Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Лейкоциты в организме человека живут 2—4 дня, а эритроциты — 3—4 месяца.

Еще   [X]

 0 

Третий аспект удовольствия. Тайна женской эякуляции (Штифтер Карл)

В книге представлены результаты многолетнего изучения феномена женской сексуальности, предпринятые известным австрийским сексологом, доктором К. Ф. Штифтером. Данное издание заполняет пробелы в знаниях о женской сексуальности. Книга написана доступным как для профессионалов, так и для всех интересующихся языком. Автору удается без излишнего усложнения и упрощения понятно излагать и научные данные, и практические рекомендации, что несомненно, делает издание интересным не только для специалистов, но для широкого круга читателей.

Год издания: 2000

Цена: 180 руб.



С книгой «Третий аспект удовольствия. Тайна женской эякуляции» также читают:

Предпросмотр книги «Третий аспект удовольствия. Тайна женской эякуляции»

Третий аспект удовольствия. Тайна женской эякуляции

   В книге представлены результаты многолетнего изучения феномена женской сексуальности, предпринятые известным австрийским сексологом, доктором К. Ф. Штифтером. Данное издание заполняет пробелы в знаниях о женской сексуальности. Книга написана доступным как для профессионалов, так и для всех интересующихся языком. Автору удается без излишнего усложнения и упрощения понятно излагать и научные данные, и практические рекомендации, что несомненно, делает издание интересным не только для специалистов, но для широкого круга читателей.


К. Штифтер Третий аспект удовольствия: Тайна женской эякуляции

   © Профессиональная терапевтическая лига, перевод, 2000
   © ПЕР СЭ, оригинал-макет, оформление, 2000

Предисловие

   Психоанализ начал своё развитие в Австрийской империи, в Вене, и в течение столетия победно шествует по всему миру, вовлекая в свою орбиту всё новые страны и континенты. Развитие психоанализа оказало значительное влияние на культуру западного мира. В частности привело к сексуальной революции. Она, в свою очередь, оказала огромное влияние на культуру западного мира в конце шестидесятых годов. В Западной Европе и Северной Америке эти изменения происходили бурно во второй половине шестидесятых годов. У нас же в стране они произошли, да и сейчас ещё происходят, медленно. Эта «ползучая сексуальная революция» ещё не вполне завершилась, но уже сейчас сильно изменила моральные представления жителей нашей страны. Особенно это касается подрастающего поколения.
   Важно отметить ту особую роль, которую занимает женщина в нашей стране. Можно уверенно сказать, что женщина является «предметом интенсивных социальных манипуляций». Начало ХХ века характеризовалось интенсивным развитием самосознания женщин. И казалось, вот-вот женщина обретёт равноправие с мужчиной. И это «равноправие» было получено после революции. Когда женщину лишили специфически женской сути. Она стала «товарищем». И могла себе позволить лишь немного больше эмоций, чем мужчина. И вместе с тем никто не освободил женщину от домашнего труда, рождения детей и заботы о них. В это же время мужчина лишился возможности зарабатывать столько, чтобы прокормить семью. Государство тщательно следило за тем, чтобы заработная плата граждан была низкой. Возможности дополнительного заработка были доступны лишь небольшому числу жителей нашей страны. А частнопредпринимательская деятельность преследовалась в качестве уголовного правонарушения. В этих условиях для сведения семьёй концов с концами женщина обязательно должна была работать. И, конечно же, необходимо было поддерживать мужчину, который в условиях, ограничивающих его активность, особенно нуждался в поддержке и помощи.
   Казалось, с началом эпохи перестройки всё изменилось. И действительно, мужчина получил новые возможности быть активным, зарабатывать и, следовательно, содержать семью. А вот женщину, с нашей точки зрения, вновь обманули. Круг обязанностей женщин в нашем обществе вновь резко расширился. Теперь женщина должна быть не только «красавицей, умницей, хорошей матерью и хозяйкой, но ещё и бизнесменом». И только тогда она может считаться полноценным членом общества.
   Классический психоанализ, придавая большое значение сексуальности, уделял малое внимание женской сексуальности, да и женщине вообще. Сегодня этот пробел заполняется, в том числе работами венского сексолога Карла Ф. Штифтера.
   Доктор Карл Ф. Штифтер родился в 1951 году. Сексологии обучался в Вене, затем в Соединённых Штатах Америки у выдающихся современных сексопатологов Мастерса и Джонсон. В настоящее время он руководит Институтом терапии психогенных сексуальных расстройств в Вене (Австрия). Доктор К. Ф. Штифтер более десяти лет изучает феномен женской сексуальности. В данной книге автор обобщает свои многолетние исследования и данные мировой литературы. Это позволяет доктору Карлу Ф. Штифтеру поделиться с читателями новейшими представлениями о женской сексуальности.
   Книга написана доступным как для профессионалов, так и для просто интересующихся, языком. Автору удаётся без излишнего усложнения, да и упрощения, понятно излагать как научные данные, так и практические рекомендации. Это, несомненно, делает издание интересным не только для профессионалов, но и для широкого круга читателей.

   Заведующий кафедрой психотерапии и медицинской психологии, с курсом сексологии Российской Медицинской Академии,
   Президент Европейской Ассоциации Психотерапии,
   профессор
   В. В. Макаров

Глава первая
Навести на след

   На первый взгляд словосочетание «женская эякуляция» звучит несколько противоречиво и несовместимо, как «будущее прошлое» или «женская простата». В конце концов, не надо быть профессором биологии для того, чтобы знать, что выброс семени происходит только у мужчин. Все же мы уже допустили целый ряд ошибок, т. е. не могли отличить истинный и фальшивый парадоксы и попали по этой причине в тупик, как мыслительный, так и языковой, хотя некоторые наши повседневные выражения доказывают, что иногда кажущееся противоречивым может стать убедительным и приемлемым. Нечто похожее мы можем обнаружить в прошлом в описании понятных каждому условий, несмотря на их формальную логическую несовместимость.
   Современная сексология, похоже, сталкивается с подобным парадоксом, а именно: результаты последних исследований подтверждают распространенное еще с древних времен, но забытое 200 лет тому назад мнение о том, что женщины во время сексуальной реакции эякулировали жидкость, которая, конечно, не является спермой, но, тем не менее, близка по своему химическому составу мужской семенной жидкости. Согласно проведенному одной из американских ученых опросу, 54 % всех интервьюированных знакомы на собственном опыте с данным феноменом. У одних женщин это встречается крайне редко, у других практически всегда, в большинстве случаев незадолго до кульминационного момента. Количество – от одной капли до объемов, при которых кровать полностью промокает. Важнейшим источником при этом выступает женская простата, железы которой впадают в мочеиспускательный канал. Ее назвали так потому, что она во многих отношениях похожа на мужскую, как биохимически, так и гистологически.
   Женскую эякуляцию в основном путают с непроизвольным мочеиспусканием, т. к. за некоторым исключением, даже врачи не могут представить, что из мочеиспускательного канала женщины может выделяться что-то иное, а не моча.
   В этой книге впервые собраны общие знания об этом полностью нормальном и довольно часто встречающемся феномене. По ходу изложения станет ясно, что речь идет о процессе, который был хорошо известен в прошлых столетиях и обсуждался в литературе и медицинской науке так же естественно, как и явление мужской эякуляции. Однако с недавних пор в сексуальной медицине стало забываться это явление, скорее даже вытесняться. Это чрезвычайно удивительно, поскольку в последние 20 лет, со времен Мастерса и Джонсон, когда каждая часть тела и каждая пусть даже маленькая пора или отверстие желез регистрировались и тщательно изучались в лаборатории во время сексуальной реакции, казалось бы, ничего важного не могло ускользнуть от наметанного глаза медиков и естествоиспытателей.
   Тем не менее, оба примера из моей сексуально-терапевтической практики, которые я в дальнейшем приведу, идут вразрез с господствующим сегодня мнением.
Два примера
   Случай 1 (Ренате, 40 лет, замужем, две взрослые дочери):
   «Впервые это случилось примерно 2 года назад. Мне долго не забыть этого. Это случилось во время полового акта с моим другом. Я лежала на нем, и вдруг он почувствовал, что что-то горячее потекло по его животу. Я знаю только, что меня разозлило то, что он тянул со своей эякуляцией, т. к. хотел, чтобы мой „выброс“ совпал с его. При этом я несколько присела. Было темно, и он подумал, что это менструация. Этого было необычайно много. Кровать была насквозь мокрая. Когда мы включили свет, то установили, что это было нечто иное. И не моча, скорее как вода. Не смейтесь, это пахло как после кошки, но запах не был неприятен. В глаза бросалось то, как радостно и виляя хвостом меня встречал пес, когда я возвращалась после любовных утех домой, выдавая тем самым меня перед мужем. Этот запах преследовал меня часами, хотя я вымылась.
   Между тем, мой друг отлично знает о том, что я скоро „дойду“. Может быть, он чувствует, как все набухает. „Давай же“, – требовал он от меня. Видно, что это ему нравится – видеть, как хорошо он все сделал. При половом сношении выброс происходит, как правило, не столь сильный, как при куннилингусе. Это происходит даже при анальном контакте. Иногда, я вспоминаю, мне было достаточно лежать рядом с ним, чтобы это произошло, без его усилий.
   В 90 % всех случаев я эякулирую. Но все должно находиться в гармонии, и если мы спорим, этого не происходит. С мужем я никогда не эякулирую. Кроме как с моим другом, я вообще не испытывала подобного выброса. Я редко занимаюсь мастурбацией. При этом выброса не происходит, а если бывает, то небольшой. Самое большое количество наблюдается в период овуляции. Тогда у меня большой сексуальный аппетит.
   Мой выброс не имеет ничего общего с оргазмом. Он, скорее, наряду с клиторальным и вагинальным оргазмом – третий вид сексуального удовольствия. Оба первых, вызванные мастурбацией и половым сношением, мне нужны только один раз, после них я больше не хочу и не могу ничего. А когда я эякулирую без достижения оргазма, не возникает чувство насыщения. Собственно говоря, я думаю, что могла бы, если бы мой друг выдержал, вечно и практически без паузы производить выбросы. Мы не желаем больше отказывать себе в этом, иначе нам будет чего-то недоставать».
   Случай 2 (Шарлота, 44 года, замужем во второй раз, взрослая дочь):
   «Первые „мокрые“ оргазмы произошли у меня после нескольких лет замужества. Тогда мне было 25 лет. У меня было чувство, как будто разрушилась дамба. С тех пор у меня это происходит примерно во время каждого второго полового сношения и почти при каждой мастурбации. Выброс через короткие промежутки всегда сопровождается оргазмом. Иногда это может повторяться подряд до 10 раз. В целом это 1/4 литра. В таких случаях матрас промокает до основания. В первый раз мой первый муж, сделав удивленные глаза, смущенно сказал, что в будущем лучше одеть водолазный костюм. Где источник жидкости, я не могу точно сказать, т. к., если быть более точным, это не правильная струя, скорее хаотичная и с шумом. Моча выглядит иначе. При длительном воздержании я с нетерпением жду выброса, больше чем оргазма. Когда выброса долго не бывает, я чувствую, что становлюсь истеричной и грубой. Со временем „нормальные“ оргазмы, как таковые, не могли меня удовлетворить. Впрочем, нельзя предсказать или повлиять на то, чтобы оргазм был сухим или фонтанообразным. Я не думаю, чтобы жидкость где-то скапливалась, т. к. после длительного сексуального воздержания, когда происходит выброс, количество жидкости не велико.»
«…последствия будут ошеломляющими»
   Несколько столетий назад некоторые ученые вообразили, что им нечего больше открывать: человеческий гений полностью сорвал завесу всех тайн этого мира. Такое бахвальство, выраженное в подобной научной недальновидности, сегодня встречается скромной улыбкой.
   История формирования теории познания и научно-философских взглядов содержит множество примеров того, что часто, полагая, что совершили большой скачок в развитии, на самом деле мы не сдвинулись с места. Как это ни парадоксально, смирение увеличивается пропорционально знанию; в точности также, как, напротив, завышенная самооценка возникает по незнанию.
   Обращаясь к сексологии, правильная самооценка складывается тогда, когда размышляешь о том, какой полной разнообразных и едва преодолимых трудностей именно эта область представлялась по сравнению с другими. То, что 60 лет назад сформулировал американец Дикинсон, даже после исследований Кинси, Мастерса и Джонсон, правомерно и сегодня:
   «Учитывая постоянное стремление человека к половому сношению, в глаза бросается примечательный факт, что наука демонстрирует свой единственный страх перед физиологией сексуальности» (206, с.16). (выделено мной – прим. автора).
   Этот «единственный страх» науки отчасти объясняет сдержанное поведение некоторых сексопатологов, что, по словам Эугена Гюрстера, «заставляет вспомнить о человеке, который полагает, что море не глубже длины шнура, который висит на отвесе». Расставание с якобы утвердившимся знанием происходит тяжело тогда, когда речь идет об областях, в которые, казалось бы, проникли настолько глубоко, что добытые знания становятся легко доступны всем. Чем неопровержимей и надежней кажется основополагающее знание, тем труднее протекают процессы его дополнения и обновления.
   Ярким примером является содержание этой книги. Несмотря на сексуальный опыт бесконечного количества женщин, ученые ХХ века не признают, за некоторым исключением, феномен женской эякуляции, представляя ее как фантазию подростка-семинариста во время мастурбации. В медицинских словарях можно найти краткое определение:
   «Эякуляция (с латинского языка переводится, как выброс). Имеется в виду эякуляция спермы. При этом происходит опустошение секрета яичек и секрета придатков, в которых содержатся сперматозоиды, наряду с этим выделение примыкаемых к половому органу желез; в целом, выделения обозначаются как эякулят» (352, с. 234).
   А в Лексиконе психологии все обозначено еще более ясно: «Эякуляция: выбрасывание спермы при мужском оргазме. Эквивалент эякуляции в период сексуальных циклов женщины в настоящее время больше не употребляется» (17, с. 457).
   Как прав оказался Кобельт, который еще в 1844 году констатировал: «Поистине! Если бы наши учебники по психологии находились в руках столь же многих женщин, как и мужчин, мы чаще встречались бы с недоверчиво улыбающимися лицами» (2, с. 11).
   Для женщин, испытавших это, лживость утверждения о том, что только мужчины могут эякулировать, очевидна. В лучшем случае они страдают, думая, что это портит имидж их тела. Поскольку их мужья тоже не знают, как понимать «мокрые» оргазмы своих партнерш, игнорирование этого факта медициной привело действительно ко многим кризисам в отношениях. Когда женщины обращаются к врачу за помощью, то часто им лечат слабый мочевой пузырь, как будто они мочатся в постель во время секса.
   Для меня, как сексопатолога, который в своей ежедневной практике постоянно сталкивается с возникающими на этой почве конфликтами, собственно говоря, уже этого было достаточно для написания книги, хотя были и дополнительные мотивы.
   Например, мнение известного уролога Лонго, который, когда узнал в 1982 году о первом лабораторно подтвержденном случае существования женской эякуляции, писал:
   «Никогда прежде такая информации не имела подобного потенциально значимого веса в области человеческой сексуальности. В случае, если данное наблюдение может быть подтверждено, то последствия будут ошеломляющими. Однажды результат неизбежно приведет к появлению новых представлений в области сексуального воспитания, сексотерапии и судебной медицины»(185, с.109). Эти размышления напомнили мне пророчество Мартина Вайсберга, профессора гинекологии и психиатрии в Филадельфии: «Я уверен, что через несколько лет какой-нибудь доцент медицинского факультета будет смеяться над тем, что вплоть до 80-х годов в медицине не был признан тот факт, что женщины действительно эякулируют» (210, с.90).
   Для меня такие прогнозы оказались очень ценными, т. к. в течение последних 10 лет я неоднократно сталкивался с вышеупомянутым феноменом и все же не мог найти сам обстоятельного объяснения ему.
   Само собой разумеется, при изучении этой проблемы я встречался и с сообщениями об эякуляции женщин, не относящимся к моей собственной терапевтической практике. Несколько примеров мне хотелось бы привести.
Полилог на конгрессе в Нью-Дели
   В 1985 г. я вел семинар по женской эякуляции на 7-м Мировом конгрессе по сексологии в Нью-Дели. Интерес слушателей, который проявился в заключительной ознакомительной беседе, глубоко потряс меня. Так австралийский коллега мужественно признался, что его жена эякулирует, и за многие годы супружества они к этому привыкли. А за чашкой чая индийский гинеколог доктор Верекар рассказал следующую историю:
   «С первым случаем женской эякуляции я столкнулся в 1976 г. Это произошло в Готи, маленькой деревушке в районе Назика. Тамошний доктор позвонил мне, чтобы попросить быть ассистентом на приеме женщины, у которой на 15 дней задерживалась менструация. В то время он был привлекательным 30-летним мужчиной спортивного телосложения. Женщина была женой бедного крестьянина. Перед процедурой ее попросили помочиться. Здесь я должен отметить, что моча женщин этого народа дурно пахнет, т. к. она очень густая. Это связано с их питанием и также с тем, что они очень мало пьют. Она устроилась на гинекологическом кресле, опустили лампу, и коллега начал протирать ее вульву тампоном, смоченным в антисептическом растворе. Неожиданно пациентка возбудилась. Чистота, белые подстилки, присутствие двух молодых врачей, которые смотрят на ее гениталии, манипулируют ее губами и проникают глубже, всего этого было более чем достаточно для нее: когда ей ввели в вагину зеркало (расширитель), она затрепетала, сегодня я это обозначаю как оргазм. Из мочеиспускательного канала произошел выброс сильной струи, которая попала на лампочку и та взорвалась. Большая часть этой жидкости находилась на рубашке у коллеги. Он обругал женщину, т. к. думал, что она ранее не помочилась. А та клялась, что полностью опорожнилась перед осмотром.
   Мне запомнились в этой истории две вещи. Во-первых: рубашка коллеги не была окрашена в желтый цвет, во-вторых, что особенно бросалось в глаза, жидкость была без запаха. Если бы это была моча, то во всей амбулатории пахло бы, как из открытого писсуара».
   Доктор Верекар поведал мне также об успешной терапии «Pollutionsstin»:
   «Одна незамужняя дама долгое время славилась тем, что кровать под ней полностью промокала. Этот конфуз случался у нее 1–2 раза в месяц. Она пробовала мочиться перед сном, меньше пить, ничто не помогало. Я только спросил ее, пахнет ли постельное белье. Ответ был отрицательным. Я протянул ей вибратор, с помощью которого она, стимулируя клитор, могла достичь эякуляции. При этом я потребовал мастурбировать 2–3 раза в месяц до выброса. С тех пор она никогда не мочилась в постель».
«Пожалуйста, с чувством, доктор»
   Явление женской эякуляции подтвердил и американец ДеХаан, который известен как самый сумасшедший сексолог мира (61, с.94). В своей практике он сам, по его словам, помогает женщине достичь оргазма, несомненно нарушая тем самым всеми признанные нормы сексотерапии. Все же, на мой взгляд, результаты его работы весьма значительны, поэтому я не хочу его игнорировать, и немного остановлюсь на них:
   В своей книге «Исполнение мечты в любви и сексе» ДеХаан сообщает, что с двадцати лет он «экспериментировал» в общем с двумястами женщин. Среди них у 10–15 % выделялась при оргазме жидкость эякулятивного типа.
   Во время одного из семинаров по повышению квалификации терапевтов ДеХаан стимулировал у одной из участниц Г-точку (пятно Грефенберга, эрогенная зона на передней стенке влагалища – прим. ред.). Женщина позже призналась, что не возбудилась, а лишь «нервничала и боялась». Все же она пережила оргазм и впервые испытала выброс. ДеХаан разъясняет: «На кровати было достаточно жидкости, чтобы быть уверенными в том, что это не моча. Жидкость была водянистой, как молоко, без запаха и не такая густая, как сперма»(62, с.59).
   Доказательства женской эякуляции во всей полноте можно найти в порнографических книгах и фильмах. Я не буду останавливаться на этом в своей книге. Читатель может сам судить о том, насколько эти документы, сообщающие о выбрасывании женщинами некой жидкости, «как будто открывают бутылку шампанского», могут быть проявлением мужской фантазии (сравни напр. 89, с.183; 157, с.79; 291, с.343).
«…окунуть свое перо в радугу»
   Наведенный на след личным опытом, сообщениями пациенток, беседами на конгрессах и первыми литературными сообщениями, я решил основательно изучить феномен женской эякуляции, убеждаясь в том, что находятся свидетельства, которые, несмотря на свой многолетний возраст, достойны внимания. Удовольствие в процессе работы в старых библиотеках и поиска во многих странах нужных мне сведений постоянно росло, почти переходя в лихорадку кладоискателя. Не каждая отдельно взятая часть текста, которую я цитирую, характеризуется ясностью и однозначностью. Ожидать подобного уже с точки зрения неточного представления физиологических процессов в прежние времена было бы нереальным. Некоторые моменты я привожу, даже несмотря на их очевидную научную необоснованность, если они особенно оригинальны, характерны или в целом важны.
   Начав с древних индийцев, по принципу более или менее определенного хронологического построения данной работы, я перейду к области этнографии и моральной теологии, и лишь затем к разъяснению современной научной точки зрения.
   Я избрал документальный способ и постарался привести оригинальные цитаты с моей интерпретацией. Для научно заинтересованных в этой связи большой интерес представляют источники литературы и таблицы. Я отказался в дальнейшем от примечаний, чтобы не нарушить последовательность описаний.
   Еще пару слов о понятиях, которые я употребляю. Хотя в женском эякуляте, конечно, не найдено сперматозоидов, я оставлю обозначение «женская эякуляция», даже если на первый взгляд оно кажется ошеломляющим, как если бы клитор называли женским пенисом, а большие половые губы – мошонкой женщины. Другие выражения, как-то «поток любви» или «река радости», звучат поэтичнее, хотя неспецифичны для этого. Новые результаты биохимических исследований оправдывают между тем принятие женской простаты за источник эякулята.
   Я хотел бы подчеркнуть, что главное намерение этой книги заключается в объяснении, что женская эякуляция – полностью нормальное явление. Хотя неправильно было бы утверждать, что с той женщиной, которая не эякулирует, что-то не в порядке в сексуальном плане. Речь не идет об установлении новых норм. В последних главах этой книги я объясню, почему некоторые женщины эякулируют, другие – нет, а третьи воспринимают происходящее более спокойно, чем остальные. Важно одно: женский выброс не должен привести к нарушению любовных отношений или к «попыткам вылечиться», которые не только бесполезны, но и могут навредить. Тем не менее, я попытаюсь следовать совету Дениса Дидерота: «Если хочешь писать о женщинах, то нужно окрасить свое перо в цвета радуги, а по строчкам разбросать пыльцу с крыльев бабочки». Наряду с намерением по возможности объективного, правдивого представления материала я пытался руководствоваться деликатностью и сознанием того, что с уходом фальшивых мифов не заканчивается прекрасное и волшебное, а только начинается.

Глава вторая
Древнеиндийские «мастера потока любви»

   Поиск древних свидетельств женской эякуляции ведет в Индию. При проведении исследования я многократно убеждался, что возраст некоторых дошедших до нас тайн из области эротики составляет от 4000 до 7000 лет. Ни в какой другой стране мира эротика тысячелетиями не соприкасалась так тесно с философией и религией. Хотя и ставшая единым целым, эта экзотичная, странная гармония для нас не лишена неясного и противоречивого. С полным правом Шмидт, один из самых компетентных востоковедов нашего столетия, характеризует Индию как противоречивую страну, в которой «человеческий дух в нерешительности колеблется между возвышенным и вульгарным, прелестным и чудовищным, прекрасным и бесформенным, меняя при этом наш ужасный аскетизм на умиротворяющие чувства». «Знойная жара индийского солнца, сказочная природа и чудесные географические данные соединяются на этом континенте и делают индийцев „настоящими виртуозами в любви“»(261, с.1).
Божественные советы
   Но не только счастливое соединение благоприятного климата и удачного географического положения их страны делает индийцев столь искусными мастерами в любви. Только когда знаешь, что Камасутра, классическое произведение искусства любви, согласно древним представлениям исходит непосредственно от Бога, соглашаешься с превосходством Индии в амурных делах. Путь, который многочисленные загадки эротики проложили к человеку, представлен в Индии следующим образом:
   «Вначале Бог создал мужчину и женщину. После в 100 000 главах изложил наставления для обоих, особенно в отношении dharma (получение религиозных заслуг), artha (получение богатства и благ) и kama (искусство любви и наслаждения)».
   Нанди изложил Камасутру в 1000 главах. Позднее она была сокращена наполовину Шветакету и в дальнейшем изложена в 150 главах Бабхравья. В сокращенном виде она была объемной и трудночитаемой, и 1500 лет назад Ватсаяна представил материал в дошедшей до нас форме.
   В одном из занимательных мест Камасутры Ватсаяна рассматривает вопрос о том, действительно ли у женщины во время коитуса ощущения схожи с мужскими. В этих размышлениях приводятся также сведения и в отношении женской эякуляции:
   «При этом случается, в зависимости от типа женщины, то, что она испытывает необыкновенное чувство утоления желания и того, что во время трения во влагалище семя приходит в движение. Блаженство излияния должно происходить, как у мужчины, в конце. Короче говоря: „Блаженство женщины двояко, вследствие удовлетворения сладострастия и выброса (семени). Это тоже двояко: движение и выброс семени. Влажным влагалище становится до приведения в движение, наслаждение, однако, приходит после взрывного выброса; в конечном счете, это значит, что женщина испытывает выброс, как и мужчины, и возбуждение ее при этом неистово“»(300, с.116).
   В последнем предложении Ватсаяна подчеркивает различие между смазкой, которая возникает только «перед приведением в движение» женского семени, и оргазменным выбрасыванием («взрывной выброс») в конце полового сношения.
   Древнеанглийское резюме этого высказывания состоит в следующем: «В конечном счете, Ватсаяна придерживается мнения, что семя женщины вытекает таким же образом, как семя мужчины» (261, стр. 271). В современном немецком издании 1971 г. сказано: «По мнению Ватсаяны, женщина получает удовольствие как мужчина» (301, с.36).
   Генитальная жидкость женщин, выброс которой происходит в конце полового сношения, обозначена в Камасутре не всегда как ее семя. Но для оплодотворения она служит в любом случае: «Некоторые говорят, что у женщины происходит выброс сока сладострастия, а не семени. Так, говорят, что, как с помощью кремния и огнива возникает огонь, так и при смешении семени и сока сладострастия возникает зародыш вследствие всестороннего воссоединения тел мужчины и женщины, их сердца зажигаются огнем любви» (300, с.108).
«Если женщина и женщина…»
   Согласно древним источникам, в 9-м и 10-м столетиях в нижней области Индии жил врач Сусрута, известный даже среди арабов. (Западные исследователи литературы сегодня считают, что он на самом деле жил в 1-м столетии н. э.). Его произведение считается значительным медицинским сочинением Древней Индии. Автор высказывает мнение, что женское семя при оплодотворении может заменить мужское. В соответствии с этим, и две женщины могли бы оплодотвориться, но плод, который возникнет в результате совокупления, будет несовершенен: «Если женщина решится на совокупление с женщиной, с обеих сторон будет происходить выброс, в результате этого возникнет бескостное существо» (300, с.108).
Придворный сексолог махараджи
   Дворец Данжоры раньше украшали 4 картины. Некоторые из них содержали истории, рассказанные брахманским мудрецом (носители титула «пандитов») Коккокой, который служил советником махараджи Вейнидатты.
   В своем творении Ratirahasya («Тайна искусства любви») Кок-кока описывает органы, которые обеспечивают возможность женской эякуляции.
   «В вульве находится похожая на пенис трубка, „качели для пути к божественной любви“. Если потревожить ее двумя пальцами, то произойдет выброс некоторого количества воды сладострастия» (162, с.78; 261, с.259).
   С выбросом «воды сладострастия» в целом связаны две части внутри женских половых органов, как следует из описания: «Вверху входа в жилище Бога любви находится похожий на нос орган, богатый жилами (венами), который называют „зонтиком Бога любви“. Недалеко расположена трубка purnacandra, наполненная соком сладострастия».
   В соответствии с современными представлениями анатомическое описание Коккоки выглядит смешно и странно. Все же можно с некоторой долей уверенности исходить из того, что под «purnacandra» подразумевался мочеиспускательный канал, а под «зонтиком Бога любви» – клитор. Не возникает сомнений и в том, что Коккока не рассматривал выброс сока сладострастия как выход мочи или как влажность влагалища вследствие сексуального возбуждения. В этой рукописи, как в Камасутре, моча никогда не отождествлялась с соком сладострастия, необходимым для оплодотворения. А слизь влагалища не «выбрасывается» потоком как из трубы. Вследствие пламенных соприкосновений клитора с пенисом и затем вследствие выбрасывания (kamasalila), они (женщины) ощущают блаженство visrsti, т. е., согласно их существу, потока. В начале этот выброс связан с неприятным чувством и дает лишь долю наслаждения, но в конце, они, как и мужчины, испытывают вследствие излияния чувство блаженства до бессознательного состояния (261, с.267).
«…еще раньше, чем у мужчины»
   Йотирисвара по прозвищу Кавизекхара был властителем Паллиянмы и другом короля Харизиха, правившего в 1324 г. Симроаном. Наряду с выполнением обязанностей правителя, он также интересовался, каким образом женщину можно быстрее мужчины привести к выбросу, чтобы она испытала страстный оргазм. Тогда, очевидно, выбрасывание и оргазм рассматривались как нечто совпадающее, и также, как у мужчины, оба понятия понимались как равнозначные. Руководство, помогающее привести партнершу к оргазму, идентично советам, как ей достичь эякуляции. В написанной Йотирисвара княжеском учебном пособии по сексологии Pancasayaka («5 стрел Бога любви») обнаруживаются следующие инструкции:
   «Если роль женщин в любви будет даже восьмикратно усилена, то женщина, напрягаясь, все же не достигнет оргазма при коитусе. Я назову краткий состав лекарств, средств для достижения оргазма женщиной, которые повышают женщинам с глазами в форме лотоса потенцию и утешают влюбленных. Женщина, в вульву которой введен тамаринд и пчелиный мед, достигает „семенного потока еще раньше“, чем мужчина! Но и ее партнер не должен забывать о смазке своего члена перед половым сношением, если хочет доставить женщине наивысшее наслаждение:
   „Если цветки jati (цветущий жасмин или мускатный орех), а также белую горчицу, manjjistha (марена) и turamgama растереть с водой, смазать пенис и посетить женщину, то выброс ее семени произойдет уже при первом прикосновении. Мужчина, который даст отстояться в turaga-воде pippali (длинный перец) и такой же части marica (перечный куст) и turaga (Physalis flexuosa), разотрет, намажет на пенис и совершит коитус, станет мастером потока любви“»(261, с.644).
   К сожалению, похоже, что такие мастера давно вымерли. По сравнению с тайнами любви древних книг справочники в области секса лишь кустарщина.
«Вода Бога любви»
   Род Лоди правил в 1450–1525 гг. Гуяратом в Западной Индии. Один из князей этого рода серьезно занимался воспитанием своего сына и приказал дворянину Кальянамалле создать для него учебник по вопросам любви. Название этого труда стало Anangaranga («Сцена Бога любви»).
   В прошлом столетии английский ученый сэр Ричард Буртон обнаружил во время путешествия по Индии экземпляр, написанный на санскрите, который он перевел в 1870–1873 гг. на английский. Было выпущено только несколько экземпляров, т. к. издательство не рискнуло тогда в открытую заговорить о сексуальных проблемах.
   И Кальянамалла был тоже хорошо знаком с женской эякуляцией.
   «Женщина, у которой в конце любовного наслаждения происходит выброс воды Бога любви, кричит и мечется, ослабевает, закрывает свои прекрасные глаза и, полностью удовлетворенная, больше ничего не может вынести» (261, с.268).
   Вряд ли автор, говоря о «воде Бога любви», имел в виду мочу, и наверняка ему известно, что влагалище обычно становится влажным не «в конце» любовного наслаждения.
   Есть иное, для анатомов несколько запутанное и все же актуальное, замечание:
   «Кроме этого в Yoni (вульва– прим. автора) есть артерия, которая называется Saspanda, которая соответствует Lingam (пенис – прим. автора) и которая приводит к выделению Kamasalila. Эта артерия находится внутри и в направлении пупка. Она находится на неровностях, которые вызывают оргазм, если их потрут» (261, с.259).
   Далее Кальянамалла пишет о причинах выброса жидкости:
   «Madama-chatra (клитор) у верхнего входа в вульву – орган, который возвышается, как столб фонтана над землей; он связан с артерией Mada-vashi (источник семени) и влияет на выброс спермы. Наконец, есть еще одна артерия, названная Purnachandra, которая является Kama-salila и которой ученые приписывают прежде всего месячные кровотечения».
   То, что Кальянамалла, говоря о Kama-salila, мог иметь в виду не влажность влагалища, которая наступает при половом возбуждении, вытекает из того, что он – в зависимости от малого или большого промежутка времени – различал 3 формы выброса жидкости:
   «Есть три формы Vissrishti, т. е. выброс Kama-salila у мужчин и женщин, в зависимости от времени:
   1. Chirasambhava-vissrishti – вид, который требует длительного времени.
   2. Madhyasambhava-vissristhi – происходит за короткий промежуток времени.
   3. Shighrasambhavavissristhi, та, которая немедленно заканчивается» (сравни 151, с.44).
   На основе этой третьей формы выброса можно прийти к выводу, что у женщин тоже возможна преждевременная эякуляция (Ejaculatio praecox).

Глава третья
«Женское семя» в античности

   Представление о «женском семени» можно обнаружить не только в древнеиндийской медицине, но и в эллинском естествознании. Их представления продержались в Европе до XVIII столетия. Алкмеон из Кротона (VI век до н. э.) был учеником Пифагора. Он первым понял, что мозг – центральный орган умственного восприятия. Согласно его представлениям, пол ребенка зависит от количества семени, которое выделяют партнеры при зачатии. «У какого родителя больший объем семян, того пол и будет» (178, с.25).
   Для Анаксагора от семенного количества зависел не пол зачатого ребенка, а его внешность. Это вытекает из реферата Кензорина, в котором написано: «А Анаксагор придерживался мнения, что дети повторяют черты лица того родителя, количество чьего семени больше» (178, с.55).
   Диоклес из Каристоса (4-й век до н. э.), автор известной древней лекарственной книги, учил тому, что недостаточное количество женского семени ведет к невозможности оплодотворения (47, стр. 185).
   Но уже у Алкмеона мы видим попытку связи качественной и количественной сторон семенной жидкости и пола ребенка. Историки, которые анализировали его тексты, приходят к выводу, что Алкмеон различает между спермой мужской, которая характеризуется вязкостью, и женской, которая является жидкой. Согласно Сферосу, последняя – «водянистая» (91, с.626).
   Как бы снисходительно не относиться к подобным суждениям, высказанным еще учениками Пифагора, все же бросается в глаза совпадение с действительной консистенцией женского эякулята.
Гиппократ: «…слабее и водянистей»
   Аналогичного мнения был Гиппократ (460–380 гг. до н. э.), древнегреческий врач, основатель клинической медицины. Он различает мужскую сперму, которую он обозначает как «сильнейшую» и определяющую мужской пол и женскую – «слабее», детерминирующую женский пол. Она не только «слабее», но и «водянистей», чем у мужчины. Более сильная мужская сперма выглядит несколько «вязкой» (184, VII, стр. 26). У обоих полов присутствуют два вида спермы, но они одновременно каждым партнером не активизируются, а либо только одна, либо другая (178, с.82).
   Гиппократ поясняет это следующим образом: «Это как будто смесь из жира и воска, в которой больше жира, расплавили на огне: преобладающая часть не видна до тех пор, пока смесь жидкая, но когда она начинает остывать, то преимущество жира становится заметным» (184, VII, с.11).
   То же самое происходит с мужским и женским семенем. «При сравнении со становящимися видимыми процессами можно заключить, что и мужчина, и женщина имеют как мужское, так и женское определяющее семя».
   Гиппократа интересовали не только общие вопросы биологии оплодотворения, но также сексуальные реакции. «У женщины может происходить выброс (семени) либо в матку – матка становится при этом влажной, – либо наружу, если матка открыта больше обычного.
   (Женский пол) испытывает перед началом полового сношения все время чувство удовольствия, до тех пор пока мужчина не эякулирует тоже (семя). Если женщина во время сношения сильно возбуждена, то выброс ее (семени) происходит скорее, чем у мужчины, и в остальное время она не испытывает больше такого удовольствия» (152, XVI, гл. 4, с.22). Данная формулировка позволяет предположить, что Гиппократ имел в виду следующее: женщина настолько сильно возбуждена, что она достигает оргазма быстрее мужчины и при этом «эякулирует». В то время как смазка происходит постепенно, понятие «эякуляция» означает как внезапное наступление оргазма, возможно, раньше, чем у мужчины, так и выброс наружу («из тела»).
   Если женщина не так сильно возбуждена, то, разъясняет нам Гиппократ, «ее чувство удовлетворения наступает одновременно с мужчиной. При этом происходит то же самое, как если на кипяток выливают ледяную воду и слышно, как она прекращает бурлить. Также эякулированное семя мужчины гасит жар в матке и вызывает чувство удовлетворения женщины» (152, XVI, с.31).
   По Гиппократу, оплодотворение происходит следующим образом: «После того, как у женщины было сношение, у обоих вытекает семя, если она не хочет принять его в себя. Но если она хочет его принять, то семя не вытекает, а остается в матке. Приняв его, матка закрывается и удерживает его в себе; при этом матка вследствие влажности затягивается быстро, и семена мужчины и женщины смешиваются» (152, XVI, гл. 5, с.23). Представление, которое в то время имели о консистенции этой смеси женского и мужского семени, содержится в рассказе Гиппократа, который одновременно дает обзор своей практической врачебной деятельности:
   «Я сам видел семя, которое оставалось в женщине 6 дней, а затем произошел его выброс. Как я увидел 6-дневное семя, хочу рассказать. У одной женщины из круга моих знакомых, большой искусницы, было много мужчин. Ей нельзя было беременеть, чтобы не потерять честь. Она, однако, слышала, что многие женщины считают, что если женщина беременеет, то семя не вытекает, а остается внутри. После того, как она это услышала, она все время обращала на это внимание. Когда она заметила, что семя не вытекло, она сказала об этом своей хозяйке, и молва дошла до меня. Когда я это услышал, то приказал ее ударить себя в прыжке по задней части (пятками). Она прыгнула уже 7 раз, как семя вытекло на пол с шумом. Она была удивлена этим» (152, XVI, с.31).
   Парменид был представителем более динамичного учения. (540–470 гг. до н. э.). Он считал борьбу мужской и женской сперм закономерной: «Женщина и мужчина спорят друг с другом, и кто из них победит, того образ и воплотится» (178, с.47).
   Аналогичное объяснение обнаруживается еще и в Средневековье. Так, например, Конрад фон Мегенберг (1350) объясняет рождение близнецов борьбой сперм (237, с.487). И Парацельс Теофраст фон Гогенгейм (1493–1541) использует такой же принцип, объясняя, как получаются гермафродиты: «Причина в том, что семена равны, ни одна часть не превосходит по качеству». (237, с.316). Парацельс, впрочем, интересовался в то время вопросами зачатия и провел вместе с Аматусом незадолго до своей смерти в Зальцбурге еще один эксперимент, который можно считать первой попыткой зачать ребенка в пробирке. Веннете писал: «Они собрали в сосуд с длинным горлышком семя мужчины и месячную кровь женщины, затем повесили на печь, чтобы проследить за тем, как происходит все в женском теле, когда та собирается стать матерью» (303, с.23).
   Но вернемся в античность. По Эмпедоклу (495–435 гг. до н. э.), составные части будущего зародыша содержатся раздельно в мужском и женском семени. Половое сношение есть проявление стремления этих частей к воссоединению (98, IV, с.616).
   Согласно Гиппону, мужской или женский пол возникает в зависимости от того, вязкое, сильное или водянистое и более слабое семя (178, с.27). К уже известным характеристикам источника эякулята вязкий – водянистый присоединяется еще одна пара сильный-слабый.
   Согласно Гиппону, в отличие от Алкмеона, названные состояния присущи только мужскому эякуляту, т. к. он признает дееспособным только семя мужчин. А у женщин оно не способствует оплодотворению, т. к. «выброс происходит вне половых органов» (178, с.28).
   Но и у Гиппона женщина не совершенно безучастна в зачатии. Ее участие заключается в формировании плоти новорожденного, в то время как развитие костной системы является исключительно мужским предназначением.
   В дальнейшем последователи Пифагора усматривают в мужском семени «каплю мозга», наделенную «горячим дуновением», в то время как из семени женщины выделяются сок, жидкость и кровь, которые ведут к формированию частей плоти, нервной и костной систем и в целом тела.
   «С внешней точки зрения, – говорит Пифагор (570–476 гг. до н. э.), – семя – нечто телесное. Нетелесной является внутренняя сила, которая сродни живому разуму» (86, с.23). С учетом этого выделяется половой дуализм, по которому мужскому эякуляту в процессе зачатия принадлежит нематериальное воздействие, материальную же сторону все-таки поставляет женщина (178, с.29).
Герофил: «…в мочевой пузырь и наружу»
   Феномен выбрасывающегося «наружу» женского семени, который кажется особенно интересным в отношении женской эякуляции, наиболее отчетливо обнаруживается у Герофила из Халкедона (прим. 300 до н. э.). Он был основателем Александрийской школы. Его большая заслуга заключается в том, что он одним из первых описал яичники. Он называет их «женское яичко».
   «К матке по бокам от обеих частей прирастают яички, которые не во многом отличаются от мужских. Яички у женщин, однако, находятся на обоих плечах матки…» (178, с.162).
   Герофил также описывает «семенные протоки» («parastatai adenoeideis»), «которые простираются от яичников, по обеим сторонам матки до мочевого пузыря и впадают в него» (167, с.44).
   Хотя он допускает ошибку при описании анатомии процесса, можно предположить, что он имел в виду те трубы, которые, собственно говоря, впадают в матку. В таком случае нетрудно догадаться, что его представления о женской эякуляции были связаны с мочеиспускательным каналом. Именно этот феномен привел его к грубейшей ошибке относительно труб. Предположение о том, что женское семя выбрасывается через «семенные протоки» мочевого пузыря в мочеиспускательный канал, явилось причиной долговечности теории, продержавшейся до Галена, будто женское семя не участвует в зачатии, хотя половые железы были уже в то время открыты. (Если уж что-нибудь такое выливается, то наверняка недейственное и бесполезное).
   Соранос (II век) из Эфеса, величайший гинеколог древности, перенял почти без изменений учение Герофила:
   «Семенной канал к матке идет из обоих яичек, простирается по сторонам до мочевого пузыря. Отсюда полагают, что женское семя не способствует зачатию, потому что выброс происходит наружу» (132, пар. 12).
   Труды двух ученых, Аристотеля и Галена, нужно рассмотреть особенно подробно. Их объединяет не только большой объем работ, но и то, что их идеи и познания оказывали влияние на научное мышление вплоть до Нового времени. Кроме того, оба считали возможной женскую эякуляцию.
Аристотель: «Количество далеко превосходит мужское»
   Этот универсальный ученый и мыслитель родился в 384 г. до н. э. в македонской Стагире. После смерти своего отца Никомахоса он отправился в 18-летнем возрасте в Афины. Там он познакомился с Платоном и в течение 20 лет оставался сначала его учеником, затем стал учителем в его академии. Он стал настолько известен знаниями и образованностью, что царь Филипп II назначил его воспитателем своего сына Александра Македонского, ставшего впоследствии Великим. Аристотель умер в 322 г. до н. э. в своем имении в Халкисе.
   Уже в начале своей научной карьеры он занимался вопросами оплодотворения. В своих естественнонаучных наблюдениях, а также в сексуальных вопросах он был более точен, чем другие греческие ученые до него. Так, к примеру, он горячился:
   «Геродот был не прав, когда утверждал, что семенная жидкость у негров черная, как будто, раз они черные, то все у них должно быть черного цвета. И это говорит он, несмотря на их белые зубы! Объяснение тому, что семя белое, заложено в том, что оно представляет пену, пена же тем светлее, чем меньше ее части, тем меньше заметны отдельные пузырьки. Это видно на примере смешивания и встряхивания воды и масла» (10, с.85).
   Самая древняя рукопись Аристотеля носит название «О бесплодии людей». Некоторые ученые считают эту работу подделкой, т. к. она, особенно в той главе, которая касается женского семени, отличается в самых важных моментах от его более позднего труда «О зачатии существ». Я все же считаю, что именно в этом различии заключено доказательство правдивости, т. к. автор подделки постарался бы идти в ногу с представлениями признанных ученых. Похоже, надо исходить из того, что с возрастом Аристотель поменял свои взгляды (10, с.27).
   Итак, на вопрос о том, есть ли женское семя, он отвечает противоречиво, при этом, однако, он не сомневается в том, что женщина «эякулирует». Сначала обратимся к его первому произведению.
   Вначале Аристотель пытается доказать, что вклад женщины в оплодотворение равносилен мужскому:
   «У женщин иногда происходит выброс во сне, и после того они просыпаются слабыми, как будто с ними рядом был мужчина. Если у них во сне происходит такой выброс, то, следовательно, и в иных случаях такое возможно. Отсюда вытекает, что для оплодотворения необходим выброс обоих полов» (10, с.465). Здесь можно возразить, что под выбросом он имеет в виду только влажность влагалища при сексуальном возбуждении, но это не так, т. к. одна лишь смазка, как правило, не ведет к оргазму. При этом в другом месте он говорит о том, что для зачатия необходим одновременный семенной выброс:
   «Итак, у женщины не будет детей, если мужчина виноват в бесплодии или если оба способны к зачатию, но не подходят друг другу, потому, что семенной выброс происходит у них не одновременно или различен. Тогда остается очевидным только следующее объяснение. Если действительно женщина участвует в зачатии, тогда нужно совпадение моментов. В случае, если мужчина достигает быстрее цели, а женщина вот-вот – у женщин это происходит медленнее – то это является препятствием к зачатию» (10, с.460)… «Часто женщины не замечают, как беременеют, т. к. не думали, что могут забеременеть, потому что они не чувствовали своего выброса. Несмотря на это, выброс семени у них произошел и они забеременели, т. к. произошло слияние мужского и женского начала» (10, с.462).
   Констатация того, что часто женщины могут даже не замечать своего выброса, подтверждает предположение, что Аристотель не имел в виду смазку. По-видимому, дочери Афродиты, несмотря на то, что выбросы происходили не у всех, были при половом сношении «мокрыми». Напротив, более невероятным является тот факт, что мокрая вагина во время секса у них была «особенно часто».
   Во взглядах Аристотеля обнаруживается ошеломляющая параллель с древнеиндийским Сусрутой – как и последний, Аристотель в молодости был так убежден во внутренней силе женского семени, что даже верил в возможность «зачатия девушкой»: «Почему же женщины не должны беременеть сами собой, если их матка все же впитывает смесь с мужским семенем? Почему она не может впитать свое собственное несмешанное семя с той частью, которая попадает наружу? Но есть женщины, которые ходят по этой причине беременными несколько лет» (10, с.466).
   При половом сношении, согласно Аристотелю, происходит следующее:
   «Женщина выбрасывает семя в преддверие маточного зева, в который также выбрасывает семя и мужчина, если он присутствует. Оттуда она вытягивает его при помощи воздуха, как это обычно делают ртом или носом. В матке есть стержень, подобный мужскому пенису, только внутри тела, через который происходят выделения с помощью маленького отверстия вверху мочеиспускательного канала. При желании этот орган изменяется, имеет другие свойства. Из этого стержня и происходит выброс (женского семени). Но и у стержня есть маленький узкий канал, ведущий наружу, такого размера как воздушная яма и, кроме того, объемный, хорошо проходимый доступ к преддверию матки, как к носу, куда доступ воздуха намного больше, чем ко рту и к зеву. У женщин также проход к преддверию матки намного больше и объемнее, чем наружное отверстие» (14, с.168). С анатомической точки зрения это звучит ошеломляюще. Под стержнем, у которого есть вверху мочеиспускательного канала маленькое наружное отверстие, через которое происходит эякуляция, мог иметься в виду клитор, «это место обладает иными свойствами в момент страстного желания», чем в невозбужденном состоянии.
   Представление о том, что у клитора, как и у пениса, есть отверстие или полость, мы встречаем еще в индийской Anangaranga. В той рукописи его сравнили с руслом источника, который связан с источником семени. Как мы позже увидим, в XYII столетии голландский анатом Кбилти был убежден в том, что на верхушке клитора есть отверстие.
   В своей более поздней книге «О зачатии существ» Аристотель заметно изменяет свои юношеские взгляды на женское семя. Между тем, он, как и прежде, часто упоминает о выбрасываемом генитальном секрете, но мужскому семени он видит соответствие не в этом «эякуляте», а в менструальных кровотечениях:
   «То, что месячные у женщины значат то же самое, что и семя мужчин, с этим все ясно. То, что мы правы, доказывают физиологические процессы. А именно, в том же возрасте, в котором начинает формироваться мужское семя, начинаются менструации, изменяется голос и начинают округляться формы груди. У одних с возрастом угасает способность к зачатию, у других прекращаются месячные (15, с.56). Для Аристотеля месячные (katamenios – месячный – греч.) только в функциональном плане способствуют зачатию женщины по аналогии с мужским семенем. Несмотря на такое соответствие, в аристотелевском представлении менструации являются генетически только начальной стадией спермы. Чтобы объяснить морфологическое различие этих обеих функциональных жидкостей, он исходит из понятия пищеварения („Kochung“). Под этим понятием он охватывает схему „питание – кровь – сперма“. Энергия для этого процесса происходит от врожденной теплоты живых существ. Как и Эмпедокл, он приписывает мужчине большую теплоту, чем женщине (15, с.16). В то время как у мужчины вследствие его более душевной конституции возникает возможность переварить питательные вещества до состояния, требуемого для семени, женщина вследствие ее большей холодности лишена способности завершить этот процесс. Он доводится у нее только до предшествующей ступени – крови, „поэтому женщина – это своего рода неспособный к зачатию мужчина. Быть женщиной подразумевает определенную долю слабости, т. к. она не в состоянии выработать семя из продуктов питания“»(15, с.59)
   Бывшая руководительница известного Венского института истории медицины Эрна Лески в своей конкурсной работе на замещение должности преподавателя в высшем учебном заведении в 1950 г., которая признана классической работой о науках зачатия и наследственности в античности, отметила, что Аристотель опроверг своими утверждениями все существующие прежде гипотезы о женском семени и доказал, «что все они (без исключения) относятся только к случайным и обусловленным конституцией состояниям секреции женского генитального секрета» (178, с.132).
   Однако, что касается количества, то представляемая Аристотелем секреция отнюдь не незначительна:
   «Если некоторые полагают, что и женщина во время совокупления выделяет семя, то потому, что некоторые при этом чувствуют такую же негу, как и мужчины, и к тому же выделяют сок. Но по своей природе он не похож на семя, а является у каждой только локальным проявлением, выделением матки, которое есть у одних и отсутствует у других. В целом он обнаруживается у белокожих и женственных женщин, не у темных и мужеподобных. У тех женщин, у которых есть этот феномен, количество при выбросе не соответствует мужскому, а далеко превосходит его» (11, 99).
   В этом тексте есть по меньшей мере два момента о женской эякуляции: отмечается, «что у кого-то она есть, у кого-то нет» (именно это различие между существованием и полным отсутствием не соответствует смазке), и в одном, и во втором – высказывание о том, что выбрасываемое количество «далеко превосходит» по количеству мужской эякулят, становится более четким.
Гален: «Излиться во время наивысшего наслаждения»
   Гален, родившийся в 129 г. в греческом Пергамоне и умерший в 199 г. в Риме, вывел античную медицину на ее вершину. После него долгие столетия эта наука не развивалась. Его тезисы служили до 16 в. непререкаемой и не критикуемой догмой. Доходило до того, что первые анатомы, обнаруживая данные, противоречащие Галену, полагали, что правоту своих открытий можно доказать только гипотезой, что со времен Галена изменилось строение человеческого тела (167, с.45). То, что Гален в своих эмбриологических работах De usu partium corporis humani («О назначении частей человеческого тела») и De semine («О семени») представляет теоретически, противоречит знаниям всех существовавших тогда школ. Сам он при представлении своей гипотезы исходит из того, что вследствие анатомических особенностей матки количества мужского семени недостаточно для зачатия. По этой причине природа создала по необходимости женское семя. Это женское семя, источником которого являются яичники, по своей характеристике не является таким полным, как мужское. Обусловлено это тем, что у женщин меньший объем половых желез и, согласно учению античности, более холодной природой женщин. Поэтому у их семени отсутствует возможность зачать в одиночку. Итак, оба семени должны дополнять друг друга, причем каждое выполняет свое собственное предназначение: мужское семя, как считал и Аристотель, несет в себе принцип движения, задача же женского – питание. Основное условие для оплодотворения – одновременное объединение обоих секретов.
   Наряду с субстанцией зачатия Гален выделяет дополнительно вид простатической жидкости или «секрет семенных пузырьков», которая при сексуальном возбуждении выбрасывается таким образом, что речь без сомнения идет о женской эякуляции:
   «Кроме того, жидкость, которая возникает в железоподобных тельцах (семенные пузырьки с или без простаты – прим. автора), выбрасывается в мочевой канал. Затем она с помощью мужчин поступает с семенем в вагину, у женщин она выбрасывается либо наружу, либо в женские половые органы. Ее преимущество у обоих полов, как мужчин, так и женщин, заложено в том, что она возбуждает страстное желание, потому что приносит при коитусе чувство наслаждения и делает влажным мочевой канал…По-видимому, семя, которое содержится в (семенном) яичке женщины, и жидкость, которая находится в железоподобных тельцах мужчин, между собой очень похожи… По этой причине, я полагаю, нет сомнений в том, чтобы называть каналы, которые отходят от этих телец, – семенные сосуды; Герофил называл их железоподобные „простаты“ (parastatai adenoeideis – прим. автора).
   Поскольку женщина холоднее мужчины, жидкость в ее „простате“ (parastatis glandulosis) не готова и слишком жидкая, так что она не способна к зачатию живых существ. При этом, когда она выполняет свое предназначение, она выбрасывается, как правило, наружу, в то время как другая жидкость, мужская, попадает в матку. То, что женская жидкость не только побуждает к коитусу, но и дает наслаждение и делает при выбросе проход влажным, свидетельствует из следующего:
   Она вытекает из женщины и проливается на половые органы мужчины, когда они испытывают во время полового сношения наивысшее наслаждение» (103, с.14, гл. 12, с.189).
   О простате Гален никогда не говорил как об отдельном органе. Похоже, он не знал о ней. Поскольку семенные пузырьки плотно прилегают к верхнему краю простаты и тесно связаны с ней связующими сосудами, возможно, что Гален обозначал их «железоподобные тельца», т. к. он не мог отличить их друг друга. Если бы он вскрывал человеческие трупы, то заметил бы различие между простатой и семенными пузырьками. Однако у животных труднее найти границу между простатой и началом семенных пузырьков. Гален вскрывал больше жвачных животных, чем обезьян, которые были дороже. У жвачных имеются только железоподобные семенные пузырьки, но не простата. Плотоядные животные, напротив, обходятся полностью без семенных пузырьков, но они у них есть, как у обезьян – кольцеобразная простата (138, с.426). В некоторых переводах Галена стоит вместо понятия «простата» понятие «Parastatas» (99, с.645,… 54; ср. также 97, с.129; 105, с.195,… 91; 69, с. 418; 180, с. 1325).
   В некоторых изданиях Галена отсутствуют моменты, явно посвященные женской эякуляции, например в переводе на английский язык (1968): «у женщин, однако, выброс происходит как наружу, так и в женские половые органы» (99, с.644). А в латинской версии Николо Реджо (222), а также в издании «Хельмрайх» (99, с.645,… 56) весь последний абзац вышеприведенной цитаты дан в скобках из-за подозрения в ошибке.
   Но вернемся к Галену. Одно предложение также соответствует результатам современных эмбриологических гистологических исследований: «Все части, которые есть у мужчин, можно наблюдать на женских гениталиях, только с той разницей, что женские части органов расположены внутри, а мужские извне, что обозначается как Perineum (промежность)» (178, с.184).

Глава четвертая
Мудрец с Востока

   Со времени завоевания Александрии калифом Омаром I в 640 г. началось не только овладение миром арабами, но и бурное распространение медицины. Передача знаний и опыта происходила как устно, так и в переводах греческих авторов на сирийский и потом на арабский языки, в основном, в организованных в Азии христианскими несторианами школах в Эдессе, Низибисе и Гондизапуре. Многие учебные заведения были основаны благосклонными к просвещению арабами и хорошо оборудованы.
   Человеком, бывшим на стыке тысячелетий, бесспорно, известной личностью, был родившийся неподалеку от Бухары Ибн Сина (980-1037 гг.). В Европе он был больше известен под именем Авиценна. Он олицетворяет идеал универсально образованного ученого. Этот разносторонний человек оставил, несмотря на свое непостоянство и страсть к приключениям, колоссальные научные труды, в которых представлены практически все области науки, известные в то время.
   Он не только много писал, но был мастером словесности. Как необыкновенно умел Ибн Сина обыгрывать слова, свидетельствуют, например, его заметки по поводу происхождения сексуального чувства: «Эрекция и заполнение воздухом должны исходить от сердца, оргазм от ума и спинного мозга, а либидо от печени. Все же, что касается меня, должно исходить от сердца» (244, с.51)
   В отношении анатомии взгляды Ибн-Сины во многом совпадают со взглядами Галена. Изучение его рукописей важно, т. к. оно знакомит, в первую очередь через призму Средневековья, с античными источниками медицины. Изучение его работ свидетельствует о том, что спустя тысячелетие некоторые из открытий Галена были забыты. С другой стороны, из работ Ибн Сины следует, что он, если и не может считаться анатомом, не был все же очень сильно зависим от Галена. В некоторых отрывках он полемизирует с ним и выдвигает собственные тезисы.
«… потому, что она привыкла к большему»
   Его основная работа по медицине называется Al-Qanun fi t-tibb («Путеводная нить медицины»). Благодаря большому объему и непререкаемой логичности эта книга смогла на благо медиков вытеснить на Востоке учебник Kamil Al-Magusis. На Ближнем Востоке Quanin в латинской версии Герхарда Кремоны была распространена с XIII по XYII вв. как масштабное учебное пособие и руководство по медицине под названием Canon medicinae (311, с.19).
   В Quanin можно найти следующее о женской эякуляции:
   «Частой причиной является незначительный размер пениса (для бесплодия – прим. автора), т. к. женщина при этом не испытывает удовольствия, поскольку он является полной противоположностью того, чего требует ее естество, поэтому она не эякулирует; а когда она не эякулирует, то нет и детей» (140, с.550)
   Особенно я хотел бы указать на то, что вместо нашего понятия «эякуляция» Ибн Сина использует выражение «inzal», причем для обоих полов (311, с.126).
   К дальнейшим предпосылкам зачатия Ибн Сина переходит в своей работе Hayawan. Речь идет о зоологическом разделе одной объемной научной энциклопедии под названием Kitab as-Sifa («Лечебная книга»), которая ориентируется на написанную в последнем дохристианском веке Андроникосом фон Родосом книгу под названием Corpus Aristotelicum. Он выдвигает тезисы, которые известны нам еще по Древней Индии:
   «Зачатие происходит только тогда, когда встречаются два семени: мужское и женское. Если оба момента эякуляции не совпадают во временном плане, то зачатия не происходит. Поэтому есть мужчины, от которых одни женщины могут забеременеть, а другие нет, т. к. не совпадают моменты выброса ее (женского) семени и его выброса. Женщины медленнее достигают оргазма, чем мужчины. Поэтому мужчины, которые медленнее достигают оргазма, более способны к зачатию» (139, с.186).
   В другом месте он идет дальше выброса и пытается объяснить, какую еще пользу можно из этого извлечь:
   «Согласно первому учителю (Аристотелю- прим. автора) женщина выбрасывает свое семя наружу через отверстие под мочеиспускательным каналом (по Аристотелю- над! – прим. автора). И он доказывает свою правоту, основываясь на высказываниях женщин. Это происходит для того, чтобы маточный зев (вульва), когда чувствует прилив или выброс своего собственного семени, одновременно начал впитывать семя мужчины» (139, с.389).
   В другом месте он отмечает, и это ошеломляет, что обозначение «семя» предназначено только для той жидкости, которая выделяется из мочеиспускательного канала мужчин и содействует зачатию (311, с.126). Для большей точности он добавляет:
   «То, что с непреодолимым желанием и чувством удовлетворения из нее вытекает при „вожделении“, не семя, а „al-madi“»(139, с.397).
   Ибн Сина различает секрет «al-madi», который он рассматривает, очевидно, как смазку ранее упомянутого «семени», который, если быть более точным, должен обозначаться так у способных к зачатию мужчин, и как «inzal» выступает в виде эякуляции.
   У мужчины, согласно Ибн Сине, этот al-madi имеет в пенисе, наряду с каналами для мочи и семенем, свой собственный третий выводной проток. Соотечественник Ибн Сины Ибн Манзур понимает под этим понятием «…„клейкую жидкость, которая выделяется из пениса при игре с женщиной“ (311, с.128). Очевидно, здесь имеется в виду стекловидный секрет желез Купера, который становится видимым у отверстия мочеиспускательного канала во время сексуального возбуждения. Al-madi не имеет ничего общего с эякуляцией. Согласно современным интерпретаторам, этот секрет означает в зависимости от пола либо простатическую жидкость, либо называется „местный секрет“»(311, с.128).
Выбрасывается вниз или вверх?
   Феномен женской эякуляции сегодня практически не известен в научных кругах, поэтому при переводах и интерпретации текстов и учебных пособий не принимается во внимание. Это приводит во многих случаях к ошибочным заключениям.
   Вайссер, например, в ее грандиозной историко-медицинской работе об учении арабского Средневековья относительно зачатия ничего не оставалось, кроме холодного расчета и мышления, чтобы описать феномен «женская эякуляция», о котором она никогда не слышала, но все же хочет его объяснить другим; это напоминает выступление на головокружительной трапеции. Она пишет:
   «Во время сексуального акта у женщины, как и мужчины, происходит выброс семени из семенных желез в матку, который во время извержения приносит органам чувство наслаждения, но как эякуляцию (арабский inzal) этот процесс нельзя обозначать. Арабский термин обозначает, согласно своей этимологии, „выталкивать“ или „выбрасывать наружу“, в то время как женщина, согласно анатомии, на основе топографии ее „семенных сосудов“ выбрасывает сперму, наоборот, в матку, наверх» (311, с.125).
   Она сама все же признает, что этот аргумент «очень проблематичен». «Впрочем, – утверждает она в дальнейшем, – Ибн Сина в другом месте, как и Аристотель, говорит в пользу концепции об эякуляции обоих полов, на самом деле речь идет об оргазме, который испытывают оба пола» (311, с.126).

Глава пятая
Плавный переход к новому времени

   Этиус Амидский, родом из Месопотамии, был в VI веке признанным советником и учителем при дворе Юсти ниана I. Основываясь на трудах Сораноса, он занимал ся вопросами помощи при родах и гинекологией, а также проблемами плодовитости и стерильности. Так, например, он рекомендует следующий тест для определения способности женщины родить: «Женщину нужно уложить в удобное положение и поджечь под ней смолу, так чтобы дым вошел в нее через влагалище. Если запах дыма почувствуется изо рта, то она забеременеет, если нет, то нет» (309, с.9).
«…проверить, проходит ли сперма»
   Если тесты такого рода в течение долгого времени дают негативный результат, то он предлагает предпринять следующие меры: «Если женщина вследствие густоты соков не может забеременеть, необходимо глубоко исследовать этот сок. Если он относится к тем, которые сильно густы, нужно освободить женщину от этого, давая ей сыворотку, 5 стаканов один за другим» (309, с.46).
   Кроме того, по его мнению, необходимо обязательно проверить, «проходит ли сперма из-за судорожного выделения соков» (309, с.46).
   По-видимому, Этиус при этом намекает на женскую эякуляцию, по крайней мере, сходство, в лучшем случае аналогия, если вообще не полное совпадение, с его гипотезой просто ошеломляющее, о чем будет еще рассказано ниже. Жане уже в XX веке считал эту гипотезу объяснением женского бесплодия. Наименование процесса выделения «судорожным» напоминает, кроме прочего, «любовные судороги», как иногда называют оргазм. Это также вызывает ассоциации с оргазменными выделениями.
   Вопрос, какой из обоих полов получает большее удовольствие в сексе, сильно интересовавший уже древних греков, занимал людей и в XII веке. Гуиллуме де Кончес пытался перепроверить утверждение пророка Тиресиаса из Тхебен.
   Согласно греческому сказанию, он был превращен в женщину за то, что наблюдал за змеями во время спаривания. Из-за этого он должен был долгие годы служить куртизанкой, прежде чем получит назад свое мужское обличье. Однажды Гера упрекала Зевса в неверности, на что божественный супруг ответил, что у нее нет никаких оснований, т. к., будучи женщиной, она получает гораздо большее удовольствие. Но Гера возразила ему, сказав, что каждому известно, что мужчина получает большее удовольствие. Чтобы разрешить спор, боги призвали опытного смертного Тиресиаса в судьи. Он объяснил им, что, если бы можно было разложить удовольствие от полового акта на 10 частей, то девять из них принадлежали бы женщине. Разгневанная Гера ослепила его, но Зевс наградил, сделав величайшим пророком всех времен. Гуиллауме де Кончес представляет умеренную точку зрения. Но и он убежден, что слабый пол при коитусе испытывает наслаждение вдвое сильнее, в смысле – интенсивнее. Он обосновывает это следующим образом:
   «Вагина по природе своей холодна, сперматозоиды же, напротив, теплы. Тепло (мужских) сперматозоидов смешивается с холодом вагины. Из этого смешения тепла и холода и возникает мягкое тепло, приносящее женщине максимальное удовольствие. Распутные женщины не испытывают большого наслаждения при половом акте, потому что вагина у них из-за большого желания постоянно теплая. Кроме этого женщина может получить и другое удовольствие, а именно из-за выделения своего собственного семени. Мужчины же, напротив, не испытывают при коитусе никакого удовольствия, кроме как при семяизвержении. Поэтому Тиресиас утверждает, что женщины имеют гораздо больше возможностей для удовлетворения своих желаний, в то время как мужчины только одну. Поэтому-то женщина стремится к коитусу гораздо сильнее мужчины, чтобы как выделить свое семя, так и получить мужское» (176, с.172).
   Альберт Магнус (1200–1280 гг.), один из разностороннейших ученых XIII века, был убежден, что женские выделения представляют собой источник облегчения и удовлетворения. Он был учителем Фомы Аквинского и, кроме того, работал в Парижском университете и был епископом в Регенсбурге. В 1231 г. он принял церковный сан и стал церковным учителем. Среди прочего он учил, например, следующему: «из-за ночных поллюций никто не теряет девственность, ибо воля и решимость к страсти не всегда связаны с желанием коитуса. То же касается семяизвержения днем: некоторые испытывают удовлетворение и выделение жидкости уже при виде мужчины; даже если они испытывают это непреднамеренно и не хотят грешить. Такие не считаются испорченными, ибо испытывают они это непреднамеренно и не из желания своего. Но, тем не менее, нужно советовать им вести себя сдержанно при виде мужчин и беседах с ними» (7, с.164).
   Валескус Тарантский являлся одним из лучших преподавателей медицинской школы в Монпелье. В 1418 г. он завершил работу над «Филониумом», объемной работой, охватывающей всю медицину. В этой работе он также рассматривает мужские и женские выделения. Чтобы диагностировать бесплодие, он предлагает вылить сперму обоих партнеров в воду. Сперма бесплодного партнера при этом всплывет (167, с.98).
«…брызгает дальше, чем у мужчин»
   Итальянский врач Бенедетти завершил в 1497 г. свой труд Historia corporis humani («История человеческого тела»), в котором однозначно выражает свое мнение о феномене женской эякуляции. В главе «De mensibus» он описывает не только менструацию, но и все остальные генитальные выделения. Вообще-то, многие врачи понимали ранее под словом «menstrua» не только регулярные кровотечения, но и женское семя, которое часто именовалось «чистой долей» (129, с.11)
   Из данного раздела я хотел бы процитировать особенно важные отрывки:
   «Эти потоки. возникают из двух отверстий вблизи чресла, около окончания мочеиспускательного канала: из этой части женских половых органов при коитусе выделяется семя, не связанное с оплодотворением, преимущественно с таким давлением, что оно брызгает даже дальше, чем обычно у мужчин. Оно полностью отличается от того, которое связано с оплодотворением и появляется в матке. (31). Очевидно, под „двумя отверстиями“ Бенедетти подразумевает выводы не бартолиниевых желез, а выводы желез Скене, поскольку именно они располагаются вблизи лобковой кости, около окончания мочеиспускательного канала.
   Вряд ли возможно найти более убедительное и однозначное письменное подтверждение, доказывающее, что о женской эякуляции человечеству было известно уже более пятисот лет назад.
„…с резкостью и порывистостью“
   Райолан младший также писал об эякуляции женщин, которая, согласно его наблюдениям – сходство с Альбертусом Магнусом – может проявляться при одном только виде мужчин:
   „У похотливых, которые уже рожали и имеют большое влагалище, оно (женское семя – прим. автора) с резкостью и порывистостью вырывается даже за пределы утробы. Многие женщины невольно испытывают желание: например, при виде или разговоре с хорошо выглядящими или любимыми мужчинами у них происходит выброс семени в виде эякуляции“ (semen suum effundunt cum ejaculatione) (267, с.3).
   В своем труде Schola Anatomica Райолан младший посвящает женской простате отдельную главу („De prostatas mulierum“). Она гласит: „„Простата“ отличается от мужской только размерами. Она находится около вагины и приносит пользу мужчинам, т. к. содержит жидкость, усиливающую желание и возбуждающую при коитусе. Она возникает у женщин, которых интенсивно ласкают при коитусе. Те, которые полностью отдаются любви, чувствуют, как выброс происходит, как из пениса“ (249, с.290).
   Герофил и Гален обозначали в свое время связанные с яичниками „похожие на железы семявыводящие каналы“ женской простатой. Выяснить, что же на самом деле понимал под этим Райолан, невозможно. Хотя не следует исключать возможность что он – еще за шестьдесят лет до Де Граафа – имел в виду парауретальные железы; но мне кажется более вероятным, что он описал бартолиниевы железы. В пользу этого утверждения свидетельствует не только расположение „около вагины“, но и то, что он описал консистенцию жидкости, выделяемой ими, как „похожую на оливковое масло“.
   Однозначного определения местоположения выводов желез нет и у голландского медика Спигеля, который в 1632 году установил следующий факт: „при раздвинутых ногах становятся видны два отверстия, из которых исходит изрядное количество водянистой жидкости, которая смачивает мужской орган при близости“ (278/VIII, с.331). Кроме этого, приводимый объем выделений (достаточный для обволакивания органов партнера), а также „водянистость“ выделений дают мне серьезные основания полагать, что речь идет не о явлении „смазки“, а именно о „потоке страсти“ женщины.
   Практически, многие женщины описывают ощущение, которое они испытывают незадолго до эякуляции, как обычное. Аналогичное наблюдение приводил врач Кастро, практиковавший с 1594 по 1627 год в Гамбурге. Как следует из ниже приведенной цитаты, он был убежден, что для зачатия необходимо совместное семяизвержение партнеров.
   „Но если женщина замечает, что вследствие удовольствия от чувственных ласк вскоре произойдет выброс ее собственного семени, она должна сказать об этом мужчине, чтобы он, если возможно, в необходимый момент тоже эякулировал свое семя и из их слияния возник зародыш и в конечном итоге возник плод“ (53, с.118).
Эякулирующий клитор
   Самыми оригинальными по сегодняшним меркам указаниями на женскую эякуляцию являются сделанные физиологом Линденом. и анатомом Даймербреком, имевшими хорошую репутацию уже в свое время. Оба приписывают женщине наличие не только схожего с пенисом, но и способного эякулировать члена, в котором оба автора не видели вообще никаких отличий от мужского.
   Первый писал в вышедшей в 1653 году книге Medicina physiologica:
   „Hoc proprie Clitoris est. Hunic in summo apponitur glandi virili aemulum capitulum, foramine pertusum… Qam incredibiliter augeri necessum est, si per eam, semen suum effundat mulieres“ (183, с.320)
   „Это и есть настоящий клитор. В верхней его части находится головка, схожая с головкой мужского полового члена, имеющая отверстие. Для того чтобы женщина могла выбросить через него свое семя, она должна невероятно сильно увеличиться“.
   Более подробно изложил свое видение данной проблемы в 1687 г. его коллега Даймербрек в Opera omnia anatomica et medica: „Очевидно, что часть (женского семени – прим. автора) проходит через матку и выделяется через клитор. (…) Величайшее удовольствие, которое женщина может испытать при коитусе, возникает не от протекания собственного семени через уретру, а от трения клитора и спермы, которая, протекая через этот орган, вызывает самое сильное удовольствие“ (71, с.193). Согласно Даймербреку, женское семя находит два пути стока: одна часть выходит наружу через клитор, другая через матку и влагалище (которое в то время рассматривалось как составная часть уретры). При этом, по мнению Даймербрека, клиторальное выделение приносит гораздо большее удовольствие. Чем сильнее эякуляция, тем больше удовольствие. Это касается и беременных. Поскольку уретро-вагинальное выделение у них затруднено наличием плода, они избавляются от семени преимущественно через клитор. Поэтому-то, продолжает Даймербрек, беременные женщины совокупляются с гораздо большим удовольствием, чем небеременные, испытывая подчас гораздо большее удовольствие преимущественно в первые месяцы беременности, о чем мне добровольно рассказывали сдержанные и уважаемые матери; удержаться от коитуса со своим мужем им было гораздо труднее, чем в другое время. Причина этого, как мне кажется, находится в том, что сперма не попадает в уретру, а большая ее часть течет к клитору и вызывает тем самым максимальное удовольствие и удовлетворение».
   Таким образом, Даймербрек, с одной стороны, еще верит в то, что женское семя необходимо для продолжения рода, с другой же стороны, он отмечает, что эта жидкость выливается через клитор «наружу» (дословно «за дверь»). Дилемму, возникающую из этого, он пытается решить следующим образом: «Зачатие невозможно, если женское семя не смешивается в матке с мужским. Поскольку первое вряд ли может попасть в матку через клитор, прежде всего, потому что она обращена наружу и выделяет семя также наружу, а также потому, что семя, исходящее из клитора, может с большим трудом попасть в матку, т. к. вагина перекрывается пенисом во время коитуса, очень важно и необходимо, чтобы семя попадало в матку также (…) через другие каналы» (71, с.192).
   Согласно наблюдениям Даймербрека, существуют женщины, у которых выделение «соков любви» настолько сильно, что осознанный контроль над ним вряд ли возможен. «У похотливых и особо возбудимых женщин выброс семени наружу может вызываться даже лишь поглаживанием клитора рукой, как у мужчин поглаживание члена». (71, с.194). Об одном таком случае он рассказывает: «Недавно одна дама не из низкого сословия жаловалась мне, что в свои молодые годы, когда она чувствовала волнение, вызванное чувственным желанием, она часто поглаживала эту часть тела пальцем и достигала таким образом удовольствие, связанное с выделением семени. Со временем это привело к большому неудобству, так что она в конечном итоге – как не стыдно это звучит – просто сидя на подушках или в обычных брюках, или же поглаживая себя каким-нибудь другим образом, выбрасывала свое семя, даже против своей воли. При всем своем желании она не могла избежать этого, и поэтому ей не оставалось ничего другого, как обратиться ко мне за помощью» (71, с.129).
   Указания на убеждение анатомов в том, что на кончике клитора имеется отверстие, через которое могла бы происходить эякуляция, встречаются уже в первой половине XYIII века. Так, например, Хиеронимус Вельх рассказывал об одном случае из уретральной эротики: «невероятная история из уст одного уважаемого медика, который знал вдову, имевшую уже три брака и 11 детей от них. На ее клиторе было довольно большое отверстие, и выход мочеиспускательного канала был столь длинный и большой, что допускал проведение полового акта, причем это не приносило никакого вреда мочевому пузырю и не причиняло неудобств при мочеиспускании: эта распутная сестра также рассказывала, что не помнит, была ли она вообще когда-нибудь девственницей, и имела половые контакты на этом месте даже чаще, чем на обычном. В свои детские годы она постоянно поглаживала это место, что из-за постоянного возбуждения привело к увеличению размеров и в итоге к тому, что она могла удовлетворять свое желание сначала с мальчиками своего возраста, потом с взрослыми мужчинами» (286, с.16)
   Французский анатом Дионис еще в 1706 году знал, что в клиторе нет никакого отверстия, но из следующего текста тем не менее очевидно, что ему довольно сложно освободиться от этого устоявшегося мнения. Так, он писал, что клитор состоит из тех же составляющих, что и мужской орган: «Его окончание схоже с головкой мужского члена, за тем исключением, что он не имеет отверстия, хотя там можно увидеть некое подобие небольшого канала» (74, с.264).
   Его современники не приписывали клитору наличие именно отверстия, но намеки на воображаемое сходство клитора и пениса можно найти в многочисленных медицинских документах XVIII века. Так, например, Халлер писал в 1780 году, обобщая все знания своих современников:
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →