Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Громоотвод был изобретен одним из отцов-основателей США, Бенджамином Франклином, в 1752 году.

Еще   [X]

 0 

Алмазная радуга. Рубиновый рассвет (Стрельникова Кира)

Норрэна де Ливера с детства мечтала попасть в легендарную Школу Рэкко, где изучали магию. Но у ее отца совсем другие планы на единственную дочь, с которыми девушка категорически не согласна. Она не хочет замуж в восемнадцать лет, да и ее драконица не согласна с выбором. Нори совсем не предполагала, во что выльется осуществление ее мечты и чем закончится обычное с виду задание, которое ей дала наставница. Ведь в Школе Рэкко на самом деле обучают далеко не только магии, а случайная на первый взгляд встреча в таверне обернется серьезным расследованием дела государственной важности. А тут еще очень некстати проснулись чувства к напарнику – какая любовь, когда еще полгода учиться в Школе, да и дальше ждет насыщенная и интересная жизнь?

Эона давно знала, что выйдет замуж за друга детства, ведь так хотели их семьи, да и девушке нравился Экар. Все резко изменилось после всего одного поцелуя на торжественном приеме, да еще и от того, от кого Эона меньше всего ожидала. Ведь и с Уинхилдом она дружила с детства! А он признался в любви и заявил, что замуж она выйдет только за него… Эни и не предполагала, что Уинхилд говорил всерьез и что день ее свадьбы закончится совсем не так, как ей мечталось.

Год издания: 2015

Цена: 119 руб.



С книгой «Алмазная радуга. Рубиновый рассвет» также читают:

Предпросмотр книги «Алмазная радуга. Рубиновый рассвет»

Алмазная радуга. Рубиновый рассвет

   Норрэна де Ливера с детства мечтала попасть в легендарную Школу Рэкко, где изучали магию. Но у ее отца совсем другие планы на единственную дочь, с которыми девушка категорически не согласна. Она не хочет замуж в восемнадцать лет, да и ее драконица не согласна с выбором. Нори совсем не предполагала, во что выльется осуществление ее мечты и чем закончится обычное с виду задание, которое ей дала наставница. Ведь в Школе Рэкко на самом деле обучают далеко не только магии, а случайная на первый взгляд встреча в таверне обернется серьезным расследованием дела государственной важности. А тут еще очень некстати проснулись чувства к напарнику – какая любовь, когда еще полгода учиться в Школе, да и дальше ждет насыщенная и интересная жизнь?
   Эона давно знала, что выйдет замуж за друга детства, ведь так хотели их семьи, да и девушке нравился Экар. Все резко изменилось после всего одного поцелуя на торжественном приеме, да еще и от того, от кого Эона меньше всего ожидала. Ведь и с Уинхилдом она дружила с детства! А он признался в любви и заявил, что замуж она выйдет только за него… Эни и не предполагала, что Уинхилд говорил всерьез и что день ее свадьбы закончится совсем не так, как ей мечталось.


Кира Стрельникова Алмазная радуга. Рубиновый рассвет

   Посвящается всем любителям романтики и драконов.
   Отдельное спасибо моим читательницам с форума, которые вдохновляли и направляли.
   Ну и, конечно, моей бессменной бете.
   Еще одна сказка для тебя, дорогая.

Пролог

   Уютную небольшую детскую освещал только ночник – большой кристалл изумруда со светящимся внутри шариком и искусно вырезанными контурами зверей. Кристалл медленно крутился, и по стенам так же медленно двигались тени, настраивая на умиротворенный и сонный лад маленьких обитателей детской. Девочка лет четырех со светлыми льняными локонами и мальчик помладше, с темными кудряшками, смотрели на мать одинаковыми внимательными глазенками необычного цвета – вокруг зрачка радужка переливалась всеми цветами, от темно-синего до серебристо-белого. В остальном малыши выглядели, как обычные дети их возраста.
   – Мам, а сказка будет? – звонким голоском спросила девочка, нетерпеливо ерзая в кроватке и сжимая в руках большую игрушку – пушистого дракончика василькового цвета.
   – Пло лыцарей! – восторженно отозвался мальчик, блеснув глазами.
   – Нет, про принцесс! – Девочка капризно поджала губки и вздернула подбородок.
   – Ску-у-у-учно, – скривился мальчик и потянулся к дракону сестры.
   – И ничего не скучно! – Девочка на всякий случай отодвинулась подальше – братик, несмотря на то что младше, уже довольно уверенно управлялся с магией, и кто знает, что мог придумать в стремлении добраться до дракона.
   Хотя у самого вон полный шкаф игрушек, в том числе и таких дракончиков. Пухленькая миниатюрная молодая женщина с роскошной копной светлых волос мягко рассмеялась, с любовью глядя на детей.
   – Не ссорьтесь, милые, – приятным, грудным голосом сказала она, наклонившись и придержав сына. – Будет вам и про принцесс, и про рыцарей. – На полных губах появилась мечтательная улыбка, взгляд женщины заволокла дымка воспоминаний. – Про любовь конечно же. – Тут девочка радостно подпрыгнула на кровати. – И про приключения. – А при этих словах заулыбался мальчик. – Я расскажу вам истории тех, с кем училась все годы в Королевском пансионе, и первая будет искристая, как снег, прохладная, как горный ручей, и сияющая, как алмаз…
   Речь молодой матери лилась плавно и неторопливо, а мысли витали далеко-далеко, в тех временах, когда она была другой, и те, с кем училась в пансионе, тоже еще не подозревали, что им уготовила коварная судьба. Они были молоды, и у каждой имелась мечта, которую обязательно хотелось осуществить…

Алмазная радуга
История Норрэны де Ливера

Глава 1

   резиденция главы клана Алмазов
   Досточтимый герцог Эланд де Ливера был крайне расстроен и недоволен поведением шестнадцатилетней дочери Норрэны. Любимая первая супруга оставила его, давая жизнь Нори, и его светлости пришлось воспитывать девочку одному, что являлось трудной задачей. Конечно, он любил дочь, как же иначе, хотя у него и младший сын имелся от второй супруги. Но почему Норрэна не хочет понять, что он действует только во благо ей? Всего неделя как прошел торжественный выпуск из Королевского пансиона для благородных девиц в парадном зале дворца, и Эланд не думал, что уже возникнут сложности, он надеялся, учеба сгладит характер Норрэны. Лорд Алмаз ошибался…
   – Папа, я не пойду замуж за маркиза, он мне не нравится! – От избытка эмоций обычно сдержанная молодая герцогиня топнула ногой и сжала руки в кулаки. – Я вообще замуж не хочу, мне всего шестнадцать, я неделю назад пансион закончила! Мне не нужен сейчас муж, не нужны дети, я магии учиться хочу дальше, папа!
   Тонкие смоляные брови девушки сошлись на переносице, серебристые, с вертикальным зрачком глаза грозно сверкнули. Эланд беззвучно ахнул, слушая дочь. О нет, только не это, неужели ей не привили нужный образ мыслей в пансионе? Чему тогда вообще там учили?
   – Ты где успела нахвататься таких мыслей, дочь?! – Он тоже не выдержал и повысил голос, нахмурившись. – В пансионе?! И куда дальше-то, в Школу Рэкко не пущу! – заявил герцог де Ливера, скрестив руки на груди. – Нечего тебе там делать…
   – Да хоть бы и в пансионе! – с досадой перебила его Норрэна. – Оставь эту мысль, папа, к алтарю тебе придется тащить меня связанной и с кляпом во рту! – категорично ответила девушка, вздернув подбородок. – А в школу я и так пойду и тебя не буду спрашивать! – запальчиво добавила она и поняла, что, кажется, перегнула палку.
   Но отступать от задуманного Норрэна не собиралась. Герцог фыркнул и стукнул кулаком по столу так, что подпрыгнул письменный прибор из цельной друзы горного хрусталя. Нори и бровью не повела, никак не отреагировав на батюшкин гнев.
   – Вы подчинитесь, миледи, и точка! – побагровев, почти прорычал глава клана, его глаза полыхнули серебристым пламенем. – Я не намерен больше слушать ваши возмутительные речи! Извольте вернуться в свои покои, с этого дня вы под домашним арестом! – Нори вздрогнула, ее зрачки расширились, а на лице отразилось недоумение пополам с недоверием. – И ни слова больше! Я ваш отец, и я лучше знаю, что для вас хорошо!
   Юная герцогиня задохнулась от возмущения, несколько раз открыла и закрыла рот, а потом, издав невнятный возглас, резко повернулась так, что ворох шелковых юбок закрутился вокруг ног маленьким водоворотом, и вылетела из кабинета. Эланд вскочил, почти бегом выбежал из-за стола и рявкнул вслед дочери:
   – Норрэна, стой!
   Строптивица и не подумала подчиниться. Подхватив юбки, она вихрем пронеслась по коридору, свернула в крыло, где располагались ее покои, и захлопнула дверь перед самым носом отца. Тот снова фыркнул, приложил ладонь к замку, и внутри что-то щелкнуло.
   – Вот так, – удовлетворенно кивнул герцог Алмаз и скупо усмехнулся. – Потом спасибо мне скажешь. – Он вздохнул, покачал головой, услышав с той стороны еще один возмущенный вопль дочери – она почувствовала магию, с которой не сможет справиться, – и отправился к себе.
   Предстояло продумать детали брачного контракта, как-никак его Норрэна – богатая наследница. А девочка посидит до завтра, подумает, успокоится и примет решение отца. Не нравится ей маркиз, зато ему Нори очень даже понравилась, и его дракону тоже – встреча на выпускном балу произвела на молодого человека впечатление. Семья у него хорошая, род Бериллов уважаемый и древний, Алмазы с ними в тесном родстве, поскольку браки между семьями заключались часто. У Нори будет время получше познакомиться с женихом и принять его, и ее драконице тоже, пока они еще обе совсем молодые и свобода не ударила им в голову. Если протянуть с браком, к двадцати пяти годам обычно девушку под венец уже не загнать, если она и ее зверь против. После нескольких печальных случаев, когда после церемонии молодая жена, обернувшись, избавлялась от неугодного мужа, король официально издал указ, что до двадцати лет судьбой дочерей распоряжается семья, с двадцати до двадцати пяти решение о замужестве принимается совместно с девушкой, учитывается ее желание. А вот после двадцати пяти, если семья ухитрилась не подсуетиться о судьбе дочери, молодая леди вольна поступать так, как считала нужным. Да уж, так природой заложено, драконицы больше держатся за свою свободу, чем драконы…
   Герцог Алмаз вздохнул и покачал головой, вспомнив недавний разговор с дочерью. В шестнадцать лет заявлять, что не хочет замуж? Вот что значит расти без матери. Вторая супруга, конечно, занималась только любимым сыном. Кстати, Гилерт завтра должен вернуться на выходные из колледжа. И девушки, и юноши при поступлении переселялись на территорию учебного заведения и жили в общежитиях, это обязательное условие для студентов. Таким образом молодежь приучали к самостоятельности. Эланд заложил руки за спину и неторопливо отправился к себе, насвистывая под нос. Мысли снова вернулись к дочери. Надо бы еще поставить охрану у дверей на всякий случай. Его магию, конечно, Нори не одолеет, даже если привлечет на помощь своего зверя – все же по уровню он выше, но лучше не оставлять места случайностям. Что же до окон, покои дочери на втором этаже, до земли несколько метров, балкона в ее комнатах нет, а в небольшом саду дежурит личная охрана герцога. Да и вряд ли Нори умеет лазать по стенам, она же девушка. Окончательно успокоившись, его светлость вернулся в кабинет к делам.

   Норрэна распахнула двери гардеробной, яростно сопя, эмоции клокотали, требуя выхода. Обида на отца жгла изнутри кислотой. Ее, одну из лучших учениц Королевского пансиона для благородных девиц, замуж?! Сделать из нее в шестнадцать лет степенную даму, да еще и мать?! Драконица, Радужная, заворочалась внутри, беспокойно заворчав – ей тоже не нравились планы отца хозяйки. Нори фыркнула и закатила глаза, небрежным жестом отодвинув ворох разноцветных платьев. Ну уж нет. Тем более без ее согласия, за какого-то невнятного молодого человека – девушка смутно помнила предполагаемого жениха по выпускному балу, и ей еще тогда не понравился восторженный блеск его глаз. Ни на Норрэну, ни на ее зверя парень не произвел совершенно никакого впечатления, и пусть отец сколько угодно говорит, что ему виднее! «Спокойно, Рада, мы это терпеть не будем!» – обратилась она к драконице и получила в ответ волну согласия.
   – Ничего не виднее, – пробормотала юная герцогиня, расшвыряв в стороны тонкие батистовые нижние сорочки и белье. – И вообще, я в Школу Рэкко всегда хотела! И его позволение мне не нужно!
   Она замерла на мгновение, мечтательно прикрыв глаза. Закрытая школа для девочек, где можно продолжить обучение и после пансиона – туда принимали как раз с шестнадцати лет, учеба длилась три года. Там не то что в пансионе: этикет, танцы, умение вести дом, светскую беседу, одеваться, флиртовать и так далее – чисто женские занятия. В Школе Рэкко серьезно изучали магию, а Нори была помешана на ней. Она перечитала все доступные книги в отцовской библиотеке, изучила все доступные материалы про эту школу – прискорбно мало, к досаде герцогини, – и задумала после выпуска уговорить отца отдать ее туда. Норрэна была уверена, что сдаст вступительные экзамены, ведь она – дочь главы клана Алмазов, и способности у нее приличные.
   Молодая леди тряхнула головой и вернулась в реальность. Из вороха одежды она выдернула узкие черные штаны, черную же шелковую рубашку со шнуровкой и к ним удлиненную куртку, прикрывавшую упругую попку девушки. Нори знала, что красива, поклонники ей надоели еще при учебе в пансионе. В школе лишнего внимания к ней не будет, там парней вообще нет, и само заведение находится на острове недалеко от порта. Железное правило для учениц: переступив порог и успешно сдав вступительные экзамены, они поступали в полное распоряжение настоятельницы школы. На все три года. Настоятельница принимала решения, куда идти, с кем встречаться воспитанницам, даже с родителями. И это Нори несказанно нравилось.
   Девушка мстительно улыбнулась, потянулась к узлу шнуровки на спине платья и дернула ленты. Повела плечами, выпутываясь из домашнего наряда, небрежно откинула ногой ворох льдисто-голубого шелка. Это ей еще долго не понадобится, если повезет. Юная леди Алмаз хмыкнула, независимо вскинула подбородок. Повезет? О нет, она обязана поступить в Школу Рэкко! Доказать папочке, что сама знает, что для нее лучше!
   – Он еще пожалеет, что сам не отвел меня туда, а решил замуж выдать! – пробормотала юная герцогиня, схватив штаны.
   Норрэна натянула их на чулки, надела рубашку, куртку и туго заплела волосы, заколов шпильками. Теперь предстояло добраться до гавани, где находилась площадка для оборота – из-за величины зверей во всех городах действовал запрет на перекидывание, кроме специально отведенных мест. До острова лететь всего несколько минут, и хитрая система защиты вокруг была настроена так, что пропускала только дракониц, остальных – исключительно с разрешения настоятельницы. Ну или желающим попасть на остров приходилось нанимать небольшое суденышко и плыть по воде. Нори подошла к туалетному столику, открыла шкатулку с артефактами, задумчиво оглядела лежавшие в отдельных ячейках украшения. Что может понадобиться? Пожалуй, вот эта изящная цепочка на голову с крупным грушевидным бриллиантом – против ментального воздействия, зачаровывал сам отец. Кольцо с россыпью тех же камней – усиливает эффект от иллюзий, заставляет окружающих воспринимать их как настоящие, тоже полезная вещица. Пожалуй, все. Пора идти. Всем необходимым Нори обеспечат в школе, в течение всех трех лет учебы воспитанницы получали денежное довольствие. В одной из энциклопедий в Королевской библиотеке упоминалось, что все расходы по содержанию учениц настоятельница берет на себя.
   Нори глянула на отражение в зеркале, заправила выбившийся локон за ухо и подошла к окну.
   – Если папочка думает, что второй этаж помешает мне сбежать, он глубоко ошибается, – насмешливо произнесла Нори и распахнула створки.
   Вспомнилось, как в пансионе они с девчонками освоили трудную задачу лазанья по деревьям, когда выяснилось, что высокий забор граничит с городским парком. После занятий скучно было сидеть в своих комнатах и зубрить конспекты, и барышни повадились устраивать вечерние прогулки по дорожкам парка. Хотя, судя по отполированным веткам дерева, они далеко не первые и не последние, кто это делал. Поскольку их ни разу не поймали, такое положение вещей наводило на мысль, что наставницы знали о лазейке, но парк – место безопасное, и они смотрели сквозь пальцы на подобные отлучки.
   Норрэна, прищурившись, оглядела темный сад – она знала, что где-то там прогуливается патруль. Девушка хмыкнула, небрежно повела плечиком и ловко запрыгнула на подоконник, привычно воспользовавшись силой Рады и окружив себя невидимым рассеивающим барьером. Это поможет отвести глаза возможным случайным свидетелям ее побега.
   Высунувшись, Нори внимательно осмотрела завитушки лепнины, украшавшей фасад, аккуратно ступила на узкий карниз под окном и с помощью воздушной петли прикрыла за собой окно. Нечего облегчать отцу задачу по выяснению, как же дочь ухитрилась покинуть фамильный особняк. Девушка легко слезла на землю, ловко цепляясь за выступы лепнины и поддерживая себя невидимыми воздушными веревками. Проходя мимо стражи, она не удержалась, показала язык невозмутимым охранникам и вприпрыжку направилась к ограде. Настроение стремительно росло, то, как просто удалось провести отца, грело душу, и Норрэна надеялась, что родитель не успеет поймать ее. Только бы до гавани добраться и улететь! А там будет уже поздно, она станет ученицей Школы Рэкко. Широко улыбнувшись, Нори легко перемахнула забор и быстрым шагом направилась по улице по направлению к порту.
   Далеко уйти не успела: едва свернув на следующем перекрестке, девушка по родовой связи с отцом почувствовала, что он очень-очень раздражен и расстояние между ними потихоньку сокращается.
   – Ой, – тихонько выдохнула Нори, сердце учащенно забилось, и по телу прокатилась волна дрожи.
   Да, превратиться папа не сможет до самой площадки, но он может воспользоваться лошадью, а она удирает пешком. Девушка сжала губы, мотнула головой и припустила бегом, ловко обходя прохожих. Не оглядываясь, она неслась по улицам, постоянно напряженно прислушиваясь к внутренним ощущениям – где отец? Стук копыт и колес экипажей сбивал с толку, а посмотреть, догоняет он или нет, не было возможности. Нори сворачивала на соседние улицы и в переулки, руководствуясь внутренним чутьем Рады – зверь прекрасно ориентировался на местности и подсказывал, куда бежать. Вторая сущность не меньше Норрэны не желала подчиняться герцогу де Ливера и дать засадить себя в золотую клетку. Гавань приближалась, но и отец тоже. Нори, представив себе герцога, несущегося на лошади по улице с риском сбить пешеходов и врезаться в экипаж, едва не расхохоталась и пропустила поворот. «Напр-р-р-раво, Нор-р-р-ри!» – рыкнула Радужная, и девушка словила волну раздражения еще и от зверя.
   – Да, конечно, извини, – пробормотала она, а губы сами разъехались в ехидной усмешке.
   Норрэна послушно повернула и успела заметить, как на перекрестке неподалеку мелькнула знакомая фигура. «Прямо три дома, потом налево, прямо, и ты в гавани», – снова донеслась мысль от Рады, и в ней слышались предвкушение и радость. Ей тоже не терпелось расправить крылья, в обычной жизни выпускать драконицу получалось не так часто. «Заметил», – через несколько минут отозвалась Радужная, и Норрэна к своему беспокойству услышала буквально на соседней улице громкий голос отца:
   – Нори, непослушная девчонка, не позорь меня!..
   – Ой, можно подумать, – чуть задыхаясь, выпалила девушка, ускорившись, хотя легкие уже горели от долгого бега. – Меня… никто не… видит!..
   Точнее, не узнает. А папа зря во всеуслышание заявляет, за кем бегает по улицам Таниора. Наверное, сильно злится, раз настолько потерял самообладание. Нори поднажала, чувствуя, как тяжело бьется сердце, и выскочила прямо на шумную площадь перед пристанью, от которой вправо и влево тянулась набережная.
   Площадка для превращений располагалась в левом конце, и Норрэна поспешила туда. Отец на лошади вряд ли сумеет быстро двигаться сквозь пеструю толпу, что ей только на руку. Солнце уже почти село, заливая гладь залива последними лучами, чуть в стороне виднелась темная громада острова, где находилась Школа Рэкко – конечная цель Нори. Вожделенное место добавило ей сил, и девушка радостно улыбнулась, ловко пробираясь к площадке. Хорошо, там очереди не наблюдалось, как раз только сел мощный зверь льдисто-белого цвета с острым гребнем вдоль хребта. На костяных пластинах поблескивали крупные алмазы и кое-где виднелись вставки из пластин перламутра. Нори невольно засмотрелась и едва не пропустила появление в гавани отца. Оно сопровождалось возмущенными криками и руганью, перекрывавшей обычный шум порта. Юная герцогиня оглянулась, их взгляды встретились. На мгновение девушка почувствовала укол сожаления, но всего на мгновение. Она молча покачала головой и отвернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть, что площадка освободилась.
   Прилетевший дракон встряхнулся, выпустил струю пара из ноздрей, его на мгновение заволокла дымка, и вот на площадке уже стоит высокий статный мужчина средних лет с острыми чертами лица. При превращении магия драконов позволяла одежде оставаться на теле человека, поэтому конфузов не случалось. Мужчина сошел с площадки, и Нори быстро поднялась на его место. Рада нетерпеливо заворочалась – давненько она не разминала крыльев! «Надеюсь, в школе получится летать чаще», – со вздохом подумала Норрэна и отпустила невидимые путы, сдерживавшие вторую ипостась.
   Через мгновение на площадке переминалась с лапы на лапу изящная, гибкая драконица чистого серебряного цвета. По крыльям радужной россыпью сверкали алмазы, они же украшали чешую – и больше никаких вкраплений других камней, хотя ее мать и была из Рубинов. Радужная фыркнула, коротко разбежалась и подпрыгнула, поймала поток, сильные крылья понесли ее к видневшемуся вдали острову. Ее мечте. Ее надежде на другое будущее, без скучных приемов в компании такого же скучного мужа, без детей, иметь которых Нори пока желания не испытывала. Может, потом, когда станет взрослее… Но не сейчас, ведь жизнь только начинается! А она у аристократов-драконов длинная.

   Герцог Эланд стоял на набережной, вцепившись одной рукой в гранит, другой сжимал поводья лошади. Его взгляд не отрывался от серебристого зверя, удалявшегося в сторону острова. На лице главы Алмазов смешались разочарование и грусть. В Школе Рэкко он Норрэну не достанет при всем желании. Как только дочь сдаст экзамены – а она сдаст! – и официально будет зачислена в школу, родовая связь прервется, Эланд потеряет все права на Нори. И караулить, когда она снова появится в Таниоре, бесполезно: прикоснись он к ней хотя бы пальцем без дозволения наставницы, и на стол королю ляжет официальная жалоба.
   – Нори, Нори, упрямая девчонка, – прошептал герцог и покачал головой. – Что ж ты натворила, милая моя…
   Лорду де Ливера ничего не оставалось, как вернуться домой и дожидаться, пока Норрэна отойдет настолько, что сама захочет встретиться с отцом. Это может случиться очень нескоро, возможно, даже не раньше, чем через три года.

   – Сын, я не одобряю твоего выбора. – Граф де Сано, лорд Халцедон, нахмурился, глядя на старшего сына, с безмятежной улыбкой смотревшего в окно. – Ты наследник, у тебя есть обязательства.
   – Пап, хочешь сказать, что собираешься в скором времени покинуть этот бренный мир и оставить меня с братом сиротой? – усмехнулся Ормар де Сано и выгнул черную бровь. – Огорчительно, весьма.
   – Не ерничай! – повысил голос глава Халцедонов. – Я серьезно говорю, Ормар. Охотник – не самый лучший выбор для наследника рода, это опасно.
   – Зато интересно, – невозмутимо отозвался молодой человек. – Пап, извини, но мне скучно здесь. – Ори скривился. – И я не горю желанием вступать в права наследования и становиться твоей правой рукой. – Дымчатые, серо-голубые глаза Ормара прищурились, зрачок в них стал вертикальным. – По крайней мере, в ближайшее время точно.
   Граф досадливо крякнул, побарабанил пальцами по столу.
   – Вот чувствовал, не стоит тебя в столицу отпускать, – пробормотал он, помолчал немного, потом решительно продолжил: – Хорошо, тогда так. Даю тебе десять лет на то, чтобы нагулялся. Потом – или возвращаешься и принимаешь обязанности наследника, или подписываешь отречение в пользу брата. – Старший Халцедон взглянул на сына. – Так тебя устроит?
   – Более чем. – Ормар согласно наклонил голову. – Я могу и сейчас…
   – Десять лет, Ори, – перебил его отец. – Приходи, поговорим через десять лет. Удачи тебе, подавай весточку время от времени. – Граф длинно вздохнул, окинул наследника взглядом. – Надеюсь, нагуляешься за это время.
   Ормар де Сано пожал плечами, поднялся и, кивнув родителю, вышел из кабинета. Он давно все обдумал, еще во время учебы в Королевском колледже в Таниоре. И жаждал вернуться в столицу Димарии, не желая сидеть в небольшом уютном Брондисе, центре провинции, где проживал род Халцедонов. Может, когда-нибудь, в отдаленном будущем… Пока же Ормара больше привлекала карьера Охотника – и он готов сделать все, чтобы стать одним из лучших исполнителей деликатных дел в Таниоре. Благо задатки у него очень неплохие, и в поисковой магии в том числе. Охотники занимались расследованиями, от поисков пропавших вещей до людей, их нанимали для выполнения сложных дел и платили соответственно. Но, конечно, молодого графа привлекали отнюдь не деньги.
   Ори собрал все необходимое и вышел из особняка, отправившись к площадке для превращений. Она находилась недалеко от Дома порталов, которыми пользовались в основном обычные люди. Драконам ни к чему порталы, которые к тому же принадлежали Королевской дорожной службе, и проход через них стоил не так уж дешево. Да и присматривали за порталами Алмазы, они же поддерживали сеть в рабочем состоянии – кроме этого клана, больше никто не умел обращаться с пространством и воздухом и создавать их. Ормар дошел до площадки, порадовался, что она пустует, и через несколько мгновений с нее взлетел мощный зверь с чешуей приглушенного серебристо-серого цвета, кое-где украшенной алмазами и пластинками дымчатого халцедона. Дракон полетел на юг, в столицу Димарии. Ормар верил, его ждет интересная и насыщенная жизнь.

   Два с половиной года спустя
   – Норрэна, ты должна заинтересовать графа Ормара де Сано. – Настоятельница внимательно посмотрела на одну из своих лучших учениц, соединив кончики пальцев. – Как девушка.
   Гладкое, без морщин, лицо женщины совершенно ничего не говорило о ее возрасте, ей могло быть как сто, так и все пятьсот лет. И Норрэна ничего не слышала о том, что с основания Школы Рэкко ее начальница менялась. Когда основана школа, никто толком тоже не знал. Такие вот дела. Нори моргнула, услышав задание настоятельницы, растерянно посмотрела на нее.
   – Простите… что?.. – переспросила она, нарушив негласное правило – задания не обсуждались, их принимали и их выполняли.
   Но юная герцогиня никак не ожидала услышать такое… задание от настоятельницы! Что значит заинтересовать, да еще и как девушка?! Да она за все два с половиной года учебы не появлялась в Таниоре в своем истинном облике! Для вылазок в столицу у нее имелась совсем другая внешность, кардинально отличающаяся от истинной. Мужчины Нори только мешали бы. Бровь настоятельницы чуть поднялась, прозрачно-зеленые глаза насмешливо блеснули, но больше ни одна эмоция не отразилась на невозмутимом лице.
   – Нори? – прохладно произнесла женщина.
   Девушка задержала дыхание, успокоила эмоции и скупо кивнула.
   – Да, матушка. Я поняла. Заинтересовать графа Ормара де Сано, – кратко повторила она задание, выпрямившись на стуле и посмотрев в глаза собеседнице. – До какой степени должна дойти его… заинтересованность?
   – Умница. – Та наклонила голову. – До какой степени? Думаю, легкая влюбленность годится. – Настоятельница рассеянно кивнула. – Чтобы думал только о тебе. Не волнуйся, у тебя проблем не возникнет. – На губах женщины мелькнула улыбка. – Я дам знать, когда задание будет выполнено, и присмотрю за тобой. Держи, здесь все необходимое. – Она протянула ученице тонкую папку. – Завтра прием, на котором он будет, приглашение на него внутри.
   – Сколько у меня времени? – по-деловому спросила Норрэна.
   Настоятельница махнула рукой и откинулась на спинку кресла, улыбка стала шире.
   – Сколько понадобится, но не затягивай, – последовал ответ. – Адреса ювелира, портного и всех, кто может понадобиться, ты знаешь.
   – Да, матушка. – Нори встала и склонила голову.
   – Удачи, девочка. – Молодой герцогине показалось, что в голосе женщины проскользнули ехидные нотки.
   Однако она вышла из кабинета, не оборачиваясь и не переспрашивая. Прошла по коридорам учебного корпуса, вышла на улицу и направилась к общежитию. Эмоции уже улеглись, вспышка недоумения и раздражения утихла – Нори научилась контролировать себя, да и вообще характером обладала сдержанным, как все Алмазы. Конечно, от мамы Норрэне досталась некоторая горячность и вспыльчивость, но только тогда, когда девушку действительно доводили, как с отцом вышло. Юная леди коротко вздохнула и переступила порог общежития, здороваясь с попадавшимися по пути знакомыми девушками. Вспомнила первые дни в Школе Рэкко, удивление, когда узнала, кого на самом деле готовили здесь… Губы Норрэны тронула слабая улыбка: не только магии обучали на острове, далеко не только ей.
   Школа Рэкко выпускала лучших шпионок и исполнительниц деликатных дел, Охотниц, и об этом в официальных источниках не писали. Услуги учениц стоили недешево, чтобы нанять их, надо было отправить запрос на посещение острова настоятельнице, она назначала встречу, на которой и обсуждались детали. Конечно, девушки получали свою долю, и приличную.
   Нори тут нравилось. Обучение касалось всего: воровских навыков, физической подготовки, фехтования, владения различным метательным оружием, актерского мастерства, маскировки, да много чего еще. Магия, безусловно, и тут деление шло по кланам: Алмазы, Рубины, Изумруды и Сапфиры, ибо в каждом клане своя специфика и свои нюансы. И очень скоро Норрэна стала одной из лучших учениц, в чем сама девушка не сомневалась, когда поступала в школу. Задания ей, как и всем, стали давать со второго курса, сначала простенькие и с напарницами, а последние полгода молодая леди работала уже одна, в том амплуа, которое выбрала для прикрытия. Нори не провалила ни одного задания.
   Герцогиня поднялась на третий этаж и открыла дверь в комнату, которую делила с непоседливой смешливой второкурсницей из Рубинов Ясирой. С общежитием Королевского пансиона не сравнить, конечно, там ратовали за скромность, мотивируя тем, что бархат и шелка ждут учениц дома, а тут серьезное заведение. Новое жилище Норрэны выглядело очень уютно: две кровати у стены с резными деревянными изголовьями, длинный стол у окна, вместительный шкаф, полки с книгами, ковер, на стенах шелк приятного цвета кофе с молоком. Балкончик, с которого открывался потрясающий вид на школьный парк и залив с пляжем. Еще имелись две отдельные ванные, выложенные мозаикой сине-зеленого цвета – это вообще роскошь для учебного заведения.
   Ясиры пока не было, у нее еще занятия не закончились. Нори скинула сапожки, плюхнулась на кровать и открыла выданную настоятельницей папку. Кстати, имени матушки не знал никто, такая вот особенность Школы Рэкко. К ней всегда обращались только – «матушка».
   – Граф де Сано, и кого же мне предстоит обаять? – пробормотала Норрэна, пробежав первые строчки отчета по будущей жертве герцогини.
   Наследник рода Халцедон – уже неплохо. Охотник – хм… не слишком хорошо, это немного усложнит задачу. С другой стороны, леди Алмаз любила заковыристые задачки, это добавляло азарта. Ага, любитель женского общества, попросту – бабник. Нори пренебрежительно хмыкнула, повела плечиком. Мужчина, что с него взять. Предпочитает легкодоступных особ, с которыми не надо долгих ухаживаний. Еще более предсказуемо. Что ж, можно попробовать поиграть на его инстинктах, Охотник он или кто? Девушка хихикнула, чувствуя, как в душе зашевелился азарт. Игра предстоит интересная, по какой бы причине настоятельнице ни понадобилось, чтобы граф де Сано влюбился в Нори. Еще одно правило учениц школы: не задавать вопросов «почему» и «зачем». Задание есть, за него заплачено, по выполнении определенный процент отправлялся на личный счет ученицы. Или выпускницы – после окончания школы настоятельница в любой момент могла воспользоваться услугами окончившей ее заведение, это знали все. Главное условие озвучивалось еще на вступительных экзаменах. Конечно, матушка четко знала, кто из бывших учениц какую жизнь вел и к кому с какой просьбой можно обратиться. Большинство все же через несколько лет после выпуска выходили замуж и вели степенную, спокойную жизнь. Нори не собиралась совершать подобной глупости, жизнь Охотницы ей нравилась гораздо больше.
   Она вернулась к документам в папке. Просмотрела оставшиеся страницы, где говорилось о характере Ормара де Сано и его предпочтениях. По внешности таковых не оказалось, и Норрэна решила не сильно корректировать свою, родную. Вряд ли кто вспомнит молодую герцогиню де Ливера, она же так и не вышла в свет, сбежала сразу после выпуска из пансиона. Отец же… Нори отложила папку и уставилась в потолок рассеянным взглядом. Те, кого принимали в школу, давали клятву настоятельнице, и с этого момента родовая связь переставала работать. Теперь только матушка могла почувствовать, где находится ученица. Даже если до отца каким-то образом дойдут вести, что дочь в городе, он не посмеет к ней подойти. Настоятельница не позволит причинить вред ни одной из своих учениц.
   – Так, ладно, подумаем про прием, – пробормотала Нори, встала и прошлась по комнате.
   Много надумать не успела – распахнулась дверь, и впорхнула Ясира.
   – Привет! – прощебетала маленькая пухленькая девушка с огненной гривой волос, зачесанной в высокий хвост. Плюхнула сумку на кровать, стянула куртку и бросила на стул, потом разлеглась на покрывале, раскинув руки. – Вот нас погоняли сегодня на физподготовке! – Ясира картинно закатила глаза с радужкой необычного темно-бордового цвета – выглядело для неподготовленных необычно и пугающе. – Я завтра не встану с кровати! – пожаловалась она, потом приподнялась на локтях и бросила любопытный взгляд на папку. – Это что?
   – Задание, – усмехнулась Нори. – Иду на прием к герцогине Толино.
   – О-о-о… – протянула Ясира, во взгляде вспыхнули огоньки. – Не буду спрашивать, зачем тебя туда заслали, но ты же знаешь, что это за прием? – Соседка выразительно глянула на Норрэну.
   – Обижаешь, – хмыкнула девушка. – Конечно, знаю.
   Основные торжественные праздники и приемы среди знати Таниора им преподавали еще на первом курсе, это был отдельный предмет. Герцогиня Толино, леди Алмаз, старшая фрейлина королевы, ежемесячно устраивала вечера, имевшие неофициально статус выставки невест. Муж фрейлины занимал должность Смотрителя порталов по югу Димарии, поэтому среди семей, где имелись незамужние дочери, получить приглашение на это мероприятие считалось высочайшей честью. Что там собирался делать граф де Сано, если его привлекали доступные дамы? Поколебавшись, Нори решила все-таки обсудить с Ясирой некоторые моменты задания, у нее опыт общения с мужчинами больше. В свои восемнадцать леди Рубин уже успела пережить несколько коротких, хотя и бурных романов – младшая дочь брата главы клана, она имела гораздо больше свободы, чем та же Норрэна. И в Школу Рэкко ее отпустили без проблем…
   – Яса, ты что-нибудь слышала о графе Ормаре де Сано? – небрежно спросила Нори, снова сев на кровать.
   – Мм, слышала и даже встречалась несколько раз. – Рубиновые глаза соседки заблестели. – Такой мужчина, Нори, это что-то! – с восторгом продолжила она. – Мы с Рози млеем от него! Это же один из самых известных Охотников в Таниоре и самый, между прочим, высокооплачиваемый. – Ясира подмигнула. – Жаль, на молоденьких он не смотрит. – Соседка вздохнула. – Ему подавай опытных, тех, кто замуж не хочет.
   Нори закатила глаза и фыркнула: рыженькая и ее драконица могут сколько угодно пускать слюни на графа, они с Радой не ведутся на сладкие речи да обаятельные улыбки. Радужная ответила согласным тихим рыком.
   – У тебя задание, связанное с графом? – осторожно поинтересовалась Яса. – Не можешь, не отвечай, – поспешно добавила она.
   Вообще о поручениях настоятельницы не сплетничали, хотя существовало единственное правило – не выносить сведения за пределы острова, где стояла школа. Среди своих обсуждение допускалось и даже приветствовалось: обмен опытом, разбор ошибок и так далее.
   – В общем, да, – кивнула Нори. – Нам надо встретиться именно на этом приеме.
   – И ты пойдешь туда одна? – Леди Рубин прищурилась.
   Норрэна усмехнулась и изогнула бровь.
   – Граф у нас Охотник? Охотник, – мурлыкнула она. – Привык к легким победам? Привык, – кивнула Нори. – Мы его… удивим. – Усмешка девушки стала шире. – Мне же за репутацию радеть нет никакого смысла. – Прозрачные глаза молодой герцогини насмешливо сверкнули.
   Ясира села, на ее лице отразилось предвкушение, и она облизнулась.
   – Платье? – по-деловому спросила соседка.
   Леди Алмаз прижала пальцы к губам, ее лицо стало задумчивым.
   – Еще не думала, – призналась девушка.
   Рыженькая вскочила, прошлась по комнате и щелкнула пальцами.
   – Раз хочешь удивить графа, удивим, – решительно кивнула она. – Наш портной поистине кудесник, думаю, у него найдется что-то подходящее. Ты же негласные правила этого приема знаешь? – Нори снова кивнула. – Отлично. Главное, обратить внимание Ормара на себя, а там уже сообразишь. – Яса весело ухмыльнулась. – Флирт мы все сдавали.
   Да, флиртовать Нори уже умела, пусть пока в теории. За экзамен госпожа Синори поставила молодой герцогине «отлично». После ее замечания на первом уроке, что Норрэна слишком прямолинейна и холодна, чтобы заинтересовать мужчину, даже при такой симпатичной внешности, леди Алмаз из чистого упрямства решила, что освоит эту никчемную с ее точки зрения науку завлекания мужчин. И освоила же! Госпожа Синори приятно удивилась, а Нори ужасно гордилась собой. Вот и пришла пора на практике проверить, так ли хорошо она овладела искусством флирта. Что ж, вечером полетит в Таниор готовиться – навестить портного и ювелира. Пригодились советы Ясы насчет наряда, и Нори надеялась, что получится воплотить их в жизнь.
   Чуть позднее, на закате с берега острова взлетела серебристая драконица с усыпанной бриллиантами чешуей и направилась в столичный порт. А еще через некоторое время по одной из улиц главного города Димарии шел невысокий изящный молодой человек привлекательной наружности, имеющий весьма отдаленное сходство с герцогиней де Ливера, блудной дочерью главы клана Алмазов. Вряд ли кто-то связал бы его с Норрэной. На его губах играла легкая улыбка, светлые глаза весело поблескивали, и в них притаилось предвкушение. Задание предстояло интересное…

   Отправляясь на прием, Ормар де Сано готовился к скучному вечеру в кругу юных барышень, стреляющих глазками строго под присмотром мамочек и отцов. Он слышал об этих приемах у герцогини Толино и заранее морщился, но – никуда не деться, заказ есть заказ. Его попросили открыть глаза на избранника одной молодой леди, поскольку она совершенно неожиданно увлеклась неподходящим юношей, а родители не хотели портить отношения с дочерью запретами. Да и девушка могла проявить упрямство, что совсем нежелательно. Ори собрал сведения про молодого человека, убедился, что подозрения родителей справедливы, и подготовился к этому приему. Парень оказался из довольно скромного рода Кварцев, да еще и рос без отца, только с матерью. Какими такими путями ему удалось достать приглашение на прием леди Толино, Ормар узнавать уже не стал. Ему только на руку. Через родителей, сделавших заказ, граф получил еще один пропуск на этот вечер, попросив не задавать вопросов. Он не всегда работал один, иногда дело требовало помощников.
   Ормар глянул на себя в зеркало, поправил кружево на белоснежной рубашке, одернул темно-серый с серебром камзол и коротко вздохнул. Оставаться до конца вечера, естественно, ему нет никаких причин – как только цель будет достигнута и девушка увидит то, что должна, можно уйти со скучного мероприятия. Он, конечно, любил женщин, но придерживался железного правила: не связывался с юными дебютантками. Жениться он совсем не торопился. Флиртовать – да, танцевать – да, но что-то серьезнее – ни в коем случае. Ори всегда с осторожностью выбирал себе подруг, чтобы не влипнуть в историю, и уж если и поддавался обаянию какой-нибудь хорошенькой незамужней леди, то лишь разузнав про нее все, что мог. Пока удавалось вести свободный и веселый, легкий образ жизни, совмещая с интересным занятием, как он и хотел, покидая родное гнездо. Ормар захватил приглашения и вышел из спальни, спустился вниз и покинул скромный дом, который приобрел в Таниоре не так давно.
   Особняк старшей фрейлины блистал огнями, перед мраморным крыльцом выстроилась вереница экипажей, из которых выпархивали стайки ярких девушек, хихикавших и обмахивавшихся веерами. Их сопровождали степенные матушки, иногда вместе с отцами, или тетушки, или кто там приглядывал за этим цветником. Ормар вышел из нанятого экипажа – свой он не видел смысла держать, хватало лошади в ближайшей конюшне – и направился к гостеприимно распахнутым дверям особняка. Скорее всего, заказчики уже внутри, а ему еще предстояло встретиться с тем самым помощником, для кого захватил приглашение. И он, точнее, она уже ждала, нетерпеливо постукивая туфелькой по ступеньке и похлопывая сложенным веером по ладони. Хорошенькая миниатюрная блондинка с тонкой талией и пышной грудью, она привлекала взгляды проходивших мимо мужчин, хотя наряд на ней выглядел скромно. Декольте только слегка открывало пикантную ложбинку, а рукава прикрывали плечи и руки чуть ниже локтей. Увидев Ормара, леди оживилась и улыбнулась.
   – О, наконец-то, – вполголоса произнесла она, окинув графа взглядом ярко-зеленых глаз. – Как всегда, великолепен. На тебя сделают стойку все мамочки и их дочки на приеме, – с тихим смешком добавила женщина.
   – Нильфира, не каркай, – ворчливо произнес Ормар и протянул ей пропуск. – Держи, пойдем. Не хочу провести здесь больше времени, чем нужно. Закончим с делом и хватит.
   Леди положила затянутую в короткую кружевную перчатку ладонь на локоть графа, и они начали подниматься по ступенькам.
   – Милый, тебе ли не знать, недоступность жертвы только разжигает азарт охотника, – мурлыкнула женщина, покосившись на спутника.
   Тот хмыкнул.
   – Я не та жертва, на которую у приглашенных на этот прием зубы уже выросли. – Ори пожал плечами. – Все, Нифи, сосредоточься. Твоя цель – молодой лорд Кварц.
   – Такие, как он, очень осторожны вблизи объекта своей охоты. – Женщина перестала улыбаться, ее глаза чуть прищурились. – Он же понимает, чем рискует, если поддастся мимолетному порыву.
   – Ну ты ведь у меня опытная, – усмехнулся Ормар, протянув вместе с Нильфирой приглашение.
   Они замолчали на время, граф раскланялся с несколькими знакомыми, выискивая среди гостей заказчиков и того, кого предстояло подставить. В большом холле их не наблюдалось, и они со спутницей пошли дальше. Она оказалась права, на молодого лорда Халцедона оглядывались, бросали оценивающие взгляды, но Ормар к ним привык, они сопровождали его везде, где бы он ни появился, – его внешность привлекала внимание женщин. Высокий, статный, с широкими плечами и узкой талией, густыми, слегка вьющимися темными волосами, собранными в аккуратный хвостик, с правильными чертами лица и дымчато-серыми глазами, старший сын графа де Сано выделялся среди толпы. В ухе поблескивала маленькая серьга с каплей его родового камня, и эта пикантная деталь приводила женщин в восторг. Ормар позволил себе легкую улыбку, поймав по пути взгляд хорошенькой юной леди в ярко-зеленом платье, взволнованно облизывавшей губы. Наверняка первый раз здесь, вон как дородная матрона, затянутая в корсет, строго посматривает на подопечную. И таковых здесь очень много… Ори подавил вздох. Определенно, вечер не принесет никаких сюрпризов.
   – Я к тому, что, возможно, придется потратить больше времени, чем ты рассчитываешь, – вполголоса продолжила разговор Нильфира.
   – Воспользуйся моим подарком. – Ормар кивком поздоровался еще с одним знакомым. – Вряд ли парень рассчитывал сегодня столкнуться с магией Рубинов, – насмешливо добавил граф. – И не думаю, что он запасся нейтрализаторами. Главное, сделай так, чтобы вы оказались наедине в какой-нибудь гостиной, и я приведу туда вовремя молодую леди.
   – Сделаю, – с легким вздохом отозвалась Нифи. – Ты заплатил достаточно, чтобы я не халтурила. Да и не в деньгах дело, ты же знаешь, – понизив голос почти до шепота, произнесла она и снова покосилась на спутника.
   Он чуть улыбнулся и переступил порог бального зала. Он сверкал позолотой, зеркалами, хрусталем, драгоценностями дам и их улыбками. Музыканты настраивали инструменты, пока гости прохаживались, угощались вином и легкими закусками со столов вдоль стен. Сама хозяйка, герцогиня Толино, неспешно плыла среди приглашенных, улыбаясь, кивая, заводя короткие беседы, здоровалась с гостями. Ее муж отсутствовал, наверняка занятый делами. Ормар и Нильфира остановились недалеко от входа, у окна, откуда хорошо просматривался зал.
   – Милая, мы же все уже решили, – мягко сказал Ормар, повернувшись к спутнице, и его ладонь накрыла изящную кисть Нифи. – Нам было хорошо какое-то время, но дружба имеет гораздо больше преимуществ перед страстью, правда?
   Леди коротко вздохнула, на мгновение на ее лице промелькнуло сожаление, потом она улыбнулась и кивнула.
   – Правда, Ори, – искренне ответила Нильфира. – Я и говорю, деньги для меня не главное, мне всегда нравилось работать с тобой.
   – Спасибо. – Улыбка Ормара тоже была искренней.
   – Вон твои заказчики. – Леди перевела взгляд за спину графа. – Пойдем.
   Ори кивнул. Хотя он старался не поддерживать общение с теми леди, с которыми у него что-то было, Нильфира – отдельный случай. Выпускница Школы Рэкко, она оказалась не только хорошей любовницей, но и полезным знакомством, при его работе такая напарница порой очень выручала. А Нифи ко всему еще и умная женщина. Поняв, что с графом лучше дружить, чем пытаться сделать его своим постоянным спутником, она спокойно пережила расставание и действительно не собиралась возвращаться к прошлому. Что Ори только радовало. Между тем они уже подошли к семье лорда и леди Ремаро из Сапфиров: вместе с родителями еще две дочери, и как раз с младшей возникла проблема. У старшей уже имелся жених, который стоял рядом с избранницей.
   – Милорд, миледи. – Ормар поклонился, приложился к ручке баронессы Ремаро, потом поздоровался с их дочерями.
   Представил свою спутницу, но непринужденный разговор завязаться не успел. Глаза младшей барышни засияли, на лице появилась нежная улыбка, и она посмотрела на кого-то за спиной Ормара.
   – Аллин! – мягким, певучим голоском воскликнула она с явным восторгом.
   Ори переглянулся с Нильфирой, неслышно вздохнул и повернулся к будущей жертве коварных планов его и лордов Ремаро.

Глава 2

   Молодой лорд Кварц был хорош, не зря девушка выбрала его. Изящный, но вместе с тем не худощавый, лицо чуть вытянутое, с правильными чертами и приятной улыбкой. Светлые глаза с еле заметным голубым оттенком смотрели прямо и доброжелательно. Образцовый юноша, с мысленным смешком подумал Ормар. Если бы не читал отчеты информаторов, не поверил бы, что сей юноша в свои неполные двадцать три года имеет солидный донжуанский список любовниц. А в последние два года виконт нацелился на поиски богатой невесты, дабы поправить пошатнувшееся после смерти отца материальное положение их семьи. Юноша любил жить на широкую ногу, и скромного дохода от фамильных земель не хватало, чтобы удовлетворить нужды молодого лорда. За леди Ремаро же давали солидное приданое…
   – Добрый вечер, милорд, миледи. – Молодой человек остановился рядом, поздоровался сначала с родителями предполагаемой невесты, потом повернулся к ней. В глазах Аллина тут же появился особый блеск, улыбка стала нежной, и он, взяв дрогнувшую ладошку девушки, легонько погладил пальцем. – Очень рад видеть, госпожа баронесса, – и склонился над ручкой зардевшейся от удовольствия барышни. – Вы очаровательны, впрочем, как и остальные дамы, – галантно заметил Аллин.
   Ответить никто ему не успел. Заиграла музыка, первый танец – торжественная, достаточно сложная миролла. Она состояла из множества фигур и являлась неотъемлемой частью таких вот званых вечеров, где все прилично и чопорно. Взгляд Аллина остановился на еще пуще покрасневшей и опустившей ресницы юной леди, но пригласить ее лорд Кварц не успел.
   – Миледи, могу я на правах друга семьи попросить у вас танец? – Ормар протянул руку слегка растерявшейся барышне.
   Под взглядами родителей она не посмела отказать и не очень охотно кивнула, ничем не показав разочарования. Старшую сестру уже увел жених, а приглашать степенную леди Ремаро, когда рядом стоял муж, парень не посмел. Оставалась только Нифи, на что граф и рассчитывал. Иллана позволила вывести себя на середину зала, Ормар краем глаза заметил, что Аллин встал недалеко от них в пару с Нильфирой. «Удачи, милая», – мысленно пожелал он напарнице и повернулся к партнерше.
   – Миледи, – вполголоса произнес он с поклоном, – танец начался.
   – Милорд, – вежливо ответила Иллана, присев в реверансе.
   Некоторое время они танцевали молча, следуя фигурам мироллы, и Ормар заметил, как юная баронесса то и дело косилась на Аллина. Он же пока вел себя безупречно, не позволяя ничего лишнего. Умный малый, мысленно хмыкнул Ори. Ничего, Нифи тоже не промах. Пока у нее осечек не случалось.
   – С каких пор вы стали другом семьи, позвольте поинтересоваться? – довольно сухо осведомилась вдруг Иллана.
   – Мы с вашим отцом знакомы достаточно давно, – спокойно ответил Ормар. – Увы, мой образ жизни не позволяет слишком часто приходить в гости, но мы с ним регулярно встречаемся в клубе.
   – Вот как. – Юная баронесса дернула плечиком и снова замолчала, бросив очередной взгляд на Аллина.
   До самого конца танца Иллана не произнесла больше ни слова. Когда закончилась музыка, Ормар отвел партнершу к родителям, вежливо распрощался, и они с Нифи покинули лордов Ремаро.
   – Ну? – Ори взял с подноса проходившего мимо слуги бокал с вином. – Как танец?
   – Парнишка, конечно, вел себя очень вежливо и сдержанно, – леди лениво улыбнулась, обмахиваясь веером. – Но глазки-то из моего декольте не вынимал весь танец, – с довольным смешком добавила Нифи.
   – Предложения делал? – по-деловому осведомился Ори, не сводя взгляда с любезничавшего с Илланой молодого Кварца.
   – Что ты, говорю же, он слишком осторожный, – хмыкнула женщина. – Не поведется вот так сразу на прямую провокацию.
   – А мы подтолкнем, – чуть прищурился Ормар и достал из кармана маленький круглый сапфир со звездочкой внутри. Остановил слугу и негромко попросил: – Любезный, передай это лорду Ремаро лично в руки. – Граф глянул ему в глаза. – Учти, я наблюдаю.
   – Да, милорд, – склонил тот голову и взял камень.
   – Активируй артефакт, – продолжил раздавать указания Ормар. – Я сейчас выйду, подойди к мальчишке и сделай вид, что тебе дурно, пусть поможет добраться до ближайшей гостиной. – Ори глянул на Нильфиру и усмехнулся уголком губ. – Желательно безлюдной. Дальше я сам все сделаю.
   – Да. – Женщина быстро кивнула, раскрыла веер и начала обмахиваться, следя за тем, как семейство Ремаро раскланивается с Аллином и немного поспешно уводит не сильно довольную Иллану. – Все, я пошла. – Нильфира словно в рассеянности коснулась кулона с рдевшей рубиновой капелькой, внутри камня вспыхнула искорка и погасла.
   Аккуратно придерживая юбки, Нифи поплыла в сторону Аллина, в задумчивости разглядывавшего гостей, словно решая, что делать дальше. Улыбка Ормара стала шире, он потянулся к магии и создал вокруг себя рассеивающее поле так, чтобы его не замечали. Его Туманный сонно пошевелился, от зверя пришла ленивая мысль: «Ничего интересного?..» Граф, пробираясь потихоньку к выходу из зала и не сводя взгляда с напарницы и лорда Кварца, едва заметно покачал головой: «Для тебя – нет, Том». Дракон предпочитал, чтобы уменьшительно его называли именно так. «Ладно…» Туманный снова впал в дрему, а Ори мысленно потер руки: Нифи и Аллин шли к двери. Теперь проследить, куда напарница уведет парня, дать знать лорду и леди Ремаро, и дело сделано. Нежелательный брак не состоится. Сапфиры ждали его в условленном заранее месте, и как только юноша и Нильфира скрылись в одной из комнат подальше от бальной залы, Ормар поспешил к заказчикам. Опять же, не появляясь лично, через слугу, он передал теперь уже изумруд и всего несколько слов: третья гостиная по правую руку, около декоративной вазы. Укрывшись в нише неподалеку, он проводил взглядом изрядно раздраженную Иллану, которую решительно вел вперед лорд Ремаро, и удовлетворенно вздохнул. Дело сделано. Осталось дождаться Нильфиры и покинуть это в высшей степени скучное общество. Ори вернулся в бальный зал.
   Конечно, едва он убрал магию рассеивания, тут же удостоился внимания – к нему то и дело подходили поздороваться и представить очередное юное создание с рдеющими щеками и трепещущими ресницами.
   – Добрый вечер… Рад видеть… Вы очаровательны, нет, к сожалению, я не танцую, миледи… Да, конечно, я подумаю, благодарю за приглашение… – Через несколько минут у него щеки заболели от вежливой улыбки и изнутри стало подниматься глухое раздражение.
   Ну где Нифи?! В конце концов, Ори тоже интересно в подробностях, как все прошло. Он отошел к столу, взял бокал вина и в несколько глотков осушил сразу половину, через плечо поглядывая на выход из зала. К его облегчению, напарница вскоре появилась, нашла взглядом графа и направилась к нему, обмахиваясь веером и довольно улыбаясь.
   – Рассказывай, – кивнул Ормар, отправив в рот засахаренную вишню.
   – О, это было феерично, – проворковала Нильфира, блеснув глазами. – Кулончик твой сработал на «отлично». – Женщина провела веером по губам. – В общем, едва мы переступили порог той гостиной, я сделала вид, что мне не хватает воздуха, увлекла мальчика к окошку и начала изображать бурное дыхание и закатывание глаз, будто сейчас в обморок упаду. Он не нашел ничего лучше, как предложить мне ослабить шнуровку на платье. – Нифи прыснула, прикрывшись веером. – А глаза блестели так, что никаких свечей не нужно, и так света хватало. – Леди явно смаковала рассказ, и даже Ормар улыбнулся, представив картину. – Собственно, когда ушлый малый крепко обнял меня одной рукой, а другой уже потянул за шнуровку, тут и появилась та девочка с отцом. Конечно же, она узрела милую картину ее предполагаемого жениха и какой-то незнакомой леди, – Нильфира подмигнула, – которые мало того что страстно целовались, так бессовестный лорд Кварц еще и практически раздевал даму! – Она картинно закатила глаза, потом не выдержала, весело рассмеялась и подхватила со стола бокал. – В общем, все довольны. Думаю, этот парнишка еще не скоро появится в свете, девочка была очень возмущена и расстроена увиденным.
   – Умница! – Ори с восхищением оглядел напарницу. – Я не сомневался в тебе, Нифи. Ну что, идем? Больше здесь ничего интересного не предвидится…
   И тут Том внутри встрепенулся, сбросил сонное оцепенение и сделал стойку. «Ори… там что-то интересное… Оу, какая крошка!» – прилетела от Туманного восхищенная мысль. Граф невольно посмотрел в сторону входа – обычно его зверь оставался почти равнодушным к увлечениям Ормара, как к женщинам, так и к их драконицам. Что сейчас заставило его изменить мнение, да еще и к незнакомке?
   – Ори? – с легким недоумением переспросила Нильфира. – Что такое?.. Мм, занятно, – протянула она, увидев, на кого смотрел Ори. – Интересно, кто она?
   Среди гостей поднялось легкое волнение, все косились на проходившую мимо девушку, перешептываясь, на лицах дам читалось недовольство пополам с осуждением. Мужчины же, наоборот, провожали вновь прибывшую любопытными взглядами и улыбками. Казалось бы, ну что странного – хорошенькая юная девушка, одна из многих. Но Ормар сразу понял, почему и Туманный проснулся, и многочисленные леди так отреагировали. Первое – она пришла без сопровождения, одна. То есть рядом с молодой леди не было никого из старших, ни женщин, ни мужчин. Ни даже сестер или братьев. Барышня неторопливо шла среди гостей, обмахиваясь веером, и никто за ней не приглядывал, даже издалека. Не то чтобы это считалось вопиющим нарушением негласного этикета, девушка выглядела вполне взрослой, чтобы попасть под действие указа короля, разрешавшего такое присутствие особам женского пола в возрастной промежуток от двадцати до двадцати пяти. Другое дело, что на приемах герцогини Толино такие леди появлялись крайне редко.
   – Смелая девочка, – обронила Нифи, – раз рискнула одна здесь появиться. Кумушки же, как прознают, кто она, испортят ей жизнь.
   – А может, ей все равно мнение кумушек и высшего света, – парировал Ори. – Как и мне, собственно. Меня же с моей репутацией пускают на приемы леди Толино, – с усмешкой добавил Ормар, продолжая следить за незнакомкой. – Достаточно посмотреть на ее платье, Нифи. Ее явно не волнует, что о ней будут говорить.
   Дело в том, что молодым барышням на выданье не позволялось никаких декольте на грани приличия, полупрозрачных юбок и открытых рук, как взрослым леди. Цвета исключительно нежные, пастельные, чтобы подчеркнуть свежесть и молодость потенциальных невест.
   – Согласна. – Нильфира наклонила голову, взгляд прозрачных зеленых глаз напарницы графа оценивающе прошелся по девушке.
   Юная леди, с непринужденным видом прогуливавшаяся между гостей, выбрала необычное сочетание холодного серебристого и темно-красного. Верхнее платье из полупрозрачной ткани, через которое виднелась шелковая юбка цвета старого вина, корсаж украшали рубины. И в прорезях рукавов-фонариков тоже проглядывал красный шелк. Хотя длинные белоснежные перчатки, как и положено, прикрывали ее руки почти целиком. Нифи покосилась на Ормара, подметила загоревшийся в дымчато-серой глубине азартный огонек и подавила мимолетное неприятное чувство, что не на нее он сейчас так смотрит. Да и не будет никогда смотреть, не стала леди врать себе. Ее драконица, Лесная, согласно фыркнула.
   – Ори-и-и, – тихонько позвала Нильфира и улыбнулась, – никак, зацепила барышня? Тебя же молоденькие не интересовали до сих пор, – не удержалась она и ехидно поддела напарника.
   – В мире нет ничего неизменного. – Граф де Сано пожал плечами. – А Тому она тоже понравилась.
   Светлые брови Нифи поднялись в удивлении, она снова посмотрела на девушку.
   – Вон даже как… – задумчиво произнесла она. – Будешь знакомиться?
   Ормар ответил не сразу, продолжая разглядывать необычную гостью. Черные как смоль волосы крупными локонами спускались почти до самого низа спины, сколотые на затылке гребнем все с теми же рубинами. Кстати, еще одно отступление от правил – юная леди решила прическу не делать. Именно эти маленькие небрежности в негласном этикете и заставляли других оборачиваться на барышню. Она шла с легкой улыбкой, на лице сохранялось немного рассеянное выражение, и, конечно, повышенное внимание к незнакомке изрядно раздражало остальных леди. Но они ничего не могли с этим поделать.
   «Хочу увидеть ее драконицу, – заявил Туманный, нетерпеливо завозившись. – Ори-и-и, пойдем, а? А то уведут же!»
   Граф чуть не расхохотался в голос такому нетерпению своего зверя. «Ты меня пугаешь, Том, с чего такое рвение к обычной хорошенькой девчонке?» – весело поинтересовался он у своей второй сущности. «Чутье, если хочешь, – невозмутимо ответил дракон. – Ее магия вкусно пахнет, знаешь ли».
   А вот это уже серьезное заявление. До сих пор Том считаные разы реагировал на магию дракониц, и все эти разы отношения с любовницами длились довольно долго и приятно, и расставание проходило легко и без истерик.
   – Буду, – решительно сказал Ормар и поставил пустой бокал на стол.
   Она остановилась недалеко от них с Нифи, у окна, глядя со скучающим видом в сад. Ори медленно улыбнулся, еще раз пройдясь взглядом по фигурке девушки. Определенно, есть на что посмотреть. И она одна. Стоит хотя бы выяснить, так ли это, или где-то среди гостей скрываются те, кто незаметно присматривает за дерзкой гостьей. Вечер перестал быть скучным мероприятием, и уходить с него рано.
   – Удачи, – со смешком пожелала Нильфира.
   Граф уверенно направился к незнакомке, предвкушая интересное знакомство. Драконьему чутью стоило доверять. «А то», – самодовольно откликнулся Том. Ормар остановился около девушки, но она так глубоко задумалась, что посмотрела на него, только когда граф обратился к ней.
   – Леди, не желаете потанцевать?
   Леди едва заметно вздрогнула, словно очнулась от раздумий, плавно повернула голову, и граф отметил, что глаза у барышни чистого прозрачно-серебристого цвета. «Похожи на два алмаза», – неожиданно мелькнула мысль. И переливались они в свете многочисленных светильников такими же радужными искорками, как грани у обработанного камня. «Она из Алмазов, причем чистая, – подтвердил Туманный. – Не младший род». Ормар мысленно присвистнул. «И она здесь одна?! Интере-э-э-э-эсно…»
   – Мм, потанцевать?.. – протянула она, скользнув по Ори взглядом. – Знаете, я не любительница танцев, – призналась вдруг незнакомка, чем вызвала у графа искреннее недоумение.
   «А что ты тогда тут делаешь?!» – мысленно воскликнул озадаченный Ормар, и от Туманного пришло такое же удивление, но девушка продолжила:
   – Но, пожалуй, я приму ваше приглашение, – и протянула затянутую в перчатку узкую кисть.
   Барышня вызывала все больший интерес. Граф аккуратно сжал длинные пальцы и вывел партнершу на середину зала – следующий танец, хоть и не фигурный, парный, но тоже отвечающий приличиям. Медленная, плавная эйона, под которую пары закружились по паркету. Соблюдая непреложное расстояние в ладонь, Ормар положил одну руку на тонкую талию незнакомки, другою так и держал ее пальцы и воспользовался возможностью рассмотреть лицо поближе. Тонкие черты, прямой нос, чуть пухлые губы, высокие скулы – леди действительно оказалась хорошенькой, причем без всяких ухищрений – ни иллюзий, ни усилителей. Том бы сказал, используй она что-то подобное. «О да, – подтвердил дракон. – Ори, я очень хочу увидеть ее зверя!» Граф мысленно прикрикнул на разошедшегося Туманного: «Да подожди ты! Дай толком познакомиться!»
   – Как вас зовут? – спросил Ормар, пока его взгляд скользил по изящной шейке, украшенной простым колье в виде цветущей веточки – неизменные бриллианты и рубины.
   – Нолана. – И барышня улыбнулась уголком губ.
   Ори показалось, в радужно-алмазной глубине мелькнула хитринка. А тень улыбки отдавала насмешкой… От Тома снова долетела волна эмоций, среди которых преобладало восхищение и нетерпение. «Она мне тоже понравилась», – с мысленным смешком ответил Ори.
   – Ормар де Сано, – с легким наклоном головы представился он. – Нолана – имя. А дальше? – Граф не удовлетворился таким простым ответом.
   – Дальше вам знать не нужно. – Вот теперь отчетливо прозвучало легкое ехидство. – Для одного танца хватит, милорд.
   – Вот как, – Ормар тоже усмехнулся. – Вы уверены, что будет только один танец, леди Нолана?
   – Я знаю, будет один танец. – Она выделила второе слово. – Видите ли, я здесь совсем на чуть-чуть, так, зашла посмотреть. – Партнерша Ормара небрежно пожала плечиком.
   Брови графа поползли вверх. Зашла посмотреть?.. Точно, эта девушка очень отличается от остальных гостей.
   – Видите ли, леди, сюда вход только по приглашениям, – обманчиво мягко ответил он, не сводя с нее пристального взгляда.
   – Так оно у меня есть, – с безмятежной улыбкой ответила Нолана.
   – Почему вы одна? – снова спросил граф, пожалуй, этот вопрос волновал его больше остальных.
   Хорошенькие молодые леди не ходят одни по приемам, подобным этому, да еще, выражаясь ее же словами, «на чуть-чуть, посмотреть». Кто она такая? Тонкий носик Ноланы сморщился, губы досадливо поджались.
   – Я не нуждаюсь в компании, – немного резко ответила девушка. – Мне и одной хорошо.
   А вот это уж совсем не свойственно молодым леди. Есть же у нее семья, в конце концов?! На вид ей больше шестнадцати, уж точно, девичьей угловатости в фигурке Ноланы не наблюдалось: приятные округлости, грудь, подчеркнутая корсетом, тонкая талия. Все как полагается. К тому же, судя по поведению, опыт общения с мужчинами у молодой леди имеется. Интересно, насколько он… богатый?.. От Туманного прилетел ехидный смешок и веселая мысль: «Хочешь проверить, Ори?» Граф проигнорировал подколку дракона и вернулся к разговору с Ноланой.
   – А ваши родители, как они отнеслись к тому, что вы… не нуждаетесь в компании? – Ормар намеренно помолчал перед последними словами.
   На дне прозрачных глаз мелькнуло странное выражение, Нолана хмыкнула.
   – Они… не спорили, – с такой же выразительной паузой ответила она. – Знаете, чем дальше, тем больше наша беседа напоминает допрос, – доверительно заметила вдруг Нолана, глядя ему в глаза, но, несмотря на серьезное лицо, уголки ее губ подрагивали в намеке на улыбку. – Вы меня в чем-то подозреваете, милорд? – Леди склонила голову к плечу, ее улыбка стала заметнее.
   Туманный гулко расхохотался внутри, и Ормар чуть не споткнулся от неожиданности – дракон редко позволял себе столь бурное проявление эмоций. «Уела тебя девочка, Ори! – весело произнес он. – Ты разучился флиртовать?» Лорд де Сано зашипел про себя, не хуже зверя. «Помолчи, а!» – огрызнулся он, слегка задетый тоном Туманного. «Хорошо, замолкаю, – с тихим смешком отозвался дракон. – Наслаждайся».
   – Вообще-то нет, но по вашим расплывчатым ответам вот-вот начну, – честно признался Ормар, поймав себя на том, что находит определенное удовольствие в этом странном разговоре с необычной девушкой по имени Нолана.
   И то, что леди не ведет себя, как большинство девиц, не жеманится и не хихикает глупо, только прибавляло Нолане очарования и привлекательности. Отношения с ней могут принести массу приятных минут.
   Она звонко рассмеялась его словам, чуть откинув голову так, что руку Ормара на талии леди защекотали ее темные локоны, а взгляду молодого лорда открылась нежная ямочка на шее. К ней тут же захотелось припасть губами, проверить, насколько чувствительная у маленькой леди кожа… Очень некстати закончилась музыка, но Ормар не собирался дать ускользнуть этой занимательной девушке без титула и фамилии. Они замерли посреди зала, пока остальные пары неторопливо расходились. Прозрачные глаза барышни чуть прищурились, улыбка пропала с ее лица.
   – Если вы меня сейчас не отпустите, лорд де Сано, я вынуждена буду принять меры, – негромко произнесла Нолана, и по решимости в ее голосе Ормар понял – она так и сделает. – Мне пора уходить.
   Граф чуть сжал ее пальцы.
   – Отпущу с одним условием – что мы снова увидимся, – заявил он, ничуть не встревоженный угрозой.
   Леди склонила голову, окинула его взглядом и ответила:
   – Возможно, и увидимся… когда-нибудь, милорд. Всего хорошего. – Она выдернула руку и поспешила скрыться в толпе гостей.
   Граф, стараясь не выпускать изящную фигурку из виду, последовал за ней. От Туманного пришла волна одобрения и легкого нетерпения.
   – Не упустим, не переживай, – пробормотал он вслух.
   Издалека заметил Нифи, увидел понимающую улыбку на ее лице и легкий кивок, так же кивком попрощался с ней и поторопился – Нолана уже выходила из зала. Нет уж, так просто он леди не отпустит.

   Едва переступив порог бального зала, Нори обвела гостей взглядом, выискивая будущую жертву своих чар. Ормара де Сано она увидела почти сразу, он стоял у стола с закусками, и рядом с ним какая-то женщина. Наяву граф оказался в разы лучше портрета, которым снабдила ее настоятельница. Высокий, темноволосый, приятной внешности и с обаятельной улыбкой, он притягивал взгляды окружающих девушек, и Нори могла их понять. Что-то было в нем такое, едва уловимое, от чего внутри все взволнованно замирало. Молодая герцогиня тряхнула головой, очнулась от мимолетного замешательства и поджала губы. Ну, красивый, ну, Охотник. И что? Тут, между прочим, достаточно красивых мужчин. Рада согласно фыркнула, проворчав, что на них пялится ползала. Точнее, на Нори, конечно. Девушка потихоньку начала продвигаться поближе к Ормару, надеясь, что эта женщина рядом – не очередная любовница и не помешает ей совершить задуманное. Хотя, судя по взгляду графа, ее затея удалась, и де Сано заметил Норрэну. Герцогиня про себя довольно улыбнулась и остановилась неподалеку.
   Заиграли музыканты, краем глаза герцогиня заметила, что цель достигнута – Ормар заинтересовался. Леди рядом с ним тихо переговорила с графом, после чего он с решительным видом направился прямиком к Нори. «Наглый у него дракон, – вдруг недовольно отозвалась Рада. – Меня прощупывать пытается!» – возмущенно добавила она, и девушка сдержала улыбку.
   Дальнейшее – танец с лордом де Сано, их разговор, к удивлению и легкому замешательству Нори, доставили ей определенное удовольствие, хотя Рада разворчалась. И нахальный взгляд Ормара ей не нравится, и от дракона слишком пристальное внимание, а она зверь свободный и сама выбирает, и вообще… Норрэна с ней согласилась, напор графа, особенно к концу танца, уже немного нервировал. «Кажется, мы перестарались, – с беспокойством послала она мысль Раде. – Пора быстренько уходить».
   Бальный зал она покинула спокойно, хотя между лопаток чесалось от пристального взгляда Ормара. То, что он пойдет за ней, для Нори оказалось неприятной неожиданностью. Нет, конечно, она предполагала заинтересовать графа, но потом в ее планах значилось подстроить следующую встречу вроде как случайно. Не соглашаться сразу на свидание с ним, ведь именно по такому традиционному сценарию развивались обычно отношения с очередной приглянувшейся ему женщиной. Граф, видимо, решил его изменить…
   Норрэна чуть повернула голову и бросила взгляд через плечо: удалось ли затеряться среди гостей? «Не удалось», – помрачнев, отметила она – неподалеку мелькнула знакомая фигура. «Нори, арт[1], – напомнила Рада. – Его дракон меня по моей магии почует, – неохотно добавила она. – Так что сама, пока не доберемся до схрона».
   Норрэна без лишних вопросов незаметно активировала простенький артефакт, рассеивающий внимание окружающих. Для остальных гостей она стала незаметной, еще одной из многочисленных девушек, взгляды на герцогине не останавливались, скользили мимо. Этот артефакт Нори сделала сама, уже поступив в школу, и очень гордилась – наставник по артефактной магии остался доволен ее зачетной работой. Придерживая юбки, Нори быстрым шагом двигалась к выходу, время от времени осторожно оглядываясь. К ее досаде, Ормар не отставал, хотя, судя по его ищущему взгляду, артефакт действовал исправно. Видел ее каким-то образом, или чутье подсказывало? «Возможно, его дракон», – нехотя отозвалась Радужная. Хорошо, если последнее, но не исключено и первое – раз он Охотник, в его арсенале вполне могут быть не слишком приятные сюрпризы в плане тех же артефактов. Значит, надо поторопиться и затеряться на улицах Таниора.
   Выйдя на крыльцо, Нори не стала брать экипаж. В нем сложнее улизнуть, он неповоротливый, да и в том квартале, где находился схрон, небезопасно привлекать к себе лишнее внимание. Норрэна подхватила юбки и решительно сбежала по ступенькам, уверенно направившись прочь от сияющего огнями особняка герцогини Толино. Нори не боялась, что с ней что-то случится: в Школе Рэкко учили драться не только холодным оружием. И за последние полгода ее появлений в Таниоре по заданиям настоятельницы возможность проверить свои силы и умения подворачивалась не раз. А идти все равно недалеко, почти рядом с благополучным кварталом аристократов, и оторваться в запутанном лабиринте узких улочек квартала ремесленников для Нори не составит никакого труда. Она этот район знала отлично.
   Девушка пошла по улице быстро, но вместе с тем не срываясь на бег – слишком заметно было бы. На ее счастье, гуляющих погожим вечером раннего лета вышло достаточно, чтобы она могла попытаться затеряться среди них. «Он за нами идет», – донеслась от Радужной мысль. Драконица затаилась в глубине сознания, и от нее то и дело долетала тревога. Нори ругнулась про себя, досадуя на то, что, похоже, перестаралась с привлечением внимания. Кто ж знал, что Ормар окажется таким настойчивым, под стать своему роду занятий?!
   Норрэна свернула за угол на перекрестке, попутно глянув через плечо – досада усилилась, балансируя на грани раздражения. Лорд де Сано уверенно следовал за ней, и их взгляды даже на мгновение встретились. Его глаза хищно блеснули, и на лице графа появилась усмешка, он ускорил шаг. «Вот зараза!» – мелькнула у Нори мрачная мысль, и пальцы пробежались по простенькому ожерелью. Значит, на Охотника артефакт не действовал, все остальные на улице не замечали девушку. Наверняка нейтрализатор какой-нибудь носит, ушлый лорд! Но откуда ей знать, что на самый обычный званый вечер Ормар нацепит подобную игрушку?! Нори поджала губы, подняла юбку повыше, ничуть не беспокоясь, что ноги открылись почти до колен, и уже практически побежала – впереди виднелся еще один перекресток, граница квартала аристократов и ремесленников.
   Сначала шли дома зажиточных и уважаемых кузнецов, сапожников, шорников, ювелиров, а потом по мере углубления в лабиринт улочек лавки становились проще, для обычных жителей, не обладавших титулами и особняками. И народу здесь конечно же гораздо меньше, и света. Простые жители ложились спать рано, их день начинался с первыми лучами солнца. После заката на эти улочки выходили совсем другие личности, с которыми не совсем безопасно сталкиваться, особенно хорошенькой юной девушке в бальном платье. Нори пробормотала очередное ругательство, выскочила на небольшую площадь, едва освещенную одиноким масляным фонарем, и огляделась. От площади веером расходились еще улицы, а в тишине отчетливо звучали шаги догонявшего ее графа.
   – Нолана! – довольно громко позвал неугомонный лорд. – Здесь опасно! Возвращайтесь!
   А то она не знает, что это за район! Радужная раздраженно зарычала, соглашаясь с хозяйкой. И вот как раз громко разговаривать здесь не стоит, иначе привлечет ненужное внимание. Неужели он не понимает?! Или настолько самоуверен, что не опасается истинных обитателей этих темных улиц! «Ну и дурак», – мысленно припечатала Нори. Возвращаться она, конечно, не собиралась. Вместо этого поспешила к крайней улочке, небрежно щелкнув пальцами и крутанув крупный ограненный алмаз в кольце. Из воздуха соткалась иллюзия, точная копия Нори, она даже тень отбрасывала, подхватила юбки и побежала по соседней улице. До схрона, который герцогиня подготовила для себя, перед тем как пойти на прием, оставалось всего ничего. Два поворота, один переулок и перекресток… Если, конечно, обойдется и вопли этого графа не привлекут ненужного внимания.
   Нори на мгновение остановилась, сбросила туфельки на каблучке – на крупной брусчатке мостовой очень неудобно в них бежать, – и дальше босиком, ничуть не заботясь, что запачкает чулки. Невелика беда, новые купит. А вот обострившийся с помощью магии слух уловил, как граф поспешил за фантомом. Нори ухмыльнулась, раздражение поутихло, и девушка неслышно побежала вперед к тайнику. Там ждало то, что поможет ей сбить графа со следа качественно и надолго, да и потерять привлекательность для местных невидимых обитателей улиц. Рада чувствовала, они где-то поблизости, услышали, как в их пределы кто-то вторгся. Драконица внутри заворочалась, чуя вероятность драки, и Нори мысленно шикнула, усмиряя зверя. Не надо ей сейчас лишних приключений, по-тихому переодеться, да и смотаться поскорее от слишком настойчивого графа, который, кажется, быстро понял, что гонится за фантомом. Его шаги опять раздались подозрительно близко. Ну хоть звать не стал, уже хорошо.
   Нори еще раз оглянулась, вовремя заметила золотистую змейку, шустро выплывшую из-за угла – с губ леди сорвалось словечко, которое приличные девушки не употребляют вслух. Да и про себя тоже. Поисковик, чтоб его! Прозрачные глазки змейки хищно сверкнули, едва она увидела беглянку, и посланница графа резво рванула вперед. Нори коротко рыкнула, на несколько секунд затормозила, оглядывая дома, и кивнула собственным мыслям. Так даже короче выйдет.
   Осталось решить досадную неприятность – змейку-поисковика. Нори сорвала с волос заколку, тряхнула упругими локонами и чуть сжала украшение. Корпус на удивление легко треснул, осыпался пылью, и в ладони герцогини осталась горстка драгоценных камней. Она развернулась и с широкой ухмылкой сдула их в мордочку почти настигшей посланницы графа. Бриллианты и рубины прямо в воздухе превратились в густой туман, отливавший радужными, как мыльный пузырь, разводами с вкраплениями густо-красного. Нори, не дожидаясь, пока змейка минует препятствие, бесстыдно задрала юбку до колен, заткнула за пояс и ловко забралась по ближайшей водосточной трубе и узкому балкончику на покатую крышу дома. Ни одна черепица не дрогнула под изящной ступней, и повеселевшая Норрэна танцующей походкой двинулась к противоположному краю, уверенная, что теперь-то уж вряд ли ей помешают сбросить наконец не слишком удобную личину светской дамы. Другое обличье милее, да и привычнее, чем это. Рада согласилась – в том виде дракон Ормара и ее саму не учует, защиту ставила сама настоятельница школы.
   Снизу послышался топот ног, негромкое ругательство, и Нори беззвучно рассмеялась, легко перепрыгнув узкую улочку и оказавшись на другой крыше. Обостренный слух еще успел уловить негромкие решительные слова Ормара:
   – Я тебя все равно найду.
   Норрэна молча закатила глаза, перешла на крышу еще одного дома и легко спустилась таким же образом за пару улочек от графа, рядом с маленьким неприметным одноэтажным домиком всего с одним окошком, больше похожим на бойницу. Скромная и с виду совсем не крепкая дверь на самом деле не поддалась бы ни одному воришке, вздумавшему попробовать свои силы на простом висячем замке. Нори вложила достаточно магии, чтобы уберечь этот домик от нежелательных гостей. Она вынула сережку, приложила к замочной скважине, и дужка замка с еле слышным щелчком откинулась. Молодая герцогиня толкнула дверь и переступила порог домика, с облегчением выдохнув. И очень вовремя, совсем рядом прозвучали быстрые шаги. Нори замерла, прислонившись к деревянной поверхности и чутко прислушиваясь, дождалась, пока навязчивый преследователь удалится, и принялась за избавление от уже успевшего надоесть облика. И что за странное задание, право, зачем настоятельница приняла его?! Хотя, наверное, хорошо заплатят, а деньги Нори пригодятся – через полгода уже выпуск и пора возвращаться в город. К отцу в ближайшие годы молодая герцогиня не собиралась, справедливо полагая, что выбранный дочерью путь его совсем не обрадует.
   Девушка еще раз прислушалась, убедилась, что снаружи тихо, и подвесила в воздухе маленький светлячок. С улицы не заметить, благодаря все той же магии. Бледно-голубой рассеянный свет выхватил небольшое помещение, два деревянных стула, стол и комод, в углу – туалетный столик с множеством ящичков и зеркало. Еще стоял диван на всякий случай, хотя Нори ни разу не оставалась здесь надолго. Изогнувшись, она дернула шнуровку, повела плечами и избавилась от платья, перешагнув ворох серебристой материи. На ходу сняла нижнюю рубашку и осталась в чулках и трусиках. Молодая герцогиня остановилась у комода, открыла и достала обычную рубашку из светло-серого шелка, штаны и короткую куртку.
   – Наконец-то нормальная одежда! – пробормотала Норрэна и, схватив в охапку вещи, подошла к столику.
   Небрежно бросила одежду на стул, потом избавилась от чулок и трусиков, оставшись нагой, и выдвинула ящичек, достав из него цепочку с необычной подвеской в форме свернувшегося калачиком человека. Только вместо головы посверкивал крупный, неправильной формы алмаз. Нори с решительным видом надела кулон. Всего на миг очертания ее фигуры размылись, и вот посреди комнаты уже стоит худощавый, гибкий юноша с рассыпавшимися по плечам прямыми волосами цвета воронова крыла. Он оглядел себя в зеркало придирчивым взглядом, удовлетворенно кивнул и быстро оделся.
   – Так-то лучше, – хмыкнул парень, собрал волосы в хвост и снял со второго стула перевязь с узким легким клинком.
   От Радужной пришла волна облегчения, и драконица, как и ее хозяйка, расслабилась – теперь их точно не учуют, даже зверь Ормара. Юноша застегнул перевязь и добавил к мечу еще пару занятных штук, спрятав их за рукавами в специальных кармашках. Магия магией, а на здешних далеко не безопасных улицах коренные обитатели умели охотиться на случайно забредших аристократов. И он больше полагался на старый добрый меч, тем более владел им весьма и весьма неплохо. «Домой?» – спросила Рада и получила утвердительный ответ от… уже хозяина. Он кивнул, и от зверя долетел довольный смешок – ее всегда забавляло это перевоплощение.
   Одернув куртку, Нори-юноша осторожно и бесшумно приоткрыл дверь, окинул переулок быстрым взглядом и выскользнул из убежища, придержав ножны с клинком у бедра. Ну, еще чуть-чуть, и он окажется, наконец, в безопасности стен родного жилища, которое служило ему домом и стало гораздо милее и уютнее фамильного особняка, с тех пор как он стал появляться в Таниоре на заданиях. Нори зашагал по мостовой, прислушиваясь к тишине и не желая быть застигнутым врасплох – невидимые обитатели лабиринта в квартале ремесленников уже шли по следу нарушителей спокойствия. Парень чувствовал всей кожей, Рада внутри беспокойно ворочалась, и зрачки в прозрачных глазах Нори превратились в вертикальные щели, обострив еще и зрение. Он видел неясные тени, улавливал шорохи, похожие на едва слышный шепот… И пальцы юноши сильнее стискивали рукоять меча, а брови хмурились. Хотелось бы добраться до дома без приключений.
   Не выйдет, мрачно понял Нори, когда впереди неожиданно раздались звуки, похожие на шум драки. Самым умным будет ускорить шаг и не влезать, не его это дело, но ноги сами понесли туда, и поздний прохожий проклял свое воспитание, не позволявшее оставить в беде кого-то, кому нужна помощь. Пусть даже совсем недавно кое-кто от этого кого-то поспешно делал ноги по крышам Таниора. Теперь-то Нори вряд ли узнают! А совесть у него есть, и она точно не даст спать спокойно, если он сейчас пройдет мимо. Охотник наверняка знает репутацию этого квартала, но ситуации бывают разными, и вряд ли он планировал сегодня тут оказаться, да еще сразу после приема – самое большее, меч с собой взял, оставив в особняке оружие у входа. «Надеюсь, не забыл забрать в пылу погони», – ворчливо подумал Нори. Радужная хихикнула на эту мысль хозяина, но веселье быстро ушло – они приблизились к месту сражения. Парень чуть пригнулся, прищурился, и его движения стали по-кошачьи мягкими, плавными, он походил на хищника, вышедшего на охоту. В чем-то так оно и было: через прозрачные глаза на несколько мгновений выглянул дракон, и этого Нори хватило, чтобы оценить поле сражения впереди за углом.
   Небольшая площадь с одиноким засохшим деревом и пятеро теней, как сказала Рада, простые люди. Шестой на крыше дома, притаился за выступом трубы и приготовил… Брови Нори высоко поднялись в молчаливом удивлении. Ловчая сеть, да не простая, а с вшитой парализующей магией. Ого, ничего себе вещица, подготовленная банда оказалась. Специализируется на ловле аристократов, что ли? Наверняка. И зря господин граф так громко выкрикивал имя юной леди, зацепившей его на балу. Нори ухмыльнулся: только эту самую леди вторая часть банды будет еще о-о-о-очень долго искать по окрестным улочкам. А ему, пожалуй, пора заняться делом – пятеро нападавших потихоньку теснили Ормара к тому самому дому, где ждал неприятный сюрприз. У графа не было возможности оглядеться и оценить обстановку, он вертелся, отбиваясь от бандитов – да, клинок не забыл захватить, уходя с приема. По улице раздавался звон мечей и негромкие ругательства графа, позабавившие юношу, – виртуозно сквернословил, а казался таким франтом на приеме! Но хватит размышлений, пора действовать. Бандиты явно не простые оборванцы, они знали, как ловить аристократов – не Ормар, так другой попался бы им на пути.
   Нори бесшумно вытащил оружие, адреналин добавил в кровь огня, и стоило больших трудов сдерживать азартную Радужную, жаждавшую поохотиться вместе с ним. Не хватало еще частичной трансформации, это привлечет ненужное внимание и доставит неудобства ему самому в первую очередь. «Обещаю, завтра полетаем и поохотимся, – мысленно обратился он к зверю. – А сейчас не мешай, пожалуйста! Защиту поставишь?» Длинный вздох, и Рада успокоилась, Нори почувствовал, как его словно обернуло невидимым мягким одеялом. Драконья магия. Теперь его точно не заметят раньше времени. Сначала избавиться от того, на крыше – он самый опасный, потому что Ормар его не видит. С остальными де Сано справится, одного он как раз только что серьезно ранил в руку, и тот лежал на земле, зажимая плечо и тихо поскуливая. Парень по узенькой улочке подобрался к тому дому, где сидел бандит с сетью, засунул меч за пояс рядом с ножнами и ловко, бесшумно взобрался по водосточной трубе и выщербленным кирпичам на крышу двухэтажного дома. Мягкие сапожки позволяли легко проделать этот трюк.
   Пригибаясь, Нори медленно пошел вперед, ступая аккуратно и совершенно беззвучно по глиняной черепице. Только посверкивали в густом мраке глаза с вертикальными зрачками. Ладонь парня легла на рукоять меча, готовая выхватить его в любой момент, Нори потянулся к магии, выдернув из кокона ниточку – лишний шум ему не нужен, значит, затаившегося бандита следовало в первую очередь лишить возможности кричать. Больно же будет, когда в него войдет почти метр хорошей острой стали. Дальше все произошло очень быстро: молниеносное движение рукой, с которой сорвалась невидимая нить силы, стремительный рывок Нори с одновременным вытаскиванием клинка – и бандит молча оседает на крышу, выпучив глаза и беззвучно хватая ртом воздух.
   – Спокойной ночи, – шепнул одними губами Нори и жестко усмехнулся.
   Потом аккуратно уложил тело на крышу так, чтобы оно не скатилось и не выдало произошедшее, вытащил и вытер меч и осторожно выглянул из-за трубы.
   Ормар сумел переломить ход сражения, показав себя отличным фехтовальщиком. Он дрался сразу двумя клинками, одним покороче, другим подлиннее. Нори пристроился на краю крыши, с любопытством наблюдая за поединком и пока не торопясь вмешиваться и обозначать свое присутствие. Еще один нападавший лежал без движения на мостовой в луже крови, и теперь трое оставшихся не торопились атаковать, почти окружив Ормара. Нори покачал головой: а вот это они зря, пожалуй. Дают ему время воспользоваться магией, дураки, что ли, совсем? «Если охотитесь на аристократов, должны знать, чего ожидать от предполагаемых жертв!» – Парень насмешливо хмыкнул про себя и прислонился спиной к печной трубе. Все происходило в тишине, никто не тратил времени на слова, а сам граф растерял ленивую вальяжность вельможного лорда, которую Нори наблюдал на недавнем приеме. Движения Ормара стали точными, скупыми и достигающими цели, казалось, воздух вокруг звенел от напряжения.
   Вот один из бандитов сделал быстрый обманный выпад, заставив Ормара уклониться и отступить на шаг ближе к стене дома, на крыше которого сидел Нори. Граф де Сано не остался в долгу, крутанул в воздухе укороченным клинком, и с него сорвалась сверкающая спираль, рассыпавшаяся роем звездочек. Брови юноши поднялись, в глазах блеснуло любопытство. Бандиты, естественно, попытались уклониться и почти всем это удалось. Почти – потому что тот, который с краю, попал под шустрые звездочки, и его мигом опутало полупрозрачной, туманной сетью, стреножившей не хуже обычной крепкой веревки. Он с тихим проклятием рухнул на землю, извиваясь наподобие гигантского червяка. Нори одобрительно кивнул на этот маневр графа. Оставался последний, с которым Ормар наверняка справится без помощи. И тут этот разбойник поднял голову и нетерпеливо посмотрел прямо на Нори, ожидая на его месте увидеть своего приятеля, который должен был здесь сидеть. Парень на крыше широко ухмыльнулся и отсалютовал изумленному разбойнику, а вот дальше все закрутилось так, что стало совсем не до веселья.

Глава 3

   Совершенно бесшумно из соседних улиц появились еще трое, и Нори досадливо крякнул – увлекся происходящим внизу и забыл наблюдать за окрестностями! «Болван», – припечатал он безжалостно и вскочил на ноги, опасно балансируя на самом краю крыши. «Прости», – виновато прошелестела Радужная, тоже увлекшись сражением и просмотрев подмогу. Граф бросил наверх всего один быстрый взгляд, потом сосредоточился на ближайшем противнике, видимо, решив, что неожиданный свидетель схватки сам знает, что и как дальше делать. Нори чуть согнул колени, прищурился, прозрачные глаза полыхнули мрачным пламенем. Юноша изогнул кисть особым образом, его пальцы коснулись края рукава куртки и через мгновение сжали маленькую серебристую звездочку с рубиновыми искорками на кончиках лучей. Опасный парнишка присел, резко выбросил руку вперед, и звездочка сорвалась с его пальцев, прямо в полете разделившись на три, а искорки разгорелись, превратив смертоносные оружия в диски с огненной каймой. И летели они очень быстро, с шипением разрезая воздух.
   Выскочившая на площадь бандитская подмога только и успела моргнуть, как нежданный подарочек Нори легко прошел через их тела, оставив безобразные обугленные дыры, и все трое беззвучно осели на землю сломанными куклами. Звездочки же, сделав свое дело, постепенно замедлились, огонь вокруг них погас, и они вернулись к хозяину, по пути снова сложившись в одну, украшенную на остриях маленькими рубинами. Тем временем граф уже вытирал клинки об одежду последнего нападавшего, судя по всему, он уже не поднимется с мостовой. С разрезанным животом долго не живут. Ормар обвел взглядом поле сражения, немногих настороженных раненых, уже не рисковавших подойти ближе, и негромко произнес:
   – Я сегодня до отвращения добрый. При следующей встрече убью, – после чего развернулся и направился к ближайшей улочке.
   Преследовать его не посмели. Может, помнили – за ними наблюдали с крыши. Нори, убедившись, что больше неприятных сюрпризов окрестные улочки не готовят, уже собрался отправиться домой, но едва поднялся, намереваясь спуститься с крыши, как снизу послышался голос графа:
   – И кому я обязан такой своевременной помощью, парень?
   Нори чуть не прыснул, услышав обращение, но сумел удержать неуместное веселье. Лорд де Сано точно не поймет. Подошел к другому краю крыши, спустился, остановился в нескольких шагах от Ормара. Скрестил руки на груди, с невозмутимым видом ответив на испытующий взгляд графа, и чуть склонил голову.
   – Нори, – кратко ответил юноша.
   – Нори и все? – поднял брови Ормар. – На кличку больше похоже.
   – Так и есть, – спокойно согласился его собеседник. – В тех кругах, где я вращаюсь, так привычнее и удобнее. Вы, кстати, что забыли в этом квартале, милорд? – с легкой насмешкой поинтересовался парень. – Сюда аристократы забредают, только будучи сильно навеселе, вы же развлекаетесь совсем в других местах. Вы не похожи на пьяного.
   – А ты откуда знаешь, – тут же переспросил Ормар, его взгляд стал острым, – где аристократы развлекаются?
   – О, я много чего знаю, милорд, – хмыкнул Нори, стряхнув несуществующую пылинку с рукава – в этом облике он чувствовал себя гораздо свободнее и привычнее. Да и Рада молчала, не тревожилась, значит, все под контролем и Ормар ничего не заподозрит. – Ладно, не мое дело. Не стоит вам сюда больше соваться в одиночку, здесь отлично знают, как охотиться на знатную дичь. – Парень чуть прищурился. – Доброго вечера, милорд.
   Он развернулся, собравшись уходить, но Ормар его окликнул:
   – Подожди, ты уходишь, Нори?
   Тот обернулся, с легким недоумением посмотрел на графа.
   – Вообще-то да, а что?
   – Ты же мне помог, хочу отблагодарить, – ответил Ормар.
   Лицо Нори закаменело.
   – Мне не нужны деньги…
   – А посидеть, выпить за победу? – усмехнулся Ормар. – Я угощаю. Пойдем, знаю недалеко приятное местечко, общество приличное, и официантки более чем покладистые. – Усмешка стала шире, а Нори чуть не расхохотался в голос от его слов.
   Не узнал. Оно и к лучшему. Конечно, можно сейчас вежливо отказаться, найти подходящий предлог, но парень представил себе ситуацию, если бы все на самом деле случайно произошло. Хватит с Ормара странностей на сегодняшний вечер, можно и посидеть с ним в таверне. Да еще и за его счет.
   – Ненадолго, – согласился Нори. – У меня планы на сегодняшний вечер.
   В конце концов, это хороший способ узнать клиента поближе вне обстановки приемов и балов. Вдруг обнаружится какое-нибудь его слабое место… Они направились прочь от места схватки, торопясь покинуть опасный квартал.
   – Ты сам как там оказался? – Ормар покосился на собеседника.
   Нори неопределенно пожал плечами.
   – Мимо проходил, – кратко ответил он.
   Чем больше лжи, тем проще в ней запутаться и попасться на вранье. Оно ему надо?
   – Понял, – не стал настаивать на ответе граф. – Ормар де Сано, – представился он и протянул руку. Парень молча пожал крепкую ладонь, и Ормар продолжил разговор: – Где такие занятные звездочки достал? Интересные артефакты.
   Нори усмехнулся.
   – Вот ты любопытный, твоя милость, а? – весело отозвался он, посчитав, что спасение жизни – достаточный предлог перейти на «ты». – При моем образе жизни подобные штучки существенно облегчают жизнь, знаешь ли. Ну и в Таниоре достаточно умельцев, умеющих делать хорошие боевые артефакты, если заплатишь, конечно.
   Ормар скользнул по парню заинтересованным взглядом.
   – Полагаю, про свой образ жизни ты тоже не хочешь распространяться, – с усмешкой произнес граф, никак не отреагировав на обращение Нори. – Может, хотя бы подкинешь адресок этих умельцев? При моем образе жизни подобные игрушки тоже будут нелишними. – Ормар выделил местоимение.
   – Легко, – Нори снова пожал плечами. – Ювелирная лавка господина Лойто в Золотом квартале. Он делает артефакты, в том числе и боевые, если принести ему нужное оружие. Скажешь, от Нори, сделает скидку, – расщедрился парень, подумав, что за нового клиента артефактор вряд ли сдаст его графу.
   А то, что тот наверняка попытается расспросить ювелира, Нори прекрасно понимал. Ормар уже показал себя упорным, да и азарт Охотника тоже не даст покоя. Ну пусть. Лойто почти ничего не знает про Нори, парень же не дурак распространяться о себе направо и налево.
   – Спасибо. – Ормар выглядел слегка удивленным. – С чего такая щедрость?
   – Меня может не оказаться поблизости, когда снова забредешь в подобный район. – Нори насмешливо фыркнул. – А Лойто знаток своего дела.
   Граф хмыкнул, покачал головой и свернул на перекрестке – здесь улицы уже освещались лучше, да и дома выглядели зажиточнее, и даже стали попадаться припозднившиеся жители, спешившие добраться до своих уютных гостиных и спален.
   – Заботливый какой, – ворчливо отозвался Ормар, но в его голосе звучало слишком много довольных ноток. – Я не планировал сегодня прогулку по таким злачным местам, знаешь ли, иначе, конечно, подготовился бы, – добавил граф так же насмешливо. – Или считаешь, я не знаю о репутации квартала ремесленников? Кстати, мы почти пришли. – Ормар перешел улицу и подошел к двухэтажной таверне с вывеской, на которой красовался здоровенный боров в обнимку с тщедушным кроликом.
   У кролика тем не менее выпирали внушительные зубы, а выпученные глаза наводили на мысль, что бедняга съел что-то не то. Или боров слишком сильно обнимал приятеля…
   – «Приют для друзей», – вслух прочитал Нори, покачал головой и покосился на нового знакомого. – Странное чувство юмора у хозяина этой таверны. Он считает, свинья и кролик могут быть друзьями?
   – Наверное, после выпитых здесь пары-тройки кружек пряного эля с травами, – весело отозвался Ори и распахнул двери. – Заходи, эль здесь действительно один из самых вкусных в Таниоре. – Граф перешагнул порог таверны, из которой доносились громкие голоса и смех.
   – А свиньи и кролики пьют пряный эль?.. – пробормотал Нори под нос, пошевелил бровями и вошел вслед за Ормаром внутрь помещения. – Хотя, если он на травах, я не удивляюсь.
   Радужная тихонько фыркнула, от нее донесся смешок. «Поменьше пей, Нори, а то, глядишь, подцепишь себе тоже странных друзей», – ехидно произнесла она. «Ты знаешь, я много не пью», – невозмутимо парировал Нори и огляделся.
   В общей зале стояли несколько длинных столов с лавками и отдельные столики для маленьких компаний. На потемневших от времени деревянных балках висели пучки чеснока и красного и зеленого перца, в большом очаге потрескивал огонь, а между столами спешили миловидные служанки в белых передниках, чепцах и с большими круглыми подносами, уставленными снедью. На второй этаж вела лестница, и по ней как раз спускались двое мужчин в обнимку и слегка пошатываясь. До Нори долетели громкие заверения в вечной дружбе, перед глазами мелькнула вывеска, и парень сдавленно захихикал в кулак. Да уж, говорящее название, ничего не скажешь. Ормар остановился около одного из немногих свободных столиков, оглянулся и махнул рукой новому приятелю.
   – Нори! – зычно крикнул он, перекрывая гомон в зале. – Сюда!
   Парень поспешил обогнуть длинный стол, за которым веселилась шумная компания, и сел напротив Ормара. Около них тут же остановилась румяная официантка, кокетливо стрельнула глазками сначала в графа, потом в Нори.
   – Чего желают господа? – игриво прощебетала барышня, хлопая ресницами.
   Миловидная, с пышным бюстом, оценить размеры которого позволял плотно сидящий на ней корсаж и глубокий вырез.
   – Господа желают выпить и закусить. – Ормар глянул на Нори. – Эль? Вино? Что покрепче?
   – Пусть будет эль, – кивнул парень. – Раз говоришь, он тут стоящий.
   – Значит, кувшин эля для начала и к нему жареные ребрышки. – Ормар снова посмотрел на парня. – Хватит или что-то еще будешь?
   – Пока нет, – Нори покачал головой и откинулся на спинку стула. – Спасибо.
   – Отлично. – Граф широко улыбнулся и легонько шлепнул служанку по бедру. – Давай, милая, рысью, мы голодные и изнывающие от жажды.
   В светлых глазах Нори мелькнула ирония, и он опустил голову, скрыв усмешку. Да уж… Девушка для приличия тихонько взвизгнула, развернулась и поспешила к двери на кухню. Ормар, удовлетворенно вздохнув, слегка пошевелился, небрежно положил локоть на спинку стула и окинул Нори задумчивым взглядом.
   – Совсем-совсем ничего про себя рассказывать не хочешь? – поинтересовался он, приподняв уголок губ.
   Парень склонил голову, чуть прикрыв глаза.
   – Тебе так интересно? – обронил он. – Я случайно проходил мимо, случайно увидел, что тебе требуется помощь, помог. Согласился посидеть с тобой в качестве награды за спасение. Но я не стремлюсь заводить друзей, – с намеком добавил Нори. – Мне одному неплохо живется.
   – Одному? Значит, ты не с родителями живешь? – Ормар показал себя внимательным слушателем, и его собеседник чуть не поджал досадливо губы. – Выглядишь молодо, прости уж, для самостоятельной жизни.
   – Так вышло, – чуть резче, чем надо, отозвался Нори. – Давай больше не будем про мою семью. Я выпью с тобой, поужинаю, но не думаю, что наше знакомство продолжится, – твердо заявил юноша. – Мы… слишком разные. – Он слегка замялся.
   Ори помолчал, и под его изучающим взглядом юноша чуть не поежился. Внутри завозилась Радужная, тоже чуть обеспокоенная таким пристальным вниманием. Защита защитой, но мало ли что.
   – Хорошо, буду откровенным, – заговорил наконец граф. – Я Охотник, и хотя работаю обычно один, иногда мне требуются помощники в разного рода делах. Конечно, не за бесплатно. Согласен иногда работать со мной?
   Уж чего-чего, а такого предложения Нори никак не ожидал. Он недоверчиво уставился на собеседника.
   – Ты серьезно? – переспросил Нори. – Мы же едва знакомы, с чего такое щедрое предложение?
   Ормар пожал плечами.
   – Я же не собираюсь доверять тебе государственные тайны, – усмехнулся он. – Всего лишь предлагаю приработок. Или тебя не интересуют деньги?
   – Интересуют, – задумчиво протянул Нори. – Но я не всегда бываю в городе, довольно часто… отлучаюсь, – с едва заметной заминкой добавил он. – И адрес, где живу, тоже не сообщу, – честно признался парень. – Не настолько близко мы знакомы.
   Их разговор прервался появлением служанки с элем и ребрышками, источавшими божественно вкусный пряный аромат. Ормар звучно сглотнул слюну, потер ладони и, едва кувшин оказался на столе, плеснул себе в кружку пенного напитка.
   – Приятного вечера, господа, – томным голоском прощебетала служанка, одарила Ори еще одним игривым взглядом и поспешила к следующим посетителям.
   Граф проводил ее рассеянным взглядом, но еда и выпивка его сейчас занимали явно больше, чем фигуристая официантка. Лорд де Сано с видимым удовольствием отхлебнул из кружки, ухватил ребрышко и впился крепкими зубами в мясо, зажмурившись. И так вкусно он это делал, что у Нори рот слюной наполнился, хотя вроде особо голодным себя не ощущал. Парень последовал примеру нового приятеля, налив эля и сделав глоток, – Ормар не соврал, напиток действительно оказался выше всяких похвал, густой, прохладный, слегка терпкий, с легким привкусом разных трав.
   – Ну, за знакомство. – Ори с широкой ухмылкой поднял свою кружку, коснулся края кружки Нори и продолжил: – Так что, согласен время от времени со мной работать?
   Нори опять не сразу ответил – сначала попробовал ребрышек, сочных, пряных, тающих во рту. Прожевал, запил еще элем и только собрался наконец озвучить соображения по поводу щедрого предложения, как неожиданно спокойный вечер в таверне нарушился. Дверь распахнулась, и в помещение общего зала ввалился отряд городской стражи, лязгающей железом, грозно зыркающей по сторонам и хмурившей брови. Гомон в таверне сразу стих, Нори чуть не поперхнулся куском мяса, а Ормар удивленно уставился на неожиданных посетителей.
   – Эт-то что еще такое?.. – пробормотал он, отставив кружку.
   Парень чуть развернулся, чтобы лучше видеть происходившее. Вперед выступил, видимо, их начальник, на голову выше остальных, могучий, с буйной копной вьющихся русых волос и жесткими темно-карими глазами. Пластинчатый доспех напоминал чешую, и Рада подтвердила догадку Нори: начальник был драконом. «Из младших Рубинов, Агат, вроде», – пояснила драконица. Звери всегда лучше чувствовали магию друг друга, если только не стояла защита, как у Нори. Для остальных он оставался пареньком из рода Перламутров, хотя и принадлежавшего клану Алмазов, но стоявшего почти в самом низу иерархической лестницы родов.
   – Зачем сюда принесло Эббера? – Брови Ормара поползли вверх, а взгляд стал настороженным.
   – Кого? – Нори покосился на графа.
   – Начальника Королевской службы расследований Эббера Табрена, – терпеливо повторил Ори вполголоса. – Да еще и со стражей…
   – Обыскать, след приводит сюда, – отрывисто приказал между тем этот самый Эббер, обведя таверну прищуренным взглядом.
   Хозяин «Приюта для друзей» выскочил из-за стойки, подбежал к прибывшим, заискивающе улыбаясь и заглядывая Эбберу в лицо.
   – Простите, господин, а в чем, собственно, дело?.. У меня посетители добропорядочные…
   – Заткнись, – перебил его главный следователь, пока стражники рассыпались по залу, внимательно разглядывая посетителей. – Я вора ищу.
   С этими словами Эббер сам двинулся мимо столиков, а Ори тихо крякнул, откинувшись на спинку стула. Хозяин же застыл с отвисшей челюстью, с изумлением глядя вслед дракону.
   – Вора?.. – растерянно пробормотал он. – Но у меня приличное общество…
   Договорить он не успел. Лорд Агат остановился неподалеку от столика, где сидели Ормар и его новый приятель, и ухватил за плечо молоденького парнишку на вид не старше самого Нори.
   – Ты, – уверенно заявил главный следователь.
   Парень очень удивился такому заявлению и, как отметил Нори, ничуть не испугался.
   – Я? – повторил он, глядя на Эббера с искренним недоумением. – Простите, а что я?..
   – Украл амулет, – доходчиво пояснил лорд Табрен и потянул руку мальчишки вверх, вынуждая подняться. – Идешь сейчас со мной и все рассказываешь, что, где, как, почему…
   – Стойте, какой амулет? Почему украл?! – В голосе парня проскользнуло беспокойство, он ухватился за стол и дернулся в попытке высвободиться. – Пустите!..
   – Вот этот. – Эббер ловко выудил из кармана куртки предполагаемого вора длинную цепочку с многолучевой звездой, в центре которой мерцало рубиновое сердечко в оплетке из серебристых нитей.
   Кто-то громко ахнул, среди посетителей таверны пробежал шепоток, а Нори внезапно подобрался, уставившись на кулон. Он ему был хорошо знаком…
   – Попал парень, – флегматично отозвался Ори и отхлебнул из кружки еще эля. – А по виду и не скажешь, что воришка.
   Неизвестный обвиняемый выглядел действительно обычным парнем: невысокий, даже щупленький, одежда хоть и добротная, но куртка на локтях слегка потерлась, волосы коротко стриженные, каштанового оттенка, чуть курносый нос и щеки в веснушках. Глаза парня, большие, золотисто-карие, обрамляли по-девичьи длинные и пушистые ресницы, пухлые губы добавляли мордашке очарования подростка. «Лет шестнадцать, – уверенно вынес вердикт Нори. – Ну, семнадцать, самое большее. Рада, а откуда этот?» Драконица ответила почти сразу. «Из Рубинов, Тигровый глаз». Нори хмыкнул и вздернул бровь. Ну, у парня должен быть характер, несмотря на совсем не мужественную внешность, и да, на вора он не похож.
   – Я в карты его выиграл! Отдайте! – обиженно отозвался мальчик, пытаясь выхватить из рук Эббера амулет. – Это просто безделушка!
   – Эта, как ты говоришь, безделушка пропала из покоев придворного мага не далее как несколько часов назад, – холодно обронил главный следователь и сделал несколько шагов, потащив парня за собой. – А вот как ты туда залез, я еще выясню.
   – Да не залезал я никуда, я только утром вообще в Таниор приехал! – продолжал защищаться обвиняемый, и по дрогнувшему голосу и отчаянию Нори понял – он на грани слез. – Я вот с ними в карты играл!.. – Юноша обернулся и ткнул куда-то в угол таверны. – Их спросите!
   – И спрошу. – Эббер оглянулся на своих людей, кивнул, и один из них направился в указанную сторону.
   Нори пригляделся к пареньку, прищурив задумчиво глаза, – что-то слишком много искренности в его голосе, да и вряд ли вор отправился бы в людное место после такой кражи… «Он не врет, – тихо отозвалась Рада. – Нори, мальчик правду говорит. Ему подсунули амулет». Брови Нори сдвинулись к переносице, он провел пальцем по краю кружки, не сводя взгляда с парнишки. «Мы не можем вмешиваться, ты же понимаешь. Это не наше дело». Драконица промолчала.
   – Занятно, – вполголоса обронил Ори, оказывается, он тоже наблюдал за происходящим.
   – Не-не-не, господин начальник, ничего не знаю! – раздался откровенно испуганный голос указанного вроде как свидетеля. – Играл, да, признаю, но на деньги, да сроду у меня таких безделушек не водилось! – К лорду Агату подвели щупленького невзрачненького мужичка с бегающими глазками.
   – Да не этот, – с досадой отмахнулся кареглазый парень из Тигровых глаз. – Другой там еще был.
   – Нет больше никого, – твердо ответил тот стражник, который привел щупленького.
   – Нету, да, – с готовностью закивал он. – Я могу идти, господин начальник? – Мужичок заискивающе улыбнулся, пригладив немытые волосы, висевшие неопрятными грязными прядями. – Забежал пропустить кружечку эля да посидеть отдохнуть. Мест-то свободных не было, вот и сел к парню, ну и еще один потом подошел, я всего две партии сыграл и все, денег-то нет почти, – протараторил он, и улыбка стала виноватой, мужик развел руками. – Ну и отсел, как раз стол освободился. А что там у них дальше было, знать не знаю, – решительно закончил он и с опаской покосился на хлопавшего ресницами паренька. – Не мое это дело, знаете ли.
   – А… а где этот тогда?.. – растерянно промямлил разом сдувшийся юный Тигр.
   Пока он тянул разве что на котенка. Маленького обиженного котенка. Радужная фыркнула такому сравнению, Нори едва заметно улыбнулся уголком губ и снова стал серьезным. А вот Эббер нехорошо прищурился, глянув на парня.
   – Сообщник? – вкрадчиво поинтересовался он. – Так, ладно, пойдем, в другом месте поговорим. – И лорд Агат направился к двери, таща за собой уже и не сопротивлявшегося мальчишку.
   А тот даже оправдаться не пытался, видимо поняв, что бесполезно. Посетители потихоньку возвращались к своей выпивке и закуске, вполголоса обсуждая увиденное и услышанное, строя догадки и предположения, хозяин за стойкой утирал полотенцем пот со лба, и на его лице явно читалось облегчение. Нори так и не понял, почему вдруг решил посмотреть на амулет с использованием особенности магии чистых Алмазов. Они единственные из четырех кланов умели определять подлинность артефактов. То ли потому что в глубине души пацана жалко стало, то ли чутье подсказало, Нори не знал. Его взгляд переместился на зажатую в ладони Эббера звезду, зрачки на несколько мгновений стали вертикальными и слегка расширились, а серебристая радужка мягко замерцала в полумраке таверны. И прежде чем успел поймать себя за язык, Нори выпалил, в волнении подскочив с места:
   – Это подделка!
   Второй раз за вечер в таверне воцарилась мертвая тишина, только теперь все уставились на столь смелого автора короткой фразы. Ормар поднял голову, воззрившись на Нори с неподдельным интересом, сам же юноша смотрел только на Эббера. Тот резко обернулся, полоснул по нему острым взглядом и отрывисто спросил:
   – А ты кто такой еще?
   – Просто посидеть зашел, – отмахнулся Нори и настойчиво повторил: – Милорд, амулет – подделка. Это дорогая безделушка, как две капли воды похожая на оригинал.
   Радужная сердито зашипела, а парень прикусил язык, дав себе мысленного подзатыльника. «Заигрался, болван!» – обругал он сам себя. Теперь лорд Агат сделал стойку уже на него, глаза потемнели еще сильнее до цвета каштана. Вдоль спины Нори скатился холодок. До сих пор ему удавалось счастливо избегать общения с такими опасными типами, слишком наблюдательными и цепкими. Но ведь амулет на самом деле подделка, и пойманный парнишка вряд ли виноват в его краже, как и в подмене настоящего амулета, это же очевидно!
   – И откуда ты знаешь, как выглядит оригинал, парень? – мурлыкающим голосом, от которого Нори пробрала дрожь, спросил главный следователь и шагнул к их столику, так и не выпуская из руки ладонь юного Тигрового глаза.
   – Мне вот тоже интересно, – вроде как невзначай обронил граф де Сано, и его недавний спаситель всей кожей чувствовал скрестившиеся на нем взгляды Эббера и Ормара.
   Еще раз обругав себя нелестными словами, Нори собрался и смело взглянул в глаза лорда Агата. Ладно уж, раз имел глупость не сдержать порыва, теперь надо аккуратно выпутаться из ситуации без особого вреда для себя. Светиться лишний раз перед начальником Службы расследований ох как не хотелось. Нори наслышан о хваткости лорда Агата, его по праву уважали, боялись и тихо ненавидели.
   – Пусть на амулет посмотрит владелец, он сам убедится, – не дрогнувшим голосом ответил Нори, оставив без внимания вопрос Эббера. – Чтобы сделать копию такого высокого качества, нужны умения, которыми вряд ли обладает этот парень. – Он кивнул в сторону притихшего предполагаемого вора, с живым интересом прислушивавшегося к разговору.
   Конечно, теперь Эббер не отцепится, пока не вызнает все, касающееся знаний неожиданного собеседника и относящееся к амулету, но у Нори прибережен козырь, можно даже сказать, джокер, увидев который, господин начальник Королевской службы расследований не будет задавать никаких неудобных вопросов. А значит, можно рискнуть дальше ходить по грани и не отвечать прямо. Молодого Тигра все же жалко, не хотелось оставлять его на растерзание лорду Агату, тем более за преступление, которого тот не совершал.
   – Чем дальше, тем интереснее. – Главный следователь остановился рядом с их столиком и небрежно кивнул графу: – Добрый вечер, Ормар. Какие занятные у тебя знакомые, как я погляжу.
   – Да сам удивляюсь, – с легкой иронией откликнулся наследник рода Халцедонов.
   – Как тебя зовут? – потребовал Эббер и посмотрел в глаза молодого человека.
   – Нори, милорд. – Его собеседник чуть склонил голову.
   К удивлению Нори, лорд Агат слегка приподнял брови и обронил:
   – Мм, Нори, Нори… Слышал про тебя, ходят слухи, ты в Охотники нацелился? Заказами промышляешь, пока небольшими. – Карие глаза блеснули, а жертва собственного порыва еще раз выругался на свою несдержанность. Но кто знал, что главный следователь так осведомлен!.. Да и не предполагал парень, что его пока еще скромные дела попадут в поле зрения подобного человека. – Хорошо, Нори, ты идешь со мной. – Тон Эббера не предполагал возражений. – Расскажешь подробнее, откуда у тебя такие знания об этой вещице. – Господин Табрен покачал в пальцах цепочку.
   Собственно, никто возражать не собирался. Нори коротко кивнул, сделал еще один глоток, подавив мимолетное сожаление о том, что не получится допить вкусный эль и похрустеть ребрышками. Что ж, сам виноват, нечего было высовываться. Теперь придется прогуляться и убедить Эббера усмирить любопытство. Тот самый козырь, без него сейчас не обойтись.
   – Прости, не получится посидеть. – Нори посмотрел на графа.
   Тот же с невозмутимым видом в несколько глотков осушил кружку, откусил еще кусок мяса и поднял голову.
   – Я с вами, – спокойно отозвался он.
   – Ормар… – попытался было возразить лорд Агат, но его самым возмутительным образом прервали.
   – Эббер, я Охотник, – сказал де Сано, глядя собеседнику в глаза. – Кроме всего прочего, парнишка со мной, и я в некотором роде обязан ему здоровьем самое малое, так уж получилось. Поэтому я иду с вами, и это не обсуждается. Ты, кстати, тоже мне обязан, – с намеком добавил Ори, его дымчатые глаза чуть прищурились.
   Главный следователь смерил графа взглядом, поджал губы, но все же кивнул.
   – Ладно, – так же отрывисто произнес он. – В моем кабинете поговорим. Пойдем.
   Вот такой веселой компанией они вышли из таверны, окруженные стражей. Нори, засунув руки в карманы, в который раз спрашивал себя, на кой вмешался во все это, Радужная благоразумно молчала, а что творилось в голове лорда Агата, понять было невозможно по его непроницаемому лицу. На губах Ормара блуждала ленивая улыбка, но глаза сверкали предвкушением – похоже, господин Охотник азартен, вон как ноздри раздуваются, почти наверняка его это происшествие заинтересовало. Юный Тигр же, который по случайности оказался между Нори и Эббером, все косил на неожиданного спасителя золотистым глазом и, судя по всему, мучительно подбирал слова для разговора.
   – Спасибо, – наконец разродился он тихо, с опаской метнув взгляд на молчаливого лорда Агата. – Я действительно не виноват…
   – Я не разрешал разговаривать, – оборвал его Эббер, даже не посмотрев на предполагаемого преступника.
   Парень замолчал, и дальше они шли в тишине, нарушаемой только лязгом доспехов стражников. «А если тебе предложат взяться за это дело?» – вдруг спросила Рада, и Нори чуть не споткнулся от неожиданности. Вообще, в рамках своей легенды в школе допускалось заниматься разными делами, а у него как раз подходящая, и уже несколько раз по мелочи он распутывал пару дел. Конечно, оплата полностью шла ему, настоятельница не препятствовала заработку подопечных своим трудом. «Посмотрим», – кратко отозвался Нори.
   Королевская служба расследований занимала целый трехэтажный особняк почти в центре города – и как раз не очень далеко от таверны. В подвалах этого особняка располагались камеры предварительного заключения и допросные, а сама тюрьма, дабы не смущать мрачностью достопочтенных горожан, находилась за пределами города примерно в получасе езды.
   Вскоре небольшой отряд остановился перед внушительным зданием строгих линий, без лишних украшений и колонн, его узкие окна походили скорее на бойницы. У больших дверей, обитых широкими полосками железа, неподвижно стояла охрана. Оба из Рубинов, как сообщила Рада, оно и понятно: этот клан славился своими воинами, и в боевой магии им не было равных. Как, впрочем, и в любовной. Эббер распахнул дверь, почти втолкнул в него совсем оробевшего парня, вошел сам, и за ним – Нори и Ормар. Отряд стражи отправился дальше патрулировать улицы.
   – Наверх, – отрывисто приказал лорд Агат, снова ухватив подозреваемого за плечо, и повел к широкой лестнице, двумя крыльями расходившейся вверху направо и налево.
   В этот час большой холл был почти пуст, только дежурный сидел за столом у стены, да пара человек о чем-то негромко беседовала у окна. Эббер и его спутники поднялись, прошли длинным коридором мимо закрытых дверей, свернули пару раз и остановились перед еще одной дверью, отличавшейся от других наличием золотистой таблички с именем начальника Службы расследований. Господин Табрен достал длинный ключ на цепочке, сделанный целиком из тонкой пластинки агата, и осторожно вставил его в узкую замочную скважину. На мгновение амулет и пальцы хозяина кабинета окутались неярким светом, и дверь бесшумно открылась. Эббер зашел, небрежно щелкнул пальцами, еле тлевший огонь в светильниках вспыхнул ярче. Когда вошли все, дверь так же без звука закрылась.
   – Располагайтесь. – Лорд Агат кивнул Нори и Ормару на неширокий диван у стены, а парня усадил на обычный стул с высокой прямой спинкой у своего стола. – А ты сюда. – Сам хозяин кабинета обошел и сел в массивное кресло с резными ручками и по очереди оглядел присутствующих. – Итак, господа, прежде чем приступим к разговору, хочу предупредить, что все, сказанное в этих стенах, в них и должно остаться. Прошу. – Эббер вынул из ящика стола небольшую сферу, целиком выточенную из изумруда, и аккуратно установил на подставке. – Ты первый. – Тяжелый взгляд карих глаз уперся в притихшего парнишку.
   Он встал, подошел к столу, и его пальцы коснулись сферы.
   – Клянусь, что ни слова из сказанного здесь не услышит никто посторонний за стенами этого дома, – произнес Эббер слова стандартной клятвы, и парень послушно повторил, чуть запинаясь.
   Сфера вспыхнула ярким светом, зеленые язычки лизнули дрогнувшую ладонь и погасли. Артефакт принял клятву и теперь, если предполагаемый воришка попробует распустить язык, магия не даст ему этого сделать, попросту лишив дара речи. Следующим подошел Нори, спокойно произнес положенные слова и перенес несколько не слишком приятных ощущений. Последним выполнил необходимое Ормар, и только потом Эббер дернул один из многочисленных шнурков, висевших за его спиной.
   – Как зовут? – Он положил перед собой чистый лист и окунул перо в чернильницу.
   – Тирхард Винтан, Тигровый глаз, – покорно ответил парень. – Я только утром приехал… – продолжил было он, но главный следователь не дал ему договорить.
   – Титула нет? – последовал еще вопрос, Эббер даже не посмотрел на Тирхарда.
   – Я младший сын троюродного брата главы рода. – Мальчик пожал плечами. – У меня еще трое братьев и сестра. На меня не хватило, увы, – на миловидном лице появилась немного кривая улыбка, – только небольшое содержание.
   – Зачем в Таниоре? – Эббер заполнял лист крупным, правильным почерком, без единой кляксы, и Нори невольно позавидовал – его почерк оставлял желать лучшего. Если, конечно, дело не требовало другого, но тогда на помощь приходила магия, а тут, похоже, у лорда Агата свой собственный такой.
   – Хочу поступить учеником к какому-нибудь артефактору, у меня есть несколько адресов, я с камнями хорошо обращаюсь. – Парень, похоже, немного успокоился, поняв, что прямо сейчас его никто тащить в допросную не собирается.
   Разговор прервался негромким стуком, и после приглашения Эббера в кабинет зашел дежурный.
   – Отправь посыльного к графу де Ликлейву, пусть попросит его приехать. Он ждет весточки, – отдал приказ следователь.
   Дежурный молча склонил голову и покинул кабинет, а господин Табрен вернулся к допросу.
   – Где остановился?
   – Нигде пока, не успел. – Тирхард опустил голову. – Решил город посмотреть, я здесь никогда не был, загулялся и… и вот, до вечера бродил, зашел поужинать. – В голосе парня проскользнули виноватые нотки.
   «И вляпался», – не удержался Нори от мысленного комментария. Да уж, святая простота, по-другому не сказать. И вот что провинциалы суются в столицу в одиночку, толком не обзаведясь хоть какими-то друзьями, и потом огребают сомнительных приключений? От Рады донесся тихий смешок: «Ну не всем же быть такими благоразумными, как ты, Нори. Не греши на мальчика, он, между прочим, молодец уже в том, что сам решил чего-то добиться в жизни». Недавний спаситель Ормара едва заметно пожал плечами и откинулся на спинку дивана, уставившись в потолок. «Ладно, не ворчи. Посмотрим, чем Тиру помочь, – со вздохом отозвался Нори. – Раз уж я влез в это дело». Ежу понятно, юный Тигр не врет, и зачем Эббер спектакль разыгрывает? Наверняка у него тоже есть способы проверить подозреваемого даже без навыков ментальной магии, доступной только Алмазам! Амулеты неплохо работают, тот же изумруд, например. Тянет время? Ждет мага Алмаза? От последней мысли Нори невольно поежился: встречаться с таким серьезным человеком ему совершенно не хотелось, как и испытывать на прочность амулет настоятельницы в подобных нестандартных условиях. Может, получится уйти до прихода графа?..
   – Я не знаю, как меня уговорили, – угрюмо продолжил Тир. – Я вообще не азартный, да и денег не так уж много взял с собой.
   – Это если ты не придумал всю эту историю с карточной игрой. – Эббер отложил перо, посмотрел на подозреваемого прищуренным взглядом.
   Юный Тигр вскинул голову, распрямил узкие плечи и тихо произнес:
   – Если желаете, я могу еще раз на изумруде поклясться, милорд. Я не крал эту вещь, я выиграл в карты!
   – Эб, тебе ли не знать, как могут убалтывать шулеры, – вставил свое негромкое слово Ормар. – Не дави на пацана. Он случайная жертва.
   – Ори, ты здесь вообще только потому, что я добрый сегодня. – Лорд Агат выразительно посмотрел на графа. – Будь добр, дай мне делать свое дело. Значит, утверждаешь, тебя уговорили поиграть, да? – вернулся Эббер к Тиру и прикрыл глаза, задумчиво поглаживая подбородок пальцами. – Допустим, я тебе поверил. И что было дальше?
   – Ну, мы сели, сыграли пару партий, и мне везло, – продолжил Тир рассказ. – А потом он попросил отыграться, сказал, что у него закончились деньги и осталось только украшение, и достал его. – Парень кивнул на лежавшую на столе звезду. – Мне понравилось, красивое, подумал, из него амулет какой-нибудь можно сделать и потом продать.
   Эббер насмешливо хмыкнул.
   – Тебе не пришло в голову, что вещичка выглядит слишком дорого, чтобы с ней вот так просто расстались? И что тут что-то нечисто, мм?
   – Нет, – со вздохом ответил Тир. – Ну, раз человеку не жалко с ней расстаться, значит, она для него не такая уж дорогая? – Он вопросительно посмотрел на Эббера. – В общем, он проиграл, а мне достался этот кулон.
   – И куда же делся потом твой случайный знакомый? – Из голоса лорда Агата пропало веселье.
   – Не знаю, – расстроенно вздохнул Тир. – Я отвлекся, отвернулся, и смотрю – его уже нет. – Голова парнишки поникла, весь его вид выражал отчаяние. – А потом пришли вы.
   В кабинете на некоторое время воцарилась тишина. Эббер изучал подозреваемого, Нори же отвлекся на рассеянные размышления о том, как дальше быть с заданием настоятельницы. Ормар с независимым видом посматривал то на господина следователя, то на юного Тигра, то на самого Нори, заложив руки за голову и вытянув ноги.
   – Мне нужно описание внешности этого твоего случайного картежника, – наконец произнес Эббер. – Были у него какие-нибудь особые приметы? Может, ты хотя бы ауру его глянул, ну так, на всякий случай. – В его голосе отчетливо слышалась ирония. – Хоть какая-нибудь зацепка, а, Тирхард?
   – Ну… – Парень неуверенно поерзал на стуле. – Ауру не смотрел, шрамов никаких не заметил, внешность… Ну, обычная. Невысокий, жилистый, чуть припадает на одну ногу, глаза бегающие, маленькие, вот, когда улыбался, видно, что один зуб как бы сколот немного, – снова воспрянул духом Тир. – Пальцы длинные, руки ухоженные, кстати, не грубые, без мозолей. – Голос юного Тигра стал задумчивым.
   – У шулеров руки – рабочий инструмент, они о них заботятся, – любезно пояснил Эббер все тем же ироничным тоном. – Хорошая у тебя память, парень, – небрежно обронил он, и Нори чуть не хмыкнул от удивления.
   Решил подбодрить? Ради чего? Додумать не успел, в коридоре послышались торопливые шаги, и дверь без стука распахнулась. На пороге появился тот, за кем, видимо, посылал Эббер. Граф Мерген де Ликлейв из клана Алмазов. Один из четырех придворных магов короля Димарии Рэйгера. Нори осторожно пошевелился и постарался сделаться совсем-совсем незаметным, не сводя с гостя настороженного взгляда. Конечно, вряд ли граф де Ликлейв узнает в нем дочку своего хорошего знакомого, но… от случайностей никто не защищен. Граф Алмаз выглядел представительно: довольно высокого роста, светлые, почти пепельные волосы аккуратно заплетены в косу, перекинутую через плечо, серебристо-серые глаза смотрят пристально, но сейчас в них отражалось волнение пополам с беспокойством. Одет один из главных магов королевства хоть и неброско, но элегантно.
   – Где он? – быстро спросил граф Ликлейв, и его взгляд остановился на столе, на драгоценной звезде.
   Нори порадовался про себя, что в данный момент Мергена гораздо больше занимает эта безделушка, чем присутствующие в кабинете. Между тем на лице графа промелькнуло сначала облегчение, потом он недоверчиво хмыкнул, покачав головой. В несколько шагов подошел к столу и схватил амулет.
   – Подделка. – Лорд Алмаз нахмурился и взглянул на Эббера. – Вы сказали, что нашли вора и амулет, господин Табрен!
   «Вот вор, вот амулет, – мысленно съехидничал за начальника Службы расследований Нори. – Что ему не нравится?» Радужная тихо захихикала.
   – Все не так просто, милорд, – спокойно отозвался Эббер. – Следы привели в таверну, где я обнаружил вот этого молодого человека и предположительно ваш амулет, который оказался ненастоящим. Юноша утверждает, что выиграл амулет в карты у некоего шулера, с которым случайно познакомился.
   Граф де Ликлейв перевел взгляд прищуренных глаз на Тигра, вцепившегося в стул и нервно облизнувшего губы.
   – Не врет, – отрывисто ответил лорд Алмаз. – Амулет, точнее подделку, ему самым пошлым образом подкинули. И где теперь этого шулера искать? Только он знает, где настоящий амулет! – Он сжал подделку, и раздался тихий хруст. – И кто эти люди? – Граф повернулся к дивану. – Они имеют отношение к делу?
   Нори замер, подавив порыв нащупать через рубашку кулон и стиснуть его, тем самым обратив внимание на единственную защиту. Сердце гулко колотилось в груди, в горло как песка насыпали, но парень изо всех сил старался сохранить невозмутимое выражение лица.
   – Вот этот молодой человек первый определил, что амулет – подделка, – сдал Нори с потрохами господин Эббер, за что получил на свою голову целую порцию отборных проклятий.
   Молчаливых, правда. Похоже, пришла пора воспользоваться тем самым джокером.
   – Правда? – протянул граф де Ликлейв, заложив руки за спину и сделав шаг к дивану. – Мальчик, ты же из Перламутров, как ты можешь видеть истинную суть вещей, да еще таких… как этот амулет? – Глаза придворного мага сузились, буквально пригвоздив Нори к месту.
   – Господин Табрен, я бы хотел переговорить с вами с глазу на глаз, – не дрогнувшим голосом произнес Нори, упорно избегая смотреть на лорда Алмаза.
   Согласится, нет?..

Глава 4

   – Я правильно понимаю, при всех ты объясняться не будешь? – небрежно спросил он.
   Нори помолчал, потом тихо ответил:
   – Тому есть веские причины, лорд Агат.
   Ни один мускул не дрогнул на лице Эббера, хотя парень сейчас ходил по грани: те из родов, кто не имел титула и тем не менее считался аристократом – драконы-то у них были, – не очень любили, когда упоминали их некоторую ущербность. Вроде лорд, а вроде и нет, потому что обращались к ним «господин» и к фамилии не прибавляли частицу «де». Однако Нори читал досье на Эббера – это входило в курс обучения в школе, знать всех сколько-нибудь важных людей Таниора, – и помнил, что тот не придает значения формальностям. Нори упомянул род начальника Службы исключительно из уважения к нему. Надеялся, это сработает, и он согласится на просьбу.
   – Ладно. – Эббер встал и вышел из-за стола. – Прошу, молодой человек. – Он подошел к стене, вынул тот же ключ и вставил, казалось, прямо в нее.
   На белой штукатурке проступил контур, хозяин кабинета толкнул обозначившуюся дверь и жестом предложил Нори войти. Тот не заставил себя упрашивать и поспешно переступил порог, остро чувствуя спиной взгляды остальных присутствовавших. «Ну, положим, граф Алмаз не будет допытываться, если Эббер скажет, что тебя не надо спрашивать, – отозвалась Радужная задумчиво. – Но Ормар допрос устроит точно. Он же дотошный и упрямый…» Нори сжал губы. «Не успеет. Постараюсь уйти отсюда как можно скорее и без него. Скажу, не хочу сотрудничать. Надо побыстрее закончить с этим нелепым заданием и возвращаться в школу…»
   – Так что у вас за причины молчать, юноша? – Голос Эббера вернул Нори к разговору.
   Они оказались в маленькой комнатке без окон, всего с одним столом и двумя стульями. Под потолком плавали несколько светящихся шариков. Парень молча вынул из кармана куртки необычное украшение, кристалл, составленный из лучей разной длины и из разных камней. Брови Эббера поползли вверх, он несколько секунд изучал кристалл, не прикасаясь к нему, потом медленно поднял взгляд на юношу.
   – Но… это же… – слегка обескураженно проговорил господин Табрен, но Нори перебил его.
   – Вы знаете, что это за знак, – негромко произнес он. – И знаете, что его подделать невозможно.
   – Школа Рэкко? – Зрачки в темных глазах Эббера расширились. – Парень, но как…
   – Простите, это уже вас не касается, – снова перебил Нори, не отводя взгляда. – Я действительно случайно оказался в той таверне, не хотел вмешиваться. Само вышло, – пояснил он, как мог, свои действия. – Я могу идти, господин Табрен?
   Эббер не торопился с ответом, и это насторожило Нори.
   – Господин Табрен? – повторил он, напряженно глядя на собеседника.
   – Я понял, парень, не буду касаться твоих секретов, – наконец ответил главный следователь Таниора. – Но не торопись уходить, ладно? Я сторонник утверждения, что ничего в мире не происходит случайно. – Эббер вдруг усмехнулся, в карих глазах появился особый блеск. – Раз вы оказались невольным свидетелем дела о краже амулета, возможно, вас заинтересует предложение помочь в его расследовании?
   Нори моргнул, обескураженный неожиданным вопросом второй раз за вечер. Сначала Ори в напарники зовет, теперь начальник Службы расследований в помощники… Он же не настолько известен, его карьера как Охотника только начинается! И уже такие предложения ни с того ни с сего. Настоятельница руку приложила? Или действительно он просто оказывается в нужное время в нужном месте?
   – Господин Табрен, я далеко не так опытен, как тот же граф де Сано… – начал было Нори, но его перебили.
   – Полагаю, Ормар с большим удовольствием присоединится. – Усмешка Эббера стала шире. – Я довольно хорошо его знаю, мы знакомы давно, и поверь, юноша, если бы ему не было интересно, он бы не пошел. Кроме всего прочего, Школа Рэкко – отличная рекомендация, пусть даже вы и говорите, что начинающий Охотник. Тогда тем более прекрасная возможность потренировать свои навыки, мм?
   Нори сказал бы, почему граф увязался за ними, но промолчал. Остальные доводы следователя звучали вполне логично и заманчиво.
   – Пойдем. – Лорд Агат встал. – Пока думай, а я расскажу все, что знаю об этом темном деле. Ты все равно клятву дал, – добавил он в ответ на удивленный взгляд парня.
   «О как, – отозвалась Радужная, удивленная не меньше. – Нори, далеко пойдешь с такими новыми знакомыми», – со смешком произнесла драконица.
   Первым порывом было, конечно, отказаться, зачем ему привлекать лишнее внимание таких людей?! Но с другой… Выходя вслед за Эббером обратно в кабинет, Нори еще раз обдумал предложение. Такими знакомствами не разбрасываются, кто знает, когда они могут пригодиться в следующий раз. А уж если он собирается дальше продолжать карьеру Охотника, то тем более не стоит гордо отвергать только лишь из-за боязни, что его инкогнито будет раскрыто.
   – Итак, – повеселевший Эббер вернулся за стол, Нори молча сел на диван под пристальным взглядом лорда Алмаза. – Граф, все в порядке, на парня можно положиться. Но его секреты не трогаем. – Он помолчал, и несколько мгновений в кабинете царила тишина.
   Придворный маг обменялся с начальником Службы расследований долгим взглядом и кивнул. Ормар несильно пихнул Нори в бок и вполголоса произнес:
   – И сколько у тебя потайных ящичков, шкатулка с секретами? – И столько ехидства было в его голосе, что начинающий Охотник едва заметно поморщился.
   – Столько же, сколько у тебя, – отбрил он новоявленного приятеля. – Хочешь со мной работать, не пытайся эти ящички открыть, милорд.
   – Собственно, ваша милость, у меня предложение, – продолжил тем временем Эббер. – Почему бы нам не подключить к расследованию Ормара и этого юного Перламутра? – На мгновение Нори почудились насмешливые нотки в его голосе, но всего на мгновение.
   Граф де Ликлейв не сразу ответил, сначала прошелся по кабинету, заложив руки за спину. Взгляд Нори упал на замершего и притихшего Тира – про него как будто забыли, а парень с жадным любопытством прислушивался к разговору, вон как глазки заблестели.
   – Тебе не хватает людей? – хмуро осведомился лорд Алмаз.
   – Нет, но не на всех я могу положиться, – спокойно ответил Эббер. – Ормара я давно знаю, а парень… я сказал, ему можно доверять до определенной степени. – Хозяин кабинета пожал плечами.
   – А этот? – Граф Мерген кивнул на Тира. – Что с ним делать?
   Будущий артефактор из рода Тигрового глаза заметно побледнел, но подбородок не опустил. «Есть характер у парнишки», – мысленно хмыкнул Нори.
   – Ну, мы выяснили, парень просто попал под раздачу. – Эббер сплел пальцами и хрустнул. – Клятву он дал, болтать не будет. Думаю, можно отпустить, только адрес взять, где жить собирается. – Взгляд лорда Агата остановился на бывшем подозреваемом. – Шулера опознать, когда найдем.
   – Я пока нигде не остановился, – пробормотал Тир, в волнении облизав губы. – Значит, вы отпускаете меня, да? – уточнил он на всякий случай с неподдельной радостью.
   – В общем да, но пока нет, – выдал Эббер и нетерпеливо отмахнулся. – Посиди тихо, Тир, сейчас решим все наши дела и пойдешь уже.
   У Нори вдруг мелькнула мысль, что, если те, кто по-настоящему замешан в краже амулета, следили за пареньком и знали, где он сейчас, то его вполне могут ждать за порогом Службы расследований как нежелательного и опасного свидетеля. Он ведь единственный, кто видел шулера. А последний – единственная ниточка к тому, где сейчас настоящий амулет.
   – Эб, где же твоя вежливость? А нас спросить, хотим ли мы участвовать? – насмешливо произнес Ормар, однако без явной издевки.
   – А ты не хочешь, Ори? – Эббер изогнул бровь. – Не в твоих правилах отказываться от интересного и прибыльного дела, – усмехнулся лорд Агат. – У Нори, думаю, тоже есть веские причины согласиться.
   – В таком случае, давай-ка по всем правилам, – уже без тени насмешки серьезно заявил Ормар. – Если ты действительно собираешься предложить нам поучаствовать.
   – Ваша милость? – Эббер вопросительно глянул на графа де Ликлейва.
   – Ну, раз ты ручаешься за них, – медленно произнес лорд Алмаз. – Хорошо. Пусть, – отрывисто закончил он и отошел к окну. – Но амулет нужно найти как можно скорее, – добавил придворный маг.
   – Отлично. – Хозяин кабинета положил перед собой чистый лист, набросал на нем несколько строчек и протянул Ормару. – Пожалуйста, господа. Ознакомьтесь.
   Граф де Сано встал с дивана, взял бумагу и вернулся обратно к Нори. Тот вытянул шею и пробежал глазами написанное: «Договор на оказание услуг по розыску важного амулета-артефакта государственного значения. Строго секретно. Срок – не больше недели. Исполнители: граф Ормар де Сано, лорд Халцедон, Охотник. Нори из рода Перламутров, начинающий Охотник. Заказчики: Эббер Табрен, начальник Королевской службы расследований, из рода Агатов, граф Мерген де Ликлейв, придворный маг его величества короля Димарии Рэйгера, лорд Алмаз. Оплата: полторы тысячи золотых каждому плюс возмещение расходов во время расследования и оказание содействия в ходе дел». Дальше шла дата и четыре имени, одно под другим.
   – Устраивает? – спросил Ормар, вопросительно глянув на Нори.
   Полторы тысячи золотых. Радужная удивленно рыкнула, сам же парень чуть не присвистнул от удивления. Солидные деньги, очень, за одно задание. Его прежние вознаграждения не превышали пары сотен самое большее, и столько же примерно с заданий от настоятельницы приходило.
   – Да, – постаравшись не показать эмоций, сдержанно ответил Нори.
   После подписания всеми участниками договора Эббер достал печать, выточенную из цельного алмаза, и, капнув воском, приложил ее к листу. По оттиску пробежал радужный блик – магия закрепила соглашение.
   – Ваша милость, вам слово. – Эббер сложил договор в ящик стола и посмотрел на придворного мага.
   Тот скупо кивнул.
   – Этот амулет – своего рода накопитель, – начал он объяснять. – Я не ношу его с собой постоянно, только если обстоятельства требуют. Раз в месяц заряжаю в своей лаборатории. Доступ к шкатулке с амулетом есть только у меня, ключ вот. – Граф де Ликлейв вытащил из-под рубахи тоненькую пластинку из алмаза. – Она хранится у меня дома, в кабинете. Конечно, на саму шкатулку тоже наложена защитная магия, – добавил лорд Мерген.
   – Шкатулку осмотреть можно? – тут же спросил Ори, опередив Нори буквально на пару секунд.
   – Можно, – кивнул маг. – Собственно, сегодня я вернулся из дворца и обнаружил, что шкатулка вскрыта, а амулета нет. Причем на шкатулке остались следы вора, он оцарапался об острый край камня. Тех капель крови хватило, чтобы пойти по его следу, но все равно не успели, – поморщился граф.
   – Ваша милость, по порядку, пожалуйста, нам надо знать все точно, – вежливо попросил Ормар, и Нори поймал себя на том, что, услышав это «нам», чуть не расплылся в довольной улыбке.
   Он же почти всегда без напарников работал! Так проще и быстрее! Но… Странное дело, такой граф, свойский, приятельский, нравился Нори гораздо больше, чем тот, на приеме – щеголь, обаяшка и гроза женщин. «Привереда», – со смешком отозвалась Радужная. «Сама-то», – фыркнул Нори.
   – Обнаружив пропажу, я немедленно послал за господином Табреном, поставил его в известность и отдал ему компас на основе того камня, об который поцарапался вор. – Маг на удивление послушно начал рассказывать подробнее. – Сам остался ждать результатов. Дальше спрашивайте Эббера, – закончил граф де Ликлейв.
   – А мне особо рассказывать нечего, след привел в ту таверну, где сидели вы с парнем. – Лорд Агат пожал плечами. – Где потерялся оригинальный амулет и когда его подменили, остается неизвестным пока. Все, что имеем, – это вот любитель азартных игр. – Начальник Службы расследований насмешливо фыркнул в сторону зардевшегося Тира.
   – Ценный свидетель, – обронил Нори, соединив кончики пальцев. И не дожидаясь реакции остальных, в лоб спросил парня: – Точно помнишь, как выглядел тот тип, сплавивший тебе подделку?
   – Да, – уверенно кивнул юный Тигр.
   – Держи картинку перед глазами, – скомандовал он, надеясь, что никто не будет задавать ему ненужных вопросов.
   Главное ведь результат? «Рада! – позвал Нори драконицу. – Глянешь, что за фрукт?» Магия драконов позволяла заглянуть в чужую память, но только в картинки, не в мысли, и если сам зверь это делал. Молодой Охотник подошел к Тиру, коснулся пальцами его висков и прикрыл глаза.
   – Мой дракон сейчас посмотрит, что ты видел, – негромко пояснил он. – Ничего больше. В мысли не полезу, – чуть усмехнувшись, добавил Нори.
   – Хорошо, – парень послушно выпрямился и глубоко вздохнул, – я готов.
   Через несколько мгновений от Радужной пришло увиденное в голове Тира: портрет предположительного настоящего вора амулета. Действительно, не особо примечательная внешность, но при встрече Нори узнал бы его.
   – Нарисую, – скупо отозвался он, отступив от парнишки.
   – Ты и рисовать умеешь? – обронил Ормар, окинув Нори очередным задумчивым взглядом.
   Тот остановился, скрестил руки на груди и чуть не фыркнул.
   – Я много чего умею, – сдержанно ответил Нори и сел на диван. – У меня вопрос. Тот компас, который вы сделали, милорд, – его взгляд остановился на лорде Алмазе, – он еще работает? – Молодой Охотник посмотрел уже на Эббера. – Почему вы не пошли дальше по следу?
   – Увы, крови слишком мало, амулет краткого действия. – Граф де Ликлейв развел руками и поморщился. – Уже чудо, что успели до той таверны дойти.
   – Дальше след растворился, и подозреваю, у этого шулера сюрпризы оказались, чтобы сбить возможную погоню, – добавил Эббер. – Воровство смахивает на заказное, других версий у меня нет.
   – Граф, мне нужен от вас список тех, кто, по-вашему, может иметь отношение к краже, – заговорил Ормар. – И тех, у кого есть доступ в ваш дом и кабинет, кто мог видеть эту шкатулку и знать, что в ней. Я займусь ими.
   – Хорошо, утром вам принесут, – наклонил голову лорд Алмаз.
   – Тогда я шулером займусь. – Нори соединил кончики пальцев, взгляд прозрачных глаз на мгновение стал рассеянным. – Есть некоторые мысли, откуда начинать искать…
   – Понадобится помощь – обращайтесь ко мне или к графу. – Эббер встал. – Мы со своей стороны, конечно, тоже не будем сидеть сложа руки. – Уголок его рта приподнялся в улыбке. – Нори, мне бы хотелось иметь портрет этого типа, поищу по своим каналам.
   – Принесу, – кивнул парень и тоже встал. – Мы можем идти?
   – Идите. Тира прихватите. – Главный следователь подошел к двери. – Тир, будь любезен, утром сообщи, где ты остановился. – Эббер глянул на бывшего подозреваемого. – Не хотелось бы потом тебя по всему Таниору разыскивать. – И хотя сказано вроде как небрежным тоном, в нем ясно прозвучало предупреждение.
   Тирхард немного нервно улыбнулся и поспешно ответил:
   – Да, господин Табрен. Всего хорошего.
   Они покинули кабинет лорда Агата и до самого выхода шли молча. Нори не терпелось дойти до дома, перехватить что-нибудь по-быстрому и отправиться на площадку для превращений. Он же обещал Радужной полетать и поохотиться. И очень надеялся, ничто больше не помешает ему осуществить эти планы. А еще портрет рисовать, копию с него он сделает с помощью магии. И как хорошо, что у него оказались способности к рисованию, которые в Школе Рэкко развили и довели до ума. Немаловажное качество для Охотника – уметь передать те образы, которые его дракон может увидеть в процессе расследования.
   – Парень, есть наметки, куда вообще идти? – Голос графа вырвал Нори из задумчивости.
   Ормар обращался к Тиру, стоявшему рядом, и, судя по слегка растерянному лицу, парень понятия не имел, что делать дальше.
   – Нет, – так же растерянно ответил молодой Тигр. – Я же первый день здесь…
   – Ладно, народ, я уже несколько часов назад как должен быть дома. – Нори не собирался дальше проявлять чудеса милосердия и помогать еще и ему. – Граф…
   – Во-первых, Ормар, а во-вторых, не хочешь проводить этого юношу до безопасного места? – заявил де Сано, чем вызвал у Нори приступ легкого раздражения.
   – Я в телохранители не нанимался. – Он пожал плечами и не удержался от шпильки: – Что, сомневаешься в своих силах, твоя милость? Сам не справишься?
   Дымчатые глаза Ори сузились, он склонил голову и смерил Нори взглядом.
   – Доходчиво объясняю, – ровным голосом заговорил он. – Тир – важный свидетель, и останься он в таверне, до утра не доживет. – При этих словах Тигр вздрогнул и метнул на графа испуганный взгляд. – Именно поэтому, пока не выясним все с этой мутной кражей, жить он будет у меня. – А вот эта фраза Нори слегка удивила. – В мой дом так просто не пробраться даже с помощью всяких занятных игрушек. И одному парню нельзя пока ходить по Таниору. Это понятно, умник?
   Хотя Ормар говорил правильные вещи, Нори из чистого упрямства соглашаться ужасно не хотелось. Он упер руки в бока и фыркнул не хуже Радужной.
   – Допустим, – нехотя все же сказал он. – Дальше что? Пусть у тебя живет, мне-то что.
   – Я не могу его с собой постоянно таскать. – Ормар нахмурился. – Нори, прекрати изображать из себя тугодума. Мы же вместе вроде работаем над этим делом, или я чего-то не понимаю?
   «Нори, не зарывайся, – тихонько отозвалась Рада. – Вам действительно работать вместе». Молодой Охотник прикрыл глаза, глубоко вздохнул, унимая непонятное раздражение – ведь Ори дело говорил, по существу! – и уже гораздо спокойнее посмотрел на собеседника.
   – Хорошо, я слушаю, – произнес он.
   – На время выполнения задания мы все живем у меня, – выдал Ормар. – Парня одного на улицу не выпускать, как уже говорил, ну и опять же удобнее будет обсуждать, кто что нашел.
   С точки зрения парня Нори из рода Перламутров, предложение разумное и логичное со всех сторон. Но, потроха Лекса, он же не парень! А еще ведь задание настоятельницы! Если же сейчас откажется от предложения графа, покажет себя не самым умным в его глазах… Вот ситуация, а? Сходила, называется, на вечер, очаровала мужика!
   – Вы меня с собой возьмете? – очень вовремя встрял Тир, пока Нори собирался с мыслями и духом озвучить ответ. – Нет, правда?! – В его голосе смешались восторг и недоверие.
   – Правда, правда, только с одним условием: слушаться беспрекословно, – строго произнес Ормар. – Если живым остаться хочешь. Нори, идешь? Тебе что-то надо из дома забрать?
   – Завтра уже, – не особо довольно отозвался юноша, подавив вздох – придется идти.
   От Радужной донеслась расстроенная мысль: «Прогулка отменяется?» Нори упрямо поджал губы. «Я не нарушаю обещаний. Погуляем, не переживай». Теперь появилась еще одна причина покончить с заданием Эббера как можно быстрее. Ну и параллельно придется выполнять поручение настоятельницы. Возник вопрос, кто сильнее влип, Тир или сам Нори. Рада тихо захихикала, но комментировать благоразумно не стала.
   – Далеко идти? – хмуро поинтересовался он у Ормара.
   – Нет, я в соседнем квартале живу, – успокоил граф.
   – Спасибо большое, милорд! – Тир попытался поймать его руку, но де Сано не дал ему этого сделать.
   – Просто Ормар, парень, и давай без этих восторгов, ладно? – Он поморщился. – Я не сделал ничего особенного.
   – Вы помогли мне, хотя мы толком и не знакомы. – Тир попытался заглянуть ему в лицо. – Я… не ожидал такого, – признался он.
   – Лучше найди себе хорошего учителя и не встревай больше в неприятности, – ворчливо отозвался Нори. – В следующий раз поблизости может не оказаться таких хороших ребят, как Ормар. – Как ни старался, совсем убрать ироничные нотки не удалось.
   Граф покосился на молодого Охотника, весело хмыкнул, но ничего не ответил. Тир же густо покраснел, опустил взгляд и пробормотал:
   – Я постараюсь…
   Скромный двухэтажный дом графа действительно располагался недалеко, они дошли за четверть часа. Нори окинул взглядом небольшой особнячок с крыльцом сначала простым взглядом, потом использовал драконье зрение. И чуть не присвистнул: домик опутывала такая густая и частая сеть охранной и защитной магии, будто здесь находилась королевская сокровищница. Хорошо позаботился о своем убежище граф, ничего не скажешь. Между тем хозяин дома достал ключ – тонкую пластинку из дымчатого халцедона – и открыл дверь.
   – Прошу. – Ормар сделал приглашающий жест. – Вот моя скромная обитель.
   Нори вошел, с невольным любопытством разглядывая обиталище графа. Небольшой холл, из которого вели две двери направо и налево, в углу деревянная лестница, и под ней еще одна дверь поменьше, почти сливавшаяся со стеной.
   – Там кухня, там гостиная, – махнул Ормар на двери. – Слуг нет, уж извините, два раза в неделю приходит горничная убираться, – с усмешкой добавил он и направился к лестнице. – Надеюсь, приверед нет и готовить все умеют? – Он обернулся и посмотрел на гостей. – На крайний случай, тут недалеко таверна.
   Засунув руки в карманы, Нори с независимым видом пожал плечами.
   – Я тоже один живу, и уже довольно давно, так что с кухонной утварью управляться умею, – невозмутимо ответил он, поднимаясь за Ори наверх.
   Конечно, вспомнить только первые полгода в Школе Рэкко с обязательными дежурствами на кухне, в прачечной, в школьном огороде… Да, там имелась прислуга, но обучение тоже велось всестороннее, кто знает, какое задание придется выполнять и в какую роль вживаться. От Тира донесся вздох.
   – Научусь, – тем не менее отозвался парнишка.
   «Куда денешься», – про себя хмыкнул Нори. Он точно в кухарки юному Тигру не нанимался.
   – Так, спешу обрадовать, у меня целых две гостевых спальни, – весело сообщил Ормар, остановившись на площадке второго этажа. – Так что у каждого будет своя комната. Нори, ключ выдам утром. Тир, – граф посмотрел на парнишку, – тебе нет. Выйти из дома без ключа сможешь, только обратно не зайдешь, – спокойно продолжил он. – В твоих же интересах. У меня хорошая библиотека, завтра утром покажу, просвещайся пока, и по артефактам там достаточно литературы. Если что-то надо, говори, но из дома один ни ногой, понял?
   – Да понял, понял, – со вздохом ответил Тирхард. – Домашний арест для моей же пользы.
   – Ну уж, арест, хватанул, парень, – фыркнул Ормар и открыл ближайшую дверь. – Устраивайся, белье в шкафу. Справишься?
   – Справлюсь, – кивнул Тир и ехидно добавил, к некоторому удивлению Нори: – Я не совсем безрукий, между прочим.
   Ори со смешком ответил:
   – Спокойной ночи, увидимся за завтраком, если не будешь разлеживаться до полудня. Нори, утром обсудим наши действия, – оглянулся граф на второго гостя.
   – Без проблем. – Парень пожал плечами и, поколебавшись, спросил: – А можно мне сразу ключ?
   Брови Ормара приподнялись, он окинул взглядом напарника.
   – Сбежать планируешь? – усмехнулся он.
   – Мы договорились, ты не задаешь вопросов, – напомнил Нори, не поддавшись на шпильку. – Может, у меня бессонница и я люблю гулять по ночам, – все же не удержался от ответной насмешливой реплики.
   Ори тихо хохотнул, покачал головой:
   – Ладно, сейчас принесу, – и направился по лестнице на первый этаж.
   Тир уже ушел в свою комнату, и Нори решил тоже пока осмотреть, что же предлагал господин граф в качестве гостевой спальни. Комната оказалась небольшой, чистой, из мебели – не слишком широкая кровать, шкаф, зеркало на стене, обитой песочным шелком, маленький столик у окна и два стула с мягкими спинками и сиденьями.
   – Уютненько, – пробормотал Нори, заглянул в ванную и вернулся обратно.
   Как раз вовремя – пришел Ормар.
   – Держи. – Он протянул точно такую же халцедоновую пластинку, как у него. – Я внес изменения в охранный контур, чтобы и тебя пропускал, а то ключ только частично защиту снимает, – добавил граф. – Все, парень, ты как хочешь, а я отдыхать. – Де Сано широко зевнул, с наслаждением потянулся и направился к выходу. – Спокойной ночи, до завтра.
   – Спокойной ночи, – отозвался Нори и, дождавшись, когда дверь закроется, проверил ее на предмет замка.
   Замка не оказалось, только щеколда, что расстроило Нори: придется воспользоваться крайним случаем, когда будет спать ложиться. Пальцы юноши скользнули по амулету, прятавшемуся под рубашкой. Обязательное условие – снимать на ночь, иначе есть опасность, что личина слишком крепко прирастет к нему и потом будет очень сложно вернуть все обратно. Хотя временами Нори даже забывал, кто он на самом деле.
   «Пойдем летать?» – нетерпеливый голос Радужной вырвал напарника графа из задумчивости. «Пойдем», – решительно ответил Нори и толкнул дверь. Надо проветриться, день выдался слишком насыщенным, точнее даже вечер, таких резких перемен в планах ученик Школы Рэкко никак не ожидал. Хорошо хоть они не слишком расходились с основным заданием.
   Спускаясь по лестнице, Нори на мгновение представил, какое было бы у Ормара лицо, узнай он, кому предложил стать напарником, и чуть не расхохотался в голос. Жаль, вряд ли получится увидеть его физиономию, раскрывать инкогнито Нори конечно же не собирался ни при каких обстоятельствах. Вдруг знакомство с графом еще пригодится в будущем для его карьеры Охотника.
   Дом Ормара Нори покинул тихо и, оглянувшись, не увидел света в верхних окнах. Значит, все легли, к его облегчению. Но для безопасности парень все же побродил немного по пустынным и тихим улицам Таниора, благо они хорошо освещены в этом районе и время от времени по ним проходили патрули. На него косились, конечно, однако Нори спокойно здоровался и шел дальше, и его ни разу не остановили. К площадке добрался уже глубокой ночью, когда часы на городской ратуше гулко пробили три раза. Самый глухой час, то, что надо. «Рада? Мы одни?» – спросил он драконицу, не желая рисковать лишний раз. «Только стража, никого», – подтвердила Радужная с явным нетерпением. Широко улыбнувшись, Нори спрятался в густой тени площадки, снял кулон, бережно сложил его во внутренний карман куртки, застегивающийся на пуговицу, и…
   Изящный, сверкающий в рассеянном свете луны зверь взмыл с площадки, шумно хлопая крыльями, алмазы рассыпали радужные блики, и казалось, драконицу окутывает переливающаяся дымка. Рада фыркнула, перевернулась в воздухе и направилась к видневшейся вдалеке кромке леса – официальные охотничьи угодья для драконов, подтвержденные указом короля. Обширные земли, богатые на зверье, где еще и дополнительно в питомниках разводились косули, кабаны, олени, лоси, чтобы всем хватало. Конечно, у некоторых знатных семей имелись свои родовые поместья, но не все располагались близко от Таниора. Нори наслаждалась свободой и ветром вместе со своим зверем, уступив временно ей главную роль, и мелькнуло мимолетное сожаление, что она не может наяву разделить с Радой радость полета, чтобы та покатала хозяйку…
   Ормар лежал на кровати, заложив руки за голову и уставившись в потолок, сон к нему упорно не шел. Граф даже не разделся, только скинул сапоги и камзол и расстегнул ворот рубашки. Какой, однако, длинный выдался вечер и насыщенный во всех смыслах. Сначала эта девушка, Нолана, потом стычка в квартале ремесленников, Нори, таверна, договор с Эббером… Ори вздохнул и прикрыл глаза. Парень занятный, из него действительно может получиться хороший напарник, хотя де Сано и предпочитал до сих пор обходиться своими силами. Но всегда лучше, если тебе прикрывают спину, чем надеяться на удачу. Нелюдимый немного, правда, но ничего страшного, лезть парню в душу Ормар не собирался, хотя намеки на секреты, окружавшие юношу, щекотали любопытство. Как и таинственная девушка с одним только именем из клана Алмазов. «Ори, а ты заметил одну интересную вещь?» – спросил вдруг Том. «Мм?» – лениво отозвался Ормар, погруженный в воспоминания о Нолане. Куда она могла исчезнуть? Где теперь ее искать? А найти хотелось… «У Нори и той красотки глаза одинаковые». Губы графа дрогнули в задумчивой улыбке.
   – Я заметил, – вслух негромко ответил он. – Но парень из Перламутров, а девочка – чистая Алмаз, ты же сам сказал. Хотя поинтересуюсь, конечно, завтра, нет ли у него родственников. – Ормар усмехнулся. – Однако я бы не надеялся на ответ, Нори скрытный, сам видел.
   «И где будем искать ясноглазую?» – с нотками грусти поинтересовался Туманный, переключившись на более интересующую его тему. Граф издал еще один вздох.
   – Том, понятия не имею, но я ее найду, – твердо заявил он. – Для начала поговорю с герцогиней, узнаю, что это за девушка, леди же должна помнить, кому она приглашения рассылает.
   А ведь еще задание Эббера, которое надо выполнить как можно быстрее. Жизнь определенно стала веселее, как он принял заказ от господ Ремаро.
   – А пойдем полетаем? – вдруг предложил Ормар и одним упругим движением сел на кровати. – Все равно спать не хочу, а ты давно крылья не разминал.
   «Не откажусь», – с воодушевлением отозвался Туманный. Ори кивнул, накинул на плечи камзол и прихватил перевязь. Мало ли что, хватит с него приключений на сегодняшнюю ночь. Хочется проветриться полчасика, да завалиться уже до утра спать.
   До порта Ори добрался без происшествий, и вскоре над Таниором пронеслась, хлопая крыльями, серая с серебристыми отблесками тень. Туманный наслаждался полетом, он любил по ночам выбираться в небо, когда вероятность столкнуться с другим зверем ничтожна. Большинство людей ведь спит в это время, а значит, и их драконы. Ормар же частенько отпускал Тома полетать именно ночью, под светом звезд и луны, как сейчас. Граф отошел вглубь сознания, дав волю Туманному, и погрузился в подобие дремы, пока Том резвился в небе, выделывая замысловатые фигуры. Потом дракон загнал какую-то живность и поужинал ею, и вроде как уже собрался обратно в город, к радости Ормара, но неожиданно от Туманного прилетела изумленная мысль: «Эт-т-то что за красотка?!»
   Ори встрепенулся и посмотрел глазами Тома на видневшуюся вдалеке серебристую фигурку – кто-то тоже решил ночью выпустить своего зверя. Кто-то?.. Граф напрягся вместе с Томом и изумленно фыркнул. Неужели… «Нолана?!» Вот кого-кого, а ее драконицу граф де Сано меньше всего ожидал сейчас увидеть. «Да-а-а, она! – раздалась ликующая мысль Туманного. – Ори, она красавица!» Дракон восхищенно вздохнул и без лишних разговоров рванул к зверю, Ормар же подумал, что их наверняка заметили и просто так своенравная леди – ну, точнее, драконица, – не дастся. Что ж, он уже побегал за таинственной Ноланой, пусть теперь Том разомнется, вдруг ему повезет больше. Куда там, серебристая молния только сверкнула, резко ушла вниз в темный массив густого леса, и Ори успел подумать, что вряд ли у нее получится скрыться, разве что обернется… Однако когда Туманный все же долетел до того места, где предположительно пряталась драконица или ее хозяйка, он растерянно сообщил, что вообще не чует ни девушку, ни ее зверя. «Или успели уйти, или грамотно замаскировались, – мрачно сообщил Том, кружа над лесом. – Но как, Ори?!» Граф мысленно пожал плечами. «Она Алмаз, приятель, а значит, спец по иллюзиям и маскировке, – напомнил он дракону особенности клановой магии. – Забыл, что ли? Полетели домой, не найдешь ты ее, не старайся. А мне тем более не хочется рыскать по лесу, хватило пробежки по Таниору. Я другими методами воспользуюсь», – добавил Ормар с усмешкой. Том недовольно фыркнул, сделал еще несколько кругов и направился к городу.
   …Граф уже переоделся и устроился под одеялом, предвкушая крепкий сон, как вдруг в сознании завозился Том. «Ори…» – негромко позвал он, и де Сано не слишком довольно отозвался: «Что?» – «Знаешь… на мгновение показалось… Да нет, ладно, действительно показалось». – Дракон затих. Ормар длинно вздохнул, подавил приступ раздражения: «Что тебе показалось?» «Ерунда», – решительно отмахнулся Туманный и окончательно замолчал. Ори закатил глаза, пожал плечами, и на этот раз уже ничто не помешало ему уснуть до самого утра.
   Норрэна же, лежа буквально через стенку, с улыбкой слушала возмущенное бурчание Радужной: «Нет, ну каков фрукт, а! Ты видела, как рванул ко мне?! Наха-а-ал, я из-за него толком и не полетала! Нори, это беспредел вообще!» Улыбка девушки стала шире. «Тебе не понравился его дракон? А по-моему, симпатичный зверь», – непринужденно произнесла она – ей нравилось дразнить Раду. «Симпатичный?! – фыркнула драконица. – Не вижу ничего симпатичного! Серый, невзрачный, и вообще, у меня алмазов на шкуре больше! Вот!» – гордо заявила Радужная и замолчала, громко сопя. Нори не удержалась от тихого смешка: настоящая женщина, сразу про алмазы заговорила. «Спокойной ночи», – попрощалась она и свернулась калачиком, прикрыв глаза.
   После полета, даже несмотря на вынужденное экстренное бегство от слишком шустрого зверя Ормара, Норрэна ощущала благодушие и умиротворение. Чудесный подарок настоятельницы – кулон помог затаиться в лесу, спрятаться от острого нюха дракона графа и сейчас тоже охранял сон Норрэны, повешенный на ручку двери. Если кто-то приблизится, артефакт не даст так просто войти в спальню, невидимые нити магии, протянувшиеся от него к молодой герцогине, разбудят и одновременно не позволят двери открыться. Ну и щеколда тоже задержит. Нори только надеялась, Ормар не станет с утра пораньше ломиться в спальню к напарнику и сам тоже будет отсыпаться после длинного вечера и не менее длинной ночи. Последнее, что помнила девушка перед тем, как погрузиться в крепкий сон, это тихое, на грани слышимости, бурчание Радужной: «И вообще, бабник твой Ормар! И дракон у него наглый…»

   Утро для Норрэны наступило поздно, что неудивительно, и никто не ломился в спальню – это только порадовало герцогиню. Она умылась, привела себя в порядок, и через некоторое время по лестнице уже спускался молодой Охотник Нори, на ходу завязывая хвост. Нос уловил вкусные запахи с кухни, и парень ускорил шаг, тихонько хмыкнув: неужели господин граф решил осчастливить всех завтраком? Хотя, может, и Тир там хозяйничает, вдруг Ормар еще изволит нежиться в кровати. «Сомневаюсь, скорее, это мы с тобой поздние пташки», – отозвалась Радужная, тоже слегка сонным голосом.
   – Всем доброе утро, – громко поздоровался Нори, переступив порог большой, просторной кухни с каменным полом и длинным столом на шесть человек.
   У плиты с прикрытым заслонкой очагом стоял Ормар, к удивлению Нори, Тир расставлял на столе тарелки и раскладывал вилки. Там же уже стояли блюда с нарезанным сыром, овощами, розетка с маслом и соусница. Еще чайник и чашки.
   – Вот и выяснили, кто из нас самый засоня, – усмехнулся Ори, оглянувшись на гостя. – Что, ночные прогулки сказываются? Завтрак почти готов, садись, – невозмутимо добавил он, снова повернувшись к плите – там на сковороде что-то шкворчало, распространяя аромат жареного яйца и бекона.
   Парень поджал губы, чувствуя, как потеплели щеки.
   – И ничего я не гулял, – буркнул Нори, плюхнувшись на стул. – Сразу спать лег.
   – Да ладно, не оправдывайся, – хохотнул Ори и поставил на подставку сковороду с омлетом. – Налетай, народ. Но завтра готовьте себе сами! – строго нахмурившись, произнес он, однако Нори подметил в дымчато-серых глазах смешинки.
   – Я предлагал помочь, ты отказался! – тут же начал защищаться Тир. – Сказал, тебе несчастные случаи на кухне не нужны!
   – Конечно, не нужны, что бы я делал, урони ты себе на ногу сковородку? – спокойно подтвердил Ормар и достал хлеб. – Эббер бы обвинил, что не уберег ценного свидетеля, обиделся бы, а я не хочу портить с ним отношения. – Он подмигнул с ухмылкой. – Все, как хотите, а я жутко голодный. – Граф устроился за столом, потер руки и взялся за вилку с ножом.
   Нори тоже не удержался от улыбки – теплая, расслабляющая атмосфера, царившая на кухне, отозвалась в груди странным щемящим чувством. Так легко он ощущал себя только в школе, там по-настоящему был его дом, друзья, те, кому можно доверять и на кого можно положиться… В Таниоре у Нори имелись только полезные знакомства, с которыми такие вот посиделки не устроишь. Нори взял приборы и решительно потянулся к сковороде – омлет и выглядел, и пах просто умопомрачительно.
   – Итак, – спустя несколько минут немного невнятно произнес Ормар, жуя кусок. – Наши планы, господа?
   – Мне надо за вещами, – тут же отозвался Нори. – Потом хотел нарисовать портрет и заняться поисками того шулера, заглянуть в пару мест.
   – Тир, ты сидишь дома, потому что мне тоже надо зайти к лорду Алмазу за списком, – произнес граф, когда его напарник замолчал. – Можешь пока подумать, что тебе надо, после обеда пройдемся по Таниору и лавкам. Не все хоть деньги продул? – поддел он зардевшегося юного Тигра.
   – Я вообще не проиграл, один раз только, – буркнул насупившийся парнишка. – Меня не обчистить же хотели, я так понял, а все ради амулета затевалось. Ну, подделки, – поправился он, махнув вилкой в воздухе.
   – Хорошо, хорошо, – нетерпеливо закивал Ормар. – Я понял, средства у тебя есть.
   – После лавок можем и к артефакторам заглянуть, – обронил Нори. – Ты же собирался, Тир, да? – Самый младший член их маленькой группы согласно наклонил голову. – Вот, ну а уже ближе к вечеру и на охоту можно отправиться. – Прозрачные глаза молодого Охотника хищно блеснули. – Полагаю, раньше бесполезно, если мужик не дурак, он сейчас отсиживается где-нибудь в своей берлоге.
   – А вечером на промысел выйдет, – негромко и серьезно подхватил Ормар. – Да, пожалуй, так и сделаем, ты прав.
   После завтрака Нори быстро сходил к себе – благо его дом находился всего в паре кварталов от жилища графа, – прихватил самое необходимое из вещей и вернулся. В конце концов, он же не навсегда переселяется, только на время задания, пока Тиру угрожает опасность от настоящего вора амулета. По возвращении парень засел рисовать портрет шулера, которого увидел в голове Тирхарда накануне, пока Ормар ходил к лорду Алмазу взять список подозреваемых из высшей знати и осмотреть шкатулку, из которой пропал амулет. Тир устроился в библиотеке, куда его отвел перед уходом Ори, и, судя по тишине в доме, парень нашел, чем себя там занять. В обед они все опять собрались вместе, Нори предъявил портрет, и юный Тигровый глаз с восторгом подтвердил: именно так шулер и выглядел.
   – Отлично, – кивнул напарник графа. – Тогда делаю копию, занесем по дороге Эбберу. Список у меня, займусь проверкой. Ну что, обедаем и в город?
   Прогулка заняла у них несколько часов: пока зашли в Службу и отдали портрет, прошлись по нужным лавкам, посетили нескольких артефакторов – незаметно подобрался вечер. Тир немного расстроился: те, к кому они заходили, в учениках не нуждались, а та лавка, куда он собирался с самого начала заглянуть, находилась довольно далеко от дома графа и туда уже не пошли, отложив на потом. Зато в книжной лавке на радость парню обнаружились интересные книги по артефактам и камням, Ормар великодушно заплатил, несмотря на тихие протесты парня – стоили они недешево.
   Нори, наблюдая за де Сано весь день, общаясь с ним, поймал себя вдруг на том, что ему все сложнее вести себя с графом в рамках своей роли. И если бы не магия артефакта, вовремя гасившая ненужные порывы… Внимательный Ормар мог бы подумать невесть что про молодого Охотника. От этих мыслей и от собственных непонятных эмоций бросало в жар. Нори то и дело впадал в задумчивость, пытаясь понять происходящее. Граф оказался совсем другим, как представлялось по прочтению досье на него… И это нервировало и сбивало с толку. Рада благоразумно помалкивала, не вмешиваясь в размышления, что только радовало Нори. И парень не заметил, чтобы Ормар прямо так явно заглядывался на женщин, подтверждая свою репутацию завзятого бабника. «Может, потому, что он на задании сейчас?» – робко прошептал внутренний голос. Ученик Школы Рэкко не знал, не мог объяснить.
   Каким-то незаметным образом всего за сутки близкого общения с лордом Халцедоном Нори чувствовал себя так, будто они знакомы целую вечность. Стоило больших трудов вовремя ловить себя за язык и не касаться личных тем, хотя Ори и не скрывал, что почти сбежал из дома, не желая принимать скучные обязанности главы рода как старший наследник. Что отец хотел его женить – еще одна причина, по которой Ормар подался в Охотники. Ну и еще куча всяких историй из времен учебы в колледже, из жизни в поместье с братом… Парень подозревал, эти истории сильно подправленные, ибо Тир не производил впечатления знатока женщин. Скорее всего, кроме пары поцелуев, у юного Тигра вообще ничего не было еще, и Ормар щадил его скромность. «А может, и твою тоже?» – раздался ехидный голос Радужной, и Нори мысленно шикнул на неугомонную драконицу.
   Незаметно подкрался вечер, они вернулись домой поужинать и приступить к поискам шулера. Ужин заказали все-таки из ближайшей таверны.
   – Ну что, готов к охоте? – Ормар отодвинул пустую тарелку и посмотрел на Нори.
   – Почти. – Парень пристально посмотрел на графа. – Так пойдем или все же прикроемся?

Глава 5

   – Прикроетесь? – переспросил он, но Ори прекрасно понял, что хотел сказать напарник.
   – Там наверняка артефакты против иллюзий, – поморщился де Сано. – Придется так идти.
   Нори позволил себе снисходительную усмешку и откинулся на спинку стула.
   – Иллюзии разные бывают, и защита от них тоже, – обронил он. – Вряд ли у ворья найдутся амулеты высшего качества. А светить свою настоящую внешность в таких местах крайне неосмотрительно, тебе ли не знать, Ори. – Прозрачные глаза Нори чуть прищурились.
   Граф сдвинул брови, побарабанил пальцами по столу.
   – Я не уверен, что смогу сейчас связаться с нужным человеком, который сможет сделать нам быстро качественное прикрытие, – ответил он после некоторого молчания.
   – Я сделаю, – спокойно отозвался Нори. – Только ты не задаешь вопросов, идет? – В глубине глаз парня мелькнул предупреждающий огонек.
   Ормар склонил голову, задумчиво рассматривая молодого Охотника, и тому стоило больших трудов сохранять невозмутимость.
   – Хорошо, – негромко произнес он и добавил с усмешкой: – Только предупреждаю, моему терпению сдерживать любопытство тоже есть пределы, приятель.
   Ухмылочка Нори не уступала по ехидности Ормаровой.
   – Не переживай, твоя милость, как только найдем настоящего вора, укравшего амулет лорда Алмаза, я избавлю тебя от моего присутствия. Твое любопытство сможет спать спокойно.
   Они еще несколько секунд мерились взглядами, а потом оба расхохотались, и Нори снова поймал то удивительное ощущение легкости в общении с графом де Сано, как и днем. И это притом, что от мужчин Нори старался держаться подальше, особенно в другом обличье, да и не возникало никогда желания свести с ними знакомство, не важно, с какими целями. В общем, не интересовали они молодую герцогиню ни в каком качестве.
   – Пойдем, – Нори решительно встал, поспешно отведя глаза, чтобы скрыть легкое замешательство, – поторопимся, не хочу снова затемно по улицам бродить. Особенно в том квартале, куда мы собираемся идти.
   – А ты знаешь, с чего поиски начинать? – словно невзначай обронил Ормар, выходя вслед за напарником из кухни.
   Нори через плечо посмотрел на графа.
   – Знаю, – кивнул юноша. – Именно поэтому не хочу появляться там в настоящем виде.
   Ормар тихо хмыкнул и вполголоса пробормотал под нос:
   – Далеко пойдешь, раз уже такими знаниями обладаешь, парень.
   Молодой Охотник не стал сообщать, что на первом году обучения в школе среди обязательных предметов было изучение теневого мира Таниора. А так же тех, кто этим миром заправляет. И пару раз Нори уже обращался к некоторым из этих скользких типов. Сегодня предстоит снова, и надо не забыть важную вещичку, по которой глава всех воров столицы опознает в нем старого знакомого.
   – Садись и закрой глаза, – скомандовал Нори, остановившись в гостиной напротив кухни. – Пожелания есть? – Он хрустнул пальцами, разминая их, пока Ормар устраивался на стуле.
   – Нет. – Граф пожал плечами и насмешливо добавил: – Надеюсь, откровенного урода ты из меня делать не собираешься?
   Нори преувеличенно огорченно вздохнул.
   – Как, ты не хочешь себе парочку восхитительных толстых бородавок на лицо? На них же так очаровательно смотрятся волоски! – Он закатил глаза и всплеснул руками. – А как же волосы, свисающие сосульками? Это же писк столичной моды!
   Ормар моргнул, потом снова расхохотался.
   – Так, я оценил твое чувство юмора, а теперь давай приступай, – отсмеявшись, проговорил он. – А то уже темнеет.
   Согнав с лица нахально поселившуюся там улыбку, Нори кивнул и встряхнул кистями. Хорошая маскировка требовала серьезных усилий, и как хорошо, что он считался одним из лучших в этой области среди своего курса! Чистые Алмазы приходили в Школу Рэкко редко, а именно у них получались качественные иллюзии и фантомы, могущие обмануть даже некоторые артефакты. Нори работал над внешностью Ормара около четверти часа, стараясь учесть все мелочи, и когда закончил, остался доволен. Отступил на шаг, склонил голову, осмотрев дело рук своих, и удовлетворенно вздохнул.
   – Все, иди переодевайся, – произнес Нори.
   Сейчас Ормар выглядел не как аристократ с длиннющей родословной из предков-драконов, а как обычный, средней привлекательности мужчина со светлыми волосами, блеклыми серыми глазами слегка навыкате и носом с горбинкой.
   – Ты только лицо изменил? – уточнил Ормар, ухватив пальцами прядь волос и рассматривая ее.
   – Ты же не собираешься там раздеваться, – пожал плечами Нори. – Этого хватит, только подходящую одежду подбери. Надеюсь, твой гардероб состоит не только из шелка и бархата, – снова отпустил он шпильку.
   Что поделать, нравилось ему устраивать легкие пикировки с графом. Удержаться было очень сложно. Послышалось веселое хмыканье Рады, но драконица ничего не сказала. Ори смерил собеседника выразительным взглядом и встал.
   – О своем внешнем виде побеспокойся, умник, – не остался он в долгу и вышел из гостиной.
   Посмеиваясь, Нори поднялся за ним на второй этаж, и там напарники ненадолго разошлись по своим комнатам. Молодой Охотник быстро сделал себе одну из тех личин, которые использовал раньше, и это заняло у него всего несколько минут. Переоделся в обычную коричневую льняную рубаху и слегка потертую куртку, запрятал по тайничкам несколько неприятных сюрпризов на случай, если кто-то решит, что Нори – легкая добыча. Достал из шкатулки, в которой хранил особо ценные и нужные вещи, небольшой камешек неправильной формы вишневого цвета. Авантюрин, его Нори показывал в прошлые разы, когда требовалась помощь главы воров. Бросив на себя в зеркало мимолетный взгляд, он остался доволен внешним видом и спустился обратно вниз. Ормар его там уже ждал, и Тир тоже.
   – Вы же ненадолго, да? – с явным беспокойством спросил будущий артефактор.
   – Постараемся, – невозмутимо ответил граф и поправил куртку. Наверняка у него тоже в одежде полно интересного. – Ты сам, главное, ни ногой из дома, помнишь, да?
   – Помню, помню, – вздохнул Тирхард. – Мне есть чем заняться, книги интересные, и у меня парочка идей имеется…
   – Вот и отлично, – перебил его Ормар и оглянулся на Нори. – О, ты уже готов. Пошли?
   Молодой Охотник кивнул, и они вышли на улицу – конечно, не через главный вход, а через кухню. Дверь выходила в маленький переулочек, из которого можно попасть на соседнюю улицу, и никто не заметит, что дом кто-то покинул.
   

notes

Сноски

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →