Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

«Аэросмит» заработал больше денег на видеоигре «Герой гитары», чем на любом своем альбоме.

Еще   [X]

 0 

Гиперактивный ребенок. Как найти общий язык с непоседой (Ломакина Гульнара)

Автор доступным языком расскажет вам о синдроме дефицита внимания с гиперактивностью – детском заболевании, не понаслышке знакомом многим родителям. Вы узнаете: как определить, что поведение вашего ребенка выходит за пределы допустимой нормы; к какому специалисту обращаться, и надо ли вообще идти к врачу; стоит ли отправлять чересчур непоседливого малыша в садик, как подготовить его к школе. Чтобы направить неуемную энергию своего чада в правильное русло, вы можете занять его множеством увлекательных и развивающих игр, приведенных в нашей книге.

Год издания: 2009

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Гиперактивный ребенок. Как найти общий язык с непоседой» также читают:

Предпросмотр книги «Гиперактивный ребенок. Как найти общий язык с непоседой»

Гиперактивный ребенок. Как найти общий язык с непоседой

   Автор доступным языком расскажет вам о синдроме дефицита внимания с гиперактивностью – детском заболевании, не понаслышке знакомом многим родителям. Вы узнаете: как определить, что поведение вашего ребенка выходит за пределы допустимой нормы; к какому специалисту обращаться, и надо ли вообще идти к врачу; стоит ли отправлять чересчур непоседливого малыша в садик, как подготовить его к школе. Чтобы направить неуемную энергию своего чада в правильное русло, вы можете занять его множеством увлекательных и развивающих игр, приведенных в нашей книге.
   Книга адресована широкому кругу читателей: родителям гиперактивных детей, воспитателям детских садов, педагогам и социальным работникам.


Гульнара Рашидовна Ломакина Гиперактивный ребёнок. Как найти общий язык с непоседой

Вместо вступления

   – Пожалуйста… приручи меня!
   – Я бы рад, – ответил Маленький принц, – но у меня так мало времени. Мне еще надо найти друзей и узнать разные вещи.
   – Узнать можно только те вещи, которые приручишь, – сказал Лис. – У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!
   – А что для этого надо делать? – спросил Маленький принц.
   – Надо запастись терпением, – ответил Лис. – Сперва сядь вон там, поодаль, на траву – вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днем садись немножко ближе…
   Назавтра Маленький принц вновь пришел на то же место.
   – Лучше приходи всегда в один и тот же час, – попросил Лис. – Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце… Нужно соблюдать обряды.
   – А что такое обряды? – спросил Маленький принц.
   – Это тоже нечто давно забытое, – объяснил Лис. – Нечто такое, отчего один какой-то день становится не похож на все другие дни, один час – на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день – четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника. А если бы охотники танцевали когда придется, все дни были бы одинаковы, и я никогда не знал бы отдыха.
   Так Маленький принц приручил Лиса. И вот настал час прощания.
   (…)
   Маленький принц возвратился к Лису.
   – Прощай… – сказал он.
   – Прощай, – сказал Лис. – Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
   – Самого главного глазами не увидишь, – повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.
   – Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей все свои дни.
   – Потому что я отдавал ей все свои дни… – повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.
   – Люди забыли эту истину, – сказал Лис, – но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу.
   – Я в ответе за мою розу… – повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.
   Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Кто ты такой и с чем тебя едят?

Что такое синдром дефицита внимания с гиперактивностью, и каков из себя гиперактивный ребенок

   Вхожу в кабинет начальных классов – двадцать восемь пар внимательных глаз приветствуют меня. Во взглядах – откровенное, еще не скрываемое за хорошими манерами любопытство. И вдруг такое же любопытство пробирает и меня – на задней парте среднего ряда вижу полную, представительную, очень хорошо одетую и причесанную женщину уже вполне преклонного возраста, явно – бабушку. Рядом с ней – субтильного вида мальчишка, существенно меньше своих одноклассников по росту. Вглядываюсь в его лицо и поражаюсь – настолько его выражение не похоже на выражение лиц одноклассников – кажется, что большая часть мускулов находятся в постоянном напряжении, причем это касается не только мускулов лица – мальчишка постоянно двигается, вертится, не может усидеть на месте дольше двух-трех минут, встает с парты, дергает за косичку сидящую впереди девчонку, заглядывает в портфель мальчишки на соседнем ряду, на мгновение пропадает под своей партой и снова выскакивает, держа в руках упавшую ручку, которая через минуту снова летит на пол… Сидящая рядом бабушка тщетно пытается хоть как-то удержать на месте это веретено, подает ему тетрадь, объясняет задание, данное учителем, пытается привлечь внимание внука к задаче в учебнике.
   На мой вопросительный взгляд учительница делает знак глазами:
   – Не обращайте внимания, потом объясню… Провожу запланированное тестирование, постоянно исподволь наблюдая за мальчишкой, привлекшим мое внимание. В течение урока он дважды сходил к вешалке, на которой висела его одежда, что-то достал из кармана, несколько раз уронил учебник, сделал пару попыток съесть шоколадку (бабушка помешала), чуть не подрался с соседом, сидевшим справа, попытался разрисовать тетрадку соседу, сидевшему слева… Но каково же было мое удивление, когда за несколько минут до звонка он, не дождавшись остальных, вихрем промчавшись между партами к столу учителя, принес мне листок, на котором жутким почерком, с огромным количеством зачеркнутых слов, скачущими и, кажется, сошедшими с ума буквами были даны ответы абсолютно на все вопросы моей анкеты. И ответы эти были, как я убедилась, перечитывая их дома, в достаточной мере полны и распространенны и свидетельствовали о том, что в своем умственном развитии этот мальчишка ничуть не отстает, а в чем-то даже и опережает своих сверстников.
   Такова была моя первая встреча с гиперактивным ребенком, и именно с нее и началось мое постепенное изучение данного феномена. Феномен с точки зрения психологов, неврологов и психоневрологов и головная боль, «неподъемный крест» и «наказание за грехи» с точки зрения школьных педагогов и родителей.

   Сегодня диагноз «гиперактивный ребенок» или «гиперактивный ребенок с синдромом дефицита внимания» ставится едва ли не каждому пятому ребенку в США (по различным оценкам, синдромом дефицита внимания с гиперактивностью страдают от 2 до 18 % всех детей школьного возраста) и в последнее время становится все более и более модным в нашей стране. На сегодняшний день это один из наиболее часто «выносимых» неврологических диагнозов (чаще в нашей стране, наверное, встречается только диагноз «гипертонус», который чуть ли не поголовно ставится деткам первого года жизни). По некоторым данным, 15–20 % детей, поступающих в школу, имеют синдром дефицита внимания с гиперактивностью (М.М. Безруких и С.П. Ефимова. «Знаете ли вы своего ученика?»).
   Споры ученых о том, что это за болезнь, как ее диагностировать, какую терапию проводить (как лечить) – лекарственную или обойтись мерами педагогического и психологического характера, длятся уже не одно десятилетие. В 1930-х годах американские психологи Кан и Коэн ввели понятие «минимальное мозговое повреждение». У всех обследованных детей, имеющих одинаковые симптомы, не были зарегистрированы сколь-либо значительные отклонения от нормы в функционировании головного мозга, однако они отличались существенными отклонениями в своих поведенческих реакциях (поведении). Любые методы педагогического воздействия, применяемые по отношению к ним, были неэффективными – они явно не могли контролировать собственное поведение, и в их «хулиганских выходках» не было ни злой воли, ни дурных намерений.
   Впоследствии ученые термин «минимальное мозговое повреждение» заменили на «минимальную мозговую дисфункцию»; установили, что двигательная стимуляция мозолистого тела, мозжечка и вестибулярного аппарата детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью приводит к развитию функции сознания, самоконтроля и саморегуляции; разработали ряд методик лекарственной терапии данного заболевания, однако до сих пор никто не может точно сказать – в какой мере синдром дефицита внимания и гиперактивность является результатом мозговой дисфункции, а в какой – результатом неправильного воспитания и некорректного психологического климата, царящего в семье.
   Однако, прежде чем продолжить наш разговор о том, кто такой гиперактивный ребенок и «с чем его едят», давайте все-таки попробуем немного разобраться в терминологии и определить, о какой болезни и о болезни ли идет речь.
   Итак, общее название данной болезни – синдром дефицита внимания. Впервые «официальное» признание данный диагноз получил в 1980 году, когда очередное издание DSM – авторитетной классификации психических расстройств, выпускаемой Американской ассоциацией психиатров, – выделило это состояние в самостоятельный «синдром дефицита внимания/гиперактивности» (СДВГ). Синдром дефицита внимания не обязательно сопровождается гиперактивностью. Исследования показывают, что лишь в 40 % случаев дети, страдающие синдромом дефицита внимания, являются и гиперактивными. Причем гиперактивность среди мальчиков наблюдается в четыре – шесть раз чаще, чем среди девочек. В то же время и гиперактивность не всегда сопровождается синдромом дефицита внимания, и тогда ее практически полностью относят на недостатки воспитания ребенка в самом раннем возрасте.
   Дети, страдающие синдромом дефицита внимания без гиперактивности, редко становятся предметом пристального внимания педагогов, и не всегда даже сами родители обращают должное внимание на то, что их ребенок слишком рассеян, что ему трудно долго концентрироваться на одном виде деятельности, что слишком часто у него возникает плаксивое настроение, он предается самобичеванию и старательно жалеет самого себя. Отчасти, возможно, это происходит из-за того, что синдромом дефицита внимания без гиперактивности девчонки страдают чаще, чем мальчишки, а для девочек беспричинные слезы, периоды уныния и более мрачный взгляд на мир считается более естественным, чем для мальчиков. Однако, как мне кажется, истинная причина в том, что дети, страдающие СДВ без гиперактивности, не причиняют особого беспокойства ни родителям, ни учителям. По своему складу характера они если и не спокойны, то в достаточной мере пассивны и если и слишком мрачно смотрят порой на мир, то, во всяком случае, не мешают взрослым жить так, как им хочется. К сожалению, не секрет, что слишком часто хороший ребенок – это ребенок, которого как можно меньше слышно, видно и заметно.
   Про детей же, страдающих гиперактивностью, отнюдь нельзя сказать, что их не видно и не слышно. Наоборот, основной характеристикой, которая определяет такого ребенка, является наречие «слишком». Такого ребенка везде и всегда слишком много, он слишком активен, его слишком хорошо и далеко слышно, его слишком часто видно абсолютно повсюду. Если вы забудете убрать ведро с водой, то он его обязательно опрокинет, если вы попросите его не трогать дорогую для вас вазу, он обязательно ее разобьет, даже не прикоснувшись к ней, если посреди сухого асфальта с прошлого года пытается высохнуть старая лужа, то он обязательно залезет в нее по самые уши и придет домой грязный с ног до головы. Причем на все ваши вопросы, как это случилось, он будет отвечать: «Не знаю, она сама упала, ведро попалось мне под ноги, а лужи я вообще не видел».
   Именно такие дети чаще всего выпадают из колясок, и чаще всего ничего с ними после этого не случается, именно таких детей чаще всего обвиняют в том, что они затеяли драку, даже если они всего лишь проходили мимо, именно в таких детей попадает солевой заряд из ружья сторожа, когда всей компанией они лезут в соседский сад воровать недозрелые яблоки.
   Такие дети не просто почему-то всегда попадают в какие-то истории, но таким детям еще и всегда попадает за все истории, происходящие в районе десяти кварталов от школы. Естественно, что все это не прибавляет взаимной любви ни педагогам, ни самим детям, и поэтому вполне закономерно, что на таких детей пытаются повесить всевозможные ярлыки, и если уж невозможно воздействовать мерами воспитательными, то от души использовать меры медикаментозные.
   Итак, в данной книге мы с вами не будем говорить о детях, страдающих синдромом дефицита внимания без гиперактивности, но вволю поговорим о детях, страдающих СДВГ – синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (думаю, что вы уже запомнили расшифровку данной аббревиатуры, и в дальнейшем буду пользоваться сокращенным названием этого диагноза), и о детях, страдающих гиперактивностью без синдрома дефицита внимания. Однако хочу сразу предупредить вас, что не стоит самостоятельно ставить диагнозы собственному чаду, лучше все-таки доверить это профессионалам, а вот разобраться в том, что обозначает лес страшных сокращений, коим усеяна медицинская карточка вашего ребенка, и чем еще, кроме глотания таблеток и посещения врачей, знахарей и гадалок, можно помочь своему ребенку, – можно и нужно, для чего, собственно, мы надеемся, и послужит наша книга.
   Специалисты выделяют три основные группы проявлений СДВГ: гиперактивность, нарушение внимания и импульсивность. Каждая из этих групп может в различной степени и в разное время быть выражена у одного и того же ребенка. То есть, выражаясь русским языком, один и тот же ребенок сегодня может быть рассеянным и невнимательным, завтра – напоминать электровеник с батарейкой «Энерджайзер», послезавтра – весь день переходить от смеха к плачу и наоборот, а еще через пару дней – вместить в один день и невнимательность, и перепады настроения, и неуемную и бестолковую энергию.
   Давайте попробуем разобраться, чем, с точки зрения специалистов, характеризуются гиперактивность, нарушение внимания и импульсивность.
Гиперактивность
   Проявляется избыточной и, главное, бестолковой двигательной активностью, беспокойством, суетливостью, многочисленными движениями, которых ребенок часто не замечает. Как правило, ребенок много и зачастую сбивчиво говорит, не заканчивая фраз и перескакивая с мысли на мысль. Продолжительность сна такого ребенка всегда меньше нормы. Недостаток сна, как правило, усугубляет проявления гиперактивности – не успевшая отдохнуть еще не совсем сформировавшаяся нервная система ребенка не справляется с потоком информации, поступающей к нему из внешнего мира, и защищается весьма своеобразно – своей суетливостью и беспорядочными движениями доводя количество внешних раздражителей до того порога, когда они просто перестают восприниматься и обрабатываться психикой ребенка. Кроме того, как правило, для таких детей характерны нарушения координации, несформированность функций мелкой моторики и праксиса (праксис – способность координировать и контролировать свои действия).
Нарушения внимания
   Проявляются в том, что ребенку трудно долго концентрироваться на одном и том же, у него недостаточно сформированы способности выборочной концентрации внимания (он не может отличить главное от второстепенного и всему уделяет равное внимание), он постоянно скачет с одного на другое – перескакивает строчки в тексте, решает все примеры одновременно, рисуя хвост петуха, раскрашивает сразу все перья и сразу всеми цветами. Такие дети забывчивы, не умеют слушать и сосредотачиваться. Инстинктивно они стараются избегать заданий, требующих длительных умственных усилий (для любого человека характерно подсознательно избегать любой деятельности, неуспешность которой он предвидит заранее, – все мы предпочитаем делать только то, что у нас получается и что может положительно сказаться как на нашей собственной самооценке, так и на оценке наших действий окружающими). Однако это не значит, что эти дети вообще не могут на чем-либо удерживать свое внимание. Они не могут сосредоточиться только на том, что им неинтересно. Если что-то привлечет их интерес, то они могут заниматься этим часами. Вся беда в том, что в нашей жизни полно занятий, которые все-таки приходится делать, несмотря на то что это далеко не всегда интересно (выносить мусор, например, или чистить картошку).
Импульсивность
   Заключается в том, что зачастую действие у ребенка опережает мысль. В повседневной учебной жизни это выражается в том, что не успеет учитель еще начать задавать вопрос, как ребенок уже тянет руку, вопрос еще не до конца сформулирован, а он уже отвечает, его ответ еще не оценили, а он уже без разрешения встал и побежал к окну просто потому, что ему стало интересно посмотреть, как ветер сдувает с берез последнюю листву. Такие дети не умеют регулировать свои действия, подчиняться правилам, ждать, их настроение меняется стремительнее, чем направление ветра осенью.

Признаки синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

   Каким образом, кто и на основании каких симптомов и результатов каких исследований ставит диагноз СДВГ? Как отличить просто активного и непоседливого ребенка от гиперактивного? Каким образом понять, в каком случае в плохом и неуправляемом поведении ребенка виновата физиология – практически неуловимые изменения в работе головного мозга, а в каком – недостатки нашего воспитания и неправильное отношение к своему собственному ребенку? Как понять – он сходит с ума потому, что не может совладать с собой, или потому, что ему отчаянно не хватает нашей любви и в своем асоциальном поведении он видит единственный способ воззвать к нам: мама! папа! мне плохо, я одинок, помогите мне, любите меня!..
   Г.Н. Монина в своей книге по работе с детьми, страдающими дефицитом внимания, дает следующее определение СДВГ – это «комплекс отклонений в развитии ребенка: невнимательность, отвлекаемость, импульсивность в социальном поведении и интеллектуальной деятельности, повышенная активность при нормальном уровне интеллектуального развития. Первые признаки гиперактивности могут наблюдаться в возрасте до 7 лет. Причинами возникновения гиперактивности могут быть органические поражения центральной нервной системы (нейроинфекции, интоксикации, черепно-мозговые травмы), генетические факторы, приводящие к дисфункции нейромедиаторных систем мозга и нарушениям регуляции активного внимания и тормозящего контроля».
   Такие характеристики, как невнимательность, отвлекаемость, импульсивность, присущи любому ребенку, особенно если речь идет о единственном и слегка избалованном мамушками и бабушками чаде. Но основное отличие ребенка гиперактивного от обычного ребенка, которому скучно или дискомфортно или просто такое настроение сегодня, заключается в том, что гиперактивный ребенок такой всегда, везде и в любом окружении: и дома, и в школе, и с друзьями. Он просто не может быть иным. Это не его вина – такова конституция его психики. Он не в состоянии владеть и управлять ни своими эмоциями, ни как следует управлять своим телом (наблюдения свидетельствуют о том, что три четверти таких детей страдают диспраксией, попросту говоря – неуклюжестью). Его нельзя ругать за это. Применение жестких воспитательных мер только усугубит чувство собственной неполноценности, неуравновешенность и вспыльчивость, и без того присущие детям с СДВГ.
   Несмотря на то что первые симптомы СДВГ могут проявляться уже с самого рождения ребенка (повышенный мышечный тонус, плохой сон, постоянное срыгивание большого количества пищи), проблемы с таким ребенком начинаются, как правило, в детском саду и становятся наиболее заметными в начальной школе. Это связано с тем, что, попадая в детский коллектив, ребенок вынужден подчиняться общим правилам, тихо себя вести, владеть своими эмоциями, концентрировать свое внимание на учебных занятиях, которые далеко не всегда бывают интересными. Плюс к этому добавляется стресс, связанный с изменением привычной обстановки и необходимостью контактировать с большим количеством людей, на что ребенок, страдающий СДВГ, просто не способен. И если детский сад все-таки предполагает еще некоторую свободу в выборе активности, то начальная школа строго регламентирует как продолжительность и интенсивность, так и выбор видов деятельности. Учебная деятельность представляет собой большую трудность для детей, чья способность концентрировать свое внимание и управлять своим поведением нарушена.

Портрет ребенка с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью

   Нарушения, позволяющие предположить наличие у ребенка гиперактивности, делятся на три группы: дефицит внимания, двигательная расторможенность и импульсивность.
   Американские психологи П. Бейкер и М. Алворд предлагают следующую схему наблюдения за ребенком с целью выявления возможных признаков гиперактивности.

Дефицит активного внимания

   2. Не слушает, когда к нему обращаются.
   3. С большим энтузиазмом берется за задание, но так и не заканчивает его.
   4. Испытывает трудности в организации.
   5. Часто теряет вещи.
   6. Избегает скучных и требующих умственных усилий заданий.
   7. Часто бывает забывчив.

Двигательная расторможенность

   2. Проявляет признаки беспокойства (барабанит пальцами, двигается в кресле, бегает, забирается куда-либо).
   3. Спит намного меньше, чем другие дети, даже во младенчестве.
   4. Очень говорлив.

Импульсивность

   2. Не способен дождаться своей очереди, часто вмешивается, прерывает.
   3. Плохо сосредоточивает внимание.
   4. Не может дожидаться вознаграждения (если между действием и вознаграждением есть пауза).
   5. Не может контролировать и регулировать свои действия. Поведение слабо управляемо правилами.
   6. При выполнении заданий ведет себя по-разному и показывает очень разные результаты. (На некоторых занятиях ребенок спокоен, на других – нет, на одних уроках он успешен, на других – нет.)

   Согласно П. Бейкеру и М. Алворду, если в возрасте до 7 лет постоянно (на протяжении более полугода) проявляются хотя бы шесть из перечисленных признаков, педагог может предположить, что ребенок, за которым он наблюдает, гиперактивен.

   В России психологи традиционно выделяют следующие признаки, являющиеся симптомами наличия СДВГ у ребенка:
   1. Беспокойные движения в кистях и стопах. Сидя на стуле, корчится, извивается.
   2. Не может спокойно сидеть на месте, когда этого от него требуют.
   3. Легко отвлекается на посторонние стимулы.
   4. С трудом дожидается своей очереди во время игр и в различных ситуациях в коллективе (на занятиях, во время экскурсий и праздников).
   5. На вопросы часто отвечает не задумываясь, не выслушав их до конца.
   6. При выполнении предложенных заданий испытывает сложности (не связанные с негативным поведением или недостаточностью понимания).
   7. С трудом сохраняет внимание при выполнении заданий или во время игр.
   8. Часто переходит от одного незавершенного действия к другому.
   9. Не может играть тихо, спокойно.
   10. Болтливый.
   11. Часто мешает другим, пристает к окружающим (например, вмешивается в игры других детей).
   12. Часто складывается впечатление, что ребенок не слушает обращенную к нему речь.
   13. Часто теряет вещи, необходимые в детском саду, школе, дома, на улице.
   14. Иногда совершает опасные действия, не задумываясь о последствиях, но приключений или острых ощущений специально не ищет (например, выбегает на улицу, не оглядываясь по сторонам).

   Все эти признаки объединяются в те же самые три группы:
   – чрезмерная двигательная активность;
   – импульсивность;
   – отвлекаемость-невнимательность.
   Несколько отличается только цифра необходимого наличия признаков. Российские специалисты считают диагноз правомерным, если у ребенка в течение шести месяцев наблюдают по меньшей мере восемь симптомов из вышеприведенного списка.
   Наличие у ребенка данных признаков не является достаточным основанием для постановки диагноза. Это – лишь причина для проведения дополнительного обследования у соответствующих специалистов. К сожалению, практикующие психологи отмечают тот факт, что нередко ярлык «гиперактивность» приклеивается сотрудниками общеобразовательных учреждений любому неудобному ребенку и служит своего рода прикрытием для нежелания или отсутствия у педагога опыта или возможности должным образом организовывать работу с детьми. Поэтому еще раз повторяем – ни педагог, ни родители, ни школьный психолог или психолог в детском саду не могут самостоятельно, без специальных диагностических исследований и консультаций с неврологом и психоневрологом поставить диагноз «гиперактивность». Поэтому если после проведения очередной серии тестов или просто после очередной выходки вашего чада педагог, психолог или администрация дошкольного учреждения или школы вызывают вас и «ставят» вашему ребенку диагноз «гиперактивность», то вы имеете все основания усомниться в их профессиональной компетенции. Максимум, что они могут сделать, – это посоветовать вам обратиться к специалисту. Причем нужно заметить, что данная консультация является делом абсолютно добровольным. В приложении «Права СДВГ-детей и их родителей» мы приводим выдержки из соответствующих федеральных законов, которые очень четко оговаривают, во-первых, в каких случаях может проводиться принудительное медицинское освидетельствование, а во-вторых, предусматривают санкции за разглашение медицинской тайны работниками, по роду своей деятельности имеющими дело с медицинской тайной. Другими словами, никто – ни директор или администрация школы, ни психолог, ни воспитатели или учителя, ни родители других детей – не имеют права требовать от вас обязательного прохождения медицинского освидетельствования или исследования. С другой стороны, ни психолог, ни учитель или воспитатель, ни директор школы или заведующий садика не имеют права сообщать другим детям или их родителям результаты психологических тестов или любых других медицинских исследований, проведенных в учебном учреждении, другим детям, их родителям, ни кому бы то ни было еще, кроме законных представителей несовершеннолетнего ребенка. Это – нарушение медицинской тайны.
   В случае же, если психолог или классный руководитель в корректной форме информируют вас о наличии проблем с поведением и концентрацией внимания у вашего ребенка, идеально начать с подробной и доверительной консультации с хорошим педиатром, которому вы доверяете и который поможет вам разработать план дальнейших исследований, посоветует хорошего невролога и, в случае необходимости, психоневролога. И только после получения результатов диагностических исследований (более подробно о диагностических исследованиях см. раздел «Диагностика СДВГ»), по совокупности мнений нескольких врачей (как минимум – педиатр и невролог), ставится диагноз СДВГ.

   Мы с вами рассмотрели признаки, на основании которых специалисты дошкольного учреждения или школы могут заподозрить наличие у ребенка диагноза СДВГ. Однако как выглядит гиперактивный ребенок в быту, когда, видя такое поведение, родители могут сами решить, что им необходимо показать ребенка специалисту?
   Прежде всего, необходимо разобраться с возрастными границами. Хотя на сегодняшний день не существует четкого понимания – когда и в каком возрасте можно с уверенностью ставить диагноз СДВГ, все-таки большинство специалистов сходятся на том, что можно выделить два периода, когда признаки данного заболевания наиболее ярко проявляются: это возраст с 5 (старшая группа детского сада) приблизительно до 12 лет и второй период – начиная с периода полового созревания, то есть примерно 14 лет. Данные возрастные границы имеют свое психологическое обоснование – синдром дефицита внимания с гиперактивностью принято считать одним из так называемых пограничных состояний психики. То есть в обычном, спокойном состоянии это один из крайних вариантов нормы, однако достаточно малейшего «катализатора» для того, чтобы вывести психику из нормального состояния, и крайний вариант нормы превратился уже в некоторое отклонение. «Катализатором» для СДВГ является любая деятельность, требующая от ребенка повышенного внимания, концентрации на одном и том же виде работы, а также любые гормональные изменения, происходящие в организме ребенка.
   Старшая группа детского сада – это уже фактически начало учебы в школе – здесь появляются и регулярные занятия, и домашние задания, и необходимость в течение определенного отрезка времени заниматься не всегда интересным делом, и умение сдержанно вести себя во время урока (20–30 минут), умение ограничивать свою двигательную активность и соотносить свои желания с тем, что происходит в классе. Все это повышает нагрузку на способность концентрации внимания, недостаточно сформированную у ребенка с СДВГ.
   Есть еще одна причина, по которой серьезные специалисты предпочитают ставить диагноз СДВГ не ранее пяти-шести лет, – одним из основных критериев синдрома дефицита внимания является наличие нарушений обучения, а установить их можно не ранее указанного возраста, когда ребенок психологически и физиологически должен быть готов к учебной деятельности.
   Период же полового созревания характеризуется общей неустойчивостью характера ребенка, причиной которой является «гормональный бум», происходящий в организме ребенка. Поэтому неудивительно, что ребенок с СДВГ, и без того имеющий склонность к неустойчивому и непредсказуемому поведению, оказывается в более сложной ситуации, нежели его сверстники.
   Тем не менее, несмотря на то что диагноз СДВГ редко ставится совсем маленьким детям, специалисты считают, что существует ряд признаков, позволяющий предположить склонность ребенка к данному заболеванию еще в самом раннем детском возрасте. По мнению некоторых специалистов, первые проявления данного синдрома совпадают с пиками психоречевого развития ребенка, то есть наиболее ярко проявляются в 1–2 года, 3 года и 6–7 лет.
   Дети, склонные к СДВГ, часто еще в младенчестве имеют повышенный мышечный тонус, испытывают проблемы со сном, особенно с засыпанием, крайне чувствительны к любым раздражителям (свет, шум, наличие большого количества незнакомых людей, новая, непривычная ситуация или обстановка), во время бодрствования часто чрезмерно подвижны и возбуждены.
   Уже в три-четыре года родители замечают, что их ребенок не способен долгое время сосредоточиться на каком-то одном виде деятельности: он не может дослушать до конца любимую сказку, долгое время играть с одной и той же игрушкой – только взяв в руки одну, он тут же ее бросает и хватается за следующую, его деятельность носит хаотический характер. (Чтобы у вас, дорогие читатели, не возникало искушение поспешно записать свое чересчур активное чадо в ряды гиперактивных детей, считаю своим долгом еще раз напомнить, что все симптомы, о которых мы говорили и еще будем говорить, должны носить постоянный характер, то есть проявляться в течение долгого времени (не менее шести месяцев) и проявляться в ЛЮБОЙ ситуации, вне зависимости от настроения, расположения духа ребенка, наличия в зоне видимости бабушек и других личностей, перед которыми сам Бог велел покапризничать и показать свой характер во всей красе.)
   С началом систематических занятий в старшей группе детского садика или в начальной школе родители могут заметить, что их ребенок крайне неусидчив, очень подвижен, не способен контролировать свою двигательную активность, сосредотачиваться на одной деятельности. Причем характерно, что поначалу такие дети искренно стараются сделать так, как их просят взрослые, но они просто не в состоянии выполнить их требования.
   Необходимо отметить, что гиперактивность не подразумевает отставания в интеллектуальном развитии ребенка, то есть это значит, что наличие у вашего ребенка гиперактивности не означает обязательного отставания в умственном развитии. Наоборот, часто дети с СДВГ отличаются довольно высокими интеллектуальными способностями. Однако для умственной деятельности гиперактивного ребенка характерна цикличность. Дети могут продуктивно работать 5—10 минут, затем 3–7 минут мозг отдыхает, накапливая энергию для следующего цикла. В этот момент ребенок отвлекается, не реагирует на учителя. Затем умственная деятельность восстанавливается, и ребенок готов к работе в течение 5—15 минут. Дети с СДВГ имеют «мерцающее» сознание, могут «впадать» и «выпадать» из него, особенно при отсутствии двигательной активности. Когда учитель требует, чтобы ученики сели прямо и не отвлекались, то для гиперактивного ребенка эти два требования вступают в явное противоречие. Когда гиперактивный ребенок думает, ему необходимо совершать какие-то движения – например, качаться на стуле, стучать карандашом по столу, что-то бормотать себе под нос. Если он перестает двигаться, то он как бы впадает в ступор и теряет способность думать. Неподвижность – неестественное состояние для гиперактивного ребенка, и ему требуется сосредоточить все свои умственные, психические и физические способности на том, чтобы сознательно оставаться спокойным. Ни о чем другом в этот момент он думать не в состоянии.
   Кроме неусидчивости и неспособности сконцентрироваться такие дети могут страдать недостаточностью речевого развития, дислексией, отсутствием любознательности (вследствие невозможности испытывать сколь-либо длительный интерес к любому виду деятельности), неуклюжестью, недостаточной развитостью тонкой моторики (способности совершать мелкие точные движения), сниженным интересом к приобретению интеллектуальных знаний. Н.Н. Заваденко отмечает, что многие дети с диагнозом СДВГ имеют нарушения в развитии речи и трудности в формировании навыков чтения, письма и счета.
   Все это делает неудивительным тот факт, что очень быстро такие дети абсолютно теряют интерес к обучению в школе, необходимость посещения занятий становится для них тяжкой обязанностью, они быстро приобретают славу хулиганов, в подростковом возрасте могут увлечься асоциальными видами деятельности, у них быстро вырабатывается пристрастие к различным вредным привычкам.
   Таким детям трудно сходиться со своими сверстниками, поскольку в повседневном поведении им свойственны непоследовательность, импульсивность, непредсказуемость. Никто никогда не может предсказать, что сделает гипердинамичный ребенок, прежде всего потому, что он сам этого не знает. Такой ребенок всегда действует спонтанно, словно под воздействием какого-то наития, и хотя он никогда сознательно не желает никому зла и не желает сделать какую-нибудь шалость или глупость, но чаще всего его поступки имеют разрушительные последствия, которые искренне огорчают самого виновника происшествия.
   Такой ребенок почти никогда не обижается, когда его наказывают, в силу особенностей своего мышления он просто не способен долго концентрироваться ни на чем, на обидах – в том числе, поэтому он редко обижается, не помнит и не держит зла, даже если с кем-то ссорится, то тут же мирится и забывает о ссоре. Однако, несмотря на данные положительные черты характера, гипердинамичный ребенок часто бывает несдержанным, раздражительным, подвержен частой и кардинальной смене настроений, не умеет управлять своими действиями во время любой коллективной деятельности (например, во время игры или учебных занятий). Импульсивность часто толкает ребенка на агрессивные или деструктивные поступки – в приступе гнева он может разорвать тетрадку обидевшего его соседа, сбросить на пол все его вещи, вытряхнуть на пол содержимое портфеля. Именно про таких детей сверстники говорят, что «он же бешеный».
   Гипердинамичные дети редко становятся лидерами, но если уж это происходит, то компания, ведомая ими, находится в состоянии постоянной бури, шока и стресса.
   Все это делает их если и не нежелательными членами детского коллектива, то весьма непростыми для жизни в обществе, осложняет взаимодействие со сверстниками в детском саду и школе, а дома – с родными, особенно – с братьями-сестрами и родителями (бабушки-тетушки, как правило, принимают своих внуков без всяких условий, такими, какие они есть, и все силы посвящают тому, чтобы нещадно баловать свое дитятко, «безжалостно воспитываемое родителями»).
   Дети с диагнозом СДВГ склонны к состояниям эмоциональной напряженности, они очень остро переживают свои трудности и неудачи. Поэтому неудивительно, что у них «легко формируются и фиксируются негативная самооценка и враждебность ко всему связанному со школьным обучением, протестные реакции, неврозоподобные и психопатоподобные расстройства. Эти вторичные расстройства усугубляют картину, усиливают школьную дезадаптацию, ведут к формированию негативной «Я-концепции» ребенка. Развитие вторичных нарушений в значительной степени зависит от среды, которая окружает его, определяется тем, насколько взрослые способны понять трудности, возникающие из-за болезненно повышенной активности и эмоциональной неуравновешенности ребенка, и создать условия для их коррекции в атмосфере доброжелательного внимания и поддержки».
   Родителям также необходимо знать и помнить о такой особенности детей с СДВГ – как правило, у них существенно снижен болевой порог и они практически лишены чувства страха, что в совокупности с импульсивностью и неконтролируемостью поведения является опасным для здоровья и жизни не только самого ребенка, но и для детей, которых он может втянуть в непредсказуемые забавы.
   Еще одной проблемой, кроме проблем, возникающих непосредственно с общением и организацией школьной деятельности, является проблема нервных тиков. Часто у детей с СДВГ появляются подергивания и тики. Тик представляет собой внезапное, отрывистое, повторяющееся движение, охватывающее различные мышечные группы. Напоминает нормальное координированное движение, варьируется по интенсивности и отличается отсутствием ритмичности. Тик легко поддается имитации, всегда очень заметен, поэтому, как правило, детей, страдающих приступами тика, часто дразнят сверстники, повторяя нервные подергивания ребенка. Особенностью тика является то, что чем больше человек напрягает мышцы, чтобы не дать им двигаться, тем более интенсивным и продолжительным становится приступ тика. Помочь ребенку в данном случае вы можете, действуя в двух направлениях – во-первых, научить его простейшим приемам расслабления мышц – именно расслабление напряженной мышцы может иногда помочь и остановить тик. Во-вторых, внушить ему то, что в его тике нет ничего страшного – это просто особенность его организма, и по возможности объяснить, что дразнят того человека, который реагирует ожидаемым образом – взрывается, лезет в драку или, наоборот, убегает или бросается в слезы. Научите ребенка относиться к себе с чувством юмора – это непросто, но единственный способ пережить насмешки сверстников (а они обязательно будут, дети иногда бывают крайне жестоки) без ущерба своей психике – это научиться смеяться над собой вместе с другими. Смех – это единственная неожиданная реакция, которая, как правило, не доставляет радости тому, кто дразнится, поэтому дразнить человека, который сам же над собой и смеется, – неинтересно и скучно.
   Кроме всех вышеперечисленных неприятностей, многие дети с СДВГ жалуются на частые головные боли (ноющие, давящие, сжимающие), сонливость, повышенную утомляемость. У некоторых наблюдается энурез (недержание мочи), причем не только ночью, но и днем.
   Таким образом, вы видите, что для синдрома дефицита внимания с гиперактивностью характерны не только изменения в поведении ребенка, но и проблемы чисто физиологического характера, изменения в состоянии его физического здоровья. Поэтому еще и еще раз подчеркиваем, что диагноз – СДВГ – может ставить только специалист, причем специалист, имеющий медицинское образование, а не окончивший по совместительству сразу несколько вузов, в том числе и один – психологический. Относитесь внимательно к тому, кто и какие диагнозы ставит вашему ребенку. Диагноз СДВГ, неправомерно поставленный, может стать причиной серьезных неприятностей в жизни вашего ребенка и своего рода «клеймом», от которого непросто будет избавиться.

Диагностика синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

   Еще раз напоминаем, что диагноз СДВГ – это диагноз медицинский, диагноз очень серьезный, наличие такого диагноза может в значительной степени осложнить жизнь и вашему ребенку, и вам, неправомерное лечение ребенка, особенно лекарственными средствами, может повлечь за собой серьезные последствия, могущие повлиять и на взрослую жизнь. Поэтому данный диагноз должен ставить только специалист, имеющий медицинское образование. Выше мы перечисляли список признаков, наличие которых может позволить заподозрить, что ребенок страдает СДВГ, и стать причиной обращения к доктору.
   В данном разделе нашей книги мы хотели бы только кратко описать этапы и исследования, которые, скорее всего, придется пройти вам с вашим ребенком, прежде чем вам окончательно поставят диагноз СДВГ. Тем не менее вам нужно иметь в виду, что каждый случай, и ваш в том числе, является уникальным, поэтому, возможно, доктор назначит вам еще какие-то дополнительные исследования и тесты.
   Как правило, диагностика СДВГ состоит из трех этапов.

   Первый этап – это этап сбора субъективной информации. На данном этапе доктор (это может быть не только терапевт или невролог, но и психолог детского учреждения, посещаемого ребенком, психолог поликлиники или любого диагностического центра, в который вы обратились) проводит оценку поведения ребенка и пытается выявить наличие сложностей с учебой.
   Для этого используются следующие методы исследования:
   – проводится подробный опрос родителей не только о поведении ребенка на данный момент, но и об особенностях течения беременности и родов (поскольку именно гипоксия на позднем сроке беременности или родовые и послеродовые травмы могут быть причиной СДВГ);
   – выясняется наследственная предрасположенность ребенка к гиперактивности и наличие подобного диагноза у кого-то из близких родственников;
   – используются различные психологические методики, позволяющие определить объем внимания ребенка, распределение, продуктивность, устойчивость и переключение внимания, объем кратковременной слуховой и зрительной памяти, определение образно-логического и наглядно-действенного внимания и т. п.;
   – проводится наблюдение за поведением ребенка (при невозможности проведения наблюдения специалистом родителям даются рекомендации, на какие именно особенности поведения обращать внимание, записывать свои наблюдения, и затем данные записи обсуждаются с доктором).

   Второй этап (его еще называют объективным этапом) – это этап проведения специальных психологических тестов, направленных на выявление параметров внимательности ребенка. Ребенку предлагают специально разработанные тесты и затем, по количеству сделанных им ошибок и по времени, затраченному на выполнение тех или иных заданий, определяют, имеет ли малыш проблемы с концентрацией внимания и в какой именно области. Однако хотим предупредить, что подобные тесты дают достоверный результат только при проведении с детьми начиная с пяти-шестилетнего возраста (помните, мы с вами говорили, что диагноз СДВГ некорректно ставить ребенку младшего детского возраста. В том числе причиной этого является невозможность проведения корректной диагностики у маленького ребенка).

   Третий этап состоит из собственно диагностического аппаратного исследования. Как правило, это электроэнцефалографическое исследование и использование магнитно-резонансной томографии. Цель данных исследований – зафиксировать электрические потенциалы мозга, выявить наличие трансформаций (ЭЭГ) и объективно оценить состояние головного мозга ребенка (ЭЭГ и МРТ).
   Все эти исследования безболезненны и совершенно безопасны для ребенка.
   Диагноз СДВГ ставится только по совокупности результатов, полученных на всех трех этапах исследования.

Кто виноват?

Возможные причины возникновения у детей синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

   Если среди специалистов до сих пор нет единого мнения, каким образом однозначно диагностировать синдром дефицита внимания с гиперактивностью, то причины возникновения СДВГ вызывают еще большее количество споров и еще менее поддаются диагностике и обобщению. Проще назвать те факторы, которые не ведут к возникновению СДВГ. Практически все факторы, которые могут оказывать хоть какое-то влияние на формирование и развитие психики ребенка, те или иные специалисты выделяют в качестве причин возникновения СДВГ, а поскольку на детскую психику оказывает влияние практически все, то это все и попадает в сферу «факторов риска».
   Правда, есть все-таки некоторые аспекты, по поводу которых исследователи согласны друг с другом. Так, например, установлено, что все формы СДВГ никоим образом не влияют на интеллектуальное развитие ребенка – результаты тестов показывают, что дети с СДВГ обладают, как правило, нормальными умственными способностями, а порой их уровень интеллектуального развития превышает норму. Кроме того, установлено, что даже без систематического медикаментозного лечения с возрастом проявления гиперактивности начинают слабеть и ко времени взросления, как правило, сходят на нет либо приобретают характер, не влияющий на социализацию личности. Кроме того, последние исследования выяснили, что многие успешные в финансовом отношении люди, составившие практически с нуля миллионные состояния, в детстве демонстрировали все признаки гиперактивности и во взрослом возрасте сохранили свою неуемную энергию и склонность к хорошо продуманным авантюрам, что и помогло им преуспеть в бизнесе.
   Тем не менее факт остается фактом – в современном обществе все больше детей, не умеющих управлять своими эмоциями, и очень часто в этом обвиняют не родителей, не сумевших правильно воспитать своих чад, а физиологические особенности детского организма. Так это на самом деле или нет – на данный момент никто не может дать однозначного ответа на этот вопрос, а значит, рассматривая проблемы своего ребенка, нельзя сбрасывать со счетов и роль физиологических факторов.
   Традиционно называют следующие факторы, оказывающее влияние на головной мозг ребенка и могущие повлечь за собой такое заболевание, как СДВГ:
   – органические поражения мозга (черепно-мозговая травма, нейроинфекция и др.);
   – перинатальная патология (осложнения во время беременности матери, асфиксия новорожденного);
   – генетический фактор (ряд данных свидетельствуют о том, что синдром дефицита внимания может носить семейный характер);
   – особенности нейрофизиологии и нейроанатомии (дисфункция активирующих систем ЦНС);
   – пищевые факторы (употребление в пищу продуктов, содержащих искусственные красители, усилители вкуса, генно-модифицированные добавки, добавки с индексом Е, – усиливают проявление гиперактивности);
   – социальные факторы (последовательность и систематичность воспитательных воздействий, неблагоприятная атмосфера в семье и т. п.);
   – экология;
   – воздействие на плод и на ребенка токсичных металлов. Рассмотрим поподробнее некоторые из факторов.

Генетический фактор

   Правда, необходимо отметить, что достаточно часто в подобных семьях наблюдаются и другие симптомы: семейный алкоголизм, существование различного вида психопатий, различного рода аллергические заболевания.
   Кроме того, исследования ученых позволили идентифицировать по крайней мере три гена, мутации которых заметно повышают вероятность его развития. Все они связаны с нейромедиатором дофамином: два из них кодируют белки-рецепторы к нему, а третий регулирует его транспортировку. Однако, даже если у ребенка все эти гены будут мутантными, это еще не означает, что такой ребенок обречен на гиперактивность.
   С другой стороны, она встречается и у детей, у которых нет ни одного мутантного гена.

Патологии беременности

   Замечено, что большой процент детей, имеющих диагноз СДВГ, страдали во время беременности матери от гипоксии (внутриутробного кислородного голодания плода, характерного для второй половины беременности), а также подвергались асфиксии во время родов.
   Конечно, на сегодняшний день прямой зависимости между гипоксией плода и СДВГ у ребенка пока не установлено, но беременная мать должна иметь в виду, что, употребляя алкоголь, не отказываясь от сигарет, подвергаясь пассивному курению, не соблюдая режим дня и прогулок, употребляя лекарственные препараты без консультации с врачом акушером-гинекологом, особенно во время первого триместра беременности, когда закладывается нервная система плода, она подвергает дополнительному риску своего будущего ребенка.
   Кроме того, было замечено, что дополнительным риском заболевания будущего ребенка СДВГ является несовместимость родителей по резус-фактору, а также возраст матери во время беременности меньше девятнадцати и старше тридцати, а также возраст отца старше тридцати девяти лет.
   На развитие заболевания могут также оказать влияние и осложнения, возникающие непосредственно во время родов: безводный период более двенадцати часов, стимуляция родовой деятельности, отравление наркозом во время операции кесарева сечения, обвитие плода пуповиной, кровоизлияния, возникающие как осложнения после родов.
   В.М. Астапов в книге «Введение в дефектологию с основами нейро-и патапсихологии» следующим образом описывает процесс внутриутробного формирования человеческого мозга: «Мозг наиболее чувствителен к различным неблагоприятным факторам в критические периоды своего развития, когда формируются наиболее важные «функциональные ансамбли», наблюдается интенсивная дифференциация нервной системы. Неблагоприятные воздействия на плод в период от 3 до 10 недель развития могут быть причинами формирования грубых пороков развития нервной системы. В том случае, если нарушения возникают на более поздних этапах развития, выраженность дефекта может варьироваться в разной степени: от грубого нарушения функции или ее полного отсутствия до легкой задержки темпа развития».
   В.М. Астапов пишет, что отклонения возникают в процессе внутриутробного, послеродового развития или в результате действия наследственных факторов. В зависимости от причин возникновения аномалий и нарушения развития их подразделяют на врожденные и приобретенные. К первой группе относятся патогенные факторы, вызывающие заболевания матери в период беременности: токсикозы, интоксикация, нарушения обмена веществ, иммунно-патологические состояния и многообразная акушерская патология. Определенную роль играют химические вещества, радиоактивное излучение. Возможны различные эмбриональные мозговые поражения вследствие резус-несовместимости крови матери и плода. Ко второй группе врожденных нарушений относятся наследственные генетические поражения, вызывают врожденные аномалии алкоголизм и наркомания родителей.
   Приобретенные нарушения включают разнообразные отклонения в развитии, вызванные природными и послеродовыми поражениями организма ребенка. Послеродовые приобретенные аномалии развития в основном являются последствиями перенесенных в раннем детстве заболеваний, черепно-мозговых травм. Знание причин детских аномалий и нарушений развития позволяет не только получить дополнительные данные о психическом состоянии ребенка, но и выявить скрытые от простого наблюдения признаки психических нарушений.
   А.Д. Столяренко в книге «Детская психодиагностика и профориентация», говоря о гиперактивности, отмечает, что «в основе гипердинамического синдрома лежат микроорганические поражения головного мозга, возникающие в результате осложнений беременности и родов, истощающие соматические заболевания раннего возраста (тяжелый диатез, диспепсия), физические, психические травмы. Хотя этот синдром называют гипердинамическим, то есть синдромом повышенной двигательной активности, основным дефектом в его структуре является дефект внимания».

Органические поражения головного мозга

   Отрицательно сказываются на развитии головного мозга и различного рода заболевания в младенчестве, протекающие с высокой, долго не падающей температурой, а также некоторые сильнодействующие препараты.
   Конечно, нельзя застраховаться от всех возможных в жизни случайностей, однако родителям под силу свести к минимуму риск возможных негативных последствий, проявляя повышенное внимание к ребенку, особенно в период, когда он учится ползать и ходить и уже может сам передвигаться в пространстве, но еще не научился бояться высоты и оценивать расстояние до края кровати или дивана, например. Не стоит заниматься самолечением ребенка, особенно в возрасте до года, когда его организм крайне чувствителен ко всякого рода лекарственным препаратам. Всегда следует вызывать педиатра, как только вы заметили признаки болезни у ребенка, особенно если данное состояние сопровождается повышением температуры, которую не удается сбить в течение более чем трех дней.

Пищевые факторы

   Современные педиатры, а также обычные мамочки, наблюдающие за своими детьми и ведущие пищевой дневник в течение какого-то более или менее продолжительного периода времени, заметили связь между гиперактивностью ребенка и тем, что он ест. Так, например, некоторые мамы обратили внимание, что если их ребенок не употребляет молочных продуктов более двух недель, то признаки гиперактивности в его поведении в значительной степени снижаются.
   Педиатры советуют анализировать то, чем питается ваш ребенок. К сожалению, наша современная жизнь немыслима без всякого рода консервантов, искусственных ароматизаторов, красителей, пищевых наполнителей, которые отрицательно влияют на нейрохимические процессы, особенно когда речь идет о несформировавшемся детском мозге. Между тем гиперактивность, беспокойство, патологии внимания – это все проявления химического дисбаланса головного мозга.
   Постоянное употребление таких широко рекламируемых продуктов, как различного вида газированные воды, йогурты, иные молочные продукты, имеющие долгий срок хранения, приводит к накоплению в несформировавшемся детском организме невыводимых шлаков, скапливающихся в опасной для организма концентрации.
   Исследования ученых, проведенные в Соединенных Штатах Америки, показали, например, что употребление обычного баночного апельсинового сока приводит к повышению гиперактивности ребенка, так как используемый при приготовлении апельсинового сока краситель вымывает из организма цинк, жизненно необходимый для нормального функционирования человеческого мозга. Еще целый ряд исследований, проведенных учеными Саутгемптонского университета (Англия), показали, что регулярное употребление детьми продуктов, содержащих одновременно консервант бензоат и хотя бы один из популярных пищевых красителей (тартразин, кармуазин и т. д.), способствует проявлению у них симптомов гиперактивности, особенно у тех, кто склонен к этому состоянию.
   Необходимо также учитывать тот факт, что, как правило, гиперактивные детки склонны и к аллергическим реакциям, проявления же аллергии ухудшают самочувствие ребенка, делая его более раздражительным, влияя на частые смены настроения, что не может не провоцировать всплеск гиперактивности у ребенка, имеющего диагноз СДВГ. Поэтому педиатры настоятельно рекомендуют мамам подобных детей вести подробный пищевой дневник и анализировать действие, оказываемое принимаемой пищей на самочувствие и поведение ребенка.
   Нельзя также не отметить, что некоторые продукты, содержащие вещества, возбуждающим образом действующие на нервную систему, просто противопоказаны детям младшего возраста. К таким продуктам относятся кофе, черный чай, шоколад, маслины. Содержащийся в них кофеин не только возбуждающим образом действует на сосудодвигательные центры головного мозга и усиливает сердцебиение, но и разрушает витамины группы В, уменьшает содержание в организме ребенка калия, цинка, железа и кальция – то есть тех элементов, без которых гиперактивный ребенок просто не может существовать.

Социальные факторы и роль семьи

   Наблюдения показывают, что гиперактивность чаще всего отмечается в двух социальных группах семей – семей, в которых родители склонны к асоциальным поступкам (алкоголизм, наркомания, драки, регулярное избиение и унижение детей и т. п.), а также, как это ни удивительно, в очень обеспеченных семьях, имеющих чаще всего единственного ребенка, которого принято считать центром вселенной и который с младенческого возраста получает абсолютно все, что захочет, и привыкает считать, что весь мир создан только для него.
   Дети – удивительные создания. Они нуждаются не только в нашей безусловной любви, подтверждение которой они хотят получать каждый день, каждое мгновение своей жизни, но они также нуждаются и в очень четко очерченных и, самое главное, постоянных границах, которые устанавливаются не ради самоутверждения родителей, но ради обеспечения безопасности ребенка.
   Если ребенку в семье не хватает любви или недостает явных ее проявлений (физического контакта с родителями, добрых слов, ласки) или к ребенку предъявляют слишком высокие требования, вырабатывая у него страх перед малейшей ошибкой или провинностью, то постепенно у него формируется комплекс собственной неполноценности. Поскольку человеку во что бы то ни стало необходимо ощущать себя востребованным, нужным и полноценным членом общества, то дети из таких семей, стараясь утвердиться в собственных глазах и глазах своих сверстников, часто выбирают путь асоциального поведения, доказывая таким образом свои мужество, храбрость, ум и ловкость.
   Кроме того, необходимо помнить то, что очень часто ребенок, особенно в школьном возрасте, избирает путь асоциального поведения для того, чтобы привлечь внимание родителей к собственной персоне, подать последний сигнал бедствия, предъявить миру свой счет на недополученную любовь и внимание. Родителям необходимо помнить, что никакие подарки, элитные школы, дорогая компьютерная и бытовая техника, никакие гувернантки, репетиторы и няньки не способны заменить утра, проведенного ребенком вместе с папой и мамой, совместного завтрака, проходящего в атмосфере любви и взаимопонимания, совместного похода в зоопарк или простой прогулки до ближайшей детской площадки или луна-парка.
   Но не менее чем психологическая заброшенность для ребенка опасны и вседозволенность и положение кумира в семье. Как говорит доктор Е.О. Комаровский, ребенок «должен быть не более, но и не менее чем обычным членом семьи, которому уделяется такое же внимание и посвящается такое же время, как и другим членам семьи». Кроме того, для того чтобы ребенок чувствовал себя психологически комфортно, чувствовал себя в безопасности, ему необходимо очень четко, не только на уровне сознания, но скорее на уровне подсознания, понимать, что родители рядом и они всегда позаботятся о его безопасности. Наличие рамок, ограничений и определенных границ – одно из условий данной безопасности. Такие простые с точки зрения взрослого вещи, как режим дня, ограничение в сладком и времени, которое ребенок может провести за компьютером без ущерба для своего психологического и физического здоровья, ограничение программ и фильмов соответствующими возрасту ребенка, соблюдение возрастных физиологических норм при планировании занятий в школе и различного рода кружках и секциях, – все это является жизненно важным и необходимым для ребенка. Не менее важным является и то, что любой нормальный ребенок периодически проверяет границы дозволенного, и для его же собственного психологического комфорта необходимо, чтобы они были незыблемыми и не менялись произвольно в ту или иную сторону.
   Поясним на простом примере режима дня. Общеизвестно, что психика маленького ребенка – малыша, дошкольника, младшего школьника – находится еще в стадии формирования. В этом возрасте малыш еще не способен произвольно управлять центрами торможения, и если его мозг получает слишком много информации и не в состоянии с ней справиться, то процессы торможения могут полностью отключиться, наступает перевозбуждение, и с данным состоянием ребенок не может справиться сам, без помощи взрослых. Если с самого первого дня жизни ребенка в семье принято строго соблюдать режим дня и чередовать режимы активного бодрствования с периодами сна или хотя бы просто отдыха в кровати, то во время сна психика ребенка может отдохнуть, впечатления немного «остывают» и «устаканиваются», малыш «приходит в себя» и может продолжать активное познание окружающего мира. Причем родителям необходимо помнить, что если в младенчестве ребенок, устав, способен уснуть прямо в манеже на груде игрушек, то, подрастая, он теряет эту спасительную способность, и чем больше он перевозбуждается, тем сложнее его уложить и уговорить поспать. Поэтому привычка к соблюдению режима дня становится спасительной в тот момент, когда психика малыша еще недостаточно окрепла, чтобы обрабатывать впечатления целого дня, а физические силенки уже позволяют проводить долгое время бодрствуя.
   То же самое касается и режима питания. Современные диетологи и психологи установили, что зачастую проблемы с лишним весом уходят корнями в раннее младенчество и детство, когда родители или бабушки кормили ребенка при малейшем плаче, не разбираясь – плачет он от голода или дискомфорта. Таким образом, от великой любви, от желания покормить родного и любименького чем-то вкусненьким, сладеньким, свеженьким в ребенке формируются две вреднейшие привычки, вызывающие наличие лишнего веса во взрослом возрасте:
   – есть в любое время вне зависимости от реально испытываемого голода;
   – «заедать» все свои неприятности, стрессы, неприятные моменты в жизни какой-либо калорийной пищей.

Что делать?

Что предлагает официальная медицина для терапии синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Методы и приемы лечения

   Лечение детей с диагнозом СДВГ всегда должно быть комплексным и, как правило, включает в себя несколько возможностей.
   Во-первых, это медикаментозная терапия.
   Во-вторых, использование таких методик, как метод обратной связи и транскраниальная микрополяризация.
   В-третьих, психологическая коррекция и устранение симптомов, вызывающих гиперактивность.

Медикаментозная терапия

   На сегодняшний день СДВГ принято лечить психостимулирующими средствами в США и европейских странах. Как правило, в данных целях используют препараты метилфени-дата: риталином, центедрином, мередилом и т. д. Эти препараты чреваты побочными эффектами (задержка роста, раздражительность, нарушение сна и пищеварения, снижение аппетита и массы тела, провокация тиков, сухость во рту, головокружение и т. п.), зато эффективны: уже через несколько дней после начала приема у 70–80 % детей начинают ослабевать проявления активности.
   В России принято лечить гиперактивность ноотропными средствами (глиантилин, кортексин, энцефабол). Данные препараты положительно влияют на высшие интегративные функции головного мозга. Их используют главным образом в тех случаях, когда среди симптомов преобладает дефицит внимания. Когда же ведущим симптомом является гиперактивность, то медикаментозная терапия строится на основе препаратов, содержащих гамма-аминомасляную кислоту, отвечающую за тормозящие, контролирующие реакции в головном мозге.
   Кроме того, в комплексном медикаментозном лечении используют антидепрессивные и стимулирующие средства.
   Однако кроме наличия побочных эффектов у противников медикаментозной терапии (или, скажем мягче, у сторонников более осторожного отношения к медикаментозной терапии) есть и другие аргументы.
   Во-первых, замечено, что многие лекарственные средства, используемые для лечения СДВГ, имеют лишь временный эффект и оказывают необходимое действие только до выведения их из организма. Проще говоря, лекарство действует, только пока его принимаешь. Однако СДВГ – это не инфекционное заболевание, как, скажем, грипп, который можно вылечить за неделю. Лечение СДВГ длится годами, и на сегодняшний день пока никто не может сказать – проходят его симптомы под влиянием медикаментов или просто исчезают сами собой по прошествии какого-то времени. Но для нас это не важно на настоящий момент. Вопрос не в этом, вопрос в другом – согласны ли вы лечить вашего ребенка лекарствами в течение нескольких лет непрерывно и каким образом это скажется на работе его внутренних органов – печени и почек, например.
   Во-вторых, есть еще один не менее веский аргумент. Психолог Маргарита Жамкочян следующим образом характеризует гиперактивных детей: «Всем известно, что из непоседливых детей вырастают исследователи, авантюристы, путешественники и создатели компаний. И это не просто частое совпадение. Есть довольно обширные наблюдения: дети, которые в младшей школе изводили учителей своей гиперактивностью, став постарше, уже увлекаются чем-нибудь конкретным – и годам к пятнадцати становятся в этом деле настоящими доками. У них появляются и внимание, и сосредоточенность, и усидчивость. Такой ребенок может все остальное учить без особой прилежности, а предмет своего увлечения – досконально. Поэтому, когда утверждают, что синдром гиперактивности к старшему школьному возрасту обычно исчезает, – это не соответствует действительности. Он не компенсируется, а выливается в какой-нибудь талант, в уникальное умение. А вот купируя с детства эту гиперактивность лекарствами, можно лишить ребенка его козырей в будущей взрослой жизни, лишить стержня, вокруг которого эту жизнь можно строить».
   И действительно, многие «акулы капитализма» в детстве характеризовались симптомами, свойственными для гиперактивных детей. Например, создатель знаменитой авиакомпании JetBlue Дэвид Нилиман с удовольствием рассказывает, что у него в детстве не просто нашли такой синдром, но и охарактеризовали его как «пышно цветущий» (flamboyant). А изложение его трудовой биографии и методов менеджмента наводит на мысль, что этот синдром не оставил его и во взрослые годы и что именно ему он обязан своей головокружительной карьерой. И это не единственный пример. Достаточно просто внимательно почитать биографии современных миллиардеров, сколотивших свои состояния, что называется, «на пустом месте», чтобы убедиться, что в детстве они обладали взрывным характером (и зачастую во взрослом периоде их характер не особенно изменился), не слишком хорошо успевали в школе, поскольку имели обыкновение размышлять о вещах, мало имеющих отношения к среднестатистическому школьнику и школьной программе, с детства имели склонность к рискованным и авантюрным предприятиям. Да даже не только в них дело – достаточно повнимательнее оглянуться вокруг себя, припомнить двух-трех хороших знакомых, преуспевших в карьере или бизнесе, припомнить их детские годы, для того чтобы сделать вывод, что медаль в школе, красный диплом, постоянные успехи в учебе очень редко оборачиваются успешной и хорошо оплачиваемой карьерой и собственным делом.
   Ни в коем случае мы не хотим сказать, что ребенка, страдающего СДВГ, не нужно лечить медикаментами или предпочтительнее не лечить лекарствами. Однако, прежде чем согласиться на медикаментозную терапию, нужно очень хорошо подумать и по возможности либо проконсультироваться с врачом, чьему профессиональному авторитету вы безоговорочно доверяете, либо не пожалеть времени и усилий и получить дополнительную консультацию. Конечно, гиперактивный ребенок очень сложен в повседневном общежитии, но история подтверждает, что практически все гениальные, талантливые и просто успешные люди далеко не так приятны и легки в повседневной жизни, как хотелось бы людям, окружающим их. Не стоит так однозначно и безоговорочно лишать своего ребенка, возможно, неординарного будущего.
   В любом случае, начиная лечение медикаментозными препаратами, не забудьте поинтересоваться у врача всеми возможными побочными эффектами и внимательно наблюдайте за ребенком и его реакциями, особенно в первые дни приема лекарственного средства. Вы должны будете заметить улучшения в поведении ребенка через одну – три недели после начала приема препаратов. Если же этого не произошло, необходимо повторно проконсультироваться с врачом и скорректировать лечение.

Метод обратной связи и транскринальная микрополяризация

   Электрический ток возбуждает функциональные резервы головного мозга, позволяя таким образом уменьшить проявление функциональной незрелости мозга, лежащей в основе СДВГ. Метод транскринальной поляризации позволяет понизить степень гиперактивности ребенка.
   Метод обратной связи – это своего рода симбиоз современных технологий и доброй воли ребенка. Данный метод заключается в том, что к голове ребенка крепятся электроды и на экране компьютера отражается энцефалограмма и потенциал, генерируемый клетками головного мозга. Ребенку в игровой форме объясняют, как должны выглядеть в норме эти картинки и графики, и предлагают «усилием воли» попытаться найти пути уменьшения патологической активности и добиться «нормального» рисунка. Затем ребенку предлагают запомнить свои ощущения в тот момент, когда показания на компьютере отмечали норму, а также запомнить, каким образом ему удалось «привести в порядок» работу своего головного мозга.
   Однако данный метод лечения эффективен только с уже достаточно взрослыми детьми, начиная с восьми-девятилетнего возраста. Более младшим детям еще трудно, во-первых, понять, что именно от них требуется, а во-вторых, контролировать свои эмоции и ощущения.
   Еще одним недостатком описанных выше методик является то, что, с одной стороны, они требуют достаточно долгого времени для своей реализации и многократного проведения процедуры, а с другой стороны, для их проведения необходима достаточно высокая техническая оснащенность больницы или поликлиники и наличие специальным образом обученного медицинского персонала, способного проводить данные процедуры. Таким образом, подобные процедуры далеко не всегда доступны детям из неблагополучных семей, в которых, как правило, и рождаются гиперактивные дети.

Психолого-педагогическая коррекция гиперактивности

   Сущность метода психологической коррекции заключается в выявлении и понимании глубинных причин проблем, возникающих у ребенка, и в постепенном, последовательном и ненавязчивом изменении и коррекции реакции ребенка на те или иные раздражители. Данный метод требует глобального пересмотра отношения к ребенку как со стороны родителей, так и со стороны всех взрослых, принимающих участие в его воспитании и обучении. Метод нуждается в разработке и действительном внедрении столь рекламируемого, но так редко реализуемого в современной педагогике индивидуального подхода к ребенку как в дошкольном учебном заведении (яслях, детском садике, подготовительной школе), так и непосредственно в средней общеобразовательной школе.
   Учитывая тот факт, что СДВГ зачастую носит генетический характер, не исключено, что у родителей подобного малыша у самих есть определенные проблемы с концентрацией внимания, самооценкой и самореализацией. Поэтому в процессе проведения психологической коррекции поведения ребенка, нельзя оставлять без внимания и без должной помощи и самих родителей. Возможно, не всегда адекватное и последовательное поведение взрослых членов семьи является одной из немаловажных причин гиперактивности ребенка, и ее устранение уже поможет облегчить и частично снять симптомы гиперактивности.
   Кроме того, необходимо не только объяснить, но и самим родителям осознать тот факт, что очень часто причиной гиперактивности служат неправильные принципы воспитания, например гиперопека или недостаточная строгость, отсутствие постоянства в режиме дня и питания, различие требований, предъявляемых ребенку в школе и дома или родителями и бабушками и т. п.
   Любой ребенок, а гиперактивный в особенности, требует мудрого и разумного отношения к своей собственной персоне. Правильно расставить акценты в воспитании – значит не только помочь ребенку справиться с негативными проявлениями болезни, но и завоевать его доверие, стать его другом, постоянно находиться рядом с ребенком, оказывать ему поддержку.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Что я могу сделать, чтобы помочь своему ребенку?

Как ужиться с гиперактивным ребенком?

   Все рассуждения и результаты исследований, проведенных учеными о возможных причинах, течении и прогнозах СДВГ, возможно, в чем-то и были вам полезны – как говорят, врага нужно знать в лицо, – и, чтобы бороться с каким-либо детским недугом, необходимо иметь хотя бы самое общее представление о том, что это за болезнь, как и почему она возникает, как протекает, какие последствия остаются после выздоровления и возможно ли оно вообще – выздоровление. Однако перед обычным родителем, перед обычным учителем всегда стоит очень простая, но подчас далеко не такая легкая в выполнении задача – ежедневно контактировать, жить и воспитывать ребенка, который, по объективным причинам, не очень хорошо может управлять своим поведением, не всегда понимает, что он делает, и тем более не задумывается о возможных последствиях своего поведения. Причем все это он делает не из вредности, чаще всего не из-за того, что он плохо воспитан (хотя и это – не исключение), а в силу того, что тормозящие центры в его головном мозге не очень хорошо «настроены» и он не всегда может остановиться. Таковы особенности его психики. Это еще не болезнь, но, как говорят врачи, «крайний вариант нормы».
   Так как же жить, как работать с таким «крайним вариантом нормы»? Каким образом помочь ему адаптироваться в нашем обществе, очень тяжело переносящем малейшие отклонения от «наиболее усредненного варианта нормы»?
   К сожалению, в данном случае вступает в действие правило «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Если вы хотите, чтобы ваш ребенок реализовал весь свой потенциал, частью которого является и его не совсем обычное отношение к жизни, если вы не хотите до совершеннолетия, а может быть и дольше, постоянно пичкать его медикаментами, то тогда, как это ни прискорбно, мы должны заявить – вам придется тратить на вашего ребенка ваше время. И – много времени. Результат во многом будет зависеть от вашего желания и от того, как много и насколько эффективно вы потратите время на воспитание и развитие вашего ребенка.
   Если вы просто пролистали предыдущие страницы, сразу заглянув в раздел, касающийся практических советов, или не очень внимательно прочитали ту информацию, что мы предлагали вам выше, то для ясности кратко повторим еще раз.
   Во-первых, ребенок, страдающий синдромом дефицита внимания, чаще всего абсолютно нормален в своем интеллектуальном и физическом развитии. Довольно часто, при удачном стечении обстоятельств и должном внимании к ребенку со стороны взрослых, из него вырастает полноценный и, скажем так, весьма удачный, ориентированный на успех и умеющий этого успеха добиваться член общества.
   Во-вторых, вам всегда нужно помнить, что чаще всего ребенок разбивает вазу, залезает в лужу, отвлекается во время занятий, носится без остановки, не обращая внимания на ваши окрики, не потому, что он зол, плохо воспитан, несдержан (хотя и это не исключено, но тут уже вы сами себе должны честно ответить – воспитан и не избалован ли сверх меры ваш ребенок), хочет вам насолить, а просто потому, что он не может по-другому. Он неуклюж – от природы, не может контролировать свои эмоции – в силу особенностей сложения психики, постоянно отвлекается просто потому, что не может долго удерживать внимание на одном и том же в течение долгого времени, особенно если это «что-то» ему не очень интересно. Это – не злой умысел, это – его личностные особенности. Вспомните себя в детстве, не исключено, что вы в чем-то были на него похожи.
   В-третьих, как бы мы ни верили в магическую силу всесильной таблетки, синдром дефицита внимания с гиперактивностью только медикаментами не лечится. Или, точнее, лечится медикаментами в лучшем случае только до тех пор, пока ваш ребенок их принимает. Отмена медикаментозного лечения очень часто влечет за собой исчезновение положительного эффекта от него. Поэтому если мы хотим достичь положительного результата, то заниматься ребенком все равно придется…

Основные правила организации жизни в семье с ребенком, имеющим диагноз «синдром дефицита внимания с гиперактивностью»

   По мнению психологов (Р. Кэмбпелл), основными ошибками взрослых при воспитании гиперактивного ребенка являются:
   – недостаток эмоционального внимания, подменяемого медицинским уходом;
   – недостаток твердости и контроля в воспитании;
   – неумение воспитывать в детях навыки управления гневом.
   Любой специалист, к которому вы обратитесь за консультацией – педиатр, невролог, психолог, – даст вам прежде всего следующие основные советы. Воспитывая ребенка, страдающего СДВГ, вы должны постараться избегать следующих крайностей.
   Во-первых, ни в коем случае нельзя считать своего ребенка в чем-то ущербным, в чем-то обделенным или больным и на этом основании жалеть его и все ему позволять. Ребенок с СДВГ – не ущербный, он – просто немного другой, и, как и любому ребенку, ему требуется наличие твердо установленных границ. Это нужно прежде всего для того, чтобы он всегда чувствовал себя в безопасности, знал, что есть взрослые, на которых можно положиться и которые никогда не допустят, чтобы произошло что-то опасное или наносящее ему вред. Рамки и ограничения должны существовать при воспитании любого ребенка, а при воспитании ребенка с СДВГ – тем более. Другой вопрос в том, что данные ограничения должны быть разумны, должны соответствовать возможностям ребенка их выполнять и, что самое главное, должны быть, с одной стороны, постоянными, то есть соблюдаться всеми взрослыми и вне зависимости от их настроения, физического и эмоционального состояния и тому подобного, а с другой стороны – применять их нужно гибко, всегда руководствуясь прежде всего благом ребенка, учитывая его физическое и эмоциональное состояние.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →