все-таки мне эту квартиру?
   – Ладно, так и быть. Тошка, мы сейчас!
   Они вошли в соседний подъезд, поднялись на десятый этаж и уткнулись в запертую дверь тамбура.
   – Квартира направо, в торце! – сказала Даша.
   – Ага, значит, триста восемьдесят третья! – сообразил Стас. – А как же вы туда попали, если тамбур заперт?
   – Стасик, ты чем слушал? Петька же туда через балкон влез…
   – Ах да, я забыл.
   – Ну все? Посмотрел? Идем, – торопила его Даша, которой было не по себе.
   – Да, пошли.
   Внизу на скамейке их уже ждала вся компания. Муся держала в руках корзину с котом.
   – Ну что? – спросила Даша. – Как там дела?
   – Ее, как мы и думали, сегодня нельзя трогать, – сказала Муся. – Температура у нее немножко упала…
   – Ой, вы бы видели, как Муська у нее температуру сбивала! – восторженно проговорил Петька.
   – Ерунда, я просто дала ей аспирин, – возразила Муся.
   – Но ты же делала какие-то пасы!
   – Я только пыталась, но у меня ничего не получилось…
   – Ничего! Поживешь лето у бабки, всему научишься! – утешила ее Виктоша. – Ну а вы там чего разведали? – обратилась она к Даше и Стасу.
   – Ничего! Только номер квартиры выяснили.
   – Это хорошо, я тогда сгоряча забыл! – признался Петька. – Ну что, можем ехать домой, сегодня нам тут делать нечего. Бабок я вразумил, как мог, чтобы держали язык за зубами. Есть шанс, что до завтра продержат! Может, подадимся в Парк культуры или в Сокольники? – предложил он.
   – Интересно, на какие шиши? Нам же деньги сейчас нельзя тратить, – напомнила ему Даша.
   – Верно говоришь, Лаврецкая! – тут же согласился Петька. – Но можно что-нибудь придумать…
   – Нет, мне надо домой, мама же завтра улетает! – сказала Даша.
   – И у меня дела – экзамен на носу, – сказал Стас.
   – У нас тоже! – хором воскликнули Виктоша с Мусей.
   – Ну что ж, тогда до завтра!
   В метро они простились. Петьке, Даше и Стасу было в одну сторону, а Виктоше и Мусе в другую.

   Вечером Даша спросила у мамы:
   – Тебя в аэропорт Кирилл Юрьевич повезет?
   Кирилл Юрьевич Смирнин, отец Стаса, явно ухаживал за Александрой Павловной.
   – С какой стати? Я же с работы поеду, отвезут на служебной машине. Я не одна лечу, а с Воробейчиком!
   – А встречать кто будет?
   – Дашка, что за вопросы? И встречать тоже будут на служебной машине. Ты довольна?
   – Я не довольна и не недовольна, просто я теперь в курсе дела.
   – Даш, признайся, вы со Стасом обсуждаете все это, а?
   – Что – все?
   – Ну, то, что мы в театр ходили с Кириллом… Юрьевичем?
   – Особенно не обсуждаем, ну сходили вы в театр, подумаешь, большое дело!
   – Вот и хорошо, – облегченно вздохнула Александра Павловна. – Обсуждать и вправду нечего.
   На самом же деле Кирилл Юрьевич очень нравился Александре Павловне, и они уже не один раз, а целых три ходили вместе в театр, а потом и в ресторан, но дети, к счастью, об этом не знали. Александра Павловна прекрасно понимала: если Даша и Стас решат, что сближение родителей им ни к чему, они вполне сумеют им помешать, а она и отец Стаса очень этого не хотели. Они нравились друг другу, но вовсе не собирались пока предпринимать никаких решительных шагов. Время покажет! А дети все могут только испортить!

   Утром, собираясь на работу, Александра Павловна давала дочери инструкции, как вести себя в отсутствие матери.
   – Я только прошу, никаких уголовных дел! Хватит, Данечка, ты уже большая девочка. Обещай мне, что ни во что не будешь соваться!
   – Обещаю, – сказала Даша и незаметно скрестила два пальца. Это означало, что обещание не считается. Ведь она уже влезла во вполне уголовное дело и даже собиралась поселить у себя безвинную жертву.
   Даша проводила маму до машины и бегом вернулась в квартиру. Как хорошо, что занятия в школе уже закончились, им с Петькой повезло. Она быстро набрала Петькин номер.
   – Петь, я готова!
   – Зайди за Стасом, и встретимся у метро.
   А у Виктоши и Муси сегодня экзамен, так что придется им втроем действовать.
   Они встретились, и Стас сразу спросил:
   – Петро, а ты звонил сегодня бабкам?
   – Нет, а зачем?
   – Как зачем? А вдруг ей не лучше? Как же мы ее потащим?
   – Очень просто! Возьмем вдвоем на руки и погрузим в такси, нельзя ее там оставлять надолго, не доверяю я бабкам! Проболтаются, как пить дать, проболтаются!
   – Тебе виднее, – проворчал Стас.
   Двери им открыла баба Маня, моложавая крепкая женщина.
   – А, явились – не запылились! – шутливо приветствовала она ребят. – Проходите, проходите!
   – Баба Маня, как Марина? – первым делом осведомился Петька.
   – Жива, и температура вроде спала, как над ней вчера ваша девушка поколдовала, так она успокоилась. Надо же, такая молоденькая, а уже экстрасенс!
   Ребята переглянулись. А ведь Муська вчера говорила, что у нее ничего не вышло. Надо будет ей сообщить, она обрадуется.
   – Даш, зайди к Марине, скажи ей все и помоги, если нужно, – распорядился Петька.
   Даша пошла к Марине, а баба Маня поманила мальчиков на кухню, прижимая палец к губам. Она плотно прикрыла кухонную дверь.
   – Петька, отвечай, поганец, во что ты нас втравил?
   – Баба Маня!
   – Что «баба Маня»? Вчера вечером к нам приходил какой-то тип…
   – Какой тип? – вырвалось у Петьки.
   – Мерзкий! Отвратительная рожа!
   – И что он хотел?
   – Расспрашивал, не видали ль мы сумасшедшую девушку, мол, это его родственница, полоумная в дым, ее должны были забрать в психушку, а она сбежала. И описал ее. Точь-в-точь Маринка ваша!
   – Ой, баба Маня! А ты что?
   – А я ничего! Сказала, что в глаза не видела!
   – Какая ж ты молодчина, баба Маня!
   – Значит, я правильно поняла, что вся эта история с сестрой одноклассника – сплошная выдумка?
   – В общем, да, – понуро признался Петька.
   – Тогда изволь сказать мне всю правду! А иначе…
   – Баба Маня, тебя же тогда дома не было, а бабусю пугать я не хотел… Дело-то страшное…
   – Давай, Петруша, говори!
   – Понимаешь, когда мы привезли кота, он сразу на другой балкон удрапал, я за ним, он на следующий, а оттуда уже хода никуда нет, ну, я залез туда, смотрю, дверь балконная приоткрыта, а за ней… Сидит на полу Марина, рот пластырем заклеен, а руки к батарее наручниками прицеплены…
   – Вот ужас-то! – воскликнула баба Маня, хватаясь за сердце. – И ты ее отцепил?
   – Ну не мог же я ее там бросить…
   – А почему милицию не вызвал?
   – Она не захотела…
   – Что ж так?
   – Да у нее с документами не все в порядке, и вообще…
   – Это, кстати, правильно! Если тут бандиты живут, они вполне могли спеться с местной милицией… Да, так девчонка сохраннее будет, – неожиданно согласилась баба Маня. – И вот что, никуда я ее отсюда не отпущу. Сам посуди, здесь они уже были, ничего не заподозрили, значит, больше не явятся.
   – Может, ты и права! Раз они ее по всем квартирам ищут, значит, вполне могли во дворе наблюдателей оставить. Как думаешь, Стас?
   – Да, скорее всего твоя бабушка права.
   – Еще бы, конечно, права! Мы тут ее подлечим, а вот что с ней делать, когда она в себя придет? Вы подумали? Ей есть куда податься?
   – Да, мы ее к Мусиной бабушке в деревню отправим, в Костромскую область, там ее никто искать не будет. А потом домой поедет, в Благовещенск, там у нее семья, – разъяснил Петька.
   – Вот и хорошо, к семье-то вернуться. Хуже нет, когда эти девчонки из провинции в Москву слетаются, как будто им тут медом помазано. Хорошо еще, если повезет и они на правильную дорожку выйдут, а вот такой девчонке каково? Спасибо, тебя встретила, а то один Бог знает, что с ней еще могло случиться…
   – Баба Маня, но ты понимаешь, что это нельзя ни одной живой душе говорить?
   – Думаешь, бабка твоя совсем дура?
   – Нет, но я знаю, ты любишь с подружками посудачить…
   – Милый ты мой, да мы с мамой сталинские времена пережили, когда лишнее слово могло целой жизни стоить… Поболтать-то мы, точно, любим, но знаем, о чем можно болтать, а о чем – ни в коем случае! Так что не волнуйся!
   – А вдруг кто-нибудь из соседей к вам зайдет и увидит Марину?
   – Так она ж племянница наша, из Воронежа приехала погостить и как назло заболела. Не было нам, понимаешь, хлопот…
   – Ой, баба Маня, ты молодец!
   – А ты думал!
   – Что это Дарья так долго там? – спросил Стас.
   – Сейчас пойду погляжу, – сказала баба Маня, успевшая за разговором напечь картофельных оладушек.
   И она вышла из кухни.
   – Эх, Петро, не знаешь ты своих бабушек, а они у тебя – чистое золото, – прошептал Стас.
   Петька виновато кивнул.
   Вскоре баба Маня вернулась.
   – Все там в порядке, они просто разговаривают. А вы, молодые люди, возьмите тарелки, чашки, идите в комнату, кормить вас буду!
   Вскоре они все вместе собрались за столом, даже Марина пришла, опираясь на Дашину руку.
   – Вот и хорошо! – сказала Елена Константиновна. – Еще денек-другой, и ты совсем поправишься, деточка!
   Петька вызвал бабу Маню на кухню.
   – Баб, а Марина знает, что они приходили? – шепотом спросил он.
   – Нет, что ты! Зачем ее пугать?
   – А скажи, баб, как он выглядел, этот мужик?
   – Я ж тебе сказала – отвратная рожа!
   – А поподробней? Ну, какой он, высокий, маленький, худой, толстый?
   – Особые приметы, что ль?
   – Ну что-то в этом роде.
   – А тебе зачем? – насторожилась баба Маня.
   – Чтоб начеку быть! Вдруг мы его встретим, мало ли что!
   – Это ты правильно рассуждаешь, Петруша! Так вот, он роста среднего, глаза у него неприятные очень, желтые, как у тигра, плешивый, ну что еще, куртка на нем кожаная, цвета «баклажан», да и на груди цепь золотая, толстенная!
   – Баба Маня, ты молоток!
   – Ладно, не подлизывайся!
   – Да, баб, еще одно…
   – Родителям ничего не говорить, да? – хитро прищурившись, спросила бабушка.
   – А ты откуда знаешь?
   – Думаешь, я всегда была бабой Маней?
   – А кстати, баб, как насчет барабашки?
   – Не слыхать что-то!
   – Естественно!
   – Это почему?
   – Во-первых, сама же сказала, что Бомжик мышь поймал, а во-вторых, это Марина цепями гремела!
   – Ой, и в самом деле. А мама все твердила: барабашка да барабашка! Я, сказать по правде, не очень верила…
   – Верила, еще как верила! – засмеялся Петька и обнял бабушку.
   – Ах ты, мой милый, – растрогалась она.
   Петька вернулся к друзьям. Они посидели, попили чайку и, наконец, собрались восвояси.
   – Марин, ты не волнуйся, все будет о'кей, – успокоила ее Даша. – Можешь на нас положиться!
   – Спасибо! – тихо проговорила Марина.
   – Эй, девочка, тебе надо лечь, что-то ты побледнела, устала, наверное, – сказала озабоченно баба Маня и повела Марину в другую комнату.
   Вскоре она вернулась и сообщила встревоженным ребятам:
   – Ничего страшного, она просто устала. Не успела лечь, сразу уснула. А это хорошо. Чем больше спать будет, тем быстрее поправится.
   Они попрощались с бабушками и ушли.
   – Даш, а ты небось рада, что она к тебе не поехала? – спросил Стас.
   – Конечно! Я бы все время боялась за нее, думала бы, а вдруг бабушка придет со своим ключом, и вообще…

Глава V
СЛЕД!

   – Ура! Три месяца свободных! До чего же школу ненавижу! – сказала Даша, когда они с Петькой вышли из класса в последний раз.
   – Я тоже не очень-то обожаю. Слушай, Лавря, пошли ко мне, у меня для тебя сюрприз!
   – Какой?
   – Хороший! Тебе понравится!
   – Петь, ну скажи, а то я умру от любопытства!
   – Чем умирать, пошли лучше ко мне, увидишь.
   – Пошли, – согласилась Даша.
   Они вошли в Петькину пустую квартиру.
   – Ну, где сюрприз? – сходу спросила Даша.
   – Ты сядь и закрой глаза, а я сейчас принесу сюрприз.
   Даша послушно села в кресло и закрыла глаза, но, разумеется, подсматривала сквозь ресницы.
   – Нет, Лавря, так нечестно! Ты подглядываешь! Закрой как следует.
   Петька выскочил из комнаты и вскоре вернулся.
   – Вот теперь можешь открывать!
   Даша открыла глаза и восторженно завопила:
   Петька! Какая прелесть!
   Петька держал в руках большую охапку незабудок.
   – Нравится?
   – Не то слово! Мои любимые цветы! И сколько их! Где взял?
   – С дачи вчера привез! Специально для тебя собирал! – сообщил он и густо покраснел.
   – Спасибо, Петька! Это кайф! Самый лучший сюрприз!
   И тут зазвонил телефон. Петька схватил трубку.
   – Алло! Да, я! Привет, баба Маня! Что? Когда? Но как?.. Да, ничего себе…
   – Что? Что там случилось? – нетерпеливо спрашивала Даша.
   – Баб, я тебе перезвоню! – сказал Петька и положил трубку. – Лавря, она ушла!
   – Кто? – испуганно спросила Даша.
   – Марина.
   – Куда?
   – Кто бы знал!
   – Но как? Когда?
   – Недавно! Бабки пошли утром в магазин, а приходят, ее нету. Только записка лежит. Мол, простите, спасибо, и не поминайте лихом.
   – Но куда же она пошла? У нее ведь никого нет! И надеть нечего, а на улице холодно. Господи, Петька, что теперь с нею будет?
   – Да, дела!
   – Ее надо найти!
   – Интересное кино. Где мы ее искать будем?
   – Петь, а вдруг она не сама ушла?
   – Что ты хочешь сказать? – испуганно спросил Петька.
   – Вдруг они ее опять похитили? Заставили написать записку и увели? Что тогда? Они же ее убьют! Давай позвоним капитану Крашенинникову?
   – Нельзя! Мы можем только все испортить. Мы же ничего не знаем об этих людях.
   – Почему? Мы знаем их адрес!
   – Чепуха! Это скорее всего не их квартира, они либо снимают ее, либо…
   – Но не можем же мы сидеть сложа руки! Ой, я знаю, что надо делать! – вдруг завопила Даша. – Муська! Она сразу почувствует, если Марина в беду попала!
   – Ну и почувствует, а дальше что? Нет, тут надо действовать по-другому!
   – Но как? Как? – теребила его Даша.
   – Погоди, дай подумать. Есть у меня одна мысль… Для начала надо поехать к бабкам и самим все осмотреть.
   – Что осмотреть?
   – Место происшествия! Если они действовали силой, может, нам удастся обнаружить какие-то следы… И потом, надо проверить, не заперли ли они ее в той же квартире. Чем черт не шутит!
   – А как ты собираешься это проверить? Опять через балкон?
   – Именно!
   – Но это же опасно!
   – Ничуть! Если я задержусь, сразу вызывай милицию, только и всего.
   – Ой, Петька, какой ты смелый!
   – Ну, ты тоже не из трусливых!
   – Тогда сейчас же едем? Наших предупреждать не будем?
   – Некогда! От бабок позвоним.
   – Петь, ты только сейчас позвони бабкам и скажи, чтобы ничего не трогали! Ну, там следы или…
   – Понял! Молоток, Лавря!
   Петька позвонил бабкам и велел ничего не трогать до их приезда.

   Дверь им открыла баба Маня, вся в слезах.
   – Петечка, да что ж это такое? – всхлипнула она. – Куда она пошла? Почему? Разве ж ей плохо у нас было?
   – Погоди, баба Маня, надо сперва все выяснить. Ты… это… иди с бабусей на кухню, а мы тут все осмотрим!
   Они пошли в комнату, где жила Марина. Постель была аккуратно застелена. Никаких следов борьбы не видно. Петька полез под кровать.
   – Петь, ты что там ищешь? – удивилась Даша.
   – Мало ли, вдруг она какой-нибудь тайный знак подала. Ага, что-то есть! – он вылез из-под кровати, держа в руках серебряную сережку с малюсенькой бирюзинкой. – Смотри! Это ее?
   – Не знаю, не помню. Вроде у нее сережек не было…
   – Баба Маня! – закричал Петька. – Скажи, были у Марины такие сережки?
   Баба Маня внимательно ее осмотрела.
   – Да вроде нет.
   – Что? Что вы там нашли? – спросила подоспевшая Елена Константиновна. – Сережку? Нет, это не Мариночкина, помнишь, Маняша, это Шурочка потеряла! Наша племянница Шурочка из Одессы.
   Ой, верно, мама, хорошо ты вспомнила, мы ее тогда обыскались. Надо будет Шурочке написать, что нашлась ее сережка.
   – Баб, а постель она убрала или ты?
   – Она, Петенька, она. Я уж тут ничего не трогала.
   – Баб, а ничего необычного ты не приметила? – продолжал допытываться Петька.
   – Чего необычного?
   – Ну, не знаю, например… окурков?
   – Нет, никаких окурков не было. Ты что ж, думаешь, ее отсюда силком увели? Зачем бы она им открывать стала? Самоубийца она, что ли?
   – Да похоже на то. Ушла ведь неизвестно куда, – с горечью произнес Петька.
   – Ой, мальчик, что ты такое говоришь! – всплеснула руками Елена Константиновна. – Даже и думать такое не смей! А я вот что думаю: наверное, есть у Мариночки какой-то молодой человек! Вот к нему она и ушла!
   Даша с Петькой переглянулись. Им это в голову не пришло.
   – А что, бабусь, в этом что-то есть… Только она про него ничего не говорила!
   – И правильно, что не говорила! Хотела оберечь его от всей этой истории! – воскликнула баба Маня. – И потом, не хотела показываться ему в таком виде! А сейчас все уже немного поджило, вот она к нему и бросилась!
   – А почему не попрощалась по-человечески? – спросила здравомыслящая Даша. – Почему сбежала, как воровка? Вы, кстати, гляньте, у вас ничего не пропало?
   Теперь уже переглянулись баба Маня и Елена Константиновна. Баба Маня, ни слова не говоря, направилась к буфету, открыла один ящичек, потом другой, затем подошла к платяному шкафу, порылась там.
   – Нет, все на месте. Она ничего не взяла!
   – Ну и слава Богу! – с облегчением вздохнула Елена Константиновна.
   – Что ж, будем считать, все хорошо кончилось! Баба с возу, лошади легче! – с обидой сказала баба Маня.
   – И барабашка пропал? – усмехнулся Петька.
   – Пропал! Пропал! – засмеялась Елена Константиновна.
   Петька улучил момент и шепнул Дашке на ухо:
   – Лавря, отвлеки бабок, я на тот балкон слазаю!
   – Но как я их отвлеку?
   – Попроси чаю! Они сразу на кухню бросятся, а я пока… Баба Маня, вот Даша чаю хочет, а сказать стесняется!
   – Ой, Дашенька, что ж ты стесняешься? Я сейчас, да и мы все чайку попьем, сейчас, сейчас!
   И старушки ринулись на кухню, а Петька выскочил на балкон.
   – Петь, поосторожнее! – напомнила ему Даша.
   – Ладно, не маленький, – проворчал Петька, влезая на стул. – Если через двадцать минут не вернусь, звони в милицию!
   – Ой, а что я бабушкам скажу? Куда ты девался?
   – Скажи, к Лешке побежал, есть тут у меня один знакомый парень!
   И Петька вмиг очутился на соседнем балконе. Даша осталась одна. Прислушалась. Ага, вот Петька уже перемахнул на тот балкон. Все было тихо. Во всяком случае, она ничего не слышала. Но сердце у нее билось так гулко, что, казалось, заглушало все другие звуки.
   И вдруг Петька целый и невредимый, спрыгнул на родной балкон.
   – Ой, как хорошо! – перевела дух Даша. – Ну, что там?
   – Ничего! Балкон закрыт, а в комнате никого нет.
   – Точно?
   – Точно!
   – Детки, идите пить чай! – раздался ласковый голос Елены Константиновны.
   За чаем бабушки расспрашивали Дашу о ее семье.
   – Значит, вдвоем с мамой живешь? А с отцом видишься? – интересовалась баба Маня.
   – Вижусь, конечно.
   – А бабушка твоя еще работает?
   – Нет, бабушка вышла на пенсию, но работает дома, уроки немецкого дает. Она у меня молодая и красивая!
   – Да, у ее бабушки еще поклонники есть! С цветами ходят, – сообщил Петька.
   – Она отдельно живет?
   – Да, отдельно.
   – А кто же у вас хозяйством занимается, если мама целыми днями на работе?
   – Я!
   – И готовишь ты?
   – Ой, баба Маня, знала бы ты, как Лаврецкая готовит! Умереть не встать! Особенно картофельные котлеты с грибной подливкой! Обалдеть! – восторженно докладывал Петька.
   – Петенька, а что это ты Дашу все больше по фамилии зовешь, а? Некрасиво это, – попеняла правнуку Елена Константиновна.
   Петька смутился.
   – Да я привык, мы ведь с первого класса вместе учимся, ну я и… Ладно, больше не буду!
   – А я тоже привыкла, – засмеялась Даша. – Пусть зовет, как хочет.
   – Нет, так не годится, у тебя же имя есть, и красивое какое – Даша, Дарья! – стояла на своем прабабушка.
   После чая они отправились домой. По дороге Даша сказала:
   – Знаешь, Петь, я даже рада, что Марина ушла.
   – Баба с возу?
   – Ну да! И Виктоша с Муськой нормально поедут отдыхать… ничего не боясь…
   – Наверное, ты права, но мне все равно эта история покоя не дает.
   – Но что мы можем сделать? Где ее искать? У нас же никаких зацепок, а она скорее всего и в самом деле к своему парню подалась!
   – Лавря, ах да, Даша, а ты не помнишь, когда ты с ней разговаривала, она про своего парня не упоминала?
   – Ни словом, ни звуком!
   – А вообще-то она красивая, наверное, есть у нее парень, тем более, она одна жила в большой квартире…
   – Так-то оно так, но это ведь все равно, что…
   – Искать иголку в стоге сена, – довершил ее мысль Петька.
   – Да, но все-таки мы должны всем нашим рассказать, что она ушла, – спохватилась Даша. – Пошли ко мне, Стасу сразу все расскажем, и Тошке с Муськой позвоним, а то девчонки ведь готовятся везти Марину с собой.
   – Это точно. Ладно, пошли.
   Стас был дома и внимательно выслушал Дашу и Петьку.
   – Ну что ж, ей виднее, захотела уйти – вольному воля!
   – Ой, Стасик, как экзамен? – вспомнила Даша.
   – Нормалек! Сдал на «пять»!
   – Поздравляю, старик! – сказал Петька.
   – Спасибо, Петро!
   – И я тебя поздравляю, братишка! Ты с Тошкой еще не созванивался? Как они там? – спросила Даша.
   – Да нет, я только пришел. Не успел еще, – ответил Стас.
   – Тогда я сама им позвоню!
   У Виктоши дома никто не отвечал, зато Муся сразу взяла трубку. Оказалось, что Виктоша тоже у нее.
   – Что? Как ушла? – ужаснулась Муся. – Она же еще больная! Надо во что бы то ни стало ее найти!
   – Интересно, как ее искать в Москве? – хмыкнула Даша. – Тем более вы с Тошкой завтра собираетесь уезжать!
   – Значит, мы отложим свой отъезд, кстати, погода такая кошмарная!
   – А что ты родителям скажешь?
   – Скажу, что в такую погоду хороший хозяин и собаку из дома не выгонит, а тем более единственную дочку! – засмеялась Муся. – И я чувствую, что Марина жива.
   – Ей грозит опасность? – затаив дыхание, спросила Даша.
   – Пока я этого не знаю… – честно призналась Муся, – но она жива… Вот что, давайте, приезжайте ко мне, и мы все обсудим.
   – Хорошо! – согласилась Даша. – Мы едем к Муське! – возвестила она, положив трубку.
   – А что там делать? Переливать из пустого в порожнее? – пожал плечами Стас.
   – Не хочешь ехать, не надо, – обиделась Даша. – Петь, ты, может, тоже не поедешь?
   – Поеду, но только сперва домой забегу. Я ботинки новые надел, а они мне жмут. Думал, привыкну, но не могу, ноги болят. Я мигом смотаюсь и зайду за тобой, ладно?
   – Давай! В темпе!
   Едва за Петькой закрылась дверь, как Стас спросил:
   – Твоя мама где дачу сняла?
   – А тебе зачем? – фыркнула Даша.
   – Затем, что папа тоже снял полдачи.
   – Полдачи? И мама сняла полдачи… Ты думаешь, это две половинки одной дачи?
   – Есть такое подозрение.
   – Вот было бы здорово! – возликовала Даша. – Хоть ты в последнее время и вредничаешь!
   – Так где эта дача?
   – Я забыла, как это место называется. Ой, я сейчас бабушке позвоню, она знает!
   Она быстро набрала бабушкин номер. Софья Осиповна обрадовалась звонку внучки.
   – Данчик, как ты там одна?
   – Нормально, бабуля. Ты скажи, как называется это место, где мама дачу сняла?
   – Васильково, а что?
   – Нет, просто так! Но как в такую погоду на дачу ехать?
   – Ну, мы раньше, чем через неделю, все равно туда не поедем, а за неделю, я надеюсь, погода улучшится. Извини, внучка, ко мне пришли, я тебе попозже позвоню.
   – Ну, как это место называется? – спросил Стас.
   – Васильково!
   – Так я и думал!
   – Твой папа тоже в Васильково дачу снял?
   – Именно!
   – Козе понятно, что это не случайность.
   – Да уж! Какая тут случайность, – фыркнул Стас.
   – Больше всего это похоже на репетицию, – задумчиво проговорила Даша.
   – Почему на репетицию? – недоуменно спросил Стас.
   – На репетицию семейной жизни! Они хотят посмотреть, как мы будем жить вместе! Неужели ты сам не понимаешь?
   – Понимаю, очень даже понимаю!
   – И как ты на это смотришь?
   – Не знаю… Одному я, во всяком случае, рад!
   – Чему это? – настороженно спросила Даша.
   – Тому, что мы на лето не расстанемся!
   – А… понятно… – неожиданно смутилась Даша.
   – А ты не рада?
   – Почему? Очень даже рада… Но все-таки, я думаю, мы должны, чтобы они… ну, не поженились!
   – Ты не хочешь этого?
   – Я этого боюсь!
   – Почему?
   – Потому что неизвестно, что из этого выйдет… Как все будет… Сейчас мы с мамой отлично живем, а…
   – Я тебя понимаю! Мне тоже не по себе… – признался Стас. – Но мешать им… А если это любовь?
   – Поживем – увидим.
   Тут вдруг раздался пронзительный звонок в дверь. Даша кинулась открывать. На пороге стоял запыхавшийся Петька.
   – След! – крикнул он. – След!

Глава VI
ТЩЕТНЫЕ УСИЛИЯ

   – Маринкин след!
   – Где? Что? Говори толком! – потребовал Стас.
   – Понимаете, прибежал я домой, переобулся и уже хотел уйти, вдруг звонит баба Маня и говорит, что одна соседка у них во дворе видела, как Марина в «жигуль» садилась! И она запомнила номер!
   – А почем она знает, что это Марина была? – быстро спросила Даша.
   – Ой, я в подробности не вникал! Главное, она номер запомнила!
   – Так это скорее всего ложный след! С какой стати эта тетка утверждает, что это была Марина? – горячился Стас. – Мало ли девушек около того дома в «Жигули» садятся!
   – Я сейчас бабкам позвоню, все выспрошу.
   Петька бросился к телефону.
   – Баба Маня, это я! Слушай, а с чего эта тетка взяла, что это была Марина? Что? Откуда? Обалдеть, просто обалдеть! Она сама пришла? Нет? – Он еще довольно долго что-то восклицал, а потом совершенно ошалевший положил трубку.
   – Ну что? – разом крикнули Даша и Стас.
   – А то, что окно этой тетки выходит как раз на подъезд, и она, оказывается, видела, как мы волокли Марину к нам, узнала меня, а потом видела, как Марина садилась в рыжий «жигуль», и на всякий случай запомнила номер. А еще, когда к ней обратился тот тип, не видала ли она сумасшедшую девушку, она сообразила, о ком идет речь и промолчала! Вот! – единым духом выпалил Петька. – А еще она заметила, как я с вами со всеми во дворе тусовался!
   – Ни фига себе! – присвистнул Стас. – Она, что же, целыми днями в окне торчит?
   – Ага! Баба Маня говорит, она до выхода на пенсию редактором работала, детективы всякие редактировала!
   – И у нее от этого крыша поехала! – засмеялась Даша.
   – Поехала не поехала, а номер машины она заметила, – сказал Петька.
   – Но что нам даст этот номер? Если бы у нас кто-то был в ГАИ… – мечтательно проговорил Петька.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →