Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Китай – крупнейший мировой поставщик Библий: одна лишь типография в Наньдзине производит миллион экземпляров в месяц.

Еще   [X]

 0 

Судьба (Филлипс Карли)

Нэш Баррон – убежденный холостяк, и бывать на чужих свадьбах ему не по вкусу, но бракосочетание родного брата, несомненно, требует его присутствия. Вот там-то и привлекает его внимание красавица Келли Мосс.

Год издания: 2013

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Судьба» также читают:

Предпросмотр книги «Судьба»

Судьба

   Нэш Баррон – убежденный холостяк, и бывать на чужих свадьбах ему не по вкусу, но бракосочетание родного брата, несомненно, требует его присутствия. Вот там-то и привлекает его внимание красавица Келли Мосс.
   Нэш влюбляется – и мечтает о взаимности. Однако ему волей-неволей приходится держаться на известном расстоянии от Келли: их роман по определению не имеет будущего – слишком уж они разные.
   Но Баррон не знает, что чудесная девушка разделяет его чувства, – и лишь неразгаданная тайна заставляет Келли скрывать свою любовь…


Карли Филлипс Судьба

   Carly Phillips
   DESTINY

   Печатается с разрешения автора и литературных агентств InkWell Management и Synopsis.

   © Karen Drogin, 2012
   © Перевод. Н. В. Панина, 2012
   © Издание на русском языке AST Publishers, 2015
* * *

Глава 1

   Два брата жениха, включая самого Нэша, держались на расстоянии друг от друга, и с девочкой, которая несла цветы, своей недавно объявившейся сестрой по матери, Тесс, они были знакомы только шесть недель. Отец невесты был в тюрьме, поэтому к жениху ее вел пышно разодетый друг-дизайнер, а мать невесты полдня стакан за стаканом пила вино и горевала по поводу потери своего любимого дома, который теперь стал местом проведения свадьбы. Этот заметный дом на холме в их родном городке Серендипити, штат Нью-Йорк, теперь принадлежал жениху, брату Нэша, Итану.
   Комичность ситуации, наверное, единственное, что в этот день доставило удовольствие Нэшу, да еще, пожалуй, присутствие Келли Мосс, которая потягивала шампанское на противоположной стороне сочной лужайки за домом.
   Тесс приходилась Нэшу сестрой только по одному из родителей, а именно по отцу, у которого случился роман с матерью Тесс. Келли, сестра Тесс только по материнской линии, была женщиной сексуальной и то разочаровывала его, то интриговала, то возбуждала. Сложность его чувств можно обобщить все в одном предложении: Келли Мосс – прекрасная женщина и они не состоят в кровном родстве.
   Только это еще не повод испытывать к ней страсть. Отношения просто знакомых казались самым безопасным вариантом, но вместе с тем за время, прошедшее с момента их появления в Серендипити, Нэш не смог добиться успеха ни в отношениях с Келли, ни в отношениях с Тесс. Он понятия не имел, как наладить контакт с четырнадцатилетней сестрой, которая, похоже, просто игнорировала его.
   Что касается Келли, то поначалу Нэш списывал свое разочарование в ней на тот факт, что она еще в августе бесцеремонно оставила Тесс, сестру, о которой братья Баррон ничего не знали, на пороге дома Итана. Она потребовала, чтобы он стал опекуном девочки, над которой Келли потеряла контроль. Нэш вынужден был признать, что старший брат за короткое время изменил непокорного подростка. Но у него все равно оставались вопросы к приемам Келли. Поэтому когда она переехала жить в их город, он был по понятным причинам насторожен и увлечен одновременно. И с тех пор мысли о ней не давали ему покоя.
   Нэш повернулся, и его взгляд упал на Итана, на брата, которому, с тех пор как он десять лет назад бросил своих братьев, похоже, улыбнулась удача. Он выбрал превосходный день для свадьбы. Хотя уже начался октябрь, температура внезапно поднялась до двадцати одного градуса по Цельсию, что позволило ему устроить свадьбу на открытом воздухе. Итан стоял, обняв свою жену Фейт, и разговаривал с младшим братом Диром. Даже он простил Итана за прошлое.
   Нэш не мог заставить себя быть таким снисходительным.
   – Так быстро уходишь? – прозвучал знакомый женский голос.
   – Торжества закончены. – Нэш обернулся и увидел женщину, которая всего несколько мгновений назад занимала его мысли.
   Келли стояла буквально у него за спиной. Распущенные волосы мягкими волнами рассыпались по плечам. Нэш почувствовал, как его окутал теплом манящий лимонный запах ее духов.
   Нэш ценил свое личное пространство. А Келли нарушила его границы. И все же по какой-то неизвестной ему причине он не испытал своего обычного желания найти более безопасное место.
   – Но музыканты еще играют, – подчеркнула она.
   – Никто не заметит, что я ушел.
   Он подумал, что его уход скорее снимет некую напряженность, вызванную его же присутствием.
   – Я замечу. – Келли посмотрела на него проницательными карими глазами.
   Эти умные, шоколадного цвета глаза, казалось, умели видеть сквозь равнодушие, которым Нэш отгораживался от мира. Он считал, что довел до совершенства этот прием еще в позднем подростковом возрасте, когда его жизнь оказалась перевернутой вверх дном из-за смерти родителей, следом за которой его и их младшего брата Дира очень скоро бросил Итан.
   – Почему тебя это волнует? – спросил Нэш, хотя понимал, что умнее было уйти.
   Она сексуально пожала оголенными плечами, привлекая его внимание к своей нежной коже.
   – Потому что ты, кажется, чувствуешь себя здесь не к месту, как и я. – Келли немного помолчала. – Если только ты не чужой человек в этом городе и для этой семьи.
   Не к месту. Вот так одним словом она подытожила его жизнь в последнее время. Как ей удалось разгадать то, что сделать никому не удавалось?
   – Мне необходимо уйти, – ответил Нэш, мгновенно почувствовав неловкость.
   – Тебе необходимо расслабиться, – возразила она и положила ему руку на плечо. – Давай потанцуем. – Келли игриво потянула его за галстук.
   Нэш посмотрел туда, где возле танцевальной площадки собралась вся семья.
   – Мне, правда, не хочется устраивать весь этот спектакль.
   – Тогда не будем. – Келли подхватила его под руку и повела к дальней стене дома под старую плакучую иву.
   Нэш все еще слышал звуки медленной мелодии, но он больше не видел танцевальную площадку, а те, кто находился там, не видели их. Келли еще крепче сжала его руку, и он понял, что лучше все взять в свои руки, иначе она поведет его в танце. Одной рукой Нэш обхватил ее талию, другой сжал ее руку и стал двигаться в такт страстным звукам музыки.
   Легкий ветерок шевелил длинные ветви дерева. Келли вздрогнула и еще теснее прижалась к нему, явно желая согреться.
   – Холодно? – хрипло спросил Нэш, и его рука скользнула вверх по открытой спине Келли. Он чувствовал тепло ее тела и обворожительный запах духов.
   – Уже нет.
   Нэш заглянул ей в глаза и увидел там понимание происходящего, которое было сродни его собственному, потом посмотрел на ее пухлые губы. Они продолжали вместе двигаться под музыку, и, хотя в голове у Нэша звенел предупреждающий колокольчик, уже ничто не могло остановить его. Он коснулся губами ее губ, и это первое прикосновение оказалось таким волнующим, словно он залпом выпил бокал искристого шампанского. Ее губы были мягкими и податливыми, и Нэш не знал, сколько времени длился этот поцелуй.
   Тело Нэша ожило, напоминая ему о том, чего ему так не хватало последние два года после развода. Эта женщина пробудила его, удивив и одновременно лишив присутствия духа. Ему вдруг захотелось большего. Он провел рукой по обнаженной спине, почувствовав шелковистость ее кожи, и обхватил рукой затылок Келли. Она со страстным вздохом открылась для него, впервые позволив ему по-настоящему почувствовать ее вкус. Его бросило в жар, и желание вспыхнуло с новой силой.
   – О, как это вульгарно! Лучше застрелите меня прямо сейчас! – с отвращением в голосе воскликнула Тесс.
   От неожиданности Нэш резко отпрянул назад.
   – Какого черта ты здесь делаешь? – Грубые слова сорвались с его губ раньше, чем он успел что-нибудь сообразить.
   – Я ищу Келли. А ты что здесь делаешь? – потребовала ответа Тесс, уперев руки в бока.
   Разве непонятно? Нэш с трудом сдерживался. Эта девица – самая большая нахалка, с которой ему приходилось когда-либо сталкиваться.
   – Ты меня нашла, – гораздо более спокойным тоном, чем Нэш, ответила Келли.
   Как будто этот поцелуй никак не смутил ее. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять это, если только она не была хорошей актрисой. Она казалась абсолютно спокойной, а он грубил Тесс, потому что огонь, который разожгла в нем Келли, продолжал его терзать.
   – Итан и Фейт хотят поговорить с тобой, – с надутым видом пробормотала Тесс.
   Ей явно не понравилось то, что произошло между ним и его сестрой. В отличие от Нэша, которому это очень понравилось.
   Безумно.
   Если судить по недовольному лицу Тесс, его поцелуй с Келли и непроизвольная грубость свели к нулю все его попытки установить хоть какие-то отношения со своей юной сестрой. И если бы его спросили, он бы ответил, что отношения между ними – хуже некуда.
   – Почему тебе не пойти и не сказать им, что я сейчас приду? – спокойно спросила Келли.
   – А если не пойду? – сложила руки на груди Тесс.
   – А как насчет того, – подняла бровь Келли, – что я здесь командую, пока у Итана медовый месяц. И если ты не хочешь оказаться запертой в своей комнате на ближайшие пару недель, тебе лучше начать слушаться меня прямо сейчас.
   Закатив глаза и топнув ногой, что выглядело весьма комично, поскольку после сопровождения невесты под венец на Тесс осталось пурпурное платье и туфельки на низком каблуке, она развернулась и помчалась прочь.
   – Здорово, – сказал Келли Нэш, восхищаясь тем, как быстро удалось договориться с Тесс.
   – Да, у меня это получилось лучше, чем у тебя. – Келли бросила на него насмешливый взгляд. – Но это не моя заслуга. Ты видел, какой она была, пока за нее не взялся Итан. Эти перемены произошли в ней благодаря ему, а не мне. – Лицо Келли стало печальным, она переживала, что не смогла сама справиться с Тесс.
   Нэшу было знакомо это чувство.
   – Только не напоминай мне о святом Итане.
   – Между тобой и Итаном всегда присутствует какая-то напряженность, – удивленно приподняла брови Келли. – В чем дело?
   Нэш определенно не хотел говорить с ней о брате и о своем прошлом.
   – Задавать вопросы о моей жизни – это твой способ избежать разговора о поцелуе? – Он намеренно, чтобы отвлечь внимание, ответил ей вопросом на вопрос.
   – Зачем мне избегать этого разговора, – улыбнулась вдруг Келли, – если все было так забавно.
   Продолжая улыбаться, она снова потянула его за галстук.
   Ее влажные губы блестели, маня его к себе, поэтому Нэш сунул руки в карманы брюк, посчитав, что так ему легче справиться с собой.
   – Келли! Мы ждем! – нетерпеливо позвала Тесс, и ее голос напомнил Нэшу, почему теперь он должен держаться от Келли подальше.
   – Иду! – бросила через плечо Келли, прежде чем встретиться взглядом с Нэшем. – Похоже, у тебя есть время на передышку. – В ее глазах появился озорной блеск.
   Именно это ему в ней нравилось – ее храбрость, уверенность и независимый дух, которыми он восхищался. Насколько он мог представить, его бывшая жена была полной противоположностью Келли, более сентиментальная и нуждающаяся в заботе. Келли явно могла настоять на своем. Но Нэш не собирался позволить ей господствовать над собой.
   – Не понимаю, о чем ты говоришь, – солгал он.
   – Продолжай говорить себе это, – потрепала его по щеке Келли.
   Он так и сделает. Он будет повторять это столько, сколько потребуется, чтобы убедить себя, что эта женщина создаст кучу проблем и лишит возможности подружиться с Тесс.
* * *
   Келли Мосс стояла внизу у полукруглой лестницы в доме, который иначе как особняком не назовешь.
   – Тесс, иди сюда! – крикнула она. – Если ты хочешь успеть позавтракать перед школой, сейчас же спускайся вниз!
   За последние пять минут Келли повторила это уже трижды.
   – Сказала же, иду! – донесся раздраженный голос Тесс.
   Вчера утром Итан и Фейт уехали в свадебное путешествие на неделю на прекрасные уединенные острова Теркс и Кайкос[2], где у них есть вилла с собственным дворецким. Вот это жизнь, подумала Келли. Но у нее жизнь тоже неплохо складывалась, поскольку на время их отъезда она должна была поселиться и жить в этом огромном доме, где есть даже экономка.
   Громко хлопнула дверь в комнату Тесс, вернув Келли к реальности, и ее сестра с топотом спустилась по ступенькам.
   В одно мгновение Келли вспомнила прежние времена, когда она воспитывала Тесс одна.
   – Что случилось? – спросила она, надеясь, что ничего серьезного не произошло и Тесс не выйдет из-под контроля опять.
   – Вот! – Тесс указала на школьную форму, которая была надета на ней: темно-синяя плиссированная юбочка, белая блузка с воротничком и гольфы. – Я ненавижу это.
   Келли промолчала и не стала говорить, что это лучше, чем одежда черного цвета, которую она носила раньше, включая старую армейскую куртку и солдатские ботинки.
   – Ты привыкнешь.
   – Прошел уже месяц, а я до сих пор ненавижу это. – Тесс прошла мимо Келли и направилась на кухню.
   «Одежду или школу?» – задумалась Келли, направляясь следом за сестрой.
   – Ты про юбку? Но ведь ты ничего не имела против платья, в котором была на свадьбе. – На самом деле в том платье она была похожа на красивую молодую девушку.
   – Я про то, что должна носить это. Я ненавижу, когда мне указывают, что делать.
   – Скажи мне что-нибудь новенькое, чего я не знаю, – пробормотала Келли, которая заботилась о Тесс с самых ранних лет.
   – Я слышала это.
   Келли усмехнулась. В жизни Тесс действительно многое изменилось благодаря Итану Баррону. И тут же вздрогнула от мысли о том, что могло бы случиться, если бы она не предприняла решительных мер.
   Мать Тесс и Келли – Лия Мосс была слабой женщиной, слишком зависимой от мужчин и алкоголя. Когда Келли была маленькой, она помнила мать совсем другой, а может, благодаря влиянию отца Келли Лия и была тогда другой.
   Об этом Келли никогда не узнает, потому что ее отец умер от сердечного приступа, когда ей было двенадцать лет. И Лия немедленно отправилась на поиски другого мужчины, который занял бы его место. Выбор у нее был небогатый. Лия завела роман со своим женатым боссом, Марком Барроном. И хотя это было неправильно, но для Келли, пока мать оставалась его любовницей, наступила спокойная жизнь, включая период после рождения Тесс. Но после смерти Марка Баррона, которая случилась десять лет назад, Лия начала скатываться вниз, а в результате страдали и Келли, и Тесс.
   Они переехали в бедную часть Нью-Йорка, подальше от их дома в городке Томлинс-Коув, что располагался недалеко от Серендипити. Лия сказала, что хочет, чтобы они все начали сначала. На самом деле матери хотелось найти нового любовника, чтобы он заботился о ней. Но нового рыцаря на белом коне она так и не нашла, пристрастившись вместо этого к алкоголю, а ее личная жизнь превратилась в бесконечную череду отвратительных типов.
   Поскольку Тесс в то время было только четыре года, шестнадцатилетняя Келли быстро повзрослела, совмещая учебу в средней школе, потом – заочное обучение в колледже с работой и воспитанием Тесс. К счастью, мать перевезла их в пансион, где Келли помогала приятная пожилая женщина.
   Но в прошлом году мать сбежала с каким-то мужчиной, бросив свою младшую дочь, и что-то разом надломилось в Тесс. Душевная рана превратила ее в агрессивного, непослушного подростка. Она слонялась без дела с непонятными людьми, курила и выпивала и в конце концов попала под арест. Доведенная до отчаяния, Келли обратилась к единственному человеку, которого помнила еще с тех времен, когда они жили в Томлинс-Коув. Это был Ричард Кейн, юрист из Серендипити, который свел ее с Итаном Барроном.
   У Келли разрывалось сердце, когда она, по сути дела, оставила свою младшую сестру на пороге у незнакомца и приказала ему действовать решительно, как старшему брату.
   Но Келли чувствовала, что так надо, иначе одному Богу известно, как закончит Тесс. И вот спустя несколько месяцев Келли хотя и живет новой жизнью, но по-прежнему торопит Тесс в школу. Ситуация наконец-то улучшается.
   Они с Тесс быстро позавтракали, потом Келли подбросила сестру в школу и направилась на работу. Этим она тоже обязана Ричарду Кейну, который устроил ее помощником юриста к себе в контору в деловой части Серендипити.
   Келли остановилась у кофейни «Чашка кофе», городской вариант сети кофеен «Старбакс»[3]. Всю свою жизнь Келли упорно трудилась и рано научилась экономить, но весь ее рабочий день зависит от этой первой чашки кофе. Он должен быть крепким и ароматным.
   Келли вошла в кофейню, и ее окружил восхитительный аромат, вдохнув который она мгновенно почувствовала прилив бодрости.
   В тот момент, когда у дальней стойки Келли наливала молоко в свою обычную большую чашку ароматного напитка, к ней присоединилась молодая женщина с длинными светлыми волосами.
   – Ты такая же постоянная, какой хотела быть моя бабушка Эмма, – пошутила Энни Кейн.
   – То же самое могу сказать и о тебе, – с улыбкой ответила Келли.
   – Это точно, – рассмеялась Энни и подняла чашку с кофе в шутливом тосте.
   Жизнь в маленьком городке имеет свои преимущества и недостатки. Встречу со знакомым лицом можно отнести и к плюсам, и к минусам. Келли и Энни бывали в этой кофейне по утрам в одно и то же время, часто сидели за чашечкой кофе и болтали. И если уж на то пошло, Келли считала, что в этом городе Энни больше всех подходила на роль ее подруги, если не учитывать Фейт Харрингтон, жену Итана.
   Энни Кейн была дочерью Ричарда Кейна. Судя по фотографиям на столе Ричарда, Энни больше похожа на мать, чем на отца. С первого дня их знакомства в кабинете босса она понравилась Келли.
   – И что за повод каждый день вставать так рано? – спросила Келли, сделав долгожданный глоток кофе.
   – Режим позволяет мне сохранять молодость.
   – Но ты и так молодая, – округлила глаза Келли и окинула Энни взглядом: кроссовки, джинсы, легкая кофточка из хлопка. – Готова поспорить, мы примерно одного возраста.
   – В следующем месяце мне будет двадцать семь.
   – А мне двадцать семь исполнится в декабре.
   Энни поднесла чашку к губам и сделала глоток, и Келли не могла не заметить, что у нее дрожит рука.
   Она прищурилась, но ничего не спросила.
   – Послушай, Энни, может, встретимся как-нибудь за ленчем? А то всегда встречаемся на бегу за чашкой кофе. – Келли была одинока в этом городе, а ей хотелось с кем-нибудь делиться своими проблемами и радостями. Келли обожала Тесс, но вряд ли четырнадцатилетняя девочка составит компанию взрослой женщине.
   – С удовольствием! – откликнулась Энни. – Давай я дам тебе номер своего телефона. – Она полезла в свою сумочку, тут у нее зазвонил мобильный телефон и она взглянула на обозначившийся номер. – Секундочку. Алло?
   Келли отвела взгляд, чтобы не мешать Энни, но все равно услышала конец разговора.
   – Спасибо, я чувствую себя лучше. Да. Нет, заходить не надо. Я позвонила водопроводчику, и он сказал, что сделает это к концу дня. – Энни помолчала, слушая, потом продолжила разговор: – Мне это по карману, тебе не надо заходить. Ты не очень-то ладил с трубами, когда мы были женаты, – с усмешкой добавила Энни. – Если ты настаиваешь, встретимся позже, – теперь уже скорее рассерженно, чем снисходительно, закончила она. – Мой бывший муж, – пояснила Энни, положив телефон в сумку. – Считает, что если у меня рассеянный склероз, то я нуждаюсь в его постоянной опеке.
   Подобное признание застало Келли врасплох, и она посочувствовала Энни, что этот диагноз ей поставили в такие молодые годы. Ричард любил поговорить о всякой всячине, когда был в офисе, но он никогда ни словом не обмолвился о болезни дочери. Она вообще не ожидала от Энни такой откровенности.
   – Я уверена, что ты еще раньше заметила, как дрожит у меня рука, и если мы станем подругами, ты должна знать, – сказала Энни, словно прочитав мысли Келли.
   – Спасибо, что сказала. – Келли наткнулась на спокойный взгляд Энни. Очевидно, она свыклась с этой ситуацией.
   – Ну если в один прекрасный день я пропаду, ты по крайней мере будешь знать почему, – пожала плечами Энни, как будто это в порядке вещей.
   – Если тебе что-то понадобится, дай мне знать.
   – Спасибо, – улыбнулась Энни. – Но я думаю, мой бывший всегда будет рядом, чтобы контролировать ситуацию, – процедила она сквозь зубы.
   – Как здорово всегда иметь кого-то рядом в трудный момент, – задумчиво проговорила Келли.
   – Но только не тогда, когда ты всем объявила, что хочешь быть независимой, – пробормотала Энни. Досада, прозвучавшая в ее голосе, была Келли понятна. Она тоже не нуждалась в мужчине, который постоянно опекает и контролирует. Она решила быть умной и самостоятельной, во всем стать полной противоположностью своей матери. Не важно, сколько препятствий встретится на ее пути. Насколько унизительной в недалеком будущем вырисовывалась обходительность человека, которого она когда-то любила. Роман давно закончился. Последствия – нет. Келли может справиться с неразберихой, ее младшая сестра – нет. И Келли не хотела, чтобы Тесс слышала сплетни и всякого рода намеки, как раз теперь, когда все у нее шло хорошо. Келли лишь надеялась, что расстояние между Нью-Йорком и Серендипити поможет Тесс, когда начнутся неприятности.
   – Мужчины просто не понимают нас, женщин, правда? – сказала Энни, отвлекая Келли от тревожных мыслей.
   – Нет, не понимают, – вздохнув, кивнула Келли.
   – Личный опыт?
   – К сожалению, да, – нахмурилась Келли. Еще слишком свежи были воспоминания о предательстве и сердечных ранах, пережитых в прошлом году.
   – Прости, – выдохнула Энни, – мне ничего не известно о твоем, но у моего бывшего – самые добрые намерения. Слово «ответственность» он возводит в высшую степень.
   – А мой бывший друг, – с трудом сглотнула Келли, – слишком легко относился к слову «обязатель ство».
   – Простите, – прервал их разговор пожилой мужчина, пытаясь подойти к стойке, чтобы добавить молока в свой кофе.
   – Пожалуйста, – посторонилась Келли, и они вместе с Энни пошли к выходу.
   – А если сегодня чуть позже я позвоню в офис отца, мы обменяемся телефонами и договоримся о ленче? – спросила Энни.
   – Конечно, отличная мысль, – кивнула Келли.
   У кофейни они расстались, и Келли направилась в офис Ричарда в центре города. Она размышляла о том, как благодарна этому человеку за помощь в спасении сестры и за хорошую работу. Вдоль дороги стояли здания, первые этажи которых занимали магазины, выше – небольшие квартиры. Такая квартира над баром «У Джо» была и у нее.
   Открыв дверь, Келли вошла в офис.
   – Ричард? – позвала она.
   Никакого ответа.
   Маленький офис был пуст. Очевидно, сегодня она его опередила, что было совсем необычно. Ричард принадлежал к породе людей, которые рано приходят на работу и поздно уходят домой, хотя жена не раз пыталась уговорить его работать поменьше, возможно, взять помощника, чтобы уменьшить нагрузку.
   Келли села за стол в небольшой комнатке с окном, которая ей нравилась. Она уже знала, над каким делом ей надо работать и что надо сделать сегодня, но все равно достала календарь и просмотрела список на сегодняшний день, который составила в пятницу перед выходными. Для нее это была часть рутинной работы и способ никогда ничего не забывать.
   Семь часов вечера – у Тесс родительское собрание.
   Поскольку Итан уехал, на собрание она пойдет с Диром. Лучше с ним, чем с другим братом. С тем, которого она намеренно выбросила из головы после поцелуя в субботу.
   Но что это был за поцелуй!
   Келли гордилась собой за то, что сохранила бесстрастное выражение лица, но она не была уверена, что ей удалось сохранить его в тот момент, когда вмешалась Тесс. Сестра дулась всю дорогу до дома, но ни слова не сказала о том, что видела, и не вспомнила об этом на следующий день. Если Тесс не собирается это обсуждать, то Келли тем более.
   И, учитывая, что Нэш молчал, он тоже не собирался говорить об этом. И это беспокоило Келли. Причем сильно.
   Понятно, что она немного выпила и была слишком напористой, но ведь она, без сомнения, почувствовала жар его тела, и было очевидно, что ему не просто понравился поцелуй. Только потом он вел себя странно.
   Келли сказала себе, что ее не должно волновать, что подумал или почувствовал Нэш. На примере матери и на своем собственном она научилась полагаться только на себя. И хотя она, возможно, была увлечена Нэшем, его чувства не имеют никакого значения. Даже если у него тоже появился интерес к ней, короткий роман станет катастрофой, потому что причинит боль Тесс. А короткий роман – это все, во что могла впредь позволить себе поверить Келли.

Глава 2

   Похожее на вагон-ресторан заведение располагалось на окраине города и последние двадцать лет стало визитной карточкой Серендипити. Владельцы оставались прежними, только поколения членов семьи Донован сменяли друг друга. Нэш помахал рукой хозяйке, Мейси Донован, с которой ходил в школу, до того как его забрали к себе Россманы, усыновили и отправили учиться в частную школу. Она помахала ему в ответ, указав туда, где в глубине зала на диване с высокой спинкой сидел Дир.
   Нэш в мгновение ока нашел бы его по синей полицейской униформе. Он присоединился к брату, присев на обитое потертым винилом сиденье.
   – Надеюсь, ты не станешь возражать, я тут сделал заказ для тебя. У меня сегодня не очень много времени, – сказал Дир. – Короткий обеденный перерыв.
   Будучи адвокатом, Нэш сам распоряжался своим временем.
   – Хорошо, спасибо. – Нэш позвал официантку, которая была женой одного из Донованов.
   – Что вам принести? – с улыбкой спросила Джина, рыжеволосая женщина средних лет.
   – Мне – колу, – сказал Нэш.
   – Вам повторить? – обратилась она к Диру, увидев его пустой стакан.
   Тот кивнул.
   – Сейчас все принесу, – пообещала Джина.
   – Спасибо, – хором сказали братья.
   – Ну как ты, пришел в себя после свадьбы? – откинулся на диван Нэш. Он видел, как брат наслаждался своим выходным.
   Нэш не знал точно, что тот пил, воду или водку, но с уверенностью мог сказать, что Дир хорошо провел время.
   – Да уж, – засмеялся Дир. – Хорошо, что на следующий день, в воскресенье, я был свободен от дежурства.
   – Значит, тебе понравилось? – спросил Нэш, у которого на свадьбе не было такого веселья, как у брата.
   За исключением ошеломляющего поцелуя.
   – Учитывая все обстоятельства, я бы сказал, день прошел хорошо, – сказал Дир.
   – Почему ты так думаешь? – Нэш всегда поражался, что, несмотря на тот факт, что Дир рос в семье, где было много детей и слишком мало денег, он стал оптимистом в отличие от Нэша.
   – Тесс вела себя прилично, вы с Итаном не подрались, и мать Фейт не слишком нападала на нас. – Дир запрокинул руки на спинку дивана и усмехнулся.
   – Это только потому, что великая Лейни Харрингтон не могла оторвать взгляда от бокала вина. – В Серендипити все знали, что мать Фейт считала себя непререкаемым авторитетом, даже после того, как ее муж опозорил честное имя семьи.
   Дир пожал плечами, на его лице появилось сострадание, но не отвращение.
   – Если бы я потерял дом и все деньги из-за мужа, который возомнил себя Берни Мэдоффом[4], я, возможно, пил бы целыми днями и не берег бы себя для особых случаев. Так мне кажется.
   Когда разразился скандал с мошенничеством Харрингтона, пострадали многие. Даже приемные родители Нэша оказались в числе пострадавших, и теперь Нэш представлял интересы многочисленных клиентов Харрингтона в коллективном гражданском иске. Но вероятность того, что пострадавшие когда-нибудь увидят свои деньги, с каждым днем становилась все призрачнее. Преуспел только Итан, который благодаря своим способностям в области программного обеспечения и военной подготовке вернулся в город состоятельным человеком. По всей видимости, он продал военным какую-нибудь систему программирования для воздушного судна, и это дало ему возможность купить на аукционе Харрингтон-Мэншн, после того как отец Фейт попал в опалу.
   – Спасибо, Джина. – Нэш откинулся на спинку дивана, пока Джина расставляла еду на столе.
   – Я обожаю обслуживать вас, мальчики. Мой муж, Тони, очень хорошо отзывается о вас обоих. Юрист и полисмен. Он говорит, ваши родители гордились бы, – тихо сказала Джина.
   – Поблагодари его. – Нэш встретился с понимающим взглядом Дира, наполненным болью о прошлом, которую он разделял с братом.
   – Я передам ему ваши слова. Что-нибудь еще? – сменила тему Джина.
   – Мне пока достаточно, – сказал Нэш.
   – Мне тоже, – добавил Дир. Он подождал, пока ушла Джина, и наклонился вперед: – На чем мы остановились?
   – Говорили о Харрингтонах. – В Серендипити эта тема не сходила с уст. Нэш щедро полил свой гамбургер кетчупом и передал бутылочку Диру. – Я мог бы чувствовать жалость к Лейни Харрингтон, если бы думал, что она ничего не знала о делах мужа. Но как, черт возьми, она могла жить с человеком и не знать, что он обманывает всех своих клиентов?
   – Можно жить с кем-то, доверять этому человеку и не знать о его жизни почти ничего, – с полной уверенностью заявил Дир. В его голосе появилась нотка, которую Нэш редко слышал.
   Они молча приступили к еде, внезапное и необычное изменение настроения Дира напомнило Нэшу, почему братья так упорно старались не ворошить прошлое. Нэш предпочитал жить настоящим, и у него это хорошо получалось, пока в город не вернулся Итан.
   – Так по какому поводу ты пригласил меня сюда? – доев гамбургер, спросил у брата Нэш.
   – Наших парней свалил грипп. – Дир вытер руки салфеткой и бросил ее на стол. – У нас не хватает людей, поэтому я сказал, что сегодня вечером поработаю еще одну смену.
   – Не везет, – заметил Нэш, и Дир согласно кивнул в ответ.
   – Поэтому мне нужно, чтобы ты съездил на родительское собрание к Тесс в Берчвуд.
   – Мне кажется, наша сестра может возразить против такого изменения планов, – сказал Нэш.
   Когда Дир пригласил поехать домой к Итану, Нэш не спорил. Учитывая, как девочка относится к нему, он считал, что Тесс будет признательна, если на собрание поедет Дир, но не он.
   – Даже не сомневаюсь в этом, – согласился Дир. – Но ты все равно должен это сделать.
   – Нет проблем. – Нэш уже знал, что будет на этом собрании. – Только надену доспехи, когда буду говорить с ней после собрания.
   – Ты знаешь, почему у вас не складываются отношения, да?
   – Она идеализирует Итана и ненавидит меня за то, что я этого не делаю.
   Дир засмеялся.
   – Не смешно. Я сделал все возможное, чтобы перетянуть ее на свою сторону, только в ногах у нашего старшего брата не ползал.
   – Никто и не ждет, чтобы ты ползал у него в ногах. – Дир махнул Джине, чтобы она принесла чек. – Итан прекрасно знает, что поступил с нами неправильно. Но мы не можем изменить прошлое, – с внезапно помрачневшим лицом сказал Дир.
   Всякий раз, когда оптимистичный настрой Дира вдруг омрачала какая-то тень, Нэш не знал, как на это реагировать, и им овладевало чувство беспомощности. Он впервые его испытал, когда Ричард Кейн объяснил Нэшу, что братья будут разделены.
   – Нам просто надо продолжать двигаться вперед, – сказал Дир, не подозревая о реакции Нэша на его изменившееся настроение.
   – Что касается возвращения Итана, я стараюсь изо всех сил, – ответил Нэш.
   – Я знаю. Когда Тесс повзрослеет, она тоже изменит свое отношение. Ну а пока в семь часов просто надо заехать домой за Келли и в семь тридцать быть в школе.
   – Келли? – От упоминания этого имени у Нэша пересохло во рту.
   – А ты думал, я собираюсь туда один? – удивился Дир. – Келли тоже хочет увидеть, как меняется Тесс. – Он с улыбкой внимательно изучал Нэша. – Или у тебя и с Келли тоже проблемы?
   – Ответ тебе уже явно известен, – уступая брату, нахмурился Нэш. – Кто тебе рассказал?
   – Нашу сестру не слишком обрадовало, что ты… – Дир усмехнулся, явно получая удовольствие, – цитирую: «прошелся языком по шее Келли».
   – Это была случайность, – покраснел Нэш.
   Смех Дира привлек внимание других посетителей ресторана, они стали оглядываться на них.
   – Что Тесс застала тебя – это случайность или что ты целовал Келли? Я не уверен, что это было, – понизил голос Дир, – но ты хотел ее с той самой минуты, как увидел.
   «Нет!» – хотелось крикнуть Нэшу, но он сдержался. Зачем отрицать очевидное и продолжать нелепый разговор?
   – Это ни к чему не приведет, – сказал он вместо этого.
   – Почему нет? Ты вроде как больше не женат. Просто ведешь себя как чрезмерно заботливый муж.
   – Моей бывшей жене нужен кто-то, кто будет помогать.
   – Так позволь ей самой найти такого человека, – сказал Дир, заботясь о нем, как они всегда поступали по отношению друг к другу. – Послушай, с тех пор как Итан слинял, ты взял на себя роль покровителя. Ты приносил мне свою одежду, ты даже приносил мне еду. Но нельзя потратить всю свою жизнь, доказывая, что ты никогда не поступишь так, как он.
   – О Господи, – пробормотал Нэш, не ожидая, что Дир будет таким проницательным и жестоким одновременно. – Я не буду говорить об этом.
   – Ладно, – подчиняясь, поднял руки Дир.
   – Мы друзья, – сказал о бывшей жене Нэш.
   – Хорошо. А как насчет тебя и Келли?
   Вот это проблема. Нэш представления не имел, что будет дальше. Но теперь благодаря переменам в планах Дира у него явно появится шанс прояснить ситуацию.

   Нэш стоял у входа в особняк Итана. В день свадьбы было тепло, примерно двадцать градусов тепла, но сегодня днем температура едва поднялась до пятнадцати, а сейчас было и того холоднее, всего градусов десять, дул ветерок, погода установилась осенняя. Нэш был одет в тот же самый спортивный пиджак, который выбрал сегодня для работы, и звонил в дверь, желая поскорее оказаться в доме.
   Через несколько секунд дверь широко распахнулась и на пороге появилась Тесс. Ее волосы, некогда иссиня-черные, теперь были светло-каштановыми, а красная прядь побледнела и почти исчезла. Одета она была в спортивные брюки и футболку с принтом, как обычный подросток, и Нэш оценил эту перемену.
   Пока Тесс не открыла рот.
   – А, это ты? – пробормотала она.
   – Я вижу, ты не очень-то довольна.
   Тесс сложила руки на груди и стояла молча.
   – Ты позволишь мне войти? – вежливо спросил Нэш, решив сохранять терпение и невозмутимость.
   – Почему ты здесь? Я думала, Дир пойдет с Келли на родительское собрание.
   Ну вот, приехали, подумал Нэш.
   – Дир должен работать, поэтому я вместо него.
   – Шикарно.
   Нэш заставил себя улыбнуться. Но он все еще стоял на улице на коврике у входной двери, как какой-то незнакомец, которому Тесс не знала, можно ли доверять.
   – Так мне можно войти?
   Тесс отошла в сторону. Нэш вошел в дом и закрыл за собой дверь. Он пристально смотрел на Тесс, а она на него.
   – Как дела в школе? – спросил он.
   – Думаю, ты довольно скоро узнаешь, – с фальшивым добродушием ответила Тесс.
   – Келли готова? – сдался Нэш.
   – Келли! – крикнула, повернувшись к лестнице, Тесс. – Здесь дамский угодник! Он пришел за тобой.
   Нэш поморщился. Он понимал, насколько их поцелуй с Келли повлиял на отношения с сестрой.
   – Послушай, Тесс, насчет того…
   – Хватит, надоело. – Тесс в знак протеста подняла руку. – Все, что ты скажешь, это будет СМИ, а я не хочу это слышать.
   – Ну а что такое СМИ? – спросил он, смирившись с тем, что она разговаривает с ним как с полным ослом.
   – Слишком много информации[5], – закатила глаза Тесс, всем своим видом демонстрируя раздражение. – Келли! – крикнула она, на этот раз еще громче.
   – Иду! – Келли появилась на лестнице и начала спускаться вниз. В черных леггинсах и длинной блузке пурпурного цвета она выглядела очень сексуально, и Нэш залюбовался ею.
   Он вдруг вспомнил, что это не свидание, а кроме того, пока нельзя думать о ней иначе как о сестре Тесс. Самое главное сейчас – наладить отношения с сестрой.
   – Привет! Дир прислал мне эсэмэску, что вместо него будешь ты, – сказала Келли, грациозно ступая по ступенькам. – Тесс, в следующий раз пригласи брата войти и присесть!
   – Все в порядке. Мы просто болтали. – Нэш встретился глазами с Тесс, как бы спрашивая, не желает ли она возразить.
   – О! – удивилась Келли. – Это хорошо. Я только обуюсь и готова. – Она открыла шкаф в холле и вытащила пару высоких сапог.
   – Итак, какие планы на сегодня? – обратился Нэш к Тесс, пытаясь отвлечь свое внимание от Келли, которая, стоя к нему спиной, наклонилась, натягивая сапоги.
   – Почем мне знать? – пожала плечами Тесс.
   – Тесс! Перестань грубить. – Келли сняла с вешалки кожаный пиджак, закрыла дверцу шкафа.
   – Всякий раз, когда я оставляю вещи в своей комнате, Розалита развешивает их в шкафу в холле, как будто я живу здесь, – смущенно сказала Келли.
   – Просто это ее работа.
   – Не знаю. Когда я росла, у меня не было экономки.
   У родителей Нэша тоже не было экономки, но когда он оказался в семье Россманов, у них была женщина по имени Консуэло, которая вела хозяйство, как и Розалита. Но Нэш решил поговорить об этом потом.
   Когда Келли стала надевать пиджак, Нэш стал ей помогать, расправив его, чтобы она могла попасть в рукава. За ними пристально наблюдала Тесс, поэтому Нэш принял равнодушный вид, стараясь не показать своего волнения, когда уловил запах клубничного шампуня от ее волос.
   – Ну вот, я готова. Тесс, если что-то нужно, Розалита здесь. Веди себя хорошо, – сказала она сестре.
   – Того же желаю вам обоим, – пробормотала Тесс.
   – Расслабься, иди посмотри телевизор, – предложил Нэш.
   – У меня другие дела, – ледяным голосом сообщила Тесс.
   – Тогда займись ими.
   – Не обращай на нее внимания, – взяла его за руку Келли и повела к двери.
   Нэш последовал за ней, благодарный, что избавился от чувства неловкости во время общения с Тесс. Но как только дверь за ними закрылась и Нэш осознал, что они остались одни, он понял, что снова оказался в затруднительной ситуации.

   С момента своего прибытия в Серендипити Келли нередко сталкивалась с тем, чего у нее в жизни никогда не было. У нее никогда не было прислуги, она никогда не жила в особняке и никогда не ходила в частную школу. Войдя в школу в Берчвуде, она тут же подумала, что недовольство сестры униформой скорее связано с обстановкой, царящей здесь, чем с самой одеждой. Это не бесплатная школа с тусклым освещением в холлах, старыми металлическими шкафчиками и выцветшим дешевым линолеумом повсюду. Деньги влияют не только на внешнюю обстановку, но и на отношения родителей и учителей.
   – Что-то не так? – спросил Нэш.
   Келли, удивленная его вопросом, остановилась на пути в классную комнату, где их должна была встретить учительница.
   – Почему ты решил, что что-то не так?
   – Как только мы вошли сюда, ты напряглась. И потом, по дороге сюда ты без умолку болтала обо всем на свете, а как вошли в школу, не сказала ни слова. – Держа руки в карманах пиджака, Нэш прислонился к одному из ярко раскрашенных металлических шкафчиков и внимательно смотрел на нее проницательными, синими, как океан, глазами.
   – Я болтала в машине, чтобы ты чувствовал себя спокойно, – солгала Келли. Она болтала, чтобы самой не потерять хладнокровие и не попросить его снова поцеловать ее. Ее определенно влекло к этому человеку, но Келли ради сестры решила не поддаваться соблазну. И не важно, насколько привлекателен для нее он был.
   – А что теперь изменилось?
   Келли нахмурилась. Со своей короткой дорогой стрижкой Нэш отлично вписывался в обстановку этой школы. И только то, что она видела, как неловко он чувствовал себя на свадьбе собственного брата, позволяло ей сейчас считать себя равной ему.
   – Ну? – торопил ее Нэш. – Мы опоздаем, если будем стоять здесь.
   – Тогда пошли.
   – Нет, пока ты не расскажешь мне, что тебя беспокоит.
   Беспокойство, прозвучавшее в его голосе, тронуло Келли.
   – Просто это место – слишком крутое для меня, – призналась Келли.
   – Хочешь знать правду? Для меня оно тоже слишком крутое. Если бы не тот факт, что мои приемные родители были богаты, я бы чувствовал себя здесь так же неуютно, как и ты. Просто я привык к этому раньше, вот и все.
   Келли была удивлена его откровенностью, доверием, ей льстило, что он пытается что-то объяснять. Итан однажды обмолвился, что подвел братьев, и теперь ей хотелось расспросить обо всем Нэша, но сейчас было не время.
   – Просто подними высоко голову и верь, что ты на своем месте. Все будет хорошо. – Нэш сжал ее руку, и от этого неожиданного подбадривания у Келли перехватило дыхание.
   Он был настолько закрыт для окружающих, что ей и в голову не приходило, что он такой добрый. Теперь он стал для нее еще привлекательнее.
   – Спасибо, – улыбнулась Келли.
   – Не за что.
   – И не беспокойся. Я никому не скажу, что за такой неприступной внешностью скрывается хороший парень, – рассмеялась Келли.
   – Но я и есть хороший парень, – удивленно поднял бровь Нэш.
   – Тогда улыбайся почаще. Может, больше людей об этом узнает. – Таких, как Тесс, подумала про себя Келли, но вслух этого не сказала. Ей не хотелось напоминать ему о напряженных отношениях с сестрой.
   – Пошли, всезнайка. – Нэш положил ей руку на спину и повел в класс.
   Учительница Тесс, Джулия Бернард, уже немолодая, жестом показала им войти и подождала, пока они усядутся за столом напротив.
   – Итак, – сказала мисс Бернард.
   – Мы с нетерпением хотим узнать о Тесс, – начала Келли. – Кстати, я ее сестра, Келли Мосс. – Келли протянула руку, и учительница пожала ее. Пожатие было холодным.
   – А я ее брат. Нэш Баррон. – Он тоже пожал учительнице руку.
   – Я понимаю, у Тесс сложная семейная ситуация, – почти не разжимая губ, сказала она.
   – Да, но не сложнее, чем у многих детей сегодня, – улыбнулась Келли. – Тесс живет со своим братом Итаном. Сейчас он в свадебном путешествии.
   – Значит, вы все связаны родством? – поинтересовалась мисс Бернард.
   – Мы с Тесс – родные по матери, – пояснила Келли. – У Нэша, Итана и Тесс – один отец. Ситуация, конечно, непростая.
   – Ну что ж, это многое объясняет, – заявила учительница, сложив руки на столе.
   Келли почувствовала раздражение.
   – Могу вас заверить, у Тесс крепкий тыл, ее окружают любящие люди. Поэтому, может быть, вы скажете нам, что означают ваши слова «это многое объясняет»?
   – Ваша сестра – девочка с вызовом.
   «Как и ты», – подумала Келли.
   – Как большинство девочек-подростков.
   Нэш положил руку на плечо Келли, предупреждая, что надо успокоиться.
   – Но только не здесь, мисс Мосс. В нашей школе мы возлагаем на учеников большие надежды.
   Интересно, может ли ее нос подняться еще выше?
   – Тесс ведет себя в классе импульсивно? – подался вперед Нэш.
   – Не особенно, – посмотрела ему в глаза мисс Бернард.
   – Огрызается? – не останавливался Нэш.
   Келли закусила щеку изнутри, не понаслышке зная, какой скверной могла быть Тесс.
   – С учителями и сотрудниками школы – нет, – покачала головой учительница.
   – Тогда в чем проблема? Вы просто не любите ее? – не сдержалась Келли. Было совершенно понятно, что у этой женщины есть проблемы с Тесс.
   – Как я уже сказала, Тесс – девочка с вызовом. Она делает то, о чем ее попросили, но неохотно. Задания выполняются вовремя, но кажется, что делали их в спешке. У нее такое отношение к учебе, которое здесь неприемлемо.
   «А что приемлемо? – подумала Келли. – Дети Степфорда[6]
   – Мы обязательно поговорим с Тесс об этом, но я чувствую, здесь есть что-то еще, – сказал Нэш, – другая причина, по которой вы не любите Тесс, в этом я согласен с Келли. Тесс ведет себя как обыкновенная девочка-подросток. – Нэш держался руками за край стола, от напряжения у него побелели костяшки пальцев. – А вам, оказывается, это не нравится.
   Келли поняла позицию мисс Джулии Бернард, но она полагала, что Нэш будет критиковать Тесс. Однако его проницательность удивила Келли.
   Она сложила руки на груди и ждала ответа учительницы.
   – Ну что ж, ладно. – Мисс Бернард поправила очки на носу. – Мне хорошо известно, что мистер Баррон – Итан Баррон – выписал чек на приличную сумму, чтобы устроить свою сестру в эту школу. И если бы школе не был нанесен финансовый ущерб отцом его жены, Мартином Харрингтоном, нашему учреждению не нужны бы были эти деньги.
   – И такого ребенка, как Тесс, сюда бы не приняли? – горько спросила Келли.
   – Да, – не моргнув глазом, ответила мисс Бернард.
   – Как вам не стыдно, – вставая, сказал Нэш. Он взял Келли за руку, заставляя ее тоже подняться и встать рядом с ним.
   Келли была настолько потрясена, что подчинилась ему, восхищаясь его поведением.
   – Что, простите? – произнесла мисс Бернард.
   – Я сказал, как вам не стыдно. Как педагог, вы должны быть терпимой и воспринимать каждого ребенка как личность. Сейчас я вижу только предвзятое отношение к ребенку, у которого была трудная жизнь, а ее брат позаботился о ней, чтобы дать второй шанс. Не говоря о том, что он помог вашей школе стабилизировать финансовое положение.
   Келли хотелось аплодировать.
   Мисс Бернард встала. Маленький рост ей в этом деле не помощник.
   – У меня есть коллеги, которые потеряли работу из-за отца Фейт Харрингтон. Программы были сокращены. Дети, которые преуспевали здесь, вынуждены были вернуться в бесплатные школы, когда их родители лишились своих сбережений! – дрожащим от гнева голосом сказала мисс Бернард.
   – Так случилось и с моими родителями, – сказал ей Нэш. – У моего приемного отца случился сердечный приступ, и он вскоре умер. Но мои родители по крайней мере обрушили свой гнев на человека, который виноват в этом. А вы злитесь на ребенка.
   Нэш повернулся, собравшись уходить, но у Келли было что добавить.
   – Можете быть уверены, что Итан Баррон, который так щедро обеспечил эту школу деньгами, узнает, как здесь относятся к его сестре.
   Келли, тяжело дыша, выбежала из класса, следом за ней вышел Нэш.
   – Ты был восхитителен! – сказала она, когда они оказались в холле. – Как ты защищал Тесс! Итан с Фейт тоже будут благодарны тебе за поддержку.
   – Я сделал это не ради них. – Нэш, прислонившись к стене, ущипнул кончик носа.
   – Я знаю. Ты сделал это ради Тесс.
   – Которая не оказалась бы в таком положении, если бы не Итан.
   – Но у нее и возможности такой не было бы, – тихо напомнила ему Келли, осторожно положив руку на плечо Нэша.
   Он встретился с ней взглядом, и в его глазах она увидела боль, которая глубоко тронула ее.
   – Я хочу помочь, – тихо сказала Келли.
   – Хорошо, – выдохнул Нэш, – поехали.
   – Куда?
   – В одно место, где ты сможешь узнать всю грязную историю братьев Баррон.

Глава 3

   Нэш и Келли ехали по центру Серендипити. Было еще светло, но уличные фонари уже зажглись в преддверии наступления темноты. Нэш ехал по знакомым закоулкам, пока не добрался до небольшого дома в конце тупика. Этот дом он знал так же хорошо, как свое собственное имя. Когда-то они с Итаном и Диром играли здесь во дворе и здесь же научились ездить на велосипеде по кругу. Нэш смотрел на старое строение, которое все еще считал своим домом. Даже окна комнаты, где они жили с Диром, все еще были в ярких оранжево-красных наклейках, которые в случае пожара указывали пожарным, где находятся дети. Интересно, в этой комнате все так же живут дети, подумал Нэш, или новым владельцам просто лень снимать наклейки?
   – Где мы? – спросила Келли, прерывая его мысли.
   – Я здесь вырос. – Нэш показал на дом, у которого припарковался. – Итан, Дир и я.
   Келли огляделась. Она прекрасно понимала, что эта история не из легких, и молчала, ожидая продолжения. Нэш не пускал в свое детство посторонних. Он не мог объяснить, почему сейчас решил довериться ей. Хотя это было как-то связано с Тесс, но в большей степени имело отношение к самой Келли. Ее проницательность и спокойное понимание ситуации облегчали задачу.
   – Мы с братьями были близки. Все трое, – начал Нэш. – Что касается родителей, то отец много ездил, а когда был дома, они с матерью часто ссорились, главным образом из-за его отсутствия. Он хорошо обеспечивал семью. По крайней мере я это так видел, пока…
   – Пока вы не узнали про Тесс.
   Нэш кивнул, вспомнив, насколько был потрясен, когда, стоя на кухне у Итана, услышал, что у них есть сестра, о существовании которой они не подозревали. Стало ясно, что у отца был роман на стороне. Нэш настолько не хотел признавать очевидное, что настаивал проверить результаты теста ДНК, которые передала Итану Келли. С тех пор у него было много времени, чтобы мысленно вернуться в свои детские годы, когда они все были одной семьей.
   – Я знал, что у родителей были проблемы, но они были у родителей многих моих друзей. Мы не задумывались, что эти ссоры означали.
   – Я понимаю, – кивнула Келли. – Мне никогда не хотелось думать о том, чем занималась моя мать каждую ночь, когда уходила из дома.
   Нэш встретился взглядом с Келли и понял, как мало он знает о ней и о своей новой сестре.
   – И как же вы с Тесс переживали это? – спросил он.
   – О нет, не переводи разговор на меня. Мы же находимся перед домом, где прошло твое детство. Давай поговорим про мальчиков Баррон, – улыбнулась Келли.
   Раньше Нэш не хотел знать о жизни Келли и Тесс. Теперь ему было интересно узнать о них как можно больше.
   – Ладно, но это означает, что ты будешь в долгу передо мной, – предупредил Нэш.
   – Хорошо. – Келли подложила под себя ногу и устроилась поудобнее. – Я не отказываюсь от своих долгов.
   – Приятно слышать, – рассмеялся Нэш.
   – Итак?.. Рассказывай дальше. Ты был близок с обоими братьями, что случилось?
   – Представляешь, а я только что подумал о том, как твое молчание помогает мне, – покачал головой Нэш, удивленный внезапной переменой в ней.
   – Ты уже однажды попытался закончить разговор, – усмехнулась Келли. – Я просто хочу убедиться, что ты не сделаешь этого снова.
   Нэш закатил глаза, но ему нравилось, как она шутила и старалась помочь ему или поднять настроение.
   – У Итана и Тесс много общего, – продолжал Нэш свой рассказ.
   – Как так?
   Нэш вспомнил хулиганские манеры и враждебность своей сестры, когда этим летом она появилась на пороге дома Итана.
   – Он тоже был трудным подростком. Водил дружбу со шпаной, пропадал ночами, пил и буквально сводил с ума родителей.
   – Сейчас он производит впечатление очень приличного парня! – захлопала ресницами Келли, явно удивленная таким признанием.
   – Именно это меня и бесит. Все видят в нем спасителя. А я знаю правду. Черт, я пережил это, – сжав зубы, процедил Нэш.
   – Успокойся, – Келли прикоснулась рукой к его щеке, – и расскажи.
   Нэш сделал глубокий вдох.
   – Мы с Диром тоже не были ангелами, – сказал он наконец.
   – Но?
   – Но Итан был источником бед. Однажды ночью он не пришел домой. Родители настолько привыкли к этому, что никто не искал его, пока в три часа ночи не раздался телефонный звонок. Его арестовали за угон автомобиля. Родители отправились выручать его, и по дороге в полицейский участок их насмерть сбил пьяный водитель.
   – Прости. – Келли придвинулась к нему ближе. Теперь они были в нескольких дюймах друг от друга.
   – Но это еще не все.
   – Я слушаю.
   – Судья с пониманием отнесся ко всему и дал Итану второй шанс, но он, вместо того чтобы вернуться домой ко мне и Диру, исчез в неизвестных краях, и мы десять лет ничего не слышали о нем. – Нэш чувствовал, как его охватывает ярость, так было всегда, когда он вспоминал об этом.
   – Куда он уехал? – тихо спросила Келли.
   – Разве это важно?
   – Думаю, нет. – Келли положила руку на сжатый кулак Нэша.
   Куда уехал его брат и почему он сделал такой выбор, могло бы иметь значение, если бы Нэш собирался когда-нибудь отпустить свою боль и гнев. Она хотела помочь ему в этом, но поняла, что сделать это трудно.
   – Что произошло с тобой и с Диром? – осторожно спросила она.
   – Мы воспитывались в чужих семьях. – Без предупреждения Нэш завел машину и нажал на педаль газа.
   Келли, не задавая вопросов, знала, что они едут туда, где продолжалась эта история. Она ценила его откровенность и хранила молчание всю дорогу, боясь, что какое-нибудь неосторожное слово помешает ему продолжить рассказ.
   Келли удивилась, когда он подъехал к особняку, очень похожему на тот, где жили Итан с Фейт.
   – Вот дом, в котором я вырос после смерти родителей, – нарушил молчание Нэш.
   – Красивый.
   – Ты так считаешь? – Нэш наклонил голову, нажал на акселератор.
   Они развернулись, еще раз проехали через центр и оказались в самом ветхом районе Серендипити. Открывающаяся панорама полностью опровергала название города[7]. Уличного освещения практически не было, стены расписаны граффити, вдоль темной улицы толпились шайки мальчишек в кожаных куртках, а может, это были взрослые.
   Келли неприязненно передернула плечами.
   Нэш проехал дальше. За ветхими кварталами стояли такие же убогие домишки. Изредка свет фонаря на крыльце выхватывал из темноты то разбитое окно, то разломанные деревянные перила. Нэш остановился у дома, в котором окно на фасаде было разбито и заклеено прочной лентой, а веревки, оплетавшие крест-накрест вход, мешали войти на крыльцо.
   – А сейчас мы где? – в полной тишине спросила Келли.
   – Здесь вырос Дир.
   – Подожди, я знаю, что вы оба воспитывались в чужой семье, но…
   – Ты думала, мы жили вместе? – хрипло рассмеялся Нэш.
   – Ну да, – хлопала ресницами Келли.
   Нэш на мгновение прикрыл глаза. Когда он вновь их открыл, Келли увидела, что его мысли где-то далеко.
   – Нет, мы были не вместе.
   Так вот где источник его гнева и обид, подумала Келли. Ему было не больше шестнадцати. Он потерял родителей, его бросил старший брат, а потом у него отобрали младшего брата.
   – Как это случилось? – тихо спросила Келли.
   – В то время Ричард Кейн был прокурором округа. Он сказал мне, что Итан уехал и нам с Диром придется отправиться на воспитание в другую семью. Еще он сказал, что постарается оставить нас вместе. Пару дней мы ночевали у своего друга, потом появился Ричард и объяснил, что как ни старался, не смог найти семью, которая приняла бы нас двоих.
   Келли сочувственно вздохнула.
   Нэш вдруг рассмеялся, и Келли решила слушать, но не показывать своих чувств.
   – Но почему твоя семья не могла взять Дира? Ведь понятно, что у них были деньги.
   – Я и по сей день не знаю, – пожал плечами Нэш. – Ричард говорил, что были какие-то причины. Россманы были хорошими людьми. За год до этого они потеряли собственного сына.
   Келли покачала головой, потрясенная услышанным. А ведь Нэш пережил это, и в тот момент ему было всего шестнадцать лет.
   – Ты знал их сына?
   Нэш положил руки на руль и покачал головой:
   – Он ходил в частную школу. Но весь город знал эту историю. Отключилось электричество, и дети, которые учились в этой школе, закончили занятия раньше и отправились домой к кому-то, у кого родители были за городом. Там они выпивали, одно цеплялось за другое, один парень устроил драку и ударил Стюарта Россмана. Тот упал и ударился головой. Увидев, что он не встает, остальные запаниковали. Одни убежали, другие сначала убрали следы пьянки и только потом вызвали Службу спасения.
   – Какой ужас!
   – Мне кажется, что Россманы взяли в семью меня, потому что я был такого же возраста, что и Стюарт. Они никогда не хотели двух детей. Когда я стал старше, я пытался поговорить с ними о брате, но они всегда останавливали меня. На самом деле все это странно, поскольку во всем остальном мы были очень близки. Они разговаривали со мной обо всем.
   Келли не знала, что сказать, но чувствовала, что Нэш ждет от нее сочувствия и понимания.
   – У тебя, должно быть, все перепуталось, – прошептала она. – Ты чувствовал вину за плохие условия, в которых жил брат, но при этом был благодарен за то, что имел сам.
   – Тебе надо было стать психотерапевтом, – повернув голову, заглянул ей в глаза Нэш.
   – Это нетрудно понять, – покачала головой Келли. – Я просто поставила себя на твое место.
   – Я боялся, что Дир возненавидит меня. Я несколько раз убегал из дома, надеясь расставить все точки над i, но копы находили и возвращали меня домой. В конечном счете я понял, что у меня нет выбора. Большую роль здесь сыграл Ричард, который разговаривал со мной и сделал все, чтобы я понял, что Флоренс и Сэмюел – хорошие люди, что они просто не могли поступить по-другому. Я до сих пор не понимаю почему.
   – Как ты справился? – Келли чувствовала, как все внутри у нее сжимается.
   – Честно? Дир помог мне в этом. Он не злился ни на меня, ни на Россманов. В пятнадцать лет он был взрослее, чем я в шестнадцать. Я просто делал для него что мог. Я приносил ему еду, отдавал свою одежду, которая еще имела приличный вид.
   Келли представляла себе его ребенком и понимала, что его боль все еще остается с ним.
   – Ты хороший человек, – сказала она, чувствуя, как ему сейчас нужна поддержка.
   – Хороший человек сделал бы все, чтобы брату было так же хорошо, как и ему.
   – Такой, как ты сейчас, возможно. Но тогда ты был ребенком и делал все, что мог. – Келли придвинулась ближе к нему. – Ты можешь жить без чувства вины.
   Нэш повернул голову, и их губы оказались так близко, что Келли не поняла, кто первым сделал движение навстречу. Их поцелуй оказался не безумным и страстным, а скорее наполнил их чувством заботы и нежности, которое потрясло и напугало Келли. Потому что теперь она лучше знает Нэша. Ее переполняли эмоции, и она понимала, что он скорее всего в таком же состоянии.
   Внезапный стук в окошко машины напугал Келли, и она резко отпрянула от Нэша.
   – Что за… – Нэш повернулся, открыл окно, и их ослепила вспышка электрического фонарика.
   – Я получил сигнал, что кто-то присматривается к месту будущего ограбления, – послышался знакомый голос.
   – Погаси ты этот чертов фонарь, – пробормотал брату Нэш. – Ты знаешь мою машину, поэтому брось играть в игры.
   Офицер Дир Баррон щелкнул переключателем на фонарике и наклонился, чтобы заглянуть в машину.
   – Вы не могли найти более удачное место, чтобы обниматься? – ухмыльнулся Дир.
   Опять прервали, смущаясь, подумала Келли. И на этот раз они даже не целовались по-настоящему, они просто…
   – Мы просто разговаривали, – сказал брату Нэш.
   – Да, я видел ваш диалог. Мама Гарсия позвонила в полицейский участок, – сообщил о своей приемной матери Дир.
   – Скажи ей, мне очень жаль, что мы ее напугали. Я просто возил Келли по местам Барронов в Серендипити.
   Дир с понимающим видом кивнул. Младшему брату не надо было ничего объяснять.
   – Я передам ей. Можно совет? – В темно-карих глазах Дира явно блеснул озорной огонек.
   – Может, не надо? – сказал Нэш.
   – Когда в следующий раз вы захотите целоваться, отправляйтесь куда-нибудь в более уединенное место. Что за привычка обращать на себя внимание? – со смехом сказал Дир.
   Он выпрямился во весь рост, дважды стукнул по крыше машины и пошел прочь.
   Келли сидела с обиженным видом, а Нэш совсем смутился. И даже не потому, что его опять застали целующимся с Келли. Он вдруг осознал, что теперь она знала его самые сокровенные тайны. Ну ладно, не тайны, потому что любой в этом городе мог повторить историю семьи Баррон, но она интуитивно догадывалась, как именно эти обстоятельства повлияли на него.
   Но разве не поэтому он рассказал ей обо всем, что рядом с ней он чувствовал себя менее одиноко? Даже его бывшая жена, с которой они оставались друзьями, не понимала его так хорошо, как Келли. И он ее не понимал, иначе не был бы так удивлен, когда она попросила его о разводе.
   Келли встретилась с ним взглядом. К удивлению Нэша, она продолжала молчать, и ему стало интересно, что она думает.
   – Не так забавно, как тогда, да? – сказала вдруг Келли.
   – Что?
   – Поцелуй… Он был не таким забавным, как тот. Этот – более серьезный.
   Нэш смутился еще больше. Она заговорила первой, да еще с такой откровенностью.
   – Да, он не был забавным, – согласился Нэш.
   – Эй! – шутливо толкнула его в плечо Келли, явно не ожидая, что он согласится с ней.
   – Он был гораздо более напряженным, – сказал Нэш хриплым голосом.
   – Да. О том поцелуе…
   Нэш понял, что она явно хотела поговорить о них, а Нэш ненавидел обсуждать свои чувства. Разве мало признаний он сделал для одного вечера?
   – Мы не можем продолжать в таком духе, – сказала вдруг Келли, чем сильно удивила его.
   Он-то думал, что ей захочется большего.
   – Согласен, – ответил Нэш, хотя ему вовсе не хотелось соглашаться.
   – Ты согласен? – На этот раз удивилась Келли и, может, была даже немного задета.
   Помимо влечения к друг другу оба испытывали смешанные чувства, и Нэш немного успокоился, что не одинок в своем смятении.
   – Я действительно согласен, – заставил себя продолжить этот трудный разговор Нэш. – Мы не можем продолжать подобные отношения. Из-за Тесс, – ухватился он за самое банальное объяснение.
   Он не мог сказать, как она очаровала его и как прекрасно его понимала. Он боялся стать слишком уязвимым. Его бывшая жена, возможно, не обладала такой интуицией, как Келли, но он любил ее, и ее просьба о разводе, внезапное желание независимости стали для него ударом исподтишка.
   Он ушел, но урок усвоил. Он должен беречь от ударов свое сердце.
   – Именно. Мы не можем продолжать это из-за Тесс, – с разочарованным лицом вздохнула Келли. Она надеялась, что он захочет развивать отношения, а не разорвать их.
   – Мне кажется, нам лучше уехать, пока Дир не получил еще один звонок о том, что мы припарковались здесь.
   – Да-да.
   – Итак, насчет Тесс и школы… – Нэш повернул ключ зажигания.
   – Я подумала, мне следует поговорить с ней о мисс Бернард. Понять, существуют ли другие проблемы, прежде чем принимать какое-то решение, – сказала Келли.
   – Хорошая мысль, но я сомневаюсь, что она захочет говорить. Но насчет Тесс… – Нэш бросил взгляд в сторону Келли.
   Она спокойно сидела на своем месте. Теперь, когда они больше не говорили о них самих, в ней не было никакого напряжения и волнения.
   – Теперь я знаю суть вашей с Итаном проблемы и думаю, что сгладить острые углы между тобой и Тесс будет намного легче. Может, придешь как-нибудь на этой неделе поужинать? Так Тесс сможет провести с тобой больше времени в знакомой обстановке.
   – С удовольствием, – ответил Нэш, хотя немного удивился.
   – Чудесно, – улыбнулась Келли.
   – Я очень благодарен тебе за желание помочь мне наладить отношения с Тесс.
   – Это самое меньшее, что я могу для нее сделать.
   – Почему так? – Нэш свернул на дорогу, ведущую к особняку.
   – Это легко объяснить. Потому что Тесс в жизни нужен пример такого мужчины, как ты, – ответила Келли, когда он припарковал машину на подъездной дорожке.
   У Тесс уже есть Итан, но все же Келли считала, что Нэш тоже нужен ей. Нэш почувствовал, как внутри разлилось тепло. И сразу подумал, что нельзя расслабляться, учитывая чувства, которые он испытывал к этой женщине. И все же, чувствуя себя абсолютно изолированным после приезда Итана, Нэш не мог отрицать, как замечательно ради разнообразия иметь кого-нибудь на своей стороне.

   Нэш вернулся в свою квартиру, которую временно делил с Диром, и обнаружил, что брат уже дома. Он сменил форму на тренировочный костюм и пил апельсиновый сок из пакета, когда на кухне появился Нэш.
   – Удачно выбрал время сегодня вечером, – пробормотал Нэш.
   Дир открыл холодильник, поставил пакет с соком и повернулся к брату.
   – Просто выполнял свою работу. А что ты делал? Только не говори, что просто нес всякую чушь.
   – Я рассказывал Келли историю нашей семьи, – пожал плечами Нэш. – Подумал, что наглядность лучше, чем пустая говорильня, поэтому повез ее по тем местам, где мы жили, вот и все.
   – Ха!
   – Что это должно означать?
   – Из нас троих ты самый неразговорчивый, – наклонился над стойкой Дир.
   – И?..
   – И ты откровенничаешь с Келли.
   – И?..
   – Либо в твоей жизни появилось место еще одной подружке, либо между вами происходит нечто большее, чем ты хочешь признавать.
   – Поскольку ответ тебе явно известен, – Нэш провел рукой по волосам, – зачем заставлять меня говорить о чем-то, в чем мне не хочется признаваться?
   – Потому что я твой младший брат, заноза у тебя в мягком месте, вот почему.
   Нэш направился к двери, собираясь пройти в свою комнату и лечь спать.
   – Так скажи мне, неужели ты позволишь четырнадцатилетней девчонке вмешиваться в твою личную жизнь?
   – Мне не хочется давать Тесс еще один повод оттолкнуть меня, – остановившись в дверях, сказал Нэш.
   – Понятно, – кивнул Дир. – Только этому ребенку не нужен еще один повод. Она будет поступать так, как хочет, независимо от того, как поступаешь ты.
   Нэшу никогда не приходила в голову такая мысль.
   – Откуда ты так много знаешь о дерзких подрост ках?
   – Я рос с двумя такими. И в старших классах проходил программу по теме «Алкоголь и наркотики», помнишь? И каждый день сталкиваюсь с этими несносными детками. Хочешь совет?
   «Почему нет?» – подумал Нэш. Сам он не слишком охотно давал советы.
   – Тесс уже знает, что произвела на тебя впечатление. Если бы я был на твоем месте, я бы не давал этому ребенку почувствовать власть над собой.
   – Хорошая мысль, – медленно кивнул Нэш.
   – Другими словами, если ты хочешь спать с Келли, вы оба – взрослые люди. Не раздумывай даже, я тебе говорю. Просто не распространяйся об этом, будь осторожен с нашей новой сестрой. Она только и ждет, чтобы закатить истерику.
   Услышав слова брата, Нэш рассмеялся.
   – После встречи с учительницей Тесс и увидев эту школу своими глазами, не уверен, что это подходящее для нее место. И предупреждаю – мои ощущения никак не связаны с тем, что эту школу выбрал Итан.
   – Успокойся. На самом деле я заметил, что у Тесс в последнее время плохое настроение. Думаешь, это как-то связано со школой? – забеспокоился Дир.
   – Не уверен, – пожал плечами Нэш. – Но думаю, мы должны узнать. Нельзя, чтобы она вышла из-под контроля. Мы уже имеем дело с одним испытательным сроком.
   С того самого дня, когда Тесс появилась в доме Итана, их предупредили, что за Тесс закреплен сотрудник полиции, перед которым она должна отчитываться, как условно осужденная. Когда Тесс жила с Келли, ее арестовали за взлом и проникновение, но, учитывая ее возраст и обстоятельства, если она хорошо будет вести себя в течение четырех месяцев, обвинения с нее будут сняты. А если до восемнадцати лет она больше не попадется на чем-нибудь, запись об аресте будет удалена.
   Дир прав. Они не могут позволить ей совершить ошибку.
   – Келли сказала, что присмотрит за ней, – уточнил Нэш.
   – А ты присмотришь за Келли, – усмехнулся Дир.
   Его брат – сообразительный парень. Нэш был рад, что они с Диром вернулись под одну крышу, пусть даже временно. Квартира принадлежала Нэшу, Дир переехал сюда, когда подошел к концу срок лицензии на аренду его квартиры. Он купил и восстанавливал старый дом в городе, но подумывал выгодно его продать.
   – Я иду спать, – сказал наконец Нэш.
   – Я тоже. Просто подумай об этом. Если тебе нравится Келли, не раздумывай. Для этого тебе не нужно чье-то разрешение.
   – Твое, кстати, тоже, – бросил через плечо Нэш, уходя в свою комнату и закрывая за собой дверь.
   Он снял рубашку и сел на кровать, мысли о Келли не оставляли его. Но это были мысли не о поцелуе, хотя и они никогда не покинут его. Сейчас он вспоминал о том, как пылко она защищала Тесс, как возмущалась, когда узнала, что они с Диром были разделены, и как его тронула ее прирожденная способность понимать и заботиться.
   Возможно, его брат прав. Если влечения не избежать, так и надо реагировать на него как взрослые люди, а не позволять сопливому подростку диктовать им условия поведения.
   Решение принято. Нэш лег, ожидая, что быстро уснет, но вместо этого провертелся всю ночь. Предвкушая, как у них с Келли все сложится, он так и не смог заснуть.

Глава 4

   Келли не сразу согласилась на эту встречу, не желая оставлять Тесс одну, но сестра пригласила к себе в гости школьную подружку. Келли поняла, что у нее будет время зайти после работы домой, встретить девочек и позже, когда Тесс будет делать домашнюю работу, уйти. Розалита, как обычно, без проблем согласилась задержаться, поэтому Келли договорилась с Энни встретиться в восемь часов. Поскольку ее квартира располагалась над баром, она сначала зашла туда, чтобы переодеться во что-нибудь веселенькое.
   Она спустилась по лестнице и встретила Энни у входа. Келли первый раз была в этом баре в вечернее время. Со слов Энни, бар был реконструирован, после того как Джо Локхарт унаследовал его после смерти отца. Здесь было довольно мило. Стены отделаны панелями из темного дерева, на бутылках, выстроившихся длинными рядами вдоль стены за барной стойкой, мерцали оранжевые блики от светильников. В это время бар был переполнен, и пришлось некоторое время ждать, прежде чем у них приняли заказ. Энни представила Келли своим знакомым, среди них были коллеги по работе.
   Кейт Эндрюс, лучшая подруга Фейт, с которой Келли познакомилась на свадьбе Итана и Фейт, подошла, чтобы спросить про Тесс и как у нее идут дела в школе. Поболтать с ними остановилась Стейси Гарнер, симпатичная веселая блондинка. Келли, узнав, что она стоматолог, подумала, что можно записаться к ней на прием. Все относились к ней тепло и дружелюбно, и Келли все больше и больше нравился этот город.
   – Как отец? – уловив минутку между приветствиями и короткими разговорами со знакомыми, спросила Келли. – Сегодня он связывался со мной только один раз, – добавила она, хотя Ричард всегда был очень активным боссом.
   – Хотела бы я знать, – всплеснула руками Энни. – Сам он говорит, что чувствует себя хорошо, мама говорит, что у него боли за грудиной, однако он твердит, что это болит потянутая мышца. Тем не менее…
   – Он дома, а не на работе, – закончила за нее Келли.
   – Вот именно. Завтра у него назначена консультация у кардиолога; надеемся, что узнаем больше. Он очень благодарен тебе, ведь ты ведешь дела, пока он отсутствует.
   – На работе все хорошо, Энни. Как ты себя чувст вуешь?
   – На самом деле – хорошо. Надо постучать по дереву. – Энни постучала косточками пальцев себе по голове и рассмеялась. – Никогда не знаешь, что случится, но именно сейчас у меня все в порядке.
   – Рада это слышать.
   Некоторые посетители покидали бар в поисках столика, и Келли прокладывала путь через толпу, пока наконец не добралась до стойки.
   Здесь она нашла Джо, который вытирал полотенцем поверхность стойки.
   – Добрый вечер, дамы, – вежливо сказал он, поднимая на них глаза.
   Он приветливо улыбнулся Келли, потом он заметил Энни, и его взгляд оживился.
   – Как дела, красавица? – спросил он, наклоняясь через барную стойку.
   – Хорошо, – просияла Энни. – А у тебя?
   – Теперь, когда ты здесь, все отлично.
   Келли удивленно приподняла брови. Джо умел держаться так, что всем было комфортно. Возможно, это была одна из причин, по которой его бар пользовался таким успехом.
   В тот день, когда Келли въезжала в свою квартиру, Джо помог ей перенести коробки из машины. С тех пор всякий раз, когда они встречались, он находил время поболтать. Она видела, что он всегда всем улыбается, но никогда в его глазах не было такого блеска, как сейчас.
   Келли мельком взглянула на Джо. Взъерошенные русые волосы, помятая футболка и потертые джинсы. Потом быстро перевела взгляд на Энни. Миниатюрная фигурка, белокурые локоны безупречно уложены, элегантный шелковый наряд. Внешне они совершенно разные, но внешний вид ничего общего не имеет с влечением людей друг к другу. Келли стало интересно, какие мужчины нравятся Энни, потому что Джо явно был к ней неравнодушен.
   – А как дела у тебя? – обратился Джо к Келли. – Как идет жизнь в том симпатичном доме на холме?
   – Отлично. Так здорово получить отдых от домашних дел. Розалита просто ангел, – ответила Келли.
   – Каково переезжать назад в свою небольшую квартирку теперь, когда попробовала жить другой жизнью? – дразнил ее Джо.
   – Все хорошее должно заканчиваться, – рассмеялась Келли.
   – Не все хорошее заканчивается, – сказала Энни с улыбкой.
   – Так ты оптимистка? – спросил Джо, глядя на нее в упор.
   – В наши дни нелегко сохранять веру, но я стараюсь, – пожала плечами Энни.
   – Ты хорошо себя чувствуешь? – с тревогой спросил Джо.
   – Я в порядке.
   – Хорошо. Но если тебе что-нибудь нужно…
   – Ничего не нужно.
   – Это невозможно знать, – улыбнулся Джо, показав ямочки на щеках.
   Но Энни лишь покачала головой в ответ, и Джо, не зная что сказать, опустил плечи.
   Келли прищурила глаза, удивленная отказом Энни.
   – В таком случае чем вас угостить?
   – Как обычно, – весело откликнулась Энни. – Ты меня знаешь, для большой вечеринки я заказываю девственника.
   Когда Энни произнесла эти слова, Джо как будто замер на мгновение, потом взял с прилавка высокий стакан и наполнил его.
   – Для тебя – сельтерская, – поставил он стакан перед Энни. – А тебе? – обратился он к Келли.
   – Мне – то же самое, – указала она на стакан Энни.
   Джо подал ей стакан воды и, задержав на секунду взгляд на Энни, отправился обслуживать других посетителей бара.
   – Ты обижаешь его чувства, – пробормотала Келли. – Он предлагал тебе помощь, потому что ты, несомненно, нравишься ему. А он горячий парень, как думаешь?
   Не такой горячий, как один из братьев Баррон, которого Келли никак не могла выбросить из головы. Но ей не хотелось обсуждать свое влечение к Нэшу.
   – То, что я думаю, не имеет никакого значения, – ответила Энни. – Джону нравится быть за старшего и руководить. Он прирожденный воспитатель, как и мой бывший муж. Им обоим нравится контролировать.
   Келли удивленно приподняла брови, размышляя о том, что на самом деле происходит с Энни.
   – Ты много говоришь о своем бывшем. Уверена, что больше не любишь его?
   – Ну конечно, уверена! – тряхнула головой Энни. Подняв свой стакан, она страстно посмотрела в сторону Джо.
   На самом деле она смотрела мимо, куда-то за его спину, но Келли предпочла об этом не говорить.
   – Он тебе тоже нравится, – только заметила она вслух.
   – Скажем так, меня можно было бы уговорить, – грустно вздохнула Энни. – Но я знаю его историю, как он заботился о больной матери, пока его отец не пропускал ни одной юбки. Я сочувствую ему, но это еще один человек, который считает, что ему необходимо в избытке компенсировать прошлое, контролируя всех в своем настоящем.
   – И кто этот твой властный бывший муж?
   – Нэш Баррон, – удивленным голосом ответила Энни. – Я думала, ты знаешь, поскольку он брат Тесс и ты работаешь у моего отца.
   – Я… – Келли открыла рот, но тут же его закрыла. – Э-э, нет. Мы никогда не говорили с Ричардом на эту тему. Я понятия не имела.
   – Неужели я только что услышал свое имя? – раздался знакомый мужской голос.
   – Нэш. – Келли, все еще испытывала шок, узнав, что ее новая подруга была замужем за человеком, о котором она мечтала и которого хотела как мужчину.
   Келли не признавалась себе в этом раньше. И что теперь, когда она призналась в этом? Она не должна сближаться с Нэшем из-за сестры, но теперь, когда ей стало известно, что он бывший муж Энни, ее увлечение показалось еще более неправильным.
   Внутри у нее все сжалось, и Келли испугалась, что она потеряет сознание.
   Она не может позволить себе увлечься им больше, чем уже увлеклась. Их объединяет только Тесс. Келли почувствовала, что задыхается в толпе, ей не хватало воздуха.
   Нэш не знал, радоваться ему, что Энни с Келли познакомились и явно стали подругами, или беспокоиться, потому что Келли вдруг побледнела и больше не разговаривала. Но ведь молчаливой ее не назовешь.
   – Привет, дамы, – осторожно сказал Нэш.
   – Привет, Нэш, – улыбнулась Энни. – Что ты делаешь здесь так поздно?
   – Очень смешно, – оценил ее сарказм Нэш, потому что когда они были женаты, он раньше всех ложился спать. – Я не знал, что сегодня вечером здесь будешь ты.
   – Так и ты не должен знать. – Энни подняла свой стакан. – Мы с Келли решили устроить девичник.
   – Когда это вы успели стать подругами? – Нэш посмотрел на Келли, которая по-прежнему хранила молчание.
   – А нас подружил кофе, правда, Келли? – усмехнулась Энни.
   – Ты уверена, что кофеин для тебя не вреден?
   – Я пью без кофеина, – сжала губы Энни. Нэш знал, что она ненавидит, когда он говорит ей, что делать. Но ведь кто-то же должен следить, чтобы она заботилась о себе.
   – Мне нужно на воздух, – сказала вдруг Келли.
   – С тобой все в порядке? – заволновалась Энни.
   – Не волнуйся, – улыбнулась Келли, но Нэш видел, что улыбка получилась натянутой.
   – Хорошо, только сразу же возвращайся назад.
   – Посмотрим. Я отправлю тебе эсэмэску, – бросила Келли, спеша к выходу.
   Нэш смотрел ей в спину, судорожно соображая, что здесь, черт возьми, только что произошло.
   – Что это было?
   – Не знаю, – покачала головой Энни. – Всего лишь минуту назад все было в порядке.
   – Пока? – поторопил ее Нэш, не спуская глаз с удалявшейся фигурки Келли, пока та не скрылась из виду.
   Энни на секунду прикрыла глаза, вспоминая.
   – Пока она не узнала, что ты мой бывший муж.
   – Вот черт, – пробормотал Нэш. Он вдруг совершенно ясно понял, что беспокоило Келли. – Я должен пойти и поговорить с ней.
   – Что происходит? – удивленно посмотрела на него Энни.
   – Ничего. Я вернусь. – Он оставил бывшую жену стоять с широко открытым ртом, зная, сколько будет вопросов, когда он увидит ее снова.
   Но Нэша это не волновало.
   Он прокладывал себе путь через толпу к выходу, размышляя, когда жизнь даст ему больше свободы выбора.
   Накануне он провел бессонную ночь, размышляя над словами Дира о том, что ему не нужно разрешение Тесс, чтобы встречаться с ее сестрой. Нэш решил, что Келли слишком нужна ему, чтобы вот так просто проигнорировать свое влечение к ней.
   Теперь она убежала, едва увидев его.
   Он отправился за ней, решив, что не потерпит еще одного препятствия между ними.

   Энни в изумлении смотрела вслед бывшему мужу, потрясенная внезапной переменой в нем. Только что он беспокоился за нее, и тут же его тревога перекинулась на Келли. Нэша заинтересовала другая женщина. Первая, к которой он проявил серьезный интерес с момента их разрыва два года назад.
   Энни стояла одна и пыталась привести в порядок свои чувства. Она думала, что, когда Нэш наконец обратит свое внимание на другую женщину, она вздохнет с облегчением. И на самом деле так и есть. Ей не хотелось, чтобы он слонялся поблизости, настаивая, что нужен ей, когда это было не так. Но они были неразлучны с тех пор, как встретились в шестнадцать лет, и она призналась себе сейчас, что собственнический инстинкт еще не угас. Но это совсем не означает, что она все еще любит Нэша. И она точно не хочет его возвращения.
   Энни развелась с ним, чтобы быть свободной. В последнее время она задумывалась: свободной для чего? Она никогда не хотела покидать этот город. Для этого она была слишком привязана к семье и очень любила родной дом. Она просто чувствовала, что с Нэшем ей чего-то не хватало. Чего-то такого, что она все еще продолжала искать.
   Интерес Нэша к Келли означал, что Энни наконец может получить долгожданную свободу и независимость, которых так сильно жаждала. Просто ей необходимо привыкнуть к новой реальности.
   Энни вздохнула и повернулась к бару, заметив, что сидит напротив Джо. Она отвлеклась от мыслей о прошлом и переключилась на Джо, разглядывая его.
   С тех пор как они были детьми, Джо сильно изменился. Он стал выше ростом и шире в плечах, на него приятно смотреть: всклокоченные русые волосы, как будто он только что вернулся с пляжа, под футболкой – крепкое мускулистое тело.
   Энни поставила стакан на стойку бара и улыбнулась, надеясь компенсировать ту резкость, которую позволила себе немного раньше.
   – Надо налить еще, – обратилась она к Джо.
   – С удовольствием. – Он наполнил ее стакан газировкой.
   – Простишь меня? Мне не следовало так грубо обрывать тебя.
   – Это точно, – скептически заметил Джо.
   – Да, и мне очень жаль.
   – Потому что тебе действительно жаль, или потому что твой бывший побежал за другой женщиной, и я могу утешить твое задетое самолюбие? – уточнил Джо.
   – Ой! – воскликнула Энни, поставив стакан и шутливо схватившись за сердце.
   – Я просто сказал то, что думаю, дорогая.
   – Я знаю. – Джо всегда говорил откровенно, и Энни нравилась эта черта в нем. На самом деле ей многое в нем нравилось. Она поставила локти на барную стойку и подалась вперед. – Я сказала, мне очень жаль, потому что мне действительно жаль. Что касается Нэша, я развелась с ним, забыл? С ним покончено.
   – Тогда докажи это, – с вызовом сказал Джо.
   – Как?
   Джо тоже поставил локти на прилавок, и теперь их лица оказались почти рядом.
   – Приходи ко мне на свидание.
   В кровь хлынул адреналин, и Энни резко выдохнула. После развода она ни с кем не встречалась. Сказать «да» такому уверенному сексуальному мужчине, как Джо, все равно что с головой нырнуть в глубокое озеро, не поискав сначала брода.
   Энни очень этого хотелось. В конце концов разве не для этого она развелась? Потому что поставленный диагноз научил ее, что жизнь коротка и непредсказуема и нельзя жить с оглядкой. Нэш был ее защитником с тех пор, как они встретились, когда ей было шестнадцать. Но в их отношениях никогда не было искры. Ей хотелось почувствовать жизнь в полной мере, и, видимо, Джо испытывал такое же желание.
   Единственная проблема – ее болезнь. У нее был диагностирован рассеянный склероз, и Энни не знала, когда случится приступ, который может длиться от суток до недели и даже больше. Она не хотела ни для кого быть обузой, особенно для такого энергичного человека, как Джо.
   Нэш досаждал ей своей чрезмерной заботой. Но его она понимала. А вот Джо понять ей было трудно. Меньше всего ей нужна его жалость.
   И все же ей хотелось нырнуть в глубокое озеро чувств. Когда она смотрела в темно-карие глаза Джо, в животе у нее словно бабочки крылышками махали.
   – Почему? Почему ты хочешь встречаться со мной?
   – Ты шутишь? Последние шесть месяцев я стараюсь тебе понравиться. Ты знаешь это.
   Слова Джо повысили ее самооценку, она в этом очень нуждалась.
   – Но мне не нужен еще один парень, который чувствует потребность заботиться обо мне. Я могу сама о себе позаботиться.
   – Хорошо. – Джо выпрямился в полный рост и сложил руки на груди. – Потому что существует большая разница между тем, чтобы хотеть тебя, и желанием присматривать за тобой, – прямо заявил он. – Довольна теперь?
   – Довольна, – улыбнулась Энни, даже сама удивившись. – Поэтому я говорю «да». Я встречусь с тобой. Какие у тебя были планы?
   – Это будет сюрприз, – широко улыбнулся Джо. – Субботний вечер подойдет? Мой менеджер присмотрит за баром.
   – Заезжай за мной, – кивнула Энни.
   – Будь готова в восемь.
   – Думаю, я справлюсь с этим.
   – Отлично, с нетерпением жду, – подмигнул ей Джо и отвернулся, занявшись другим посетителем.
   Снова оставшись в одиночестве, Энни поискала глазами Келли, но та не вернулась в бар. Нэша тоже нигде не было видно. Где-то в глубине души Энни обрадовалась этому. Лучше она отправится домой и будет наслаждаться ожиданием предстоящего свидания.

   Джо видел, что Энни ушла из бара, и крепко сжал салфетку в руке. Для того чтобы добиться свидания с женщиной, в которую был влюблен с тех пор, как в пятнадцать лет увидел ее выходящей из кафе-мороженого, ему пришлось слукавить. Черт, да, он будет не прочь позаботиться о ней. Наверное, при рождении он получил избыточное количество гена заботы, который отсутствовал у его отца.
   Отец, который передал ему этот бар, использовал его как место для непродолжительных знакомств с женщинами. Мать Джо была первой в этом длинном списке, с тем отличием, что на ней Фрэнк, отец Джо, женился. Фрэнк никогда не был хорошим мужем, часто являлся домой пьяным и с запахом женских духов. Его никогда не интересовало, чего жена хотела от жизни. Джо и его сестра никогда не любили старика. Джо даже испытал облегчение, когда тот умер.
   Он увлекся Энни еще в старших классах школы. Теперь, когда она была свободна, ему хотелось узнать ее лучше. При этом нельзя переступать черту и стать похожим на Нэша, который все берет в свои руки и делает, что он хочет. Джо сказал себе, что будет заботиться об Энни так, чтобы не обидеть ее. Часть своей заботы он уже истратил на мать. Хотя Айлин Локхарт было теперь лучше, Джо знал, что это такое – ухаживать за эмоциональной и хрупкой женщиной. Ему помогала сестра, и все равно было нелегко.
   Он уважал Энни за стремление к равенству и независимости. Но равенство требует доверия, а она недостаточно хорошо знает его. Расставшись с мужем и обнаружив у себя серьезную болезнь, ей хотелось веселья и никаких ограничений.
   А Джо хотел ее.
   Он может дать ей то, что она хочет, прямо сейчас. Они будут веселиться вместе, и ему хватит терпения, чтобы завоевать ее.

   Келли не удалось исчезнуть из бара. Не успела она узнать, что ее новая подруга когда-то была замужем за Нэшем, так ей пришлось наблюдать, как он заботлив и внимателен. Келли почувствовала приступ жгучей ревности и возненавидела ситуацию, в которой вдруг оказалась. У нее в жизни было достаточно неприятных треугольников, чтобы хватило на всю жизнь.
   Оказавшись на автостоянке, Келли стала искать свой «форд-фиеста» и поняла, что ей не повезло и она припарковалась под неисправным фонарем. Он мигал, и Келли долго пришлось шарить в сумке в поисках ключей. Наконец она их нашла.
   – Келли!
   Услышав голос Нэша, Келли от неожиданности уронила ключи.
   – Почему ты убежала? – подошел он сзади.
   – Я уже сказала тебе. Мне нужен был свежий воздух.
   – Почему? – Вокруг глаз Нэша мелкими лучиками разбежались морщинки, которые делали его еще более сексуальным.
   Келли догадывалась, почему он задает ей такие дурацкие вопросы.
   – Потому что там было душно. Почему же еще?
   – Потому что ты узнала, что мы с Энни когда-то были женаты.
   – Ты не выбираешь выражений, да? Говоришь прямо, – смутилась Келли.
   – Да, когда дело касается чего-то или кого-то, кого я хочу. – Нэш уперся рукой в крышу ее машины и сверлил Келли серьезным пристальным взглядом.
   После этих слов она снова почувствовала, что ей не хватает воздуха.
   – С каких это пор ты меня хочешь?
   Нэш вдруг рассмеялся. Его глубокий грудной смех шел откуда-то изнутри, и Келли прежде такого не слышала.
   – А когда это я не хотел тебя? – Нэш протянул руку и, взяв локон ее волос, пропустил его между пальцев.
   Этот жест был таким сексуальным, и Келли почувствовала тяжесть внизу живота. Она сглотнула и облизнула пересохшие губы.
   – Наверно, я должна перефразировать свой вопрос. С каких это пор ты захотел изменить свое поведение? Только вчера вечером мы решили, что между нами ничего не может быть из-за Тесс.
   – С тех пор я только и делаю, что думаю о Тесс, – кивнул Нэш и помолчал немного. – Но влечение друг к другу сильнее всяких решений.
   Его хриплый голос будоражил кровь Келли и вызывал в теле дрожь.
   – Неужели мы позволим четырнадцатилетнему подростку диктовать, как нам себя вести? – продолжал Нэш.
   Келли захлопала ресницами, потрясенная не столько переменой в его позиции, сколько разумным объяснением.
   – Я не думала об этом.
   – Я тоже, пока Дир не подсказал мне, – со смущенной улыбкой на губах признался Нэш.
   – Вы с Диром говорили обо мне? – Господи, неужели этот вечер может быть еще более унизительным?
   – Мы говорили о нас, – покачал головой Нэш. – Не забывай, что именно Дир прервал нас вчера вечером.
   – Не напоминай мне, – выдохнула Келли.
   – И именно он помог мне разумно взглянуть на ситуацию. Я хочу сказать, что он прав и мы не должны позволять подростку определять наше поведение.
   – Согласна, – медленно кивнула Келли. – К сожалению, это никак не влияет на тот факт, что между нами больше ничего не может быть.
   – Почему нет? – потрясенно захлопал глазами Нэш. – Мы оба взрослые люди. Мы можем доверять друг другу и вести себя как взрослые люди сейчас и потом… когда все закончится.
   «О, какой оптимистичный прогноз», – подумала Келли. Но по крайней мере он честен в том, что ищет кратковременных отношений. И она – тоже. Если позволит себе увлечься им. Но она не позволит.
   – Я уже прошла через отношения с одним человеком, который клялся, что его брак исчерпал себя. И больше этого не хочу. – Келли сложила руки на груди, словно отгораживаясь от него.
   Нэш положил ей руку на плечо. Келли попыталась отступить назад, но уперлась спиной в машину. Дальше отступать было некуда.
   – Мы с Энни разведены. И именно она выступила инициатором этого развода. Поверь мне, она не будет против, если ты будешь со мной, – обещал Нэш.
   «Неужели он такой бестолковый?» – подумала Келли.
   – Именно это я и говорю! Она, может, и закончила отношения с тобой, но ты – нет. Любой наблюдательный человек заметит, как ты общаешься с ней, и тут даже слепому видно, что ты все еще испытываешь к ней чувства.
   – Конечно, я волнуюсь за нее. Она больна, ей нужен друг, который знает и понимает это. Только и всего. Мы друзья, – настаивал Нэш. – У нас платонические отношения.
   – Нэш… – Келли вытянула руку, чтобы сохранить барьер между ними.
   – Келли, – в его голосе слышалась мягкая ирония, – у нас с тобой все иначе, чем у меня с Энни. – Его пальцы переплелись с пальцами Келли, и она почувствовала жаркую волну, разливающуюся по телу. – Между мной и Энни никогда не вспыхивало такого жара.
   Прежде чем Келли успела сообразить, он подтянул ее к себе. Ее грудь коснулась его груди, и Нэш всем телом прижал ее к машине. Келли оказалась в ловушке, совершенно ясно чувствовала его выступающую под джинсами плоть. Ее тело мгновенно откликнулось, прильнув к нему еще сильнее, а кровь превратилась в раскаленную лаву.
   Оба слились в пламени чувств, и жаждущий рот Нэша прижался к ее губам. Он обследовал их, пробовал на вкус, был требователен, пока, наконец, его язык не проник к ней в рот. Келли застонала и обхватила руками его шею, наслаждаясь своими ощущениями. Понимая, что это все, что она может взять от него, она запустила пальцы ему в волосы и полностью отдалась во власть его желаний. В конце концов, насколько далеко они могут зайти на парковке? Но, задавшись этим вопросом, Келли почувствовала, как сжалось все внутри от растущего в ней желания, понимания, что ей хочется большего.
   – Ты прав, – с усилием отпрянула она. – Мы слишком горячие, – пробормотала Келли. – Но ты все еще эмоционально связан с бывшей женой, поэтому между нами ничего не может быть.
   Дрожа всем телом, Келли присела, подняла ключи и, не обращая внимания на возражения Нэша, открыла машину и проскользнула внутрь.
   – Я упрямый, – сказал Нэш, помогая ей закрыть дверцу.
   Значит, ей придется доказать, что она может быть более упрямой, чем он.

Глава 5

   Келли готовила себе овсянку на ультрасовременной кухне Итана и вспомнила свою кухню – крошечное помещение в маленькой квартирке. Трудно было поверить, что прошла уже половина недели. Итан и Фейт вернутся в воскресенье вечером, и она переедет к себе, где все еще предстоит обустроить.
   Микроволновка подала сигнал, Келли достала тарелку и села за стол рядом с сестрой.
   – Мне понравилась твоя подруга Мишель, – начала Келли. Девочка была совсем не похожа на Тесс, говорила тихо и была более женственной. Удивительно, что Тесс выбрала ее в подруги, но она производила хорошее впечатление.
   – Нормальная девчонка, – пожала плечами Тесс.
   Келли прищурилась, уверенная, что за этой дружбой противоположностей что-то скрывается.
   – Ты что-то не договариваешь? – спросила она.
   – Просто она единственная девчонка, которая тусуется со мной. Счастлива теперь? – фыркнула Тесс.
   – А ты счастлива? – спросила Келли, дождавшись, когда Тесс неохотно подняла на нее глаза. – Я хочу спросить, ты счастлива в Берчвуде?
   Тесс запихнула в рот ложку хлопьев и, хрустя ими, поинтересовалась:
   – Это имеет значение?
   – Ну конечно, имеет! Итан отправил тебя в Берчвуд не для того, чтобы ты была несчастной. Он думал, это поможет тебе в рисовании. Он думал, ты будешь счастлива.
   – И вбухал уйму денег, чтобы засунуть меня туда. – Тесс погрузила ложку в чашку. – Я не смогла бы слинять, даже если бы хотела. – Она встала, взяла чашку и поставила ее в раковину.
   – Спасибо, что убираешь за собой посуду, – довольная, сказала Келли.
   – Если не уберу, – бросила через плечо Тесс, открывая воду, – Розалита спустит с меня…
   – Следи за выражениями! – подвела черту Келли. – Ты думала о том, в какую школу хочешь ходить?
   – Может, в государственную, – энергично кивнула Тесс, – где у детей не так много денег, что куры не клюют.
   «И где к тому же увеличивается вероятность того, что Тесс снова свяжется с неблагонадежной кучкой подростков», – подумала Келли. Но она была уверена, что счастливая Тесс будет радовать их и не будет вести себя импульсивно. И потом, она все еще наблюдается у психотерапевта и должна понимать, что ситуация под контролем.
   – Вот что я тебе скажу, – вздохнула Келли. – Ты опять становишься той приятной девочкой, какой была в конце лета, а когда Итан вернется домой, я поговорю с ним о перемене школы.
   Келли, если не юридически, то фактически, была опекуном Тесс. Переехав в Серендипити, она решила, что Тесс должна жить с Итаном, где ей будет лучше, но ответственность за сестру делила с Итаном поровну.
   – Ты сделаешь это? – широко распахнув глаза, с надеждой в голосе спросила Тесс.
   – Если ты будешь следить за своей речью и помнить, как себя надо вести.
   На самом деле Келли сделает все, чтобы сестра была счастлива, но Тесс совсем не обязательно знать, насколько легко она может все получить. Только вера Тесс в то, что ее будущее зависит от ее поведения, может помочь Келли.
   – Договорились! – Тесс протянула сестре руку, чтобы скрепить договоренность.
   – Договорились, – согласилась Келли, обнимая сестру.
   Тесс поежилась, но обняла сестру в ответ.
   – А теперь окажи мне услугу, – сказала Келли.
   – Так ты подлизывалась ко мне? – прищурилась Тесс, отступая назад.
   – Жаль, что я не оказалась такой находчивой, – засмеялась Келли. – Я собиралась попросить тебя сделать это, несмотря ни на что.
   – Ой-ой! – Тесс сложила руки на груди. – И что же это такое?
   – Позвони Нэшу, – Келли указала на мобильный телефон сестры, – и пригласи его на ужин сегодня вечером в шесть часов.
   – Ты шутишь, – испуганно заявила Тесс.
   – Нет. Пригласи его. А я потом скажу Розалите, что у нас будет гость. – Келли встретилась с дерзким взглядом Тесс и ждала, не отводя глаз.
   – Я не хочу, – недовольно надула губы Тесс.
   – Я знаю. Но ты позвонишь. Во-первых, потому что ты только что пообещала мне хорошо вести себя; во-вторых, потому что он твой брат; и, в-третьих, потому что ты оцениваешь его, основываясь на его отношении к Итану.
   – И что? – захныкала Тесс.
   Келли выдохнула и подбоченилась, решив не только проявить себя взрослой в этом противостоянии, но и доказать свою точку зрения.
   – А то, что его дела с братом тебя не касаются. Это не твое дело.
   – Но…
   Келли покачала головой и подняла руку, чтобы остановить неизбежную тираду Тесс.
   – Держу пари, если ты лучше узнаешь его, ты лучше его поймешь. Он даже понравится тебе.
   – Как понравился тебе? – не выдержала Тесс.
   Черт, смышленая девочка.
   – Да, как понравился мне. – Лучше с этим смириться, чем спорить, подумала Келли. – Я считаю, Нэш – надежный и порядочный парень.
   И крайне привлекательный в сексуальном плане. «Если он такой порядочный, тогда почему я его отталкиваю?» – спросила себя Келли. Ответ очевиден. Райан Хейуард тоже был порядочным. В душе Келли понимала, что Райан посчитал себя свободным от бывшей жены и от брака. Он не собирался намеренно изменять ей или причинять боль. Но сделал это.
   Келли взглянула на Тесс, отбросив мысли о Райане.
   – Отлично! – Тесс схватила телефон и позвонила Нэшу. – Келли сказала пригласить тебя сегодня на ужин. Ты занят?
   Приглашение еще ничего не значит, подумала Келли, но по крайней мере она сделала попытку.
   – Хорошо. – Тесс закончила разговор и взглянула на Келли: – Он сказал, что придет, и просил передать, что с нетерпением этого ждет, – скорчив гримасу, добавила Тесс.
   – Уверена, он имел в виду, что с нетерпением ждет, когда сможет увидеть тебя. Он просто благодарен, что я его пригласила. – Тогда почему в животе опять затрепетали бабочки от одной только мысли, что она снова увидит его?
   Келли отогнала эту мысль и отправила Тесс собираться в школу. Вечер наступит скоро.

   Келли бросила взгляд на часы, которые светились на микроволновой печи. Половина седьмого. Стол накрыт, ужин греется в духовке, цыпленок с абрикосами, которого приготовила Розалита, наверно, уже засох, пока они ждали Нэша. В шесть пятнадцать Келли разрешила Тесс поиграть в компьютерные игры и поболтать с друзьями, пока не придет Нэш. Она думала, что он будет пунктуален, как в тот день, когда надо было ехать на родительское собрание. Не может же он не приехать, во всяком случае, без уважительной причины и не перезвонив.
   Келли снова взглянула на часы и нахмурилась.
   – Раньше я думала, мистер Итан – плохой человек, – сказала Розалита. Она стояла у раковины и, вымыв тарелку, вытерла и поставила ее на полку.
   – Теперь ты так больше не думаешь?
   – Нет, – покачала головой полная женщина. – Но я не говорю ему этого, – улыбнулась Розалита. – Мистер Дир – полицейский, поэтому я всегда думаю, что он хороший человек.
   – А Нэш? – Келли закусила внутреннюю сторону щеки. – Что ты думаешь о нем?
   Розалита обошла кухонную стойку и села за стол рядом с Келли.
   – Я не очень хорошо его знаю.
   – Уверена, сегодня вечером ты узнаешь его получше. – Келли снова бросила взгляд на часы. Ей не хотелось говорить о Нэше у него за спиной или раскрывать его секреты.
   – Может, он задержался на работе и забыл позвонить? – предположила экономка.
   Если это так, то это значит, что он ни с кем не считается.
   – Он не придет, да? – появилась в дверях Тесс.
   – Мы этого не знаем. – Келли взяла наконец домашний телефон, набрала номер Нэша, но сработал автоответчик.
   Келли дождалась сигнала и беззаботным голосом, который стоил ей невероятных усилий, сказала:
   – Нэш, это Келли. Мы с Тесс ждем тебя. Ужин готов и пахнет очень вкусно… Надеюсь, ты уже в дороге. Увидимся.
   Положив трубку, Келли безнадежно посмотрела на Тесс.
   – Уверена, у него есть веская причина, – обронила она, пытаясь оправдать Нэша и сохранить его статус в глазах сестры.
   В конце концов, для этого и был затеян этот ужин. Иначе зачем Келли просто сидеть с ним за столом?
   Сердитый вид Тесс выдавал ее подавленное состояние. Если с Нэшем не случилось какое-то несчастье, упаси Бог, она сначала убьет его и только потом узнает в чем дело.
   Спустя несколько минут у Келли зазвонил мобильный телефон. Она взглянула на номер и отрицательно покачала головой, глядя на Розалиту. Это был не Нэш.
   – Привет, Энни, – ответила она на звонок.
   – Привет. У меня отец в больнице, ему требуется безотлагательная операция по шунтированию, – раздался в трубке дрожащий голос Энни, – четырехстороннему.
   – Мне очень жаль, – вздрогнула Келли.
   – Он хочет поговорить с тобой, перед тем как пойдет на операцию. Неловко тебя беспокоить, но ты не могла бы приехать прямо сейчас в университетскую больницу?
   – Конечно! Как ты? В порядке?
   – Плохо соображаю.
   – Я скоро буду. – Келли подумала, что задала невероятно глупый вопрос. Отцу Энни предстоит серьезная операция, поэтому, конечно, ей тяжело. Она поедет, потому что Ричард просил ее приехать, скорее всего хотел дать указания относительно того, что должно быть сделано в офисе, но еще она поедет туда из-за Энни.
   Когда Энни объяснила ей, где она ее встретит, Келли попрощалась и повесила трубку. Она позвала вниз сестру и объяснила ей и Розалите, что случилось, правда, Тесс ничего не хотела знать, она все равно злилась на Нэша.
   Келли не винила ее. Она взглянула на сестру и отметила, что та переоделась в темно-синие спортивные штаны и огромную, не по размеру, толстовку с капюшоном. Это всегда было признаком плохого настроения. Келли поняла этот безмолвный сигнал, благодарная, что Тесс ограничилась только домашней одеждой, не стала надевать свой старый армейский бушлат и другие бунтарские штучки, которые были на ней в момент прибытия в Серендипити.
   – Можешь и ужин съесть, – вздохнула Келли.
   – Отлично, – пробормотала Тесс. – Но я съем все. До последнего кусочка. Поэтому если он все-таки появится, от ужина ничего не останется.
   – Оставь мне хоть немного. Поговорим, когда вернусь. – Бросив еще один взгляд на накрытый стол, она вышла, чувствуя, что ее не покидает желание расправиться с Нэшем.
   Оказавшись в машине, она помедлила немного, соображая, куда ей надо ехать, потом вспомнила, что, проезжая по шоссе, видела знак больницы, поворот перед Серендипити. Келли прекрасно ориентировалась на местности, поэтому доехала быстро.
   Келли припарковалась на заднем дворе и бросилась к главному входу. Энни обещала встретить ее у стойки информации. Она огляделась вокруг, но кроме пожилой женщины в инвалидном кресле с медсестрой и парочки, которая о чем-то говорила с охранником, никого не увидела.
   Пока не повернулась к киоску подарков и не заметила знакомые белокурые кудри Энни. Она стояла, съежившись, у витрины, заполненной шариками и мягкими игрушками, рядом с ней был не кто иной, как Нэш. Увидев их рядом, Келли почувствовала укол ревности, пронзивший ее сердце. Она ненавидела это чувство, оно напомнило ей, почему она запретила себе увлекаться этим мужчиной.
   «Спокойно», – приказала себе Келли. Здесь находится отец его бывшей жены. Конечно, он приехал сюда, вместо того чтобы появиться на ужине… Но мог хотя бы позвонить. Его озабоченность делами Энни испортила и без того неважные отношения с Тесс. И с Келли он повел себя невежливо, делая ей больно.
   Келли оглянулась на выход, не зная, как поступить: уйти или подождать. Она не хотела мешать им, но стоять в одиночестве в холле, как потерявшийся ребенок, совсем глупо.
   

notes

Сноски

1

2

3

4

5

6

7

8

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →