Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Квантофрения – навязчивое упование на статистику.

Еще   [X]

 0 

Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция (Лебединская К.С.)

Соавтор: Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М.

Эмоциональный нарушения - одна из наиболее частых причин отклонений психического развития у детей.

В книге подробно описываются различные, часто встречающиеся в детском возрасте нарушения эмоционального развития: трудности общения со взрослыми и сверстниками, тревожность, боязливость, страхи, упрямство, агрессия, повышенная эмоциональная истощаемость и другие, препятствующие свободному взаимодействию с окружающим миром.

Об авторе: Клара Самойловна Лебединская - выдающийся ученый, детский психиатр и педагог. Ближайшая ученица основательницы отечественной детской психиатрии Г.Е. Сухоревой еще…



С книгой «Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция» также читают:

Предпросмотр книги «Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция»

Лебединский В.В., Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция
Раздел I Структура базальной эмоциональной регуляции в норме и патологии
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=100" 
Глава 1. Базальная система эмоциональной регуляции  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=200" 
Глава 2. Уровни базальной системы эмоциональной регуляции
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=210" 
Уровень полевой реактивности  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=220" 
Уровень стереотипов  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=230" 
Уровень экспансии  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=240" 
Уровень эмоционального контроля
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=300" 
Глава 3. Формирование эмоциональной регуляции в раннем онтогенезе  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=400" 
Глава 4. Уровневый подход к патологии эмоциональной системы
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=411" 
Функциональные расстройства эмоциональной регуляции
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=411" 
А. Явления гиперфункции отдельных уровней  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=412" 
Б. Явления гипофункции отдельных уровней
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=420" 
Повреждение механизмов эмоциональной регуляции (на модели раннего детского аутизма)
Раздел II Коррекция эмоциональных расстройств у детей (на модели раннего детского аутизма)
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=510" 
Глава 5. Уровневый подход к коррекции эмоциональных нарушений
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=510" 
Основные задачи коррекции  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=520" 
Основные этапы коррекции
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=610" 
Глава 6. Установление эмоционального контакта
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=610" 
Общие принципы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=620" 
Установление контакта с аутичными детьми 1-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=630" 
Установление контакта с аутичными детьми 2-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=640" 
Установление контакта с аутичными детьми 3-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=650" 
Установление контакта с аутичными детьми 4-й группы
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=710" 
Глава 7. Коррекция страхов
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=710" 
Коррекция страхов у аутичных детей 1-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=720" 
Коррекция страхов у аутичных детей 2-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=730" 
Коррекция страхов у аутичных детей 3-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=740" 
Коррекция страхов у аутичных детей 4-й группы
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=810" 
Глава 8. Коррекция агрессивных проявлений
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=810" 
Общие принципы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=820" 
Коррекция агрессивных проявлений у аутичных детей 1-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=830" 
Коррекция агрессии у аутичных детей 2-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=840" 
Самоагрессия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=850" 
Агрессия по отношению к окружающим объектам и людям  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=860" 
Генерализованная агрессия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=870" 
Спонтанная свернутая психодрама  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=880" 
Агрессивный контакт как вариант свернутой психодрамы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=890" 
Коррекция агрессии у детей 3-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=891" 
Самоагрессия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=892" 
Агрессия по отношению к окружающим объектам и людям  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=893" 
Уничтожение ребенком результатов своей деятельности  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=894" 
Агрессивное отношение к близкому человеку  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=895" 
Генерализованная агрессия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=896" 
Устойчивые агрессивные действия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=897" 
Агрессивный контакт  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=898" 
Коррекция агрессии у аутичных детей 4-й группы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=899" 
Самоагрессия  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=900" 
Агрессия по отношению к окружающим объектам
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=910" 
Глава 9. Общая организация эмоционального поведения ребенка
 "autism.ru/read.asp?id=69&vo=910" 
Общие принципы  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=920" 
Формирование механизмов первого уровня аффективной организации поведения  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=930" 
Формирование механизмов третьего уровня аффективной организации поведения  "autism.ru/read.asp?id=69&vo=940" 
Формирование механизмов четвертого уровня аффективной организации поведения
БАЗАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Как известно, у человека морфологическим субстратом эмоциональной регуляции являются древние (подкорковые) и наиболее поздно возникшие (лобные) образования головного мозга. В эволюционном плане систему эмоциональной регуляции можно сравнить с геологическими напластованиями, каждое из которых имеет свою структуру и функцию. Эти образования находятся в тесном взаимодействии друг с другом, образуя иерархически усложняющуюся систему уровней.
В своих базальных основах эмоции связаны с инстинктами и влечениями, а в наиболее примитивных формах функционируют даже по механизму безусловных рефлексов.
Этот примитивный характер эмоционального реагирования в нормальном развитии не всегда выступает достаточно отчетливо. Патологические же случаи дают много примеров влияния элементарных эмоций на поведение. В ходе нормального онтогенеза ранние формы аффективного реагирования включаются в более сложные.
Особая роль в этом процессе принадлежит памяти и речи. Память создает условия для сохранения следов эмоциональных переживаний. В результате не только актуальные события, но и прошлое (а на основании их - и будущее) начинают вызывать эмоциональный резонанс. Речь в свою очередь обозначает, дифференцирует и обобщает эмоциональные переживания. Благодаря включению эмоций в речевые процессы первые теряют в своей яркости, непосредственности, зато выигрывают в осознанности, в возможности их интеллектуализации.
Эмоциональная система является одной из основных регуляторных систем, обеспечивающих активные формы жизнедеятельности организма (Анохин, 1975; Вилюнас, 1976, 1986; Изард„ 1980; Райковский, 1979; Симонов, 1970, 1985; и др.).
Как любая система регуляции, эмоциональная регуляция состоит из афферентного и эфферентного звеньев. Ее афферентное звено одной стороной обращено к процессам, происходящим во внутренней среде организма, другой - к внешней.
Из внутренней среды она получает информацию об общем состоянии организма (которое расценивается глобально как комфортное или дискомфортное), о физиологических потребностях. Наряду с этой постоянной информацией в экстремальных, часто патологических случаях возникают реакции на сигналы. обычно не доходящие до уровня эмоциональной оценки. Эти сигналы, часто связанные с витальным неблагополучием отдельных органов, вызывают состояния беспокойства, тревоги, страха и т. п.
Что касается информации, поступающей из внешней среды, то афферентное звено эмоциональной системы чувствительно к тем ее параметрам, которые непосредственно сигнализируют о возможности в настоящем или будущем удовлетворения актуальных потребностей, а также реагирует на любые изменения внешней среды, несущие угрозу или ее возможность в будущем. В круге явлений, чреватых опасностью, учитывается также информация, синтезируемая когнитивными системами: возможности сдвига среды в сторону неустойчивости, неопределенности, информационного дефицита.
Таким образом, когнитивная и эмоциональная системы совместно обеспечивают ориентировку в окружающем.
При этом каждая из них вносит свой особый вклад в решение этой задачи.
По сравнению с когнитивной эмоциональная информация менее структурирована. Эмоции являются своеобразным стимулятором ассоциаций из разных, порой не связанных друг с другом областей опыта, что способствует быстрому обогащению исходной информации. Это система "быстрого реагирования" на любые важные с точки зрения потребностной сферы изменения внешней среды.
Параметры, на которые опираются .когнитивная и эмоциональная системы при построении образа окружающего, часто не совпадают. Так, например, интонация, недружелюбное выражение глаз с точки зрения аффективного кода имеют большее значение, чем противоречащие этому недружелюбию высказывания. Интонация, выражение лица, жесты и другие паралингвистические факторы могут выступать как более значимая информация для принятия решения.
Несовпадения когнитивных и эмоциональных оценок окружающего, большая субъективность последних создают условия для различных трансформаций, приписывания окружающему новых значений, сдвигов в область ирреального. Благодаря этому в случае чрезмерного давления окружающего эмоциональная система осуществляет также защитные функции.
Эфферентное звено эмоциональной регуляции обладает небольшим набором внешних форм активности: это различные виды выразительных движений (мимика, экспрессивные движения конечностей и тела), тембр и громкость голоса.
Основной же вклад эфферентного звена - участие в регуляции тонической стороны психической деятельности2 Положительные эмоции повышают психическую активность, обеспечивают "настроенность" на решение той или иной задачи. Отрицательные эмоции, чаще всего снижая психический тонус, обусловливают в основном пассивные способы защиты. Но ряд отрицательных эмоций, таких как гнев, ярость, активно усиливают защитные возможности организма, в том числе на физиологическом уровне (повышение мышечного тонуса, артериального давления увеличение вязкости крови и т. д.).
Очень важно, что одновременно с регуляцией тонуса других психических процессов происходит тонизация и отдельных звеньев самой эмоциональной системы. Благодаря этому обеспечивается стабильная активность тех эмоций, которые в данный момент доминируют в аффективном состоянии.
Активация одних эмоций может облегчить протекание других, не поддающихся в данный момент непосредственному воздействию. И наоборот, одни эмоции могут оказывать тормозящее влияние на другие. Это явление широко используется в практике психотерапии. При сталкивании разных по знаку эмоций ("эмоциональный контраст") увеличивается яркость положительных эмоциональных переживаний. Так, сочетание небольшого страха с ощущением безопасности используется во многих детских играх (подбрасывание ребенка взрослым кверху, катание с гор, прыжки с высоты и т. д.). Такие "качели", по-видимому, не только активизируют эмоциональную сферу, но и являются своеобразным приемом ее "закаливания".
Потребность организма в поддержании активных (стенических) состояний обеспечивается постоянным эмоциональным тонизированием. Поэтому в процессе психического развития создаются и совершенствуются различные психотехнические средства, направленные на превалирование стенических эмоций над астеническими.
В норме существует баланс тонизирования внешней средой и аутостимуляцией. В условиях, когда внешняя среда бедна, однообразна, возрастает роль аутостимуляции и, наоборот, доля ее уменьшается в условиях разнообразия внешних эмоциональных стимулов. Одним из наиболее сложных вопросов психотерапии является выбор оптимального уровня тонизирования, при котором эмоциональные реакции протекали бы в заданном русле. Слабая стимуляция может оказаться малоэффективной, а сверхсильная может негативно изменить весь ход эмоционального процесса.
Особенно важен этот момент в патологии, где наблюдаются первичные нарушения нейродинамики. Явления гипо- и гипердинамии дезорганизуют эмоциональную регуляцию, лишают ее устойчивости и избирательности. Нарушения нейродинамики прежде всего отражаются на настроении, являющемся фоном для протекания отдельных эмоций. Для пониженного настроения характерны астенические эмоции, патологически повышенного - стенические.
Также важен уровень нарушения, определяющий качество патологического процесса.
Так, при явлениях гипердинамии патологические эмоции имеют стенический характер (проявления бурной радости, либо гнева, ярости, агрессии и т. д.).
В крайних вариантах гипердинамии можно предположить как бы "отнимание" энергии у других психических систем. Это явление имеет место при кратковременных сверхсильных эмоциях, сопровождающихся сужением сознания, нарушением ориентировки в окружающем. В патологии такие нарушения могут носить и более длительный характер.
Слабость (гиподинамия) нейродинамического процесса прежде всего будет проявляться на корковом (наиболее энергоемком) уровне в виде эмоциональной лабильности, быстрой пресыщаемостси. В более тяжелых случаях центр тяжести нарушений перемещается с высших на базальные центры, которые уже не в состоянии поддерживать собственную энергетику на нужном уровне. В этих случаях на угрозу витальным константам организма эмоциональная система отвечает тревогой, страхом.
Возникновение таких кризисных явлений наблюдается при различной патологии, особенно часто - при длительной психогенной травматизации.
По Дж. Каплану (Capan G., 1963) и др., реакция на затяжную психогенную ситуацию развертывается по известному механизму стресса: первоначально наблюдается рост напряжения, стимулирующий привычные схемы решения проблемы, в случае их малой эффективности наблюдается мобилизация всех внутренних и внешних источников; при неуспехе возникают тревога, депрессия. Явления тяжелого эмоционального истощения могут иметь катастрофические последствия для жизнедеятельности организма.
В связи с этим в процессе эволюции не мог не создаться специальный механизм, предохраняющий организм от энергетических трат, превосходящих его возможности.
Можно думать, что такой генетически ранней формой защиты, наблюдаемой у животных, является поведение, названное "смещенной активностью". В конфликтных условиях, когда определенное требуемое поведение не может быть реализовано, включается другой тип реагирования, ситуационно не связанный с первым. Так, например, по наблюдениям этологов, чайка, которая только что демонстрировала агрессивное поведение при угрозе неудачи внезапно прекращает агрессию и обращается к чистке собственных перьев, клеванию и т. д. Возникшее напряжение находит обходной путь, выливается в другие формы активности.
Среди исследователей существуют различные точки зрения на характер этого механизма. Одни рассматривают "смещенную активность" как результат действия особого центрального механизма в условиях конфликта, переключающего возбуждение на другие моторные пути. Другие считают, что в этом случае возникает взаимоторможение противоположных состояний (например, страха и агрессии). Это ведет к растормаживанию других стереотипов поведения (Хайнд, 1975).
Однако, как бы ни был построен конкретный механизм "смещенного поведения", его задача не допустить степени напряжения, опасной для жизни организма.
Создается впечатление, что в описанном К. Левином феномене "пресыщения" имеется сходный механизм защиты от эмоционального перенапряжения. Признаками "пресыщения" являются: сначала - появление вариаций, изменяющих смысл действия, а затем - и его распад. В ситуации, когда, невозможно прекратить действие, вызвавшее пресыщение, легко возникают негативные эмоции, агрессия.
Как показали опыты Дембо, пресыщение нарастает тем быстрее, чем изначально более аффективно заряженной была ситуация, (независимо от знака эмоции: + или -)Скорость нарастания пресыщения определяется не только характером эмоции, но и силой аффективного возбуждения. При этом если в условиях пресыщения смена одного действия другим еще возможна (что многократно подтверждено экспериментально), то в условиях истощения попытка смены действия уже не дает эффекта.
Таким образом, наиболее значимой является граница, отделяющая физиологическое напряжение, свойственное нормальному процессу, от патологического, ведущего к невосполнимым энергетическим тратам. Сильное патологическое напряжение представляет опасность для всего организма, энергетические возможности которого ограниченны. Можно думать, что система эмоциональной регуляции "держит руку" на пульсе энергетического баланса организма и в случае опасности она посылает сигналы тревоги, интенсивность которых увеличивается по мере нарастания угрозы организму.
УРОВНИ БАЗАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Взаимодействие с окружающим миром, реализация потребностей человека могут происходить на разном уровне активности и глубины аффективного контакта со средой. Эти уровни в соответствии со сложностью стоящей перед субъектом поведенческой задачи требуют разной степени дифференцирования аффективной ориентировки и разработки механизмов регуляции поведения.
Попытки проследить закономерности углубления и активизации контакта со средой привели нас к выделению четырех основных уровней его организации, составляющих единую, сложно координированную структуру базальной аффективной организации. Эти уровни разрешают качественно различные задачи адаптации. Они не могут подменить друг друга, и ослабление или повреждение одного из уровней приводит к общей аффективной дезадаптации. В то же время чрезмерное усиление механизмов одного из них, выпадение его из общей системы тоже могут стать причиной аффективной дефицитарности.
Далее рассмотрим эти уровни, определяя разрешаемые ими смысловые задачи, механизмы регуляции поведения, характер ориентировки, тип поведенческих реакций, вклад уровня в осуществление тонической регуляции. Мы попытаемся также проследить, как строятся межуровневые взаимодействия и складывается единая система базальной аффективной организации.
 
УРОВНИ БАЗАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Уровень полевой реактивности
На воздушном океане, Без руля и без ветрил, Тихо плавают в тумане Хоры стройные светил...
М. Ю. Лермонтов Первый уровень аффективной организации, по-видимому, исходно связан с наиболее примитивными, пассивными формами психической адаптации. Самостоятельно он может выступать лишь в условиях тяжелой психической патологии, однако его значение как фонового уровня велико и в условиях нормы.
В русле осуществления аффективно-смысловой адаптации к окружающему этот уровень участвует в решении наиболее базальных задач защиты организма от разрушающих влияний внешней среды. Его приспособительным смыслом является организация аффективной преднастройки к активному контакту с окружающим: предварительная примитивная оценка самой возможности, допустимости контакта с объектом внешнего мира еще до непосредственного соприкосновения с ним. Этот уровень обеспечивает постоянный процесс выбора позиции наибольшего комфорта и безопасности.
Аффективная ориентировка на этом низшем уровне направлена на оценку количественных характеристик воздействия внешней среды. Важнейшим аффективным релизером здесь является изменение интенсивности воздействия, в связи с чем особый аффективный смысл для субъекта приобретает движение объектов относительно него. Существенной также является здесь и аффективная оценка пространственных пропорций предметов, их расположения относительно друг друга и субъекта. Можно думать, что именно эти данные заключают в себе аффективную информацию о потенциальной возможности их движения. Пространственные пропорции сигнализируют о степени устойчивости, равновесии объектов, возможности свободного движения между ними и в то же время о гарантиях защищенности субъекта ближними объектами от неожиданного воздействия дальних.
Для аффективной ориентировки этого уровня характерно, во-первых, то, что она происходит вне активного избирательного контакта с окружающим, в пассивном запечатлении дистантных воздействий, во-вторых, то, что информация в ней воспринимается не как ряд отдельных аффективных сигналов, а, скорее, как целостное симультанное отражение интенсивности воздействия всего психического поля в целом Здесь аффективно оценивается некая карта "силовых линий" психического поля
Аффективное переживание на этом уровне еще не содержит явной положительной или отрицательной оценки полученного впечатления. Оно связано лишь с общим ощущением комфорта или дискомфорта в психическом поле Ощущение дискомфорта очень мимолетно, нестойко, потому что оно мгновенно вызывает двигательную реакцию, перемещающую индивида в пространстве, и смутно переживается лишь как сам миг ее инициации.
Интересно, что при попытках осознания смутных аффективных впечатлений этого уровня выясняется, что их практически невозможно выразить вербально. Максимум, что можно сделать в этом случае, это сказать "Что-то заставило меня обернуться", или "Чем-то мне это место сразу не понравилось", или "Здесь чувствуешь себя удивительно легко". Необходимо также подчеркнуть, что эта форма примитивной аффективной оценки ограничена непосредственной ситуацией, ее данным моментом и почти не оказывает активного влияния на последующее поведение субъекта. (Видимо, это и есть то самое смутное "первое впечатление", за неследование которому мы так часто упрекаем себя потом.)
Тип адаптивного аффективного поведения, характерного для данного уровня, наименее энергоемок, чрезвычайно прост, но, адекватен для решения круга его задач. Выбор пространственной позиции, оптимальной для психического комфорта, осуществляется бессознательно, автоматически, в пассивном движении по "силовым линиям" поля - приближением к объектам, воздействующим в режиме комфорта, и удалением от дискомфортных влияний. Оценка воздействия как дискомфортного может возникать не сразу, а по мере его накопления во времени.
Пассивное, определяемое извне движение может быть сравнимо с примитивными психическими тропизмами. Единственным аффективным механизмом этого уровня, охраняющим человека от воздействий разрушающей силы, выводящим его в позицию безопасности и комфорта, является аффективное пресыщение. Как известно, именно оно предупреждает возникновение физиологического истощения, представляющего реальную опасность для организма.
Это еще очень примитивный механизм регуляции взаимодействия с окружающим Он наименее избирателен - реагируя только на интенсивность, не оценивает качества воздействия и организует наиболее пассивные формы поведения Реакции субъекта здесь определяются только внешними воздействиями. Пассивно уклоняясь от сверхсильных раздражении, он занимает максимально комфортную позицию.
В то же время этот аффективный механизм, несмотря на всю его примитивность, необходимо участвует в разбитых формах эмоциональной регуляции. Это понятно, так как переживание любой степени сложности включает в себя параметр интенсивности. Этот уровень во многом определяет человеческое поведение в жилой среде обживание двора, улицы, выбор места отдыха. Можно проследить фоновый вклад первого уровня в регуляцию процесса общения, где он, определяя аффективную дистанцию контакта, обеспечивает индивиду безопасность и эмоциональный комфорт.
Этот уровень аффективной регуляции, вероятно, вносит важный вклад и в организацию процесса творческого решения задач. Усмотрение новых целостных структурных отношений в окружающем во многом, видимо, связано с подключением к поиску решения этого базального уровня ориентировки. Такая тесная связь творческих процессов с базальными уровнями аффективной организации возможно объяснит присутствие в них элементов непредсказуемости, неосознанности, слабости активной произвольной организаций, ощущение решения как наития. Ощущение красоты, гармонии является первым сигналом правильности возникающего решения.
Как и более сложные уровни аффективной организаций, первый уровень вносит свой специфический вклад в поддержание психической активности, регуляцию тонуса аффективных процессов. Как низший уровень, он обеспечивает организаций наименее энергоемких пассивных реакции и осуществляет наименее избирательную регуляцию аффективного тонуса. Поскольку он наиболее, чувствителен к пресыщению, то и отвечает за снятие сверхсильного напряжения как положительного, так и отрицательного, поддерживая состояние аффективного комфорта. Поддержание такого состояния покоя обеспечивается стимуляцией человека специфическими, витально значимыми для этого уровня впечатлениями. Как уже отмечалось выше, они связаны с переживанием аффективного комфорта в пространстве, дающим субъекту ощущение равновесия в окружающем.
Кроме того, аффективно значимыми на этом уровне являются впечатления динамики интенсивности внешних воздействии, движения, изменение освещения, пространственных соотношений в окружающем. Эта динамика "дыхания" внешнего мира в некоторых пределах интенсивности не воспринимается субъектом как побуждение к непосредственной двигательной реакции, а наоборот, погружает его в состояние "завороженности", доставляя то же чувство глубокого аффективного умиротворения, покоя.
Обращаясь к аффективному опыту читателя, мы рассчитываем, что каждый, вероятно, может вспомнить свою зачарованность в детстве движением пылинок в солнечном луче, мельканием теней от забора, созерцанием орнамента на обоях, движением по узору плиток на тротуаре. Каждый знает умиротворяющую роль созерцания бликов воды и огня, движении листьев и облаков, улицы за окном, гармоничного пейзажа. Эти витально необходимые ему впечатления человек получает как в связи с независимой от него динамикой внешнего мира, так и собственным движением в нем. Однако и в том и в другом случае они связаны с отрешенным созерцанием происходящего вокруг, как бы погружением и растворением в нем.
В процессе психического развития, усложнения эмоциональной жизни субъект начинает ощущать все большую потребность е поддержании душевного равновесия, снятии напряжения В связи с этим на основе элементарных впечатлений первого уровня начинают формироваться активные психотехнические приемы стабилизации аффективной жизни.
Примером разработки приемов прямого активного воздействия подобными впечатлениями могут служить некоторые традиционные восточные способы обретения душевного равновесия. Стимуляция человека элементарными "чистыми" впечатлениями этого уровня, сосредоточением, например, на колебании пламени свечи, сознательное активное чередование восприятия "фигуры и фона в зрительном поле дают ему возможность произвольного достижения состояния глубокого покоя, растворения в окружающем. Подобные приемы в настоящее время входят в состав общепринятых систем психотерапии и аутотренинга.
Они используются и в случаях необходимости экстренного вмешательства в регуляцию эмоциональных процессов, в медицинской практике, в адаптации индивида к экстремальным условиям.
В обычной жизни мы также испытываем постоянное, активно охраняющее влияние этого уровня, но оно осуществляется более опосредованно, пространственной организацией всей окружаю щей среды. Гармоническая организация интерьера жилища, пропорций одежды, предметов обихода, самого дома человека, окружающего пейзажа вносят покой, гармонию и в его внутреннюю эмоциональную жизнь. Приемы такой эстетической организации окружающего накапливаются в семейных, национальных, культурных традициях. Традиционный культурный уклад жизни сосредоточивает субъекта на этих необходимых для него впечатлениях, помогает ему присвоить психотехнические приемы эстетической организации среды.
Эстетическая организация является необходимой для любого уклада жизни человека Мы знаем, какое значение придавалось ей в традиционном крестьянском быту, какие силы, несмотря на суровость условий жизни, тратились, например, на орнаментальное украшение жилища, одежды, орудий труда, предметов быта. Мы знаем также, какого утонченного развития достигают эти приемы с развитием цивилизации, как изощряется эстетика архитектурных пропорций, планировки садовых и парковых ансамблей с их культурами регулярного или пейзажного стиля, сада камней, фонтанов. Ни одно тонизирующее и аффективно стабилизирующее впечатление от искусства, архитектуры не обходится, конечно, без вклада ощущения соразмерности, гармонии, обеспечиваемого первым уровнем.
Можно сказать, что, выполняя фоновые функции в осуществлении эмоционально-смысловой адаптации к окружающему, обеспечивая тоническую регуляцию аффективных процессов, этот уровень осуществляет и свое культурное развитие.
 
УРОВНИ БАЗАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Уровень стереотипов
И с каждой осенью я расцветаю вновь; Здоровью моему полезен русский холод, К привычкам бытия вновь чувствую любовь; Чредой находит сон, чредой приходит голод...
А. С. Пушкин Второй уровень аффективной организации является следующей ступенью углубления аффективного контакта со средой и осваивает новый слой аффективных реакций. Он играет важнейшую роль в регуляции поведения ребенка первых месяцев жизни, в отработке его приспособительных реакций - пищевых, оборонительных, установления физического контакта с матерью, затем развивается как необходимый фоновый компонент сложных форм адаптации, определяя полноту, своеобразие чувственной жизни человека.
Основной адаптационной задачей этого уровня является регуляция процесса удовлетворения соматических потребностей. Второй уровень устанавливает аффективный контроль за функциями самого организма, упорядочивает, психосоматические ощущения и аффективно связывает их с внешними сигналами о возможности реализации потребности, фиксирует способы удовлетворения. Можно сказать, что основной задачей этого уровня является адаптация субъекта к окружающему, выработка аффективных стереотипов сенсорного контакта с ним.
Этот шаг в переходе к активной избирательности в адаптации к окружающему обусловлен усложнением аффективного механизма регуляции поведения. Мы наблюдаем, что на первом уровне поведение субъекта целиком определяется механизмом аффективного пресыщения. При его господстве субъект оценивает впечатление только по параметру интенсивности и пассивно подчиняется внешним воздействиям. Собственная активность его при этом минимальна. Второй уровень ограничивает равномерное действие механизма пресыщения и тем преодолевает диктат внешнего поля, обеспечивает возможность активного выделения и воспроизведения определенных впечатлений. Это происходит за счет введения второго параметра аффективной оценки. Усложняется аффективная структура психического поля: оценку воздействия по интенсивности начинает коррегировать оценка его качества - соответствия или несоответствия витальным нуждам организма. Положительные переживаний становятся более устойчивыми к пресыщению, что обеспечивает субъекту возможность активного сенсорного контакта со средой во все время удовлетворения потребности. В то же время субъект приобретает повышенную чувствительность к любым нарушениям процесса удовлетворения потребности. Такие впечатления оцениваются как дискомфортные вне зависимости о интенсивности воздействия. Так возникает примитивная аффективная избирательность в контакте с окружающим.
На этом уровне качественно оцениваются сигналы из окружающего и внутренней среды организма. Здесь аффективно Осваиваются ощущения всех модальностей: вкусовых, обонятельных, слуховых, зрительных, тактильных и трудно дифференцируемые комплексные ощущения соматического благополучия и неблагополучия. При этом наиболее аффективно значимыми являются элементарные сигналы внутренней среды организма. Именно они, соединяясь с исходно нейтральными внешними впечатлениями, аффективно упорядочивают их. Так, в аффективном распространении "от себя" происходит превращение нейтральных ощущений в значимые, насыщение внешнего поля внутренним индивидуальным смыслом.
В связи с сосредоточенностью этого уровня на аффективной регуляции ритмически организованных соматических процессов и на выработке стереотипов удовлетворения потребности, основанных на повторяемости внешних условий, этот уровень проявляет особую чувствительность к различным ритмическим воздействиям. Если для первого уровня аффективной ориентировки характерна была направленность на пассивное симультанное отражение воздействия психического поля в целом, то здесь уже происходит выделение простейшей временной, сукцессивной организации впечатлений.
Как пример первых успехов этого уровня аффективной ориентировки можно выделить усвоение ребенком режима кормления, установления аффективной связи между видом бутылочки и удовольствием от еды, появление предвосхищающей позы перед взятием на руки и т. п.
Эмоциональное переживание на втором уровне ярко окрашено удовольствием и неудовольствием. Как приятные на этом уровне переживаются впечатления, связанные с удовлетворением потребности, сохранением постоянства условий существования, привычного временного ритма воздействий. Неприятны, болезненны здесь впечатления, связанные с помехами в удовлетворении желания, свидетельствующие об изменении условий жизни и неадекватности сложившегося аффективного стереотипа поведения. Характерно, что здесь отрицательно переживается и само напряжение потребности, неудовлетворенного желания. Ситуация нарушения привычной аффективной связи и задержка уже "заявленного" приятного ощущения здесь почти непереносимы. Этот уровень "не любит", не может ждать. Непереносимость сенсорного дискомфорта, нарушения режима характерны для детей раннего возраста, когда второй уровень играет важнейшую роль в адаптации. В тяжелых случаях раннего нарушения аффективного развития, когда ведущим в приспособлении к окружающему длительно остается второй уровень, ребенок и более старшего возраста со страхом воспринимает изменения в окружающей обстановке, нарушение привычного режима, оценивает задержку исполнения желания как катастрофу.
Переживание на данном уровне тесно связано с сенсорным ощущением. Как обсуждалось выше, аффективная ориентировка осуществляется проецированием вовне внутренних состояний, связыванием сложных дистантных впечатлений более элементарными вкусовыми, контактными, обонятельными. Аффективное переживание поэтому здесь тоже является комплексным соединением простого и сложного. Этому уровню мы обязаны переживаниями синестезии. Каждый из нас знает, что цвет может быть ядовито-зеленым, вызывающим оскомину, звук может быть скребущим или бархатным, свет-режущим или мягким, а взгляд - липким или острым, голос - сдобным, лицо - смятым, мысли - грязными и т. п. Вспомним переживания героя чеховской повести: "Пока она пела, мне казалось, что я ем спелую, сладкую, душистую дыню" ("Моя жизнь").
Второй уровень обладает яркой и стойкой аффективной памятью. Случайное сенсорное ощущение может восстановить у человека даже впечатления далекого прошлого. Это имеет огромное значение для аффективной адаптации человека. Второй уровень фиксирует устойчивую аффективную связь между впечатлениями и создает аффективный опыт сенсорного взаимодействия человека со средой, определяя его индивидуальные вкусы. Можно сказать, что этот уровень аффективной организации в большой мере закладывает основы формирования индивидуальности человека, и ребенок раннего возраста совершает большую работу, выявляя свои собственные пристрастия в сенсорных контактах со средой. Аффективный, образ мира на этом уровне его организации обретает определенность, устойчивость,. индивидуальную окраску, но вместе с тем является еще комплексом ассоциативно связанных, чувственно ярко окрашенных впечатлений.
Типом поведения, характерным для этого уровня аффективной адаптации, являются стереотипные реакции. Конечно, это еще очень примитивный уровень поведенческой адаптации. Исходно он опирается, вероятно, на небольшой набор врожденных стандартных реакций, обеспечивающих приспособление новорожденного к матери, и удовлетворение его органических потребностей. Однако в процессе психического онтогенеза вырабатывается и накапливается арсенал индивидуальных стереотипов сенсорного контакта со средой, привычек, которым человек стремится следовать. Эти привычки определяют нашу особую манеру контакта с миром: "привык пить горячий крепкий чай", "не ем мяса", "люблю купаться в холодной воде", "не переношу жары", "не терплю шумных мест", "предпочитаю обувь без каблуков", "люблю вставать рано", "не могу жить без сладкого", "меня тянет потолкаться в праздничной толпе".
Аффективные стереотипы являются необходимым фоновым обеспечением самых сложных форм поведения человека. Отсутствие привычного сорта бумаги или потеря любимой ручки могут помешать процессу творчества ученого или писателя. По воспоминаниям О. Л. Книппер-Чеховой, отсутствие привычных духов настолько мешало ей в исполнении роли Раневской, что иногда дирекции театра приходилось отменять спектакль "Вишневый сад".
Аффективная фиксация субъектом способов контакта со средой дает ему возможность вырабатывать оптимальную для себя манеру взаимодействия с окружающим. С другой стороны, однако, эта особая аффективная избирательность может сделать субъекта и болезненно уязвимым к нарушению привычного стереотипа. Прекрасно адаптируя нас к привычным условиям, этот уровень оказывается несостоятельным в условиях нестабильных. Примером такой несостоятельности может служить вышеприведенный пример.
В процессе аффективно смысловой адаптации первый и второй уровни вступают в сложно организованное взаимодействие. Оба они направлены на разрешение единой проблемы аффективной адаптации человека к окружающему, но конкретные задачи одного полярны задачам другого. Если первый уровень обеспечивает пассивную аффективную адаптацию к динамике внешнего мира, то второй осуществляет приспособление окружающего к себе, устанавливая с ним стабильные отношения. Полярны и методы решения этих задач: первый настраивает на аффективное восприятие изменений в окружающем; второй - на стабильные признаки; первый ориентирует на оценку целостного соотношения воздействующих сил, второй - на избирательное выделение из фона аффективно значимых сигналов; первый организует пассивное движение по силовым линиям поля, второй - собственные стереотипные реакции.
Второй уровень как более активный и сложно организованный в большей степени задает аффективный смысл поведения и является ведущим по отношению к первому. Он может, например, в определенных пределах подправить и даже подавить оценку первого, и аффективный сигнал "слишком сильно" начинает игнорироваться при положительной качественной оценке впечатления. Так, человек может с наслаждением глотать острую, обжигающую еду, пить ледяную, ломящую зубы воду и т. п. Здесь в совместном действии аффективные механизмы второго уровня контролируют решения первого.
Рассмотрим теперь вклад второго уровня аффективной организации в осуществление тонической функции аффективной сферы - поддержания активности и стабильности аффективных процессов.
Как указывалось выше, направленность на активное взаимодействия со средой поддерживается на этом уровне ощущением удовольствия от благоприятного протекания внутренних соматических процессов и качественно приятного сенсорного контакта со средой. Усиливая, фиксируя, разнообразя это удовольствие, мы поддерживаем свою активность, устойчивость в контактах с миром, заглушаем неприятные ощущения.
Таким образом, особенностью этого уровня является то, что он обеспечивает уже не общее равновесие, а избирательно усиливает стенические состояния и противодействует развитию астенических. На основе тонизирования соматической сферы развиваются многочисленные способы аутостимуляции, поддерживающие радость от ощущения всей чувственной фактуры окружающего миря и благополучия собственных проявлений в нем: здоровья, силы, красок, запахов, звуков, вкуса, прикосновения. Удовольствие на этом уровне, как уже подчеркивалось выше, усиливается при ритмической организации воздействия.
Эта необходимая аутостимуляция происходит не только в процессе естественных обыденных и утилитарных контактов со средой очень рано у человека формируется специальное влечение к приятным сенсорным впечатлениям как к таковым. Уже младенец может начать сосать пустышку или палец, дополнительно получая при этом приятные оральные впечатления. Он требует любимую яркую погремушку, с наслаждением прыгает в кроватке лепеча, получает удовольствие от игры со звуками. Позже эта потребность находит выражение в детском стремлении к движению ради ощущения радости самого движения, в играх с сенсорно яркими ощущениями - возне с водой, песком, красками, светящимися и звучащими игрушками, в любви к ритмизации и рифмованию слов. Во взрослом возрасте мы боремся с пресыщением, ритмично постукивая ногой, а для того чтобы набраться бодрости, "прописываем" себе прогулки и бег, купание, ощущение травы и песка босой ногой, запах тополиной почки и т. п.
Аффективные механизмы тонизирования соматической сферы в процессе культурного развития человека превращаются в сложные психотехнические приемы поддержания положительных эмоциональных состояний. Культурные традиции накладывают запреты на примитивные способы самораздражения (сосание пальца, онанизм) и предлагают приемлемые образцы, дают направление их развитию. Субъект присваивает их (так же, как и психотехнические приемы первого уровня) под влиянием культурного уклада жизни. Семейный, национальный уклад может привлекать специальное внимание субъекта к самым простым положительным сенсорным впечатлениям: воспитывать, например, умение получать наслаждение от глотка холодной ключевой воды, ритма движения обычной крестьянской работы, но может развивать и все большую дифференциацию чувственного контакта со средой. Утоньшение вкусов может обусловливать и развить гурманство, сибаритство. Эти расходящиеся тенденции отражаются, например, в различных национальных кулинарных традициях.
Приемы активной стимуляции человека ритмически организованными сенсорными впечатлениями лежат в основе развития. Народных песен, танцев, пения с их тенденцией к ритмическому. Повтору, кружению, раскачиванию, прыжкам. Ими аффективно насыщаются ритуальные действа, религиозные обряды и т д. Более того, психотехнические приемы этого уровня во многом питают и развитие таких высоких культурных форм, как искусство музыки, живописи и даже литературы (особенно - поэзии), поскольку их аффективное воздействие на человека организуется ритмически и неотделимо от непосредственного чувственного переживания, обращения к аффективной памяти человека.
Рассматривая выше взаимодействие первого и второго уровня в аффективно смысловой организации поведения человека, мы говорили о возникновении между ними иерархических отношений, о том, что второй уровень как более активный начинает определять аффективный смысл поведения.
Взаимодействие же первого и второго уровней в осуществлении тонической регуляции аффективных процессов строится по-другому. Трудно найти культурный психотехнический способ аффективной регуляции, в котором были бы использованы приемы только первого или второго уровней. Как правило, они действуют совместно. Вопрос, "кто из них главный", здесь часто звучит бессмысленно. Что аффективно доминирует в картине - ее безупречная композиция, экспрессия, формы или цвет? Возможно, и то и другое. Что наиболее воздействует в искусно подобранном букете- его пространственная, цветовая организация или запах. По-разному может быть. Отношения уровней здесь характеризуются большей степенью свободы, они оба могут и доминировать и создавать аффективный фон друг для друга. Психотехнические приемы развиваются параллельно и поддерживают друг друга в решении единой задачи стабилизации аффективной жизни человека.
В неблагоприятных условиях может проявиться дисфункция этого уровня. В длительно психотравмирующей ситуации, при невозможности выхода из нее могут развиваться гиперкомпенсаторные действия, субъективно заглушающие неприятные угрожающие впечатления. Это нарушает баланс между смысловой и динамической функцией аффективной регуляции, и уровень теряет свой приспособительный смысл.
Пример такой дисфункции дают личные наблюдения Б. Бетельхейма в концлагере, где у части заключенных (другие называли их "мусульманами") появлялась склонность к раскачиванию и другим стереотипным движениям. Сосредоточиваясь на этих ощущениях, они переставали реагировать на окружающее. Сходные нарушения наблюдаются и при госпитализме, описанном Боулби и Спитцем у детей раннего возраста, длительно лишенных контакта с близкими. Здесь уже не столько острые травмы, сколько реально невосполнимый недостаток положительных впечатлений обусловливает развитие у детей гиперкомпенсаторных аутостимулирующих действий, создающих субъективный комфорт, но препятствующих развитию активного взаимодействия со средой. В основном эти аффективные аутостимулирующие действия связаны с раскачиванием, другими моторными стереотипиями, самораздражением.
УРОВНИ БАЗАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Уровень экспансии
Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья…
    Боязнь, сопровождающая молодые наши проказы, составляет и главную их прелесть.
А. С. Пушкин Третий уровень аффективной организации поведения представляет следующую ступень развития эмоционального контакта со средой. Его механизмы начинают постепенно осваиваться ребенком во втором полугодии жизни, и это позволяет ему перейти к активному обследованию и освоению окружающего мира. Позже этот уровень сохраняет свое значение и обеспечивает нам активную адаптацию к ситуации нестабильной, когда аффективный стереотип поведения становится несостоятельным.
Активная адаптация к новым условиям предполагает возможность разрешения особого класса аффективно-смысловых задач: обеспечение достижения аффективно значимой цели в преодолении неожиданных препятствий на пути к ней. Преодоление препятствия, овладение неизвестной, опасной ситуацией - аффективная экспансия к окружающему миру является приспособительным смыслом этого уровня аффективной регуляции.
Рассмотрим, как складывался аффективный механизм этого уровня. Как говорилось выше, на первом уровне поле воздействовало на индивида своими физическими характеристиками я его задачей было "вписаться" в эти воздействия, найдя оптимальную позицию. Второй уровень ввел уже оценку поля не только по интенсивности, но и по качеству, в координатах своего соматического "Я".
На третьем уровне происходит дальнейшее усложнение структуры поля. В нем выделяются не только объекты желания, но и барьеры.
Это становится возможным благодаря тому, что положительные и отрицательные воздействия оцениваются здесь не сами по себе, а в общей структуре. При этом, однако, сама структура организована по закону силы: положительный заряд ее должен значительно превосходить отрицательные впечатления.
Целостная положительная оценка всего поля дает возможность сосредоточения на исходно неприятных впечатлениях неожиданных воздействий. Таким образом, третий уровень "отвоевывает" у пресыщения и часть отрицательных впечатлений. Само появление нового воздействия, препятствия становится здесь поводом для запуска исследовательского поведения, поиска путей преодоления трудностей.
Более того, препятствие может оцениваться здесь не только как отрицательная величина, но и стать необходимым для субъекта положительным впечатлением, т е барьер может изменить знак "-" на "+".
Активное взаимодействие с окружающим делает для индивида витально необходимой оценку своих сил, рождает у него потребность в столкновении с барьером 8. Только так он может получить информацию о границах своих возможностей. Так, ориентировка в возможности овладеть ситуацией оборачивается здесь ориентировкой субъекта в собственных силах. Можно сказать, что если первый уровень оценивал интенсивность воздействия среды на субъекта, то третий уровень оценивает силу воздействия субъекта на среду.
Однако аффективная ориентировка этого уровня еще очень ограниченна. Субъект оценивает здесь лишь условия достижения аффективной цели без учета последствий удовлетворения влечения. Эта ограниченность становится более выраженной с усилением влечения, она может проявиться и в неадекватной оценке возможности преодоления препятствия. Ригидность возникшей силовой структуры может обусловить возникновение иллюзии доступности желаемого при самых явных свидетельствах о невозможности его удовлетворения.
Аффективные переживания третьего уровня связаны не с самим удовлетворением потребности, как это было на втором уровне, а с достижением желаемого. Они отличаются большой силой и полярностью. Здесь приходится говорить не столько о положительных и отрицательных, сколько о стенических и астенических переживаниях. Если на втором уровне нестабильность ситуации, неизвестность, опасность, неудовлетворенное желание всегда вызывают тревогу, страх, то на третьем эти же впечатления мобилизуют субъекта на преодоление трудностей. При этом он может .испытать любопытство к неожиданному впечатлению, азарт в преодолении опасности, гнев в стремлении к уничтожению преграды. Угрожающие и дискомфортные впечатления, однако, мобилизуют и бодрят субъекта только при условии предвкушения победы, его уверенности в возможности овладения ситуацией. Переживание беспомощности, невозможности борьбы, отчаяния обусловливают регресс аффективных отношений &heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →