Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

С 1748 по 1772 год картофель во Франции был запрещен.

Еще   [X]

 0 

Каждый раз, когда мы влюбляемся. Книга вторая (Вюрм Элиз)

автор: Вюрм Элиз

Любовь и Смерть и демон по имени Жизнь… В маленьком японском городе живут двое влюбленных: «О чем думала третья Мария, слыша крики возлюбленного ею? Впервые она услыхала, как Он проповедовал в Магдале, у Геннисаретского озера. Одно Слово горело у него на устах. Оно проникало ей в уши и пронзало ей сердце, пока огонь его не заполыхал в ней так, что силы были готовы оставить ее! И слово это было – Любовь…»

Год издания: 0000

Цена: 80 руб.



С книгой «Каждый раз, когда мы влюбляемся. Книга вторая» также читают:

Предпросмотр книги «Каждый раз, когда мы влюбляемся. Книга вторая»

Каждый раз, когда мы влюбляемся. Книга вторая

   Любовь и Смерть и демон по имени Жизнь… В маленьком японском городе живут двое влюбленных: «О чем думала третья Мария, слыша крики возлюбленного ею? Впервые она услыхала, как Он проповедовал в Магдале, у Геннисаретского озера. Одно Слово горело у него на устах. Оно проникало ей в уши и пронзало ей сердце, пока огонь его не заполыхал в ней так, что силы были готовы оставить ее! И слово это было – Любовь…»


Каждый раз, когда мы влюбляемся Книга вторая Элиз Вюрм

   Посвящается: Джулиану МакМэхону

   Истинное призвание каждого состоит только в одном – прийти к самому себе. Кем бы он под конец ни стал – поэтом, безумцем или пророком, – это не его дело и, в конечном счете, неважно. Его дело – найти собственную, а не любую судьбу, и отдаться ей внутренне, безраздельно и непоколебимо. Все прочее – это половинчатость, это попытка улизнуть, это уход назад, в идеалы толпы, это приспособленчество и страх перед собственной сутью.
Герман Гессе
   © Элиз Вюрм, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

   Она смотрела на Жана и плакала.
   Он был так спокоен… Элизабет вспомнила «Тогда в Вентури, я спросил Алину, чего ты хочешь? И она ответила мне «Не тревожиться. Успокоиться. Это возможно?»…
   Жан был в травматической коме.
   Полицейский сказал Лино, что Жан сам спровоцировал ДТП.
   Сам.
   Это значило что он… самоубийца.
   Элизабет не поверила в это. У Жана не было причины.
   Внутренний голос сказал ей: ты же знаешь, когда нет причины, тогда и убивают…
   Да, она знала. Она дочь человека, который убивал себя почти без причины!
   – Не плачь, – Сказал ей Лино. – Тебе нельзя!
   – Я знаю, счастье мое.
   Элизабет подумала, у нас будет ребенок, у нас будет… продолжение!
   Ей захотелось сказать ему:
   – Когда я была маленькой, и Бальтазар читал мне сказку о Золушке, я хотела знать: а что дальше? После того как Принц женился на Золушке, что дальше?!
   – Они были счастливы…
   Лино посмотрел на нее очень ласково.
   – Как в сказке.
   – А как они были счастливы?! Как они жили?!
   Он мягко улыбнулся.
   – Им было спокойно.

   Они встретили Мэри, выйдя из палаты Жана…
   Она поздоровалась только с Лино, она посмотрела только на него.
   Элизабет удивилась.
   – Как вы можете… – Вдруг сказала ей Мэри. – Как вы могли… прийти сюда!
   – Мэри…
   Лино нахмурился.
   – Жан здесь из-за вас! И только из-за вас!
   Элизабет растерялась.
   – Мэри…
   – Мэри… – Сказал Лино.
   – Он влюбился в нее!
   – Я знаю.
   Лино сказал это так тихо…
   Элизабет посмотрела на него.
   – Дурак, – Вдруг сказал он. – Мальчишка. Умереть из-за любви к прекрасной женщине… Глупец! Мудак! Козел!
   Ей захотелось улыбнуться.
   Лино.
   Элизабет захотелось поцеловать его…
   Поцелуй. Мы целуем только тех, кого любим.
   Он поразил ее мужчина, который не любит драм. Он мог бы сказать ей, что она глупа, он мог бы в ней разочароваться, но он… поступил как джентльмен, даже со своим другом – он не стал устраивать сцен, требовать унизительных объяснений… Он – мужчина, он знает, что иногда мы влюбляемся, чтобы зацепиться за жизнь!
   – И ты так это оставишь?! – Сказала ему Мэри. – Все из-за нее…
   – Да, – Перебил ее Лино. – Я просто оставлю тебя с твоим дерьмом наедине.
   Она покраснела.
   – Знаешь, что я не люблю больше, чем выдохшееся шампанское? – Вдруг сказал ей он. – Людей дур. Некоторые люди дуры, Мэри.
   Элизабет встретила взгляд Лино.
   – Поехали домой, любимая, я устал!
   Он нежно взял ее за руку.
   – Не обижайся на него…
   Она поняла, что Лино говорит о Жане.
   – Он не понял тебя – он не понял, что для тебя нет хуже оскорбления, чем оскорбление смертью!
   Элизабет заплакала…

   – Гуано???
   – С 1879 по 1883 год Чили, Перу и Боливия вели войну за месторождение селитры в пустыне Атакама. Погибло около 20 тысяч человек… Три страны четыре года сражались за кучу дерьма.
   Они посмотрели друг на друга.
   Элизабет сначала улыбнулась, а потом засмеялась, и захохотала.
   – Я тоже сражался за кучи дерьма, девочка моя!
   Ямочки на его щеках…
   – Не сражайся за примитивных людей, жена! Однажды они скажут тебе «я тебя об этом не просил/а».
   [lite] sleeper – «Please, Let Me Keep This Memory»…
   – И тебе станет больно, до смерти, больно!
   – И мне было!
   Элизабет рассмеялась.
   – И мне.
   Лино посмотрел на дорогу перед ними.
   – И Каин был для мамаши Евы Каинушечка2… Они все были для меня Каинушечками!!!
   Они проезжали мимо маяка, Элизабет показалось, что он так близко…
   Она вспомнила Жана говорящего ей «Вам нравится мой город, Лизетт?». В его машине-танке, звучал голос Леонарда Коэна «First We Take Manhattan»…
   – Ils m’ont condamné à vingt ans d’ennui3
   Он смеялся, Дьявол из Франции…
   – Нас приговорили к неизбежности, Лизетт! К неизбежности любви, к неизбежности смерти, к неизбежности жизни… слишком много неизбежностей!
   Сейчас Элизабет поняла, почему ей так жаль – его жизни! Потому, что она тоже любила и была одна, если бы Лино не любил ее, она тоже была бы сейчас любящей, но одинокой.
   Элизабет вспомнила, как Лино сказал ей «Я одинок без вас, моя зеленоглазая любовь! Я одинок без вас даже тогда, когда вы спите!»…
   И нежная усмешка на его губах…
   – Ненормальный! А может, самый нормальный из всех ненормальных???
   Она улыбнулась, он был очарователен, Анджолино…
   – Одиночество, – Сказал ей он. – Хуже только нищета!
   – Ты был одинок? – Почти спросила его Элизабет.
   – Одиночество, cara4, это когда ты понимаешь, что назад пути нет.
   Бальтазар в ее памяти говорящий ей «Stabat Mater5
   Перголези создает это произведение в страхе за свою жизнь…
   Он отпил вина «Arrogant Frog»…
   – Он скорбит о своей жизни. Его Мария это он сам тихо страдающий у финала своей жизни.
   Элизабет тоже отпила вина.
   – Крест это финал, дочь. Предчувствие креста, это ощущение смерти. Mit dem Tod die Zeit und der Tod wird sterben6
   «Arrogant Frog», «Lily Pad Noir» Pinot Noir, 20127… «Arrogant Frog (Пафосная жаба)».
   Она ощутила вкус клубники и перца…
   – Stabat Mater dolorosa, – Сказал Бальтазар. – Afferre mortem8.
Спаситель
Отдает себя на муку,
На позор, на казнь, на смерть9

   Он слушал голос Филиппа10
   – Licht! Licht11!
   Сейчас Элизабет подумала, да, света, света – Истины, что сильнее Смерти!

   – Когда я был маленьким, моя мать учила меня никогда не смотреть на солнце. Но в шесть лет я все-таки это сделал. Врачи не знали, заживут ли когда-нибудь мои глаза. Я был в ужасе – один… и в темноте12.
   Лино посмотрел на нее, улыбнулся.
   – Он не один.
   Он порывисто взял ее за руку.
   – Не думай, что любовь спасает, она не спасает, она придает сил, но спасает… жизнь!
   Лино сжал ее руку.
   – Жизнь???
   Молодые короли13 в Mercedes-AMG GT Лино… «Eleven».
   – Да – Жизнь!
   Он отпустил ее руку, переключил скорость.
   – «Посети внутренность земли, и, исправившись, ты найдешь спрятанный камень»…
   Он смотрел на дорогу, смотрел.
   – Посети внутренность земли, и, исправившись, ты найдешь… правду.

   Дома их встретил сонный Рик…
   – Где вы были? Я проснулся, а вас нет…
   – Gomen. – Сказал ему Лино.
   – Гомен???
   Юноша удивился.
   – «Прости».
   Он посмотрел на гравюру Утагавы Куниёси из серии «Героические жизнеописания из Повести о великом умиротворении», Гермес…
   – Спи, – Сказал он Рику. – Сон это лекарство от жизни.
   Элизабет смутилась.
   Она тоже посмотрела на вассала Ода Нобунага – Сакаи Укон Масанао…
   – Тебе грустно, отец?
   – Каждый раз, когда я что-то теряю, мне кажется, что я теряю это навсегда!
   Они посмотрели друг на друга, зрелый мужчина и юный.
   – Когда ты терял меня, тебе тоже так казалось?
   – Теряя тебя, я был в отчаянье!
   – Почему?
   – Я не мог тебя вернуть, «вернуть» это значит, что тебя поняли.
   Элизабет стало больно. Ее так и не поняли. Дочь.

   Рик ушел спать дальше, Элизабет захотелось чаю, а Лино – есть. Он был расстроен, но жив, а если ты жив, то жизнь продолжается.
   – Я не рассказывала тебе о святом Колумкилле? – Сказала ему она.
   – Нет. – Тихо сказал ей он.
   – Святой вылечил свою мать…
   Элизабет обнадеживающе улыбнулась Лино.
   – Однажды он пришел к ней и спросил ее: «Матушка моя, как ты чувствуешь себя сегодня?».
   – Хуже. – Ответила она.
   – С божьей помощью завтра станет еще хуже!
   Лино почти улыбнулся.
   – На следующий день, – Улыбаясь, продолжила Элизабет. – Все повторилось, но на третий мать сказала сыну: «С божьей помощью мне лучше». Святой Колумкилле сказал: «С божьей помощью завтра станет еще лучше»!
   Она заглянула ему в глаза.
   – Давай… принимать все, как есть!?
   Он посмотрел на нее с удивлением.
   – Ты сказал мне и Рику в Сен-Шарле «Мисси упала и поранилась, но это не значит, что я это допустил»14… Ты был прав – не значит, так было суждено!
   Элизабет прикоснулась к его руке.
   – И нет ничего страшнее, чем… жизнь – демон по имени Жизнь!
   Лино почувствовал трепет в ее прикосновении. Он вспомнил «Когда ты говоришь «жаль», в твоем голосе звучит «чертова смерть»… Или: «чертова жизнь»!
   Он вспомнил «Дорогая Эстер. Я кажусь себе таким же безликим, как этот Океан, таким же мелким и пустым, как эта бухта, равнодушным кораблекрушением без опознавательных знаков»15
   Лино подумал, я не равнодушен, я наполнен жизнью до краев!
   Ему показалось, что Жан предал его, но он понимает: люди предают друг друга потому, что должны быть верны своей Душе16!
   Лино захотелось прижаться к Элизабет. Он вспомнил «Ты была всем для меня, словно пляж»17… Ему захотелось послушать Криса18 и «Looking for the Summer»… Ты всё для меня, словно Лето!
   Лино вспомнил «Мы не такие, как жена Лота, ты и я – у нас нет особого желания обернуться назад. Нам там не на что смотреть»19
   Он вспомнил смерть Ксавье Лорана20 – да, Adieu l’ami21, прости друг!
   Фрэнк пел «Triste», а Жан разбирал свой СВД22 и собирал… Он знает, капитан Гара, ЗНАЕТ, как пуля беспощадна, и как она добра!
   Лино вспомнил «В войне он видит свое призвание. Без нее не мыслит уже своего существования. Может быть, именно это наложило особенно заметный отпечаток на сложный и во многом противоречивый характер не в меру воинственного диктатора, в котором надменность, кичливость и высокомерие, полное отрицание всяких авторитетов спокойно уживались и мирно соседствовали с жесткой самодисциплиной, почти аскетическим образом жизни. С юношеских лет Ода Нобунага всего себя отдавал занятиям спортом и изучению военного дела. С марта по сентябрь он купался в реке, два раза в день упражнялся в верховой езде, с большим рвением овладевал всеми видами оружия, в том числе огнестрельным, старательно осваивал приемы и методы ведения боевых действий. С его именем связывают усовершенствование главного оружия японской пехоты и конницы в средние века – копья. Выявив явные преимущества длинного копья перед коротким, он предложил удлинить его до 6 м.
   Португальский миссионер Луиш Фроиш, проживший в Японии 34 года и не единожды встречавшийся с Ода Нобунага, так описывает свои впечатления о нем: «Это был человек среднего роста, хрупкого телосложения, с редкими усами и высоким, приятно звучащим голосом. Он был честолюбив и высокомерен, но любил справедливость, не оставлял без наказания оскорбления, кем бы они ни наносились. В то же время он был общителен и проявлял милосердие. Спал мало. Рано вставал. Ему было чуждо корыстолюбие. Он действовал всегда скрытно. Был очень ловок и искусен в военных делах, резок и не сдержан в гневе, но отходчив. Он почти никогда не следовал советам подчиненных. Все относились к нему с уважением и почтением, хотя и очень боялись. Вина не пил, был умерен в еде, необыкновенно прост в поведении. Презирал японских императоров и князей, ни во что не ставил богов и идолов, не верил ни в какие пророчества и суеверия. И хотя сам принадлежал к буддийской секте Нитирэн, тем не менее, твердо считал, что нет ни бога, ни бессмертия души, ни потусторонней жизни»23
   Она разделась, женщина, которая сладка…
   Он почувствовал спазм в груди, почти боль, и… Радость!
   С годами начинаешь искать в любви (или ждать?) РАДОСТЬ, не страсть даже, не физическое наслаждение (и прости Господи, удовлетворение) а Радость!!!
   – Лино, – Нежно сказала ему Элизабет. – Обними меня! Я бы хотела заняться с тобой любовью, но у меня нет сил!
   Она виновато улыбнулась.
   – Прости!
   – Дурочка! – Вспыхнул он. – Нам с тобой не за что друг друга прощать!
   – ПРОСТИ! – Вновь сказала ему его Радость. – Я не знала! Я не знала, Лино!!!
   Жан в его памяти…
Неприятно:
Резать тупым ножом;
Плыть на лодке с рваными парусами;
Когда деревья заслоняют пейзаж;
Когда забором заслонили горы;
Остаться без вина, когда распускаются цветы;
Пировать летом в душном закутке24

   Иногда жизнь до боли неприятна!

   Лино вновь вспомнил «Когда мы говорим о войне Тайра и Минамото, мы всегда подразумеваем два клана, но когда мы говорим о Сэнгоку Дзидай, мы чаще всего говорим об определённых личностях. Нет клана Уэсуги – есть Уэсуги Кэнсин, нет клана Ода – есть Ода Нобунага»25
   – Ты рассказывал мне об арлекине Бианконелли26
   Элизабет подошла к нему, заглянула ему в глаза.
   – Иногда я чувствую себя как он – я ничего не понимаю!
   – Я тоже. – Сказал ей он.
   Улыбка на алых губах ее любви…
   – Но так лучше!
   – Лучше???
   – Все поняв – все понимая, человек уже не может быть счастлив, Элизабет.
   Он ласково погладил ее обнаженные плечи, Анджолино…
   – Ты мне нравишься! Ты мне очень, очень нравишься! Ты ни на кого не злишься, ТЫ НИКОГДА НИ НА КОГО НЕ ЗЛИШЬСЯ!!!
   – Я люблю. Невозможно любить кого-то одного и ненавидеть всех остальных!
   – Да.

   Они легли в постель в комнате с видом на храм…
   – Тебя не смущает, что Он лежит там и все видит?
   Элизабет лукаво улыбнулась.
   – Малыш, Он уже все видел…
   Ямочки на щеках Лино.
   – Как Луна и звезды, он видел все!
   – Ты меня успокоил.
   Он заулыбался.
   – С тобой не соскучишься!
   – Нее. – Согласилась с ним она.
   Элизабет вспомнила статую лежащего Будды, Он завораживает…
   – Все мои знакомые, которые раньше сидели в туалете с порнографическим журналом в руках, теперь сидят с каталогом фирмы «ИКЕА»27… – Вдруг сказал ей Лино.
   Будда учил: вещи владеют нами, а не мы ими!
   Он саркастически улыбнулся.
   – Мы рабы брендов, зомби ТВ, последователи OBEY28! Человеки это биомасса, нас даже не нужно уничтожать извне, мы уже себя разрушили!
   Элизабет поняла его.
   – Извечная битва за гуано.
   – Да, за то, без чего можно прожить!
   Она задумалась.
   – Однажды в магазине, стоя в очереди, я услышала диалог одной пары. Он говорил ей, что чувствует себя хуже их соседа, у которого есть машина. Он хотел купить машину в кредит. Ты понимаешь? Он чувствовал себя неудачником, не купив машину в кредит!!!
   Лино печально улыбнулся.
   – Рабу нужен хозяин???
   – А кредитору, раб!
   Они заглянули друг другу в глаза.
   – Как ты, Лино?
   – Я могу жить дальше!
   – Ты так говоришь, словно тебе плохо!
   – Ты меня понимаешь…
   Элизабет погладила его по щеке.
   – Тебе страшно.
   – Грусть живет в одиночестве, но я не одинок, у меня есть ты!
   Она смутилась.
   – Тебе что, стыдно?!
   – Я должен…
   Лино нахмурился.
   – Страдать. Но мне даже не больно!
   – Он будет жить. Он не может умереть, он не может лишить нас покоя!
   – Я боюсь этого больше всего, жена, лишиться покоя!
   Элизабет вспомнила Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу и «У вас есть 25 центов?
   – Ты что думаешь, я сражаюсь с мелочью в кармане?»…
   Да, подумала она. Мы это уже проходили, мы через это уже прошли!!!
   Он прижал ее к себе, черноволосый, смуглый мужчина.
   Он шепнул ей:
   – Как ты себя чувствуешь? Как наша дочь?
   Элизабет улыбнулась его лазурно-голубым глазам.
   – Все будет хорошо, мы это заслужили!
   Она вспомнила «Того, кто собирается взобраться на самую верхушку дерева, ожидает только смерть»29
   Он посмотрел на нее лукаво, Дьявол из Франции…
   – Лизетт, вы не читали Роман о Лисе30?
   – Нет. – Заинтересовалась Элизабет.
   Жан посмотрел на нее задумчиво.
   – Это странное время…
   Он закурил Gitanes31, спохватился.
   – Вы ждете ребенка, а я курю!!!
   Элизабет улыбнулась.
   – Мы от этого не умрем.
   Жан-Юг посмотрел на нее очень внимательно.
   – Вы мне нравитесь, вы настоящая, вы живая.
   – Я не всегда была такой, месье.
   – Знаю.
   Она удивилась.
   – Вы сильны, а это значит, что вы не всегда можете быть счастливой.
   Он раздавил сигарету в пепельнице.
   – Вы понимаете: все именно так, как должно быть.

   – О чем ты думаешь? – Тихо спросил ее Лино.
   – Я ненавижу терять! – Сказала ему Элизабет.
   Он мягко улыбнулся.
   – В 18 лет вас заботит, что о вас думают. В 40 лет вам наплевать, что о вас думают. В 60 вы уже знаете, что никто вообще не думал о вас32
   Она засмеялась.
   – Когда тебе будет шестьдесят, знай, я всегда думала о тебе, ВСЕГДА!!!
   Ямочки на его щеках…
   – Даже если ты чуть-чуть думала о других, я все равно счастлив!
   – Другие??? – Очарованно и лукаво рассмеялась Элизабет. – Я ничего не помню!
   Лино захохотал.
   – Женщины!!!
   Он взял ее лицо в свои руки.
   – Закрой глаза!
   – Уже!
   Элизабет смеялась.
   Лино поцеловал ее, ее губы, сладкие как конфеты.
   – Ты моя, так им и передай!
   – Кому?
   Она медленно открыла глаза, посмотрела на него.
   – Тем, о ком ты иногда вспоминаешь.

Глава 2

   Лино писал ей: «Эту розу зовут мадам Перейр, она пахнет малиной. Прекрасная роза с ароматом жизни – он всегда с кислинкой, этот аромат, Элизабет, любимая! Когда я срезал эту розу для тебя, она уколола меня, она напомнила мне: мы всегда платим, не только за то, что имеем, но и за то, что хотели бы иметь! И это самое страшное, платить за то, чего скорее не будет, чем будет, но Рай, Душа моя, только для самоотверженных!
   Не отчаивайся! Никогда, не отчаивайся!!! Знай: с Истиной всегда приходит Вера. Если ты узнала истину и твоя вера не стала сильнее, это значит, что… в этом мире есть вещи, которым не нужно, чтобы ты в них верила, им нужно, чтобы ты их осознала»…

   На пороге дома Аки стояла Алина, бывшая жена Лино и мать Рика.
   – Здравствуйте, Элизабет!
   Она так улыбалась… дружелюбно и неловко.
   – Здравствуйте, мадам!
   Элизабет приветливо улыбнулась ей.
   – Могу я увидеть моего сына? – Смущенно спросила ее очень красивая женщина с васильковыми глазами.
   – Вы ДОЛЖНЫ увидеть его! – Сказала ей Элизабет и впустила ее в дом.
   Рик отдал ей Джулио, поздоровался с матерью, и поцеловал ее в щеку.
   – Здравствуй, мама!
   – Здравствуй, Эрик!
   Она пытливо заглянула ему в глаза.
   – Почему ты больше не любишь меня?
   – Я люблю, но…
   Он смутился.
   Элизабет встретила его взгляд. Он хотел убежать.
   Она знала, что должна выйти, но…
   – Вы устали, – Сказала Элизабет, Алине. – Я покажу вам вашу комнату.
   Алина посмотрела на нее.
   Она поняла.
   – Надеюсь, мне не придется спать на полу. Я знаю, что японцы спят на полу.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

   Скорбь матери, оплакивающей сына, близка и понятна без пояснений любому человеку. Свое высочайшее воплощение она нашла в поэме монаха-францисканца Якопоне да Тоди (1230–1306) «Stabat Mater dolorosa» – Стояла Мать скорбящая. Однако до сих пор историки спорят об истинном авторе текста и наряду с Якопоне называют немало других авторов, среди которых наиболее вероятными соперниками да Тоди считают папу Иннокентия III (1216) и Григория XI (1378). История создания поэмы овеяна мифом. Один из образованнейших людей своего времени, Якопоне да Тоди, оплакивая смерть юной супруги, в расцвете лет ушел в монастырь. В своём творчестве он неоднократно обращался к образу Мадонны, а незадолго до смерти (1303–1306) создал свою знаменитую поэму. В соответствии с традициями средневековой культуры поэт не столько сочинил новый текст, сколько скомпоновал его из фрагментов своих более ранних сочинений, что и служило поводом для сомнения в его авторстве. На текст средневековой поэмы Stabat Mater композиторами разных эпох и стилей написаны сотни сочинений, и современные авторы продолжают обращаться к этому бессмертному тексту. http://stabat-mater.ru/history.html

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

   Фейри, Фрэнк Шепард «Обей» (англ. Frank Shepard Fairey, род. 15 февраля 1970, Чарльстон (Южная Каролина), США) – современный американский художник и дизайнер. Фейри наиболее известен благодаря двум работам в стиле поп-арт, обыгрывающим раскрученные медиа-образы. Первая, созданная в 1986 и известная в двух вариантах, представляла собой портрет французского борца Андре «Великана» Руссимоффа. Под борцом красовалась фраза «GIANT HAS A POSSE» (У Великана есть толпа), во втором варианте сокращённая до слова «OBEY» (Повинуйся), связанного с фильмом «Они живут среди нас» и ставшего творческим псевдонимом художника. Изображение распространялось в виде наклеек и плакатов. (Википедия)

29

30

31

32

33

   Человек в высоком замке (The Man in the High Castle) – научно-фантастический роман Филипа Дика, опубликован в 1962 году. Принадлежит к жанру альтернативной истории. В русских переводах встречаются также следующие варианты названия романа: Затворник из горной твердыни, Человек из высокого замка. В 1963 году книга удостоена премии «Хьюго» за лучший роман года. Роман стал первым произведением в этом жанре, получившим столь престижную награду, что привлекло значительный интерес к творчеству Дика в частности и альтернативно-историческому направлению фантастики в целом. (Википедия) Германия и Япония выиграли Вторую мировую. Америка разделена пополам между победителями, но, разумеется, спустя много лет после поражения (действие разворачивается в 1962-м) сознательные американцы организуют глубоко засекреченное подполье. Занимаются повстанцы в основном распространением странной кинохроники, на которой показана победа в войне союзнических войск. Именно с этими пленками в руках в нейтральную зону между двумя Америками отправляются Джо и Джулс – юноша и девушка, пробующие свои силы в борьбе с режимом. (Кинопоиск)

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →