Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В древнем Риме, мужчина принимая присягу или давая клятву, клал руку на мошонку.

Еще   [X]

 0 

За кулисами ФСБ (Форд Эрик)

автор: Форд Эрик

Всех секретов КГБ мы не узнаем, пожалуй, никогда. Во всяком случае, до тех пор, пока живы и находятся в силе наследники всемогущей советской спецслужбы.

Наследники у КГБ – зубастые и агрессивные, и если по уровню умения и мастерства до «родителя» им далеко, то по наглости и влиянию во внутренней политике «потомки» давно оставили КГБ позади. В сенсационном расследовании впервые приоткрывается тайна завесы над самыми громкими скандалами, связанными с ФСБ.

Уникальное расследование Эрика Форда подробно освещает все этапы становления спецслужб в новейшей истории России.

Год издания: 2015

Цена: 119 руб.



С книгой «За кулисами ФСБ» также читают:

Предпросмотр книги «За кулисами ФСБ»

За кулисами ФСБ

   Всех секретов КГБ мы не узнаем, пожалуй, никогда. Во всяком случае, до тех пор, пока живы и находятся в силе наследники всемогущей советской спецслужбы.
   Наследники у КГБ – зубастые и агрессивные, и если по уровню умения и мастерства до «родителя» им далеко, то по наглости и влиянию во внутренней политике «потомки» давно оставили КГБ позади. В сенсационном расследовании впервые приоткрывается тайна завесы над самыми громкими скандалами, связанными с ФСБ.
   Уникальное расследование Эрика Форда подробно освещает все этапы становления спецслужб в новейшей истории России.


Эрик Форд За кулисами ФСБ

Введение

   Конечно, государственный аппарат всегда был единым, но «силовики» занимались только своим ведомством, «хозяйственники» – своим. А общее руководство было у партийцев.
   Отобрать у них монополию на власть было под силу только чекистам.
   Партия хорошо понимала, какого страшного зверя она держит на цепи, как сторожевого пса. Хрущев попробовал резко сократить и ослабить «органы» – сразу начались восстания и бунты. Сначала в «братских странах», потом и в Новочеркасске. Интеллигенция тоже не оценила этот подарок партии. Пришлось срочно укреплять КГБ.
   При Брежневе чекисты постепенно восстановили свою мощь до прежних размеров. Леонид Ильич никогда никому не мешал, как английская королева.
   Из всех наших правителей только товарищу Сталину удавалось держать чекистского монстра в узде.
   Для этого:
   1. Нужно самому стать реальным начальником НКВД, ежедневно во все вникать и следить за работой всех подразделений.
   2. Нужно периодически проводить «ротацию кадров», отстреливать всю чекистскую верхушку.
   Иначе лучше плюнуть на все, печатать воспоминания и получать ордена. Еще при жизни Брежнева произошел «ползучий переворот», которого никто не заметил. Народу было все равно, партийцам по большому счету тоже, поскольку «необоснованные репрессии» для номенклатуры были в далеком прошлом. Была небольшая волна арестов по делам о коррупции (Минрыбпром, Грузия и т. д.). Но чекисты вовсе не собирались «искоренять зло», сажать и стрелять тысячами. Нужно было только припугнуть номенклатуру, чтобы партийцы поняли, кто теперь главный.
   В чем заключена сила «органов»? Разумеется, их сила не в застенках и казематах. Даже при Сталине не это было главным, а сбор информации – всеми способами и обо всех! Сбор, обработка – и применение.
   Еще при Хрущеве появился запрет на слежку за партноменклатурой. Запрещалась вербовка начальников. Если стукач становился руководителем, его были обязаны исключить из числа агентов. Нужно ли говорить, что этот декрет чекистами никогда не выполнялся! В первую очередь их интересовали не разговоры интеллигентов. Партноменклатура прекрасно знала, что ее просвечивают как на рентгене, но ничего не могла поделать. А если принять во внимание тотальную коррумпированность правящей элиты во времена Брежнева, то понятно, почему следующим Генеральным секретарем стал Юрий Андропов. В его лице к власти пришла очень мощная организация – и после смерти Андропова ничего не могло измениться.
   История того, как Андропов захватил власть в государстве, давно известна – правда, только в самых общих чертах. Если же переходить к деталям, неизвестно почти ничего!
   Андропов начинал свою деятельность в комсомоле, как и многие чекисты. В 1936 году он этой работой занялся, а уже в 1938 году стал Первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ. В 1940 году его переводят на такой же пост в Карелию (вполне возможно, что нынешняя «питерско-карельская мафия» ФСБ зародилась именно тогда!). Мало того, что республика эта находится на границе с Финляндией, так еще только что закончилась одна война с «белофиннами» и готовилась новая. Так что контакты с внешней разведкой были Андропову обеспечены. Есть свидетельства, что Андропов был завербован НКВД еще в середине 30-х годов, поэтому и пошел так быстро в гору. Правда, в конце 1938 года Берия издал приказ о запрете вербовки партийных и комсомольских работников, но этот запрет никогда абсолютной силы не имел, особенно если дело касалось внешней разведки. Потом началась война, и Андропов занялся «организацией партизанского движения в Карелии». То есть у него установились вполне официальные отношения с разведкой, поскольку этим делом занимались чекисты.
   После войны Андропов перешел на партийную работу и стал вторым секретарем местного ЦК. Скоро началось «ленинградское дело», которое охватило весь Северо-Запад. Повсюду секретарей обкома и прочих начальников хватали, сажали и расстреливали. Или, как минимум, гнали из партии и с работы. Андропов и в эти годы не пострадал, даже перебрался в Москву, в аппарат ЦК (в 1951 году). Видимо, у него была хорошая «крыша».
   В 1953 году Андропова назначили послом в Венгрию. Официально послы были «белыми и невинными», а реально они так же работали на внешнюю разведку, как и все остальные работники посольств, вплоть до шоферов и уборщиц. Во время венгерского восстания 1956 года Андропов проявил все свои незаурядные способности и после подавления мятежа получил большое повышение: стал заведовать Отделом ЦК по соцстранам. Главная работа Андропова сосредоточилась на Восточной Европе, поскольку с Китаем скоро разругались. То есть он опять оказался в сфере деятельности внешней разведки европейского направления. Поскольку рядом с ним всегда находился его помощник Крючков (еще с Венгрии), то все контакты и связи Андропова проходили через него.
   Есть свидетельство, что куратор Андропова, на которого тот работал стукачом в Карелии, некий полковник Гусев, ничего не выиграл, когда Андропов стал председателем КГБ – его тут же спровадили на пенсию. Правда, Андропов распорядился дать ему пенсию побольше.
   В мае 1967 года, когда Брежнев назначил Андропова председателем КГБ, пост этот среди партократов считался незавидным, для Андропова это было чуть ли не понижением – он был Секретарем ЦК, ответственным за соцстраны. Партия тогда держала чекистов в черном теле и на коротком поводке.
   Вот и к Андропову Брежнев приставил двух сторожевых псов из числа своих вернейших соратников, Цвигуна и Цинева, двух первых заместителей. Которые друг друга терпеть не могли, и друг за другом следили.
   Эти два первых заместителя поделили между собой почти все управления и службы, из которых состоял КГБ. Цвигун курировал 3, 5 и 7 управления КГБ, соответственно, Циневу достались управления с четными номерами. Так что все приказы и распоряжения Андропова по этим управлениям проходили обязательную цензуру одного из надзирателей. Но два управления Андропову разрешили оставить в своем непосредственном подчинении – Первое главное управление, то есть внешнюю разведку, и Девятое управление, которое отвечало за охрану Кремля и личную охрану партократов.
   Это и были те два рычага, которые помогли Андропову захватить власть! Почему ему разрешили бесконтрольно распоряжаться внешней разведкой, это еще можно понять: никаких сюрпризов внутри страны партаппаратчики от этого подразделения не ждали, операции на своей территории были для ПГУ запрещены. А лишние контролеры только разболтали бы секретную информацию. Труднее понять, почему Брежнев полностью передал в руки Андропова самое главное – свою личную охрану и охрану членов Политбюро! Под колпаком Андропова оказались все партийные дачи и санатории, и самое святое для партийных старцев – кремлевская больница.
   Начальником Четвертого управления Минздрава был в те годы товарищ Чазов, он лично отвечал за лечение партократов. И он же подписывал медицинские заключения о причинах их смерти! Чазов написал мемуары, в которых не постеснялся признаться в своей «дружбе» с Андроповым. Они периодически встречались тайно на конспиративных квартирах, и Чазов давал информацию о состоянии здоровья всех высокопоставленных пациентов, включая Леонида Ильича. Разумеется, имея таких «друзей» среди лечебного персонала, Андропов мог распоряжаться жизнью и членов Политбюро. Не говоря о том, что через обслугу и охрану Андропов знал все подробности личной жизни партократов.
   Обо всем этом в Интернете имеется обширная литература (работы Здановича, Легостаева и других), так что можно эту тему подробно не разбирать. Гораздо менее известно, как Андропов использовал в борьбе за власть внешнюю разведку. Только однажды мне попалась в Интернете информация о том, что у Андропова была своя тайная личная разведка – ее возглавил начальник одного из управлений ПГУ. Он дал короткое интервью после «победы демократии» и развала СССР. И даже тогда пожелал остаться анонимным, а вся его информация сводится к одному: Андропов, будучи председателем КГБ, тайно встречался с ним на конспиративной квартире. Все остальное и так легко угадать. Во-первых, сугубая конспирация здесь была нужна, чтобы скрыть эти встречи от «сторожевых псов», Цинева и Цвигуна. Во-вторых, эта личная спецслужба занималась именно тем, что чекистам было строжайше запрещено: вела оперативную разработку партийного аппарата и готовила почву для захвата КГБ власти над страной. В-третьих, эта спецслужба состояла из разведчиков – и действовала теми методами, которые они применяли, находясь на вражеской территории. Сбор компромата – шантаж – вербовка! А если нужно – то и автомобильная катастрофа.
   Андропову дали просидеть на этом посту 15 лет – это абсолютный рекорд для всех тоталитарных режимов мира! Не говоря про эпоху Сталина, такого долгожителя не было даже при Хрущеве. Предшественник Андропова Семичастный был председателем КГБ 6 лет, а перед этим Шелепин был 3 года – и ему чуть было не удалось захватить власть.
   Уже через 10 лет Андропова, к несчастью для партаппарата, было практически невозможно снять. В одном Брежнев не прогадал, поставив Андропова: тот не дал партаппаратчикам заменить больного Брежнева на другого вождя из их среды. А такая опасность для Брежнева была уже в середине 70-х годов. Но новый вождь, прежде всего, назначил бы своего председателя КГБ.
   Все исследователи сходятся на том, что именно в середине 70-х Андропов начал свою борьбу за власть. Как раз тогда начинается цепочка нужных для Андропова загадочных смертей среди правящей верхушки. Никому не удалось умереть среди бела дня на руках у врачей – или хотя бы при свидетелях! Сценарий был один и тот же: вечером здоров – ночью оставляют без всякого присмотра – утром находят очередной труп. И Чазов дает заключение: «сердечная недостаточность».
   Но просто убирать соперников для захвата власти мало – нужно приобретать союзников среди правящей элиты. В 1967 году Андропов держался в стороне от подковерных схваток, и никаких союзников у него не было. Собственно, за это Брежнев ему и доверил столь ответственный пост.
   Первым политическим союзником для Андропова стал министр иностранных дел Громыко. Как известно, МИД в годы советской власти был лишь техническим аппаратом, а реально руководил внешней политикой соответствующий Отдел ЦК. Но для такого сталинского динозавра, как Громыко, сделали исключение – и в 1973 году он стал членом Политбюро, после того как прослужил министром 16 лет! Кстати сказать, Андропов тоже стал членом Политбюро в 1973 году, но после 6 лет службы.
   Советские граждане, постоянно работающие за рубежом, были обязаны сотрудничать с КГБ. За одним исключением: послы входили в номенклатуру ЦК и официально были от этой обязанности освобождены. А в реальной жизни и послам было некуда деваться, так что вся дипломатическая служба была в кармане у внешней разведки. Министр иностранных дел был обречен на дружбу с КГБ.
   В апреле 1976 года умер министр обороны Гречко. Он отличался хорошим здоровьем, но Андропова не любил, и однажды утром его нашли мертвым. Новый министр обороны Устинов был другом Андропова. И хотя членом Политбюро он стал только через 5 лет, но в политическом отношении дружба с армией важнее, чем формальные голосования пусть даже в самой главной партийной инстанции.
   Так образовалась тройка неразлучных друзей: Андропов, Громыко, Устинов.
   Не будем разбирать все подробности восхождения Андропова, рассмотрим только важнейшие моменты. Например, в июле 1978 года умер секретарь ЦК Кулаков.
   Кулаков отличался крепким здоровьем, держался от медицины подальше – ничего не помогло, утром нашли чуть ли не с перерезанным горлом! Во всяком случае, никто из историков не сомневается в его насильственной смерти. Спорят только, кто его убил и зачем. Большинство сходится на том, что нужно было освободить место в ЦК для Горбачева.
   И место-то было самое незавидное: секретарь ЦК по сельскому хозяйству. Но партийный аппарат почувствовал что-то неладное и уперся. Андропову пришлось задействовать все свои ресурсы, но удалось протащить Горбачева на этот пост только через 4 месяца, в конце ноября 1978 года.
   Для чего Андропову понадобился Горбачев? В политическом плане он был пигмеем, одним из двух сотен провинциальных секретарей обкомов, никакими ценными для Андропова связями в высшем кремлевском обществе не обладал. Горбачев был нужен Андропову именно как пустое место!
   Не имея возможности ставить на партийные посты кадровых сотрудников КГБ, Андропову пришлось внедрять своих агентов из числа партаппаратчиков. Дальше Горбачев продолжил свой стремительный взлет: через год он кандидат в Политбюро, а еще через год, в октябре 1980, стал полноправным членом Политбюро.
   Раньше Устинова, который стал членом Политбюро только в 1981 году. Ведь Устинов был министром обороны, человеком второго сорта по сравнению с чистокровным партаппаратчиком Горбачевым!
   1982 год стал решающим. Может быть, Андропов продолжал бы душить партаппаратчиков не спеша, но произошло резкое ухудшение его собственного здоровья, которое и прежде было не блестящим (ему уже было 68 лет). Андропов понял, что времени у него в обрез, а он до сих пор не генеральный секретарь!
   Первым делом нужно было полностью брать власть у себя в КГБ. Правда, «сторожевые псы» особенно Андропову уже не мешали. Все важнейшие управления и службы возглавляли верные люди – когда Андропов стал генеральным секретарем, ему даже менять почти никого не пришлось. Но настучать Брежневу его «цепные псы» все же могли, так что пришлось подстраховаться.
   19 января 1982 года С. Цвигун «покончил с собой». Крючков уверяет в своих мемуарах, что у Цвигуна был рак, якобы обнаружили при вскрытии. Учитывая, что медицинское заключение готовили в Четвертом управлении, а труп Цвигуна тут же сожгли, этой версии грош цена.
   Почти тут же, 25 января умер Суслов, второй человек в партии после Брежнева («найден утром» и т. д.). Освободилось место секретаря ЦК по идеологии – это была хорошая ступенька по дороге в генеральные секретари. Непосредственно из КГБ прыгнуть в вожди было нельзя, партийные традиции этого не дозволяли. Партаппаратчики могли утешать себя хотя бы тем, что теперь место председателя КГБ попадет в их руки. Поэтому Андропов не спешил оставлять свой пост в КГБ, дотянул до мая 1982 года.
   Новым председателем КГБ назначили Федорчука, который ранее возглавлял КГБ Украины. Федорчук был человеком партийного вождя Украины Щербицкого. Руководящая роль партии в те годы выражалась еще и в том, что начальники территориальных подразделений КГБ больше подчинялись местным партийным руководителям, чем председателю КГБ.
   Есть свидетельства, что Андропову было в то время не по себе – что там натворит новый председатель КГБ? Но и Андропов напрасно волновался, и партаппаратчики рано обрадовались – созданная Андроповым система выдержала испытание. Ничего примечательного на посту председателя КГБ Федорчук за отведенные ему 7 месяцев сделать не сумел. Пытался было поднять в органах дисциплинку и выправку, для чего приказал всем чекистам переодеться из гражданской одежды в мундиры – но и от этой реформы ему пришлось отказаться. Чекисты его сильно не полюбили.
   Мы забыли про второго брежневского надзирателя, Цинева. За него можно не волноваться – после смерти Цвигуна он сделал правильные выводы и ни в чем никому не мешал. До такой степени не мешал, что его оставили на своем посту до сентября 1985 года!
   Партаппаратчики не сдавались, да и Брежнев пытался спасти свою семью. Партия выдвинула своего кандидата на престол – товарища Черненко. Дело дошло до того, что Черненко стал вести заседания Политбюро, то есть занял второе место в партии и государстве. Но Андропову удалось подавить эти последние судороги аппаратчиков. Уже в октябре Леонид Ильич опять доверил вести заседания Политбюро Андропову.
   Больше Брежнев был чекистам не нужен, поэтому 10 ноября он умер. Ничего нового: вечером вполне здоров – ночью без присмотра – утром уже готов. Потом всеобщий траур и музыка Чайковского по телику…
   12 ноября 1982 года Андропов стал генеральным секретарем. Ему было отпущено всего 15 месяцев, причем половину этого срока он руководил из кремлевской больницы. Но даже этого времени хватило, чтобы чекисты окончательно отобрали власть у партии и запустили перестройку. Историки спорят, можно ли было спасти советскую империю и социализм. Большинство считает, что реформы надо было проводить хотя бы в середине 60-х годов, а в 1985 году было уже поздно. Выскажу свое мнение: если бы Андропов прожил подольше, события пошли бы совсем по-другому, была бы другая «перестройка». И если не спасти, то хотя бы продлить существование советской империи Андропов мог – и мог только он один! Во-первых, по своим личным качествам руководителя, редким на фоне всеобщего вырождения правящей элиты. Во-вторых, в руках Андропова были сосредоточены все рычаги управления. Он не ожидал быстрого конца и не успел подготовить достойного наследника.
   Якобы Андропов не собирался перестраивать политическую систему, хотел провести лишь экономическую реформу. Об этом в один голос уверяют все деятели из окружения Андропова: «Он ничего не говорил ни о какой демократии!»
   Охотно верю, что им Андропов ничего не говорил о своих планах. Тогда среди правящей верхушки не принято было говорить слишком откровенно. Тем более это было не принято в КГБ, даже среди друзей, – а у деятелей ранга Андропова друзей не было и не могло быть в принципе. Но однажды Андропов проговорился, перед самым своим главным соратником. Это был не его верный адъютант Крючков и тем более не Горбачев, а его «правая рука» Чебриков. Чебриков не писал книг, но незадолго перед смертью дал пару раз интервью, и в Интернете они есть. Однажды ему Андропов сказал: «А почему бы не проводить выборы в Верховный Совет по-настоящему, чтобы можно было выбрать среди нескольких кандидатов?» Всего одна невинная фраза, но в ней содержится вся горбачевская перестройка.
   Уже через месяц после избрания генеральным секретарем Андропов назначил председателем КГБ Чебрикова, который ранее был первым заместителем (он занимал место покойного Цвигуна). А Федорчука назначили министром внутренних дел. У Андропова было для него конкретное задание, которое Федорчуку было вполне по силам и по характеру: устроить погром среди руководства МВД, чтобы расчистить там место для чекистов. Когда Федорчук сделает свое дело и уволит тысячи «ментов», его самого отправят на заслуженный отдых.
   Федорчука обвиняют в попытке отравления товарища Черненко, летом 1983 года (при помощи рыбы). Сам Черненко и все его окружение были абсолютно в этом уверены, как пишет в своей книге помощник Черненко, В. Прибытков. При более глубоком ознакомлении эта версия представляется несколько сомнительной.
   Федорчук долго отмалчивался, не писал книг и не давал интервью, но однажды не выдержал и дал интервью по поводу пресловутой рыбы. Во-первых, рыбу в подарок принес не он сам, а его зять. Причем Федорчук был в это время в Москве, а разговор с зятем по поводу рыбы был по телефону. Зять не знал, что делать с рыбой, – ему дали совет: «Отнеси Константину Устиновичу!» Для чего вообще понадобился этот подарочек, ведь товарищу Черненко было что покушать на правительственной даче? Это видимо, был сигнал со стороны Федорчука, что хотя он по приказу Андропова проводит зачистку в МВД, но в глубине души по-прежнему остается верен партийному аппарату!
   Естественно, чекисты этот разговор подслушали – и могли разыграть эту ситуацию в своих интересах. В итоге Черненко чуть не умер и окончательно подорвал свое здоровье. А самое главное, партийцы поссорились со своим единственным возможным союзником в силовых структурах.
   Что интересно, в своем единственном интервью Федорчук не счел нужным опровергать обвинения в тайных убийствах украинских диссидентов. Зато когда зашел разговор о президенте Кравчуке, Федорчук с видимым удовольствием вспомнил, что будущий президент при случайных встречах с ним почему-то сильно трусил и заискивал.
   Андропов умер 9 февраля 1984 года. Внешне политическая картина после смерти вождя выглядела для чекистов вполне благоприятно. Весь 1983 год шло избиение партократов и замена их на «своих людей». Считается, что была заменена таким образом третья часть секретарей обкомов и министров. Но перед андроповским кланом возникла серьезная проблема: не было наследника на пост генерального секретаря. Точнее, их было слишком много: Горбачев и Романов. Клан чуть было не распался. В итоге пришлось взять паузу и назначить «вождем» Черненко. Зачистку партийного аппарата пришлось приостановить. Не из-за Черненко, этот умирающий старец почти не мешал – вся энергия андроповского клана уходила на жестокую внутреннюю борьбу. Терялось драгоценное время, которое еще было у советской империи для спасения.
   Не стану утверждать, что Черненко и Горбачев были из числа агентов КГБ, скорее всего все было не так грубо и примитивно. Хотя и на этот счет есть свидетельства. Особенно на Черненко, который вообще начинал свою карьеру на погранзаставе. А когда Леонид Ильич был во время террора конца 30-х годов поставлен секретарем обкома в Днепропетровске, там был такой ответственный за приведение в исполнение приговоров по фамилии Черненко, но тот ли самый, точно не известно. Палачи всегда старались держаться в тени. Некоторые историки (В. Соловьев и Е. Клепикова) считают, что это был именно Константин Устинович, во всяком случае, в его официальной биографии есть подозрительный разрыв после 1933 года. Впрочем, на самом деле это неважно, поскольку все исследователи сходятся на том, что избрание умирающего Черненко генеральным секретарем никоим образом не помешало андроповскому клану держать всю власть в своих руках. Теми же историками были опубликованы указания на стукачество Михаила Сергеевича во время его обучения на юридическом факультете МГУ (есть свидетельства однокурсников). Примерно указывалось, на чем его могли бы вербануть – скрыл в своей биографии, что был некоторое время на оккупированной территории. Криминалом это не было, но в то время на ответственный факультет с таким пятном бы не взяли.
   Несомненно одно – принадлежность Горбачева к андроповскому клану, что он и не скрывал никогда, гордился даже! Как он попал в этот клан, все знают – они с Андроповым земляки, Андропов каждый год ездил подлечиться в санатории к себе на родину, на Ставрополье.
   Как попал в андроповский клан Романов, никто не знает! Как известно, первоначально Романов входил в блок с Косыгиным и Сусловым. Это был небольшой «ленинградский» анклав в Политбюро, где преобладала «днепропетровская мафия». Горбачева тогда еще не было, и Романов был самым молодым в Политбюро – соответственно, на него были большие виды, как на наследника престола. Все историки уверены (и сам Романов так считал), что скандально известная свадьба дочери Романова, на которой били царский сервиз из Эрмитажа, была чекистской провокацией, чтобы выбить Романова из числа престолонаследников. Что тогда и удалось сделать. Казалось бы, после этой истории Романову любить чекистов было не за что. Однако Андропову все же удалось «подобрать ключи». Возможно, все было проще – после смерти Косыгина и Суслова Романов остался в одиночестве и сориентировался в нужном направлении. И не прогадал – в мае 1983 года Андропов назначил Романова секретарем ЦК, ответственным за всю военную промышленность. Это было серьезное повышение.
   Самая большая тайна во всей этой истории – это как Горбачеву удалось одолеть Романова. Ведь если бы победил Романов, то не только перестройки – даже мелких реформ бы не было. Были бы только горы новейшего оружия и бесконечные локальные войны с империалистами. Тем не менее, среди историков господствует взгляд, что у Горбачева был только один твердый сторонник – министр обороны Устинов, да и тот скоро умер. Устинов будто бы не мог поделить с Романовым военную промышленность, поэтому встал на сторону его соперника. Хотя никаких доказательств этого утверждения почему-то никто не приводит. Поэтому позвольте привести другую версию, которая тоже бездоказательна, но хотя бы выглядит логично: армия в лице Устинова делала ставку на твердолобого Романова, а КГБ собирался с помощью своей марионетки Горбачева раскручивать перестройку и вести страну совсем в другую сторону! Ну а Громыко просто выжидал, какая из этих сил возьмет верх. Что касается партаппаратчиков, то их уже никто ни о чем не собирался спрашивать, их время уже прошло!
   Относительно позиции армии есть информация о начальнике генерального штаба Огаркове. Эта информация тем более ценная, что именно маршал Огарков реально возглавлял армию, а не престарелый Устинов. Так вот, Огарков был сторонником Романова, за что его и сняли в сентябре 1984 года. Тут же Романов исчез с экрана телевизора и со страниц газет, а на переднем плане везде оказался Горбачев. Но уже в октябре Романов добился назначения Огаркова на пост Главнокомандующего войсками европейского ТВД. Специально изобрели новый пост и впутали в кремлевские распри генералов из стран Варшавского договора. Сразу же Горбачев исчез и везде опять стал мельтешить его соперник.
   Если бы за Романова была вся армия, то чекисты ничем не смогли бы ему помешать. Но его главный сторонник маршал Огарков опирался не на все Вооруженные силы, а лишь на те войска Варшавского договора, которые находились в Восточной Европе. То есть были под контролем внешней разведки европейского направления.
   Романов постепенно стушевался, и чекистам осталось только уладить небольшие формальности: договориться с Громыко и похоронить Черненко.
   Громыко уже в январе через посредников вышел на Горбачева и дал ему знать, что готов его поддержать в обмен на хороший пост. В этом налаживании контактов участвовал сын Громыко, о чем написал в своих мемуарах. Как только переговоры успешно завершились (Громыко было обещано место Председателя Верховного Совета), чуть ли не на следующий же день Черненко умер – 10 марта 1985 года.
   Дальше было знаменитое заседание Политбюро 11 марта. Первым предложение об избрании Горбачева внес А. Громыко. Потом выступил Чебриков: «Кандидатуру товарища Горбачева поддерживают все чекисты – то есть весь народ!»
   А уже в июле Романов вылетел из Политбюро и из Секретарей ЦК. Не нужно было противостоять всему народу!
   Хотя Чебриков, как председатель КГБ говорил от лица всех чекистов, но сказать по правде, настоящего единства даже в КГБ тогда не было, не то, что во всем советском народе. Здесь самое место сказать о том, что у Андропова было два ближайших соратника в КГБ: Чебриков и Крючков – так сказать, «правая рука» и «левая рука».
   Чебриков пришел в органы по партийному призыву, он был вторым секретарем днепропетровского обкома, когда Брежнев вызвал его в Москву в июле 1967 года и предложил возглавить Управление кадров КГБ. То есть ему как бы предложили стать третьим сторожевым псом днепропетровской мафии Брежнева. Если бы Чебриков согласился на такую роль, то Андропову было бы трудно реализовать свои глобальные планы. Но вместо этого Чебриков сделал другой выбор – он стал самым ярым сторонником Андропова, так что затмил другого, давнего фаворита Юрия Владимировича. Крючков никогда не мог этого простить Чебрикову и стал его врагом.
   При жизни Андропова такое соперничество шло только на пользу делу, обеспечивая взаимный контроль. Но когда Андропова не стало, КГБ стали раздирать внутренние распри. Внешне это заметно не было, особых кадровых перетрясок в органах в эти годы не происходило.
   В 1984 году Чебриков назначил нового первого заместителя – им стал Н. Емохонов, бывший зам по технической разведке. В сентябре 1985 года наконец проводили на пенсию Цинева, взамен Чебриков назначил первым заместителем старого борца с диссидентами, начальника Пятого управления Бобкова. Казалось бы, дело хоть и со скрипом, но идет – поставил обоих первых заместителей, теперь нужно поставить своих людей на посты простых заместителей (их тогда в КГБ было 8), те поставят своих людей – и полный порядок обеспечен. Но у Чебрикова больше почти ничего не вышло, наткнулся на стену…
   Правда, в 1985 ему удалось назначить своего начальника контрразведки, т. е. Второго главного управления КГБ – Маркелова. Но самое главное управление КГБ, то есть первое, внешняя разведка, так и осталась для Чебрикова неприкосновенной зоной.
   Дальше никаких перестановок на уровне заместителя председателя КГБ не происходило (по открытым источникам засечь не удалось, так будет точнее). И вдруг в октябре 1988 года Чебриков уступил пост председателя Крючкову! Это еще был не конец для Чебрикова, он получил пост Секретаря ЦК, ответственного за контроль над КГБ. Но в октябре 1989 года Чебриков утратил и эту должность. Тут же началась чистка сторонников Чебрикова в руководстве КГБ. У Крючкова это дело получилось гораздо лучше, чем у соперника. В 1990 году ушел Емохонов, умер Маркелов. В январе 1991 года из КГБ вылетела сразу большая группа сторонников Чебрикова, во главе с Бобковым. На все освободившиеся посты Крючков расставил своих людей, с которыми и встретил август 1991 года.
   Одновременно происходили крупные кадровые перестановки и в правительстве. Где-то к началу 1991 года Горбачев заменил почти все руководство и собрал весь будущий ГКЧП.
   Многие удивлялись, как это Горбачев подобрал себе такую команду, что все до единого ему изменили в августе 1991 года. Но это были не его люди. У Горбачева был только один свой человек в Кремле – Раиса Максимовна. Возможно, еще Лукьянова он назначил сам, но и то по согласованию с органами. Все остальные члены руководства были подобраны чекистами. Переменилась власть в КГБ, сменилось и правительство. Труднее было заменить самого Горбачева, поэтому и понадобился путч.
   Не будем разбирать все кадровые назначения Горбачева, возьмем для примера одного Янаева. Горбачев энергично добивался на съезде его назначения вице-президентом. Может быть, Горбачев не знал, что если человек отвечал в профсоюзах за международные связи, значит он стопроцентный агент, если только не кадровый разведчик? Михаил Сергеевич слишком долго пробыл на вершинах власти, чтобы не знать таких элементарных вещей.
   Любой, даже самый дружный коллектив, захватив власть и приступив к дележке захваченного добра, неизбежно распадается на новые, враждующие между собой кланы! Обычно это происходит под каким-то идейным предлогом, но не всегда, иногда ничего не могут придумать. Только непрерывные нападения других сильных групп могут задержать такой раскол. И то не всегда! Попробуйте найти в мировой истории хоть одно исключение из этого правила.
   Не стали таким исключением и наши чекисты после смерти Андропова. Пока шла борьба за власть с армией и партийным аппаратом, ни о каких распрях внутри КГБ не могло быть и речи, все держались дружненько. И тем более не могло быть никакой серьезной борьбы внутри внешней разведки.
   Но к власти в марте 1985 года пришла контрразведка во главе с Чебриковым – и правительство страны сформировали они, из своих людей. Внешняя разведка вместо благодарности получила одни пинки! Даже при назначении министра иностранных дел на мнение разведки в лице Крючкова наплевали самым грубым образом. Хотя кому был нужен такой министр, который находился во враждебных отношениях с внешней разведкой, совершенно непонятно. В наших советских реалиях это означало полный паралич дипломатической службы.
   Ладно, разведчикам не давали ставить своих людей на руководящие посты вне их собственной организации. Так ведь еще и снимали их людей, которых назначил сам Андропов!
   Самый яркий пример – история с Гейдаром Алиевым. Алиев – один из самых выдающихся людей андроповского клана. Лишь его мусульманское происхождение не дало ему подняться еще выше.
   В 1982 году Андропов поставил его на пост 1-го заместителя председателя Совета министров. А фактически именно Алиев возглавлял тогда правительство, а не престарелый Тихонов, которого держали только для вида. Но осенью 1985 года вместо фиктивного Тихонова назначили председателем Совета министров энергичного Рыжкова. А в октябре 1987 года чебриковский клан изгнал Алиева из правительства и из Политбюро. Предлоги для этого можно при желании найти всегда, для любого начальника. Например, была раздута история со знаменитой поездкой Брежнева в Баку, когда весь город превратился в сумасшедший дом и бесновался от радости. Это подали так, что Алиев – дубовый партократ и сильно любил Брежнева! Хотя надо было учесть, что Брежнев к тому времени уже дошел до такого состояния, что реагировал только на самую грубую лесть. И еще надо сделать скидку на восточные нравы.
   На самом деле Алиев не устраивал блок Чебрикова – Бобкова тем, что был человеком внешней разведки. Причем не агентом, а почти что кадровым сотрудником! А именно, прежде чем стать с подачи Андропова партийным вождем Азербайджана, Алиев возглавлял в 1967–1969 годах местный КГБ.
   На этом вопросе следует остановиться более подробно.
   Главное препятствие для работы разведчика за рубежом – это собственное незнание всех тонкостей чужого языка, обычаев и местных реалий. На постижение всего этого уходят долгие годы. Избавиться от акцента и выдать себя за иностранца практически невозможно. Но даже легальная разведка под прикрытием посольства тоже требует хорошего знания языка и прочего. Заниматься вербовкой с помощью переводчика нельзя!
   Это, кстати, создает почву для образования различных «мафий» в разведке. Поначалу это были неформальные группы разведчиков, которые освоили работу в данной стране или регионе, затратив большие усилия. Переподготавливать для работы в другом регионе их уже никто не будет, поэтому они держатся друг за друга и проталкивают своих наверх.
   Шебаршин пишет в своих воспоминаниях, что когда Крючкова назначили начальником разведки, он все эти безобидные «мафии» придушил – просто запретил разведчикам любые совместные пьянки и посиделки, даже после работы.
   Зачем несколько лет обучать турецкому языку русских, когда на территории СССР имелась целая республика, где 5 миллионов человек знают турецкий язык (азербайджанский язык – диалект турецкого)? Имея такую республику рядом с Турцией, можно было легко наладить прочтение всех турецких газет и прослушивание всех радиостанций. А если понадобится, то и подслушивание всех телефонных разговоров!
   Не говоря о том, что 10 миллионов азербайджанцев проживало за пределами СССР – в той же Турции и других странах Ближнего Востока – тут для разведки открывались просто безграничные возможности.
   Отсюда простой вывод: территория Азербайджана в советское время находилась в подчинении внешней разведки. Только поэтому Андропову еще в 1969 году удалось там поставить партийным вождем кадрового чекиста Алиева. В других регионах он не мог этого сделать даже в 1983 году, когда был генеральным секретарем.
   Примерно такой же зоной влияния разведки была Армения и вообще весь Кавказ, включая Северный. По всей огромной государственной границе СССР располагались национальные общины, которые эта граница разрезала на части, что было очень удобно для разведки. Но только Азербайджан имел хороший выход на страну из блока НАТО, где вдобавок размещались американские военные базы и ядерные ракеты.
   Другим важным регионом для внешней разведки была Прибалтика. Правда, население прибалтийских республик не знало языков стран НАТО и не имело тогда с этим агрессивным блоком общей границы. Но для тамошнего рыбацкого населения не составляло большой проблемы переплыть Балтийское море. Что многие и делали. Чекистам даже не надо было засылать своих людей под видом беглецов, достаточно было оказывать давление на эмигрантов через оставшихся родственников. Естественно, такую работу внешняя разведка вела с помощью КГБ прибалтийских республик.
   Тесные связи были у разведки европейского направления и с Управлением КГБ Ленинграда. А через ленинградских чекистов разведка могла влиять на весь Северо-Запад.
   Особенно тесные отношения были у внешней разведки с КГБ Карелии. Руководство ФСБ сейчас называют даже не «питерской», а «питерско-карельской мафией».
   Третья по значению база внешней разведки на территории СССР – это Дальний Восток.
   Петербург у России считается «окном», тогда Владивосток как бы «черный ход» во внешний мир. «Тихоокеанская мафия» ФСБ является отражением соответствующего направления внешней разведки. Это были крепкие середняки, без особых амбиций. Постепенно эта «мафия» теряла свою силу и сейчас почти сошла на нет. Последний титан из этого клана, адмирал Г. Угрюмов (тот самый, который посадил «шпиона» Пасько), руководил «борьбой с терроризмом» в Чечне и умер при загадочных обстоятельствах в своем штабе в Ханкале в мае 2001 года.
   Стоит ли удивляться, что «тихоокеанская мафия» внешней разведки увяла, не успев расцвести: посмотрите на карту, какой нужно сделать крюк, чтобы возить героин из Таиланда в Европу через Владивосток. Да его сто раз разворуют железнодорожники! В прессе писали о том, как пытались возить героин по этому маршруту в мешках с сахаром. В результате были случаи массовых отравлений в Хабаровском крае.
   Граница бывшего СССР громадная и можно зоны влияния разведки перечислять долго. Но основные регионы – Кавказ, Прибалтика, Дальний Восток.
   Для иллюстрации можно привести интересный пример из книги Шебаршина. Его Крючков в январе 1989 года назначил начальником внешней разведки. До этого Шебаршин был заместителем начальника ПГУ по южноазиатскому направлению (сменил генерала Медяника в апреле 1987 года). Так вот, Шебаршин пишет, что по заданию Крючкова совершил в 1990 году три служебные поездки внутри страны. А именно: в Прибалтику («наблюдал за обстановкой»), во Владивосток («отчитывался перед избирателями») и в Краснодарский край («пытался помешать избранию в депутаты Калугина»). Казалось бы, в это время у начальника разведки хватало работы и за рубежом – вся Восточная Европа бурлила, и Варшавский договор стремительно разваливался! Зачем же Крючков, имея двух первых и 8 простых заместителей, посылал в эти места именно Шебаршина?! И почему Шебаршина выбрали депутатом во Владивостоке, он ведь москвич и на Дальнем Востоке никогда не служил?
   Теперь, после всех этих разъяснений, можно переходить к существу дела. В октябре 1988 года внешняя разведка в лице Крючкова захватила власть в КГБ, а значит и в стране.
   В своих двухтомных мемуарах Крючков много места уделил Шеварднадзе, как из-за этого агента ЦРУ погибла советская империя. А про Виктора Чебрикова, своего непосредственного начальника, вообще молчит! И вспоминает чуть ли не единственный раз в связи с Шеварднадзе. Дело было так: в 1985 году к Крючкову обратился Чебриков и предложил высказать свое мнение по поводу возможного назначения Шеварднадзе министром иностранных дел. Поскольку Крючков возглавлял внешнюю разведку, кандидатуру должны были согласовать с ним. Крючков заявил о своем резком несогласии («не имеет опыта дипломатической работы»), после чего Шеварднадзе утвердили на Политбюро. Все знают, что Шеварднадзе был человеком Андропова, но что внутри андроповского клана возникли враждующие между собой группировки, об этом известно значительно меньше.
   Почему Чебриков, который в 1985 году почти захватил в свои руки власть над КГБ, а значит, и над страной, в конце 80-х годов проиграл начисто? Иными словами, почему внутренняя контрразведка проиграла внешней разведке?
   Ответ лежит на поверхности: все решил доступ к валюте! Внутри страны Чебриков мог делать все, что угодно, проводить любые операции – но валюта была за рубежом, а туда ему хода не было… А к концу 80-х годов вся правящая советская элита вдруг осознала, что без валюты она жить не может! И тогда все пришли к Крючкову: «Приди и володей нами!» Крючков пришел, и тут такое началось – с 1989 года «совместные предприятия» стали расти, как грибы, за границу пошли эшелоны с цветным металлом и всем, что только можно продать за валюту. Одного золота тогда пропало больше тысячи тонн, никто не знает, куда оно делось.
   Проблема у Крючкова была только одна: пока внутри правящего андроповского клана шла борьба за власть, советская империя совсем разложилась – и нужен был только небольшой толчок, чтобы она рассыпалась в прах.
   Правда, никакого отдельного «клана Крючкова» обнаружить так и не удалось, его просто не было. В мемуарах Крючкова сквозит враждебное отношение к Чебрикову – исподволь проводится мысль, что это Чебриков позволил «американским шпионам» развалить советскую империю и установить демократию. А Крючков возглавил КГБ, когда уже было поздно что-то делать…
   Вражда между этими деятелями имела бы какое-то значение, если бы они на самом деле были главарями чекистской мафии, а не чисто номинальными фигурами. Но, разумеется, генералы внешней разведки, которые создали эту тайную мафиозную организацию, не могли допустить, чтобы вся власть оказалась в руках дилетантов из партийного аппарата. Крючков стал чекистом в возрасте 43 лет, а Чебриков в 44 года – слишком поздно, чтобы стать своим человеком в органах. Тем более, в такую эпоху, когда между КГБ и партийным аппаратом разгорелась битва за власть над всей советской империей.
   Борьба внутри чекистской мафии в конце 80-х годов была – но это была тогда еще не борьба между кланами за власть, а идейное столкновение по поводу того, какой выбрать политический курс: кончать с перестройкой и вводить диктатуру, чтобы спасти социализм, или продолжать идти вперед до конца, поскольку поворачивать назад уже поздно.
   Мы сейчас не будем углубляться в рассмотрение причин провала плана КГБ по спасению социалистического строя с помощью экономической реформы венгерского или китайского образца. Политологи Владимир Соловьев и Елена Клепикова считают, что чекисты не учли, что та степень свободы, которую может себе позволить мононациональное государство, не годится для империи, которая сохраняется лишь в условиях жесткой централизации и главным образом с помощью насилия.
   Мы можем к этому добавить еще одно объяснение: чекисты также не учли, что в ходе экономической реформы сами не смогут остановиться в нужный момент, чтобы не урвать лишний кусок лично для себя – получился неуправляемый тотальный грабеж народного имущества. А когда эти два стихийных процесса (то есть «народно-освободительное движение» и борьба за твердую валюту) наложились друг на друга, то советской империи пришел конец. Здесь интересы руководства и рядовых членов чекистской мафии резко разошлись: никто не захотел променять свои личные счета и заграничные виллы на имперское величие и прочие абстракции.
   Получается примерно такая картина: где-то к концу 1990 года правящая чекистская мафия осознала, что продолжение перестройки означает развал Советского Союза в самом недалеком будущем. Все судорожные попытки председателя КГБ Крючкова с этого момента отражают намерения верхушки этой мафии повернуть назад – при пассивном саботаже этих усилий со стороны основной массы чекистов. А окончательный провал «путча ГКЧП» в августе 1991 года наступил в результате решительного противодействия той чекистской группировки, которая входила в окружение российского президента Ельцина.
   Теперь мы можем объяснить, откуда взялась утром 19 августа 1991 года непонятная уверенность Крючкова на коллегии КГБ, что все у него под контролем и что президент России Ельцин скоро признает власть ГКЧП – руководство мафии приняло решение, какие вообще могут быть проблемы! Но скоро он узнал, что все не так просто, и полетел в Форос к президенту Горбачеву, чтобы сдаться.
   Наши войска и «военные советники» возвращались тогда домой отовсюду: из Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Было также прекращено бесплатное снабжение разного рода «национально-освободительных движений». Всего за несколько лет во всех странах Восточной Европы были практически бескровно свергнуты коммунистические режимы и установлена демократия. Западные немцы думали, что процесс возвращения им Восточной Германии растянется чуть ли не на десятки лет, а все произошло буквально за одну ночь.
   В конце 80-х годов в этих странах почти одновременно прошла серия «бархатных революций» и военных переворотов. Мало того, что советское руководство даже пальцем не шевельнуло, чтобы спасти гибнущий коммунистический режим в этих странах! Есть также недвусмысленные свидетельства, что в организации этих тогдашних «оранжевых революций» приняли активное участие местные спецслужбы – поэтому все и прошло так гладко и без пролития крови. Нет никаких сомнений в том, что спецслужбы стран Варшавского договора до самого конца оставались филиалами внешней разведки КГБ – а это означает, что наши чекисты осуществляли общее руководство в деле ликвидации марионеточных коммунистических правительств и их замену демократическими и как бы независимыми.
   Не было «бархатной революции» только в Румынии – там местная тайная полиция пыталась спасти режим Чаушеску и отстреливалась до конца (румынских чекистов в плен все равно тогда не брали, а тут же расстреливали на месте). Но в Румынии на стороне восставшего народа выступила вся румынская армия и военная разведка – поэтому всякое сопротивление было быстро подавлено. Супруги Чаушеску пытались бежать, но военные их поймали и тут же расстреляли где-то под забором.
   В Румынии местная спецслужба не была под полным контролем КГБ. Хотя Румыния и состояла формально в Варшавском договоре, но на самом деле это была тогда вполне независимая страна (в 1968 году Чаушеску даже осудил оккупацию Чехословакии советскими войсками!). Но поскольку Чаушеску поссорился с Москвой только в 60-е годы, все румынские генералы успели пройти в свое время обучение в Советском Союзе – это его и сгубило. Есть свидетельства о том, что для свержения Чаушеску в Румынию приезжали наши военные разведчики из ГРУ – они и налаживали контакты со своими коллегами из Генштаба румынской армии.
   У наших чекистов кроме патриотизма, была еще способность думать сразу на несколько ходов вперед. А в середине 80-х годов у правящей чекистской мафии остались только два варианта для глобальной политики:
   1. «Югославский вариант»: драться за каждую страну и цепляться из последних сил за каждый клочок территории на всех континентах.
   2. Вариант «Ласковый Миша»: «Да забирайте все даром! Нам достаточно территории самого Советского Союза, все равно у нас останется шестая часть суши». Как известно, этот вариант потом плавно перерос в вариант «Ласковый Боря» – «нам вполне хватит территории России».
   Мы не знаем, кто конкретно из генералов внешней разведки КГБ входил тогда в руководящий центр правящей мафии, и кому из них пришлось делать выбор между этими двумя вариантами стратегии советского руководства. Но немного изучив эту публику (а все чекисты похожи друг на друга, как будто их клонировали от одного образца!), мы можем с полной уверенностью заявить, что если бы ценой каких угодно усилий и жертв можно было бы тогда удержать советское господство над Восточной Европой – они бы непременно рискнули. Пол-Европы завалили бы трупами, но своего бы добились.

Часть I
Криминальный бизнес

   Например, по логике вещей, главным во внешней разведке должен был быть Первый отдел, который занимался разведкой в США. Соответственно, и в руководстве разведки должны были преобладать выходцы из этого отдела.
   На втором месте могли бы быть те разведчики, которые работали против европейских стран НАТО.
   И только в самом низу этого общества могли быть специалисты по странам третьего мира.
   Все было наоборот – долгое время в руководстве разведки доминировала так называемая «южноазиатская мафия» (этот термин придуман не мной, он в ходу у самих разведчиков, как бы в шутку). Имеются в виду те разведчики, которые работали в Индии, Иране, Пакистане и тому подобных южных странах. Родоначальником этой «мафии» считается легендарный генерал Яков Медяник. Он работал резидентом КГБ в Индии, потом стал начальником соответствующего отдела и наконец, занял пост заместителя начальника ПГУ. Медяник ушел на пенсию в апреле 1987 года. Настоящий расцвет «южноазиатской мафии» начался позднее, когда председателем КГБ стал Крючков.
   В январе 1989 года Крючков назначил начальником ПГУ Л. Шебаршина, бывшего резидента в Индии и Иране. В декабре 1991 года разведку возглавил другой «востоковед», Евгений Примаков. В январе 1996 года опять начальником разведки стал «востоковед», на этот раз кадровый разведчик В. Трубников, бывший резидент в Индии.
   И только в мае 2000 года власти в разведке «южноазиатской мафии» пришел конец: директором СВР назначили С. Лебедева, представителя европейского направления, который прежде работал в Германии. «Южноазиатская мафия» возглавляла разведку 11 лет. И какие это были бурные годы! Премьер-министров меняли, как перчатки, начальников КГБ-ФСБ сменилось 10 человек, а «востоковеды» стояли прочно, как скала. Понадобилось поставить президентом России разведчика из германского отдела ПГУ, чтобы руководство разведки перешло, наконец, в руки европейского направления.
   Что же касается бойцов невидимого фронта, которые работают в США, то они как шпионили, так и шпионят. Их дело пахать, а генеральские звезды пусть другие получают! Даже у себя в разведке их давно уже не назначают в руководители, не то что в премьер-министры или министры обороны.
   В чем причина такой завидной жизнестойкости «южноазиатской мафии» и в чем ее сила, что без нее никак не обойтись? Правильно поставленный вопрос содержит в себе большую часть ответа. Поставим вопрос так: что есть такого ценного в Южной Азии, чего нет в других местах? Тогда ответ всплывет сам: ГЕРОИН.
   В странах Южной Азии много дешевого героина, в Европе много денег в твердой валюте. Между ними – территория СССР (СНГ).
   Почему «южноазиатская мафия» разведки все же уступила первенство «европейской»? В наркоторговле наибольшую прибыль получают те, кто стоит на самом конце цепочки, поближе к наркоманам и их деньгам. Кроме того, в Южной Азии кроме героина ничего ценного нет. А в Европе кроме наркоторговли можно «рубить капусту» также на цветном металле, нефти, газе и прочем. Внешняя торговля у нас всегда была под контролем разведки.
   Есть свидетель тех преступлений, которые творились в ФСБ, – это бывший офицер из центрального аппарата ФСБ Александр Литвиненко. В Интернете имеются его книги, поэтому напомню только один эпизод. Непосредственным начальником у Литвиненко был генерал Хохольков. Он возглавлял УРПО, так одно время называлось управление ФСБ по ликвидации ненужных для правящей верхушки людей. Кроме того, Хохольков раньше служил в КГБ Узбекистана, пока Советский Союз не развалился. У него сохранились связи в Средней Азии, поэтому именно Хохолькова посылали на «стрелки» c крупными наркоторговцами из этих мест.
   В Афганистане были несметные запасы героина, нужно было только наладить маршруты по доставке этого ценного продукта в Европу. И тут не последнюю роль была у питерских чекистов, недаром Петербург считается окном в Европу.
   Как почти все, что сейчас у нас творится, и здесь все зародилось задолго до «победы демократии». Так что начнем издалека.
   Любая подпольная группировка, которая в наше время ведет вооруженную борьбу за какую угодно благородную цель (национальное освобождение, построение социализма, истинная вера) – добывает средства с помощью наркоторговли. Попробуйте найти хоть одно исключение из этого правила!
   Разница между КГБ и разного рода кустарными подпольными организациями была в том, что наш КГБ действовал более профессиональными, тонкими методами – поэтому практически никогда не попадался. Главная тонкость у чекистов была такая: всю грязную работу делать только чужими руками! В советское время для этого были разведки братских стран социализма. Надо переправить взрывчатку ирландским боевикам – посылали чехословацких (к примеру) разведчиков. Если те попались, наш КГБ оставался чистым: «Чехословакия – суверенная страна, мы ей не можем указывать!»
   В таких делах среди братских спецслужб была определенная специализация по регионам и даже по видам деятельности. Например, болгары считались большими мастерами, если нужно было пристукнуть кого-нибудь в лагере империализма. Они же снабжали палестинских боевиков всем необходимым. Также западные источники указывают на то, что болгарская разведка участвовала в транзите наркотиков из стран Ближнего Востока в Европу. А великий Советский Союз опять был тут ни при чем!
   Конечно, на Западе давно всю эту механику поняли. Но можно ли осуждать европейских политиков, что они опасались лишний раз предъявлять какие-то претензии державе, у которой было 100 тысяч танков и ракетно-ядерный «щит»? Примерно такая же ситуация и теперь, только атомное оружие теперь у «демократической России».
   Теперь собственно о Великом Героиновом Пути. В разное время разные регионы Азии были главными поставщиками героина. Сейчас главный поток идет из Афганистана. Когда наш ограниченный контингент начал в 1979 году оказывать Афганистану братскую помощь, наши воины впервые столкнулись с этим замечательным продуктом и оценили его по достоинству. Если простые солдаты только снимали постоянный стресс, то их командиры сразу же смекнули, что этот порошок, который в Европе стоит не меньше 100 тысяч долларов за килограмм, в Афганистане можно свободно купить за 10 тысяч. А если у тебя в руках автомат, то и задаром!
   В Афганистане с самого начала вся власть принадлежала не командованию 40 армии и тем более не «демократическому правительству», а чекистам из Восьмого отдела внешней разведки. Есть свидетельства военных, что «президент» Бабрак Кармаль не мог без разрешения представителя КГБ в Афганистане даже поехать из одного города в другой.
   Естественно, именно чекисты занялись налаживанием маршрутов по доставке героина в Западную Европу. Тем более, что граница была тогда на замке – а ключ был только у чекистов.
   Серия интересных статей про эти дела вышла в коржаковской газете «Стрингер». Там бывает много низкопробного вранья, но эти статьи написаны со знанием дела. Согласно «Стрингеру», сейчас есть три вида доставки героина из Афганистана.
   1. Неорганизованная, массовая наркоторговля. Вся Средняя Азия сейчас живет в нищете, поэтому находится множество желающих пробраться в Афганистан, купить там несколько граммов героина и везти его в собственном желудке, рискуя умереть в муках, если «контейнер» лопнет. Ну и тому подобными способами… Таких милиция старательно выискивает – и сажает, если они не могут откупиться.
   Почему-то таджикская милиция особенно не любит, если перевозят не героин, а более слабые полупродукты. «Стрингер» объясняет это тем, что к «полупродуктам» нет такого привыкания у наркоманов. Президент Рахимов не может допустить такого безобразия!
   Несмотря на то, что этим видом наркобизнеса занимаются целые толпы, общая масса привезенного героина у них невелика. Раз в неделю в Москву приходит поезд из Таджикистана – пусть там хоть все поголовно везут по нескольку граммов – все равно получатся считанные килограммы. Возможно, поэтому власти относятся довольно снисходительно к таким «наркоторговцам» – конкуренции от них никакой, а население спасается от голодной смерти.
   2. Больше имеет значение тот «бизнес», которым занимается таджикский режим, т. е. президент Рахимов и его семья. Таджикское руководство тоже использует железнодорожный транспорт: героин везут в вагонах с хлопком. У семьи Рахимова полная монополия на вывоз хлопка – вся остальная республика должна продавать хлопок им, по той цене, какую назначит Рахимов.
   3. Главный способ, которым доставляется основная масса наркотиков: военная транспортная авиация. Это единственный вид транспорта, который не досматривается никакими таможнями. Поэтому героин спокойно доставляют из Таджикистана прямо на военные аэродромы Подмосковья. В «Стрингере» есть намеки, что в Европу наркотики переправляют мафиозные группировки Прибалтики, при содействии путинского режима.
   Есть свидетельства, что когда Германия объединилась, а наши войска еще не ушли из бывшей ГДР, транспортная авиация возила героин прямо из Афганистана на военные аэродромы ГСВГ. Откуда распространить наркотики по всей Европе уже ничего не стоило.
   За один рейс транспортный самолет перевозит порядка тонны героина. Это проверено: когда один полковник таджикской армии устроил мятеж, то не удержался и захватил на аэродроме уже готовый для перелета в Россию самолет. Он обнаружил там 900 килограмм героина. Кончил этот полковник очень плохо и очень скоро.
   Обратите внимание, что почти все военные, которые сделали стремительную карьеру при Ельцине, во-первых, воевали в Афганистане, а во-вторых, имеют отношение к авиации или к ВДВ. Это Шапошников, Руцкой, Грачев, Лебедь.
   Теперь можно подвести итоги. «Стрингер» приводит такую оценку объема наркоперевозок из Афганистана: 300–400 тонн героина в год. Такую цифру дал один из афганских полевых командиров, т. е. достаточно компетентный в таких делах специалист. Что дает ежегодный доход не меньше 25 миллиардов долларов в год. Разумеется, все это очень приблизительные расчеты, но нас интересует только порядок величины. Получились очень большие деньги, сопоставимые с доходом от нефтяной торговли России.
   Кроме Афганистана, наркотики производят и в других регионах мира. Разумеется, наши чекисты не могли упустить и этих источников валюты! Все эти источники разбирать не будем, только один маленький пример.
   Рынок США плотно забит колумбийским кокаином – и возить туда героин из Азии бессмысленно. Но разве можно оставить без внимания самую богатую страну мира!
   В газете «Версия», тоже близкой к чекистским кругам, появилась такая гневная заметка: возле мексиканских берегов мирно проплывало наше рыболовецкое суденышко. Экипаж – русские и украинцы, флаг Белиза (есть такая страна). Вдруг на него напала американская морская охрана, взяли на абордаж – и нашли при обыске 12 тонн кокаина (примерно на миллиард долларов). И теперь наших ребят собираются судить ни за что, дадут каждому приличный срок. А откуда им было знать, что у них в трюме!?
   Когда наши чекисты занялись наркоторговлей – это вопрос. Крупная веха в истории мировой наркоторговли – начало Афганской войны в 1979 году. Но у КГБ все начиналось значительно раньше.
   Нашел на американском сайте: в 1970 году сбежал на Запад полковник болгарской разведки Стефан Свердлев. И рассказал, как он принимал участие в перевозке наркотиков с Ближнего Востока в Европу. Все подробно: какие болгарские фирмы этим занимались и прочее. Добытую таким способом валюту «отмывали» с помощью болгарской же авиакомпании BALKAN-AIR и переводили в Швейцарию. Что наводит на мысли, откуда сегодня берется огромный доход в валюте нашего «Аэрофлота». У них сидит в самолете 10 пассажиров, а они запишут 200 и сдадут «выручку» в банк.
   Интересна дата этого побега: 1970 год. Еще Брежнев свеж, как огурчик, и весь партийный аппарат в силе. Андропов только три года руководит КГБ и полностью подчиняется партии. Разумеется, болгарская разведка не стала бы делать ничего, что могло бы огорчить старших советских братьев. Со стороны КГБ тоже не могло быть тогда несанкционированных свыше действий. Остается единственный вывод: все такие операции спецслужб поначалу проводились с одобрения партийной верхушки. А в конце 70-х годов наши чекисты уже плевали на партию и делали все, что хотели.
   Кстати, об американских сайтах: общественность США уверена, что ЦРУ занимается перевозкой кокаина и контролирует американский рынок на 50–70 процентов. Об этом говорят совершенно спокойно, как о самом обыкновенном деле.
   Связи с КГБ прослеживаются у ряда российских бандитских «авторитетов». В начале 90-х в Москве доминировала объединенная группировка «ореховских» и «солнцевских» бандитов, которую возглавлял Сергей Тимофеев (Сильвестр). Это была мощная международная мафия, у которой имеются филиалы во многих странах мира. Лидером «солнцевской братвы» считается бывший соратник покойного Сильвестра Сергей Михайлов (Михась).
   Начало биографии у Михася не совсем типичное для такого крупного авторитета. Он начал свою карьеру с курсов англоязычных метрдотелей, окончив которые 6 лет проработал официантом в ресторане «Советский». Такая работа, cвязанная с обслуживанием иностранцев, тогда означала обязательное сотрудничество со Второй службой УКГБ Москвы (что считалось более престижным, чем быть стукачом Пятой службы, которая выслеживала инакомыслящих). Михася потом поймали на мелком мошенничестве – он получил только 3 года условно, но ответственную работу по обслуживанию иностранцев ему пришлось бросить. Тогда он начал заниматься разнообразным криминальным бизнесом – и преуспел.
   Вячеслав Иваньков (Япончик) ничего интересного собой не представляет, кроме своего высокого звания «вора в законе». Посадили его в 1981 году – дали 14 лет. Иваньков спокойно отбывал свой срок, когда вдруг в 1990 году он стал крайне необходим на воле – и тогда множество влиятельных людей начали просить о его досрочном освобождении: упирали на его «слабое здоровье». Помимо Иосифа Кобзона, который тогда ходатайствовал за всех известных бандитов, насчет освобождения Иванькова сделал два депутатских запроса Святослав Федоров, о том же просил и правозащитник Сергей Адамович Ковалев. В итоге 5 ноября 1991 года Иваньков вышел на свободу. И уже 29 февраля 1992 года он убил двух человек в московском ресторане (еще один остался в живых только потому, что пуля застряла в пачке денег). Какие-то турецкие строители то ли хотели пролезть без очереди в гардероб, то ли не пропустили туда великого Япончика (показания свидетелей расходятся).
   Иванькову пришлось срочно бежать за границу – ему помогли перебраться в США. Американские власти не дают визу уголовникам, но Иванькова будто бы оформили как «помощника режиссера» в съемочной группе Ролана Быкова – и уже в марте 1992 года Иваньков в составе этой киногруппы оказался в США. А дальше уже было все просто – фиктивный брак на американке, и вид на жительство в кармане.
   Самые неожиданные люди приходили на помощь московским бандитам в трудную минуту… Нами отмечены случаи, когда чекистские структуры давали деньги на проекты Ролана Быкова (вполне благородные, вроде детского кино и т. д.). У Кобзона были чисто деловые отношения с этим бандитом.
   Как этот одичавший после 10 лет тюрьмы, необразованный уголовник, который за несколько лет пребывания в Америке не выучил ни одного слова по-английски – вдруг стал главным лидером «русской мафии» во всем Западном полушарии? Разумеется, Япончик не был настоящим главарем мафии – его использовали в Америке в основном как пугало, чтобы выжимать деньги из наших предпринимателей, перебравшихся в США. Особенно из таких, кто хапнул хороший кусок на Родине, а потом сбежал.
   Вячеслав Иваньков в июне 1995 года был арестован американскими властями за вымогательство нескольких миллионов долларов у русских бизнесменов из «Чары-банка» (они обворовали вкладчиков банка и сбежали в США).
   Даже Михась на фоне Иванькова выглядит настоящим интеллектуалом. Он действительно занимался большим бизнесом. Правительство Коста-Рики назначило Сергея Михайлова своим почетным консулом в Москве (в феврале 1994 года). Иметь дипломатический паспорт – что может быть лучше для бандита! Михась сильно подружился с президентом Коста-Рики и собирался возить из Центральной Америки бананы в Россию. Но этот бизнес у него не пошел – нашлись недоброжелатели в наших спецслужбах, которые превратно истолковали желание Михася снабжать жителей России фруктами. Был скандал, правительству Коста-Рики пришлось аннулировать «почетное консульство» у Михася. Тогда пострадали еще полторы сотни бандитов из разных стран мира, у которых тоже отобрали это высокое звание.
   Как и массовое истребление московских бандитов в середине 90-х проводили спецслужбы. Для самих бандитов это не было секретом – Иваньков в своих тюремных интервью прямо обвинял чекистов в убийстве всех своих друзей. Не следует понимать это так, будто менты или фээсбэшники сами стреляли и взрывали (ходили и такие легенды, типа «Белой стрелы») – нет, этим грязным и опасным делом занимались другие бандиты, которые стали орудием в руках чекистов. И возглавлял этот «бандитский спецназ» знаменитый Ося – Сергей Буторин.
   Буторин сначала служил прапорщиком в стройбате, потом в конце 80-х годов демобилизовался и работал вышибалой в одном московском кафе. В этом кафе он познакомился с бандитами и занялся более серьезной работой в ореховской группировке Сергея Тимофеева – скоро стал там одним из самых влиятельных бригадиров (хотя никогда не сидел).
   Вот этот бывший прапорщик из стройбата (возможно, это все же был на самом деле засланный к бандитам офицер спецслужб) и уничтожил почти всю бандитскую элиту в Москве. Разумеется, проделал это Буторин не собственными руками, а с помощью привлеченных им к этому делу киллеров из бывших спецназовцев. Получается, что удар по бандитам из «московского клана» КГБ был нанесен как бы изнутри.
   Интересно, что сначала Буторин убрал не своего непосредственного шефа Сильвестра, а главарей других банд – поэтому бандиты долгое время не могли понять, что вообще происходит. Притом профессионалы из спецназа хорошо знали свое дело: они не просто уничтожали авторитетов, но делали это так, чтобы подозрения пали на кого-нибудь другого. Если же у какого-нибудь бандита не было ни с кем конфликтов, то его не трогали – ждали, когда конфликты появятся.
   Первыми были уничтожены «бауманские» авторитеты во главе с Валерием Длугачем (Глобусом) – в апреле 1993 года. Потом были убиты братья Квантришвили (а их соратник Кикалишвили сбежал в США). И только в сентябре 1994 года дошла очередь до самого Сильвестра. После чего Буторин перебил почти всех видных авторитетов и бригадиров своей «ореховской» группировки, захватил над ней власть. Всеми финансами «ореховских» распоряжался соратник Сильвестра Григорий Лернер (это были сотни миллионов долларов). Он находился за границей, но боевики Буторина и там его достали и начали прессовать, чтобы выбить из него эти миллионы. Неизвестно, чем бы это закончилось для Лернера, если бы его не посадили за мошенничество в мае 1997 года в Израиле.
   У Буторина было несколько бригад киллеров:
   1. «Одинцовские» во главе с Дмитрием Белкиным.
   2. «Медведковские» возглавлял бывший старший лейтенант КГБ Григорий Гусятинский, пока его не убили в Киеве в 1995 году. Его сменил Андрей Пылев, ближайший соратник Буторина.
   3. «Курганские» – два десятка бывших спецназовцев и ментов из города Кургана. Самый знаменитый из них – Александр Солоник, который при попытке ареста застрелил несколько милиционеров, а когда его все же посадили в тюрьму, сумел оттуда сбежать (летом 1995 года).
   Главным киллером у Буторина был вовсе не Солоник (он вообще в этой банде ничем особенно не выделялся), а бывший спецназовец из морской пехоты Александр Пустовалов по кличке Солдат (не менее 30 трупов).
   Порядки в этой банде Буторина были очень своеобразные. «Новые ореховские» отказались вообще от всех законов и традиций уголовного мира. Более того, Буторин запретил принимать в свою банду тех, кто отсидел или имел какое-то уголовное прошлое – брали в первую очередь спецназовцев, причем предпочитали таких, кто побывал в Чечне. Были задействованы военкоматы Москвы, чтобы выявлять такие ценные кадры – после этого с ними знакомились и вербовали в банду.
   Всем бандитам был предписан здоровый образ жизни: полный запрет на наркотики, ограничения на алкоголь и прочие «излишества». Причем наказание за малейшее нарушение было только одно: смертная казнь в присутствии остальных бандитов (специально их собирали для этого, довольно часто). Никаких пережитков воровской демократии, вроде «сходок», в банде не было – приговор выносил лично сам Буторин. За несколько лет такой казни подверглась значительная часть банды – десятки человек. Чтобы не было лишних соблазнов, бандиты Буторина сидели на твердом окладе, не слишком большом – одна или две тысячи долларов в месяц, притом никаких премий за конкретные убийства им не полагалось. Так что громадные деньги, которые попадали в эту банду, исчезали неизвестно куда.
   Уничтожение бандитских авторитетов в Москве продолжилось и шло полным ходом весь 1995 и 1996 годы. Одновременно они перехватывали у других бандитских группировок рэкет над московскими предпринимателями (кроме крупных олигархов, которые были им не по зубам). В случае отказа бизнесмена немедленно убивали, не было никаких угроз и демонстраций силы. В результате почти вся Москва стала платить одному Буторину.
   Есть основания предполагать, что Буторин казнил своих бандитов не только для укрепления дисциплины – возможно, с помощью этих массовых казней он постепенно избавлялся от ненужных свидетелей. По приказу Буторина был убит в начале 1997 года Александр Солоник, который скрывался после побега из тюрьмы в Греции (туда был послан главный палач Буторина Солдат). Есть сведения, будто бы Буторин тогда вообще всех «курганских» приговорил (якобы они хотели отделиться) – но ликвидировать их он уже не успел: банда Буторина неожиданно была разгромлена.
   Буторин несколько лет шел к полной власти над всей бандитской Москвой, а когда он уже почти достиг этой цели – сорвался вниз в один момент.
   В феврале 1997 года сменился начальник УФСБ Москвы: был снят ставленник Коржакова генерал Трофимов – двое его подчиненных были пойманы на торговле кокаином, что и стало поводом для увольнения. Новым начальником УФСБ Москвы назначили генерала Царенко, «человека Лужкова». Дело в том, что генерал Трофимов сильно засиделся на своем посту – его покровителя, начальника СБП Коржакова, выкинули из Кремля еще в июне 1996 года.
   И все – на этом банде Буторина пришел конец. За два месяца около 20 бандитов были арестованы, остальные сбежали за границу. Некоторые были арестованы и там в 1997 году – их выдали России. Самого Буторина и его ближайших соратников почему-то тогда не тронули – Буторин был арестован только в феврале 2001 года в Испании: он получил там 8 лет по местным делам.
   Почему-то нам не встречались в Интернете материалы, где связывали бы эти два одновременных события февраля 1997 года: снятие генерала Трофимова и разгром банды Буторина. Вместо этого там встречается другая версия: 23 января 1997 года в Москве был убит коптевский авторитет Василий Наумов. Будто бы именно это преступление банды Буторина привело министра внутренних дел Куликова к решению покончить с этой бандой: был создан специальный штаб, задействовали ОМОН, МУР, ФСБ и группу «Альфа». Буторинские бандиты уничтожили за несколько лет чуть ли не сотню таких авторитетов из различных группировок, но это им как бы прощалось.
   Все было гораздо проще: Буторин беспрепятственно уничтожал бандитских авторитетов из «московского клана», поскольку у него была чекистская «крыша», пока УФСБ Москвы возглавлял коржаковец генерал Трофимов (с декабря 1994 года). Еще более мощной «крышей» для Буторина была Служба безопасности Президента, пока ее возглавлял генерал Коржаков. Московские менты сильно переживали тогда за своих бандитов, но ничем не могли им помочь.
   Теперь мы можем довольно уверенно вычислить, с кем президент Ингушетии Аушев вел тогда переговоры, чтобы не убивали его друга Кобзона: с генералом Коржаковым, начальником СБП (не с бандитом Буториным – он в таких делах был мелкой пешкой).
   Шабтай Калманович – единственный известный нам возможный полноправный член мафии внешней разведки КГБ, который несколько лет провел за решеткой. Разного рода олигархи, которых в последнее время у нас иногда сажают, к этой категории не относятся – это всего лишь простые стукачи. Правда, насчет чекистской полноправности Калмановича есть некоторые сомнения – он окончил разведшколу, но скорее всего, офицером разведки все же не был. Дело в том, что в нелегальной разведке служили также агенты высокого уровня без присвоения звания – нечто среднее между настоящим кадровым сотрудником КГБ и завербованным агентом. Например, таким штатным агентом был легендарный Николай Кузнецов, который в годы войны убивал немецких генералов в тылу врага – его как-то исключили из партии, поэтому звание офицера НКВД он не получил (Кузнецов закончил только курсы НКВД для стукачей в 1937 году – до войны он выявлял «врагов народа»). Калманович не только в партии не состоял – его даже в пионеры не приняли, поскольку его родители – евреи-«отказники».
   Когда Калмановича арестовали в Израиле, он выложил в контрразведке все подробности своей шпионской деятельности.
   Родился в Каунасе (Литва). В 1971 году закончил местный Политехнический институт. В советское время некомсомольцы в вузы попадали очень редко, а для евреев были еще установлены в тайном порядке ограничительные квоты. Как юному Калмановичу удалось преодолеть все эти барьеры – это его маленький секрет.
   КГБ Литвы был тесно связан с внешней разведкой. Этот факт имеет прямое отношение к биографии Калмановича: сразу после окончания института он попал в разведшколу ГРУ (официально его якобы забрали на год в армию, но это было только прикрытие). Это обычная практика: после гражданского вуза будущего сотрудника внешней разведки год обучали в закрытой спецшколе (при этом всегда была «легенда» о том, что он в какой-то командировке очень далеко или что-нибудь подобное). После чего вся семья Калмановичей получила разрешение на выезд в Израиль, которого она тщетно добивалась много лет – и отбыла за границу. То есть Калмановича взяли не просто во внешнюю разведку – он попал в ее самую элитарную, нелегальную структуру. Это была и самая рискованная разновидность шпионажа, без всякого прикрытия в виде дипломатического паспорта (это значит: попался – в тюрьму!).
   У кадровика из любого советского учреждения встали бы волосы дыбом при виде анкеты Калмановича – мало того, что родители евреи, так еще и «отказники», подавшие заявления на выезд! Но специфика внешней разведки в том и состояла, что там могли в интересах дела плюнуть на любые инструкции и наставления. Даже наоборот – чем хуже была кандидатура с совковой точки зрения, тем лучше она была для нелегальной внешней разведки! КГБ в целом был самой антисемитской организацией в СССР, но внешняя разведка без всяких колебаний использовала «еврейскую волну» эмиграции в своих целях. Там служили люди без предрассудков – недаром именно они начали перестройку и похоронили социализм в нашей стране.
   Первые три года Калманович в Израиле ничего не делал для советской разведки. Это обычная практика для нелегалов – надо было освоиться и переждать, пока местная контрразведка перестанет интересоваться новым эмигрантом из Советского Союза. Эти годы тоже не тратятся даром – агент постепенно подбирается к таким местам, где можно собирать нужную информацию. Так и Калманович, начав свою карьеру простым колхозником в кибуце, потом выучил иврит и английский язык и сумел попасть в партийный аппарат правящей тогда в Израиле партии «Авода», где обзавелся полезными связями среди израильской элиты. В 1975 году агент «Крис» (такой псевдоним был у Калмановича) вышел на связь с резидентом и начал свою работу – сначала на ГРУ, потом на КГБ. Такое случалось – внешняя разведка КГБ могла забрать себе перспективного агента ГРУ.
   Вскоре Калманович кроме КГБ начал работать и на Моссад, то есть как бы стал двойным агентом – во всяком случае, в судебном приговоре ему поставили в вину «попытку пробраться в спецслужбы Израиля». Здесь надо пояснить: настоящий двойной агент обманывает ОБЕ спецслужбы, на которые он работает – но такое бывает редко. Скорее всего, Калманович просто дал себя завербовать Моссад с санкции нашей разведки.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →