Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Единственное домашнее животное, которое не упоминается в Библии, - кошка

Еще   [X]

 0 

Срочный фрахт (Хаецкая Елена)

Священник космического корабля «Молукка» отец Гермион отказался совершать таинства, пока капитан Герхох держит на борту крупную партию клонов. Он уверен, что создание клонов и торговля ими – богопротивное дело, ведь клон – порождение человеческой гордыни и не имеет души. Но часто и люди с их бессмертной душой очень совершают бесчеловечные поступки…

Год издания: 0000

Цена: 9.99 руб.



С книгой «Срочный фрахт» также читают:

Предпросмотр книги «Срочный фрахт»

Срочный фрахт

   Священник космического корабля «Молукка» отец Гермион отказался совершать таинства, пока капитан Герхох держит на борту крупную партию клонов. Он уверен, что создание клонов и торговля ими – богопротивное дело, ведь клон – порождение человеческой гордыни и не имеет души. Но часто и люди с их бессмертной душой очень совершают бесчеловечные поступки…


Елена Хаецкая Срочный фрахт

Из «Эльбейского патерика»
   В космопорту «Арбео» капитан Герхох задержался дольше, чем предполагал. Дела в последнее время шли у него неважно, и несколько раз уже на компьютер «Молукки» приходили предложения продать или заложить корабль. Интересно только, откуда все эти акулы разузнали о его трудностях? Космос полнится сплетнями, даром что считается пустым пространством. Ни один из корреспондентов капитана не раскрыл своих источников информации. Ну и плевать на них – расставаться с «Молуккой» Герхох не имел никакого намерения. В «Арбео» он рассчитывал взять выгодный фрахт и тем самым хотя бы отчасти поправить свое положение.
   На Арбео имелось несколько ферм по выращиванию клонов. Массовое производство клонов стоило сравнительно дешево, а розничные цены на отдельные партии стабильно держались на высоком уровне. И, если уж на то пошло, то выгоднее работорговли была только контрабанда наркотиков.
   Герхох перелистывал «Буклет-предложение» одной из двух процветавших на Арбео ферм. Они даже толком не конкурировали, просто поделили между собой рынки сбыта. Буклет повествовал о выгодах применения клонов на тяжелых физических работах. Расхваливалась их сила, выносливость, нечувствительность к боли и лишениям, неприхотливость. Приводилась, кстати, сравнительная таблица достоинств клона и человека. Так, без воды человек умирает на третий день, клон – на шестой; человек в состоянии поднять груз в семьдесят килограммов, клон – в сто пятьдесят; человеку, согласно международной конвенции о труде, необходимо платить ежемесячную зарплату не ниже двадцати экю, а за клона достаточно выложить сто экю единовременно – и он будет трудиться все остальное время бесплатно. Гарантийный срок эксплуатации клона – шесть лет. Таким образом, Разумный Потребитель, к которому и был обращен сей текст, мог сделать самостоятельные выводы о том, насколько выгодным может оказаться для него приобретение.
   Яркая забавная картинка изображала фермера-колониста, рудокопа в комбинезоне и с молотком в нагрудном кармане, аквалангиста, строителя в фартуке и домохозяйку с огромной ложкой. Они опрометью неслись в сторону фермы клонов – рты счастливо распахнуты, глаза выпучены, руки алчно простерты.
   Затем следовала деловая информация. Покупка партии однородных клонов (с одинаковой внешностью и данными, т.е. выращенных из клеток одного донора) обходится потребителю на двадцать процентов дешевле, нежели разнородные (соответственно, с разной внешностью и т. д.). Согласно международной конвенции, выращивание клонов для использования их в армиях или борделях (соответственно, мужские и женские модели) было строго запрещено. В буклете этот пункт выделялся красным. Почему-то именно это обстоятельство, да еще любовно выполненные изображения ладного солдата с автоматическим оружием на шее и красотки в пышной юбочке и спущенной с плеча блузе, перечеркнутые строгими крестиками, уверили капитана в полной лживости буклета. Впрочем, его это не касалось.
   Специальное предложение астронавтам – за приличную плату послужить донорами клеток. «Абсолютно безболезненно! Ваш генетический материал – на службе всего человечества!» На рисунке – улыбающийся малый во главе целого взвода точно таких же малых.
   «Немного о наших методах», – сообщала последняя страничка. Ускоренный рост – комбикорма; наращивание мускулатуры – другие комбикорма (явно бессмысленные «формулы» комбикормов); график прироста: синяя линия – комбикорма прошлого поколения, красная линия – улучшенная формула. Сбоку фото какого-то типа с микроскопом.
   Методы капитана интересовали мало. Его занимали чисто технические проблемы: оформление документации на груз, медицинское освидетельствование, размещение товара в грузовых отсеках, которые надлежало переоборудовать под бараки. Все утро он провел за личным компьютером, не подключенным к общей сети. Прикидывал, вычислял. Дефицит, как ни поверни, получался свыше пятнадцати тысяч экю. Из них пять тысяч следовало выплатить в течение ближайшего месяца.
   Он связался с дальней колонией Мира-6. «Мира» на некоторых языках эльбейской группы значит «Дивная». Дивными в этой колонии были богатейшие полиметаллические месторождения, в том числе единственное на всю исследованную галактику семиметаллическое, где собраны в одном месте руды на стронций, барий, свинец, мышьяк, серу, кобальд – и золото. Несколько тысяч алчных и бесстрашных голов с Эльбеи перебрались туда, стойко претерпевая ужасы местного климата и дефицит кислорода. Питались они отвратительно, их сотрясала малярия, поедал местный гнус, а вокруг лагеря бродили недовольные вторжением хищники. Аборигенов металлы не занимали – они кочевали со своими стадами значительно южнее. Другие континенты Миры-6 вообще не были пока исследованы.
   У капитана Герхоха имелся среди колонистов «Дивной» приятель. Одно давнее знакомство, о котором вспоминается от случая к случаю. Как-то вместе дрались в одном баре – кстати, как раз здесь, на Арбео. Изрядно намяли бока одному сиволапому расисту. Потом бродили от одной бочки местного сладкого пива к другой, под утро изрядно назюзюкались, свели знакомство с каким-то прилизанным типом, а тот снабдил их девицами-клонами. Во всей этой истории ничего такого не было, кроме приятного, щекочущего зуда – молодость все-таки – а вот свела их душа к душе, и когда один связывался с другим, то оба по-детски радовались.
   Теперь вот пришло известие с этой самой Миры-6. Просил знакомец, раз уж судьба привела в Арбео, закупить и доставить колонистам «Дивной» партию рабочих клонов численностью в двести голов. Лучше, конечно, подешевле – однородков. И по цене не выше восьмидесяти экю за голову.
   Герхох сперва сказал, что подумает.
   И вот теперь он думал. Доверенность на заключение сделки, перечисление денег, переоборудование грузовых отсеков – все это делается быстро и без особого труда. Загвоздочка в том, что лететь с Арбео на Миру-6 придется через восьмой сектор, где работорговля запрещена и карается смертью. В восьмом секторе к рабовладению приравнивается содержание в неволе, разведение и эксплуатация любых млекопитающих в принципе. Там даже корову за просто так не продашь – нужна особая санкция. Тамошние блюстители как заглянут в грузовые отсеки «Молукки», так даже разбираться не станут – капитана пристрелят на месте.
   Поэтому лететь придется либо очень быстро, либо по широкой дуге. А это существенно повышает стоимость перевозки. Капитан принял решение и вышел на связь. Передал на Миру-6, что согласен, и сообщил свои условия. «Дивная» приняла их подозрительно легко.
   Затем капитан вызвал к себе первого помощника, грузового помощника и боцмана. Его выслушали безмолвно. О положении дел на «Молукке» всем было хорошо известно. Боцман отправился в Заветный город – вылавливать команду и лишать парней их простых и естественных радостей. Грузовой помощник спустился в трюм – производить обмеры.
   Отдав распоряжения и оставшись наедине с собой, капитан полез в ящик стола, вынул красивую флягу из толстого стекла и небольшой стакан, плеснул можжевеловой «ленивки» и аккуратно перелил содержимое стаканчика себе в горло. Полегчало, отпустило. Мир, доселе черно-белый, стал чуть более цветным. Можно считать, Герхоху повезло. Еще два-три таких рейса – и корабль спасен.
   Капитан тянул «ленивку» и не спеша мусолил забытый боцманом каталог явно подпольного бюро по найму «операторов персонального компьютера» (как значилось на обложке). Некоторые девицы предлагались очень даже симпатичные. Наверняка клоны.
   И тут дверь отворилась, и в капитанской каюте появился корабельный священник – отец Гермион. В свое время Герхох взял его на борт без особого энтузиазма. Священник, в практическом отношении личность совершенно бесполезная, явно занимал чье-то место. Но ничего не поделаешь: среди членов экипажа было четверо христиан, а согласно международной конвенции о религии наличие в коллективе трех и более христиан позволяет им считать себя Церковью и требовать постоянного пресвитера. Герхох старался быть в ладу с законом и конвенциями в максимально возможном для себя количестве случаев.
   Отец Гермион, впрочем, не слишком капитану докучал и в корабельные дела не вмешивался.
   Это был сухощавый седеющий человек лет пятидесяти, неказистый с виду, нешумный и спокойный. Он и сейчас вошел почти беззвучно и сразу остановился в дверях.
   – Хотите выпить, святой отец? – добродушно приветствовал его капитан.
   Священник присел рядом, понюхал протянутый ему стаканчик, кашлянул. Капитан спрятал в стол каталог «операторов», быстро проглотил еще «ленивки» и приготовился слушать.
   Отец Гермион сказал:
   – Итак, вы согласились.
   Капитан глянул на часы. С момента совещания прошло не более получаса. Быстро!
   Суховатым тоном он ответил:
   – Да, я согласился. Чем могу быть вам полезен?
   Ему хотелось быть сейчас в зюзю пьяным. Чтобы священник отстал. Но отец Гермион настиг капитана почти трезвого. Не успел Герхох напиться – черт, черт и черт!
   – Клоны – не тот груз, который следует брать на борт, – сказал отец Гермион и придвинул к себе флягу. – Я, пожалуй, попробую этой вашей выпивки. Можжевельником пахнет – приятная.
   И деликатно препроводил в свое пресвитерское горло почти все содержимое фляги. И хоть бы поморщился! Капитан Герхох вдруг похолодел. Ему не нравилось открывать в членах экипажа новые, неожиданные стороны.
   – Вы что, намерены читать мне нравоучения? – спросил капитан. Хотелось бы язвительно, но вышло как-то бессильно.
   – Именно, – невозмутимо молвил отец Гермион. – Клоны – нечестивое порождение человеческой гордыни. Это дьявольское изобретение.
   – Угу, – отозвался капитан, усердно обводя ногтем старое пятно на столе.
   – Клоны обладают внешними признаками человека, – продолжал священник, будто читал лекцию. – Они имеют как бы человеческое тело, наделены как бы человеческими эмоциями, могут наслаждаться, страдать и умирать. И при этом у них отсутствует душа. Вас это не пугает?
   – Не городите, пожалуйста, ерунды, святой отец, – нехотя возразил капитан. – Если некто способен чувствовать, значит, и душонка у него имеется. Хоть завалящая, да есть. И хватит с меня теологии.
   – Я отказываюсь совершать Таинства, пока на корабле находятся эти богомерзкие существа, – объявил отец Гермион.
   – Дело ваше, – фыркнул капитан. – Лично меня это заботит меньше всего.
   Отец Гермион поднялся и так же беззвучно вышел.

   В бюро проката автомобилей Герхоха снабдили подробным планом магистралей, где были отмечены все заправки и мотели, так что капитан без труда отыскал ферму. Уже на подъездах видны были плантации каких-то корнеплодов и особенно ощущалась близость свиноводческого хозяйства; затем за невысокой живой изгородью мелькнули кирпичные корпуса фабрики по производству комбикормов и, наконец, в окно автомобиля словно бы вплыло белое здание с колоннами, стоящее на холме между двух розовых кустов, похожих на румяные пухлые щеки. Герхох сразу понял, что здесь найдет все, за чем приехал.
   Вежливый охранник при виде посетителя нажал кнопку и активизировал другого служащего – в костюме; тот выдал Герхоху бейджик с надписью «ВИЗИТЕР» и проводил его по лестнице, сделанной из прозрачного пластика, на второй этаж; там он нажал ряд кнопок на панели – и спустя каких-нибудь десять минут капитан уже находился в надежных руках менеджера по работе со срочными клиентами. Менеджер, приятный молодой человек, сразу и охотно вник в потребности капитана. Предложил для начала – чтобы клиент до конца осознал правильность своего выбора – провести краткую ознакомительную экскурсию. Капитан согласился.
   Ему показали клонов, дозревающих в автоклавах, белых и упитанных, как гусеницы; клонов, проходящих профессиональную подготовку в различных тренажерных залах; затем – теннисный корт, волейбольную площадку, кинозал и библиотеку. Там проводили досуг клоны последних поколений – улучшенная модель, способная вести интенсивную духовную жизнь. «Мы заботимся о том, чтобы наши клоны были максимально близки потребителю», – пояснил меденжер, видя, как озабоченно хмурится капитан. Это несколько обескураживало бойкого сотрудника фермы: обычно библиотека и теннис производили на покупателей самое благоприятное впечатление. «Они способны не только трудиться, но и поддерживать интеллектуальную беседу, – продолжал менеджер. – Мы заботимся не только о потребителях крупных партий клонов, но и о мелкооптовом и даже розничном покупателе. Небогатому фермеру будет по карману батрак, вполне способный долгими зимними вечерами обсуждать с ним новости теннисных турниров или произведения классиков мировой литературы».
   – Мне бы что попроще, – сказал Герхох. – Там, куда я должен доставить двести голов, классика и теннис ни к чему.
   Менеджер прищурился:
   – Скотоводческое хозяйство?
   – Горнорудная компания.
   – Понимаю. – Менеджер чуть вздохнул, слегка угас, его лицо приняло куда менее мечтательное выражение.
   – Покрепче и подешевле, – добавил капитан. – Можно однородков.
   Менеджер еле заметно поморщился.
   – Таких больших партий однородных клонов мы в последние годы уже не производим, – сказал он. – Мы заботимся о том, чтобы наш товар отличался штучностью, единичностью – обычно этого ожидают клиенты. Генетического материала сейчас хватает, а технология закладки новой партии сравнительно проста.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →