Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Английский поэт-романтик, критик и философ Сэмюэл Тейлор Колридж (1772–1834) любил есть фрукты, не срывая их с дерева.

Еще   [X]

 2 

Как выжить с мужчиной и Как выжить с современной женщиной (Хмелевская Иоанна)

Как выжить с мужчиной

По каким-то таинственным причинам мужчины перестают любить женщин, за которыми еще совсем недавно носились, как мартовские коты. В чем дело?

Как выжить с современной женщиной

Рецепты на каждый день: житейская кулинария от женщины для мужчин. На чьей стороне автор? И - кто победит?

Об авторе: Иоанна Хмелевская (псевдоним) - писатель, сценарист, репортер. Родилась и живёт в Варшаве. Имеет двоих сыновей, двух внучек. По образованию архитектор.С 1970 года занимается только литературным творчеством. Первая книга, "Клин", вышла в свет в 1964 году. В России известна как автор детективов, но в… еще…



С книгой «Как выжить с мужчиной и Как выжить с современной женщиной» также читают:

Предпросмотр книги «Как выжить с мужчиной и Как выжить с современной женщиной»

Иоанна Хмелевская
Как выжить с мужчиной

Я сидела за столиком и ревмя ревела. Слезы лились прямехонько в гусиную печенку, так что соуса, которого по рецепту не полагается, образовалось жуткое количество. Его становилось все больше и больше, пока блюдо не стало совсем несъедобным.
Напротив, как все уже легко догадались, сидел мужчина, который меня разлюбил.
Явление это — я сейчас не о соусе в гусиной печенке — достаточно распространенное, принимает разные формы и бросается в глаза более или менее, впрочем, иногда и совсем не бросается, что, правда,  бывает раз в сто лет. Ведь это каким же надо быть пнем, чтобы не распознать женщину, которую разлюбили не по ее желанию.
Большому горю обязательно нужен какой-то выход. Иначе оно просто задушит всякую нормальную женщину. Ненормальную тоже. Таких задушенных обычно вынимают из петли, вылавливают из проточных и непроточных вод и подвергают неприятной процедуре промывания желудка. На подобные неэстетичные, неразумные и достойные всяческого порицания действия их толкает именно этот не нашедший выхода, шипящий в подкожных, соединительных, жировых и каких там еще тканях клубок зловредных и умственно ограниченных змей. Данная умственная отсталость проявляется в том, что, утопив или отравив свою жертву, они тем самым лишаются объекта издевательства, и все развлечение — насмарку. Но это так, к слову.
По каким-то таинственным и необъяснимым причинам мужчины вдруг перестают любить женщин, за которыми еще совсем недавно носились, как мартовские коты. Я здесь не говорю, конечно, о тех случаях, когда эти причины видны невооруженным глазом и все вокруг диву даются, что он в ней так долго видел. Тогда исчезновение чувств кажется всем вполне обоснованным, ибо:
Прежняя сильфида разжирела, как свиноматка, и ужасно сопит, когда моет ноги.
Жутко постарела: лицевая часть в морщинах, да и все остальные — изрядно привяли.
Дома ходит растрепанная, в старом халате, шлепая тапками со стоптанными задниками.
Собственно говоря, никогда не умела прилично готовить. А сколько можно выдерживать дрянную жратву?
Скандалит, ноет и вообще зудит.
Ноет, зудит и предъявляет претензии, как вариант, рассказывает со всеми подробностями, что снилось соседке со второго этажа, именно тогда, когда нормальный человек:
a) смотрит чемпионат мира по футболу, где мы дошли до финала;
б) вдруг находит решение профессиональной проблемы, с которой безнадежно мучается последние два года;
в) забросил удочку, а огромная рыба ходит вокруг его приманки;
г) хочет, наконец, спокойно почитать газету;
д) как раз сладко засыпает;
е) пришел домой жутко голодный и вместо конкретики на тарелке получает духовную пищу, от которой звенит в ушах;
ж) говорит по телефону с кем-то важным, кого наконец-то удалось заловить;
з) спешит на долгожданную встречу, а молния на брюках отказывается сотрудничать.
Транжирит его деньги, возбуждая всеобщий ужас и зависть.
Получив образование и сделав карьеру, так превосходит мужчину, что скрыть это нельзя, как ни старайся.
Абсолютно ничего в жизни не достигнув, так им помыкает, что скрыть этого нельзя, и т.д.
Демонстрирует просто неприличную глупость.
Демонстрирует просто неприличный ум.
Ковыряет в зубах, которые с течением времени утратили свое первоначальное качество.
Решительно возражает, когда заваливаются спать на диван в грязных ботинках.
Сама ложится спать на диван в грязных ботинках. Но это уже получается какой-то монстр. Ведь ни одна женщина, даже пьяная в стельку, ничего подобного не совершала с самого сотворения мира.
И так далее.
Все вышеперечисленные причины исчезновения большой любви вполне обоснованны и ни у кого не вызывают удивления. Однако мужчины идут дальше, отправляются в некую неизведанную область чувств и перестают нас любить без малейшего повода.
Я не подурнела, не растолстела, не постарела, не поглупела, не поумнела, умела готовить, деньги транжирила только собственные, не сопела, не шаркала ногами, не помыкала, не зудела, грязные ботинки тоже ни при чем.
А он все-таки меня разлюбил.
А черт его знает, может, просто перестал притворяться, что любит?..
Они, конечно, притворяются. И кто знает, может, даже в девяноста процентах случаев. Ну, пожалуй, в семидесяти пяти. А притворяются, потому что этакий тип хочет:
С кем-то спать, а с этой, что как раз под рукой, выходит легче, проще и дешевле.
Возвращаться домой, где все прибрано, а грязные рубашки сами постирались и вернулись в шкаф, по пути пришив себе пуговицы.
Возвращаться домой, где перед тобой сама по себе возникает тарелка с ужином.
Иметь надлежащий уход на случай гриппа, насморка и проблем с желудком.
Чтобы кто-то вычистил салон машины без дополнительных расходов.
Чтобы кто-то им восхищался и обожал.
Чтобы было на ком выместить стресс, накопившийся на работе.
Похвастаться красивой женщиной, что нравится другим.
Не мыть после себя ванну.
Жить спокойно и с комфортом.
Притворяться более или менее удачно, но все равно это чувствуется. Нет на свете такой толстокожей женщины, чтобы этого не чувствовала. И нет такой, которая бы в этом себе созналась. Каждая себя убеждает, что ничего подобного, ей все только кажется...
Поначалу, когда передо мной поставили эту пресловутую гусиную печенку, ароматную и аппетитную, я собралась съесть ее с превеликим удовольствием, тем более что была жутко голодная. Но уже первый кусок стал у меня поперек горла, загородив дорогу всем остальным.
Зря я так сразу решила взять быка за рога. Надо было сначала подкрепиться.
Если особа женского пола как раз пребывает на диете, то решительное объяснение с мужчиной рекомендуется проводить до еды. Железно, данная особа потеряет аппетит и извлечет тем самым из своего несчастья явную пользу, которая в состоянии возместить любые потери. Горькие рыдания утихнут на весах, а в измученной душе вспыхнет искорка удовлетворения. А уж потом черная зависть подруг превратит эту искорку в настоящее пламя.
Есть, правда, лица, которые, нервничая, лопают со страшной силой. К счастью, таких немного, и можно посчитать их исключением, только подтверждающим общее правило. Да и для таких есть вполне приемлемый выход: пусть цепляются к мужику после еды, а не до. Может, им и удастся съесть меньше.
А вообще-то еда, как таковая, нужна мужчинам. Именно они являются истинными гурманами, ставящими превыше всего вкусовые наслаждения. На миллион увлекающихся данной стороной жизни самцов приходится только одна самка. Можно таковую считать ошибкой природы и не принимать в расчет. Самцов же надо просто-напросто кормить...
Минуточку, сейчас речь совсем о другом, о кормлении самцов я скажу позже, и вряд ли мне это доставит удовольствие. Ведь дело-то довольно опасное...
Тьфу, я же сказала, не сейчас! Прямо атавизм какой-то!..
Мужчины обожают молчать.
Они бывают жутко болтливыми, что вовсе не противоречит предыдущему тезису. Мужчины болтливы по-своему, с женщиной эти болтливые тоже будут молчать. Между собой они сплетничают, аж слюной брызжут, но треп в своей компании — это одно, а молчание — совсем другое. Один из ста тысяч... да какие там тысячи, один из ста миллионов готов разговаривать со своей женщиной, ведь, по их мнению, не для разговоров мы, женщины, созданы. Такой тип может, на худой конец, поговорить с посторонней женщиной на разные конкретные темы, служебные, например, о политике, на худой конец, о погоде, может детство золотое вспомнить, героическую военную молодость, с посторонней — о чем угодно, но не со своей и не дай Бог о чувствах. Об этом они молчат, как партизаны.
Ну, разумеется, за исключением предварительных нежностей типа: «Я тебя люблю, только ты навсегда, ты — счастье мое, моя ты звездочка, рыбочка, хрюшечка, жабочка» и так далее. Позже, когда связь уже установилась, таинственная сила забивает им кляп в рот и, хоть ты тресни, слова из такого не вытянешь, все равно на каком языке.
Особенно, если начинают остывать их чувства к нам, некогда такие пламенные.
Вот тут-то в воздухе и появляется некий подозрительный запашок.
Какой-то он не такой, как прежде, и каждая женщина это замечает. Раньше все терпеливо сносил, а теперь сердится и скандалит по любому поводу. Раньше замечал, а теперь словно ослеп. Раньше при виде кровати от него аж искры летели, а теперь моментально засыпает мертвым сном, как будто рядом с ним лежит трухлявое полено. Раньше пытался заключить в объятия при любой оказии, выбирая обычно самую неподходящую, теперь отодвигается как можно дальше. Раньше изливал душу и советовался, теперь мы от третьих лиц узнаем, что его работа сгорела, а сам он получил благодарность в приказе за спасение из пламени секретарши директора.
Стоп, а не в секретарше ли?..
Ничего подобного. Секретарша встречает свою пятьдесят вторую весну, а красавицей она не была и четверть века назад. Исключительно высококвалифицированная рабочая сила. А значит не сердце, а только разум. И как, позвольте вас спросить, такой разум уразуметь?..
А наш подлец все молчит. Молчит и молчит, аж плохо делается. То злой бывает, то равнодушный, еще неизвестно, что хуже. А то из-за ерунды так раскричится, хоть святых выноси. А что тут такого, что посудная тряпка забыта на телефоне, велика важность, позвонил кто-то, когда в кухне крутилась, только и всего. А вот и нет, нам доходчиво объясняют, что дом превратился в свинарник, и приличный человек такого безобразия терпеть не может. Или на деликатное замечание, что ботинки надо вытирать за дверью, узнаем, где мы, оказывается, живем. Не в квартире, а в тюрьме, казематы это и узилище, галеры с надсмотрщиками-садистами. Никакой жизни тут нет!..
Ой, худо.
А потом, подлец, молчит.
И что прикажете с таким делать? Никакие вопросы: нежные, умоляющие, наводящие, со слезой, категоричные и деловые, гневные и скандальные — не дают результата. Или уходит от ответа, или заявляет, что нервничает из-за проблем на работе, а то и вообще ничего не отвечает и по-прежнему молчит. Убить его, что ли? Нет уж, дудки! Убив, уже точно ничего не узнаем и будем мучиться до конца жизни, а то и дольше.
Может, поэтому женщины редко убивают мужчин?
Упорного молчания в подозрительной атмосфере не вынесет ни одна нормальная женщина. Свое собственное — пожалуйста, но только не его. Собственное — всегда обосновано и имеет под собой весьма веские причины, его же — как раз наоборот.
Поэтому любая хочет понять, в чем дело, и выцарапать суть из этого идиотского молчаливого нутра. Она старается, как может, и в результате добивается того, что:
Ситуация ухудшается с минуты на минуту, так как он еще не созрел, чтобы расколоться.
Теряет его из виду и из пределов досягаемости ногтей, так как он, движимый инстинктом самосохранения, не возвращается домой раньше полуночи.
Узнает со всей беспощадностью, что ее бросили, и она должна оставить всякую надежду.
Слышит разную неумелую ложь.
Оба убивают друг дружку.
Последний вариант довольно редок, так как обычно одному удается убить другого, самому оставшись в живых.
А упорно безмолвствующий гад, наконец, добровольно нарушит свое молчание только затем, чтобы осчастливить нас заявлением, что его чувство сыграло в долгий ящик. Молчал, потому что думал, а хорошенько все обдумав, пришел к выводу, что прежняя любовь окончательно сдохла, а он сам теперь отбывает в неизвестном направлении.
Некоторые категорически отказываются от всяких там ящиков и, упираясь всеми четырьмя лапами, клянутся и божатся, что своей женщины они никогда не любили, а только притворялись, будучи все в трудах и заботах, что в конце концов им обрыдло. Иногда в этом есть доля правды.
А еще некоторые в подобной ситуации несут всякую чушь о дружбе и заботе, поддержании знакомства и добрых отношениях и прочее в том же духе. Правда, глупости они и раньше говорили, так что можете не обращать внимания.
Ясное дело, вся эта прелесть объявляется в тот момент, когда организовывать какое-либо противодействие уже поздно. Мужчина решил очень основательно, хорошенько все утрамбовал и забетонировал. Тут только бомба поможет... Несчастная женщина, не имея под рукой бомбы, может только вырвать себе все волосы, а следовательно, нельзя им давать много времени. Быка за рога надо брать раньше.
Взятие быка за рога заключается в том, чтобы задать нужный вопрос в нужный момент и с нужным давлением. На такой вопрос мы получаем ответ, и лучше бы язык у нас отсох раньше.
Будучи в глубине души уверена, что именно я услышу, но цепляясь остатками сил за весьма призрачную надежду и одурманенная запахом гусиной печенки, я нужный вопрос задала, ответ получила и наконец могла утешиться, что меня больше не обманывают, и спокойно приступить к проливанию слез.
Особо отвратительным был тот факт, что он свою печенку съел-таки. С аппетитом.
Ни в коем случае нельзя допустить ошибку с выбором нужного момента для быка.
Дико нервничающая женщина, предчувствуя несчастье, целиком поглощена исключительно своими сомнениями, опасениями, надеждами и волнениями, из рук у нее все валится, серое вещество рассыпается и трепыхаются всякие внутренние органы, рациональные же мысли никак не могут пробиться в ее голову. И вот в самый разгар такого веселенького самочувствия женщина совершенно перестает владеть собой, доходит до точки кипения, глаза застит туман, губы сводит судорогой, и именно этот момент он выбирает, чтобы схватиться за бычьи рога. К удару она совсем не готова и даже не представляет себе, что ее ждет, поэтому легко теряет почву под ногами и впадает в отчаяние.
Спрашивается, зачем, ей все это нужно?
Особа хоть сколько-нибудь благоразумная и предусмотрительная начинает с разговора с самой собой. Отвечает за подозреваемого мужчину, исходит из худшего варианта и настраивается на полный провал. Например:
Она: «Послушай, дорогой, давай поговорим спокойно».
Он: (молчит).
Она: «Послушай, дорогой, мы можем поговорить?»
Он: «Гмммм».
Она: «Послушай, дорогой...»
Чтобы зря не терять времени и не тратить весь день на разговор с самой собой, приходится усилием воли выкинуть из головы фанаберии упрямого идиота и сразу переходить к следующей фазе, когда он, наконец, отложив газету и с выражением лица:
а.) мученическим;
б) взбешенным;
в) каменным и непроницаемым;
г) лицемерно-доброжелательным;
д) подозрительно-враждебным;
е) возмущенным
начал издавать членораздельные звуки.
Она: «Между нами словно черная кошка пробежала, и как-то ты ко мне переменился. В чем дело?»
Он: «Ни в чем».
Она: «Как же ни в чем, когда ты переменился?»
Он: «Не переменился».
Она: «Еще как! Мне кажется, ты меня разлюбил».
Он: (молчит и пялится в окно).
Она: «Я же с тобой разговариваю! Ответь мне что-нибудь!»
Он: «Что тебе ответить?»
Она: (скрипя зубами. Разговор с самой собой хорош еще тем, что можно скрипеть чем угодно и когда угодно.) «Слушай, ты меня еще любишь? Я для тебя хоть что-нибудь значу?»
Он: (по-настоящему никогда бы так быстро не сдался, но в разговоре с самой собой можно опустить тяжелые и незначимые фрагменты). «Мммм... ну...»
Она: «Говори прямо! Ты меня еще любишь или нет?»
Он:   (отчаянно вырывает у нее этого быка и сам берется за рога). «Нет»
Она: «Как это, нет?..»
Он: (уже менее напряженно, так как худшее позади). «А так это. Ты спросила. Я ответил. Нет. Не люблю. Ведь это же и так видно. Я тебя разлюбил».
Она: «Ты хочешь сказать, что я для тебя уже ничего не значу?»
Он: «Вот именно. Это я и хочу сказать».
Она: (прерывает на минуту разговор сама с собою, так как чувствует, что задыхается. Вытирает слезы, переводит дух, немного приходит в себя и продолжает): «И что же теперь будет? Мы расстаемся?»
Он: «Да. Я все обдумал. Так будет лучше. Разойдемся культурно и останемся друзьями».
Она:   (в разговоре сама с собой задумывается и принимает вариант номер два, худший).
Он: «...разойдемся, и я тебя знать не знаю. Забудь о моем существовании».
Она:  (подумав еще, принимает вариант номер три, еще хуже, чтобы быть готовой ко всему).
Он: «Ты мне уже давно опротивела. Видеть тебя не могу! Убирайся, чтоб духу твоего здесь не было!»
Она: (поскольку хуже уже быть не может, успокаивается и переходит к прозе жизни). А алименты ты мне будешь платить?
Он «Спятила? С чего это я тебе буду платить! Молодая, здоровая баба, иди работать! »
Она: (будучи несколько ошарашена развитием ситуации в разговоре сама с собой, начинает лихорадочно соображать, что же ей делать и куда податься. Понемногу в ней назревает бунт и начинают проклевываться рациональные мысли).
«Ну уж нет! Работать я моту, пожалуйста, а вот идти никуда не намерена!
Сам убирайся!
И прямехонько к той бабе, ради которой ты меня бросил, подлец!»
Он: (в разговоре сама с собой тут никак нельзя предугадать, что он сделает или скажет. Скорее всего от бабы машинально будет отпираться, но все это уже не имеет никакого значения.
Продолжение диалога представляется затруднительным).
Немного подготовленная и слегка закаленная приведенным выше разговором женщина может приступать к прорыву мужеского молчания и выяснению отношений. Для подкрепления расшатанной психики неплохо предварительно купить новую шляпку, туфли или еще какую тряпку, чтобы иметь про запас ни разу не надеванную вещь. Сама мысль об обнове — бальзам для измученной женской души.
Разговор сама с собой, конечно, можно провести, но смысла в нем немного, ибо сразу выскакивают и торчат со всей очевидностью вопросы типа «почему?» и средь них принципиальный: «почему ты меня разлюбил?» Ни одна женщина сама по себе на него не ответит, да и у мужчины возникнут трудности, если, конечно, нет очевидных причин, изложенных несколькими страницами раньше. А значит, выяснение отношений может приобрести характер острый и совсем нежелательный.
В зависимости от темперамента сторон могут пострадать:
Лицо заинтересованного лица, участвующего в обмене мнениями.
Одежда лица см. выше.
Волосяной покров лица см. выше.
Стеклянная и фарфоровая посуда.
Долго и заботливо выращиваемые цветы в горшках.
Хорошие отношения с соседями.
Некоторые не слишком прочные предметы меблировки.
Безукоризненная до сих пор репутация в глазах закона.
Черт знает что еще.
И на кой ляд нам вся эта морока с возмещением понесенного ущерба, не говоря уже о расходах?..
Таким образом, момент, чтобы сломить мужское молчание, был мной выбран самый неудачный со всех точек зрения, тем самым была испорчена не только гусиная печенка, но и крепкая связь с мужчиной. И правильно меня бросили. Глупость должна быть наказуема.
Меня бросили, экс-мой мужчина проводил меня, стиснув зубы, домой и с нескрываемым облегчением удалился. Его уже не было. Оказался вне пределов досягаемости. И я не могла:
Закатить ему страшный скандал.
Задать ему вопросы, настойчиво требуя ответов.
Припереть его к стенке.
Расцарапать ему ногтями рожу.
Разбить о его башку несколько тарелок.
Предстать перед ним прихорошившейся и искусительной, чтобы предложить бокал вина на прощание.
Затащить его в постель.
Рыдать в жилетку.
Я ничего не могла.
Хотя жилетка, под которой ничего не бьется, кроме нетерпения и враждебности, представляется нам предметом, лишенным ценности.
Жилетке мы должны как минимум нравиться, чтобы имело смысл проливать в нее слезы.
Мне хотелось забиться в уголок и не дотрагиваться до того узла, что во мне завязался. Или наоборот — мазохистски расковыривать его маникюрными ножницами. И ни с кем не разговаривать, а если уж и говорить, то никак не о документации. А скорее о типах надгробных плит.
Самой большой трагедией женщин стало равноправие.
Биология, к сожалению, за общим прогрессом не последовала. Сопротивляется почему-то, люди свое, а она свое, и никто ей не указ.
С прискорбием приходится констатировать, что по-прежнему только женщины рожают детей и — мало того — еще и выкармливают их своей грудью, и ни один мужик не собирается этим заняться. Ни один также не рвется браться за то, что традиционно считалось дамской работой. Единственная мука, которой они добровольно подвергаются, это — химическая завивка, да и то, где сегодняшней холодной до прежней — горячей!
Одна дама как-то сказала, что ходит в парикмахерскую и делает химию только для того, чтобы пережить неземное наслаждение, когда снимаешь это горячее железо с головы.
Мужчины весьма благоразумно решились на сию процедуру, только когда она приобрела более мягкий характер. И можно только позавидовать их здравомыслию.
Женщины же, по всей видимости, последний ум растеряли.
Мало им было рождения детей, мало домашних развлечений в виде стирки, готовки и шитья, мало проблем с мужиками, которых надо обслуживать, так еще занялись прямым мазохизмом и решили пойти на службу и зарабатывать деньги. Таким образом, к традиционным занятиям прибавили себе еще модерновые.
И вот мы видим счастливую женщину, живущую полной жизнью, прямо-таки нуждающуюся во всевозможных политических и гражданских правах: в одной руке у нее пылесос, в другой — калькулятор, третьей с нежной улыбкой на устах она подливает чаек дорогому муженьку, четвертой исправляет ошибку в школьной тетради ребенка, пятой связывает в узел грязное белье, чтобы отнести в прачечную, шестой... погодите, погодите, это какой-то осьминог получается! Да ладно уж, шестой делает себе изысканный макияж, седьмой поливает цветочки... Восьмой моет посуду.
Ну, скажем, узел с бельем удастся всучить мужу, хотя они прачечной терпеть не могут. Странное дело, чистая, условно чистая и даже грязная наволочка на подушке не производит на них ни малейшего впечатления, та же самая наволочка, пересчитываемая в прачечной, потрясает их до глубины души. Удивительное явление. Узел, однако, весит порядочно, что дает нам аргументы. Мужчина, как почти все животные мужского пола, физически сильнее, а даже если это и не так, ни за что в жизни не признается. Вот пусть и таскает.
Ясное дело, существуют честные и благородные, которые помогают женщине по дому и на кухне. А вообще непорядок. У нас равноправие или нет? Равноправие. Тогда почему накухне мужчина помогает женщине, а не наоборот? Должно быть все поровну. По четным дням она ему помогает, по нечетным — он ей,а о високосных годах, так и быть, спорить не будем.      
А раз такой случай, давайте представим себе этот перевернутый мир, где женщина оказывается на месте мужчины, а мужчина — на месте женщины. Вот красотища-то!
Да, есть такие, есть, что и в магазин сходят, и посуду помоют, и картошку почистят, и на родительское собрание в школу пойдут, и сами себе постирают трусы и носки, и даже чай женщине подадут. Все сделают, мрачнея день ото дня, и в конце концов нас разлюбят, ибо вовсе не такая каторга — цель всей их жизни.
Нет, не совсем так: Одни нас разлюбят, а другие на нас женятся.
Тут их сам черт не разберет. Одно ясно: что бы они ни сделали, цель будет одна — избавиться от традиционно бабской работы.
Таким макаром женщины с воплями протеста, размахиванием направо и налево белой рабыней, эксплуатацией человека человеком, ущемленным биологическим видом, дискриминацией по половому признаку и прочими подобными бреднями достигли ошеломляющего успеха в виде каторжной работы для себя и фантастических льгот и привилегий для мужчин. А последние с огромным здравомыслием, а следует признать, что когда речь идет о том, чтобы избавиться от утомительных обязанностей, они проявляют прямо-таки потрясающую расторопность, тут же сообразили, в чем дело, ничуть не сопротивлялись и с чувством удовлетворения приняли предложенные им выгоды.
А видя при этом жуткую глупость женщин, перестали их уважать.
Беда женщин в связи с эмансипацией так велика и необъятна, так глубока и всестороння, содержит в себе столько аспектов, что не знаешь, с какого боку к ней и подступиться. Своей хронологии эта гадость не имеет, поэтому пройдемся по разделам.
Начнем с самого жестокого и отвратительного. С денег.
Ладно уж, что там говорить, было время, когда какая-нибудь такая несчастная, даже с солидным капиталом, доступа к нему не имела, так как имуществом распоряжался папенька, супруг, брат, дядюшка или еще какой-нибудь представитель явно худшей половины человечества. Но как известно, голь на выдумку хитра, притесняемые дамы прекрасно приспособились к существующим порядкам и вытягивали из всех этих господ денежки самыми разнообразными способами, правда, иногда с удивлением обнаруживая, что доить-то уже и нечего, так как те тоже умеют транжирить. Весьма прискорбно. Понятно, такое положение дел следовало изменить, что и было сделано.
Но получив право распоряжаться собственностью, надо было на этом и остановиться, а не лезть очертя голову дальше.
Мужчины в прежние времена знали, что должны зарабатывать на дом, семью и детей, еще на случайные связи с дамами известного поведения, а также на всякие прочие собственные хобби и развлечения. Ну, и зарабатывали, как миленькие, ведь им и в голову не могло прийти, что может быть как-то иначе. Они по природе своей ленивы и консервативны. Так все и шло привычным путем. И вдруг — вот радость-то — эти глупые бабы по своей собственной воле кинулись освобождать их от обязанностей, перекладывая всю тяжесть на собственные плечи.
Надо сказать, удалось. Переложили.
Таким образом, приобрели обязанности наравне с мужчинами и, хочешь не хочешь, теперь женщины вынуждены:
Получать образование и профессию.
Вставать в шесть утра и спешно выбегать из дому, невзирая на погоду и самочувствие.
Заставлять себя обдумывать вопросы, чуждые вашей натуре, а то и просто отвратительные.
Контактировать с людьми, которых терпеть не можешь.
Держать язык за зубами.
Поджимать хвост.
Заниматься хищениями, злоупотреблениями и созданием недостачи.
Принимать молниеносные решения, что для каждой особи женского рода высшего порядка является сущей пыткой. (Для особей низшего порядка — это не проблема, например, для атакующей пантеры.)
Портить с таким трудом раздобытую одежду в общественном транспорте.
Считать.
(Здесь следует обратить внимание на явление таинственное и необъяснимое. Из ста женщин считать умеет максимум одна, как редчайшее исключение на некоторые сотни приходится две, из ста мужчин считать умеют девяносто восемь. Исключения только подтверждают правило. И ведь во всех расчетных отделах, кассах, банках, бухгалтериях и прочих счетных заведениях сидят женщины. Вкалывают эти несчастные в поте лица и совершенно справедливо полагают, что их труд тяжелее, чем у шахтеров в забое. А значит и должен лучше оплачиваться. И правильно, шахтер делает свое дело, то, что умеет, они же — совсем наоборот. Во всем этом нет ни малейшего смысла. И кто подобный идиотизм выдумал? Не иначе, как какой-нибудь ярый антифеминист!..)
Короче говоря, зарабатывать деньги.
Да еще при всем при этом женщины докатились до такой стадии кретинизма, что если какая-нибудь может работать на производстве и зарабатывать деньги, но не делает этого, считают ее законченной дурой.
Вообще-то зарабатывание денег само по себе дело весьма приятное. Свои собственные заработанные можно потратить на что твоей душе угодно и даже ко всеобщему осуждению растранжирить. Однако тут возникает один недостаток: проявляется некая отвратительная и крайне обременительная черта — чувство ответственности.
И тут в душе страшный конфликт, который все разрастается и превращается в настоящий ураган. Шляпка или счет за телефон?.. Летний костюмчик или арматура для раковины, что вчера окончательно накрылась?.. Скромненькая накидка из норки или ремонт в ванной?.. Перчатки или мясо на обед?..
Надо сказать, в последнем случае любая женщина, даже сверхответственная, предпочтет перчатки, ведь от еды только толстеешь. И совершенно правильно сделает.
Чувство ответственности, как таковое, заложено в женщинах самой природой, но ограничивается только элементами, биологически ей присущими. А именно — детьми. Чрезвычайно редко случается, чтобы женщина, вьнося из горящего дома тефлоновую сковородку и новые туфли, забыла о детях, сладко спящих в колыбели. Столь же редки случаи, когда она забывает забрать своих чад из детсада, забывает об их ветрянке, обеде и вообще существовании. Дети закодированы в ее подсознании. Ребенок, оставленный дома, гложет ее не меньше, чем пираньи в реках Южной Америки, и может совершенно отравить удовольствие от бала в Венской опере. Ребенок, самостоятельно разогревающий обед после школы, заставляет ее кидаться к телефону во время:
— конференции на высшем уровне;
— операции желчного пузыря и сердечного клапана;
— ревизии в ювелирном магазине;
— продажи билетов в железнодорожной кассе пассажирам, чей поезд отправляется через сорок секунд;
— забега на сто метров для женщин на Олимпийских играх;
а также любых других занятий.
Вот, пожалуй, клинический случай:
Во время различных конных состязаний на ипподроме раз двадцать в сезон из громкоговорителя раздается отчаянный призыв к некоему папаше, чей маленький Павлик ожидает в секретариате. Старики не упомнят, чтобы подобный призыв хоть раз был обращен к матери, которая в вихре азарта позабыла о своем Павлике напрочь. И не думайте, пожалуйста, что мамаши бывают на ипподроме реже. Кому как не мне, завсегдатаю, это знать.
Ответственность за Павлика присуща матери биологически. Я же говорила,  что биология отстает!
Все остальное — совсем наоборот. Точно так же биологически мамаша уверена, что за все остальное должен отвечать мужчина. Собственная ответственность только портит ей характер.
Сражаться с биологией не рекомендуется. Результаты могут быть самыми плачевными. Пока еще в этой борьбе никто не победил, а если и победил, то только себе навредил, впрочем, так ему и надо.
Вне всякого сомнения, не иначе как дьяволом подсказанная идея самой зарабатывать деньги родилась где-нибудь на кухне во время утомительной домашней работы. Возможно, у хозяйки как раз что-нибудь на плите убежало.
И хозяйка размечталась. Сидит она себе элегантно одетая и причесанная с изысканным макияжем в каком-нибудь учреждении, вокруг — только взрослые люди, которые не размазывают по лицу слезы грязными руками, ревя при этом во все горло, иногда —даже мужчины, которым она совсем не обязана штопать носки и гладить рубашки... (И никто ее не заставит, даже если на них все, как корова жевала!) Обязанности ее строго ограничены, тюкает себе спокойненько на машинке, перекладывает бумаги из одной стопочки в другую, бумажки легонькие, беленькие, не кипят, не пригорают, есть не просят и мыть их не надо, восемь часов сплошного удовольствия, отдыха и спокойствия. И за все это ей еще и заплатят! Ну скажите по совести, кто о таком счастье не мечтал?!..
Воображение — вещь непредсказуемая и практически безграничная — могло нарисовать и другие картины.
Вся дорогая семейка за столом: ребенок опрокинул на себя тарелку супа, муж требует соли, второй ребенок отказывается есть морковь, в кухне подгорают сырники; а почему бы все то же самое не делать за деньги? Официантка! Какая прекрасная профессия! Не хочет дурашка моркови — и не надо; суп разлили — можно подтереть с вежливой улыбочкой и таким приятным сознанием, что менять одежду сопляку и стирать ее будет кто-то другой. А что там подгорает, ее вообще не касается; и за такое удовольствие еще и деньги платят!..
Или вот еще: делает она анализы в лаборатории, всякие химические опыты, интересные и приятные, ну, разве что запах слишком сильный; а то раскраивает ткань, что-нибудь новенькое придумывает или ухаживает за ноющим и стенающим болваном не сутки напролет, а всего несколько часов и получает за это бешеные деньги. Разве не рай?! И какого черта она даром мучается, сидя дома?!..
Вот такие-то голубые мечты и привели к известным нам последствиям. Только проклятое воображение не учло одной мелочи.
Рай — раем, удовольствие — удовольствием, но собственный-то дом, муж и дети никуда не делись. Благоприобретенная профессия отнимает свои восемь часов, преодоление пространства между местом жительства и местом работы тоже требует времени, итого будет часов девять. В жалкий остаток, что эмансипированная женщина сэкономит от светового дня, ей надо затолкать:
— уборку квартиры;
— как минимум обед и ужин, если у нее хватило ума спихнуть на кого-нибудь завтрак;
— покупку продуктов — и здесь возблагодарим Господа, что в родной стране кончился очередной государственный строй (от слова «очередь», если кто не понял);
— постирушку;
— и еще несколько мелочей.
Женщине не остается времени на себя.
Но об этом подлое воображение не сказало ни слова. Не предостерегло. Не продемонстрировало портрет запущенной кикиморы с висящими патлами или клоком соломы на голове, с обломанными ногтями, с увядшей, но зато с обильными морщинами кожей и прочими прелестями, что так щедро нас украсили. Ни звука не проронило о платье, которое, конечно, не красит человека, но женщину может вконец изуродовать. В общем, надуло нас самым подлейшим образом.
Надо признать, погорели мы основательно. А что хуже всего, мужчины воспользовались случаем моментально и всесторонне.
Особы с безразлично каким уровнем интеллекта, но зато с инстинктом выше среднего не только справляются с вышеописанным катаклизмом, но даже кое-что при этом выигрывают. Прежде всего:
1. В рамках педагогической деятельности снимают со своей шеи детей. Ребенка надо подготовить к жизни, а значит, он должен уметь:
а.) мыться сам, включая уши;
б) одеваться сам, включая правильное сопоставление петель и пуговиц;
в) приготовить себе завтрак из продуктов, не угрожающих здоровью, и даже его съесть;
г) попасть из школы прямо домой, не выискивая по дороге дополнительных развлечений на свою и нашу голову;
д) понять, хотя бы приблизительно, зачем ходить в школу и почему ему все-таки лучше эту школу окончить. Задача, конечно, не из легких, но достижимая;
е) выполнить примитивные домашние обязанности, как то:
— вымыть за собой тарелку и стакан, не разбив при этом ни один из предметов, а также поместить извозюканные
— грязью;
— соком;
— яйцом всмятку;
— маслом от заглотанных в спешке шпрот;
— пастой из ручки;
— смазкой от случайно встреченного бульдозера
предметы гардероба в корзину для грязного белья, а не на подоконник среди только что принесенных из магазина продуктов, или под стопку книг и тетрадей;
ж) собственноручно и эффективно вычистить свои ботинки;
з) и прочее в таком роде.
2. Используя изощреннейшие приемы, постепенно или же одним ударом приучают и заставляют мужчину делать абсолютно то же самое, что и ребенка. Сверх программы, неумеренно восхищаясь его физической силой, склоняют к занятию тяжелой атлетикой, то есть делать покупки. Речь идет, естественно, о простых и однородных продуктах, ведь ничего другого мужчина купить не в состоянии. В конце концов, нельзя же от него требовать слишком много.
3. Беспощаднейшим образом избавляются от глубоко укоренившегося атавизма — чувства долга, а следовательно, принимают во внимание, что:
а.) принадлежащий ей мужчина — не паралитик;
б) у него имеются две функционирующие руки и в придачу две ноги;
в) над конечностями возвышается голова, а в ней расположено устройство, называемое мозгом;
г) устройство информирует его, что:
— он голоден;
— ему нужны чистые трусы и рубашка;
— все это ему должна предоставить женщина;
— а фигушки, женщины под рукой нет, так как она отправилась на работу;
— если даже и есть, то категорически отказывается от предоставления услуг;
— человек может продержаться без еды сорок дней, но при этом неважно себя чувствует;
— что же до трусов и рубах, то в грязном виде они обычно производят дурное впечатление;
— нужно что-то делать.
После безрезультатных попыток склонить женщину к выполнению обязанностей, которые перестали быть ее обязанностями, устройство предлагает несколько аварийных вариантов:
1. Удовлетворить свои потребности самому.
(Отвратительно.)
2. Учинить жуткий скандал.
(Ненадежно. Может не подействовать.)
3. Пригласить специалиста.
(Дорого.)
4. Заменить женщину.
(Интересно.)
После чего обычно мужчина перестает нас любить и отбывает в неизвестном направлении. Вот и вся польза женщинам от равноправия...
То есть нет, не так, я совсем другое хотела сказать. Они в состоянии сменять женщину на другую, всегда и везде, при любых обстоятельствах, без малейшего повода и каких-либо стараний с нашей стороны. Это своего рода стихийное бедствие, которому трудно что-нибудь противопоставить.
Если все же женщине с инстинктом выше среднего удастся только что описанную акцию провернуть без достижения радикального эффекта, то есть без потери мужчины, она приобретает огромные преимущества.
Возвратившись с работы, она совсем, не должна:
— В дикой спешке готовить еду.
— (Да чего уж там. Ладно. Кто-то все равно должен приготовить. Но пусть она сделает это в свободное время и оставит в холодильнике, а вечером только подогреет. На это уйдет не больше пятнадцати минут.)
— Мыть посуду, накопившуюся за весь день.
— Сломя голову кидаться стирать, убирать, гладить, пришивать и исправлять, чистить и препираться, искать и находить.
Зато она может:
1. Заварить себе кофейку, расположиться поудобнее и углубиться в чтение.
2.  Отдохнув, внимательно поглядеться в зеркало и подумать, чего ей не хватает.
3. Вымыть голову.
4. Сменить рабочую одежду на вечернюю и выйти:
— на встречу со знакомыми;
— в гости;
— в кафе, в кино, на прогулку, прошвырнуться по магазинам, в парк культуры и отдыха, да куда угодно;
— никуда не выходить и провести тихий вечер дома;
— встретиться с интересным  мужчиной.
Вот тут-то и начинается...
Со всем этим равноправием мужчины тоже явно поглупели. Прежде всего демонстрируют полнейшее и поразительнейшее отсутствие логики.
В те незабвенные времена, когда женщина жила еще исключительно частной жизнью и не взваливала себе на спину дополнительно работу по профессии и проклятье зарабатывать деньги, а значит, когда у нее было меньше обязанностей и нагрузок, с ней цацкались, как с тухлым яйцом. Кидались поднимать оброненные платочки и веерочки...
Хотя нет, платочки и веерочки тут ни при чем. Их обычно роняли, чтобы завлечь свой «предмет». Обычно при этом возникали всевозможные недоразумения и даже несчастья, если поднимать бросался другой, а тот, кто нужен, дурак набитый, столб столбом, не разобравшись в ситуации. Так что к повседневной жизни все это не имеет никакого отношения.
...только совершеннейший медведь неотесанный раньше мог сидеть, когда женщина стоит. Только совершеннейший болван невоспитанный мог не помочь ей нести что-либо тяжелое, вырвав оное из слабых дамских ручек. Только распоследний подлец, да будет он проклят во веки веков, заставил бы ее заниматься какими бы то ни было делами в присутственных местах, будь то визит к чиновнику или присмотр за ремонтом всего дома, не говоря уж о мытье экипажа или закладывании лошадей.
Нынче же, когда добившаяся идиотского равноправия женщина делает все и еще кое-что, к ней относятся так, что сказать страшно. Она может стоять себе до посинения, когда мужчина сидит развалившись и плюет в потолок. Может таскать какие угодно тяжести (я лично однажды из чисто спортивного интереса и жуткой обиды в соотношении фифти-фифти как-то взвесила все, что приволокла из магазина. Получилось шестнадцать с половиной килограммов), а мужчина и глазом не моргнет...
Ну ладно-ладно. В обществе собственной женщины или даже просто знакомой носят, поднимают и стоят. Будь на их месте родной дедушка, что там ни говори, тоже мужчина, и он бы носил, поднимал и стоял. Именно поэтому современные мужчины стараются избегать как дедушек, так и женщин, занятых своими обязанностями.
...Все на нее сваливают, начиная с сантехника и кончая налоговой инспекцией. Я собственными глазами видела, как женщина седлала коня и не по службе, а в частном порядке. А ее постоянный поклонник, стоявший тут же рядом, был занят исключительно своим внешним видом.
Если ее не заставляют мыть машину, то только потому, что боятся — или вымоет плохо, или, не дай Бог, чего поломает.
Нет, сейчас речь идет не о взрыве пламенной страсти! Не о том первом этапе чувств, когда драгоценнейшая ножка никак не может ступить в лужу, даже если обута в резиновый сапог, когда из драгоценнейшей ручки вырывают вечернюю сумочку весом сто пятьдесят граммов и вовсе не с целью грабежа, как кто-нибудь мог подумать, а только чтобы облегчить жизнь любимой, а некоторые идут так далеко, что даже подают чай для двоих. Нет, сейчас речь о последнем этапе, который может длиться и полвека.
Ну, и где тут смысл, где логика?
Эмансипированная женщина, выходя из дома, должна иметь при себе деньги. Или эту, как ее, кредитную карточку, все равно.
Так ей и надо. Было время, когда в общественных местах за нее платил мужчина и сгорел бы со стыда, если вдруг денег не хватило. В нынешнее жуткое время никогда не знаешь, может, придется за него самой заплатить. Что его вполне устроит.
Единственные, кто сохранили благоразумие, это дамы профессионально предосудительного, или, как еще говорят, легкого поведения. Только они трактуют мужчин как положено, и ни одному даже в голову не приходит не расплатиться. Есть в этом какая-то сермяжная правда, которую следует всесторонне и тщательно изучить современными научными методами.
Мужчины, потерявшие в результате эмансипации свое естественное прирожденное превосходство, поначалу возмущенные и дезориентированные, а в результате — беспомощные, однако, быстро обнаружили огромную для себя пользу. Расходов меньше. Энергию и творческие идеи из себя выколупывать во что бы то ни стало уже и не очень нужно, ведь женщины частично взяли это на свои плечи. Можно прилечь и расслабиться. Ах, каким приятным становится этот мир!
Однако со свойственной всем мужчинам тупостью они не заметили, что одновременно усохли и их мужские качества. Ну разве что остались им еще мыши.
Мыши — лучший индикатор, выявляющий разницу между полами, ничто в мире с ними не сравнится. По каким-то таинственным и науке неизвестным причинам почти все женщины панически боятся этих милых зверюшек, а из мужчин — практически никто. И с подобной биологической шуткой не поспоришь. Мужское превосходство, мужская отвага, мужское рыцарство, мужская сила, мужское всё при виде мышей проявляется наилучшим образом, пробуждая в женщинах чувства соответствующие и противоположному полу прямо-таки необходимые. Одни только мыши. Это, конечно, немного, но хоть что-то. И приходится удивляться, что мужчины не пользуются ими значительно шире. Ну вот, разве мальчишки разводят белых мышек, что, несомненно, является проявлением здорового инстинкта.
Между нами говоря, далеко не все женщины так уж этих мышей боятся. В большинстве — да, но вовсе не все. А вот симулировать жуткую панику при виде мышонка, чтобы получить мужскую реакцию, по которой давно истосковались, — на это ума хватает. И надо же, мужчины в этот страх перед грызунами свято верят и всячески его рекламируют, что свидетельствует о глубоко укоренившейся в их подсознании потребности сражаться с драконом, защищая прекрасную принцессу.
Принимая во внимание, что данное произведение написано особой женского пола, не стоит ожидать от него абсолютной логичности, а также следования заявленной теме. Нет на свете такой женщины, на здоровье которой вредно бы не отразилось следование заявленной теме.
С древнейших времен их самым сокровенным желанием было вызвать восхищение и преклонение. Женщины сознательно шли навстречу данным стремлениям, но всякие недоумки мужеского полу им это дело только усложняли. Используя несчастное равноправие, они продемонстрировали:
Беспомощность в жизни и финансах.
Меньшую сопротивляемость абсолютно всему.
Дикую лень.              
Потрясающее легкомыслие.
Огромнейшую глупость, проявляющуюся, в частности, в глубочайшем убеждении, что женщина может одновременно существовать в трех лицах и находиться одновременно в разных местах, занимаясь разными делами.
Эгоизм и сибаритство прямо-таки безграничные.
А также всевозможные черты, заимствованные у женщин и каждой нормальной женщине ненавистные, ибо кому же охота сражаться еще и с собственным полом.
Правда, неверность, предрасположенность ко лжи и трусость в мирное время могли и не демонстрировать. Эти мужские черты женщинам хорошо известны с древнейших времен.
Ну и как прикажете испытывать перед такими восхищение и преклонение?! А может, все дело портит одежда?.. В этом вопросе женщины совсем тронулись.
Другой разговор, что время от времени моду диктуют исключительно заядлые антифеминисты. Может, даже  извращенцы. Смертельно ненавидя женщин, они исподволь пытаются вызвать к ним отвращение и у других. Должна заметить, это им в значительной степени удалось.
На женщин же явно нашло какое-то затмение. Они пошли навстречу таким модельерам и нарядились в:
Мешки из-под картошки.
Нечто типа хорошо накачанных автопокрышек.
Лохмотья
(Что касается лохмотьев, они, возможно, оправданы поэтической традицией «Пушистого снега шлейф». Героиня этой песни одета была в лохмотья, из-под которых просвечивало розовое тело, что явно возбуждало барина. Как оно могло быть розовым лютой зимой на трескучем морозе — непонятно. Уместнее была бы желтоватая синюшность, а значит, к поэзии нельзя относиться серьезно.)
Колодки, заменяющие обувь.
Мужские куртки и свитера, прямо-таки нагло толстящие.
Брюки не по фигуре.
Комбинезоны, содранные с трактористов.
Тряпки, посудные и половые.
И тому подобное, невзирая на производимый эффект.
А кто и когда видел Мерилин Монро или Джину Лоллобриджиду, не говоря уж о мадам де Помпадур, в драных портках для работы в хлеву? А если которая из них и появилась на людях в большом свитере, то только затем, чтобы его тут же снять.
От подобного эффектного приема придется отказаться. Если бы женщинам при каждом брошенном на них мужском взгляде приходилось поспешно сдирать с себя наиболее отвратительные предметы гардероба, то, принимая во внимание количество мужчин, слоняющихся там и сям, жуткое бы на улицах царило оживление. Мало нам, что ли, без того работы?
Женщинам, как известно, присущи женские признаки: красивые бюсты, красивые лица, красивые ноги, красивые волосы. Бюсты в мешках не видны (что имеет свой смысл для особ с легким брачком), лица еще не так давно красили в зеленый и красный цвета (мода на такой макияж, к счастью, прошла, но была, и на нее клюнули те, что поглупее. Может, у них при зеркале плохое освещение?), ноги же утонули в бахилах до середины лодыжки, не говоря уж о брюках. Остались только волосы. Но в этой области мужчины составили нам серьезную конкуренцию, и этим их теперь не удивишь.
Достойное всяческого осуждения сознательное обезображивание с помощью одежды является следствием того факта, что, по сути дела, женщины одеваются не для мужчин, а для женщин.
На посиделках в бабской компании мы могли бы преспокойненько прийти в домашнем халате и бигуди, да в чем угодно, кого бы нам, казалось, там очаровывать? ан нет! Мы нарядимся в последний писк моды, прямехонько из Парижа, от того самого извращенца-антифеминиста. Приятельницы позеленеют, каждая заметит, и каждую скрючит. И разве их утешит тот факт, что эта гангрена выглядит в модном одеянии как путало огородное? Ничего подобного. Они бы тоже хотели так выглядеть.
Разумной женщине плевать на цвет приятельницы. Она, конечно, тоже следует моде, но без излишеств и так, чтобы иметь возможность продемонстрировать свои достоинства. Ведь никогда не известно, а вдруг в сугубо бабскую компанию случайно затешется какой-нибудь мужчина, а его не тряпки интересуют, а их содержимое. И оценит по достоинству. Вот тут-то приятельницы посинеют, что является гораздо более существенным колористическим эффектом, чем пошлая зелень.
Всевозможные драные лохмотья и отвислые портки надежно скрывают дамские прелести. А мужчины, известно, слепые тетери и замечают только то, что им явно и недвусмысленно показывают. И можете быть уверены, ничегошеньки они не увидят, если с первого взгляда их охватит ужас и отвращение.
Тем более удивляет тот факт, что сами они пошли тем же путем. Начали подражать женщинам, быть может, в надежде, что рано или поздно превратятся в слабый пол и ничего уже не будут должны делать, а глупые бабы все им обеспечат на блюдечке с голубой каемочкой. Так обленились, что даже бриться перестали. И теперь, куда ни глянь, всюду в лучшем случае какие-то библейские пророки да волшебники Черноморы, а в худшем — нищие с паперти, Марксы с Энгельсами или просто пещерные человеки. И опять брак логики. Хотят быть молодыми до конца жизни, а этими бородами жутко себя старят. Видать, лень победила благие порывы.
А может, и женщины со специфическими вкусами или с намерением навредить убедили их, что с бородами те выглядят просто неотразимо.
Похоже, забыли старую народную мудрость: волос долог, да ум короток.
Разве что, помимо их воли, наконец-то обнаружилось истинное положение вещей?..
А уж об одежде лучше и не говорить. Прежде шестнадцатилетний юноша со стыда бы сгорел, заставь его надеть расклешенные штанишки в цветочек или горошек до колен. Солидный человек среднего возраста скорее отравился бы, нежели надел пеструю рубашонку, даже на отдыхе, даже в глухом лесу, не говоря уж об общественном месте. И оба были бы абсолютно правы, ибо в вышеназванных пред&heip;

3 комментария  

0
Роман

Еще один "шедевр" из области озлобленного феминизма.Запугали Хмелевскую мужчины! Ненавидит она их просто жутко.

0
Лидия

Роман: Не надо комплексовать. Будьте смелым и честным, хотя бы, с самим собой.

0
Лидия

Роман:

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →