Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

4-х летний ребенок задает около 400 вопросов в день

Еще   [X]

 0 

Дезертир (Гиренко Геннадий)

Умение любить, прощать и идти на самопожертвование – вот те ценные качества, толкнувшие бросить вызов могущественным корпорациям, уничтожающим миры, сержанта Стива Хопкинса, Арианку Лию и капрала Мэган Фокс.

Необычайные и удивительные приключения приводят их к довольно-таки неожиданной развязке. Смогут ли они выйти победителями и вернуть Лии утраченный мир? Кто им поможет?

Год издания: 2015

Цена: 109 руб.



С книгой «Дезертир» также читают:

Предпросмотр книги «Дезертир»

Дезертир

   Умение любить, прощать и идти на самопожертвование – вот те ценные качества, толкнувшие бросить вызов могущественным корпорациям, уничтожающим миры, сержанта Стива Хопкинса, Арианку Лию и капрала Мэган Фокс.
   Необычайные и удивительные приключения приводят их к довольно-таки неожиданной развязке. Смогут ли они выйти победителями и вернуть Лии утраченный мир? Кто им поможет?


Геннадий Гиренко Дезертир

   Согласитесь: во Вселенной царствуют чувства. Материя, конечно же, тоже, но что она без чувств? Относимся мы к ней с пренебрежением или застываем от страха, обходим стороной из уважения или же пренебрежительно рвёмся напролом. Чувства определяют наше отношение к бытию. И так уж случилось, что мастер-сержант Стив Хопкинс из-за этих чувств и умудрился вляпаться в переплёт, необдуманно пообещав любимой вернуть разрушенный его же правительством мир. И пошло-поехало. Пришлось дезертировать из армии, отправиться к чёрту на кулички, чтобы докопаться до сути случившегося, в чём ему в той или иной степени помогали три его пассии, воспылавшие к нему этими чувствами; Первая – любовь его жизни и непосредственная виновница приключений, жительница уничтоженной планеты, прекрасная Лия. Вторая – капрал его отделения, лихая Мэган Фокс. И третья – как бы это странно ни звучало, – его собственная бортовая интеллектуальная система, а проще говоря – Ангел. Что из всего этого получилось, читайте в главах этой книги. Ведь мало вернуть к жизни целую планету, надо ещё каким-то образом извлечь из всего этого выгоду. Так сказать, чтобы всё было в шоколаде. Вы скажете: «Фу-у! Он же липкий и маркий!» Напротив – он вкусный. А липкое и маркое – это нечто иное. Надеюсь, таковой не покажется данная книга. Желаю вдосталь поплакать и посмеяться вместе с моими героями.

Пролог

   Космос – он как аквариум, занимающий всю стену вашей комнаты.
   Разве в нём нет жизни? Посмотрите. Вот серебристая полосатая стайка данюшек, подобно рою метеоритов, пронеслась из одного конца аквариума в другой. А вот, пыхтя и важно переваливаясь с бока на бок, прошествовал астероид. Ему, как лицу значительному, не стоит обращать внимания на такую мелюзгу. А кто это затаился под камушком? Сомик? Но это же планетоид, как малое дитя, выглядывает из-за своего старшего и огромного собрата. Он такой крохотный, что его почти не видно за исполинским телом планеты, которая, словно рыба-луна, всплыла к поверхности из холодных глубин космоса.
   Эй! Не смей прикасаться! Ещё ужалит! Это же медуза – несётся, раскинув в стороны свой длинный кометный хвост, неспешно завершая круг вокруг далёкого светила. А ей вельможно уступает дорогу коварная и опасная рыба фугу, блуждающей планетой скользящая в космическом эфире.
   Кто сказал, что в космосе нет звуков? Прислушайтесь! В нём больше звуков, чем вы можете себе представить. Он, подобно автостраде в часы пик, полон воя и скрежета пересекающих его безбрежное пространство транспортных средств, несущих в себе крохотные мирки с оазисами жизни.
   Отовсюду слышится писк, треск, далёкое щебетание. Там, за туманностью пышных водорослей, неустанно трещит сверхновая, а там пыхтит, раздуваясь до неимоверных размеров, ужасный красный карлик. Космос, как никакое другое место, полон звуков, движения, жизни. Надо только это увидеть, услышать, почувствовать. Вселенский эфир – как первородный бульон, зародивший на нашей планете первые зачатки жизни, приютивший в себе и лелеющий намного больше форм, чем мы можем себе вообразить.
   Но оставим в покое аквариум. Если он – Вселенная, то что находится по другую грань хрупкого стекла? Какой мир? А если аквариум круглый и пустотелый внутри? Как нам пробиться через хрупкое, с виду неприступное стекло?
   – Ага… – скажете вы. – Уже давно пробились!
   …И правда. Давно. Так, о чём это я? Ах, да…

Глава 1

   Крейсер был огромный. Скорее похожий на вооружённый до зубов планетоид размерами в несколько городов или же на один из приличных мегаполисов, что разрослись на пригодных для жизни планетах, как грибы после дождя.
   Из-за его размеров любому гражданскому лицу, увидевшему подобное творение человеческих рук, непременно захочется почесать затылок, присвистнуть и убраться куда подальше, чтобы не накликать на свою голову какую-нибудь новую беду.
   Материя, расступившаяся перед подобным мастодонтом, ещё какое-то время посопротивлялась, пытаясь протуберанцами разорванного пространства ухватить его за задницу и силком затолкать обратно в другое измерение, но вскоре сдалась, поняв всю тщетность усилий, а уже через несколько секунд, с точно такими же звуками по его бокам, выплыли в реальную Вселенную его неразлучные друзья – корабли сопровождения. Боевая флотилия, словно стая косаток, выплывала в мир, где всё знакомо, всё на своих местах и не таит в себе непредвиденных сюрпризов.
   Вспыхнули опознавательные баннеры боевых соединений. Расцвели иллюминацией праздничных огней контуры кораблей, а перед носом основного флагмана, мигнув несколько раз, засияло голографическое изображение с портретом последнего президента Совета Федерации Содружества Разумных Миров.
   Его ушастая физиономия радостно взирала на приближавшуюся из черноты космического пространства планету, неся в себе мир и благоденствие осчастливленному его появлением арианскому народу.
   Корабли перестроились в парадный строй. Флагман в центре, остальные – согласно табели о рангах: кто по бокам, а кто позади. Со стапелей сорвались в бешеном аллюре космические истребители, выполняя залихватский манёвр и выстраиваясь в ровные клинья. Всё чин чином, по-военному чётко, без суеты и ненужной суматохи.
   Но уже после первого десятка минут что-то у них пошло не так. Кто-то что-то напутал, вероятно, допустив небольшую погрешность в координатах точки выхода, или, быть может, по какой-то другой причине: «Со стороны всё выглядело незначительно», если не считать того, что портрет президента дрогнул, немного исказился, а выражение его лица приобрело довольно-таки злобный вид, тем самым перепугав до чёртиков всё население приближавшейся планеты.
   Доселе чёткий строй несколько смешался, но надо отдать должное опыту пилотов: они быстро восстановили былой порядок и дружной стайкой проследовали дальше – в надежде, что никто из начальства не заметит допущенной ими ошибки.
   Кого-то за это непременно расстреляют.
   Стив Хопкинс понял, что что-то пошло не так, по тому, как от него по столу попыталась убежать чашка с кофе. Мирок, в котором он сейчас находился, накренился примерно градусов на тридцать. Силы тяготения поменяли полярность, и ему пришлось одной рукой ухватиться за первую попавшуюся опору, а другой – придерживать злополучную чашку. Убирать после себя всё равно пришлось бы ему. А то, что он мастер-сержант, никаких привилегий в себе не несло. Во всяком случае, в свободное от службы время.
   Ему ещё повезло. Капрал Блюм, мявший до этого щёки на втором ярусе, – тот вообще едва не свалился. Глаза испуганные. Лупает ими по сторонам. А когда врубился, что произошло, его белозубая улыбка осветила темнокожее лицо. Радуется небось, что успел вовремя закогтиться!
   Стив прислушался. Он выжидал. Вот сейчас завоет аварийная сирена, и его отпуск – в который уже раз – накроется медным тазом. Но нет, всё спокойно. Крейсер выровнялся, продолжая свой неторопливый бег.
   Капрал Мэган Фокс плюхнулась на стул, стоявший рядом с ним, и, склонившись, чтобы видеть его лицо, удивлённо, набитым жвачкой ртом спросила:
   – Ну, и что это было?
   Стив пожал плечами.
   – А то ты сама не знаешь! – буркнул он, кривя лицо.
   Мэг кивнула, словно такой ответ мог её удовлетворить. Как ни в чём не бывало, она отвернулась и продолжила трёп с сержантом Йомингом по поводу того, как ей лучше спустить получку, накопленную за последнюю многомесячную операцию.
   Он посмотрел на руку, где объёмным изображением светился коммуникатор, и, не обнаружив в нём никаких новых вводных, немного успокоился.
   Матиста Блюм чертыхнулся, взбил подушку по-новому и повернулся на другой бок, явно собираясь продолжить прерванный сон. Жизнь возвращалась в привычное русло.
   Планета, так несвоевременно нарушившая своим тяготением строй боевых кораблей, приближалась прямо на глазах. Уже были различимы коричневые пятнышки материков, разбросанные на голубом фоне океанов. Облака, закрученные в спирали зарождающихся циклонов. Она плыла в окружении серебристой мерцающей атмосферы, отражавшей свечение далёкой звезды, в компании двух неброских, более похожих на булыжники, спутников.
   Стив Хопкинс поглядывал на голографическое изображение и мысленно улыбался. Сколько его здесь не было? Возможно, семь месяцев и двадцать один день. А кто их считает? Совсем немного. За это время он уже успел соскучиться по этому затерянному среди сотен тысяч звёзд мирку. Его сюда тянуло. Влекло, необъяснимо маня в поросший зеленью уютный уголок оазиса жизни, со странным названием Ари.
   Мир океанов, тропических островов, окружённых нескончаемыми пляжами, утонувшими в зелени, причудливой растительности и взметнувшихся ввысь стеклянных столичных небоскрёбов. Мир, просто созданный, чтобы провести здесь то недолгое время после изнурительной пустоты космического пространства. Не случайно крейсер «Блэкстарс» Федеральных Сил Урегулирования Конфликтных Ситуаций для своей новой дислокации выбрал именно эту планету.
   Неизвестно, сколько сил и красноречия потребовалось генералу Гордону, чтобы уговорить совет дать им отдых именно в этой зоне обитаемого содружества. Никто не знал, а генерал, ясное дело, старался об этом не распространяться.
   В сущности, никакой стратегической целесообразности в подобном решении для генерала не было. Планета Ари находится далеко от основных торговых путей содружества, чьи интересы по долгу службы крейсер обязан был охранять. Он нёс вахту на протяжении полугода плюс-минус пару недель пути до точек своего патрулирования. Просто подобная блажь иногда посещала генерала, чему экипажи, входившие в боевую группировку, были несказанно рады.
   Система Конопуса разместилась на периферии обитаемого сектора. Её светило – звезда Эпсилон – вообще примостилось на ещё большем отдалении от основных скоплений жизни. А так как она причисляется к тем немногим мирам, имеющим статус планет-курортов, то и военно-космических баз на её поверхности в принципе существовать не могло. За исключением ремонтных доков, блуждавших в открытом космосе, где-то за пределами её спутников-сателлитов.
   Правда, с Ари, как могло показаться на первый взгляд, дело было не таким простым. Её определили под место для отдыха вооружённых сил федерации и объявили частично закрытой для простых обывателей, при этом толком не пояснив, что значит слово «частично». Впрочем, кого волнуют подобные запреты, если планет, способных похвастаться букетом из климата, моря и экзотики, несмотря на кажущуюся безграничность Вселенной, не так уж и много? По правде говоря, никого, а прочитав в рекламных буклетах о сезонных аукционах на дорогостоящие побрякушки и новых ставках в казино, простые миллионеры теряли головы, драили свои разукрашенные яхты до зеркального блеска и мчались сюда, наплевав на всё и желая с головой погрузиться в сказочные развлечения планеты грёз.
   Космос вокруг буквально кишел от различного вида и предназначения транспортных средств. В основном туристических яхт.
   Разгонные линии, висевшие на более высокой орбите, подсвеченные для пущей визуализации красными посадочными огнями от непрерывно стартовавших или прибывавших с них кораблей, были похожи на муравьиные тропы со сновавшими по ним туда-сюда аппаратами. А совсем рядом, всего в трёхстах километрах от поверхности, огромным раздувшимся шаром плыла станция космопорта, озарённая бликами голограмм непрерывно транслируемой объёмной рекламы, сообщавшей, что ядовито-зелёные шарфики снова вышли из моды, а на смену им пришли золотые галстуки, потрясающе сочетавшиеся с новенькими аэрокарами, только что поступившими на распродажу в местные аэросалоны.
   И так не вязалась эта обыденная повседневная жизнь с проследовавшими по направлению к планете грозными боевыми кораблями, что диспетчеры чесали затылки, придумывая пути, куда бы перенаправить новые партии прибывающих туристов, сохранив гармонию, с таким трудом поддерживаемую целой армией служащих космопорта.
   Стайкой перепуганных рыбёшек брызнули во все стороны курсировавшие между планетой и космопортом орбитальные такси. Сменил курс тянущий кавалькаду грузовых вагонов трудяга-контейнеровоз. Все старались как можно быстрее увеличить дистанцию между своими кораблями и этой непредсказуемой группой возвращавшихся из далёкого похода вояк. Упаси боже, если они своим присутствием смогут потревожить столь величественное шествие! Неприятностей не хотелось никому.
   Стив движением руки стёр со стены голограмму планеты и вернул на прежнее место унылый, но нравящийся всем в его отделении пустынный пейзаж. Скучающим взором он посмотрел на Мэг, а та бесцеремонно пихнула его в плечо и, вопросительно заглядывая в лицо, спросила:
   – Ты в спортзал? – Она ткнула ему под нос полотенце. – Спарринг?
   Стив отрицательно мотнул головой. После того как они вышли из гиперпространства и планета так ощутимо заявила о своём присутствии, идти на тренировку ему резко перехотелось. Хотя всего час назад он сам подбивал капрала провести с ним поединок.
   – Как знаешь. Я пойду.
   Она вышла из их четырёхместного кубрика, чьё пространство кроме неё, Стива и Блюма занимал ещё один жилец. Но в данный момент тот шлялся неизвестно где, коротая время до предстоящего отпуска где-то в стальных дебрях крейсера. Одному богу известно, куда Томми в поисках развлечений мог отправиться в данный момент.
   Браслет на руке у Стива едва ощутимо завибрировал. Пришло сообщение от Крейга. «Надо пошептаться», – прочитал он.
   Стив отставил в сторону недопитую чашку. Поднялся на ноги и с тоской, а может, и с чуточкой зависти посмотрел на Матисту. Тот, кажется, мог заснуть при любых обстоятельствах, что бы вокруг ни творилось. Стив покачал головой, вышел из-за стола и, прихватив с собой недопитую чашку, решив выкинуть её по дороге.
   «Где встречаемся?» – Отослал он ответ.
   Это была очередная причуда Ричарда Крейга. Кстати, они у него никогда не заканчивались. Служба в корпусе электронной поддержки наложила заметный отпечаток на его поведение в повседневной жизни. Будучи в курсе всех событий, зная об электронной слежке за каждым из солдат, лейтенант Крейг страдал параноидальным синдромом преследования, что совершенно не отражалось на его профессиональных качествах.
   Стив ему доверял. Всегда относился серьёзно, мало обращая внимание на бросавшееся в глаза странное поведение. Всегда внимательно его выслушивал, а кажущиеся порой совершенно бредовыми сногсшибательные теории воспринимал всерьёз, без улыбки, в отличие от остальных вояк, с кем тому по долгу службы приходилось общаться.
   Их дружба началась довольно давно. Наверно, прошла целая вечность с тех пор, как он со своим отделением вытащил его из довольно-таки неприятной ситуации. Это было на Дэрилле – маленьком планетоиде, ставшем поперёк горла одновременно трём системам содружества. Что-то они там не поделили. Как всегда, пришлось вмешаться их соединению. Раздолбать все стороны в пух и прах, но перед этим… Группе технарей, куда на тот момент входил Ричард Крейг, пришлось довольно несладко. Они умудрились заблудиться.
   Стив до сих пор задавал себе вопрос: как такое вообще возможно? Но тайна так и осталась за семью печатями. Технари заблудились, и нашли их первыми, конечно же, не они. Он как сейчас помнит трясущиеся губы молоденького, второго на тот момент лейтенанта, его блуждающий взгляд и несвязное бормотанье. Возможно, именно тогда у этого парня поехала крыша. Что для Стива впоследствии оказалось как нельзя кстати. Паранойя Крейга не раз спасала ему жизнь, хотя, многие относились к их дружбе довольно скептически.
   Крейг по обыкновению загнал его к чёрту на кулички. Он всегда подыскивал подобные места, будучи прекрасно осведомлённым обо всех слепых зонах в лабиринтах крейсера. Как он их находил, никому не известно. Крейгу всегда мерещилось, будто всевидящий глаз службы безопасности постоянно следит за ним, даже со дна унитаза, когда он справляет нужду.
   Доехав на подножке попутного автокара – одного из множества, словно муравьи, сновавших по лабиринтам «Чёрной звезды», – Стив спрыгнул у грузового лифта, наскоро поздоровался с попавшимися навстречу бойцами и спустился на два яруса ниже, где в неярком свете складских прожекторов, в тиши редко посещаемого помещения дожидался его друг.
   Он притаился за одной из колонн. В округе ни души, а вид лейтенанта наводил на мысли, что опасность так и витает в воздухе, обещая вылиться в довольно крупные неприятности. Стив оглянулся, проверяя, нет ли кого за ним, и осторожно, словно крадучись, подошёл к нему. Крейг, наблюдая за ним, одобрительно кивал головой. Стив чертыхнулся, с раздражением отгоняя прочь навязанную ему против воли манию преследования. И вот так всегда: один соблюдает бдительность, другой матерится, но всё же идёт у того на поводу, затем всё повторяется изначально. А что делать? У Крейга иной раз в голове хоть и полнейший кавардак, но нет-нет, да и проскальзывают здравые мысли.
   – Что у тебя? – спросил Стив, давая понять, что долго задерживаться он не собирается. В ответ Крейг хитро ухмыльнулся.
   – Зря ты не согласился пойти с Мэган, – неожиданно заявил он. – Она хоть похожа на киборга, но всё равно нужное всегда при ней! – он мечтательно вздохнул.
   Стив исподлобья бросил на него взгляд. Его всегда коробило от мысли, что этот тип постоянно находится в курсе всех событий: Причём его событий, но тот просто тащится, наблюдая со стороны за его жизнью. Благо возможностей для этого у него хоть отбавляй.
   – Можешь сходить за меня. Я не против, – буркнул в ответ Стив. – Она уже размялась. Башку тебе встряхнёт что надо! Глядишь – и мозги встанут на место.
   Крейг обнажил зубы и хлопнул друга по плечу:
   – Ладно, – сказал он, – раз не нравится тебе Мэг, твоё дело. По мне, так она очень даже ничего… – он слащаво хихикнул. – Лети к своей инопланетянке! – Крейг присел перед Стивом на корточки, облокотился спиной о перегородку и, глядя на него снизу вверх, продолжил: – Мне удалось сделать то, о чём ты просил, – сообщил он. – Отпуск проведёшь в Нью-Кэмпе.
   – Я в тебе и не сомневался! – Стив сделал вид, что не удивлён.
   – Это было непросто.
   – Я тебе что должен? – Стив многозначительно вздёрнул брови.
   – Познакомишь? – эту фразу Крейг произнёс словно не всерьёз, но Стив знал: это не так.
   Всё-таки Крейг – отличный специалист в своём деле! Стив этим пользовался и, как ни странно, муки совести его при этом не беспокоили. То, что тот так рискует должностью, для него не секрет, но что такое должность, когда на кону стоит судьба друга? Стив задавал этот вопрос себе неоднократно, но как-то однозначного ответа на него не находил. Он пользовался его услугами. А Крейг. тот наверняка по обыкновению выпутается. Что здесь такого? Все это делают. Все пользуются чьей-либо помощью, и раз уж Крейг способен поменять место отпуска для его отделения, то почему бы этим не воспользоваться? Тем более что он в курсе, как для него это важно.
   Спору нет: арианки очень хороши. Крейг постоянно намекал, что не против с какой-нибудь из них покувыркаться. Стив это знал, но берёг его и без того слабую психику. Что-то в них, в этих арианках, было не так. Они обволакивали своими флюидами, словно дурман, заставляя поддавшихся на их чары солдатиков окончательно терять головы и спускать немыслимые суммы, кровью и потом заработанные в многочисленных сражениях, на их непомерно возраставшие запросы. Причём неизвестно, на какие именно. И уж конечно, редкая арианка вступит в половую связь с землянином, как бы тот ни старался залезть к ней в трусики. Но даже если и так, допустим подобное, то ещё далеко не факт, что тому всё сойдёт с рук. Арианские мужчины очень ревнивы. Впрочем, нет правил без исключений…
   Со Стивом всё обстояло немного иначе. Без стычек, конечно, не обошлось, но служба в элитном спецподразделении всё-таки что-то да значит. Шею намылить – дело нехитрое. Может, ему везло ещё из-за того, что он не бросался на всех без разбору, а из года в год возвращался к одной и той же зазнобе, таясь вместе с ней от её же соплеменников по укромным уголкам и снимая номера в отелях? Бог его знает. Стив не заморачивал голову подобным вопросом. Его устраивало всё. Если бы не Крейг, пришлось бы искать другие пути, чтобы обмануть всеведущее СБ. А кому сейчас легко? Приходится вертеться.
   На просьбу друга Стив отрицательно покачал головой. Стараясь его не обидеть, он, тщательно подбирая слова, произнёс:
   – Крейг, дружище, извини! Знакомить тебя – это лишиться самому знакомой. Нет уж, знакомься с кем хочешь сам! Разве это проблема? Что по мне, так ты потрясающе неотразим! – Стив ему весело подмигнул.
   Крейг расцвёл в довольной улыбке. Он не был красавцем. Даже местные дамы, не отличавшиеся строгими моральными нормами, удостаивали его своим вниманием только за довольно значительные суммы. Но всё равно такая лесть со стороны друга ему была по душе.
   Стив склонился, похлопал его по плечу и, улыбаясь, спросил:
   – Хочешь, я тебя сведу с одной очаровашкой? Она из третьего сектора обслуживания. После истребителей твой напор покажется ей лёгким дуновением ветра. Нет? А зря! Эффектная, я тебе скажу, дама. Так для чего ты меня затащил в эту дыру? – Стив снова окинул взглядом склад и недовольно поморщился. – Решил потрепаться?
   Крейг отрицательно замотал головой:
   – Нет, что ты!
   Он поднялся, оттянул его за колонну и достал из кармана маленькую коробочку. Уже через секунду их накрыло слабосветящееся голубоватым светом силовое поле.
   – Вот теперь говорить можно, – с облегчением сообщил тот.
   Такая прелюдия Стиву очень не понравилась. Он заинтересованно посмотрел в руки товарища.
   – Где спёр? – мрачно поинтересовался он.
   Крейг отвёл взгляд в сторону, не желая ничего объяснять, и промолчал.
   – Слушай, когда-нибудь тебя точно за это расстреляют.
   Сколько раз он его предупреждал, что добром подобное не закончится! Другое дело, если бы он тащил у своих товарищей – те только морду набьют. Но совсем другое – когда тащишь секретное оборудование у правительства.
   Крейг на его замечания отмахивался. И в этот раз не было исключения. Слова Стива он пропустил мимо ушей, а для пущей секретности как можно ближе склонился к нему и, с жаром дыша в лицо, зашептал:
   – Слушай, Хопкинс, я не приукрашивал, когда говорил, что в этот раз мне с трудом удалось провернуть твою просьбу, – он многозначительно замолчал, давая возможность Стиву обмозговать важность сообщения.
   Но тот пока не врубался, ждал продолжения. – Ты заметил, что мы идём не в доки?
   – Ну и что? Гордон решил сэкономить. Полетим отдыхать прямо с орбиты. Тебя-то что не устраивает? Не в первый раз…
   – Всё не устраивает.
   Крейг скорчил гримасу. Стив обречённо вздохнул: «Ну, пошло-поехало!»
   – решил он. Тот же, обхватив голову руками, взъерошил волосы. Вот именно в такие моменты он больше всего походил на умалишённого.
   Стив отстранился, придумывая способ, как бы быстрее от него улизнуть.
   – Ты в порядке? – спросил он.
   Крейг закивал.
   – А-а-а… – многозначительно протянул Стив и почесал затылок. – А по мне – так кажется, что нет.
   – А кто в порядке? – Крейг заскулил. – Веришь? Я не знаю, что происходит! Они что-то задумали.
   Крейг дышал в лицо Стива, и сколько бы тот ни отстранялся, он всё равно старался приблизиться к нему вплотную. От него несло кофе и какими-то старыми сардельками.
   – Давай поговорим позже? – видя состояние товарища, предложил он.
   – Ты перевозбуждён. Ты когда в последний раз спал? Хочешь, я достану тебе тех пилюль ещё? От них ты полдня всем улыбаешься.
   – Спал? – Крейг жалко скривил губы. – Давно. Я уже и забыл. Работы много. Что-то назревает. У меня голова идёт кругом.
   – Вот видишь – тебе надо отдохнуть.
   – Нет. Не в этом дело. Ты не понимаешь. Сейчас у всех полно работы. Приходится работать по спискам. Многих отравляют в отпуск. Сортируют по местам отбывания. Причём побригадно. Каждому подразделению отведено строго обозначенное место. Никто не имеет права перемещаться самостоятельно. Так, словно люди не на отдых едут, а проводить скрупулёзно проработанную операцию. А ты знаешь, что отпуск предоставляется только пехотным соединениям? Пилоты и все водители боевых роботов остаются на кораблях. Тебе не кажется это странным?
   – Пойдут во вторую очередь.
   – Нет, ты точно ничего не понимаешь… Фишка ещё в том, что нет конкретного времени, сколько этот отпуск может продлиться.
   – Не понял? – Стив округлил глаза. Бессвязное бормотание Крейга наконец начало его заинтересовывать. Всё же в нём что-то было логичным. Вот только что? Стив прищурился. Теперь он готов был слушать.
   – Что здесь непонятного? – удивился Крейг. – Ты можешь прохлаждаться у своей зазнобы, сколько душе твоей будет угодно. Состряпаете детишек. Состаритесь. Нет никаких сроков. Гуляй, сколько пожелаешь. Сказка, а не отпуск!
   В такое Стив поверить не мог. Нет, конечно, бывали случаи, когда увольнение считалось бессрочным. Он даже закатил глаза, пытаясь вспомнить, когда подобное на его веку случалось. Но что-то в этот раз ему ничего в голову не приходило. Стив жалко усмехнулся, хотя усмехаться было не над чем. Крейг не так прост, как может показаться с первого взгляда.
   – И что? – спросил он.
   – Да ничего. Можешь считать меня параноиком, но если мыслить логически, логики здесь никакой. Возможно, я действительно устал…
   – Точно, устал, – согласился с ним Стив. – Сам посуди: что может случиться на Ари? Это же единственная планета, где мы чувствуем себя в безопасности. Не спорю: со стороны всё выглядит нелогично. Но всему есть свои объяснения. Давай успокоимся? Ладно? Время всё расставит по местам.
   Крейг согласно кивнул. Похоже, от собственных догадок ему было не по себе.
   – Ты там ещё порой! Может, что накопаешь, – предложил Стив. – Я бы тебя позвал слетать вместе – развеяться. Но думаю, ты вряд ли согласишься, – и, испугавшись, что тот начнёт возражать, поспешно добавил: – Ты же не любитель валяться под солнышком? Правда?
   – Я буду за всеми следить, – не обращая внимания на его последнюю фразу, сообщил Крейг. Кажется, его опять начинало колбасить. – Ты не отключайся. В случае чего я тебе звякну.
   – Вот и ладно, – Стив облегчённо вздохнул. – Только отдохни. Поспи хорошенько. Глядишь – когда проснёшься, всё предстанет для тебя в совершенно ином свете. Обещай, что выспишься!
   Крейг согласно кивнул, но Стив видел: он врёт.
   – Спасибо, что предупредил! За услугу особенно. Я пойду?
   – Иди к Мэг, – посоветовал тот. – Так тебе будет удобнее объяснить, где ты скрывался. Она тебя прикроет.
   – Ладно. Ты это… Не особенно лезь на рожон. СБшники зря хлеб не жуют. Побереги себя.
   Крейг положил ему на плечо руку:
   – Ты тоже.
   Стиву показалось, что он прощается. Тряхнув головой и стараясь отбросить в сторону дурные мысли, он покачал головой. На душе было гадко и неуютно.
   – До встречи. Пока.
   Мигнув, силовое поле погасло. Стив не оглядываясь пошёл прочь, а Крейг ещё долго с невыразимой тоской смотрел ему вслед, словно они расставались навсегда.
   Гулкий звук удалявшихся шагов растаял вдалеке.

Глава 2

   Эпсилон ещё не достиг своего зенита, но находиться под его палящими лучами было уже просто невыносимо. Жару усугублял ещё тот факт, что укрыться от неё, по сути, было негде. Четвёрка бойцов, одетая в парадную униформу, стояла посреди обширной стоянки, заставленной всевозможным транспортом различного пошиба и немыслимых цветов.
   Такси, издали заметив потенциальных пассажиров, изначально наперегонки устремлялись в их сторону, но, разглядев служивых, тормозили, зная, что с этих уж точно ничего не сорвёшь. Они нехотя отваливали обратно, чтобы дождаться более покладистого клиента. В лучшем случае зацепишь подобных среди города, и они подсядут к тебе по причине своей полной невменяемости, урвёшь с них пару баксов – но это в лучшем случае, а то и просто прокатишь за спасибо. Разве с ними поспоришь? Такие и в морду могут дать.
   Стив, Мэг и Матиста всего несколько минут назад покинули десантный бот, доставивший их на планету, и теперь стояли, постоянно оглядываясь по сторонам и решая, куда направить свой путь. Под ногами – небольшие кейсы с предметами первой необходимости. Не тяжёлые, но обязательные. Тащить их неохота, но придётся. Каждый поглядывал друг на друга, решая, кто из них сейчас главнее и кому бы всучить под шумок ненавистный багаж, ибо жара, апатия и полное отсутствие тени. В их компанию незаметно влился Финч, сержант из соседнего отделения – довольно весёлый малый, почему-то больше ошивавшийся среди бойцов отделения Стива, нежели со своими сослуживцами. Да и бог с ним! Пусть поступает, как знает.
   Все уже рассосались, осталась только их четвёрка, и хотя они уже в полной мере успели получить удовольствие от давно забытого солнца, никто никуда не торопился. Все ожидали решения Стива. Тот, кажется, пребывал в прострации. Бледный от долгого нахождения в космосе, покрытый потом, раздираемый между двумя вопросами: «Либо сразу послать всех к чертям и отправиться в «Голубую лагуну», либо пофестивалить с товарищами, чтобы избежать впоследствии неминуемых насмешек.
   – Стив, ты определись: куда ноги рвать будем? – не выдержав, прервала всеобщее молчание Мэг. – Может, в тенёк хоть зайдём? А?
   Мэг с ним не церемонилась. Вела себя, можно сказать, фамильярно. Стив на это мало обращал внимания, главное для него, что как боец она была просто великолепна.
   Мимо неспешной походкой проследовало семейство аборигенов. Бойцы проводили их долгим, тяжёлым взглядом. Коренные жители планеты не сильно отличались от землян. Может, только мужской пол выглядел несколько странновато для человеческих глаз. Представители сильного пола особенно выделялись, если рядом с ними находились женщины. Контраст просто впечатлял. Краснокожие, высотой под два метра, они не носили верхнюю одежду, специально демонстрируя внушительные, похожие на конские, гривы. Хвастались друг перед другом бугрящимся мышцами телом, густо покрытым татуировками. Странно было наблюдать за ними, когда они вели деловую беседу или отдыхали с дамами под тихую мелодию в ресторане. Такое надолго врезалось в память.
   Арианки же составляли полную противоположность их второй половине. Если мужчин можно сравнить с быками, то женщины – это грациозные и прекрасные лани. Высотой на полметра ниже мужчин, они были белолицы, стройны и очаровательны, с длинными, спадавшими на плечи волосами различных цветов и оттенков. С глазами цвета золотого утра среди лазурных вод океана, в которых тонул каждый осмелившийся в них заглянуть землянин.
   Мэг скривилась, глядя, как независимо хотят выглядеть проходившие мимо аборигены.
   Семейство состояло из молодой пары и двух отпрысков, с восхищением рассматривавших земных солдат. Взрослые прошли мимо с гордо поднятыми головами, словно не замечая их присутствия, а дети, разинув рты, с интересом остановились, разглядывая только что прибывших на посадочное поле инопланетян. Папаша возмущённо потряс гривой, окрикнул их на гортанном языке, после чего всё семейство чинно продолжило своё шествие. Ну и чёрт с ними, никому до них тоже нет дела!
   Стив утёр рукавом мундира со лба пот и растерянно поглядел на Мэган.
   – Что, так и будем вчетвером носиться на байках? – спросил он.
   Мэг пожала плечами.
   – А ты чего ожидал? – спросила она. – Это обязательное условие увольнительной.
   – Дурдом! – констатировал факт Финч.
   – Да уж… – согласился с ними Матиста.
   Стив решился. Он не собирался после отпуска выслушивать колкости от своих товарищей. Впереди ещё столько времени, а если судить по тону приказа, когда этот отпуск закончится, не знал никто. Что-то здесь действительно было интригующим, если не сказать больше – пугающим.
   – Матиста, свяжись с диспетчерской. Пусть подгонят байки к… – Стив вопросительно поглядел на Мэг, предлагая ей самой выбрать место, куда они сейчас отправятся.
   Мэг расцвела в улыбке. О таком она не мечтала! Решив выдать по полной, она открыла рот и. растерялась, недоумённо глядя на мужиков. Такого с ней ещё не случалось.
   – Может, в «Миллениум хил»? – робко предложил Финч, ожидая, что вот сейчас эта девица с кулаками набросится на него.
   Раньше, в другой обстановке Мэг этого, конечно же, не спустила бы, но при нынешних обстоятельствах она ухватилась за данное предложение, как за спасительную соломинку.
   – Решено, – немедленно согласился Стив. – Пусть подгонят байки на стоянку к отелю. А пока вызови аэрокэб. Не пешком же идти, в самом деле? – Стив с ненавистью пихнул кейс.
   Город лежал перед ними как на ладони. Он занимал весь горизонт с восточной стороны. Перистые облака мерно проплывали над ним, окрашенные во всевозможные цвета далёкого Эпсилона, поэтому его голубые лучи ярко освещали причудливые небоскрёбы мегаполиса, взметнувшиеся ввысь почти на километровую высоту, придавая строениям неописуемо живописный вид.
   Словно мошки, чёрными точками в воздухе кружили летательные аппараты различных моделей, развозя по своим делам многотысячные орды туристов или же отдыхающих, спешивших переждать жару в прохладных барах услужливых отелей. А сотни казино, зазывно сверкая голографической рекламой, неутомимо убеждали простых обывателей поставить на удачу последние остатки своих сбережений.
   Аэрокэб возник перед ними буквально секунд через тридцать, почти сразу после того, как Матиста его вызвал. Сходу, едва они погрузились и ответили автопилоту, куда желают попасть, кэб набрал высоту, затем скорость, вливаясь в общую полосу высотного шоссе, где нескончаемым потоком двигалась по направлению к городу вереница машин.
   Мэг утонула в мягком уютном кресле. Она блаженно вытянула впереди себя ноги, счастливо улыбаясь сидевшим по обе её руки попутчикам. Стив разместился спереди, вполоборота развернувшись в их сторону, и поглядывал на свою честную компанию. Не хватало только гирлянд из тропических цветов, украшавших шеи обалдевших от счастья солдат. Но всё ещё впереди.
   Мэг сердито толкнула Матисту, который чересчур плотно прижался к ней, но в конце концов не выдержала и пересела на свободное место рядом со Стивом, чисто символически считавшимся местом пилота. Осторожно дотронулась до штурвала, плавно работавшего в авторежиме, и тут же отдёрнула руку, зашипев больше от испуга, нежели от боли.
   – Бьётся, зараза! – пожаловалась она.
   Стив весело ухмыльнулся и подмигнул товарищам. Кэб плавно сошёл из общего потока и по видимым только ему линиям двинулся в нужном им направлении.
   Сверху и снизу. Справа и слева. Везде, куда бы они ни посмотрели, мчались машины. Всех мастей. От шикарных лимузинов длиной до двадцати метров до облезлых, окрашенных на скорую руку тарантасов аборигенов, по большей части работавших в сфере обслуживания или же в местных фольклорных группах, ублажая самомнение разжиревших туристов своими незатейливыми плясками. Все куда-то спешили. Кто к океану, кто в лоно прохладных фойе, чтобы пропустить там по стаканчику прохладительного, мурлыкая под нос незамысловатую мелодию. Всё одновременно так знакомо и уже позабыто, с тех самых времён их последнего прилёта на Ари.
   Летели недолго – минут двадцать. Город накрыл их удручающей жарой, ненужной суетой и унынием от перегретого стекла и пластбетона. Обнажённые улицы дышали зноем, подчёркиваемые скелетами замысловатых по форме строений, словно рёбра доисторического плезиозавра, торчащие в небеса и абсолютно лишённые признаков жизни на планете, где бо́льшую часть суши занимают непроходимые джунгли.
   Они плавно опустились на площадку, опоясывавшую здание по периметру. Прямо под колонны с пафосными скульптурами херувимчиков, приглашавшими посетить этот довольно-таки неплохой отель.
   Кэб улетел, едва они ступили на красную ковровую дорожку, а навстречу – о боже! – выскочила группа молоденьких арианок, протягивавших им гирлянды из цветов. На лицах радость, словно они просидели на жаре целую неделю в ожидании их прибытия. И только портье недобро сверкнул глазами, поняв, что чаевых на этот раз ему не достанется.
   Матиста догнал огорчённого служку и со смехом хлопнул его по спине, обнял, что-то шепча ему на ухо. Портье повеселел.
   Багаж исчез в неизвестном направлении. К чему таскать с собой ненужный скарб, когда всё необходимое и так при себе? Мэг сделала пальчиками «адью», с ненавистью посмотрела на свою форму и уединилась начищать пёрышки в дамскую комнату. А Стив и Финч остались стоять посреди фойе в окружении стайки щебечущих девиц, ощущая, что жизнь, кажется, у них налаживается.
   Они скептически осмотрели друг друга на предмет полного несоответствия одежды и сложившихся обстоятельств, но избавляться от формы пока не решались. В предписании ничего не упоминалось на этот счёт. Хотя как знать? Хорошо это или плохо, но без формы они потеряют всякую индивидуальность, свойственную любому мужчине и придающую ему более бравый вид. А Мэгги – она, конечно, не в счёт.
   Подскочивший из ниоткуда бармен сунул им в руки по бокалу с фиолетовым коктейлем, украшенным зонтиками с долькой фрукта, похожего на лимон. Они его пригубили, глубоко вздохнули и змеями потащились на звуки музыки, долетавшие до их слуха из глубины строения.
   Сколько Стив ни пытался вызвать в своей душе отголоски радости, ему это никак не удавалось. Всё по-прежнему было серо и сумрачно. Он уже начинал жалеть, что поддался первому порыву и пошёл на поводу у обстоятельств. Но в данный момент это не имело никакого значения. Он здесь, в полупустом зале, где среди разбросанных столиков ловко снуют официантки, разнося подносы, заставленные напитками, текущими в такую жару полноводной рекой.
   Матиста появился внезапно. Он тащил за собой кавалькаду из официантов, одновременно недовольных и радостных от подвернувшегося им богатого клиента. Ненужное со стола в тот же час было убрано, а на столике весело заискрилось в лучах софитов пойло на любой цвет и под любое настроение. Вечер обещал выпасть из памяти, что, впрочем, не вызывало у Стива особого сожаления.
   Пискнул коммуникатор, сообщая, что байки прибыли на стоянку отеля и могут быть востребованы в любой момент. Стив внёс их координаты в память и застыл, открыв от изумления рот, когда к их столику плавно подплыла одетая в вечернее платье Мэган.
   – Чтоб я сдох! – Матиста сглотнул слюну.
   Финч так стремительно подскочил, предлагая ей кресло, что едва не опрокинул своё. Мэг благодарно улыбнулась, торжествующе стрельнула глазками в сторону Стива и, высокомерно подняв подбородок, важно заняла предложенное ей место. Теперь уже можно почтить своим присутствием обомлевших от изумления оболтусов! За столиком воцарилось неловкое молчание.
   Мэг исподлобья поглядывала то на одного парня, то на другого, но никто не шевелился, явно не зная, что́ следует предпринять в подобной ситуации. Она, конечно же, всё та же Мэг, но уж больно выделяется своими формами среди этих видавших виды служак.
   Видя, что дальше поскуливания дело не пойдёт, Мэг решила взять всё под свой контроль. Крякнув так, что обернулись посетители за соседними столиками, она задорно утёрла нос рукой и, кряхтя, наклонилась наполнять бокалы.
   – Мужланы, – едва слышно прошептала она.
   Чмокая огромными, как вареники, губами, Матиста Блюм запустил в рот непонятное растение, но тотчас скривился, сплёвывая горечь и утирая выступившие на глазах слёзы. Это и послужило началом грандиозного банкета.
   Прошло всего минут двадцать, когда стало понятно, что уже никто не понимает, кто, о чём и кому говорит. Все рассуждали одновременно, с жаром и энтузиазмом, причём совершенно неизвестно о чём. Даже Стив, попав под действие напитков, на время выпал из реальности, напрочь забыв обо всех проблемах и невзгодах, что так беспокоили его последнее время. Мэг потихонечку двигала кресло к нему. Она уже положила ручку поверх его ладони, а он увлечённо рассказывал ей про какие-то давно забытые сражения, потеряв нить повествования, и теперь нёс такую бурду, что у трезвого человека вызвало бы страшный приступ мигрени. Мэг облизывала губки, кивала головой и всё ближе и ближе продвигалась к нему.
   Мужчины-арианцы, как всегда обнажённые по пояс, недовольно оборачивались в их сторону, трясли косматыми гривами, доходившими им до середины спины, играли мускулами, но не более того. Связываться с подвыпившими солдатиками никто не хотел. Женщины кривились губками в ядовитой ухмылке. В их глазах презрение и обречённость – оттого, что вечер, к сожалению, безвозвратно испорчен.
   К еде они почти не притрагивались. Официанты сновали туда-сюда. Череда напитков, как на конвейере, заменялась другими. Музыка играла всё громче, стараясь заглушить голоса солдат, и уже в зале появились хозяева, с нетерпением ожидавшие момента, когда можно будет спровадить эту загулявшую компанию. Решиться на кардинальные действия никто из них не осмеливался. Народ наученный. Лучше всё оставить как есть, пока не стало намного хуже.
   Мэг тискала руку Стива всё сильней, пока он наконец не обратил на это внимание. Удивлённо глянув на девушку, он спросил:
   – Ты чего?
   Мэг стрельнула глазками в сторону выхода. Они были у неё чумные, горящие странной поволокой. Грудным голосом она тихо произнесла:
   – Пошли?
   – Куда? – не врубаясь, переспросил Стив.
   Мэг тяжело вздохнула и насильно подняла его с места. Матиста, заметив это, дёрнул Мэг за руку и, порывшись в кармане, извлёк на свет ключ от забронированного номера.
   – Одного хватит? Может…
   – Не надо.
   Мэг благодарно потрепала его за плечо. Финч, ничего не понимая, посмотрел им вслед и, склонившись, вопросительно кивнул капралу. Тот отмахнулся, обнажая в улыбке ослепительно-белые зубы.
   – А-а-а….
   Не в силах сдерживать обуревавшие её чувства, Мэг перехватила Стива за шиворот и убыстряющимся шагом потащила к лифту. Тот сопротивлялся, но как-то неуверенно, пытаясь на ходу найти повод, чтобы улизнуть от разошедшейся подруги. Но не тут-то было! Лифт плавно раскрыл створки дверей, пропуская их внутрь помещения; лифтёр, молоденький парнишка, попытался задать им вопрос, куда ехать, но Мэг показала ему кулак, и тот, нажав первую попавшуюся кнопку, плотнее прижался спиной к стене. Заиграла музыка.
   – Что ты делаешь? – испуганно прошептал Стив.
   Мэг прильнула к нему всем телом и цапнула за губу.
   – А ты как думаешь? – с улыбкой спросила она.
   Она с раздражением посмотрела на испуганного лифтёра – арианца лет двадцати. Такого на его веку ещё не было. От нетерпения она зарычала. Топнула ножкой.
   – Господи, да доедем же мы, наконец?
   Лифт дёрнулся, остановился, выпуская их наружу. Странно – этаж оказался тот, что был нужен. Не давая опомниться, Мэг впилась губами в Стива и буквально выволокла его в коридор, кося глазами в поисках нужного ей номера.
   – Мэг, опомнись, – пытался вразумить её Стив, но она, тяжело дыша, заткнула поцелуем его рот.
   В номер они буквально ввалились. Мэг, обвив ножкой тело Стива, в бешеном темпе стала расстёгивать его мундир. Лифтёр, заинтригованный происходящим, выглянул из ещё не закрытых створок лифта, но, увидев, что самое интересное переместилось в недоступную для обзора зону, с сожалением вздохнул и отправил кабинку по очередному вызову.
   Мэг разошлась. Покончив с кителем, она ловким движением распустила завязки на платье и предстала перед ошалевшим Стивом в чём мать родила. Схватив парня за воротник, она что есть силы потянула его к огромной, занимавшей почти половину комнаты кровати. Стив решил: если сейчас ничего не предпринять, то сопротивляться дальше не будет смысла. Мужское – оно всё равно своё возьмёт.
   – Мэг, секундочку! Я сейчас, – уворачиваясь от поцелуев, прошептал он, – только в туалет. Я быстро.
   Мэг зарычала:
   – А потерпеть можешь?
   – Нет, не могу. Я быстро, – осторожно взяв за плечи, он с трудом оторвал её руки от себя. – Ты разверни постель. Я мигом.
   Едва получив свободу, он стремглав выскочил из комнаты. Тяжело дыша, огляделся. Ванная комната и туалет были рядом, но они ему не нужны. Путь к отступлению был отрезан комнатой, где его дожидалась разгорячённая Мэгги. Хоть в шкафу прячься! Но это тоже не вариант. Хорош же он будет, когда она его там обнаружит! Крейсер раздуется от смеха! Остаётся только окно. Стив выглянул наружу, и сразу же ему почему-то стало плохо. Высота обалденная, но выхода нет – придётся лезть. Благо под окном проходит довольно широкий карниз.
   – Стив, милый, ты скоро?
   Это подстегнуло парня подобно удару хлыстом. Осторожно отворив окно, он выбрался наружу. Первый же порыв ветра заставил Стива развернуться лицом к стене. Мёртвой хваткой он вцепился пальцами в её шершавую поверхность. Вниз смотреть не хотелось. Осторожно ступая, шаг за шагом, он начал движение, моля бога, чтобы у Мэг как можно дольше сохранялось терпение. Но ясно одно: надолго его не хватит.
   «Мне конец! – сокрушался Стив. – Если Мэг расскажет о случившемся, то насмешками меня сживут со свету. Любовничек! Эк её раззадорило… Интересно, чем это нас опоили?»
   Первое же попавшееся по дороге окно никак не желало открываться. А чего он ожидал? Впереди, всего в десятке шагов, угол здания – надо его миновать. Если Мэг выглянет в эту минуту наружу – ему не уйти. Стратегия, мать твою!
   За поворотом, к радости Стива, показалась площадка стоянки аэротакси. До неё рукой подать, только бы не грохнуться на радостях! Он хотел посмотреть вниз, чтобы увидеть, сколько в случае чего придётся лететь, но сразу же отвернулся. Вниз смотреть перехотелось.
   «А, ведь я в стельку пьяный! – промелькнула в голове шальная мысль.
   – Странно, как влияет на организм чувство самосохранения! Даже в башке не шумит. Только во рту гадость. Где-то здесь, возможно, сейчас, меня дожидается байк. Только бы до него добраться! Проклятье, вот же меня угораздило… Если доберусь – найти его не составит труда. И валить отсюда. Валить как можно скорее. Неважно куда, лишь бы подальше от Мэг». Трудно представить её бешенство, когда она обнаружит его пропажу.
   От подобных мыслей Стива стошнило. Он знал, на что способна разъярённая Мэган. Доводилось уже видеть и не раз. Это было нечто!
   На площадку приземлился аэрокэб. Из него вышла парочка арианцев. Заметив приближавшегося по карнизу Стива, они замерли, раскрыв от изумления рты.
   Кэб – это отлично! Байк, конечно, лучше, но из-за того, что он под градусом, тот его не послушается.
   – Сэр, у вас всё в порядке? – очнувшись от шока, подал голос арианец. Его спутница молчала, только сильнее вцепилась в руку кавалера, соображая, какого дьявола этот землянин забыл на стене небоскрёба.
   Площадка была немного выше парапета, поэтому Стиву пришлось поднапрячься, чтобы взобраться на неё. Не мешкая, на четвереньках, шлёпая голыми ладошками о мраморный пол, он проследовал мимо застывших аборигенов, даже не удосужившись поднять в их сторону голову.
   – Кэб свободен? – для проформы уже издалека спросил он.
   В ответ оба утвердительно кивнули.
   – Спасибо, – Стив ввалился в прохладный салон. – Трогай! – прохрипел он.
   Девушка-арианка, подняв голову, что-то с улыбкой прошептала своему спутнику, с ехидцей кивая в его сторону. Только сейчас он вспомнил, что одет не по форме. Китель безвозвратно утерян – остался трофеем у Мэг. Но не беда, главное – что остался жив. Вот только надолго ли?
   Узнав конечный маршрут, кэб плавно закрыл двери и, убыстряясь, начал набирать высоту.

Глава 3

   Стив почесал затылок, когда минут через двадцать после его прибытия в «Голубую лагуну» на его комм было скинуто сообщение об очередной доставке.
   «Оперативно работают, черти!»
   Маловероятно, что другие отпускники окажутся более благопристойными и будут передвигаться только на служебной технике. Ни один компьютер не подпустит бойцов к машинам, будь они хоть немного подшофе. Но какой же тогда отпуск без расслабления, после семи месяцев аскетичного болтания в космосе?
   Он появился в баре всё ещё пьяный, злой, растрёпанный и явно желал, чтобы в этот момент к нему кто-нибудь прицепился. В этом заведении у него был свой личный столик. Больше разговоров разводить, каких трудов стоило ему заполучить его в личное пользование. Бар находится на самой окраине Нью-Кемпа, в его малоэтажном пригороде. Сюда не заглядывают туристы. Здесь вряд ли встретишь загулявшего землянина, и только одному богу известно, каким образом Стив смог сойти здесь за своего, а тем более бессрочно зарезервировать место в питейном заведении, предназначенном только для коренного населения Ари.
   Район Колоньо пользовался дурной репутацией.
   Войдя в бар и немного постояв у входа, чтобы глаза привыкли к царившему в этом месте сумраку, он смело направился в дальний угол сразу за барной стойкой и остановился перед столиком, где уже восседало несколько арианцев.
   На него не обратили внимания, словно он не существовал. Стив почувствовал удовлетворение от мысли, что это именно то, чего ему в данный момент сильно не хватает. Арианцы – по большей части молодёжь – шумно что-то обсуждали, отпивая крупными глотками пойло из бокалов, и, похоже, испытывали наслаждение от вида солдатика, шумно раздувавшего ноздри у их столика.
   На губах Стива расцвела злобная улыбка. Он уже сделал шаг, чтобы начать поучительную беседу, как тенью наперерез ему метнулся пропустивший его приход бармен. Жестом останавливая Стива, он склонился к молодёжи и о чём-то им быстро зашептал на родном языке.
   Арианцы бросили взгляды на Стива, согласно кивнули в ответ и дружно освободили для него его законное место.
   – Спасибо, Бирр, – проворчал разочарованный Стив, досадуя, что так мирно всё закончилось. Он ожидал большего.
   – Тебе спасибо, что подождал.
   Стив грузно сел за столик и огляделся. Бармен смёл со стола чужую посуду: – Лия скоро придёт, – опережая вопрос Стива, сообщил он. – Заказывать будешь, или как обычно?
   Стив кивнул, но непонятно: то ли он будет, то ли как обычно. Есть ему, а тем более пить уже не хотелось, но и сидеть в баре, не делая заказ, здесь не принято. Он поудобней откинулся в кресле и прикрыл глаза.
   Так захотелось вдруг покоя! Но только он их закрыл, как перед ним снова предстала голая Мэг. Стив содрогнулся.
   «Чёрт, вот же вляпался! – со злостью подумал он. – Свалить от такой девицы?» Объяснить подобное вряд ли кому возможно, только если ты не полный импотент. Но с этим у него всё в порядке. Нет. Всё равно не поймут.
   Конечно, можно было бы забыть про всё на свете и получить удовольствие по полной. Стив был не против, вот только если бы вместо Мэган оказалась другая девица, а так… Своего капрала он знал хорошо и допустить подобную ошибку было бы для него самоубийством. Мэг – это нечто. Она и так ему не даёт проходу. Трудно представить, что произойдёт, переспи он с ней. Тогда и крейсер покажется величиной со спичечную коробку. Укрыться будет негде.
   Стив тяжело вздохнул. Он нутром чувствовал, что это ещё не конец. Мэг сумасшедшая, но отвергнутая мужчиной – она сумасшедшая вдвойне.
   Ждать пришлось долго. Как ему этого ни хотелось, но всё же он выпил пару бокалов напитка, отдалённо напоминавшего земное пиво. На вкус дерьмо, хотя по мозгам бьёт крепко. Он прикрыл глаза, слушая местную музыку. Она у них какая-то странная. Не то чтобы режет слух, но в тоску вгоняет основательно. Под такую хочется завыть и врезать кому-нибудь по морде. Но здесь такое не пройдёт, поэтому так мало землян появляется в районе, где, несмотря на все блага цивилизации, царствуют первобытные законы Ари.
   Стив махнул бармену, чтобы он принёс ещё. Тот, в знак того, что заметил его просьбу, кивнул.
   По украдкой брошенным в его сторону взглядам можно было догадаться, что он по-прежнему остаётся чужим среди этой необычной и разношёрстной массы посетителей. Нигде не любят чужаков. И Стив не любил. Чужаки – это всегда какие-нибудь перемены. А кто их любит? Все любят, когда всё идёт своим чередом.
   Она появилась в баре, как дуновение лёгкого ветерка – тихое такое в знойное летнее утро. Прошла мимо, не заметив, обдав солёным запахом морского бриза. Перехватив её взгляд, бармен молча кивнул в его сторону. Она остановилась, медленно повернула голову – как всегда, проделала это легко и непринуждённо. Стив с волнением ожидал её ответного взгляда, в котором надеялся угадать, какие чувства вызовет у неё его появление.
   Боже, какие же у неё глаза! В них Стив тонул, забывая сделать живительный глоток кислорода. Проваливался, испытывая неописуемый восторг от их бездонной глубины, космической бесконечности, подсвеченной ореолом золотистого сияния. Её волосы – на этот раз фиолетовые – волнисто спадали на прикрытые тонкой блузкой плечи, подчёркивавшие точёность её фигуры, и Стив, как это всегда происходит при каждой их встрече, вновь потерял способность дышать.
   – Ау, Стив?
   Он не мог понять, что выражают её глаза. Удивление, радость или, быть может, грусть? Он попытался подняться, не думая, как это глупо выглядит со стороны. Но в бессилье опустился обратно, ожидая вердикта этого божественного создания.
   – Мастер-сержант? Стивен Хопкинс? – с удивлением, подчёркивая каждое слово произнесла она.
   Стив по-глупому кивнул головой и робко улыбнулся. Лёгкой походкой, словно паря над землёй, она подошла к его столику. Отодвинула кресло и села. Напротив.
   – Привет.
   – Привет.
   Она долго и вопросительно глядела в его лицо, а он молчал, не зная, с чего начать. Как долго он пытался попасть сюда, в это место, чтобы вновь оказаться с ней рядом! Вот, как сейчас.
   – Давно ты прилетел?
   Он отрицательно покачал головой.
   – Я думала, ты про меня забудешь, сержант Стивен Хопкинс, – её голосок звучал по-детски, слегка картавя, с лёгкой примесью акцента – едва заметного и нисколько не портящего мелодичное звучание речи.
   Ему это казалось даже милым.
   – Разве я мог забыть про тебя? – тихо ответил он.
   Она улыбнулась – едва заметно, только уголками губ. Но мимолётная улыбка исчезла, а на смену ей пришло выражение обиды. Носик капризно слегка сморщился.
   – Но я же тебя просила!
   – Как я мог? Ты в своём уме?!
   Это была их извечная проблема. Сколько раз они обсуждали этот вопрос, приходили к единому мнению, но стоило только им разлучиться, как всё возвращалось в многократно увеличенных масштабах. Их тянуло друг к другу и одновременно отталкивало, колеблясь на невидимых весах в одну или же иную сторону. Что это было – подсознательное влечение двух генетически схожих, но разных по происхождению существ? Или, быть может, нечто большее, чем простое влечение тел?
   Ни Стив, ни она не знали. Но это же чувство разделяло их, толкая в разных направлениях, словно полюса одного магнита.
   На неё искоса смотрели свои. На него также. Они ничего не могли с этим поделать. Вновь и вновь украдкой встречались, а после всё повторялось опять.
   – Ты надолго? – спросила она.
   – Не знаю.
   В её глазах удивление. Подозрительность.
   – Может, на несколько дней, – добавил он. – Во всяком случае, не меньше. – Он улыбнулся. – Ты рада?
   Она пожала плечами – не знала, что ему ответить. Конечно же, она рада, но как ему всё объяснить? Кажется, их разговор будет повторяться вновь и вновь, по кругу. Она сменила тему, оставив вопрос без ответа.
   – Как давно прилетел?
   – Утром, – Стив нахмурился, вспомнив произошедшее. – Посидел немного с ребятами и сразу к тебе. А ты… ты когда освободишься?
   Она глянула на запястье, где у неё слабо светился коммуникатор.
   – Ещё три часа – пока не придёт Эльза, – она оглянулась, ища глазами бармена. – Но я думаю, Бирр без меня управится. – Она помахала тому рукой, привлекая внимание: – Бирр! Ты без меня справишься?
   Бармен благосклонно махнул в её сторону рукой. Клиентов в баре было немного. Основной наплыв будет вечером, когда спадёт жара.
   Они сидели, склонившись друг к другу, шепча слова и вслушиваясь в ответы. Им было хорошо. Хотя что здесь хорошего? Их окружали взгляды. Иные равнодушные, иные любопытные, но чаще недоумённые, с толикой брезгливости. От этого никуда не денешься – чужаков не любят нигде.
   – Пойдём отсюда? – предложил Стив.
   Она едва заметно кивнула головой:
   – Куда?
   – Куда хочешь. Можем в «Оазис». Там мы точно останемся одни. Девушка улыбнулась:
   – Ты сегодня богат? – спросила она.
   – Я всегда богат. У меня есть ты.
   – Пойдём.
   Они поднялись. Он хотел ей помочь выйти из-за стола, но она одёрнула руку, стрельнув на него глазами. Здесь так не принято. Пока выходили, он вызвал аэрокэб, досадуя, что не может воспользоваться своим транспортом. Но сам виноват – не стоило пить.
   У выхода она оглянулась на него:
   – Когда же ты меня прокатишь на своём байке?
   Стив пожал плечами:
   – Наверно, когда буду не в отпуске.
   – Значит, никогда, – она вздохнула.
   – Почему же? Этот отпуск у меня бессрочный, так что возможность обязательно выпадет.
   У выхода плавно опустилось такси. Приветливо распахнулись двери. Он жестом пригласил её вперёд.
   – Ты сегодня сама галантность! – девушка хихикнула. – К чему бы это? Ты словно стараешься загладить вину. Может, ты мне изменял? Там… – Она неопределённо кивнула на небо. – Признавайся! Наверно, спутался там с какой-нибудь прекрасной земляночкой?
   – Скажешь тоже! – от её слов Стив едва не поперхнулся.
   Девушка недоверчиво, долгим взглядом посмотрела ему в глаза. Затем пригнулась и села в кэб. Стив, кряхтя, разместился рядом. Его слегка покачивало. Но ничего. Скоро он примет освежающий душ, быть может, выпьет какую-нибудь микстуру – и всё придёт в норму.
   Такси набирало высоту. Пара минут – и оно плавно влилось в общий поток, полноводной рекой текущий в сторону центра мегаполиса.
   Вроде бы середина дня, самый пик жары, но несмотря на это, поток путешествующих нисколько не убывал. Сколько раз Стив бывал в Нью-Кемпе, и этот факт всегда его удивлял. Он, конечно, слышал про часы пик, но в этом городе час пик, кажется, длится все двадцать четыре часа.
   Из-за коробок небоскрёбов, стремительно вращаясь, величественно выплывал один из спутников Ари – Торосс. Ничем не примечательная глыба. Выглядит довольно красиво. Стив кивнул в его сторону головой. Девушка непонимающе покачала своей.
   Чтобы преодолеть частокол высотных зданий, такси всё круче набирало высоту. Конечно, можно было бы пролететь между ними, но сейчас там сплошные пробки. Автопилот принял верное решение. С такой высоты город лежал как на ладони.
   Мегаотель «Оазис» скрывался в глубине элитных застроек, среди теней причудливых сооружений. Вот уж где проявилась вся полнота фантазии неизвестного зодчего! Отсюда он больше походил на гигантский и очень искусно обработанный бриллиант, ослепительно сверкавший гаммой цветовых оттенков в лучах яркого Эпсилона.
   У Стива захватило дух, когда в поле зрения появилось это здание. В необычной форме – разрезанного пополам бильярдного шара с отполированными гранями, слепящими глаза. Он положил руку на ладонь девушки и слабо её пожал.
   – Ты уже бывала здесь? – спросил он.
   Она округлила глаза:
   – Ты с ума сошёл – откуда у меня такие деньги?
   Он довольно ухмыльнулся. Ещё бы! Сутки в этом заведении стоят почти половину его годового заработка, но если посмотреть с другой стороны, на что ему тратить деньги? Так будет хоть какое-то воспоминание.
   – Ты уверен, что это тебе по карману? Там обслуга, даже из землян? – недоверчиво спросила Лия.
   Стив пожал плечами:
   – Не бойся. Не выгонят, – ответил он.
   Кэб перестраивался, занимая менее скоростные полосы. Высота полёта стала убывать. Уже по бокам машины, заслоняя свет Эпсилона, начали мелькать гигантские конструкции из стекла и бетона. Здания просто поражали своими формами, удивляли необычными материалами отделки и безмерной творческой фантазией строителей. Никаких тебе кубов или конусов! Везде, куда бы ни падал взгляд, в небо плавными обводами, словно крылья взлетающих птиц, смотрели невероятные творения. А между ними, на разных высотах и в различных направлениях, как мошкара, кружит транспорт. Лия тронула Стива за руку:
   – Мне что-то не по себе, – сказала она.
   Стив ничего не ответил. Он только ободряюще потрепал её за плечо.
   Она прижалась щекой к его ладони и виновато заглянула ему в глаза.
   – Нет, честно. Мне начинает казаться, что твоя идея действительно плохая. Может, поедем куда-нибудь в другое место? Правда… Мне здесь будет неуютно.
   – Почему?
   Девушка ненадолго замолчала. Обдумывала ответ.
   – Ты же сам знаешь, – наконец произнесла она. – Оазис не то место, где рады видеть арианцев. У меня мороз по коже, когда представлю, как они будут на меня смотреть!
   – Не выдумывай, – Стив не собирался уступать. Если он что задумал, то обязательно доведёт дело до конца. Впрочем, он разделял опасения девушки.
   Так уж сложилось, что на Ари, ещё со времён открытия планеты землянами, отношения между ними и аборигенами были подчёркнуто натянутыми. Нет, никаких военных конфликтов не происходило. Существование обоих цивилизаций со стороны выглядело довольно благопристойным. Но на самом же деле невидимая черта их разделяла. Быть может, уклад жизни или обычаи коренных жителей были тому причиной. Но два разумных вида чувствовали себя не совсем комфортно при более близком контакте между собой. Или же бросавшееся в глаза отличие арианских мужчин от земных подвигало землян с опаской поглядывать в их сторону. Тем не менее эти причины имели место, и две культуры, хоть и существовали бок о бок, всё же держались друг от друга особнячком. Стив об этом знал, но не собирался идти на поводу у глупых предрассудков. Во всяком случае, он платит за всё. Потерпят! Как-никак, деньги есть деньги, и ему плевать, к какому из миров кто принадлежит.
   – Поздно, – сообщил Стив, наблюдая через прозрачную перегородку кэба, как он опускается на парковку.
   Лия обречённо вздохнула.

Глава 4

   На удивление, это место оказалось не столь многолюдным, как они его представляли изначально. Парковка почти пустынна. Только несколько крутых авто терпеливо дожидаются загулявших хозяев, жарясь под палящими лучами сиявшего над головой Эпсилона. К слову сказать, очень крутых авто.
   Их не встречал никто. Скорее всего, приняли за обыкновенных зевак, которых в городе шляется хоть пруд пруди. Такие понаприедут, понаснимаются на фоне диковинного отеля и умчатся по своим делам в менее дорогие места, где цены не так ощутимо ударят по их скромному бюджету. Настоящие же клиенты появляются здесь на более помпезных видах транспорта, а иногда и в сопровождении личной охраны.
   Стив ухмыльнулся. Он представил вытянутые от удивления лица обслуживающего персонала, едва только они войдут в вестибюль под ручку. Закажут самый респектабельный номер, какой у них есть. И надо обязательно сделать селфи, чтоб все подохли от зависти! Блин, такой случай выпадает раз в жизни! Впрочем, нет. Такой – не выпадает никогда.
   Пискнул на руке комм, сообщая, что заявка принята и теперь они без проблем могут проникнуть за охранную зону. А так бы фиг их сюда пустили! Он боялся даже посмотреть, во что ему обошлась такая привилегия. Хотя, если быть до конца откровенным, ему на это было наплевать.
   Мелодично разошлись в стороны стеклянные, далеко не прозрачные двери. В лица пахнуло прохладой, несущей в себе невиданный аромат экзотической растительности и чего-то ещё, что вот так, с первого раза, даже не определишь. У входа дожидался портье. Ну надо же! Как на картинке! Молоденький парнишка в серенькой строгой униформе. Он приветливо улыбался всем посетителям хорошо поставленной для подобных случаев улыбкой. Но она медленно сползла с его лица, когда ему удалось разглядеть, кто на этот раз будет его клиентом.
   Видя его замешательство, Стив вежливо отодвинул парнишку в сторону, пропуская даму вперёд. Лия виновато улыбнулась и, опустив голову, быстренько скользнула в холл, не поднимая глаз.
   Играла тихая музыка. Где-то высоко, среди ветвей исполинского дерева, росшего прямо посередине здания, щебетала невидимая пичуга. Она заливалась на все лады тоненькой трелью, далеко разносившейся среди лиан, усыпанных красивейшими по форме и расцветке цветами. Лианы толстыми змеями сползали откуда-то с невидимой кроны, остановив своё падение почти над самыми головами Стивена и Лии, застывших в изумлении с раскрытыми ртами.
   Опомнились они, только когда парнишка осторожно кашлянул им в спины. Консьерж ждал. Он приветливо, словно старому знакомому, улыбнулся Стиву. Бросил мимолётный, беспристрастный взгляд на девушку. Стивену показалось, что в нём присутствовала некая брезгливость. Впрочем, чему удивляться? Арианки часто навещали это заведение, но только в качестве эскорта. Отсюда и подобное отношение. Лия передёрнула плечами и зябко поёжилась.
   Позади снова мелодично прозвучали раскрывавшиеся створки. Они оглянулись. Случайно зашедший сюда арианец удивлённо присвистнул, озираясь по сторонам. Портье немедленно к нему подскочил и оттеснил обратно к выходу, тараторя что-то без запинки на чистейшем арианском языке. Вероятно, успел поднатореть на такой службе.
   – Прошу прощения, господа, – произнёс консьерж, пожимая плечами. – Такое иногда случается. М-м-м-да… Вы, как я вижу, без багажа? Ваш номер уже подготовлен. Пьер вас проводит. Что будете заказывать?
   Стивен растерянно посмотрел на девушку. Она неопределённо пожала плечами. Ещё бы им знать названия этих самых напитков! Строить из себя богачей не имело смысла. Здешнюю публику не проведёшь.
   Поэтому Стив ответил:
   – Не знаю. Мы потом закажем.
   Портье по имени Пьер уже стоял за их спинами. Лия кивнула ему, чтобы он указывал дорогу. Они взялись за руки, чувствуя поддержку друг друга, и смело шагнули вперёд. Чудеса для них только начинались.
   Вопреки ожиданию, Пьер прямиком направился к густой стене из растительности, закрывавшей почти половину холла. Легко раздвинув рукой податливые стволы, сплошь усыпанные листьями и цветами, жестом пригласил их пройти следом. Лия и Стив прошли.
   Сразу за живой оградой их ожидала огромная платформа, где, как и положено, была установлена кровать таких внушительных размеров, что она вполне могла служить посадочным местом для небольшого космического корабля. Впрочем, всё остальное также поражало их воображение, придавая этому, казалось бы, невзрачному на первый взгляд месту видимость домашнего уюта. Лия и Стив робко ступили на искусно вырезанную из пород драгоценного дерева основу платформы. Пьер остался стоять в стороне, наблюдая за их впечатлениями.
   – Будут какие пожелания? – спросил он.
   Стив мог поклясться, что этот молокосос таит в себе недвусмысленную ухмылку. Но не бить же ему, в самом деле, морду только за то, что он сам себе успел нафантазировать! Платформа слабо качнулась. Плавно начала подъём, влекомая в неведомую высоту скрытыми от глаз портативными антигравами.
   От неожиданности Лия ахнула, крепко вцепившись в руку Стива. Тот улыбнулся, явно довольный произведённым впечатлением. Девушка отпустила его руку и осторожно подошла к краю, чтобы заглянуть вниз, но упёрлась в невидимую упругую стену, защищавшую клиентов от неосторожных действий.
   – Здорово! – с выдохом произнесла она.
   – Обалдеть! – подтвердил Стив.
   Он устало присел на край кровати и откинулся на спину, закрывая глаза. Платформа (а правильнее сказать – их номер) плавно скользила между деревьев, каким-то чудом едва не задевая их своими краями. Или же, может быть, деревья специально расступались, освобождая пространство для её передвижения? Кто знает? Никто из них раньше с подобным не сталкивался.
   Лия подошла к нему и робко присела рядом. Стив, приоткрыв один глаз, посмотрел на неё и нежно привлёк к себе, потянув за руку. Девушка не сопротивлялась. Ответила на поцелуй со всей страстью, на которую способны только истинные арианки. Он гладил её волосы, смотрел в глаза и целовал, целовал, целовал… Их дыхание стало глубоким, прерывистым и горячим. Стив почувствовал, что ему вновь катастрофически не хватает воздуха.
   Лия опоясала ножкой его тело, и Стив почувствовал, что окончательно приплыл. Она лежала на его груди, зарывшись носиком в его шею, грея её жаром дыхания, и только изредка поднимала голову, чтобы ответить на его новый нежный поцелуй.
   Он осторожно, словно боялся спугнуть дикую лань, стал медленно стягивать с неё блузку. Лия вздрогнула. Застыла. Приподняла голову, убирая упавшие на глаза волосы.
   – Мне надо в душ, – сообщила она.
   Стив мысленно чертыхнулся. Бережно убрал с груди ногу девушки и огляделся по сторонам:
   «Как же ты невовремя! Чёрт, ещё бы знать, где он находится!» – Стив обескураженно повертел в воздухе рукой.
   – Ты знаешь, где он здесь может быть? – вслух спросил он.
   – Издеваешься?
   Никакого намёка на душ в номере не было. Они оба ещё никогда не сталкивались с подобной дилеммой и теперь понимали: порой даже самая высокосортная крутизна имеет, в принципе, свои минусы.
   Лия встала, прошлась по всему периметру, надеясь таким образом обнаружить немаловажную часть любого, даже самого захудалого номера отеля. Таинственный душ обнаружен не был. Её взгляд остановился на местном коммуникаторе, чьи огоньки призывно светились в полумраке, невольно навевая на зарождавшиеся вопросы.
   – Спросим? – предложила она.
   Как этого ни хотелось Стиву, но он был вынужден согласиться. Девушка подошла к комму и, проведя над ним рукой, потребовала объяснений. Господи, да они точно над ними издеваются! Стив твёрдо решил, что когда всё закончится, он обязательно их отблагодарит парой внушительных подзатыльников. Будет им тогда этикет! Терпение его лопнуло, когда консьерж в очередной раз издевательским тоном произнёс: «А разве вы не знаете?».
   Он рывком поднялся с кровати, но Лия его сдержала. С горем пополам душ был обнаружен – небольшой кружочек с левой стороны платформы, автоматически загораживающийся силовым полем, непроницаемым для любопытных посторонних взглядов.
   Уходя, девушка внимательно посмотрела на своего кавалера, на его осоловелые от бурно проведённого дня глаза. Скептически поцокала язычком.
   – Надеюсь, ты не уснёшь, милый? – с лёгкой ироничной улыбкой спросила она. – Я быстренько. Ау-у-у?
   Стивен интенсивно закивал головой, но стоило ей только скрыться за непрозрачным аморфным силовым полем, как он со вздохом повалился обратно на кровать. Она просто притягивала его, да так, что он даже не подозревал. Наверное, даже больше, чем сама девушка.
   – Милый, не спи-и-и… – снова донёсся до него сквозь дрёму манящий девичий голосок.
   Стив блаженно улыбнулся и плотно сомкнул глаза. Дрёма накатывала на него сама по себе, вопреки всем его желаниям. Наверно, он так бы и уснул, не верни его в реальность вибрация комма на руке. Он бы с удовольствием не отвечал, но вызывавший оказался настойчивым человеком. Стив опасался, что это может оказаться Мэг, но бог миловал, хотя что лучше – можно поспорить.
   Его вызывал Крейг. Стив застонал. Ему так не хотелось в этот момент выслушивать очередную гипотезу лейтенанта, и будь у него такая возможность, он бы выбросил комм прямо с этой платформы! К сожалению, таковой у него не было. Комм являлся единым целым с его организмом. Его составной частью.
   Крейг звонил, а Стив ждал, когда ему это надоест. По-видимому, сдвиг по фазе придал индивидуальности лейтенанта ещё одну характерную черту – умение ждать. Чего, к сожалению, у Стива не было и в помине. Терпение лопнуло. Стив ответил:
   – Чего тебе, Крейг? – он попытался придать голосу как можно больше выразительности, чтобы тот наконец понял, как же он ему помешал. Но с того – как с гуся вода. Волосы взъерошены, глаза блестят, а руки, кажется, на этот раз трясутся ещё сильнее.
   – Ты должен был сразу ответить! – обиженно произнёс лейтенант, нисколько не обращая внимания на тон друга. – Ты знаешь, скольких трудов мне стоило, чтобы до тебя дозвониться?
   – Ага. Представить мой номер.
   – Ты не понимаешь! Эта линия защищена. Я обошёл все отслеживающие программы, сектора безопасности. Ты думаешь, это просто? Две минуты разговора – и нас засекут. А потом…
   – Ты уже потерял половину, – лаконично произнёс Стив. – Будешь и дальше трепаться или перейдёшь к делу? Между прочим, ты мне весь кайф обломал! – он подозрительно покосился в сторону душа, где плескалась Лия.
   Крейг прищурился, словно видел то, куда смотрел Стив. Вздохнул и понимающе кивнул головой.
   – Извини, – сказал он. – Тогда тебе точно придётся поторопиться. События развиваются слишком стремительно. Я уже не знаю, насколько долго может продлиться твой отпуск. Проклятье: ищейки безопасности ввели режим тишины! Боюсь, это наш последний с тобою сеанс.
   Сон как рукой сняло. Стив нахмурился, развернулся спиной к душу, откуда внезапно могла появиться Лия, и, приглушив голос, тихо спросил:
   – Что, настолько всё серьёзно?
   – Ещё бы!
   Крейг оглянулся. Видно, что в данный момент он находится где-то в машинном отделении, куда по старой привычке привык забиваться ради своей конспирации. А, что? Он до сих пор жив. И с этим уже не поспоришь. Стив даже слышал, как работают непонятные механизмы.
   – Пару часов назад десантный транспорт «Атлант» вышел на орбиту Ари, – внезапно сообщил Крейг. – Ещё поговаривают, ожидается прибытие авианесущего линкора изериранцев. Это настоящие бесовы дети.
   – Я с ними встречался, – сказал Стив. – Зачем они здесь? На Ари нет армии?
   – Понятия не имею, – Крейг пожал плечами. – Может, я действительно нагнетаю. Такое скопление вооружённых сил не имеет никакого смысла.
   – А если Ари служит как отправная точка? – сделал предположение Стив. – Допустим. Все собираются в одной точке и оттуда стартуют уже в заданный квадрат галактики? Как тебе это?
   – Ничего глупее не слышал! – Крейг, как всегда, был категоричен. – Собираться на низких орбитах массивной планеты… Ты вообще представляешь принцип скачковых перелётов? Если не знаешь, что сказать, лучше молчи. Не будешь выглядеть глупым.
   – Не хами! Меня больше стрелять учили.
   – Вот и я о том же, – Крейг по новой взъерошил голову. – Короче. Готовится что-то очень масштабное. Что именно, я не знаю. Узнаю – попробую сообщить. – Лейтенант судорожно вздохнул. – Ты там поосторожней со своей дамой! Наши просто так ничего не затевают. Есть у меня одна задумка: если она выгорит, я смогу с тобой держать связь постоянно. Но ты на это сильно не надейся.
   – Милый? Ты не спишь?
   Стив вздрогнул, оглянулся. Из душа показалась посвежевшая Лия.
   – Всё, пока, – успел прошептать он. – Если что будет новое – сообщи…
   – Пока.
   Крейг отключился.
   – С кем ты там шепчешься?
   – Иди ко мне, кошечка, – разворачиваясь к ней всем корпусом и стараясь придать голосу беззаботный тон, произнёс Стив. Он протянул к ней руки, поманил пальцами: – Кис-кис-кис! Лапочка, я без тебя половину подушки сжевал, пока дожидался.
   Лия оставалась стоять у душа. Что-то в ней было не то. Завёрнутая в полотенце, глаза мокрые, но… Стиву показалось, что это вовсе не из-за душа. Он внимательнее присмотрелся к девушке. Нет. Точно не из-за душа. Улыбка сползла с лица.
   – Что случилось, милая?
   Она отвела взгляд в сторону. С мольбой сложила на груди руки. Попыталась изобразить жалкое подобие виноватости:
   – Мне очень жаль, Стиви. Нет, правда. Ты не представляешь, как мне жаль! Ты же так старался сделать мне приятное! Прости.
   Она ещё никогда не называла его Стиви. Что-то новенькое! Он ничего не понимал. Явно что-то произошло. Но что может произойти в душе за какие-то четыре минуты? Он ждал.
   Лия босиком, на цыпочках, оставляя за собой на полу мокрые следы, подошла к парню и присела на краешек кровати. Положила ему на плечо руку:
   – Прости, Стив, мне так жаль. Ты бы знал, как мне приятно находиться здесь, рядом с тобой! Это был бы самый счастливый день в моей жизни. Но, Стив, пойми меня правильно: мне надо уехать. Срочно.
   У Стива перехватило дыхание. Такого он точно не ожидал. Всё что угодно. Вторжения. Извержения вулкана. Пусть даже прямо посреди этого отеля. Но вот так… Он отрицательно покачал головой:
   – Ты не можешь… – прошептал он. – Я тебя обидел?
   – Нет, Стив. Ты тут ни при чём, – она погладила его пальцами по щеке, на которой, к сожалению, уже появилась трёхдневная щетина. – Мне только что сообщили… моя мама умирает.
   Девушка сжала в кулак его рубашку, которую он так и не удосужился поменять, не замечая, что острыми коготками царапает его тело, оставляя на нём красные полосы. С лёгким всхлипом зарылась ему в шею лицом, а он чувствовал, как на тело капают её горячие слёзы.
   – Мне надо уехать. Прости, Стив. Правда, мне этого не хочется!
   Стив опешил. Он даже не знал, что ей ответить. Всё так неожиданно! Без всякой подготовки. И вообще… Всё происходящее с ним за последнее время он начинает воспринимать как череду сплошных неудач. Как вообще такое возможно?
   – Хорошо, – после паузы ответил он. – А я? Что теперь делать мне? Мне жаль твою маму. Прости. Но я не могу понять. Насколько я знаю, она ещё молода. Что произошло?
   Лия подняла голову и посмотрела мокрыми от слёз глазами ему в лицо.
   – Ты же знаешь: мы не совсем такие, как вы, – ответила она. Девушка слегка отстранилась, чтобы удобнее на него смотреть. – Женщины Ари на протяжении жизни остаются молодыми, – пояснила Лия. – Только когда наступает конец, когда возможности организма окончательно исчерпаны, мы угасаем в течение всего одного месяца. Для вас это странно, правда? Я не знала, что с ней такое случится сейчас. Никто из нас не знал. Это приходит внезапно… Я до сих пор не могу поверить…
   Стив поднялся с кровати и быстро заходил по платформе. Вокруг щебетали птицы, медленно проплывали ослепительно красивые цветы, раскрывавшие бутоны при приближении их номера к ним, а у него на душе царил мрак.
   – Проклятье! – прошептал он сквозь зубы. Быстро глянул в сторону сидевшей на кровати девушки. – Извини. Вырвалось.
   Девушка понимающе кивнула. Она сидела, поджав под себя ноги, и смотрела на могучего землянина, расхаживавшего по номеру, жалея одновременно и себя, и его.
   – Значит, ты уезжаешь на целый месяц? – то ли спросил, то ли сделал вывод он. Она молчала. – Я не знаю, что тебе сказать. Всё так неожиданно… Раз надо…
   – Это не всё, – неожиданно перебила она. Плотнее запахнув полотенце, Лия также поднялась с кровати и, осторожно ступая, подошла к нему вплотную. Подняла голову и, заглядывая ему в глаза, сообщила: – Ты должен поехать со мной.
   Стив вздрогнул. Отступил на шаг назад. Девушка осталась стоять на месте, испытывающе глядя на него. Сказать, что Стив был обескуражен, значит ничего не сказать. Хоть и не часто Стив проводил время на Ари, но он знал достаточно. Арианцы живут в их городах, питаются одной с ними пищей, но никогда… Никогда ещё он не слышал, чтобы они допускали землян в свои поселения! Мало того: никто не знает, где они вообще находятся.
   От неожиданного предложения Стив отступил на ещё один шаг и почти рефлекторно растрепал рукой волосы.
   – Ты серьёзно? – спросил он.
   Люди Ари приходят из джунглей. Это знают все. Нет, не те, кто ассимилировался с землянами в их городах. Другие. Для кого потом приходится составлять учётные записи, открывать счета и ещё многое из того, что так необходимо для повседневной жизни. Они другие. И мать Лии тоже другая. Она уже как-то вскользь упоминала об этом.
   – Очень серьёзно, – ответила девушка.
   Стив с шумом выдохнул воздух. Опять провёл рукой по волосам, а на его губах появилась растерянная улыбка:
   – Чёрт, я к этому абсолютно не готов, – с трудом произнёс он, сглатывая комок. – Это так неожиданно! Ты думаешь, моё появление будет уместно?
   – Более чем. Мама сама просила об этом.
   – Что?! – Стив вздрогнул. – Ты говорила ей обо мне?
   – Для тебя это так важно?
   – Нет, но…
   – Успокойся, – Лия сделала шаг навстречу. Создавалось впечатление, что она загоняет его в угол, заставляя принять единственно верное решение. Во всяком случае, со стороны всё выглядело именно так. – Я ничего не говорила о тебе.
   – Тогда откуда она обо мне знает?
   Лия пожала плечами:
   – Не знаю. Она особенная. Она знает всё. – Девушка сделала ещё шаг и прижалась к его груди. – Так ты едешь со мной? – спросила она.
   Стив кивнул. Она этого не видела, но, несомненно, поняла всё без слов.

Глава 5

   Стивен этому не удивился. В том, что его машина перемещается вслед за ним, не было ничего удивительного. Удивляло только то, что ему перестали слать оповещения. Обычная процедура. Перемещаешься, следом байк, и после, почти сразу, приходит оповещение о транспортировке. Так положено у военных. Всегда.
   Лия с восхищением обошла машину вокруг. Она раньше её не видела. С виду ничего особенного – байк как байк. Правда, ничего общего с теми аппаратами, которые использовали в допотопные времена земляне, у него не было. Но Стива это устраивало и так. Вместо грубого, вонявшего нефтью механизма он теперь представлял из себя изящную каплевидную машину, отлично вооружённую и достигавшую скорости, от которой те люди, наверное, с ума бы сошли.
   Стив робко подошёл к аппарату. Он парил над пластбетоном, блестя чёрным отполированным покрытием, отражавшим его в немного искажённой форме.
   «Сработает или не сработает?» – вот вопрос, который волновал Стива в данное время больше всего.
   Только что он потряс за грудки перепуганного консьержа, чтобы тот выложил из-под полы спрятанную у того неизменную контрабанду. Кто думает, что в таких благопристойных заведениях ею не приторговывают, тот глубоко ошибается. Ею торгуют везде. Консьерж, правда, немного посопротивлялся, но недолго, и в конце концов выложил на стол так нужный Стиву антиполицай.
   Конечно, дорожная полиция – это одно, но бортовая ИС, то есть интеллектуальная система, – это нечто совершенно иное. Её просто так, не обманешь.
   Видя его нерешительность, Лия вопросительно кивнула головой.
   – Ты чего? Можешь даже не надеяться. На такси мы туда не доберёмся, – заблаговременно сообщила она, предвидя его очередную попытку отвертеться. – Действуй же, мужчина!
   От её слов Стива передёрнуло.
   «С богом!» – мысленно прошептал он и сделал нерешительный шаг вперёд, подумав: ещё никогда он не ездил на боевом байке подшофе.
   Вытянул руку с браслетом коммуникатора, ожидая сканирования и подтверждения его личности. Лоб покрылся испариной. Стива даже удивило, почему он так сильно волнуется. Ничего особенного. Ну, подумаешь, откажет в доступе – что здесь такого?
   Прозрачная броня, прикрывавшая корпус машины, дрогнула, и Стив смог с облегчением вздохнуть. Байк благосклонно пропускал его в салон.
   Лия весело рассмеялась:
   – Вот видишь, ничего страшного!
   Она словно издевалась над его страхами. Ей-то что? Стив одёрнул свои мысли, вспомнив про её мать.
   – Располагайся, – буркнул он, залезая внутрь. – В твоём распоряжении заднее сиденье. Ничего не трогай.
   – А можно, я рядышком? Я не буду на кнопочки нажимать.
   Он оставался по-прежнему серьёзным. Помня, что он только что едва не оказался в конфузе, Стив не мог выдавить из себя даже улыбки. Оглянувшись, он с сожалением посмотрел на всё ещё раскрытые створки входа в отель. Из них выглядывали любопытные лица портье и полуголых арианок, увешанных гирляндами цветов и, вероятно, встречавших какого-то очень важного гостя.
   – Нет, – хмуро отозвался он. – Нельзя. ИС не допустит. Она у меня строптивая, с гонором. Лучше её не злить.
   Салон у байка, несмотря на свою малогабаритность, был относительно просторным. Два ряда кресел по два места. Прохладно, мягко и уютно.
   По краям кресел – виртуальные панели управления. В данный момент, конечно же, не активированные. И к бабушке не ходи, чтобы догадаться, что раньше эти места занимали Мэг, Матиста и Тони Брамс – специалист, какого ещё поискать во всей армии. Стив на своём месте, а Мэг, конечно же, всегда находилась рядом. Хрен ты её выгонишь с этого места! Стив со вздохом оглянулся на Лию, которая с трудом, придерживая рукой коротенькую юбчонку, залезала в салон.
   – Что щеришься? – перехватив его взгляд, проворчала она.
   – Нравится.
   – Рули уже.
   Броня с мягким шелестом заняла своё место над их головами. Зажглись проекционные экраны внешнего обзора. Здорово! Словно никакой преграды не существует. Всё предельно ясно и чётко. С тихим свистом байк приподнялся над землёй, развернулся на тридцать градусов и плавно начал набирать высоту. Свист скорее служил как аудиооповещение мощности двигателя, нежели побочным эффектом от их работы. Лия с восторгом озиралась по сторонам, склонившись вперёд настолько, что едва не касалась губами затылка Стива. Она блистала счастливой улыбкой. Наконец-то сбылась её давняя мечта!
   Он оглянулся.
   – Так и будешь дышать мне в ухо? – спросил он. Девушка утвердительно кивнула головой.
   Его руки висели в воздухе, поддерживаемые силовым полем над виртуальной панелью управления. Пальцы едва шевелились, направляя машину в нужную сторону света. На высоте примерно пятисот метров она зависла, а Стив вполоборота повернулся к девушке и спросил:
   – Куда дальше?
   Она указала рукой в сторону одного из потоков, по которому непрерывно двигались от города тысячи машин.
   – Примерно туда, – неопределённо ответила она, но, заметив, что Стив остался недоволен координатами, неловко пояснила: – Я не могу дать тебе точное направление. Если бы всё было так просто! Лети туда, и всё.
   – Лия снова ткнула пальцем в место, куда Стиву, по её мнению, нужно лететь.
   Стив издал звук, похожий на рычание.
   – Нет, так дело не пойдёт! – решительно заявил он. – Ангелочек, ты не против, если она займёт кресло рядом со мной? – обратился он, куда-то в пустоту.
   – С кем ты там шепчешься?
   – Молчи, я разговариваю с ИС.
   Девушка посмотрела на него, как на сумасшедшего.
   – А-а-а…. – протянула она.
   – Спасибо… – Стив вновь развернулся к Лии. – Садись, – сказал он, хлопая ладонью по соседнему сиденью. – ИС дала добро. Будешь указывать дорогу. И почему нельзя просто, дать координаты? Что вы всё время темните? Для чего?
   – Тебе не понять. – Лия ловко перебралась на место рядом с ним. – Как управлять этой штукой?
   – Вот ещё! Сиди и не рыпайся. Твой номер второй, только указывай дорогу. И когда ты умудряешься менять цвет волос? – Стив спросил это таким тоном, словно перед ним сидела прокажённая.
   Лия усмехнулась, тряхнула головой:
   – Чем тебе не нравится мой цвет?
   Стив пожал плечами, с опаской глядя на её голову. Волосы девушки переливались сполохами алого пламени и грозили поджечь салон.
   – Да так. Не спали здесь что-нибудь!
   Мимо, пронёсся точно такой же байк, как и тот, в котором передвигались они. Резко бросив машину в сторону, Стив заорал: – Нет, ты видала ублюдка? Он же нас подрезал.
   – А ты чего хотел? – отозвалась арианка. – Чтобы тебе всегда уступали дорогу? Тогда включай код 716 и двигайся, как положено настоящим мужчинам – без правил. Не будь лузером!
   – Откуда ты только всё знаешь? – проворчал Стив, с интересом глядя на неё. Её осведомлённость начинала его беспокоить.
   Лия ничего не ответила. Только тряхнула огненной шевелюрой и презрительно фыркнула. В её красивой голове хранилось ещё множество тайн, о которых ему не положено знать.
   Наплевав на правила, Стив направил машину между двумя потоками, двигавшимися в различных направлениях. Сразу же откуда-то сверху, включив проблесковые маячки и завывая сиреной, вынырнул полицейский аэромобиль. Крякнув, он резво бросился им наперерез, но, вероятно, уловив код, исходивший от байка, резко притормозил и поспешил ретироваться, явно не желая связываться с Федеральными Вооружёнными Силами. А что? С ними связываться – себе дороже!
   Отсюда, с довольно приличной высоты, Стив наконец мог увидеть океан. Тот словно пылал в лучах заходившего за горизонт Эпсилона. По его бесконечной глади мерно бежали белые барашки гребней волн. Через них, переваливаясь, стремились возвратиться к берегу до наступления ночи многочисленные яхты с туристическими экскурсиями.
   Несколько прибрежных островков, подобно зелёным вкраплениям в голубую гладь, чётко выделялись на фоне огненных от заката вод, неся на своих спинах осколки оазисов, окружавших океан джунглей.
   Пригороды Нью-Кемпа давно закончились, и теперь под днищем байка мерно проплывали отвоёванные у сельвы сельхозугодья. Ровными бесконечными рядами теплиц они растянулись на многие километры, деля некогда девственную природу на строго разлинеенные сектора.
   На небе ни облачка. Только там, где-то у самого горизонта, темнеют, поднимаясь из океана, горные гряды кучевых облаков. Но они, скорее всего, пройдут мимо. В эту пору на Ари редко выпадают дожди.
   Стив вёл машину ровно, стараясь не бросать её из стороны в сторону, предоставив подобное право другим остолопам, что возомнили себя круче бронированного, вооружённого до зубов военного транспорта. Притихшая Лия сидела рядом, вертя головой и созерцая картину, виденную ею уже, наверно, тысячу раз.
   – Красиво! – сказала она и улыбнулась.
   Стив согласно кивнул в ответ. Ему тоже нравилась Ари. Эта планета своим поэтичным видом многих вдохновляла на чудесные творения. Здесь никому не известные поэты пишут свои бессмертные произведения и исчезают в небытие, как только её покидают, соблазнившись благами более развитых цивилизованных миров. Здесь композиторы, поддавшись чарам местных музыкальных инструментов, создают такие композиции, что вся обитаемая часть галактики сходит от них с ума. Они расползаются множеством вариаций, заставляя разумных, удалённых друг от друга умопомрачительным расстоянием, дёргаться в такт чарующим звукам мелодии, испытывая при этом непередаваемое наслаждение.
   – Мне больше всего нравится ездить в кабриолете, – ни с того ни с сего сообщила Лия.
   Стив с удивлением посмотрел на неё:
   «Что хорошего, когда на тебя сверху сыплется всякое дерьмо»? – подумал он.
   – Ты никогда не путешествовал в кабриолете? Нет? – спросила она, приближаясь вплотную к парню и обдавая его жаром своего дыхания. – Это так сексуально! Чувствуешь всё: запах океана, джунглей… Чувствуешь, как тёплый ветер ласкает твоё лицо, тело. Я тогда поднимаюсь во весь рост и кричу… Кричу так, что порою даже сама глохну. А здесь… – она обвела рукой окружающее пространство, – это тюрьма. Место, куда мы загнали себя сами, и всё ради пресловутой безопасности. Ты правда никогда не путешествовал в кабриолете? – Лия с удивлением и немного с жалостью посмотрела на него.
   – Нет. А ты? Ты когда-нибудь пересекала галактику в полностью перегруженном крейсере, терзаемом гравитационными ударами от внезапно возникшей поблизости сверхновой звезды? – немного с раздражением, в свою очередь, спросил Стив.
   – Нет, конечно! Мы говорим о совершенно разных понятиях, – Лия откинулась на спинку кресла и с жалостью поглядела на него. – Надо же – сравнить такое!
   Несколько минут они молчали. Стив вёл машину, а Лия глядела на то, что творится снаружи. Теперь они летели уже над океаном.
   – Тебе надо снизиться как можно больше, – прервала она молчание. – Лети вдоль береговой линии, строго на север.
   – А если берег уйдёт в сторону?
   – Всё равно, лети на север.
   Стив вздохнул и бросил машину круто вниз. Байк, ускоряясь, нёсся к воде, а он даже не думал его тормозить. Лия молчала. Её волнение выдавали только расширенные от чувства опасности зрачки. Глянув на девушку, Стив сжалился. Плавно вывел машину из пике, и она, едва не касаясь днищем гребней волн, оставляя за собой перистый след, понеслась к далёкому, сливавшемуся с водой горизонту.
   – Так мы всех отдыхающих распугаем! – проворчал он. – Господи! Какие правила мы ещё не нарушили?
   Лия с улыбкой посмотрела на него. Её глаза горели от восторга.
   – Только трусы соблюдают правила, – весомо заявила она.
   – Ещё расскажи про тормоза! Зачем лететь так низко? На такой высоте труднее управлять. Мы что, от кого-то скрываемся?
   – А ты что, думаешь, я всё время летаю к своей маме на военном байке?
   – в свою очередь, с издёвкой спросила Лия.
   Стив рассмеялся. Он всё понял.
   – Ты что, не знаешь дороги? – со смехом спросил он.
   Лия фыркнула, отвернулась, но спустя секунду серьёзным тоном произнесла:
   – Ты бы поменьше трепался! Лучше подумай о предстоящем разговоре с мамой. Тебе предстоит основательный допрос. А ты чего ожидал? Отделаться словами: «Привет», «до свидания?» Держи карман шире!
   Стив от удивления раскрыл рот. Он был поражён. О каком разговоре она вообще говорит? Честно говоря, ему не светит никакой разговор ни с одной из мам бывших подруг. От сообщения Лии его лоб покрылся испариной, а тело пронзило мелкими иголочками.
   – Ты о чём? – сглатывая комок, спросил он.
   Лия серьёзно посмотрела ему в глаза. На её губах не было ни тени улыбки. Стив понял: этот вопрос для него решён. Во всяком случае, прежде чем приглашать, могли бы его спросить. Он же думал, что только надо отвезти её к умирающей матери. А тут…
   Девушка протянула руку к его щеке и провела по щетине.
   – Колючий, – произнесла она.
   – Извини, не было времени побриться, – он скептически оглядел свою одежду. – Боже, на кого я похож? Прямо-таки бомж! У нас ещё есть время?
   – Минут пять, – ответила девушка. – Что ты собираешься делать?
   – Переодеться, естественно. По моему виду твои родственники будут судить как о всей нашей армии. Ты это серьёзно, что твоя мать хочет со мной поговорить?
   – Более чем.
   – Проклятье! О чём я могу с ней общаться? – Стив почесал затылок.
   Лия резко наклонилась вперёд и стала вглядываться во что-то такое, что было видно только ей одной. Переодевавшийся Стив не обратил на это внимания. Хотя зря: девушка явно что-то высматривала, вглядываясь вдаль.
   – Будь наготове, – предупредила она. – Сейчас немного потрясёт.
   Стив резко обернулся, пытаясь наскоро застегнуть комбинезон.
   – О мать твою! – воскликнул он, когда байк со всего маха влетел в похожий на тягучее молоко туман. – Чёрт возьми, что это?
   Машину резко тряхнуло, бросило вниз, а он подумал, что им наступил конец. Снизу, кроме воды, ничего не было.
   – Поднимись выше! – запоздало крикнула арианка.
   «Куда выше»? – подумал Стив. Понятия «верх» и «низ» для него перестали существовать. Если бы не гравитационные компенсаторы, их бы швыряло по салону машины, как тряпичные куклы. Инстинктивно он поднёс руки к панелям управления и вывел машину из режима автопилота. Вскоре они смогли почувствовать, как байк, задрав вверх нос, начал набирать высоту.
   – Сбрось скорость, – продолжала указывать Лия, не на секунду не переставая вглядываться в белую мглу. Что-то там она всё же видела. – Всё! Включай защиту, сейчас тряхнёт!
   Голубое свечение окутало машину. Секундой позже, с резким хлопком и ударом по корпусу, она прорвала тягучую оболочку, и ослепительный блеск сиявшего в зените Эпсилона резанул им по глазам. Стив зажмурился, прикрывая лицо рукою.
   – Вправо! Резко вправо! – заорала Лия, с силой возвращая его руку обратно на панель управления.
   Стив подсознательно подчинился её окрику. Он с трудом смог разглядеть, как байк, едва не касаясь корпусом острых краёв двух гранитных скал, скользнул в узкую расщелину, влетая в непонятно откуда взявшуюся на их пути закрытую лагуну неизвестного острова. Вслед им, озаряя корпус машины ослепительным сиянием, ударили языки пламени. Стив оглянулся:
   – Мать твою! Это что, драконы?!
   На скалах, чьи вершины они только что миновали, величественно расправив огромные крылья, восседали реликтовые существа. Стиву даже показалось, будто он услышал их рёв, сотрясавший воздух после пролёта их машины. Приборы, мигнув, тревожно заверещали. ИС потеряла координаты места, куда они только что влетели.
   – Почему здесь полдень? – удивлённо спросил он, озираясь по сторонам. – Что это за место такое?
   Лия облегчённо вздохнула.
   – Дома, – ответила она, счастливо улыбаясь. – Можешь познакомиться, Стив: Это мой дом. Дом, а это – Стив. Он всё равно ничего не соображает. Не обижайся на него. Ладно? – девушка звонко засмеялась.

Глава 6

   Его очень удивило, что им не бросились навстречу толпы аборигенов с цветами, приветствовавшие их прибытие в эту находящуюся чёрт знает где банановую республику. Напротив – их не встречал никто.
   Хотя нет. Сразу следом за ними, едва байк Стива коснулся покрытия площадки, сквозь огненный смерч, испускаемый сторожевыми драконами, вынырнули ещё два аппарата. Они не стали садиться рядом – наоборот, зависли над океаном в метрах трёхстах от берега, поблёскивая в лучах светила всё ещё дымившимся от жара огня покрытием.
   Не оборачиваясь в его сторону, Лия целенаправленно зашагала вперёд, твёрдо уверенная, что Стиву ничего не останется, как только устремиться следом за ней.
   В округе – идиллия! Посмотреть было на что. Из-за этого Стив постоянно от неё отставал. Раскрыв варежку, он разглядывал диковинные строения и только после того, как она на него цыкала, старался её нагнать, чтобы отстать заново.
   Крохотные колбаскообразные модули аккуратными вязаночками приткнулись к исполинским деревьям, чьих названий он не знал и даже не слышал, но очень сильно похожим на земную секвойю, служили жилищами для народа, проживавшего на этом острове. Везде чистота. Тропинки с любовью выложены камешками и посыпаны прибрежным песочком, так что Стиву показалось, будто по ним вовсе не ходят, а старательно обходят стороной, чтобы не нарушать всеобщую гармонию.
   В некоторых местах вдоль тропинок росли гигантские грибы. Стив мог поклясться, что сквозь их полупрозрачную фиолетовую кожицу он видит, как те светятся изнутри и по ним вверх едва заметно протекает сок. Эффект прозрачности был заметен ещё из-за того, что тень от деревьев надёжно прикрывала поселение от палящих лучей Эпсилона, делавших нахождение под открытым небом в это время суток просто невозможным.
   По мере их продвижения вглубь появились первые обитатели острова. Они выползали из жилых модулей, выстраивались вдоль тропы, по которой шли они, и, приложив правую руку к груди, приветствовали их в немом молчании. Со стороны всё выглядело очень необычно. Стив начал было раскланиваться, но, споткнувшись, поспешил за Лией, ушедшей за это время довольно далеко.
   Она остановилась, только когда крона деревьев над их головами сомкнулась окончательно, у одинокого модуля, затерянного в опрятной глуши таинственного островка, своими очертаниями очень похожего на аэрофургон, что таскают на привязи любители путешествовать с собственным домом. Стив пришёл к мнению: вероятно, именно здесь проживает её мать. Их встретили несколько мужчин, довольно-таки страшных на вид – как всегда, полуголых, с длинными гривами, покрывавшими спины, с тату блекло-синего цвета, что говорило об их почтенном возрасте. Лия раболепно остановилась перед ними и, склонив голову, опустилась на одно колено. Стив, подойдя к ней, остановился рядом. Он не собирался ни перед кем раскланиваться.
   Девушка глянула на него снизу вверх, едва слышно что-то прошипела, а затем, больно ухватив за мизинец, с силой потянула его вниз. Стив ойкнул и опустился рядом.
   – Делай, как я, – едва слышно произнесла она.
   Стив приготовился к самому худшему. Он вообще не любил никаких церемоний.
   – Мы на такое не договаривались, – прошептал он, опустив глаза долу. Лия, стоя на коленях рядом, слегка развернула в его сторону голову.
   – Мы вообще, ни о чём не договаривались, – ответила она. – Стой тихо, скоро всё закончится.
   Один из аборигенов – наверное, самый старший – подошёл к ним, проорал что-то на родном языке и положил им на головы свои огромные ручищи.
   – Неужели нельзя просто пустить тебя, чтобы ты могла спокойно проведать мать? – вновь проворчал Стив.
   – Заткнись! Так надо.
   Мужик слегка надавил им ладонями на лбы, чтобы они приподняли головы. Затем склонился над Лией и начал что-то орать ей прямо в лицо, а Стив предположил: так он объясняет ей, какая же она непутёвая дочь, раз шлялась неизвестно где всё последнее время.
   После настала его очередь. Мужик долго вглядывался в его глаза. Что уж он там искал, для Стива так и осталось тайной. Склонился ещё ниже. Стив решил при случае порекомендовать ему отличную зубную пасту. А после, совсем неожиданно для него, рявкнул так, что горячая волна воздуха пошевелила волосы на его голове. Стив вздрогнул, но не поддался на провокацию. Он и не такое видал. Взять хотя бы битву при Антаресе.
   Лия осторожно нащупала его руку и крепко её пожала. Она предчувствовала: надолго землянина не хватит. Стив скосил на неё глаза, хотя проделать подобное было проблематично, так как мужик ещё держал руки на их лбах, и вымученно улыбнулся: «Вот, мол, какие мучения я из-за тебя терплю!» – показывал весь его вид. Лия пожала плечами.
   Прелюдия длилась недолго. Первой подняли её. Бережно придерживая под руки, они повели девушку к аэрофургону.
   «Наверно, старушка совсем плоха, – решил Стив, – держат девчонку, чтобы не упала от горя».
   Руку с его лба убрали, но всё равно поза ещё та! Если бы сейчас его увидел кто из подразделения, то непременно решил бы, что у него чика поехала. Своё звание он получил не за красивые глазки. Солдаты в обморок падали, когда он кого-нибудь распекал за разгильдяйство. А тут – надо же! Раболепно стоит на коленях перед каким-то папуасом. Стив глубоко вздохнул.
   – Да не парься ты! – услышал он над собой голос мужика. – Сейчас они пошепчутся с матерью, потом пойдёшь ты, а вечером такой пир закатим, ты такого сроду не видел!
   – Мужик, ты откуда? Из Бронкса? – удивлённо спросил он. – Таких же инопланетян не бывает!
   – Много ты знаешь…
   Арианец весело расцвёл белозубой улыбкой. Что самое удивительное – мужик говорил абсолютно без акцента. Стив даже поднял взгляд, чтобы убедиться, что перед ним действительно стоит обитатель с другой планеты. Краснокожий абориген скалился. Он угадал мысли Стива.
   – Давно ты знаком с дочерью Ари? – спросил он.
   Стив пожал плечами:
   – Года три.
   – Надо же, не думал, что земляне способны на такие длительные отношения! И как у вас? – мужик замялся. – Ну, я имею в виду, – он пощёлкал пальцем, ища подходящее понятие. – Любите вы друг друга?
   – Не твоё дело! – Стив расправил плечи и с надеждой поглядел на мужика. – Может, я всё-таки встану? Ноги затекли.
   – Терпи пока. Уже недолго. Не думаю, что мать Ари будет долго с ней общаться. Так, расспросит про дела, про то, где раскопала такое говорящее чудо, как ты. Тогда настанет твоя очередь. Ритуал ещё не скоро.
   Стив ничего не понимал. Всё происходило совершенно иначе, чем он себе это представлял. Вероятно, он ожидал увидеть плачущих бабушек или хоть кого-нибудь, кто бы явно выражал свою скорбь по отношению к умирающей, но ничего подобного. Все деловиты, спокойны, а их приезд воспринялся в этих краях как само собой разумеющееся.
   К мужику подошёл другой арианец. Он что-то зашептал тому на ухо, кося глазами в сторону Стива.
   – Эй, да я же тебя уже видел! – удивлённо воскликнул Стив. – Ты тот тип, что вломился в «Оазис», кода мы туда вошли с Лией. Одет, правда, был в лохмотья, но рожу твою я запомнил.
   Арианец посмотрел на него и улыбнулся:
   – Бывает, – коротко сказал он и быстро зашагал прочь.
   – Дочь Ари иногда приходится сопровождать, – пояснил Стиву опекун.
   – У нас своя служба безопасности, не хуже вашей. Мы же не совсем дебилы, чтобы рисковать всеобщей любимицей!
   Стив понимающе кивнул, хотя не понимал ничего. Чтобы хоть как-то поддержать беседу, он спросил:
   – А она как, Ари? Ей сильно плохо?
   Арианец удивлённо посмотрел на него. Похоже, они друг друга недопонимали. Стивен это нутром чувствовал.
   Арианец пожал плечами:
   – Ты сейчас о ком говоришь? – спросил он. – О матери Лии?
   – Ну да.
   – А-а-а…. – он поскрёб огромной ручищей подбородок. – С ней пока всё нормально. Первые симптомы проявились только вчера. Но это ненадолго. Теперь она начнёт быстро стареть. Зрелище не из приятных, я тебе скажу, – арианец передёрнул плечами. – Я Нормул с детства знаю. Ещё до того, как она стала матерью Ари. Вот и дождался. Она угасает, а на смену ей приходит новая мать Ари.
   Стивен понял: он потихонечку сходит с ума. Ясно одно: если он и дальше будет расспрашивать, всё запутается окончательно. Он никогда не был знатоком межродственных связей, а на чужой планете – и подавно.
   – Кажется, закончили, – сообщил арианец, оглядываясь в сторону фургона.
   Через минуту из него появилась Лия – вся в слезах, с красным носом и припухшими глазами. Даже не глянув в сторону Стива, она, не поднимая головы, зашагала прочь, а за ней сразу увязались сопровождающие мужчины.
   – Эй! – попытался окликнуть её Стив, но тяжёлая рука легла ему на плечо и слегка, но твёрдо его сжала.
   – Пойдём, – сказал арианец. – Тебя уже ждут.
   Стив поднялся на ноги и зашагал в сторону дверей, рассуждая о превратности бытия. Его опекун остался стоять на месте, хмуро глядя вслед землянину. У дверей Стив остановился.
   – Смелее, воин. Она тебя не укусит, – подбадривая его, крикнул последний.
   Стив сделал шаг, выдохнул и переступил порог. Обычно таким образом ныряют в холодную воду. Закрыл глаза, выдохнул и – плюх… А уже в следующее мгновение, ему страшно захотелось куда-нибудь смыться, или хотя бы провалиться сквозь землю.
   Он, конечно, слышал о пространственно-объёмных инверторах, но как-то лично, нос к носу встречаться не доводилось. Занятная штука, мать твою! Но предупредить же могли?!
   Переступив порог, он оказался в огромном зале. Под его ногами – искусно подобранный по цветовой гамме мраморный пол. Сверкавший искусной обработкой материал, метров на пятьдесят уходивший вглубь помещения. Над его головой – небо. Да, именно самое обыкновенное арианское небо. С его редкими перистыми облачками, окрашенными в красное заходящим за горизонт светилом. Вот только вместо него к полу сверху и почти донизу тяжело свисала огромная хрустальная люстра, опровергавшая первоначальное предположение о воздушности над головой.
   Стив стоял посреди зала, не зная, в какую сторону идти, пока не заметил у огромного, занимавшего почти всю площадь стены окна девушку. Из-за расстояния он не мог рассмотреть её лица. Несмотря на платье, едва просвечивавшегося в световых лучах, можно было различить её отлично сложенную фигуру, показавшуюся Стиву страшно знакомой. Вот и всё.
   Из мебели – разве что его ботинки. Может быть, мебель укрыли в каких-нибудь потаённых нишах, в существовании которых Стив нисколечко не сомневался. Это как в его байке. Нужна ракета – хлоп, она появилась. Так и с мебелью. Нужен стул – щёлкай пальцами и жди. Может, что и появится.
   Стив направился к девушке, продолжая искать место, куда могли заныкать больную старушку.
   – Привет, – не доходя до неё, произнёс он.
   В ответ тишина. Чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание, он вежливо покашлял. Эхо от его голоса загадочным тембром пронеслось по залу и унеслось в далёкую пустоту объёмной картины неба. Девушка повернула голову, улыбнулась. Стив ощерился.
   – Привет, – ответила она голосом, от которого он неожиданно вздрогнул.
   С ним словно заговорила Лия. Конечно же, такого быть не может. Лия только что ушла. Он сам это видел, и самое верное предположение – перед ним стоит её сестра. Стив присмотрелся. Возможно, старшая сестра. Но ненамного.
   – Присядешь? – предложила она.
   Стив огляделся. Ничего похожего на кресло он не увидел. «Сумасшедшая», – догадался он.
   – Нет, спасибо, я пешком постою.
   – Как знаешь…
   Перед ней из пола, как по волшебству, выросло добротное кожаное кресло. Стиву даже показалось, что он чувствует запах свежевыделанной кожи. Он внимательно присмотрелся к месту, из которого оно выросло. Ничего, конечно, не увидел. Понятно… Стив смущённо взъерошил волосы.
   – А почему здесь пол такой? – неожиданно спросил он. Видя, что она его не поняла, пояснил: – Ему больше бы подошла чёрно-белая раскраска. Квадратиками. – Стив начертил в воздухе пальцем, как должны располагаться квадраты.
   – Ты предлагаешь придать ему форму шахматной доски? – удивилась она.
   Стив пожал плечами. На лице девушки появилась заинтересованность. Она даже склонила набок голову, отчего её золотистые локоны волнистой прядью упали на плечо.
   – Зачем?
   Стив опять пожал плечами, проклиная себя за то, что в последнее время он абсолютно разучился держать язык за зубами.
   – Ну, не знаю… – промямлил он. – Мне показалось это более уместным. Шахматная доска. Посередине восседает ослепительная королева, а я – пешка, – он шутливо изобразил реверанс, – солдат.
   В ответ девушка величественно кивнула и рассмеялась:
   – Ты забавный! Может, тогда добавим улыбку кота? Не возражаешь?
   Кресло закружилось, медленно поднимая её в высоту, отчего длинное, спадавшее почти до босоножек платье зазвенело полами со стразами от лёгкого касания ветра. Так звенят колокольчики, когда их потревожит из открытых дверей старого здания свежее дуновение сквозняка.
   – Валяй, – просто ответил он, понимая, что его вовсе не об этом спрашивали.
   Кресло остановилось на уровне его глаз. Теперь уже Стив смотрел на девушку снизу вверх.
   – Как тебя зовут? – спросил он.
   – Нормул.
   – Надо же! Я уже слышал это имя сегодня. Ты старшая сестра Лии?
   – Ты мне льстишь?
   Кресло приблизилось к нему, отчего Стиву пришлось посторониться.
   – Хотя нет. Не льстишь, правда, сам пока этого не понимаешь.
   В её голосе он расслышал грустинку. Кресло снова закружилось и мягко опустилось неподалёку от него. Она смотрела на него как-то грустно и загадочно.
   – Раньше никто не мог определить, кто из нас выглядит старше. Жаль. Так не хочется, чтобы пришла старость…
   – Эй, притормози! – остановил её Стив. – Рановато тебе говорить о старости. Если бы не Лия… – Стив хитро сощурился, – я бы с удовольствием пригласил тебя на ужин.
   – Нет, ты определённо прирождённый льстец! Но я рада, что тебе нравится моя дочь, – она звонко засмеялась, видя, как у того отвисла челюсть. – Что, не похожа?
   – У-у-х! – Стив снова взъерошил волосы. Он огляделся по сторонам. – Прости. Это так неожиданно – я тебя представлял несколько иначе.
   – Дряхлой старухой?
   – Не совсем.
   – Лжёшь. Послушай, вы все, земляне, такие лгуны или только отдельные особи?
   – Ты не могла бы и для меня вырастить кресло? – вдруг попросил он.
   Девушка нахмурилась, но Стив видел: её суровость напускная. В глазах он сумел разглядеть весёлые чёртики.
   – Ты уходишь от ответа? – надавила она.
   – А ты не задавай вопросов, ответ на которые предрешён заранее.
   Сзади под колени Стива что-то мягко толкнуло. Всем телом он упал в мягкое кожаное кресло, хлопнул ладонями по подлокотникам, блаженно протягивая впереди себя ноги. Кресло девушки вновь поднялось над землёй и облетело вокруг него. Похоже, она очень любит летать. Стив полетал бы с ней вместе, но не знал, как это делать.
   – Ты не могла бы не мельтешить перед глазами? – попросил он. – Опустись, пожалуйста. Ниже. По правде говоря, уже шея болит, глядя, как ты носишься под потолком.
   Кресло стремительно приблизилось к нему. Стив из предосторожности отпрянул к спинке кресла, а девушка наклонилась вперёд настолько, что ему удалось разглядеть каждую тщательно замаскированную морщинку на её уже начинавшем увядать лице.
   – Матери Ари не пристало говорить с кем-либо, глядя снизу вверх, – очень серьёзным тоном ответила она.
   – А ты не смотри. Кто тебя заставляет? Гляди прямо в глаза.
   Девушка ещё несколько секунд разглядывала черты его лица, а затем по обыкновению унеслась прочь, разрывая тишину зала эхом звонкого смеха.
   – Эй! Что ты всё время летаешь? У нас на Земле знаешь, как смотрят на людей, которые постоянно бегают и смеются?
   – Как?
   Стив замялся, решая, как ей ответить, чтобы она не обиделась.
   – Ну… Вообще-то, наверное, как и у вас… Не совсем хорошо.
   – Ты опять ушёл от ответа.
   – А ты хочешь, чтобы я повторился?
   Она облетела зал, Стива и плавно опустилась напротив него. Её лицо снова стало грустным, а может, серьёзным. Стив не знал. Он вообще не может понять эту девушку. С тяжёлым вздохом она поднялась на ноги и подошла к нему. Помогла встать. Приблизилась вплотную, так что Стива невольно бросило в жар.
   – Скажи, – произнесла она. – Что ты хочешь знать?
   – Всё, – лаконично ответил Стив.
   – Всё знать нереально. Ты же это понимаешь?
   – Понимаю, но очень хочется.
   Она улыбнулась.
   – Скажи: ты действительно умираешь? – Стив буквально выдавил из себя этот вопрос, но иначе он не мог. Этот вопрос раздирал его изначально. И сколько бы он ни ходил вокруг да около, на поверку всё равно бы он всплыл.
   – Да. К сожалению, – тихо ответила она. – Мне тоже в это не верится.
   Она посмотрела на него теперь уже снизу, хотя только что категорически заявляла, что такое немыслимо. И Стивен понял: она боится. Боится смерти. Той пустоты, в которую она попадёт. Боится потерять всё, что любила, что знала и лелеяла с детства. Боится, как простая земная девушка. Он попытался её по-дружески обнять, но она отстранилась.
   – Не надо. Не успокаивай меня, – она оглядела его с головы до ног. – Да ты ещё ребёнок?! – Она глубоко вздохнула. Стиву даже показалось, с сожалением. – Надо же? Лия выбрала для себя мальчишку… – сокрушённо констатировала она факт. – Как всё зыбко и непредсказуемо…
   – Я бы не сказал, что мальчишку, – не согласился с ней Стив. – Ты тоже недостаточно стара…
   Она прикрыла его рот пальцем:
   – Ты даже не представляешь, насколько я стара, – загадочным тоном прошептала она и умолкла.
   Стив попытался вырваться, но она крепко держала его за руку.
   – Успокойся. Видишь эти две морщинки? – она убрала палец с его губ и указала на свои глаза. Морщинки были едва заметны. Добрые. – Они появились только вчера. И эти тоже. И эти. С каждым днём их будет становиться всё больше, пока я в конце концов не стану похожа на высушенное яблоко. А затем меня не станет. Я прожила долгую жизнь. Порядка четырёх веков в вашем летоисчислении. Матери Ари живут долго. Но теперь я умираю. Всё взаимосвязано. Моя смерть не просто так пришла спонтанно, по прихоти природы. Матери Ари так не умирают. Только великие потрясения могут привести к подобному исходу. Когда на смену старому приходит новое. Способное выдержать. Поддержать планету своими силами. Я говорю о Лии. Своей дочери.
   Она рывком притянула Стива к себе, заглядывая тому в глаза. Парень стоял ошарашенный, не зная, что и подумать, решив: вероятно, либо он, либо весь остальной мир окончательно сошёл с ума.
   – Слушай, мальчик. Я пригласила тебя не для того, чтобы тут с тобой поболтать о том о сём. Впустую, ни о чём. Не за тем даже, чтобы увидеть отца своих будущих внуков. Ты для меня должен сделать большее! – последнюю фразу она произнесла на самой высокой ноте, почти срываясь на крик.
   Стив попытался вырваться, но неведомая сила удерживала его на месте.
   – Ты спасёшь её. Она ещё так слаба. Слышишь? Дочери Ари – самые беззащитные существа во Вселенной. Добрые и доверчивые…
   Теперь она зашептала. Такой шёпот Стив слышал у раненых бойцов, когда они находятся по ту сторону реальности. Она шептала, держа его за грудки, обдавая жаром своего дыхания так, что Стиву окончательно стало не по себе.
   – Я тут при чём? – взмолился он. – Отпусти!
   Девушка очнулась. Недоумённо поглядела на парня, который стоял, едва дыша. Резко отстранила его от себя и, паря над полом, перелетела обратно, погружаясь в кресло. Она нахмурилась. Брови свела, губки поджала и смотрит так рассерженно и безнадёжно.
   – Я здесь при чём? – тяжело дыша, расправляя помятый комбинезон, вновь повторил Стив. – От кого спасти? Я ничего не знаю. Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?
   Она снова прижала палец, только теперь уже к своим губам.
   – Тщ-щ-щ…. – успокаивающе прошелестела она. – Скоро ты всё узнаешь. Но для начала ты должен её спасти. Вывези её с этой планеты! Мы бы всё сделали сами, но ваш космический флот заблокировал внешние порталы. Только тебе это подвластно. Ты военный. Ты можешь воспользоваться военным транспортом. А самое главное… Она тебе верит. Ты сможешь её уговорить. Попробуешь? Ладно?
   – Так она что – даже не знает об этом?!
   Девушка опустила глаза. Кажется, ей была неприятна эта тема.
   – Знает, – тихо ответила она. – Но не всё. Например, она не знает, что скоро родит от тебя дочь. Следующую мать Ари.
   Стив от бессилья застонал:
   – Господи! Лучше бы я ни о чём не спрашивал! – воскликнул он. – Кто, чья там мать, я окончательно запутался! Мать вашу! Всё! С меня достаточно! Вы тут понасочиняли бог знает чего, а у меня крыша едет!
   Не желаю больше слышать ни про каких мам, тёть и даже дядей! Хватит! Баста!
   Стив уже развернулся. Хотел было уйти, но неведомая сила вновь спеленала его по рукам и ногам, не давая ступить шагу. Он для приличия подёргался. Тщетно. Выждав секунду, обернулся, устало спросил:
   – Ну что ещё?
   – Мастер-сержант Стивен Хопкинс, ты защитишь мою дочь Лию, дочь Ари?! – резким, официальным и немного пафосным голосом крикнула она.
   – Могла бы не спрашивать, – как само собой разумеющееся, спокойно ответил он. – Только одно… Ответь мне, мать, мать, дочери, или как тебя там? Когда хоть начнётся? И что в конце концов?
   – Ты поймёшь.
   Путы опали, и Стив смог свободно направиться к выходу.
   – Дурдом! – проворчал он, борясь с искушением оглянуться назад.
   После такого разговора ему требовалось срочно что-то проглотить. Желательно покрепче.
   – С ума сойти! – снова прошептал он.

Глава 7

   Байк только что вырвался из молочного тумана и, набирая высоту, держал курс в сторону города. Тот лежал впереди, прямо на горизонте, величественный, ярким пятном неонового света освещавший пространство тропической ночи. Дрожал, переливаясь огоньками разноцветной рекламы, отражавшейся от вод океана, одновременно маня и пугая своею таинственностью и непредсказуемостью десятков миллионов судеб, замкнутых в его ограниченном пространстве.
   Над ними звёздное небо. Такое небо, наверно, не встретишь нигде.
   Разве что только вдали от поселений, например посреди огромного океана, и то только если он пребывает в состоянии покоя, что, впрочем, так характерно для этой прекрасной планеты. Или же взобравшись на какую-нибудь головокружительную вершину, куда вездесущие туристы даже не подумают засунуть свой нос. Только там можно увидеть такие звёзды. Чистые и далёкие, пугающие и манящие одновременно, тонкой полоской россыпи бриллиантов протянувшиеся от одного конца небесной сферы в другой. Деля её на неровные, рваные доли небесного свода, такой далёкой планеты – Ари.
   Умиротворение. Вот определение тому чувству, которое испытывал на данный момент Стив, глядя на эту картину. О каких бедах можно говорить, когда вокруг такое умиротворение?
   Стив Хопкинс побывал во многих местах. Прекрасных и ужасающих. Наводящих в душе посетившего эти миры человека спокойствие с полным отрешением от окружавшего его бытия, или же заставлявших его содрогнуться от осознания того факта, насколько он мелок и жалок в своих раздутых амбициях. Жалок по сравнению с теми силами, какими управляет Создатель. Многие места, откровенно говоря, его напугали, а другие, наоборот, заставили их полюбить. Или же, вернее сказать, обожать. Наслаждаться теми редкими крупицами, раскиданными между собой на немыслимые расстояния, именуемыми жизнью.
   Как можно кричать о предстоящих бедах, когда вокруг такая идиллия? Стив в это не мог поверить. Во что угодно, только не в это. Права Лия. Такие полёты лучше всего проводить в кабриолете. Сейчас он как никогда ощутил страстную потребность почувствовать своё единение с природой. Чтобы ветер в лицо, слёзы по щекам и нехватка кислорода от бьющего тебе навстречу бешеного потока воздуха. Чтобы не сидеть истуканом на одном месте, скованным инерционными накопителями, а почувствовать пульс, биение сердца от всё возрастающей перегрузки. Когда низ и верх становятся одним понятием, а рука судорожным движением ищет в карманчике кресла бумажный пакетик.
   Стив передёрнул плечами, представив себе подобную картину. Но вокруг – умиротворение. Тишь и благодать. Правда, почему-то от этого хочется выть. Наверное, во всём виновата молодость.
   Цепочка от кулона ощутимо давила на шею. Огромный рубин непостижимым образом грел грудь и даже, кажется, чуточку её обжигал, отчего Стив постоянно ёрзал на месте и поводил плечами. Его подарила Нормул – мать Лии. Когда он уже практически покинул её обиталище. С виду невзрачный, серенький саркофаг, а изнутри – огромный, выполненный чёрт знает в каком стиле сказочный дворец. Её последнее пристанище.
   – Постой, солдатик, – окликнула она его и протянула это чудо. Величиной почти с кулак. Необыкновенной чистоты рубин, инкрустированный золотом в форме языков пламени и сверкавший подчёркивающими его кровавый цвет гранёными красными бриллиантами. Он, конечно же, не профессионал, но и дураку понятно, что подобная поделка стоит баснословного капитала. Хватит выкупить из армии и себя, и Мэг, да ещё останется приличная сумма на безбедное существование в маленьком домике – пусть не на Земле, но хотя бы в её окрестностях.
   – Губу закатай, служивый! – отрезвила разыгравшееся воображение Стива Нормул. Едкая ухмылка обнажила ровную полоску её белых зубов.
   – Это не твоя оплата. Ты и так постараешься – даром. А то – ишь… Глазки разгорелись!
   Она вложила кулон в его руку, отчего Стиву пришлось напрячь мышцы. Весил он прилично.
   – Лии показывать не вздумай! – предупредила она. – Если она узнает – убьёт меня раньше, чем я загнусь от старости. Да и тебе на орехи достанется.
   – А что это?
   Кулон был действительно тяжёлый. Нет, он, конечно, огромный, но не настолько, чтобы весить пять килограммов или вообще… Где она прикажет ему его хранить? Стив осмотрел себя, ища место, куда бы его приладить. Видя смятение парня, Нормул протянула руку.
   – Дай сюда, – сказала она, а когда он в ступоре отрицательно покачал головой, вырвала его силой.
   Со вздохом девушка сняла со своей шеи золотую цепочку – на вид ненадёжную, но, судя по весу подвесок, которые она удерживала ранее, Стив посчитал, что первое мнение может быть обманчивым. Она попыталась соединить две вещи в одну. Ничего не получилось, и тогда протянула драгоценность обратно ему в руки.
   – Сам справишься или вызвать помощь? – ехидно спросила она. – А то, может, руки дрожат от жадности?
   Стив забрал кулон и попытался приладить его к цепочке. Нет, всё же руки у него дрожали.
   – Да ты алчный! – девушка звонко рассмеялась.
   Через минуту Стив справился. На удивление кулон оказался горячим. Стивен его надел, но понял, что носить его на голом теле просто невозможно.
   – И всё же, – снова задал он вопрос, – что это?
   Мать Лии положила ему руку на плечо.
   – Знаешь, что, солдатик? – сказала она. – Я тебе этого скорее всего не скажу. Язык ты за зубами держать не можешь, а прознай Лия, что он у тебя, – она уже точно никуда не уедет. Так что топай по холодку. Наши мужчины будут за вами приглядывать.
   – Скажи хоть, на кой он мне? – не сдавался Стив. Ему очень не нравилось, когда ему недоговаривали. – Чего мне от этой штуки ожидать?
   Девушка уже собиралась уйти, но его последний вопрос заставил её остановиться.
   – Чего тебе ожидать? – переспросила она. – Это ты верно заметил. – Нормул подошла к нему и заглянула в глаза: – Жди своего самого ужасного кошмара, – вполне серьёзным тоном ответила она.
   Даже сейчас, когда всё уже осталось позади, Стив передёрнул плечами, вспомнив пронзительный взгляд матери Ари.
   Лия по-прежнему в отрешённом состоянии сидела рядом и молча наблюдала за тем, что происходит за корпусом байка. Хотя что там может происходить? Темень, яркое пятно освещённого города и узкая полоска высоко пролегавшей трассы, ведущей на северо-восток, ко второму по величине острову архипелага Алаукайя.
   Стив тронул управление. Ему не хотелось лететь в общем потоке транспорта, среди снующих туда-сюда машин, привязанных к строго очерченной границе воздушного шоссе. Он предпочёл воспользоваться преимуществом своего положения и лететь абы как бы и куда.
   Поднырнув под трассу, он скорректировал маршрут на город, облегчённо откинулся в кресле и, стараясь не тревожить лишний раз сидевшую рядом девушку, погрузился в размышления.
   На руке завибрировал коммуникатор. Стив проверил – пришло сообщение. Его, конечно, трудно удивить, но за последнее время он только и делал, что удивлялся. А это уже настораживало. Опять Мэг. В который уже раз? Можно понять чувства отвергнутой любовницы, но чёрт возьми… Двадцать восемь раз за шесть часов – это уже перебор!
   «Игнорировать её»? Стив посчитал, что на данный момент самое лучшее, что он может предпринять, – это не давать повода себя обозначить. Правда, есть одна малюсенькая проблемка… Мэг в состоянии вычислить его местоположение и явиться для выяснения отношений лично. От бессилия Стивен заскрежетал зубами.
   – Что? – откликнулась на его поведение Лия.
   Стивен мотнул головой: – Ничего.
   Он представил, как она воспримет появление разъярённой фурии, и от этой мысли ему вдруг сделалось дурно. Лия невольно отвлеклась от своих мыслей, скосила глаза в его сторону, настороженно глядя, как того корёжит неизвестно по какой причине.
   Он достал бутылку воды:
   – Будешь?
   Она отрицательно покачала головой. Он отхлебнул. Смачно. Стараясь это сделать громко – видимо для того, чтобы она подумала, что у него всё в порядке. Брови девушки удивлённо поднялись, затем она нахмурилась и, не удержавшись, спросила: – Слушай, актёр из тебя никакой! Может, расскажешь?
   Стив постарался изобразить удивление:
   – Про что?
   – Ну, как знаешь… – она снова отвернулась.
   Браслет завибрировал вновь. Стив уже знал: это Мэг жаждет его крови. Влип, как говорится, по полной.
   Лия судорожно вздохнула. Может, даже чересчур громко. Чтобы привлечь его внимание, она шмыгнула носом. Словно украдкой вытерла набежавшую на щеку слезу. Стив это заметил, но смолчал. Пусть начинает первой.
   Он знал: данного разговора им не избежать. Слишком уж быстро их вытурили из поселения, посадили в байк, чуть ли не дав на прощанье под зад пинка, отправили восвояси. Не было обещанного банкета. Не было посиделок у костра с тамтамом и плясками разукрашенных воинов. Просто отвели под ручки к машине, хлопнули по спине, сказав «будь», и, махнув пальчиком, выгнали куда подальше.
   – Что она тебе сказала? – внезапно в тишине кабины раздался голос Лии. – Мама никогда не была со мной до конца откровенна. Она тебя о чём-то предупредила?
   Стив не знал, что ей ответить. Говорить правду может оказаться себе дороже. Ещё неизвестно, как она после этого себя поведёт. Врать тоже не хотелось. Лия ждала, а он всё молчал.
   – Что?
   Стив вздохнул, отвернулся:
   – Ничего, – он еле выдавил из себя слова. – Хотела посмотреть, кто я такой…
   – Врёшь. – Лия в этом была убеждена. Ведь она её знает. Всё же это её мать.
   – А тебе? Что сказала она тебе?
   Девушка развернулась к нему всем телом, положила обе руки на плечо и прижалась к нему лицом, не замечая, как тут же на нём проступили влажные пятнышки.
   – Стив, как она могла так поступить?
   Он обнял её за плечи и нежно погладил по волосам.
   – Она заботится о тебе, милая.
   Лия медленно подняла вновь начинавшие наполняться слезами глаза и с болью посмотрела на него.
   – Зачем она отказалась от борьбы, Стив? Ведь ещё ничто не потерянно? Она отдаёт все свои силы мне! Зачем? Кто я без неё? Несмышлёная девчонка, умеющая разносить кофе в задрипанной забегаловке? Что я могу?
   Она на секунду замолчала, словно старалась что-то припомнить. Возможно, даже из своего детства.
   – Я однажды слышала, – через секунду продолжила она, – как одна мать Ари умирала столетие. – Девушка оживилась. В её глазах промелькнул луч надежды. – Она берегла свои силы. Расходовала их скрупулёзно, только при очень важных обстоятельствах. Почему моя мать так не может?
   – Вероятно, этому есть причины, – ответил Стив.
   – Да, – девушка согласно кивнула. – У той не было дочери.
   Она вновь замолчала. Стив смущённо кашлянул. Ему следовало выводить аппарат на новый курс полёта. Город был уже совсем близко. Лия отстранилась.
   – Куда мы летим? – спросила она.
   – Сперва к тебе, – ответил он, закладывая вираж. – Заберём твои вещички, затем обратно в «Оазис». Там какое-то время и отдохнём.
   – Разве можно? – удивилась Лия.
   – Я зарезервировал номер на двадцать четыре часа. У нас ещё уйма времени, – Стив весело улыбнулся. – Дорогу покажешь? Я у тебя ещё ни разу не был.
   – И не будешь. Подождёшь снаружи.
   Стив пожал плечами:
   – Ну и ладно.
   Байк зашёл на посадку без всяких проблем. Даже полиция нигде за ними не увязалась. Вероятно, с прибытием крейсера федерации военных развелось настолько много, что они задолбались за всеми гоняться. Стив был этому только рад. Другое дело – если вмешается военная комендатура. Тогда лучше смотаться заранее. Так сказать, бережёного бог бережёт.
   Лия возилась недолго. Скорее всего, похватала всё, что попалось под руку, и снова к нему, пока кавалер не вздумал удрать. Впрочем, знала: этот не удерёт.
   Стив от нечего делать, пока она распихивала по сумкам свои многочисленные труселя, решил поболтать с Крейгом. Может, за время его отсутствия тот смог что накопать. Но лейтенант упорно не выходил на связь. Тут может быть только две причины: либо он снова конспирируется, либо служба безопасности перекрыла все доступы в сеть. Второе более вероятно.
   Лия выскочила из дома легко и непринуждённо. Небрежно бросила на заднее сиденье сумку с вещами, а сама плюхнулась рядом, при этом звонко чмокнула его в щёку.
   – Спасибо, что не смылся! – с улыбкой сказала она и добавила: – Колючка!
   Стив расцвёл. Всё-таки она безумно ему нравится, эта девчонка!
   Байк стремительно сорвался с места и набрал высоту. Летели недолго – всего минут пять. Несомненно, ночь – это то время, когда большинство людей спят, а не шляются где попало. Для пилотов, предпочитающих водить самостоятельно, лучшего времени и не придумать. Впрочем, ушки на макушке надо держать всегда – мало ли бестолочи на дорогах.
   Приземлились у самого входа. Наплевав на все ограничения и парковочные правила, Стив решил: раз принцам можно, то чем он хуже? Персонал особой радости не выразил. Особенно консьерж, которого он прокатил носом по столу. Но посуетились они изрядно. Их номер оказался уже занят, и Стив здорово потрепал им нервы, объясняя, как ему сильно понравился колер красок места, покинутого ими внезапно всего пару часов назад.
   Лия смотрела на него разинув рот. Но для него главным было, чтобы она хотя бы на время забыла о случившемся. Он дурачился. И это ему, можно сказать, удавалось. Она долго ещё смеялась, вспоминая испуганные лица персонала, пока их платформа поднималась вверх.
   Стив устало опустился на кровать, глядя, как его подруга рыщет глазами в поисках места, куда можно забросить сумку с вещами. Его по обыкновению не нашлось. Вряд ли люди, имеющие возможность посещать подобное заведение, ездят в своих лимузинах с аналогичным багажом. А портье остался с носом. Лия скорее дала бы оторвать себе руки, чем расстаться с любимыми трусиками. Сумку она бросила прямо посреди платформы.
   – Стиви, ты как, в порядке? – заметив его состояние, спросила она.
   Он несколько раз кивнул головой:
   – Да-да, я в норме. Не беспокойся.
   Девушка медленно подошла к нему. Прижала его голову к своему животу и тихо произнесла:
   – С нами всё будет хо-ро-шо… Ведь правда?
   – Правда, – Стив кивнул.
   Она присела перед ним на корточки и нежно поцеловала в губы.
   – Мама сказала, теперь ты мой хранитель. Ты ведь мог отказаться? Почему ты согласился?
   – Ответ очевиден, – он прижал её к себе и тоже поцеловал. – Я тебя люблю.
   Она счастливо улыбнулась.
   – Ладно. Верю. Иди уже в душ. И обещай мне, что сбреешь эту колючку. У меня уже лицо красное от твоих нежностей! Ну же… Раздевайся….
   Стива бросило в жар. Он вспомнил про кулон.
   – Ну что же ты, давай! В чём дело, Стив? – она попыталась расстегнуть ему комбинезон, но он вцепился в него двумя руками. Она рассмеялась.
   – Что ты там скрываешь? Я что-то ещё у тебя не видела?
   В панике Стив забрался с ногами на кровать: «Чёрт, чёрт, чёрт!.. Надо же так опростоволоситься!» – думал он, отстраняя протянутую руку девушки.
   Она, ничего не понимая, удивлённо посмотрела на него.
   «Может, всё образумится само собой»? – мелькнула в голове Стива слабая надежда.
   Глаза девушки расширились. Она протянула руку, указывая пальцем на что-то, что смогла рассмотреть за отворотом его костюма.
   – Что это? – Губы её задрожали. – Откуда у тебя это? Это же цепочка моей мамы!
   Стив склонил голову и увидел краешек цепи, придерживавшей кулон, так не вовремя попавшийся ей на глаза.
   «Чёрт, чёрт, чёрт!»
   Словно пантера, она бросилась на него. Резким движением разорвала застёжки одежды, обнажив огромный изумруд, блестевший на голой груди искрами пламени отражёнными от граней камня. Увидев украшение, она побледнела, затряслась, а из горла вырвался такой стон, что Стиву невольно стало не по себе. Он попытался схватить её за плечи, прижать к себе, чтобы хоть как-то успокоить, но она стремительно отскочила в сторону, перекатилась через кровать и, как затравленный зверёк, осталась сидеть на полу, готовая к обороне. Словно защищаясь, она вытянул впереди себя руки.
   – Успокойся, милая. В чём дело? Это дала твоя мать, – он попытался сделать осторожный шаг в её сторону, но она испуганно стала отползать назад.
   – Не подходи ко мне! – сквозь слёзы со стоном прорычала она. – Не подходи, слышишь? – она застонала, обхватила голову руками. Это походило на истерику. – Как ты мог? Как ты мог?! – повторяла она снова и снова. – Почему ты с ней так поступил? Что она тебе сделала?
   – Ничего! – Стив потёр ладонями лицо, желая срочно проснуться.
   – Неправда! Не лги мне. Это всё вы, земляне! Будьте вы прокляты! Это из-за вас она сейчас умирает! Ты забрал у неё стража, только бы она не смогла вас остановить. Что вам ещё нужно? У вас наша планета. Наши женщины ложатся под вас. Что? Что вы ещё нашли для себя ценного, раз решили избавиться от матери Ари? Что? – она зарыдала.
   Стив вновь попытался к ней подступиться, но Лия чётко реагировала на все его движения.
   – Ненавижу! – глухим голосом произнесла она. – Пошёл прочь!
   Стив со вздохом опустился на кровать. Свёл пальцы в замок и сокрушённо покачал головой.
   – Милая, ты только подумай: о чём ты говоришь? – тихо произнёс он. – Разве твоя мать могла отдать мне эту вещь не по своей воле? На, держи… – он снял кулон с шеи и кинул его в сторону Лии.
   Девушка на него посмотрела, но не подняла.
   – Я даже не знаю, что это такое. Она только попросила беречь тебя, вот и всё… Я не знаю даже, от кого. Глупышка! Зачем нам ваша планета? Я побывал во многих мирах, и поверь мне: лучшего, чем этот, я не встречал. К чему менять совершенство? Подумай! – он с надеждой посмотрел на неё.
   – Ложь! Всё ложь! Я хотела бы тебе поверить, но мать Ари так не умирает. Я знаю: ваш военный флот в это самое время скапливается на нашей орбите. Все вы лжёте! Мама слепа, она доверилась не тому человеку.
   – А-а-а… – Стив безнадёжно махнул рукой. – Как знаешь… Твоё право.
   Всё происходившее начинало ему казаться страшным сном. Полнейшим искажением реальности. Внезапно им овладела страшная догадка: «Если он сейчас же не проснётся, то он точно сошёл с ума. Ну не может происходить столько событий за такое короткое время!»
   Он пощёлкал в воздухе большими пальцами, закрыл глаза и потёр себе виски. Приоткрыл один глаз – ничего не изменилось. Значит, точно, он не в себе. Где он сейчас? В крейсере? Или, быть может, в госпитале? Ух ты, он в «Оазисе»! Ну, конечно – точно он сбрендил! Откуда у него такие деньги, чтобы проживать в дорогущем отеле? Нет никакой Нормул, нет матери… Вообще-то, одна мать есть, но эта точно не его.
   Пока он копался внутри самого себя, Лия незаметно притихла. Она сидела на полу, вся в слезах и соплях и со страхом следила за Стивом.
   – Ты чего? – шмыгнув носом, спросила она, потихоньку отползая подальше.
   Он прижал палец к губам:
   – Тише, не мешай рассуждать. Тебя здесь просто нет.
   – Ты в своём уме? – прошептала она. – То есть как это – меня нет? – Лия задохнулась от возмущения.
   – Да вот так. Мне всё это снится, – Стив снова потёр себе щёки.
   – Если это действительно тебе снится, то какого чёрта мы здесь забыли?
   – спросила она, чувствуя в его словах непонятный подвох.
   – Это место мне тоже снится, – с улыбкой дурачка объяснил ей Стив.
   – Ты точно чокнутый! – утирая рукавом слёзы, решила Лия.
   Она огляделась. Удивлённо расширила глаза, словно увидела окружающее впервые: «Господи, да что же со мной это было?» – со страхом подумала она.
   Мелкими шагами, зорко следя за Стивом, которому, как кажется, в этот момент всё стало по барабану, Лия засеменила к кругу, обозначавшему душевую капсулу.
   – Если я действительно угробила своего единственного хранителя, мама меня убьёт! – пробубнила девушка. – Надо с ней связаться. Пусть рассказывает всё.
   Она в последний раз посмотрела на драгоценность, всё ещё лежавшую на полу. Хотела было её поднять, но передумала, скрылась за непрозрачным силовым полем. Лучшего укрытия от Стива она придумать не могла.
   – Со всем этим срочно нужно что-то делать, – шептала девушка, сосредотачиваясь на коммуникаторе.
   Как только она скрылась, Стив с облегчением вздохнул. Он долгим взглядом посмотрел на светившуюся матовым светом душевую капсулу, решая, что теперь будет дальше, но какие бы предположения он ни строил, всё равно ничего путного у него не выходило. Несомненно, мать Лии обязательно подтвердит все его слова, но что толку? Вернёт ли она утраченное доверие или же у неё ничего не получится, Стив не знал. Знал только одно: он чертовски устал. С блаженной улыбкой Стив упал навзничь, на спину, тупо глядя вверх. А вверху вместо свода над ним спали джунгли. А что им ещё делать? Ведь вокруг давно царит ночь.
   Где-то в глубине, через равные интервалы времени, пищит ночной зверёк. Или, быть может, птица? Кто его знает! Вот, рассекая воздух мощными ударами перепончатых крыльев, существо, похожее на летучую мышь, погналось за каким-то мотыльком.
   «Как на Земле», – блаженно улыбаясь, подумал Стив.
   Запрокинув голову, он поискал подушку, подтянулся, чтобы её достать, и как есть, в ботинках, подоткнув её под голову, решил, что с него достаточно. Нужно выспаться.
   «Спать, спать, спать», – мысленно пропел он.
   – Эй, вояка! – из душевой капсулы показалась Лия. Кажется, она во всём разобралась. Вид у неё теперь другой. Не такой напуганный. – Ты что там собрался делать? А?
   Стив молча махнул в её сторону рукой и отвернулся на другой бок.
   – Всё. Спать…

Глава 8

   Огромная кровать, весившая, наверно, целую тонну, ходила под ними ходуном.
   – Да проснись же ты, урод!
   Стив приоткрыл один глаз. Несмотря на это, Лия размахнулась, чтобы отвесить ему новую пощёчину. Кажется, ей это даже приносит удовольствие. Не получилось. Уже на излёте он перехватил её руку.
   – Не надо… – процедил он сквозь зубы.
   С трудом, словно совершал это действие руками, он разлепил второй глаз. Быстро глянул по сторонам.
   – Ух ты! Это мы так кровать раскачали? – удивлённо спросил он. – Чем ты тут без меня занимаешься? Извращенка!
   Девушка со злостью фыркнула и слезла с него.
   – Я что-то пропустил? – спросил он, ничего не понимая. – Что происходит?
   – Ты меня спрашиваешь? – удивлённо воскликнула Лия. – Оглянись… Началось!
   Стив озадаченно потёр подбородок, а в голову не к месту пришла глупая мысль: «Надо же, так и не успел побриться».
   Где-то далеко, вверху что-то ярко вспыхнуло, а через секунду до них долетел отзвук разрыва. Затем ещё и ещё. Ломая ветви, совсем рядом с платформой, круша всё на своём пути, вниз устремилась огромная лиана – толщиной, наверно, в несколько человек. Только каким-то чудом она пронеслась мимо, не задев их. В лица людей ударила упругая волна воздуха с запахом опавших листьев и сырой пыли.
   – Не может быть! Меня бы оповестили!
   Стивен глянул на коммуникатор. Горели четыре сообщения. Это как же надо спать, чтобы их пропустить? В случае пропуска официального оповещения комм долбит разрядом тока. Ну ни фига себе поспал!
   Снова что-то взорвалось, но теперь уже рядом. Платформа закачалась и слегка накренилась. Перепуганная Лия громко закричала и упала на четвереньки, одной рукой хватая сумку с вещами, а другой держась за кровать.
   – Ты так и будешь лежать? – закричала она. – Сейчас всё рухнет!
   Стив рывком соскочил с кровати и подбежал к краю, заглядывая вниз. Силового барьера не существовало. Похоже, он вышел из строя. Чёрт! Что ещё не работает?
   – Надо отсюда выбираться! – крикнул он девушке, так как разрывы настолько участились, что невольно пришлось повысить голос.
   – Да неужели?!
   – Что будем делать? До низа далеко! – Стив снова с опаской склонился за край платформы.
   – Ты у меня спрашиваешь? – девушка от возмущения зарычала. – На вот, держи… – она стащила со своей шеи кулон и кинула его в руки Стиву.
   – Зачем он мне?
   – Ты мой хранитель. Мама сказала, чтобы страж находился у тебя!
   Стив скривился:
   – Вот как? И это всё?
   – А что ты ещё ожидал?
   – Ну, хотя бы «извини»… – он робко изобразил улыбку. – Мол, я была неправа.
   – Может, ещё в задницу тебя поцеловать?
   Стив поперхнулся. Новый взрыв потряс платформу. Она накренилась ещё сильнее и вскоре грозила опрокинуться вместе с содержимым, находившимся на ней. Он еда не слетел вниз. Скользя ногами по начищенному до блеска полу, Стив подполз к Лии. Она догадалась использовать кровать в качестве опоры. Вниз полетели первые предметы.
   – Ты будешь меня вытаскивать? – прошипела девушка, со злостью глядя в лицо парню.
   – В чём тебя вытаскивать? В этом? – Стив указал пальцем на её прозрачный пеньюар. – Не смеши! Живо переодевайся! Только в самое практичное. Остальное придётся бросить.
   – Не указывай мне, что надевать! Я лучше тебя знаю, что мне бросить! Стив обречённо вздохнул:
   – Ну, как знаешь.
   Он склонил голову, чтобы посмотреть на кулон. «Проклятье, всё из-за него! И что же в нём такого?»
   Лия ловко извлекла из сумки лёгкий комбинезон. В мгновение ока облачилась в него, а Стив пришёл в неописуемый восторг от такой скорости переодевания. Прямо супермодель!
   – Не тонковат? – с ехидцей спросил он. – Возможно, придётся ползать по камням. Все коленки посшибаешь. Поцарапаешься ещё.
   – А у тебя что, в байке уже все закончились? – Лия глянула на него с таким вызовом, что Стив благоразумно решил держать язык за зубами. Эта девчонка не так проста, как кажется.
   Он огляделся, ища глазами путь к отступлению. Как видно, никто опускать вниз их не собирался. Вероятно, во всеобщей суматохе про них просто забыли. Где-то, невидимая с этого места, с громким треском обрушилась вниз новая лиана. А возможно, даже ещё чей-то номер. Стив осторожно пополз вверх, к краю, чтобы оттуда рассмотреть всё тщательнее. Лия с надеждой проводила его взглядом.
   – Отсюда до земли метров сто, не меньше, – сообщил он, держась за край платформы. – Придётся прыгать!
   – Ты что, спятил? – испуганно возмутилась Лия. – Ты же не думаешь, что пока ты дрых, я себе крылья отрастила! Ищи другой выход!
   – Нет другого выхода. Что тут непонятного? Нет!
   – Вызови свою машину! Пусть она прилетит сюда! Я тебе что, всё должна подсказывать?
   Стив оглянулся. Виновато улыбнулся:
   – Прости, милая, не могу. Это запретная зона. ИС её сюда не поведёт. А что ты так паникуешь? Я же тебе не предлагаю прыгать на землю. Если хорошо разбежаться, можно долететь до ближайшей лианы. А уже по ней спокойно спуститься вниз. Чем тебе не вариант?
   Несколько раз мигнув, свет окончательно погас. Дождались! Но кое-что разглядеть ещё было можно. Флуоресцентная плесень, росшая на коре лиан, кое-как освещала пространство вокруг себя. Вполне терпимо, если учитывать, что ничего лучше под рукой сейчас нет. Свет был только внизу. И то мигающий, тревожный, чередующийся красный с зелёным. Там что-то ещё звенело, и слышались крики перепуганных людей.
   Антигравы платформы работали на пределе. Теперь их мощности явно не хватало. Они отключались один за другим. Почему-то не сработали реле безопасности. При такой потере энергии они должны были плавно вернуть платформу в исходную точку – на землю. Явно что-то в системе не заладилось с самого начала. Вновь совсем рядом блеснула вспышка разрыва.
   Кто же, чёрт побери, стреляет?
   Платформа дёрнулась, накренилась так, что ноги Стива повисли в пустоте.
   – Стив! Стив! – услышал он снизу перепуганный голос Лии.
   Девушка, тщетно пытаясь зацепиться за гладкий пол, скользила вместе с кроватью вниз, к пропасти. Дьявол! Сейчас грохнется…
   – Вот чёрт… Цепляйся за руку! – Стив ухватился одной рукой за край платформы, а свободную протянул ей навстречу. – Быстрее! Ну же! Цепляйся!
   – Не могу. – Её голос дрожал от страха.
   Угол наклона уже превышал более тридцати градусов. Кровать со скрежетом, медленно и уверенно скользила к её краю. Не было препятствия, чтобы остановить это роковое движение. Стив осмотрелся, ища, чем бы ещё воспользоваться, чтобы её вытащить.
   – Кровать! – закричал он. – Сворачивай простынь и кидай её мне! Я вытащу!
   Лия лихорадочно сдёрнула полотно, быстро его скрутила и подкинула вверх.
   Это было так неуклюже и не метко, что, естественно, ничего не получилось. Только кровать, обиженно застонав, попыталась ускорить своё сползание.
   – Не волнуйся. Дыши ровно. Кидай!
   «Чёрт, кто бы ещё мне повторял такие слова?» – невольно подумал Стив.
   «Вау! Всё получилось!»
   Кровать с треском перевалилась через край, а Лия осталась болтаться на простыне, как колбаса на верёвочке, вцепившись в неё обеими руками.
   – Ты молодчина! Теперь медленно, без рывков, перецепись, – Стив старался говорить ей ровным, спокойным тоном, чувствуя, как немеют от напряжения пальцы рук. Долго он так не выдержит. – Я сейчас. Я буду тебя раскачивать. А ты… присмотри место, куда сможешь безопасно приземлиться. Готова?
   – Да!
   Он надул щёки, покраснел от напряжения. Висеть на одной руке, при этом ещё раскачивая груз, – дело непростое. В конце концов, он же не акробат? Да и девушка, несмотря на свою миниатюрность, весит-таки немало. Кило шестьдесят будет, может быть, даже с гаком.
   – Постой! А ты?! – крикнула она снизу.
   – Не думай обо мне, я выкарабкаюсь. Если промажешь, то придётся снова залезать. Хочешь повторить?
   – Да ты издеваешься!
   Стиву показалось, что он видит, как по соседней лиане кто-то быстро поднимается вверх.
   «Это ещё кого принесло?» – подумал он, но в слабом свете светящегося мха мало что разглядишь. Да и не до того ему сейчас.
   – Эй, земляшка! Вы там как? Держитесь? – раздался рядом знакомый голос. Он доносился из ветвей соседнего дерева.
   Его-то он точно знает. Вот только кому принадлежит? Пот заливает глаза, отчего их нестерпимо щиплет. С трудом поднял трясущуюся голову.
   – Порядок! Сможете поймать свою полоумную?
   – Эй ты кого назвал полоумной?
   Теперь их уже двое. Арианцы. Этих ни с кем не спутаешь. Даже несмотря на полную темноту, царящую в округе. Породу выдают накаченные тела и гривы, покрывающие спины аборигенов. Наверно, они из сопровождения, посланного матерью Лии. Молодцы, не смылись!
   – Кидай, мы поймаем.
   Стивен с криком от напряжения начал раскачку. Пальцы неумолимо начинали соскальзывать, отчего из-под ногтей выступила сукровица. Но он держался из последних сил, не отпускал.
   – Кидаю!
   Лия, визжа, смешно перебирая в воздухе ногами, мешочком полетела в густую листву, а Стив с облегчением перехватился второй рукой за парапет и выбросил тело на край диска платформы. С наслаждением он прильнул щекой к её холодному металлу.
   – Поймали! – раздался из листвы ответный крик.
   Стив улыбнулся. Порядок! Он справился.
   – Эй, вы там? Я справился, мать вашу!!!
   – Чего разорался? Вали оттуда! Сейчас эта штука грохнется.
   Стив огляделся. Дыхание ещё не восстановилось. Тяжело дыша, он осторожно встал трясущимися ногами на край платформы. Раскинул в стороны руки, пытаясь сохранять равновесие.
   – Тебя подождать?
   – Нет. Спускайте её, – Стив, делая мелкие шаги, медленно двинулся вперёд. – Уходите немедленно. Если рухнет – и вас похоронит.
   – А ты? – это крикнула Лия.
   – А что я? Тебе же легче. Некого будет ненавидеть.
   – Дурак, дурак, дурак!!!
   Её крик стал удаляться. По всей видимости, арианцы быстро тащили её вниз. Он осмотрел ближайшие деревья, прицеливаясь, куда бы прыгнуть. Снова грохнуло – теперь уже совсем рядом. Волна горячего воздуха прилетела внезапно, едва не сбросив его вниз. Пришлось опуститься на четвереньки и придерживать себя руками. Аж дух захватило! Диск платформы вздрогнул, принял почти вертикальное положение. Всё, теперь уже точно, антигравам конец. Это уже агония двигателей. К тому же платформа медленно начала вращаться вокруг своей оси.
   – О нет… Тише, тише, тише…
   Чтобы не свалиться, Стиву пришлось подняться и набегать против начавшегося вращения. Прямо как в цирке. Только вот интересного мало. В какую сторону ни беги – всё равно скорости для прыжка будет недостаточно. Кажется, допрыгался.
   «Прыгаю вон туда», – решил он, выбирая ближайшее от него дерево и оценивая его на разлапистость. – Может, удастся зацепиться за какие-нибудь ветки?
   Платформа резко остановилась, и он, по инерции, повалился, выставив впереди себя руки.
   – Вот чёрт… – прошипел он, потирая ушибленные ладони.
   Чувствуя, что теряет опору, Стив резким движением бросил тело в сторону.
   – Вот чёрт… – повторил он снова, глядя, как мимо проносятся деревья – такие близкие и такие недоступные для него в данный момент.
   Кувыркающийся диск платформы, тщательно расчищая себе путь для полёта, полетел вниз. Он хотел было закричать, как это делают нормальные люди, падая с высоты, – но передумал. Стив не считал себя нормальным, раз умудрился вляпаться в подобную переделку. Падал молча и серьёзно, со знанием дела.
   Наперерез ему мелькнул тёмный силуэт. Стив закрыл глаза, ожидая столкновения, но вместо удара мягко плюхнулся в уютное кожаное кресло собственного байка. Из-за внезапно возникшей перегрузки задницу приятно вдавило в мягкую основу сиденья, а грудной женский голос вежливо сообщил:
   – Угроза жизни миновала. Ты в порядке? Ты как, Стив?
   – ИС, родимая, – расплываясь в блаженной улыбке, прошептал он, открывая глаза, – ты же спасла меня! Ангелочек, откуда ты взялась?
   В салоне уютно. Мягкое дыхание прохлады овевает лицо. На душе сразу стало радостно и тепло. Господи, как же он счастлив!
   – Рада, что ты цел, Стив, – отозвалась машина. – Куда проложить курс?
   Стив поднялся на ноги, перегнулся через борт и посмотрел, что творится внизу.
   – Никуда. – ответил он. – Мне нужно спуститься вниз. Возьму управление на себя. Ты не возражаешь?
   Вспыхнули синим пламенем активированные сенсоры панели управления. С облегчением вздыхая, он положил на них ладони.
   – Спасибо, – Стив занял своё место и в крутом пике повёл машину к земле.
   Отсюда, с высоты, он прекрасно видел место падения платформы номера. Сплошное нагромождение исковерканного железа вперемешку с упавшими сюда ранее исполинскими деревьями. Что-то там искрило, ещё дымясь, но пламени видно не было.
   Байк плавно затормозил. Завис почти над самой землёй, а Стив вновь поднялся на ноги, ища глазами тех, кто спустился сюда ранее.
   Лия выскочила из-за деревьев сразу, едва он только покинул машину.
   – Стив! Стив! Я здесь! Ты цел?! – спотыкаясь о мусор, закричала она, бросаясь к нему навстречу. Как всегда, вся в слезах и соплях. Иной он уже её не помнит.
   Подбежала. Уткнулась носом в воротник и, в который раз не давая ему высохнуть основательно, снова смочила слезами плечо.
   – Стив, ты живой! – она подняла на него глаза и улыбнулась. Такая счастливая. – Мы думали, ты погиб.
   – Не дождётесь… – проворчал Стив, глядя, как подходят к ним вышедшие из-за деревьев следом за девушкой два арианца.
   Точно не обознался. Один из них – тот самый верзила, что тюкал его ладошкой по лбу там, перед входом в жилище матери Ари.
   – Привет, – пробасил тот, щерясь во всю свою широченную физиономию.
   Стив кивнул. Арианец ещё потоптался какое-то время рядом, тщетно пытаясь найти подходящее слово, но, видимо его словарный запас на этом иссяк, и он, пихнув его в плечо, одобрительно прогудел:
   «Молодец». После чего отошёл в сторону.
   Стив оглянулся и с тревогой посмотрел вверх.
   – Так, – громко произнёс он, чтобы все обратили на него внимание. – На этом церемонию прощания с усопшим заканчиваем. Делаем отсюда ноги! Кажется, эта коробочка сейчас сложится.
   Словно в подтверждение его слов, в глубине за деревьями раздался скрежет от падения очередной платформы-номера. Высоко-высоко кто-то истошно визжал женским голосом. Некогда прекрасный мир рушился прямо у них на глазах.
   – Мы им не поможем? – перехватив его взгляд, спросила Лия.
   – С ума сошла? Кто бы нам помог! Ты что, не видишь? Уничтожается всё, – Стив поглядел на арианцев. – А что там, снаружи?
   – Хаос, – ответил один из них.
   Неведомо откуда из-за деревьев выскочил перепуганный консьерж:
   – Мистер Хопкинс, мистер Хопкинс! – верещал он тоненьким голоском, подбегая к ним. – Что происходит?
   Стив прищурился. Ему показалось, или он действительно очень похож на ватиканского кардинала? Не хватает только красной шапочки. Рожа такая же, как и у Лии, – блестит вся от слёз. Ещё бы… Обращается в прах весь его мир. Надо же! Встретить священника, бредущего по тропинкам ада?!
   Сверху всё явственней доносится скрежет. Изгибаясь, начала деформироваться конструкция здания.
   – Монсеньор, валили бы вы отсюда! – проворчал он.
   Консьерж непонимающе посмотрел на Стива.
   Тот же схватил девушку за руку и бесцеремонно потащил её к байку. Увидев, что арианцы проследовали за ним, он остановился.
   – А вы куда? – удивлённо спросил он их.
   – Мы с вами.
   – Вот ещё! ИС вас не пустит.
   Громила кивнул на Лию:
   – А как же она?
   – Её она знает. Мой вам совет: хватайте такси и валите куда подальше. Хотите за нами – флаг вам в руки. Только меня не волнует, как вы это проделаете. Всё, ауфвидерзейн!
   – А как же я? – взмолился консьерж.
   Стив окинул его сочувствующим взглядом.
   – А вы, монсеньор, – произнёс он, задумчиво почёсывая затылок, – молитесь. Молитесь – и Господь вам, быть может, поспособствует.
   Дёрнув Лию за руку, он потащил её дальше к машине, словно тряпичную куклу. Девушка скрипнула зубами, но смолчала.

Глава 9

   Стива это одновременно и смешило, и огорчало. Как-то у них всё не заладилось с самого начала. Лия сидела, поджав под себя ноги, рядом с ним и смотрела через прозрачное покрытие брони на картину хаоса, развернувшуюся за её защитным силовым полем. – Ты мог бы забрать их с собой. Твоя машина от этого не переломилась.
   – Ты постоянно меня обзываешь, – отозвался Стив.
   – А как ты прикажешь себя называть? Они спешили к нам на помощь, и когда такая же помощь потребовалась им, ты их бросил… Кто ты после этого?
   Стив пожал плечами.
   – Ничего с ними не случится, – ответил он. – Они взрослые мальчики – знают, когда надо сматывать удочки. Вот увидишь: скоро мы снова увидим их красные физиономии.
   Лия фыркнула.
   – Ты в этом сомневаешься? Напрасно. Как, по-твоему, они нас нашли?
   Лия смолчала, а Стив не стал вдаваться в подробности. Он и сам толком этого не знал. Руки парня находились над сенсорной панелью управления. Пальцы едва заметно двигались, направляя байк в нужном им направлении. За бортом аппарата творилось нечто невообразимое.
   То, что раньше представляло из себя город, теперь осталось лишь в их воспоминаниях. Не было больше города. Были сплошные руины с торчавшими в небо в некоторых местах остовами высоток, словно рёбра доисторического животного, выпиравшие наружу из перешедшего в тлен каменного тела.
   С небес, озаряемые вспышками ослепительного голубого света, в потоках плазмы спускались бесчисленные десантные модули. Их впечатляющие по размерам стальные конуса с утробным гулом раскалывали небесный свод, но, не долетев до земли, они, отстрелив из себя сотни, а может, даже и тысячи пилотируемых истребителей, возвращались обратно на орбиту, чтобы пополнить по новой свою ненасытную утробу.
   Сотни дисков, отдалённо напоминавших спрессованные в одну составляющую, дико вращавшуюся пелену из циркулярных пил, разреза́ли город на части, оставляя после себя невообразимый хаос и разрушения. Здания, устоявшие после первой атаки и ещё кое-как державшиеся на своих местах, подрезались этими механизмами разрушения и в столбах пыли грохота рушившегося бетона опадали вниз, хороня под собой то немногое, что могло ещё уцелеть.
   Байк Стива вылетел из отсчитывавшего последние минуты существования отеля точно так же, как и влетел, – стремительно. Проделав огромную дыру в его оседавшем корпусе, он, маневрируя, рыскал над поверхностью, чтобы избежать случайно направленного на него выстрела. Лишь гравитационные компенсаторы позволяли людям ощущать себя настолько же комфортно, как и в повседневной жизни, не замечая чудовищных перегрузок, возникающих в процессе совершения манёвров.
   Аппарат летел по касательной, плавно набирая высоту и время от времени меняя траекторию, чтобы не врезаться в одну из множества машин, заполонивших воздушное пространство, словно мошкара в осенний вечер над лесным болотом. Десятки тысяч аппаратов кружили над городом, планомерно довершая картину уничтожения.
   Лия следила за всем происходившим с широко раскрытыми глазами и, по всей вероятности, в очередной раз винила во всём Стива. Он же, напротив, хранил на лице невозмутимость – ту мину, которая присуща бойцам, повидавшим в своей жизни и не такое. Хотя какое к чертям спокойствие, когда вокруг творится подобное? На душе чувство, словно в неё нагадило полчище мышей. Стив нервничал, но старался, чтобы девушка этого не заметила. Он не знал, что делать. Всё происходившее казалось кошмарным сном. Ему так хотелось треснуться головой о стену, чтобы выпасть наконец из этого ставшего уже надоедливым забытья.
   Лия обернулась. В глазах – боль и застывший вопрос. Он отвернулся. Ему не хотелось, чтобы она угадала его состояние.
   – Ангел, вывози нас отсюда, – обратился он к ИС, убирая руки с панели управления.
   – Сержант, вам следует ответить на вызов, – напомнила ему интеллектуальная система.
   Только сейчас Стив обратил внимание, что его коммуникационный браслет вибрирует всё последнее время. Вероятно, его вызывают уже давно. Просто в свете минувших событий он перестал замечать обыденные вещи. Тайком глянул на девушку. Она заинтересованно следила за ним.
   – Что ты на меня смотришь? – зло отреагировала она. – Мой мир погибает! Ты должен сообщить своим, что́ здесь происходит.
   От её слов Стива покорёжило. Значит, она до сих пор ничего не поняла… Он беспомощно огляделся. На выручку, как всегда, пришла ИС. Из подлокотников кресла Лии выскочили эластичные, но невероятно прочные ремни. С невидимой для глаз скоростью они обхватили запястья девушки, намертво пригвоздив её к сиденью.
   – Ну, это уже слишком, Ангел! – деланно возмутился он, прекрасно понимая, что в данной ситуации это наилучший выход из положения.
   Для проформы он добавил: – Она же наша гостья.
   – Прошу прощения, сержант. У меня директива на её уничтожение, – сухо ответила Ангел.
   Стив поперхнулся. Такого он действительно не ожидал! Почему-то перед глазами из пустоты всплыло лицо лейтенанта Крейга. Неужели паршивец и на этот раз оказался прав?
   – Я отменяю директиву, – слишком поспешно воскликнул он.
   – Я это знала, – отозвалась система.
   Стиву показалось, или на самом деле он расслышал в сухом голосе машины весёлые нотки? Конечно, по его просьбе Крейг поработал над её программой, но чтобы вот так, придать системе индивидуальность – это уже перебор! Он нарушил все существующие законы.
   – Эй, что за дела? – возмутилась арианка, поняв, что её незаметно лишили свободы. Она попыталась освободиться, но все её попытки оказались тщетными.
   – Я решила не выполнять установку, зная, что вы будете против, – продолжила ИС. – Условный арест. Думаю, это минимум, подходящий нам обоим.
   Стив машинально кивнул, мысленно благодаря Крейга за то, что он сделал её такой умной.
   – О чём говорит эта консервная банка? – гневно воскликнула Лия, с ненавистью глядя на него. Она ойкнула. Ремни резко стянули её руки, причинив довольно ощутимую боль.
   – Не обзывай её так, она всё понимает, – Стив недовольно покачал головой.
   Лия возмущённо тряхнула волосами и засопела носом:
   – Плевать! Пусть освободит, или богом клянусь… Стив, ты меня знаешь…
   – Взгляд девушки метал молнии. – Если она меня не освободит, я разворочу эту жестянку на составные части! Ай!..
   – Не ругайся. Потерпи. Скоро всё закончится, – Стив вывел перед собой виртуальный план местности. – Что предлагаешь, Ангел? – спросил он, вглядываясь в карту, чтобы определить возможное место, где они смогут найти временное убежище. – Как думаешь? Если скрыться под воду, нас достанут?
   – Не сомневайтесь, сержант. Достанут. – Перед Стивом возникло изображение побережья океана.
   С небес в прибрежный песок, поднимая в воздух фонтаны грунта, падали огромные цилиндры. Ещё не успевала развеяться поднятая их падением пыль, как они качнулись и начали раскрываться, вытягивая по сторонам от себя до шести довольно массивных лап. А уже через каких-то пять минут они очень сильно стали походить на гигантских крабов, выползших на песчаный пляж погреться в лучах блистающего светила. Только вот одна нестыковка – до восхода Эпсилона ещё многие часы ожидания. Сверху к крабам подлетали аппараты. Сливаясь с ними воедино, они придавали их бугрившейся оружейными наростами броне ещё более устрашающий вид.
   Построившись в единую цепь, крабы медленно начали движение в сторону океана, а уже через несколько минут они скрылись в его отражавших блеск звёзд холодных бездонных водах.
   – Уничтожают подводные города, – прошептал Стив, совершенно забыв, что его слышит Лия. – Это изерианцы. Их ни с кем не спутаешь. Ангел, мне нужна связь с Крейгом. Придумай что-нибудь, я должен всё знать.
   – Не могу, сержант. Над планетой накинули сеть. Протокол 17 БИ 6, вся связь ограничена в пределах планеты.
   – О чём она говорит, Стив? – воскликнула Лия, непонимающе гладя на парня. – Кто такие изерианцы? Ты можешь мне объяснить, что происходит?
   Стив глубоко вздохнул. Можно, конечно, оттягивать этот разговор до бесконечности, но в конце концов его не избежать. Он огляделся по сторонам, всё ещё надеясь найти кого-нибудь, кто объясеит ей всё за него. Но, к сожалению, они были одни.
   – Ангел, может, ты?
   – Это твоя проблема, сержант, – отозвалась ИС.
   В который уже раз Стив её поблагодарил за то, что она вовремя спеленала арианку. Трудно представить, как она разойдётся, когда услышит всю правду о произошедшем!
   – Ты действительно ещё ничего не поняла? – спросил он.
   Вместо ответа девушка возмущённо фыркнула. Глазки злобно блеснули. Стив поймал себя на мысли, что любуется ею. Она действительно прекрасна в своей ярости! Кажется, от её взгляда может загореться даже их байк. Боже, какие у неё глаза!.. Они буквально его затягивают. Стив судорожно вздохнул.
   – Мне некому сообщать о происходящем, – ответил он, опуская глаза.
   Лия ждала. Она ожидала услышать всё что угодно. В этот момент Стив мог наплести ей всё, что только придёт ему в голову. Она поверит. Про пресловутых злобных инопланетян, про что угодно. Но Стив не стал. Он выложил всё как есть.
   – Милая, ты оказалась права… – сказал он.
   Его слова лились тихо и почти шёпотом. Лия слушала и, кажется, на первых порах ничего не понимала.
   – Это наши войска. Мы виноваты во всём, что сейчас творится на твоей планете.
   Стив произнёс это на одном вдохе, со страхом ожидая её реакции на свою откровенность. Он ожидал истерики, слёз, всего что угодно, но девушка молчала, тупо глядя на него своими лучезарным глазами, где всё ещё продолжал светиться её незаданный вопрос.
   – Ты не знал? – наконец, выдохнув, спросила она.
   Стив отрицательно покачал головой.
   – И что теперь будет? – она спросила это так, словно уже заранее знала: у того не будет на него ответа.
   «И действительно, что?» Стив пожал плечами:
   – Не знаю.
   Девушка отвернулась.
   – Сержант, к нам направляется четвёрка перехватчиков, – бесстрастным тоном доложила ИС. – Возьмёте управление на себя?
   Стив отвлёкся. Он совершенно забыл о том, что творится снаружи.
   – Как они нас вычислили? – удивился он.
   – Коммуникатор… Вас по-прежнему вызывают. Ответите?
   Стив отрицательно мотнул головой:
   – Нет. Постарайся избежать боя. Выводи нас. Но есть же хоть какой-нибудь способ связаться с Крейгом?!
   – Я работаю над этим.
   Вспыхнуло новое изображение. На нём Стив увидел атакующую четвёрку «Рапторов», заходивших на них снизу. Используя всеобщую неразбериху, творившуюся в воздухе, они шли на низкой высоте, усиленно маневрируя, чтобы избежать столкновения с ещё с оставшимися стоять одиночными строениями.
   Расстояние резко сокращалось. Неудивительно, что ИС так поздно заметила их приближение. Тысячи машин одновременно кружили в воздухе, и помимо военных от города прочь устремлялись ещё тысячи машин с уцелевшим населением мегаполиса. Стив почувствовал слабую надежду на спасение: они за городом, набирали высоту, стараясь как можно дальше улететь от этого кошмара, обрушившегося на них среди ночи. Но не отлетев и нескольких километров, они тут же настигались вездесущими перехватчиками, вспыхивали искрами метеоров, раскалёнными камнями опадая вниз.
   Два резких удара в корпус едва не выбили Стива из кресла. Воздух озарился синим свечением защитной плазмы.
   – Два попадания, – доложила ИС. – Повреждений нет.
   Выругавшись, Стив занял прежнее место. Ремни безопасности опоясали и его тело. Лицо скривилось. На нём появилось то выражение, какое видели бойцы его отряда во время боя, когда Стив, забыв обо всём на свете, с головой окунался в танец смерти. Руки легли на панель управления.
   – Ангел, дай мне доступ!
   – Сержант, это не лучшее решение, – охладила его пыл ИС. – Если вы ответите, нам придётся сражаться со всей федерацией.
   – Почему они в нас стреляют? – очнулась от раздумий арианка.
   Она с удивлением смотрела на голограмму, изредка бросая тревожный взгляд на Стива. Кажется, вот теперь она была окончательно сбита с толку.
   – Ты же для них свой? Что происходит?
   – Боюсь, что теперь мы все для них враги, – хмуро отозвался Стив.
   Голос девушки подействовал на него отрезвляюще. Он задумался. ИС права. Если сейчас он собьёт хоть один истребитель федерации, обратного пути не будет. Так хоть время потянуть можно.
   Лия ожидала пояснений. Стив посмотрел вверх – туда, где расположилась бортовая видеосистема.
   – Ангел, я не понял… Игнорирование вызова – это разве не повод для приказа на уничтожение? Ты можешь объяснить?
   – Сперва разберёмся с перехватчиками. Пристегнись, – предупредила ИС.
   Её совет истекал чисто из-за правил. Никаких действий от Стива не требовалось. Ремни безопасности сами давно опоясали тело человека, лишая его возможности вылететь из кресла, если ситуация выйдет из-под контроля.
   – Отключаю антигравитационные компенсаторы, – уведомила система.
   – Выстраиваю дополнительное защитное поле.
   Новый удар потряс байк. У Стива громко клацнули зубы.
   – Ангел, ты подставляешься, – проворчал он, чувствуя во рту сладковатый привкус крови. Кажется, он прикусил язык. – Подключай алгоритмы неадекватного поведения. Или Крейг тебе их не загрузил?
   От резкого падения желудок стремительно подобрался к горлу и тут же опал от виража в правую плоскость.
   – Почему ты зовёшь её Ангелом? – спросила Лия, напрягая мышцы шеи, чтобы голова не болталась, как у пьяного сатира.
   Стив хмуро покосился на девушку.
   – Сейчас узнаешь, – ответил он. – Держись крепче!
   Саркастичная улыбка скривила лицо арианки. Она поглядела на ремни, сковывавшие её руки. Стив понял в очередной раз, что умудрился опять сморозить глупость. Она ждала другого ответа.
   Внезапно верх поменялся местами с низом. Затем резко качнуло вправо. Ремни до боли врезались в тело. И тогда началось. ИС бросала машину из стороны в сторону. Уже невозможно было понять, как они летят, куда и вообще почему. Всё перемешалось в одноликую кашу. Приходилось стискивать зубы, чтобы вновь не прикусить язык. Машину крутило, швыряло во всех плоскостях, порою даже не давая возможности вздохнуть полной грудью. Ремни сковывали рёбра железной хваткой, не позволяя живительному кислороду заполнить грудную клетку.
   Перепуганная Лия тихонько скулила, не в силах выплюнуть очередное ругательство, в которых она так преуспела за последнее время. Лицо посинело. В глазах – искрящиеся капельки слёз. Но не от боли. И не от терзавших её тело ремней безопасности. Скорее от обиды и от бессилия, что нет возможности что-либо предпринять.
   Новые два попадания. Преследователи разделились. Теперь уже двойки атаковали их с разных сторон. Скоростные параметры у всех машин примерно одинаковые. Но это мало что решало. Если хоть что-то не предпринять, конец наступит неминуемо.
   Стив знал: вмешиваться в работу ИС бессмысленно. Реакция и скорость мышления у системы намного круче, нежели у человека. Но он не удержался.
   – Ангел, мать твою! Да сделай же что-нибудь!
   Вновь на руке завибрировал коммуникационный браслет. Стив быстро сверился, кто бы это мог быть, втайне надеясь, что это окажется Крейг, но нет… Штаб федерации проявлял настойчивость.
   – Сержант, если не ответите, они примут меры, – немедленно отозвалась ИС. – Я не могу вас блокировать вечно. Они пытаются взломать мои протоколы. Если прошьют – всем нам мало не покажется.
   Стив заскрипел зубами. Он понимал, что́ это значит. Не раз приходилось слышать о солдатах, слетевших с катушек во время подобной прошивки. Такое иногда случается. Вояки теряли чувство реальности, впадали в маразм – и тогда система безопасности принимала меры. Разные. Иногда ей приходилось нейтрализовать человека, делая его похожим на овощ. Но это редко. Чаще ограничивались болевым стимулированием. Стив передёрнул плечами, вспомнив, как корчились в муках бойцы в лужах собственной мочи, с пеной на губах, воя от терзаемой их мозг боли.
   – Продолжай, – отозвался он. – Я справлюсь. Не такое проходили.
   Переворачиваясь, байк резко устремился в пике. От невесомости тела стали лёгкими, воздушными, а к горлу в очередной раз подступила тошнота. Казалось бы, Стив должен был к этому давно привыкнуть. Но нет. Всё повторялось вновь и вновь, несмотря на многочисленные походы, проведённые в открытом космосе Даже огромный опыт пилотирования на всех летательных аппаратах не позволял избежать ему морской болезни. Нонсенс! Моряк, страдающий вестибулярными нарушениями! Стив просто не выносил невесомости.
   Он повеселел, только когда увидел, как преследователи после их манёвра немного поотстали. Но когда он понял, что задумала его Ангел, парню сделалось по-настоящему очень нехорошо. Не сбавляя скорости, машина летела навстречу поверхности. До столкновения оставались мгновенья.
   – Ангел!!! – только успел крикнуть он, когда его тело вдавила в кресло возросшая сила тяжести. Система с запозданием включила антигравитационные компенсаторы.
   Глаз смог едва различить странно знакомые очертания полуразрушенной постройки. Судя по траектории падения, их путь должен завершиться именно там. Стиву захотелось закрыть глаза. Но он не мог этого сделать. Может, ему не хватает силы воли, чтобы посмотреть в глаза смерти? Наверное, такое произошло впервые за всю его недолгую жизнь.
   Удар они не почувствовали. Если бы не компенсаторы, так своевременно активированные Ангелом, то их непременно размазало бы по стенкам внутреннего салона машины. Пробив завал из груды бетона, преграждавшей путь в подземелье, байк на всей скорости влетел в бывшую станцию городской подземки. Столб пыли вырвался из проделанного отверстия, ведущего в лабиринты ещё одного города, впрочем, не так сильно отличавшеегося от того, что подвержен лучам солнечной радиации.
   Следом что-то рвануло. Запечатало проход, а немного погодя над местом, где исчезли преследуемые, с гулом промчались чёрные остроносые машины, запоздало открыв огонь по уже недоступным беглецам.

Глава 10

   Вот когда Стиву стало по-настоящему страшно. Он закрыл глаза и полностью положился на волю случая. Иными словами, на реакцию его Ангела-хранителя. Лия молчала, крепко сжимала скулы и пальцы до белизны ногтей, вперясь взглядом в одну виртуальную точку впереди себя. Переживала. Скорее всего, сил скулить у неё уже больше не осталось.
   Байк по инерции падал вперёд, беспорядочно вращаясь вокруг оси, ударяясь об узкие стены тоннеля, ведущего в глубину подземки, где, если им повезёт, на какое-то время их могут оставить в покое.
   Нетрудно предсказать, что бы случилось с ними, не компенсируй антигравитационные двигатели постоянные удары о мраморные стены рукотворного грота. Позади – облако из пыли, обломков битого гранита, ещё недавно представлявшего из себя скульптуры, выполненные в довольно своеобразном стиле. Нечто между древнегреческим и новоарианским. Чушь собачья, но смотрелось неплохо.
   Приборы справлялись довольно даже ничего. И это несмотря на полное отсутствие в подземелье света. Впереди уже можно было различить пологую площадку, означавшую конец их недолго пути, ведущего в подземную часть мегаполиса Нью-Кемпа. Если бы не пыль, тряска и грохот, то действительно было бы ничего, а так…
   Стив приоткрыл один глаз. Увидев, что это ещё не конец, он с громким шлепком захлопнул его обратно. Лия же наоборот – глаза широко раскрыты. Она немногим отличалась от тех скульптур, чьи фигуры с таким успехом громит в данный момент их машина. Если её ущипнуть – она даже этого не почувствует.
   В последний раз задев потолок коридора, байк влетел в обширный зал и зарылся носом в мраморный пол, подняв в воздух облако из пыли и острых, как края бритвы, осколков. Свист от двигателей стих.
   – Мы рады вас приветствовать в порту Нью-Кемпа, Подземный, – официальным тоном сообщила ИС. – Спасибо за приятно проведённый полёт!
   – Ангел, сволочь, ты шутишь?! – взорвался Стив. Его лоб покрылся испариной. – Лия, ты как? Всё в порядке?
   Девушка конвульсивно задёргала головой. Изо рта донёсся звук, похожий на бульканье, а Стиву больше ничего и не требовалось.
   – Вот и молодец, – произнёс он, тяжело дыша, и похлопал её по плечу.
   – Ангел, где мы?
   – Район Тритхейм, первый ярус, – сообщила ИС.
   – Ещё бы знать, где это… – проворчал Стив, поднимаясь с места. Страховочные ремни с тихим шелестом скрылись в своих нишах. Ноги предательски дрожали.
   Зал оказался огромным. Его ещё не тронули разрушения, если не считать тех, что нанесли ему они сами. Вокруг ни единой живой души. Только белые изваяния, стыдливо прикрываясь фиговыми листочками, коротают своё одиночество в кромешной темноте подземного города.
   Стивен глянул на девушку. Неожиданно ему стало её жалко.
   – Может, освободим её, Ангел? – обратился он в пустоту.
   Молчание затянулось надолго. Раньше, чтобы ответить отказом, ей требовалось намного меньше времени.
   – Ты что там, уснула?
   – Я думаю, – отозвалась ИС. – Прости, я бы с радостью, но наша гостья непредсказуема. Думаю, нам следует повременить.
   Стив пожал плечами.
   – Извини, лапочка. В своём роде она тоже женщина. Со временем ты найдёшь с ней общий язык.
   – Да что она о себе возомнила?! – возмутилась арианка. – Она – машина, и обязана выполнять все твои приказы!
   – Я ей не приказываю, – невозмутимо ответил Стив. – Я с ней советуюсь. Тебе бы тоже не помешало к ней прислушаться.
   Он отвернулся, чтобы не видеть, как глаза девушки снова наливаются кровью. ИС, как всегда, оказалась права. Оказаться в замкнутом пространстве с разъярённой фурией – перспектива не из приятных!
   – Ангел, какие будут предложения?
   – Лучший из вариантов – затаиться и ждать.
   Стив недоверчиво хмыкнул:
   – Думаешь, это поможет?
   – Нет.
   – Тогда на фиг предлагаешь всякую ерунду? Это не выход. Что со связью?
   – Сержант, ты становишься занудой! Связи нет. Будет – я сообщу.
   Чёрт, неужели ему опять послышались в голосе машины человеческие нотки? Стив мог поклясться: последнюю фразу ИС произнесла обиженным тоном.
   «Что же ты сотворил с ней, Крейг?» – подумал он.
   Стив провёл рукой над головою, после чего защитная броня ушла в сторону, и он смог перелезть через борт, чтобы хоть немного размять затёкшие ноги.
   – Эй, мужчинка! Может, освободишь слабую, беззащитную женщину? – вслед ему подала голос Лия.
   – Сиди уже, беззащитная! Мне пока ещё дорога шевелюра на голове. Ангел, что с моей командой?
   – Капрал Мэган Фокс постоянно пытается выйти с вами на связь. Я её блокировала, – сообщила ИС.
   – С каких это пор ты решаешь за меня? – возмутился Стив, но осёкся.
   Он представил, что́ может услышать Лия, когда Мэг начнёт высказывать свои претензии вслух. – Что с остальными? – поспешил он сменить тему.
   – После вашей последней встречи капрал Мэган Фокс пребывает в дикой ярости, – зацепилась за предложение ИС. – Чтобы до вас добраться, она попыталась взломать мой сервер. Думаю, личные разборки в нашей ситуации не совсем уместны.
   Стив сморщился, как от зубной боли. Мельком он глянул на Лию. Та же, услышав для себя нечто интересное, решила напрямую обратиться к системе.
   – Эй, куча железа! А можно поподробнее?
   – Ангел, заткнись! – воскликнул Стив.
   Лия злорадно ухмыльнулась, фыркнула и отвернулась.
   – Что с остальными? – не давая системе опомниться, повторил вопрос Стив.
   – Насколько я могу судить по обрывочным сведениям, все в той или иной степени пока в норме. По неизвестной мне причине ваше подразделение в операции не задействовано. Определено только место сбора, но добраться к нему удалось не всем. Я не стала задействовать ресурсы для сбора бесполезной информации – гораздо важнее понять, что вообще происходит на планете.
   – И что? – Стив хмурился всё сильнее.
   – Мне кажется, задействован протокол 25–80.
   – Тебе кажется или так оно и есть на самом деле?
   – Так и есть. Мне не хотелось вас расстраивать, сержант, – ответила ИС.
   – Вот оно… – прошептал Стив.
   Он отошёл от байка, почти скрываясь во мраке, царившем уже в паре метров за его бортами. Виднелась только слабо освещённая часть салона. Затем он вернулся, растерянно посмотрел на машину, теребя пятернёй затылок, и неуверенно спросил:
   – Ты о чём-то умалчиваешь, Ангел? – Стив внимательно посмотрел на собственный байк. Можно подумать, в его очертаниях он может рассмотреть разгадку смутных подозрений, терзающих его при каждом диалоге с ИС. – Ты в последнее время стала совершенно иной, Ангел. В тебе Крейг ничего не изменял? Знаешь, мне кажется, что я порой разговариваю с живым человеком. Закроешь глаза и видишь перед собой женщину. Или девушку. Даже голосовые интонации у тебя стали иными. Я прав, Ангел?
   – Не совсем. Но в принципе так оно и есть.
   – Да вы что? В самом деле? – ядовитым тоном подала голос Лия. – Вы ещё поцелуйтесь, голубки! На кону висит жизнь моей планеты, а вы выясняете, кто из вас живее всех живых! Стив, тебе определённо надо лечиться! Я, конечно, слышала, что у вас, землян, существуют всякие там фобии, типа мазохизм, фетишизм. Стив, но у тебя определённо машинизм. Причём запущенный. Кто мне объяснит, что такое протокол 25–80? Мне стоит беспокоиться?
   – Я бы на твоём месте заказала белые тапочки и урну для праха, – вместо Стива ответила Ангел. – Протокол подразумевает стерилизацию планеты от всех форм жизни без исключения, даже разумной.
   После её фразы воцарилось долгое, тяжёлое молчание. Как ни хотелось Стиву это озвучивать, но ИС решилась сделать всё за него. Он подошёл ближе, желая увидеть реакцию арианки на сказанное, но каково же было его удивление, когда он понял, что та совершенно спокойна! Девушка думала. О чём – это уже другой вопрос. Лицо её оставалось бесстрастным и сосредоточенным. Его это немного пугало.
   – Не молчи, Лия, – произнёс он, склоняясь над бортом машины. – Поплачь, что ли. Тебе станет легче.
   Арианка медленно повернула в его сторону голову. В глазах одновременно удивление и вызов.
   – Поплакать? – с гневом переспросила она. – Ты предлагаешь мне поплакаться? – Она отрицательно покачала головой. – Ну уж нет! Дочери Ари не пристало плакать… Не дождёшься!
   – Ты дочь Ари? – теперь ИС уже не пыталась скрывать, что может воспроизводить все интонации, присущие обыкновенным людям. – Стив, где ты её раскопал?
   Парень пожал плечами:
   – Мы давно знакомы, – ответил он. – А в чём дело? Что в этом особенного?
   – Ничего. Просто она и её мать – цели номер один для всех федеральных сил содружества. Пускай они уничтожат всё живое, вплоть до самого последнего таракана, но если останется в живых кто-либо из этих двоих, операция будет считаться полностью проваленной. Для них всё потеряет смысл. Теперь ты понимаешь всю важность нашей гостьи? Она намазала тебе лоб зелёнкой.
   – Почему? – тихо спросила Лия, обращаясь к машине. Кажется, эта новость её нисколько не удивила. – Что такого мы вам сделали? Мы вас приняли как братьев. Наши женщины принадлежали вам. Чем наша жизнь могла угрожать вашему пребыванию на нашей планете? Мы же вам не мешали?
   – Мне лично ничем, – лаконично ответила ИС.
   – Ты поэтому меня обездвижила? Решила меня убить? – в голосе девушки не было чувства страха. Скорее злость и обида.
   Это больше походило на смирение. Но не на такое, когда люди безропотно подставляют свои шеи под карающий нож палача. Оно больше походило на смирение дикой кошки, ожидавшей подходящего момента для нанесения смертельного удара. Так может смириться только дикий зверь, запертый в клетке, но остающийся по-прежнему свободным и мечтающим о возмездии за принесённые ему страдания.
   – Не говори глупостей, – ответила Ангел. – Хотела бы убить – убила давно.
   – Но ты же не знала, кто я такая?
   – Теперь знаю. Это что-то изменило?
   – Так, девочки, закругляемся, – остановил их словопрения Стив. Он понял, что их разговору не будет конца. – Ангел, какие наши дальнейшие действия? Есть план?
   – У нас в запасе порядка двух часов, – отозвалась ИС. – Затем федералы перейдут к зачистке нижнего города. Следует поторопиться. Если они настойчивы, то «Кроты» могут быть запущены с орбиты уже через несколько минут.
   – Ты так говоришь, словно они уже знают, что я нахожусь с вами, – произнесла Лия. – Или я неправа? Ты сообщила им обо мне?
   – Сообщи я им об этом – по нам бы уже давно нанесли орбитальный удар.
   – Даже так? – удивился Стив. – Не много ли чести для двух человек и одной машины?
   – Не много. Сам подумай, – Ангел выдержала паузу, чтобы люди смогли осознать сказанное. – Какие законы ты ещё не нарушил? Ты не отвечаешь на вызовы и не явился к месту дислокации. А это уже дезертирство. С тобой находится самое разыскиваемое существо на планете. Это уже попахивает государственной изменой. В довершение ко всему в твоём распоряжении, возможно, единственная во всех обитаемых мирах интеллектуальная система, обладающая индивидуальным мышлением, а проще говоря – душою.
   – Ты не преувеличиваешь? – удивлённо перебил её Стив. – Я насчёт души? Может, ты имеешь в виду нечто иное?
   – А кто знает, что является душой? – в свою очередь, спросила ИС. – Я, конечно, не обожествляю лейтенанта Крейга, но он всячески стремится повторить творение Создателя. Во всяком случае, так, как он это себе представляет. Есть вероятность, что ему удалось поймать одну из таких грешных душ, блуждавших по бесконечной Вселенной, и, притянув её каким-то способом за уши, подселить в скромные апартаменты моего разума. Разве это не гениально? Я горжусь вашим другом, сержант.
   – Ты стала гораздо красноречивее, – заметил Стивен.
   – Да уж… Просто словов не хватает! – проворчала со своего места Лия.
   – Может, подадите ручку и блокнот? Я буду записывать. Ах, да. – она деланно удивилась. – Я же совсем забыла. Вы меня повязали. – Она демонстративно подёргалась и буквально выплюнула остаток предложения: – Как бешеную собаку! Вам не надоело? Вы уже полчаса тарахтите, восхищаетесь друг дружкой, но так ничего дельного до сих пор не придумали. Может, хватит? А? Пора бы уже определиться! – Она скептически посмотрела на Стива, на пространство вокруг себя, вероятно, ища предмет, с которым сможет олицетворять телесную оболочку Ангела. Скривилась от пришедшей в её голову мысли и обречённо произнесла: – Похоже, я поняла: вы же не знаете, что делать. и в этом – вся правда.
   Стив глубоко вздохнул:
   – Для начала, нужно попробовать выжить, – вместо ответа изрёк он. – Надеюсь, ты не против?
   Он оглянулся, к чему-то прислушиваясь. В округе было по-прежнему тихо и безлюдно.
   – Ты ничего не замечаешь, Ангел?
   ИС молчала. Стив сделал несколько шагов в сторону, затем посмотрел на свою руку и оглянулся на выглядывавшую из байка Лию.
   – Нет, показалось. Наверно, это у меня в ушах шумит.
   – Тебе следует ответить на вызов, – в который раз посоветовала ему система. – На меня постоянно давят кибератаками. Ещё немного – и моя защита рухнет. Ты же знаешь, что они с тобой сделают.
   Стив скривился, недовольно дёрнул головой.
   – Плевать. – коротко произнёс он, но договорить фразу не успел.
   Закатив глаза, он схватился за руку и беспомощно рухнул навзничь. Увидев, что тот исчез из поля зрения, Лия громко вскрикнула и попыталась подняться с места, но ремни по-прежнему крепко удерживали её без движения. Рывком арианка попыталась освободиться самостоятельно, но ничего не вышло.
   – Стив, что с тобой? – громко позвала она.
   С тихим шелестом ремни беззвучно опали и ушли в стороны, в свои законные места.
   – Освободи! – запоздало крикнула Лия, но Ангел среагировала раньше неё.
   Впереди, прямо перед ней, в передней консоли панели открылась потайная ниша. При слабой подсветке Лия смогла разглядеть небольшой пластиковый саквояж. Она недоуменно поглядела вверх.
   – Что это?
   – Это ему поможет, – не вдаваясь в подробности, произнесла Ангел. – Срочно сделай ему укол в сердце. Прямой.
   – Но я же… Я никогда этого не делала, – девушка окончательно была сбита с толку. Она растерянно озиралась по сторонам. – А ты сама…Что? Ты не можешь его сделать? Я подтащу…
   – Нет, не могу. Ты что, тупая? – взмутилась Ангел. – У меня же нет рук. Не теряй времени. И не болтай.
   – Тогда какая от тебя польза? – чуть ли не плача, воскликнула Лия. – Что с ним? – Она до чёртиков боялась даже прививок.
   – Они достали его. Я ничего не смогла сделать. Я же предупреждала; Рано или поздно они всё равно прошьют мою защиту.
   Лия неуклюже перелезла через борт и склонилась над Стивом. Одним пальцем она попыталась приподнять ему веки. Зрачков не видно. Стива били судороги. Неуверенно, дрожащими руками она раскрыла саквояж и в нерешительности застыла.
   – Как он хоть выглядит? – готовая в любой момент разреветься, спросила она. Схватила первое, что показалось ей знакомым. Это оказался стетоскоп.
   – Нет, не то. Дура! Такая толстая, круглая наклейка с ярко-алым кругом посередине, – в голосе Ангела девушка расслышала нетерпение.
   – Нашла. Что дальше?
   – Расстегни комбинезон и приложи напротив сердца.
   Лия поискала глазами застёжки. Их нигде не было. Она попыталась силой разорвать материал, но он даже не помялся.
   – Не выходит.
   – Дикарка!
   В суматохе Лия даже не обратила внимания на её последнюю фразу.
   – Как это сделать?
   – Тебя, что, только вчера из джунглей выпустили? Проведи пальцем по линии раздела. Я думала, ты соображаешь в солдатском обмундировании, – вся речь Ангела была пропитана ядом.
   «Ревнует, что ли?» – с удивлением подумала Лия.
   Комбинезон разошёлся легко, и на груди она увидела стража. Его огромный рубин горел ярко-кровавым светом. Она попыталась отодвинуть его в сторону, но громко вскрикнула, когда обожгла о него пальцы. Затрясла в воздухе рукой, пытаясь унять резкую боль.
   – Что-то не так! – громко воскликнула она.
   Кулон находился прямо над сердцем – там, где она должна была приложить наклейку. Лепить её сверху было бы глупо.
   – В чём дело? – раздражённо подала голос Ангел – Что у тебя снова?
   – Я не могу сделать укол! – воскликнула Лия. – Мне кулон мешает. Он почему-то горячий.
   – Как ты до сих пор выживала? – возмутилась ИС. – Обмотай чем-нибудь руки и скинь.
   Где-то далеко из глубины подземелья, по нарастающей к ним приближался шум. Он походил то ли на обвал, то ли на приближение поезда, явно сошедшего со своего пути. Лия растерянно оглянулась на машину.
   – Ангел, ты это слышишь?
   Она внимательно посмотрела в ту сторону. Ей показалось, что она различает в темноте слабые отблески пламени.
   – Что это, Ангел?
   Спустя секунду невидимый источник звука и света оставил сомнения в прошлом: к ним движется (и довольно стремительно) нечто.
   – К нам гости, – холодным тоном сообщила ИС. – Ты сможешь его поднять? Сержанта следует перетащить в кабину. Я не могу вас накрыть защитным полем вне корпуса.
   Лия вцепилась пальцами в обшлаг воротника Стива. Со стоном попыталась его приподнять. Он был тяжёлым. Шаг за шагом, пятясь задом, она тащила его к аппарату, но почти сразу поняла: ей ни за что не успеть. Грохот нарастал. Уже стал различим скрываемый до этого темнотой зал, где они оказались так неожиданно и по воле интеллектуальной системы. Похоже, они сами себя загнали в эту ловушку.
   – Я не могу, Ангел, – прохрипела она, рывками дёргая бесчувственное тело. – Он тяжёлый. Отожрался, сволочь!
   – Тащи быстрее, я прикрою!
   Материал одежды Стива был эластичным и скользким. Сжатые пальцы, как бы она ни старалась, его просто не удерживали. Но Лия не сдавалась. С каждым рывком она всё ближе и ближе приближалась к машине. Грохот становился всепроникающим. Оглушительные децибелы били по перепонкам, заставляя содрогаться все внутренности.
   «Хоть бы успеть укрыться за корпусом, – подумала Лия. – Тогда Ангел без проблем выдержит оборону».
   Ей не хватило совсем чуть-чуть. Так и не успела. С ужасным грохотом, подняв в воздух тучу пыли и каменных обломков, подсвеченный изнутри отблесками пламени, в зал влетел непонятный аппарат. Не поняв, в чём дело, Лия инстинктивно закричала и упала на Стива, прикрывая его своим телом. Она закрыла глаза, ожидая неминуемого конца. Мощный динамический удар подбросил их ввверх и покатил по полу.

Глава 11

   Всё в одночасье стало серым. Исчезли краски, кое-как проступавшие в сумраке подземелья. Исчезли красиво инкрустированные узоры мраморного пола. Всё покрылось толстым, невесомым слоем праха, некогда существовавшего в образе резных колонн и голых каменных девиц, стыдливо прикрывавших ручками плавные изгибы похотливых тел. Всё стало безликим, гнетущим и унылым.
   Лия закашлялась. Она неуверенно приподняла голову, всё ещё не веря в своё чудесное спасение. Огляделась по сторонам, ища взглядом то, что наделало столько шума в этом тихом царстве Аида. И, обнаружив страшно покорёженный, едва узнаваемый по своим очертаниям старенький аэрокэб, открыла от удивления рот.
   – Не стреляй, Ангел, – с хрипом крикнула она, придерживая рукою грудь, но дальше продолжить не смогла. Судорожно закашлялась.
   Сухим, очищающим кашлем. Пыль скрипела на зубах. Слюна сделалась вязкой, тягучей и противной на вкус. Её хотелось сплюнуть, но она никак не желала отделяться от губ. Лия озабоченно глянула на Стива. Тот лежал спокойно. Судороги уже, кажется, прошли. Его больше не колотило, как в эпилептическом припадке. Даже дыхание восстановилось – сделалось ровным и без надрыва.
   Лия склонилась над его лицом, прислушалась. Дышит. Кулон погас. Он больше не светился тем пугающим светом, окрашивая грудь парня в кровавый цвет, словно кровь растеклась по его телу. Она осторожно тронула камень. Он казался ещё тёплым, но всё же не таким горячим, как изначально. Сдвинула двумя пальцами в сторону.
   На груди осталась отметина. Красное размытое пятно от ожога. Оно уже приобретало коричневый оттенок, что было не свойственно для только что полученной травмы. Так быстро ничто не заживает. Разве только… Медленно на коже, как на старой фотобумаге, проявлялся рисунок.
   Лия ахнула. Она растерянно оглянулась.
   Старенький, разбитый падением, видавший виды аэрокэб. На его обшивке ещё остались следы от бывалых заплат. Со следами выгоревшей на солнце краски, немного отличавшейся по колеру от основного фона его покрытия. Корпус ещё не остыл. Дымится от температуры, испуская невыносимое зловоние. Его дверцы с шипением медленно раскрылись, и на гранитный пол из тёмного чрева машины вывалились два арианца. Их Лия узнала сразу.
   Они, так же, как и она, кашляли, утирая с глаз огромными кулаками слёзы, а их гривы, до этого выглядевшие устрашающе великолепными, теперь больше напоминали свалявшиеся половые тряпки, каким-то способом прилепившиеся к человеческим телам.
   – Не стреляй, Ангел, это свои! – снова крикнула Лия.
   С тихим лязгом в корпус машины Стива спряталось изготовленное для отражения нападения оружие. Несмотря на помятость, байк всё ещё продолжал выглядеть великолепно. Чувствовалась женская рука. На нём ни пылинки. Скорее всего, из-за антистатического поля. Чёрная, блестящая, вызывающая одновременно и уважение, и восхищение боевая красавица-машина. На неё невозможно было не заглядеться. Правда, местами поцарапанная и слегка помятая от недавнего падения в эту городскую клоаку, которую представляет теперь нижний город. Но это нисколько не усугубляло общее впечатление в целом.
   Лия в знак приветствия едва заметно кивнула и снова отвернулась к Стиву. Он так и не приходил в себя. Похудевший за несколько минут, бледный, он больше походил на труп, нежели на живого человека. Только дыхание выдавало его принадлежность к миру живых – на удивление ровное и глубокое.
   Решившись, Лия оседлала его и робко, боясь причинить боль, потёрла уши. Парень не реагировал. Она начинала психовать.
   – Стив! Стив! – склоняясь ближе, так, что её жаркое дыхание начало согревать его губы, позвала она.
   Сжала щёки двумя пальцами, потрясла голову. Она оглянулась, ища помощи. Оба арианца уже поднялись на ноги и подходили к ним. Дунула себе на лоб, пытаясь убрать липкую от пыли прядь волос, упавшую на глаза.
   – Стив, очнись!
   Арианцы с благоговейным страхом смотрели на грудь Стива – туда, где уже довольно отчётливо проступила отметина от раскалённого камня. Они перешёптывались, указывая пальцами на проявленный рисунок.
   Лия с силой, двумя кулаками, с размаху ударила его по груди.
   – Стив! – яростно крикнула она.
   Он вздрогнул. С судорожным стоном вдохнул живительный кислород. Резко выгнулся, казалось, касаясь пола только затылком и кончиками ног. Так, что Лия от неожиданности едва с него не слетела. Схватил руками её за плечи и открыл глаза, непонимающе глядя на девушку. Арианка радостно улыбнулась.
   – Слава богу, ты жив! – со вздохом прошептала она, поправляя чёлку на его коротко стриженной голове.
   Он удивлённо похлопал глазами, узнал её. Обессиленно убрал руки с её плеч и с трудом, тихо, едва слышно что-то прошептал, выдавливая из себя слова.
   – Что? – переспросила Лия, ниже наклоняясь к его губам.
   – Почему? – еле различимо прохрипел он. – Почему как только я отрубаюсь, ты всегда оказываешься на мне? Слезь с груди! Зараза! Дышать не могу…
   Лия жалко улыбнулась, сконфуженно поглядела на подошедших друзей и неуклюже сползла с него на пол. Через тонкий комбинезон острые осколки камней больно резали её колени.
   – Что? – прохрипел Стив, перехватив ошарашенный взгляд арианцев.
   Он потёр рукой грудь, слабо кашлянул и поморщился от боли. Лия сидела рядом, скрестив руки в замок, и радостно глядела на него.
   В стороне снова с сухим щелчком лязгнуло оружие.
   – Как вы нас нашли?! – во всю мощь своих динамиков рявкнула машина.
   – Ангел, он жив! – крикнула ей Лия.
   Опомнившись, она помогла ему придержать трясущуюся голову.
   – Ты как? Встать сможешь?
   Он слабо кивнул.
   – Как вы нас нашли? – не унималась машина.
   Арианцы с испугом оглянулись в её сторону. Для них это было так необычно. От растерянности они потеряли дар речи.
   – Не бойтесь, она добрая, – успокоила их Лия. – А и правда… как? Вы же не могли нас найти?
   Один из них указал рукой на грудь Стива.
   – Страж вывел, – неопределённо ответил он.
   Скосив глаза и опуская подбородок ниже, Стив попытался рассмотреть, что же там у него на груди, отчего эти первобытные дети с таким испугом смотрят на него.
   – Проклятье! – прохрипел он, увидев коричневое пятно, уже покрывавшееся твёрдой корочкой. – Какого дьявола это на мне делает?
   – Руками шире раздвинул полы комбинезона, пытаясь рассмотреть, что же там есть ещё. Едва различимо на теле проступили очертания странного существа. Стив пару раз моргнул, но неудачный ракурс мешал ему разглядеть рисунок в полной мере. Так сказать, насладиться своим новым украшением.
   – Вот блин! – прохрипел он.
   – Тебя страж пометил, – коротко пояснил старый арианец. Он задумчиво покачал головой. – Я даже не припомню, когда такое случалось.
   – Всего два раза, – вставил слово второй, – За всю историю страж помечал своего хранителя всего два раза.
   Оба глубокомысленно вздохнули.
   Лия помогла Стиву подняться на ноги. Он встал. Пошатываясь, одной рукой опираясь о её плечо, а другой неловким движением застёгивая костюм, побрёл к байку. Арианцы поморщились. Им явно приносило удовольствие разглядывание отметины на теле у землянина.
   – Ну и что? – безразлично бросил он, оглядываясь на них. – Это что-то меняет?
   Оба пожали плечами.
   – У тебя вроде как должна появиться сила… – неуверенно попытался объяснить ситуацию старший арианец.
   – Кинтар, не морочь ему голову, – перебила Лия. – У него и без вас она идёт кругом.
   – Нет, – не обращая внимания на девушку, не согласился с ним второй.
   – Сила у него появится только тогда, когда сила матери Ари перейдёт к дочери Ари. Так всегда было.
   – Да замолчите вы, наконец! – вспылила девушка. – Сейчас нам о другом думать надо. Как раствориться, пока нас не засекли.
   Она помогла Стиву доковылять до байка. Тот с облегчением упёрся обеими руками в борт. Тяжело дыша, с наслаждением вдыхал прохладный воздух, струившийся из салона. Заметил оставленный девушкой на сиденье саквояж с медикаментами и кивнул в его сторону:
   – Ты мне не подашь стимуляторы? – попросил он. – Вон те, синенькие.
   Лия кивнула. Было понятно, что без внешней подпитки долго он не протянет. Здоровье у него хоть и молодое, но не безграничное.
   – Ангел, что произошло? – спросил он, беря у девушки сразу две синих наклейки и прилаживая их к запястью правой руки. – Ничего не помню.
   – Я тебя предупреждала, сержант, – отозвалась приятным девичьим голосом интеллектуальная система. – Они пытались тебя убить. Надо было отвечать на запросы.
   – Почему не убили? Ты заблокировала их?
   – Может, сядешь на место? – кивая на сиденье, предложила Лия.
   Стив отрицательно покачал головой.
   – Нет, не заблокировала, – ответила ИС. – Для меня это так и осталось загадкой. Если сигнал прошёл, то его невозможно остановить.
   – Это страж, – подал голос молодой арианец. – Только он может защитить хранителя. Нормул не случайно отдала его землянину.
   – Не говори, чего не знаешь, Зувр, – оборвала его Лия.
   Стив попытался самостоятельно перелезть через борт машины, но силы пока были не те. Он оглянулся на девушку: – Помоги!
   Она кивнула.
   – Почему у твоей машины нет дверей?
   – Потому что это боевая машина, а не такси.
   С её помощью Стив, кряхтя, перевалился за борт и плюхнулся на своё прежнее место. Блаженно откинул голову на сиденье и закрыл глаза.
   – В словах этих дикарей есть логика, – подала голос Ангел. – Я не знаю возможностей, способных заблокировать действие сигнала. В принципе, такое невозможно.
   – Может, не будем про дикарей? – огрызнулась Лия. – Это ещё надо посмотреть, кто из нас больше дикарь! Или вы считаете, что уничтожение разумной жизни планеты выглядит более цивилизованно?
   Потолок над их головами вздрогнул. Посыпалась мелкая дисперсная пыль. Лия озабоченно посмотрела вверх и перевела взгляд на машину.
   – Бомбят? – спросила она.
   – Нет, нечто иное, – отозвалась Ангел. – С орбиты прибыли «Кроты» – боевые машины для зачистки нижнего города. Минут через двадцать нам здесь станет неуютно.
   – Ты же говорила, у нас ещё есть время? Почему они прибыли раньше?
   – Какая разница? – прохрипел Стив. – Надо убираться. Ангел! Есть задумки, куда?
   – Может, в убежище? – неуверенно спросила девушка, оборачиваясь к арианцам. Те отрицательно закачали головами.
   – Не получится, – ответил старший. – Они уже в облачном мире. Теперь их ничто не может достать. Пока твоя мать не будет готова передать тебе силу, они здесь не появятся.
   – А если мы за это время умрём?
   Арианец пожал плечами и кивнул на Стива:
   – Это его забота. Он просто обязан тебя защищать.
   Стив застонал, давая понять, как ему всё это надоело.
   – Тоже мне, нашли супермена! Вы хоть представляете, с чем мы имеем дело? – он приподнял голову и поглядел на своих инопланетных друзей.
   – Против нас – лучшие головорезы федерации! Изерианцам плевать на моральные устои. Они могут грабить, убивать и делают это, я вам скажу, очень профессионально. На суше, под водой, а теперь уже и под землёй нам негде будет укрыться. Джунгли нас не спасут. Спутники крысу под землёй могут засечь. А что за облачный мир вы только что упоминали?
   Лия виновато улыбнулась:
   – Это наша тайна, – отводя взгляд, ответила она. – Я не могу тебе рассказать. Прости.
   – Да ладно… Я же один из вас. Теперь мы все в одной вонючей заднице. Хотите выжить – будьте добры, выкладывайте.
   Она вопросительно посмотрела на своих соплеменников.
   – Говори, – согласился один из них. – Всё равно это уже ничего не изменит. Будет он знать или нет, нам туда не добраться.
   – Тогда и знать не хочу, – Стив освободил девушку от трудного решения.
   Лия благодарно кинула. Стив хмыкнул, улыбнулся, но улыбка получилась у него далеко не радостная. Над головой уже довольно ощутимо бабахнуло.
   – Ангел, так какие предложения? – спросил он у ИС. – Рассиживаться на одном месте теперь нам себе дороже. Изреки что-нибудь. У тебя информации – что в нью-йоркской библиотеке. Может, типа, залезем в какой-нибудь вулкан? Там нас точно искать никто не будет.
   – Сержант, тебе мозги поджарили? – отозвалась машина. – На планете нам не укрыться. Это однозначно.
   – А ты собираешься зафрахтовать звездолёт? – перебил Стив. – Так извини, билеты на рейсы распроданы. Насколько я понял, когда в последний раз видел небо, космопорт приказал долго жить. Как и Нью-Кэмп. От него только ошмётки по орбите летают.
   – Надо чтобы ты переговорил со своей командой, – предложила Ангел.
   – В данной ситуации только они могут оказать нам помощь.
   – Только не с Мэг! – поспешно выпалил Стив.
   – Больше, не с кем.
   – А что в ней такого, в этой Мэг? – заинтересованно спросила Лия.
   – Ничего, – Стив изобразил на лице беззаботность. Но девушку трудно было провести. С опаской поглядывая в её сторону, он всё же вынужден был продолжить: – Почему кроме Мэг, я ни с кем не могу говорить? Ты же сказала; моя команда на вторых ролях. Что мешает?
   – Кроме капрала Фокс, все остальные в коматозном состоянии, – сообщила ИС. Ему показалось, что он расслышал в её ответе издевательские нотки. – Отпуск. – Пояснила Ангел. – Все в глубоком похмелье. В лучшем случае они предложат тебе сгонять за пивом.
   – Проклятье! – Стив тяжело вздохнул. Он, конечно, предпочёл бы, чтобы напилась одна Мэган, но такое представить – это из области фантастики! Мэг ещё никто никогда не перепивал. С надеждой в голосе он обречённо попросил:
   – Может, обойдёмся без Мэгги?
   – Сержант, не стоит себя обманывать. Этот разговор рано или поздно должен произойти.
   Стив кивнул. Он мысленно обратился к Всевышнему, чтобы тот смог убедить Мэг не так сильно на него злиться.
   Тотчас напротив загорелась голограмма. Мэг предстала перед ним во всём своём великолепии. Одетая по полной боевой – в броню, но без шлема. Сидящая в таком же байке, что и он. Разъярённая и тупо глядящая в одну невидимую точку прямо перед собой, не замечающая ничего. Она ещё не осознала, что пришёл вызов и машина соединила её с невидимым собеседником.
   Стив втайне надеялся, что вот сейчас она ничего не заметит, а он со спокойной душой примется обсуждать другие варианты. Но не прокатило.
   Мэган подняла взгляд. По мере узнавания её взор мутнел, наливаясь кровью, Губы начали кривиться в ядовитой ухмылке.
   – Любовничек… – процедила она сквозь зубы, чуть отклоняя вперёд тело. – Яйца не болят от совокупления?
   – Мэг, я должен всё объяснить, – поспешил промямлить Стивен. Он покосился в сторону Лии, в глазах которой всё больше разгоралась заинтересованность.
   – Как же? А раньше ты не мог этого сделать? Скажи: что я тебе сделала такого, что ты со мной так поступил? Сколько раз я прикрывала твою сраную шкуру? Сколько раз мы спали вместе, прижимаясь друг к другу, чтобы не замёрзнуть? Сколько? Что, молчишь?!
   – Мэг, ты всё не так поняла. Это здесь совсем ни при чём, – бормотал Стив в надежде, что та его услышит.
   Но Мэг его не слышала. Было ясно: всё последнее время она готовилась к этому разговору. Прокручивала его в мыслях, может быть, сотни раз. Трудно представить, что произошло бы, окажись они в этот момент друг напротив друга. Мэг трясло. В глазах столько боли, что Стив невольно передёрнул плечами.
   – Мэг, прости.
   – Простить? За что? Ничего ведь не произошло. Ты просто меня кинул. Кинул, как. – она замолчала, подыскивая подходящее определение.
   – Ты не дала мне времени. Я бы тебе всё объяснил, – поспешил вставить слово Стив. – Я вынужден был сбежать. Я боялся, что всё зайдёт слишком далеко. Как бы ты посмотрела на меня, останься я в номере? А после. Сообщить тебе, что я тебя не люблю? Что бы ты тогда сделала?
   – Оторвала голову, – губы Мэг вновь скривила ядовитая усмешка.
   – Да, я струсил, – сознался Стив. – Я не мог посмотреть тебе в глаза. Всё рассказать. Начистоту. Но почему? Ты мне нравишься, Мэг, как человек, как друг, и только так. Мы так много пережили вместе, что я даже в мыслях не допускаю тебя обидеть.
   – Но ты обидел! Ты убежал. Ты даже дезертировал, чтобы только со мной не встречаться. Неужели я не достойна даже толики объяснений?
   – Дело не в этом, Мэг, – Стивен понял: она винит себя ещё в том, что он скрылся со службы. Дезертировал. – Тут ты ни при чём, Мэгги. Это совсем другое.
   – Что? На тебя отдан приказ на устранение. Если дело не в этом, то в чём?
   Стив опустил глаза. Он не знал, как ей объяснить, чтобы Лия при этом не пришла в бешенство.
   – Потребуй личной встречи, – услышал он тихий шёпот Ангела.
   – Нам надо встретиться.
   – Как? – Мэган изумлённо воззрилась на него. – Сейчас ты самое разыскиваемое лицо на планете. Ты настолько наивен, что думаешь, нас не прослушивают? Вычислить твоё местоположение – это всё равно, что два пальца об асфальт.
   – Мне удалось временно заблокировать ваш сеанс, – вновь вставила слово Ангел. – У вас ещё три минуты.
   – Нас не слышат, Мэг, – сказал Стив. – Давай встретимся? Всё обсудим с глазу на глаз?
   Она неуверенно пожала плечами.
   – Ну… Я не знаю. Где?
   – Выбери сама место. Пришлёшь координаты на мой адрес. А пока нам надо отсюда выбираться.
   – Нам?
   – Позже объясню. И, пожалуйста, притащи с собой наших ребят. Их помощь будет нелишней. Надеюсь, им ты ничего не рассказала?
   – Я? Я, по-твоему, что – дура? Ладно, встретимся. Может, хоть рожу тебе набью. Жди через пару минут координаты точки.
   Мэган исчезла. Стивен облегчённо вздохнул. С души хоть и половина груза, но всё же спала.
   – Так-так-так… – раздался над его ухом задумчивый девичий голосок. – Я так понимаю, без меня ты жил полноценной жизнью?
   Тон Лии не предвещал ничего хорошего. Стив тяжело вздохнул.
   – Не начинай, Лия, – сказал он. – У меня и без тебя голова идёт кругом. Если ко всему прочему на меня будешь давить и ты. Просто давай успокоимся и примем решение, как из всего этого выпутаться.
   Словно в подтверждение его слов, над головой вновь ощутимо громыхнуло.
   – До контакта с «Кротами» менее пяти минут, – громко сообщила Ангел.
   – Приказывайте, сержант.
   Стив поймал руку девушки. Склонившись, он заглянул ей в глаза:
   – Ты злишься? – спросил он.
   – Нет, что ты? Радуюсь, – Лия посмотрела на него как на идиота.
   – Тогда в машину. А вы. – Стив задумчиво поглядел в сторону арианцев.
   – Ты их не бросишь, – твёрдо заявила девушка.
   – И не думал. Ангел, не препятствуй.
   Машина промолчала. Ободрённые соплеменники Лии радостно заулыбались, залезая на задние сиденья байка.

Глава 12

   Руки Стива, хоть и находились над виртуальными пультами управления, но байк она ему не доверила. Мозг человека не в состоянии справиться на таких скоростях с постоянно меняющейся ситуацией при движении. Резкие повороты, транспортные развязки – всё это проносилось с такой запредельной скоростью, что уследить можно было только включив замедленный повтор, что по естественным причинам никто делать не собирался.
   Только один раз она вывела их на ошеломительного размера подземную пазуху, где глубоко внизу раскинулся нижний город. Утонувший в глубине мрака, погружённый в пучину ужаса, некогда цветущий мир. Стив помнил его совершенно иным.
   Байк пронёсся над городом подобно комете, слабым росчерком габаритных огней оставив в воздухе искрящийся след. Нырнул в новый тоннель и, не сбрасывая скорости, снова понёсся по его узким извилистым переулкам, виляя из стороны в сторону, заставляя сердца биться в ускоренном темпе, а дыхание – трепетно замирать. От страха. От неожиданности. От безнадёжности.
   Стив невольно скосил взгляд на своих пассажиров. Они сидели молча, застыв от напряжения. Он их понимал. С непривычки любому сделается дурно. Странно, как они ещё умудрялись держаться!
   – Получила координаты точки встречи, – сообщила ИС. – Вывожу на курс. Советую пристегнуться – при непредвиденном столкновении гравитационные компенсаторы могут быть отключены.
   Из подлокотников кресел, подобно змеям, скользнули страховочные ремни. Стив, словно невзначай, накрыл своей ладонью руку Лии. Она поглядела на него. Нахмурилась, но руку не убрала.
   – Сколько до точки? – спросил Стив машину.
   – Десять минут. Но это приблизительное время. Ситуация меняется.
   Тоннель оборвался вновь. Теперь уже они выскочили на западной окраине города. Вероятнее всего, чтобы не шокировать пассажиров, Ангел не транслировала всю полноту картины, окружавшую их повсеместно извне. Просматривались только ближайшие несколько сот метров. Девушка недоумённо посмотрела на него. Похоже, в её голове поселилось сомнение.
   – Стив, – спросила она. – Так и должно быть, или твоя жестянка от нас что-то скрывает? – Девушка кивнула головой на прозрачную броню.
   – Ангел, ты слышала? – переспросил он.
   – Я стараюсь уберечь самообладание дикарей, – парировала колкость Лии ИС. Мигнув, изображение, проецируемое бронёй, стало более объёмным.
   Все без исключения вскрикнули. Теперь стало видно всё. Город заваливало каменным дождём. Свод подземной пазухи рушился на глазах. Гигантские буры, стремительно вращаясь, прорывались с поверхности, осыпая лежавшие внизу строения осколками породы величиной с порядочный дом. Отдельные участки города невозможно было узнать. Они больше походили на безжизненную каменную долину. Там, где постройки сливались воедино со сводом, они трескались, осыпались вниз, хороня под своим весом то немногое, что могло ещё уцелеть.
   Лия сжала пальцами его ладонь. Она что-то шептала. Её губы дрожали. Стив прислушался.
   – За что, за что? – Стив едва улавливал её слабый шёпот.
   Арианцы, сидевшие позади, только учащённо сопели. Это сопение было гораздо красноречивее слов. Лия повернулась к нему. В глазах шок.
   – Почему? – тихо спросила она.
   Стив пожал плечами.
   – Не знаю, – честно ответил он. – Ангел, у тебя есть ответ?
   – Нет, сержант. Все, кто задавал подобный вопрос, замолкают навсегда. Капрал Фокс – мужественный человек, раз согласилась на встречу с тобой.
   – Ты хочешь сказать, что они уничтожают своих? – Стив не мог поверить своим ушам. Как такое вообще возможно? – Но хоть какие-то объяснения появляются в эфире?
   – Нет. Только указания о зачистке очередного квадрата. Подразделения из землян отведены во второй эшелон. Балом правят войска Изерии.
   – Как они собираются объяснить случившееся? – недоумённо спросила Лия. – Это же невозможно скрыть! Все свободные миры ополчатся против федерации! Не понимаю…
   – Поверь мне, – угрюмо отозвался Стив, – есть множество способов, чтобы сокрыть содеянное. Ты уж поверь, я знаю.
   Стив отвернулся, глядя на разверзшийся хаос. Огромный бур внезапно выскочил сверху и, едва не задев их, растворился во мраке. Ангел резким манёвром успела отвести аппарат в сторону и продолжила путь, ведя их к невидимой точке. Маневрировать становилось сложнее. Было ясно: только секунды отделяли этот подземный мир от полного погребения. Ей пришлось сбросить скорость, чтобы не врезаться в один из множества камней, всё чаще обрывавшихся сверху. Уйдя от очередного обвала, они нырнули в новый спасительный проход. Он шёл под углом в сорок пять градусов к поверхности.
   – Впереди вода, – сообщила ИС. – Возможно, побережье разрушено. Приготовьтесь. Переход из одной среды в другую пройдёт с заметной тряской.
   Стив знал эту часть города довольно прилично. Он часто бывал здесь, находясь в отпуске. Наикрасивейшее место во всей Вселенной. В этой части острова океан обрывался прямо у берега, сразу на умопомрачительную глубину. Люди не преминули воспользоваться подобным обстоятельством, создав многочисленные подводные рестораны и целую цепь для индустрии развлечений. Тут тебе и океанариумы, и аттракционы для дайвинга со сказочными городами, покрытыми россыпью утерянных пиратами сокровищ. Всё, что только душа пожелает. Обидно, что теперь всё это уничтожено. Стёрто с лица планеты по чьей-то злой прихоти.
   – Для тебя это проблема? – спросил Стив, удивляясь обеспокоенности ИС.
   – Нет, если только для нас осталась щель, в которую мы сможем протиснуться на поверхность. А если нет… – Ангел многозначительно замолчала.
   Лия озиралась по сторонам. Вокруг аппарата уже образовалось светящееся облако плазмы, позволявшее ему скользить под водой, не изменяя скорости. Они даже не заметили, когда воздушная среда сменилась водной. Только ощутимо тряхнуло. Но трясёт последнее время их постоянно. Одним толчком больше, другим меньше. Лия хмурилась всё больше.
   – Стив, – обратилась она к нему. – Мне кажется, они знают про моё существование. – Девушка потёрла двумя пальцами виски, пытаясь в полной мере осознать мысль, только что пришедшую ей в голову. – С каждой минутой для нас всё становится только хуже. Они следят за нами. Я это чувствую.
   – В принципе, такое возможно. Если только Ангел что-то упустила, – Стив посмотрел вверх. – Ангел, ты допускаешь подобное?
   – Сержант, не хочу себя переоценивать, но с момента, когда вы появились на борту, я постоянно блокирую сигналы ваших коммов, – отозвалась ИС. – Хотя в словах нашей гостьи смысл есть. Такое возможно только при одном условии: если ни за одним из вас не велась слежка изначально. Для супер ИС не составит особого труда вычислить алгоритмы поведения интересующего её объекта. Даже несмотря на мой блокирующий сигнал.
   – Что такое супер ИС? – заинтересованно спросила Лия.
   – Другая, очень мощная интеллектуальная система, – ответил Стив.
   – Может, это она стоит за всем?
   Стив скривился, словно это малое дитя задало ему очень глупый вопрос.
   – Не говори глупостей, – отрезал он. – Такое невозможно. Всегда за действиями любой машины стоит воля человека. Здесь нечто иное.
   – Она права, – подал голос сидевший на заднем сиденье Кинтар. – Нет сомнений. Ваша супернавороченная ИС изначально знала, кто такая Лия.
   – А кто она? – в один голос спросили Стив и Ангел.
   – Она дочь Ари, – просто ответил арианец, будто одним этим он расставил все точки над i.
   – Может, объяснишь? – спросил Стив. – Я постоянно слышу это слово.
   – И я, – поддержала его Ангел.
   – А у вас время есть?
   Байк резко сменил направление движения и теперь, убыстряясь, понёсся к поверхности, прорываясь сквозь сплошное облако, состоявшее из мелких пузырьков кислорода и осколков бетонной пыли, исходившщих из затопленных пустот подземного города.
   – Вероятно, именно в этом кроется разгадка событий, произошедших на планете за последние часы, – поделилась своим мнением, ИС. – Что-то произошло такое, что явилось катализатором для детонации свершившихся изменений. Поначалу – ваше быстрое обнаружение в отеле службами СБ. Затем – непонятная погоня в воздухе, и что самое невероятное – столь быстрое задействование аппаратов «Крот» для разрушения подземного города, где в этот момент, опять же, находимся мы. Сержант, она опасна. Если её оставить – возможно, преследование закончится.
   Стив посмотрел на Лию. Она выжидала его ответа и вовсе не казалась напуганной. Наоборот, Стиву показалось, что она полна решимости.
   – Даже не думай, – проворчал он, опережая готовые вырваться из её уст слова. – Что бы ни случилось, я тебя не брошу.
   – Но Стив! – воскликнула девушка. – Ты представляешь, чем жертвуешь, оставаясь рядом со мной?
   – Жизнью? Да? – Стив усмехнулся.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →