Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Одним из самых значительных собраний полотен Рубенса обладает собор его родного города

Еще   [X]

 0 

С Луной наперегонки (Щеглова Ирина)

Героиня отправляется в дальний горный поход со своими друзьями из туристического клуба. В пути ее ждут приключения и опасности, ледники, бурные реки, горные водопады, новые впечатления и интересные знакомства. Но главное испытание этого похода – первая любовь!

Год издания: 0000

Цена: 49.9 руб.



С книгой «С Луной наперегонки» также читают:

Предпросмотр книги «С Луной наперегонки»

С Луной наперегонки

   Героиня отправляется в дальний горный поход со своими друзьями из туристического клуба. В пути ее ждут приключения и опасности, ледники, бурные реки, горные водопады, новые впечатления и интересные знакомства. Но главное испытание этого похода – первая любовь!


Ирина Щеглова С Луной наперегонки

Глава 1. Дальний поход

   – Горы и море! – с воодушевлением рассказывал папа, – там, понимаешь, создаются такие воздушны потоки, можно сказать, идеальные. – Он показывал ладонью, как парашют поддерживается воздушным потоком, как он парит, какие при этом возникают возможности у парашютиста…
   Влада слушала вполуха. В другое время, она, разумеется, заинтересовалась бы, увлеклась, как увлекалась всем, о чем рассказывал отец. Они всегда были единомышленниками.
   В другое время… Но не теперь. Теперь все ее мысли были заняты предстоящим походом, и даже не походом, а встречей. Да! Встречей с друзьями, со многими она не виделась с прошлого лета. И, естественно, Влада думала о них, представляла себе, какими все стали. Обрадуются ли ей? Особенно – он… Хотя с ним-то она как раз виделась, буквально на днях.
   Нет, нет, нет! Не думать о нем! Что было, то прошло и быльем поросло! Она же дала себе слово!
   Для верности, Влада сильно ущипнула себя за руку, скривилась от боли и прикусила губу.
   – Ты чего такая хмурая? – заметил отец.
   – Ерунда, – отмахнулась Влада.
   Как же, ерунда! Сказала, тоже! Ага, а что надо было ответить: «милый папочка, знаешь, я влюблена в этого бесчувственного придурка Вовку! А он не обращает на меня внимания…»
   Влада покосилась на отца и тихонько фыркнула. Не поймет!
   А она, между прочим, даже хотела в этом году отказаться от участия в походе. Правда, вовремя взяла себя в руки. В конце концов, второй взрослый разряд по туризму на дороге не валяется. Любовь любовью, а в поход идти надо.
   К тому же, Влада за год сильно вытянулась, и, что там говорить, стала настоящей красавицей. В классе нет ни одного пацана выше ее ростом. Влада едва заметно усмехнулась, представив себе «компактных мальчиков», так они с подругами называли одноклассников. Невольно сравнила их с Вовкой, и сразу же встряхнула головой. Не думать о нем!
   Не думать, никак не получалось. Вовка не уходил из ее мыслей. Как будто на зло! И она действительно разозлилась. На себя и на Вовку. Злость помогла. Она прогнала страх перед предстоящей встречей.
   И все-таки, когда Они подъехали к вокзалу, выбрались из машины и направились к перрону, Влада почувствовала, как ее колени стали ватными, такая истома напала, хоть убегай домой.
   Отец, тащивший ее рюкзак, ушел вперед. А Влада вынуждена была остановиться, чтоб перевести дух. Несколько глубоких вдохов-выдохов, очередной приказ себе – не расслабляться! И она смогла преодолеть себя.
   Своих заметила издали. Они тоже увидели ее, замахали руками. Влада натянула на лицо радушную улыбку. У нее в запасе всегда имелся набор дежурных улыбок. Очень удобно. И главное, никто никогда не догадается о твоем истинном состоянии.
   «Так, а где же Вовка?» – с беспокойством подумала она.
   – Влада! Ты едешь! Какое счастье! – это Дашка крикнула. Отличная девчонка, между прочим, из Нижнего Новгорода. Они еще в прошлом году подружились. А с ней кто?
   – Влада! – Дашка подскочила, чмокнула в щеку, глаза блестели, – я безумно рада! Выглядишь шикарно! Ой, познакомься, это моя сестра младшая, – она подтолкнула к Владе смешливую тоненькую девчонку, – ее Катя зовут.
   – Привет, – пискнула Катя и тут же рассмеялась. Влада кивнула покровительственно и быстро осмотрелась. Подруги подругами, но надо же и остальных рассмотреть. Не зря же она надела умопомрачительный белый костюм: шорты и топ с малиновой отделкой.
   Так, кто тут у нас: у вагона папа разговаривал с руководительницей Татьяной Ивановной. Рядом с ними Настя и еще какая-то женщина. Наверно, чья-то мама. Так, тут все понятно. Надо подойти, поздороваться. А это кто? Господи, неужели Саня с Ваней? Ну и вымахали! Они и в прошлом году были совсем не мелкие, а сейчас вообще башни! Так, так, так, вон Женька с незнакомой девчонкой, а с ними Васек. Васек, Васятка, маленький такой, общий любимец.
   Стоп! А вот и Вовка!
   Вовка стоял в окружении парней и в сторону Влады не смотрел. Зато ее взгляд намертво приклеился к нему. От ее самообладания не осталось и следа. Ой, как все плохо!
   – Влада, – теребила ее Даша, – правда, здорово? О! Я уже и не думала, что доживу до конца учебного года! Так устала! Так все надоело! Ну, а ты? Ты как?
   – Я? – переспросила Влада, – а что я? Слушайте, девчонки, я сейчас к Татьяне подойду, поздороваюсь, а то неудобно как-то.
   Влада отошла от подруги, с милой улыбкой кивнула Жене, потрепала по щеке Васятку, чмокнулась с Серегой, Саней и Ваней, чуть кивнула Лёньке, пожала руки Борьке и Руслану, поздоровалась с остальными. Отметила про себя: «ага, костюмчик произвел должное впечатление, вон как у парней челюсти отвисли! приятно…».
   – Здравствуйте, Татьяна Ивановна, привет Настя. Тёть Люд, здравствуйте! И вы решились? Дядя Юра, вы тоже с нами? Здорово!
   – А! вот и наша Влада! – заворковала руководительница. – Отлично, отлично! Так, все в сборе. Ребятушки, давайте, заходите в вагон. – Она несколько раз хлопнула в ладоши. Народ потянулся, кто-то еще прощался с родителями, кто-то проходил мимо Влады в вагон.
   – Влада, ты с нами в купе! – напомнила Даша.
   – Хорошо…
   А вот и он!
   – Вова, привет, – произнесла негромко. Он прошел мимо, едва взглянул, мазнул взглядом «привет». У Влады сердце провалилось, а он – «привет». Скоти-и-ина-а-а!
   – Дочка, ну, давай, счастливой дороги! – Влада услышала голос отца, дернулась. Наскоро поцеловала в щеку.
   – Пока, папуль, ты иди. Я тут сама разберусь.
   – Рюкзак я занес.
   – Да, спасибо, ну все, все, иди!
   Она прыгнула в вагон.
   – Влада! Позвони, не забудь! – крикнул папа напоследок.
   – Да, да! – Влада даже не оглянулась. Она хотела догнать Вовку, но его спина в белой футболке мелькнула и пропала, а вместо него навстречу попалась Дашка:
   – Влада, мы твой рюкзак уже перетащили к нам. С нами еще Настя. Здорово, правда?
   – Угу, – буркнула Влада, – и в каком мы купе?
   – Во втором, – сообщила Дашка, схватила Владу за руку и потащила к двери.
   – А в первом кто?
   – Там Женька с Олесей, Татьяна и Сережкина мама. Вот, располагайся!
   Влада заглянула в купе:
   – Чур, я на второй полке!
   – Да хоть на третьей, – усмехнулась Настя, – места много. Мы с Катей внизу, а вы с Дашкой на втором этаже. Да, Кать?
   Катя снова хихикнула. Интересно, она разговаривать умеет? Или все время только смеется? Влада тяжело вздохнула и плюхнулась на полку рядом с Настей. Та, все-таки, взрослый, нормальный человек, восемнадцать лет как-никак, в институте учится.
   – Так, девчонки, давайте, разбирайте вещи, доставайте мыльно-рыльные принадлежности, переодевайтесь. Где-то через час собираемся в первом купе, – распорядилась Настя.
   Влада сунула сумку под стол, нарочито лениво поднялась:
   – Вы тут разбирайтесь, а я пока остальных предупрежу, чтоб не толкаться.
   – Да, хорошо, – согласилась Настя.
   Влада знала, что делала. Переодеваться? Еще чего не хватало! Она что, зря, что ли напялила на себя белые шорты и крошечный топ с открытой спиной?! Нет уж! Сначала она покажет себя во всей красе, а потом уже…
   Так, спокойно! – приказала сама себе. Заходи в купе, передавай распоряжение руководства и двигайся дальше. Ты при исполнении, а не просто ради любопытства заглядываешь к ребятам, никто не подкопается.
   В соседнем купе Вовки не было. Влада выстрелила информацию и двинулась дальше. Дверь четвертого купе была закрыта. Влада дернула ее, безрезультатно. За дверью послышался взрыв смеха. Влада напустила на себя серьезность и громко постучала. Ей пришлось повторить, и только после этого дверь отъехала.
   – Ну, чё надо? – насмешливо спросил Вовка, внезапно возникнув перед ней.
   – Влада! Заходи! – крикнул из-за его спины Сережка. Вовка нехотя посторонился, давая ей пройти. Влада протиснулась боком. В купе набились все ребята их группы.
   Влада одарила их всех самой лучшей из своих улыбок:
   – О, сколько вас тут! Веселитесь?
   – Присоединяйся, – предложил Серега, похлопав ладонью рядом с собой.
   – Позже, – пообещала Влада, – Народ, через час собираемся у Татьяны в первом купе.
   – Да знаем уже, – перебил Вовка.
   Влада почувствовала, как кровь приливает к щекам. Она растерялась:
   – Знаете? А, ну тогда, ладно…
   Она быстро развернулась и выскочила в коридор. Дверь с лязгом захлопнулась за спиной. Влада быстро прошла в конец вагона, вцепилась в поручень под окном и застыла. Она стояла и мысленно ругала себя. «Дура, дура! Неужели ты не могла ответить что-нибудь едкое, ведь могла же! Переспросила бы, например: «Вова, да неужели? Скажи, пожалуйста, это только тебе известно? Или: Вова, какой ты умный! Может быть, ты нам и о маршруте расскажешь? А вместо этого покраснела, как вареный рак и бросилась вон. Ты что, прекрати сейчас же!». Поезд набирал ход. Вагон качался, колеса стучали. А Владе казалось, что это стучит ее сердце.
   Вовка был ее страшной, мучительной любовью. Это случилось давно. В самом первом походе. Владе тогда было 8 лет, а Вовке на год больше. Его мама – Татьяна Ивановна, тренер по туризму, тогда только начала работать в доме детского творчества. А Владу родители как раз привели заниматься в новую спортивную секцию.
   Родители быстро сдружились с Татьяной. И ей пришла в голову идея устроить ознакомительный поход, вот она и организовала родителей вместе с детьми. Их первый маршрут был, естественно, не сложным. Влада, к тому времени уже бывалая туристка, с удовольствием всем помогала. Она все умела делать: и каны помыть, и спальник расстелить, и костер разжечь. Еще бы, родители чуть ли не с пеленок таскали ее по горам и долам, лесам и рекам. Так что к 8 годам, Влада была совершенно самостоятельным человеком. В том первом походе, она сразу же собрала вокруг себя остальных детей и стала для них наставницей и руководительницей. Взрослые посмеивались, но не вмешивались. Владе очень нравилась ее роль. Но больше всего ей нравился капризный, вертлявый Вовка. Его мама, бывало, жаловалась другим матерям: «сил моих нет, не справляюсь я с ним, совершенно неуправляемый ребенок!». Он действительно никому не подчинялся. Вертел матерью, как хотел, творил, что вздумается. Это – по мнению взрослых. Владе же он казался бесстрашным, сильным и красивым, как Маугли. Она безропотно мыла за него посуду, разыскивала его, когда он удирал из лагеря, терпела его насмешки и готова была защищать его от всего мира.
   А он принимал ее поклонение, как должное, пользовался ею, и не испытывал ни капли благодарности. Мало того, взрослые все замечали и тихонько посмеивались за ее спиной.
   После того, первого похода Влада вернулась домой с разбитым сердцем.
   Потом были и другие походы, были соревнования, сначала городские, а потом и общероссийские. Так что Влада часто встречалась с Вовкой. Правда, в последнее время их пути разошлись. У каждого появились свои интересы.
   Встречи стали редкими. Но и этих встреч вполне хватало для того, чтобы любовь Влады не угасла. Угли тлели, вспыхивая, время от времени с новой силой.
   В прошлом году в очередном походе, Вовка вдруг начал бегать за Женей. И вызвал у Влады такую бурю ревности, что она готова была убить обоих, или на себя руки наложить, только чтоб не видеть, как они воркуют у костра. О, как сладко мечтала она о мести! Какие картины рисовались в ее воображении! Однако мечты оставались мечтами, планы – планами. По ночам Влада, подсвечивая себе фонариком, гадала на картах, пытаясь выяснит, как же к ней относится Вовка. Карты не давали точного ответа, их обещания были крайне туманны. Влада переключилась на гороскопы. Она тщательно изучила все, что касается ее астрологического знака зодиака – Скорпиона. И, естественно, Вовкиного водолея. Гороскопы никак не хотели связывать Владу и Вовку. Мол, у скорпиона с водолеем нет ничего общего. Это заявление буквально взбесило Владу. «Ну, это мы еще посмотрим!»
   Прошел еще один год.
   И вот, новый маршрут и новый поход.

Глава 2. Маршрут

   – Влада, иди сюда!
   Влада, покачиваясь, медленно пошла по вагону. Она напряженно думала. В потайном кармашке рюкзака у нее была припрятана колода карт. Если бы не посторонние глаза и уши, Влада, не медля ни секунды, достала бы карты и быстренько раскинула. Но… Она понимала, не ко времени. Придется ждать ночи.
   В купе она застала оживленно болтающих девчонок. Полки застелены, вещи разобраны, все, кроме нее, переоделись. На столике лежала газета. И все оживленно обсуждали новый Дашкин рассказ.
   Влада заинтересованно потянулась к газете.
   – Ух, ты! – искренне восхитилась Влада, – какая же ты молодец!
   Даша покраснела от удовольствия:
   – Это что-то типа очерка, я описывала, как мы в прошлом году ходили в поход, вот и получилось… Сама не ожидала, что напечатают. Сначала в школе показала, потом был конкурс сочинений, я выиграла. И, вот…
   Дашка все время что-то сочиняла и записывала. Иногда она читала свои сочинения Владе. Владе нравилось, как Даша пишет, она даже завидовала подруге. Но у самой, никогда не получалось. Мыслей в голове много, а записать никак не удается. Стоит взять в руки ручку, как голова делается пустая-пустая. А у Даши так здорово выходит, как у настоящей писательницы. К увлечению подруги Влада относилась с большим уважением.
   – Ну, девочки, пойдем к Татьяне, – напомнила Настя.
   В соседнем купе двери были распахнуты настежь. Народу набилось – яблоку некуда упасть. Сама Татьяна сидела у стола, покрытого картой, рядом с ней примостилась Сережина мама, напротив – отец Руслана Юрий Петрович, или попросту дядя Юра. С верхних полок свешивались головы парней. Владу окликнули, она вздрогнула, ей послышался Вовкин голос. Подняла голову и встретилась взглядом с Серегой.
   – Лезь к нам, – предложил он, протягивая руку. Влада не долго думая, кивнула. Ее мгновенно втащили наверх, ребята потеснились, уступая местечко. Она оказалась зажатой между Серегой и Лёней. Далековато от Вовки, тот примостился у самого окна.
   – Ребята, потише, пожалуйста! – прикрикнула Татьяна, – все собрались? Так, можно начинать.
   Татьяна пустилась в объяснения по поводу предстоящего маршрута, Влада изобразила на лице сосредоточенное внимание, а сама тем временем, скосила глаза в сторону Вовки. Сначала ей показалось, что тот внимательно слушает, но нахальный Вовка оказывается, строил глазки новенькой Олесе, Женькиной подружке. Только этого не хватало! Олеся улыбалась уголками губ, кокетничала, одним словом.
   Татьяна бубнила что-то, водила карандашом по карте, время от времени, стучала карандашом о стол, призывала к тишине. Ребята шушукались, переглядывались, толкались. Лёнька горячо дышал Владе в самое ухо. Она толкнула его локтем:
   – Не сопи!
   – Что? – растерялся Ленька.
   – Не сопи, говорю! – Повторила Влада и демонстративно отвернулась от него. «Вот пристал, блин!» – думала она с раздражением. В прошлом году Лёнька упорно за ней ухаживал. Владе это льстило, и она относилась к Лёнькиному ухаживанию благосклонно. Но сейчас ей было не до него. Надо было во что бы то ни стало обратить на себя Вовкино внимание.
   – Сережа, у тебя какая-то футболка необычная, – шепнула Влада соседу. Серега дернулся, улыбнулся широко:
   – Клёвая, правда? Это мы с Вовкой сами нарисовали, – шепнул он, – вот, смотри, это карта нашего маршрута.
   Влада склонилась к нему:
   – Похоже, – согласилась, и быстро перегнувшись, обратилась к Вовке – Вова, у тебя такой же рисунок?
   – Чё? – не сразу отозвался тот, с трудом отрываясь от переглядывания с Олесей.
   – Влада нашими футболками заинтересовалась, – помог Серега.
   – А, это, – отмахнулся Вовка, – ну да…
   Он хотел снова свесить голову, но Влада опередила:
   – Можно посмотреть?
   – Серега, покажи, – не глядя, бросил Вовка.
   – Эй, наверху! – окликнула Татьяна, – я не буду повторять десять раз!
   Влада зыркнула на Вовку и Олесю. Что же делать? Она-то думала, что Вовка по-прежнему будет ухлестывать за Женькой, а он почему-то переключился на ее подружку. Интересно, а как сама Женька прореагировала на это? Ей что, все равно?
   Нет, Женьке явно было не все равно. Она сидела прямая и отрешенная, сложив руки на коленях, она почти не двигалась. Ага, значит, заметила! Влада почувствовала, что злорадствует. И сразу же отдернула себя. Можно подумать, ей легче станет жить, если Вовка переключился с Женьки на Олеську. Вздохнула притворно. Женьку надо пожалеть. Переживает же!
   – Надеюсь, вам не надо напоминать о дисциплине, – Голос Татьяны доходил до слуха Влады как бы урывками, – маршрут не из легких, поэтому, старшие отвечают не только за себя, но и за младших и за тех, кто идет с нами впервые. Всем ясно?
   – Ясно, ясно, – послышалось со всех сторон.
   – Особенно это касается мальчиков, – продолжала Татьяна, – вы знаете, что большая часть груза ложиться на вас. Рюкзаки мы будем укладывать заново. В прошлом году прекрасно себя показали Саня и Ваня.
   Здоровенные Саня с Ваней толклись в дверях, места им не хватило. Они улыбались до ушей, довольные похвалой.
   – Только не слопайте все продукты в первый же день, – напутствовала их Татьяна. – Да, кстати, значит, продуктами будет заведовать Людмила Николаевна, мама Сергея, снаряжением – Юрий Петрович. Настя, ты у нас отвечаешь за аптечку, дежурства и все такое, как обычно. Всем все понятно?
   – Да-а-а! – отозвались хором.
   – Отлично! В таком случае, можете расходиться. Подъем в шесть утра, автобус будет ждать нас на вокзале.
   Ребята заговорили разом, кто-то потянулся к выходу, кто-то подсел поближе к Татьяне. Влада ревниво проследила за тем, как медленно выплыла Олеся из купе, как Вовка, хотел было рвануть следом, но ему помешали, ведь не мог же он спрыгнуть с полки прямо на стол. Сначала спрыгнули Ленька с Серегой, потом они сняли Владу, а она постаралась задержаться. И уж только потом довольно вяло, спрыгнул Вовка.
   – Ну, чё делать будем? – спросил он у Сереги.
   – Похавать бы не мешало, – отозвался тот.
   – Это само собой, а потом?
   – Приходите к нам, – мгновенно сориентировалась Влада. – Прямо сейчас!
   Она вся загорелась, заволновалась. Надо торопиться. Быстро-быстро заполучить Вовку к себе в купе, а там видно будет. Сейчас главное – не выпустить его, иначе уйдет. Для верности, Влада вцепилась в Вовкину руку. Он поморщился, но руку не убрал, посмотрел на Владу насмешливо. Она стерпела. В любви, как на войне – все средства хороши. Неожиданно у нее появился союзник.
   – А что! – Обрадовался Серега, – отличная идея, идем к вам, иначе меня мать затащит в свое купе, и будет бесконечно кормить, и читать нотации. Вовка как-то странно взглянул на Серегу, скользнул взглядом, хотел что-то сказать, но промолчал. Влада поняла, он-то как раз был бы не против посидеть вместе с Серегиной мамой и Татьяной, но только потому, что там будут Женька с Олесей.
   Влада засмеялась:
   – Идем, Сереженька, я спасу тебя от маминой опеки.
   В купе девчонки уже накрывали на стол. Тащили из сумок домашнюю снедь, которую надо было съесть в первую очередь. Гостям обрадовались. Девчонки бросились к проводнице за чаем. Влада уселась рядом с Вовкой и стала расспрашивать, она хотела незаметно втянуть его в разговор. Мысленно перебирала в голове подходящие вопросы:
   – Где ты так здорово загорел?
   Оказалось все прозаически просто: на даче. Влада могла бы рассказать о себе, о том, как на весенних каникулах отдыхала на Кипре, как ездила с отцом на соревнования по парашютному спорту, как участвовала в областной спортивной олимпиаде. Но вовремя прикусила язык. Она знала, Вовка любит рассказывать о себе, но не любит слушать других. Значит, надо разговорить его.
   – Расскажи о себе, как ты вообще живешь, что новенького? – торопилась Влада. Вовка отвечал вяло и неохотно. Казалось, его больше интересует еда и заигрывание с Настей. Он то и дело отвешивал ей комплименты, Настя отшучивалась. Вовка смешил ее, еще бы, она была старше его на целых три года и, конечно же, всерьез не воспринимала. Однако Вовка словно и не замечал ее насмешливого отношения.
   Серега тот наоборот больше помалкивал и слушал. В отличие от Вовки он заинтересовался Дашиным рассказом, и пока его друг развлекал девчонок анекдотами, забился в угол и принялся внимательно читать газету с Дашиным рассказом. Вскоре к ним в купе заглянул Васек, обрадовался и с криком: «вот вы где!», ворвался без приглашения. За ним потянулись другие ребята. На столе образовался завал из домашних пирожков, конфет, фруктов, и всяких сладостей.
   В такой толчее Влада потеряла всякую надежду завладеть Вовкиным вниманием. Им завладели другие. Радовало одно – ни Олеся, ни Женька не появились. Заглянула Татьяна, посоветовала съесть скоропортящиеся продукты, сильно не шуметь и вести себя прилично.
   И все-таки, Вовка вырвался. Пошел в туалет и не вернулся. Влада ждала его, потом сама вышла в коридор и увидела парочку у последнего окна. Они стояли плечом к плечу и, повернув друг к другу головы, разговаривали. Вагонный сквозняк трепал светлые Олеськины пряди, ерошил густую Вовкину шевелюру, и Олеськины волосы щекотали Вовкину щеку, а он при этом глупо улыбался и жмурился от удовольствия. У Влады так противно заныло внутри, хоть бери и бейся головой о стену. Но вон, в противоположном конце вагона стояла гордая красавица Женька, и головой биться не торопилась. Влада хотела даже подойти к ней, но её кто-то окликнул, причем, голос оказался до боли знакомым. Влада даже с некоторым удивлением посмотрела в сторону парочки. Нет, Вовка по-прежнему обретался рядом с Олесей, и уходить явно не собирался.
   – Влада, – окликнули еще раз. Она оглянулась. Из купе высунулся Серега:
   – Ты чего там стоишь? Иди к нам.
   С ума сойти! Это же он ее звал! Мистика какая-то! До чего у них с Вовкой голоса похожи!. Нет, наверно, померещилось. Ей теперь повсюду будет Вовка мерещиться. Она вошла в купе. Ребята раздобыли где-то колоду карт и собирались играть в дурачка.
   «Ладно, в дурачка, так дурачка – решила Влада. Будем делать вид, что нам страшно весело и интересно». Играла она рассеянно, то и дело путала карты, не смотря на Серегино яростное подмигивание и отчаянные знаки. Хотелось в коридор: как там сладкая парочка? Все еще стоят у окна? А вдруг они укрылись в пустом купе? И сейчас, вот в этот самый момент, когда она тут сидит с дурацки картами в руках, ее Вовка обнимает за плечи Олеську, а то, чего доброго, уже и целуется с ней?!
   Лёня пялился на нее влюбленными глазами, это раздражало. Хотелось швырнуть карты прямо в напряженную Лёнькину рожу, встать и выйти из купе. Но Влада сдержалась. Вместо этого, она с блеском вытянула, казалось, безнадежную партию, выслушала поздравления, поманила к себе Катю и небрежно так предложила сыграть за нее. Катя, естественно, согласилась. А Влада быстренько ретировалась в коридор. Женька все еще стояла у окна, а вот сладкой парочки уже не было. Влада заскрежетала зубами:
   – Блин, где же они?!
   Влада напустила на себя независимый вид и прошествовала в сторону туалета. Она прислушивалась к звукам, доносившимся из купе, и прикидывала, куда бы могли скрыться Вовка с Олесей. Она не решилась открывать все двери, но в тамбур все-таки, выглянула. Там, кроме табачного дыма, ничего и никого не было. Чтоб не вызвать подозрения у Женьки, Влада посетила туалет. Постояла перед зеркалом, помыла руки, разглядывая свое отражение. Не понравилась себе и разозлилась.
   А поезд все шел и шел на юг, поглощая километры, отстукивая несложный ритм.
   Влада вернулась в купе и сразу же увидела Вовку. Он азартно резался в карты, и на Владу едва взглянул. Влада подсела к Сереге, заглянула к нему в карты, Серега улыбнулся ей радостно, заерзал на полке, чтоб дать ей удобнее усесться. Влада, поглядывая на Вовку, то и дело наклонялась к Серегиному уху и подсказывала. Так они и сидели рядышком, шушукаясь и хихикая. Кто-то возмущался, но не очень. Лёня откровенно загрустил. А у Вовки скулы побелели от злости. Он не любил проигрывать. Наконец, Настя не выдержала, бросила карты и сказала, что ей необходимо размяться. Влада уселась на ее место и с блеском разделала Вовку, что называется, под орех.
   Поезд остановился. Стоянка была долгой. Ребята повалили из вагона, всем захотелось мороженого. Влада, довольная собой, тоже поднялась, потянулась, выгибая спину.
   – После перерыва играешь со мной, – потребовал Вовка, – я тебя сделаю!
   Влада усмехнулась:
   – Посмотрим…
   Она выбралась вместе со всеми из душного вагона. Татьяна громогласно распорядилась, чтоб никто ни на шаг от поезда. Их мгновенно окружили вездесущие торговцы, наперебой предлагая свой нехитрый товар:
   – Пиво, чипсы, минералка!
   – Раки, раки!
   – Пирожки! Домашние пирожки!
   – Мороженое!
   Ребята хватали все подряд: подтаявшее мороженое, кульки с черешней, шоколадки, воду. Влада хотела было купить и себе, но ее опередили, улыбающийся Серега протянул рожок с мороженым:
   – Кажется, ты такое любишь?
   Надо же, не забыл…
   – Ребята, все в вагон! – крикнула Татьяна. На перроне засуетились, продавцы и покупатели лихорадочно спорили, хватали друг у друга деньги и товары. Девчонки и малышня полезли в вагон, их подгоняли проводница и Татьяна.
   Влада медлила. Она крутила головой, в поисках Вовки, но тот исчез. Серега подал ей руку:
   – Влада, сейчас тронемся.
   – Влада, чего рот раскрыла, заходи, давай! – приказала Татьяна. Влада неуверенно шагнула в тамбур. Где же Вовка?
   – Все? – спросила Татьяна? – Наши все вошли?
   Вагон дернулся, поплыл. Проводница стояла, высунувшись в открытую дверь. Влада проскользнула в вагон, прошлась по коридору, заглядывая в купе.
   – А где Вова? Вова где? – послышался голос Татьяны. И сразу же раздались тревожные возгласы, кто-то кого-то спрашивал, кто-то выскочил из купе. Татьяна бросилась в тамбур к проводнице.
   – Стоп кран! – рявкнула она во весь голос. У проводницы вытянулось лицо. Влада застыла, прижавшись спиной к стене. «Отстал!» – подумала с ужасом. И сразу же увидела, как в противоположном конце вагона распахнулась дверь, появился Вовка, как ни в чем не бывало, вразвалочку, приблизился к Владе и подмигнул. Он прятал руку за спиной. Влада сразу же обратила внимание.
   – Татьяна Ивановна, он здесь! – заверещали девчонки.
   Бледная Татьяна мгновенно обрушилась на Вовку:
   – Где ты был!?
   – В тамбуре стоял, – ответил он со светлой улыбкой.
   Татьяна даже растерялась:
   – Курил, что ли?
   – Что ты, мам, я же не курю.
   – Смотри мне! – пригрозила она, но как-то не очень уверенно. Проводница хмуро посмотрела на Вовку, но промолчала. Когда все утихли и разбрелись по купе, Вовка с Серегой остались у окна, Влада слышала, как Вовка признался другу, что запрыгнул в соседний вагон уже на ходу поезда. А еще Влада увидела у него в руках несколько пыльных роз, наверное, в станционном палисаднике наломал, догадалась она. Интересно, для кого?
   Ну конечно! Из первого купе появилась Олеська. Вовка оживился, подскочил к ней, сунул растрепанный букет.
   – Ой! – Олеська картинно всплеснула руками. – Какая прелесть! Где ты их взял?
   – Где взял, там больше нет, – отозвался довольный своей проделкой Вовка.
   – Но что же я скажу Татьяне! – ахнула Олеська. – Она же сразу догадается и тебе попадет. Об этом Вовка точно не подумал, он растерянно потер себе лоб и оглянулся на Серегу.
   – Хм, – отозвался тот, – ну, давай пока у нас в купе поставим, а потом как-нибудь незаметно передадим, Татьяна скоро забудет о том, что ты где-то пропадал и не станет связывать появление цветов и твое отсутствие.
   – Только их надо в воду поставить, а то завянут, – всполошилась Олеська, – я сейчас, только бутылку возьму.
   Она скрылась в купе. Вовка ждал ее, переминаясь с ноги на ногу. Влада хмуро наблюдала за ним, а Серега не отрываясь, смотрел на нее.
   – Что же ты, Вовка, так и останешься в дураках? – насмешливо спросила Влада.
   Он дернулся, взглянул на нее, скривил губы:
   – А, ты об этом… – вспомнил он, – да ну, потом как-нибудь отыграюсь.
   Влада заставила себя улыбнуться.
   – Не отыграешься.
   Появилась Олеська с пустой пластиковой бутылкой, и Вовка мгновенно забыл о Владе. Они ушли. А Влада, словно приросла к своему окну. «Так, так, так… розочки, цветочки, подвиги, значит, совершаем, во имя прекрасной дамы…» – думала она, ничего не видя вокруг. Между тем, Серега о чем-то спросил ее, она не расслышала. «Интересно, а чем же сейчас Женька занимается? Ей что, наплевать?».
   – Влада, ты хоть расскажи о себе? Как ты вообще? – не отставала Серега.
   – Никак, – отрезала Влада, оторвалась от окна и направилась в свое купе.
   – Где пропадала? – обрадовалась Дашка.
   – Да так, думала, – ответила она и полезла на верхнюю полку, всем своим видом показывая, что не склонна сейчас разговаривать. Дашка умница, она никогда не будет приставать. Забилась в уголок и пишет что-то. Влада посмотрела на нее с завистью. Ей иногда тоже хотелось что-нибудь эдакое написать: о любви и смерти… Почему она думает о смерти? Скорее всего потому, что не верит в нее. Для Влады жизнь и смерть вечно существуют рядом и перетекают друг в друга. Как птица Феникс, которая умирает и возрождается из пепла. А любовь – она где-то посередине, она и есть грань соприкосновения, высшая точка… Как-то так…
   Но вот что странно, мыслей в голове много, но стоит только взять в руки ручку, как они – мысли, исчезают напрочь. В голове одна муть, неясные образы, обрывки. Влада вздохнула: погадать бы сейчас. Но достать сейчас гадальные карты, значит привлечь к себе внимание. Придется ждать до ночи.
   В купе кроме них с Дашкой никого не было. Настя, видимо, сидела со взрослыми, а Катя убежала к девчонкам.
   – Даш, ты любила когда-нибудь? – внезапно спросила Влада.
   Даша подняла голову от своих записей, посмотрела удивленно, ее щеки покраснели, она быстро опустила ресницы, смутилась.
   Но Влада и не подумала отступить.
   – Скажи, – потребовала она, – это очень важно!
   – Да, – тихо ответила Даша.
   – И, как это было?
   Даша еще ниже опустила голову, закрылась своим блокнотом, словно защищалась:
   – Я…, я не знаю, прости, мне не хотелось бы об этом говорить, – взмолилась она.
   – Я просто хотела посоветоваться, – буркнула Влада недовольно.
   Даша встрепенулась, подняла голову:
   – Так, значит, ты… – она не успела задать вопрос, как Влада выпалила:
   – Да! Это просто ужасно! Как кошка!
   – И, этот парень, он здесь?
   – Представь себе, – ответила Влада.
   Даша схватилась за щеки:
   – Бедненькая!
   – Никакая я не бедненькая, – отрезала Влада, – вот, хотела с тобой посоветоваться…
   Даша моргнула:
   – Знаешь, я не слишком в этом разбираюсь, тем более, что… в общем, – она вздохнула, – мой опыт он скорее негативный.
   – Да ну? – удивилась Влада. Дашка на ее взгляд была красивой девочкой, умной интересной, да к тому же очень талантливой. Будь Влада парнем, первая бы в Дашку влюбилась. Странно, почему Дашка всегда в стороне, витает в своих облаках и не замечает ничего вокруг. А за место под солнцем надо бороться, иначе все достанется олеськам. Влада поморщилась. Тьфу ты! И далась ей эта Олеська! Не хватало еще о ней думать! Много чести!
   – Это Вова? – внезапно спросила Даша.
   Влада чуть с полки не рухнула:
   – Как ты догадалась?
   – Я еще в прошлом году заметила, – призналась Дашка, – ты на него так всегда смотришь, как будто сжечь хочешь. Я сначала думала, что ты его ненавидишь. А потом поняла – нет, наоборот.
   – Так и есть, – вздохнула Влада, – так люблю, что даже ненавижу.
   – Бывает, – откликнулась Даша.
   Договорить им не дали. В купе заглянул Лёня:
   – Девчонки, чего вы тут сидите, мы там собрались, – он махнул рукой в сторону, – а вас нет.
   – Закрой дверь с той стороны! – рявкнула Влада.
   Лёня посмотрел на нее страдальчески и исчез.
   – Зачем ты так? – спросила Даша.
   – Вечно он лезет, – досадливо отмахнулась Влада.
   – Это потому что он в тебя влюблен.
   – Да ну его!
   Даша почему-то улыбнулась и покачала головой.
   – Дашка, – спохватилась Влада, – а хочешь, я тебе на картах погадаю?
   – Правда? – удивилась Дашка, – а я думала, ты никогда не предложишь.
   Влада опустила глаза. Она бы и не предложила. Это было внезапное решение. Вздохнула, достала заветную колоду, велела подруге загадать желание, затем трижды вытаскивала по тринадцать карт и рассказывала. Дашку ждала дорога, влюбленность, мелкие неприятности. В общем, ничего особенного. Влада удивилась, до чего же Дашкино предсказание похоже на ее собственное. На счет желания: карты пообещали, что оно исполниться, но только с посторонней помощью.
   Пока Влада говорила, Дашка медленно кивала головой, а может, это вагон качался…
   Они не долго оставались одни. Дверь купе снова с лязгом отъехала. На этот раз заглянул Серега:
   – Я стучал, – сказал он, – можно?
   – Ну, заходи, – милостиво разрешила Влада. Одновременно она постаралась незаметно сунуть карты под подушку. Не хватало еще, чтоб Серега заметил, что они гадали.
   Серега уселся на нижнюю полку ту, что под Дашкой. Поднял голову, улыбнулся Владе.
   – Чего это вы тут уединились? Наши все собрались, а вас нет, – начал Серега.
   – Да ну, – поморщилась Влада, – опять в карты играть? Надоело.
   – Честно говоря, мне тоже, – признался Серега.
   Влада свесила голову:
   – А Вовка играет? – быстро спросила она.
   – Нет, его Татьяна пропесочила, он разозлился, и завалился с книжкой.
   – Из-за чего пропесочила-то?
   – Он же чуть от поезда не отстал, – напомнил Серега.
   – Догадалась все-таки, – заметила Влада и удовлетворенно кивнула. Не впрок пошли Вовке цветочки.
   – Ага, догадалась, – подтвердил Серега, – и запретила выходить на остановках.
   – Вовке?
   – Всем!
   – А что случилось-то? – переспросила Дашка.
   – Да так, Вовка проявил геройство, на станции бегал за цветами для Олеси, чуть не отстал от поезда, – с плохо скрываемым сарказмом, объяснила Влада.
   – Вовка в своем амплуа, ничуть не изменился, – Дашка отложила блокнот, легла на живот и стала смотреть в окно.
   В купе протиснулся Руслан с гитарой, за ним Борька:
   – А мы к вам, Давайте песни петь.
   – Какие?
   – Детские! Помните, как мы раньше?
   Руслан ударил по струнам:
Мы едем, едем, едем
В далекие края…

   Все засмеялись, подхватили:
Хорошие соседи
Счастливые друзья!

   Услышав песенку, в купе потянулись ребята. Стало шумно и весело. Вспоминали старые мультики: Бременских музыкантов, Енота с его «Улыбкой», Черепаху и львенка, Чебурашку.
   Под шумок Влада сползла с полки и выскользнула из купе.
   Она зашла к Вовке и действительно нашла его погруженным в чтение толстой книги в солидном переплете.
   – Что читаешь? – спросила она.
   Серега оторвался от книги, взглянул недовольно, буркнул:
   – О спелеологах…
   – А-а, – протянула Влада, – интересно?
   – Потянет, – он снова уткнулся в книгу.
   – А мы там поем… – Владе не хотелось уходить.
   – Ну и пойте, – А Вовке явно не хотелось общаться.
   Влада покосилась на стол. На нем, в пластиковой бутылке с отпиленным горлышком, покачивались давешние ворованные розы.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →