Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

На протяжении 249 лет самым высоким зданием в мире был Линкольнский собор Девы Марии в Линкольне, Англия.

Еще   [X]

 0 

Когда Боги курят фимиам (Гаррисон Гарри)

Год издания: 0000

Цена: 9.99 руб.



С книгой «Когда Боги курят фимиам» также читают:

Предпросмотр книги «Когда Боги курят фимиам»

Когда Боги курят фимиам


Гарри Гаррисон Когда Боги курят фимиам

   В одно мгновение космический корабль «Юрий Гагарин» из тысячефутовой колонны сверкающего металла превратился в облако пламени и расширяющегося газа, иззубренных обломков и горящих факелов. Семьдесят три человека умерли в момент катастрофы, мгновенно и безболезненно.
* * *
   Причину взрыва так и не удалось установить, поскольку все свидетели погибли, а возможные вещественные доказательства разметало по Вселенной. Если бы нашелся сторонний наблюдатель, он бы увидел, как появилось и исчезло облако газа, оставив после себя куски крученого металла, обугленные тела, вскрывшиеся чемоданы, поломанные агрегаты, разлетающиеся в разные стороны. Каждый из предметов обрел в результате взрыва собственные скорость и ускорение. Некоторые фрагменты какое-то время летели параллельно, но потом, в силу индивидуальных особенностей, также начали расходиться, теряясь в межпланетном пространстве. Обломки побольше обрели спутников. Труп помощника боцмана сжимал в оледеневших руках мягкие складки женского платья. Никто не мог выжить в такой катастрофе, но слепой случай может не только убить, но и спасти.
   Три человека оказались в спасательной капсуле, единственная среди них женщина еще не пришла в себя после удара головой о переборку. Один мужчина пребывал в состоянии шока, его руки висели как плети, а мысли ходили по кругу, словно поезд на игрушечной железной дороге. Второй распечатывал пластиковую бутылку водки.
   – На всех американских кораблях есть коньяк, – говорил он, отдирая полоску пластика, потом сворачивая крышку. – Англичане комплектуют аптечки первой помощи виски. Молодцы, ничего не скажешь. Но меня угораздило лететь на русском корабле. Посмотрим, чем они могут похвастаться… – он приложил бутылку ко рту, обеими руками нажал на нее.
   – Тридцать тысяч фунтов наличными, – бубнил Дамиан Брейшоу. – Тридцать тысяч фунтов… Господи… они не могут возложить на меня ответственность за их пропажу, – он задел каблуком стенку спасательной капсулы и приподнялся на пару дюймов. Хотя кожа его цветом напоминала мел, а шок превратил лицо в маску, видно было, что парень он симпатичный. Волосы носил длинные, но от прически не осталось и следа.
   – Хочешь выпить, приятель? – спросил второй мужчина, протягивая бутылку. – Я думаю, пара глотков тебе не повредит.
   – Брейшоу… Дамиан Брейшоу, – представился он, беря бутылку. Закашлялся, глотнув крепкого напитка, и впервые после взрыва отвлекся от мыслей о потерянных деньгах, заметил темно-зеленую форму второго мужчины, золотые нашивки на плечах. – Вы – космонавт… офицер корабля?
   – Совершенно верно. Зрение у тебя отличное. Я – второй лейтенант Коуэн. Зови меня Чак. А я тебя – Дамиан.
   – Лейтенант Коуэн, можете вы сказать…
   – Чак, и давай на «ты».
   – …Можешь ты сказать, что произошло? Я в некотором замешательстве, – он обвел взглядом спасательную капсулу, ряд рычагов с непонятными русскими словами.
   – Корабль взорвался, – бесстрастно ответил Чак и тут же приложился в бутылке.
   Долгие годы службы не прошли зря, кожу у глаз прорезали глубокие морщины, щетина на выбритой голове на добрую половину состояла из седины, но он никак не мог смириться с тем, что буквально за несколько секунд огромный корабль превратился в ничто.
   – Выпей еще, – он протянул бутылку Дамиану. – Мы должны ее добить. Взорвался, это все, что я знаю. Просто взорвался. Я открыл люк в капсулу, проводил плановую проверку. Так меня швырнуло внутрь. Ты проходил мимо, поэтому я успел прихватить и тебя. Или ты не помнишь?
   Дамиан замялся, потом покачал головой.
   – Да, схватил сначала тебя, потом девушку, она лежала на палубе без сознания. Когда затаскивал ее, услышал хруст рушащихся переборок. Прыгнул следом. Люк закрыло вакуумом.
   – А остальные?..
   – Мертвы, Дамиан, все до единого. . Дамиан ахнул:
   – Ты уверен?
   – Абсолютно. Я наблюдал через иллюминатор. Корабль разлетелся вдребезги. Взорвался. Если бы не заранее открытый люк, мы бы тоже не спаслись.
   – Нас найдут? – голос Дамиана дрожал. Чак пожал плечами.
   – Трудно сказать. Дай-ка бутылку, очень уж сильно ты на нее жмешь
   – Ты можешь сообщить о том, что мы живы, в капсуле должно быть радио.
   Чак поднял практически пустую бутылку, посмотрел на просвет.
   – У тебя, Дамиан, должно быть, сдернуло башню. Ты же лежал и смотрел, как я посылаю SOS. Но быстро понял, что занятие это бесперспективное.
   – Не помню. Шок, знаешь ли. Но почему ты перестал звать на помощь? Я не понимаю.
   Чак нажал на клавишу, и маленькую капсулу наполнил шум водопада.
   – Что это?
   – Помехи. Из-за бури на Солнце. Через них нашему сигналу не пробиться. Нам не остается ничего другого, как дожидаться, пока буря утихнет. Смотри, наша подруга приходит в себя
   Оба повернулись к женщине, которая лежала на обитой мягким, пружинящим материалом стене капсулы. Глаза Дамиана широко раскрылись. Только теперь он заметил, какая она красотка. Огненно-рыжие волосы обрамляли ангельское личико. Розовую гладкость кожи портил лишь отвратительный синяк на лбу. Пышность форм подчеркивало платье с обтягивающим лифом и широкой юбкой. Юбка задралась чуть ли не до талии, обнажив стройные, аппетитные ножки и черное кружевное нижнее белье.
   – – Слушай, – Дамиан протянул руку, убрал. – Не следует ли нам… э… поправить ей одежду?
   – Валяй, – Чак улыбнулся. – Но мне она нравится и та кой. Никогда не видел… как их называют… таких панталончиков. – Но при этом он наклонился и натянул юбку на ноги. Женщина повернула голову, застонала.
   – У нее тяжелая травма? – спросил Дамиан. – Мы можем чем-нибудь ей помочь?
   – Понятия не имею. Ты врач?
   – Нет, не врач.
   – Тогда мы бессильны. Пусть спит.
* * *
   Мужчины молча наблюдали, как поднялись ее веки, открыв восхитительно-серые глаза, как она прошлась взглядом по их лицам, интерьеру крошечной капсулы. Потом она начала истошно вопить После третьего вопля Чак отвесил ей крепкую оплеуху. Вопли сменились рыданиями.
   – Не следовало тебе… – начал Дамиан.
   – Очень даже следовало, – прервал его Чак. – Из медицинских соображений. Ужас ушел, так что теперь она спокойно по плачет и придет в себя. Я – Чак, – обратился он к женщине. – Это – Дамиан. А как зовут тебя?
   – Что с нами случилось? Где мы? Пожалуйста, скажите мне. Я – Хелена Тиблевски. Что случилось?
   – Я вас знаю, по крайней мере, слышал о вас, – заговорил Дамиан. – Вы – польская художница из Лунного центра.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →