Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Шерлок Холмс никогда не говорил : «Это элементарно, Ватсон.»

Еще   [X]

 0 

Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура (Саггс Генри)

Автор, используя материалы археологических экспедиций и лингвистических исследований, сделал уникальную попытку реконструировать быт людей, живших четыре тысячелетия назад в долине Тигра и Евфрата. Вы сможете перенестись к самым истокам нашей цивилизации и открыть для себя мир древней Месопотамии: ее религию, политическое устройство, обычаи, искусство и ремесла.

Год издания: 2004

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура» также читают:

Предпросмотр книги «Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура»

Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура

   Автор, используя материалы археологических экспедиций и лингвистических исследований, сделал уникальную попытку реконструировать быт людей, живших четыре тысячелетия назад в долине Тигра и Евфрата. Вы сможете перенестись к самым истокам нашей цивилизации и открыть для себя мир древней Месопотамии: ее религию, политическое устройство, обычаи, искусство и ремесла.


Генри Саггс Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура


   Рис. 1. Карта Ближнего и Среднего Востока в древности

Глава 1
ЗАБЫТАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

   В течение более чем двух тысяч лет величайшее из достижений человечества – цивилизация Вавилонии и Ассирии – лежала похороненная и почти забытая в земле страны, которую в настоящее время мы знаем как Ирак (ранее называвшийся Месопотамией). О ней остались лишь некоторые сообщения сомнительной достоверности в литературе Греции, а также некоторые библейские высказывания, возможно предвзятые, об ассирийцах и более сомнительные предания о жизни в глубокой древности в стране под названием Сеннаар. В стране Сеннаар, согласно библейскому изложению, была построена Вавилонская башня; здесь также жила единственная семья, пережившая Великий потоп, и где-то в этих краях, в начале истории человечества, находился мифический сад Эдем.
   Случайные путешественники, привлеченные магией слов «Вавилон» и «Ниневия», посещали огромные древние курганы Ирака, начиная со времен крестоносцев. Некоторые оставили свои путевые заметки и размышления и даже привезли в Европу сувениры – кирпичи, покрытые письменами, и тому подобное – из древних городов. Обширные руины Ниневии, расположенные на другом берегу реки Тигр от города Мосула, вероятно, так и остались в местных преданиях, и даже европейские путешественники уже в XII в. н. э. понимали, что это такое. Местонахождение Вавилона, однако, дольше оставалось неизвестным, хотя путешественники, не колеблясь, признавали то в одном, то в другом гигантском сооружении из кирпичей, которые и по сей день стоят в Южном Ираке, печально известную Вавилонскую башню. Точное место расположения Вавилона не было известно наверняка до XVII в.
   Первым человеком, который произвел более научное исследование древних курганов Ирака, был Клаудиус Джеймс Рич. Рич был молодым англичанином из не особенно богатой семьи, который в возрасте двадцати одного года благодаря своим собственным достоинствам, в особенности лингвистическим способностям, поднялся до представителя Ост-Индской компании в Багдаде, должности весьма ответственной и помпезной. В 1811 г. он воспользовался возможностью посетить Вавилон, где в течение десяти плодотворных дней произвел осмотр всего этого места и нанял рабочих для проведения небольших предварительных раскопок. В результате собранная им коллекция покрытых письменами кирпичей, глиняных клинописных табличек и цилиндрических печатей, а также «Заметки о вавилонских развалинах» Рича, опубликованные в 1812 г., вполне могут считаться началом науки ассириологии. Спустя несколько лет Рич совершил вторую поездку и опубликовал «Заметки о втором путешествии в Вавилон» (1818). У Байрона в строках «Дон Жуана» есть ссылка на переполох, вызванный этими новыми открытиями, в которых поэт говорит:
Скептические люди в наши дни
Твердят упрямо, но довольно вяло,
Что все это побасенки одни,
Что Вавилона вовсе не бывало…
Однако ведь нашел же Клавдий Рич
На месте Вавилона свой кирпич!

   После безвременной смерти Рича от холеры в 1821 г. его коллекция древностей была продана Британскому музею, где клинописные материалы стали основой огромной коллекции, посвященной Ассирии, которая в настоящее время признана одной из самых лучших в мире.
   Помимо зондирования, проведенного в Вавилоне в 1827 г., после первопроходческой работы Рича в Ираке не было дальнейших раскопок до 40-х гг. XIX в., хотя путешественники продолжали приезжать и записывать свои впечатления о древних курганах (или теллях) этой страны.
   1840 г. ознаменовался первым приездом в Ирак другого молодого человека, которому в течение последующих одиннадцати лет суждено было поставить археологический аспект новой науки – ассириологии – на прочный фундамент. Этим молодым человеком был Генри Остин Лэйярд, которому тогда исполнилось двадцать три года (в течение какой-то части своей жизни Лэйярд из уважения к своему дядюшке, некоему г-ну Остину, писал свои имена в другом порядке: Остин Генри). Лэйярд, которому не удалось проявить себя в респектабельной адвокатской конторе своего дядюшки, отправился в сухопутное путешествие, чтобы занять вакансию, которая ему была обещана на Цейлоне. Под сильным впечатлением от древних курганов Ирака, пленившись образом жизни и людьми Ближнего и Среднего Востока вообще, он задержался в этих краях так надолго, насколько смог, и, в конце концов, отказался от первоначального намерения, не без беспокойства думая о возможной реакции на это своего дяди. Его знание языков, обаяние его личности, ум и трудолюбие, а также мужество, терпение и тяга к приключениям соединились в единое целое и дали ему из первых рук значительные знания о восточной политике, и теперь он надеялся сделать карьеру на дипломатическом поприще. Однако в дипломатическом посте – из-за неуступчивости министерства иностранных дел – в течение нескольких лет ему отказывали, хотя Лэйярд и сумел оказать в частном порядке значительную помощь британскому послу в Константинополе. Последний, хотя и не смог своевременно добиться для Лэйярда официального статуса, все же оказывал ему личную и финансовую поддержку и в 1845 г. побудил его предпринять раскопки на кургане Нимруд, расположенного приблизительно в двадцати милях к югу от Мосула. Успешно преодолев как официальные препятствия, так и практические и финансовые трудности, Лэйярд откопал погребенные дворцы одной из ассирийских столиц, не Ниневии (как он сначала предположил), а Калаха, который упоминается в Книге Бытия, 10: 12. Он вернулся в Англию и в 1849 г. опубликовал отчет о своей работе, который немедленно вызвал национальную сенсацию.
   Рис. 2. Развалины зиккурата в Борсиппе
   Лэйярд не первый проводил крупные раскопки в Ираке, так как у него был знаменитый предшественник, французский консул Поль Ботта, который начал раскопки в 1842 г. Ботта, о котором один его современник отозвался как об «ученом, но плохом консуле», был очень хорошим другом Лэйярда, который до 1845 г. получал большой стимул к археологическим поискам благодаря тому, что Ботта давал ему свободный доступ к своим собственным докладам, когда они проходили через Константинополь.
   Пока, как и Лэйярд, Ботта производил небольшие археологические раскопки в нескольких местах, местом его главной работы был город Хорсабад к северо-востоку от Мосула. Оба эти великих первопроходца также в разное время раскапывали и Куюнджик, место, где находилась сама Ниневия. Все эти три места – Хорсабад, Куюнджик и Нимруд – оказались развалинами столичных городов в период величия Ассирии между IX и VII вв. до н. э., что в большой степени совпадало с периодом разделения царств Израиль и Иудея, хорошо известных из Ветхого Завета. Новые открытия пролили дополнительный свет на библейскую историю, а также живейший интерес у широкой публики в Великобритании и Франции вызвали многие из первых поразительных находок: гигантские крылатые быки и львы, которые в настоящее время являются впечатляющими экспонатами Британского музея и Лувра, и известняковые барельефы с живыми сценами. Из-за того, что все главные ранние находки были сделаны в Ассирии, новую науку назвали ассириологией. Это название по-прежнему сохранилось, хотя в настоящее время признано, что Ассирия составляла только часть, и даже не самую главную часть всей цивилизации, о которой идет речь.
   Крылатые быки и известняковые фризы, какими бы впечатляющими они ни были, сами по себе не дали бы нам понимания цивилизации людей, которые оставили после себя эти вещи. К счастью, наряду с ними были еще и надписи, либо выгравированные на быках, львах и фризах, либо выдавленные на цилиндриках или табличках из глины, – надписи неизвестными значками, составленными из клиновидных штрихов. Именно расшифровка этой клинописи, в конце концов, и открыла современному миру мышление и образ жизни в Вавилонии и Ассирии.
   Несколько клинописных надписей были опубликованы задолго до раскопок Ботты и Лэйярда, и работа над ними дала ключ к новому материалу. На развалинах дворцов царей Древней Персии, особенно в Персеполисе, есть много хорошо сохранившихся клинописных надписей на камне. Какие-то их части были скопированы путешественниками как диковинки, но только в конце XVIII в., когда были сделаны более тщательные и полные копии, было замечено, что эти надписи из персидских дворцов содержали три различные системы письма (рис. 3). Одна из них оказалась системой письма, при помощи которой были сделаны надписи, найденные на кирпичах в окрестностях Вавилона.
   Рис. 3. Три системы письма из Персеполиса
   Существуют в основном три различных способа, при помощи которых языки можно зафиксировать в письменном виде. Самый простой состоит в том, чтобы каждое слово или понятие изображал один символ (называемый «идеограммой» или «логограммой»). Если такую систему использовать широко, то, очевидно, потребуются сотни, если не тысячи, различных символов. Примером этого может служить китайское письмо. Вторая из возможных систем письма предполагает, что каждому слогу, а не слову соответствует один символ. Так как число возможных слогов в языке гораздо меньше, чем число слов, то такая система потребует гораздо меньше символов. В древних ближневосточных языках, которые использовали такую систему письма, число необходимых слоговых символов было не менее сотни. Третьим основным способом письма является тот, который мы обычно используем, – это алфавитная система, когда основные звуки, встречающиеся в языке, имеют отдельный символ. Число таких символов будет слегка варьироваться от одного алфавита к другому в соответствии со звуками, обычно встречающимися в конкретном языке, и с тем, в какой степени удается передать эти звуки на письме, но почти всегда число символов в алфавите будет где-то от двадцати до пятидесяти.
   Что касается трех систем письма из Персеполиса, то в одной из них оказалось меньше чем пятьдесят различных значков, и ее вполне можно было считать алфавитной. Некоторые тексты, которые таким же образом приняли за алфавитные, представляли собой короткие надписи, вырезанные над головами фигур, которые, очевидно, изображали царей на рельефах, и это говорило о том, что такие надписи могли содержать в себе царское имя и титулы. Ключ к расшифровке состоял в том, что из более поздних персидских источников было известно, что обычная форма титулования персидских царей была «такой-то, Великий Царь, Царь Царей, сын такого-то». Отталкиваясь от этих данных, немецкий ученый Г.Ф. Гротефенд сумел еще в 1802 г. добиться значительных успехов в дешифровке алфавитной клинописной системы письма и установил для почти одной трети алфавита правильные значения. Между этим годом и 30-ми гг. XIX в. некоторые ученые с разной степенью успеха работали над этой системой письма, так что позднее был момент, когда возникла острая полемика по вопросу о том, кому принадлежит главная честь окончательной дешифровки. Несколько ученых, безусловно, заслуживали каждый своей доли славы, но ясно, что значительная ее часть принадлежит еще одному молодому англичанину – Генри Кресвику Ролинсону.
   Ролинсон, хороший ученый в области античности и прекрасный спортсмен, занимал пост в Ост-Индской компании, ив 1835 г. в возрасте двадцати пяти лет получил назначение в Персию в местечко, расположенное в двадцати милях от знаменитой скалы Бехистун (или Бисутун). Скала Бехистун, находящаяся на главном древнем пути из Вавилона в Экбатану (древняя столица мидян), возвышается отвесно почти на 1700 футов, а на ней, на высоте около 300 футов над землей, царь Древней Персии Дарий I (522–486 гг. до н. э.) повелел вырезать монумент, изображающий его самого, одерживающего победу над врагами (рис. 4). Вместе со скульптурами были вырезаны надписи (как мы теперь знаем) на трех языках: древнеперсидском, эламитском и аккадском, записанные при помощи трех систем письма, которые мы уже упоминали. И хотя многие видели эти скульптуры и надписи снизу, эти подробности относительно языков, на которых они были сделаны, были конечно же никому не известны, когда Ролинсон прибыл в Персию. Его уже заинтересовала проблема дешифровки, и он увидел в надписях на скале Бехистун, которые были гораздо длиннее, чем те надписи, что были доступны ученым в то время, самый многообещающий материал для полного ее решения. Взобравшись по боковой стороне скалы на узкий выступ, нависающий над обрывом в несколько сотен футов, Ролинсон сумел в ходе нескольких поездок за 1836-й и 1837 гг. скопировать около двухсот строк этой надписи (в настоящее время известно, что этот язык называется древнеперсидским), выполненной при помощи алфавитной системы письма. Ролинсон уже определил некоторые из букв древнеперсидского алфавита при помощи того же самого метода, который применял Гротефенд. Новый материал дал Ролинсону возможность расшифровать действительно весь алфавит, и при помощи своего знания более поздних языков, родственных древнеперсидскому, он сумел к 1839 г. дать довольно точное изложение значения всех двухсот строк. Таким образом, древнеперсидская система письма и язык были в значительной степени расшифрованы до 1840 г.

   Рис. 4. Скала Бехистун
   Но все еще оставалась еще более трудная задача – расшифровка систем письма и языков эламитской и аккадской версий трехъязычных текстов. К 1846 г. Ролинсон и другие достигли значительных успехов с эламитским письмом, но мало что было известно об аккадском. Честь самого первого значительного успеха в расшифровке аккадской клинописи принадлежит ирландскому приходскому священнику по имени Эдвард Хинкс. Однако другие, включая Ролинсона, тоже не отставали, и к 1850 г. ученым удалось разобрать общий смысл аккадских текстов исторического характера. И тем не менее, научный мир еще не был полностью убежден. По этой причине в 1856–1857 гг. было проведено испытание: четверо ведущих ученых – Хинкс, Ролинсон, Опперт и Фокс Тал бот – взялись каждый за независимый перевод одного недавно обнаруженного длинного текста. Когда выяснилось, что результат у всех четверых оказался весьма схожим, больше не осталось места для сомнений в том, что аккадская система письма и язык расшифрованы.
   Огромная трудность при расшифровке аккадского текста состояла, главным образом, не в самом языке, а в манере письма на нем. Система письма в своей более поздней форме представляла собой смесь из двух систем письма, о которых шла речь выше. Некоторые символы были идеограммами, а другие силлабограммами (то есть символы обозначали слоги). Все это еще больше усложнял тот факт, что некоторые символы можно было использовать и как идеограммы, и как силлабограммы, в то время как некоторые силлабограммы могли обозначать совершенно различные слоги в рамках одного и того же текста. Так, один символ
 мог (в одну эпоху и в одном тексте) быть либо идеограммой слова «день», либо слогом, который произносится как «уд», или «ту», или «там», или «пар», или «лих», или «хиш». Некоторые символы могли представлять один и тот же слог, что еще больше усложняло дело. Так, значки 
или 
могли означать слог «у» в определенном положении в слове.
   Поэтому первоначальная расшифровка аккадского текста была далеко не простым делом. Но как только это случилось, дальнейший прогресс был просто делом упорства и времени. Вскоре признали, что такая система письма не могла быть изобретена для аккадского языка, и, как и ожидали некоторые первопроходцы, ученые нашли среди клинописных надписей из Вавилонии тексты на другом языке, таком же отличном от аккадского, как, например, турецкий язык отличается от английского. Этот язык, известный в настоящее время как шумерский (по названию народа, который изначально говорил на нем), не сразу удалось расшифровать, и до сих пор идут споры относительно деталей толкований шумерских текстов. Большинство аккадских текстов, с другой стороны, в настоящее время можно понять так же хорошо, как и еврейский язык Ветхого Завета.
   В то время как древние шумеры, вавилоняне и ассирийцы иногда вырезали надписи на каменных монументах, обычными материалами для письма были куски глины, как правило, такого размера, чтобы помещался в руке, но часто и большего. Критики Лэйярда утверждали, что сначала он относился к таким кускам глины с письменами как просто к керамике с необычными украшениями, но, безусловно, еще до своего отъезда из Нимруда в июне 1847 г. он знал, что они собой представляли. Позже, в Куюнджике, Лэйярд и его последователи нашли и привезли с собой для Британского музея остатки нескольких библиотек из клинописных глиняных табличек, собранных ассирийскими царями. Двадцать пять тысяч фрагментов, о которых идет речь, до сих пор составляют самую значительную из всех известных единую коллекцию клинописных материалов. Она действительно настолько полная, что некоторые ассириологи, которых их коллеги непочтительно называют «куюнджикологами», могут внести большой вклад в науку, работая только над этой коллекцией.
   Лэйярд оставил занятия археологией в 1851 г. и ушел в политику, но его работу в Куюнджике и других местах от имени Британского музея выполняли другие. Французы с самого начала активно занимались раскопками, а Германия и Америка начали главные раскопки в конце 80-х гг. XIX в. За ними последовали многие другие государства, и ассириология, как в своем археологическом аспекте, так и в изучении клинописных материалов, стала областью, в которой международное сотрудничество воплотилось в реальность. Редко проходит год, чтобы в Ирак не отправились три-четыре экспедиции из разных стран. А на международной встрече ассириологов, проводимой ежегодно, можно встретить делегатов из Великобритании, Америки, Франции, Германии, Чехословакии, Югославии, России, Турции, Финляндии, Голландии, Ирака, Ливана, Израиля, Австрии, Бельгии, Швейцарии и Дании. Все они объединены желанием углубить свои знания о древней цивилизации Месопотамии.
ЗЕМЛЯ И НАРОДЫ ВАВИЛОНИИ И АССИРИИ
   Древняя Вавилония и Ассирия занимали приблизительно регион, который сегодня нам известен как Ирак, хотя некоторые места, важные для этой древней цивилизации, располагаются в Турции и Сирии. Ирак – это страна, жизнь которой и отчасти физическое существование зависят от ее крупных рек – Евфрата и Тигра. Без этих рек две трети страны превратились бы в безводную пустыню. Именно эти реки создали своими иловыми наносами весь этот край, огромную наносную равнину, которая простирается от границы, начинающейся в ста милях к северу от Багдада, и далее вниз к Персидскому заливу. Эта наносная почва может под воздействием солнца и соответствующего орошения быть поразительно плодородной, и именно на этой наносной равнине зародилась и расцвела древняя цивилизация. На севере и востоке поверхность равнины поднимается и образует цепи предгорий, а затем и горы высотой до десяти тысяч футов на границе с Персией и Турцией. К западу от Евфрата эта земля сливается с Сирийской и Аравийской пустынями.
   Именно южная часть этой земли, приблизительно начиная с широты Багдада, в древние времена была Вавилонией, а северная часть – Ассирией. Все вместе иногда называют Месопотамией, что в переводе с греческого означает «между реками», хотя сами греки использовали этот термин для обозначения несколько другого региона.
   История цивилизации Месопотамии, а вместе с ней и история нашей собственной цивилизации, начинается немногим более пяти тысяч лет назад в жарких болотах южного Ирака. Иноземный народ, шумеры, чье точное происхождение все еще неизвестно, пришел откуда-то (по суше ли, по морю, нет ясности) с востока или северо-востока, чтобы обосноваться в этом регионе в верховьях Персидского залива. В этом регионе отсутствуют некоторые основные материалы, необходимые для существования цивилизации, такие, как твердая древесина, камень и руды металлов, но он богат тремя другими составляющими, а именно: солнечное тепло, вода и ил. Именно из ила шумеры и построили свою цивилизацию, и именно ил в виде покрытых письменами глиняных табличек дает нам возможность бросить взгляд почти на самые первые годы из тех пяти тысяч лет, которые отделяют нас от первого поселения шумеров.
   Рис. 5. Вазы дошумерского периода
   Южный Ирак не был необитаем, когда сюда пришли шумеры. Там уже существовали процветающие селения, и некоторые из них стали основой для более поздних шумерских городов. Археология демонстрирует, что пришельцы переняли многое в строительстве, сельском хозяйстве и ирригационной технике уже жившего там народа, хотя в то же самое время они принесли с собой или изобрели другие приемы и техники, до этого не существовавшие в этом крае. Было выдвинуто предположение, что шумеры прибыли сюда как воинственные кочевые пастухи, навязав себя оседлым народам в качестве правящей касты. Другие ученые полагают, что шумеры сами были крестьянами, возможно вытесненными из своих родных мест в Центральной Азии изменениями климата. Доказательства этого скудны и сомнительны и в настоящее время недостаточны для нас, чтобы прийти к какому-либо решению.
   Характерной чертой жизни шумерского общества с начала 3-го тысячелетия до н. э. был обнесенный стеной город, стоящий в центре небольшого города-государства, с несколькими зависимыми деревушками в окружающей его сельской местности. Возможно, следует подчеркнуть, что основу шумерского города составляло сельское хозяйство, а не промышленность. Двумя самыми выдающимися постройками шумерского города были его оросительная система и главный храм, сооруженный на террасе. Этот храм-терраса с течением времени превратился в ступенчатую башню, известную как зиккурат. Городской храм мог быть великолепен, иметь каменный фундамент, но большинство жителей города по-прежнему жили в маленьких глиняных хижинах.
   Теоретически город был поместьем местного божества, чей главный представитель среди людей был известен как «эн»; это должностное лицо, очевидно, могло быть как мужчиной, так и женщиной. Первоначально управление городом-государством находилось в руках всех свободных жителей, которые принимали решения по основным вопросам в общественном совете. Однако всегда бывают такие ситуации, когда требуется принять немедленное решение, и поэтому жители стали назначать человека, которого называли «энси», чтобы руководить и согласовывать сельскохозяйственные работы, а в критические моменты жизни они избирали царя (по-шумерски «лугаль», что означает буквально «Большой человек») в качестве военачальника. И хотя и энси, и лугаль первоначально были избираемы, однажды получив такое назначение, человек старался сделать так, чтобы его должность не менялась и могла быть передана по наследству, а также чтобы различные руководящие должности в городе-государстве были в руках одного человека. Так, знаменитый Гильгамеш из Урука был и эн, и лугаль, а ряд других шумерских правителей были одновременно и лугалями, и энси. В результате первоначальная демократическая организация уступила место системе правителей и подданных.
   До недавнего времени считалось, что в раннем шумерском периоде храм имел в собственности всю землю города-государства, но в настоящее время было доказано, что доля храма составляла, наверное, не более одной восьмой от всего целого. Остальная земля находилась первоначально в коллективной собственности семей или кланов и могла быть продана только при согласии всех имеющих вес членов семьи или клана. Покупателями такой земли были те, кто постепенно входил в правящий класс, или знать, и эти люди таким образом превращали землю в свою личную собственность в добавление к тому, что у них уже имелось в качестве семейной собственности. Эту землю обрабатывали бедные безземельные свободные граждане. Так развивался общественный строй, при котором были три основных класса, то есть знать, простые свободные граждане и зависимые свободные граждане, обычно называемые «клиентами». Четвертый класс составляли рабы, которые были главным образом военнопленными.
   Уже говорилось о том, что шумеры были не первыми обитателями того края, который мы теперь называем Вавилонией. Среди их предшественников одна группа, возможно, была семитской. Если это действительно было так, то эта семитская составляющая представляла собой первую волну переселения народов, которое происходило в ходе истории. Использование термина «семитский» здесь требует объяснений. Этому слову в наши дни не повезло, поскольку им злоупотребляли в гитлеровской Германии, и по этой причине многие люди вообще опасаются его использовать, разве что в качестве названия определенной группы языков, которая включает из современных языков иврит и арабский, а из древних языков – аккадский и арамейский. Но в контексте древней истории также вполне допустимо использовать термин «семиты» в расовом значении, говоря о группе народов, имевших единое происхождение в доисторические времена. Древние семиты (используя термин в этом значении) были людьми, чьей родиной, насколько это нам сейчас известно, были внутренние районы Аравийского полуострова. С конца последнего ледникового периода около 8000 лет до н. э. и до настоящего времени Аравия (как и большая часть Ближнего Востока вообще) страдает от неослабевающей эрозии почвы, в результате чего пустынные районы расширились, а население, которое должна прокормить эта земля, неуклонно становится все меньше. В течение всей истории избыток людей из этого региона направлялся вовне, где они обычно селились мирными семьями, реже – более крупными воинственными группами на более плодородных окраинах великой пустыни.
   Одной из причин считать, что в южном Ираке, возможно, жили семиты, когда туда прибыли первые шумеры, является та, что в некоторых ранних шумерских надписях содержатся слова, без сомнения заимствованные из семитской речи. К сожалению, такое доказательство не является убедительным, потому что мы не знаем, был ли период контакта между шумерийцами и семитами, который привел к таким заимствованиям, вопросом нескольких лет или же веков. Самое раннее историческое переселение семитских народов в Ирак началось во второй четверти 3-го тысячелетия (то есть после 2750 г. до н. э.), и есть доказательства того, что в этот период народ, который нам известен как аккадцы, переселился в северную Вавилонию из района Джебель-Синджар в восточной Сирии.
   Растущая сила семитского элемента в населении завершилась приходом к власти аккадской династии. В северной Вавилонии самым крупным шумерским центром был город Киш, и у последнего царя Киша главным министром был человек, который нам известен под семитским именем Шаррумкен или Саргон, что означает «истинный царь», хотя едва ли это могло быть его настоящим именем. Саргон основал город Аккаде (точное местонахождение которого до сих пор неизвестно), и, когда царя Киша сверг шумерский правитель с далекого юга, Саргон принял на себя бразды правления и захватил власть над всей землей, позднее ставшей известной как Вавилония (2371 г. до н. э.). Потомки Саргона правили более века, и мы называем эту династию Аккадской династией, или, пользуясь семитским написанием этого слова, династией Аккаде. (Отсюда, в конечном счете, произошло слово «аккадский», которое мы уже использовали в различных контекстах.)
   Саргон, в конечном счете, расширил свои завоевания от Евфрата до северной Сирии и, возможно, даже до Малой Азии. Он также завоевал Элам к востоку от Вавилонии и получил власть над северным Ираком, регионом, который позднее стал известен как Ассирия. В одном из городов Ассирии была найдена прекрасная бронзовая маска, которая, возможно, является изображением самого Саргона. Экономическая и политическая власть Саргона над этим беспрецедентно обширным регионом вызвала заметный подъем уровня жизни в Вавилонии, так что этот период по традиции вспоминается как золотой век.
   Другим великим царем династии Аккаде был четвертый правитель, внук Саргона Нарам-Суэн. По преданию, подкрепленному в какой-то степени археологическими находками, Нарам-Суэн управлял империей, которая простиралась от Центральной Малой Азии до южной оконечности Персидского залива. В конечном счете эта династия рухнула под совместным натиском народов с северных и восточных гор, несмотря на энергичные действия, предпринятые Нарам-Суэном (рис. 6).
   В исторической перспективе достижения династии Аккаде были очень существенны, несмотря на относительно короткую продолжительность ее правления (2371–2230 гг. до н. э.). Особенно значимым было введение новых методов администрирования, в частности, попытка осуществлять централизованное управление из одного города. Этому было суждено иметь далеко идущие последствия в будущем.
   Рис. 6. Нарам-Суэн побеждает своих врагов
   С падением центральной власти в Аккаде северную Вавилонию заняли горцы, которых называли кутии. Это был свирепый народ, о котором в преданиях вспоминали с ужасом и отвращением. Однако кутии, вероятно, не имели большого влияния на южную Вавилонию, которая по-прежнему оставалась преимущественно шумерской, как по составу населения, так и по культуре, и начиная с этого времени города этого региона вновь стали занимать выдающееся положение. При династии Аккаде город Аккаде был главным портом страны, но после уничтожения его завоевателями-кутиями торговля и богатства, которые через него поступали, стали уплывать по Персидскому заливу в южные города. Одним из городов, процветавших в это время и о котором мы особенно хорошо информированы, является Лагаш при правителе Гудеа (рис. 7). Самым большим достижением этого правителя (с его собственной точки зрения) была перестройка храма бога этого города, и он оставил большое число надписей, имеющих к этому отношение. Эти надписи дают нам ценные подробности о международной торговле того времени. Из них мы узнаем, что «кедровые балки с Кедровой горы (Ливан) он выгрузил на пристани… Гудеа приказал, чтобы… битум и гипс привезли на кораблях с гор Мадга (Киркук?)… Золотой песок привезли правителю города из Страны Золота (Армения)… Блестящий драгоценный металл доставили для Гудеа из заграницы, блестящий сердолик прибыл из Мелуххи (долина реки Инд?)».
   Рис. 7. Гудеа – правитель Лагаша
   Однако с точки зрения политики самой важной чертой нового периода было повторное возвышение города Ура. Уже на более раннем этапе (около 2600 г. до н. э.) Ур был ведущим центром шумерской цивилизации, и именно в царских усыпальницах того периода сэр Леонард Вулли обнаружил знаменитые сокровища, предметы искусства, с которыми связано его имя. Теперь, приблизительно в 2100 г. до н. э., Ур стал столицей шумерской династии, известной как Третья династия Ура, которая правила всей Месопотамией, создав весьма действенную бюрократическую машину. Богатства хлынули в столицу по Персидскому заливу, и у нас имеются некоторые реальные торговые документы, показывающие, что великий храм Ура экспортировал ткани и растительное масло в далекий порт под названием Маган, а в обмен ввозил медь, бисер и слоновую кость.
   Рис. 8. Женщина времен правителя Гудеа
   Эта династия рухнула спустя приблизительно век, оставив Вавилонию во временном хаосе. Главным фактором этого падения было новое перемещение семитских народов, на этот раз это был народ, называемый амурру или амореи.

Глава 2
ВОЗВЫШЕНИЕ И ПАДЕНИЕ ЦАРСТВ

   Народ, называемый амореями, хорошо известен читателям Ветхого Завета, где этот термин используется для обозначения одной из главных групп обитателей Палестины до окончательного прихода сюда евреев, возглавляемых Иисусом Навином. Эти библейские амореи были потомками поселенцев, которые за несколько веков до этого пришли из пустыни. Они образовали часть огромной группы народов, которую клинописные источники называли амурру, двигавшихся из Сирийской пустыни и угрожавших всем плодородным землям от Палестины до Ирака. Вероятно, слово «амурру» первоначально было названием одного отдельного племени, но его стали использовать для обозначения всей волны захватчиков, хлынувшей из Сирийской пустыни.
   Клинописные источники дают нам первый намек на передвижения этих амурру в надписи времен династии Аккаде. Она исходит из документа, который относится к «году, в котором Шаркалишарри, сын (по другим сведениям, внук. – Ред.) и преемник Нарам-Суэна, нанес поражение амурру на Басаре», при этом Басар – гора в Сирийской пустыне. Упоминания об этих амурру становятся более частыми в период правления Третьей династии Ура. Один отрывок демонстрирует презрение живущего в городе шумера к дикому жителю пустыни, который описывается следующим образом: «амурру… который ест сырое мясо, у которого в течение всей жизни нет дома, а после смерти он лежит незахороненный». Однако очень быстро эти амурру перестали быть презираемыми дикарями из пустыни и, в конечном счете, стали представлять угрозу безопасности самого существования Третьей династии Ура. Некоторые правители этой династии строили укрепления для защиты от кочевников. Но такие меры не смогли удержать их нарастающий натиск, и древние города сначала в среднем течении Евфрата, а затем и в собственно Вавилонии постепенно пали под превосходящими силами этого народа.
   Присутствие на вышеуказанных территориях народов из группы амурру видно в первую очередь по личным именам, а затем, после окончательного падения Третьей династии Ура, по росту числа городов, где правили династии, в которых личные имена, имена богов и названия общественных институтов являются явно аморейского происхождения. Такие династии можно для удобства называть «аморейскими», хотя некоторые ученые считают этот термин неточным, когда его используют в этом смысле. Как можно предполагать, учитывая географию, именно в среднем течении Евфрата впервые возникла династия аморейского происхождения. Город, о котором идет речь, назывался Мари. В других городах некоторые из первых и более мирных аморейских поселенцев в действительности стали чиновниками на службе Третьей династии Ура. Одним из них был Ишби-Эрра, который при последнем царе Ура управлял городом Иссином и который, оставаясь верным до конца, впоследствии основал свою собственную династию.
   Третья династия Ура в конце концов погибла под натиском аморейских захватчиков. Город за городом переставал признавать власть Ура. Но окончательное свержение этой династии было все же делом рук не амореев, а эламитов из южной Персии, которые воспользовались возможностью разграбить и оккупировать столицу, перебив ее жителей и увезя с собой царя. Этот ошеломляющий удар, ознаменовавший окончательный крах шумеров как политической силы, находит явные себе доказательства в следах разрушений, найденных при раскопках города. Это катастрофическое событие долго помнили в Вавилонии.
   Рис. 9. Древний правитель Мари
   С падением центральной власти Ура династии возникли в других городах. Двумя самыми выдающимися из них были сначала династия Иссина и Ларсы. По этой причине период около века после свержения власти Ура часто называют эпохой Иссина-Ларсы (2006–1894 гг. до н. э.). Династия Ларсы постепенно усиливала свое влияние за счет Иссина, но в конце концов была свергнута сама (1763 г. до н. э.) шестым правителем вавилонской династии великим Хаммурапи (1792–1750 гг. до н. э.).
   Первую вавилонскую династию (1894–1595 гг. до н. э.) справедливо считают, особенно в годы правления Хаммурапи, одним из самых ярких эпох древней истории. Это была эпоха материального процветания, а также, по счастью, один из периодов, о которых мы информированы лучше всего. Есть не только тысячи деловых документов и писем из Вавилона и других городов, но у нас имеется также свод законов, провозглашенных самим Хаммурапи. Все вместе эти документы дают ясно понять, что своим выдающимся положением среди современников, благодаря которому он сделал Вавилон столицей культуры (которым ему было суждено и остаться), Хаммурапи обязан не только своему таланту военачальника, но и во многом своему пониманию политической ситуации, дипломатическим и административным способностям и заботой о социальной справедливости на всей территории своей страны.
   Было бы ошибочно полагать, что Вавилон был единственным важным городом-государством в этот период времени. Дальше к северу находилось царство Ассирия, где в 1814 г. до н. э. на престоле воцарился еще один принц аморейского происхождения Шамши-Адад I, старший современник Хаммурапи. Он оказывал значительное влияние на регионы, расположенные к югу и юго-западу. На начальной стадии своего правления у Хаммурапи был еще один могущественный современник, царь города Эшнунны, который правил городами, расположенными вдоль реки Диялы и в окрестностях современного Багдада. Были и другие влиятельные центры амореев в северной Сирии. Такая ситуация в сжатом виде представлена в письме этого периода, в котором говорится:
   «Не существует царя, который сам по себе один является самым сильным. Десять или пятнадцать царей поддерживают Хаммурапи из Вавилона, такое же их количество являются последователями Рим-Сина из Ларсы, столько же следуют за Ибаль-пи-Элем из Эшнунны, столько же сторонников у Амут-пи-Эля из Катны (в Сирии), и двадцать царей идут за Ярим-Лимом из Ямхада (в северной Сирии)».
   Другим очень важным городом-государством до того момента, пока он не был завоеван царем Хаммурапи в 1761 г. до н. э., был Мари, расположенный в среднем течении Евфрата. Это был достаточно древний город, один из аванпостов шумерской цивилизации, а в начале 2-го тысячелетия до н. э. он был столицей царства, простирающегося на более чем двести миль вдоль течения реки. В 1796 г. до н. э. он пережил то, что, вероятно, было обычным делом в его истории – смену династии, когда Шамши-Адад из Ассирии, воспользовавшись дворцовым переворотом в Мари, поместил на трон Мари своего собственного сына Ясмах-Адада и сделал его своим царем-вассалом и представителем. Французским археологам, работавшим до войны в Тель-Харири, где расположен древний Мари, посчастливилось обнаружить царские архивы того периода, а среди них – переписку между Шамши-Ададом и его царями-вассалами, которыми были его сыновья, а также переписку между различными правителями и их чиновниками. Для читателей несколько меньший, но все же очень важный с точки зрения подробностей жизни того времени интерес представляют собой деловые документы. Эти различные виды текстов вместе с остатками построек дают нам удивительно подробную картину жизни того времени, рассказ о которой пойдет в главе 3.
   Образ жизни, который сложился в этот период, в годы правления Хаммурапи, был с небольшими изменениями принят в Вавилонии до того времени, когда завоевание страны персами в 539 г. до н. э. и последующий рост эллинского (греческого) влияния привели к тому, что вавилонская цивилизация в конце концов увяла. Реальные политические достижения Хаммурапи, приведшие Вавилонию и некоторые регионы за ее пределами под власть города Вавилона, пережили его ненадолго. Во время правления преемника Хаммурапи народ из страны болот в южной Вавилонии откололся, образовав отдельную и долго царствовавшую династию, и тогда же этот же правитель вступил в конфликт с касситами, народом несемитской группы, жившим в горах на северо-востоке Вавилонии.
   После этого первого натиска касситов последующий век увидел постепенный рост как мирной иммиграции отдельных касситов, так и организованных передвижений вооруженных банд. Это могло быть связано с тем давлением, которое испытывали на себе сами касситы в результате движения на юг индоевропейских и других народов, живших севернее. Среди этих народов двумя наиболее заметными группами были хетты и хурриты. Названия обеих групп можно найти в Библии (хурриты как «хорреи»), но следует помнить о том, что народы, которые в Библии назывались «хеттеями» и «хореями», возможно, имели всего лишь очень слабую и далекую связь с группами людей, известными как хетты и хурриты в клинописных документах. Хетты, индоевропейский народ, чей язык был близко родственным латыни, начали появляться в северной Анатолии (восточная Турция) в начале 2-го тысячелетия и образовали могущественное царство в центральной Анатолии вскоре после 1700 г. до н. э. Хурриты, которые не были ни индоевропейским, ни семитским народом, были сосредоточены в регионе вокруг озера Ван еще до правления династии Аккаде, но к началу 2-го тысячелетия они начали массовый прорыв на юг.
   Эти разнообразные воздействия сделали крах централизованной власти в Вавилонии неизбежным, хотя, что удивительно, реальное падение города Вавилона было делом рук самого дальнего из упомянутых народов – хеттов из центральной Анатолии. В 1595 г. до н. э. правитель хеттов совершил внезапный бросок на юг, в Сирию, а затем переместился вниз по Евфрату, чтобы разорить Вавилон. Развитие политической обстановки в его собственной столице заставило хеттского царя возвратиться так же внезапно, как он и пришел, но Вавилон уже не смог сопротивляться следующему агрессору, и армии касситов спустились с гор, чтобы захватить столицу и установить свою власть в северной Вавилонии. Эта касситская династия, которая быстро переняла многое из культуры и общественных институтов своих предшественников в этой стране, правила около четырехсот лет (1595–1150 гг. до н. э.) (рис. 10).
   Рис. 10. Зиккурат касситов
   Мы возвращаемся к хурритам, которые, как мы уже видели, двигались на юг в течение первой половины 2-го тысячелетия до н. э. В это время с ними была связана аристократия расы, которая нам известна как индоевропейская или арийская. Изначально арийцы были родом из степей России. Поскольку этот регион был одним из мест первоначального обитания диких лошадей, арийцы всегда были тесно связаны с конем, и именно арийские переселенцы 2-го тысячелетия до н. э. ввели в обиход запряженную лошадьми колесницу как инструмент ведения войны (рис. 11). Эта арийская аристократия, владевшая колесницами и правившая преимущественно хурритским населением, сумела незадолго до 1500 г. до н. э. основать могущественное царство с центром в районе Хабура. Это царство нам известно под названием Митанни.
   Рис. 11. Арийская колесница, запряженная лошадьми
   Как ни странно, царство Митанни больше всего известно не по находкам, обнаруженным в самом царстве, а по документам, найденным в стране хеттов, в Сирии, и прежде всего в Египте. Все эти документы указывают на значительное, пусть даже и временное, могущество царства Митанни. Есть два вида египетских источников. Один – это египетские иероглифические документы, в которых есть упоминания о вооруженном конфликте с Митанни в сирийском регионе, где два эти государства были соперниками. Другим египетским источником, как ни странно, являются глиняные таблички, покрытые клинописными надписями. Эти таблички являются знаменитыми письмами из Эль-Амарны, найденными в центральном Египте в конце XX века, которые составляли часть дипломатических архивов египетских царей приблизительно в 1400 г. до н. э. Эти документы включают в себя письма к фараону от различных князей Палестины и Сирии, от царей страны хеттов, Ассирии и Вавилонии, а также от царя Митанни. Материалы, имеющие отношение к другим правителям, не могут быть рассмотрены здесь, но часть корреспонденции, касающаяся Митанни, ясно говорит, что в то время царство Митанни занимало положение, равное Египту. Эти письма показывают, что между Митанни и Египтом заключались брачные союзы, и дают доказательства тому, что митаннские принцессы посылались в качестве невест царю Египта. (Можно добавить, что касситский правитель Вавилонии также заключал брачные союзы такого рода с Египтом.) Царство Митанни было в этот период таким могущественным, что затмило своего восточного соседа Ассирию, и действительно в течение какого-то времени Ассирия была вассалом Митанни. Но к 1350 г. до н. э. царство Митанни, разрываемое внутренними династическими распрями, стало настолько слабым, что фактически стало зависимым от хеттского правителя Суппилулиумы. Теперь Ассирия получила возможность заново утвердить свою независимость, и этот период, когда правил царь Ашшурубаллит I (1365–1330 гг. до н. э.), знаменует становление Ассирии как одной из великих держав древнего Ближнего Востока.
   В период с 1350-го по 612 г. до н. э. ассирийцы были одним из самых влиятельных, а также одним из самых оклеветанных народов Древнего мира. Живущий в северной Месопотамии на открытых равнинах непосредственно к югу от великих горных хребтов Армении, народ Ассирии нес на себе основную тяжесть натиска индоевропейских народов, наступавших из степей России. Мы уже видели, что в какое-то время Ассирия была вассалом царства Митанни, и в последующие века, почти до 1000 г. до н. э., ей было суждено подвергаться постоянному давлению со стороны арамейских народов из западного региона. Ответом на это непрекращающееся давление было становление крепкого физически, воинственного народа, готового к безжалостной борьбе за свое существование.
   Политическая история Ассирии, начиная с 1350 г. до н. э., показывает любопытное чередование периодов экспансионизма и упадка. Сначала наступил период, который длился приблизительно один век, когда Ассирия обезопасила себя от угрозы подчинения Вавилонии и в конце концов решила проблему с царством Митанни, превратив то, что осталось от этого когда-то могущественного царства, в самую западную провинцию Ассирии. Именно в этот период Ассирия впервые ощутила на себе давление новой волны арамейских народов, именуемых ахламеи, которые надвигались на нее с запада. Также в это же время в горах Армении возник новый племенной союз государств, известный как Уруатри или Урарту (библейский Арарат), который вскоре стал весьма влиятельным царством.
   Этот период сплочения и экспансии завершился взятием в плен Тукульти-Нинурты I, царя Вавилона (1244–1208 гг. до н. э.). По своему значению это событие было равно тому, как если бы король Шотландии в Средние века захватил бы Лондон. После этой наивысшей точки успеха в счастливой судьбе ассирийцев внезапно наступил спад. Отчасти это было прямым следствием предыдущего периода экспансии: непрекращающиеся вооруженные конфликты с народами с севера, востока и юга, вероятно, нанесли Ассирии серьезный урон в людской силе. Но возможно, более серьезной причиной была политическая нестабильность на Ближнем Востоке в целом. Уже не существовало больше царства Митанни, которое осуществляло политическую власть в сирийском регионе, в то время как Египет, который раньше часто выступал в роли сюзерена над Палестиной и частями Сирии, теперь был совершенно не способен сделать так, чтобы его влияние ощущалось за пределами его собственных границ. Империя хеттов, которая раньше давала политическую стабильность Малой Азии и северной Сирии, защищая таким образом торговые пути, под влиянием народов, переселяющихся из Европы, быстро распадалась, и к 1200 г. до н. э. она уже не имела никакого влияния. Неспокойная ситуация на большей части Ближнего Востока в это время, когда торговые пути были небезопасны, а деревни пустели, отражена в Книге Судей Израилевых, например, в 5: 6–7: «В дни Са-мегара… были пусты дороги, и ходившие прежде путями прямыми ходили тогда окольными дорогами. Не стало обитателей в селениях у Израиля». Такая ситуация на всем Ближнем Востоке была в конечном итоге результатом перемещения на юг народов Европы, частью которых были греки и, вероятно, библейские филистимляне. Именно эти народы, в конце концов, разрушили империю хеттов, уничтожили власть Египта в Сирии и Палестине и серьезно ослабили сам Египет, совершив попытку прямого вторжения, которая была отбита в великом морском сражении около 1190 г. до н. э. В таких условиях торговля Ассирии со Средиземноморским регионом и Малой Азией понесла катастрофические потери, так что Ассирия, возможно, не имела возможности получать в достаточном количестве такие основные материалы, как металлы, одним из основных источником поставок которых была Малая Азия. На непродолжительный период времени Ассирия подчинилась власти Вавилонии, которая по причине своего географического положения была в основном в стороне от бед, вызванных ситуацией в Малой Азии и Сирии.
   Хотя Вавилония и имела более благоприятное географическое положение, чем Ассирия, она не избежала абсолютно последствий общего беспорядка, царившего на Ближнем Востоке, и именно в этот период была, наконец, свергнута касситская династия. Из последующего хаоса возникла новая династия, известная как Вторая династия Иссина, самым значительным правителем которой был Навуходоносор I (1124–1103 гг. до н. э.). Этому царю удалось распространить власть Вавилонии на горные регионы на востоке и северо-востоке своей страны.
   Установление стабильной ситуации в Вавилонии и обеспечение безопасности торговых путей дальше на восток оказало общее воздействие на всю Месопотамию, и конец XII в. до н. э. знаменуется началом нового периода ассирийской экспансии при царе Ашшур-решиши (1133–1116 гг. до н. э.) и его сыне Тиглатпаласаре I (1115–1077 гг. до н. э.). Первый сбросил политическую власть Вавилонии и предпринял наступательные действия и против ахламеев на западе, и против горных племен на востоке, обеспечив тем самым безопасность на весьма обширной территории и возможность экономического процветания. Тиглатпаласару пришлось иметь дело с прямой угрозой, исходившей от переселения народов на юг, о котором уже шла речь. Это произошло, когда большая группа мушку (народ, известный в Ветхом Завете как мешех, а в греческой литературе как фригийцы) двинулась в ассирийскую провинцию Кум-мух на юге Малой Азии. Тиглатпаласар проник в Малую Азию, чтобы изгнать этих захватчиков, и тем самым обеспечил Ассирии безопасность на северо-западе. Имея защищенный северный фланг, он теперь получил возможность совершить военный поход на побережье Сирии, где получил дань: вероятно, это был еще один способ продемонстрировать, что финикийские города согласились торговать древесиной и другими товарами. Тиглатпаласар также установил дипломатическую связь с царем Египта, от которого получил живого крокодила в знак выражения доброй воли. Возросшее материальное благополучие, явившееся результатом успехов Тиглатпаласара в открытии и защите торговых путей через Западную Азию, отражается в значительном строительстве, связанном с храмами Ассирии.
   Вскоре после смерти Тиглатпаласара маятник снова качнулся, так что за длительным периодом трудностей и напряжения сил последовал период относительного благополучия. Главным сдерживающим фактором на этот раз было растущее давление со стороны арамеев, о которых уже шла речь. На этот раз Вавилонии был нанесен такой же или даже еще больший ущерб, чем Ассирии, так что в конце концов арамейский князь Адад-апла-иддин (1067–1046 гг. до н. э.) сумел узурпировать трон Вавилонии. Тогдашний ассирийский правитель Ашшур-бел-кала (1074–1057 гг. до н. э.) не только не смог оказать помощь законному правителю Вавилонии, но даже был вынужден признать узурпатора и породниться с ним через брачный союз.
   Наибольшей силы давление со стороны переселяющихся арамейских народов достигло в 1000 г. до н. э. и пошло на спад, и в течение следующего века Ассирия медленно восстанавливала силы. Это стало заметно в годы правления Адада-нирари II (911–891 гг. до н. э.). При нем Ассирия осуществляла военную экспансию и сумела сохранить свои границы на юге и востоке и защитить торговые пути на запад, построив укрепленные посты вдоль среднего течения Евфрата и в Хабурском регионе. Безопасность, достигнутая благодаря политике Адада-нирари II, отразилась на экономическом благополучии, и в одной из надписей царь пишет: «Я построил административные здания по всей моей стране. Я провел пашни во всю ширь своей земли. Я увеличил запасы зерна по сравнению с запасами прошлых лет… Я увеличил число лошадей, приученных ходить под ярмом…» Речная торговля имела большое значение, что отразилось в перестройке причальной стены в столице Ашшур на реке Тигр. Сельское хозяйство процветало (рис. 12).
   Рис. 12. Орошение – основа сельского хозяйства ассирийцев
   Преемники Адада-нирари II (Тукульти-Нинурта II, 890–884 гг. до н. э., Ашшур-нацир-апал II, 883–859 гг. до н. э., и Салманасар III, 858–824 гг. до н. э.) успешно продолжили политику военной и экономической экспансии, постепенно расширяя подвластную Ассирии территорию, пока весь регион от Средиземноморского побережья до гор Загрос и от Киликии до Вавилонии не стал либо напрямую управляться Ассирией, либо подчиняться правителям-вассалам, принявшим ассирийское владычество. Все торговые пути на Ближнем Востоке, кроме палестинских, таким образом, попали в руки ассирийцев.
   Во время правления Салманасара III Ассирия впервые вступила в конфликт с царством Израиль, хотя инцидент, о котором пойдет речь, известен только из ассирийских документов, а не из Библии. Столкновение произошло, когда сирийское и палестинское государства образовали коалицию, чтобы противостоять ассирийской экспедиции к Средиземному морю в 853 г. до н. э. Согласно ассирийским источникам, силы коалиции включали в себя «2000 колесниц, 10 000 воинов Ахаббу из страны Сир'ила». «Ахаббу из Сир'ила» был, без сомнения, израильский царь Ахав. Салманасар заявил о поражении западных армий; такое заявление подкрепляет тот факт, что четыре года спустя на одном памятнике изображен посол царя Охозии, преемника Ахава, который демонстрирует свою покорность.
   С этого времени контакты ассирийцев с Сирией отражены в коллекциях древнего ближневосточного искусства в современных музеях. Как мы узнаем из Библии (I Книга Царств, 10: 18; 22: 39; Книга пророка Амоса, 3: 15; 6: 4), украшения из слоновой кости очень ценились в Палестине, и похоже, что и ассирийские цари разделяли это пристрастие. Сирийские ремесленники были знамениты своим искусством резьбы по слоновой кости, и начиная с этого времени ассирийские цари вывозили таких людей в города Ассирии, где их использовали на работах по украшению царских дворцов. Предметы, вырезанные из слоновой кости, были в больших количествах найдены в Нимруде – месте, где находилась древняя столица Калах.
   К концу правления Салманасара III случилось восстание, охватившее несколько главных ассирийских городов. Великие древние города Ассирии и Вавилонии всегда претендовали на некоторую независимость, и в кризисные времена цари часто были вынуждены признавать это, освобождая жителей от определенных видов налогов и обязательного принудительного труда. Вероятно, долгий период нарастания мощи Ассирии со времени правления Адада-нирари II создал для царя настолько прочное положение, что он смог свести на нет привилегии древних городов Ассирии. Это, вероятно, был один из факторов, который и привел к восстанию. В конце концов оно было подавлено, И Салманасара сменил его преемник, приемный наследник Шамши-Адад V (823–811 гг. до н. э.). Этот царь продолжил политику своих предшественников, предприняв военную акцию на севере и северо-востоке с целью защиты интересов Ассирии от Урарту и мидян (один из народов Ирана, который незадолго до этого переселился в северо-западную Персию). Он также расширил территорию, которая напрямую подчинялась ему, включив в нее северо-восточный край Вавилонии вдоль реки Диялы, и даже вторгся в саму Вавилонию, чтобы привести к повиновению некоторые племена, которые назывались кальду, позднее ставшие известными нам как халдеи. Эти племена, занимавшие самую южную часть Вавилонии, были, в сущности, независимы от слабого вавилонского царя, так что, возможно, то, что они создавали помехи на торговых путях из района Персидского залива, и привело к военным действиям Шамши-Адада против них.
   Рис. 13. Вырезанная из слоновой кости фигурка из Нимруда
   Начиная с 800 г. до н. э. влияние Урарту начало расширяться, особенно в районе северной Сирии за счет Ассирии, и следующая половина века стала свидетелем резкой перемены в счастливой судьбе Ассирии. Ситуация на родине стала настолько плоха, что в 746 г. до н. э. в столице Кал axe произошло восстание, и вся царская семья была убита.
   Человек, взошедший на трон, был, вероятно, царской крови, хотя и не из семьи своего предшественника. Им стал некий Пулу, который при восхождении на престол взял себе имя Тиглатпаласар (рис. 14). Тиглатпаласар III (745–727 гг. до н. э.) был одним из самых талантливых ассирийских царей. Он взялся за всесторонние административные реформы, уменьшая власть губернаторов провинций и в то же самое время повышая эффективность провинциального управления. Годы его правления увидели новое распространение ассирийского влияния на Вавилон на юге и на Сирию с Палестиной на западе. Его преемник, Салманасар V (726–722 гг. до н. э.), придерживался того же самого общего политического курса. Больше всего он известен своей осадой Самарии, столицы Израиля, которая закончилась в соответствии с обычно принятой в Ассирии практикой: депортацией в Ассирию самой лучшей части населения страны (II Книга Царств, 17: 6).
   Рис. 14. Тиглатпаласар III
   Остальной период существования Ассирийской империи – это история нескончаемой экспансии вплоть до 640 г. до н. э. с последующим драматическим концом. Главными царями этой эпохи (известной как эпоха Саргонидов по имени первого из них) были: Саргон II (721–705 гг. до н. э.), Синаххериб (704–681 гг. до н. э.), Асархаддон (680–669 гг. до н. э.) и Ашшурбанапал (669–626 гг. до н. э.). Нам не стоит задерживаться на политических событиях в годы правления каждого из них, но может быть полезным сказать пару слов о самих правителях. У Саргона, видимо, был вкус к поэзии, и некоторые из его летописей написаны в изящной стихотворной форме в противовес сухой прозе некоторых других ассирийских царей. (Конечно, это не означает, что Саргон лично слагал летописи стихами.) Синаххериба обычно считают безжалостным варваром, возможно небезосновательно, так как он был одним из немногих завоевателей Вавилона, которые разграбили этот центр культуры. В то же самое время он, как и многие другие варвары, очень интересовался техническим прогрессом. Он хвастался, что изобрел новый способ литья металла, разработал новые приспособления для орошения и нашел новые минеральные ископаемые. Он также очень гордился тем, что заложил для себя новую столицу, Ниневию, с парками для ее украшения и новым акведуком, который должен был снабжать ее в достатке пресной водой. Об Асархаддоне известно мало помимо его военных и политических успехов. В области политики он испытал два новых замысла, и оба они имели пагубные последствия. Одна идея состояла в том, чтобы включить Египет в состав своей империи. Это чрезмерно растянуло военные ресурсы Ассирии и стало одним из факторов, приведших впоследствии к ее падению. Другой новой политикой было завещание Вавилонии одному сыну, а Ассирии и остальной части империи – другому. В результате этого два брата, бывшие вначале лучшими друзьями, оказались лично втянутыми в старые распри между Ассирией и Вавилонией, так что разразилась гражданская война. Этого, однако, и следовало ожидать.
   Здесь можно сказать несколько слов о порядке наследования в Ассирии. Хотя царский сан обычно считался передаваемым по наследству, он необязательно переходил к самому старшему сыну. Асархаддон, например, особенно подчеркивал, что он был избран наследником, несмотря на то что был младшим сыном:
   «Среди моих старших братьев я был самым младшим. По велению Ашшура… [и других богов] мой отец… торжественно назначил меня при всех собравшихся братьях, [сказав] так: «Этот сын – мой преемник». Когда он спросил [богов] Шамаша и Адада посредством гадания на печени, они ответили ему ясно: «Да!», сказав так: «Он твой преемник». Поэтому он оказал дань уважения их священным словам и собрал народ Ассирии, всех малых и великих, и моих братьев, семя дома моего отца, и заставил их дать торжественную клятву перед Ашшуром… [и другими богами] Ассирии, которые обитают на небе и на земле, чтобы они защитили мое право преемника».
   Восхождение на престол царя, если оно было одобрено богами, сопровождалось различными благоприятными знамениями. Асархаддон утверждал, что, когда он всходил на трон (подавив попытку узурпации власти), «дул южный ветер, дыхание бога Эа, чье дуновение благоприятно для осуществления царской власти; благоприятные знаки появлялись на небесах и на земле».