Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Земля весит около 6.588.000.000.000.000.000.000.000 тонн.

Еще   [X]

 0 

Храбрость быть одному (Кришнамурти У.Г.)

автор: Кришнамурти У.Г. категория: ИндияУчения

Храбрость быть одному - беседы с Ю Джи Кринамурти.

«Вам нужен ответ, и вы думаете, что то, что я скажу, будет тем самым ответом. Но это не так. Возможно, я нашёл собственный ответ, но это не ваш ответ. Вы должны выяснить для себя и у себя свой собственный путь функционирования в этом мире, это и будет ваш ответ». У.Г. Кришнамурти

Об авторе: Уппалури Гопала Кришнамурти (Uppaluri Gopala Krishnamurti , 1918-2007) - один из выдающихся духовных искателей нашего времени. Его опыт неоднозначен и одновременно уникален. Иногда его называют «анти-гуру», и в этом он удивительно похож на своего более известного тезку - Джидду Кришнамурти… еще…



С книгой «Храбрость быть одному» также читают:

Предпросмотр книги «Храбрость быть одному»

 У.Г. Кришнамурти
Храбрость быть одному


-=
ПРЕДИСЛОВИЕ
Когда я услышал от своей подруги, Джули Тайер, что аудиобеседы Ю Джи 1982 года «Сдаться» выходят в печати, я был ужасно доволен и немедленно согласился на её предложение. Она звонила из Нью Йорка и спрашивала не могу ли я написать предисловие к книге этих бесед. Я согласился с благодарностью.
Когда Ю Джи пригласил меня в 1978 приехать в Бангалор, где он остановился в доме у своих друзей и откуда в то время устраивались его индийские перемещения, я тут же ответил: «Да, сэр, я с радостью». В свою очередь я напомнил ему о моём приглашении годичной давности в Амстердам: «Там многие люди ждут и хотели бы видеть Вас». Через пять лет Ю Джи всё-таки приехал в Амстердам, в 1982, и, к его собственному удивлению, остался на целых три недели, живя в доме, предложенном неким скульптором Раджнишисом. Мой дом в то время не был достаточно большим и не совсем подходящим в ином плане, как заметила Валентина («мой попутчик», - называл её Ю Джи), всё ещё сопровождавшая его в путешествиях.
Ю Джи влюбился в Амстердам – как и большинство иностранных приезжих, - в его каналы и цветы. Город поразил его, что можно видеть в его ярких и мощных беседах. Многие люди тогда пришли встретиться с ним, послушать его. Среди них были психологи и издатели, журналисты, пишущие на духовную тематику, и санньясины, курильщики гашиша и «дети цветов». Среди пришедших был известный поэт, недавно получивший награду за то, что говорил не переставая в течение 24 часов (и Ю Джи молчал, пока тот не высказал всё, что хотел!) В общем, это была весьма смешанная публика. Всё же, я бы сказал, все они были настоящими людьми.
Эти плёнки – сама суть диалогов в Амстердаме. К счастью, мы установили диктофон и, с разрешния Ю Джи, почти все беседы (около 24 часов аудиоматериала) были записаны. Я делал эти записи с большим энтузиамзом и восторгом. Когда визит Ю Джи подошёл к концу, я подумал, что можно было бы сделать кассеты из имеющихся записей, в основном для того, чтобы дать послушать их своим друзьям. Но было слишком много материала, чтобы его можно было поместить на одну кассету. Усилие в конце концов увенчалось успехом в серии «Сдаться», состоящей их трёх кассет и общей продолжительностью четыре с половиной часа.
Я редактировал записи в сентябре-октябре 1982-го. Я ощущал огромную и полнейшую благодарность, пока занимался этим. С тех пор множество копий этих кассет нашли свой собственный путь, разлетевшись по всему земному шару. Люди звонили мне из Германии, Франции, Австрии и Австралии, Италии и т.д. – всего около 14-ти стран. Также много копий было сделано в Индии. И каждый год с тех пор, когда мы всречались, Ю Джи замечал: «Кажется, вы сделали что-то сногшибательное. Ваши кассеты хвалят там и тут, где бы я ни был».
В этой печатной версии заглавие изменено на «Храбрость быть одному».

«Очень мило с вашей стороны, что вы пришли сюда, – но вы пришли не туда, куда нужно. Вам нужен ответ, и вы думаете, что то, что я скажу, будет тем самым ответом. Но это не так. Возможно, я нашёл собственный ответ, но это не ваш ответ. Вы должны выяснить для себя и у себя свой собственный путь функционирования в этом мире, это и будет ваш ответ».
Я надеюсь, что эти слова Ю Джи, сказанные им однажды своим гостям, когда они сидели во дворике его дома в Гштаадте, Швейцария, нашли вас как слушателя (теперь как читателя), достаточно храброго, чтобы «стоять одному, на своих собственных твёрдых ногах».


Хэнк Шонвилл
Амстердам, Голландия
июль, 1995

-=

ХРАБРОСТЬ ОСТАТЬСЯ ОДНОМУ
-беседы с Ю Джи Кринамурти

Амстердам, сентябрь 1982
переписано и отредактировано
Эллен Кристалл

Оригинальная запись сделана и отредактирована
Хэнком Шонвиллом

Перевод с английского
В. Андрущенко

- = -= =- =- = = -= -= -=-= =- =- =- = -=- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- =- -= -= =


«Моё учение, если вы желаете пользоваться этим словом, не имеет авторского права. Его можно распространять, воспроизводить, объяснять, искажать.., вы можете делать что желаете – даже притязать на авторство без моего согласия или чьего-либо разрешения»
Ю Джи


Часть I . Вам не нужно делать что-то

Вопрос: Ю Джи, согласитесь ли вы со мной, что вы живёте в состоянии без всяких трений?
У.Г. ...не в конфликте с обществом. Это единственная реальность, которая у меня есть, - мир, каков он есть сегодня. Понятие предельной реальности, которое изобрёл человек, не имеет никакого отношения к реальности этого мира. Чем дольше вы ищете эту «предельную реальность» (или дайте ей любое другое имя), всё меньше возможности для вас прийти к согласию с этим миром, с тем, что только и есть. Что бы вы ни делали, чтобы уйти от реальности этого мира, это мешает вам быть в гармонии с вещами вокруг вас.
У нас есть идея о гармонии. О том как жить в мире с самим собой, – но это лишь идея. Этот необыкновенный мир и покой уже существует. Что вам мешает жить в мире с самим собой это ваша собственная идея о «мире», которая совершенно невыполнима в отношении функционирования этого тела. Если вы освободите себя от бремени того, чтобы ухватить ту реальность, ощутить её, быть в ней, вы поймёте, что невозможно познать реальность чего бы то ни было. Нет способа узнать реальность чего-либо, - но по крайней мере, вы перестанете жить в мире иллюзий. Вы обнаружите, что нет ничего, что вы должны сделать, чтобы постичь реальность вещей, кроме разве той реальности, которую предлагает нам общество. И мы должны принять и эту реальность, предлагаемую обществом, потому что очень важно для нас функционировать в этом мире мудро и разумно. Если мы не принимаем, мы теряем такую возможность. Тогда человек в конце концов попадает в сумашедший дом. Таким образом, нам нужно принять реальность, наложенную на нас культурой, обществом, или называйте, как хотите, - и в то же время понять, что нам не нужно делать ничего, чтобы пережить подлинную реальность чего бы то ни было. Тогда вы не будете в конфликте с обществом, и потребность быть кем-то другим, не тем, чем вы являетесь, также придёт к концу.
Цель, которую вы поставили перед собой, цель, которую вы считаете своим идеалом, цель, состоящая в том, чтобы быть кем-то другим, - её больше нет. Нет вопроса о принятии чего-либо, и те цели, которые общество поставило перед вами, за чем мы гонялись, чего так хотели, их тоже нет. Нет и желания достигать чего-либо. Таким образом, вы только то, что есть.
Когда движение в направлении становления чем-то другим, чем вы есть, остановлено, вы больше не в конфликте с самим собой. А если вы не в конфликте с собой, вы не конфликтуете с общесвом вокруг вас. Пока же вы не примирились с собой, нет речи о мире с другими. Тогда даже нет гарантии, что с вашими соседями у вас будет мир. Но, как видите, вы не озабочены этим. Если вы в мире с самим собой, вы представляете угрозу для общества, каково оно есть на сегодняшний день. Вы будете угрозой своим соседям, потому что они приняли для себя реальность этого мира как реально существующего, и потому, что они всё ещё преследуют некую забавную вещь, называемую «покоем». Вы будете угрозой их существованию, каким они знают его и каким чувствуют его. Поэтому вы одиноки – не то одиночество, которого люди пытаются избежать; вы все одиноки.
Это не та высшая реальность, в которой заинтересованы многие люди, это не учение гуру, ни учение каких-то святых, ни все эти многочисленные техники, которые у вас есть, дающие вам ту энергию, которую вы ищете. Как только движение [мыслей] прекращается, это приведёт в действие и даст высвободиться той энергии, которая уже есть. Этого не может быть в учении святых. Этого нет в техниках, которые изобрёл человек, - потому что тут нет никакого трения. Вы в самом деле не знаете, что это.
Движение там [указывает на слушателей] и движение тут [указывает на себя] это одно и то же. Человеческая машина не отличается от механизма, который действует вокруг. Одно и другое работают в унисон. Какая бы ни была там энергия, та же энергия функционирует здесь. Таким образом, какую бы энергию вы ни ощущали, практикуя свои техники, это энергия трения. Эта энергия создаётся трением мыслей – желание ощутить энергию и даёт вам её ощутить. Но эта энергия – нечто, что вообще нельзя никак ощутить. Это просто выражение жизни, манифестация жизни. Вам не нужно ничего делать.
Что бы вы ни делали, чтобы ощутить это, это закрывает от вас энергию, которая уже здесь, в которой выражается жизнь, которой жизнь заявляет о себе, которой жизнь функционирует. Это не имеет ценности в наших привычных оценочных терминах, это не одно из этого ряда – медитация, йога, техники и так далее. Я не против всего этого. Пожалуйста не поймите меня привратно. Но эти вещи не дадут вам достичь цели, которую вы поставили перед собой, – да и сама эта цель ложна. Если упругость тела ваша цель, то упражнения йоги, должно быть, помогут вам сохранить тело упругим. Но это не тот инструмент, который поможет вам достичь цели просветления, трансформации или как вы это называете. Даже техники медитации делают вас центрированными на себе. Это бесконечный процесс. Объект всех ваших исканий, предельная реальность, отбрасывается этими техниками, потому что они центрируют вас на самом себе. Вы вдруг осознаёте, или это снисходит на вас, что само желание и попытки достичь предельной реальности привязывают вас к самим себе. Нечего достигать, нечего находить, не к чему стремиться. Пока вы делаете что-либо, чтобы добиться своей цели, это всё ещё центрирование на самом себе. Я использую понятие центрирование на самом себе – но я не имею в виду, что есть некое «я», некая сущность. Я использую слова «я», «себя», потому что нет других слов. Это, как автомобиль, самоходная машина. Она двигает сама себя. Это всё, в чём она заинтересована. И всё, что вы делаете, чтобы достичь чего-то, это самоцентрирующая активность. Когда я говорю «самоцентрующая активность», вы определяете это как нечто, чего стоит избегать, потому что не-самость это ваша цель. Но пока вы делаете что-либо, чтобы не иметь самости, быть «не-я», вы будете само-центрированы. Поэтому сами техники, любые методы для того, чтобы рассеить иллюзию самости и стать «не-я», это самоцентрирующая активность.
К сожалению, общество поставило перед вами эту цель как идеальную, для общества человек без самости, без «я» - это великое средство, а общество первым делом заинтересовано в преемственности – в поддержании статутс кво. Так что все эти ценности, которые мы приняли как те ценности, которых должен придерживаться человек, нужны для того, чтобы ум человека мог двигаться, продолжать движение.
Цель – это то, что даёт вам возможность продолжать двигаться, но не ведёт никуда. Есть надежда, что в один день чудом или с чьей-то помощью вы сможете достичь цели. Эта надежда заставляет вас продолжать, но на самом деле, фактически, вы никуда не приходите, не получаете ничего. Однажды вы понимаете сами для себя, что та линия поведения, которой вы держитесь, чтобы достичь чего-то, не приводит вас никуда. И вы начинаете пробовать что-то другое, разное. Но если вы пробуете что-то одно, и это не работает, вы можете сразу же увидеть, что остальные системы точно таковы. Это должно быть очень, очень ясно, посмотрите. Каким бы из собственных стремлений вы ни потакали, в какой-то момент, в какой-то точке своего пути это нисходит на вас – всё это не ведёт никуда. Пока вы хотите чего-то, это ваш путь. Это должно быть очень, очень ясно. Чего вы хотите? Всё время я задаю этот вопрос: «Чего вы хотите?». И вы отвечаете: «Я хочу быть в мире с самим собой». Это невозможная цель для вас, поскольку, что бы вы ни делали, чтобы быть в мире с самим собой, это разрушает мир, который уже есть, уже присутствует. Вы приводите в движение ту силу, которая разрушает уже существующий покой - просто взгляните. Это непросто понять, что всё, что вы делаете, есть препятствие, что это единственая вещь, которая нарушает гармонию, мир, которые уже есть...
Любое движение [мысли], в любом направлении, на любом уровне – очень деструктивный фактор для гладкого и успешного функционирования живого организма, который совершенно не заинтересован в ваших духовных ощущениях. Ему не нужно ни одно из этих спиритуалистических ощущений, каким бы необычным оно ни было. Если вы получаете однажды какой-нибудь духовный опыт, вы в дальнейшем будете хотеть всё больше и больше таких опытов, и в конечном итоге вы захотите быть в таком состоянии постоянно. Но нет такой вещи как непрекращающееся счастье или постоянное блаженство. Вы думаете, что есть, потому что все эти книги говорят о постоянном счастье, непрекращающемся, вечном блаженстве. Вы знаете очень хорошо, что погоня за целью не ведёт никуда. Тот механизм, который у вас есть, тот инструмент, который вы используете, чтобы продолжать движение, он не умеет ничего другого. Он пришел в существование после стольких лет тяжёлой работы, усилий и потуг. Ваше желание прийти к состоянию безусильности через усилие не принесёт успеха. Так что забудте о безусильности – этого не сущствует вообще. Вы хотите достичь не-усилия через усилие – как, чёрт побери, вы собираетесь это сделать? Забудте всё, что вы делаете; любое движение, которое вы совершаете ради какой-либо цели, есть усилие.
Безусильность – не что-то, что может быть достигнуто через усилие. Что бы вы ни делали, чтобы прекратить усилие, само по себе усилие. Это нечто, сводящее с ума.. Вы всё ещё не загнали себя в угол. Если бы это было так, вы бы почувствовали, что сходите с ума; но вы лишь напуганы этим. Вы должны увидеть, что что бы вы ни делали, чтобы быть в этом состоянии не-усилия, для какой бы причины вам это не было нужно, это есть само по себе усилие. Полное отсутствие воли и полное отсутствие усилия, любого, в любом качестве, можно назвать состоянием безусильности; но это состояние нельзя достичь посредством любого рода действия, то есть усилия.
Если вы однажды поймёте бессмысленность всего, что вы делаете, - вы можете менять техники, вы можете менять учителей, но в действительности и посуществу само учение, которое вы используете, чтобы достичь цели, есть препятствие. Не важно, какому учителю вы следуете. Если вы сомневаетесь в учении, значит вы сомневаетесь и в учителе – и тогда приходит вывод: «Что-то не так во мне самом. Однажды я приду к пониманию». Если вы не можете понять сейчас, вы не сможете понять никогда. Понимание – это отсутствие желания понять – сегодня или потом.
В данный момент, не нужно никакое понимание. Понимание нужно чтобы понять что-то завтра – не сегодня. Сегодня вам нечего понимать.
Это, может, звучит смешно для вас, но так и есть. Что же вы хотите понять? Меня вы не можете понять совершенно. Я говорил на протяжении двадцати дней и я могу продолжать, но разве вы поняли что-то? Это не то чтобы трудно. Это очень просто. Но вся структура ума, о которой идёт речь, не принимает простоты этого. Это настоящая проблема. «Это не может быть простым», - думаете вы. Механизм так сложен и запутан, что он не может даже допустить, что это может быть просто. Поэтому вы поймёте когда-нибудь, в другой день, но не сегодня. Завтра та же история, и через десять лет та же история. Что же делать с этой ситуацией? Мы все были в ней. Вы падаете или взлетаете. Шансы упасть очень высоки, если вы загоните себя в угол. Но вы не собираетесь делать этого.
Что вы хотите понять? Я не говорю что-то глубокое. Я повторяю одно и то же день за днём, день за днём. В основном, это звучит очень противоречиво для вас. Что я делаю (вы не понимаете, что я делаю) - я делаю утверждение; но следующее утверждение отрицает первое. Иногда вы замечаете эти противоречия в том, что я говорю. На самом деле, это не противоречия. Утверждение не выражает то, что я хочу выразить, поэтому следующее утверждение в какой-то мере опровергает предыдущее. Третье утверждение опровергает два первых, четвёртое – первые три. У меня нет намерения добиться этим какой-то цели. Также я не рассчитываю что-то передать вам. Нечего передавать. Только эти последовательности отрицаний. БЕЗ всякой идеи достичь этим какой-либо цели. Ваша цель – это понимание. Вы хотите понять, не так ли? Но тут нечего понимать. Вы всё время извлекаете из этого какой-то смысл, я же говорю вам, что ничего подобного тут нет. Это не доктрина нети-нети.
Знаете, в Индии очень хорошо развили этот негативный подход. Но этот так называемый негативный подход на самом деле позитивный подход, потому что они всё же заинтересованы в достижении цели. Они не добились ничего позитивным подходом, так что они изобрели так называемый негативный подход. «Не это, не это, не это». Неизвестное не может быть достигнуто, смотрите сами, его не ощутить через позитивный подход. Так называемый негативный подход на самом деле не негативный, потому что до сих пор присутствует цель достичь неизвестного, или желание ощутить что-то – что невозможно ощутить. Это только трюк. Игра с собой – только и всего. Пока будет некая позитивная цель, и не важно, какая это цель, – и неважно называется она позитивной или негативной, - это всегда будет позитивный подход, не негативный подход. Хорошо играть в игры, это интересно, но нет такой вещи как «запредельное» и нет такой вещи как «неизвестное». Если вы допускаете, что есть такая вещь как неизвестное, вы начинаете предпринимать что-то, чтобы достичь этого, узнать это. Ваш интерес – знать. И это движение не придёт к концу до тех пор, пока вы будете желать пережить нечто, что невозможно пережить.
Не существует вообще такой вещи как неизвестное. Как я могу говорить, что не существует такой вещи, как неизвестное? Как я могу делать такое догматичное заявление? – вам нужно это выяснить. Пока вы притязаете на неизвестное, это движение не может закончиться. Вы можете что-то делать – и это даёт вам надежду – что в один прекрасный день вы наткнётесь на переживание неизвестного. Но как неизвестное может когда-либо стать известным? Нет шансов. Даже если на одно мгновение предположить, что этого движения нет (движение, направленное на то, чтобы узнать неизвестное), - то, что останется, вы никогда не сможете узнать. Нет способа узнать это, совершенно, нельзя это схватить и ощутить и потом выразить пережитое как-то.
Что же говорить о блаженстве, вечном блаженстве, вечной любви – всё это просто романтическая поэзия. Потому что нет никакой возможности схватить это, вместить это и как-либо выразить. На вас лишь может снизойти, что используемый вами инструмент - не тот, который может помочь понять что-то; а другого инструмента нет. Так что нечего понимать.
У меня нет желания читать лекцию. Помогайте мне.
Смотрите, если вы переведёте то, что я говорю, в термины своих ценностей и понятий, своих кодексов поведения, тогда вы упустите суть. Не то чтобы я против моральных кодексов поведения. Они имеют свою социальную значимость. Они нужны для гладкого и правильного функционирования общества. Вам нужны определённые правила, чтобы функционировать в этом мире разумно. Иначе в мире будет совершенный хаос. Это социальный вопрос. Это не вопрос этики или религии. Вы должны разделить эти две вещи, потому что мы сейчас живём в другом мире. Нам нужно найти другой способ, чтобы сохранять гармоничные отношения с миром вокруг нас. Пока же вы пребываете в конфликте с самим собой, нет возможности вам помириться с миром, с обществом, с тем, что вас окружает. Вы сами виноваты в этом.
Я боюсь, что вы будете рассматривать всё, что я тут говорю, в контексте своих религиозных размышлений и действительно упустите самую суть. Это не имеет ничего общего с религией. Я не предлагаю вам измениться и стать чем-то, чем вы не являетесь. Это просто невозможно. Я не пытаюсь освободить вас от чего-то. Я не думаю, что есть вообще какая-то цель в этих беседах. Вы можете отбросить моё описание и сказать, что всё это бессмыслица, - это ваше право. Но может так случиться, что образ вашей цели или того, что будет с вами однажды, к чему вы придёте, приложив все возможные усилия, не имеет ничего общего с тем, что я тут пытаюсь вам показать. То, что я описываю, это не то, в чём вы заинтересованы.
Я говорил вам ранее, что я хотел бы дать вам хотя бы проблеск этого. Проблеск не в том смысле, как вы используете слово «проблеск». Прикосновение к этому. Но вам бы не хотелось вообще касаться этого. А то, что вы хотите, в чём заинтересованы, - этого не существует.

У вас может быть множество каких-то незначительных переживаний – если это и есть то, что вам нужно. Делайте разнообразные медитации, делайте всё, что можно, - вы получите эти опыты. Ещё проще пережить все эти вещи, принимая наркотики. Я не рекомендую наркотики, но они ведут туда же, к тем самым опытам.
Врачи говорят, что наркотики вредят мозгу, - но медитация тоже вредит мозгу, если вы заниаметесь этим серьёзно. Эти люди сходят с ума – они прыгают в реку, они убивают себя. Они делают самые разные вещи – запирают себя в пещерах – потому что они не могут находится лицом к лицу с этим.
Вы не можете видеть каждую вашу мысль, наблюдать за каждым шагом, который вы делаете. Это сведёт вас с ума. Вы не сможете ходить. Это не то, что подразумевается под идеей быть осознанным ко всему – видеть каждую мысль (как можно видеть каждую мысль? это невозможно) – и зачем вам нужно видеть свои мысли? Для чего? Чтобы контролировать? Вы не можете их контролировать – они ужасно стремительны.
Если у вас хорошее воображение, вы можете представить, что вам удалось контролировать свои мысли и появились какие-то промежутки между мыслями, что есть определённое состояние безмысленности – и вы почувствуете, что добились чего-то. Это безмыслие, это состояние между двумя мыслями на самом деле вызвано вашими мыслями. Сам факт, что вы переживаете промежуток между мыслями или безмыслие, говорит, что мыслей там вполне достаточно. Это всплывает на поверхность впоследствии, как река Рона, которая течёт через Францию, исчезает, а потом вновь появляется на поверхности. Река всё время там. Вы не можете использовать её для судоходства, но в конце концов она появится опять. Это то же самое, как все эти вещи, которые вы забиваете поглубже в своё подсознание (думая, что переживаете нечто особенное), - они снова всплывают, и вы узнаёте, что всё это было всегда с вами, в вас.
Вы не осознаёте, что вы дышите сейчас. Вам не нужно сознавать своё дыхание. Зачем вам нужно сознавать дыхание? Чтобы контролировать его, чтобы расширить лёгкие, сделать что-то с вашей грудью... но это другое дело. Зачем вам нужно наблюдать своё дыхание, вдох и выдох? Вдруг вы становитесь осознанны к дыханию... Ваше дыхание и ваши мысли очень тесно связаны. Поэтому вы и хотите контролировать своё дыхание. И этим в каком-то смысле и до какой-то степени они и контролируются. Но если вы будете долго держать своё дыхание, вы задохнётесь, это убьёт вас., и так же, если вы будете долго удерживать мысли, это тоже задушит вас, приведёт к смерти, это буквально так; в лучшем случае, повредит что-то. Мысли – это очень мощная вибрация, необычная вибрация. Это, как атом. Вы не можете играть с этими вещами.
Вам не нужно доходить до этого – до полного контроля своих мыслей. Мысли должны функционировать своим собственным способом, в разъединённости, бессвязно. Это не что-то, что может быть достигнуто вашими усилиями. Просто нужно, чтобы это вошло в свой обычный ритм. Даже если вы хотите привести это в нормальный ритм, вы придаёте этому новый толчёк.. У мыслей есть своя собственная жизнь, которая, к сожалению, устанавливает свою паралельную реальность в мире, в обычной жизни. То и другое всегда в конфликте. Это закончиться только вместе с телом, не ранее.
Мысль стала повелителем тела. Мысль полностью управляет целым телом. Она всё ещё пытается контролировать всё, что там есть. Вы не сможете вытащить этого слугу из дома, как бы ни пытались. Если вы попытаетесь вытащить его силой, он сожжёт весь дом, хотя и сам прекрасно знает, что сгорит вместе с домом. Это глупо для него. Но это то, что случиться, если вы попытаетесь. Не пытайтесь проследить логические следствия этой метафоры – но найдите значение сами для себя, узнайте сами, а не принимайте просто на веру. Или приймите на веру и играйте с ними, тут тоже всё в порядке. Просто игрушки.

Вопрос: ...Просто продолжать плыть? Не преследуя ничего, просто плыть?
У.Г. И даже это «течение», это «плыть» - это не ваше решение или действие. Вам не нужно делать этого. Вы не отдельны от этого. Именно на этом я настаиваю. Вы не можете отделить себя от мысли и сказать: «Вот это моя мысль». Это ваша иллюзия, и вы не можете существовать без единой иллюзии. Вот только заменяете одну иллюзию другой иллюзией. Всегда.

Вопрос: И я должен принять это..
У.Г.: Приймите, что вы замещаете одну иллюзию другой иллюзией; и то, что ваше желание быть свободным от иллюзий, невыполнимо. Оно само по себе иллюзия. Почему вы хотите быть свободным от иллюзий? Это будет ваш конец. Я не пугаю вас, нет, я просто указываю, что это не просто очередная ваша весёлая игра. Это вы, какими вы знаете себя. Если этого знания о себе, которое вы иметее, больше нет, то нет и знания о мире. Оно не может больше оставаться. Но это не закончиться так просто – былая иллюзия будет замещена новой иллюзией.
Вы не хотите быть просто нормальным человеком, вы не хотите быть обычным человеком. Это и есть проблема. Это самое сложное – быть простым, обычным человеком. Культура требует от вас, чтобы вы были чем-то другим, а не тем, что вы есть. И это создало определённый толчок – колоссальное движение мыслей, которые заставляют вас быть чем-то другим, чем вы есть . Вот в чём дело. Вы пользуетесь этим, чтобы достичь чего-то, – иначе в этом нет никакой пользы. Единственное, зачем вы можете использовать мысль, это кормить это тело и продолжать род. В этом всё использование мысли. Никакого другого назначения нет. А от спекуляций нет никакой пользы.
Вы можете выстроить стройную философскую систему из мыслей, но в этом не будет никакого толку. Вы можете объяснить любое проишествие в своей жизни и привязать его к какому-то философскому постулату – но мысль изначально не предназначена для этого. В то же время, вы забываете, что всё, что есть вокруг вас, это произведение мысли. Вы и сами рождены мыслью, иначе вас бы тут не было. В этом смысле, мысль имеет огромное значение, и это именно то, что уничтожит вас.
Это парадокс. Всё, что вы создали в этом мире, было возможно лишь с помощью мысли, но к сожалению та же вещь стала врагом человека, потому что вы используете мысль для того, для чего она не предназначена. Она может быть прекрасно использована для решения различных технических задачач, но её нельзя применять для решения задач жизни.
Позитивная жизнь, позитивное мышление – всё это очень хорошо. Но вы не можете всё время быть позитивны. Как вы можете быть позитивны? То, что происходит, не внушает вам позитива, вы бы скорее назвали это негативом. Но эти «позитив» и «негатив» существуют только лишь в поле вашего мышления. Когда мысли нет, реальность не может быть позитивна или негативна. Как я говорил, не существует такой вещи как негативный подход. Это уловка.
Я советую вам оставаться самим собой – вы можете гулять, вы можете плавать, и вы не утонете. Это всё, что я могу сказать. Пока есть страх, есть и попасность, что утонете. Иначе ваша естественная плавучесть удержит вас на воде. Сам страх утонуть препятствует течению двигаться своим собственным манером. Как видите, у этого течения нет направленности: это ненаправленное течение. Вы пытаетесь манипулировать и направить это течение в какую-то сторону, чтобы получить свои выгоды. Но жизнь – это течение без цели и направления...

Вопрос: Как человеческие существа, мы больше основаны на мышлении. Но откуда всё время появляется это животное мышление?
У.Г.: Я задам вам вопрос. Скажите мне, когда вы думаете? Не почему – не в этом вопрос. КОГДА вы думаете? Я спрашиваю вас: когда вы думаете?
Вопрошающий: Всё время, насколько я знаю, всегда.
У.Г. Всё время – и для чего? Что вызывает ваше мышление? Когда вы думаете? ...Когда вы чего-то хотите, тогда вы думаете. Для меня это совершенно ясно.
Вопрошающий: Не совсем.
У.Г.: Конечно. Вы даже не знаете о том, что вы думаете. Знаете ли вы, что вы думаете и сейчас? Это нечто автоматическое.
Вопрошающий : Это автоматически, верно.
У.Г.: Вы даже не знаете о том, что вы думаете, думаете всегда, и откуда вдруг такой интерес о причине думания? Вы даже не знаете, что я говорю. Вы даже не знаете, что вы говорите. Когда вы спрашиваете: «Думаю ли я?», то сами отвечаете : «Да». Это «да» так же автоматично.
Вопрошающий: Мне нет дела до того, что это автоматично.
У.Г. : Всё это автоматично. Что-то попадает туда, это стимулирует вас и система запускается. Говоря на компьютерном жаргоне, должен состояться ввод. И это продолжается, продолжается и продолжается. Когда есть стимуляция, есть реакция. Когда стимуляции нет, вы видите: думание останавливается. В этом причина – почему вы приобретаете знания, постоянно добавляете и добавляете знаний.
И что вы знаете? Вы знаете многое. Вы собрали знания из самых различных источников, и теперь вы заполнены ими. Большинство из этого не нужно. Вы знаете много – но вы хотите ещё и ещё больше; чтобы использовать это. Конечно. Нет такого, чтобы знание копилось ради самого знания. Оно даёт вам власть, силу. Знание – сила. «Я знаю, а ты не знаешь». В этом сила, власть. Вы даже можете не сознавать то, что если вы знаете больше других, это даёт вам власть и силу. В этом смысле, знание – сила. Приобретать больше и больше знаний, больше, чем нужно вам для выживания, – значит скапливать больше и больше власти над другими.
Технические знания, которые вам нужны, это понятно. Нет вопроса. Я должен изучать технику. Общество не даст мне ничего, если я не верну ему что-то взамен. Вы должны дать им то, что они хотят, а не просто то, что у вас есть. Что у вас есть? У вас нет ничего... Иначе, какой смысл имеют для вас все эти знания? Знать больше о том, чего вы на самом деле не знаете.

Мы постоянно говорим о мысли и мышлении. Что есть мысль? Смотрели ли вы когда-нибудь на мысль, будучи одновременно подконтрольны мысли; будучи манипулируемым мыслью; используя мысль для достижения чего-либо так или иначе? Вы не можете посмотреть на свою мысль, потому что вы не можете отделить себя от мысли, чтобы на неё посмотреть со стороны. Нету мысли, отличной от вашего знания о мыслях – ваших описаний. И когда кто-то задаёт вам вопрос: «Что есть мысль?» - любой ответ, который вы дадите, это то, что уже было, что уже заложено.., это ответ, который уже был дан кем-то. Вы, посредством комбинации и тасования процесса восприятия и процесса мышления, создали мысли, которые вы называете своими собственными особыми мыслями. Так же, смешивая различные цвета, вы можете получить миллионы промежуточных, пастельных цветов – но в их основе всего семь базовых цветов, которые вы можете найти в природе. То, что вы думаете, это лишь комбинации и перетасовка всё тех же мыслей, - вы создаёте их так же, как вы создавали бы пастельные цвета из основных. У вас есть свои собственные идеи – вы создали их. Это то, что вы называете мышлением. Когда вы хотите посмотреть на мысль, вы смотрите на то, что вы уже знаете о мысли. Нет другой мысли, кроме того, что вы знаете об этом, нет. Это всё, о чём я говорю. И если это понятно, всё дело смотрения на мысли приходит к концу, теряет смысл. Всё, что вы знаете и можете узнать, - это описания, данные другими. И из этих описаний, если вы достаточно умны, вы можете создать собственные описания. Вот и всё.
Когда вы смотрите на объект, информация, которую вы имеете об этом объекте, проникает в вашу голову. Это иллюзия, что мысль – это нечто отдельное от объектов, - на самом деле, это вы, создающий объект. Объект может быть там, но информация об объекте – это всё, что вам доступно. Отдельно от этого знания, независимо, свободно от этого знания у вас нет никакой возможности познать что-либо. Нет возможности узнать что-то прямо. Но когда я говорю «прямо, непосредственно», это не значит, что совсем нет способа узнать вещи, переживать их иначе, чем вы переживаете их сейчас. Информация, знание – это всё, что теперь есть, и всё, что вы переживаете. В действительности, вы не знаете то, что есть.
Точно так же, когда вы хотите узнать что-то о мысли, ощутить мысль, - тот же процесс действует и в этом случае. Нету вне и внутри. Есть только этот обычный для вас процесс – течение знания. Так что вы не можете отделить себя от мысли и посмотреть на мысль. И если этот вопрос отброшен, возникает осознание того, что все ответы бессмысленны, потому что все они - результат приобретения и обученности . Таким образом движение прекращается. У вас нет нужды отвечать на вопрос. Вам не нужно знать что-либо об этом. Всё, что вы знаете, приходит к остановке. Больше нет никакого движения. Оно спадает, и потом на вас снисходит, что любой ответ на вопрос ложен и лишён смысла – ответа нет вообще. Чужие ответы по-прежнему здесь. Вам нечего сказать об этой вещи, называемой мысль, всё, что вы можете сказать, это то, что вы собрали из других источников. У вас нет собственного ответа.

В. И даже в этом случае мы можем беседовать.
У.Г. Хорошо. Ладно.
В. Не касаясь данного вопроса...
У.Г. Хорошо... да.
В. Всё ещё есть вещи, например, стены и люди вокруг вас. И есть то, что мы знаем о них, то, что мы видим вокруг..
У.Г. Но это не то, чем человек является. Вы не знаете ничего о том человеке или вещи, кроме того, что вы проэцируете на человека или вещь. Знание, которое вы имеете об этом, и есть ваше переживание этого. И так продолжается. Больше ничего. То, что существует в действительности, – у вас нет способа это узнать.
В. Это мне понятно. Когда мы говорим о реальности, мы говорим о знаниях о реальности – и это называем реальностью.
У.Г. Для чего? Тогда это становится школьным спором или перепалкой в дискуссионном клубе, где каждый пытается показать, что он знает больше, больше, чем другие. Что вам это даёт? Каждый только и делает, что старается доказать, что он знает больше вашего, и склонить вас к своей точке зрения.
В. То, что я спрашиваю, это есть ли какой-то шанс – я понимаю, что никакого метода нет, - но есть ли какой-то шанс от этого знания о реальности перейти к самой реальности?
У.Г. Если вы достаточно удачливы (это только удача), чтобы выбраться из этой ловушки знаний, то вопрос о реальности больше не возникнет [для вас]. Вопрос возникает из знания, которое всё ещё заинтересовано в поиске, обнаружении природы вещей и в том, чтобы познать прямо и непосредственно то, что происходит вокруг. Когда этого знания нет больше, нет и вопроса. Соответственно, нет нужды искать ответ. Вопросы, которые вы задаёте себе и также мне, возникают из допущения, что есть некая "реальность", и само допущение приходить из знания об этом... Знание – это ответ, который уже у вас есть. Потому вы и задаёте вопрос. Вопрос возникает авоматически.
Необходимо не найти ответ на вопрос, но понять, что сам вопрос, который вы задаёте себе и, может, кому-то ещё, рождён из ответа, который уже у вас есть, который есть знание. И формат вопроса и ответа, если мы слишком долго забавляемся этим, становится в конце концов бессмысленным ритуалом. ...Если вы в самом деле заинтересованы в нахождении реальности, то единственное, что должно дойти до вас, это именно то, что ваши вопросы, сам механизм вопрошания, рождены уже готовым ответом, имеющимся внутри вас. Иначе не было бы никаких вопросов.
Прежде всего, у вас есть предположение, что существует некая реальность, а из этого следует то, что вы можете пережить эту реальность. Без знания о реальности, вы никак не можете испытать, пережить реальность, это вполне определённо. «Если знания больше нет, есть ли какая-то возможность переживать реальность?» - спрашиваете вы. Вопрос сопровождает ответ. Поэтому нет надобности задавать вопрос и искать на него ответ.
Не думайте, что я умничаю. Я просто обращаю ваше внимание на сам процесс вопросов и ответов. Я на самом деле не отвечаю ни на одни из ваших вопросов. Я лишь указываю вам, что у вас не может быть никаких вопросов, если у вас нет ответов.
В. Я понимаю. И даже так я хотел бы продолжить игру.
У.Г. Хорошо. Возможно, вы хороши в игре. Я нет. В любом случае мы увидим, кто на что способен.

В. Хоть вы и знаете нашу озабоченность знаниями, вы всё же говорите теперь с нами о реальности и о приятии реальности...
У.Г. Как это есть.
В. Как есть?
У.Г. Как есть, как это навязано нам культурой ради целей разума и разумного функционирования в этом мире, всё же сознавая, что это не имеет другой ценности, кроме функциональной. Иначе у нас были бы трудности... Если вы не хотите называть этот предмет микрофоном, а называете обезьяна, мы все должны выучить это заново, и всякий раз когда речь зайдёт об этом, надо говорить о красной или белой обезьяне, вместо микрофона. Это [мысль или язык] очень простое средство для коммуникации.
В. Да, невозможно представить, что случиться, если мы будем называть этот стул лампой, а этот стол шляпой, потому что многие из наших философий и идей связаны с этим...
У.Г. Это интересно - создавать философскую структуру. Поэтому у нас в мире есть так много философов и философских систем.
В. Насколько я понимаю, есть только одна вещь, за которую стоит побороться: это приятие.
У.Г. Не замечаете ли вы противоречия в этих терминах? Если вы принимаете, какая надобность в борьбе? Она приходит к концу. Если вы принимаете что-то, вы не можете никак говорить о борьбе. Вы принимаете, вы верите. Вы верите во что-то, вы принимаете это как акт вашей веры, и с этим покончено. Если вы распрашиваете об этом, это значит, вы ещё не приняли. Вы не уверены на счёт этого...
В. Я должен принять свою работу юриста, прежде чем я начну приобретать знания, необходимые, чтобы получить работу.
У.Г. Вы должны очень постараться, приложить много усилий, чтобы скопить все нужные юридические знания и получить работу. Это понятно. Другого пути нет. По-другому никак. И вы применяете ту же технику, чтобы достичь ваших так называемых духовных целей. Это различие, на которое я указываю. Как юрист, вы знаете, что происходит в судах. Вы должны рассматривать прецеденты и полагаться на опыт предыдущих судебных дел. Обе стороны цитируют то, что было на предыдущих процессах и используют это как аргументы в деле. Судья принимает либо ваши аргументы, либо аргументы другой стороны, он либо на стороне защиты, либо - обвинения. Затем вы идёте в более высокую инстанцию. Там то же самое. В конце концов, вы идёте в Верховный Суд, где судья выносит окончательное решение. Вы можете быть не согласны с правосудием и делать все, чтобы оспорить его, не соглашаясь с принятым решением, но всё это предписано законом. Если это гражданское дело, вы потеряете то, на что претендовали. Если дело криминальное, ваш клиент попадёт в тюрьму. В конечном счёте, кто говорит правду, а кто лжёт решает просто анализ на основе приведённых фактов...
Так что это очень важно для вас знать всю структуру закона. Это важно для вас получить все необходимые для вашей работы знания. Чем более вы будете осведомлены, тем больше у вас шансов получить работу. Чем более вы умны, тем лучше ваши перспективы. Всё это понятно.
Поэтому вы должны бороться и прикладывать усилия, использовать волю – и тогда несомненно вы достигнете успеха. Но на горизонте всегда новые и новые достижения.
...И тот же инструмент вы используете, чтобы добиться духовных целей. Вот всё, о чём я говорю.
Вы не можете допустить возможности понять что-либо, кроме как во времени.. Всё требует времени. Это заняло у вас столько лет, чтобы быть там, где вы находиесь сейчас, и вы всё ещё воюете за то, чтобы достичь более высоких позиций – всё выше, выше и выше. Инструмент [ум], который вы используете во всех случаях, не может допустить, что чего-то можно добиться без борьбы, без приложения усилий, без получения результатов. Но эти проблемы, с которыми вы сталкиваетесь на своём пути, и есть живые проблемы. Ум не помогает нам решить эти настоящие проблемы. Вы можете найти какое-то временное решение, но это неверняка создаст другую проблему, и так будет продолжаться бесконечно. Всё это жизненные проблемы. Проблемы жития. Тот инструмент, который мы используем (инструмент мысли), не может помочь нам ни в чём, что касается живого. Это невозможно, но вы продолжаете думать в терминах борьбы, усилий, времени... – однажды вы всё-таки достигнете этой «духовной цели».., точно так же, как вы достигали и прежде те цели, которые ставили перед собой.
В. Но говорите ли вы, что есть некое знание, которое может решить настоящие жизненные проблемы?
У.Г. Нет. Категорически нет. Знание не может помочь вам понять или решить проблемы жизни. Потому что нет никаких проблем вообще в этом смысле. Есть только решения. Вы заинтересованы только в решениях, но эти решения ничего не решают. Тогда вы пробуете найти другие решения... Однако ситуация ничуть не меняется. Остаётся надежда, что когда-нибудь вы сможете найти такое решение, которое освободит вас от всех ваших проблем.
Так что ваши настоящие проблемы – не проблемы, а решения. Когда решения уйдут, проблемы тоже исчезнут. Если есть решение, проблема появиться в любом случае. Если ваши ответы, данные другими [«сведущими людьми»] , это действительно ответы, то никаких вопросов больше не может быть.. Очевидно, это никакие не ответы. Если бы это были ответы, вопросов бы уже не было. Почему бы вам не усомниться в ответе? Если вы усомнитесь в ответе, вам придётся поставить под сомнение и тех, кто даёт этот ответ. Но вы принимаете это как должное, ведь ответы даны вашими мудрецами; они духовно более просвещены, чем вы, и они знают, о чём говорят... Они ни черта не знают!
Зачем вы задаёте эти вопросы? – это мой вам встречный вопрос. Прежде всего, откуда возникают эти вопросы? Где их начало? Я хочу, чтобы вы увидели ясно абсурдность всех этих вопросов. Это очень важно, задавать вопросы, чтобы понять какие-то технические вещи, разобраться в ноу-хау. Кто-то вам может помочь, если у вас какие-то проблемы с телевидением., кто-то вам поможет разобраться с этим. Это да. Но я не говорю об этом. Вопросы, которые вы задаёте, другого свойства. Где по-вашему рождаются эти вопросы? Как они складываются в вас?.. Всё это механические вопросы. Всё, что я хочу подчеркнуть всё время, это механичность всего этого..
Нет никого, кто бы там задавал вопросы. Нет вопрошающего. Это иллюзия, что есть некий вопрошающий, который формулирует вопросы и задаёт их другому человеку, а после ожидает на них ответ..
Ответы, которые вы получаете, это не ответы, потому что вопрос сохраняется, не смотря на эти ответы, которые даны другими. Вопрос всё ещё здесь. Этот ответ, который вы считаете ответом (удовлетворительный или другой), это на самом деле не ответ. Если бы он был таковым, вопрос бы исчез раз и навсегда. Все вопросы – вариации одного единственного вопроса. И у вас уже есть ответ, а все эти вопросы не для того, чтобы получить ответ. Ответ, если есть такой на этот вопрос, должен уничтожить ответы, которые у вас уже есть. Нет никакого вопрошающего. Если ответ ушёл, а с ним и вопрос, вопрошающий – несуществующий вопрошающий – тоже должен уйти. Я не знаю, смог ли я вам это объяснить.

Есть ли у вас какие-нибудь вопросы, которые вы можете назвать вашими собственными? Если есть такой вопрос, вопрос, который никогда, никогда не был задан раньше.., тогда есть о чём поговорить. Тогда вам не нужно сидеть и задавать все эти вопросы, потому что это не вопросы вообще. Вопрос, который вы можете назвать своим, никогда не был задан прежде. Все ответы касаются только тех вопросов. Вы вероятно не осознаёте, что задаваемые вами вопросы, рождаются из ответов, которые у вас уже есть, и что это не ответы вообще. Ответы уже были даны.
Так зачем вы задаёте эти вопросы, почему вас не удовлетворяют уже имеющиеся ответы? Это мой вопрос вам. Если вы удовлетворены, тогда всё хорошо, замечательно. Но вы говорите: «Мне не нужны мои ответы». Вопрос всё ещё остаётся здесь. Спрашиваете ли вы кого-то или ждёте ответа от какого-нибудь мудрого человека.., вопрос здесь. Почему он до сих пор здесь?
Что случиться, если вопрос исчезнет? Исчезнете и вы. Вы – ничто иное, а только ваши ответы. Вот о чём я говорю. Если понятно, что нет никакого спрашивающего, того, кто задавал бы там, внутри вас, ваши вопросы, тогда ответы, которые вы даёте себе, оказываются под угрозой. Вот почему вам не нужен настоящий ответ. Ответ – это конец тому ответу, который у вас есть, но который не ваш.
...Ну и что с того, что он исчезнет? Ответы, которые у вас есть, мертвы, они даны мёртвыми людьми. И любой, кто повторяет эти ответы, мёртв. Живой человек не будет давать никаких ответов на эти вопросы, потому что любой ответ, полученный от другого, это мёртвый ответ, потому что и вопрос мёртв. Вот почему я вам не даю ответов. Вы живёте в мире мёртвых идей.
Всё мысли мертвы, в них нет жизни. Вы не можете дать им жизнь. Вот что вы делаете постоянно: вы пытаетесь оживить их при помощи эмоций. Но это не живое... Они никогда не касались живого. Психологические и духовные проблемы, которые, вы думаете, у вас есть, это действительно живые проблемы. И ваши решения не очень подходят для настоящих, живых проблем. Они подходящи для дискуссий в какой-нибудь аудитории или в другого рода игре в вопрос-ответ (в которой повторяются одни и те же мёртвые идеи), - но всё это не затрагивает никак живого, потому что живое уничтожит всё это целиком и полностью.
Так вы никогда не коснётесь ничего живого. Вы не смотрите ни на что; вы разъдинены со всем живым, с тех самых пор, как вы используете свой ум, чтобы понять или пережить что-либо. Так что всё, что вы делаете, это продолжаете инерцию ума - добавляя новые импульсы... это всё, что вы деалете. Нет ничего, что вы могли бы назвать действительно своим.
У меня нет совершенно никаких вопросов. Откуда вы взяли все эти вопросы? Я не даю никаких ответов. Об этом я говорю снова и снова, день за днём, день за днём. Понимаете вы это или нет, не имеет для меня значения.

Что именно имеют в виду люди, говоря о сознании? Нет такой вещи как бессознательность, отсутствие сознания. Медицинская технология может установить, почему конкретная личность находиться без сознания, но бессознательный человек никак не может узнать о том, что он бессознателен. Когда он выйдет из своего бессознательного состояния, он станет сознательным. Так думаете ли вы, что вы сейчас сознательны? Думаете ли вы, что вы пробуждены? Думаете ли, что живы?..
Это просто ваши думание, которое даёт вам ощущение того, что вы сознательны. Это возможно, лишь если ваше знание, которое у вас есть о вещах, находится в действии. У вас нет способа узнать, живы вы или мертвы. В этом смысле, смерти нет вообще – потому что вы не живы. Вы становитесь сознательны к вещам, только когда ваше знание приходит в движение. Если знание отсутствует, то жив человек или мёртв не имеет значения для этого потока мысли, который прекращается прежде, чем наступит то, что мы называем «смерть».
Поэтому, на самом деле не имеет значения жив кто-то или мёртв. Конечно, это имеет значение для того, кто считает это [быть живым] очень важным, и для всех, кто связан с этим человеком, - но у вас нет возможности узнать живы вы или мертвы или сознательны вы или нет. Вы становитесь сознательны только при помощи мысли. Но, к сожалению, она присутствует всегда. Так что предположение о том, что ничто не может быть пережито, не имеет смысла для вас, поскольку у вас нет ориентира там, где это движение исчезает. Когда движение исчезает, всех этих вопросов о сознании больше нет. В этом значение того, что я говорил: вопросов больше нет.
Как можно говорить об изменениях в сознании, которое не имеет границ, формы, местоположения? Можно потратить миллионы и миллионы долларов и провести самые разные исследования, чтобы определить место, где находится человеческое сознание.., но не существует такого места, его нет. Можно попробовать – и уже были потрачены миллиарды, ведь они должны выяснить! – но шансы на успех у них весьма сомнительны. Нет такого места, где у конкретного индивидуума было бы сосредоточено сознание. Что есть, так это мысль.
Где бы ни возникала мысль, вы тут же создаёте из этого сущность, субъект, и, ссылаясь на этот субъект, вы познаете вещь. Но если мысли нет, возможно ли для вас познавать что-либо или связать что-либо с вещью, которой тут нет?
Всякий раз, когда рождается мысль, вы рождаетесь. Мысль по самой своей природе недолговечна, и вскоре она уйдёт, её больше не будет. Возможно именно в этом значение традиции перерождения – смерть и рождение, рождение и смерть. Это не какая-нибудь сущность (вы её не найдёте, даже пока вы живы), которая проходит рождение за рождением. Окончание рождений и смертей – это то состояние, о котором идёт речь..
Но это состояние не может быть описано в терминах блаженства, любви, сострадания и всех этих поэтический бессмыслиц и романтической дребедени, потому что у вас просто нет возможности описать то, что есть в промежутке между двумя мыслями.
Мир, который вы воспринимаете вокруг себя, – из той же точки зрения. Должна быть некая точка, и эта точка создаёт пространство. Если этой точки нет, нет и пространства. Так что всё, что вы воспринимаете из этой точки, есть иллюзия. Не мир является иллюзией. Все философы веданты в Индии, особенно ученики линии Шанкары, забавляются так, и это бессмысленно. Мир - не иллюзия, но всё, что вы воспринимаете относительно этой точки (которая сама иллюзорна), непременно иллюзия, никак иначе. Санскритское слово майа не означает иллюзию в том же смысле, как это обозначает английское слово «iusion». Майа значит мера. Вы не можете измерить ничего, если у вас нет точки отсчёта. Так что если отсутствует центр, то н&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →