Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Шерлок Холмс никогда не говорил : «Это элементарно, Ватсон.»

Еще   [X]

 0 

Хорошие девочки не получают больших денег и лучших мужчин! (Финерман Карен)

Карен Финерман, успешная бизнес-леди, глава крупного хедж-фонда и мать четверых детей, раскрывает секреты, как женщине добиться успеха в современном мире.

Неправда, что самый простой путь – выйти замуж за преуспевающего мужчину, неправда, что карьера не предполагает счастливой семейной жизни, неправда, что все зависит только от удачи. Ваше счастье зависит от вашей жизненной позиции, хватит быть хорошей девочкой и ждать, пока удача свалится на вас с неба!

Работая менеджером в инвестиционном банке, Карен Финерман видела массу примеров того, как женщины сами губят собственную карьеру и ломают свою личную жизнь, хотя достаточно включить логическое мышление, чтобы построить отношения с мужчиной своей мечты и перестать считать себя менее значимым сотрудником по сравнению с мужчинами, чтобы добиться успеха в бизнесе.

В этой книге Карен Финерман рассказывает о несложных правилах, которые помогли ей и многим другим женщинам достичь желаемого в карьере и личной жизни. Вы узнаете, как преодолевать трудности и переживать неудачи, как найти и завоевать того самого мужчину, с которым вы будете счастливы, как заработать столько денег, сколько вам нужно, и не потерять их, как найти разумный баланс между работой и личной жизнью.

Год издания: 2014

Цена: 220 руб.



С книгой «Хорошие девочки не получают больших денег и лучших мужчин!» также читают:

Предпросмотр книги «Хорошие девочки не получают больших денег и лучших мужчин!»

Хорошие девочки не получают больших денег и лучших мужчин!

   Карен Финерман, успешная бизнес-леди, глава крупного хедж-фонда и мать четверых детей, раскрывает секреты, как женщине добиться успеха в современном мире.
   Неправда, что самый простой путь – выйти замуж за преуспевающего мужчину, неправда, что карьера не предполагает счастливой семейной жизни, неправда, что все зависит только от удачи. Ваше счастье зависит от вашей жизненной позиции, хватит быть хорошей девочкой и ждать, пока удача свалится на вас с неба!
   Работая менеджером в инвестиционном банке, Карен Финерман видела массу примеров того, как женщины сами губят собственную карьеру и ломают свою личную жизнь, хотя достаточно включить логическое мышление, чтобы построить отношения с мужчиной своей мечты и перестать считать себя менее значимым сотрудником по сравнению с мужчинами, чтобы добиться успеха в бизнесе.
   В этой книге Карен Финерман рассказывает о несложных правилах, которые помогли ей и многим другим женщинам достичь желаемого в карьере и личной жизни. Вы узнаете, как преодолевать трудности и переживать неудачи, как найти и завоевать того самого мужчину, с которым вы будете счастливы, как заработать столько денег, сколько вам нужно, и не потерять их, как найти разумный баланс между работой и личной жизнью.


Карен Финерман Хорошие девочки не получают больших денег и лучших мужчин!

   Karen Finerman
   FINERMAN'S RULES

   Перевела с английского В. Феоклистова

   © Business Plus, 2014
   © Перевод на русский язык ООО Издательство «Питер», 2014
   © Издание на русском языке, оформление ООО Издательство «Питер», 2014

Посвящения

   Ты научила меня всему, что необходимо знать, за исключением того, как перестать скучать по тебе.

   Люси, Джеку, Уильяму и Кейт:
   Кажется, я не могла бы любить вас еще сильнее, однако именно это происходит каждый день.

   Лоуренсу:
   Все эти годы ты по-прежнему остаешься единственным – каким всегда был и всегда будешь. Без тебя ничего бы этого не было.

Предисловие: из чего в действительности сделаны успешные девушки

   Вот и вся философия. Не могу сказать, много ли я встречала людей, считающих, что «кельвинизм» – это нечто другое. У нас это сработало: Венди, старшая из нас, стала продюсером таких фильмов, как «Дьявол носит Prada», «Мачеха» и «Форрест Гамп», за который она получила «Оскар». В отличие от тех, кто вращается в мире кино, Венди не знала никого, кто помог бы ей начать карьеру. Исключительно благодаря силе воли ей удалось найти работу у продюсера Стива Тиша. И только благодаря непреклонной решимости и определенному честолюбию ей в конце концов удалось сделать из книги «Форрест Гамп» один из наиболее удачных фильмов всех времен.
   Мой брат Марк, следующий по старшинству, был избавлен от «кельвинистских» нотаций. Однако ему все же удалось стать успешным предпринимателем в сфере недвижимости и добиться такого успеха, что я практически не встречала людей, занимающихся тем же бизнесом, которые не знали бы Марка и не говорили бы мне с улыбкой: «Мне нравится ваш брат».
   После короткой карьеры профессионального теннисиста Марк понял, что может зарабатывать неплохие деньги, обучая других играть в большой теннис, но в то же время он осознал, что способен и сам научиться делать серьезные деньги.
   Довольно скоро он стал правой рукой двух крупных игроков в сфере недвижимости, сначала в Nomura, затем в Credit Suisse (швейцарском финансовом конгломерате), потом – главной фигурой в CMBS (коммерческом долговом инструменте, обеспеченном правом на недвижимость, – не озадачивайтесь, если вы не знаете, что это такое), который финансирует строительство офисных и торговых центров. В дальнейшем Марк поднялся еще выше. Но в душе мой брат по-прежнему остается тем мальчишкой, рядом с которым я выросла, даже несмотря на то, что теперь он живет в очень взрослом доме в очень взрослом Гринвиче, штат Коннектикут.
   Затем я, девчонка-сорванец, зануда и соучредитель страхового финансового фонда.
   И последними подтягиваются две наши младшие сестренки. Лесли после окончания университета Беркли по моим стопам последовала в область финансов, направившись к Моргану Стэнли. Затем она взяла довольно высокое препятствие, став независимым аналитиком в большом кредитном хеджевом фонде. Недавно Лесли пошла по пути, мало знакомому нашему семейству, – она превратилась (на время) в домохозяйку. Однако Лесли по существу стала законодателем стиля в нашей семье. Она может обновить любые апартаменты или квартиру и выступить в качестве генерального подрядчика, даже будучи на девятом месяце беременности.
   И наконец, Стейси, самая младшая и, возможно, самая умная из нас, которая была отмечена еще в Уортонской школе бизнеса крупнейшим инвестиционным банком Solomon Brothers, затем ее буквально перетащили в RBS (Шотландский Королевский банк), а потом, после рыночного обвала 2008 года, ее нанял Goldman Sachs (один из крупнейших в мире коммерческих банков). Расставшись с бойфрендом, она решила направить свою энергию, остающуюся после рабочего дня, на то, чтобы уподобиться серебряному доллару, то есть стать конкурентоспособной на мировом уровне. Она превратила себя в некую машину, которая не думает о том, что рабочий день заканчивается в 17:00, и продолжает трудиться по 12 часов, собираясь побить этот рекорд.
   Забавно, но мы все проделали путь из теплой Южной Калифорнии в пасмурный Нью-Йорк. Именно здесь мы надеялись добиться успеха.
   Передавая нам свое понимание жизни, наша мама никогда не исповедовала известного родительского принципа «Счастье – это тихий ребенок и свобода для тебя и для меня», который был так популярен, когда мы росли. Полагаю, она действительно верила, что любить своих детей – значит воспринимать их такими, какие они есть, и не пытаться сделать их лучше. Она всегда давала нам понять, что мы можем – и должны – стремиться к большему и в учебе, и в спорте, и даже в наших самых честолюбивых замыслах. Если бы вы задали моей маме вопрос: «Что вы предпочли бы – чтобы ваши дети были успешными или счастливыми?» – она ответила бы без малейшего колебания: «Конечно, успешными. А как иначе можно стать счастливым?»
   Я росла, и этот посыл всегда оставался со мной. Он настолько слился с моими мыслями, что я даже не помню, когда его усвоила. Он просто был. Любой из моих друзей, проводивших время на нашей кухне, слышал ту же идею. Точно так же как любая другая мама спрашивала бы: «Ты хорошо поел?» или «Все в порядке?» моя мама говорила моим менее честолюбивым друзьям: «Как же вы собираетесь содержать себя, если у вас нет жизненного плана?»
   Будучи подростком, я даже не пыталась добиться известности (что вполне обычно для тех, кто вырос в Лос-Анджелесе – мировой столице развлечений), счастья, не занималась духовными исканиями, а целиком посвятила себя тому, чтобы стать успешной. Вот только нужно было поторопиться с этим – таково было мое ощущение. Призыв «Вперед!» стал моим девизом.
   Я хотела выйти в мир, получить отличную работу, посмотреть, как далеко я смогу продвинуться, и, в конце концов, оставить свой след.
   Кроме того, я безусловно хотела доказать справедливость маминой философии, которую она внушила нам с искусством звезды перформанса Леди Гаги. Я представляла это совершенно четко. Я должна была добиться успеха, чтобы, возможно, стать счастливой.
   Итак, я начала карьеру, поставив перед собой цель: сделать серьезные деньги, стать независимой и добиться успеха на Уолл-стрит. Но пока я поднималась по этой бизнес-лестнице, я поняла, что то, чему я научилась на Уолл-стрит, может быть использовано где угодно, в любой сфере моей жизни. Ведь согласитесь, здорово иметь план и целенаправленно инвестировать в свое будущее – ради финансовой стабильности, нормальной личной жизни и даже ради собственного счастья. Собственное счастье в качестве заявленной цели ни в коем случае не принижает ее значение, если вы достигаете провозглашенного рубежа.
   Интуитивная прозорливость – это замечательно, но надежда на удачу и волшебство случайности не должно служить оправданием недостатка прилагаемых усилий. Я должна была твердо усвоить, что ожидание – это не жизненный план.
   На моем пути достижения успеха и обретения счастья я получала необходимую жизненную мудрость, поскольку видела, что именно делает некоторых людей вполне успешными, тогда как другие, будучи гораздо более талантливыми, останавливались, теряя способность двигаться, или снова и снова повторяли одни и те же ошибки.
   Но я видела, и достаточно часто, как женщины упорно и последовательно добивались своего. И моя книга именно об этом. Это моя история и мои уроки, которые я усвоила, набравшись некоторой мудрости от друзей, сестер и коллег. О том, как я поняла, чего хочу и что мне необходимо найти собственный путь.
   Поскольку успех (и в жизни, и в бизнесе) не приходил ко мне сам по себе (впрочем, учитывая творящийся вокруг нас беспорядок, кому он дается легко?), мне приходилось прилагать немалые усилия, а в случае неудачи предпринимать новые и новые попытки. Мне пришлось разработать принципы и «правила», чтобы несколько дополнить «кельвинистскую» этику, усвоенную от матери.
   А это нелегко, потому что многие женщины считают, что не должны открыто говорить о некоторых вещах, однако другим женщинам совершенно необходимо о них услышать. Меня не волнует, политкорректно или нет то, что я буду говорить. Когда я начала писать эту книгу, то неожиданно поняла, что мои дети не задумываются над тем, что, как мне казалось, я уже прочно внедрила в их головы, – я говорю о том, что им понадобится, чтобы стать независимыми и уверенными в своих силах, чтобы нести полную ответственность за свою жизнь. Это вещи, которые им следует знать обязательно.
   То, чего хотела я, было для меня предельно ясно – успеха. Для меня – и, надеюсь, для вас – это в действительности означает деньги. Я хочу, чтобы у вас было достаточно денег, была та независимость, которую они могут дать, так что не стоит воспринимать деньги как некую силу, определяющую, что вы можете и чего не можете делать или кем вы можете стать и кем не можете. К тому же иметь деньги – это чертовски весело. Я помню ощущение абсолютной и радостной свободы, которое испытала, впервые отправившись в колледж. Я могла ложиться спать когда угодно, поскольку все ограничения, комендантские часы и правила остались дома, и мне это нравилось. Теперь я сама была в ответе за все, но еще некоторое время я никак не могла поверить, что мне не нужно ни перед кем отчитываться.
   Затем, четыре с половиной года спустя, я испытала то же радостное возбуждение, когда получила первую премию. Это были мои собственные деньги, которые я могла тратить (или копить), как хотела. Это была та же абсолютная радость от осознания того, что я ни перед кем не должна отчитываться. Премия в 00 стала моим первым ощущением успешности в качестве взрослого человека. Я занималась финансами, получаемые суммы увеличивались, но восторженное чувство успеха от той первой премии всегда оставалось самым памятным и важным.
* * *
   Я провела значительную часть жизни в мире мальчишек. Сначала как девчонка-сорванец, потом на Уолл-стрит. Когда я подрастала, мне нравились абсолютно все виды спорта. Мне было скучно с девочками, которым не нравился спорт, поэтому чаще всего вторую половину дня я проводила с мальчиками.
   В средней школе мне позволили записаться в мальчишескую группу общефизической подготовки – 65 едва начавших развиваться подростков и я. Мне даже в голову не приходило, что я не смогу делать то, что могут они. И так продолжалось до старшей средней школы, когда я была принята в теннисную команду девочек.
   Несмотря на мою тягу к спорту в подростковом возрасте, вскоре я поняла, что не хочу становиться профессиональной спортсменкой. Давящая окружающая обстановка и некоторые чересчур амбициозные родители – все это было определенно не для меня, кроме того, я, наверное, понимала, что не настолько сильна и талантлива в данной сфере, чтобы пройти весь этот путь. Но, имея такую маму и получив такое воспитание, я четко понимала, что мне нужен план.
   Подсознательно я пыталась определить направление движения, но у меня не было того, кто мог бы к нему подвести. Моя мама была решительным и горячим человеком, но в этом плане она казалась беспомощной. И я видела также, что власть и силу имеет тот, кто делает деньги.
   Мой отец преуспевал в финансовом отношении, поскольку был известным и весьма уважаемым хирургом-ортопедом (а также спортивным врачом футбольной и баскетбольной команды Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе) – но и ему приходилось нелегко, так как на его плечах лежало бремя ответственности за всех его детей. Наконец я пришла к совершенно определенному выводу: деньги не бесконечны, и я совершенно не хочу оказаться в таком положении, когда мне придется просить денег у мужчины (или вообще у кого-либо). Я хотела свободы, которой не было у моей матери. И деньги были именно тем средством, которое давало такую свободу, к тому же было просто здорово их иметь.
   Я помню, как моя мама (которая любила представлять себя талантливым дизайнером интерьеров) привезла домой небольшой диванчик, который, по ее мнению, идеально вписывался в наш интерьер. И вдруг мой отец заявил, что не может позволить себе такой дорогой покупки. Я понимала, как была огорчена мама и как стыдно ей было возвращать диванчик в магазин. Я просто не могла видеть ее такой униженной. Вот если бы ей не приходилось просить у мужа денег!
   В общем, уже в 15 лет у меня было непоколебимое желание обрести финансовую независимость, и тогда же мое внимание привлекла передовая статья в деловом разделе «Лос-Анджелес Таймс» с большой фотографией обаятельного Айвена Боски, известного риск-арбитражера с Уолл-стрит. Статья и фотография были напечатаны еще до того, как Боски обвинили в проведении сделок с использованием конфиденциальной информации. Меня покорили возбуждение и бурная деятельность компаний, участвующих в сделках по поглощению. Боски был титаном Уолл-стрит, который ворочал гигантскими денежными средствами, оседавшими на его счетах, в том случае если Айвен делал правильный выбор. И это даже не казалось трудным, это было по силам любому. На самом деле, даже я могла это делать.
   Приблизительно так я это понимала. Я захотела стать риск-арбитражером – ар-би-тра-же-ром. Мне нравилось, как это звучит. Я желала быть в гуще событий и зарабатывать кучу денег. Мне нравилась идея формировать собственную судьбу и контролировать свой мир. Это не было похоже на фантазии большинства девушек, которые в основном хотят стать моделями или певицами. Я нашла свое призвание. Это должно было произойти. Я была предназначена для Уолл-стрит.
   Я сообщила родителям, что собираюсь поступать только в Уортонскую школу Пенсильванского университета, поскольку это был самый надежный путь к Уолл-стрит. Если меня не примут, я вообще не пойду в колледж.
   Это был один из наиболее памятных в череде рискованных шагов, которые я предпринимала в жизни. К счастью, в Уортон меня приняли. Я помню, как отправилась в колледж с маминым, хотя и не высказанным открыто, но подразумеваемым напутствием: «Не возвращайся домой, пока не потрясешь мир».
   Забегая далеко вперед, отмечу, что многое у меня получилось лучше, чем я могла надеяться. Я усердно трудилась, мне чрезвычайно везло, но и неудачи случались не раз.
   И вот что получилось. У меня есть любимая семья – две пары разнополых близнецов (Джек и Люси, родившиеся в 1997 году, и Кэйт и Уильям, родившиеся в 2001-м), муж Лоуренс Голуб, который, на радость или на горе (а у нас хватало и того и другого), стал любовью всей моей жизни. У меня есть друзья, которых я знаю еще со школьных времен, со времени учебы в колледже и с более позднего времени, – они не только вдохновляют, но и заставляют меня смеяться, в общем, принимают меня целиком и полностью.
   И наконец, последнее, но не менее важное – карьера, которая дала мне многое из того, на что я надеялась, в плане денег, свободы, влияния и сильных эмоций, включая мое участие в шоу на CNBC «Быстрые деньги», где я представляю свое мнение о рынке и инвестировании.
   А вот чего не получилось: в течение многих лет я не ощущала себя успешной и очень беспокоилась о том, считают ли меня таковой; все это отнимало огромное количество энергии и приводило к сильному нервному напряжению.
   Я была беременной близнецами. Дважды. По какой-то причине я умудрилась заиметь две беременности, которые стали испытанием всех моих физических, ментальных и матримониальных сил. Я спотыкалась в бизнесе чаще, чем хотелось бы в этом признаться, порой ошибалась в вопросах инвестирования и руководства. Я побывала даже на пороге краха нашего бизнеса – причем мы не могли возложить вину за это на коллапс мирового рынка, а вынуждены были признавать собственные ошибки. Я страдала от чувства вины (слабого, как ни странно) из-за того, что я – работающая мама, хотя сейчас мне это удалось преодолеть. Так что у меня никогда, никогда не было ни малейшего простоя. Двигаясь вперед, я понимаю, что в будущем на моем пути встретятся новые препятствия, возможно, будут ошибки и жизненные неудачи, но я не собираюсь переживать из-за этого сейчас.
   Но вот чего я не ожидала – так это того, что достижение успеха в области инвестирования и работы на Уолл-стрит окажется применимым для обретения счастья и успеха в остальных сферах жизни. Я не ожидала, что принимаемые мной решения по управлению ценными бумагами могут быть использованы в урегулировании жизненных проблем, но именно так и оказалось.
   Учись строить свою карьеру и свою жизнь, смотри вперед, учись на своих ошибках. Я хочу, чтобы вы распознавали те ситуации, когда женщина может оказаться в неблагоприятных условиях, и хочу помочь вам избежать этих ловушек. Я не желаю терять время, жалуясь на неравенство мужчин и женщин или на трудности, которые испытывают женщины в мире, где главенствуют мужчины. Учитесь у мужчин всему, чему только возможно.
   Я хочу, чтобы вы поняли, как важно извлекать правильные уроки из провала или триумфа другого человека. Возможно, вам не придется учиться на собственных ошибках, если вы сможете учиться на моих. И честно говоря, если вы так сделаете, я буду весьма польщена.
   На этом пути необходимо сделать выбор, который повысит вероятность успеха – как в работе, так и в тонком балансе работы и всего остального.
   В действительности вы можете облегчить себе жизнь, будучи честны с собой и окружающими вас людьми. Есть способы принимать решения, которые увеличивают ваши шансы на успех. Есть реальное знание о возможных рисках – рисках, которые присутствуют всегда, так почему бы не подумать о том, как действовать в подобных случаях, вместо того чтобы избегать этих рисков или подчиняться решениям, которые приняли не вы.
   Вперед.

1. Выбирайтесь из своей колеи

   Самое большое препятствие, которое встает перед женщинами на карьерном пути, заключается в них самих. Изначально, приступая к работе, слишком многие из нас принимают решения, не учитывающие ни возможность, ни вероятность собственного преуспевания. Даже самые хорошо образованные и амбициозные из нас зачастую безо всяких оснований допускают, что в этом мире женщинам приходится гораздо тяжелее. Возможно, так оно и есть. Однако, как часто говорит моя подруга Дженет: «Играть в футбол было бы легче, если бы разрешалось использовать руки. Но нельзя».
   Я помню, как попыталась преподнести урок моему сыну Джеку, когда он, страшно расстроенный, пришел домой после проигранного футбольного матча. Он жаловался на судью, на неправомочно назначенный пенальти и т. д. и т. п. Я бесстрастно посмотрела на него и повторила этот трюизм: «Играть в футбол было бы легче, если бы разрешалось использовать руки. Но нельзя». Он столь же бесстрастно взглянул на меня и ответил: «Но мама, я ведь вратарь». Понятно, что в этом случае мой посыл был совершенно не к месту. Хотя его смысл в том, что жизнь тяжела, а стенания почти никогда не помогают.
   На пути к успеху всегда есть преграды, и, конечно, всем трудно, но мы должны преодолеть определенные убеждения и излишние препятствия, которые сами возводим на своем пути. Я понимаю, что мы не можем уравновесить или вообще стереть различия между полами. Кроме воспитания, физических возможностей и изначальных ожиданий, существует внутреннее стремление к разделению обязанностей с партнером, которое в нас запрограммированно. Если маленький ребенок заплачет посреди ночи, отец может проснуться и даже, возможно, постарается успокоить малыша, но женщина отреагирует на крик совершенно иначе, и если она кормит грудью, то у нее начнет вырабатываться молоко. Один и тот же стимул, разная реакция.
   Мой подход всегда заключался в том, чтобы сосредоточиться на реальности, а не на том, чтобы ругать неравенство. Просто путь женщины к успеху несколько иной. У женщин и так достаточно препятствий на этой стезе. Нам необходимо выбраться из традиционной колеи и пытаться просчитывать больше возможных вариантов, а не уменьшать их количество. Путем проб и ошибок я усвоила, что успех начинается, когда вы наберетесь духу и наконец попросите то, чего хотите. Конечно, при этом вы должны на уровне интуиции чувствовать то, что необходимо вашему боссу, коллегам и клиентам.
   Мы оказываем себе очень плохую услугу, создавая на собственном пути искусственные препятствия, например из-за нашего весьма запутанного отношения к понятию успеха или нежелания выделиться и добиться того, чтобы нас наконец заметили. А бывает и так, что особенно трудный старт в карьере заставляет нас остановиться в ожидании «идеальной» работы или принуждает обманывать себя и экстраполировать романтические отношения на карьеру в бесплодной надежде на то, что нас выберут. Слишком часто женщины оказываются жертвами заблуждения, которое можно сформулировать так: «Если это правильно – это случится», и мы переносим его на правильную работу, правильную квартиру или правильного партнера.
   Нам всем необходимо позволить себе выйти за пределы собственных ограничений и перестать притворяться, что у нас нет целей и мечтаний. Нам нужно развить определенную силу духа, чтобы требовать того, чего мы хотим. Мы должны делать все это, сосредоточившись только на себе, не сравнивая себя с другими, в том числе с мужчинами.

Не стоит скрывать своих амбиций

   Если вы не будете действительно желать настоящего успеха, то как вы сможете убедить остальных, что достойны его?
   Не важно, каковы наши истинные устремления – стать первой женщиной-президентом, совершить прорыв в медицине, возглавить экспедицию на Марс, или, может быть, мы ставим перед собой более реалистичные и достижимые цели, например стать начальником отдела, ректором университета, создать собственный инвестиционный фонд или открыть свое дело. Мы сами способны сделать нашу цель совершенно недосягаемой или даже не такой желанной. А ведь успех – и финансовая состоятельность, которая приходит вместе с ним, – открывает множество ранее запертых дверей. Надо помнить: успех предоставляет массу возможностей, и это самое ценное из того, что он дает.
   Поэтому я предлагаю вам…
   Действуйте так, планируйте так и организуйте себя так, словно вы можете добиться успеха, и тогда вы обязательно его добьетесь. Помните: у вас нет никаких оснований для чего-то иного.
   Со своим другом Питером я познакомилась еще в 1980-х годах в нашем доме на Аппер-Ист-сайд. И я помню, как после одного из множества совместных воскресных вечеров и вкуснейшего ужина со спагетти (которые он приготовил) я призналась Питеру, что хочу стать самой успешной женщиной на Уолл-стрит.
   Я не достигла этого уровня, но я добилась гораздо большего в сравнении с тем, чего я добилась бы, если бы у меня не было столь честолюбивых устремлений, и столь больших целей, и, самое главное столь продуманного плана. Возможно, мое тогдашнее заявление звучало несколько самоуверенно, но оно было искренним. Это желание кажется нам естественным, когда оно проявляется у артистов, учителей и спортсменов; но множество женщин открыто заявляют о том, что хотят стать самыми замечательными мамами, и нас не удивляет, когда у них это получается. Более того, мы все считаем, что такое желание благородно, правильно и даже необходимо. Почему же мы стыдимся желания стать самой лучшей в________________ (вместо пропуска впишите свою область деятельности)? Требуйте от себя большего, и вы это получите.
   Женщины, которые не позволяют себе расцвести или просто пожелать достижения успеха, в конце концов оказываются обычными лузерами. Для меня одно из наиболее необъяснимых явлений – мнение, что женщинам неприлично хотеть побеждать. Нет ничего постыдного в желании победить, как нет ничего постыдного в самой победе. Квинтэссенцией предыдущего смехотворного положения (о том, что неприлично выражать желание победы) является дешевая показуха, в которую превратились выборы мисс Америки. В финале две последние конкурсантки стоят на сцене, ожидая объявления имени победительницы и очередной владелицы короны мисс Америки (пока оставим сексуальный налет на всем этом показушном действе). Когда объявляют имя победительницы, проигравшая девушка (не важно, какие чувства она при этом испытывает) должна изображать искреннюю радость за счастливую соперницу – а это абсурд, какого вы никогда не увидите в играх на Суперкубок.
   Почему же нам не позволяют хотеть победы? Неужели такое желание кажется излишне агрессивным? Или слишком конкурентным и опасным для наших отношений с мужчинами? А может, оно чересчур опасно для нашей собственной оценки женщин?..
   Я не собираюсь искать ответ на этот вопрос, я лишь желаю разрешить себе признавать, что хочу выиграть, что хочу превзойти других. Вероятно, вы испытаете сходное чувство, если позволите себе подобное желание – по крайней мере, в некоторых сферах своей жизни. В действительности я даже начинаю беспокоиться, когда чувствую, что с возрастом становлюсь все более индифферентной к выигрышу.
   Желание побеждать прежде всего говорит о желании упорно трудиться и готовности принести определенные жертвы. Если вы занимаете должность руководителя (кафедры/департамента, баскетбольной команды или небольшого бизнеса), то разве не в ваших интересах создать самую лучшую команду из самых лучших игроков?
   И давайте на секунду будем честны относительно «победы» и «успеха». Конечно, «успех» включает в себя более высокие понятия: влиятельность, положение в обществе, значимость, хорошую работу и прекрасные отношения (с партнером). И естественно, «успех» включает в себя понятие «деньги», точнее, их «зарабатывание».
   Слишком часто мы, чтобы хоть как-то смягчить значение понятия «успех», сознательно ограничиваем его и ведем себя так, словно неприлично желать финансового успеха или, по крайней мере, говорить о нем. Но финансовое вознаграждение, которое приходит вместе с успехом, предоставляет больше возможностей, свободы и выбора, чем что-либо иное. Так что продолжайте выполнять работу, в которой вы преуспеваете и которая столь важна для вас, но не пытайтесь преуменьшить роль денег в том успехе, которого вы пытаетесь добиться.
   Когда мы молоды, наши головы забиты чепухой типа «ищите свое счастье» или «делайте то, что вы любите, и деньги придут». (Это срабатывает точно так же, как совет «Ешьте то, что вы любите, и вам понравится, как вы выглядите».)
   Если вам 45 лет и вы работаете в проекте «Спасите панд» и все еще не можете выплатить кредит за учебу, или отдохнуть в приличном месте, или хотя бы купить свой первый дом, возможно, счастье пребывает в вашем персональном списке «вымирающих особей». Если же вы, занимаясь маркетингом, можете позволить себе выписать чек Фонду защиты диких животных и между делом слетать в Китай, чтобы понаблюдать за жизнью панд, то, наверное, вы будете ощущать себя более счастливой.
   СПРОСИТЕ СЕБЯ…
   Чего вы хотите (даже если вы об этом никому не рассказываете)? Причем спросите себя совершенно откровенно, забыв о собственной гордости, не думая о том, насколько это желание выполнимо или прилично. Скажите, какую самую большую профессиональную цель вы можете себе вообразить? При этом, пожалуйста, не пытайтесь преуменьшить эту цель, даже посчитав ее чрезмерной.
    Какие женщины служат вам образцом для подражания? И главными при вашем выборе должны быть истинно женские качества. Если вам никто не приходит на ум, обратите внимание на женщин вашей семьи, дам, окружающих вас, подруг матери и даже на средства массовой информации, которые пропагандируют те качества, которые, ведя к успеху и победе, подходят именно вам.

Выделяйтесь! Пусть вас заметят!

   И все это, наверное, идет с тех пор, когда я, десятилетняя девчонка-сорванец, наблюдала, как соседские ребята играют в баскетбол, и, стоя у края площадки, надеялась, что мне предложат сыграть вместе с ними или хотя бы мой брат попросит мальчишек позвать меня в игру. Мама ни разу не подсказала мне, что можно просто подойти к мальчикам и спросить, можно ли поиграть с ними. Если бы только мне дали шанс, я знаю, я бы не подкачала. (Позднее я стала призером соревнований Pepsi Hotshot Basketball Contest в Южной Калифорнии, которые выиграла после многочисленных региональных побед. Это был мой дебют и единственное появление на великолепном «Форуме» Лос-Анджелеса.)
   Я помню, как, будучи подростком, а потом молодым специалистом, терпеть не могла заходить в магазин, чтобы уточнить график его работы, мне претило заговаривать с прохожим, чтобы спросить дорогу, более того, я никогда не могла обратиться за помощью даже к продавцу в магазине обуви. И поныне для меня почти непосильная задача отказаться от блюда в ресторане, даже если оно и отдаленно не напоминает то, что я заказывала.
   Впервые небольшой поворот для меня наметился в восьмом классе, когда я была выдвинута кандидатом на пост президента класса. Я заканчивала восьмой класс (K-8) Хоторнской средней школы. Как это ни странно, но я никогда не боялась публичных выступлений. Я подготовила, как мне казалось, неплохой речитатив, который произнесла, попытавшись предстать в образе Мухаммеда Али. На мне была полная боксерская экипировка, а свой слоган я прокричала в рифму.
   И только после того как я выиграла выборы, до меня дошло, что такое быть президентом класса. Я должна была проводить заседания ученического совета, распределять задания между учениками и, самое главное, говорить с руководством школы от имени нашего класса. А я, как вы понимаете, предпочла бы не быть адвокатом класса и тем более не хотела никого раздражать. Но мы все желали получить возможность проводить школьные танцевальные вечера и мыть машины по выходным, чтобы собрать деньги на школьную экскурсию и расширить ассортимент пончиков на школьном завтраке. По иронии судьбы наши ученики не смогли выбрать кого-то, кто был склонен просить или даже требовать большего, чем просила я. В общем, у меня была настоящая работа, и я с ней справилась.
   Прошли годы, но я до сих пор не знаю точно: нежелание выделиться – это качество присуще только женщинам или всем застенчивым людям? Но в любом случае я понимаю, что такое качество особенно опасно для женщин. Мы просто обязаны пробиваться вперед или, в крайнем случае, уметь находить способ выделиться.
   ВОЗЬМИТЕ НА ЗАМЕТКУ
   10 ОСНОВНЫХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ПУБЛИЧНОМУ ВЫСТУПЛЕНИЮ
   1. Будьте готовы, иного не дано. Я проговариваю каждую речь по меньшей мере 10 раз, даже если это просто тост в честь подруги.
   2. Постарайтесь быть краткими. И без вас сказано достаточно.
   3. Заранее ознакомьтесь с местом проведения мероприятия.
   4. У вас будет микрофон? Уточните: придется ли вам держать его, или, возможно, его закрепят на вашем платье.
   5. Помните: ваш наряд должен вам нравиться.
   6. Не пейте молоко и не употребляйте молочные продукты перед выступлением – они могут спровоцировать першение или покашливание.
   7. Будьте готовы к тому, что начнете волноваться. Более того, и не надейтесь, что не станете нервничать, даже если вы старательно придерживались первых шести пунктов.
   8. Припасите несколько домашних заготовок в качестве ответов на возможные вопросы.
   9. Если вы невысокого роста, убедитесь, что на месте вашего выступления есть какое-то возвышение.
   10. Распечатайте текст речи с двойным межстрочным интервалом и проверьте, чтобы страницы были пронумерованы.
   В течение ряда лет я много, много раз оказывалась в положении «цветка у стенки». Я всегда чувствовала себя более комфортно, стоя в сторонке и ожидая, когда на меня обратят внимание. Так, сначала я ждала приглашения на танец, потом – что меня позовут участвовать в научном проекте, позднее – что меня возьмут на работу, даже предложения руки и сердца я дожидалась, не предпринимая никаких действий. Потому что каждый раз, когда я решаюсь на какой-то активный шаг, такое положение идет явно вразрез с моим генетическим кодом, но я так часто заставляла себя это делать, что дисциплина блокировала гравитационное притяжение к стене и всегда одерживала верх над ДНК. Представьте, что вы почувствуете, если не будете действовать. Не рассчитывайте на то, что вы ощутите прилив энергии, – этого никогда не происходит.
   Мне пришлось пройти непростой путь, но в конце концов я нашла свою дорогу. И вы свою найдете.
   Подтолкнув себя, я смогла переехать в Нью-Йорк, нашла правильного парня, а в 1992 году (когда женщины этим вообще не занимались) стала соучредителем хеджевого фонда. Потом я поборола бесплодие, стала счастливой матерью двух комплектов близнецов и, наконец, нашла свое место на телевидении.

Моя первая работа

   После поступления в колледж летом я стала подрабатывать в Creative Artists Agency – самом крупном голливудском агентстве талантов. Моя сестра Венди и ее теперь уже бывший муж Марк Кантон, который считался восходящей звездой студии «Уорнер Бразерс», помогли мне получить эту работу. Под руководством загадочного Майкла Овица, тогдашнего генерального директора, агентство стало известно по всей стране и взошло на пик своего могущества. В то время я начала подумывать, чтобы пойти по стопам сестры Венди и заняться кинобизнесом.
   Несмотря на то, что загадочное обаяние Уолл-стрит притягивало меня, я была буквально очарована гламурной жизнью Венди и восхищена ее головокружительным успехом в качестве голливудского продюсера. Это было еще до того, как она получила «Оскар» за «Форрест Гамп». В то время она была молодой, не примелькавшейся и очень остроумной женщиной, которой все эти качества и уортоновское образование позволили буквально ворваться в Голливуд и взять этот мир штурмом.
   Так или иначе, но это была моя первая работа, и я в действительности совершенно не представляла, чего могу ожидать. До работы в CAA я обычно проводила лето, участвуя в теннисных турнирах или беря уроки в Андовере (школе-пансионе в Новой Англии). Честно скажу, меня возбуждало сознание того, что я буду получать почти в час. Кроме того, я горела желанием ощутить себя членом большой корпорации, пусть и развлекательного характера, и на некоторое время забыть об опыте годичного изучения основ экономики в Уортоне.
   Бизнес в академическом понимании этого слова я чувствовала на уровне интуиции. При этом мне придавала силы наивная мысль (которая свойственна лишь 19-летним), что я знаю и понимаю все.
   Я начала свой первый день среди тех, кого сразу включила в «небесную команду», то есть детей богатых и могущественных людей. Совершенно случайно в этом списке оказались только молодые женщины, мужчин же не было вовсе.
   Сразу стало ясно, что мои коллеги-стажеры не искали серьезной работы… вообще. За десятилетия до появления «Семейства Кардашьян»[1] они уже вошли в когорту «постоянных тусовщиков» и всегда появлялись на правильных вечеринках, правильных концертах, в правильных ресторанах, словно именно это было их настоящей работой. Я же в течение нескольких недель даже не подозревала, что в фирме имелся некий «клан своих», и тем более не ожидала приглашения в члены этого «клуба».
   Они все были красивыми, популярными и богатыми. А я на их фоне – небогатый и никому не известный «ботаник». Хотя мои родители великодушно позволяли мне тратить некоторые суммы, у меня никогда не было свободных средств, а уж создать вокруг себя настоящую ауру денег, в которой эти девушки существовали совершенно естественно, я даже и не мечтала. В Беверли-Хиллз, где я росла как Алиса в Стране чудес, будучи дочерью успешного ортопеда, я определенно ощущала принадлежность к среднему классу. Сейчас, по прошествии времени, я вижу, что летняя беззаботность моих ровесниц резко контрастировала с моей серьезностью, особенно в тот момент, когда я поступила на первую работу, но это лишь усилило мою зажатость. Несколько дней мы все вместе ходили на ленч, но когда нас через неделю разбросали по 22-му этажу, этого оказалось достаточно, чтобы разорвать едва зародившиеся связи. Впрочем, я собиралась быть самостоятельной, и такое положение меня вполне устраивало.
   Мое первое задание оказалось далеко не гламурным – мне было поручено составить каталог сценариев. Я довольно энергично взялась за выполнение этого весьма бессмысленного поручения и быстро, в течение нескольких дней, закончила незавершенную работу. Дама-библиотекарь сказала, что больше не нуждается в моей помощи. Я снова не проявила никакой инициативы и ждала, когда кто-нибудь придет и скажет мне, что делать. Я даже не знала, кто это будет. В какой-то момент я уселась у стойки администратора и стала читать газету. Как я могла быть настолько застенчива, с одной стороны, и так дерзко глупа – с другой? Через некоторое время ко мне подошел парень, наверное один из агентов, и заметил, что сидеть с газетой у стойки администратора – не самая хорошая идея. Я до сих пор злюсь на себя за эту колоссальную глупость, ну действительно, какой идиоткой нужно быть, чтобы несколько часов просидеть с газетой в фойе всемогущего САА!
   Я думала, что меня никто не видит, но меня заметили, и получилось, что я выделилась по совершенно неправильной причине. К счастью, вскоре, наверное потому, что никого из «крутых» девушек не оказалось поблизости, меня «усадили за стол» недавно получившего повышение молодого агента (Ричарда Ловетта, который сейчас возглавляет CAA). До этого момента он был простым агентом-новичком, у которого даже не было помощника, и это означало, что я стала его первым помощником.
   Когда тебя усаживают за стол – это хорошее предзнаменование для любого стажера. Тебе нужны мозги. Тебе нужна хорошая память. И самое главное – тебе необходимо быть внимательным, чтобы не провалиться. Я с радостью была готова возложить на себя ответственность. Я понимала, что у меня появилась отличная возможность увидеть, как на самом деле устроен бизнес, кроме того, у меня родилось чувство, что я смогу быть полезной и, возможно, выделюсь. В то же время я поняла, что мне следует начать лучше одеваться. Носите то, что поможет вам выглядеть тем, кем вы хотите быть. На самом деле опыт, полученный мной на первой работе, оказал влияние на всю мою карьеру.
   После того как меня заметили за столом молодого агента, я приобрела репутацию сметливой и амбициозной уортоновской студентки (новинка, поскольку в агентстве никогда не работали ребята из Уортона, хотя было множество учащихся USC[2], UCLA[3] и некоторых других колледжей ступенью и репутацией пониже). Собственно, меня и заметили потому, что мне удавалось хорошо предугадывать, что понадобится от меня агенту в следующий момент. Я просто задавала этот вопрос себе. Что потребуется шефу, когда закончится очередной телефонный разговор? Какой следующий шаг инициирует последний звонок? Зачастую я просто спрашивала агента, не хочет ли он, чтобы я сделала то, что, как мне представлялось, будет его следующей просьбой. Эта стратегия сработала. На любого человека произведет впечатление, если кто-то может предвидеть его следующий шаг.
   Иногда не так уж и сложно произвести впечатление. Я поняла: чтобы стать хорошим агентом, необходимо быть немного психотерапевтом, немного другом, немного директором школы, а порой немного и соучастником преступления. Я познакомилась со всеми способами обмана клиента, или, как я их называю, методом Тома Сойера – умением продать свой проект некоему покупателю только потому, что ты внушила ему мысль, что кто-то другой (кто в действительности не готов заключить сделку) хочет это сделать. Помимо того, я овладела и искусством управления собственным «я». Я никогда не слышала, чтобы агент говорил клиенту, что его последняя работа не самая лучшая.
   И поныне я больше ценю критику, чем похвалу, первую люблю за правдивость, вторую не очень жалую из-за туманности первопричин. Также я очень ценю критические отзывы продюсеров, которые позволяют понять, что какую-то работу я могла бы выполнить лучше, а на каком-то участке могла бы быть более убедительной. И поэтому комплимент «Ты выглядишь великолепно» не представляет для меня особой ценности.
   В то время я многое поняла и узнала, мне было на самом деле чертовски весело и интересно, к тому же мне посчастливилось познакомиться со многими известными людьми. И все же я прекрасно помню свое подспудное желание спрятаться, быть невидимой. Моя природа призывала меня уйти в глубокую тень, но я понимала, что такое решение было бы неверным. Я вспоминаю, как меня пригласили на премьеру «Охотников за привидениями». За всю недолгую историю моей стажировки того лета это событие оказалось крупнейшим. Народу было так много, что картину показывали одновременно в двух расположенных рядом кинотеатрах в Вествуде и на бульваре Уилшир. Один кинотеатр был забронирован для звезд и VIP-персон, а другой – для «всех остальных». Перед началом показа один из молодых агентов предложил мне перейти в VIP-кинотеатр. Я, смутившись, смогла лишь пробормотать «нет, спасибо», ощутив при этом ужасный дискомфорт. Господи, я поняла, какую глупость совершила, уже через несколько минут, но так и просидела весь показ, мучаясь от неудобства.
   Я была так зла на себя, что когда несколько дней спустя другой молодой и преуспевающий агент предложил мне посетить небольшую, спонтанно проводимую вечеринку в доме одного продюсера на пляже Малибу, я преодолела страх в очередной раз ощутить обжигающую неловкость и решила пойти. Мне было весело, но, что еще важнее, после этого уик-энда молодые агенты стали приглашать меня в разные места, видимо, думая: «Эй, давайте заодно пригласим и эту малышку». Поверьте, я не была одной из молодых горячих штучек, и приглашали меня вовсе не из этих соображений. Возможно, они хотели таким образом прогнуться перед моей сестрой и ее мужем. Возможно, они были просто добры. А возможно, существовали некие иные причины. Мне никогда не приходило в голову, что эти ребята разглядели во мне нечто, вызывающее желание помочь начинающему сотруднику и тем более позволяющее им думать, что в будущем я смогу стать влиятельным игроком и мое высокое положение принесет им определенные дивиденды. Меня никогда не посещала мысль, что однажды кто-то из них скажет: «Я знал ее, когда…»
   Может быть, я не решалась выделиться из-за опасения совершить ошибку, а может, из-за того, что кто-то подумал бы, что я с этим не справлюсь, а может, из-за боязни не вписаться? Ну что за глупость быть настолько переполненной разными «может», ведь мне следовало спрашивать: а что, если никто не заметит меня, что, если никто не запомнит мое имя и вообще не обратит на меня внимания?
   Вот самое важное, что я усвоила тем летом. Заставьте себя выделиться. Нельзя просто сидеть и ждать чувства комфорта и ощущения себя в своей тарелке, потому что они могут никогда не прийти, а вы, если не начнете пробовать, так и не сможете почувствовать уверенность в себе.
   Какой бы ни была ваша следующая карьерная (или жизненная) цель, вы можете создать впечатление, что способны на гораздо большее, чем кажется. Не позволяйте своему желанию остаться в статично-комфортабельном положении и неизменности вашего личностного психотипа, это помешает открытию новых возможностей.
   Данный постулат мне нужно было вспоминать по 100 раз на дню. Даже после того как я усвоила эти уроки в CAA, моя природная замкнутость не спешила покидать меня в Нью-Йорке, а затем и на первых местах работы. Ошибочным оправданием моего нежелания выделиться были три ложных посыла.
   1. Такое поведение неверно с точки зрения работодателя. (Неправильно, работодатель ценит тех, кто стремится сделать больше.)
   2. Это несправедливо по отношению к другим сотрудникам. (С какой стати вы должны беспокоиться о них? Они о вас не переживают.)
   3. Желание выделиться не воспринимается собственным «я» как правильное, наверное, потому что я не люблю трубить в собственный рожок. (Очень плохо, учитесь делать то, что не получается естественным образом.)
   Почему нам необходимо быть мученицами? Я не желаю этого своим дочерям, и моя мать не желала такой судьбы мне, несмотря на то, что она сама усугубляла вечное еврейское мученичество, всегда «принося в жертву» интересы своих детей ради учеников двуязычной городской школы, где она учила первоклассников чтению. Но она постоянно поощряла меня открыто высказывать собственное мнение. И еще до моего настоящего взросления неизменно подталкивала (как это делают все напористые еврейские мамы), чтобы я не боялась подать голос.
   Обдумайте способы, с помощью которых вы сможете выделиться, чтобы быть замеченной.
    Сделайте шаг от стены – метафорически и буквально. Вы не упадете. Я клянусь. Открыто высказывайтесь, проявляйте инициативу, задавайте вопросы.
    Определите, где вы можете добиться успеха, и идите туда. Поверьте, вы на самом деле обладаете особыми способностями, у вас есть талант, мировоззрение и опыт, которые вы можете привнести во все, что делаете. Безусловно, какое-то из этих качеств поможет вам стать более эффективной и намного более заинтересованной в своей работе.
    Сотрудничайте. Данный тезис понимается двояко. Буквально это может означать включение в команду софтбола или любую другую спортивную команду – в общем, принимайтесь за дело. Проявляйте инициативу и решайте новые задачи. Старайтесь, чтобы выбрали вас. Задерживайтесь на работе и не отказывайтесь от дополнительных заданий.
    Узнайте все, что можно, о компании и отрасли, в которой вы работаете. Если это знание позволит вам добавить всего одно замечание на каком-нибудь совещании или в приватном разговоре, возможно, благодаря этому нюансу кто-то заметит ваши способности.
    Предвосхищайте желания босса. Обратите внимание на то, над чем он работает, кто ему звонит и кто присылает письма по электронной почте, какие события запланированы на ближайшее время. Вы удивитесь, насколько серьезную помощь сможете оказать начальнику, если будете в курсе событий.
    Лучше оденьтесь так, словно вы собрались на прием, и ни в коем случае не серо-повседневно. Вас заметят в любом случае, но какое впечатление вы произведете: скромницы, прячущейся в углу или сексуальной красотки? Используйте свою сексуальность с умом.

Используйте вашу сексуальность

   Быть женщиной – значит иногда иметь определенные и весьма серьезные преимущества. С вашей стороны неразумно не воспользоваться такой удачей. Поймите, я вовсе не предлагаю изо всех сил пытаться затащить в постель каждого начальника. Хотя, наверное, для кого-то и такой путь может быть довольно эффективным, я же после рождения четырех детей не очень заинтересована в расширении круга людей, перед которыми готова предстать обнаженной. Впрочем, об этом меня никто и не умоляет.
   Резюмируя вышесказанное, я хочу подчеркнуть: не старайтесь скрыть свою сексуальность.
   Невозможно быть женщиной в мире бизнеса и не осознавать это. Вы помните характер Энди, одной из героинь фильма «Дьявол носит Prada» (продюсером которого была моя сестра Венди Финерман, чем я страшно горжусь)? Эта девушка стремилась выглядеть непрезентабельно. Это был ее вызов. Она хотела стать отличным журналистом, потому, наверное, ее невысказанный девиз звучал бы так: «Я очень стараюсь не обращать внимания на свой внешний вид, потому что мне неприятна сама мысль о том, что я могу придавать значение чему-то настолько второстепенному».
   А разве вы не испытываете чувства вины, когда делаете то же самое, подсознательно пытаясь скрыть свою сексуальность? Я испытывала. Я никогда не красилась, у меня даже не было губной помады. Я помню, как отправилась за ней в магазин перед самой свадьбой. Я стояла перед прилавком в Bergdorf Goodman и, попросив губную помаду, тут же призналась в своей наивности, так как не упомянула ни марку, ни цвет. И женщина-продавец довольно ехидно спросила: «А вы из Нью-Йорка, мисс?»
   В таких случаях моя мама обычно говорила: «Ведь ты же не умрешь, если наденешь симпатичное платье?» Сейчас я ее прекрасно понимаю.
   Поверьте, на собственный внешний вид стоит потратить и время, и деньги, и усилия. Один мой приятель в колледже на выпускные экзамены надел пиджак и галстук. Когда я спросила его, – зачем, он ответил: «Выгляди крутым, и ты будешь крутым». Я согласна с этим. Если ты хорошо выглядишь, то лучше себя чувствуешь, ощущаешь уверенность, становишься сообразительней, сексуальней и даже вроде бы прибавляешь в росте, при этом ты и действуешь соответственно.
   Поскольку мужчины всегда используют свои методы для налаживания деловых связей, такие как спорт, выпивка и даже посещение время от времени стрип-клуба, вы имеете полное право применять свои. Хотя я не отношусь к числу женщин, которые чувствуют себя комфортно, флиртуя с парнями, и для меня не имеет значения, хорошо это для бизнеса или нет.
   Возможно, некоторые из мужчин ненавидят гольф и пиво, да и случайные походы в стрип-клуб их не очень привлекают, но они тем не менее занимаются всем этим.
   У нас разные «инструменты», это мне весьма доходчиво объяснила одна девушка-аналитик, которая работала на меня несколько лет назад. Она обратила мужское либидо/эго в свою стратегическую силу, хотя был случай, когда подобная стратегия зашла слишком далеко: эта милая девушка умудрилась прийти на деловое совещание в самом коротком кожаном платье, которое я когда-либо видела. Я просто вынуждена была отправить ее переодеться. Кстати, у этой девушки была юбка, сшитая из мужских галстуков, это выглядело так, словно каждый галстук символизировал одержанную победу. Должна сказать, мне доставляло удовольствие наблюдать за ней. Мой аналитик использовала свою сексуальность весьма эффективно, поэтому я внимательно смотрела и извлекала уроки.
   Не бойтесь демонстрировать сексуальность и старайтесь наслаждаться этим. Флиртуйте, выставляйте себя в выгодном свете, но не придавайте всему этому слишком большого значения. Как та девушка-аналитик, я научилась проникать туда, где правят только мужчины. Это не совсем то, о чем вы подумали. Я пробиралась в те отрасли, в которых довольно редко обитают женщины. Ни в коем случае не сторонитесь сфер бизнеса, где вы будете единственной женщиной, более того, стремитесь в них попасть. Безусловно, если бы я была аналитиком, обладающим весьма скромным опытом, я обратила бы внимание на те области, которые считаются предпочтительными для женщин. То есть на розничную торговлю и средства массовой информации. Но вместо этого я решила направить свои силы в сферу финансов и промышленных корпораций.
   Отчасти причина заключалась в том, что, если вы биржевой аналитик, занимающийся Revlon или Polo, вы будете одной из многих женщин в офисе, но если вы работаете с John Deere или United Technologies, вам придется иметь дело в основном с генеральными директорами – мужчинами. И если в реальной жизни ваша оценка на шкале привлекательности 7 из 10, то в преимущественно мужском окружении она составит 11. Это даже нечестно.
   Не скрою, я люблю пофлиртовать, но предпочитаю ограничивать эту игру определенными рамками. Мне нравится знать и помнить о различиях между мужчинами и женщинами. Это занимательно. Поверьте, вы ничего не потеряете от легкого кокетства, более того, мне кажется, во всем этом есть нечто возбуждающее и привлекательное. Флирт мне представляется вполне безобидным занятием. А наличие у вас постоянного партнера делает общение с вами еще более заманчивым.
   Относительно вышеизложенного у меня есть только одно, но очень серьезное предупреждение: никогда и никоим образом не стоит флиртовать с подчиненным. Есть четкая граница, к которой я и близко не хочу подходить. Впрочем, с коллегой или, скажем, с парнем, участвующим в том же шоу на CNBC, – пожалуйста. А с гостем шоу – тем более. На CNBC я встречала довольно много знаменитых и влиятельных людей, и мне на самом деле всегда было очень интересно услышать их мнение. Иногда такая манера производит впечатление кокетства, и я этому подыгрываю. Правда заключается в том, что я – любительница поговорить. Меня точно так же интересуют влиятельные женщины, с которыми я встречаюсь, возможно, даже чаще, но это не воспринимается как кокетство, и это не есть кокетство.
   Наконец, давайте позволим нашим мужчинам хотя бы иногда быть мужчинами. У вас нет необходимости запрещать кавалерам придерживать перед вами дверь.
   Порой элементарная вежливость воспринимается как сексуальное домогательство. Я полагаю, что у каждой женщины есть внутренний ориентир, который, безусловно, подскажет ей правильные действия. Чтобы не рисковать и не раздражать феминисток, я лишь процитирую Элен Герли Браун: «Сексуальное внимание со стороны мужчин почти всегда лестно». Приятно, когда тебя замечают, приятно, когда тебя оценивают по достоинству. Не думаю, что нам надо изгонять из жизни простую учтивость.
   ВОЗЬМИТЕ НА ЗАМЕТКУ
   8 ПРАВИЛ «КАК НАЙТИ СВОЙ СТИЛЬ И ПОТРЯСАЮЩЕ ВЫГЛЯДЕТЬ»
   «Практически каждая богатая и успешная женщина, сделавшая сногсшибательную карьеру, которой, возможно, вы сейчас завидуете, начинала как настоящая нескладеха». Это снова Элен Герли Браун.
   1. Определите один фирменный, характерный только для вас элемент стиля (туфли на высоких каблуках, большие очки, короткие юбки, коротко стриженные волосы) и всегда придерживайтесь его.
   2. Покупайте в больших количествах то, что вам нравится, прежде всего вещи не от дизайнеров, но идеально сидящие на вас, как, например, футболки.
   Примечание. Я стараюсь всегда иметь в запасе одну-две новые белые футболки, поскольку они подходят ко всему. И маленькое дополнение к вышесказанному: у вас всегда должна быть по крайней мере одна традиционная белая и обязательно накрахмаленная блузка на пуговицах.
   3. Следите, чтобы у вас была хорошая стрижка, волосы должны быть всегда аккуратно уложены и окрашены (если вы это делаете).
   4. Любой ценой избегайте «простенького» – из-за этого вы будете выглядеть на десять лет старше.
   5. Если вы молоды, даже не пытайтесь выглядеть старше – используйте молодость как преимущество.
   6. Найдите один магазин или одного модельера, услугами которого вы будете пользоваться постоянно – особенно для ключевых вещей. Это избавит вас от бесконечных магазинных разочарований. Убедитесь, что вы точно знаете, какая одежда выигрышно на вас смотрится! Я искренне верю, что два часа в обществе консультанта по вопросам моды – мудрый и вполне деловой шаг. Мой стиль – это красивые туфли на каблуках, узкое облегающее платье, обязательно из самой лучшей ткани и прекрасного покроя, которое открывает ноги, но не пытается превратить в песочные часы мои почти мальчишеские формы.
   7. Дизайнер Дана Бухман получила такой совет от своей наставницы Лиз Клейборн: когда вы одеваетесь на выход, не меньше, чем своему наряду, уделяйте внимание прическе, обуви и сумочке. Многие женщины совершают большую ошибку, думая только об одежде. Красивый шарф – по желанию.
   8. Еще одна мысль, авторство которой принадлежит покойной Норе Эфрон, прекрасному писателю и режиссеру: «О, как я теперь жалею, что в свои 26 не носила бикини круглый год. Если эти строки читает кто-то из молодых, сейчас же надевайте бикини и не снимайте, пока вам не исполнится 34». (Из книги «I Feel Bad About My Neck: And Other Thoughts on Being a Woman».)

Сложности первой работы

   Первая работа является стартом для каждой успешной карьеры. Для меня она началась с вторжения в новую область деятельности и обернулась двумя годами летней занятости в САА. Обычно первая работа не слишком впечатляет, зачастую она полна разочарований, неразберихи и скуки, перемежающихся редкими моментами удовлетворения и триумфа. А порой первая работа оказывается скучной до отупения. Но все равно нужно с чего-то начинать, пусть даже вы планируете завершить карьеру в совершенно ином качестве. Кроме того, в условиях экономического кризиса, особенно после 2008 года, найти работу весьма проблематично.
   Когда в 1987 году я окончила колледж, фирмы Уолл-стрит могли позволить себе принимать на работу всех не имеющих никакого опыта выпускников колледжей со степенью бакалавра экономических наук. Несмотря на мою склонность стоять в сторонке, я понимала, что оказалась в привилегированной части команды. Мы были избранными, ну, по крайней мере, нам нравилось так думать.
   Времена изменились коренным образом, и человеку, мечтающему попасть в крупную фирму, практически в любой области очень сложно реализовать это желание. Сегодня ситуация в мире бизнеса такова, что можно считать, что вам повезло, если вы вообще нашли какую-то работу. Финансовое давление способно вынудить вас быстро принять решение и не вести длительные бесплодные поиски идеальной стартовой работы. И в наш век, когда стартапы открывают даже подростки, маловероятно, что вы начнете с должности, близкой к вершине, или хотя бы с уровня, на котором будут востребованы ваши мозги и образование. Ведь, вероятнее всего, вы можете предложить работодателю только свой ум, отношение к работе и трудовую этику.
   Нынешняя реальность может вынудить вас согласиться на любую работу, которую вам удастся получить. Это нормально. Важно, как вы будете работать. Первый рабочий опыт учит многому. Подумайте об этом в таком ракурсе…
   Первая работа – это возможность получать деньги за реальный шанс чему-то научиться. Так что учитесь всему, чему только можно.
   Если ваш босс – мизантроп, у которого одно лишь ваше присутствие вызывает недовольство, то из этого тоже можно извлечь урок – как не стоит руководить. Возможно, вы – часть команды, которая, постоянно работая сверхурочно, получает очень мало, при этом вас в любой момент могут вызвать на работу. В этом общем опыте иногда возникают товарищеские отношения, которые перерастают в дружбу на всю жизнь. Вы можете научиться общению с клиентами, даже продавая мороженое. Поэтому приобретать знания и опыт вы должны всегда.
   Учеба – это основное. Вы обязательно найдете, чему учиться, если захотите и будете искать эту возможность.
   Если вы работаете официантом, постарайтесь узнать, как на самом деле организован ресторанный бизнес. Как боссы делают деньги? За счет чего? Алкоголь? Блюдо дня? Быстрая смена столиков? Как все это работает?
   Если вы помощник руководителя по рекламе в журнале, выясните: какой самый важный отдел у вас и почему. Насколько большое влияние имеет команда менеджеров или редакторская группа все-таки добивается своего? Что касается приобретения опыта в межличностных отношениях, ничто не сравнится с работой бармена. Вы научитесь определять, кто из посетителей ищет повод начать драку, кто лишь рисуется, стараясь выставить себя в выгодном свете, а кто просто ничтожество и как всему этому противодействовать. И вы станете отличным слушателем. Помните, есть навыки, которые каждый успешный генеральный директор приобретал в течение всей карьеры.
   Некоторые из первых мест работы могут оказаться настолько примитивными, что впоследствии, безусловно, подчеркнут ваши карьерные успехи. Для многих это своего рода знак доблести и возможность сказать: «Я начинал как…»
   Поставьте себе задачу узнать как можно больше о фирме, в которой вы начали трудовой путь. Помните, в этом и заключается ваша работа. Возможно даже, что компания платит вам именно за то, чтобы вы поскорее поняли, что нужно покинуть эту фирму. В наше время никто не остается на первой работе навсегда, эта схема больше не действует.
   Не каждая имеющаяся возможность оказывается тем шансом, который вы захотите использовать, но вы удивитесь, когда узнаете, какие возможности открывает ваша работа. Мне всегда приходит на помощь умение предвосхитить следующую просьбу агента. Именно оно приучило меня просчитывать свои действия хотя бы на один шаг вперед. Способность задать себе вопрос, что может произойти в ближайшее время, чрезвычайно важна для работы в области инвестирования.
   У меня есть два особых предостережения, на которых я хочу заострить внимание читателей. Вот что я скажу дочерям, после того как им исполнится 20 и они окажутся в самом начале своей карьеры: «Не ограничивайте себя рамками, которые не подойдут 35-летней женщине, к тому же матери». Это означает, что если вы планируете создавать семью и думаете о домашнем очаге, помните о нескольких карьерных путях, которых следует избежать.
   Предостережение № 1. Знайте, что вы не можете стать инвестиционным банкиром. За исключением очень короткого периода, скажем двух-трех лет, прежде чем вы займетесь чем-то иным, например бизнес-школой. Кроме того, у вас должен быть детально разработанный план отступления. Даже если вы используете все хитрости и уроки, изложенные в главе «Сорвитесь с крючка», и сможете преуспеть и в карьере, и в жизни, эта работа будет связывать вас по рукам и ногам.
   На начальном этапе вас отмечают, и вы надеетесь получить работу в компании, которая собирается осуществить слияние или другую корпоративную сделку.
   Следующий этап: вы чуть более значимый инвестиционный сотрудник банка, вы лишь на несколько ступенек, но все же поднялись по этой лестнице каторжника. Теперь вы несете определенную ответственность, присматривая за финансистами-новичками, и помогаете им набирать положительные оценки.
   Я знаю только одну женщину, которая смогла совмещать работу финансиста (на очень высоком уровне) и матери. Одну. Но у нее был чрезвычайно практичный муж, который оставил многообещающую и сложную работу консультанта высшего уровня.
   Так почему же нет женщин, которые руководят компаниями на Уолл-стрит?
   Ответ таков. Практически в любой отрасли нет женщин, возглавляющих какие-либо серьезные фирмы. И Уолл-стрит в этом плане не отличается. Вы не можете иметь семью и руководить крупной компанией. Так что вы либо вливаетесь в когорту женщин, у которых не было и нет семьи, либо входите в группу дам, в принципе не желающих вступать в семейные отношения, или же вы принадлежите к тому немногочисленному клану женщин, которые вернулись в бизнес после успешного создания семьи.
   Предостережение № 2. Вы не можете стать корпоративным юристом. Ведь в этом случае вы не будете контролировать ваш график работы, скорее всего, вы будете на побегушках у старшего партнера, который, в свою очередь, на побегушках у клиента. Им абсолютно безразлично, что у вас есть собственные планы на выходной. Согласно неписаному правилу, корпоративные юристы должны быть готовы откликнуться на любой каприз клиента или партнера, на любые чрезвычайные обстоятельства или условия сделки.
   С какой бы работы вы ни начинали, на какую бы замечательную карьеру ни нацеливались, в 22 года вы не можете быть уверены, что точно знаете, чего захотите десять или двадцать лет спустя.
   Даже если вы мечтаете достать с неба луну, я не могу, не покривив душой, порекомендовать вам или моим дочерям стать финансистом либо корпоративным юристом. Этот путь просто несовместим с семейной жизнью. Вы же не хотите ставить себя в практически безвыходное положение. Вы можете потратить массу сил и энергии, жалуясь, что это нечестно, но здесь вы будете не особенно оригинальны. А вот что говорила об этом Глория Стайнем[4]: «Я ни разу не слышала, чтобы мужчина спрашивал совета, как совместить брак и работу».
   «Баланс» – утешительное понятие для женщин. Я могла бы процитировать научные работы по поводу неравного распределения домашних обязанностей и воспитания детей. Но это только часть истории. Даже если за ними никто не будет наблюдать, множество женщин никогда не откажутся от некоторых своих обязанностей из опасения, что окружающие перестанут их воспринимать как идеальных мамочек. Когда вы начинаете подниматься по карьерной лестнице, с каждой ступенью становится все труднее, поскольку на вашем пути возникают новые усложняющие жизнь факторы. Если же вы на этой лестнице окажетесь вместе с постоянным партнером и тем более с детьми, то верная и ясная дорога станет гораздо менее понятной и ориентироваться на ней будет намного сложнее.
   Начиная карьеру и в поворотные ее моменты обдумайте следующее…
    Достаточно ли хороша эта работа и является ли она тем местом, где я могу учиться? Смогу ли я приобрести здесь важные навыки, которые пригодятся в жизни, даже если я оставлю работу в этой отрасли?
    Есть ли на этой работе какие-то сферы, в которых я могу продемонстрировать имеющиеся у меня способности и которые мне интересны? Если я буду относиться к работе творчески, смогу ли я отыскать эти возможности?
    Что из того, что я узнаю об этой сфере деятельности, поможет мне в формировании общей картины?
    Думая на шаг или на пять шагов вперед, смогу ли я понять, к чему приду?

Открывая двери

   На самом деле секрет любого успеха кроется в усердном труде. Успех – это не линейное явление. Его могут у вас украсть, вы можете его потерять, он может застыть на какое-то время, а затем вновь продолжить развитие. Но опыт, который вы приобретаете, победы, которые вы одерживаете, остаются вашими на всю жизнь, и вы можете опираться на них на каждой ступени карьеры. Есть масса способов остаться в игре и множество уроков, которые можно из этого извлечь. Старайтесь выделиться, сделать заметными свое присутствие и свои способности, и вам удастся открыть двери для новых возможностей.

2. Найдите движущую силу

   Чтобы начать движение, вам необходим толчок. Или несколько.
   Однако есть одно обстоятельство. Никто не станет вас подталкивать. Вы действуете самостоятельно, и вам придется толкать себя самим. Кроме того, вам нужно найти людей, которые покажут, как это делать. Потом вы станете действовать все активнее и не спрашивая ни у кого разрешения.
   Я вхожу в совет Фонда Майкла Дж. Фокса, занимающегося исследованиями болезни Паркинсона. Я начала в этом участвовать десять лет назад, потому что моя свекровь Шерон Голуб сражалась с болезнью Паркинсона многие годы, но так и не смогла победить ее. Она одна из самых умных, проницательных, любознательных и добрых женщин, которых я только знаю. Но, к сожалению, болезнь и Шерон – не равные по силам противники. Помимо энергии, оптимизма и чрезвычайного обаяния, которые Майкл привносит в это дело, в его Фонде есть кое-что особенное. Если бы вы задали вопрос: «Кто отвечает за то, чтобы найти лекарство от болезни Паркинсона?» – каждый связанный с Фондом Фокса ответил бы: «Мы». Кто возложил на этих людей данную ответственность? Никто. Они сами взвалили на себя этот груз. Такой подход к делу меняет все.
   Вам необходима уверенность или, по крайней мере, сообразительность, чтобы ответить на новые вызовы и взять на себя новую ответственность. Вам требуется энергия и напористость, чтобы компенсировать недостаток знаний и опыта. Вам нужно, чтобы окружающие увидели ваш потенциал, помогли освоиться, подсказали путь к большим возможностям – даже в тот момент, когда вы полны сомнений и подумываете о том, чтобы сделать три шага назад, прежде чем снова шагнуть вперед.
   Кто несет ответственность за происходящее? Вы. Пусть этот факт станет для вас новым стимулом:
   Вы отвечаете за себя, нравится вам это или нет.
   Большинство из нас начинают примерно по такой схеме: очень стараются и хорошо учатся в школе, идут в самый лучший колледж – а дальше приходится действовать на свой страх и риск. Я четко помню один момент на старших курсах колледжа. Был конец зимы, я шла по зелени кампуса в холодный яркий солнечный день. Внезапно меня поразила мысль, которая буквально заставила меня застыть на месте. (Я не слишком впечатлительна и поэтому обычно продолжаю идти, даже когда меня осеняет.) Но в то мгновение до меня внезапно дошло: «Только я хозяйка своей судьбы».
   Невозможно заранее знать траекторию своей карьеры. Это может быть ровная, как линейка, тропинка в одной-единственной компании, или вы попадете на каменистую, усеянную разными препятствиями дорогу. И вам придется прыгать с одной работы на другую, меняя боссов и сферы деятельности, пока различные пути не сойдутся в единое целое или одно умение, а может, и одна страсть не приведет вас к настоящей работе. Но, анализируя карьеры, которые производят наибольшее впечатление, приносят максимальное удовлетворение и вознаграждение – финансовое или какое-либо еще, – я понимаю, что ощущение движения и движущей силы является почти универсальным. Новые возможности, новые вызовы и вообще перемены заставляют человека идти вперед. Движущийся объект находится в движении, а неподвижный – так и останется неподвижным.
   Никто не думает, что у вас имеются ответы на все возникающие вопросы, особенно на ранних этапах карьеры, но наверняка от вас будут ожидать, что вы сможете получить эти ответы. Однако вне зависимости от того, начинающий вы работник или опытный профессионал, нельзя рассчитывать, что ответы сами придут к вам. Если вы застопорились или находитесь в подавленном состоянии, не сидите и не ждите, когда к вам вернется поступательное движение. Вы должны заявить о своих правах на вашу карьеру, вашу жизнь, ваши решения. Только такой шаг придаст вам необходимую силу и заставит двигаться. Вам нужно найти в своей душе уверенность, нахальство (пусть даже мнимое) и честолюбие. Кроме того, вам совершенно необходимо быть откровенной с собой, в этом случае вы сможете вовремя понять, когда следует подтолкнуть себя. Если вы осознаете это, у вас будет все для того, чтобы начать действовать.

Демонстрируя уверенность

   Мы, женщины, к несчастью, не готовы излучать уверенность. Нас не воспитывают как альфа-самцов – заметьте, здесь не подходит ни первая, ни вторая часть термина: мы не доминируем, и мы не самцы. Нас учат хорошо ладить с окружающими. Мы должны полностью соответствовать поставленной задаче. Поэтому даже обладающие властью и влиянием, кажущиеся решительными, твердыми и обезоруживающе независимыми женщины говорят о своей потребности сделать так, чтобы окружающие чувствовали себя хорошо и были уверены, что их слышат. Женщины любят говорить о собственных проблемах. Но обсуждать трудности в своей жизни на рабочем месте – это ошибка. Мы должны не только казаться уверенными, но и на самом деле быть уверенными.
   Одно мужчины делают значительно лучше, чем женщины, – излучают уверенность, даже если эта уверенность не уместна или вообще отсутствует. Порой кажется, что уверенность встроена в мужскую психику. И поэтому им представляется, что они имеют право на превосходство, данное им в силу гендерного различия.
   Я сталкиваюсь с этим постоянно и в инвестиционном бизнесе, и даже на телевидении, общаясь с трейдерами и биржевыми маклерами на CNBC. Мужчины чувствуют себя комфортно, уверенно, без малейших колебаний высказывая свое мнение, даже если не знают, чем закончится дело. Никто не может предсказать, что будет на фондовой бирже завтра, однако именно мужчины – экономические обозреватели и финансовые аналитики – вещают с такой уверенностью, что вам начинает казаться, что вы полный идиот, если не соглашаетесь с их гениальным мнением.
   В хедж-фонде, которым я руковожу, Metropolitan Capital Advisors, LP, мы управляем собственными капиталами предприятий, принадлежащих частным лицам, семействам, организациям и банкам. Я просто обязана бесстрашно вести свою команду вперед, вселяя уверенность в души всех наших инвесторов. Даже не имея понятия, что произойдет на рынке завтра, я должна производить впечатление, что у меня достаточно мозгов и практического опыта, чтобы справиться с любой ситуацией. Я говорю им, что за 25 лет работы видела разные состояния рынка, который то бился в панике, то впадал в эйфорию, то захлебывался от изобилия, то погружался в депрессию, но все это лишь результат человеческих реакций, а не показатель истинной стоимости компаний и бизнес-моделей.
   От почти всех инвестиционных фондов моя фирма отличается тем, что пять из шести руководящих постов занимают женщины. Так задумано. И позвольте мне рассказать почему.
   Один мой друг руководит хеджевым фондом, и у него нет ни одной женщины-аналитика. (У меня же всегда были женщины-аналитики.) Когда я спросила его о причинах такой ситуации, он откровенно ответил мне: «Мужчины приходят с идеями и, стуча по столу, стараются доказать мне, как много денег мы можем заработать. Женщины же, приходя, говорят об опасностях и рисках, с которыми мы можем столкнуться, инвестируя в тот или иной проект. Поскольку мои возможности инвестирования несколько ограничены, я стараюсь прислушиваться к тем, кто убежден в своей правоте и абсолютно уверен в себе». И он не единственный человек, который рассуждает подобным образом.
   Я же, если кто-то входит в мой офис с готовностью стучать по столу, доказывая свою идею, прежде всего задаю вопрос: «А какова обратная сторона этого дела? Что здесь может пойти не так?» Если у моего визави нет вразумительного ответа на эти вопросы, значит, он не все смог проанализировать. Я понимаю, что человек не обдумал свое решение со всех сторон и не просчитал все риски. Он не готов показать мне конкретный сценарий инвестирования, а ведь я еще должна оценить вероятные проблемы. Помните: только представляя полную картину, можно принять верное решение.
   Конечно, подобный подход вряд ли вызовет возгласы восторга. Я намеренно стараюсь не допускать, чтобы более осторожный «женский» стиль моих сотрудников оказывал влияние на мое мнение и удерживал меня от принятия быстрого решения только потому, что служащие без достаточного энтузиазма восприняли данную идею. Я осознаю, что они, вероятно, не будут так явно выражать уверенность в своих рекомендациях.
   Иногда нам, женщинам, необходимо оставить свою зону комфорта и выйти из нее с абсолютной уверенностью в себе.
   Если вы не сторонник этой концепции и считаете, что «факты должны говорить сами за себя», «я не хочу быть обманщиком» или «терпеть не могу игры и выражать восторг моему боссу и большим начальникам», то есть кое-какая информация для размышлений. Даже лидерам нравится, когда ими руководят. Многие женщины боятся идти на явный риск. В инвестиционной сфере, если торговая позиция проваливается, а все риски были оговорены заранее, в этом можно обвинить менеджера инвестиционного портфеля (который дает добро на покупку позиции), рассуждая следующим образом: «Ведь я предупредила обо всех рисках, и все же они предпочли рискнуть».
   Чем больше денег аналитики зарабатывают для нас, тем больше власти они приобретают, распределяя капитал в соответствии со своими идеями. Но, с другой стороны, они не смогут зарабатывать для нас деньги, если мы не дадим им шанса реализовать идеи. В то же время, если мы хотим успеха, адреналина и власти, которые приходят с высокой должностью или с руководством отделом, мы не можем позволить себе роскоши не рисковать вообще. Мужчины рискуют постоянно, так почему же нам это не по силам?
   Мне нужны сотрудники, чувствующие достаточную уверенность, чтобы выразить свое несогласие, способные без колебаний, но уважительно сказать мне, в чем я ошибаюсь. Мне нравятся уверенные в себе люди. Вот почему способность отстаивать свою точку зрения – это ключ к успеху, и не имеет значения, находитесь вы в начале карьеры или являетесь новоиспеченным боссом.
   КАК ВЫРАЗИТЬ УВЕРЕННОСТЬ?
    Всегда выполняйте подготовительную работу, «домашнее задание», будь то какая-либо рекомендация, подготовка к очередному процессу или новой сделке. Подумайте о своей короткой, но выразительной речи, представьте, что вы находитесь в дискуссионном клубе и должны рассказать, почему именно ваша идея должна быть реализована. Пусть противная сторона беспокоится о том, чтобы выискать недостатки в вашей идее, не стоит делать работу за соперников. Но вам, безусловно, следует помнить о возможных рисках и быть готовой ответить на соответствующие вопросы. Только не говорите об этом сразу после приветствия.
    Представьте ваше дело максимально кратко, деликатно и в самом выгодном свете. Начните с наиболее выигрышной позиции, но в то же время будьте готовы предложить партнерам запасной вариант. Даже если будет принято решение, отличное от того, которое вы рекомендовали, ваша работа будет замечена и, как правило, оценена.
    Любой ценой избегайте фрагментарной информации – она создаст путаницу и вынудит сотрудников работать сверх сил, что в конечном итоге ослабит трудовой импульс.

Притворяйтесь с умом

   Один из самых важных моментов, касающихся собственного импульса движения, я усвоила, осознав, что порой возникают ситуации, когда вы «как будто» уже оказываетесь там, где еще только хотели бы оказаться. Иногда появляется навязчивое ощущение притворства и даже мошенничества, словно вы действительно не знаете, что делаете, и морочите клиенту голову. Секрет здесь прост: каждый деловой человек в определенный момент испытывает подобное чувство. И это нормально. То, что кажется ложью вначале, после практики обязательно обернется правдой. Будучи родителем, боссом и просто взрослым работающим человеком, вы не можете избежать того, чтобы время от времени не притворяться.
   К сожалению, ни в одной карьере нет какого-то определенного момента, когда ваша компетентность вдруг повышается сразу на порядок. Она развивается постепенно, в то время как вы понемногу набираетесь опыта, как успешного, так и неудачного. Я вспоминаю первую поездку к педиатру с Люси и Джеком, моей старшей парой близнецов, которым на тот момент было всего две недели от роду. Я заполняла анкету, где нужно было указать место рождения матери, тогда я задумалась: «Где же родилась моя мама?» А потом до меня дошло: ведь мама – это я! Так что мне следовало начать думать о себе как о чьей-то матери, независимо от того, была ли я готова к этому или нет. Уверенность часто симулируется, прежде чем она приобретается.
   Женщинам только кажется, что они притворяются, просто большинство женщин не чувствуют, что они готовы к новой роли.
   Помню, как впервые, едва оперившись, но уже будучи взрослым и работающим человеком, я набралась храбрости и с уверенностью высказала свое мнение по одному вопросу, хотя в действительности в глубине души я терзалась огромными сомнениями. После окончания колледжа это была моя первая работа. Джеффри Шварц, мой давний друг и партнер по работе, дал мне возможность поучаствовать в процессе учреждения нового фонда рискового арбитража для семьи Белцберг. Эти честолюбивые канадские финансисты намеревались делать ставки на те компании, которые, по их мнению, стоили много больше объявленной на рынке цены. И эта работа стала в буквальном смысле работой моей мечты, потому что мне поручили делать то, для чего я, как представлялось, и была предназначена. Это были ревущие 1980-е, и поглощение компаний являлось вполне обычным делом. На Уолл-стрит банкиры, юристы, биржевые маклеры и сплетники работали не покладая рук. Чем крупнее сделки, тем больше выгода.
   Белцберги знали Джеффри, который считался вундеркиндом в фонде Kellner DiLeo – одной из крупнейших фирм рискового арбитража Уолл-стрит. На сотнях сделок по поглощению компания с середины 1970-х до конца 1980-х годов получала огромные прибыли (то есть десятки миллионов долларов). Джеффри был восходящей звездой – двадцати с небольшим лет, выпускником Уортона. Принимая во внимание его успех в Kellner DiLeo, эти канадские миллиардеры в 1987 году решили дать Джеффри миллионов и назначили его руководителем своего нового инвестиционного фонда рискового арбитража. В то время это считалось очень крупным стартапом. Они хотели, чтобы Джеффри создал фирму, которая была бы сосредоточена исключительно на операциях поглощения и связанных с этими сделками ценных бумагах.
   Джеффри определенно находился в своей стихии, он был подготовлен именно для такой работы. А с другой стороны была я, только что окончившая Уортон и не знавшая почти ничего, кроме того, что я помнила из занятий по финансам, в том числе и из моих любимых факультативов: Опционы и Спекулятивные рынки, или Фин. 6, как мы называли этот дополнительный курс. Но Джеффри принял меня на работу, потому что ему требовался кто-то готовый пахать как ненормальный, выполняя всю необходимую и самую черную работу. В то же время такой «чернорабочий» должен был быть заинтересованным в изучении этой закрытой области финансового бизнеса. Ведь большинство тех, кто приходит на Уолл-стрит, пытаются начать в области торговли, корпоративных финансов или в отделах банковского инвестирования. В общем, и для него, и для меня момент оказался идеальным.
   Я начала работать на Джеффри в качестве простого трейдера, в основном осуществляя заказы по закупке и продаже, безусловно, в соответствии с указаниями Джеффри и отдела исследований, но в то же время я успешно училась новому интересному делу. На втором году работы я поняла, что умение анализировать является наиболее ценным. Аналитическая группа просчитывает, что именно может пойти не так в ходе сделки, что конкретно предусматривает договор о слиянии между покупателем и продавцом и от чего он защищает, и определяет регуляторные барьеры сделки. Не менее важно то, что аналитики пытаются установить истинную стоимость компаний. Они могут делать вполне квалифицированные прогнозы относительно тех компаний или частных фирм, которые способны выступить в качестве поглотителя данной компании. Наверное, поэтому работа аналитиков представлялась мне более ценной, чем торговая часть.
   Стало ясно, что я должна переключиться на исследование, и Джеффри как раз искал человека на эту должность. К счастью, Джеффри проявлял большой интерес к развитию моей карьеры, и мы часто вели разговоры на данную тему. В ходе одной такой беседы я сказала ему, что действительно хочу попробовать свои силы на этой работе. Я сообщила, что пришла к выводу о необходимости переключиться с торговли на исследование, и упросила его никого не брать на место аналитика. Даже озвучить подобное желание и препятствовать найму нового исследователя-аналитика было для меня проявлением чрезмерной активности, но я обязана была показать Джеффри, что он может и должен рассматривать мою кандидатуру на эту должность. Более того, я хотела убедить его, что готова перейти в область исследований. Я должна была доказать и ему, и себе, что могу изменить свое мышление и учитывать все элементы сделки, а не только техническую или математическую сторону анализа акций, которые мы желали приобрести. Несколько недель спустя после нашего разговора я продемонстрировала это изменение с помощью одной настойчивой рекомендации.
   Компания «Федерейтид Сторз», которая владела массой знаменитых розничных универмагов, получила предложение о слиянии от «Эллайд Сторз» по за акцию в январе 1988 года. Даже не обладая навыками проведения исследования, я пришла к заключению, что нам действительно необходимо иметь их акции, и вот почему.
   «Федерейтид» являлась уникальной собственностью, и интуитивно я понимала, что всегда найдется некий инвестор, ведомый своим эго (исходя из моего прошлого опыта это, как правило, мужчина), которому необходимо будет завладеть ею.
   Я даже осмелилась «постучать по столу», экспрессивно убеждая босса в том, что нам совершенно необходима доля в «Федерейтид». Не знаю, прислушался Джеффри к моему мнению из жалости, каприза или потому, что он в любом случае собирался вложить средства в эту сделку, но он все-таки купил солидный пакет акций «Федерейтид».
   И действительно, на торгах развернулась настоящая война, обусловленная тем, что в битву вступили сложносоставные эго (то есть, конечно, компании-покупатели). В итоге мистер Роберт Кампо (глава «Эллайд Сторз») выложил огромную сумму за «Федерейтид», и мы заработали миллионы. Эта самая первая рекомендация по покупке акций позволила моей псевдоуверенности обернуться настоящей уверенностью в себе, которая по истечении какого-то времени стала моим фундаментом.
   К сожалению, спад в экономике положил конец эпохе крупных сделок. Именно в то время, когда я понемногу превращалась в исследователя-аналитика, по большому счету имея в собственном активе всего одну крупную победу, машина заключения сделок на Уолл-стрит рухнула, а вместе с ней и удача семьи Белцбергов, поэтому им пришлось закрыть фонд. Итак, моя работа по исследованию всех сторон бизнеса застопорилась, и мне снова нужно было сделать решительный шаг. Я должна была убедить кого-то принять меня на работу.
   ЧТОБЫ «ПРИТВОРЯТЬСЯ С УМОМ»…
    Соберите максимум информации о потенциальном боссе. Каждый человек любит говорить о себе.
    Узнайте все, что возможно, о той отрасли, в которой вам предстоит работать. Не ждите, пока знание придет к вам само.

Подвергайте сомнению свои сомнения

   Наши карьерные пути далеко не всегда имеют линейный график. Каждый раз, когда нам необходимо изменить действительность, мы прилагаем огромное количество энергии, проявляя при этом определенную смелость. Все эти усилия требуют находчивости и изобретательности. Однако, как бы ни были сложны изменения, это лучше, чем киснуть в ожидании чуда. Можно, конечно, сидеть и жаловаться на обстоятельства, моля Господа о том, чтобы все те возможности, которые он ниспослал другим, перепали и вам, но можно и заставить себя собраться с силами. Я всегда говорю себе и своим детям: жизнь – это не соревнование в попытке прожить чью-то жизнь. Смысл в том, чтобы прожить свою.
   Представление о 30-летней службе на одном месте как о чем-то совершенном и замечательном нынче устарело, но в то время я об этом не знала. Впрочем, и сегодня немало людей считают, что карьерный путь должен быть прямым, даже если они понимают, что такая карьера скорее исключение, чем правило. Когда мне было едва за 20, я, конечно, этого не осознавала. В 25 мое будущее вообще выглядело совершенно безрадостным. В тот год я постоянно спрашивала себя: неужели моя карьера уже закончилась? Я была буквально переполнена неуверенностью в себе, и мне необходимо было собрать все свое самообладание, чтобы попытаться найти аналитическую работу в каком-то ином фонде, ориентированном на рисковый арбитраж. Ведь все это происходило, когда Уолл-стрит пребывала в состоянии головокружительного спада. Мне казалось, моя тайна, которая заключалась в том, что в действительности я не была ни аналитиком, ни исследователем, будет раскрыта после первого же собеседования.
   Получив ряд советов от друзей и коллег, я решила подкорректировать свою исследовательскую карьеру. Правда, у меня оставалось ощущение, что я пытаюсь пробоваться на роль аналитика-исследователя, которая на самом деле мне совершенно чужда.
   Мне поступило несколько предложений, некоторые из них не подходили мне, условиям других не подходила я, в одном случае я отказалась бы работать в фирме, даже если бы меня приняли, поскольку руководство хотело, чтобы я сосредоточилась на торговле. Это собеседование напоминало свидание вслепую, на котором парень, любящий собак, спрашивает девушку, нравятся ли ей собаки, а та отвечает, что у нее страшная аллергия на собачью шерсть и, кроме того, в детстве ее покусала немецкая овчарка. Я очень нервничала, поскольку на моем счете оставалось всего 00. Но в приступе финансовой гениальности я решила потратить 00 и купить антикварный рабочий стол, который действительно очень хотела (я не торговалась, поскольку терпеть не могу любые, даже самые мелкие, конфликты, и, кроме того, в то время я была настолько наивна, что не знала о возможности поторговаться). В общем, у меня осталось 00. И мне нужно было продолжать поиски.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →