Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Американцы съедают 500 миллионов фунтов арахисового масла ежегодно – его хватило бы, чтобы покрыть все дно Большого каньона.

Еще   [X]

 0 

Исцеляющая сила чувств (Падус Эмрика)

Книга знакомит с новыми способами определения составляющих психического здоровья человека. Вы сможете вывести индивидуальную формулу своего успеха, основанную на особенностях вашего организма, и убедитесь в том, что в вашей власти изменить собственное самоощущение.

Год издания: 2008

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Исцеляющая сила чувств» также читают:

Предпросмотр книги «Исцеляющая сила чувств»

Исцеляющая сила чувств

   Книга знакомит с новыми способами определения составляющих психического здоровья человека. Вы сможете вывести индивидуальную формулу своего успеха, основанную на особенностях вашего организма, и убедитесь в том, что в вашей власти изменить собственное самоощущение.


Эмрика Падус Исцеляющая сила чувств

Предупреждение

   Информация и идеи данной книги предназначены для того, чтобы дополнить лечение, предписанное вашим врачом, а не заменить его. Автор предостерегает вас: не пытайтесь самостоятельно ставить себе диагноз или приниматься за самолечение от серьезной болезни без помощи компетентного специалиста. Все больше врачей готовы сотрудничать с клиентами, которые желают улучшить свой режим питания и образ жизни; если вы проходите курс лечения или принимаете медикаменты, мы предлагаем обсудить этот вариант с вашим лечащим врачом.

Предисловие

   Как нашему телу, чтобы достичь максимального здоровья и энергии, требуется определенный баланс витаминов, протеинов и других питательных веществ, – точно так же каждый из нас нуждается в индивидуальном балансе умственных «питательных веществ», чтобы психика наша оставалась позитивной, уравновешенной и творческой.
   Многие люди – наверное, большинство – этого не осознают. Они верят, что счастье – результат удачного стечения обстоятельств. Если солнце светит, ваши акции растут, а ваш вес снижается, вы счастливы. И вдруг – хлоп! – и вы несчастны.
   Только это не соответствует действительности. Никоим образом.
   Современная холистическая (целостная) психология говорит, что в нашей власти изменить собственное самоощущение. Более того, это наша обязанность – создать хорошие, позитивные чувства, которые придают жизни ценность. И новая холистическая психология учит нас, как этого добиться.
   Новые духовные учителя говорят нам – и доказывают это бесчисленными исследованиями, – что наша психологическая установка оказывает мощное влияние на наше физическое здоровье. Как вы убедитесь, прочитав эту книгу, наш склад ума и наши эмоции могут либо действовать как могучий щит против всевозможных болезней – от головной боли до рака, – либо, наоборот, могут причинить любые недомогания – весь набор вплоть до сердечного приступа.
   Следовательно, наша способность контролировать и изменять собственные установки и эмоции служит двум целям: счастью и здоровью.
   Лично я верю, что мы нынче находимся на этапе некоего прорыва и все больше понимаем, что определенные мысли, чувства и переживания являются витаминами А, В и С, поддерживающими эту связь между счастьем и здоровьем. Фактически уже существуют особые предписания – «умственная диета», если хотите – относительно мыслей и поведения, которые могут восстановить телесное и душевное здоровье. Доктор философии Дэвид Бреслоу рекомендовал «десять крепких объятий в день» в качестве суточной нормы уже десятилетие тому назад, когда я впервые встретился с ним в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. В то время я думал, что это несколько странный подход к делу. Сегодня я понимаю, что это было озарение – равнозначное, возможно, сделанному более ста лет назад открытию, что если ежедневно съедать по свежему лимону, то можно предотвратить цингу, ужасную болезнь, вызываемую недостатком витамина С.
   Вы, наверное, думаете, что чувства отчуждения или одиночества – а именно от них спасают крепкие объятия (и сердечное тепло, и любовь) – ни в какое сравнение не идут с физическими болезнями наподобие цинги, которая разрушает кровеносные сосуды и от которой выпадают ваши зубы. Но не будьте столь уверены.
   Если вы профессионально занимаетесь диетологией, вы должны знать, что у японцев очень низкий уровень сердечных заболеваний. Однако, когда японцы эмигрируют на Гавайи и начинают есть больше западной пищи, которая богаче жирами, нежели их традиционная диета из овощей, риса и рыбы, число сердечных приступов у них возрастает. А когда японцы живут в Калифорнии несколько лет, полностью переходя на западный режим питания, процент сердечных приступов поднимается еще выше. Но ученые, проверив данные, полученные в этих исследовательских проектах, обнаружили, что некоторые японцы, живущие в Калифорнии, оказались относительно неуязвимыми перед этой новой напастью – сердечными заболеваниями. Разница между этой группой и прочими, как выяснилось, скорее всего, никак не была связана с режимом питания. Она не имела отношения ни к холестерину, ни к курению или другим факторам риска, провоцирующим сердечные приступы. Единственным различием, которое ученые смогли идентифицировать, оказалось то, что группа людей, имеющих здоровое сердце, была более глубоко погружена в традиционную японскую культуру. Они больше впитали ее, когда были детьми, и оставались ей верны во взрослом возрасте. Хотя они жили на американском континенте, они не теряли связи с «духом отечества». Благополучие сообщества ставилось у них на первое место, а соперничество не развивалось. Наиболее «традиционная» группа японцев в Америке имела процент сердечных болезней не больше, чем у жителей Японии, несмотря на то что они отказались от японской диеты, которая, как считается, защищает организм.
   Очевидно, что удовлетворить вашу потребность в «ежедневных объятиях» можно не единственным способом.
   Наблюдения за американцами местного происхождения дают ту же самую картину. Те, кто связан тесными узами с другими людьми, кто разделяет свое время, мысли, заботы и радости с родственными душами, пожинают великую пользу для здоровья. Другими словами, не нужно быть японцем, чтобы напитать сердце и душу укрепляющим средством душевной близости и спокойствия.
   Эта книга предоставит вашему разуму массу информации, благодаря которой вы сможете укрепить свое здоровье и научитесь получать больше радости от жизни. Возможно, для этого вам придется сделать всего лишь шаг.
   Марк Бриклин,
   исполнительный редактор журнала Prevention

Часть первая
Целительные эмоции

Глава 1
Не только физическое благополучие: новый взгляд на состояние здоровья

   Доктор медицины Наоми Ремен питает большие надежды в связи с будущими направлениями в медицине – и эти направления не имеют ничего общего с искусственными сердцами и технологическими металлоконструкциями, о которых мечтают многие современные исследователи в области медицины. Истинная передовая линия медицины, утверждает она, проходит непосредственно внутри нас с вами.
   Врач, обучавшийся в Корнеллском университете, бывший преподаватель Стэнфордского медицинского центра и автор книги «Человек-пациент», она представляет убедительные доводы.
   «Взгляните на так называемые достижения современной медицины. Человека без сердца подключают к машине величиной со шкаф. На вас это не производит впечатления топорной работы? – спрашивает она. – С другой стороны, если бы мы могли с помощью собственного сознания добиться большего мастерства в управлении нашими телами и мобилизовать наши природные процессы исцеления, мы бы действительно чего-то достигли. И когда-нибудь, когда мы овладеем этим искусством, прием таблетки будет сравним с чем-то вроде попытки разбить яйцо при помощи кувалды».
   Неудивительно, что д-р Ремен убеждена, что именно область психонейроиммунологии предлагает самые многообещающие перспективы для будущего нашей медицины. Но, говорит она, не только научная информация требуется для того, чтобы радикально изменить наш курс. Что еще необходимо, это изменение угла зрения. Без этого мы никогда полностью не реализуем потенциал разума/тела.
   В своем офисе в Сосалито, Калифорния, д-р Ремен конкретизирует этот новый ракурс – альтернативный взгляд на здоровье, болезнь и излечение, который может произвести революцию в медицинском мышлении.

   Вопрос. Сегодняшнее все возрастающее внимание к здоровью в большой степени сосредоточено на теле. Результаты этого весьма позитивны: люди занимаются спортом, едят здоровую пищу и т. д. Но, концентрируя наши усилия на физической стороне, мы, возможно, можем потерять иной – может, даже более важный – аспект здоровья.
   Наоми Ремен, доктор медицины. Да, безусловно. Мы склонны приравнивать тело к личности. Это ошибка. Мы столько же являемся нашими мыслями, чувствами и интуицией, как являемся мы нашей плотью и скелетом.
   Когда мы фокусируемся на теле, мы начинаем думать, что здоровье – это самоцель. Мы тратим все свое время, питаясь правильными продуктами, принимая правильные витамины, делая правильные упражнения. Мы помешались на своем теле и сужаем наш фокус до физических показателей. Самый главный вопрос никогда не задается: как я могу воспользоваться здоровым телом для достижения моих жизненных целей?
   Это все равно что иметь машину и проводить все свое время, ремонтируя ее и наводя глянец, но никогда не садиться за руль. В какой-то момент вы должны остановиться и спросить себя: для чего эта машина служит? Что дает мне владение этой машиной? Куда я могу на ней отправиться? Что я могу увидеть? Чему я могу научиться?
   Здоровое тело – это транспортное средство, которое доставляет нас к месту назначения. Здоровье – это средство, а не самоцель. Это то, чем мы можем пользоваться, чтобы вести более полноценную и насыщенную жизнь.

Здоровая жизнь

   Д-р Ремен. Интересно, что вы задали этот вопрос, потому что, когда я преподавала в Стэнфорде, я обычно ставила этот же вопрос своим студентам-медикам. Они неизменно отвечали примерами людей, которые соответствовали всем медицинским критериям оптимального физического функционирования. Затем я приводила в пример Тони Сюдитча.
   Тони был полностью парализован ниже шеи. Его жизнь держалась на аппарате для искусственного дыхания. Его физические функции были ограничены разговором и движением одного пальца. И тем не менее Тони вел жизнь осмысленную, целенаправленную, полную достижений и свершений. Будучи психологом, он основал Ассоциацию трансперсональной психологии и разработал прообраз «Журнала трансперсональной психологии», который ассоциация теперь выпускает. Его предвидение дало возможность открыть связь между психологией и исследованиями сознания.
   Был ли он здоровым человеком? В моем понимании – да.
   Определяя состояние здоровья, я выясняю, использует ли человек свои физические способности, чтобы добиваться своих целей и жить осмысленно.
   Есть люди, которые обладают превосходным физическим здоровьем, но не живут тем, что я называю здоровой жизнью. Для них жизнь не имеет ценности, направления или цели. Есть другие люди, которые насквозь больны, но которые ведут очень богатую жизнь, если судить по этим параметрам. Я бы сказала, что они здоровее, чем те, кто просто физически здоров и не имеет жизненных устремлений.

   Вопрос. Но разве не правда, что некоторые люди более предрасположены к физическим заболеваниям и менее способны восстанавливать силы как раз в результате потери этого самого направления или цели – так называемой воли к жизни?
   Д-р Ремен. Возможно. Есть великое множество людей, которые заболевают и теряют свои жизненные цели. Но есть также множество людей, которые заболевают – и находят больший смысл в жизни как результат своей болезни.
   Вопрос. Вы предполагаете, что в некоторых случаях болезнь может быть позитивным опытом?
   Д-р Ремен. В конечном счете она часто имеет положительный исход. Я думаю, что мы можем извлечь бесценный урок, разобравшись в том, с каких позиций рассматривают заболевание восточные культуры. Согласно им, болезнь – это не обязательно несчастье или катастрофа, но скорее событие, которое может представлять собой начало абсолютно нового способа видения или переживания жизни.

Отсрочка приговора

   В восточной философии событие не расценивается как хорошее или плохое. Это просто событие. То, как оно повлияет на вашу жизнь по прошествии времени, и будет определять, было ли это плохое или хорошее событие. Что-то может в определенный момент произвести на вас впечатление великой удачи, но пройдет пять лет, и вы пожелаете, чтобы этого никогда не случалось – взгляните только, к чему это привело! С другой стороны, на вас может обрушиться нечто, что покажется вам в этот момент полной катастрофой – вас может поразить хроническая болезнь или потеря способности функционирования каких-либо органов вашего тела, но по прошествии длительного времени вы можете обнаружить, что это событие каким-то образом обогатило вашу жизнь. Другими словами, возможности тела могут стать меньше, но вся личность может стать больше.
   Мысль, которую я пытаюсь здесь изложить, вот какова: болезнь предоставляет шанс получить больше, чем простое возвращение к состоянию до заболевания. Это низшая цель. Человеческая природа продвигается вперед с каждым новым опытом – позитивным или негативным. И что-то настолько важное, как серьезная болезнь, может в самом деле как следует подтолкнуть вас вперед – психологически, духовно и эмоционально.

   Вопрос. Можете вы объяснить процесс, благодаря которому болезнь становится позитивной силой в нашей жизни?
   Д-р Ремен. Есть строка песни: «Ты не знаешь, что тебя ждет, покуда оно не придет». Что ж, многие из нас как будто верят, что мы собираемся жить вечно. Мы воспринимаем наши взаимоотношения как непреложный факт. Мы воспринимаем как непреложный факт то, что завтра мы проснемся и никаких бед не произойдет. Когда нас поражает болезнь, это подобно тому, как если бы мы врезались в стену на скорости 90 миль в час. Нас остановило на полном ходу. На какое-то время мы все откладываем в сторону. А затем, часто невольно, мы начинаем осознавать значение вещей, которые мы так долго воспринимали как само собой разумеющиеся.
   Классический пример – энергичный бизнесмен, которого настиг сердечный приступ. Его жизненные ценности до сердечного приступа сосредотачивались на достижениях, продуктивности, перспективах, власти и влиянии. Внезапно он обнаруживает себя лежащим в палате интенсивной терапии и осознает, что некоторые важные вещи в жизни он упустил. Он не знал как следует своих детей. Он едва мог вспомнить последний раз, когда он брал отгул, чтобы покататься под парусом или погулять по туристским тропам.
   Пережив такое, люди возвращаются и говорят: «Я не хочу больше работать по 80 часов в неделю – в жизни есть многое помимо работы». Часто происходит самопроизвольная переоценка ценностей.
   Я приведу вам другой пример. Когда я только начинала практику, у меня была пациентка с раком матки. К счастью, она излечилась – но только после длительных и тяжелых испытаний. Беседуя с ней в конце курса лечения, я спросила, извлекла ли она какой-либо урок из своего опыта. Ее ответ был таков: она никогда не вернется к тому образу жизни, который вела до того, как заболела.
   «Я была, что называется, помешана на чистоте, – говорила мне она. – Если мой дом не был идеально прибран, я не могла радоваться его прелести. Если я видела хоть один одуванчик в моем саду, я не могла воспринимать все остальные цветы. Когда я так тяжело заболела, у меня не было энергии, чтобы наводить чистоту. И я осознала, что доводила свою семью до безумия. Теперь у нас три маленьких котенка и куча счастливых грязных детишек. Есть более важные вещи в жизни, чем поддерживать кухонный пол в чистоте».

Время для размышлений

   Большинство из нас еще живут ценностями, которые служили нам 20 лет назад, и у нас нет времени, чтобы их откорректировать. Мы не задаемся вопросом: у нас все еще те же убеждения? Они еще стоят того, чтоб ради них жить? Появилось ли за это время что-то новое и важное? Надо ли нам от чего-то освободиться? И как раз болезнь часто заставляет нас заняться именно этим. Она приводит нас в комнату с белыми стенами, и мы лежим там в кровати и можем лишь смотреть на эти стены. Это что-то вроде западной формы медитации.

   Вопрос. Вы думаете, если бы мы имели время на размышления, пока здоровы, нам бы не было нужды заболевать?
   Д-р Ремен. Не вопрос! Я думаю, было бы непросто доказать эту связь. Но для меня этот вопрос вообще не стоит. Нам необходимо отдавать себе отчет, что то время, когда мы болеем, важно использовать конструктивно, чтобы потом, восстановив свое физическое здоровье, мы подняли свою жизнь на более высокий уровень.
   Эту потенциальную силу – жить лучше после болезни, чем до нее – медицина пока еще не осознала. Мы так сконцентрированы на возвращении в ту, прошлую жизнь. Мы сфокусированы на предотвращении потерь – только бы не потерять дееспособность, только бы не потерять экономическую стабильность, только бы не потерять что-либо вообще. Хотя это, без сомнения, важно, мы упускаем из виду тот факт, что иногда, когда что-то теряется, взамен появляется что– то большее. Мудрое искусство освобождаться от привязанности к старому прошлому – вот то, что позволяет нам встречать новое будущее.
   Вопрос. Это звучит очень разумно. Но когда мы сталкиваемся лицом к лицу с серьезным заболеванием, страх неизвестности может стать питательной почвой для каких-то иррациональных эмоций. Мы паникуем и волнуемся, ожидая худшего исхода из всех возможных. Как можем мы освободиться от негативного мышления, чтобы открыться навстречу позитивным изменениям, о которых вы сейчас рассказываете?
   Д-р Ремен. Используя ту же энергию, которая тратится на переживания, и перенаправляя ее на позитивные исцеляющие образы. Этот процесс называется работой с образами.
   Интересно, что большинство людей, которые приходят ко мне впервые – многие из них при этом крайне взвинчены, – утверждают, что они не могут ничего вообразить. На самом деле каждый может воображать. Это один из основных способов, которым мы думаем. И когда мы вызываем в воображении негативные образы, от этого возрастает наша тревога.
   Если бы я сказала вам: «У вас подозрительная шишка на груди. Мы должны будем сделать биопсию в следующий вторник» – вы бы немедленно начали притягивать к себе негативные образы. И разумеется, тело не всегда делает различие между воображением и реальностью. Так что, когда вы начинаете разворачивать эти негативные образы в своем сознании, ваше тело реагирует. Ваше сердце колотится. Ваше дыхание ускоряется. Вы буквально вгоняете себя в пот.

Учитесь управлять собственным воображением

   Вопрос. Как может мысленный образ превратиться в поддерживающее переживание?
   Д-р Ремен. Благодаря тому, что вы в своем воображении выходите из роли жертвы и меняете эту роль на роль победителя трудностей. Каждая жертва – это победитель, который этого еще не знает. В процессе воображения люди часто перенаправляют фокус своего внимания на свои сильные стороны, а не на свои слабости. Они проходят через этот опыт и выходят с большим чувством собственного достоинства и доверием к себе.
   Позвольте, я приведу вам пример. У меня была пациентка, страдающая болезнью Крона – это очень серьезное заболевание кишечного тракта, которое часто требует множественных хирургических вмешательств. К тому времени, когда женщина обратилась ко мне, она уже была совершенно измучена и, по существу, затворилась в доме, хотя физически была способна жить более полной жизнью. После года лечения она устроилась на работу, где была занята неполный рабочий день, и начала больше интересоваться своей жизнью. Я не имела о ней известий около двух лет. Затем позвонил ее муж, чтобы спросить, могу ли я ее принять. Как оказалось, ее дантист обнаружил на ее зубе маленький абсцесс, который требовал небольшого хирургического вмешательства. Негативные чувства внезапно взыграли в ней. Она стала вести себя как жертва, горько жалуясь: «Я не могу это пережить! Это несправедливо! После всего, через что я прошла, теперь еще и это. Почему я?! Я не могу!»
   Тогда я проделала с ней очень простое упражнение на воображение. Я предложила ей закрыть глаза и представить, что я держу перед ней зеркало. «Как выглядит это зеркало?» – спросила я. «Оно круглое и в дубовой оправе», – ответила она. «Прекрасно, – сказала я. – Теперь посмотрите в зеркало, и вы увидите нечто, что поможет вам справиться с вашими проблемами».
   В тот же момент перед ней начала разворачиваться ее история болезни, и она стала пересказывать ее мне. Она увидела себя, переживающую операцию за операцией и рецидив за рецидивом – в общей сложности тринадцать раз. Каждая операция приносила все больше осложнений. Она вновь и вновь проходила через все надежды и все разочарования.
   Пока она этим занималась, мой рациональный мозг продолжал спрашивать: «Как это все может помочь ей? Разве это не превратит ее в жертву еще в большей степени?»

От жертвы к победителю

   Итак, что же объясняет это внезапное преображение? Когда она взглянула на всю картину целиком, она обнаружила общую нить, которая пронизывала все эти переживания. И этому общему она могла доверять. Она могла довериться собственной храбрости и силе – и своей способности исцелять себя вновь и вновь. Она была тем, кто побеждает.
   Ее случай не уникален. Мы все имеем склонность отбрасывать наши сильные стороны, как слабости. Пациенты будут рассказывать мне истории о своих страданиях, совершенно не замечая силы и храбрости, которые видны невооруженным глазом. Когда я спрашиваю, как они умудряются выжить, несмотря на громадные трудности, они отвечают такими негативными утверждениями, как: «Я попросту упрям как осел» или «Я такой дурак, что никогда не оставляю надежды».
   Вот где может помочь работа с образами. Она перенаправляет наше внимание, отвлекая его от нашей боли и направляя к нашим силам. Она уменьшает страх и тревогу. Она позволяет нам продвигаться вперед, как победителям.

   Вопрос. Легко понять, что воображение может облегчить наши тревоги. Но можем ли мы использовать воображение также и для того, чтобы целенаправленно стимулировать процесс излечения?
   Д-р Ремен. Чтобы ответить на этот вопрос, я должна вначале объяснить, как я объясняю это всем моим пациентам, что излечение – это не какое-то событие, которое вы должны заставить произойти. Это происходит естественным образом без всякого вмешательства с вашей стороны. Если бы я сейчас кольнула вас булавкой, вы бы немедленно начали излечиваться. Простым уколом маленькой булавки запускается ваш механизм исцеления. Отсюда проистекает новый взгляд на травму или болезнь – люди, которые участвуют в процессе излечения, излечиваются более интенсивно, чем остальные.

Потерпите, пожалуйста

   Проблема в том, что мы слишком нетерпеливы. Исцеление происходит медленно и точно по тем же законам, как бутон распускается в цветок. Вы не можете заставить бутон распуститься, колотя его молотком. И тем не менее мы имеем склонность колотить наши болезни молотком. Это культура спешки. Мы ожидаем немедленных результатов. Так что, когда мы не видим заметных признаков улучшения, – а очень часто мы не можем их видеть, потому что излечение проходит очень медленно и на клеточном уровне, – мы сомневаемся в нашей способности вылечиться и ищем способы ускорить процесс.
   Позвольте, я расскажу вам о собственном опыте. Около двух лет назад у меня возникли осложнения, последовавшие за операцией на брюшной полости. Моему хирургу пришлось заново вскрыть рану – громадный четырнадцатидюймовый разрез, – и он не мог зашить ее, плотно стянув, поскольку у меня развилась серьезная инфекция. По какой-то причине, однако, он забыл предупредить меня, что оставил мою рану открытой. Так что можете себе представить мое потрясение, когда спустя несколько дней медсестра пришла сменить мне повязку, и я опустила взгляд на эту громадную зияющую рану. Я никогда не видела ничего подобного, за исключением того времени, когда я, будучи студенткой-медичкой, держала в операционной ранорасширители. Я помню свое потрясение: о Господи, что же произошло? Разве такое когда-нибудь можно вылечить? Я пребывала в полном отчаянии. Я даже не могу припомнить, что мне говорила медсестра. Я просто отгородилась от всего.
   После этого всякий раз, когда медсестра приходила менять повязку, я отворачивала голову. Наконец, примерно спустя неделю или дней десять, набравшись храбрости, чтобы посмотреть, я была ошеломлена тем, что увидела. Рана начала затягиваться.
   Очень медленно, однако неуклонно – точно так же, как происходит большинство естественных процессов, – зияющая дыра в моем животе превратилась в шрам толщиной не более волоса. Это заставило меня осознать, что, хотя я понятия не имела, как произошло это излечение, каждая клеточка моего тела в точности знала, как именно. Есть такая вещь, как мудрость тела. Конечно, не все поддается полному излечению. И все же существует природная тенденция к выздоровлению, которой можно способствовать и которой можно доверять.
   Чтобы доказать справедливость этого утверждения своим пациентам, я прошу их рассказать мне про их личный опыт, включающий серьезные травмы или радикальную хирургию. Затем я прошу их на мгновение сфокусироваться на своих шрамах перед тем, как закрыть глаза. Наш диалог выглядит примерно так:

   Врач. Как первоначально выглядела эта рана?
   Пациент. О, это было ужасно. Она была вспухшая, кость торчала сквозь кожу.
   Врач. Какова была ваша первая мысль?
   Пациент. Я был напуган до смерти.
   Врач. А чего вы боялись больше всего?
   Пациент. Что будет, если это никогда не залечится?
   В этот момент я ввожу пациента в работу с образами и провожу через весь процесс излечения: они должны вообразить рубец со стежками шва на нем, как исчезают стежки и т. д. Затем я задаю два важных вопроса: первый – вы помните момент, когда ваша рана зажила? Ответ на него обычно – «нет». И второй – что вы сделали, чтобы она зажила? На это пациенты могут ответить, что они правильно питались, или отдыхали, или принимали медикаменты.
   Но поедание правильной пищи или прием медикаментов – это что-то вроде поливки растения. Вы не можете заставить розу возникнуть. Вы подпитываете розовый куст, который знает секрет выращивания розы. Другими словами, вы не можете сделать так, чтобы случилось выздоровление. Вы подпитываете тело, которое знает, как исцелиться.
   Вопрос. Почему некоторые люди сопротивляются этому виду подпитки и фактически как будто склонны к саморазрушению, судя по той беспечной манере, с которой они обращаются со своим больным организмом?
   Д-р Ремен. Кое-кто из тех, кто приходит ко мне в кабинет со сломанной ногой, или диабетом, или чем– либо еще, очень недовольны своим телом. Они не понимают, что тело – это часть решения. Это не часть проблемы. Сломанная нога или диабет – это проблема. Но тело – это то, что дает возможность восстановить здоровье. Воображение может помочь людям войти в контакт с собственным телом. Ведь трудно заботиться о том, на что вы так рассержены. Человек может забыть выпить лекарство. Или он может питаться неправильно, не давать своему телу всех шансов, которые требуются ему, чтобы вылечиться. Тело во время болезни может восприниматься скорее как препятствие, помеха, чем как друг.

Невысказанные надежды

   Д-р Ремен. Вера в огромный потенциал каждого человека. Как я вижу вас, каковы мои убеждения относительно вас, как я отношусь к вам – это все может оказывать более действенное влияние, чем любая методика. Если я верю в вас, я вам тем самым помогаю. Если я верю, что вы обладаете неизмеримыми запасами силы и стойкости – пусть даже вы в этот момент кажетесь очень слабым, – этим самым я поощряю вас искать способ справиться с бедствиями, с которыми вы столкнулись. Как это происходит, мне неизвестно. Это может передаваться через мой тон голоса или подбор слов. Но как-то эти убеждения и невысказанные ожидания передаются и получаются.
   Это может работать в обе стороны – на улучшение и на ухудшение. Например, когда мне было около тринадцати лет, моя тетя решила, что я неуклюжа. Это было в тот год, когда я вытянулась на семь дюймов. Я не понимала, как управлять своими ногами. И однажды в ее присутствии я споткнулась на улице и растянулась во весь рост. Она этого так и не забыла. Для нее я до сих пор личность неуклюжая и нескладная. В самом деле, даже теперь, встречаясь с ней, я частично такой и становлюсь. Я проливаю воду на стол в ресторанах. Я натыкаюсь на закрытые стеклянные двери. Я роняю вещи. Я как будто оправдываю ее невысказанные ожидания. Это жутко раздражает!
   Вот почему я очень слежу за своими мыслями в отношении других людей. Я смотрю на них с тем же уважением, с каким я отношусь к желудю. Некоторые видят в желуде только маленький круглый кусочек древесного вещества. Я вижу в желуде семя дуба. Где-то внутри каждого желудя есть механизм, ожидающий включения, – часть, которая точно знает, как стать дубом. Потенциал там, внутри. Следовательно, нужно увидеть себя и других, как желуди, то есть осознать наш громадный потенциал роста, изменения, исцеления. И это одно может стать поддержкой.

Глава 2
Сначала исцелите разум

   Спросите любого хорошо информированного специалиста, от иммунолога до терапевта новой волны, кто есть кто в лечении разума/тела, и имя доктора медицины Джеральда Ямпольски неизменно будет упомянуто. Освоив все традиционные направления западной медицины и психиатрии, д-р Ямпольски нынче практикует довольно нетрадиционную форму терапии под названием «Лечение установками». Он убежден, что образ мышления может влиять на течение болезни и что, научив сознание избегать ловушек негативного мышления, мы можем открыть себя процессу исцеления.
   Д-р Ямпольски – автор нескольких книг, относящихся к лечению установками, среди которых бестселлер «Любовь – это освобождение от страха»; «Учить только любви»; «Распрощайтесь с чувством вины» и «Давать – значит получать». Но наибольший эффект от его работы можно прочувствовать в Центре оздоровления жизненной позиции в Тибуроне, Калифорния, – это удивительно радостное место, куда приходят дети и взрослые со страшными болезнями, чтобы открыть свой разум лечению.
   Мы посетили там д-ра Ямпольски.
   Его офис в маленьком деревянном строении на краю мыса резко контрастирует с современными профессиональными зданиями всего в нескольких ярдах отсюда, где имена врачей выгравированы на медных пластинах. Дружелюбная табличка с написанным от руки именем, которая украшает его парадную дверь, кое-что говорит про доктора медицины, с которым вы сейчас встретитесь.
   Внимательный, с мягкими манерами доктор, предпочитающий рукопожатиям объятия и настаивающий, чтобы его пациенты звали его Джерри, он имеет более «личный» подход к лечению. Понимаете ли, Джерри привержен своей практике лечения личности, которая спрятана внутри недужного тела, или, более точно, он помогает своим пациентам помогать самим себе и другим. «Люди исцеляются благодаря собственному разуму, – говорит он. – Я на самом деле здесь для того, чтобы прислушиваться к ним и поддерживать их».
   Когда мы пришли, Джерри и его консультант– дублер Диана В. Сиринчионе как раз завершили сеанс поддерживающей терапии с молодой женщиной. Затем Джерри и Диана подсели к нам, чтобы объяснить процесс «оздоровления жизненной позиции»: что это такое, почему оно может оказывать столь существенное воздействие на наше физическое здоровье и как мы можем применить его в нашей повседневной жизни.
   Вопрос. Что вы подразумеваете под «оздоровлением жизненной позиции»?
   Джерри Ямпольски, доктор медицины. Мы определяем здоровье как внутреннюю гармонию, а выздоровление – как избавление от страха. Лечение установками – это освобождение от негативных мыслей и замещение их любовью.
   Вопрос. Вы говорите, что, если бы мы стали больше любить и меньше бояться, мы могли бы физически излечивать себя?
   Д-р Ямпольски. Да. Порой в результате оздоровления жизненной позиции мы получаем физическое выздоровление, но на самом деле мы смотрим на него как на побочный эффект процесса. Это не первоочередная цель. Внутренний мир – вот что является действительной, глубинной целью оздоровления жизненной позиции.
   Вопрос. Трудно ожидать, что человека, столкнувшегося с болезнью, угрожающей его жизни, в первую и главную очередь будет заботить поиск мира в душе. Разве стремление выжить и выздороветь – не основная причина, заставляющая людей обращаться к вам за помощью?
   Д-р Ямпольски. Да, но в этом случае ими в первую очередь руководит страх – страх смерти, страх будущего, страх боли. Внутренний покой может быть вашей целью независимо от физических перспектив; вы можете научиться спокойно принимать все, что вас ожидает.
   Вопрос. Но разве нет смысла в надежде, разве позитивное мышление не придает сил?
   Д-р Ямпольски. О да, я думаю, это важно – верить, что ничто в этом мире не значимо, а ваш потенциал безграничен; что исцеление души – это естественный процесс, когда мы освобождаемся от наших обид благодаря прощению. Есть большая разница между «привязанностью к лечению» и верой в свои силы, которые помогут вам преодолеть болезнь.

Взятие контроля

   Диана Сиринчионе. Я тут все думаю про слово «контроль». Когда люди охвачены страхом – когда они в панике спасаются бегством от болезни или чего-то еще, – они теряют контроль над восприятием происходящего. С другой стороны, если бы мы были способны посреди этого хаоса обрести душевное спокойствие – если бы мы научились любить вместо того, чтобы бояться, – мы бы поняли, что нам нет необходимости болеть. Мы можем научиться брать на себя ответственность за все, что видим и переживаем.
   Д-р Ямпольски. Я знаю это по личному опыту. Когда я был моложе, я часто простужался и болел гриппом. У меня генетическая предрасположенность, думал я. Мои родители простужались по двадцать раз за сезон. Два моих старших брата часто болели. Затем, когда я увлекся идеями оздоровления жизненной позиции, я начал осознавать, что, если я изменю структуру моих убеждений, моя жизнь станет намного более здоровой и прекратятся постоянные простуды. Внутреннее чувство подсказывало мне, что я больше не обязан болеть. И это действительно шло откуда-то изнутри. Теперь простуда нападает на меня только в исключительных случаях.
   Вопрос. Как нам изменить глубоко укоренившуюся структуру убеждений и открыться собственным глубинным исцеляющим силам?
   Д-р Ямпольски. Сместив фокус вашего внимания. Отведите его от страха, вызванного прошлыми предубеждениями или будущей неизвестностью. Отведите его от гнева на себя, или на ваших родителей, или Бога, или кого угодно еще за то, что они «поставили вас в это трудное положение». Отведите его от чувства вины, которое идет от возложения ответственности на других людей или себя.
   Понимаете, смещая ваш фокус в настоящее время, используя это время для любви, а не для осуждения, предлагая свою помощь, вместо того чтобы искать помощи у других людей, вы вступаете на путь к внутреннему спокойствию. И вот здесь что-то начинает происходить. Потому что, когда установка сдвигается, тело очень часто сдвигается вслед за ней.
   Вопрос. Вы думаете, что причина, возможно, в том, что тревога, вина, страх и прочие негативные эмоции вытягивают из нас энергию, которая может быть использована для поддержания нашего организма и для нашего исцеления?
   Д-р Ямпольски. Безусловно, негативность может вывести нас из строя. Если вы всю свою жизнь только и делаете, что устанавливаете невозможность каких– либо действий, это ограничивает вас в ваших возможностях. Если вы всю жизнь беспокоитесь и чувствуете вину, вы никогда не узнаете, каково это – быть по– настоящему счастливым и пребывать в мире с собой. В таком случае довольно трудно дать выход собственной целительной энергии.
   Сиринчионе. Насчет здоровья: мысли, которые мы вкладываем в наш разум, обладают такой же ценностью, если не большей, чем пища и витамины, которые мы вкладываем в наше тело. Постоянная диета из гнева, страха и обиды может иметь разрушительные последствия. Но любовь – это противоядие.

Успех лечения установками

   Д-р Ямпольски. Первая клиентка, которая вспомнилась, – это молодая женщина, пришедшая в центр со своей собакой-поводырем. Она была слепа и спросила меня, как я считаю, есть ли у нее возможность восстановить свое зрение? Я сказал ей, что, если бы она пришла ко мне несколько лет назад, мне бы пришлось сказать «нет». Но теперь, зная то, что я умею теперь, должен сказать: из всех заболеваний, известных человечеству, нет ни одного, которое не имело бы потенциальной возможности для излечения. Затем я откровенно рассказал ей про наше направление работы: мы здесь не изменяем тела, сказал я, мы изменяем установки.
   Просматривая ее историю болезни, я выяснил, что заболевание, которое привело ее к слепоте, было вызвано когда-то распространенной медицинской процедурой, при которой недоношенные младенцы помещались в кислородную палатку. Ничего удивительного, что она до сих пор носила в себе обиду на своих врачей и даже на своих родителей. Слепым людям вообще свойственно копить в себе тяжелый гнев и непрощающие мысли. Но как только эта женщина познакомилась с идеями, которые мы практикуем в нашем центре, особенно с теми, что касаются прощения, и научилась освобождаться от недовольства, которое удерживала в себе, она начала меняться психологически и физически. Каждый мог заметить, насколько она изменилась внешне. Ее лицо светилось, а ее привычки, свойственные слепой, вроде постоянного вздергивания головы, начали исчезать.
   Около семи месяцев спустя нам позвонил ее офтальмолог, который сказал, что, хотя она все еще была, строго говоря, слепа ночью, ее зрение улучшилось настолько, что она теперь начала видеть днем. После этого она уехала, и мы на некоторое время потеряли ее след. Но затем год спустя мы получили от нее письмо, в котором она рассказала, что отказалась от помощи своей собаки-поводыря, Наташи, и что она теперь берет уроки вождения!
   Это похоже на чудо. Но суть здесь, как считаем мы с Дианой, в том, что, если по какой-либо причине эта женщина вновь утратит зрение, она будет способна принять это по-другому, потому что произошло смещение установки. Сегодня она намного более счастлива, чем тогда, когда мы впервые встретились с ней, и не только потому, что она стала видеть. Пройдя через нашу программу, она обнаружила, что ее жизненное устремление – помогать другим, и именно это приносит ей радость. Помните, не восстановление ее зрения было целью. Мир в душе благодаря освобождению от негативных мыслей – вот что было единственной целью.

От катастрофы к твердой вере

   Д-р Ямпольски. Я думаю, должно появиться чувство, что ваши убеждения действительно работают. Вы должны всей душой верить, что можете достичь душевного спокойствия. И вы должны хотеть этого изо всех сил. К несчастью, большинство из нас приходят к этому убеждению, только пережив трудные испытания.
   Вопрос. Какое переживание или событие, по вашему мнению, дало основной импульс изменению вашего взгляда на жизнь?
   Д-р Ямпольски. Поворотный момент случился в 1975 году, в тот период моей жизни, когда я пребывал в тяжелой депрессии и имел очень серьезные личные проблемы. Я только что перенес болезненный развод, сильно мучился с больной спиной, и вдобавок у меня были проблемы с алкоголем. Именно в это время я натолкнулся на серию книг под общим названием «По направлению к чуду», в которых шла речь про духовную трансформацию.
   Я не искал Бога. Фактически в то время я был агностиком. Религия была последней вещью, о которой я хотел слышать. Но было что-то в этой книге, что зацепило очень глубокую струну. Так я узнал, что на мир можно смотреть по-другому – духовным взглядом. Я больше не думал о себе как о жертве, не обвинял целый мир в своих несчастьях. Я начал меняться, превращаясь из довольно-таки злобной личности в человека, который хочет обрести мир и счастье, помогая ближним. Обучение по книге «По направлению к чуду» стало основой оздоровления жизненной позиции.
   Вопрос. Значит ли это, что для извлечения всей пользы из процесса оздоровления жизненной позиции необходимо принять Бога?
   Д-р Ямпольски. Абсолютно нет. Принципы оздоровления жизненной позиции универсальны. Не имеет значения, христианин ли вы или индус, буддист или иудей, или же исповедуете собственный вид духовности.
   Сиринчионе. Оздоровление жизненной позиции основано на духовных принципах. Духовность – здесь ключевое слово. Это связь между душой и телом.

Любовь с заглавной буквы

   Вопрос. То есть вы верите в чудеса?
   Д-р Ямпольски. Разумеется, верю. Позвольте мне рассказать вам одну историю; я постараюсь быть кратким, насколько возможно. Прошлой весной мы с Дианой посетили Белфаст в Северной Ирландии, где встретили милого маленького мальчика, страдавшего мышечной дистрофией. Его родители ожидали, что он умрет в течение года, и понятно, что он был страшно подавлен. Мы были там всего день, но я спросил его, если бы в этот день произошло что-то такое, что действительно помогло бы ему почувствовать себя по– другому – пробудить в нем интерес к жизни, что бы это могло быть? Он подумал мгновение и сказал: «Ну, если бы я полетал на вертолете». Вот мальчик, у которого нет мышц, сидящий в инвалидном кресле. Конечно, он хотел бы летать, как птица – свободно, высоко.
   Это казалось вроде бы разумной просьбой. Но где нам было найти вертолет в Белфасте за один день? Я имею в виду, это же не Калифорния! В Северной Ирландии можно было отыскать только такие вертолеты, в которых сидели солдаты с винтовками. Мой извечно рациональный ум готов был сказать «брось это», но что-то внутри меня заставляло продолжать поиски.
   Я позвонил в маленький частный аэропорт, и, хотя у них там редко бывают вертолеты, именно в этот день они ожидали один из Ноттингема, из Англии. Короче говоря, после нескольких звонков – в том числе одного звонка председателю правления горнопромышленной компании, которая зарезервировала вертолет, – мы получили то, что хотели.
   Это было невероятно. Когда стало известно о том, что мы делали, все подхватились с места и забегали. Когда мы добрались до аэропорта, который обычно был весьма унылым местом, он тоже просто наэлектризовался. Даже охранная служба проявила интерес. Но, что было уж вовсе невероятно, на глазах изменялся Мартин, тот самый юный мальчик, который хотел покататься на вертолете. Он превращался из бледного и подавленного малыша в энергичного и живого мальчишку.
   Теперь, я уверен, в Белфасте есть целая улица, жителям которой не придет в голову, что есть что-то невозможное. Мы все нуждаемся в том, чтобы иногда случались подобные чудеса. Они помогают нам осознать, что ничего невозможного нет. Заручившись силой любви, мы делаем возможным все. Пределов нет.

Ключ к счастью

   Сиринчионе. Прощение. Прощение – это ключ к счастью, ключ к миру в душе. К сожалению, большинство людей утратили понимание реального смысла прощения. Недостаточно простить кого-то за что-то, в чем вы с ним не согласны. Вы должны зайти гораздо глубже. Вы должны простить себя за ваше неправильное представление об этом человеке – за то, что вы осуждали этого человека и не видели в нем любящего собрата. И это облегчает чувство вины.
   Д-р Ямпольски. Освобождение от критических оценок действительно меняет угол зрения. Все существующее можно рассмотреть с 360 градусов, то есть может быть 360 углов зрения хоть на цветок, хоть на человека. И если вы не исследуете каждый такой угол, вы никак не сможете узнать этот предмет или этого человека целиком. А без полноценного знания о ком-то вы, вполне возможно, не сможете разобраться в причинах его действий. Так почему не принять открыто этот факт? Зачем тратить свою энергию на осуждение?
   Мне по собственному опыту известно, что, когда люди освобождаются от своих критических оценок, – на самом деле, как только что указала Диана, они таким образом освобождаются от чувства вины за осуждение других, – после этого состояние их здоровья часто изменяется к лучшему.
   Вопрос. Страх – это еще одна травмирующая эмоция, с которой мы все сталкиваемся. Что бы вы порекомендовали для исправления подобного расстрой – ства установки?
   Д-р Ямпольски. Ограничьте ваши мысли настоящим. Не тревожьтесь насчет разных ужасов, которые случались в прошлом или могут случиться в будущем. Слишком многие из нас всю жизнь жили в убеждении, что прошлое предопределяет будущее. Истина в том, что прошлое вовсе не обязательно его предопределяет. Настоящее – вот что нужно ценить. И как только вы научитесь жить в настоящем и будете думать о будущем как о продолжении данного мига, тогда вы откроетесь исцелению.

Статистика и прогнозы

   Д-р Ямпольски. Я думаю, что бывают ситуации, когда мы, врачи, и я в том числе, невольно порождаем страх и отнимаем надежду у наших пациентов. Меня не интересует, что говорит статистика. Она абсолютно бессмысленна, когда речь идет об отдельном человеке.
   Я думаю, нам следует излагать факты в том виде, как мы их знаем. Но при этом нужно напоминать себе, что все, что мы знаем о будущем, – это некие вероятностные ожидания. На самом деле мы не можем предсказать с абсолютной точностью динамику болезни любого отдельного человека.
   Вопрос. Рассуждать миролюбиво и мысленно прощать, когда эмоции в расстройстве, всегда нелегко. Можете посоветовать методику, которой можно воспользоваться в тот момент, когда нас охватывает волнение и беспокойство? Такую методику, которая выдернет нас из негативного состояния и вернет в русло конструктивного мышления?
   Сиринчионе. Если я вдруг почувствовала себя неспокойно, я задаю себе три простых вопроса: что меня расстраивает? Почему я держусь за это негативное чувство? Чего я на самом деле хочу?
   Что меня расстраивает? Этот вопрос помогает определить значение проблемы. Это что-то, что происходит именно в данную секунду? Или это что– то, что уже произошло, или что-то, чего я боюсь, что оно вот-вот произойдет? Такое обдумывание сужает область поиска. Обычно в этот момент все в порядке, но мысли обращены в прошлое или в будущее, и именно там что-то создает расстройство. То есть необходимо вернуть мысли обратно в настоящее и оказаться здесь и сейчас.
   Почему я держусь за это негативное чувство? Все, что происходит, на самом деле наш выбор. Все, что мы чувствуем, – это наш выбор. Так что, если вы чувствуете себя одинокой, скованной, нелюбимой, в этом должен быть какой-то смысл, заставляющий вас держаться за это чувство. Я обычно легко погружалась в депрессию и успешно делала из себя жертву. Теперь я знаю, что могу на самом деле избавиться от этого ощущения, если захочу. Или если мне нужно на некоторое время сохранить его для чего-то, то это тоже нормально.
   Чего я на самом деле хочу? На это легко ответить, потому что каждый хотел бы добиться единственной цели – душевного спокойствия. Мне не надо мира любой ценой, но я хочу быть спокойной, исправляя неадекватное восприятие. Если я чувствую, что фокус моего внимания сдвинулся, я его поправляю и говорю: я хочу мира.
   Если я зла на кого-то, я осознаю, что этот гнев – всего лишь мое сильное желание заставить себя чувствовать вину. И я знаю, что любовь и чувство вины не могут сосуществовать. Я должна выбрать. И тогда я выбираю любовь.

Прощайте и спокойной ночи

   Д-р Ямпольски. Есть еще очень простая вещь, которую вы можете проделать, дабы гарантировать, что ваши негативные чувства останутся в уходящем дне и не перейдут в следующий. Вечером, лежа в кровати с закрытыми глазами, представьте большой– пребольшой контейнер для мусора и сложите в него все, что вызывает у вас страх или чувство вины – любые негативные мысли, которые у вас возникали на протяжении дня. Теперь закройте веки поплотнее и визуализируйте большой воздушный шар, наполненный гелием, который поднимает мусорный контейнер со всеми вашими негативными мыслями и возносит его высоко в небо. Следите, как он делается все меньше и меньше и в конце концов исчезает.
   То, как вы начинаете день, тоже важно для вашего самочувствия. Напомните себе, что ваша цель на день – это душевное спокойствие и, именно чтобы достичь его, вы собираетесь посвятить себя другим людям. Если свой день вы начнете с такой установкой, это может оказать на вас громадное влияние.
   Вопрос. Значит, если ваш Центр оздоровления жизненной позиции так известен и достигает таких замечательных результатов с тяжелейшими больными, то это потому, что здесь учат отдавать себя?
   Д-р Ямпольски. Да. В нашем мире трудно отыскать место, где отдавать легко и приятно и где вы можете найти безусловную любовь. Но если вы придете в наш центр, вы обнаружите как раз такую атмосферу. Каждый из нас, будь то персонал или участник тренинга, находится здесь, чтобы творить позитивное исцеляющее окружение. Они здесь не для того, чтобы судить. Они здесь даже не для того, чтобы советовать. Они здесь, чтобы давать безусловную любовь, что означает слышать и видеть каждого человека как любящую личность или как того, кому отчаянно нужна любовь.
   Всякий, кто посетит центр, уходит отсюда с чувством восторга. На встречах вы можете столкнуться с детьми, у которых после лечения рака отсутствуют конечности и волосы. Вы можете подумать, что это зрелище подавляет, но видите, как эти дети смеются и радуются. Они испытывают радость, помогая друг другу. А когда вы искренне делитесь вашей любовью и радостью, ваша радость только увеличивается. Мы делаем все, что можем, чтобы воплотить в жизнь следующие принципы:
   1. Выбирайте мир вместо конфликта.
   2. Выбирайте любовь вместо страха.
Семь принципов установочного лечения
   2.1. Здоровье – это внутреннее спокойствие. Следовательно, здоровье – это освобождение от страха. Ставить своей целью изменение тела – значит не понимать, что наша единственная цель – это мир в душе.
   2.2. Сущность нашей жизни – это любовь. Любви не могут воспрепятствовать чисто физические преграды. А потому мы верим, что разум не имеет пределов, невозможного не существует и все болезни потенциально обратимы. А поскольку любовь вечна, смерти бояться незачем.
   2.3. Отдавать – это получать. Когда наше внимание направлено на то, чтобы давать, чтобы объединяться с другими людьми, тогда страх проходит и мы исцеляемся сами.
   2.4. Все души объединены между собой. Следовательно, любое излечение – это излечение себя. Наш внутренний мир будет сам собой распространяться на других, как только мы примем его для себя.
   2.5. Сейчас – это единственное время, которое существует. Боль, горе, уныние, чувство вины и другие виды страха исчезают, когда разум фокусируется на любви и мире текущего мгновения.
   2.6. Решения нужно принимать, научившись выбирать то, что способствует миру внутри нас. Не бывает правильного или ошибочного поведения. Единственный осмысленный выбор – это выбор между страхом и любовью.
   7. Прощение – это путь к истинному здоровью и счастью. Перестав осуждать, мы освобождаемся от прошлого и избавляемся от наших страхов перед будущим. Поступая так, мы начинаем понимать, что каждый человек – наш учитель и что каждое событие – это возможность для движения к счастью, миру и любви.
Место для дарения, разделения и исцеления
   Никто не может отнестись с большим пониманием к страхам, страданиям и тяжким испытаниям других людей, чем тот, кто сам прошел через подобное. Потому-то и имеет такой успех программа Центра оздоровления жизненной позиции в Тибуроне, Калифорния, что это результат не терапевтической помощи пациентам, но помощи людей друг другу.
   Групповые сеансы – их посещают те, кто болен тяжелыми болезнями, их родители, родственники и помощники – обычно начинаются и заканчиваются тем, что все участники берутся за руки и проводят минуту в молчании, стараясь ощутить единство с другими. Затем участникам предлагают рассказать о своих чувствах и переживаниях и поделиться своим видением с другими, кто, возможно, борется с теми же проблемами. К примеру:
   Я стесняюсь выходить из дому, потому что я лишился всех волос.
   Я чувствую себя совершенно одиноким.
   Я боюсь, что мой ребенок скоро умрет.
   Я чувствую, что люди от меня отшатываются, и меня это злит.
   Я ревную, потому что мой больной брат притягивает к себе все внимание.
   Кроме того, центр предлагает программу «Друг по переписке/друг по телефону», что-то вроде службы знакомств, чтобы дать возможность серьезно больным людям контактировать с другими, испытывающими те же переживания, невзирая на большое расстояние между ними. Например, девятилетний мальчик из Висконсина, страдавший лейкемией, смог обменяться поддержкой и ободрением с другим девятилетним мальчиком из Техаса, на чью долю выпали такие же испытания. Центр, основанный частными лицами, некоммерческая организация, оплачивает счета за все междугородные переговоры. Все обслуживание бесплатное.
   Другая программа называется «Лицом к лицу». Она открыта для каждого, болен он серьезно или нет, и разработана для того, чтобы научить нас образовывать терапевтические партнерства. Двух человек знакомят и дают некоторое время пробыть вместе наедине, чтобы дать им узнать друг друга. Единственная инструкция, которую они получают, – не давать оценок и быть снисходительными. Доктор медицины Джерри Ямпольски объясняет этот процесс так:
   «Когда два человека встречаются, они часто ведут себя как насекомые, которые натолкнулись друг на друга. Их «антенны-усики» начинают шевелиться, и они пытаются нащупать, что в другом человеке отличается от них самих. Они проводят сравнения и быстро формируют суждение про характерные особенности и внешний вид друг друга.
   В программе «Лицом к лицу» заранее предполагается, что мы начинаем первый опыт общения, имея полностью отличающийся склад ума. Мы предварительно принимаем решение внимательно искать в другом человеке приметы любви, доброты и душевного спокойствия, и единственная информация, которую мы сохраним в нашей памяти, та, которая позволит нам продолжать смотреть на этого человека доброжелательно. Другими словами, мы ищем только их невинность, а не их вину. Мы смотрим на них, доверяя своему сердцу, а не своим предвзятым мнениям».
   Это, как подчеркивает Джерри, тот подход, которым нам всем желательно пользоваться в наших каждодневных взаимоотношениях с окружающими.
   На территории США существует множество других центров, предлагающих подобные программы. Ни один из них впрямую не является филиалом центра в Тибуроне, хотя многие работают, следуя тем же принципам оздоровления жизненной позиции.

Глава 3
Разум выше рака

   Спонтанная ремиссия. Так врачи обычно пытаются объяснить необъяснимое – то есть когда рак или другая тяжелая болезнь внезапно отступает или исчезает «сама по себе». Мы склонны думать об этом как о счастливой случайности – это такой современный вид чуда.
   Но чудо ли это? Доктор медицины Бернард С. Сигел так не считает. «С пациентами, которым без всяких видимых причин стало лучше, не происходило никаких счастливых случаев, или чудес, или спонтанных ремиссий, – говорит он. – С ними произошло самовнушенное выздоровление».
   Однако то, что кто-то уровня д-ра Сигела называет самовнушенным выздоровлением, многие действительно могут счесть чудом. Практикующий хирург в Йеле, больнице Нью-Хейвена и больнице Святого Рафаэля, клинический ассистент хирургии в Йельской медицинской школе, он не только связан с одной из ведущих медицинских школ страны, но и работает в сфере, которая расценивается в качестве, вероятно, наиболее механистической и наименее человечной из всех врачебных специальностей.
   Но д-р Сигел именно такой необычный хирург, какого вы наверняка бы предпочли любому другому. Он крепко обнимает своих пациентов и настаивает, чтобы они звали его Берни. Его диагностический инструментарий включает в себя коробку цветных мелков, с помощью которых он просит пациентов нарисовать картинки их болезней. Его операционная наполнена успокаивающей музыкой, либо предварительно выбранной пациентом перед погружением в анестезию, либо любимыми композициями самого хирурга, вроде соло гобоя из «Эмейзинг Грейс».
   В основе этой практики лежит философия естественного исцеления, свободная от ограничений традиционной медицины. Д-р Сигел верит, к примеру, что самый лучший врачебный уход эффективен лишь настолько, насколько позволяет бессознательное желание пациента, и что сочетание снижения напряжения, разрешения конфликта и позитивного подкрепления (в виде визуализаций и позитивных эмоций, таких как надежда и любовь) может стимулировать иммунную систему и включить процесс выздоровления. Масштабная работа с раковыми пациентами, которую он проводит, это подтверждает.
   Впервые мы встретились с Берни Сигелом на семинаре, именуемом «Психология болезни и искусство исцеления неординарных пациентов», который он проводил в Институте холистических исследований «Омега» в Ринбеке, Нью-Йорк. Позже мы обсудили с ним его клинический опыт лечения рака – какие психологические и эмоциональные факторы влияют на нашу уязвимость и как мы можем кардинально улучшить наши шансы на выздоровление.

   Вопрос. Когда вы впервые пришли к осознанию того, что исцеление рака находится во власти разума?
   Бернард Сигел, доктор медицины. Мое прозрение выросло из боли, которую я испытал в собственной жизни. Будучи хирургом, я постоянно был угнетен и расстроен. Справиться со своими чувствами мне было сложно, хотя мне говорили, что врачи так себя не ведут. Они не прикасаются к людям. Они не сжимают их в объятиях. Они не взваливают на себя личные проблемы своих пациентов. В общем, пытаясь стать более счастливым врачом, я отправился на семинары – сначала на тот, который проводили Карл и Стефани Саймонтон в Саймонтон-центре онкологических консультаций, затем в Даллас, штат Техас. Там я встретил некоторых моих пациентов. Они сказали мне: «Слушайте, вот вы хороший доктор. Вы прислушиваетесь к нам и поддерживаете нас. Но что нам делать между посещениями вашего кабинета? Нам нужна помощь, чтобы научиться жить с нашей болезнью».
   Тогда я организовал групповую терапию для таких больных. И произошло вот что: я увидел, что одновременно с тем, как люди овладевали умением жить со своей болезнью, у них невероятно повышалась способность управлять общим состоянием своей жизни. Я видел людей, справлявшихся со своими конфликтами, а затем вдруг их опухоль уменьшалась или исчезала.
   Это были явления, с которыми я никогда прежде не сталкивался. Я был изумлен. И как врач я чувствовал себя при этом некомфортно. Им становилось лучше, а я не пошевелил и пальцем.
   Но они сказали мне: «Будьте терпеливее, доктор. Вы научитесь. Вы даете нам надежду. Вы даете нам способность управлять. Мы начинаем чувствовать себя лучше. Нам становится лучше».
   Вопрос. Почему вы принимали это с таким трудом?
   Д-р Сигел. Вам следует вспомнить, что медицина ориентирована на неудачников. Мы имеем дело только с теми пациентами, которым не становится лучше. Те же, кому становится лучше, несмотря на плохие прогнозы, к нам не возвращаются. И именно этих пациентов мы на самом деле должны изучать.
   Однажды, когда я произносил речь, ко мне подошел мужчина и протянул мне карточку. На ней было написано: «Десять лет назад ваш коллега оперировал моего отца. Мне сказали, что у него был рак поджелудочной железы и он должен был умереть через шесть месяцев. Мне нужно было пойти домой и подготовить семью к его смерти. Я этого не сделал. Я никому не сказал. Мой отец только что отпраздновал свой 85-й день рождения. Моя мать сияла, глядя на него».
   Я вернулся в отделение и извлек из нашего архива карточку этого мужчины. Моей первой реакцией была мысль: возможно, в то время могла быть какая-то ошибка в диагнозе. Но нет, по всем показателям он должен был умереть десять лет назад. Я говорил всему отделению: «Вы только посмотрите! Разве это не чудо? Мистер Джонс жив! А мы-то считали, что он умер, потому что он так и не вернулся больше в отделение». Понимаете, никому из нас и в голову не пришло, что можно прийти в дом мистера Джонса, постучаться в дверь и спросить его: «Мистер Джонс, мы предполагали, что вы скончались десять лет назад. Почему вы не умерли? Что вы сделали, чтобы излечиться от рака?» Никто до этого не додумался.

Когда рак исчезает

   Д-р Сигел. Они трактуют их как медицинские аномалии. Еще был случай, когда я получил записку от онколога. В ней говорилось: «С Роуз все поразительно хорошо. Ее опухоль пропала».
   Я знаю Роуз. Я знаю, почему исчез ее рак. Роуз привезли в дом престарелых умирать. Ей там было очень плохо. Там не прислушивались к ее нуждам. И тогда вместо того, чтобы пассивно смириться со своим положением, она восстала и устроила в доме престарелых революцию. Она вернулась домой, и ее рак исчез.
   Я приведу вам другой пример: я знаю женщину, у которой была опухоль с метастазами в брюшной полости. Ее подвергали всевозможным видам лечения – химиотерапии, лучевой терапии, хирургическому вмешательству, но рак невозможно было остановить. Она покинула больницу и уехала в дом своей дочери – опять-таки в ожидании смерти. Несколько месяцев спустя она вернулась в наше отделение, чтобы проверить состояние здоровья. Мой коллега обследовал ее и обнаружил, что опухоли нет. Он позвал меня. Он сказал: «Эй, тебя подобные штуки интересуют». Я пришел и попросил ее: «Айрин, скажите ему, что вы сделали». И Айрин сказала: «Я поехала домой, решила жить до ста лет, а моими проблемами пусть занимается Господь».
   Вопрос. Разве это так легко?
   Д-р Сигел. Это вовсе не легко. Если бы я сказал пациентам: «Если вы хотите поправиться, то у вас два варианта – вы можете изменить ваш образ жизни или сделать операцию» – большинство ответило бы: «Оперируйте. Это не так болезненно».
   Когда я впервые начал сеансы групповой терапии, я разослал сто писем раковым больным, приглашая их на встречу и предлагая научить чувствовать себя лучше и жить дольше. Я искренне рассчитывал, что приедет множество народу. Появились всего двенадцать человек. Всего двенадцать из ста захотели принять участие в собственном выздоровлении. Видите, насколько это на самом деле трудно.

Неординарный пациент

   Д-р Сигел. Да. В общей сложности я выяснил, что из числа всех людей, страдающих хроническими или тяжелыми заболеваниями, примерно 12–15 процентов – это те самые неординарные, или выживающие, пациенты. Это те люди, которые, сталкиваясь с болезнью, по собственной воле берут ответственность на себя и соответственно переориентируют свою жизнь. Они также хотят участвовать в собственном выздоровлении, то есть объединиться с доктором, составить лечащую команду и привлечь все доступные ресурсы (медицинские, психологические, духовные и т. д.), чтобы увеличить свои шансы на исцеление. Это люди, которые действительно хотят бороться за свою жизнь.
   Однако большая часть людей – от 50 до 60 процентов – довольствуются тем, что снимают с себя ответственность и полностью отдаются на волю врача. Их позиция такова: «Вы врач. Это ваша профессия. Вот вы обо мне и заботьтесь».
   Затем идут еще 20 процентов, которые счастливы умереть, потому что их жизнь разрушена. Для них рак – это самый легкий выход из положения. Конечно, они не собираются признаваться в этом друзям или родственникам. Если вы спросите их, как они поживают, они, естественно, не скажут: «Спасибо, очень стараюсь помереть». Но я смотрел им в лицо и спрашивал напрямую: «Вы пытаетесь умереть?» И многие из них отвечали честно, потому что они знали, что мне известна правда. А известна она была мне потому, что они уклонялись от лечения или сторонились людей, которые предлагали им помощь.
   Вопрос. Вы говорите, что шанс выжить при заболевании раком зависит в той же мере от нашей установки, как и от степени серьезности болезни?
   Д-р Сигел. Да, абсолютно верно. Я обычно могу определить, какую позицию человек занимает по отношению к своей болезни, задав ему четыре простых вопроса: вы хотите прожить до ста лет? Что означает для вас ваша болезнь? Зачем вам нужна ваша болезнь? Что произошло за год или два до того, как вы заболели?
   Первый вопрос – «Хотите ли вы прожить до ста лет?» – дает мне представление о том, насколько человек чувствует, что управляет своей жизнью, и заглядывает ли он далеко в будущее. Второй вопрос – «Что означает для вас ваша болезнь?» – говорит мне о том, видит ли человек свое заболевание как испытание, через которое надо пройти, или как непреодолимую преграду – смертный приговор.
   Иногда я также могу выяснить, связана ли эта болезнь с какими-то значительными событиями в прошлом пациента. Например, у меня был пациент, у которого рак развился в возрасте шестидесяти лет, всего через несколько месяцев после того, как от рака умерла его сестра. В процессе моего с ним разговора он признался, что знал заранее о своей будущей болезни. Вероятно, в детстве он слышал от матери, что он вечно перенимает все от своей сестры. Он сказал, что его сестра, бывшая двумя годами старше его, постоянно заражала его простудой и детскими болезнями, которые она подхватывала в школе. Но слова его матери «ты вечно перенимаешь все от сестры» запечатлелись в его подсознании и остались с ним во взрослой жизни.
   Третий вопрос – «Зачем вам понадобилась эта болезнь?» – говорит мне, служит ли заболевание какой– то психологической или эмоциональной цели. Может быть, это отчаянная мольба о любви и заботе? Или это сигнал организма, что вам нужно немного отдохнуть от работы или от обязанностей? Вы знаете, что мы даем людям «отпуск по болезни» и таким образом приучаем их болеть. Подсознание быстро усваивает, что оно может удовлетворить свои потребности, создавая болезнь.
   Мой последний вопрос – «Что произошло за год или два до того, как вы заболели?» – позволяет пациенту понять, каким образом он мог способствовать собственному заболеванию. Примерно 90 процентов раковых больных, с которыми я встречался, как можно было удостовериться из их истории болезни, пережили какую-либо значительную перемену в предыдущие год или два своей жизни. Это мог быть такой сокрушительный удар, как смерть ребенка или супруга – новая область медицины, психонейроиммунология, показывает, что такие события подавляюще действуют на иммунную систему. Но это также может быть и позитивная перемена, вроде переезда в новый дом, появления ребенка или смены работы. То есть это такие перемены, по поводу которых вы бы сказали либо «Какое чудо!», либо «Какой ужас!».

Жизненные перемены и рак

   Д-р Сигел. Абсолютно. Это не только мое ощущение, я знаю это по личному опыту. Вскоре после того, как я начал мою практику и переехал в новый дом, я слег в больницу с тяжелым инфекционным заболеванием. Лежа там, отгороженный от мира, я начал раздумывать, не было ли какой-либо корреляции между этими изменениями в моей жизни и неспособностью моей иммунной системы отразить инфекцию.
   Когда я вернулся в отделение, то решил немножко поиграться с этим. Пациенты приходили ко мне с проблемой, а я говорил им: «О'кей, вы получили новую работу?» или «Вы переехали в новый дом?» – а они смотрели на меня и говорили: «Как вы узнали?» Они думали, что я гений.
   Вопрос. Но ведь многие люди меняют работу и переезжают в новые дома и не заболевают. Чем отличается поведение этих людей, что защищает их от болезни?
   Д-р Сигел. Отличие в целом таково: очень важно уметь осознавать и удовлетворять свои потребности, выражать ваши чувства, научиться говорить «нет», не испытывая чувства вины. Если вас слишком сильно беспокоит ваша новая роль, если она вас мучает, вы заболеете. Я думаю, это особенно верно для таких болезней, как рак – тех, которые связаны с состоянием иммунной системы.
   Вопрос. Однако, если мы будем внушать человеку, что он сам навлек на себя заболевание, не рискуем ли мы еще усилить его депрессию и тем самым подвергнуть опасности его выздоровление?
   Д-р Сигел. Я не упрекал себя за то, что подхватил инфекцию. Я извлек из этого урок. Я думаю, что раковым пациентам нужно взглянуть на это с той же точки зрения – не восклицать: «О Господи, это ужасно! Что я с собой сотворил?» – а скорее увидеть болезнь как послание, которое гласит, что нужно соответственно перенаправить свою жизнь – разрешить конфликты с другими людьми, выразить гнев, обиду и другие негативные эмоции, которые они носили закупоренными внутри себя, начать осознавать собственные потребности. Такое поведение стимулирует иммунную систему, и тогда наступает исцеление.

Стимулирование «механизмов жизни»

   Д-р Сигел. Научиться освобождаться от негативных эмоций – вот в чем секрет. Тот, кто улыбается снаружи и мучается внутри, убивает себя. Он не справляется ни с собой, ни с жизнью. И всем его «механизмам жизни» отдается приказ перестать действовать. Под «механизмами жизни» я подразумеваю эндорфины, иммуноглобулины, белые кровяные тельца и т. д.
   Врачи ежедневно видят тому подтверждения. Вы обходите больничные палаты и спрашиваете пациентку, как ее дела, и она отвечает: «Прекрасно». Но вы знаете, что ее дела вовсе не прекрасны. Ее муж сбежал к другой женщине. Ее ребенок – наркоман. Ее дом только что сгорел. А она больна раком. Но она упорно продолжает твердить: «Прекрасно».
   Когда я встречаю человека, который отвечает мне: «Скверно», я говорю: «Вот и замечательно! Вы хотите, чтоб вам стало лучше, значит, вы имеете дело с реальностью. Если ваш разум и ваше тело чувствуют себя скверно, и вы понимаете это, вы будете просить помощи. Ваши «механизмы жизни» будут работать на вас».
   Неспособность выразить гнев – характерная черта раковых пациентов. Если вы не показываете гнев, он переходит в злобу и ненависть. Если вы испытываете ненависть по отношению к кому-то, они не страдают в физическом смысле из-за этого. А вы страдаете.
   Потому я и говорю моим пациентам: выражайте свой гнев, страх и чувство вины. Это я считаю значительным этапом процесса выздоровления. В наших сеансах групповой терапии мы даем людям озвучивать свои эмоции, прорабатывать свои конфликты, чтобы достичь душевного спокойствия, или очистить совесть, или назовите это как угодно. Девяноста процентам, прежде чем достичь наконец душевного спокойствия, приходится плакать и кричать. Я говорю – делайте, что делается. Выгоните эти эмоции из себя.

Связь между телом и разумом

   Д-р Сигел. По существу, мы должны научиться устанавливать связь между телом и разумом – посылать «живые» послания телу. Есть два способа передавать эти послания. Первый способ – с помощью эмоций. Я говорю пациентам: «Если вы хотите умереть, продолжайте пребывать в депрессии; если хотите жить, любите и смейтесь». Позитивные эмоции, такие как любовь, одобрение и прощение, стимулируют иммунную систему. Психическое здоровье, если хотите так это называть, является величайшим стимулом для здоровья физического – и величайшим качеством того, кто умеет выживать.
   Второй способ посылать «живые» сообщения – через образы, то есть с помощью визуализации процесса выздоровления, происходящего в вашем организме. Для этой цели имеются магнитофонные записи, помогающие развивать управляемое воображение. Но если у вас нет такой записи, вы можете сделать ее самостоятельно. Вначале выберите символы, изображающие ваши раковые клетки и ваши белые кровяные тельца. Вы можете визуализировать разные образы. Но если вы испытываете трудности с выбором собственных символов, я советую вам представить ваши раковые клетки в виде мелких кусочков пищи, а ваши белые кровяные тельца в виде птиц, кошек или Пэкмена – старой компьютерной игры – выберите любой образ поедателя пищи, который вам удобен. Затем закройте глаза, успокойте сознание и проиграйте в воображении само действие. Вообразите, как ваши лейкоциты пожирают раковые клетки. Чем больше они едят, тем сильнее вы становитесь. Таким образом, болезнь становится источником личной силы и психологического роста.
   Вопрос. Как часто нужно повторять такие упражнения на визуализацию, чтобы максимально увеличить пользу для выздоровления?
   Д-р Сигел. Я думаю, по крайней мере полдюжины раз в день. Просто сядьте поудобнее, расслабьтесь, закройте глаза и перепрограммируйте свое сознание.

Мир, а не война

   Д-р Сигел. Это основано на их методике. Они познакомили меня с управляемым воображением. Но у их методики есть один аспект, с которым я не согласен, – это использование агрессивной символики. Они предлагают, чтобы раковые пациенты визуализировали образ лейкоцитов, нападающих или убивающих раковые клетки в их теле. Я думаю, что большинству людей сложно принять агрессивные образы в контексте излечения. Вы не можете просить людей убить кого-то внутри себя, превращая таким образом организм в поле сражения. Это не сработает. Они отвергнут это на подсознательном и бессознательном уровнях.
   Вопрос. Но разве не таково общепринятое представление о раке – что это враг, который каким-то образом вторгся в тело? И разве врачи не укрепляют подобные представления, преподнося свое лечение как способ «искоренить» и «истребить» раковые клетки?
   Д-р Сигел. Именно так. И я согласен, что это проблема. Представление об «уничтожении» или «сражении» с раком повсеместно распространено в нашем обществе. Вас когда-нибудь просили даровать исцеление от болезни? Вероятно, вас просили «помочь победить в борьбе с раком». Медицина пользуется подобными словами постоянно – «приступ», «удар», «отравить», «поразить» и «убить». Бессознательное слушает это и говорит: «Избавьте меня от этого! Так не выздоравливают!»
   Предельный случай – квакер, который отказался от лечения, потому что его онколог сказал ему: «Принимайте это, и это убьет ваш рак». Пациент сказал: «Я никого не убиваю» – и ушел прочь.
   Однако у большинства людей неприятие имеет место на подсознательном или бессознательном уровнях. Их организм попросту отказывается поддаваться лечению. Я могу привести вам множество примеров.
   У меня есть маленькая пациентка, которую впервые привели ко мне, потому что на нее не подействовала химиотерапия. Я попросил ее нарисовать саму себя, принимающую лечение. На ее рисунке она держала в руке копье, предположительно чтобы убить рак, но оно указывало в неверном направлении. Ее раковые клетки кричали: «Помогите мне!»
   В другом случае женщина пришла в мое отделение, жалуясь на серьезные побочные эффекты от пройденной ею химиотерапии – побочные эффекты, которые даже не были связаны с ее лечением. И опять-таки я дал ей несколько цветных мелков и попросил нарисовать картинку. Она нарисовала рисунок, где дьявол давал ей яд.
   По-моему, проблема очевидна. В каждом из этих случаев восприятие пациенткой процесса лечения препятствовало ее организму благоприятно откликнуться на него.

Химиотерапия без побочных эффектов

   Д-р Сигел. Есть эффективный метод – запрограммировать себя на позитивный исход, используя нечто вроде техники визуализации, которой пользуются спортсмены на тренировках. Закройте глаза и мысленно представьте, что вы проходите химиотерапию или другое лечение, удобно расположившись в кресле. Почувствуйте, как опухоль съеживается, а ваша сила возвращается. После лечения вы чувствуете себя хорошо – даже возбужденно – и покидаете больницу, чтобы отправиться за покупками.
   Если вы проделаете это по крайней мере сто раз перед тем, как начать терапию, ваш организм будет откликаться вполне благоприятно на реальное лечение. Если вы пережили событие в уме, ваше тело получит сообщение, как оно должно реагировать в реальности.
   Конечно, лучший способ обеспечить эффективность любого лечения и минимизировать его побочные эффекты – это понимать, что решение лечиться принимаете именно вы. Суть в том, что необходимо составить мнение обо всех возможных вариантах и сделать ответственный выбор – выбрать то, что вы можете принять и с чем вам будет удобно. Зная, что это именно то, чего хотели вы.
   Удручает то, что люди отвергают традиционную терапию, поскольку доктор предъявляет своего рода ультиматум. Если вы соглашаетесь на лечение только из страха перед возможными последствиями несогласия, я сомневаюсь, что произойдет какое-либо улучшение. Вам приходится подчиняться, не имея позитивной мотивации.
   У меня была пациентка, молодая женщина, которая очень заботилась о своем здоровье. Она не ела ничего такого, в чем содержались химические добавки или консерванты. Когда у нее обнаружили рак, она отказалась от химиотерапии и лучевой терапии из-за того, что считала сильнодействующие химикаты, входящие в состав лечения, потенциально большей угрозой для себя, чем сама опухоль. Я не спорил с ней. Я сказал: «Хорошо. Если вы так воспринимаете, то это, вероятно, не принесет вам особой пользы». Прошло несколько недель, она вернулась и сказала: «Вы знаете, я тут думала насчет лучевой терапии. Я могу увидеть ее как что-то вроде исцеляющей энергии. Я думаю, она может мне помочь». Итак, она приняла лечение, и оно было очень успешным.
   Мой совет – найдите врача, который согласится уделить вам внимание и поговорить с вами. Проанализируйте вместе все возможные варианты. Затем выберите курс лечения, который вас устраивает. У тех людей, которые откровенно разговаривают со своими врачами и выбирают способы лечения по позитивным соображениям, количество побочных эффектов сокращается до четверти, а то и до десятой части по сравнению с теми, кто просто молча подчиняется лечению, потому что их доктора или супруги сказали им, что они должны это перенести. Они не посылают своему телу посланий смерти – только послания жизни и любви.

Лечение сообща

   Д-р Сигел. Не секрет, что многие доктора предпочитают послушных, не задающих вопросов пациентов, которые живут или умирают в соответствии с медицинскими предписаниями. Я знаю врачей, которые непристойно ругали пациентов, когда те задавали вопросы, и я слышал об одном враче, у которого на столе стояла табличка с надписью: «Компромисс – это делать, как я сказал». Это абсурд. Мы ведь говорим о человеческих жизнях.
   Мой совет таков: не беспокойтесь, если ваш доктор думает, что вы чрезмерно настойчивы или любопытны. На самом деле вы можете рассматривать это как признак здоровья. Исследования показывают, что пациенты, которых врачи называют наиболее надоедливыми, – именно те, чья иммунная система наиболее активна. Они проживут долго. Пациенты, которых врачи больше всего хвалят – послушные и не задающие вопросов, – это как раз те, кто умирает. Так что я говорю людям: не бойтесь испортить отношения со своими лечащими врачами.
   Вопрос. Но разве вера в то, что ваш врач способен вас вылечить, не может внести свой вклад в положительный исход?
   Д-р Сигел. Да, разумеется. Вера и доверие к вашему врачу – это мощный целительный фактор. Когда я говорю «не бойтесь испортить отношения с вашими врачами», я основываюсь на мнении врача о плохих взаимоотношениях. «Плохие» или «испорченные» отношения по его стандартам – это хорошие по вашим.
   Вопрос. Можете ли вы дать нам какие-то подсказки насчет того, как стать «плохим» пациентом?
   Д-р Сигел. Будьте настойчивы. Задавайте вопросы. Попытайтесь называть вашего доктора по его или ее имени. Обхаживайте его. Задача состоит в том, чтобы стать для этого врача личностью, а не только болезнью. Ближе подходите к нему как к человеку – это заставит его взглянуть на вас по-другому, то есть начать лечить вас как личность, имеющую свои чувства и интересы.
   У меня есть еще список, который я выдаю пациентам, попадающим в больницу. Мы называем его «Список хорошего/плохого пациента». В числе его пунктов предлагается записывать на магнитофон все разговоры с врачами и принести в операционную кассету с вашей любимой музыкой, чтобы вы смогли во время операции настроиться на расслабляющую волну. Даже если вы находитесь под общим наркозом, подсознание получит пользу, и я уверен, что это может оказать позитивное лечебное воздействие.
Билль о правах ракового пациента
   Бэрни Зигель, доктор медицины, основатель ECAP – Общества удивительных раковых пациентов, Инк. – группы поддержки для людей, желающих бороться за свою жизнь, несмотря на любую тяжелую болезнь, составил следующий «Билль о правах»:
   Уважаемый доктор,
   пожалуйста, не говорите мне, чего у меня нет. Мы с вами оба понимаем, что я пришел к вам узнать, есть ли у меня рак. Если я знаю, что у меня есть, значит, я знаю, с чем борюсь, и тогда у меня меньше страха. Если вы скрываете название и факты, вы лишаете меня возможности помочь самому себе.
   Доктор, когда вы задаетесь вопросом, стоит ли говорить мне о том, что у меня рак, я уже знаю. Возможно, вы будете чувствовать себя лучше, если не скажете мне, но ваш обман мне повредит.
   Не сообщайте, сколько мне осталось жить. Лишь я один могу решать, как долго я еще проживу. Это будут определять мои желания, мои цели, мои ценности, мои силы и моя воля к жизни.
   Объясните мне и моей семье, как и почему это со мной произошло. Научите меня и мою семью, как нам жить сейчас. Расскажите мне о питании и потребностях моего организма. Расскажите мне, как обращаться с этим знанием и что делать, чтобы мой разум и тело могли работать вместе. Исцеление приходит изнутри, но я хочу объединить мои силы с вашими. Если вы и я образуем команду, я буду жить дольше и лучше.
   Доктор, не позволяйте вашим негативным убеждениям, вашим страхам и вашим предрассудкам влиять на мое здоровье. Не стойте у меня на пути, когда я начинаю чувствовать себя лучше и превосхожу ваши ожидания. Дайте мне шанс стать исключением из вашей статистики.
   Ознакомьте меня с вашими убеждениями и способами лечения и помогите мне объединить их с моими. Однако помните, что самое важное – это мои убеждения; во что я не верю, то мне не поможет.
   Вы должны понять, что значит для меня рак – смерть, боль или страх неизвестности. Если моя система убеждений приемлет альтернативную терапию, а не традиционное лечение, не отказывайтесь от меня. Пожалуйста, попытайтесь перестроить мою веру; будьте терпимым и дождитесь, когда я сам изменю свои взгляды. Это может произойти мгновенно только в том случае, когда я безнадежно болен и отчаянно нуждаюсь в вашем лечении.
   Доктор, научите меня и мою семью жить с моей проблемой, когда я от вас далеко. Не пожалейте времени, отвечая на наши вопросы, и уделите нам внимание, когда мы в нем нуждаемся. Мне очень важно чувствовать, что я могу свободно поговорить с вами и задать вам вопрос. Я проживу более долгую и осмысленную жизнь, если мы с вами вместе сумеем выстроить значимые взаимоотношения. Вы нужны мне, чтобы я смог достичь новых целей, которые ставит передо мной жизнь.

Контроль и надежда

   Д-р Сигел. Я думаю, есть два вклада, которые врач способен сделать. Первый, как я уже упоминал, – это передать пациенту контроль над его или ее собственным лечением. Второй – это дать надежду.
   Если я чему и научился за все годы моей работы с раковыми пациентами, так это тому, что не существует такого понятия, как ложная надежда. Надежда – вещь реальная и физиологическая. Я убежден, что совершенно необходимо давать людям надежду – независимо от того, каково их положение. Я знаю людей, которые сегодня живут на свете только потому, что я сказал им: «Вам незачем умирать».
   Трудность, стоящая перед врачом, – это статистика. Если статистика говорит, что девять из десяти умирают от этой болезни, большинство врачей скажут своим пациентам: «Шансы против вас. Приготовьтесь умереть». Я говорю: «Вы можете быть одним из тех, кто выздоровеет. Давайте учиться, как это сделать». Я не гарантирую бессмертия. Я спрашиваю их, хотят ли они научиться жить.
   Люди – не статистические единицы. Они личности. И с ними надо обходиться как с личностями. Если бы доктор заявил мне, что при моей болезни любой человек умирает через шесть месяцев, я бы сказал себе: «Это невозможно. Нет двух одинаковых случаев. То, о чем он говорит, – это средняя величина. Может быть, один человек прожил пять лет, а кто-то другой скоропостижно скончался через три дня».
   По-моему, худшее, что может сделать врач, – это сказать больному, что тому предстоит скоро умереть. Во-первых, это обман. Никто и никоим образом не может предсказать хоть с какой-то определенностью, как будет развиваться болезнь у данного конкретного человека. Во-вторых, это быстрейший способ превратить пациента в очередную статистическую единицу.
   Надежда действует как плацебо. А плацебо, бесспорно, может воздействовать на иммунную систему. К примеру, в одном исследовании, результаты которого были опубликованы в 1957 году, пациенту давали экспериментальный лекарственный препарат под названием «Кребиозен». Он поверил, что это сильнодействующее лекарство против рака, которое его спасет. Его опухоль рассосалась. Затем в газете появилась статья, в которой говорилось, что «Кребиозен» – неэффективное противораковое средство. У него вновь развился рак. Затем его лечащие врачи сказали ему, что он будет получать сверхчистую форму «Кребиозена», которая эффективна против рака. На самом деле ему раз в неделю делали инъекции воды. Тем не менее его опухоль во второй раз перешла в стадию ремиссии. Затем в газетах напечатали еще одну статью, утверждающую, что Управление по контролю за продуктами и лекарствами сняло это лекарство с испытаний, потому что оно не действует. Пациент скончался через три дня.
   Итак, я не обращаю внимания на то, насколько серьезно пациент болен, я предлагаю ему надежду.
   Вопрос. Какой самый лучший совет, по-вашему, можно дать раковому пациенту?
   Д-р Сигел. Лучший совет, который я могу дать кому бы то ни было, – живите каждый день так, как будто этот день последний. Это не значит, что вы должны тут же отправиться грабить банк или спустить зараз все семейные сбережения. Я говорю с духовной точки зрения. Сделайте себя счастливыми. Разрешите свои конфликты. Облегчите душу. Пусть у вас будет мир в душе, пусть ваша совесть будет чиста. Я гарантирую, что когда вы проснетесь на следующее утро, то будете чувствовать себя настолько хорошо, что не захотите умирать.
   Я говорю моим пациентам: «Если бы вы узнали, что сегодня, когда вы выйдете из этого кабинета и пойдете домой, по дороге вас убьют, вы попросили бы позволения позвонить кому-то по моему телефону?» Если они отвечают «нет», значит, они живут правильной жизнью. Если они вскакивают и говорят: «О Господи, дайте мне телефон. Я должна позвонить моему зятю и отругать его, я должен позвонить моей жене и сказать ей «Я тебя люблю», потому что мы сегодня утром поссорились» – и тому подобное, значит, они живут неправильной жизнью. Учитесь, как жить правильно именно сейчас.

Глава 4
Захотите жить

   «Воля к жизни», неоспоримая могущественная сила выживания, вероятно, наиболее важный фактор, благодаря которому мы сохраняем здоровье и исцеляемся от болезней. Но каковы эмоции, установки и поведение, которые питают это пламя внутренней энергии? Как нам поддерживать его яркое горение или вновь разжечь, если оно начало тускнеть и гаснуть?
   Чтобы это выяснить, мы поговорили со специалистом, изучающим феномен долгожительства, которому область здоровья тела и души ведома до самых глубин. Это доктор философии Кеннет Р. Пеллетьер, доцент клинической медицины на медицинском факультете Калифорнийского университета в Сан– Франциско, автор многочисленных книг, среди которых бестселлер, получивший международную известность, «Разум как целитель, разум как убийца», а также «Долголетие», «Холистическая медицина» и «Здоровые люди в нездоровом окружении». В связи с продолжающимся в настоящее время исследованием долголетия д-р Пеллетьер объездил весь свет, в том числе побывал в СССР.
   Мы брали у него интервью в его доме в Беркли, Калифорния. Там мы обсуждали исцеление разума и способы, какими мы можем запрограммировать его на долгую жизнь.
   Вопрос. Когда вы идете к доктору с жалобами, а он говорит: «Это все у вас в голове», что это означает?
   Кеннет Р. Пеллетьер, доктор философии. Как правило, называя нечто психосоматическим, говоря, что это все у вас в голове, тем самым отрицают наличие самой проблемы. Как будто то, что «в голове», на самом деле не существует здесь и сейчас, да и вообще нигде не существует.
   Однако чем дальше, тем больше мы приходим к видению, что вообще любые состояния здоровья и болезни до некоторой степени психосоматические. Опять-таки не в том смысле, что все они воображаемые, но в том смысле, что все они включают психологические и физические факторы.
   Вопрос. Как разум может сделать кого-то больным?
   Д-р Пеллетьер. Ну, в каждый данный момент существует великое множество сил, влияющих на состояние нашего здоровья. Среди этих факторов питание, физическая тренированность, стресс, генетическая предрасположенность, психологические факторы, чисто медицинские факторы, такие как травма или инфекция. Вопрос в том, не оказывают ли некоторые из них непропорциональное влияние, которое в результате приводит к болезни, или они все поддерживают оптимальный баланс, результатом которого является здоровье?
   Происходит, по моему мнению, вот что: все начинается с того, что вы испытываете определенного уровня стресс, который для большинства из нас является повседневным. Длительный, неослабевающий стресс. Затем в вашей жизни происходит «стрессогенное событие». И внезапно весь ваш накопленный за долгое время стресс стремительно ввергает вас из первоначального состояния в реальную болезнь. К примеру, вы можете иметь в семейном анамнезе гипертонию, а на своей работе вы постоянно испытываете один и тот же уровень стресса. Так что ваше кровяное давление постоянно слегка повышено. Внезапно происходит одно или несколько стрессогенных жизненных событий, и ваше кровяное давление может подскочить до угрожающе высокого предела, и в результате вы получите головокружение, головные боли или еще хуже.
   Затем вы можете иметь определенный тип личности или строения психики, которое предрасполагает вас к развитию определенного вида расстройств. И опять-таки это не причина, но это важный фактор. Один из многих. И чтобы вылечить человека, мы должны выявить все эти воздействия, пройти весь путь назад и распутать весь клубок.
   Вопрос. Не могли бы вы привести пример такого процесса?
   Д-р Пеллетьер. Разумеется. Не забывайте, я говорю о том, что в какой-то момент психологическое затруднение действительно начинает влиять на физические системы организма. Стресс вызывает чрезмерную секрецию соляной кислоты и способствует возникновению у человека язвы. Другой вид тревожности может поднимать кровяное давление. В какой– то момент появляются физические симптомы.
   В одном очень показательном случае 72-летняя пожилая леди оказалась в состоянии, именуемом «спастическая кривошея», когда ее голова была наклонена вправо и повернута к правому плечу. Это чрезвычайно дезориентирует, это очень болезненно, и она с трудом могла передвигаться. Она перепробовала все: хиропрактику, инъекции кортизона, вытяжение, ошейник. Когда она попала к нам, мы начали с биологической обратной связи. Мы разместили электроды на ее левом грудинно-сосцевидном отростке, то есть мышце, сокращающейся, когда вы поворачиваете голову вправо. Я попросил ее расслабить эту мышцу. Когда она это сделала, ее голова начала поворачиваться и стала опять смотреть вперед. После примерно четырех недель прогресса все просто намертво застряло. Прогресса больше не было.
   Я заметил, что на аппарате, который записывал ее нервные импульсы, был небольшой пик, показывающий некоторый избыток мышечной активности. Я сказал ей, что, когда этот пик появляется, нужно открыто выразить все, что приходит ей на ум. Она послушалась и сказала, что чувствует себя неудобно. Я спросил ее, какого рода это неудобство. Она сказала, что чувствует себя виноватой. В чем виноватой? «Я чувствую себя пристыженной», – сказала она. Пристыженной из-за чего?
   Она сказала, что ее симптомы появились пять лет назад, с тех пор как она имела отношения с женатым мужчиной моложе ее. Описывая этот случай, она сказала, что, если бы ее соседи хоть что-то об этом узнали, она никогда уже не смогла бы взглянуть им в лицо. Вскоре после того, как она выговорила эти слова, показания прибора вернулись в норму. Это было не лечение, но с этого момента и далее пошел прогресс при терапии биологической обратной связи и психотерапии. Наконец она полностью восстановила боковое движение своей головы. Есть другие случаи, подобные этому, которые демонстрируют тот же принцип, а именно: как индивидуальный образ мышления может повлиять на тело.
   Множество пациентов-сердечников бессознательно оформляют своей болезнью тот или иной вариант желания смерти. Они не обязательно хотят исчезнуть физически, но хотят избавиться от ответственности. Пример тому – 53-летний мужчина, отец и брат которого скончались от сердечного приступа в возрасте 54 лет. Этот мужчина поступил в нашу клинику, испытывая сильную загрудинную боль, когда приближалось его 54-летие. У него были совершенно нормальная электрокардиограмма и совершенно нормальное кровяное давление. Казалось бы, не было физической причины, почему у него могли проявиться подобные симптомы. Тем не менее боль упорно продолжалась.
   Измеряя его уровень стресса, мы обнаружили, что кровеносные сосуды всей его левой руки и плеча были сужены. Беспокоясь по поводу возможного сердечного приступа, он невольно перекрывал систему кровообращения своей левой руки, чем и была вызвана стенокардия.

Запрограммирован умереть

   Вопрос. То есть можно запрограммировать себя на неудачу?
   Д-р Пеллетьер. Безусловно. А также на успех. Есть реальность, которая существует независимо. Именно то, как вы видите и воспринимаете эту реальность, как раз и является причиной вашего состояния, будь то здоровье или болезнь.
   Вопрос. Давайте поговорим о том, как запрограммировать себя на успех, на здоровье.
   Д-р Пеллетьер. Особого рецепта не существует. Есть люди, которые могут пить, курить, крутить романы, питаться всякой дрянью, жить в насыщенной всяческими ядами окружающей среде – и доживать до ста лет. И есть люди, которые строго соблюдают все, о чем я собираюсь рассказать, – и умирают в тридцать от недомогания. Конечно, такие люди являются исключением.
   Для большинства из нас физические параметры, которые должны влиять на долголетие и здоровье, – это диета, физические упражнения, некоторые методы минимизации стресса или совладания с ним (какие человек может использовать для того, чтобы прервать течение накопленного стресса) и психологическое окружение (принимающее вас и ваши поступки, активно вовлеченное в вашу жизнь). Если бы мне пришлось выбирать единственное наиболее важное, один главный параметр долголетия и здоровья, я бы выбрал именно последнее, может быть, потому, что оно так глубоко затрагивает сознание личности. Важно оставаться вовлеченным и любознательным, интересоваться собственной жизнью и жизнью вокруг вас. Вы должны чувствовать себя реализованным, знать, что ваша жизнь имеет смысл, что жить важно для вас. Вам требуется желание жить.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →