Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Христофор Колумб (1451–1506) страдал от артрита кисти – результат инфекции, подцепленной от попугая.

Еще   [X]

 0 

Гиблое место (Мясникова Ирина)

Жизнь Светланы Андреевны Михайловой похожа на красивую сказку. Любящий муж, уютный дом и успешная работа – Светлана известна в бизнес-кругах как реаниматор любого дела. Не пасуя перед трудностями, она блестяще спасает от краха одно предприятие за другим. Поэтому, когда ее давний друг Старков попросил помочь наладить работу его фитнес-центра, Михайлова не раздумывая бросается ему на помощь.

Год издания: 2011

Цена: 79.9 руб.



С книгой «Гиблое место» также читают:

Предпросмотр книги «Гиблое место»

Гиблое место

   Жизнь Светланы Андреевны Михайловой похожа на красивую сказку. Любящий муж, уютный дом и успешная работа – Светлана известна в бизнес-кругах как реаниматор любого дела. Не пасуя перед трудностями, она блестяще спасает от краха одно предприятие за другим. Поэтому, когда ее давний друг Старков попросил помочь наладить работу его фитнес-центра, Михайлова не раздумывая бросается ему на помощь.
   Только этот проект Светлане дается нелегко. Возможно, ей стоит прислушаться к голосу своего подсознания и сделать шаг навстречу переменам…


Ирина Николаевна Мясникова Гиблое место

* * *

   Если хорошенько присмотреться, то можно заметить, что гиблые места встречаются в природе не так уж и редко. Отличаются эти места от остальных в большинстве случаев отсутствием какой-либо живности и полезной растительности. Вроде и земля нормальная, твердая, не болото какое-нибудь, и солнца достаточно, и дождичек поливает точно так же, как соседнюю полянку, а все не слава богу. Деревца стоят хиленькие, сухонькие, в основном осины покореженные, грибы и ягоды не растут, даже муравьев на таких местах не наблюдается, не говоря уже о зайцах или птичках.
   Но это в лесу, а в большом городе? Здесь эти места, прямо скажем, видны еще лучше. Большинство из них помечено какими-нибудь пустырями, развалинами или замороженными долгостроями. Город растет, развивается и в этом процессе не может себе позволить обходить все гиблые места, оставляя на их месте огромные проплешины. Тем более что городская земля постоянно дорожает. Вот еще недавно, казалось бы, никто не хотел переезжать в далекую новостройку, где блочные многоэтажки теснили совхозные поля, люди ходили по колено в грязи и с центром города их связывал единственный битком набитый автобус, как глядь, а это уже фешенебельный район с метро, развитой инфраструктурой и элитными высотками. Тем не менее и в подобных обжитых районах иногда встречаются непонятные пустыри. Обычно там собираются собачники со своими питомцами. О, какие страсти иногда кипят в этом сообществе любителей домашних животных! Какие интриги и мыльные оперы разворачиваются! Если бы несчастные собачники знали причину всех этих страстей, наверняка бы уже гуляли не на своем любимом пустыре, а по бульвару с совочком и мешком для экскрементов. Так сказать, от греха подальше!
   Но пустыри организуются только в том случае, если архитектор каким-то шестым чувством понимает, что данную местность застраивать ни в коем случае нельзя. Хорошие архитекторы потому и хорошие, что у них обостренное чувство прекрасного и неприятие разных гадостей. Но не все же архитекторы хорошие. Другой и глазом не моргнув запроектирует на гиблом месте какой-нибудь дворец из стекла и бетона. Вот после этого-то и начнутся настоящие приключения. Техника строительная ломаться будет, выстроенные уже стены – трескаться и падать. Да чего там говорить, об этом уже давно нам по телевизору показывают и в газетах пишут. Мол, там-то и там-то не успели строители на бывшем пустыре объект сдать, как он раз – и увалился прямо на глазах изумленных собачников. А уж если чего-то на гиблом месте все-таки удалось выстроить и запустить в эксплуатацию, то начнут в этом заведении твориться разные странные дела и гадости всякие.

   Знающие люди говорят, что причиной возникновения гиблых мест являются разломы земной коры. Мол, именно в этих разломах образуются энергетические коридоры, в которых гнездятся разные низкие сущности – кикиморы, барабашки, а кое-где и вовсе самые настоящие черти. Все эти господа существуют за счет отрицательных эмоций окружающей их живности. И без разницы им, белку они до слез довели или какую-нибудь дамочку. Ну, белке, допустим, они только самые простецкие гадости могут учинить. Чисто белочные или, правильнее будет сказать, беличьи. Хотя белки и другая лесная живность, в отличие от людей, гиблые места наверняка чуют и обходят стороной. Так что на гиблых лесных местах низкие сущности от скуки маются и, конечно, вовсе сатанеют. Не дай бог кому-нибудь в их скучающие ручонки попасть. Другое дело в городах, где людишек разных просто пруд пруди. Там низкие сущности в гиблых местах развлекаются вовсю, поэтому иногда даже склонны к некоему подобию юмора. Правда, исключительно черного. Надо сказать, что для своих гадских развлечений сущности эти очень хорошо вооружены. В их распоряжении практически весь волшебный арсенал. Да, да, именно тот, который приводит к различным случайностям в нашей жизни. То есть гады эти обладают даже некоторым могуществом. Но ограничение есть и у них. Очень существенное. Планы нарушить они могут, только если их подслушают. Например, мужичок, прораб какой-нибудь приходит на стройку и говорит рабочим, что делать надо то-то и то-то, так-то и так-то.
   «Ага! – думают низкие сущности. – Сейчас мы тебе, мужичонка, нагадим!»
   И пошло-поехало. Лопаты ломаются, трактор не заводится. Мужик расстроенный, ему выговор на ровном месте светит, а чертям – большая радость. Многие наблюдательные люди, например, такое дело заметили и сделали вывод, что вслух свои пожелания лучше не произносить, планами, даже с друзьями, лучше не делиться. Но это в бытовой жизни еще допустимо, а на производстве как быть? Тот же прораб не будет же своим подчиненным указания на бумажке писать или на ухо шептать? Хотя есть мнение, что нечисть эта поганая и самый тихий шепот разбирает. Недоступны ей только мысли да то, что написано пером или в компьютере пропечатано.
   Представляете, каково постоянно в гиблом месте проживать или бизнесом заниматься? А ведь многие наши бизнесмены во всю эту чертовщину ни минуты не верят и продолжают с упорством, достойным любого барана, пилить свои золотые гири прямо на гиблом месте. Чего потом удивляться, что вместо золота они имеют самый простецкий чугун. И еще в лучшем случае, а в худшем за этот самый чугун имеют они казенный дом и трефового короля в форменной фуражке. Однако нельзя сказать, что в гиблом месте может оказаться любой человек. Гиблое место как магнитом притягивает только определенных людей, тех, которым пора уже задуматься, чем они занимаются и ради чего живут-поживают. И пока человек свои внутренние проблемы не разрешит, ни за что гиблое место его из своих лап не выпустит.
   Таким образом, можно смело сделать вывод, что гиблое место является одним из инструментов мироздания, используемых нашим пространством для превращения обезьяны в человека. Ведь человек от обезьяны в основном отличается не отсутствием хвоста, а наличием какого-никакого мыслительного аппарата.
   Конечно, есть пара способов от низких сущностей избавиться – колокольный звон да ладан. Этого черти боятся больше всего. Кстати, китайцы большие молодцы, давно в борьбе с чертями впереди планеты всей. Настоящие чемпионы. Изготавливают воздушные флейты, которые звенят, что твои колокола, да палочки с вонючим дымом производят. Но эти прибамбасы хороши, когда ты в нормальном месте живешь да работаешь, и так только, отгоняешь иногда всякую заблудшую дребедень, чтобы не лезла и мечтам твоим сбываться не мешала. А уж в самом-то гиблом месте никакие флейты, палочки и фэн-шуи тебе не помогут. Бороться с гиблым местом можно только путем побега куда подальше, хоть даже и туда, куда глаза глядят. Опять же если оно соизволит тебя выпустить. Поэтому прежде, чем из гиблого места бежать, надо сесть и подумать, почему и зачем ты в этом месте оказался.

Михайлова

   – Либо делай все на отлично, либо не делай вовсе. Халтурщики ничего в жизни не добиваются и вызывают раздражение у окружающих, – говорил он своей единственной и любимой дочке, целуя ее в белобрысую макушку.
   Светка очень любила папу и старалась изо всех сил, чтобы он ею гордился. В результате у Михайловой вошло в привычку делать все лучше всех, но не просто так, а получать за это эквивалентное вознаграждение. В юности пятерки и повышенную стипендию, а затем уже и зарплату с премиями.
   Единственное, что никак не получалось у Светки Михайловой, так это прыгать и бегать лучше всех. По физкультуре она имела твердую тройку, поэтому к труду и обороне готова не была, за исключением, конечно, стрельбы. Стреляла Светка очень хорошо, можно сказать, лучше всех, однако стрельба в нормы ГТО почему-то не входила. Поэтому Михайлова решила, что «если завтра война», так она сразу запишется в снайперы или разведчики. А что? Запросто. Пострелял себе врагов и ползи тихонечко под куст. А разведчику, так тому и вовсе бегать не надо. Сиди себе за столом, продумывай всякие комбинации, главное, курить не забывай. Без волшебного дыма и прищуренных глаз какой же это разведчик?
   Физкультурные неудачи Михайловой как-то само собой вылились в полное непонимание ею людей, которые этой самой физкультурой занимаются профессионально. Даже не физкультурой, а спортом высоких достижений. Так они это дело называют. Человек, по мнению Михайловой, есть венец природы и голова ему дана исключительно для думания, а не для забивания ею мячей в ворота. Как ни старайся, все равно быстрее лошади или зайца не пробежишь. А бегать от других людей в реальной жизни придется только в том случае, если ты головой своей думаешь плохо. В смысле разведчик из тебя получился никудышный. Конечно, кому-то, в силу обстоятельств, приходится бегать многие километры с полной выкладкой, но это самая настоящая суровая мужская жизнь, а не развлечение на потребу публики.
   «Вообще как это возможно, – рассуждала Михайлова, – чтобы человек немыслимо напрягался ради того, чтобы прыгнуть дальше всех или пробежать быстрее всех. А потом ему жали руку, давали медаль и в лучшем случае оплачивали лечение измученного рекордами организма. Нет, конечно, командные виды спорта – это еще куда ни шло. Там хоть интересно. Да и платят хорошо в последнее время, что хоккеистам, что футболистам, да и баскетболисты вроде тоже не бедствуют. Но все равно вся эта деятельность совершенно бессмысленна, ничего ж не создается! Ну, кроме разве что зрительских эмоций, так и эмоции-то эти корнями откуда растут? Правильно. Из гладиаторских боев и прочих не совсем хороших смертоубийственных зрелищ».
   Такие вот мысли бродили в голове отличницы Светки Михайловой, поэтому больше всего на свете она уважала людей, добывающих хлеб свой насущный, напрягая мозги. То есть людей умных, а правильнее сказать – не просто умных, а остроумных. Именно остроумных, потому что человек без чувства юмора быть умным просто категорически не может. Да пусть он хоть трижды доктор наук, если он шуток не понимает, значит, он не умный, а информированный, усидчивый и дотошный. Настоящий зануда! Ум либо есть, а если он есть, то он острый, либо его нет, потому что тупой ум – это все равно что сухой дождь. Михайловой очень нравилось общение с остроумными людьми, игра слов, двойной смысл сказанного и прочие умности. Казалось бы, с такой тягой к игре ума Михайлова должна была бы любить шахматы или, на худой конец, преферанс. Однако эти занятия она находила безумно скучными, видимо, потому, что не могла долго усидеть на одном месте. Энергия била из нее ключом. Такая вот была эта Светка Михайлова – не любила дураков, не понимала спортсменов и всегда достигала задуманного, работая исключительно мозгами.
   Надо сказать, что периодически Михайлова все-таки ходила заниматься фитнесом, но это был никакой не спорт, а самая настоящая физкультура. Для жизни и фигуры. Куда ж разведчику без фигуры? Хотя и в этом вопросе у Михайловой тоже было особое мнение. Она считала, что хорошую фигуру никакой физкультурой себе не сделаешь. Конечно, легко так рассуждать, когда природа тебя фигурой не обидела. Но нам известно сколько угодно случаев, когда прекрасная в юности фигура с возрастом превращалась в малосимпатичную кучу. И тут уж тоже никакая физкультура не поможет, если регулярно есть булочку с маслицем, пирожки всякие вкусные и картошечку с котлетками. Или, чего доброго, заезжать в «Макдоналдс» и, не выходя из автомобиля, поглощать разные «маки». Поэтому Михайлова, следуя советам известной балерины о том, что «жрать надо меньше», со своей хорошей природной фигурой постоянно сидела на диете и выглядела очень даже неплохо. Прямо скажем, хорошо она выглядела, эта Светка Михайлова, в свои сорок с небольшим. Волосы, белобрысые с детства, теперь были выбелены усилиями дорогих парикмахеров до яркой блондинистости. И эта блондинистость струилась у Светки по плечам аж до самых лопаток. Без всяких там кудряшек и завитушек, строго ровно и прямо. Конечно, как и положено начальнице, в рабочее время она свивала свою блондинистость в тугой узел и носила на затылке. Опять же очки Михайлова всегда покупала самые модные и самые дорогие. В очках было очень большое преимущество, они прятали мелкие морщинки вокруг глаз и скрывали мешки под глазами. Мешки имели свойство вывешиваться на замечательном Светкином лице всякий раз, когда ей не удавалось выспаться. Морщины на лбу она скрывала густой челкой до бровей, и в целом с помощью всех этих нехитрых ухищрений, а также регулярных инъекций чудодейственных косметологических препаратов Михайлова выглядела гораздо моложе своих лет.
   В юности Светка искала большую и чистую любовь. Она мечтала встретить человека, который понимал бы ее с полуслова. В голове у нее четко сложился образ принца мечты. Принц мечты Светки Михайловой обязательно должен быть огромных размеров, слегка смахивая на медведя, при этом он должен быть добрым, умным и веселым. Однако все встреченные ею на жизненном пути принцы, внешне походившие на образ идеального принца, почему-то не только не понимали Михайлову, они вообще говорили на каком-то другом языке. Вот ведь интересно как. Слова вроде бы те же, а смысл в них вкладывался совсем другой. Видимо, медвежья такая красивая внешность на время полностью застилала Светке глаза. В результате она бросалась в любовь, как в омут с головой, а где-то в общей сложности через год из этого омута выныривала и с удивлением обнаруживала, что храпящий рядом с нею такой красивый медведь не только не добрый, но еще и совсем не умный. Какой-то гризли. Благодаря этим своим безумным ныряниям и глубоким погружениям Светка побывала замужем целых два раза, после чего зареклась оформлять свои отношения официально. Дело в том, что, как уже говорилось выше, она была карьеристкой и отличницей. Карьеристки худо-бедно, а карьеру все-таки делают. А эта самая карьера предполагает приличную зарплату. И что в результате приличной зарплаты у женщины организуется? Правильно – движимое и недвижимое имущество. Раздел этого имущества, которое при разводе почему-то считается совместно нажитым, процесс очень неприятный и волнительный. В результате своих двух браков Светка лишилась сначала собственной машины, а затем и квартиры. Конечно, она этот имущественный пробел со свойственным ей упрямством быстро восполнила, но все-таки пришла к мнению, что на работе она так убивается вовсе не заради того, чтобы поднимать благосостояние разных встречных-поперечных мужчин. Конечно, в прыжках в омут было и кое-что хорошее, а именно сын от первого брака. Ребенок с малолетства проявил редкую ответственность и самостоятельность, рос он совершенно спокойно, без проблем, радуя мать своими успехами в учебе. Рос, рос и вырос. В самого настоящего принца мечты Светки Михайловой. Парень был огромного роста и, конечно, смахивал на медведя. На этом сходство с отцом заканчивалось. В остальном ребенок был добрый, веселый и остроумный. Так что одного принца мечты Михайлова все-таки встретила, но она хорошо понимала, что рано или поздно его придется отдать какой-нибудь совершенно незнакомой девушке. Осталось найти себе другого. За этим Михайлова по совету друзей и полезла в Интернет. И нашла. Фотографии там, правда, не было, но сквозь строчки писем Михайлова видела самого настоящего принца. Громадного, доброго и остроумного. Но когда дело дошло до первого свидания, принц скромно Михайловой признался, что очень его, свидания, боится, так как росточка он небольшого, гораздо ниже среднего, можно сказать, даже несколько плюгавенький. Михайлова расстроилась, но решила, что и сама она от горшка два вершка, может быть, так и надо, хватит уже за медведями гоняться.
   Когда она вошла в кафе, где они договорились встретиться, то никакого плюгавенького там не обнаружила и очень огорчилась.
   «Испугался все-таки или опаздывает?» – подумала она. Михайлова сама никогда не опаздывала и терпеть не могла, когда это делали другие. Она уже было развернулась, чтобы уходить, но в этот момент от столика в углу к ней подошел самый настоящий принц на белом коне и в сверкающих доспехах. Можно, конечно, посмеяться. Мол, как это подошел на коне, ведь если на коне, так уж подъехал, наверное. А вот и неправда ваша. Светкин принц, конечно, к ней подошел, потому что с конями в кафе никого не пускают, но выглядел он так потрясающе, что Светке показалось, что и конь у него тут же, так сказать, при нем, и сабля, и корона, и все, все, все, чего там положено иметь настоящему принцу. Мужчина был высоченный, под два метра, улыбался совершенно потрясающей улыбкой, сверкая белоснежными зубами, и смотрел на Светку Михайлову невозможно добрыми зелеными глазами. Глаза у него были точь-в-точь как у самой Светки, а вот волосы, наоборот, были черными с серебристой сединой.
   – Света?! – полувопросительно произнес он. – Я Александр.
   Хотя Михайлова и влюбилась в него в эту самую минуту, она не удержалась, чтобы не проворчать:
   – И шутки дурацкие, как у боцмана.
   Через месяц они уже жили вместе, а через год и вовсе поженились официально. Зарекаться, видимо, ни от чего нельзя. Надо сказать, что принц достался Михайловой абсолютно обобранным бывшей женой. Но это свидетельствовало лишь о том, что они с Михайловой одной крови. Ее обирали бывшие мужья, его – бывшие жены.
   «Сколько вам надо дать денег, чтобы больше вас никогда не видеть?» – этого правила они оба придерживались при расставаниях со своими бывшими.
   Принц зарабатывал денег не меньше, чем Михайлова, а вскоре после их знакомства пошел на повышение и начал, прямо скажем, грести деньги лопатой. Так что совместно нажитое имущество стало прирастать домами, машинами, шубами и, что главное, сапогами. Как настоящий принц, муж Светки Михайловой считал своим долгом купить жене сапоги. И не какие-нибудь, а самые лучшие и самые дорогие. Короче говоря, личная жизнь у Светки Михайловой в конце концов сложилась. И не просто сложилась, а по-настоящему удалась. Взаимопонимание между супругами было полным. Бывало, Михайлова только подумает чего-нибудь, а супруг уже эту ее мысль вслух объявляет. Во как!!!
   И все бы хорошо, да только с работой у отличницы и карьеристки Михайловой дело обстояло совсем не так, как с фигурой, лицом и личной жизнью. Дело в том, что в своей карьере Михайлова в свое время уперлась в стеклянный потолок. Некоторые говорят, что «стеклянный потолок» – не что иное, как придумка воинствующих феминисток, а на самом деле ничего такого не существует и нашим замечательным женщинам открыты все дороги. Действительно, в какой еще стране женщины укладывают асфальт, колют лед на улицах и носят шпалы с места на место? Но как ни странно, Михайлова в шпалоукладчицы не стремилась. Она хотела начальником быть. И не просто начальником, а директором, и не просто директором, а самым главным – генеральным. Но не тут-то было. Конечно, делая все лучше всех, она быстро обошла разные руководящие штаны и доросла-таки до должности заместителя генерального директора. Но тут макушкой своей Михайлова ощутила уж если не стеклянный потолок, то задницу своего генерального директора, который замечательно на Светкиной голове устроился. Это было бы еще полбеды, потому что генеральный хоть и был, мягко говоря, болваном, но совершенно не мешал Светке его замещать, то есть руководить вверенным ему предприятием. Она и руководила. Хорошо, надо сказать, руководила. И доруководилась до того, что предприятие стало образцово-показательным и ее генеральный болван пошел на повышение в головную контору, прямо в столицу нашей родины город Москву. Конечно, Михайлова обрадовалась и уже решила было, что ее мечта сбывается и вот сейчас ее назначат на заветную генеральную должность. Как бы не так! В головной конторе сказали:
   – Ну что вы, Светлана Андреевна! Директором же должен быть мужчина!
   Как сказали, так и сделали. Прислали на Светкину голову нового болвана. Этот болван оказался не таким мудрым, как предыдущий, а кинулся вовсю руководить предприятием сам, повергнув весь персонал в шок руководящими решениями. На этом новый директор не остановился и решил принять на работу еще и свою жену, а затем и любовницу. Обе дамочки не долго думая тоже кинулись руководить родным предприятием Светки Михайловой, ломая всю выстроенную Светкой образцовую показательность. При этом вся троица почему-то решила, что Светка Михайлова на предприятии работает кем-то вроде золотой рыбки. Ну, что тут прикажете делать? Конечно, искать новую работу. Не служить же на посылках у разных болванов!
   Поиски работы Михайлову озадачили. Руководящим женщинам предлагались разные должности, но почему-то верхом щедрости и доверия работодателей являлась должность финансового директора. Видимо, по мнению мужской части населения, эта должность являлась пиком карьерного роста женщины. Также Михайлова обратила внимание, что в качестве работников требуются женщины в возрасте до 45 лет. По всему выходило, что когда женщина расцветала, по народной мудрости, «опять в ягодку», то ее в качестве работника можно было выбрасывать на помойку. Михайлова к тому моменту была еще довольно далека от «ягодного» возраста, но ей как-то стало обидно за всех этих цветущих женщин. Опять же в шпалоукладчицы девушек брали в любом возрасте, а вот начальники женского пола после сорока пяти лет никак не приветствовались.
   В генеральные же директоры требовались мужчины. Исключительно. У них возрастной ценз был все-таки милостиво снижен до пятидесяти лет. Михайлова несколько раз пыталась заслать свое резюме по таким объявлениям, но, несмотря на то что она полностью соответствовала всем указанным в объявлении критериям, за исключением своего пола, работодатели отвечали ей решительным отказом. Один из работников кадрового агентства даже долго извинялся перед ней:
   – Светлана Андреевна! Я сам вижу, что вы абсолютно подходите для этой должности, но хозяин уперся и ни в какую, даже разговаривать с женщиной не хочет.
   Светкин супруг, видя, как жена бьется на своей опостылевшей ей работе, уговаривал ее бросить все и сесть дома. Денег он зарабатывал немало, уж домохозяйку-то всяко прокормить мог. Но в домохозяйки Светка пойти никак не могла. Это ж кошмар какой-то. Что она делать будет целыми днями? Фитнесом заниматься и в спа сидеть? Нет, это для энергичной Светки все равно что смерть. Светке надо преодолевать, организовывать и создавать. Ну и, как водится, подчинять себе окружающую действительность.
   Наконец, в результате всех ее поисков ей предложили место генерального директора. Но, ясное дело, в совершенно нездоровой компании, находящейся на грани банкротства. Видимо, мужчины в это сомнительное заведение идти директорами не захотели. Задача состояла в том, чтобы вытащить предприятие, мягко говоря, из задницы. Остановить текучку персонала, увеличить доходную часть и рассчитаться с долгами. Владельцы предприятия в свое время руководили конторой на троих, набрали на работу друзей и родственников, те не долго думая начали слегка подворовывать, конечно, каждый в пользу «своего» владельца, и довели бизнес до ручки. Конечно, об этом Михайловой никто не рассказывал. Сама догадалась, когда документы посмотрела. С поставленной задачей Светка Михайлова справилась за два года, и, когда предприятие встало на ноги и начало приносить стабильную прибыль, владельцы попросили Михайлову на выход. Как говорится, «Мавра сделала свое дело…». Хорошо еще, что по совету супруга Михайлова оформила с владельцами жесткий контракт, из которого вытекало вполне приличное выходное пособие. Светка опять стала искать работу и опять вляпалась в точно такую же историю. В результате она обрела репутацию антикризисного управляющего. Причем не того, которого ставят на предприятие-банкрот по решению суда, а того, который приходит на помощь владельцам в кризисной для них ситуации. Михайлову хорошо знали в консультационных компаниях и периодически привлекали ее для консультаций в тех или иных случаях, но в основном рекомендовали ее владельцам, как ту самую золотую рыбку, которая решит любую задачу, если только владелец не будет путаться у нее под ногами. О том, что после ухода Михайловой с предприятия владелец постепенно приводил свои дела в прежнее состояние и оставался у разбитого корыта, никто из консультантов не распространялся. На то они и консультанты. Работа у них такая. Болванов разных консультировать за огромные деньги. Надо сказать, что Михайлова в размере своего вознаграждения тоже никогда не стеснялась, но в глубине души каждый раз надеялась, что очередной владелец будет отличаться от всех предыдущих и оставит Светку работать на выстроенном ею бизнесе.

Старков

   Жизнь у Андрея Сергеевича Старкова удалась во всех отношениях. К сорока годам он стал очень даже богатым человеком и ни в чем себе не отказывал. Бизнес ему в свое время помог организовать тесть, бывший партийный функционер. Это он пристроил только что окончившего институт зятя к такому полезному делу, как торговля ценными бумагами и оказание финансовых услуг. Да чего там кокетничать, у Старкова вместе с тестем был свой подпольный банчок. Чьи там деньги только не крутились. Да кому оно, собственно, интересно чьи. Главное, что крутились, и не маленькие. Официально фирма Старкова занималась именно ценными бумагами, финансовыми консультациями и лизингом. А неофициально… Ясен пень, что и обналичкой не брезговали. Старков был собой доволен, очень. Конечно, личный самолет он себе хотя бы из соображений конспирации позволить не мог, но во всем остальном ограничений никаких не имел и вовсю радовался жизни. Тесть в его дела практически не лез, предпочитая оставаться в тени, однако несколько раз высказывал свое неодобрение поведению и развлечениям Старкова.
   – Ты б, Андрюша, скромнее, что ли, был. Екатерина одна с ребенком дома сидит, а ты с девками разными на курортах оргии устраиваешь. Все мы не без греха, но приличия-то соблюдать надо.
   Старков все понял, не дурак, конечно. Дед хоть и старый, но еще в силе. Не только бизнес отнимет, еще и от Старкова мокрого места не оставит. Тем более что Старков понимал, что тесть абсолютно прав и от Старкова не убудет, если он пару раз с Катькой и сыном за границу съездит. Семейно, так сказать. На глазах у почтенной публики.
   Дело в том, что Андрюша Старков жену свою Екатерину не очень-то и любил, а женился на ней в свое время, чтоб насолить своей сокурснице Светке Михайловой. Да и чего там греха таить, трезвый расчет тоже присутствовал в голове у Андрюши Старкова, когда он решил жениться на Екатерине. Огромная квартира в центре города, папа большой начальник, да и сама Катя не такая уж и страшная. На взгляд Старкова, не красавица, конечно, но и не какая-нибудь уродина. А Светка Михайлова еще сто раз должна пожалеть, что Старкова упустила. Особенно если бы сейчас на него посмотрела, вот бы себе локти-то покусала!
   Старков влюбился в Светку сразу, как только увидел ее первого сентября в актовом зале института на общем собрании первокурсников. Светка стояла в толпе парней и хитро смотрела на Старкова своими зелеными глазищами. Как так получилось, что он не видел ее на вступительных экзаменах? Старков был намного выше Светки, и ему сразу захотелось ее от чего-нибудь защитить. Радости Старкова не было предела, когда выяснилось, что они будут учиться в одной группе. Однако защищать Михайлову ему не пришлось. Светка Михайлова ни в какой защите не нуждалась. Она смело подошла к Старкову и спросила:
   – Молодой человек, вас как зовут?
   – Андрей! – обрадовался Старков.
   – А я Света, мы будем с вами дружить!
   Старков опешил.
   – Вы что, не согласны? – удивленно спросила Светка.
   – Почему? Я согласен, – быстро ответил Старков.
   – Вот и хорошо! А то у нас в группе всего четыре девочки. Две закадычные подружки из одного класса, одна замужняя женщина, которая дружит со своим мужем, и я. Так что получается, мне дружить-то и не с кем! Вот решила, что буду дружить с вами.
   И все последующие годы Светка честно дружила со Старковым. Они вместе сидели на лекциях, вместе посещали лабораторные занятия, вместе прогуливали, вместе играли в КВН и вместе делали курсовые. Светка делилась со Старковым всеми своими любовными страданиями, и Старков страдал вместе с ней. Она все мечтала найти какого-то особенного парня, постоянно кем-то увлекалась и никак не хотела видеть в Старкове красивого, умного и перспективного молодого мужчину, который был ничем не хуже ее кумиров.
   Наконец, когда Светка рассталась с каким-то очередным своим парнем, Старков повел ее в бар «Колокольчик», чтобы развеять Светкино горькое горе. У «Колокольчика», как всегда, стояла огромная очередь желающих попасть в настоящее гнездо разврата. В гнезде разврата на три рубля давали нехитрые закуски, типа жюльена из куриной кожи, однако там можно было курить и танцевать сколько хочешь. Надо сказать, что в те времена пара отличников, таких как Старков и Михайлова, вполне могли себе позволить выделить из повышенной стипендии три рубля на красивую жизнь. Старков уже в юности умел проникать везде без очереди, поэтому вскоре они сидели за столиком с порцией причитающегося им жюльена. Светка курила, а Старков набрался смелости и сказал:
   – Михайлова, слушай, почему мне никак не прорваться сквозь твоих парней?
   – В смысле? – Светка явно его не поняла.
   – В смысле, что, как только я к тебе пытаюсь подкатиться, так ты уже снова-здорово, опять с новым парнем. Где ты их только берешь?
   – Сами берутся, из пространства. Погоди, ты чего это сейчас только что сказал? Это про наши с тобой отношения? У тебя чего, намерения какие-то в мой адрес?
   – Ага, намерения, и именно в адрес! – рассмеялся Старков.
   – Слушай, Старков, а это мысль! Это ты здорово придумал. Мы что, и целоваться с тобой будем?
   При этих словах глаза у Светки стали особенно хитрющими. Старков даже подумал, что она, как обычно, над ним надсмехается. Светка иногда над ним подтрунивала по-дружески. Один раз он пошел стричься в парикмахерскую, а его не только подстригли, но еще и сделали ему укладку феном и побрызгали одеколоном. Вот у Светки радости-то было, она даже стих какой-то смешной сочинила про бигуди и Старкова. Как он утром в этих самых бигуди яичницу жарит. А потом еще долго доставала из сумочки флакончик с духами и прыскала на Старкова со словами:
   – Фу, Андрюша, почему ты сегодня без прически и не воняешь культурно!
   В другой раз Старкова поймали на экзамене по теории машин, когда у него из-за пазухи выпал конспект, с которого он списывал, а Светка веселилась и рекомендовала ему купить лифчик побольше, чтоб ничего не вываливалось. Короче, относилась к нему как к настоящей подружке. Ничего не понимала. Ничегошеньки! Как-то они сдавали экзамен в маленькой аудитории, где можно было сесть рядом. Светка списывала со шпоры, которая была прикреплена у нее на ноге под юбкой с помощью бельевой резинки. На левой ноге первые вопросы, на правой вторые. Старков сидел рядом и списывал второй вопрос с правой ноги Светки. Ну как тут с ней в этих условиях про любовь говорить? Не поймет ведь ни фига. Старков представил, как она его засмеет с этими поцелуями и серьезными намерениями в ее адрес, но решил не отступать. Раз уж начал, надо дело довести до конца.
   – А чем плохо-то целоваться? Целоваться – это хорошо. Пойдем-ка потанцуем для начала, – сказал он и увлек Михайлову на танцпол, пока она ничего не сморозила ему в ответ.
   Чего тут говорить, этот вечер Старков потом вспоминал всю жизнь. Они со Светкой танцевали обнявшись и целовались прямо там же. Потом Старков провожал Светку домой, и они опять целовались. Сначала в лифте, а потом у дверей ее квартиры. В результате на лестницу выскочил Светкин папа в трусах и майке и затолкал Светку в квартиру со словами:
   – А вас, молодой человек, я хочу видеть только тогда, когда вы придете моей дочери предложение делать!
   Старков кричал, что он прямо сейчас готов это предложение сделать, но ему объяснили, что в это время приличные люди спят, а не предложения делают. Всю ночь Старков не мог сомкнуть глаз, а на следующий день, как только Светка появилась в институте, сказал ей, что очень серьезно думал над словами ее отца и в принципе готов даже на Светке жениться.
   – Дурак ты, Старков! – сказала Светка, – чтобы жениться, надо получше узнать друг друга. Мы с тобой всего-то один день еще знакомы.
   – Сказала тоже, один день! Один день и еще скоро пять лет. Забыла? – удивился Старков.
   – Пять лет не считаются. Это дружба была. А любовь у нас с тобой всего один день.
   После этого они опять начали целоваться и решили уже время на лекции не тратить. Старков выпросил ключи от комнаты в общежитии, где проживала та самая единственная в группе супружеская пара, и они со Светкой отправились туда заниматься любовью по-настоящему. И у них ничего не вышло. Вот так. Дружить получилось, танцевать получилось, целоваться тоже получилось, а вот любовью заниматься не получилось. То ли Старков так давно хотел Светку, то ли Светка ждала от Старкова большего, чем от своих парней, но случившийся между ними секс разочаровал их обоих. А может быть, оба они уже сдружились настолько, что не воспринимали друг друга всерьез. В смысле романтики, всяких там муси-пуси и прочих сю-сю-сю. Какая уж тут страсть и романтика, когда знаешь партнера как облупленного. Видел, как его тошнило, когда он по неопытности водку пепси-колой запивать вдруг решил, или вместе с ним за компанию физкультуру прогуливал, потому что у него месячные начались, видел его взлеты и падения, носки рваные, сопли и вопли, видел, как он тупил, не понимая элементарных вещей в теории цепей, и много еще всякого прочего видел и делал, после чего романтические отношения покажутся странными. Как тут будешь девушке ни с того ни с сего цветы дарить, если вы всегда все расходы делили пополам, по-братски? Какая уж тут романтика. Романтика у обоих осталась для совершенно посторонних людей. Получилось, что Старков с Михайловой уже вместе пережили то, что все нормальные люди начинают переживать после окончания конфетно-букетного периода, а именно дружбу между мужчиной и женщиной.
   На следующий день они повторили свою попытку и получили тот же результат. Потом Старков, решив, что так на них действуют стены общежития, раздобыл ключи от квартиры своего дяди, но там у них тоже ничего не получилось. Не в том смысле, конечно, что Старков не смог, все он смог. Просто он абсолютно точно понял, что Светке не нравится заниматься с ним сексом. Какая-то во всем этом процессе присутствовала механика, что ли. Кроме того, ему все время казалось, что в самый неподходящий момент Светка может ни с того ни с сего пошутить или анекдот какой-нибудь рассказать. Не покидало ощущение, что во время секса она каким-то образом смотрит на весь этот процесс со стороны и насмехается. После этого они расстались. Светка сказала, что он ее не зажигает и они явно не созданы друг для друга, и предложила Старкову присмотреться к другим девушкам. Старков на нее тогда очень обиделся. Потом он все не мог взять в толк, чего такого обидного было в их расставании, ведь ему и самому секс со Светкой ни капельки не понравился. Она ведь его тоже толком не зажигала. Что-то во всем этом их сексе было странное, нельзя сказать, чтобы родственное или какое-то братское, наоборот, что-то чувствовалось именно чужеродное, неестественное. Тем не менее после этого даже дружить, как раньше, они не могли. Старков тогда впервые напился до беспамятства и никак не мог вспомнить, как оказался на танцах в техноложке, а потом уже и в тамошнем общежитии. В себя он пришел уже утром в кровати с незнакомой девушкой, выяснил, что ее зовут Катя, и решил, что обязательно отомстит Светке, для чего может даже на этой вот самой Кате и жениться. А уж когда узнал, кто у Кати папа, побывал у них в огромной квартире рядом со Смольным, увидел там разную невидаль, типа иностранной бытовой техники, ванны джакузи и сырокопченой колбасы, поел вкусных пирогов Катиной мамы, то и вовсе всерьез сделал Екатерине предложение и ни разу впоследствии не пожалел об этом. Пару раз, правда, перед самой свадьбой он дал слабака и позвонил Михайловой. Подышал в трубку, послушал ее голос, но так ничего ей и не сказал. На свадьбе он смотрел на Екатерину и как-то автоматически, бессознательно сравнивал ее со Светкой. Конечно, Катя никакого сравнения не выдерживала. Она была высокая, немного сутулая и, как выяснилось, страдала полным отсутствием вкуса. Это очень сильно проявилось в свадебном наряде, который Екатерину откровенно уродовал. Мама Старкова невзлюбила невестку с самого начала, всю свадьбу она проплакала, а после спросила, почему же он все-таки не женился на Светочке. Ну, разве расскажешь матери чего-нибудь про секс? Сразу в обморок упадет.
   После окончания института Старков так Михайлову больше и не видел. Даже на встречи выпускников Светка не приходила, поэтому никто из ребят не знал, где она и что с ней. Старков постепенно стал о Михайловой забывать, а после строгого выговора от тестя по поводу своего аморального поведения завел себе постоянную девушку, которой был очень доволен. Эта девушка помогла Старкову вовсе выбросить Светку Михайлову из головы.
   Так бы Старков о своей неудачной институтской любви больше и не вспомнил, если бы однажды, возвращаясь из деловой поездки в Москву, в салоне бизнес-класса самолета не встретил своего старинного школьного друга Сашку Ковалева. С Сашкой они крепко дружили все десять школьных лет, а потом Старков поступил в институт, Сашка же на экзаменах в университет провалился, и его забрали в армию. Попал он куда-то в зону военных действий, был ранен, долго валялся в разных госпиталях. Потом все-таки в университет поступил, но к тому моменту Старков уже женился и перебрался жить к Смольному в квартиру тестя. Так что с Сашкой они с тех пор и не виделись. Встретив Ковалева в самолете, Старков очень обрадовался и про себя отметил, что дела у школьного друга явно шли неплохо. Одет Ковалев был не хуже Старкова, на запястье поблескивали дорогие часы. Этот факт Старкова очень обрадовал. С недавних пор он испытывал неловкость, общаясь с людьми намного беднее себя. Особенно неловко было со старыми друзьями. Ковалев рассказал, что у него все в порядке, что он занимает руководящий пост в солидной компании, наконец-то после двух неудачных попыток счастливо женат, и в результате пригласил Старкова с женой к себе на новоселье в новую квартиру. Старков с удовольствием приглашение принял. Екатерина, когда он рассказал ей про Ковалева и его приглашение, тоже явно обрадовалась. Она теперь радовалась любым совместным семейным выходам, так как, в отличие от своего отца, вероятно, подозревала, что постоянная любовница у Старкова для их семьи гораздо опаснее, чем его различные временные увлечения.
   Они вместе купили подарок на новоселье, цветы для жены Ковалева и бутылку коллекционного шампанского. Дом Ковалева оказался недалеко от их дома, поэтому в гости они отправились пешком. Старков даже отпустил охранника, решив, что перед Сашкой Ковалевым понты можно и не кидать. Дом был новенький, подъезд облицован мрамором, на входе вооруженная охрана, в лифте зеркала. По всему было видно, что дела у Ковалева действительно шли неплохо. Квартира оказалась на последнем этаже, дверь им открыл сам Ковалев, и Старков успел заметить огромный холл, зеркала и абсолютно стеклянную стену, из которой открывался замечательный вид на питерские крыши. В этот момент погас свет. Причем свет погас не только в доме у Ковалева, а и во всем микрорайоне. Это стало понятно, потому что за стеклянной стеной тоже было не видно ни огонька. Из глубины квартиры раздался грохот. Ковалев засмеялся и прокричал:
   – Любимая, осторожней, справа от тебя телевизор!
   Грохот повторился, и в дверях холла появился женский силуэт с подносом полным свечей.
   Да-да, в этот момент дали свет, и Старков увидел Михайлову. Светка поставила поднос на стеклянный столик, в мгновение ока прыгнула и повисла у Старкова на шее.
   – Сволочь ты, Старков! – сказала она.
   Старков категорически не хотел выпускать Светку из рук. Чего-то там такое неясное вдруг всколыхнулось в его душе. И это неясное никак не позволяло ему расцепить руки.
   – Вот это номер! – удивлено произнес Ковалев.
   Светка выпуталась из объятий Старкова, подошла к Ковалеву и залезла к нему под мышку.
   – Сань, представляешь, эта сволочь могла нас с тобой еще сто лет назад познакомить!
   – Мы в институте вместе учились, – Старков решил как-то оправдать свое и Светкино поведение, – целых пять лет.
   – Ага, и любовь крутили целых три дня! – добавила Светка. – Я теперь знаю, почему у нас ничего не вышло, – я Ковалева искала.
   – Тогда пошли закусим, – сказал Ковалев.
   И они как следует закусили и выпили. Вечер прошел весело. Старков понял, в чем состоит Светкин бизнес, подивился, что она практически не изменилась, и наговорил ей кучу комплиментов, после чего увидел у себя перед носом здоровенный кулак Ковалева.
   Да-да, в тот момент, когда Светка показывала Екатерине зимний сад и они очень мило хохотали где-то на втором этаже квартиры, Ковалев поднес к носу Старкова кулак и сказал:
   – Смотри у меня, я тебя знаю! У тебя были все шансы, а я ее всю жизнь искал.
   – Да ладно тебе, Саш! Светка же тебе честно сказала, что было, но не вышло. Если б получилось, разве я б ее выпустил?
   – Вот и не лезь теперь, – ответил Ковалев.
   – Да я и не лезу! Сань, ты чего? Мы ж друзья с тобой. И со Светкой друзья. Мы правда дружили. Признаюсь, соскучился я по ней, но исключительно как по товарищу.
   – Тамбовский волк тебе товарищ!
   Старков развеселился:
   – Знаешь, Саш! Если б ты мою девушку увидел, тебе бы в голову не пришло мне кулаки под нос совать. Она на двадцать лет нас с тобой моложе, я, знаешь ли, предпочитаю юный овал. Слава богу, могу себе позволить.
   – Слушай, Старков, ты меня уж избавь от подробностей, я человек семейный и пропагандирую семейные ценности.
   – Вот и пропагандируй! Особенно когда у Светки климакс начнется!
   – У Светки ничего такого не начнется! Климакс у женщин в каменном веке наступал, а сейчас медицина ушла вперед семимильными шагами. А если даже и начнется? Это ж естественное явление в организме. А вот спать с девочками, которые тебе в дочери годятся, – неестественно. Ты о чем с ней разговариваешь? Она же даже не знает, что такое «Шизгара»!
   – А я с ней не разговариваю, я с ней другими делами занимаюсь, полезными для организма.
   – То есть ни ты с ней не разговариваешь, ни она с тобой?
   – Ну нет, она там чего-то щебечет, но я не очень вслушиваюсь.
   – Тогда ты точно король оргазма и секретной кнопки.
   – Какой еще кнопки?
   – Темнота ты, Старков! У каждой женщины есть секретная кнопка, надо ее найти и нажать.
   – Глупости, все женщины одинаковые. Руки, ноги, голова, ну и это самое, без чего никак нельзя!
   – Сам ты – это самое! То есть ты хочешь сказать, что двадцатилетняя девчушка воспылала к тебе любовью, как только увидела твое круглое старческое пузо?
   – При чем тут мое пузо? Никакое оно не старческое!
   – Ну, не двадцатилетнее же! Просто женщина либо испытывает к тебе какие-то чувства, либо нет. И пузо твое действительно ни при чем, потому что любовь у женщин произрастает из головы. Это качество душевное. Они немного по-другому устроены, чем мы. И отличие не только в этом самом, как ты говоришь. И вот что получается. С девушкой ты душевно не беседуешь – это раз, на пузо твое она вряд ли польстилась – это два, королем оргазма ты не являешься – это три. Следовательно, ее привлекают в тебе твои деньги. Ты даже сам сказал «могу позволить»!
   – Завидуешь ты мне, Ковалев!
   – Нет. Это ты мне, Старков, завидуешь!
   После этого замечательного вечера Старковы с Ковалевыми больше не общались.

Лариса Гилберт

   Лариса с самого детства была очень хорошенькой, настоящая куколка. Мелкие черты лица, аккуратненький носик, миленький ротик, румяные щечки и огромные голубые глаза под черными ресницами. И с самого детства Лариса мечтала о богатой жизни. Вернее, сначала о богатой жизни мечтала Ларисина мама, и только потом она подключила к этим мечтам и Ларису. Мама в свое время танцевала в мюзик-холле и мечтала выйти замуж за иностранца. Тогда это был самый реальный путь к богатой жизни. Мамина мечта сбылась только в одном – за иностранца замуж она все-таки вышла, но ни о какой богатой жизни с этим человеком даже не могло быть и речи. Иностранец был отнюдь не бедный, но страдал алкоголизмом, периодически впадал в запои и нещадно лупцевал Ларисину маму. Причем делал он это независимо от того, в трезвом или пьяном состоянии находился. Так что Ларисина мама еле от этого иностранца унесла ноги. От брака ей осталась красивая иностранная фамилия, девочка Лариса и кругленькая сумма, на которую можно было купить кооперативную квартиру в ленинградских новостройках и автомобиль марки «Жигули» шестой модели. По советским временам это все-таки было каким-никаким, а богатством. Ларисина мама решила, что дочь обязательно должна пойти по ее стопам и достичь большего. Правда, с началом перестройки Ларисина мама несколько растерялась, так как работа в мюзик-холле и прочих варьете перестала быть чем-то престижным. Поэтому ничего лучше, чем отдать дочку заниматься бальными танцами, Ларисиной маме в голову не пришло. Наверное, мама представила, как красивая девочка Лариса будет кружиться в красивом платье с мужчиной во фраке. Ну, чем не картинка из богатой жизни? Опять же танцевальная подготовка не повредит: вдруг за то время, пока Лариса вырастет, в стране что-то изменится. Опять же если дочь станет чемпионкой, то сможет найти себе уже зарубежного партнера. Богатство в голове Ларисиной мамы, несмотря на произошедшие в стране перемены, по-прежнему ассоциировалось исключительно с заграницей.
   Однако, хотя Лариса этими бальными танцами занималась с полной отдачей, нельзя сказать, чтобы ей удалось достичь какого-либо выдающегося успеха. Конечно, сама Лариса была безукоризненна, но вот партнеры ее всегда подводили. Они то болели, то переезжали в другой город, то ломали ноги. А у некоторых мамаши имели такой невозможный характер, что Ларисина мама просто не могла позволить дочке заниматься с детьми таких поганых баб. Последний, с таким трудом найденный партнер уже не просто ее подвел, а напрочь зачеркнул все Ларисины блестящие танцевальные перспективы. Сначала дело шло просто замечательно, они даже выиграли парочку конкурсов. Но на этом все и закончилось. Дело в том, что, чтобы с полной отдачей заниматься бальными танцами, Лариса совершенно не обременяла себя учебой. Однако она хорошо понимала, что без высшего образования о богатой жизни можно даже не мечтать, поэтому училась Лариса в педагогическом институте на учителя физкультуры. Учеба ее совершенно не напрягала, и времени на бальные танцы было предостаточно. Но оказалось, что Ларисин партнер тоже мечтает о богатой жизни и способ ее достижения почему-то в его голове никак не был связан с бальными танцами. Он старательно учился в университете на факультете математической кибернетики. А эта гадская кибернетика требовала от Ларисиного партнера уйму времени, что никак не способствовало серьезным занятиям бальными танцами. В результате партнер от Ларисы ушел. Их разрыв был похож на развод и прогремел на весь клуб. Характер у Ларисы был совершенно не соответствующий ее кукольной внешности, видимо, в нем проявилась не только материнская капризность и вредность, но и отцовские бешеные иностранные гены. Лариса кричала на партнера матом, топала ногами и даже пыталась его ударить. Ей всегда хотелось кого-нибудь ударить, когда у нее что-либо не получалось.
   В результате партнер плюнул ей прямо в кукольное личико, обозвал злобной мегерой и ушел.
   Было очень обидно, ведь она потратила на этого урода кучу времени. После ухода неблагодарного дурака Лариса, несмотря на все свои танцевальные успехи, так себе партнера и не нашла. Понятное дело, эти трусы уже просто боялись с ней связываться.
   Конечно, по окончании института у нее даже не было мысли, чтобы идти работать по специальности. Какое уж там богатство у учителя физкультуры! Мать по каким-то своим старым связям попыталась было пристроить Ларису куда-нибудь в варьете, но в варьете таких малявок, как Лариса Гилберт, не брали. Туда набирали высоченных орясин, даже не обращая особого внимания на их профессиональную подготовку. Кроме того, Лариса была девушка весьма практичная и сразу сообразила, что из варьете путь вряд ли лежит в сторону больших денег. Прошли те времена. Поэтому, пораскинув мозгами и рассмотрев все возможные варианты, Лариса решила, что все, что ни делается, происходит только к лучшему. И с ее специальностью все-таки можно того самого богатства добиться. А именно для получения богатства необходимо было устроиться работать инструктором в элитный фитнес-клуб, подцепить там олигарха и выйти за него замуж. Вот и всего делов-то! Лариса так и сделала. Специальность у нее была подходящая, подготовка по бальным танцам превосходная.
   Лариса со всем этим багажом немножко подучилась и стала просто-таки замечательным инструктором аэробики. Она прыгала на досках в степе, вела групповые занятия пилатесом, даже пыталась научить этих коров танцевать, однако вовремя поняла, что на такие занятия олигархи не ходят. Эти занятия предпочитают жены или дочери олигархов, а также самостоятельные деловые дамочки. Последние почему-то очень Ларису раздражали. Наверное, потому, что были шибко умные и иногда шутили так, что Лариса вообще ничего не понимала. Решив, что так дело с мертвой точки не сдвинется, Лариса обратила свой взор в сторону тренажерного зала. Она опять слегка подучилась и, кроме аэробики, стала подрабатывать инструктором в тренажерном зале. Сначала на копеечных дежурствах, а потом набрала свою клиентуру. Опять же клиентура была женского пола, так как некоторые дамочки почему-то предпочитали, чтобы инструктором у них была именно девушка. Это Ларису не расстраивало, так как с другими инструкторами в зале занимались вполне даже приличные гусики и пупсики мужского пола, которые поглядывали на хорошенькую куколку Ларису, ее аккуратненькую попку и большую грудь. Лариса даже клубную форму ухитрялась надевать так, что все достоинства ее фигуры буквально из этой формы выпрыгивали. Она мило улыбалась пупсикам и невинно хлопала своими большими глазищами. Себе она сразу присмотрела одного из этих тренирующихся в зале кобелюк. Мужик был в возрасте, где-то за сорок, высокий, и, самое главное, не лысый. Лысых и бородатых Лариса терпеть не могла. Опять же седина у мужика была благородная, морда вполне даже симпатичная, гладкая, не такая морщинистая, как у других пожилых мужчин. Правда, имелся небольшой животик. Но кто из них теперь без животика? На то они и пупсики. А самое главное было то, что пупсик этот занимался с самым дорогим в клубе инструктором, под дверями его всегда ожидал охранник с пистолетом, а на стоянке роскошный БМВ седьмой модели с шофером за рулем и джип сопровождения с охраной. Ясное дело, что олигарх этот был самый что ни на есть настоящий, а не какой-нибудь липовый. Другими словами, гусик оказался очень даже жирненький! Лариса особенно ласково улыбалась этому милому пупсику и все ждала случая, чтобы с ним познакомиться. Случай конечно же подвернулся. Ведь, когда чего-нибудь очень хочешь, оно со временем обязательно происходит. Инструктор, с которым занимался олигарх, по дороге на тренировку сломал ногу, и пупсик вынужден был заниматься самостоятельно. Случилось это все как раз в тот день, когда в зале дежурила Лариса. Естественно, она тут же приклеилась к олигарху и провела с ним бесплатное занятие. Пупсику явно понравилось заниматься с Ларисой, и он договорился с ней о следующем занятии. Оказалось, что пупсика зовут Андрей Сергеевич, и Лариса стала регулярно с ним заниматься. Причем во время этих занятий они невзначай как-то все чаще и чаще прикасались друг к другу. Дело кончилось тем, что он прижал Ларису в коридоре у душевых, а потом Лариса попросту пришла к нему в душ. Дело в том, что кроме раздельных душевых в раздевалках в клубе был еще и общий душ около комплекса бань и малого бассейна. В этом-то душе они и стали встречаться после окончания тренировок. Неизвестно, сколько бы все это еще продолжалось, но их случайно увидела уборщица и стукнула управляющему. Управляющий орал на Ларису, объясняя ей, что она работает в спортивном клубе, а не в борделе. Уволили ее в срочном порядке, рассчитали в тот же день. И не просто, а сообщили во все крупные клубы о ее аморальном поведении. Даже в трудовой книжке хотели написать чего-то там про приставание к клиентам. После этого двери во все мало-мальски приличные клубы для Ларисы были закрыты.
   Однако все, что ни делается, опять же происходит к лучшему, потому что пупсик во всей этой ситуации повел себя как вполне приличный человек. Он чувствовал себя виноватым в Ларисиной беде и начал давать ей деньги на жизнь. Причем давал он Ларисе такие суммы, которые ей на ее работе в фитнес-клубе никогда даже и не снились. Отношения свои с Ларисой он прекращать не собирался и сначала таскал ее по разным пригородным мотелям, но после того, как в одном из этих мотелей он встретил какого-то своего знакомого, олигарх снял ей квартиру. И не простую, а в элитном красивом доме и с полным фаршем. А потом и вовсе эту квартиру выкупил у хозяйки для Ларисы. С того момента он стал иногда у Ларисы ночевать, отправлял ее на разные курорты, иногда ездил с ней сам, покупал ей дорогие шмотки и продолжал регулярно снабжать Ларису деньгами. Лариса уже было обрадовалась, что ее мечта сбылась и он вот-вот на ней женится, но годы шли, а разводиться со своей женой олигарх категорически не собирался. Лариса надеялась, что это может случиться, если у них вдруг будет общий ребенок, но потом поняла, что Андрей прилагает массу усилий к тому, чтобы этого не произошло. О ребенке он слышать не хотел категорически, хотя Лариса ни на минуту не сомневалась, что Андрей Сергеевич Старков на нее, Ларису Гилберт, по-настоящему запал.
   Лариса обиделась, очень. Конечно, ее вполне устраивала ее теперешняя вполне даже богатая жизнь, но она хотела получить все. Хотела, чтобы он водил ее на разные приемы, познакомил с друзьями. Лариса вполне бы неплохо смотрелась в любом модном журнале в качестве известной светской львицы. А тут такой облом. Счастье вроде бы рядом, а ни фига. Шиш тебе, Лариса Гилберт, а не светская львица. Сиди и не высовывайся. Вроде как профессиональная содержанка получается. Другая и этому бы радовалась, но Лариса не какая-нибудь прошмондовка. Она себя уважала и требовала к себе такого же уважения. Конечно, уходить от Старкова и от связанной с ним такой красивой жизни она ни минуты не собиралась, а вот отомстить ему за то, что он ее в такое вот зависимое положение поставил, ей очень хотелось. Найти себе другого олигарха и выйти за него замуж. Уж если одного нашла, то и другой организуется. Видать, нравится Лариса олигархам, поэтому надо торопиться, пока лучшие годы не прошли. Но как этого олигарха себе теперь найдешь, если Ларисе был известен только один способ его заполучить. Исключительно через фитнес. А где он теперь, этот фитнес, с ее поруганной репутацией? Кто ее теперь на работу в приличный фитнес возьмет? Даже тут Старков ей поднасрал, из-за него же все произошло!
   И Лариса, пораскинув мозгами, решила, что эту проблему должен разрешить сам Старков. Поэтому она стала просить его устроить ее на работу. Конечно, не секретарем каким-нибудь, потому что на компьютере она умела только в карты играть, да и писала с ошибками. Но наверняка же среди его друзей есть владельцы каких-нибудь клубов, где бы она могла прыгать инструктором аэробики и не приставать к Старкову с просьбами о ребенке.
   Ведь главное для человека чем-то заниматься. Раз уж ребенка никак нельзя.

Гиблое место

   Территория была обнесена кое-где покосившейся чугунной оградой. Вдоль ограды росли липы и тополя. Летом от тополей летел пух в таком количестве, что можно подумать – на улице зима. Участок в незапамятные времена был куплен каким-то богатым золотопромышленником для строительства доходного дома. Построить на гиблом месте, как водится, ему ничего не удалось, и участок переходил от одного его наследника к другому, пока не оказался практически в центре города. Город-то рос и окружал гиблое место со всех сторон. В результате участок с чугунным забором попал в руки советской власти. Советская власть с гиблыми местами не церемонилась, а постановила возвести на участке детскую спортивную школу. Настоящий дворец для детишек, где были бы бассейны, спортивные залы и теннисные корты. С постановлениями советской власти гиблому месту дела иметь еще не приходилось. Не зря же говорят, что против лома нет приема, окромя другого лома. В смысле, что справиться с бесовским гиблым местом можно исключительно бесовскими средствами, а именно путем принятия постановления. Это вам не конкретного собственника в трех соснах мучить, а целую государственную машину заставить от своего постановления отказаться. Тут тебе и «пятилетка за четыре года», и «все лучшее – детям», и «от каждого – по способностям, а каждому – по труду». Так что свое постановление советская власть принялась усиленно выполнять, несмотря на все сопротивление гиблого места. Из-за этого сопротивления пришлось даже сменить нескольких руководителей важного строительства, изгнав их предварительно из руководящей и направляющей коммунистической партии. Но советской власти сопротивляться – что против ветра плевать, себе дороже. У нее этих руководителей и подходящих для этой работы партийцев, прямо скажем, как у дурака фантиков. Ясное дело, школу строили несколько лет, но в результате все-таки построили. Однако функционировала она недолго. Советская власть, видать, устала от всеобщего сопротивления, а особенно от «нового мышления», и началась в стране перестройка. Спортивную школу быстренько приватизировал ее тогдашний директор и благополучно ее продал предприимчивым господам, которые учинили на месте школы подпольный бордель с банями, бассейнами и прочими атрибутами перестроечного разврата. Что-то там в этом заведении такое очень нехорошее случилось, что владельцы в срочном порядке продали его за бесценок другим предприимчивым господам, которые на месте борделя организовали уже фитнес-клуб. У этих господ была целая сеть таких клубов, однако именно в этом новом клубе дела у них пошли неважно. Более того, неприятности начали распространяться на другие клубы их сети, поэтому к тому моменту, когда Лариса Гилберт упросила Андрея Старкова устроить ее на работу в приличный фитнес-клуб, новые владельцы гиблого места бегали по городу в поисках покупателя, инвестора, девелопера или еще какого-нибудь шайтана, который их от этой проблемной собственности избавит. И нет ничего удивительного в том, что в результате они набрели на Андрея Старкова.

Старков

   Старков сам не заметил, как привязался к Лариске. Была в их отношениях какая-то странная болезненность. Нельзя сказать, чтобы он так уж любил Ларису Гилберт, но он ощущал практически физическую зависимость от девушки. Он очень скучал без нее, а когда они были вместе, она странным образом его раздражала. Лариска все чаще и чаще пребывала в дурном настроении, и в эти моменты сразу же вылезали ее невоспитанность и серость. Она действительно была очень дурно образованна и воспитана, что почему-то вызывало у Старкова не только раздражение, но и умиление. Это вам не со Светкой Михайловой в остроумии состязаться и не с Катькой о высоком спорить. Простые, примитивные отношения любого самца со своей самкой. Иногда у них с Лариской даже доходило до драки. Правда, не Старков ее лупцевал, а Лариска обычно кидалась на Старкова и пыталась стукнуть его по роже. Старкова это веселило и развлекало. Такие вот сумасшедшие страсти в клочья. Причем не ежедневно у себя дома, а на его выбор, когда он возжелает. Дома была тактичная интеллигентная Екатерина, остроумие свое он испытывал в собственном офисе, а у Лариски пылал страстями и отдыхал мозгами. И все бы хорошо, да Лариска, дурында, захотела ребенка. Куда ей ребенка, когда она сама еще ребенок? А потом эти сопли-вопли! Хватит уже. К детям Старков относился равнодушно, более того, они его раздражали. Наверное, возраст уже не тот, чтобы спокойно смотреть на всю эту возню. Тем более что сын у Старкова уже был. Хороший парень. Надо отдать должное, Катерина ребенка воспитывала добротно, на пять с плюсом. Конечно, Старков не питал по отношению к Лариске никаких иллюзий и понимал, что ребенок ей нужен, чтобы крепче привязать его к себе. Он ни минуты не сомневался, что Ларискиных куриных мозгов может хватить и на то, чтобы предстать с ребеночком перед Екатериной. Уж очень откровенно Лариска хотела за него замуж. Безусловно, перед лицом такой угрозы у Старкова был вариант бросить Лариску и найти себе другую подружку, менее проблемную. Вон их сколько, молодых и голодных, только свистни! Но, во-первых, ему не хотелось опять заморачиваться с ухаживаниями, а во-вторых, он уже достаточно в Лариску инвестировал, чтобы вот так, за здорово живешь, все это выкинуть на помойку. Не то чтобы Старков был жаден, нет, но и деньгами разбрасываться он не любил.
   А вот занятие Лариске необходимо было найти. Пусть делом займется, сразу дети и свадьбы из головы повылетают. Надо сказать, что Старкову совершенно не хотелось, чтобы Лариска опять шла работать в фитнес. Будут там всякие проходимцы ее за задницу хватать. Он даже предложил ей купить собственную парикмахерскую, но Лариска наотрез отказалась. Сказала, что хорошо умеет делать только тренерскую работу.
   Ни у кого из знакомых Старкова собственного фитнес-клуба не оказалось. Все, что угодно, было, и гостиницы, и рестораны, а вот фитнеса не было.
   И вот тут-то один из клиентов Старкова, чрезвычайно успешный и известный в городе девелопер Сергей Овечкин, рассказал ему о продающемся практически за бесценок фитнес-клубе. Овечкин уверял Старкова, что перспективы отнюдь не маленького земельного участка, на котором расположен клуб, самые блестящие и радужные. Во-первых, это хоть и бывшая рабочая застава, но сейчас уже практически центр города, во-вторых, вокруг сносятся промышленные предприятия и их территории застраиваются элитными домами, в-третьих, поблизости уже функционируют несколько бизнес-центров. На вопрос Старкова, почему же тогда хозяева продают такую перспективную недвижимость, Овечкин ответил, что у них и без того огромная сеть клубов, которая из-за своих размеров уже потеряла управляемость. Старков вместе с Овечкиным поехал и осмотрел объект. Естественно, ни о каком элитном фитнесе речи не было, однако при некоторых вложениях местечко действительно могло заиграть. Опять же и Лариска была бы у него перед глазами. В собственном-то клубе уж он как-нибудь отследил бы, чтобы к ней никто не приклеился. В результате за относительно небольшие деньги Старков купил клуб, а за дополнительными инвестициями решил обратиться к тестю.
   Тесть внимательно выслушал Старкова, а потом начал над ним откровенно издеваться.
   – Андрюша! Мальчик мой, – сказал тесть противным менторским тоном, – ты же настоящего бизнеса не нюхал. Ну, получается у тебя финансами крутить да ценными бумагами торговать, и занимайся своим делом. Куда ты полез? Что за чушь? С чего ты взял, что фитнес может приносить доход?
   – Я, Иван Пантелеевич, не тупее некоторых! – Старков не на шутку рассердился. – Мне бизнес-план ребята составили. А кроме того, наш с вами бизнес понемногу надо легализовывать и выводить его из тени.
   – Это с помощью фитнеса, что ли? И кто это такие умники, которые тебе бизнес-план составили?
   – Наши ребята, которые на нас с вами работают, не последние дураки, между прочим! – обиженно сказал Старков.
   – Вот что я тебе скажу, дорогой мой зятек! Наши ребята, которые у нас с тобой работают, тоже реального бизнеса не нюхали, только бумажный. Вот в этом бумажном бизнесе да под моим прикрытием они действительно не дураки, иначе они бы у нас не работали, а вот реальный продуктовый ларек им доверить нельзя, впрочем, как и тебе.
   – Вы меня обижаете, Иван Пантелеевич! Очень обижаете.
   – Ладно, ладно, не дуйся, – тесть похлопал Старкова по плечу, – я и сам юных спортсменочек люблю, у них попки такие крепенькие, аппетитные. Но денег я тебе не дам. И от бизнеса нашего тоже ручонки убери. Узнаю, что деньги вынимал из оборота, – оторву башку. Сам давай фитнес строй, на свои бабосы, у тебя же есть.
   – Мне не хватает.
   – Ну, так продай чего-нибудь, если Катька тебе разрешит! – При этих словах тесть противно захихикал. – Вон, хоть «астон-мартин» свой, все равно в гараже стоит, пылится.
   – Ну, Иван Пантелеевич, дайте денег, а? Ну, пожалуйста! – Старков был сам себе противен, а еще больше ему был противен тесть и его зависимость от этого человека.
   – Ох, и за что я тебя так люблю, Андрюша? – Тесть глубоко вздохнул. – Хорошо, дам в долг на два года. С процентами отдашь.
   Старков жалостно посмотрел на тестя.
   – Не боись, процент будет не банковский, а божеский, так сказать, дисциплинирующий. Свои люди должны друг другу помогать. Заодно и посмотрю, на что ты годишься, прямо скажем, в самостоятельном плавании. Деньги просрешь, потом не обижайся.
   Старков кинулся благодарить и кланяться. В этот момент ему больше всего хотелось дать тестю по голове.
   Тесть сверкнул на Старкова черным глазом и сказал:
   – Даже не надейся, я тебя еще переживу!
   – Вы про что? – удивился Старков и почувствовал неприятный холодок между лопаток.
   – Думаешь, не знаю, что ты спишь и видишь, как я сдохну и тебе все достанется?
   – Опять обижаете, Иван Пантелеевич! Даже близко мысли такой нет. Мы же с вами такой путь вместе прошли, да и вообще. – Старков смахнул навернувшуюся слезу.
   Ему действительно очень хотелось плакать. Было себя жалко и очень страшно.
   – Ну ладно, не переживай, шучу я! – Тесть пожал Старкову руку, чмокнул его в щеку и удалился, оставляя после себя волну запаха дорогого парфюма и не менее дорогих сигар.
   А Старков начал перестраивать фитнес в элитный. Через два года фитнес с грехом пополам удалось все-таки запустить, но ни о какой отдаче долгов тестю даже не могло быть и речи. Старков буквально целовал тестю пятки и выторговал у него отсрочку еще на два года. Это все равно не помогло, так как предприятие было в убытке, долг по зарплате персоналу составлял уже два месяца, а у Старкова практически закончились деньги. Одно радовало: Лариска вовсю прыгала на своей аэробике и не приставала к Старкову с ребенком и женитьбой. Все в клубе знали, для кого он куплен, и Лариска так увлеклась своей важностью и положением, что пыталась даже командовать персоналом.
   Старков уговорил кое-кого из своих друзей стать клиентами клуба и всячески продвигал и пропагандировал клуб среди своих знакомых. Однако это не помогало. Фитнес-клуб «Звездная энергия» шел ко дну. И тут Старков вспомнил о Светке Михайловой и ее специализации по спасению проблемных бизнесов.
   Он попросил свою помощницу соединить его с Ковалевым и, когда услышал в трубке Сашкин голос, просто и честно сказал:
   – Сань, здорово! Мне до зарезу нужна твоя жена!
   – Ну, допустим, этим ты меня не удивил, – рассмеялся Ковалев.

Лариса Гилберт

   – Ну, чего еще тебе от меня надо? Все у тебя есть, чего твоей душе угодно, даже фитнес для тебя забабахал!
   Похоже, он и сам уже был не рад, что с этим фитнесом связался. Там все время какие-то проблемы случались. То главный инженер к Старкову с выпученными глазами бежал, то застройщик. В проблемы эти Лариса не вникала. Раз проблемы есть, значит, люди плохо работают. И на время строительства она нашла для себя подходящее занятие. Практически через день она приезжала на стройплощадку и указывала главному инженеру на недостатки. Лариса знала, что тот бегал жаловаться на нее Старкову, но они со Старковым обсудили и решили, что Лариса все делает правильно. За этими работягами глаз да глаз нужен. А потом Старков привлек к стройке еще и своего старого друга детства Коробкина. Коробкин проводил на стройке уже каждый день и, в свою очередь, тоже контролировал главного инженера и застройщика. А Лариса стала контролировать еще и самого Коробкина. Она всем делала замечания и была собой довольна. Эта роль ей очень нравилась, и Лариса чувствовала себя настоящей барыней. Тем более что строители даже не догадывались, что она Старкову никакая не жена, и почтительно величали ее хозяйкой. А потом, когда стройка, наконец, закончилась, Лариса стала контролировать все процессы, происходящие в клубе. Она делала замечания уборщицам, администраторам рецепции, отделу продаж, барменам, техникам, охранникам, а самое главное, другим инструкторам и даже бухгалтерше. И хотя каким-то странным образом в клубе очень быстро стало известно и про то, кем Лариса приходится Старкову, и даже про то, как они познакомились и ее выгнали из клуба, все равно никто, никто из персонала не смел эти ее замечания оспаривать или пропускать мимо ушей. Одна только блатная инструкторша тренажерного зала, племянница какого-то богатого приятеля Старкова, которую Старков взял на работу по просьбе ее дяди, плевала на все замечания Ларисы с высокой колокольни. Тогда Лариса, которую Старков назначил главной над спортсменами, стала ставить ее на самые невыгодные и неудобные дежурства, а потом ей даже пришлось повысить на эту девицу голос. На повышенный Ларисой голос девица расхохоталась ей в лицо, обозвала Ларису дешевой шлюхой и уволилась. А зараза бухгалтерша отдала наглой девице трудовую книжку, хотя Лариса требовала, чтобы в этой книжке написали чего-нибудь обидное. После неприятного случая Лариса устроила Старкову истерику. Она кричала на него, что он поставил ее в положение, когда какие-то девицы легкого поведения смеют называть ее дешевой шлюхой. И тогда Старков сказал уже вовсе непотребную вещь, что, может быть, Лариса сама себя в такое положение поставила, придираясь к девушке на пустом месте. После обидных слов Лариса запустила ему в голову тарелкой и решила, что при первом удобном случае наставит Старкову рога. Ну, раз уж она шлюха, то пусть он узнает, какие бывают шлюхи.
   Однако в фитнес-клубе, принадлежащем Андрею Старкову, наставить рога владельцу было не так-то просто. Все более-менее приличные денежные пупсики, которые занимались в клубе, были так или иначе со Старковым связаны, и о том, чтобы закрутить с ними любовь, смело можно было забыть. Тогда Лариса обратила свой взор на тренеров. Среди них была парочка вполне приличных мускулистых ребят, однако ситуация осложнялась наличием в клубе Коробкина, который непременно бы стукнул Старкову, случись у Ларисы романчик с кем-нибудь из этих прекрасных парней. Да уж, совсем не дурак был этот Андрей Старков. По всему видать, обложил он Ларису со всех сторон. Вот тебе, девушка, деньги, вот шмотки, даже квартиру купил, хочешь в фитнесе работать – вот тебе фитнес, ходи там королевой. Другая бы радовалась, а Лариса ночами плакала и даже подумывала о том, чтобы бросить все, уехать в Москву, где ее никто не знает, и там начать все с нуля. В Москве небось олигархов побольше, чем в Питере, да и фитнесов элитных полным-полно. А самое главное, в Москве никто знать не знает, ведать не ведает, что Ларису Гилберт когда-то уволили из фитнеса за аморальное поведение. С каждым днем Лариса все больше и больше понимала, что она уже мечтает не столько о богатой жизни, сколько о нормальной семье и детях. Конечно, она успела привыкнуть к деньгам и красивым дорогим вещам, но в ее хорошенькой голове постепенно вызревала мысль, что, наверное, жизнь светской львицы не так уж проста и желанна. Неизвестно еще, что лучше – быть любовницей такого хищника, как Старков, или его женой. А может быть, и вовсе надо держаться ото всех этих олигархов подальше. Ясное дело, большие деньги без хитрости и жесткости не зарабатываются. С чего это она вдруг решила, что жесткий человек будет вести себя с близкими людьми иначе, чем в бизнесе? И все чаще и чаще Лариса стала задумываться о жене Старкова. Каково там ей, когда супруг ночует у Ларисы? Наверняка и ее он поставил в такую же ситуацию, когда не рыпнешься. Ларисе еще хорошо, Лариса молодая и красивая, может, в конце концов, и в Москву уехать, а куда деваться старой бабе с ребенком, да еще далеко не красавице?

Екатерина Старкова

   Катя Бирюк влюбилась в Андрюшу Старкова с первого взгляда. Она уже заканчивала свой Технологический институт, и никаких перспектив на то, чтобы обзавестись не только мужем, а каким-нибудь мало-мальски приличным парнем, у нее не было. В институте учились в основном девчонки, а те немногие парни, которые попадались на курсе, были или законченными ботаниками, или откровенными бабниками. Ситуация осложнялась еще и высоким Катиным ростом, целых метр восемьдесят. Приходилось даже сутулиться, чтобы казаться меньше. Все ее одноклассницы уже повыскакивали замуж или готовились к свадьбе, а Кате Бирюк светила страшная участь остаться в свои двадцать с небольшим старой девой. Эта перспектива стать старой девой живо обсуждалась всеми ее подружками. С одной стороны стояло строгое родительское воспитание, мол, до свадьбы «ни-ни», а с другой стороны маячила перспектива так всю жизнь с этим самым «ни-ни» и прожить.
   А тут откуда ни возьмись такое чудо по имени Андрюша. Высоченный, даже намного выше самой Екатерины, глаза синие, в цвет джинсовому костюмчику, волосы густущие, коротко стриженные, и, что самое главное, уши никакие не оттопыренные. А то одна Катина подружка еще на втором курсе вышла замуж за волосатого такого паренька. По моде волосы у него были прямо до плеч. А потом начались у них в институте занятия на военной кафедре, парнишка-то и подстригся практически под ноль. Оказалось, что под волосами длинными у него скрывались не уши, а настоящие лопухи. А тут никаких тебе лопухов. Стоит себе и улыбается, правда, слегка за стенку придерживается… Чего еще надо девушке для счастья? Подумаешь, немного поддатый, зато общительный и веселый. Екатерина решила не терять времени даром, договорилась с девчонками из общаги и получила заветный ключ. Туда она Старкова и притащила. Будь что будет, зато уж хоть старой девой ей теперь не быть. Никак не быть.
   Старков всю дорогу страдал о своем разбитом сердце. Катя поняла, что сердце ему разбила какая-то гадина по фамилии Михайлова.
   – Ишь ты! Посоветовала мне обратить внимание на других девушек! Нет, ты представляешь! – разорялся Старков, обнимая Екатерину. – А я и обратил! Вот, как советовала, получи!
   Катя на этот пьяный бред внимания не обращала, а гладила Старкова по голове и говорила, что согласна быть для него лечебным пластырем во все тело. Наутро, когда Старков протрезвел и проснулся, на лице его при виде Кати было написано такое удивление, что она испугалась, что он сейчас уйдет из ее жизни навсегда. Однако он протер глаза, огляделся и поинтересовался:
   – Ты что, иногородняя?
   – Нет, я у девчонок ключ взяла, – честно ответила Катя.
   – Молодец, а замуж за меня пойдешь?
   У Кати от удивления отвисла челюсть.
   – Конечно, – ответила она, – только папу надо спросить.
   – А кто у нас папа?
   Когда Екатерина огласила Старкову папину должность, он присвистнул, обнял ее, и они опять занялись сексом. С этим делом у них всегда все было в порядке, вот только странным образом долгое время никак не получались дети. Они оба обследовались, доктора дружно пожали плечами, заявив, что более здоровых и способных к деторождению людей они еще не видели. Видимо, будущие дети об этом ничего знать не хотели и упорно на свет не появлялись. Сын Ванька случился совершенно неожиданно, когда их такой замечательный секс в семейной жизни уже практически сошел на нет. И после этого Екатерина стала беременеть практически от ветра. Независимо от дней цикла и разных народных правил предохранения. Видимо, раскрылась какая-то секретная коробочка внутри ее организма, но Старков категорически детей больше не хотел. Впрочем, как и Екатерину. Так, иногда, случалось между ними нечто спросонья, а потом, когда переехали в новую квартиру с отдельными спальнями, так и вовсе все прекратилось.
   Нельзя сказать, что Екатерину так уж сильно волновали переживания супруга о мифической Михайловой. Во-первых, Михайловой в их жизни не существовало даже близко, а во-вторых, сама безнадежная влюбленность Старкова в какую-то несуществующую женщину придавала ему некую романтическую загадочность. Кате очень нравилось его жалеть. И так бы хорошо все и продолжалось – Старков страдал, Катя его жалела, – однако Екатерина вдруг поняла, что муж ей изменяет. Она всегда чувствовала, когда Старков ходил налево. Но все это были случайные связи, и она им такого уж большого значения не придавала. Ведь Старков же по-прежнему был с ней. Отец, правда, Катю частенько ругал, называл дубиной и курицей, она с отцом соглашалась, но ничего с собой поделать не могла. Такая вот странная любовь терзала Катину душу, мол, чем бы только Старков ни тешился, лишь бы был при ней. А потом у Старкова организовалась постоянная связь, и это уже Екатерину серьезно обеспокоило. Она не стала говорить ничего отцу, а обратилась к мужу своей лучшей подруги Лизы. Тот имел частное детективное агентство и радостно взял заказ Екатерины проследить, где и с кем болтается ее ненаглядный супруг. Через неделю она получила фотографии и адрес. Соперницей оказалась какая-то молодая, смазливая и вульгарная девица. Детектив даже выяснил, что квартира, в которой та проживает, куплена Старковым.
   Вот тут уж Екатерина всерьез обиделась. А после того как познакомилась уже с той самой загадочной Михайловой, и вовсе задумалась о том, как жить дальше. Михайлова Екатерине понравилась. Очень. Умная женщина, веселая, а самое главное, по уши влюбленная в своего мужа. Катя долго вспоминала атмосферу в квартире Ковалевых. Там царили самая настоящая любовь и радость.
   «Как же я живу-то? – думала Катя, глядя, как Ковалев нежно обнимает свою жену за талию и как она, в свою очередь, целует его в макушку. – Ведь большая часть жизни уже позади, а ничего такого у меня и не было! Даже близко».
   После визита к Ковалевым Катю внезапно стал ужасно раздражать собственный супруг.
   Она как будто бы посмотрела на него другими глазами, глазами Светки Михайловой, и увиденное ей совершенно не понравилось.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →