Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Глагол «chork» в английском языке означает «производить звук, какой издают раскисшие от воды башмаки».

Еще   [X]

 0 

Проклятый лес (Катрич Евгений)

Размеренная жизнь молодого парня, студента одного из ВУЗов, в один серый, дождливый день круто меняется.

Кто-то, в одном из далёких миров, решил, что только этот спокойный парень, может помочь снять проклятье с погибшего, тысячи лет назад, леса.

В одно мгновение борьба, за возрождение великого леса, превратилось в сражение и за свою жизнь…

Год издания: 0000

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Проклятый лес» также читают:

Предпросмотр книги «Проклятый лес»

Проклятый лес

   Размеренная жизнь молодого парня, студента одного из ВУЗов, в один серый, дождливый день круто меняется.
   Кто-то, в одном из далёких миров, решил, что только этот спокойный парень, может помочь снять проклятье с погибшего, тысячи лет назад, леса.
   В одно мгновение борьба, за возрождение великого леса, превратилось в сражение и за свою жизнь…


Проклятый лес

Пролог

   Большой, огненный шар ворвался в плотные, зелёные ветви густого леса, оставляя за собой широкий туннель в чаще деревьев. С оглушительным грохотом, в глубине плотных зарослей, разорвался этот неожиданный пришелец, разогнав испуганных лесных жителей. Языки ослепительного, оранжевого пламени взметнулись высоко над кронами могучих деревьев, осветив на несколько мгновений окружающее пространство. В быстро темнеющий туннель лесной чащи устремились солдаты, закованные в броню. Каждый из них имел круглый щит, в центр которого был вставлен малый защитный амулет, а в правой руке они держали двухметровые копья с темными, фиолетовыми наконечниками. Эти наконечники были сделаны из особого, редкого сплава и могли пробить защиту практически любого мага, в том числе, и магов природы.
   – Вот скажи мне, Карион, они что, не могли присягнуть нам на верность? – возмущенно спросил молодой король, всего два года назад взошедший на престол королевства Сарлон. Он заменил на троне отца, павшего в битве при нашествии степных орков.
   Три года назад состоялось самое крупное, за последние двести лет, вторжение орды кочевых племён орков, во главе которых стоял зрелый, амбициозный вождь. Орда кочевых орков была настолько мощна и свирепа, что за несколько недель сравняла с землёй значительную часть двух королевств Сарлона и Доргольда. Лишившись половины своей регулярной армии, короли обратились за помощью ко всем своим союзникам. В армию было призвано всё мужское население от шестнадцати до пятидесяти лет. Ученики всех академий магий двух королевств, вместе с преподавательским составом, были также призваны на службу.
   Уже через год освободительная война быстро переросла в экспансию новых земель. Орки были разбиты, их шаманы уничтожены и преданы огню, настал черёд расширения собственных границ. Первыми, после раздела четверти степей орков, пали северные вольные баронства, их территории были равно разделены между двумя королевствами. Западные баронства сдались без сопротивления, быстро признав власть двух королей. Единственным, кто выступил против объединённой армии союзных королевств, был восточный Халифат, собравший под своими знамёнами все пустынные племена и призвавший на помощь всех своих магов и пустынных шаманов.
   На границе восточного Халифата, у берегов полноводной реки Аркон, состоялось решающее сражение. Три дня противостоящие армии сходились в жестоком бою и три раза горны трубили отступление. Понеся значительные, ощутимые потери, короли-союзники отошли от границ восточного Халифата. Молодые правители, немного охладив пыл, обратили свой взор на южные земли, где, на огромной территории, находился прекрасный лес, вокруг которого начали создаваться вольные поселения крестьян, сбежавших из королевств, и рабов – из восточного Халифата. Недалеко около этого леса, у подножия горы, располагались копи гномов.
   Ходили легенды, что этот лес создали маги природы, вырастив каждое дерево своими руками. Много слухов ходило о странностях магов природы. Им было не очень комфортно жить в шумных городах, поэтому, чтобы жить обособленно, они, чаще всего, уединялись в лесах. Именно по этой причине они и вырастили этот мощный, необъятный лес. Многие говорили, что в центре леса растут три огромных древа, которые поддерживают силы магов. Они мало в чем нуждались, жили неприхотливо и редко общались с внешним миром, но никогда не отгоняли людей, решивших осесть на границе зелёного леса.
   Но упорно ходили и другие легенды о загадочном лесе. Утверждалось, что всё это наследие лесных эльфов, покинувших материк несколько сот лет назад, а маги природы просто нашли способ поддерживать лес в нынешнем состоянии. Существенным, очень ценным ресурсом, которым торговали маги природы, было железное дерево. Но во внешний мир они давали его очень мало, что не удовлетворяло растущую потребность и, это привело к большому ажиотажу и высоким ценам на редкое дерево. Все попытки местной знати королевств силой завладеть столь ценным ресурсом, ни к чему не привели: маги природы были слишком сильны, находясь на своей территории под защитой леса.
   – Они просто глупцы, если решили отклонить столь выгодное предложение. – ответил король Карион, соглашаясь с королем Ронгом. Повернувшись к генералу, ожидавшему распоряжений, Карион сказал. – Первый и третий полк.
   Седоволосый генерал, сделав легкий поклон, зажал в правом кулаке один из, висевших на его шее, синих медальонов. Буквально через минуту, у подножия холма, колыхнувшись ровными рядами, двинулись в сторону леса два пехотных полка. За каждым трёхтысячным квадратом солдат, закованных в доспехи, ромбом шли пять небольших групп магов, в их стандартном построении. В центре ромба, как всегда, находились маги воздуха, способные создать над полком защитный купол, на острие ромба располагались маги огня, готовые, в любую секунду, своим огнём накрыть появившегося противника. В левой части ромба двигались маги воды, а с правой стороны – земли. Самой малочисленной, пятой группой, закрывающей ромб, были маги жизни.
   – Мы уничтожим всех этих зелёных, спесивых магов, а их лес пустим на дрова. – яростно сказал король Карион, видя, как, посреди идущего полка, внезапно вырос лес высоких, острых кольев, который быстро сократил численность солдат. Десятки людей были убиты и ранены, среди них сразу засуетились маги жизни, пытавшиеся помочь войскам короля. Маги земли делали все, чтобы противостоять и развеять заклинания магов леса. Король Карион видел, как распался ровный строй третьего полка, когда из кромки леса на них обрушилась стая свирепых волков, не уступающая в численности пехотному полку. Только многолетняя выучка солдат спасла им жизни в первые минуты боя. Сумев сохранить строй, они встретили клыкастых слуг магов природы единой стеной.
   Молодые короли наблюдали за боем с высокого холма, нервно сжимая рукояти свои мечей. Серое, мохнатое «море» захлестнуло рычащей волной первые ряды третьего пехотного полка. Тут же раздались раскаты грома, сопровождаемые вспышками огня. Это вступили в бой полковые маги, придя на помощь вверенным им войскам. Огненные шары разрывая, сжигали в своём огне рычащих хищников. Мощные вихри выхватывали десятками сильных животных, поднимая их над землей на десятки метров, а уже через несколько секунд их тела, изломанными куклами, падали вниз. Прямо в гуще волчьего войска поднялись каменные големы. Раскинув свои огромные руки, они разделили войско нападавших надвое, давя и ломая хищников, как хворост.
   – Я думаю, пора… – произнес король Ронг и посмотрел на своего главного магистра магии, который возглавлял службу безопасности королевства Сарлон. – Действуй, Кирнет!
   С ухмылкой сказал довольный король, отправляя себе в рот очередную, красную ягоду. Медленно прожевав, он выплюнул косточку перед собой в густую траву. Короли вновь устремили свои взгляды на поле боя, где солдатам, ценой огромных потерь, всё же удалось ворваться в плотный лес, оставляя за своей спиной убитых и раненых. Вскоре всё войско втянулось в лес, оставив на открытой местности только магов жизни. Они ходили по пропитанной кровью земле, пытаясь отыскать, в стонущем море раненых, тех, кому ещё можно было помочь. Каждый маг жизни брал на себя тяжёлый выбор: помогая и спасая одного, он облегчал уход другого, которому уже невозможно было помочь…
   На преследование магов природы магистр Кирнет, бросил всех своих подчиненных, прекрасно понимая, что второго шанса им не дадут. Магов природы подвела вера в нерушимую силу своего леса. Короли воспользовались возникшим преимуществом в битве и продолжали углубляться в лес. Им удалось переломить ход сражения и сейчас, главное, не дать магам природы отойти к своим великим древам для восстановления сил, иначе, все потерянные сегодня жизни будут напрасны. Маги природы, истощив себя отчаянным сопротивлением, собрались в одной части леса, чтобы решить, как им остановить вторгшуюся армию…

   На небольшой поляне, рядом с огромным древом, широко раскинувшим свои крепкие ветви, стоял старик. Его осунувшуюся фигуру прикрывала накидка, сотканная из тысячи листьев, которые колыхались от порывов теплого ветра. Из-под накинутого на голову капюшона на древо печально смотрели глаза старика, в которых стояли слёзы. В правой руке он сжимал искривлённый, причудливой формы посох. В очередной раз, вскинув голову к ветвям, он еле слышно сказал:
   – Нерси… – верховный хранитель леса, чувствовал смерть всех своих братьев и сестёр, которым дал приют великий лес. – У нас больше нет будущего… я остался один…
   Вмиг все ветви древа, колыхнувшись, склонились, как будто хотели приобнять и пожалеть старика. Сделав шаг, старик провёл шершавой ладонью по стволу древа и, уже не скрывая своих слёз, прошептал.
   – Пройдёт много времени, но ты найдёшь своего нового хранителя, который возродит великий лес. – сказал старик. Он с силой воткнул свой посох в землю и взмахами рук начал создавать заклинание. По поверхности посоха пробежала искристая, зеленая волна. Замерев на мгновение, она разлетелась на сотни маленьких иголок, которые воткнулись в посох. Старик, не обращая ни на что внимания, продолжал плести своё, последнее в этой жизни, заклинание. Взмахнув несколько раз руками, он упал на колени перед великим древом и, с силой, ударив кулаками в землю, замертво рухнул на поляну. Налетевший ветер приподнял его капюшон, открывая прощальную, жесткую улыбку на лице старика…

   В одно мгновение лес загудел, вздрогнул, и от его центра пошла нарастающая, ударная волна. Срывая листья и обламывая ветки деревьев, она с ужасным воем выкидывала всех, вторгшихся в него. Начали быстро желтеть листья многовековых деревьев, мимо которых с паникой бежали выжившие захватчики. Кони, не реагируя на все попытки всадников остановить их, неслись прочь.
   – Что происходит, что это… – со своего походного трона вскочил молодой король. Он не мог поверить, что эти маги природы применили какое-то заклинание, способное обратить их армии в бегство. – Ронг, как это возможно?
   Воскликнул молодой король, изумленно посмотрев на своего союзника и, тут же отшатнулся от их полевого стола. Король Ронг неподвижно сидел в своём кресле, а из его воскового лица торчали сотни тонких, острых веток. Ноги короля Кариона запутались, словно, в ожившей траве, которая крепко облепила его сапоги, не давая сделать и шага. Карион, попытавшись освободить ноги из прочного плена, потерял равновесие и упал, не в силах подняться с зелёного покрывала земли.
   На помощь молодому королю бросилась вся его свита. Как только седовласый генерал перевернул его на спину, он невольно отпрянул, не сводя изумленного взгляда с Кариона. Лицо молодого короля было покрыто косточками от красных ягод, которые за несколько мгновений проросли прямо через его голову. Седовласый проверил пульс короля и, поднявшись, посмотрел на магистра Кирнета, отходившего от тела короля Ронга.
   – Оба короля – мертвы! – громко сказал генерал и быстрым шагом направился к небольшой группе всадников. Он не видел, как были опущены к земле знамёна королей, оповещавшие всем войскам, что их правители мертвы. Подбежавший к генералу молодой парень с гербом восточного баронства, тихо спросил.
   – Дядя Ролонк, что нам теперь делать?
   – Скачи к герцогу Атлорскому. – остановившись, генерал посмотрел на растерянного парня. – Передай, что король мёртв и восточные полки на его стороне.
   Парень кивнул и бросился бежать к своему коню, которого удерживал молодой солдат. Генерал проводил его взглядом и тихо сказал:
   – Теперь королевство Сарлон утонет в крови в войне за трон…

   Тысячу лет великое древо ждало рождения нового хранителя, наблюдая за тем, как медленно умирал лес. Его окраину начали заселять орки, которые с каждым годом все дальше углублялись в его территории. Тёмная энергия начала медленно заполнять лес, убивая на своём пути и молодые деревья и, прожившие не одну сотню лет. Великое древо видело, как один за другим, сдавшись и перестав бороться, засохли два великих древа. Оно видело, как в одной части леса хозяйничали орки, а в другой – некроманты приносили жертвы своим богам, как наглые людишки принялись вырубать восточную часть леса.
   Оно ждало, стараясь экономить, оставшуюся в себе, энергию. Только, когда тьма подступила уже на расстояние в сотню шагов, превратив сочный, зелёный лес в бесцветный и пожухлый, великое древо вновь создало сильное, поисковое заклинание, на которое истратило почти половину своей энергии. Десять зелёных листьев сорвались с её ветвей и тут же, подхваченные набежавшим ветром, разлетелись в разные стороны. И, когда надежда великого древа уже почти угасла, прозвучал слабый отклик от одного из отправленных листьев: хранитель был найден, но в одном из десяти других миров. Не раздумывая над строгим запретом своих создателей, о призыве живых существ из их чужих миров, великое древо сотворило еще одно мощное заклинание «ловчей сети». Именно таким пользовались её создатели – эльфы для поимки магов-отступников, укрывшихся в других мирах. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что заклинание не развеется в том, неизвестном мире…

Глава 1

   Александр выскочил из парадного и сразу угодил в огромную лужу грязной воды, подняв фонтан брызг, которые тут же оставили тёмные пятна на его синих джинсах. Над созданием лужи дождь трудился больше четырёх часов, начавшись ещё ночью, он, похоже, и не планировал прекращаться. Негромко выругавшись, Александр выскочил из лужи и немного потопал на мокром асфальте, пытаясь быстро сбить с ботинок холодную, осеннюю воду. Застегнув кожаную куртку и подняв воротник, он осмотрелся по сторонам и быстро пошёл в сторону остановки маршрутки. На душе было скверно, но всё же необходимо продолжать учиться, негоже бросать институт на третьем курсе, да и учёба все-таки отвлекает его от пережитого.
   – Саш… Саша! – кто-то громко позвал его, когда он уже подходил к остановке и хотел укрыться под её навесом от упрямого дождя.
   Обернувшись на голос, Александр увидел, как к нему, с небольшим, белым пакетом в руке, перепрыгивая мутные лужи, бежит их сосед по лестничной клетке – дядя Миша. Заскочив под навес остановки, он свободной, правой рукой быстро сбил с куртки капли воды. Шумно выдохнув вчерашним перегаром, он, подняв голову, озабоченно посмотрел на молодого рослого парня и спросил.
   – Ну, ты как? Держишься? – спросил дядя Миша, стараясь заглянуть ему прямо в глаза.
   – Да. – автоматически ответил Саша, медленно проводя ладонью по своей короткой стрижке и подымая облако мелкой водяной пыли. Этот вопрос он слышал, как минимум, пять раз в день за последнюю неделю.
   Родители Александра неделю назад погибли в автомобильной катастрофе, а три дня назад были похоронены на местном кладбище их небольшого городка. Все обязанности по организации похорон взял на себя родной брат отца, дядя Андрей с женой Оксаной. Все последние несколько дней, после гибели родителей, Саша жил у них.
   – Ладно, потом поговорим. – сказал сосед и, выйдя из-под навеса под дождь, быстро побежал к подъехавшей маршрутке. Уже запрыгивая на первую ступень, он обернулся и крикнул сквозь пелену дождя. – Ты вечером заходи. Посидим, поговорим…
   Александр промолчал, проводя взглядом удаляющуюся маршрутку и, вновь погрузился в свои мысли, смотря на полосу желтеющего леса на другой стороне дороги. Он, как и его отец, очень любил лес и готов был гулять среди его молчаливых деревьев каждый день. По какой-то причине именно лес давал им обоим ощущение покоя и уверенности в завтрашнем дне. Только благодаря частым прогулкам среди шелеста листьев, словно спешащих поведать ему некую тайну, Александр мог чувствовать себя свободным и полным сил. Он физически не мог долго находиться в каменных джунглях города, ощущая острую потребность, как можно, чаще быть среди гомонящего, зеленого окружения. Они всей семьёй хотели переехать в частный дом, построенный на краю смешанного леса, но, к сожалению, всё это теперь осталось только их мечтой. Воспоминания парня об их последнем походе с отцом, ночёвке в лесу и ранней рыбалке на берегу небольшого лесного озера, невольно наполнили глаза Александра слезами. Его словно лишили чего-то, безумно, дорогого, оставив пугающую пустоту, которую он не знал, чем заполнить. Слезы, не желая больше слушаться хозяина, катились, по мокрому от дождя, лицу парня.
   Налетевший холодный, осенний ветер заставил Александра отвлечься от терзавшей его грусти и посмотреть в сторону дороги. По такой погоде ехать ему придётся, как минимум, полтора часа до соседнего города, потом почти день в институте и домой, вот и весь его распорядок дня на ближайшие месяцы. В городе осталась квартира его родителей, но туда он возвращаться не хотел. Находиться сейчас там, где всё напоминает о его потере, было слишком тяжело, скорее всего, он примет предложение дяди и поживёт с ними, пока не закончит этот семестр. Потом устроится на работу, переведётся на заочный факультет и будет пытаться, как-то наладить свою жизнь…
   Сквозь пелену дождя Александр увидел, как что-то ярко-зелёное сверкнуло между деревьев на другой стороне дороги. Несколько минут он всматривался, но так ничего не увидев, решил, что ему это показалось из-за дождя. Александр уже хотел отвернуться от нового порыва ветра, который задувал под навес крупные, холодные капли воды, стекающие с крыши остановки, но заинтересованно замер. Новую вспышку зелёного света Александр увидел уже совершенно отчётливо и не мог списать это на галлюцинации или игру дождя.
   – Ладно, первую пару пропущу. – сказал он, выходя из-под навеса остановки. Осмотревшись по сторонам, Саша перебежал на другую сторону дороги.
   Зелёное свечение как будто пульсировало, то слабея, то вновь вспыхивая с новой силой. Ботинки Александра, прокладывая себе путь по промокшей траве, начали издавать противный чавкающий звук, а вслед за ним появилось чувство холода в ногах. Александр не обращал на это внимания, продолжая идти в сторону зелёных вспышек, частота которых с его приближением становилась интенсивней. Отойдя от дороги вглубь леса на добрую сотню метров, он, наконец, достиг небольшой поляны, где в метре над землёй висел небольшой зелёный шар.
   Шар не превышал своими размерами обычный футбольный мяч, с каждой новой вспышкой гул воздуха вокруг него усиливался. Александр решил не приближаться к столь странному объекту, а поскорее вернуться домой и сообщить куда-нибудь о находке. Но, как только, он сделал шаг назад, шар перестал пульсировать своим зелёным светом и замер, погрузив окружающее пространство в тишину. Только шум капель дождя, усердно умывающих пожелтевшую листву, был едва слышен, доносясь словно издалека.
   Второй шаг Александр уже не успел сделать. Зелёный шар резко увеличился в размерах, превратившись в некую сферу, сплетённую из паутины. Александр не успел даже дернуться, как оказался в самом центре этой изумрудной конструкции. Паника не успела овладеть его сознанием, как сфера резко сорвалась с места и устремилась вглубь леса, ловко петляя между деревьями.
   Непрекращающийся дождь больно бил в лицо, а скорость сферы всё увеличивалась. В какой-то момент она резко поднялась над верхушками деревьев и, набрав ещё большую скорость, понеслась к небольшому озеру, видневшемуся вдалеке. Последнее, что успел увидеть Александр, как он, заключённый в светящийся, резной шар, на огромной скорости врезается в, бурлящую от проливного дождя, поверхность озера…

   Молодой парень, одетый в синюю мантию мага воды, с двумя чёрными нашивками на правом плече, бежал по полутёмному коридору академии. Все занятия в старом, главном корпусе академии закончились больше пяти часов назад, погрузив уставшее здание в тишину. Молодой маг, пробежав, не останавливаясь, длинный коридор, вбежал по лестнице на второй этаж и повернув направо, стремительно влетел в кабинет, едва не снеся собой высокие, деревянные двери.
   – Поясните ваше поведение, студент второго курса, Анлот. – оторвавшись от вороха бумаг, спокойно спросил профессор Долрон, спокойно посмотрев на запыхавшегося парня. Анлот, пытаясь восстановить сбившееся дыхание, проговорил.
   – Профессор Долрон… кристалл «Заллха»… – сказал взволнованный парень.
   – Ты уверен? – озабоченно спросил профессор. Он встал и машинально поправил свою синюю мантию, украшенную золотыми нитями. Указав рукой студенту на выход, Долрон дождался, когда за парнем закроется дверь и только после этого позволил себе выругаться. Подойдя к небольшому пеналу, он быстро начертил рукой в воздухе руну и раскрыл дверцу. Взяв оттуда плоский, серебряный медальон и, слегка сжав его, сказал. – Магистр Балаес, кристалл «Заллха».
   Положив обратно в пенал медальон, Долрон налил себе в бокал красного вина и сел в кресло, устало откинувшись на его спинку. Сделав глоток дорого вина, профессор еле слышно пробубнил:
   – Неужели вновь некроманты в северных баронствах призвали лича? – и, сделав большой глоток вина, сам себе ответил. – Нет, это невозможно, их рассеяли по территории баронств больше двухсот лет назад, а те, что остались, боятся и нос высунуть из своих нор.
   За всё время существования кристалла «Заллха», названного в честь своего создателя, он поднимал тревогу всего два раза. Правда, говорят, что был и третий раз, вернее – первый. Это случилось, когда на месте «Проклятого леса» был зелёный, пышный лес, а среди его деревьев жили маги природы. Но Долрон, как и большинство высших магов королевства Сарлон, считает, что всё это легенды простолюдинов. Ведь с тех пор прошло уже больше тысячи лет, а на Айроте не родился ни один ребёнок, имеющий дар мага природы. Вообще, вопрос рождаемости одарённых детей сейчас занимает главную роль в мире Айрот. Ещё двести лет назад в стенах этой академии училось около тысячи будущих магов, и каждый из них обладал сильным даром к управлению стихиями, а сейчас не наберётся и больше двух сотен, не говоря уже о, весьма посредственной, силе их дара.
   Тысячу лет назад закончились смутные времена для всех жителей Айрота. Междоусобные войны, за право на трон, разрывали оба королевства больше шестидесяти лет. Последние десятилетия погибших перестали считать, города переходили из рук в руки, уничтожались одни академии, а на их месте создавались другие. Несколько сотен благородных, талантливых родов были полностью уничтожены, ещё больше пытались найти укрытие в соседних государствах. Если верить, единицам уцелевших манускриптов, то два королевства – Сарлон и Долгольд, жили в мире и, мало того, объединили свои армии и практически захватили весь континент. Только восточный Халифат смог их остановить, именно так утверждают их шаманы, ссылаясь на записи своей истории, но, за их территорией, им мало кто верит.
   Усмехнувшись своим мыслям, Долрон поднялся и, поставив свой бокал на стол, встал возле большого окна, выходящего на спящий город, столицу королевства Сарлон, – Лодканс. Сейчас ему оставалось только ждать, когда прибудет магистр и два мага иллюзий, которые с помощью кристалла «Заллха» определят точное место выброса чистой энергии. После этого состоится заседание совета магов и к месту выброса будет отправлена поисковая группа, в которую должен будет войти один маг из совета и несколько студентов академии.
   – А что, может тряхнуть стариной и отправиться в поход? – сказал вслух профессор, усаживаясь опять в свое кресло. – Да, правду говорят, самое тяжелое – это ждать…

Глава 2

   Как только эта мысль закрепилась в его голове, он улыбнулся, потянувшись, зевнул и закинул руки за голову. Тут же руки упёрлись во что-то твёрдое и шершавое, раскрыв глаза, он увидел над собой большие ветки, часть из которых была без листьев. Вторая мысль, за последние несколько минут, начала утверждать, что он, наверно, потерял сознание в лесопосадке у дороги, а сейчас просто пришёл в себя. Набежавший порыв ветра заставил Александра слегка поёжиться под его прохладой. Приподняв немного голову, посмотрел на своё тело: одежды на нем не было, он был абсолютно голый…
   Эта мысль заставила его просто подпрыгнуть на месте и, несколько раз моргнув, он всё же убедился, что абсолютно гол и это не выверты его «повреждённого» мозга. Осмотревшись, Александр увидел, что стоит возле огромного, странного дерева. Создавалось впечатление, что это был маленький, живой островок посреди больной территории земли, именно такое сравнение пришло в голову Александра.
   От основания огромного дерева, диаметр которого превышал десять метров, по земле стелилась густая, сочная трава, создавая зеленый, природный ковёр, но пробежав около тридцати метров, он резко заканчивался засохшей, до черноты, травой. Уродливые, сухие деревья, словно специально выгнутые неведомой силой, создавали печальную картину мёртвого леса.
   – Где я? – вслух спросил Александр, продолжая осматривать темный лес. Этот лес, вместо покоя, вызывал у него сильное чувство тревоги.
   – Айрот… – прозвучал шелестящий голос над его головой. Голос больше походил на шелест листьев, создаваемый ветром, но он чётко смог расслышать это слово.
   – Кто здесь? – резко обернувшись, Александр посмотрел на дерево. Ветви гиганта пришли в движение.
   – Я… древо… – всё тот же шелестящий звук, в котором можно было различить слова, вновь пронёсся над поляной. Александр пытался понять, что происходит, когда услышал продолжение. – Ты… новый… хранитель…
   Как только он разобрал последнее слово, то увидел, как палка, воткнутая в землю всего в метре от ствола дерева, вдруг задрожала. С наконечника палки, направляясь к земле и разрастаясь, устремилась паутинка трещин. Как только трещинки достигли земли, раздался громкий хлопок, а в следующее мгновение куски коры палки разлетелись в разные стороны, заставив Александра зажмуриться. Открыв глаза, он увидел, что вместо палки в землю воткнут посох с идеально гладкой поверхностью. Верхушка посоха заканчивалась витиеватыми сплетениями тонких веток, из которых выходили три наконечника, направленные в разные стороны. Посох еле заметно светился зелёным цветом и продолжал немного вибрировать, издавая лёгкий гул вокруг себя.
   Александр стоял, смотря на него, как завороженный, не в силах отвести свой взгляд. Ему вдруг захотелось просто провести по его гладкой поверхности пальцами, чтобы убедиться, что это всё не галлюцинации. Но как только он протянул к нему свою правую руку, посох завибрировал сильнее. Внезапно выскочив из земли, посох пролетел около метра и лёг в раскрытую ладонь Александра. Испугавшись, Александр попытался его отбросить, но ничего не получилось: посох, как будто, прилип к ладони. Схватив его второй рукой, он попытался оторвать посох от ладони, но сильная вспышка боли в голове заставила его вскрикнуть и опуститься на колени. Боль пульсирующими волнами заполнила все сознание Александра. Обхватив руками посох и уперев его в землю, он боялся пошевелиться, чтобы не вызвать очередной приступ боли. Капли пота, смешиваясь со слезами, капали на зелёную траву.
   – Хранитель… – в голове Александра прогремел голос с такой силой, что он вздрогнул всем телом, и не в силах больше противостоять боли, потерял сознание, растянувшись на прохладной земле.
   – Здравствуй, новый хранитель леса. – сказал скрипучий, уставший голос.
   Александр стоял на границе небольшой поляны, плотно окружённой со всех сторон высокими и красивыми деревьями. В центре поляны, прямо из-под земли, пробивался несмелый, тонкий родник и через несколько метров, окрепнув, он превращался ручей. Сделав несколько резких поворотов, он скрывался в переплетённых корнях деревьев. У ключа, напротив друг друга, стояли два небольших валуна, на одном из них сидел старик, держа в своей руке тот самый посох, доставивший столько боли Александру. Его длинная, зеленая мантия была словно соткана из листьев разных деревьев, а из-за спины выглядывал край откинутого на спину капюшона. Заметив взгляд Александра, старик улыбнулся и левой рукой сделал приглашающий жест, указывая на второй валун. Саша уже сделал шаг, но замер, заметив, что на нём надета такая же мантия, как и на старике.
   – Простите, но я не хранитель. – сказал Саша, как только сел на валун под пристальным взглядом старика.
   – Я был верховным хранителем великого леса. – сказал старик, вставая с валуна и опираясь на свой посох. Сделав пару шагов, старик протянул к нему свою левую руку с худыми, длинными пальцами. Александр попытался отстраниться, но старик сделал резкий рывок вперед и, положив свою ладонь ему на голову, строго сказал. – Смотри!
   Сейчас боли не было, только от руки старика исходило легкое давление. Окружающее пространство быстро начало меняться, как вдруг картинка резко остановилась. Александр стоял в начале леса и смотрел на шесть медленно приближающихся фигур. Только на первом идущем была надета мантия светло-зелёного цвета. Внезапно рядом с Александром появился старик, который также смотрел на идущих. Он тихо заговорил, не повернув к Александру своей головы.
   – Только когда великий лес принял нас, мы стали хранителями. До этого момента для всего остального мира, Айрот, мы были известны, как маги природы. Ни одна академия магии не бралась за наше обучение, считая нас неполноценными. Нам были доступны в малом количестве руны земли и руны жизни, но на большее, как они считали, мы были не способны… – старик хмыкнул и посмотрел на Александра с широкой улыбкой. – Но все они ошибались, просто у нас другая магия…
   Картинка сменилась, теперь Александр стоял на краю той поляны, где осталось лежать его бесчувственное тело. Около большого дерева с размашистыми, крепкими ветвями, сидели больше двух десятков людей. Сейчас на всех были такие же мантии, как и на старике, который стоял у ствола дерева и что-то негромко рассказывал собравшимся. И вновь рядом с Александром появился старик. Уперев свой посох в землю, он положил на него свои руки и тяжело вздохнул.
   – Нам не было места среди своих: одни гнали нас, с другими не уживались мы. Вначале были насмешки только от полноправных магов стихий, а уже через десяток лет и молодые, начинающие маги не пропускали возможности потренировать на нас свое мастерство. В те времена мы начали искать свой новый дом, стараясь уйти дальше от обжитых земель. Мы чувствовали себя лучше в густых лесах, чем в гомонящих, суетливых городах. Стараясь хоть как-то выжить, многие подрабатывали несложным врачеванием в деревнях и поселениях. – Александр, посмотрев на старика, видел, сколько грусти было в его взгляде. – В какой-то момент мы все, имеющие дар природы, услышали призыв великого древа. Не все смогли добраться сюда и познать истинную магию природы…
   – А кто этот «древ»? – спросил Александр, выбрав один из сотни вопросов, крутившихся в его голове.
   – Великое древо создали эльфы, для накопления чистой энергии природы. Больше двух тысяч лет оно служило своим создателям, но в один день они все собрались и ушли через портал в другой мир, оставив на верную гибель своё детище. – грустно ответил старик, глядя на могучее, прекрасное древо, под ветвями которого расположились его будущие хранители. – Пятьсот лет оно ждало возвращения своих создателей, но когда надежда стала угасать вместе с накопленной энергией, оно обратило внимание на нас. Наш дар остановил своё развитие между магами людей и магами эльфов, лишив нас возможности пользоваться накопленными знаниями. Именно поэтому нам пришлось учиться заново… – картинка сменилась. Сейчас перед ними была большая поляна, на которой лежали несколько валунов разных размеров. На поляне находилось семь магов природы или, как они себя называли хранителей леса, каждый из них пытался сотворить какое-то заклинание. Молодой парень, с помощью посоха, выводил руну в воздухе, и как только он закончил, его рисунок, словно, ожил. Превратившись в густую, белую субстанцию, он бросился на своего создателя, сформировав вокруг него нечто, похожее на кокон. – Мы все учились заново, как дети… И, как у всех детей, у нас тоже были ошибки…
   Внимание Александра привлекла молодая, светловолосая девушка, с тёмно-зелёным посохом в руках. Она, негромко напевая, начала что-то выводить посохом в воздухе, на наконечнике которого появилась, быстро растущая, лиана. Как только она вытянулась до двух метров, при каждом взмахе посоха, появился гудящий звук. Девушка начала демонстрировать некий стиль приёмов с посохом, время от времени громко ударяя концом лианы о землю. Александр слышал, что девушка вновь начала что-то напевать, а левой рукой быстро начертила в воздухе крючкообразную руну. Как только руна растаяла в воздухе, лиана вспыхнула ярким огнём по всей своей длине. От неожиданности, девушка споткнулась на очередном шаге, и тут же огненная лиана, описав короткий круг над её головой, упала к ногам, но по пути отсекла левую кисть девушке. На её крик, все кто был на поляне, бросились к ней, а мир вокруг Александра, вновь потускнев, сменил картинку.
   Огненный шар пролетел всего в двух метрах от него и с оглушающим взрывом врезался в толстый ствол дерева. Огонь бушевал в лесу, с каждой минутой охватывая всё новые и новые деревья. Мимо Александра, с бряцающими звуками, пробежал десяток солдат. Подминая небольшие кусты, солдаты быстро покидали, охваченный пожаром, лес. Новый оглушающий взрыв, сорвавший остатки листвы с ближайших деревьев, прогремел в десятке метров от Александра. В следующее мгновение на поляну вышел шатающийся хранитель леса, его лицо было покрыто ожогами. Не успел он сделать несколько шагов от горящего леса, как резко остановился, запрокинув голову. Хранитель, не успев закрыть глаза, упал на пожелтевшую траву: из его спины торчал длинный, ледяной осколок, медленно плавясь от жара гибнущего леса.
   Вслед за ним, на почти выжженную поляну, выскочили два молодых парня. На одном из них была синяя мантия, другой был облачен в такую же накидку, только красного цвета. Они, смеясь и подшучивая, быстро подбежали к поверженному хранителю и, убедившись в его смерти, устремились дальше на звук сражения. Александр стоял, изумленно смотря на погибшего хранителя и, не мог поверить, что его сверстники могут так спокойно убивать. И совершенно не имеет значения, как они это делают: с помощью магии или современным стрелковым оружием.
   – Мы возродили великий лес, но это стало неугодно соседним королевствам. Мы дали приют многим, бежавшим в поисках лучшей жизни, людям и это только приблизило расправу над нами. Мы отказались служить королям и поплатились за это своими жизнями. – вновь рядом с Александром, из неоткуда появился старик, который вместе с ним смотрел на полыхающий лес, где среди языков пламени уже было сложно рассмотреть погибшего молодого хранителя. – Теперь ты знаешь всё, что здесь произошло. Чтобы выжить, тебе придётся многому научиться, я передам тебе все наши накопленные знания, но использовать их ты сможешь, только когда поймёшь.
   – Но у меня ещё так много вопросов… – сказал Александр, повернувшись к старику. Тот отбросил свой посох и обхватил руками голову Александра. Приблизившись к нему, старик пристально посмотрел ему в глаза.
   От взгляда старика у Александра закружилась голова, вызывая сильные приступы тошноты. Ноги, потеряв чувствительность, отказывали держать слабеющее тело. Попытка освободиться от хватки старика ни к чему не привела, добавив боль от его цепких пальцев. Карие глаза старика, имя которого Александр до сих пор не знал, засветились мягким зелёным светом. Окружающее пространство, словно погасло, оставив только две зелёные точки, смотревшие на него из темноты. Светящиеся глаза старика вспыхнули с новой силой, заполнив все вокруг переливами изумрудного цвета. Тело Александра мягко оторвалось от земли и начало куда-то проваливаться, погружая его в темноту.

Глава 3

   Раскрыв глаза, Александр понял, что все также лежит абсолютно голый возле великого древа. Сквозь ветви уже не пробивались лучи солнца, по-видимому, на небе сейчас начинала главенствовать серо-голубая луна. Перевернувшись на спину, он несколько минут смотрел в ночное небо, на котором, словно выполняя чью-то команду, одна за другой загорались звёзды. То, что показал ему старик, потрясло Александра. Да, это было ужасно, но так устроен любой мир: одни погибают, более сильные выживают. Гибель одного человека или целой цивилизации, это трагедия, но на их место обязательно придёт новая жизнь, возможно, через сто или тысячу лет. Саше вдруг так остро захотелось вернуться домой, в свой обычный уклад жизни. Он никак не мог понять кто и, главное, зачем посвящает его в чужие тайны…
   Лёгкий хруст ветки совсем рядом насторожил его. Стараясь не поддаваться панике и не идти на поводу своих страхов, Александр заставил себя остаться на месте и только сильнее вслушивался в свое окружение. Хруст веток больше не повторился, но вот шелест пожухлой травы становился всё ближе и отчетливее. Нащупав пальцами поверхность посоха, Саша схватил его и, быстро поднявшись на ноги, выставил его перед собой, держа двумя руками как копьё.
   Несколько минут он всматривался в тёмную полосу, примыкающего к поляне, мёртвого леса. Он уже собрался расслабиться, как вдруг, прямо напротив него, между двух тёмных силуэтов деревьев появилась пара красных глаз. Руки предательски задрожали, от представленного в голове образа хищного животного, которое может водиться в таких лесах. Красные глаза исчезли, а уже в следующую секунду, на границу зелёной поляны выпрыгнул чёрный волк. Его голова, окажись он рядом, достигала бы пояса Александра. Немного склонив голову и прижав уши, волк зарычал. Шерсть на его холке встала дыбом, увеличив его, итак не малые, размеры и делая немного горбатым.
   От страха Александр не мог сдвинуться с места, ноги стали ватными, а во рту всё пересохло. Наконечник посоха стал подрагивать всё сильнее, стараясь отслеживать любое движение волка. Зарычав вновь, чёрный волк начал медленно приближаться к Александру. Он двигался хаотично, постоянно меняя направление. Когда до Александра оставалось меньше трёх метров, ветви великого древа пришли в движение, зашумев листьями. Набежал сильный ветер и древо качнулось, издав сильный скрип.
   Волк сразу перестал рычать и с опаской посмотрел на великое древо. Мотнув своей головой, он отошёл назад, к границе поляны и стал ждать. Александр воспользовался моментом и тоже попятился к стволу дерева. Но не успел он упереться голой спиной в ствол дерева, около которого чувствовал себя безопаснее, как в голове раздался голос.
   – Руудх – друг, новый хранитель… – прошелестел голос в голове, а три веточки посоха слабо засветились зелёным светом.
   – Не похож он на друга. – ответил Александр, посмотрев вначале на посох, а потом вновь на смирно стоявшего волка.
   – За тысячу лет они одичали… – вновь прошелестел монотонный и не торопливый голос. – Наведи на него посох и громко произнеси его новое имя.
   Александр растерялся, его мысли сейчас явно не были настроены на то, чтобы дать имя этому волку. Ещё минуту назад этот хищник хотел его убить, а сейчас древо говорит, чтобы Александр дал ему имя.
   – Ют! – выкрикнул он, сам испугавшись своего дрогнувшего и охрипшего голоса. Когда-то так звали овчарку, жившую в их семье, когда он был ещё ребёнком. Поэтому это было первое, что сейчас пришло ему в голову.
   После хриплого крика Александра, волк слегка присел и наклонил свою голову. С посоха сорвалась маленькая светящаяся точка и быстро понеслась к чёрному хищнику. Яркая, зелёная точка, описав дугу, бесшумно разлетелась над головой волка в зеленый, светящийся порошок. Как только последняя песчинка коснулась головы волка, он громко чихнул и, помотав головой, спокойно побежал к Александру, всем своим видом выказывая дружелюбие. От неожиданности и страха Александр вновь отпрянул к дереву, но зверь, подбежав, тщательно обнюхал его и просто расположился у ног Александра.
   Прошло не меньше пяти минут, прежде, чем Александр смирился с появлением нового друга. Присев на корточки он осторожно погладил его по спине, ощутив под рукой довольно жесткую щетину. На его действия Ют просто вздохнул, не прекращая смотреть в сторону тёмного леса. Александр видел, как волк прислушивается к происходящему там, его напряженные уши постоянно вертелись, пытаясь уловить малейший посторонний звук.
   На этот раз Александр услышал тоже. Тихий звук хрустнувшей ветки заставил волка поднять голову и насторожиться. Вдруг что-то небольшое отделилось от тёмного силуэта мёртвого дерева и быстро побежало в их сторону. Не успел Александр ничего рассмотреть, как в свете синей луны на поляну выскочил маленький волчонок. Прижав уши и виляя своим чёрным хвостом, он подбежал к лежащему хищнику и с радостью начал облизывать ему морду, не обращая никакого внимания на человека.
   – Так значит ты не Ют, а Юта. – с улыбкой сказал Александр, погладив волчицу, а потом и мохнатую юлу, крутившуюся и поскуливающую возле неё. Присев на траву рядом с волчицей и ее волчонком, он несколько минут смотрел, как малец пытается заработать мамину ласку. Поймав егозу на очередном круге, Александр положил его себе на колени и, легонько потрепав, спросил. – И что мне теперь делать в этом мире?
   – Учиться… – ответило древо, своим спокойным, шелестящим голосом.
   – Знать бы ещё, как и, главное, чему учиться. – усмехнувшись, ответил Александр, отпуская волчонка. Тот с новой силой завертелся около волчицы, норовя забраться ей под морду. – Старик сказал, что дал мне знания, но я не чувствую их и не знаю, чему научился.
   Почему при встрече с волком Александр не почувствовал ничего, кроме ужаса и паники. Почему в голову не пришли никакие варианты выхода из ситуации и, если бы ни подсказка древа, может, его уже и в живых не было. Кроме страха перед этим свирепым хищником Александр ничего не испытывал, всё что он знал, так только то, что он лёгкая добыча для него.
   – Кстати о еде… – сказал он, ощутив, настойчиво напоминающее о себе, чувство голода. Александр грустно подумал, что старик-хранитель, пытаясь передать ему знания, ни словом не обмолвился про такие «мелочи», как одежда и еда.
   – Сегодня тебе нужен отдых, а завтра начнём учёбу. – прошелестел голос древа в голове.
   Александр уже хотел задать вопрос по поводу еды, но вдруг рядом с ним с дерева упали несколько красных плодов, очень сильно похожих на яблоки. Тут же один из них утащил волчонок и, забравшись между маминых лап, начал с громким хрустом есть. Подняв ближайшее красное яблоко, которое совершенно не пострадало при падении, Александр потер его в руках и, откусив, замер…
   Яблоко имело вкус хорошо прожаренного мяса, приготовленного на костре. В мгновение весь рот заполнился слюной, отреагировав на вкусную еду. Александр с удовольствием прожевал и, быстро проглотив, тут же откусил следующий кусок «яблока» и, вновь удивился. На этот раз ощущался вкус пахучего, жареного картофеля. Мама Александра часто готовила его, хорошо зная вкусовые предпочтения своего сына.
   – Как такое возможно… – хотел спросить Александр, проглотив очередной кусок волшебного плода, но ответ сам пришел в его голову.
   Когда-то этот плод был основным в пищевом питании эльфов. Именно плоды древов могли заменить им любую пищу, как в мирное время, так и в военных походах, ибо они никогда не портились. Теперь Александр понял, как будут просыпаться данные стариком знания. Возможно, когда он их сможет освоить, то найдёт способ вернуться домой или, как минимум, передать весточку его дяде и тёте, что он жив и с ним всё в порядке.
   Взяв оставшиеся два плода, он один протянул Юте. Удобно умостившись под деревом и, надкусив оставшийся плод, Александр, впервые за неделю, стал наслаждаться вкусной едой. Насыщение пришло очень быстро и, Александр не заметил, как сон сморил его, окутав безмятежным покоем и теплом.
   Опавшие листья великого древа медленно начали сползаться к его ногам и соединяться между собой, создавая уютное одеяло. Александр не видел, как волчица, оставив рядом с ним мирно посапывающего волчонка, ушла в темноту леса, чтобы отогнать непрошеного гостя, пришедшего на запах человека.

   – Ты в этом уверен? – спросил магистр Балаес, отходя от своего стола. Он выжидающе посмотрел на двух магов иллюзий первого круга.
   – Да, магистр Балаес, кристалл чётко указал на «Проклятый» лес, а именно – вот сюда. – подойдя к карте континента, маг в серой мантии пальцем указал в центр тёмного пятна, рядом с огромной горой, в которой находился закрытый город гномов. Гномы перестали общаться с внешним миром ещё в смутные времена, именно тогда участились нападения на подземный народ с целью завладеть их сокровищами. Терпение их лопнуло после гибели целой делегации, направляющейся в королевство Доргольд, в которую входила и дочь правителя гномов. После этого они замуровали все свои ходы, полностью отстранившись от любого контакта с внешним миром.
   – Это плохо, очень плохо… – заговорил магистр, подойдя к карте. – А, главное, всё это так не вовремя…
   – Это вы о чём, магистр? – спросил профессор Долрон, поднимаясь с кресла и делая несколько шагов к карте.
   – Благодарю вас, господа, вы свободны. – поспешно сказал магистр Балаес, давая понять двум магам иллюзий, что дальнейший разговор состоится без их участия. Как только за ними закрылась дверь, магистр академии подошёл к своему столу. Раскрыв тонкую папку в кожаном переплёте, он протянул профессору лист пергамента. Ещё не взяв его в руки, профессор прекрасно разглядел печать канцелярии короля, а значит новости не совсем хорошие. – Как думаешь, что это означает?
   – Наш молодой король решил развязать новую войну против королевства Доргольд? – спросил профессор Долрон, оторвавшись от пергамента. – Он приказывает забрать по пять магов, которые входят в состав всех городских гарнизонов? Наверно, он уже забыл, к чему это привело в последний раз.
   – Возможно… – ответил магистр, убирая приказ королевской канцелярии обратно в папку. – Не прошло и десятка лет после последнего восстания простолюдинов, которое, как ты помнишь, поддержала даже часть армии. Только благодаря нам, магам, он удержался на троне… и что он сделал? Вновь поднял налоги, но на этот раз повысил жалованье солдатам, пытаясь добиться их преданности.
   – С того времени он уже трижды повышал налоги. – ответил Долрон, беря с гостевого стола свой бокал с вином. – Расходы на его вечные гулянья в этом году уже превысили годовой бюджет армии.
   – Ладно, это не наш вопрос, у короля достаточно советников. – ответил магистр, садясь в кресло и заканчивая столь опасный разговор. – Вернёмся к нашим проблемам. Магов я ему дам, но не по пять с города, а по три. Когда вызовет к себе, я ему объясню причину такого решения.
   – Согласен. – кивнул в ответ Долрон, садясь в кресло практически напротив магистра Балаеса. – Что будем решать с «Проклятым лесом»?
   – В предгорье горы гномов, проходит практику третий курс магов факультета земли. – задумчиво начал говорить магистр, но потом оживился и, посмотрев на своего давнего друга, продолжил. – Свяжись с их куратором, профессором Ролтином. Пусть возьмёт несколько студентов и посмотрит, что там такое могло произойти в «Проклятом лесу». К месту прохождения практики из города Прант к ним выдвинулись два жреца Таиса, они присоединятся к поисковой группе.
   – Хорошо. – немного растроенно ответил Долрон. Ведь он хотел сам возглавить поисковую группу в «Проклятый лес», но услышав о том, что к группе присоединятся жрецы Таиса, немного огорчился. Жрецы старшего бога на Айроте, за последние несколько сот лет, получили слишком много власти, а манипулирование чистой энергией жрецами делало их опасными противниками.
   – Ты нужен мне здесь. – магистр понял причину огорчения друга. – Через две недели к нам начнут свозить новых студентов, а ты, как мой заместитель, должен ими заняться. Я пока не знаю, когда начнётся война, и какую роль в ней отведут мне, но, на время моего отсутствия, ты примешь академию на себя.
   – Я видел списки будущих студентов с пометками о силе их дара. – Долрон, тяжело вздохнув, посмотрел на карту континента. – Там всего сто десять человек, из них с сильным даром – всего трое. Южные территории вообще отказываются отдавать нам своих детей, даже если их дети будут учиться здесь бесплатно.
   – Если так пойдёт и дальше, то на тысячу простолюдинов будет рождаться только один одарённый. Одно радует, что такая печальная картина по всему континенту, а не только у нас. – в кабинете воцарилась тягостная тишина, каждый из них думал о своём.
   – Ладно, пойду я. Скоро рассвет, а у меня сегодня еще экзамен у третьего курса. – Долрон поставил на стол свой нетронутый бокал и, кивнув магистру, вышел из кабинета.
   – Было бы хорошо, чтобы мы пережили следующие три года. – задумчиво сказал магистр, как только за Долроном закрылась дверь. Он вновь раскрыл папку в кожаном переплёте и достал новый пергамент, на котором стояла зелёная печать, принадлежавшая канцелярии министерства внешней разведки королевства. За последние годы в степи наблюдается сильно возросшая активность кочевых племён орков. Племенами совершено три нападения на заставы восточного Халифата, а также на две заставы королевства Доргольд.
   Положив пергамент обратно в папку, магистр откинулся на спинку кресла и несколько минут молча смотрел на карту континента.
   – Выходит, наши генералы предложили королю воспользоваться ситуацией с орками и откусить «лакомый кусочек» от Доргольда? – задумчиво сказал магистр, хорошо понимая, о какой территории королевства идёт речь. – Графство Усторк: золотые копи и опора короля Аркоса… Главное, не подавиться бы таким куском.

Глава 4

   Александр проснулся от того, что волчонок старательно вылизывал ему лицо, не пропуская не единого сантиметра. Пытаясь увернуться от наседающего на него мохнатого прилипалу с мокрым и шершавым языком, он резко развернулся в противоположную сторону. Александр не успел открыть глаза, обрадовавшись, что отвязался от волчонка, как почувствовал, что по его лицу опять прошёлся большой, мокрый язык, который мог принадлежать только Юте.
   – Всё, всё проснулся. – сказал Александр, вытирая мокрое лицо руками. – Вот и умылся.
   Как только он сел, мягкое одеяло, дарившее ему тепло всю ночь, с тихим шелестом рассыпалось, окружив его ворохом жёлто-зелёных листьев. Тут же с древа на листву упало три яблока, которые Александр вчера уже успел попробовать и оценить их замечательный вкус. Одно яблоко сразу утащил в сторону волчонок и, хрустя, принялся с удовольствием его поглощать. Второй плод Александр сам протянул волчице, сидевшей рядом с ним и наблюдающей за своим прожорливым чадом. Облокотившись на ствол древа, он начал с аппетитом есть третий, волшебный плод, раздумывая какой вкус он хочет ощутить при очередной порции.
   – Хранитель, ты готов начать занятие? – прошелестел голос, в котором чувствовалось нетерпение, не свойственное манере разговора древа, как только Александр закончил с едой.
   – Готов. – ответил он, тяжело вздохнув и, усмехнувшись своим мыслям, добавил. – Надеюсь, экзамены здесь сдавать не надо, чтобы перейти на другой курс?
   – Экзамены у тебя будет принимать жизнь: выживешь, значит, сдал… – ответило древо на его шутку. От такого ответа Александру стало немного не по себе. Он, наконец, понял, что это не компьютерная игра, в которой можно потерять жизнь и начать все заново. Древо полностью право, если выживешь, значит, сдал экзамен на жизнь в этом неизвестном мире.
   – Я готов. – вновь повторил Александр, стараясь придать голосу больше уверенности.
   Весь день, с небольшими перерывами, Александр просидел в замысловатой позе, но, не смотря на все подсказки великого древа, он так и не смог увидеть или почувствовать чистую энергию, которая, как утверждалось, присутствует везде. Его современное сознание и мышление просто отказывалось верить во всё это, а полученные от старика-хранителя знания упорно молчали. Они прекратили занятия, когда уже начало смеркаться и, надо было готовиться ко сну. Юта ушла в темнеющий лес, оставив своего волчонка под присмотром Александра. Мрачный лес, завершая дневные дела, готовился к длинной ночи. Александр устало прислонился к стволу древа, которое вновь заботливо обеспечило его сытными плодами. Один, как всегда, утащил обрадованный волчонок и, умостившись у ног Александра, занялся красным плодом.
   – Скоро ты станешь таким же большим и сильным, как твоя мама Юта. – услышав эти слова, волчонок прекратил трапезу и внимательно посмотрел на Александра, но уже через несколько секунд вновь вернулся к своему занятию.
   Отложив один плод в сторону для волчицы, Александр взял в правую руку другой и уже поднёс его ко рту, как вдруг замер. Кончики его пальцев, как будто, оплетала ярко-белая, очень тонкая паутинка, которая своими кончиками впивалась в мякоть плода. Опустив взгляд ниже по руке, он увидел, как белый узор становится с каждым сантиметром всё заметнее. Всё тело Александра, как будто состояло из этого сложного переплетения, сходясь на уровне солнечного сплетения в один разноцветный клубок. Этот круг не превышал размер его собственного кулака и излучал белый свет, в котором кое-где проскакивали зелёные нити.
   – Что это со мной… Как такое… – не успел он задать свой вопрос, как в голову пришел ответ, который передал Александру старик-хранитель леса.
   Уже двадцать минут Александр сидел, прислонившись к стволу древа, и рассматривал свою руку, вытянув её перед собой. Он видел, как по его телу пульсирует энергия жизни и пытался сосредоточить её малую часть на кончиках своих пальцев. Ему необходимо научиться использовать свою жизненную, внутреннюю энергию, но у Александра ничего не получалось, что-то словно ускользало от него.
   – Древо, подскажи, что я делаю не так? – спросил Александр, прекратив очередную попытку: белые нити в пальцах упорно не желали сосредотачивать в себе энергию.
   Он начал подниматься с земли, что немного размять затёкшие ноги. Но не успел он выровняться, как что-то острое кольнуло правую ладонь, заставив его быстро отдернуть руку от ствола. Александр увидел, что через всю ладонь проходит глубокий порез, из которого на землю начала капать кровь. Немного растерявшись, он попытался успокоиться и увидел, что белые нити на руке были перерезаны. Те, что шли от локтя, продолжали светиться белым светом, но нити, что находились со стороны пальцев, быстро темнели.
   – Постарайся вновь срастить белые волокна. – спокойно прошелестел голос древа в его голове.
   – То есть, без освоения теории, сразу переходим к практике… – с нескрываемым раздражением в голосе, сказал Александр. Сосредоточившись, он попытался представить, как волокна на ладони срастаются.
   Капающая кровь, постоянное подергивание в ране мешали сосредоточиться на белых, разрезанных волокнах. Через несколько минут Александр решил сменить тактику и попытаться соединить не все волокна сразу, а по одному. Выбрав самую крайнюю, он представил, как из сгустка энергии под сердцем, именно к этому волокну устремляется его энергия. Александр почувствовал, как в руке сразу стало тепло, а тоненькая нить загорелась ярким, белым светом. Но, уже через секунду, белая нить вспыхнула, и словно обуглившись, превратилась в чёрную, а ладонь вновь сильно обожгло.
   От неожиданности он замахал рукой, пытаясь остудить ладонь и уменьшить боль. Теперь на его ладони, кроме глубокого пореза, был ещё и небольшой ожог у нижнего края раны. Сделав несколько глубоких вдохов, Александр начал всё сначала, сосредоточившись теперь на соседней, от почерневшего волокна, нити. Вновь он почувствовал теплоту в ладони, но на этот раз, как только белая нить ярко засветилась, он представил, что прекращает подачу энергии. Несколько секунд ничего не происходило, а потом белая нить начала понемногу расти в длину и, в следующее мгновение, соединилась со своей отрезанной частью. Как только они соединились, потускневший кусок волокон кожи сразу засветился белым, а в ладони совсем немного уменьшилась боль. Воодушевлённый полученным результатом, Александр начал по очереди восстанавливать волокна на своей ладони.
   Прошел час плодотворной работы. Александр, тяжело дыша, опустился возле ствола древа, пытаясь отдышаться и остановить головокружение. За это время он смог срастить только половину раны, кровь уже перестала сочиться, но рана всё равно болела. Посмотрев на свою грудь, Александр увидел, насколько тусклым стал его энергетический «сгусток». Теперь он содержал в себе совсем мало белого цвета, в основном преобладал, разной интенсивности, зеленый.
   Вдруг Александр обратил внимание на ствол великого древа. Он увидел, что сейчас этот гигант тоже состоял из переплетенных, зеленых волокон, которые, словно сердце, ритмично пульсировали. Прямо из ствола древа, в нескольких метрах над землей, вытекал ручей тёмно-зеленой субстанции. Плавно извиваясь в воздухе, он огибал могучий ствол и исчезал за ним.
   – Да, так ты видишь чистую энергию… – прошелестел голос древа, давая ответ на не озвученный вопрос Александра.
   – А что, её можно видеть по-другому? – удивлённо спросил он, с любопытством обходя древо, чтобы увидеть, куда уходит этот источник чистой энергии. Тёмно-зелёный источник простирался ровно до конца поляны, а потом, как водопад, срывался к земле и пропадал в её недрах. Вдоль мёртвых деревьев за поляной протекали два других источника, один был абсолютно чёрный, а другой, стелившийся прямо над мёртвой травой, был бурого цвета.
   – Видеть источники энергии дано одному на несколько тысяч одарённых. – слегка затянув с ответом, пояснило древо. Александр ещё не привык к его неторопливости, иногда думая, что его просто игнорируют. – Большинство просто ощущает присутствие источника, другие слышат только его звучание.
   – А что дают эти источники энергии? – спросил Александр, видя, как два тёмных ручья, через небольшое расстояние, переплетаются, но не смешиваются между собой.
   – Такие источники могут дать жизнь и принести смерть. Одарённые могут преобразовывать в себе малую часть чистой энергии мира Айрота в свою, но могут погибнуть, если зачерпнуть ее слишком много. – Александр мысленно отметил, что древо стало быстрее отвечать на его вопросы, а значит необходимо постараться получить, как можно больше ответов на интересующие его вопросы.
   – И как это сделать? – этот вопрос его сильно заинтересовал. Суть в том, что знания, данные стариком, утверждали, что организм каждого одарённого сам аккумулирует в себе истраченную энергию и время, до ее полного восстановления, у каждого индивидуально. Одному магу будет достаточно суток, а другому, с меньшим даром, не хватит и недели. Именно поэтому практически все они стремились сливать, или, как говорится, заполнять своей энергией ряд драгоценных камней, способных удерживать в себе энергию одарённого, и которую можно использовать тогда, когда своей, внутренней, уже недостаточно. Существует и другая возможность: зачерпнуть готовой, чистой энергии, которой достаточно в этом мире, но здесь уже нужен точный расчет…
   – У каждого одарённого есть свой способ получения чистой энергии. Одни применяют медитацию, другие – специальные голосовые заклинания, третьи – ритуальные танцы… В любом случае, каждый из них может получить возможность прикоснуться к источнику. – всё таким же спокойным голосом ответило древо.
   – А как можно определить свой способ? – спросил Александр, делая несколько шагов в сторону медленно плывущего источника. Подойдя к месту, где зеленый ручей немного склонялся к земле, он вытянул руку и кончиками пальцев дотронулся до него.
   – Нет, нет… – испуганно прошелестело древо и, его ветви взволнованно пришли в движение. Ослепительная вспышка отбросила Александра на несколько метров, почти парализовав всё его тело. Он почувствовал, как после полученного удара перестало биться его сердце, как остановилось дыхание, и он медленно начал погружаться в вязкую темноту. Уже на затухающем сознании, он успел увидеть яркий силуэт золотоволосой девушки, стоявшей всего в нескольких метрах от него. На ней было длинное, зелёное платье, подол которого мягкими складками окутывал ее ноги, пробегая легкими волнами вокруг них.
   «Неужели так выглядит смерть…» – улыбнулся Александр своей последней мысли, и окончательно погрузился во тьму…

Глава 5

   Мёртвый лес резко обрывался у подножья огромной и почти отвесной горы гномов. Искорёженные, изломанные деревья скрипели и стонали от набегающего из-за горы ветра. Вдоль склона раньше густо рос пышный кустарник, цветущий круглый год замечательными цветами, но сейчас от него остались только высохшие палки, закрывающие небольшой проход в старый, и когда-то очень почитаемый, храм богини Арсеи. Согласно древним поверьям лесных эльфов, именно она привела их в этот мир. Долгие столетья она помогала и защищала свой народ, отводя от них гнев богов людей и гномов. Именно она подарила эльфам секрет создания великих древ, способных защитить её малочисленный народ от быстро растущей расы людей, и от их исковерканной магии.
   Но время не стояло на месте и, в мир Айрот пришли новые боги. Прежние боги, призвав свою силу, ушли в другие миры, и только богиня Арсея, не желая оставлять свой народ, вступила в битву с новыми богами. Тысячу лет она противостояла растущей мощи молодых богов, возводивших себе храмы и принимающих щедрые дары людей. Некоторые боги не гнушались даже жертвоприношениями, что давало им быстрый и огромный приток сил. В какой-то момент, устав от тысячелетнего противостояния, её народ собрался и ушёл сквозь созданные порталы в другой мир, оставив свою богиню наедине с врагами. В гневе она уничтожила несколько городов людей, истратив почти половину своей силы, накопленной за тысячелетия. Теперь Арсея лишилась возможности для пополнения своей силы. Ее храмы остались без жрецов, а значит, нет и божественной силы, которую могут дать только поклонения ей. И вот, когда у неё появилась возможность обратить в свою веру людей, искавших пристанище в лесах эльфов, молодые боги, возглавляемые Таисом, нанесли, слабеющей богине, сокрушительный удар. Они сплотили людей и отправили на покорение новых земель и уничтожение её единственного убежища, созданного Арсеей, великого леса. Она пыталась помочь новым хранителям леса, но всё было напрасно, один за другим они гибли от рук магов, людей и вмешательства богов.
   От горя она укрылась в своем последнем, уцелевшем от уничтожения, храме. Именно здесь, в полном затворничестве, богиня Арсея хранила последние крохи своей энергии. В этой пещере она провела почти тысячу лет, и уже смирилась с тем, что скоро просто растворится в пространстве, как это случилось со старыми богами до её прихода в этот мир.
   Неожиданно что-то нарушило её спокойное существование в своём храме. Очень старые, почти забытые чувства были потревожены колыхнувшимся пространством, как будто кто-то потревожил чистую энергию, когда-то служившую её народу. Несколько мгновений богиня Арсея еще раздумывала, но вдруг чётко услышала стон великого древа, её щедрого подарка расе эльфов.
   – Не может быть… – произнесла богиня, стоя уже на поляне рядом с великим древом, сохранившим в себе малую часть жизненной энергии. – Из-за своего горя я была глуха и слепа…
   Она несколько минут молча стояла и смотрела на распростёртое на земле тело молодого парня, наблюдая, как его медленно покидает жизненная энергия. Затем перевела свой удивленный взгляд на древо.
   – Он из другого мира? – спросила она.
   – Да, великая богиня и мать эльфов… – ответило древо, но девушка, махнув рукой, его грубо прервала.
   – Не напоминай мне об этих предателях. – сказала она и подошла к лежащему на земле парню. Присев рядом с ним, богиня Арсея положила свою ладонь ему на грудь. Вырвавшийся из-под ее ладони яркий свет, ненадолго осветил тёмную поляну, а парень вновь задышал… – Когда-то о моём прикосновении мечтали многие. Я дам ему новую жизнь, но потребую платы…
   Великое древо молчало. Оно винило себя за то, что вовремя не остерегло хранителя от рокового шага. Ведь сейчас могла навсегда погибнуть последняя надежда великого древа и, единственной защитницы леса, богини Арсеи. Как только жизнь вернулась к Александру, к нему обрадованно подбежали Юта с волчонком и, умостившись с боков парня, с интересом смотрели на молодую богиню. Заметив их настороженные взгляды, богиня с улыбкой сказала:
   – Я жду его в своём храме, у подножья горы гномов. – сказала она и растворилась в воздухе. Только её мелодичный голос ещё прозвучал над поляной. – Я помогу ему…

   Ночь медленно опустилась на город Прант, погружая его в темноту и спокойствие. Город готовился ко сну. По его нешироким улицам спешили люди, стараясь успеть завершить свои ежедневные, неотложные дела. Торговцы торопливо убирали свой товар, окна двухэтажных домов начинали закрываться деревянными ставнями. В город приходила ночная жизнь, в которой только несколько таверн и гостиниц светились довольно яркими огнями. По освещению таверны и её территории можно было сразу определить зажиточность хозяина. Многие обладатели таверн оплачивали местным магам заклинания и те каждый вечер приходили и развешивали свои огни-светлячки на их территориях, что сразу поднимало престиж и посещаемость этих заведений.
   В центре города, рядом с центральным зданием наместника, стоял храм бога Таиса. Это был весьма красивый храм, сложенный из чёрного камня, добываемого только в северных баронствах. Проходившие в столь поздний час горожане с опаской и волнением посматривали на храм, из которого доносились крики жрецов. Огромные, центральные, двустворчатые двери храма резко раскрылись и, из ярко освещенного храма, на улицу вырвались пять всадников. Абсолютно чёрные лошади несли на своих спинах двух старших жрецов бога Таиса и трёх охранников в полном, боевом облачении. Кони, громко цокая копытами по каменной мостовой, понеслись вдоль тёмных улиц к западным воротам города, заставляя встречных горожан прижиматься к стенам домов.
   – Может, следует отправить больше людей? – спросил старший жрец Агон, стоя за спиной седовласого, верховного жреца храма бога Таиса, в городе Прант, господина Мартина.
   – Нет! Великий Таис чётко сказал – не больше пяти. – ответил старик и вновь провёл платком по правому уху. Общение с богом всегда было тяжёлым и то, что на этот раз кровь пошла лишь из одного уха, не могло не радовать Мартина. Только за последний год, бог Таис в седьмой раз обратил свою милость к своим верным слугам, но на этот раз верховный жрец так и не понял, зачем богу отправлять своих жрецов на поиски какого-то мальчишки в «Проклятом» лесу. Неужто он сам не мог убить неугодного? Согласно древним писаниям, бог Таис был верховным богом в пантеоне, и ему оставалось всего тысяча лет, чтобы накопить достаточно сил, и тогда, в мире Айрот, останется только один бог…
   – Приготовьте мне ванную. – сказал старик старшему жрецу, отправляя его подальше от себя. Ещё не хватало, чтобы он начал обсуждать с ним свои отношения с богом Таисом. – Завтра устроим праздник на улицах города в честь явления бога…

Глава 6

   – Что со мной произошло вчера? – спросил он вслух, пытаясь собрать воедино вчерашний вечер.
   – Ты умер… – спокойно ответило древо на его вопрос.
   – Но я не чувствую себя мёртвым. – ответил Александр, поднимаясь из груды листьев, которые вновь заботливо укрыли его ночью, согревая своим теплом.
   – Потому, что ты жив. – также спокойно ответило древо.
   Поднявшись, Александр уже хотел высказать древу свое возмущение, что говорило загадками и не давало никаких пояснений по поводу случившегося вчера вечером, как вдруг обратил внимание на почерневшие пальцы на правой руке. Не успел он их осмотреть, как в голове побежали фрагменты вчерашнего вечера. Вот его, после неосторожного прикосновения к зеленому потоку энергии, отбрасывает в густую траву. Внезапно появляется девушка в зеленом платье, которая, подойдя к Александру, кладёт свою ладонь ему на грудь…
   Легкий толчок в голове и его сознание, как будто вырывают из тела. Взгляд Александра с огромной скоростью летит через мёртвый лес. Еще мгновение, и он взмывает над верхушками деревьев и мчится к высокой горе на горизонте. Резко снизившись, он замер возле сухого кустарника, укрывавшего собой аккуратно вырезанный в горной породе вход в храм богини Арсеи. Небольшая статуя богини, стоящая с левой стороны входа, ожила. Посмотрев на Александра, она протянула к нему руку и, улыбнувшись своими каменными губами, сказала:
   – Я жду тебя, мой избранный. – сказала статуя богини и замерла в прежней позе, что была до его появления, а Сашу кто-то с силой потянул назад.
   Такое же быстрое возвращение, и он вновь стоит рядом с древом, утопая по щиколотки в мягких листьях ночного «одеяла». Наклонившись, Александр достал из шелестящего вороха посох старика и обхватил его своими почерневшими пальцами. Он внимательно смотрел, как жизненная энергия его тела удивительно переплетается с энергетическими волокнами посоха, а пальцам начинает возвращаться приятная чувствительность.
   – Аудруд! – прокричал Александр, подняв посох и в воздухе быстро начертил руну, рисунок которой услужливо всплыл в его памяти. Как только последняя часть руны была дописана, он резко, с силой, нижним концом посоха ударил в землю.
   Руна вспыхнула и лопнула, как мыльный пузырь, распавшись на сотни зелёных капель, упавших на листву около ног Александра. Около минуты ничего не происходило, и Саша уже подумал, что сделал опять что-то не так или неправильно понял знания, переданные стариком-хранителем, как вдруг на поляну неожиданно ворвался ветер. Он усиливался с каждой секундой, подхватывая с земли листья и вращая их в виде воронки, внутри которой стоял Александр.
   Волчонок жалобно заскулил, когда водоворот из листьев полностью скрыл в себе Александра. Юта нервно ходила рядом, не сводя взгляда с закрученного вихря. Через несколько мгновений всё резко прекратилось и листья с громким шелестом упали на землю. Александр удовлетворенно осматривал себя, одетого в мантию хранителей леса, искусно сделанную из листьев великого древа. Волчонок, ничего не понимая, вновь заскулил и быстро скрылся за древом, с опаской поглядывая на странное существо, стоящее посреди поляны.
   – Неплохо. – сказал Саша, сбрасывая с головы глубокий капюшон.
   Вся его одежда, начиная с ботинок и заканчивая плащом с объемным капюшоном, была выполнена из сросшихся между собой листьев разной расцветки. Но самое удивительное для Александра было то, что он вообще не ощущал на себе одежды. Проведя рукой по «ткани», он не услышал ни единого звука. Александр сделал несколько шагов, присел, попрыгал, понимая, что ему весьма комфортно в новом одеянии и ничего не сковывает движений. Не переставая удивляться, он накинул капюшон на голову, края которого низко опустились, закрыв глаза, но это не мешало видеть, а даже наоборот, зрение становилось более чётким…
   – Ты не готов к дальнему путешествию, хранитель, но я не могу противиться воле богини. – впервые Александр слышал в голосе древа грусть и, как только оно замолчало, с его ветвей упало с десяток уже знакомых плодов.
   – Не печалься, я вернусь. – сказал Александр. Новая волна переданных знаний подсказала, что ему, как хранителю леса, следует сделать.
   Подойдя к древу, он приложил к его мощному стволу левую руку на то место, где проходил тонкий канал энергетической структуры древа. Александр мысленно представил, как его волокна пальцев быстро соединяются с каналом мудрого древа. Знания старика-хранителя подсказывали, что все хранители отдавали древу часть своей накопленной энергии и, именно это давало возможность самим хранителям в дальнейшем наращивать собственный потенциал энергии. Проще говоря, такой обмен – это своего рода физкультура для собственных энергетических каналов. Как только соединилась последняя энергетическая нить, Александр почувствовал, как его энергия через пальцы активным потоком устремилась к древу. Через двадцать секунд кончики пальцев стало покалывать, как будто, они наткнулись иголки, а минуту спустя начали неметь ноги, и пространство вокруг Александра, расплываясь, начало медленно покачиваться…
   – Я думаю, на первый раз хватит. – сказал он и оторвал руку от древа, видя, как разрываются каналы между ним и древом.
   – Благодарю тебя, хранитель. – благодарно ответило древо, медленно опускающемуся на колени Александру. Он был спокоен по поводу своих ощущений, именно так все было описано в знаниях старика. Посмотрев на свой потускневший сгусток энергии в груди, Александр был немного удивлён. Если ещё вчера этот «клубок» состоял из белого и зеленого света, периодически меняющего только пропорции, то сейчас к нему добавился бледно-голубой свет. Опережая Александра, древо само ответило, как будто зная, о чём он подумал. – Теперь ты хранитель леса, но тебе уже подвластна не только своя энергия жизни.
   – Другими словами, я теперь ещё и маг жизни. – сам себе пояснил Александр, переводя слова древа на более простой и понятный язык. Вот только ни одни знания старика почему-то не могли ему рассказать, как управлять магией жизни. Решив уточнить у древа возникшую догадку, он, медленно поднимаясь с колен, спросил. – К этому может быть причастна богиня?
   – Это её дар избранному… – помедлив, не очень охотно ответило древо.
   – Избранному для чего? – вновь спросил Александр, понимая, что всему есть какое-то объяснение.
   – На это может ответить только богиня Арсея. – вновь не сразу ответил зеленый гигант, и Александр почувствовал, что эта тема древу не совсем приятна.
   – Ладно, не буду тебя мучить: у нее и спросим. – сказал Александр, чувствуя, как к нему быстро возвращаются силы и бодрость. – Как мне добраться до храма богини и сколько это займет времени?
   Но в этот раз ответа не последовало совсем. Древо по какой-то причине упорно молчало, только ещё несколько плодов упали с его веток. Александр собрал весь «урожай» в одну кучу и задумался над тем, куда бы их разложить, ведь у его одежды не было никаких карманов. Вспомнив свою удобную куртку из прошлой жизни, которая имела несколько вместительных карманов, он машинально провел рукой по внутренней стороне накидки, представив, что было бы неплохо, если бы там тоже находилось вместительное отделение. Практически сразу Александр почувствовал, что его рука скользит между двух поверхностей плаща и вскоре уткнулась в дно большого кармана.
   – Все-таки есть очень много полезных вещей, которые необходимы, в каком бы ты мире не находился. – удовлетворенно сказал он, складывая плоды древа в карман. Не смотря на значительное количество груза, Александр почти не почувствовал появление тяжести, чему был весьма рад. Решив подкрепиться перед дорогой, он отдал по одному плоду Юте и, не страдающему отсутствием аппетита, волчонку. Волчица почти всегда находилась рядом и сейчас внимательно наблюдала за всем происходящим. Надкусив свой плод, Александр смотрел, как волчица, в два укуса съев угощение, поглядывала на своего волчонка, старательно грызущего свой завтрак. – Юта может его оставить здесь, под присмотром великого древа?
   Услышав эти слова, волчонок сорвался с места, оставив половину своего плода. Подбежав к волчице, он встал рядом с ней и с вызовом посмотрел на Александра. Немного присев на передние лапы, и прижав уши к голове, маленький хищник, не издав ни единого звука, показал ему острые, белые клыки. Едва сдержав улыбку, Александр поднял обе руки вверх и серьёзным голосом сказал.
   – Всё, всё, я понял, не надо меня пугать. – он взял свой посох, стоящий около древа и, направив его на волчонка, произнес. – Даю тебе имя Ворк. Ну, кажется все, пора идти. – накинув на голову капюшон, он зашагал в направлении храма богини Арсеи. Задержавшись на несколько мгновений у границы с мёртвой травой, он произнес. – Долгие проводы – долгая дорога…

Глава 7

   Юта шла впереди, изредка отдаляясь от них и скрываясь среди, засохших и потемневших от времени, деревьев. Сухие, колючие кустарники ломались даже от лёгкого прикосновения к ним. Они шли уже второй час, а лес становился только гуще. Каждым шаг Александру приходилось делать с осторожностью, дабы не наткнуться лицом на острые обломки веток и не поранить себя. Лес, погибнув, будто вымещал на нем свою обиду, постоянно напоминая о пережитом. Даже накинутый на голову капюшон не всегда защищал от агрессии мертвого леса. Новым открытием для Александра стало отсутствие на протяжении всего пути хоть малейшего источника с чистой энергией природы. За всё время он встретил только два слабых энергетических канала, исходивших от земли и оба они были мутными и темными, что говорило об их осквернении темной магией. Тёмной магией пользовались многие, в том числе некроманты и шаманы орков, призывающие духов с потустороннего, закрытого мира.

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →