Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

По данным ООН на земле ежедневно появляется 250.000 новорожденных, по три каждую секунду.

Еще   [X]

 0 

Убийство Мередит Керчер (Кинг Гэри)

1 ноября 2007 года тело Мередит Керчер, молодой студентки из Лондона, было обнаружено полицией итальянского города Перуджа. Ссадины, царапины, многочисленные ножевые ранения… В ходе расследования соседка Мередит Аманда Нокс несколько раз меняла свои показания, но в итоге вывела полицейских на владельца местного бара, который, по ее словам, приставал к Мередит. Почему же тогда улики свидетельствуют против самой Аманды и ее друга Рафаэля?

Год издания: 2011

Цена: 75 руб.



С книгой «Убийство Мередит Керчер» также читают:

Предпросмотр книги «Убийство Мередит Керчер»

Убийство Мередит Керчер

   1 ноября 2007 года тело Мередит Керчер, молодой студентки из Лондона, было обнаружено полицией итальянского города Перуджа. Ссадины, царапины, многочисленные ножевые ранения… В ходе расследования соседка Мередит Аманда Нокс несколько раз меняла свои показания, но в итоге вывела полицейских на владельца местного бара, который, по ее словам, приставал к Мередит. Почему же тогда улики свидетельствуют против самой Аманды и ее друга Рафаэля?
   В документальном расследовании «Убийство Мередит Керчер» известный журналист Гэри К. Кинг предельно откровенно и полно описывает ход следствия и судебного процесса. Он приводит показания свидетелей и не скрывает от читателя истинные черты характеров героев и их запутанные отношения.


Гэри К. Кинг Убийство Мередит Керчер

   Памяти Мередит Керчер
   Убийство гнусно по себе; но это Гнуснее всех и всех бесчеловечней.
Уильям Шекспир, «Гамлет»

Благодарности

   Особые благодарности редактору Джону Вордсворту из издательства «Джон Блейк Паблишинг» за то, что он пожелал выпустить такую книгу и поручил это именно мне. У него был большой выбор авторов, готовых написать подобную историю, и я благодарен ему, что он выбрал меня. Прочитав мой выходящий трижды в неделю блог True Crime Report (www.truecrimereport.com), Джон спросил, не могу ли я написать книгу, посвященную убийству Мередит Керчер. Кто бы на моем месте отказался? Мне очень понравилось работать с Джоном. Без его профессионализма и энтузиазма эта книга никогда не появилась бы.
   Я также очень благодарен издателю Джону Блейку из «Джон Блейк Паблишинг», который сразу же согласился издать эту книгу, хотя он и его компания никогда раньше со мной не сотрудничали. Он пошел на рассчитанный риск, и я ценю его доверие и то, что он не сомневался в том, что работа будет выполнена быстро. Я также благодарен всем сотрудникам «Джон Блейк Паблишинг», кто работал над книгой, с самого начала и до ее выхода в свет.
   И наконец, я бесконечно благодарен членам своей семьи – Тересите, Кирстен и Саре – за их постоянную поддержку и за то, что они терпели, пока я долгими часами корпел за работой и не мог уделять им внимание. Вы самые лучшие!

Предисловие автора

   Вам предстоит прочитать запутанную историю, в которой не до конца ясно, кто виновен, а кто нет. Я сделал все возможное, чтобы защитить достоинство погибшей, и, надеюсь, мне хотя бы до некоторой степени удалось описать Мередит Керчер такой, какой она была при жизни. Подробности убийства некоторым читателям могут показаться отталкивающими, но я совершенно не собирался кого-то оскорблять или оправдывать жестокость и сексуальное насилие в отношении этой невинной жертвы.
   Я пристально следил за этим процессом начиная с ноября 2007 года, так что описание событий – это плод кропотливых исследований, которым я посвятил не одну сотню часов, прежде чем написать первое слово. Я решил излагать события в хронологическом порядке – с того момента, когда был обнаружен труп Мередит, до разбирательства и судебного приговора, описывая попутно сложное полицейское расследование.
   Я не пытался привнести художественный вымысел в эту трагическую историю, так что ни одно из описанных здесь действующих лиц не является плодом моего воображения. Я старался излагать факты так, как они были представлены широкой публике в различных средствах массовой информации, используя статьи в газетах и журналах, новостные теле– и радиопрограммы, фотографии в прессе, а также сведения о том, что происходило в зале суда на различных этапах разбирательства. Цитаты приводятся по различным источникам, таким как CNN, MSNBC, Court TV, Daily Mail, The Guardian, The Sunday Times, Corriere Della Sera, Corriere Dell’Umbria и CBS News и пр., а также по избранным официальным документам, ставшим достоянием гласности во время процесса.
   Несмотря на то что почти с самого начала многие встали на сторону Аманды Нокс, я старался этого не делать, поскольку поставил своей целью описать то, что произошло с Мередит, а не шумиху, связанную с Амандой. И хотя без кое-каких подробностей этой шумихи никак нельзя обойтись, я предпочел опустить многие детали, поскольку считаю, что и без меня найдутся авторы, которые напишут об этой «пародии на правосудие», как иногда называют этот процесс. Я пытался держать нейтралитет и избегать прямых обвинений, что, если принять во внимание сложность дела и огромный резонанс в прессе, было нелегко. Я хотел лишь описать то, что произошло, и дать читателю возможность самому решать, кто прав и кто виноват, а также восторжествовало ли правосудие на самом деле.

   Г. К. К.
   Декабрь 2009 года

1

   Средневековый город Перуджа, столица итальянской провинции Умбрия, расположен между Римом и Флоренцией, на берегах реки Тибр. Этот исторический город издавна считался центром искусств, а в находящемся неподалеку от Перуджи городке Чита-делла-Пьеве в эпоху Возрождения родился художник Пьетро Ваннуччи (известный также под именем Перуджино), учитель великого Рафаэля. В настоящее время население города составляет более 160 тысяч человек, но изначально это было небольшое поселение, основанное, по мнению многих историков, не ранее 310 года до н. э. Климат в этом регионе преимущественно средиземноморский; зима довольно теплая, а лето не слишком жаркое, ветреное. Помимо исторического прошлого Перуджа славится своим шоколадом – здесь находится компания, производящая конфеты «бачи», или «поцелуи», весьма популярные как в Италии, так и за ее пределами. Здесь же с октября по ноябрь проходит ежегодный фестиваль шоколада, на который съезжаются многочисленные туристы.
   К сожалению, с недавних пор Перуджа известна еще и тем, что здесь произошло отвратительное убийство на сексуальной почве, ставшее мировой сенсацией. Жертва его, Мередит Керчер, красивая молодая иностранная студентка, погибла ужасным образом. Мередит приехала в Перуджу из Англии, чтобы продолжить образование в Университете для иностранцев, Universitaper Stranieri, в который ежегодно поступает около 8 тысяч студентов со всех стран мира, желающих изучать итальянский язык и итальянскую культуру. Отталкивающие подробности этой трагедии и вопрос, кто его совершил и зачем, в конце 2009 года приковали внимание широкой публики не только в Италии, но и по всей Европе. А поскольку одним из главных подозреваемых стала американская студентка, то рассматриваемое в итальянском суде дело вызвало неподдельный интерес и по ту сторону Атлантического океана, в Соединенных Штатах. Выплыли на свет некоторые детали студенческой жизни в Перудже – сексуальная распущенность, злоупотребление алкоголем и наркотиками, что несколько отличалось от той картины, которую рисовали себе родители студентов, свято верившие, что их дети получают образование и приобщаются к высокой культуре. За идиллией университетского городка скрывались страшные тайны.
   Мередит умерла, когда ей исполнился всего 21 год. Мередит Сюзанна Кара Керчер, которую родные и знакомые чаще называли просто Мез, родилась в феврале 1986 года в лондонском районе Саутварк в семье индианки и англичанина. Девушка была очень красива – струящиеся каштановые волосы, карие глаза и ослепительная улыбка, способная растопить сердце любого молодого человека. Характер ее был под стать внешности. Мередит проучилась три года в Университете Лидса на отделении европеистики и записалась на программу по обмену студентами ERASMUS (European Region Action Scheme for the Mobility of University Students, «Европейский региональный план действий по мобильности студентов университетов»). В августе 2007 года она отправилась в Италию, где должна была закончить подготовку к получению научной степени, а также выучить итальянский язык.
   Это было прекрасное время в ее жизни, как и в жизни большинства ее сверстников-студентов; особую остроту ему придавало осознание, что находишься вдали от родного лондонского пригорода, в другой стране. Девушка быстро завела друзей, вместе с которыми заказывала пиццу и кебабы в ресторанчиках, разбросанных по холмистым улочкам Перуджи. Мередит считалась спокойной, прилежной студенткой. Она не избегала развлечений в барах и клубах, но держалась подальше от наркотиков, получавших все большее распространение в городе. Она подыскала себе очаровательный дом, старую виллу с видом на долину, окруженную деревьями с густой листвой, и поселилась там с тремя другими студентками. Никто тогда не подозревал – меньше всего сама Мередит и ее семья, – что ее пребывание в Италии закончится ужасной трагедией и что ей, к прискорбию всех ее близких, предстоит вернуться на родину в гробу.

   Расследование убийства Мередит Керчер официально началось в пятницу утром, 2 ноября 2007 года. Пожилая жительница Перуджи, Элизабетта Лана, проживавшая поблизости от дома, в котором Мередит поселилась за несколько месяцев до этого, как обычно, утром возилась в своем саду. В какой-то момент Элизабетта оторвалась от забот, чтобы вдохнуть утренний воздух, такой свежий и прохладный, а также насладиться чудесным осенним пейзажем в желто-оранжевых тонах на фоне средневековой стены, служившей повседневным напоминанием о богатом историческом прошлом города. Тут ее внимание привлек звук то ли телефона, то ли какого-то другого электронного устройства. Она пошла на звук и обнаружила у ограды своего сада два мобильных телефона. Один из них продолжал звонить; Элизабетта попыталась ответить, но получила сообщение угрожающего содержания. Все это – сам факт наличия посторонних телефонов на ее территории, а также угроза – насторожило пожилую женщину, и она поспешила позвонить в полицию и сообщить о находке. Она сказала, что считает это частью террористического заговора и что, возможно, телефоны служат детонаторами взрывного устройства.
   Прибывшие полицейские осмотрели телефоны и поспешили успокоить женщину – это не был террористический заговор. Довольно быстро обнаружилось, что один из телефонов принадлежит обитателю небольшого дома по адресу виа дела Перолла, 7, в районе Виале Сант-Антонио, неподалеку от центра Перуджи. В этом доме как раз и снимали жилье Мередит с подругами. Служащие полиции почтовых служб и коммуникаций определили, что оба телефона принадлежат Мередит Керчер. То, что эти телефоны были обнаружены в саду Элизабетты Ланы, их удивило, поэтому они решили нанести визит в дом на холме.
   Поначалу полицейские не заметили ничего необычного, по крайней мере снаружи. Они постучали, дверь им открыли молодой человек с девушкой.
   Полицейские сказали, что они пришли вернуть два телефона их владелице и узнать, каким образом они оказались в саду синьоры Ланы. Девушка представилась как Аманда Мари Нокс, двадцатилетняя подружка Мередит из Америки, которая также училась в Университете для иностранцев. Знакомые описывали эту привлекательную блондинку с голубыми глазами как путешественницу-непоседу, любимой одеждой которой были джинсы и шерстяные шляпы. Так, например, Перуджу она предпочла оживленной Флоренции по той причине, что здесь было меньше туристов и больше возможностей для активного отдыха. Молодой человек представился как Рафаэль Соллечито, двадцатичетырехлетний итальянский друг Аманды.
   Соллечито, сын доктора, завершал в Перудже обучение по курсу информатики. С Амандой он познакомился лишь за несколько недель до описываемых событий, на концерте классической музыки; утверждалось, что Аманде в нем понравилось прежде всего то, что он походил на актера Дэниэла Рэдклиффа, исполнителя роли Гарри Поттера. Как Аманда, так и Соллечито высказали опасения, что в дом могли пробраться воры, скорее всего вечером накануне, когда все они отсутствовали. Две другие обитательницы дома, Филомена Романелли и Лаура Меццетти, были примерно того же возраста, что Мередит с Амандой.
   Аманда и Соллечито сказали, что провели вечер у Соллечито и трижды пытались позвонить на один из телефонов Мередит, но безрезультатно. Мередит не отвечала, и якобы именно поэтому они и поспешили утром вернуться домой. Судя по их словам, наружная дверь оказалась открытой, а дверь в комнату Мередит, что подозрительно, запертой изнутри. Кроме того, было разбито окно снаружи, а в ванной обнаружились пятна крови. Аманда сказала, что поначалу подумала, будто кровь оставили другие обитательницы дома, у которых, предположительно, наступили месячные и которые, вероятно, не потрудились убрать за собой. Аманда также сказала, что кто-то еще оставил рвоту в унитазе и не смыл за собой.
   Окно было разбито в комнате Филомены. Аманда сказала, что они позвонили в полицию после того, как она поговорила по телефону со своей матерью в Сиэтле и пожаловалась на то, что «в дом, наверное, кто-то проник». Якобы именно мать посоветовала Аманде обратиться в полицию после того, как она изложила все подозрительные обстоятельства. После небольшого осмотра дома, в ходе которого полицейские подтвердили наличие крови в ванной и сами убедились в том, что дверь в комнату Мередит заперта, было принято решение взломать дверь. Никто из них не предполагал, что по ту сторону их ожидает страшная находка.
   Один из полицейских почти сразу заметил обнаженную ступню, торчавшую из-под стеганого одеяла на полу. Это было довольно толстое одеяло, вроде пуховой перины, которое иногда еще используют в качестве матраса. Аманда в это время стояла снаружи комнаты. Она знала итальянский язык достаточно хорошо, и ей показалось, что она поняла слово «ступня», которое произнес один из полицейских. Позже она утверждала, что именно в этот момент, по возбужденному тону присутствующих, она впервые догадалась, что полицейские обнаружили труп.
   В комнате явно ощущался едкий, почти металлический запах свернувшейся крови, который понемногу превращался в сладковатый запах тела, которое начало разлагаться. Никаких признаков движения под одеялом заметно не было, и все полицейские с содроганием осознали, что следующий шаг – приподнять покрывало, чтобы убедиться в отсутствии признаков жизни, – станет, скорее всего, лишь пустой формальностью.
   Когда они все же откинули одеяло, стараясь сохранить все возможные улики, их глазам предстало ужасное зрелище – труп молодой полуобнаженной женщины в огромной луже крови, обильно пропитавшей одеяло. Несмотря на обилие крови, были заметны колото-режущие раны на шее. На первый взгляд казалось, что таких ран три, но, поскольку жертва была явно мертва и медицинского вмешательства не требовалось, было решено не трогать труп до прибытия следователей, коронера и судебных медиков. Не оставалось почти никаких сомнений, что это был труп Мередит Керчер. Рядом лежало несколько пропитанных кровью газет, неподалеку стоял компьютер.
   В ходе предварительного осмотра были обнаружены пятна крови на окне, которое, предположительно, было разбито изнутри. Полицейские опечатали жилые помещения и огородили прилегающую территорию как место совершения преступления. Было высказано предположение, что убийца (один или с сообщниками) выбрался через разбитое окно, поскольку дверь была заперта изнутри. Но, скорее всего, преступникам было легче скрыться через входную дверь, поскольку на момент совершения преступления все другие обитатели дома отсутствовали; в таком случае окно могло быть разбито в ходе борьбы между убийцей и жертвой или же оно было разбито для того, чтобы создать впечатление, будто убийца скрылся через него.
   Позже в тот же день Министерство иностранных дел Великобритании выступило с кратким официальным заявлением: «Мы подтверждаем, что подданная Великобритании обнаружена мертвой в доме, где она жила. Сотрудники нашего консульства прибыли в Перуджу для совместных действий с представителями властей Италии и обеспечения необходимой консульской поддержки. В настоящее время итальянская полиция расследует обстоятельства гибели подданной Великобритании».
   Хотя имя жертвы в этом скупом сообщении не указывалось, мать Мередит, Арлин, сразу же охватило беспокойство, ведь ее дочь как раз училась в Перудже. Услышав новость, Арлин позвонила мужу Джону, внештатному журналисту, который попытался успокоить ее, утверждая, что в Перудже учатся тысячи британских студенток. Кроме того, имя жертвы действительно упомянуто не было.
   Тем временем место преступления наводнили полицейские и следователи. Во всей этой истории было явно что-то большее, чем казалось на первый взгляд, и следователи поставили себе целью выяснить все обстоятельства этого преступления. Местные жители наблюдали за полицией издалека; многие из них еще не успели осознать, что этот небольшой коттедж уже никогда не будут считать спокойным местом отдыха. Вскоре его станут называть не иначе как casa degli orrori – «дом ужасов».

2

   Пока осмотр места убийства Мередит Керчер в Перудже шел полным ходом, Джона Керчера и его бывшую жену Арлин, безуспешно пытавшихся связаться со своей дочерью из Великобритании, охватывало все большее беспокойство. Позже Джон вспоминал, что в последний раз говорил с Мередит в четверг, 1 ноября, примерно в половине третьего, когда он находился по делам в банке в Кройдоне. Она позвонила на его мобильный телефон, когда он стоял у окошка, и спросила, как идут его дела. Поскольку они обычно разговаривали по вечерам, Джон немного удивился ее звонку. Тем не менее он был рад услышать ее, и они поговорили минуты две. Мередит сказала, что у нее в этот день нет занятий из-за праздника. Джон сказал, что любит ее и что перезвонит позже. Но Мередит сообщила, что вечером собирается погулять и что лучше будет поговорить на следующий день. Тогда он и не подозревал, что это был их последний разговор.
   На следующий день, в пятницу, 2 ноября, примерно в пять часов дня, ему позвонила Арлин и сообщила новость об убийстве английской студентки в Перудже. Отчасти из-за этого и отчасти из-за того, что он сам собирался позвонить дочери, Джон стал набирать номер Мередит. В ответ он слышал только сообщение о том, что этот номер выключен. В течение следующего часа он набрал номер Мередит более десятка раз, напоминая себе, что в Италии время на час позже, чем в Великобритании. Наконец раздался сигнал, сообщавший о том, что абонент снова находится в сети. На какое-то мгновение в его сердце зародилась надежда на то, что все его страхи необоснованны. Он снова попытался позвонить дочери, но целых полчаса никто не брал трубку.
   Желая получить достоверную информацию и тем самым успокоить себя и Арлин, Джон Керчер позвонил в международный отдел Daily Mirror – газеты, в которой он несколько лет работал внештатным корреспондентом, – и поговорил с одним из своих знакомых. Ему сказали, что информация об этом происшествии крайне скудна и что ему перезвонят примерно через час, когда удастся выяснить подробности. И хотя это был один из самых мучительных часов в жизни Джона Керчера, он старался сохранять спокойствие и терпеливо ждал.
   Когда же через час он снова позвонил в газету, в его сердце вновь затеплилась надежда – но только на мгновение. Ему сказали, что итальянская полиция нашла мобильный телефон девушки и что полицейские «связались с людьми в Лондоне». На основании этой информации, по-прежнему скудной, Керчер сделал вывод, что итальянская полиция уже связалась с родными убитой девушки и официальными представителями Великобритании. Но через полчаса ему позвонила женщина из Daily Mirror и сообщила, что стало известно имя жертвы. Надежда в душе Джона тут же погасла. Поначалу женщина не хотела сообщать имени, но в конце концов призналась: «В Италии говорят, что это Мередит».
   Онемев от горя и не веря в услышанное, Керчер выронил телефон из рук, умоляя высшие силы о том, чтобы это оказалось ошибкой, или о том, чтобы эта Мередит оказалась не его Мередит. Ведь фамилия все еще не была названа, а Мередит не такое уж редкое имя. Но что-то глубоко внутри подсказывало ему, что это не ошибка и убитая девушка в Перудже действительно его дочь. Опасаясь самого худшего, он дрожащим голосом попросил друга подвезти его к дому Арлин, куда уже ехали старшая сестра Мередит Стефани (24 года) и ее братья Джон (30 лет) и Лайл (28 лет). По дороге Керчер позвонил в Министерство иностранных дел, чтобы проверить информацию, полученную в Daily Mirror, но официальные представители ничего не смогли сообщить ему и ответили, что у них нет конкретной информации и пока не стоит спешить с выводами.
   Через час все собрались в родительском доме. Опасаясь самого худшего, родители и дети пытались успокаивать друг друга, ожидая девятичасовых новостей. Вскоре после начала передачи подтвердились их наихудшие страхи – на экране появилась фотография Мередит. Пораженные, замерев на месте, они смотрели и слушали то, что надеялись никогда не увидеть и не услышать, – их Мередит действительно была убита неизвестными лицами в итальянском городе Перуджа. В это было невозможно поверить, и, когда первое потрясение прошло, они горячо обнялись и заплакали.
   На следующий день, когда новость об убийстве Мередит разошлась по всей Великобритании, некоторые ее школьные друзья из Кройдона, к югу от Лондона, решили собраться и принести цветы к школе. Родственники узнали об этом и, несмотря на боль, решили поддержать знакомых и также посетить школу, в которой училась их дочь. Они ожидали застать там с десяток бывших одноклассников, но, к их удивлению, у школы собралось более семидесяти человек, пришедших высказать свои соболезнования и почтить память Мередит цветами. Некоторые даже приехали из университетов в разных городах страны. Здесь же, в школьном саду, была проведена небольшая служба, которая показалась Керчерам «невероятно трогательной». После службы Керчер окончательно утвердился в мысли, что ему нужно собираться в Италию.
   «Я так цеплялся за надежду, что это окажется другая Мередит или что они даже ошиблись с именем, – говорил он в интервью газете Daily Mail. – Но мне сообщили, что ее опознала одна из соседок. Теперь мне нужно самому ехать туда как отцу и опознавать ее. Сама мысль об этом невыносима».

   Тем временем в Италии новости об убийстве Мередит распространяло итальянское новостное агентство ANSA. Утверждали, что найденный на старой вилле труп действительно принадлежит Мередит Керчер и что на ее шее обнаружены глубокие раны. ANSA также сообщило, что 31 октября Мередит была на вечеринке в честь Хеллоуина, а вечером 1 ноября смотрела фильм в доме своих знакомых. Она покинула их предположительно в девять вечера. Также утверждалось, что полицейские приступили к допросу знакомых Мередит и хозяев дома, где она жила. Удалось выяснить, что никого из соседок вечером 1 ноября на вилле не было. Вернувшись вечером от друзей, Мередит действительно могла быть дома одна.
   В пятницу, 2 ноября, криминалисты пытались найти в доме как можно больше улик, которые пролили бы свет на обстоятельства гибели Мередит. Помимо большого количества крови в спальне Мередит и пятен крови на раме разбитого окна, следователи обнаружили носовой платок на ограде дороги, ведущей к дому. Имеет ли он отношение к убийству, и если да, то какое?

   Главный прокурор Перуджи, Никола Мириано, в интервью с прессой назвал убийство «наиболее вероятной версией», но заявил, что не исключает других вариантов, пока не увидит окончательных результатов обследования и не прочитает доклад криминалистов. Версия о краже со взломом была быстро отвергнута, потому что компьютер, золотые украшения и другие ценные вещи остались на месте.
   Представительница Университета Лидса подтвердила, что Мередит числилась на третьем курсе четырехгодичной программы европеистики. Кроме итальянского языка Мередит изучала современную историю, политологию и историю кино. Представительница сказала, что руководство университета было шокировано смертью Мередит, выразило соболезнования членам семьи и близким девушки, а также направило члена своего совета с целью «обеспечить поддержку другим студентам».
   Вечером в пятницу, 2 ноября, несколько знакомых Мередит отдали дань уважения подруге на ее страничке социальной сети Facebook. Один из друзей написал: «Мередит, мои чувства невозможно выразить словами. Я думаю о тебе и не могу поверить, что пару дней назад мы вместе праздновали Хеллоуин, а теперь тебя нет. Ты в моих мыслях и молитвах».
   Другой друг написал: «Люблю тебя сейчас и всегда. Память о том, что мы делали вместе, навсегда останется в моем сердце!»
   На Facebook также было опубликовано несколько фотографий Мередит с друзьями, сделанных на вечеринке в честь Хеллоуина, которую она посетила двумя днями ранее. На некоторых из них Мередит сфотографирована в образе вампира со следами текущей изо рта бутафорской крови.
   В недавно оставленном послании к друзьям Мередит писала, что она очень счастлива, что ей нравится Перуджа и она «хорошо проводила время… сейчас здесь начинаются холода, но шоколадный фестиваль продолжается, и это хороший повод пить много горячего шоколада».
   Тем временем полицейские заявили, что в ходе первого дня расследования они пытались найти орудие убийства – нож, отвертку или осколок стекла. «Это чрезвычайно мерзкое убийство, жертва была найдена с глубокими ранами на шее», – сказал один из сотрудников правоохранительных органов, отказавшийся на тот момент сообщить дополнительные подробности. Но когда некоторые подробности все же стали просачиваться, выяснилось, что Мередит собиралась вернуться домой в следующую пятницу, чтобы присутствовать на дне рождения матери.
   Агентство ANSA сообщило, что расследование возглавит магистрат Джулиано Миньини, а труп Мередит будет обследовать патологоанатом Лука Лалли.

3

   «Она была такой живой и энергичной, повсюду заводила друзей, – вспоминал ее отец. – Она во всем находила смешное и забавное. Ей очень нравился Хеллоуин».
   В детстве Мередит часто делала костюмы на Хеллоуин из пластиковых мусорных мешков, вместе с родителями обходила соседей и участвовала в представлениях, которые некоторые считают слишком жуткими. По словам ее отца, действительно есть нечто жуткое в том, что она погибла таким ужасным образом на следующий день после Хеллоуина.
   Итальянские следователи продолжали восстанавливать последние действия Мередит и опрашивали ее знакомых. Им удалось выяснить, что Мередит с подругами, включая ее соседку Аманду Нокс, провела по меньшей мере часть вечера 31 октября (ночь на Хеллоуин) на первом этаже дома Джакомо Силенци, молодого итальянца, с которым она встречалась. Тем вечером она могла побывать и на других вечеринках. Следующий вечер она провела с двумя подругами-англичанками, Софи Пертон и Робин Баттерворт. Они поужинали у Робин, а затем посмотрели фильм «Дневник памяти» на DVD. Устав накануне, Мередит решила лечь спать пораньше и ушла от Робин незадолго до девяти часов вечера.
   Девушки вдвоем дошли до дома Софи, а затем попрощались на углу улицы, недалеко от коттеджа, где жила Мередит. Следователи полагают, что Мередит вернулась домой примерно в 21:15. Сначала предполагалось, что она была убита между этим временем и полуночью. Возглавлявший расследование офицер полиции Марко Кьяккьера – глава следовательского отдела, известного под названием «Летучий отряд Перуджи», – проводивший осмотр при помощи присланных из Рима криминалистов, вскоре предположил, что убийство было совершено приблизительно между десятью вечера в среду и десятью утра в четверг.
   И хотя к субботе, 3 ноября, в Перуджу для участия в расследовании съехались более ста офицеров полиции со всей Италии, имя подозреваемого так и не было названо. Кьяккьера только уточнил некоторые детали, сообщив, что Мередит нашли в одной футболке и горло ей перерезали ножом или другим острым предметом, снизу вверх, с большой силой. На теле убитой были обнаружены и другие раны, но Кьяккьера не стал вдаваться в подробности.
   «Над этим делом работают сто офицеров. В настоящее время мы опрашиваем всех знакомых Керчер, как мужского, так и женского пола», – сказал Кьяккьера.
   Кьяккьера также добавил, что следов сексуального насилия не было, хотя позже обнаружилось, что имеются улики, указывающие на возможность недавнего полового сношения. Согласно его словам, убийца мог проникнуть в спальню Мередит через окно – несмотря на то что оно находилось в 13 футах (4 метрах) от земли – и выйти через переднюю дверь, зайдя по пути в ванную, чтобы смыть кровь. Это объясняет следы крови в ванной.
   Кьяккьера указал на то, что Мередит, по всей видимости, знала убийцу, потому что на входной двери нет следов взлома. И хотя труп Мередит обнаружен в запертой спальне, следователи пока не нашли ключа и не могли ответить на вопрос: вышел или вошел убийца через разбитое окно?
   Вскоре было выдвинуто предположение, что на Мередит мог напасть ее ухажер. Но его быстро отвергли друзья и знакомые девушки, включая знакомого владельца бара, который утверждал, что в то время у нее не было серьезных отношений с мужчинами.
   Кьяккьера вскоре выяснил, что Мередит познакомилась с Амандой Нокс по объявлению в университете о поиске соседей для съема жилья. Они были очень разными – Мередит отличалась спокойствием и сдержанностью, а Аманда была весьма бойкой девушкой, – но пара итальянцев, живших на той же вилле, сказали полиции, что девочки сдружились и даже понравились друг другу. Помимо прочего их связывало то, что они обе изучали гуманитарные науки, обе с удовольствием проводили время в ресторанчиках Перуджи, играли на гитаре и покуривали травку. Но со временем они стали отдаляться друг от друга. Мередит не нравилось, что к Аманде часто приходят знакомые, преимущественно мужского пола. Не нравилось ей и то, что Аманда не отличалась любовью к чистоте и часто не спускала за собой воду в туалете. Тем не менее они уживались и старались не ссориться.
   Криминалисты все выходные исследовали место преступления, разыскивая отпечатки пальцев и собирая предметы, с которых можно было взять образцы ДНК. В пятне крови рядом с трупом Мередит был обнаружен отпечаток пальца; с помощью препарата «Луминол» (который реагирует на кровь) были найдены следы крови в других местах. Утверждалось, что найдены отпечатки пальцев на двух мобильных телефонах Мередит. Следователи также внимательно изучали список последних звонков.
   Кьяккьера с коллегами также не обошли вниманием фотографии с Хеллоуина и другие фотографии с Facebook, на которых были запечатлены знакомые девушки. Некоторые снимки были сделаны в ресторанчиках Перуджи, включая бар «Мерлин», совладельцем которого был Паскуале Алесси и в котором Мередит часто бывала. Несколько фотографий было сделано на вечеринке в честь Хеллоуина в «Мерлине». Алесси помог полицейским установить личность снятых на них людей, включая студента-американца, который подрабатывал там вышибалой, и ливийского студента, изучавшего информатику. Ряд фотографий сделал тридцатитрехлетний Дженнаро Крульяно, который также помог полиции установить личность сфотографированных.
   К тому времени в Перудже все только и обсуждали подробности убийства, строя различные предположения по поводу его мотива и личности преступника. Ходили слухи, что Мередит убил мужчина, с которым она познакомилась на одной из вечеринок во время Хеллоуина.
   «Она была не из тех, кто приглашает к себе малознакомых людей», – заявил Крульяно, пытаясь пресечь подобные слухи.
   «Я была с Мередит в баре тем вечером и не видела, чтобы она с кем-то знакомилась. Насколько я знаю, Мередит не получала никаких угроз», – сказала еще одна ее подруга и однокурсница, двадцатилетняя Саманта Роденхерст.
   Другие также поспешили опровергнуть слухи, но без особого успеха. Для Перуджи это было из ряда вон выходящее происшествие, прогремевшее на всю Италию и даже отчасти затмившее дело «Флорентийского монстра» (несколько нераскрытых убийств, совершенных с 1968 по 1985 год). Слухи о таком преступлении вряд ли можно легко остановить.
   В воскресенье, 4 ноября, в тот день, на который было назначено вскрытие, случилось необычное и мрачное происшествие. У входа в Университет для иностранцев кто-то повесил на доску объявление о том, что приглашается английская студентка для проживания в том доме, где жила Мередит, а ниже был указан вымышленный номер телефона, состоявший из тех же цифр, что и дата ее убийства. Полицейские поспешили удалить это объявление, но не смогли найти его автора.
   Вечером патологоанатом Лука Лалли произвел вскрытие трупа Мередит. Позже он утверждал, что были обнаружены свидетельства «вероятной» сексуальной связи до момента смерти, но что девушка «не была изнасилована». Его сообщение помогло пресечь слухи об изнасиловании, которые уже начали попадать на страницы итальянских газет. Лалли также сказал, что, вероятнее всего, орудием убийства был перочинный нож.
   После вскрытия итальянская пресса сообщила о том, что сонная артерия Мередит не была перерезана, а это означает, что смерть ее, по всей видимости, была довольно долгой и мучительной – она задыхалась и захлебывалась собственной кровью. Из заявлений патологоанатома и в результате утечки информации стало известно, что девушку душили и на ее обнаженном теле обнаружено 47 порезов и синяков. Говорили также, что полиция не исключает, что Мередит защищалась от сексуального насилия и окно было разбито намеренно, чтобы запутать следы. Таинственности происшествию придавало и сообщение о том, что 2 ноября Аманду Нокс видели в прачечной на виа Фабретти с чернокожим мужчиной из Северной Африки. Там она стирала одежду, и многие стали задумываться над тем, что это может означать.
   В начале расследования полицию очень заинтересовали особенности ран, нанесенных убийцей Мередит; эти подробности долго скрывали от прессы. Позже стало известно, что Мередит нанесли три глубокие раны ножом, которые, вероятнее всего, и послужили причиной смерти; но кроме того на ее теле было множество мелких царапин и ран. Это могло означать, что ее пытали или совершали какие-то сексуальные действия с садистским уклоном. Вполне возможно, что смерть стала итогом какой-то сексуальной игры, вышедшей из-под контроля вследствие того, что жертва не желала принимать в ней участия.

4

   В любом деле особой важности, а убийство Мередит Керчер определенно подходило под эту категорию, полиция обычно неоднократно допрашивает всех причастных к нему, свидетелей и подозреваемых, и сопоставляет их ответы, чтобы не упустить ни одной важной детали. Расследование убийства Мередит Керчер отличалось от других подобных случаев разве что более тщательными допросами и тем, что противоречия в показаниях свидетелей заставили несколько раз изменить предположения о том, что же произошло с Мередит в последние часы ее жизни.
   Обычно Аманда Нокс переписывалась со своей матерью, сорокашестилетней Эддой Меллас из Сиэтла, по электронной почте. Но 2 ноября, несмотря на девятичасовую разницу во времени между Перуджей и Сиэтлом, Аманда позвонила матери, разбудив ее, рано утром и рассказала, что провела ночь в доме Рафаэля Соллечито и только что вернулась, чтобы принять душ, но обнаружила в доме беспорядок. Она сказала матери, что дверь в квартиру была открыта, а внутри тоже она заметила следы – например, она упомянула о том, что кого-то вырвало в унитаз. Но долго Аманда разговаривать не стала, сообщив матери, что сейчас же собирается вернуться к Соллечито. В этом разговоре странно то, что Аманда сначала вернулась домой, чтобы принять душ, а потом тут же пошла обратно к Соллечито и сразу же вернулась с ним на виллу. Позже в разговоре с полицейскими Аманда добавила, что заметила капли крови в ванной.
   В то утро Аманда также позвонила своей соседке Филомене Романелли и повторила ей почти все, что сказала матери, – что входная дверь открыта, а на полу в ванной кровь. Она также особо упомянула, что возвращается к своему молодому человеку, чтобы привести его на виллу, но сначала примет душ.
   Когда полицейские пришли на виллу, чтобы вернуть Мередит найденные телефоны, Аманда в первом разговоре с ними сказала, что получила sms-сообщение от Патрика Лумумбы, владельца бара «Ле Чик», где она работала, о том, что ей не обязательно приходить вечером на работу. Бар «Ле Чик» был популярен среди студентов, и Аманда подрабатывала там официанткой. Аманда ответила Лумумбе: «Увидимся позже. Приятного вечера!» В результате они с Соллечито провели время в его квартире, покурили травку и посмотрели французский фильм «Амели» с Одри Тату. Потом они занимались сексом и ужинали. Аманда также сказала, что в квартире Соллечито она читала книгу о Гарри Поттере. Но следователи увидели книгу на вилле, а не в квартире Соллечито и заметили, что она ничего не говорила о том, как принесла ее домой. Соллечито сообщил полиции, что почти весь вечер работал за компьютером и они с Амандой вернулись на виллу незадолго до того, как туда пришли полицейские с телефонами Мередит, и что, увидев разбитое окно, он пытался позвонить в полицию, чтобы сообщить о взломе. Вплоть до этого момента, с небольшими исключениями, показания Аманды и Соллечито о том, как они провели вечер в день убийства Мередит, совпадали.
   Но в течение нескольких следующих дней – с пятницы, 2 ноября, и до следующего четверга – полиция несколько раз вызывала Аманду и Рафаэля для дачи показаний, а также осмотрела компьютер Рафаэля и начала детально изучать распечатки телефонных звонков, и вот тут начали всплывать несоответствия.
   Вспомнив, что Рафаэль утверждал, что почти весь вечер 1 ноября просидел за компьютером, следователи вполне логично решили осмотреть компьютер, чтобы удостовериться в истинности показаний. Но выяснилось, что компьютером тем вечером почти не пользовались. Следователи также заметили, что 1 ноября мобильные телефоны Аманды и Рафаэля были отключены с 08.00–08.30 вечера 1 ноября до следующего утра, хотя обычно они не отключали свои телефоны на такой большой промежуток времени.
   В распечатках телефонных звонков Рафаэля обнаружены и другие несоответствия. Когда полицейские прибыли на виллу, чтобы вернуть телефоны Мередит, Рафаэль сказал, что пытался позвонить в полицию и сообщить о взломе; но, судя по записям, он звонил уже после того, как с ним поговорили. Аманда и Рафаэль продолжали настаивать на том, что не имели ни малейшего представления о том, что Мередит мертва и ее тело лежит в запертой спальне.
   Особый интерес вызвали также показания свидетеля Марко Квинтавалле, владельца небольшого магазина. Квинтавалле сообщил полиции, что молодая женщина, которую он опознал как Аманду Нокс, заходила в его магазин рано утром 2 ноября, в то самое время, когда она, по ее собственным словам, находилась в квартире Рафаэля. Полицейские обнаружили в квартире Рафаэля чек из магазина Квинтавалле и заметили, что в его квартире тем утром пахло отбеливателем. И хотя полиция не сообщила о том, было ли на чеке обозначено наименование товара, можно предположить, что в магазине Квинтавалле были куплены отбеливатель и другие чистящие средства, с помощью которых Аманда и Рафаэль могли отмыться сами и отмыть орудие убийства.
   После того как вилла была опечатана как место совершения преступления, Аманда Нокс с двумя итальянскими подругами оказались без крыши над головой, по крайней мере в Перудже. В воскресенье, 4 ноября, мать Аманды вылетела из Сиэтла в Италию, чтобы быть рядом с дочерью, которая заявила, что хочет закончить семестр в университете Перуджи и помочь полицейским в расследовании. Эдда Меллас предполагала, что труднее всего будет найти дочери новое жилье, но, прибыв в Перуджу, она была потрясена, узнав, что ее дочь подозревают в убийстве Мередит. Позже она призналась журналисту газеты «Радар», что ей стало плохо, когда она услышала об этом. Первое утро она провела в поисках адвоката для Аманды, но она и понятия не имела, какие испытания ожидают их в ближайшие часы, дни, недели и месяцы.
   Пока в Перудже полным ходом шло расследование, в понедельник, 5 ноября, семья Мередит в Англии сделала заявление через лондонскую полицию. В частности, в нем говорилось: «Невозможно выразить словами наши чувства. После трагической гибели нашей дочери и сестры Мередит мы чувствуем себя опустошенными. Ничто не может подготовить человека к такой новости, какую мы получили в пятницу вечером, и только сейчас мы нашли в себе силы, чтобы высказаться.
   Мез была особенной. Ей был двадцать один год, она прилежно училась, усердно работала, проводила время со своими друзьями и родными. Она была одним из самых прекрасных, умных, сообразительных и заботливых людей, каких только можно представить. Ее не страшили трудности, она была любящей дочерью и сестрой, преданным другом.
   В конце августа Мередит отправилась в Италию, чтобы завершить курс обучения. Она была в восторге от того, что целый год будет изучать итальянский язык, заводить новые знакомства и погружаться в культуру другой страны. Она следовала своей мечте, и нам было приятно знать, что пусть она и вдали от нас, но для нее это самое счастливое время в ее жизни. Нам кажется, что не будет преувеличением сказать, что Мередит заражала всех вокруг своими оптимизмом, улыбкой и чувством юмора».
   В заключение члены семьи заявляли: «Мы призываем всех, кто что-то знает, пусть вам самим эти сведения кажутся неважными и незначительными, связаться с полицией и помочь нам предать правосудию человека, разрушившего столько жизней».
   Когда итальянская пресса, а позже и другие европейские издания стали сообщать о том, что Мередит вовлекли в действия сексуального характера с одним или несколькими людьми, повинными в ее смерти, – эти подозрения были вызваны тем, что ее нашли почти голой, а также заявлениями сотрудников полиции, – отец Мередит, как и любой отец на его месте, попытался пресечь эти слухи, публично заявив, что Мередит никогда не стала бы участвовать ни в чем подобном. Те, кто ее знал, также говорили, что она была порядочной девушкой, которую никто не мог бы склонить к сомнительным сексуальным экспериментам. Она явно стала жертвой насилия, и ее смерть была вызвана жестокими действиями со стороны «неустановленного лица или нескольких неустановленных лиц», по выражению Николо Мириано, магистра, принимавшего участие в расследовании. Патологоанатом Лука Лалли, обнаруживший порезы и синяки на ее теле, также способствовал продвижению версии, согласно которой Мередит была невинной жертвой, которая погибла в ходе борьбы с человеком, который насильно склонял ее к сексуальным действиям. Лалли обнаружил признаки сексуальной активности до момента смерти, но не признал, что ее изнасиловали.
   Тем временем расследование продолжалось, и детективы из отдела убийств продолжали допрашивать знакомых Мередит в Перудже. Следователи также просмотрели ее дневник и ноутбук; они искали служащего из местного бара, который был потенциальным подозреваемым. Кроме того, детективы продолжали выяснять маршрут, которым Мередит возвращалась домой одна в ночь убийства через пьяцца Гримана. На этой площади есть баскетбольная площадка, на которой по вечерам собираются местные наркоманы, и у полицейских были подозрения, что один или несколько наркоманов увязались за девушкой. И хотя на многих улицах Перуджи установлены камеры скрытого наблюдения, на этой площади их нет, потому-то здесь и собираются различные сомнительные типы.
   Кроме того, внимание следователей к этой площади привлек тот факт, что за несколько часов до обнаружения трупа Мередит здесь видели известного наркодилера, который сам употребляет наркотики. У него была порезана рука, и он был заляпан кровью. Говорят, что он умывался в общественном фонтане и кричал по телефону: «Я убил ее! Я убил ее!» Одна тележурналистка привела веские доказательства в поддержку этой версии и даже нашла свидетелей – водителя «скорой помощи» и медбрата, которых вызвали на площадь оказать помощь этому человеку, – но полицейские во главе с Миньини в конце концов отвергли эту версию.
   Миньини заставил журналистку отказаться от своей идеи, обвинив ее в публикации вымышленной информации и распространении паники среди местного населения. Миньини с коллегами якобы выяснили, что молодой человек кричал по телефону на свою подругу, но не дали убедительных разъяснений, почему наркодилер упоминал об убийстве женщины, и не пояснили, о какой именно женщине он говорил. Санитары отвезли его в больницу, а позже перевели в клинику для наркоманов, где держали под строгим надзором.
   По-видимому, Миньини с коллегами гораздо более интересовались Амандой Нокс и Рафаэлем Соллечито, особенно после того, как выяснилось, что Соллечито, сын богатого врача из города Бари на юге Италии, часто носил с собой перочинные ножи. Кроме того, следователи нашли у него дома комиксы с жестокими сюжетами, в частности японские «манга», и другие материалы подобного содержания. Некоторые комиксы содержали иллюстрированные рассказы об убийстве женщин-вампиров в ночь на Хеллоуин (вспомним, что Мередит нарядилась вампиром на вечеринку). Позже полиция сообщила, что некоторые иллюстрации в комиксах походили на сцену убийства в спальне Мередит.
   В конце выходных, пока Миньини и полицейские продолжали ломать голову, местные жители, знавшие Мередит, вышли со свечами к собору Перуджи и повесили флаг с ее именем у ратуши. Некоторые раздавали листовки с объявлением о предстоящем ночном бдении: «С величайшей любовью, от всех твоих друзей в Перудже. Прощай, Мередит».
   Мередит любили многие люди, даже вдали от ее родины, и это только добавляло загадочности ее убийству. Кто и зачем убил ее с такой жестокостью? Это преступление казалось совершенно необъяснимым.

5

   Хотя многие участники дела об убийстве Мередит Керчер этого не подозревали, в понедельник, 5 ноября 2007 года, расследование приняло неожиданный оборот. Аманда Нокс, как всегда одетая в любимом стиле «секонд-хенд», и ее парень, Рафаэль Соллечито, были доставлены в полицейский участок Перуджи на очередной допрос. Влюбленным молодым людям и в голову не пришло, что их собираются взять под стражу. Их поместили в разные комнаты и допрашивали всю ночь. Мать Аманды, Эдда Меллас, прибыв в Италию за несколько часов до этого, пришла в ужас. Еще не до конца поверив в реальность происходящего, она не успела найти адвоката для дочери и, вероятно, не надеялась найти его до следующего дня.
   Находясь в разных комнатах, Аманда и Рафаэль не могли ни видеть, ни слышать друг друга; полицейские говорили по-итальянски и использовали типичные приемы, известные во всем мире. Так, например, они сказали Аманде, что Рафаэль уверен, будто она побывала на месте преступления, и наоборот. И хотя оба они повторяли примерно то же, что и прежде, описывая свои действия в ночь убийства Мередит, полицейские постарались убедить Аманду, что Рафаэль настроен против нее, а Рафаэля – что Аманда «топит» его. Еще до окончания ночного допроса Аманда и Рафаэль изменили свои показания.
   В унылых прокуренных помещениях было холодно и неуютно. Резкое освещение пугало, а неудобные казенные стулья не позволяли расслабиться ни на минуту; допрашивавшие постоянно расхаживали взад-вперед, и казалось, что им неведома усталость. Похоже, что вся эта обстановка была специально создана для того, чтобы вытянуть из подозреваемых как можно больше признаний.
   Допрос длился весь понедельник и начало вторника, и полицейским удалось узнать довольно много подробностей – гораздо больше, чем во время предыдущих допросов. Даже те, кто критически относился к довольно сомнительной тактике Миньини и его коллег, стали подумывать о том, что, возможно, он прав, решив подробнее разработать версию о причастности Аманды и Рафаэля к убийству. В оправдание полицейских и главного следователя можно сказать, что тогда им было известно много подробностей, еще не ставших достоянием широкой публики, но определивших отношение полиции к этому делу.
   После того как полицейские убедили Рафаэля, будто Аманда призналась в том, что он был на месте преступления, Рафаэль сказал, что Аманда выходила из его квартиры, примерно в девять вечера, а затем вернулась как ни в чем не бывало; за это время она могла убить Мередит. Ему показалось, что она отсутствовала четыре часа, но его показания были не слишком точны. После он признался, что плохо помнит тот вечер, потому что они с Амандой курили марихуану и гашиш. Но, в частности, он сказал полицейским следующее:
   «Я не помню, как она была одета, да и переодевалась ли перед тем, как мы распрощались. Я не помню, занимались ли мы сексом тем вечером».
   Эти показания противоречили прежним, о том, что они с Амандой в ночь убийства смотрели «Амели», вместе поужинали и занимались сексом.
   «На следующее утро мы проснулись примерно в десять, и она сказала мне, что хочет сходить домой, чтобы принять душ и переодеться, – продолжал Рафаэль. – Потом она сказала, что когда пришла домой, то их входная дверь была открыта, а в маленькой ванной она видела следы крови. Она спросила меня, не кажется ли мне это странным. Я ответил, что это действительно странно».
   Судя по словам Рафаэля, когда он пришел на виллу с Амандой, то комната другой соседки была в беспорядке, а в комнате Аманды все было чисто и аккуратно.
   «Потом я подошел к двери Мередит и увидел, что она заперта. Сначала я проверил, правда ли что в ванной есть следы крови, как говорила Аманда, и заметил кровь в раковине. На коврике также было что-то странное, что-то вроде воды и крови, но все остальное там было в порядке. Тут в ванную зашла Аманда и крепко обняла меня. Я попробовал выбить дверь в комнату Мередит, но не смог, и тут я решил позвонить сестре, которая служит карабинером. Она посоветовала мне позвонить по номеру 112 [номер вызова экстренной помощи в Италии], но тут прибыли полицейские».
   Рафаэль якобы заявил, что сначала наговорил полиции «много глупостей, потому что Аманда убедила меня в том, что ее версия событий правильная, а я не подумал, что в ней многое не сходится».
   Когда Аманде передали некоторые высказывания Рафаэля, она сказала, что Рафаэль и сам мог проснуться ночью, выйти из квартиры, убить Мередит, а затем вернуться и снова лечь в кровать, пока она крепко спала.
   Допрос продолжался. Следователи спросили Аманду о других возможных сценариях того, что произошло в ту ночь. Аманда, уже уставшая и раздраженная, сказала, что ночью она могла быть на вилле и, возможно, слышала, как кто-то кричит. Именно тогда дело приняло очередной резкий поворот – Аманда впутала в него владельца бара «Ле Чик», Патрика Дийя Лумумбу, тридцативосьмилетнего уроженца Конго. В тот вечер Аманда якобы заходила на виллу вместе с Лумумбой. Полиции было известно, что в вечер убийства Аманда обменивалась с Лумумбой sms-сообщениями, и следователи попытались вытянуть у нее дополнительные сведения о владельце бара – в частности, и потому, что в руке Мередит был обнаружен волос чернокожего человека. Этот факт ранее скрывали от публики.
   На допросе Аманда сказала следующее: «Я не помню, была ли моя подруга Мередит уже там или пришла позже. Мы приходили по отдельности. Я могу только сказать, что они [Лумумба и Мередит] ушли вместе… в спальню Мередит, пока я, по-моему, была на кухне… он хотел ее… да, мы были дома… в тот вечер мы хотели немного повеселиться. Мы были пьяные. Мы попросили ее присоединиться к нам. Дийя [Патрик] захотел ее. Мы с Рафаэлем пошли в другую комнату, и тут я услышала крики. Патрик с Мередит были у нее в спальне, я оставалась на кухне. Я не помню, как долго они там пробыли, – я только могу сказать, что в какой-то момент услышала крики Мередит и так испугалась, что заткнула уши… Я представляла себе всякие ужасы… Потом я ничего не помню. В голове как-то все перемешалось… проносятся всякие мысли… Не помню, звала ли Мередит на помощь, или я слышала глухой стук, потому что была очень расстроена, но я представляю, что могло там произойти… Я хочу рассказать, что случилось, потому что это меня очень пугает. Я на самом деле боюсь Патрика, того африканца, владельца бара „Ле Чик“, где иногда подрабатываю… Не помню, был ли там Рафаэль, но помню, как проснулась в постели у него дома, а утром пошла к себе и нашла дверь открытой».
   Следователям оставалось только удивляться, почему Аманда так радикально меняла свои показания, особенно в отношении Рафаэля. Сначала она говорила, что была дома вместе с Патриком и Мередит, а потом уже совсем иное. Действительно ли у нее путались мысли при воспоминании о том, что случилось тогда? Или она противоречила сама себе, чтобы еще больше запутать ситуацию?
   Часть показаний стала достоянием общественности, появившись в итальянских газетах (например, в Corriere Della Sera). Такие новости распространяются быстро, и вскоре некоторые высказывания Аманды, сделанные ею во время допроса, были напечатаны в газетах Великобритании, других европейских стран и США.
   Как утверждала переводчица Анна Доннино, после того как Аманда сменила показания и призналась, что была дома и слышала крики Мередит, казалось, что у нее с плеч спал груз и она стала выглядеть более бодрой. Предположительно тогда же Аманда рассказала полиции, что Лумумба пылал страстью к Мередит, но что она на самом деле говорила, было неизвестно, потому что полиция отказалась обнародовать запись допроса.
   Достоверно было известно только то, что первая встреча Лумумбы с Мередит в «Ле Чик» состоялась в октябре. Увидев, как он расставляет бутылки польской водки на полках бара, она сказала ему, что умеет делать мохито – кубинский коктейль, который обычно делают из сока лайма, тростникового сахара, мяты и рома. Лумумба пригласил ее зайти еще раз и сделать коктейль из водки.
   Аманда также сказала полицейским, что в тот вечер, когда была убита Мередит, она встретила Лумумбу на баскетбольной площадке, и они пришли на виллу примерно в девять вечера. Однако позже Лумумба утверждал, что провел вечер в своем баре.
   Ранним утром в понедельник, 6 ноября, Миньини и глава полиции Перуджи Артуро Де Феличе решили, что у них достаточно доказательств для ареста Аманды и Рафаэля. О своем решении они сообщили, выступив перед прессой, что привлекло внимание всей общественности. Весть об этом быстро разнеслась по всему миру. Полиция назвала Аманду главным действующим лицом ужасного преступления и заявила, что убийство, «по всей видимости, носило сексуальный характер».
   Де Феличе не преминул добавить, что вся троица – Аманда, Рафаэль и Патрик Лумумба – убили Мередит из-за того, что она отказалась участвовать в оргии, которая предполагала употребление наркотиков. Работу детективов он назвал великолепной, сказав, что дело можно считать закрытым всего через пять дней после начала следствия; его подчиненные работали днем и ночью, потому что «городу был нужен быстрый результат».
   «Это отвратительная история. Знакомые девушки – фактически друзья – пытались принудить ее к отношениям, вступать в которые она не хотела», – сказал на пресс-конференции министр иностранных дел Италии Джулиано Амато.
   Неизвестно было, говорила ли Аманда правду или же она решила, что допрос – прекрасная возможность переложить вину Рафаэля на Лумумбу. Дело по-прежнему держали в тайне, по крайней мере официально, хотя информация постепенно просачивалась в прессу. Следователи составили протокол допроса и попросили Аманду подписать его, хотя позже протокол признали недействительным, потому что подпись была поставлена без присутствия представлявшего Аманду адвоката, а также потому, что допрос велся на итальянском языке. Тем не менее этого оказалось достаточно, чтобы арестовать Лумумбу и допросить его в среду, 7 ноября, в первой половине дня. Но еще вечером 6 ноября Аманда снова изменила свои показания и отказалась от своего признания в письменной форме.
   В своем заявлении полиции она писала: «Что касается того „признания“, которое я сделала прошлой ночью, то я хочу разъяснить свою позицию. Я сомневаюсь в истинности своих показаний, потому что они были сделаны в состоянии стресса, шока и крайней усталости… Мне все казалось нереальным, происходящим как во сне, и я не уверена, случилось ли это на самом деле или это были лишь мой сон и фантазии, в которых я отвечала на вопросы…»
   Аманда вернулась к первоначальной версии событий, которую излагала на первых допросах. Она заявила, что во время продолжительного ночного допроса у нее все путалось в голове, потому что следователи заставляли ее воображать различные сценарии и представлять, какие еще люди могли заинтересоваться Мередит. Она также утверждала, что во время последнего допроса ее ударил полицейский, а это уже был повод обвинить полицию в жестокости. Что касается обвинений, которые она выдвинула против Лумумбы, то они якобы тоже были сделаны под давлением полицейских. Ведь именно полицейские начали интересоваться Лумумбой и постоянно задавали вопросы об sms-сообщениях, которыми Аманда обменивалась с ним в тот вечер, когда Мередит была убита.
   Позже выяснилось, что Лумумба, которого местные жители характеризовали как очень образованного и вежливого человека, всегда готового прийти на помощь, был одним из тех, кто раздавал листовки о ночном бдении со свечами в память о Мередит. Он много занимался общественной работой в Университете для иностранцев и всегда был готов пожертвовать своим временем. В Перудже он был известен прежде всего тем, что в августе 2007 года открыл бар (в тот же месяц, когда в город прибыла Мередит). Патрик Дийя Лумумба, родившийся в 1969 году в Демократической Республике Конго, – родственник бывшего премьер-министра Конго Патриса Лумумбы, убитого в 1961 году. В 1988 году он эмигрировал в Италию. Среди студентов он также был известен тем, что помогал организовывать концерты и другие музыкальные мероприятия, в которых принимал участие со своей группой, исполнявшей рэгги и современную музыку.
   Смуглый Лумумба, с короткими курчавыми волосами, познакомился с польской девушкой Олой, когда та изучала итальянский язык в Университете для иностранцев, где и сам Лумумба учился почти двадцать лет назад. После того как Ола решила остаться в Италии, она работала официанткой в оживленном ресторане, и пара решила жить вместе. У них родился ребенок, которому к моменту ареста Лумумбы едва исполнился год.
   Обычно Лумумба носил удобные джинсы, свитера и куртки с молнией; люди говорили, что он часто улыбался. Однако на его лице не было и тени улыбки тем утром, когда его арестовали и надели наручники. На его лице отражались замешательство, гнев и неверие в то, что это случилось с ним.
   Как писала газета Corriere dell’Umbra, один из соседей Лумумбы якобы слышал, как тот, уже в наручниках, по дороге к полицейскому автомобилю кричал: «Я ничего не сделал!»
   Когда по городу разнеслась весть об аресте Лумумбы, подозреваемого в убийстве, многие студенты были потрясены, как и другие знавшие его люди, в том числе Эстебан Гарсия Паскуаль, владелец популярного заведения «Ла Тана Дель Орсо», в котором Лумумба подрабатывал диджеем до открытия «Ле Чик».
   «Это все равно что удар молотом по голове, – сказал Паскуаль, услышав об аресте Лумумбы. – Я знаю его с 1999 года, и не могу поверить… это очень дружелюбный человек, хороший профессионал». Паскуаль добавил, что Лумумба был тихим и спокойным. «Он работал в университете, организовывал культурные мероприятия и концерты, он родом из уважаемой семьи. Очень приятный человек…»
   До ареста Лумумбу видели в кругу студентов, журналистов и друзей Мередит около университета. Одному журналисту он якобы сказал, что Мередит ему нравилась и он собирался поручить ей распространение рекламных буклетов «Ле Чик».
   Когда стало ясно, что полицейские действительно уверены в том, что у них есть серьезные доказательства вины троих подозреваемых, патологоанатом Лука Лалли выступил перед прессой с очередным заявлением, в котором предположил, что до убийства погибшая вступала в половую связь, но он по-прежнему предпочитает не называть это изнасилованием.
   «Вскрытие не обнаружило поражений тканей, которые обычно свидетельствуют об изнасиловании, но я не исключаю вступления в половую связь под угрозой, а в таком случае поражения могут и отсутствовать. Беру на себя смелость утверждать, что теперь полиция совершила прорыв в расследовании преступления».
   Если Мередит принудили к половой связи силой или угрозами, то не считается ли это изнасилованием? Многие наблюдатели, читая различные доклады и статьи об этом расследовании, не разбирались во всех тонкостях определения изнасилования, но раз уж официальный представитель заявлял, что следов изнасилования не было, то оставалось только принять на веру теорию итальянских властей о том, что произошло той ночью. Приходилось верить и полицейским, которые утверждали, что Мередит хорошо знала своих убийц, поскольку в доме отсутствовали следы взлома.
   Родители и сестра Мередит приехали в Италию, чтобы опознать ее тело и ознакомиться с материалами следствия. В среду, 7 ноября, им нужно было возвращаться в Лондон. Но перед отъездом Джон Керчер подошел к выходящему на городскую площадь собору Перуджи и от имени всей семьи оставил на его ступенях чрезвычайно трогательную в своей простоте записку: «Буду любить тебя всегда, Мередит. С любовью, папа».

6

   Не прошло и нескольких дней после убийства Мередит, как прозвище Аманды – Фокси-Нокси (Хитрая Нокси), – которое она получила за свое мастерство на футбольном поле и которое стало ее ником в социальной сети MySpace, появилось в статьях, посвященных расследованию. Через пару дней по всему Интернету стали расходиться фотографии Аманды с ее страницы; в комментариях люди писали, что это безжалостная сексуально одержимая маньячка, «людоедка». Более того, на ее странице в MySpace обнаружили рассказ о двух братьях, которые обсуждают, как накачать наркотиками и изнасиловать женщину. Знакомые, друзья и родные Аманды называли ее порядочной, дружелюбной и смелой девушкой, но это нисколько не помогало обелить ее репутацию. Итальянская пресса и британские желтые газеты уже вовсю называли ее «Темной леди из Сиэтла» или «La Luciferina», что переводится примерно как «Дьяволица с ангельским лицом». Но появление недоброжелательных комментариев под портретами девушки с холодными голубыми глазами было лишь началом.
   Аманда Нокс родилась 9 июля 1987 года в Сиэтле, штат Вашингтон, в типичном рабочем районе, расположенном вдоль живописных берегов залива Пьюджет-Саунд. Будучи отличницей, в старших классах она выиграла стипендию Подготовительной школы Сиэтла, престижного частного учебного заведения, сотрудничающего с Университетом Сиэтла. Эта школа находилась довольно далеко от дома Аманды, но она посещала ее пять раз в неделю и очень редко пропускала занятия. Несмотря на то что ей приходилось делать много домашних заданий, она находила время играть в футбол (один из ее любимых видов спорта) и участвовать в любительских театральных постановках. Она также занималась альпинизмом – некоторые потом утверждали, что занятия спортом значительно укрепили ее руки и пальцы, и она была достаточно сильна, чтобы кого-нибудь задушить.
   Когда Аманда закончила школу, ее охотно приняли в Вашингтонский университет Сиэтла, где она изучала немецкий, японский, итальянский языки и посещала курсы писательского мастерства. Позже стало известно, что тот рассказ об изнасиловании молодой женщины, который нашли на ее странице в MySpace, был написан на одном из таких занятий. В рассказе речь шла о двух братьях, Кайле и Эдгаре, и Кайл, в частности, говорит: «Тебе нужно знать о телках одно – они сами никогда не знают, что им нужно. – Кайл подмигнул. – Им это надо показать, поверь мне. – Он приподнял бровь и усмехнулся: – Мы вроде оба знаем, что крепкая выпивка – это не наркотик».
   Когда Аманде представилась возможность поехать в Италию на год, то она сразу же ухватилась за нее. В конце лета 2007 года она отправилась в Европу и приехала в Италию из Германии, где гостила у родственников. В Перудже она сняла жилье вместе с тремя другими девушками, стала ходить на курсы и нашла временную работу в «Ле Чик».
   Многие из тех, кто достаточно близко знал Аманду, во время судебного разбирательства по делу об убийстве Мередит утверждали, что она добрая и внимательная девушка и то, в чем ее обвиняют, противоречит ее характеру. Она просто не способна совершить убийство. Тем не менее следователи, полицейские и представители итальянской прессы изображали ее в совершенно ином свете.
   Например, если друзья и знакомые Мередит, многие из которых также знали Аманду и Рафаэля, заметно нервничали во время допросов, Аманда и Рафаэль вели себя непринужденно и демонстрировали свою привязанность друг к другу, что было довольно необычно, принимая во внимание обстоятельства. Как утверждает Моника Наполеони, глава отдела по расследованию убийств в Перудже, Аманда оставалась абсолютно спокойной, даже сделала колесо и села на шпагат прямо в полицейском участке. Однако, как вспоминал Д’Астольто, когда у нее взяли отпечатки пальцев, она расхаживала взад и вперед и даже стукнула себя по голове, возможно осознав всю серьезность этих улик и роль, какую они могут сыграть в будущем.
   Еще одной уликой не в пользу Аманды было красное пятно у нее на шее, которое в первые дни расследования заметили переводчица Аида Колонтане и соседка с виллы, – некоторые предположили, что оно было оставлено во время борьбы с Мередит. В то же самое время полиция сообщила, что, несмотря на прежние предположения о том, что в спальне Мередит осталось множество отпечатков пальцев Аманды, на самом деле во всем доме нашли только один отпечаток. И это странно, принимая во внимание то, что она жила в этом доме. Полицейские сделали вывод, что после гибели Мередит в доме могли специально провести уборку. Информация в прессу поступала медленно, но в какой-то момент было объявлено, что криминалисты выяснили, чьи пятна крови были в общей ванной – это была кровь Мередит и Аманды.
   На основе этих улик многие, в том числе полиция и пресса в Италии и Великобритании – почти все, за исключением друзей, родственников и некоторых посторонних наблюдателей, – считали, что Аманда действительно является главным подозреваемым и что она вполне могла убить Мередит. Газеты и журналы поднимали свой рейтинг, печатая сенсационные истории о девушке из Сиэтла с невинным взглядом, которая оказалась замешанной в мрачной истории, связанной с сексуальным насилием, наркотиками и убийством. Напрямую журналисты этого не говорили, но все в их статьях сводилось к тому, что Аманда вела двойную жизнь и ей удалось одурачить своих друзей и родных. Верны ли эти выводы, еще нужно было доказать, но ради объективности следует задуматься о том, как много негатива окружало Аманду и до какой степени она сама способствовала этому своим поведением.
   Возьмем для примера посещение магазинов 3 ноября, на следующий день после обнаружения трупа Мередит. Согласно сведениям, собранным полицией и попавшим на страницы газет в разных странах мира, Аманда с Рафаэлем были замечены в популярном магазине скидок «Бабблз», где они покупали женское белье. Владелец магазина впоследствии утверждал, что он слышал, как Рафаэль прошептал Аманде: «Сегодня у нас будет дикий секс. Sesso selvaggio».
   Отец Аманды, Курт Нокс, менеджер магазина «Мэйси» в Сиэтле, позже сказал в интервью газете Radar, что вся эта история с покупкой сексуального белья нелепа и смешна. Он специально приехал в Перуджу, чтобы выяснить, что Аманда делала в тот день, и узнал, что она заходила в магазин и покупала белье только потому, что у нее не оставалось запасного – ведь дом, в котором она жила, после смерти Мередит был опечатан. Кроме того, в магазине играет такая громкая музыка, что никто «не смог бы расслышать, о чем говорят между собой другие люди».
   Из-за предвзятого отношения средств массовой информации семья Аманды почти сразу заняла оборонительную позицию, и это вполне естественно. Ее родные пытались доказать, что она вовсе не такая взбалмошная особа и не способна совершить ужасное преступление. Отец утверждал, что рассказ об изнасиловании, который журналисты откопали на ее странице в MySpace, был написан по заданию преподавателя, который предложил студентам описать преступление. Курт Нокс обвинил представителей прессы в том, что они вырывают детали из контекста и создают в сознании читателя образ человека, «на 180 процентов противоположный тому, каким этот человек был в реальной жизни. Они создали вымышленную личность».
   Родные Аманды также прокомментировали широко разошедшуюся в прессе фотографию с My-Space, на которой девушка одета во все черное – черные брюки, черная футболка с длинными рукавами и черные туфли на высоком каблуке; правая нога стоит на скамейке для фортепиано, правая рука лежит на колене. Некоторые комментаторы утверждали, что это чрезвычайно провоцирующий снимок, даже «развратный». Но члены семьи заявили, что его сделала девятнадцатилетняя младшая сестра Аманды, занимавшаяся на курсах фотографии.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →