Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Среди мальчиков левши встречаются чаще, чем среди девочек.

Еще   [X]

 0 

Укрощение строптивой… ведьмы (Стрельникова Кира)

Жизнь у обычной ведьмы Ярины Елагиной очень насыщенная, да и занятия разнообразные: судмедэксперт, владелица салона «Третий глаз», спецагент для выполнения деликатных поручений нелюдей и малого народца… В общем, жизнь Яры в Лондоне бурлит и кипит. А как только в нее начинает активно вмешиваться некий возмутительно наглый, жутко невоспитанный и понятия не имеющий, как ухаживать за женщиной, демон-наемник, она становится… непредсказуемой! И не стоит забывать о жаждущих мести вампирах, обиженном инкубе, таинственном поклоннике, дарящем опасные артефакты вместо драгоценностей. В общем, вэлкам ту Ланден! Скучать не придется.

Год издания: 2015

Цена: 109 руб.



С книгой «Укрощение строптивой… ведьмы» также читают:

Предпросмотр книги «Укрощение строптивой… ведьмы»

Укрощение строптивой… ведьмы

   Жизнь у обычной ведьмы Ярины Елагиной очень насыщенная, да и занятия разнообразные: судмедэксперт, владелица салона «Третий глаз», спецагент для выполнения деликатных поручений нелюдей и малого народца… В общем, жизнь Яры в Лондоне бурлит и кипит. А как только в нее начинает активно вмешиваться некий возмутительно наглый, жутко невоспитанный и понятия не имеющий, как ухаживать за женщиной, демон-наемник, она становится… непредсказуемой! И не стоит забывать о жаждущих мести вампирах, обиженном инкубе, таинственном поклоннике, дарящем опасные артефакты вместо драгоценностей. В общем, вэлкам ту Ланден! Скучать не придется.


Кира Стрельникова Укрощение строптивой… ведьмы

   Большое спасибо Лисеньке за Алекса и всем остальным читательницам с форума, кто активно помогал писать эту книгу.
   Отдельная благодарность, конечно, моей бете – и эта сказка тоже для тебя, дорогая.

Пролог

   «Требуется устранить одну особу в кратчайшие сроки. Имя – Ярина Елагина. Оплата – вдвое сверх вашего обычного гонорара».
   Ружинский лениво шевельнул пальцами, запустил хитрую программу, в которую был встроен специальный код с магическими символами, и через несколько минут выяснил, кто скрывался за адресом ящика на Рамблере. Брови Алекса поползли вверх, выражая легкое удивление: сам наследник одного из многочисленных вампирских кланов Лондона, старший сын Уолтера Лесли – Джастин жаждал убить чужими руками эту самую Ярину. Демон тихо хмыкнул, отпил еще глоток горьковатого эля и пробормотал под нос:
   – И чем же тебе насолила госпожа Елагина, парень?..
   Открыв специальный защищенный файл, где Алекс хранил данные на всех клиентов, как действительных, так и потенциальных, Ружинский занес сведения о молодом вампире. Информацию по Елагиной просмотрит позже. Наемник открыл следующее сообщение:
   «У меня к вам поручение деликатного свойства, возможно, оно вас удивит – я знаю, обычно вы по другому профилю. Но ваша репутация говорит о вас как о профессионале высокого класса, и я надеюсь, мой заказ вас привлечет хотя бы оплатой. Готов заплатить ваш двойной обычный гонорар за то, чтобы некая госпожа Елагина познала всю бездну страданий неразделенной любви, почувствовала себя отвергнутой и обманутой. Другими словами, соблазните ее, влюбите в себя и бросьте. Чтобы она на коленях умоляла вас вернуться… Если предоставите видео этого замечательного момента, я добавлю премию в половину указанной суммы». И снова Алекс чуть не поперхнулся элем от накатившего веселья – витиеватый стиль и необычность просьбы и без всяких программ указывали на инкуба. А через несколько минут Ружинский убедился в своей правоте: Дэниел Вудворт, опытный соблазнитель, секс-символ женской части нелюдей Лондона и предмет их мечтаний. Строгий запрет на питание эмоциями своих же и магическая печать делали его неопасным, хотя данной от природы способностью обаять милашка Дэнни пользовался напропалую. И что, неужели Елагина ему отказала? Перед инкубом устоять могли очень и очень немногие.
   И, наконец, третье сообщение:
   «Господин наемник, моя просьба может показаться вам странной, но мне необходимо, чтобы вы передали госпоже Елагиной Ярине подарок от меня, весьма дорогое колье. Обязательное условие – она должна надеть его сама, в вашем присутствии и своими руками застегнуть замок. Если вы согласны, я скажу, где можно забрать мой подарок. Оплата – ваш полуторный гонорар».
   Алекс задумчиво прищурился, похлопал пальцами по губам и снова запустил программку. А вот результат удивил… Тем, что указанный адрес оказался несуществующим, и на его ящик тут же пришло следующее сообщение от неизвестного адресата:
   «Ваше внимание к моей личности означает, что вы принимаете мое предложение, господин наемник?»
   Алекс побарабанил пальцами по столу, отхлебнул эля. Задумчиво прищурился, в его темно-карих глазах засветился азартный огонек.
   – А давай, господин хороший, – тихо произнес Ружинский, и на его губах появилась предвкушающая ухмылка.
   Он быстро набрал ответ, потом, помедлив, вернулся к письму инкуба. Ухмылка стала шире, Александр хрустнул пальцами и отправил согласие мистеру Вудворту. Потом достал смартфон одной из последних моделей известного бренда и набрал номер.
   – Доброго вечера, Джонни, не отвлекаю? – светским тоном спросил Алекс. – Пять минут, старик. Сможешь мне скинуть досье на Елагину Ярину? – помолчал, выслушал собеседника и удовлетворенно кивнул. – О’кей, старик, обязан буду. Да нет, что ты, ни в коем случае, убивать ее не собираюсь. Честно, честно, – успокоил он таинственного Джонни. – Потом расскажу, ладно? Давай отдыхай.
   Закончив разговор, Алекс ответил на последнее письмо от вампира. Отрицательно. Обычными заказными убийствами он не занимался, его больше интересовала дичь посерьезнее. В определенных кругах демон-наемник Алекс Ружинский имел известность как охотник за головами – к нему обращались, когда официальные органы, пусть даже среди нелюдей, оказывались бессильны. В остальное время Сашка, родившийся и выросший в России, но лет десять назад перебравшийся в Лондон, брался за самые разнообразные заказы.
   Планшет издал тихую трель, сообщая об очередном письме, и Алекс скачал присланный другом архив.
   – Ну-с, мисс Елагина, и что вы у нас за фрукт? – Демон щелкнул мышкой по папке и углубился в изучение полученной информации.
   Чем дальше он читал, тем больше убеждался – следующие недели предстоят ой какими интересными. Охота на потомственную ведьму Ярину Станиславовну Елагину, в Лондоне больше известную как Эйрин Елагина, обещала быть крайне захватывающей и веселой. Дама оказалась… во всех смыслах любопытной личностью. А Сашка любил сложные задачки. И сложных женщин… тоже. Любил.

Глава 1

   Звонок телефона раздался, как перфоратор соседей в девять утра в воскресенье. Хорошо, что в Лондоне я была избавлена от этой напасти российских квартир. Но все равно, тот, кто посмел меня разбудить, – смертник. Да, сейчас не воскресенье, однако же половина девятого утра!! А мне в салон только к часу! Я ж уснула черт знает когда – Колин по мне жутко соскучился и со всем тщанием подошел к доказательству сего факта. Глухо застонав, я нащупала на тумбочке трубку и уставилась на экран мутным взглядом. Едва увидев номер, чуть не выругалась вслух, сонливость мигом слетела с меня. Я откинула одеяло, уже понимая, что поспать нормально не получится, и ответила бодрым голосом.
   – Алло, Мартин! Нет ничего лучше к утреннему чаю, чем свеженький труп, да? – не удержалась от ехидной реплики, а сама уже встала и поспешила в ванную – надо приводить себя в порядок, Мартин, начальник убойного отдела, просто так не звонит с утра пораньше. – Куда ехать? – уже серьезно спросила, включив воду.
   – Кенсингтонские сады, недалеко от монумента принцу Альберту, – невозмутимо отозвался флегматичный оборотень из клана Овчарок. – Женщина, блондинка, двадцать пять лет. Остальное, как приедешь.
   – И тебе доброе утро, – пробормотала я в замолчавшую трубку.
   Мартин всегда был немногословен, а его выдержке могли позавидовать сфинксы. Эх, ладно. Если уж работаешь судмедэкспертом в морге убойного отдела, надо быть готовой к таким вот внезапным звонкам даже в выходной и даже если твое присутствие на основной работе не требуется каждый день. Колин уже ушел, у него сегодня вроде бы какое-то важное слушание в суде утром.
   Я быстро оделась, оставила записку, что сегодня остаюсь ночевать у себя, и вышла из дома. Конечно, мой нынешний любовник слегка обидится и снова будет названивать, пытаясь уговорить меня вернуться. Он вообще давно звал переехать к нему, но я соблюдала железное правило в любых отношениях с мужчинами: не переводить все в подобие семейной жизни с совместными вечерами у телевизора и уик-эндами у его родителей. Мы встречались с Колином уже полгода, и пока меня все устраивало. Если он не станет слишком настаивать на нашем совместном проживании, конечно.
   Перед тем как поехать на место убийства, я зашла в уютное кафе позавтракать. На голодный желудок осматривать трупы как-то не хочется, еще изжога замучает. С удовольствием смолотив целую тарелку омлета с беконом, тушеной фасолью и колбасками, запила все любимым «Эрл Греем» и села в машину, отправившись к Мартину. Хорошо, Колин жил недалеко, на Кромвель-роуд, и основные пробки сейчас уже рассосались. Утренний Лондон чудесен, надо сказать, даже несмотря на забитые машинами и автобусами улицы и спешащих по своим делам людей и нелюдей. Мне нравилось неторопливо ехать по улицам, любоваться домами, украшенными ящиками с цветами, рассматривать витрины, многочисленные кафе и пабы. Живу здесь уже больше десяти лет, а все равно не устаю каждый день удивляться и восхищаться Лондоном. Он не похож ни на один город старушки-Европы, и мне здесь на удивление комфортно, хотя я и провела большую часть жизни в России. Но так уж получилось, что пришлось уехать…
   Мда. Ладно, не будем о моем прошлом, там особо нечего вспоминать. По Квинс-гейт я добралась до въезда в Кенсингтонские сады и через некоторое время оказалась возле указанного Мартином места, Мемориала принца Альберта, недалеко от которого одна из дорожек и пространство вокруг были оцеплены полицией. Я посмотрела в зеркало заднего вида, подправила помаду и вышла из своего «Мини-купера», направившись к месту преступления. Надеюсь все же, убийство не выходит за рамки обычного, хотя, с другой стороны, Мартин мне бы не позвонил, если можно было бы обойтись силами людских копов.
   – О, Эйрин, быстро ты. – Оборотень, заметив меня, невозмутимо кивнул. – Иди, любуйся на свое поле деятельности. Ребята! – чуть повысив голос, обратился он к коллегам. – Пропустите нашего судмедэксперта!
   Хорошо, я вчера к Колину приехала в джинсах и рубашке, а не в костюме и на каблуках, в чем обычно работала в салоне. Нет, мне не проблема явиться на осмотр места преступления одетой с иголочки, но не хочется отвлекать уважаемых коллег, ибо даже в таком затрапезном виде, как сейчас, они на меня пялились. Ну да, хорошо, на мою пятую точку, обтянутую синим денимом[1], но суть та же. Черт, надо было все же иллюзию натянуть и отвод глаз сотворить на скорую руку. Ладно, сейчас быстренько осмотрю, и в морг. Если понадобится, конечно.
   – Ну что у вас тут? – непринужденно осведомилась я, остановившись рядом с телом.
   Человек, с ходу определила я по остаткам энергетики. Я присела и коснулась бледной руки – ага, умерла ближе к утру, еще не все тепло ушло из тела. И, хм. В теле ни кровинки. Кто-то слишком умный перерезал бедняге горло и… выпустил всю кровь вокруг в землю? Бессмыслица какая-то. Я нахмурилась, взяла горсть земли и растерла между пальцами. Интересно, кровь жертвы или под нее просто налили взятую на скотобойне? Нет, сразу поняла, в земле – человеческая кровь.
   – Вместе с землей в лабораторию, – распорядилась я и выпрямилась.
   Придется ребятам землекопами поработать, но что поделать – мне нужны все возможные улики. Из земли кровь уже без свидетелей выделю и поработаю над ней своими, особыми методами. Не зря же я потомственная ведьма в черт знает скольких поколениях.
   Пока меня обеспечивали фронтом работ, я стояла в сторонке и продолжала сканировать тело на тонком уровне. Следов воздействия вампирского гипноза нет – значит, не они, касатики, резвились. Собственно, после того как я несколько недель назад отправила встречать рассвет Майлза Лесли, главного отморозка из клана Кровавой Розы и младшего сына главы клана, Уолтера – как предсказуемо и банально название вампирского клана, правда? – они приутихли. Да и не режут господа кровососы жертвам горло и не выпускают просто так кровь из тела. Нет, точно не они. И не диковатые оборотни из Волков – тогда бы на девушке живого места не осталось. Но Волки охотятся в своих угодьях и людей не трогают, от греха подальше. Оно им надо, чтобы за ними с заряженными серебром двустволками носились?!
   Кто еще у нас из нелюдей охотится на людей? Хмыкнула игре слов, посторонилась, дав пройти ребятам, – они осторожно несли на брезенте тело вместе с выкопанной землей.
   – Есть соображения, Эйрин? – Рядом остановился Мартин, попыхивая ароматной сигарой.
   Я покосилась на оборотня: этот консерватор носил не обычную фуражку, а ту самую смешную каску, отличающую английских бобби от остальных копов. Весь отдел по-тихому хихикал над шефом, но, естественно, в лицо ему никто ничего не говорил. Мартин мужик хороший, надежный, и на его счету, по-моему, чуть ли не самое большое количество раскрытых преступлений в Лондоне. Повезло мне работать в его отделе.
   – Пока не знаю, Мартин, с ходу не сказать. – Я покачала головой. – А что-то подобное по Лондону было уже? Это, часом, не серийное, а? – пришла мне в голову мысль.
   Мартин пожал плечами, проводив взглядом брезент с трупом.
   – Нет, не было, я попросил ребят сделать запрос. – Он стряхнул пепел и направился к патрульной машине. – Поехали?
   Жаль, с серийкой было бы проще. А тут – или маньяк, или кто-то очень хитрый и наглый.
   – А почему меня-то вызвали, кстати, Март? – спросила я, когда мы уже двигались к выходу из Кенсингтонских садов. – Вроде никаких признаков магии или того, что убийца из наших. Может, обычный маньяк резвился, не? – Я вопросительно покосилась на оборотня.
   Он помолчал.
   – Я на ней запах учуял странный, не человеческий и не принадлежащий ни одной из наших рас, – выдал Мартин с тем же невозмутимым лицом. – Даже тень запаха, но подумал, вдруг ты что-нибудь посущественнее найдешь. Сутки тело наше, потом придется передать Натану.
   Натан – судмедэксперт из людей, один из тех немногих, кто был посвящен в тайную жизнь Лондона. Но его это не пугало. Человека, который всю жизнь имеет дело с трупами самой разной степени порченности и копается в их внутренностях, вряд ли испугает новость, что рядом с ним спокойно живут оборотни, вампиры, суккубы, инкубы, ведьмы, колдуны и прочие нелюди. Не говоря уже о малом народце – исконных жителях Британии. Я вздохнула: опять сутки на ногах.
   – Март, мне днем на несколько часов в салон надо, – предупредила я. – Не отменить никак.
   – Ладно. – Он снова пожал плечами.
   Лаборатория находилась на территории участка, вполне неплохо укомплектованная, с современным оборудованием даже для моих специфических исследований.
   – Все, Март, что-то обнаружу – позвоню. – Я кивнула оборотню и зашла в помещение, терпко пахнувшее формалином и прочими химикалиями.
   Халат, шапочка, бахилы, перчатки – через несколько минут я готова была приступить к исследованию и остановилась у стола, где лежало тело. Земля, пропитанная кровью, находилась на брезенте отдельно, на втором столе. Итак, работаем, Ярина Станиславовна. Я хрустнула пальцами и приступила.
   …Почти через два часа организм настоятельно потребовал кофе – и не той бурды, что продавалась в автомате в коридоре полицейского участка, а чего-нибудь поприличнее. На этой же улице недалеко находился «Старбакс», и еще, хочется чего-нибудь сладенького. У меня всегда после применения способностей прорезалась повышенная тяга к потреблению вредных тортиков и печенек. Бросив последний взгляд на тело жертвы – вскрытие будет делать Натан, мне не нужно потрошить бедняжку, чтобы получить необходимые сведения, – я вышла из лаборатории, на ходу стягивая перчатки. Заглянула в общий зал и поймала пробегавшего мимо молоденького полицейского.
   – Приятель, будь другом, сбегай в «Старбакс», возьми мне капучино с сахаром и какое-нибудь пирожное. – Я мило улыбнулась, захлопав ресницами, и протянула ему десять фунтов.
   Да, безбожно пользовалась своим ведьминским обаянием, ну и что? Меня подняли с утра пораньше, я спала шесть часов, что для меня равносильно бодрствованию! Март простит, я знаю. Парень просиял, разулыбался и часто закивал.
   – Спасибочки, – проворковала и коснулась его щеки ладонью.
   Парень ускакал, а откуда-то сбоку донеслось насмешливое хмыканье.
   – Эйрин, как ты можешь распивать кофе и есть в компании свеженького трупа? – поинтересовался Джон, один из подчиненных Мартина.
   Я пожала плечами.
   – Легко, – с непринужденной улыбкой ответила ему. – Он же не оживет и не потребует себе чашечку.
   – Типун тебе на язык. – Джон вздрогнул и опасливо покосился на меня.
   – Эйрин, что-нибудь выяснила? – Мартин, с неизменной сигарой и невозмутимым видом, как всегда, появился вовремя.
   – Вообще, да. – Я кивнула, отбросив игривый тон.
   Оборотень склонил голову и пошел за мной в лабораторию. Перед дверью он аккуратно загасил сигару и бережно положил в коробочку, вытер ноги и зашел.
   – Кровь, хоть и такой же группы, не ее, – начала я радовать начальника. – Кто-то где-то нашел пару литров и вылил под тело, создав видимость, что она просто вытекла через перерезанное горло. А на самом деле неизвестный аккуратно собрал все до капли и унес с собой.
   – О как, – крякнул Март, на его лице мелькнуло удивление. – Кудесник, однако. Больше ничего?
   – Память чистая. – Я вздохнула. – Девушка возвращалась через парк – домой, видимо, а ей сделали моментальный отказ сердца. Оно как будто раздавлено, – поведала я следующее открытие. – Но при этом внешние покровы грудной клетки не повреждены.
   Оборотень поднял густые брови, терпеливо дожидаясь продолжения. Фи, неинтересный какой, даже в вопросы и ответы не поиграть с ним. Я снова вздохнула.
   – Остатки чужой энергетики, ты прав, но очень слабые и едва определимые, я только с третьего раза уловила. – Я встала и прошлась, начав, по давней привычке, рассуждать вслух. – Кто-то догнал девушку, на расстоянии раздавил ей сердце, а потом перерезал горло, выпустив всю кровь. И налил под нее такую же, но чужую.
   Мы помолчали. Явился парнишка с моим кофе и кусочком шоколадно-трюфельного торта, умница моя. Я тут же присела за стол и, зажмурившись, отхлебнула божественного напитка.
   – Что с сериями? – пробубнила с полным ртом.
   – Похожих не было, по крайней мере, чтобы жертва без крови оставалась, – ответил оборотень. – Так что это или случайное, или первое.
   – С чем нас и поздравляю. – Я мрачно покосилась на коллегу. – Какие соображения, Март?
   – Где можно взять человеческую кровь и не возбудить подозрений? – вместо ответа наградил он меня вопросом.
   Я пожала плечами.
   – Донорские пункты. – И отправила в рот еще кусочек шоколадной вкусняшки. – Но в количестве нескольких литров там дают только на экстренные операции и вампирам по предъявлении талонов.
   – Я проверю. – Мартин поднялся. – Натан завтра на вскрытие придет, если возникнет желание осмотреть все еще раз, подтягивайся.
   Ну… У меня осталось чуть больше двух часов, чтобы привести себя в порядок и отправиться в салон. А еще неплохо бы ланч по пути перехватить, ибо общение с группой, жаждущей открыть у себя третий глаз и прочистить чакры, точно доведет до изжоги. Таким образом, разве что после обеда меня посетит желание еще разок пообщаться с трупом, однако вряд ли. Но расстраивать Марта не хотелось.
   – Ты тоже, если что найдешь, звони, пиши. – Я кивнула оборотню.
   Он вышел. Я допила кофе, доела пирожное и сняла рабочую одежду. Мне настоятельно требовалось принять душ, после общения с трупами и применения магии в таких количествах за утро, как сегодня, я чувствовала себя немного усталой. А вода всегда приносила мне бодрость, несмотря на то что я чистая ведьма, без малейшей примеси крови кого-то из нелюдей. Захватив сумочку, я вышла из лаборатории, прошла участок под восхищенными взглядами полицейских и оказалась на улице. Погода радовала солнышком и теплом, и надеюсь, остаток лета пройдет и дальше под таким же позитивным прогнозом. Я направилась к своему «куперу» и уже взялась за ручку, собираясь открыть дверь, как вдруг накрыло четкое осознание чужого внимательного взгляда. Не враждебного – точно. Но… Я вскинула голову и безошибочно нашла обладателя наглых гляделок.
   Он стоял на другой стороне улицы, прислонившись к крутому навороченному байку, блестевшему на солнце хромированными деталями, как новогодняя елка украшениями. Темная футболка едва не трещала на мускулистых плечах, бицепсы внушали уважение. Не перекачанные, однако видно, что незнакомец уважает «железо». Мм, я предпочитала мужчин комплекции поскромнее, бруталы в татушках меня не привлекали. А у этого, начиная с предплечий змеились узоры, надо признать, смотревшиеся на загорелой коже очень естественно. Фи, как вульгарно, разрисовывать себя, как какой-нибудь дикий индеец в прериях. Я поджала губы, смерив демона – а это был именно демон, причем из рода боевых и, если не ошибаюсь, огненный – неприязненным взглядом.
   Да, он носил темные очки, но это не мешало мне чувствовать, как он пялится на меня. И еще, индивид был абсолютно лыс. Как коленка. Ну да, каждый раз заново шевелюру отращивать после превращения замучаешься. Вот уж с кем с кем, а с демоном точно никогда не хотела иметь ничего общего. Прямолинейные, местами грубые, настоящие мужланы, понятия не имеющие, как ухаживать за женщиной. Я открыла дверь и скользнула на сиденье машины, желая оказаться от незнакомца как можно дальше. Время поджимало, чтобы еще тратить его на каких-то непонятных наглецов. Ну, рассматривал и рассматривал, я привыкла к чужим взглядам, особенно к мужским. Никуда не деться, чистокровные ведьмы от природы обладали флером обаяния и привлекательности. Женской харизмой, если хотите. Постоянно носить экранирующие амулеты – это головная боль обеспечена, я с артефактами не очень хорошо уживалась. Ходить в иллюзии – а ну как забуду в один прекрасный день? Хлопот не оберешься. Поэтому я просто не обращала внимания на такие вот взгляды.
   До дома я добралась быстро – жила недалеко от метро «Бэйсуотер», в спокойном и тихом квартале с другой стороны Кенсингтонских садов. Еще имелся симпатичный домик в Хаммерсмите, на западе Лондона, туда я обычно уезжала на выходные, ну или когда хотела отдохнуть от суеты и шума большого города. Вот, кстати, может, сегодня вечерком махнуть? Колин наверняка будет опять названивать, адрес этой квартиры он знал, а вот домика – нет. Наверное, так и сделаю.
   Однако у дверей меня ждал сюрприз, уже надоевший и ставший почти привычным: на коврике лежала черная роза, усыпанная бриллиантами росы. Господи, как банально и пошло, а! Я закатила глаза и небрежно отбросила цветок носком туфельки. Дэниел все никак не может успокоиться, что без своего инкубского обаяния он как мужчина далеко не для всех женщин привлекателен. Как же мне повезло родиться чистокровной ведьмой! На меня не действовал ни вампирский гипноз, ни инкубова магия соблазнения, ни прочие штучки в таком духе. У меня абсолютный иммунитет к ментальному воздействию, что позволяло в свободное время подрабатывать выполнением всяких деликатных дел по просьбам нелюдей и малого народца. Ага, в некотором роде наемница. Но за действительно опасные дела я не бралась, не совсем сумасшедшая. С вампиром же получилось так, что были личные счеты, потому и взялась. И не жалею.
   Поджав губы, я открыла дверь и зашла в свою квартиру, справившись с минутным приступом раздражения. Так, сейчас быстро в душ, переодеться и на ланч. Тут недалеко есть восхитительный итальянский ресторанчик, оформленный в деревенском стиле, там и перекушу. И заодно настроюсь – мне предстояло полтора часа морочить голову состоятельным бездельникам, желающим потратить свои деньги на такую бесполезную чепуху, как развитие у себя экстрасенсорных способностей. Любому нелюдю известно, что магом или волшебником, или ведьмой на худой конец, можно только родиться. Просто так, ниоткуда, способности у обычных людей не возникают. Ну, что поделать, эзотерический салон – отличное прикрытие для моих необычных клиентов, приходится поддерживать марку, так сказать. И деньги никогда лишними не бывают тоже.
   За час с небольшим до начала занятий в моем салоне я сидела в итальянском ресторанчике, с аппетитом уплетала пасту болоньезе и пребывала в хорошем расположении духа. Да, впереди предстояли скучные занятия, но зато вечером… Можно по пути купить нежной вырезки и сбацать для себя любимой восхитительный шашлык на лужайке позади дома. Благодаря невидимому щиту мои соседи не могли видеть, чем я занимаюсь в своем садике – я не любила лишних глаз. Для них лужайка всегда оставалась пустой. Возьму еще вкусного пива на разлив в любимом пабе, и вечер пойдет на ура, не в пример утру со свеженьким трупом.
   Только вот, выходя из машины у входа в салон «Третий глаз» на тихой и уютной Брендон-стрит, я никак не ожидала снова наткнуться на того же неизвестного демона. Вот зараза! И ведь не скрывается совершенно, внаглую стоит прямо на углу и в упор меня разглядывает! Особенно взбесила его ленивая ухмылочка и зубочистка в уголке рта. Едва удержалась от фырканья, разгладила узкую юбку-карандаш делового костюма – а что вы думали, я буду выряжаться как пугало, раз эзотерический салон держу? – и поспешила скрыться в прохладном холле. Уф. Еще раз увижу, пойду учинять разборки. Когда за мной начинают следить, особенно такие подозрительные типы, я нервничаю. А нервная ведьма, я вам скажу, весьма опасная особа. Я ж могу с перепугу так колдануть чего-нибудь не того, что от бородавок по всему телу месяцы избавляться будет.
   – О, мисс Эйрин! – радостно прощебетала Мэри, мой администратор. – Доброго дня!
   – Кто-нибудь пришел уже? – Я улыбнулась девушке – она была обычным человеком, мне здесь нелюди ни к чему.
   – Да, двое вас уже ждут, – с готовностью ответила она.
   – Ну отлично. – Я поспешила подняться в свой рабочий кабинет.
   …Шла сороковая минута, как я изо всех сил изображала из себя крутую ведьму, способную научить открывать третий и, при желании, четвертый глаз, подтягивать чакры и полировать нимб. И даже чистить перышки на ангельских крыльях, если очень надо. В какую только ерунду не верят люди, желая хоть как-то прикоснуться к чему-то отличному от их повседневной рутины! Только то, что для них необычное и чудесное, для меня как раз и есть та самая повседневная жизнь. Так, Яра, не отвлекаемся. Я сменила цвет лампы на приятный зеленоватый, покосилась на группу, неподвижно сидевшую в позе лотоса и медитировавшую над хрустальными шариками. Подавила зевок. И тут одна из просвещавшихся, англичанка средних лет со слегка безумным взглядом, как заорет:
   – Я вижу!!! О, мисс Катрина, кажется, я вижу!
   Для обычных людей я была известна под этим псевдонимом – все же, имея основной серьезную работу в убойном отделе, не стоило светить свое настоящее имя в такой сфере, как эзотерика. Я аж вздрогнула, с опаской покосившись на мадам. Ладно, видит и видит, зачем так пугать-то. Уж не знаю, что именно эта леди узрела в глубине обычного хрустального шарика, главное, она сама в это верит. Я величественно кивнула и небрежно улыбнулась.
   – Поздравляю с прогрессом, милая, всего четыре занятия, и вы уже способны видеть сквозь туман времени. – Да, обычная пафосно-философская чушь.
   Но в нее, как ни странно, верили. У людей сильны стереотипы, и если ты посмеешь хоть чуть-чуть выйти за их рамки, тебе вряд ли поверят, будь хоть трижды потомственной ведьмой и влетай в окно на метле каждый день. Если при этом у тебя нет черной кошки, и остроконечной шляпы, и суперкороткого сексуального платья в обтяжку с большим декольте, всё – ты не ведьма! Шарлатанка-фокусница, не более. Поэтому мне приходилось делать иллюзию вьющихся мелкой стружкой ярко-рыжих волос, хотя от природы они у меня красивого, каштаново-янтарного цвета. На самом деле они спускаются крупными локонами почти до самой талии. Да, горжусь своими волосами, очень их люблю и тщательно ухаживаю.
   Тут неожиданно дверь приоткрылась и заглянула Мэри со слегка растерянным лицом. Я вопросительно подняла брови: обычно во время занятий меня ни для кого не было.
   – Мисс… прошу прощения… – зашептала администратор. – Там очень просят вас спуститься…
   – Скажи, я занята, – почти не разжимая губ, ответила я, краем глаза следя за группой.
   Мне кажется или вон тот мужчина довольно привлекательной наружности самым наглым образом разглядывает меня сквозь ресницы, притворяясь, будто медитирует вместе со всеми? Нахал. Специально кольцо снимает перед занятиями, а у самого жена дома, между прочим. И ребенок маленький. Пока я ему не давала шанса флиртовать со мной и, если честно, испытываю нездоровое желание в следующий раз в чашечку чая сыпануть ему кое-что из моих фирменных травяных сборов. Что надолго отобьет охоту не просто ходить налево, а даже смотреть в сторону других женщин.
   – Мисс… – начала было Мэри с несчастным видом, но ее перебил шум, раздавшийся в коридоре.
   Ну и кто там такой настойчивый?! Если тот демон, спущу с лестницы и пинка для ускорения придам. Я выдохнула, решительно поднялась.
   – Прошу прощения, мне надо ненадолго отлучиться. Продолжайте, – бросила я группе и выскользнула за дверь.
   Они пока заняты, а я разберусь, что за проблемы.
   Проблема оказалась одна, небольшого роста, с роскошной рыжей бородой по самые брови и широкой ухмылкой на красной физиономии. Да еще и ростом мне едва по пояс. Я чуть не выругалась.
   – Иди, Мэри, – отпустила я администратора, опасливо косившуюся на неожиданного гостя.
   – Привет, Яр, – на чистом русском обратился ко мне посетитель, и его взгляд стал виноватым. – Прости, я не знал, куда мне еще пойти…
   – Так, – решительно заявила я, ухватила господина гнома за плечо и подтолкнула к лестнице. – Быстро вниз. Матиас, ты с ума сошел, ты знаешь, когда ко мне можно приходить! – прошипела, донельзя раздосадованная внезапным появлением непрошеного гостя. – У меня занятия сейчас!
   – Ярочка, миленькая, ну я не виноват, что твой салон так близко от паба! – Матиас оглянулся и посмотрел на меня просительным взглядом. – А за мной…
   Он не договорил: мы как раз спустились в холл, и во входную дверь раздался громкий требовательный стук.
   – Матиас, гоблин озабоченный, я знаю, ты там! – От возмущенного вопля я чуть не оглохла вторично за последнюю четверть часа. – Ярина тебя не спасет, прекрати прятаться за ее юбку!
   Я выразительно посмотрела на гнома и уперла руки в бока.
   – Опять?! – тихо рыкнула и, уже не церемонясь, ухватила его за бороду. – Кого на этот раз за задницу лапал, а?!
   – Я думал, она к подруге ушла, а она за мной поперлась следить! – выпалил Матиас приглушенным шепотом и умоляюще посмотрел на меня и не думая высвобождать растительность. – Яр, пожалуйста, ну оно само получилось! Не говори, что я здесь! Обязан буду! – Гном чуть руки молитвенно не сложил, и не держи я его, готова спорить на что угодно, бухнулся бы на колени.
   Хмыкнув, я потянула Матиаса к гостевой комнате на первом этаже, втолкнула с напутствием:
   – Второй выход – через вон ту дверь и в конце коридора!
   После чего направилась к входной – Ингер, добропорядочная гнома и супруга Матиаса, продолжала бушевать. Предусмотрительная Мэри, молодец, после появления ее мужа предпочла запереть вход на замок. Смышленая девочка, надо будет ей премию в конце месяца небольшую начислить. Несмотря на время от времени происходящие в салоне «Третий глаз» странности, она лишних вопросов не задавала и не в свое дело нос не совала. Вот и сейчас только наблюдала за мной из-за стойки, не вмешиваясь. Я же открыла дверь и поймала кулак Ингер, после чего мило улыбнулась и завела хмурую гному в холл.
   – Ну и где этот кобель? – буркнула невысокая крепышка с копной иссиня-черных кудряшек. – Я ему сейчас поотрываю все лишнее, чтобы неповадно было!
   – Нет его здесь, – громко, так, чтобы слышно было в соседней комнате, ответила я, а сама показала глазами на коридор, изгибавшийся буквой Г, в конце которого и находился второй выход из моего салона. – Ингер, ты же знаешь, когда у меня занятия, салон закрыт!
   Потом наклонилась и быстро прошептала:
   – Черный вход!
   Да, женская солидарность. А Матиас в следующий раз будет знать, как срывать мне сеанс! Глаза Ингер вспыхнули мрачным светом, она кивнула.
   – Ладно, прости, ошиблась, – тоже громко и недовольно ответила гнома, засучив рукава и многозначительно поиграв густыми бровями, потом развернулась и так же громко затопала, типа уходит.
   Далее, неожиданно для своей комплекции, Ингер легко, на цыпочках сбежала с крыльца и припустила по улице до черного входа, как я увидела в окно. Одновременно до меня донесся звук еще одной захлопнувшейся двери. Удовлетворенно улыбнувшись, я прислушалась к приглушенным крикам на улице и с чувством выполненного долга поднялась обратно в кабинет. Не люблю, когда меня прерывают, а Матиас вообще обнаглел – искать у меня прибежища от своей супруги! Уж не знаю, кто там отметился в его предках, но для своего племени достопочтенный господин Йонсен проявлял слишком много внимания к представительницам прекрасного пола. Что удивительно, на него велись и обычные женщины весьма недурной наружности. Видела как-то. И что нашли, спрашивается? Пожав плечами, я отбросила лишние мысли и вернулась к занятию. А Матиас в следующий раз крепко подумает, прежде чем врываться ко мне в салон без спроса. Для малого народца и нелюдей у меня свое расписание, и сегодня неприемный день. Сегодня я собираюсь есть шашлык и запивать его пивом!
   Закончив занятие и выйдя из салона, я невольно окинула взглядом улицу – не маячит ли где давешний нахал?.. Вообще, немного странно – откуда этот тип знал, где меня после участка искать? За машиной точно не следил, я бы почувствовала, но у «Третьего глаза» оказался раньше меня. Значит, знал. Эй, дорогая моя, а с чего это ты задумалась об этом демоне? Мало ли нелюдей на тебя слюной исходят, тот же Дэниел, между прочим. Я села в свой «купер», захлопнула дверь и поехала. Однако по пути домой сработала интуиция, и я сама не успела понять, как уже притормаживала у дверей участка. И сразу ожил телефон – звонил Мартин. Улыбнувшись, нажала «прием».
   – Ты далеко от участка? – как всегда, не утруждаясь вежливым «привет», сразу перешел к делу оборотень.
   – Как раз выхожу около дверей, – ответила я, спеша к входу. – Есть сведения?
   – Есть, по поводу той крови, что вылили под тело, – обрадовал Март.
   Я пролетела общее помещение, даже не обратив внимания на мужские взгляды – в крови вспыхнул азарт, как всегда, в начале нового дела.
   – И? – ворвавшись в кабинет Мартина, я требовательно уставилась на оборотня.
   – Не далее как вчера ночью ограбили пункт донорской крови. – Начальник отдела с неизменной сигарой кивнул мне на стул. – Причем если бы там не дежурил вампир, мы бы ничего не узнали. Камеры не зафиксировали ничего, а вот вампир засек, как ему отвели глаза, – начал рассказывать Мартин. – Но поскольку он из низших кланов, сопротивляться не мог. А когда пошел на обход, заметил пропажу нескольких пакетов в холодильнике. Сообщать руководству не стал, я по своим каналам узнал.
   Не сомневаюсь, у Мартина везде есть свои люди, даже у вампиров.
   – И что, тут тупик? – Я слегка растерянно посмотрела на собеседника. – Если непонятно, кто забрал? Совсем никаких улик там не осталось?
   Оборотень покачал головой.
   – Вор был чертовски аккуратен. Нигде не наследил. Если только ты чего-нибудь не углядишь на месте. – Мартин внимательно посмотрел на меня. – Заедешь, посмотришь? Я предупрежу о твоем приезде.
   Я откинулась на спинку стула, помолчала, нахмурившись и скрестив руки.
   – Ладно, съезжу, – кивнула Мартину. – Только, Март, – слегка замялась, решая, как бы поделикатнее донести до оборотня, что в последнее время мне не очень комфортно находиться в обществе вампиров. Даже не из высшей прослойки. – Можно со мной кто-то из твоих людей поедет? Кстати, кто жертва, узнали? – поспешно задала я еще один вопрос.
   Начальник отдела, умничка, лишних вопросов задавать не стал.
   – Хорошо, Стивена возьмешь, он как раз в той стороне живет, заодно до дома довезешь. Жертва – Сара Джонсон, двадцати шести лет, жила одна, родители переехали в Уэльс десять лет назад. Работала продавщицей в магазине парфюмерии, – ответил Март. – Кстати, есть версия: может, в крови этой леди есть что-то особенное? – Он вопросительно глянул на меня.
   – Нет, вряд ли, я бы почувствовала. – Я вздохнула. – Было бы в крови, след остался бы в теле, это я тебе ответственно заявляю.
   Мы помолчали. Мне отчаянно не хотелось ехать в донорский пункт, где охранником работал вампир и где эту братию можно было встретить с гарантией девяносто процентов, но – работа, ничего не поделаешь. Вдруг и вправду что замечу, чего не учел таинственный вор.
   – Ладно. – Я встряхнула головой и встала. – Пойду я, Март. Где там твой Стивен?
   – Сейчас. – Оборотень стряхнул пепел с сигары и взял телефон. – Стив? Зайди, пожалуйста.
   Через несколько минут в кабинет заглянул мужчина средних лет с ничем не примечательной внешностью. Кстати, один из немногих, кто не капал слюной на мою задницу каждый раз, как я появлялась в участке. Он был примерным семьянином, нежно любил супругу и дочку-школьницу.
   – Проедешься с Эйрин до донорского пункта, – обрисовал Март задачу. – Это ненадолго. Наручники только серебряные захвати, если буянить кто будет.
   Стивен тоже был из оборотней, только из клана Догов. Здоровенные зверюги такие, их взрослые особи мне по пояс будут. Это если обычные собачки, а оборотни обычно и побольше. А учитывая, что оборотни испокон веку с вампирами не очень дружили, я чувствовала себя в обществе Стивена в безопасности.
   – Да, шеф, – со свойственной всем оборотням невозмутимостью кивнул Стив и глянул на меня. – Мисс Эйрин?
   – Идем. – Я поднялась и благодарно улыбнулась. – Спасибо, Стив.
   Мы вышли, сели в мою машину, и я уже завелась, собираясь выруливать, как вдруг… Краем глаза заметила знакомого хромированного монстра, припаркованного через перекресток чуть впереди. Черт, опять?! Окинув быстрым взглядом улицу и прислушавшись к ощущениям, к собственному облегчению поняла, что хозяина поблизости точно нет. Или он отлично маскируется… Тьфу. Демон. Не буду больше о нем думать!
   Адрес пункта Мартин написал, ехать до него от участка было недалеко – от Лукан-плэйс, где, собственно, и работали Мартин и я, до Уолтон-стрит всего-то минут десять. Ну и отлично. Да, вампиры не переносили солнечного света и днем предпочитали отсиживаться в своих жилищах – не в гробах, конечно, как любят писать в разных книжках, – но умельцы-гномы делали артефакты, позволявшие вампирам на короткое время безбоязненно находиться под солнцем. Стоили такие штучки немалых денег, их могли позволить себе далеко не все рядовые кровососы, но… Береженого, как говорится, Бог бережет. По пути я все косилась в зеркало заднего вида, высматривая чертов байк, но, к счастью, вроде не преследовал. Да кто он такой? Надо у Марта спросить, вдруг по описанию узнает. Все же демонов во всем Лондоне наберется не больше двух десятков. Они людей не особо любят и людные города тоже.
   Осмотр донорского пункта не занял много времени, таинственный вор действительно не оставил никаких следов. Стивен взял адрес того охранника-вампира, дежурившего в ночь кражи, и мы вернулись на улицу. Оборотень попрощался со мной, сказав, что ему тут пять минут пешком до дома, и я наконец могла ехать домой, готовиться к вечеру. На часах стрелки показывали почти пять.
   Как раз заехать по пути домой в магазин, зарулить в любимый паб «Старый Гарри», где готовили отличнейшее пшеничное пиво – причем только для своих, лепрекон[2] Гарри, владелец паба, еще с тех времен, когда я под стол пешком ходила – а может, и раньше, славился нелюбовью к обычным людям. Хорошо, на меня, как и на любого нелюдя, алкоголь влиял исключительно как расслабляющее, я могла не пьянеть очень долго и спокойно садилась за руль после пары пинт эля или пива. Жить в Лондоне и не посещать хотя бы раз в неделю паб считалось вопиющим нарушением традиций и вообще попранием всего святого. Как нелюдьми, так и остальными жителями этого города, да и вообще Британии. Уютный вечерок и кружка пенного напитка – это святое.
   Закинув мясо в багажник и с помощью магии понизив там температуру, я остановилась у «Старого Гарри» и зашла в полутемное помещение, особенностью которого были залы, расположенные не над землей, а под. Крутая лестница вела вниз, где на разных уровнях находились небольшие помещения со столами и стульями или скамейками для больших компаний, на стенах горели старинные светильники, а на полу лежали самые настоящие опилки. Да, Гарри свято соблюдал древние традиции, по которым когда-то пол в пабах устилался именно опилками. Ибо санузлов в то время для доблестных бриттов не существовало. Паб лепрекона пользовался бешеной популярностью у всех без исключения окрестных жителей именно из-за этой милой особенности – подземных залов. И даже за пределами Кенсингтона «Старого Гарри» тоже хорошо знали.
   Я зашла, широко улыбнулась карлику в классическом камзоле ярко-зеленого цвета, широкополой шляпе и башмаках с пряжками – именно так изображали лепреконов многочисленные картинки. Хозяин паба любил посидеть за отдельным столиком у стены недалеко от входа, понаблюдать за посетителями, иногда кого-то приглашал к себе – это считалось высочайшей честью.
   – О, Яра! – Гарри при виде меня улыбнулся, что выглядело на его сморщенном лице с большим носом пугающе для неподготовленного человека. – Рад видеть, дорогая, весьма.
   – Взаимно. – Я наклонилась, позволила лепрекону чмокнуть себя в щечку. – Я ненадолго, извини, хотела эля купить. – Я присела на стул.
   – Вечно куда-то торопишься, спешишь, все дела, дела, – заворчал Гарри. – И не посидеть со стариком, не поговорить! От молодежь! – Он недовольно вздохнул, заглянул в кружку, в которой уже почти ничего не осталось, и неожиданно зычным голосом гаркнул: – Шеймас! Плесни мне еще эля!
   Бармен, юркий молодой человек, с готовностью выскочил из-за стойки, забрал пустую кружку, и через несколько мгновений перед Гарри стояла новая, до краев полная пенным напитком.
   – Обязательно зайду в конце недели, – пообещала я лепрекону. – Гарри, плеснешь своего пшеничного, мм? – Я вопросительно глянула на хозяина паба. – Оно у тебя такое ароматное, легкое, – польстила немного старику, а то ведь и вправду еще надумает обидеться.
   За лепреконами такое водилось, они могли из-за сущей ерунды дуться на вас неделями. А на какое-нибудь серьезное оскорбление всего лишь ответить язвительностью да подстроить вам мелкую пакость вроде сломавшегося не вовремя каблука или потери ключей. Гарри не стал скрывать довольной ухмылки, важно кивнул и отхлебнул из кружки, причмокнув и зажмурившись.
   – Ладно, сейчас, – проворчал лепрекон уже гораздо дружелюбнее. – Шеймас, налей полпинты красного! – снова зычно кликнул он, спрыгнув со стула, и шустро поковылял к дальней низенькой дверце в конце короткого коридора – пивоварне, святая святых, куда вход был заказан всем, кроме хозяина. – Леди за мой счет!
   Да, выпить все же придется, ну да ладно. Потратить двадцать минут на беседу с Гарри я могла, общество старикана мне всегда нравилось – он удивительным образом знал множество свежих сплетен, даже о тех делах, которые творились за пределами Лондона. Вдруг услышу что-то интересное. Поэтому я расслабилась, откинулась на спинку стула и окинула помещение паба рассеянным взглядом. Потемневшие деревянные балки, вставки из зеркал, старинная большая бронзовая люстра – основной зал казался уютным, и сейчас он потихоньку заполнялся, многие столики уже были заняты. И народ приходил еще, спускался вниз, и вскоре за стойкой появился второй бармен. Кстати, грант[3], судя по огненным всполохам в глазах, как и его брат, тот самый Шеймас. Ну да, Гарри не возьмет к себе работать человека ни за какие коврижки. Только нелюди или фейри. Передо мной поставили запотевший стакан с элем, я отпила глоток горьковатого, вкусного напитка.
   Гарри долго не пропадал, и минут через пять вернулся с запечатанной глиняной бутылью.
   – Держи, свежий, буквально пару дней назад сварил, – с заметной гордостью произнес лепрекон. – С вереском и клевером, – добавил он.
   У него свои секреты, какие добавки улучшают вкус того или иного сорта, и пшеничное пиво он варил действительно потрясающее.
   – Спасибо, Гарри. – Я подняла стакан и улыбнулась. – За твое искусство как пивовара.
   Мы чокнулись, отпили. Гарри помолчал, степенно огладил клочковатую бороду яркого морковного цвета и стрельнул в меня хитрыми черными глазками.
   – Слышал, кто-то Кровавой Розе хвосты накрутил, – небрежно обронил Гарри. – Джастин Лесли открыл охоту на убийцу своего брата.
   Я не удержалась, фыркнула, чуть не сдув пену себе на юбку.
   – А ничего, что мне заказали Майлза свои же? – буркнула недовольно и глотнула еще эля. – Втайне от всех, ибо этот отморозок уже достал подставлять и свой клан тоже? А по закону наемников, если кто-то намеревается мстить, я имею полное право защищать свою жизнь всеми способами. – Я прищурилась, посмотрела на Гарри. – И если семья Лесли как-нибудь утром недосчитается еще одного сына, это не мои проблемы.
   Гарри издал скрипучий смешок.
   – Спасибо за предупреждение, – негромко поблагодарила я лепрекона. – Буду осторожнее.
   Он нагнул голову, поправил шляпу.
   – Да, говорят, в Лондоне снова появился Алекс Ружинский после длительного отпуска, – поделился еще одной сплетней хозяин паба.
   Мои брови поднялись.
   – И кто это? Никогда не слышала. – Я пожала плечами и сделала еще пару глотков эля.
   Хотя больше люблю пиво, у Гарри эль отменный выходит, гораздо мягче и не так горчит, как все, что я пробовала до сих пор.
   – Демон, он наемник, берется обычно за довольно сложные и рискованные дела, – пояснил лепрекон.
   Сразу вспомнился лысый индивид, которого я видела около участка и моего салона. Тоже демон. Совпадение?.. Не верю я в них. Значит, Алекс Ружинский. Ладно, завтра попрошу Мартина найти мне сведения по этому типу. Ему что, меня заказали, что ли? Не вяжется, тогда бы он себя не выдал. Зачем тогда следил?
   – Ага. – Я задумчиво кивнула, покрутила в пальцах пустой стакан и встала. – Гарри, мне пора, спасибо за беседу и пиво. – Я улыбнулась и протянула маленькому человечку руку.
   – Забегай, Яра. – Он степенно кивнул, пожал мои пальцы сухонькой ладошкой и вернулся к смакованию эля.
   Я же поехала домой, собираться в свой коттедж.

Глава 2

   – Эйрин, может, приедешь сегодня? – «обрадовал» Колин приглашением, пока я укладывала сумку в багажник. – Я уже соскучился…
   – У меня другие планы на вечер, – непринужденно отозвалась я. – Давай как-нибудь на днях пообедаем вместе, ладно?
   В трубке послышался вздох, а я почувствовала смутное раздражение.
   – Ты всего на один вечер приезжала, Эйрин, – с мягким упреком ответил он. – А до того тоже была занята целую неделю.
   Работа у меня такая, ту неделю я готовилась и выслеживала недоброй памяти вампирского отморозка Майлза из Кровавой Розы, Колин, уж извини.
   – Ну так вышло. – Я пожала плечами, хотя он не мог меня видеть, и села за руль. – Колин, мне ехать пора, я не могу разговаривать. Я тебе позвоню. Целую, не скучай! – и поспешно нажала «отбой».
   А то ведь начнет на жалость давить. Иногда милашка Колин становился жутким занудой. Может, пора порвать с ним? Мне влюбленный любовник на фиг не нужен, слишком мешает жить желанием постоянно видеть мою скромную персону рядом. Длинно вздохнув и с предвкушением улыбнувшись, я поехала – да здравствуют пиво и шашлыки!
   Я вырулила со двора и направилась на запад города, в район Хаммерсмит, где и находился мой домик. С учетом пробок я готовилась потратить на дорогу где-то минут сорок, но, в общем, торопиться мне было некуда. Включив радио, подмурлыкивая под нос, я находилась в прекрасном настроении, двигаясь в потоке машин и рассеянно поглядывая в зеркало заднего вида. На Лондон уже опустились вечерние тени, солнце касалось крыш домов, и часа через два стемнеет совсем. Мысли то и дело возвращались к услышанному от Гарри про демона. Все же что ему от меня понадобилось? Надеюсь, он не создаст мне проблем, и так веселья в жизни хватает.
   Я уже ехала по Хаммерсмит-роуд, радуясь, что по пути особо пробок не наблюдалось, когда вдруг пожарной сиреной взвыла интуиция, и я, еще не успев осознать, что и зачем делаю, резко крутанула руль, свернув с дороги на какую-то боковую улицу. В зеркало увидела, как мимо пронеслось черное спортивное авто с тонированными окнами на скорости, превышающей допустимую по городу раза в два. Черт! Засада! Я знала, кто сидит за рулем этого «порше», у кого хватало наглости гонять по улицам, не опасаясь копов. Конечно, людям глаза отвести просто, а наши с этими отморозками лишний раз старались не связываться – себе дороже потом выйдет. Кровавая Роза, чтоб у нее шипы на фиг отвалились!
   Скрипнув зубами, я нажала газ, прищурившись и вцепившись в руль. Устраивать гонки по Лондону не очень хотелось, но выбора у меня не оставалось: попадаться в лапы Джастина, жаждущего крови за младшего брата, я не горела желанием. Убить не убьет, в этом случае его не отмажут никакие высокопоставленные члены семьи – моя единственная родственница, обожаемая бабуля, вырежет весь клан Розы под корень так, что памяти не останется. Чистокровных ведьм, вошедших в силу, уважают и боятся. Мне до возраста в пятьсот лет, после которого можно ходить по улице без оглядки, еще жить и жить, и хотелось бы обойтись без увечий и серьезных повреждений. Узнавать, на что способна больная и извращенная фантазия Джастина, вовсе не хотелось. Из всего полезного оружия я захватила из дома только маленький арбалет и к нему пять стрел с серебряными наконечниками и древками из осины. Гарри же предупредил об охоте, но я не думала, что они так быстро начнут действовать!
   Дальше пришлось отвлечься от напряженных размышлений, поскольку наперерез мне на следующем перекрестке с визгом выскочила еще одна тачка, на сей раз темно-синяя, но тоже спортивная и с тонированными окнами. Да чтоб вас!.. Пришлось резко выкрутить руль, бросить вперед отпугивающую волну – люди шарахнулись в стороны, – и заехать на тротуар, избегая столкновения. И снова по газам. Кажется, Джастин поднял всех своих дружков, чтобы поймать одну скромную меня, и впору бы возгордиться, да не было времени: я пыталась одновременно уйти от погони и обойтись без столкновений и жертв. Вампирам, может, и наплевать, а мне нет. Чувствую, долго потом придется оправдываться за бардак на улицах Лондона… А у меня есть выбор?! Вслед нам неслись гудки возмущенных водителей, гневные выкрики прохожих, и вот-вот должен был раздаться вой сирен полицейских машин – должны же они хотя бы сделать вид, что ловят нарушителей. Визг шин на поворотах резал слух, и даже с закрытыми окнами я чувствовала запах паленой резины. И с тихим отчаянием и возрастающей злостью понимала, что рано или поздно мой «купер» зажмут, и придется покинуть машину. Черт, и арбалет в сумке в багажнике! Елагина, ты дура, вот что я скажу тебе!
   Свернув на очередном перекрестке, я узрела безрадостную картину: выход с улицы перегораживало синее авто. А едва я затормозила, надеясь, что успею развернуться и выехать из ловушки, в зеркале заднего вида появился черный «порше». Хана тебе, Елагина. Но так просто я не сдамся, нет уж! Пробормотав ругательство, я выскочила из машины, рванула к багажнику, краем глаза отметив, как неторопливо, с осознанием своего превосходства, на улицу выбираются вампиры. Ну да, уже сгустились сумерки, солнце скрылось за домами, хотя небо еще оставалось светлым. Ладно-ладно, кровососы хреновы, сейчас узнаете, что такое загнанная в угол ведьма. У меня еще есть несколько минут, и арбалет достать успею. Джастин и его дружки от ожогов серебра и отравления осиной долго будут лечиться. Оружие лежало сверху, и я, захлопнув багажник, развернулась, направив стрелу на остановившегося в нескольких шагах Джастина. Так и хотелось стереть с его губ гадкую ухмылочку хорошим хуком слева.
   – Добегалась? – обманчиво ласковым голосом произнес Джастин и демонстративно облизнул острые клыки. – Давно хотел попробовать… чистокровную ведьму. – Звучало очень двусмысленно.
   Я успела наметить себе путь отступления – единственный доступный, это через крышу ближайшего дома. Балкончики, водосточная труба, лепнина – заберусь без проблем, хотя опять надо будет отвод глаз вешать. Вампиры, конечно, тоже полезут, но крыша еще освещалась солнцем, выиграю несколько драгоценных минут и по пути решу, как быть дальше.
   – Джастин, отравишься, – таким же голосом ответила ему я и нажала на крючок.
   Стрела в бедре его отвлечет, жаль, машину придется бросить. Там шашлыки и пиво Гарри… Будет должен, кровосос фигов.
   Дальше события понеслись с ужасающей скоростью. Увернуться Джастин не успел, даже несмотря на знаменитую скорость передвижения вампиров – я же ведьма, я предвидела, куда он метнется, и стреляла с поправкой. Так что наконечник вонзился аккурат в мягкую мышцу, и древко вошло где-то на треть. Улицу огласил вопль и сочный мат, в воздухе отвратительно запахло паленой плотью, а Джастин упал на асфальт, зажимая раненую ногу, от которой пошел дымок, и продолжая ругаться. Ко мне метнулись сразу две размазанные тени. Да только я тоже много чего умею, мальчики. Закинув арбалет на плечо, я переключила глаза на режим особого зрения – для окружающих, наверное, пугающее зрелище, когда зрачок вдруг резко сужается, вытягивается в нитку и становится вертикальной щелью. Да еще и радужка начинает светиться тускло-зеленым, как гнилушка на болоте. Из горла совершенно произвольно вырвалось низкое рычание, а ногти на руках стремительно увеличивались в длине.
   Присев, я сильно оттолкнулась от земли, сделала сальто назад и очутилась на крыше моего «купера». Взмахнула руками, и раздался треск – кого-то из прихвостней Джастина я задела, судя по раздавшемуся проклятью. Обострившийся нюх уловил резкий, едкий запах вампирской крови, и я оскалилась в улыбке и присела. Но сказать ничего не успела: в переулке раздался оглушительный треск двигателя, и наш милый междусобойчик почтили присутствием новые действующие лица. Не полиция, как я втайне надеялась, а жаль. Некто на устрашающих размеров хромированном байке, в глухом шлеме с зеркальным стеклом, косухе, усыпанной заклепками, и тяжелых берцах с толстой рифленой подошвой. Оу, какие лица и без охраны. Подмога вампам, что ли? М-да, демона я не потяну, к сожалению. А как хорошо все начиналось…
   Секундное замешательство клыкастиков слегка удивило – как, не их помощничек, что ли? А демон, тормознув около моей машинки, повернул ко мне голову, и из-под шлема раздался слегка невнятный голос:
   – Садись. Живо! – Последнее слово некто Алекс Ружинский, если не ошибаюсь в своих подозрениях, рявкнул совсем невежливо.
   В другое время я бы, может, и обиделась, но только не сейчас. Еще один прыжок, и я в седле байка позади демона. Он стартанул с места, взревев двигателем и оставив метнувшегося к нам дружка Джастина ни с чем, а несшихся впереди наперерез вампиров демон раскидал, как кегли, просто выставив резко ногу в сторону. Воздух огласила очередная порция трехэтажного мата, и я не удержалась, захихикала, уткнувшись в широкую спину пока еще неизвестного спасителя. От всплеска адреналина сердце колотилось как бешеное, кровь шумела в ушах, и перед глазами мелькали разноцветные точки. Когти втянулись, слава богу, а то бы косуха демона оказалась безнадежно испорченной – я намертво вцепилась в него, прижавшись так тесно, как могла. Он гнал так, что витрины и дома сливались в одну сплошную яркую линию, и ветер свистел в ушах, грозя на фиг сдуть с моей головы волосы, развевавшиеся как знамя. Ну да, я же не планировала на байках сегодня вечером гонять, вот и не заплелась. Я даже не могла оглянуться и посмотреть, преследуют ли нас. И куда в конце концов меня везут, тоже не знала…
   Мы остановились в тихом переулке, освещенном фонарями, шум города сюда почти не доходил. Тишина оглушила, признаться, в уши словно ваты набили. Я расцепила затекшие руки, сползла с байка и потянулась, разминая мышцы. Ох. Насыщенный вечерок, однако, вот и поехала отдыхать. Пиво жалко, и мясо, да и машину – вампиры наверняка выместят зло на ни в чем не повинном агрегате.
   – Мы где вообще? – спросила я своего спасителя, оглядываясь.
   – А спасибо сказать, не? – раздался насмешливый голос приятного тембра, и демон снял шлем, развернувшись ко мне лицом.
   – Спасибо, – невозмутимо ответила я и посмотрела на него, скрестив руки на груди. – Так куда ты меня завез?
   – Темпл, рядом с набережной Виктории, – любезно просветил меня демон и продолжил: – Алекс Ружинский.
   Значит, про него говорил Гарри. Ясненько. И судя по еле уловимому акценту и фамилии, мы с ним земляки. Не могу сказать, что я счастлива этому факту. Вообще, этот Алекс вызывал у меня внутреннее чувство протеста – наверное, аурой превосходства и уверенности, накрывавшей любого в радиусе нескольких метров вокруг. И неуловимой харизмой, не имевшей ничего общего с магией. От Алекса веяло скрытой силой и мужественностью, той самой брутальностью, по которой томно вздыхали домохозяйки, просиживая на диванах перед телевизорами. А меня она раздражала почему-то. Безмерно. Как и его взгляд, лениво блуждавший по мне. Кстати, глаза темные, почти черные. Ладно, ради приличия надо тоже представиться, хотя не сомневаюсь, он знает, как меня зовут.
   – Эйрин Елагина, – назвала переиначенное на английский лад свое имя.
   – Ярина, – негромко поправил Алекс на чистейшем русском, и его усмешка стала шире.
   Я повела плечом. Ярина так Ярина. Поговорим на русском, мне без разницы. Черт, Темпл?! А-а-а, а где моя машина? У меня же там и ключи от дома, и кошелек, и вообще все! И злобные вампиры, которым я в очередной раз начистила хвосты… Не удержалась, закрыла лицо ладонями и глухо застонала.
   – Проблемы? – непринужденно осведомился Алекс, и этот его небрежный тон усилил мое раздражение.
   – Да! – рявкнула я, бросив на него мрачный взгляд. – Я не помню, где моя машина!
   – Элм Парк Лэйн, – обрадовали меня неожиданной информацией.
   Ох, не так далеко от Кенсингтона, уже хорошо.
   – Эти, «розовые», от нее мало что оставят, – еще больше помрачнела я. – А там все мои документы и ключи и…
   – Они не доберутся до нее, – перебил спокойно Алекс. – Я щит поставил, когда мы уезжали. Так что и машина, и вещи целыми останутся, не переживай.
   Вот тут я разом перестала нервничать по поводу ключей и кредиток и с подозрением уставилась на добровольного – или нет?.. – помощника.
   – В чем подвох? – кратко спросила Алекса.
   Черт, а ведь в своей брутальности он очень даже… привлекателен, вынуждена была признать я. Вот вроде с первого взгляда и не скажешь, что красавчик или симпатичный, но что-то в нем все же было такое, притягивавшее взгляд. Грубоватые черты лица, полные губы, мощная шея и плечи – совершенно не мой тип мужчины. Но в ленивой улыбке пряталась легкая насмешка, в темных глазах поблескивал огонек, и – да, та самая неуловимая харизма настоящего мачо, о которой столько всего сказано и в женских журналах, и в книгах. Такой долго рассуждать о природе и погоде не будет, дубинкой по голове, на плечо и в пещеру…
   – В каком смысле? – Кажется, мне удалось его удивить.
   – Ты следил за мной у участка – раз. – Я загнула один палец, не сводя с него взгляда. – Знаешь про мой салон – два. Очень вовремя появился в том переулке и благородно спас от вампиров – три. Ну и до кучи, трогательная забота о моем имуществе. – Я скрестила руки на груди. – Я не верю в такой потрясающий набор случайностей, Алекс, я чистокровная ведьма и чувствую подобные вещи очень хорошо. Что тебе от меня надо? – требовательно спросила я и нахмурилась.
   Вот засада, ни копейки в карманах, мелькнула досадливая мысль. И как мне теперь от Темпла добираться до моего «купера»?! Пешком?..
   – Мм, дай подумать. – Ружинский похлопал пальцами по губам, изобразив на лице мыслительную деятельность, потом вдруг совершенно по-хулигански ухмыльнулся и подмигнул: – Подбросить до машины? А потом по пивку в пабе, а? За спасение от кровососов?
   От подобной наглости я онемела, признаться. Нет, всякое в моей жизни бывало, конечно, но чтобы меня вот так откровенно клеили… Я прекрасно видела огонек чисто мужского интереса в темных глазах демона и понимала, что этот так просто не отстанет, пока не уложит меня в койку. Вопрос, хочу ли я там оказаться?
   – До машины не откажусь, а вот насчет пивка – вряд ли, – сухо ответила я. – Не то настроение, знаешь ли.
   Понятно, на вопрос, зачем понадобилась Ружинскому, ответ я вряд ли получу. По крайней мере, до тех пор, пока он сам этого не захочет. Демоны отличались еще и крайним упрямством, ко всем остальным недостаткам.
   – Так самое оно поднять его, – не отставал Алекс: видимо, не привык к отказам.
   Придется привыкать, приятель. Еще не так уж поздно, и часам к девяти я успею приехать в Хаммерсмит, в мой домик. Раз пиво от Гарри и мясо целы, грех возвращаться в квартиру.
   – Алекс, нет, – прямо заявила я. – Просто довези меня до машины, идет? Спасибо за помощь, я очень благодарна, но на сегодня с меня хватит приключений, – и выразительно так посмотрела на него.
   – Хорошо, тогда завтра? – ничуть не обиженный моей отповедью, не отставал Алекс.
   Воистину, некоторым мужчинам проще уступить, чем объяснять, почему «нет». Но я уступать не собиралась.
   – Довези меня до машины, пожалуйста, – повторила я, не намеренная стоять тут и препираться с ним дальше.
   Ружинский усмехнулся, окинул меня еще одним взглядом и кивнул:
   – Ладно, садись.
   И почему мне кажется, что хочу я или нет, но завтра мне придется пить с ним пиво в пабе?! Ладно, обдумаю пути отступления за шашлыками. Я пристроилась за спиной Алекса, вынужденная снова крепко прижаться к нему – похоже, скорости ниже ста пятидесяти демон не признавал в принципе. Только на сей раз я увязала волосы в косу, чтобы не отплевываться по пути от прядей. И еще хорошо, что байк не оставлял возможности для общения. Я хотела поскорее избавиться от общества Алекса, неожиданный спаситель будоражил чувства, рождая смутное ощущение тревоги и одновременно нездорового предвкушения. Интуицию я слушалась, и, кажется, она подсказывала, что от Ружинского надо держаться как можно дальше. Спокойнее для меня же будет. Вот и послушаюсь.
   Мой «купер», оставленный на Элм Парк, к моему громадному облегчению, действительно не пострадал. Защита демона справилась с охраной отлично. Признаться, я приготовилась к тому, что за ее снятие он потребует с меня обещания встретиться с ним завтра, но обошлось – Алекс небрежно щелкнул пальцами, и невидимый щит пропал. Я не сдержала громкого вздоха, проверив багажник и сумку – все вещи на месте, все цело.
   – Ну все, спасибо, хорошего вечера, – скороговоркой протараторила я и юркнула в машину.
   Отмазываться еще и от просьбы дать номерок не хотелось. С Алекса станется попросить телефончик. Так что я покинула место встречи с вампирами крайне невежливо, наспех попрощавшись. Ну и ладно, переживет, думаю.
   До дома добралась уже в густых сумерках, как раз часам к девяти, и, поставив авто в гараж, наконец-то почувствовала себя в безопасности. На охрану моего коттеджа я потратила немало сил и возможностей, поэтому здесь чувствовала себя спокойно. Напевая под нос, перенесла мясо в кухню, быстро разделала и поставила мариноваться, пока же отправилась готовить уголь – предпочитала не готовый, который в магазинах продается, а самый настоящий, из дров. Тогда мясо ароматное получается. Приятные приготовления заняли около часа, и вскоре я устроилась в любимом плетеном кресле у мангала, где жарилось мясо, с открытой бутылью Гарри и смаковала первые глотки вкусного пива с легким сладковатым привкусом.
   Да только долго наслаждаться спокойствием и тишиной не получилось. Едва я сняла первый шампур, звучно сглотнув слюну, как вдруг защита дома отозвалась тихой музыкальной трелью, что означало – у меня в гостях кто-то из волшебных существ. Малый народец. Мне удалось не скривиться с досады, не хотелось обижать никого из коренных обитателей Британии, кого бы ко мне ни занесло. Кусты сирени в углу дворика зашуршали, и из них выпорхнуло прелестное существо, словно сошедшее со страниц сказок. Тоненькая, воздушная, в полупрозрачном мерцающем платье, фея, казалось, светится, однако на точеном личике с нежными чертами обычной радости я не видела. Гостья чем-то была сильно расстроена. Хотя, зная этот народец, мне могли поведать печальную историю о том, как люди не оценили очередной проказы, когда им на голову упал зеленый каштан, например. Но с таким же успехом могло случиться и что-то серьезное.
   – Привет, Ярочка, – грустно поздоровалась феечка, трепеща прозрачными стрекозиными крылышками, и зависла передо мной в воздухе.
   – Привет, Зоя. – Я улыбнулась и кивнула. – Рада видеть. Угостить чем-нибудь?
   Фея встрепенулась, оставила на время позу мировой скорби, в ее глазах блеснуло любопытство.
   – А есть вкусненькое? – живо переспросила она, грациозно опустившись на край стола и положив ногу на ногу.
   Моя улыбка стала шире, я молча поставила стакан с пивом на стол и вернулась в кухню. У меня всегда в заначке стояли баночки с несколькими сортами меда, как раз для таких гостей – феи и эльфы обожали мед. Учитывая, что в природе, чтобы его добыть, приходилось сначала отогнать от улья злых пчел, малышки всеми правдами и неправдами старались достать его в других местах. Например, ухитриться своровать в магазинах или напроситься к кому-нибудь из наших в гости. Я налила в блюдечко свежего цветочного меда, захватила тоненькую соломинку и отнесла лакомство обратно во двор. Там произошли некоторые изменения: появился еще один незваный гость, маленький разноцветный дракончик с красивыми, как у бабочки, крыльями. Большие лиловые глаза с любопытством оглядывали окружающее, длинные золотистые ресницы подрагивали, и я сдержала досадливый возглас. Вот, Зоя, удружила! Притащила этого проказника! Дракошки-фейри могли принести множество хлопот из-за неуемного любопытства и стремления к проказам.
   – Держи. – Я поставила блюдечко с медом рядом с феей и поспешила к мангалу – судя по запаху, шашлыки пора снимать.
   Дракончик подлетел ко мне, уселся на плечо, обдав нежным фиалковым ароматом, его крылья защекотали шею, и я чуть не захихикала от неожиданности. Я убрала шампуры, осторожно сняла кусок мяса и протянула существу – он все же хищник, пусть и маленький, и охотился на мелких птиц и насекомых. Дракончик довольно курлыкнул, ухватил мясо двумя лапами и вспорхнул, устроившись рядом с феечкой на столе. Ну вот, все озадачены едой, значит, и мне можно некоторое время посмаковать.
   – Спасибо, Ярочка! – пропела счастливо Зоя и опустила соломинку в янтарного цвета лужицу в блюдечке.
   Примерно с четверть часа во дворе царила тишина, нарушаемая только довольным мурлыканьем дракошки, урвавшего второй кусочек шашлыка, и бормотанием телевизора соседей. Феечка насытилась первой.
   – Яр, а, Яр, а у нас горе. – Она вновь погрустнела, отодвинула почти пустое блюдечко, поболтала босой ножкой. – Сокровищницу Ленни ограбили. – Она кивнула на дракончика, с воодушевлением копавшегося в углях в мангале, отчего в воздух то и дело взвивались снопы искр.
   Что примечательно, грязь к нему не липла, он оставался чистеньким. Магия, однако. Так, ну понятно теперь, почему Зоя грустная. Кажется, меня ждало еще одно расследование, только теперь четко по моему основному профилю.
   – И когда? – Я вздохнула и сделала несколько глотков пива.
   – Не знаю, – так же печально ответила Зоя. – Ленни последний раз проверял где-то с месяц назад. А вчера вот решил еще раз покопаться и не нашел одного колье. Красивенькое такое. – Феечка мечтательно улыбнулась и закатила глаза. – Там камушки черненькие и беленькие, и переливаются так здорово!
   По описанию я ничего не могла сказать, украшение мне не было знакомо. С таким же успехом Зоя могла говорить как о действительно ценном колье, так и о бижутерии. Дракончики не всегда делали различия, тащили к себе все, что блестит и красивенькое. Картинку бы получить для верности.
   – Яр, Ярочка, поищешь, а? – просительно протянула Зоя, заглядывая мне в глаза и умоляюще сложив ладошки. – Кроме тебя некому, ты же лучшая в поисковой магии! Пожалуйста, Яр! – Она захлопала ресницами, голосок феи задрожал, а в уголках глаз блеснули слезинки. – Ты только скажи, кто украл, а дальше уже мы сами. – Кукольное личико Зои исказилось в злобной гримасе, так не вязавшейся с нежным обликом.
   Да, малый народец очень обидчив, и тем, кто их ненароком – или специально – заденет, они мстят долго и с размахом. Ох, не завидую вору, запустившему лапу в сокровища Ленни. А я же в очередной раз вздохнула, отправив в рот последний кусок шашлыка. Отказать не смогу, к сожалению, испокон веков ведьмы всегда помогали малому народцу, если те обращались с просьбой. Другое дело, что шансов найти вора почти нет.
   – Зоя, я не обещаю, что получится, – честно ответила я. – Попробую, но сама понимаешь, я все же не ясновидящая. – Внимательно посмотрела на феечку, краем глаза отметив, что Ленни нашел себе новое развлечение.
   Он поднимал крылышками невесомый пепел, а потом с фырканьем носился за кружившимися серыми чешуйками, ловил их. Сложно поверить, что это легкомысленное существо способно доставить проблемы, но я вас уверяю, дракончик может серьезно отравить жизнь своему недоброжелателю.
   – Ой, Яриночка, ты славная! – просияла Зоя и, сорвавшись с места, облетела вокруг моего лица, трепеща крыльями и осыпая золотистой пыльцой. – Я обожаю тебя, ты знаешь? Хочешь, потом выберешь себе какой-нибудь артефакт у Ленни? – предложила фея, зависнув передо мной в воздухе и счастливо улыбаясь.
   От дракончика донеслось согласное курлыканье – значит, он тоже согласен, что вызвало у меня приступ облегчения. С Зои сталось бы ляпнуть свое предложение, не посоветовавшись сначала с приятелем.
   – Хочу, – честно ответила я.
   Среди сокровищ малого народца порой попадались настоящие раритеты, а малыши цены им все равно не знали и не пользовались. Украшения для них оставались всего лишь блестящими штучками, к которым у фей, дракончиков, эльфов и еще некоторых непреодолимая тяга.
   – Тогда договорились, да? – Зоя сделала сальто в воздухе.
   – Хорошо, – сдалась я. – Завтра утром заеду к вам, мне надо осмотреть хранилище Ленни. И, Зоя, постарайся вспомнить, не происходило ли что-то необычное в вашей роще за последний месяц, – добавила я.
   Феи не отличались хорошей памятью, они жили сегодняшним днем, и выудить у них нужные сведения порой занимало долгое время.
   – И обычное тоже, – поспешно уточнила я вслед феечке, уже летевшей к кирпичной ограде моего садика, Ленни за ней. – И друзей своих поспрашивай!
   – Хорошо, Ярочка! – пропела фея и скрылась в темноте.
   Сигнализация снова тихо тренькнула, и вернулась тишина. Что ж, завтра придется ехать в Риджентс-парк, где находилась единственная городская роща фей. Остальные предпочитали селиться за границами Лондона. А потом… Я знала единственного человека, могущего мне помочь в опознании украденного артефакта по описанию – вряд ли у Зои хранились фотографии сокровищ Ленни. Еще, возможно, гномы подсказали бы, но это я оставлю как запасной вариант. Хотелось побыстрее разделаться с заданием Зои или убедиться, что я ничем не могу помочь в этот раз малому народцу. Ехать к моему личному эксперту по драгоценным артефактам не то чтобы не хотелось, но наше общение обычно оставляло у меня двоякие чувства. И что выкинет бабуля в эту встречу, я понятия не имела. Да, пришло время посещения любимой родственницы, но любить Ядвигу Борисовну я предпочитала на расстоянии.
   После ухода Зои я допила пиво, отнесла шампуры на кухню и вскоре отправилась спать – день выдался насыщенным, а учитывая раннюю побудку, так и вовсе к полуночи глаза уже слипались. От греха подальше я поставила телефон на беззвучный режим. Март потерпит, если что, а я выспаться хочу.

   Алекс, лежа на спине и закинув руки за голову, вспоминал этот день, который прошел в высшей степени интересно. По сведениям, которые предоставил ему знакомый, выходило, что Ярина Елагина – судмедэксперт в одном из полицейских участков Лондона, в Кенсингтоне, а по совместительству еще и его в некотором роде коллега. Леди, оказывается, тоже была наемницей и в основном помогала малому народцу, нелюдям – только если дело подразумевало магическую помощь, а не грубую силу. Исключение составил инцидент с вампиром, он по пьяни убил хорошую знакомую Елагиной, за что она и согласилась устроить на младшего Лесли охоту. Увенчавшуюся успехом. Кроме всего прочего, Яра была чистокровной ведьмой в черт знает каком поколении и обладала массой полезных качеств. Алекс улыбнулся, вспоминая, как первый раз увидел ее, выходившую из участка. Весьма аппетитная особа, теперь понятно, почему даже инкуб не остался равнодушным. Ведьма действительно обладала запоминающейся внешностью, и вживую, не с фото, Ярина выглядела еще привлекательнее. Уверенная в себе, яркая, независимая, а уж как она на него посмотрела у участка! Алекс еле удержался, чтобы не подойти сразу там. Но – он всего лишь наблюдал, первое знакомство решил обставить немного по-другому. Вообще, конечно, раньше влюблять в себя женщин, и уж тем более ведьм, ему не приходилось. Ружинский обходился временными любовницами на пару-тройку недель или случайными приключениями. Что ж, тем интереснее будет.
   Узрев же Елагину у салона, да еще и в юбке, а не в штанах, Алекс понял одну важную для себя вещь: он хочет эту женщину. И чем скорее, тем лучше. Она ему понравилась, и не только внешне – невидимый флер силы, окутывавший ведьму, привлекал Алекса ничуть не меньше всего остального. Со свойственной ему прямолинейностью демон решил, что Яра будет его в кратчайшие сроки. Правда, судя по неприязненным взглядам и в первую, и во вторую встречу, Елагина не впечатлилась новым неизвестным поклонником. Но Алекс полагал вскоре исправить это досадное недоразумение и дальше наблюдал за ней уже так, чтобы она не заметила. Как оказалось, очень удачно – вампиров он заметил быстрее Ярины.
   А какой восхитительно грозной оказалась ведьма, когда кровососы ее разозлили! Вспомнив горящие изумрудным огнем глаза с вертикальными зрачками, отросшие когти и оскаленные в злобной усмешке зубы, демон улыбнулся шире и даже облизнулся. Хороша, очень. Тем больше резонов заполучить Яру в свои руки, и как же здорово, что, благодаря заданию, он узнал об этой женщине! Алекса всегда привлекали сильные женщины, но среди людей их слишком мало, там перевес в стервозность у большинства, а с ведьмами до сих пор жизнь не сталкивала. Ружинский вздохнул, перевернулся и закрыл глаза. Попытки Елагиной отвертеться от его приглашения Алекса ничуть не обидели: он незаметно для Яры поставил на нее маячок и теперь мог в любой момент узнать, где она находится. Все лучше, чем мотаться за ней по всему Лондону и его окрестностям или дежурить около одного из ее домов.
   Завтра они будут сидеть в пабе и пить пиво – или эль, – никуда Елагиной не деться. На этой оптимистичной мысли Алекс крепко уснул.

   Мое следующее утро началось часов в одиннадцать, и это было восхитительно. Я проснулась сама, без всяких неожиданностей, с удовольствием выпила кофе во дворе, погревшись под солнышком, собралась и уже вышла из дома, когда зазвонил телефон.
   – Алло. – Я неслышно вздохнула.
   – Привет, Эйрин. – Веселый, жизнерадостный голос Натана – признаться, не то, что я бы хотела услышать с утра. – Ты как, подъедешь или потом посмотришь? – сразу перешел он к делу.
   Я подумала. В принципе вчера и так осмотрела тело, то, что увижу внутренности еще раз вживую, вряд ли принесет мне какие-то дополнительные сведения. Я работала не с вытащенными из тела органами, для моей работы вскрытие совсем не обязательно. Все, что надо, я увижу и так.
   – Делай без меня, – решила я – впереди посещение Риджентс-парка и бабули. – Я потом заскочу, еще разок гляну, что к чему.
   – Заметано, – легко согласился Натан. – Удачного дня!
   Хорошее пожелание, удача мне понадобится. Зою жалко, хотелось помочь все-таки в поимке таинственного вора и вернуть ей похищенное колье. Пусть она его и не носит, но фее нравится украшение, Ленни наверняка для нее расстарался, притащив это колье из магазина или ухитрившись стащить из шкатулки какого-нибудь богатея.
   По пути к Риджентс-парку я ловила себя на том, что вид любого мотоциклиста заставляет меня нервно вздрагивать и стискивать руль. Мысли скакнули, вернувшись ко вчерашнему вечеру и моему неожиданному спасителю, и, несмотря на неприязнь и настороженность, завозилось любопытство: что он предпримет сегодня? Я не обольщалась и не надеялась, что Алекс так просто отстанет от меня. И не планировала сегодня возвращаться в свою квартиру, от греха подальше. Инкуб, Колин, и не сомневаюсь, Ружинскому тоже известно, где я живу в Лондоне. Оно мне надо, лишние волнения? Пить пиво с Алексом мне категорически не хотелось, ибо чутье было уверено: ничем хорошим для меня эти посиделки не закончатся. Точнее, я слишком хорошо знала, где они закончатся. Уж никак не в моей квартире, точно. Не то чтобы я так уж свято хранила верность Колину, однако интрижку с демоном затевать не собиралась. Себе дороже потом выйдет, эти существа крайне непредсказуемы и страшные собственники. Так что ну его подальше, этого Алекса.
   Роща фей находилась в самом сердце парка, и, оставив машину у входа, дальше я пошла пешком. Несмотря на будний день, гуляющих было много, но они не могли видеть, как ко мне подлетела изящная фея и присела на плечо, непринужденно улыбнувшись и положив ногу на ногу. Магия позволяла маленькому народцу оставаться невидимыми для всех, кроме нелюдей.
   – Привет, Яра! – пропела Зоя и пощекотала мне шею крылышками. – Рада, что ты пришла! Ленни даже порядок в сокровищнице навел, представляешь?
   Ох. Рвение дракончика понятно, но я же теперь точно ничего там не найду. Ну да ладно.
   – А что насчет необычных событий, Зоя? – напомнила я о своей просьбе и покосилась на фею.
   – Ну… – Она смешно сморщила носик и рассеянно накрутила на палец локон. – Я честно думала. – Зоя уставилась на меня и хлопнула ресницами. – Вспомнила только, что где-то недели с три назад к Лизе прилетала эльфа из Хэмпстеда, какая-то ее родственница. Но это не необычное событие, к нам часто прилетают погостить! – Зоя с искренним недоумением пожала плечиками. – Я вспомнила только потому, что мы тогда здорово повеселились втроем. Выслеживали, где белки прячут орехи, а потом выкапывали и перепрятывали, – радостно сообщила фея и звонко рассмеялась. – Они потом так забавно ругались на нас и швырялись шишками!
   Понятно. Милые маленькие забавы феечек.
   – Что за эльфа? – небрежно спросила я, пока мы шагали через деревья вглубь Риджентс-парка к роще, где жили сородичи Зои.
   – Алина вроде. – Зоя махнула изящной ручкой. – Она дней десять у нас пробыла и потом улетела к себе.
   Похоже, придется проехаться до Хэмпстеда и поискать эльфу Алину, хорошо, это по пути к бабуле. У нее свой дом в Уотфорде и значительный участок земли – бабушка не любит родовое поместье, да и далековато оно, аж в графстве Норфолк, и, по ее словам, климат там прохладный. Ладно, заеду в Хэмпстед, думаю, долго не пробуду.
   Осмотр хранилища Ленни в дупле старого дуба ничего не дал, как я и подозревала. Кроме заботливо рассортированных по кучкам золотых монет, колец, браслетов, колье и парочки тиар, больше интересного в дупле я не нашла. Вор побывал тут давно, и даже если следы оставались, они стерлись. Оставалась эльфа Алина, может, она что-нибудь скажет. Но это вряд ли. Распрощавшись с Зоей и Ленни, я отправилась дальше, по пути перехватив ланч в ближайшем ресторанчике. Быстрый взгляд по сторонам подтвердил: открытой слежки не было, по крайней мере, если демон и крутится где-то поблизости, то хорошо маскируется. Черт, так и до паранойи недалеко, Яра! Хватит думать о том, о ком не стоит! Слишком опасно.
   В Хэпмстеде меня уже ждали, наверное, Зоя связалась и предупредила, что приеду я. Эльфы отличаются от фей всего лишь тем, что крылья у них не стрекозиные, а как у бабочек. И одеваться предпочитают не в полупрозрачные яркие платьица, а в штаны и туники зеленых и коричневых оттенков. Эльфы предпочитали селиться подальше от людей, и в Хэмпстеде у них находилось что-то вроде пограничного поста, ну и некоторые из малого народца прилетали сюда изредка в гости. Постоянно проживающих здесь эльфов было совсем мало, не больше десятка.
   – Ты Ярина, да? – прощебетало высоким голосом существо с большими раскосыми глазами и остренькими ушками, на кончиках которых виднелись крошечные золотые колечки. – Зоя сказала, ты придешь к нам искать кого-то.
   – Мне нужна Алина, она дальняя родственница одной феи из Риджентс-парка, – подтвердила я слова Зои.
   Незнакомая эльфа высоко подняла тоненькие брови.
   – Алина? Не знаю такой. – Она пожала плечиками. – Я всех здешних знаю, нет у нас Алин. Ты не ошиблась, может, она не из Хэмпстеда прилетала? – Малышка вопросительно глянула на меня.
   А я нахмурилась, чутье изнутри тихонько толкнулось – возможно, зря я уже списала со счетов возможность найти вора?
   – Я сейчас узнаю, есть ли такая вообще среди наших, – не дав мне ничего ответить, прощебетала эльфа, ее глаза заволоклись зеленой дымкой, и она застыла, покачиваясь в воздухе и трепеща бархатными крылышками.
   Через несколько минут эльфа вернулась в настоящее, ее глаза прояснились, и она моргнула, разведя руками.
   – Наши сказали, Алины нет. Извини, Ярина.
   О как. Интересно девки пляшут, однако. Я задумчиво кивнула эльфочке.
   – Спасибо за помощь, милая.
   Они в отличие от фей свои имена называли редко и крайне неохотно, даже нелюдям. Оставался шанс, что Зоя перепутала имена, но это я уже уточню позже – сейчас бабуля. И я вернулась к машине.
   По пути в Уотфорд задумалась об этой эльфе Алине. Так есть она или нет на самом деле? Не поверю, что только ради кражи колье из запасов Ленни некая эльфа явилась аж с континента – да, в Европе они тоже жили. И насколько я поняла, малышка из Хэмпстеда связывалась со всеми своими вообще, не только в Британии. Они умели объединять сознание и мгновенно связываться с любым из их народа, на каком бы расстоянии тот ни находился. И кто же такой умелец, что так ловко замаскировался под малый народец? Амулеты иллюзий тут не помогут, ведь, по словам Зои, Алина прогостила в Риджентсе около десяти дней. Подозреваю, в тот период колье и пропало. Задачка, однако. Может, бабуля что подскажет?
   До Уотфорда я добралась быстро, и к обеду уже подъезжала к большому аккуратному трехэтажному дому с балконом и террасой, окруженному невысоким беленым забором. Но, несмотря на кажущуюся незащищенность, во двор мог проникнуть далеко не каждый, а уж увидеть дом и подавно. Для большинства тут находилась обычная роща, которых полно в окрестностях Лондона. Бабуля заботилась, чтобы ее покой не нарушали всякие нежелательные личности. Едва я остановилась перед воротами, они открылись, и я заехала во двор. Родственница встречала меня на крыльце – она удивительным образом всегда знала, когда я приеду, без всяких предварительных созвонов и сообщений.
   Ядвига Борисовна для своих пятисот с хвостиком выглядела отлично. Фигура, как у тридцатилетней. Гладкое, без морщин, лицо, разве что во взгляде ярко-изумрудных глаз притаилась мудрость веков. Волосы заплетены в тугую косу с мою руку толщиной, перекинутую через плечо и спускавшуюся ниже пояса. На бабуле были обычные джинсы и легкий свитер, она держала в руках чашку с ее любимым жасминовым чаем, смотрела на меня и улыбалась. У ног старшей ведьмы сидела роскошная кошь раза в полтора больше обычной, с длинной шерстью редкого голубого окраса и чудными кисточками на ушах. Я не знаю, где ба нашла эту красотку, в предках которой явно отметились мэйн-куны, но от Сапфиры я была без ума. И только мне эта потрясающая животинка терпеливо позволяла себя тискать. На правах родственницы, надо понимать.
   – Ну, явилась наконец блудная внучь? – с непередаваемым ехидством поприветствовала меня бабуля и усмехнулась. – Сколько не заходила, два месяца? Три?
   – Ба, ну дела у меня, что поделать. – Я развела руками и подошла, потом присела и с некоторым усилием взяла Фиру на руки. – Привет, пушистая!
   Зарывшись в густой мех носом, воспользовалась отсрочкой от серьезного разговора с родственницей. Коша тут же замурлыкала, обмякнув в моих руках, и я не удержала счастливой улыбки.
   – Ой, не надо врать, не настолько ты занята, – тут же отмела бабуля мои попытки оправдаться, и зашла в дом. – Боишься ко мне приезжать, что ли, Яра?
   Насмешка из ее голоса не исчезла, а мне стало стыдно – Ядвига раскусила меня на раз.
   – Ладно уж, не отвечай, и так знаю, – хмыкнула она. – Отпусти уже Фиру, пойдем пообщаемся.
   Когда ба так говорила, это значило – сиди и слушай, и возражать не смей. Эх, ладно, придется выслушать, что имела мне сказать хозяйка дома. Дом, надо сказать, внутри выглядел очень уютно: отделанный светлым золотистым деревом, с деревянной же мебелью, обтянутой натуральными тканями, настоящим камином в большой зале. Яда вообще предпочитала окружать себя всем натуральным, не любила синтетику и пластик. Поэтому посуда у нее тоже была из глины, фарфора и стекла. Мы присели на кухне за большой круглый стол, в удобные плетеные стулья с мягкими подушками на сиденьях. В приоткрытое окно залетал душистый сквознячок, принося с собой запахи цветов – бабуля разводила потрясающие цветники, причем время года и погода не влияли на них никак. Ядвига договаривалась с растениями и обеспечивала им нужный микроклимат в пределах своего сада, и все оставались довольными.
   – Твой любимый. – Ба налила мне из чайника заварку, и я учуяла знакомый аромат бергамота.
   – Спасибо. – Я искренне улыбнулась.
   Еще она расстаралась на оладушки и пирожки с маком – ну, точно, ждала меня. И судя по вкусняшкам, разговор предстоит серьезный. Фира тут же запрыгнула мне на колени, заставив негромко охнуть: все же десять кило живого веса – ощутимая тяжесть. Потопталась и кое-как свернулась, свесив лапы и хвост и блаженно зажмурившись.
   – Предательница, – добродушно проворчала ба, но при этом улыбнулась. И с ходу перешла к теме, подвинув мне розетку со сметаной. – Яр, когда свою заведешь? Сколько уже кошек мимо пропустила? – Яда строго глянула на меня. – Давно пора, между прочим.
   – Бабуль, ну куда мне кошку, она же помрет у меня с голоду. – Я вздохнула, отвела взгляд. – И ничего не пропустила, ко мне ни одна не подходила, они просто на улице сидели, обычные бездомные! – поспешно добавила в свое оправдание. – Ты же говорила, кошка меня сама найдет, вот я и жду, – предъявила бабуле ее же собственные слова.
   Яда не смутилась. Склонила голову к плечу, окинула меня внимательным взглядом, отпила глоток жасминового чая.
   – Чего ты боишься, Яра? – негромко спросила она. – Твои способности только возрастут, тебе все равно не избежать второй ступени инициации.
   Я повертела кружку, рассеянно почесала Фиру за ухом и ненадолго задумалась над вопросом бабули. Действительно, что меня пугает? Все чистокровные ведьмы проходят три ступени становления своих способностей, и каждая приносит новые знания, конечно. Но и новые печали… Я не хотела знать будущее, не хотела получать способность видеть судьбы людей. Боялась знать плохое о тех, с кем общалась каждый день. А вторая ступень несла именно это. Наверное, поэтому я избегала приближаться к кошкам: как только меня найдет мое животное, первыми придут вещие сны. Ну а потом и просто видения, полагаю, контролировать которые я научусь не скоро, даже под мудрым руководством бабушки.
   – Я не хочу знать, когда мои друзья умрут, – глухо отозвалась наконец я.
   Про свою судьбу могла быть спокойна: относительно близких родственников дар не работал, именно поэтому я нормально общалась с Ядой без опасения услышать пророчество или завуалированное предупреждение. Правда, иногда все же ба что-то чувствовала, но крайне редко, к моему облегчению.
   – Тебе придется научиться с этим жить, дорогая моя, и хватит бегать от судьбы, – довольно жестко ответила Ядвига. – Жди кошку в ближайшие дни. И да, у меня подарок для тебя. – Она поднялась и ненадолго скрылась в соседней комнате.
   А когда вернулась, держала в руке нечто, завернутое в черный бархат. Подозрительно похожее на колоду карт. Толстую такую колоду. Меня прошиб холодный пот, я уставилась на вещь, как на ядовитую змею. О нет, пожалуйста. Я не хочу брать их в руки!

Глава 3

   Я вскинула голову и прищурилась, изнутри поднялась волна раздражения. Фира недовольно дернула ухом с кисточкой, когда я перестала ее чесать, поддавшись эмоциям, и пришлось вернуться к прерванному занятию.
   – А когда мама с папой отдыхать уезжали, ты чувствовала, что они не вернутся? – тихо произнесла я, ударив по больному. – Знала, что могла их предупредить, и все равно отпустила?
   Ядвига выдержала мой взгляд и осталась спокойной.
   – Это плата, Яра, – ответила она ровно. – За все надо платить, в том числе и за наши способности. Я не знала, что Оксана пропадет в Южной Америке. Поверь, знала бы – обязательно предупредила, невзирая на последствия.
   Мы помолчали. Мне стало совестно, что я так грубо с бабушкой, она же мне добра желает, и, оттягивая неизбежное, я никому лучше не делаю. А вторая ступень инициации, возможно, поможет найти потерю Зои и неизвестного убийцу той девушки в Кенсингтонских садах. Вздохнув, взяла завернутые в бархат карты и не глядя сунула в сумку. Дома посмотрю. И буду ждать кошку…
   – Бабуль, я к тебе с вопросом на самом деле, – произнесла я через некоторое время, съев оладушек и запив чаем. – Ты же хорошо разбираешься в драгоценностях и артефактах, да? Сможешь по описанию хотя бы приблизительно сказать, знакомо тебе украшение или нет?
   – Попробую, – невозмутимо кивнула бабуля и потянулась за оладушкой. – Что за украшение?
   – Колье, предположительно с бриллиантами, белыми и черными, хранилось у фей в Риджентс-парке. У Ленни украли из сокровищницы, он дракончик Зои, – добавила я. – Черных бриллиантов три, по ее словам.
   – А, у этой вертихвостки, – со смешком прокомментировала Ядвига. – Неудивительно, у нее ветер в голове, и у ее звереныша тоже. Колье с черными и белыми бриллиантами? – Ведьма стала серьезной, глянула на меня с прищуром. – Знаю, о чем речь. «Глаз Брахмы», милочка, вот что у нее украли.
   Я напрягла память и тоже нахмурилась.
   – Подожди, это который «Орлов», что ли? Ну, проклятый черный бриллиант, да? Его же на три части разделили, и две пропали неизвестно куда? – Я вопросительно посмотрела на бабушку.
   – Ну почему же, известно, – открыто рассмеялась бабуля. – Наши подсуетились, вовремя изъяв камушек из людского мира. Тот, который у какой-то там голливудской актрисы, всего лишь искусная подделка, распознать которую могут немногие. Все подлинники собраны в колье, оно и хранилось у Зои, – пояснила Ядвига. – «Орлов» действительно проклят, его использовали в ритуалах, где требовалась добровольная жертва. Поэтому с ним так много самоубийств связано. Колье подбрасывали или дарили тем, кого намечали в жертву, и спокойно ждали результата. – Ведьма пожала плечами. – Ну, мы сочли, что такая вещь слишком опасна, и изъяли ее, отдав на хранение феям. Но никто не знал, куда колье спрятали. – Ядвига сдвинула брови к переносице. – И никто из наших не мог проговориться, точно.
   Таинственные «мы», о которых упомянула бабуля, – это негласный орган управления нелюдьми, что-то вроде совета, в который входили самые сильные представители каждой расы. В отличие от людей, они не ссорились, не боролись за власть и деньги – каждый уже занимал высокое положение среди своих и к большему не стремился, незачем. Собирался такой совет крайне редко, по действительно серьезным вопросам.
   – Ритуал, значит, – пробормотала я, углубившись в размышления. – А еще у этого колье есть какие-нибудь специфические свойства?
   – Против него могут выстоять только высшие нелюди, – негромко, веско произнесла ба, сверля меня пристальным взглядом. – Демоны, инкубы, суккубы. И полностью инициированные ведьмы. Ну и малый народец невосприимчив к проклятию «Глаза Брахмы». Нет, его применяли только для выполнения ритуалов.
   – Бабуль, а кто из участвовавших в том совете сейчас в Британии? – Я прищурилась, почуяв ниточку, в крови бодрящими пузырьками поднялся азарт.
   Подкину Мартину, пусть разговаривает с ними, он порадуется хоть какой-то зацепке – чисто в теории таинственный вор и убийца блондинки может быть одним лицом. Кровь тоже используется во множестве ритуалов… В том числе тех, где нужна добровольная жертва. А кто у нас по ритуалам? Тем более кровавым? Правильно, колдуны и некроманты. Эм, только у меня таких крутых и мрачных знакомств нет, бог миловал. Ну да ладно, дам Мартину сведения, пусть разбирается.
   – Я тебе скину на электронку список, – кивнула Ядвига, правильно поняв мой вопрос. – И держи меня в курсе, ладно? Что-то неспокойно у меня сердце с этой кражей. – Ведьма нахмурилась, рассеянно отхлебнув чая и цапнув еще один оладушек. – Предупрежу наших на всякий случай, новолуние скоро. – Бабуля покачала головой. – Ты осторожнее там будь, Яр. – Она покосилась на меня. – Слышала, вампиры на тебя зуб имеют?
   Как быстро слухи расходятся, однако.
   – А нечего было по пьяни Алку выпивать, – буркнула я, сразу помрачнев.
   Алла, моя хорошая знакомая, два года как перебралась в Лондон и работала в ресторанчике недалеко от моей квартиры, где я регулярно завтракала и обедала. Так вышло, что мы подружились. И когда узнала, что она попалась под горячую руку в каком-то клубе Майлзу… Буквально через пару дней пришло предложение устранить засранца, от его же сокланов. Конечно, я отказываться не стала, хотя обычно заказы на убийства не беру и в основном помогаю магией.
   – Ладно уж, но все равно аккуратнее. – Ядвига отставила чашку и потянулась. – Что еще интересного расскажешь?
   Я бросила на бабулю задумчивый взгляд. И решила пока молчать про демона. Мало ли что. Конечно, о правнуках бабуся не заикалась, как и о моей личной жизни, но мои любовники из людей ей не всегда нравились. Однако до мелких пакостей она не опускалась, так, иногда только роняла, что ведьме не пристало разменивать себя на всякий мусор.
   – Да все как обычно. – Я пожала плечами. – Работа, салон, мелкие просьбы.
   – Все так же спишь с тем адвокатом? – небрежно поинтересовалась Яда, и я обреченно поняла, что темы моей личной жизни не избежать.
   – Он меня устраивает, – невозмутимо ответила я.
   К моему удивлению, ба загадочно улыбнулась и посмотрела в окно.
   – Скоро перестанет, – уверенно ответила она, и я тут же насторожилась.
   – Эй, вот только не надо в мою жизнь лезть! – Я нахмурилась и выпрямилась, позабыв про Фиру на коленях.
   Она недовольно дернула ухом, нехотя спрыгнула с колен и устроилась на стуле рядом. Бабуля возмутительно весело рассмеялась.
   – Милая моя, как только случится инициация, твой рохля-любовник сразу перестанет тебя устраивать! – обрадовала она откровением, когда немного успокоилась. – Твои вкусы в отношении мужчин тоже поменяются, Ярочка, сама увидишь. – И ба подмигнула. – С рохлями и размазнями тебе станет скучно, дорогая моя, уж поверь старушке.
   Как же, старушка. Да помоложе некоторых будет, между прочим.
   – Ба, а почему ты с дедом не живешь? – спросила, решив воспользоваться благодушным настроением Ядвиги.
   Раньше этот вопрос побаивалась задавать, ведьма о папе моей мамы особо не распространялась, и я думала, здесь что-то слишком личное.
   – А! – Она беспечно махнула рукой. – Я к нему в гости приезжаю. Ему не нравится климат Британии, а я не люблю жару. Так что мы нашли компромисс – гостить друг у друга по нескольку месяцев. – Глаза бабушки на несколько мгновений заволоклись мечтательной дымкой. – Скоро опять поеду…
   Я знала, что дедушка живет где-то в районе Гавайских островов, и маленькой меня к нему несколько раз даже возили, хотя помню его не очень хорошо. И меня всегда занимал один вопрос.
   – А кто он все же, бабуль?
   У чистокровных ведьм всегда рождались девочки, и всегда тоже ведьмы – закон чистоты крови, и мне еще с юности мама, пока не пропала без вести в Южной Америке лет пятнадцать назад, всегда говорила, чтобы я помнила о безопасном сексе с людьми. Потому что чистокровные ведьмы рождались у нас только от нелюдей, причем высших: демонов или инкубов. Папа мой, например, из вторых был…
   – Мм, де-э-эмон, – томно протянула Ядвига, и я чуть не выплюнула обратно кусочек оладьи.
   Так, или я чего-то не понимаю, или бабуля малость того… влюбленная в дедушку. Никогда ее такой не видела! Черт, и тут демон, даже в родню затесался.
   – Я тебе отвечаю, Яр, лучший выбор, – авторитетно заявила ба, чем ухитрилась даже слегка смутить меня. – Такой темперамент, о-о-о… – Еще один мечтательный вздох, и я неожиданно разозлилась.
   – Да ну их в баню, твоих демонов, – буркнула и залпом допила почти остывший чай. – Мне и без них хватает развлечений. Все, бабуль, мне возвращаться надо, дела не ждут. – Я поднялась. – Жду список, хорошо?
   Ядвига тоже встала и кивнула.
   – Вышлю ближе к вечеру. – Она направилась к двери. – Не пропадай надолго, ладно? А то смотри, поехали со мной на Гавайи, дед давно на тебя посмотреть хочет, – усмехнулась ба. – Что выросло из нашей сумасшедшей ночи на…
   – Бабуль, давай без подробностей. – Я смешалась от откровенности ведьмы. – У меня фантазия богатая, знаешь ли.
   – Ой, тоже мне, невинная девица, – фыркнула Ядвига. – Путаешься с неумехами в постели, вот и обходишься только фантазией. А я то, о чем ты пока только думаешь, уже не по одному разу испробовала. – Тон бабули стал игривым, она обернулась и подмигнула. – С дедушкой, между прочим. А ведьме, чтоб ты знала, темперамент сдерживать нельзя, – назидательно добавила родственница и подняла палец. – Так, жду на эти выходные, будем жарить шашлыки и пить пиво. Возьми у Гарри бутыли четыре его темного эля, – в приказном порядке закончила Яда. – И никаких отмазок, Яра, поняла? – Она строго нахмурилась. – Еще Виолетта придет, так что устроим маленький девичник.
   Виолетта – дриада, лучшая бабулина подружка, сколько себя помню. Веселая смешливая тетка, охочая до развлечений, она жила в Лондоне, недалеко от Гайд-парка, и где-то здесь недалеко имела свой дом, как у бабушки. О-о-о, если придет Лета – всё, после выходных, чувствую, мне придется месяц восстанавливаться. И без приключений точно не обойдется. На что способны пьяные ведьма и дриада, я примерно представляла. Четыре кувшина лучшего эля Гарри Ядвиге вполне хватит, чтобы дойти до кондиции. Эх. Прощай, печень, называется. Ну ладно, повеселимся.
   – Хорошо, ба. – Я улыбнулась, чмокнула ее в щеку, помахала на прощанье Фире и пошла к машине.
   Время незаметно подошло к обеду, и, вернувшись в Лондон, я первым делом отправилась в ближайший ресторан. Потом забежала к Мартину.
   – Значится, так. – Я плюхнулась на стул, выдохнула и начала рассказывать, стараясь не перескакивать с пятого на десятое. – Март, случилось еще кое-что, и думаю, это как-то связано с убийством. У фей украли редкий артефакт, колье, которое заставляет владельца совершать самоубийство, о нем знали ограниченное количество нелюдей, я тебе вечером скину список. И кровь, которую забрали у девушки, вероятно, нужна для ритуала, – скороговоркой выпалила я. – Возможно, тут есть связь, – продолжила уже спокойнее. – Бабуля вечером скинет список тех, кто знает, что «Глаз Брахмы» хранился у нас, и кто живет сейчас в Британии. Насчет ритуала можно узнать у некромантов и колдунов, но у меня там знакомых нет.
   Март вынул неизменную сигару изо рта, пыхнул ароматным дымом и одобрительно наклонил голову.
   – Шустрая какая, – хмыкнул он. – Дельные мысли, а про колье интересно. Сможешь с нелюдьми поговорить? – Мартин вопросительно глянул на меня. – Я разрешение выпишу на всякий случай. Колдунов и некромантов беру на себя.
   Логично, меня, как ведьму, у нелюдей примут радушнее, это точно. Да и с бабулиными связями тоже проще склонить к диалогу тех же эльфов, например.
   – Договорились. – Я протянула руку. – Если что еще будет, звони.
   – Заходи завтра за разрешением. – Март осторожно пожал мои пальцы.
   – И вот еще. – Я вспомнила про демона и остановилась на пороге, помялась и все же продолжила: – Ты знаешь такого – Алекса Ружинского?
   – Ну, знаю, – степенно кивнул оборотень. – Наемник, несколько раз нам помогал в разного рода делах. А что?
   – Можешь скинуть на него сведения? – Я просительно посмотрела на Марта. – Очень надо, по дружбе, а?
   Густые брови шефа поднялись, он смерил меня задумчивым взглядом и так же задумчиво улыбнулся.
   – Понравился, что ли? Вы с ним знакомы?
   Я слегка помрачнела.
   – Можно сказать и так, – не стала вдаваться в подробности. – Просто хочу знать, что за фрукт. Скинешь, ладно?
   Мартин весело блеснул глазами, усмехнулся.
   – Ладно, удружу по старой памяти, – ответил он. – Что смогу, расскажу. Да, Яра, вчерашние твои выкрутасы я прикрыл, – флегматично добавил оборотень, снова став серьезным. – Тебе повезло, что наши все в курсе истории с Майлзом. Но постарайся не шуметь так больше, ладно?
   – Мм, ладно. – Я кивнула.
   Оправдываться перед Мартином не стала – что ему мои нелады с вампирами, он все равно больше, чем есть, не сделает. Что ж, в следующий раз попробую увести кровососов куда-нибудь подальше от города. И вообще, а не открыть ли мне сезон охоты?! Не хочется ходить по улицам с оглядкой.
   – Месть дело святое, – продолжил между тем Мартин. – Но ты вправе защищаться. Со всеми вытекающими последствиями, – негромко добавил он и бросил на меня выразительный взгляд.
   Ну очень прозрачный намек, да. Я поняла. Лишнее подтверждение, что, если вдруг я невзначай грохну и Джастина, никто особо рыдать над его прахом не будет. На этом мы попрощались – у меня еще оставались дела на сегодня. Завтра предстояло в салоне с клиентами встречаться, и надо заехать в мою лабораторию, захватить готовые зелья, порошки да мази и доготовить остальное. Да, я еще и занималась своим прямым ремеслом, исконно ведьмовским. И для своих, и для людей. И, хм, придется познакомиться с картами. Черт. Лабораторию я устроила в том же салоне, только в задних помещениях, окруженных, естественно, несколькими слоями защиты. Чтобы и запахи не проникали, и магия не ощущалась, ибо она порой была весьма специфическая и могла потревожить живущих поблизости.
   Остановившись у салона, поймала себя на том, что оглядываюсь в поисках хромированного монстра, и тут же сердито одернула себя. Яра, что за детский сад. Хватит думать о нем, и так слишком много внимания случайному знакомому. Не следит, и радуйся. Отбросив мысли о некоем лысом демоне, я зашла в салон и направилась в лабораторию. Всё, два часа меня ни для кого нет. Я даже телефон отключила и с удовольствием занялась любимым делом, погрузившись в волшебную атмосферу колбочек, реторт, змеевиков и зеленого пламени горелки. Закончив с последним на завтра заказом, антивозрастной мазью для одной состоятельной вдовы хорошо за сорок – обычного человека, я собрала все флакончики и баночки с микстурами и кремами, уложила их в отдельную корзинку и вышла обратно, довольная собой и выполненной работой. От использования магии чуть кружилась голова, но это скоро пройдет. Итак, теперь можно и домой, разбираться с картами.
   Однако, едва включив телефон, обнаружила три пропущенных вызова – от Колина. Ох. Его видеть пока не хотелось… Мелькнули воспоминания о словах бабули, что скоро мои вкусы изменятся, и я передернула плечами: ну уж нет. Расставаться с Колином не собираюсь. Он очень удобный все же, да и в постели весьма хорош. Просто несколько дней нам лучше отдохнуть друг от друга. Не хочу, чтобы он слишком привыкал ко мне. Перезванивать пока не стала. Но я недооценила моего любовника – свернув на улицу, в конце которой стоял мой дом, я резко затормозила, успев набросить на себя иллюзию. Проехала мимо, мрачно покосившись на крыльцо: там стоял Колин с букетом роз. Цветы я, конечно, люблю, причем всякие, не только розы, и люблю, когда мне их дарят. Но в данный конкретный момент я хотела не разборок, а отдохнуть от насыщенных последних дней в тишине своей уютной квартиры. Остановившись недалеко, мрачно вздохнула, положила руки на руль и уставилась на Колина в зеркало заднего вида. И что мне с ним делать? Пустить все-таки к себе и провести ночь с ним? Словно в ответ на мои нерадостные размышления, заиграл телефон. Отвечать я не торопилась…
   Когда в стекло раздался стук, я чуть не подскочила от неожиданности, поскольку увлеклась гипнотизированием трубки и размышлением, взять ее или не взять. Подняв взгляд, уперлась в наглую ухмылку и черные очки на слишком знакомом лице, и чуть не выругалась. Вот еще Алекса до кучи не хватало, а! Он же наклонил голову, посмотрел на меня поверх очков, выразительно так, и жестом показал, чтобы я опустила стекло. Не, можно, конечно, сейчас завести машину и устроить второй раунд гонок по Лондону, уже с демоном, но, боюсь, этого мне Март точно не простит. Поэтому я молча нажала кнопку.
   – Пиво пить пойдем? – как ни в чем не бывало осведомился Алекс. – Или тебе больше по душе общество того типа с букетом?
   В последних словах слышалась отчетливая насмешка. За Колина стало немного обидно, он все же неплохой человек и не заслуживает подобного отношения.
   – Знаешь, вот сейчас думаю, что да, – заявила я и открыла дверь, чтобы выйти из машины.
   Лучше проведу этот вечер с Колином, чем с приставучим демоном. Но его следующие слова заставили меня крепко задуматься о правильности выбора.
   – Я-а-ар, или сама идешь ножками, или понесу на плече.
   И голос такой спокойный, уверенный, что сомнений не осталось – так и сделает. Алекс твердо намерен провести этот вечер в моем обществе, невзирая на то, хочу ли этого я. Упрямый наглец! Бросила последний взгляд на Колина, потом развернулась и глянула на Ружинского.
   – Тебе не приходит в голову, что я не жажду находиться в твоем обществе? – сухо осведомилась я. – Или ты всегда такой нахальный с женщинами?
   – С теми, которые мне нравятся, да, – последовал спокойный ответ, и демон улыбнулся шире. – Кроме всего прочего, если бы ты на самом деле не хотела, то давно уже подошла бы к своему человеку, а не сидела в машине и слушала, как он тебе звонит.
   Наблюдательный, гад.
   – Так что, подводя итог, из нас двоих с ним ты хочешь быть меньше, чем со мной, – закончил Алекс мысль и засунул руки в карманы джинсов. – Идем?
   Раскусил, демон чертов. Где-то ну очень глубоко в душе желания выслушивать рассуждения Колина о том, почему бы мне не переехать к нему, не возникало. Выпить пива с Ружинским… Я тряхнула головой и решительно шагнула к нему. Ладно, метлу мне в зад… Кхм, короче, все равно я должна ему за спасение от вампиров, может, узнаю, зачем он следил за мной.
   – Хорошо, идем. – Я непринужденно улыбнулась, захватила из машины сумку и закрыла дверь. – Здесь как раз недалеко отличный паб есть, там неплохое пиво и эль наливают.
   Дошли мы быстро, паб находился на Куинсвэй, уютный и приятный, и к моему облегчению любимый столик в углу оказался свободен. Туда я и направилась.
   – Светлое пшеничное, правильно? – с ходу огорошил Алекс очередными знаниями о моей скромной персоне.
   Я кивнула, прищурилась и негромко произнесла:
   – Правильно, и я жду объяснений твоей потрясающей осведомленности обо мне.
   Алекс одарил меня многозначительной улыбкой и хитрым взглядом, наклонился, опершись на стол, так, что мне пришлось откинуться назад – очень уж близко оказалось его лицо.
   – Смотря как попросишь, Яра, – обронил он, выпрямился и направился к стойке.
   Я моргнула, уставившись ему вслед. Это вот что сейчас было?! Думает, я поведусь на эту банальную разводку? Ха. Хмыкнув, я откинулась на спинку стула, наблюдая, как Алекс покупает за стойкой нам пиво. Сам он предпочел красный эль «Килкенни». Спустя пару минут мой неожиданный спутник вернулся за столик, поставил передо мной запотевшую кружку и поднял свою.
   – Ну, за встречу, – предложил демон тост.
   Склонив голову, коснулась его кружки, отпила прохладного пива и повторила свой вопрос:
   – Так что насчет твоего интереса ко мне? С чего вдруг, и такой пристальный?
   – Расскажу, но позже. – Ружинский усмехнулся и подмигнул.
   Дальше продолжить беседу мне не удалось – мелодично звякнул колокольчик, впуская очередных посетителей, и я чуть не выплюнула пиво обратно. Джастин, осиновый кол ему в зад! Я напряглась, подалась вперед, сверля взглядом вампира. Алекс же, заметив мою, мягко говоря, странную реакцию, оглянулся. Потом, не говоря ни слова, встал и направился к Джастину, уже увидевшему меня – на его физиономии появилась предвкушающая ухмылочка. Однако Алекс заступил ему дорогу и крепко ухватил вампира за локоть. До меня донеслись всего несколько слов, сказанных хоть и негромко, но веско:
   – Пойдем выйдем.
   Кровосос мявкнуть не успел, как его практически вынесли на улицу.

   Алекс был слегка раздражен, что ему собрались помешать провести вечер в приятной компании, и кто – упрямый недоумок-клыкастик! Решил сам заняться местью, раз наемник ему отказал. Дурак, еще не понял, что ведьму лучше не трогать? Бабушка Ярины ему яйца оторвет и в глотку забьет за любимую внучку. Так-то она не вмешивалась в жизнь младшей ведьмы, но в обиду, если что, не даст. И это знали почти все в Лондоне. Джастин или оказался в числе несведущих, или решил, что Ядвига Борисовна ему не указ. Зарвался, кровосос.
   – Значит, так, – произнес Алекс, вытолкав Джастина на улицу, и упер палец ему в грудь. – Сунешься к ней еще раз, от тебя одни воспоминания останутся, – веско произнес демон, глядя в красноватые глаза вампира. – Уяснил?
   – Это наши с ведьмой дела!.. – попробовал вякнуть старший Лесли, но договорить не успел.
   Ружинский схватил его за отвороты дорогой замшевой куртки и чувствительно приложил о стену – естественно, прохожие ничего не замечали, демон побеспокоился, чтобы им не помешали.
   – Ваши с Елагиной дела закончились, ты меня понял? – тем же весомым голосом произнес Алекс, и в его карих глазах вспыхнул и медленно закрутился огненный завиток. – Увижу, что ты сам или кто-то из твоих дружков ошиваетесь поблизости от нее, рассвета дожидаться не буду, спалю. – Он отвел руку, на которой стремительно выросли когти, и вокруг них заплясали маленькие язычки пламени. – Так понятнее, кр-р-р-ровосос?
   В голосе Алекса проскользнули рычащие нотки, зрачок вытянулся в нитку, а из-под верхней губы проступили клыки, пока еще небольшие. Вампир начинал его раздражать. Джастин шарахнулся от Изначального пламени, способного испепелить его так же верно, как солнечные лучи, и поспешно закивал.
   – Д-да, понятнее, – натужно произнес он, не сводя взгляда с конечности демона.
   – Больше предупреждать не буду, – напоследок заявил Алекс и отпустил Джастина, тряхнув рукой, с которой посыпались искры.
   Когти втянулись, и пламя пропало. Отступив на шаг, наемник провел ладонью по гладкой голове, проследил, как Лесли и парочка его дружков, ждавших около роскошной тачки, садятся и уезжают, и удовлетворенно кивнул. А вот теперь можно вернуться и к ведьме. На губах Алекса появилась усмешка, едва он посмотрел в окно и нашел взглядом сидевшую за дальним столиком Елагину – смесь любопытства, удивления и легкого недовольства на ее красивом лице несказанно его порадовала. Открыв дверь, он вернулся в паб.

   Я отметила, как Алекс накинул на них с Джастином иллюзию, и любопытство взвыло дурным голосом – мне жутко хотелось узнать, о чем же они разговаривали. То, что демон решил вдруг заступиться за меня, приятно удивило, признаюсь. Не ожидала. И вдвойне интереснее стало, как же он вышел на меня. Не сомневаюсь, заказ какой-нибудь. Но какой?! Кому и что понадобилось сделать со мной, что пришлось привлекать демона-наемника? Я проследила взглядом, как он вошел, сел за столик. Отпила пива и требовательно спросила:
   – И что это было?
   – Не люблю, когда мешают. – Алекс пожал плечами и непринужденно улыбнулся. – Давай лучше о приятном, забудь о вампирах.
   О как.
   – Решил в благородного рыцаря поиграть? – не удержалась я от ехидного замечания – ну не верила в доброту демона, хоть убей! – Или боишься, что перебьют заказ?
   Брови Алекса поднялись, он одарил меня снисходительным взглядом.
   – Яр, какой заказ, ты о чем?
   – Дуру только из меня не делай. – Я прищурилась. – Я знаю, что ты наемник. И наблюдал за мной возле участка и салона. Скажешь, случайно?
   – Не скажу. – Он тихо рассмеялся, в его темных глазах мелькнули искры. – Нет, не случайно. Я наблюдал за тобой.
   – Зачем? – продолжила я допрос.
   – Захотел познакомиться поближе, – последовал невозмутимый ответ.
   Полагаю, снова пытаться узнать – зачем, бесполезно.
   – Познакомился? – кратко спросила я другое.
   – Еще нет, – доверительным тоном произнес демон, опершись локтем на стол и подавшись вперед. – Но в скором времени планирую исправить это досадное упущение.
   Я рассмеялась, самоуверенность Алекса забавляла.
   – Даже невзирая на мое нежелание продолжать с тобой общение? – Признаться, даже стало интересно, что он будет делать дальше. Например, когда я допью пиво, встану и уйду. В самом деле, не потащит же на плече к себе…
   – Ну, тогда бы ты сразу пошла домой, – снова проявил проницательность Алекс. – А не сидела в машине, раздумывая, что делать дальше.
   Ладно, уел. Возразить действительно нечего. Я заглянула в кружку, сделала еще глоток.
   – Как тебя в Лондон занесло? – поинтересовался Ружинский. – Ты же вроде и в России неплохо жила?
   – А в досье не читал? – вырвалось чуть резче, чем надо.
   Больная тема, переезд на Туманный Альбион.
   – Все знать неинтересно, тогда разговаривать будет не о чем. – Алекса, казалось, мой ответ ничуть не задел. – Но если не хочешь говорить, можем сменить тему…
   Понятия не имею, почему я все-таки ответила. Хотя о личном с почти незнакомыми, да еще и мужчинами, не разговаривала.
   – Мама с папой не вернулись из очередного путешествия, и бабушка предложила мне переехать к ней в Лондон, – кратко обрисовала я причину. – С тех пор и живу здесь.
   – Понятно. Прости, – отозвался Алекс.
   Мы помолчали, я стерла воду с кружки. Чуть-чуть напрягала тишина, я не знала, что у него спросить, не желая показывать интереса, а спросить хотелось – например, почему он сам уехал из России, как наемником стал? Почему-то с другими мужчинами поддерживать непринужденный разговор ни о чем получалось легко. Я без проблем знакомилась и заводила романы и так же без особой грусти расставалась. Сейчас… Черт. Давненько не ощущала неловкости в обществе мужчины, новое для меня чувство.
   – Яр, а что за история с инкубом? – Неожиданный вопрос Алекса заставил меня вздрогнуть. – С вампиром ясно, он твою подругу грохнул. А бедного Дэнни за что обидела?
   Настроение у меня разом подскочило, как вспомнила недавнюю историю. Мне нравилось время от времени ставить на место самоуверенных мужиков.
   – Если бы Дэнни в плановом порядке решил познакомиться и поухаживать, я, может, и закрутила бы с ним роман, – лениво ответила я, бросив на Алекса косой взгляд. – Но птичка на хвосте донесла, что он поспорил со своими дружками, будто справится с ведьмой и без всякой магии, свойственной инкубам. А я не люблю, когда со мной играют. – Посмотрела в глаза демону, надеюсь, он внял толстому намеку.
   Он же медленно улыбнулся, подпер ладонью подбородок.
   – И сколько ты подняла тогда? – безошибочно угадал Алекс мои дальнейшие действия.
   На самом деле это Гарри, конечно, рассказал про моментально появившийся тотализатор «ведьма Ярина vs инкуб Дэниел». Я знатно повеселилась тогда, сделав вид, что повелась на ухаживания соблазнителя. А когда он привел всю такую томную меня к себе в гости, планируя уложить в постель и уже подсчитывая, наверное, сколько выиграет, с милой улыбкой сообщила, что, к сожалению, уже имею любовника, который меня устраивает во всех отношениях, и в данный конкретный момент он ждет меня на романтический ужин. Развернулась и спокойно пошла к Гарри забирать свой выигрыш.
   – Пару тысяч фунтов, – невозмутимо сообщила, насладившись мелькнувшим на лице демона удивлением.
   – Это тебя так плохо знали или так сильно верили в инкуба? – уточнил Алекс весело.
   Я хмыкнула, почувствовав гордость за себя.
   – Это я так хорошо играла, – со снисходительной улыбкой сообщила я. – Дэнни вокруг меня две недели козликом скакал, а я глазками хлопала и приводила тысячу причин, по которым не могу пойти к нему в гости вот прямо сегодня вечером. Конечно, ставки росли.
   Алекс весело расхохотался, да так заразительно, что даже меня смех пробрал. Да, бабуля тоже веселилась, когда узнала об этой истории.
   – С тех пор милашка Дэнни слегка обижен на меня и не теряет надежды реабилитироваться, – все еще хихикая, добавила я окончание истории.
   – Ну а с Колином что? – в лоб спросил Ружинский.
   – Ты всегда такой прямолинейный, а? – Я смерила его взглядом. – Какое тебе дело до моей личной жизни?
   – Сама как думаешь? – усмехнулся Алекс и в три глотка допил эль. – Пытаюсь узнать о потенциальных конкурентах.
   Ну ни фига себе заявочка. Я тоже допила пиво, прищурилась и наклонилась к нему.
   – Даже не пытайся, – с ласковой улыбкой ответила и отодвинула пустую кружку. – Я сама выбираю мужчин, Алекс.
   – Еще? – Он глазами показал на кружку.
   – Давай, – решительно кивнула я.
   Выжду еще полчасика, чтобы наверняка, и пойду уже домой. Хотя разговор с Алексом выходил занятный… Когда он пришел с заказом, к теме моей личной жизни мы не вернулись, к моему облегчению. Теперь уже спрашивала я.
   – А тебя как в Лондон занесло? – небрежно поинтересовалась я, глянув на Алекса.
   – Друг пригласил сначала дело одно для него сделать, ну а потом как-то так вышло, что остался насовсем. – Демон пожал плечами. – Работа и тут есть, так что жизнью доволен.
   Дальше незаметно получилось, что беседа перешла на его дела, на мои – без имен, конечно, тайну клиента мы соблюдали. Потом немного поспорили насчет малого народца: демон не особо любил исконных обитателей Британии, его раздражала их легкомысленность и склонность к шалостям. Ну и специфическое чувство юмора. Обсудили путешествия – Алекс немало поездил по миру, как выяснилось, и я сама не заметила, как время подобралось к полуночи, а передо мной стояла уже четвертая, кажется, пинта пива. В голове появилась легкость, хотя до настоящего опьянения еще не дошло, и зазвонил тревожный звоночек – Алекс как-то слишком уж пристально смотрел на меня и придвинулся совсем близко. Посидеть, поболтать о всяком за кружкой пива – это легко, однако дальше пускать Алекса не собиралась. Я, между прочим, до сих пор так и не знаю, что у него за намерения относительно меня и кто ему заказал мою скромную персону. Допив последний глоток, я отставила кружку и решительно поднялась.
   – Ладно, спасибо за вечер, мне пора, – заявила я. – Завтра работы много.
   Кроме салона еще ждал список от бабули и, возможно, поездка к некоторым фигурантам из того списка.
   – Я провожу, – тоном, не допускающим возражений, ответил Алекс и тоже встал.
   Помня его заявление о закидывании на плечо, благоразумно не стала возражать. Все же в пабе еще достаточно народу сидело, и некоторые из них не люди. Иллюзия невидимости могла обмануть не всех. Мы вышли на свежий воздух и неторопливо направились в сторону моего дома.
   – Но я так и не понял, у тебя насколько все серьезно с Колином? – Зря я думала, что Ружинский так легко оставит интересную ему тему.
   – Он меня во многом устраивает, – кратко ответила я, не желая портить замечательный вечер руганью и возмущением, что он лезет не в свое дело.
   Тут действительно проще удовлетворить любопытство Алекса, чем промолчать. Да и в моих же интересах убедить демона, что ему ничего не светит. Меньше проблем потом будет.
   – А зачем тогда в машине сидела? – не отставал Алекс.
   – Иногда Колин проявляет… излишнюю настойчивость, – немного резко ответила я и добавила: – Давай больше не будем о Колине.
   – Хорошо, – снова подозрительно легко согласился Алекс. – Есть планы на завтрашний вечер? – тут же с места в карьер взял Ружинский.
   Я остановилась и посмотрела на него.
   – Алекс, не стоит. – Все же постаралась быть вежливой и не грубить.
   – Почему? – прямо спросил он, а в следующий момент, не дав мне ничего ответить, шагнул вплотную, пробормотав: – Да к черту.
   Я оказалась не готова к тому, что меня самым наглым образом обнимут, прижмут спиной к стене и крепко поцелуют. Настойчиво и властно, так, что не отказаться, не оттолкнуть и не остаться равнодушной. Что-то внутри откликнулось, опалило чувственной вспышкой, потянулось навстречу, и прежде чем смогла сообразить, что вообще происходит, подалась вперед и ответила. Правда, сначала чувствительно прикусила наглую губу, посмевшую без моего разрешения позволить себе такие вольности, и немедленно получила за вредность. Пальцы Алекса зарылись в мои волосы на затылке, сжали пряди и слегка оттянули, заставив выгнуться навстречу, язык решительно проник в рот, и мой протестующий возглас так и остался невысказанным. На меня как права заявляли, не давая возможности вздохнуть, и последние остатки упрямства превратились в пепел под горячим ветром желания, взметнувшимся из глубины души. Не знаю, сколько длилось это сумасшествие, от которого у меня все волоски встали дыбом и сердце зашлось в сумасшедшем ритме. Алекс отпустил меня только тогда, когда я окончательно расслабилась, признав поражение. Временное, очень надеюсь. Опускаться до вульгарной пощечины не стала, но моментально уперлась ладонями ему в грудь, как только получила возможность говорить. Обнимать меня Ружинский не перестал, и моя спина по-прежнему прижималась к стене.
   – Ты так и не сказал, зачем следил за мной, – чуть хриплым голосом произнесла я, будто ничего и не случилось.
   Хотя тяжелое дыхание выдавало с головой. Но черта с два я буду млеть всего от одного поцелуя, тем более когда меня не спрашивали, хочу или нет целоваться с демоном посреди улицы!
   – Приедем ко мне, расскажу. – Ох, совершенно неожиданно от низких, рокочущих ноток в голосе Алекса у меня коленки подогнулись.
   Какой, однако, сексуальный голос, кто бы мог подумать! На свою беду я посмотрела ему в глаза… и пропала в завораживающей бездне цвета пережаренного кофе. Там медленно кружились в хороводе огненные всполохи, утягивая за собой и отключая разумную часть сознания. Каким-то непостижимым образом меня тянуло к демону, и обрывки мыслей оформились в единственную, но четкую и однозначную: я его хочу. Пусть хотя бы на одну ночь, но хочу. Больше, боюсь, будет для меня слишком опасно… Я не была бы ведьмой, если бы так сразу сдалась на милость инстинктов, и потому упрямо и насмешливо ответила:
   – Ты так уверен, что после одного поцелуя я все брошу и пойду с тобой? Однако…
   И снова я не договорила. Второй поцелуй смял губы, стал жестче, грубее, и что удивительно, завелась я от него гораздо сильнее, чем от предыдущего. Низ живота моментально скрутило в узел, кости расплавились, а между ног знакомо заныло. Алекс впился в мой рот, будто душу хотел выпить, перехватил руки, и они оказались за спиной, а я – в совершенно беспомощном положении. Еще несколько упоительных мгновений я находилась где-то не в этом мире, позабыв и про гордость, и про характер – целовался Ружинский, надо признать, качественно, с гарантированной отключкой способности здраво мыслить. Интересно, он со всеми женщинами такой… напористый или я удостоилась особой чести?..
   – Угроза насчет плеча остается в силе, – выдохнул он мне на ухо, оставив наконец в покое мои дрожащие и горящие от всплеска страсти губы. Жаркое дыхание, обжегшее шею, вызвало приступ головокружения. – Машина недалеко стоит. – Алекс бесстыдно прижался к моим бедрам, дав почувствовать силу его желания.
   Поскольку на мне были джинсы, я оценила и невольно вспомнила слова бабули, отчего лицо вспыхнуло от стремительно прилившей крови. Ч-черт, я не рассчитывала на такое быстрое развитие событий!
   – Ярка, мы же оба этого хотим, что за детский сад? – с хрипловатым смешком произнес Алекс, и так чувственно у него вышло, что я беззвучно охнула от могучего всплеска страсти, испарившего кровь.
   Одежда стала тесной и неудобной, и то, с какой небрежной нежностью Алекс обозвал меня, вызвало новую волну бодрящих эмоций, от которых напрягшиеся нервы чуть ли не искрили. Действительно, демон прав. Ломаюсь, будто у меня никогда не было случайного секса после первой же встречи. Был, и не раз. И в некоторых случаях я даже оставалась довольна. Вопрос верности Колину не волновал вообще, ибо жили мы раздельно, и нас связывал только секс, больше никаких обязательств. Но если узнаю, что затащить меня в постель и было заданием Алекса… Я не знаю, что с ним сделаю, и бабулю подключу – месть дело благородное.
   – Лучше бы твое желание имело естественные причины, а не подкреплялось авансом и последующей круглой суммой на счету, Сашка, – шепнула я в ответ, подавшись вперед, и несильно прикусила мочку Алекса.
   Он фыркнул мне в ухо, отпустил руки и отошел, но только затем, чтобы ухватить ладонь и потянуть за собой.
   – Я не соблазняю женщин за деньги, – весело известил Ружинский и подмигнул. – Не мой профиль, знаешь ли.
   До его машины, темно-фиолетового «ситроена», мы почти бежали, и меня то и дело пробивало на нездоровый смех. Как студенты, честное слово. Тем не менее дверь мне Алекс все же открыл. Едва я устроилась на сиденье, он одним гибким движением скользнул на водительское место, и я мявкнуть не успела, как снова оказалась прижата сильным телом, на сей раз к сиденью. Очередной сумасшедший, жаркий поцелуй выбил все мысли из головы, я и не заметила, как мои руки оказались на плечах Алекса, прижимая ближе, а его ладонь проникла под пояс джинсов. Только почувствовав горячее прикосновение пальцев к пояснице, от которого по коже стрельнуло во все стороны острыми иголочками удовольствия, осознала, что, кажется, у кого-то терпение совсем на исходе. И судя по тому, как приглашающе изогнулось мое тело без всякого контроля с моей стороны, таких в салоне двое…
   – Знаешь, вот экстремального секса в машине у меня еще не было, – хрипнула я, с некоторым трудом заставив Алекса дать мне возможность говорить. – А у тебя салон маленький и неудобный. Может, все же до постели доберемся?
   Не сумела сдержать ехидные нотки, ну очень уж хотелось хоть как-то поддеть Ружинского. Где-то на самой границе сознания теплилось опасение, что из нас двоих лучше контролирует ситуацию он, а не я, и данный факт слегка напрягал. Ровно до того момента, как меня в очередной раз не награждали поцелуем. Черт, в самом деле опасный тип.
   – Доберемся, – уверенно заявил Алекс, и его ладонь совершенно неожиданно провела по моей щеке медленно и нежно, вопреки тому огненному урагану, который я видела в его взгляде.
   После чего он отстранился, завел машину, и через несколько мгновений мы неслись по ночным улицам Лондона, а я могла думать только о том, как же прозорливо утром надела любимый кружевной комплектик. Кстати, черного цвета. Интересно, Алекс заметит или, как большинство мужиков, проигнорирует, что надето на женщине, в стремлении добраться наконец до желанного тела?..

Глава 4

   Я не успела спросить, куда именно меня везут: минут через десять лихой езды Алекс свернул на тихую улочку с двумя рядами аккуратных домиков, и я поняла, что мы уже не совсем в центре, хотя и не покинули еще Лондон. Да какая, в конце концов, разница где, взбудораженные эмоции не давали сосредоточиться ни на чем, кроме жарко пульсировавшего в теле желания, отдававшегося в висках барабанным стуком крови. Усидеть спокойно становилось с каждым мгновением сложнее, как и не коситься на профиль Алекса. Сплошь неприличные мысли тревожили фантазию, пустившуюся во все тяжкие, я превратилась в сгусток напряжения, который тронь – сыпанет искрами, как оголенный провод.
   «Ситроен» остановился перед одним из домов, мне снова любезно распахнули дверь, и едва я вышла, меня в буквальном смысле распластали на капоте, пришпилив руки к теплому гладкому металлу. А колено самым наглым образом настойчиво раздвинуло мои ноги…
   – Эй!.. – возмутилась я, а у самой сердце подскочило к самому горлу, сбивая и так неровное дыхание. – С-с-сашка!.. – прошипела почти в губы демону, и это последнее слово, которое мне удалось выговорить.
   Поцелуй вышел неожиданно для меня нежным и аккуратным, Алекс погладил мои запястья, пощекотал середины ладоней, и я длинно выдохнула, позабыв про возмущение. Эмоции опять качнулись в сторону удовольствия, мой случайный – или нет? – соблазнитель обнаружил одно из моих слабых мест. Язык демона между тем погладил мои губы, и они послушно раскрылись, позволив ему проникнуть внутрь. Наши пальцы переплелись, я слегка выгнулась, отдавшись на волю ощущений, сознание поплыло, и стало все равно, что лежу на машине посреди улицы. Прерывать поцелуй не хотелось, хотелось наслаждаться им дальше, делить одно дыхание на двоих, плавясь в жарком мареве желания. Черт возьми, любовников, от которых у меня настолько отказывали тормоза уже при первых поцелуях, можно перечесть по пальцам одной руки. И Колин к ним не относится… Я вообще крайне редко теряла голову от страсти так, чтобы страдать еще и провалами памяти. Как мы оказались в доме Алекса, не расскажу и под дулом пистолета, реальность сузилась до его губ, рук, гладивших мои плечи, спину, поясницу и то, что ниже. Когда он успел открыть дверь, при этом не отпуская меня ни на минуту, тоже осталось загадкой.
   Это было сумасшествие, сладкое и опасное, но такое притягательное. Невозможно сопротивляться. Моя рубашка осталась где-то на первом этаже, по пути к лестнице. На ступеньках – футболка Алекса и его куртка. Мои губы уже болели, сердце отбило все ребра, и от прилива дикого желания мышцы ломило, а белье стало тесным и неудобным. Путь наверх я проделала, крепко вцепившись в Алекса и обвив его ногами – демон, легко подхватив меня за попку, без труда удерживал, при этом ухитрившись зубами стянуть кружево с груди. Горячие губы обхватили напряженную вершинку, язык обвел горошину, изнывавшую в ожидании ласки. Вспышка острого наслаждения опалила, вырвав у меня короткий стон, и я зажмурилась, подавшись навстречу умелому рту. Наверняка к утру на смуглой коже демона останутся следы от моих ногтей… Да плевать. Очень скоро соски стали болезненно чувствительными, захотелось немедленно избавиться от белья, раздражавшего и без того нежную кожу. А тут еще Алекс подлил масла в пожар, полыхавший в теле, легонько прикусив твердый шарик и тут же приласкав языком.
   Я зашипела, захлебнувшись в волне ощущений, и в следующий момент оказалась сидящей на перилах. Понять или спросить, что происходит, не успела – Алекс, слегка отстранившись, не стал утруждать себя возней с застежкой, поддел спереди бюстик удлинившимся когтем, и я только услышала тихий треск. Белье оказалось безнадежно испорченным, а кто-то слишком нетерпеливый с довольной физиономией небрежно сдернул с меня остатки и отбросил в сторону.
   – А поаккуратнее?! – возмутилась я, проводив глазами кусочек черного кружева.
   – Новое куплю, – отмахнулся Алекс и понес меня дальше, по пути занявшись второй грудью.
   Ох… Все мысли о белье вылетели из головы, я вновь окунулась в восхитительные переживания, волнами прокатывавшиеся по телу. Еще одна дверь, которую Ружинский открыл пинком, меня поставили на пол, одарив еще одним долгим, нетерпеливым поцелуем. От ощущения его обнаженного торса, к которому я прижималась, по коже гуляли колкие мурашки, и стоило больших трудов ненадолго отстраниться, чтобы избавиться от остальной одежды. Негромкий звук расстегнутой «молнии», и губы Алекса скользят вниз по моему животу, а ладони сдергивают джинсы вместе с трусиками. Его дыхание защекотало уже влажную от пота кожу, я вздрогнула, неслышно всхлипнув, и от низа живота стремительно расползлись обжигающие змейки удовольствия. А потом меня попросту опрокинули на кровать, и я выпала из жизни, оставшись наедине с чистым удовольствием. Оно взрывалось гейзерами от нежных поцелуев, горячих прикосновений, растекалось по телу искрящимся шампанским, лишая дыхания и унося за грань реальности. Мне казалось, время остановилось, хотя на самом деле его прошло не так уж много – терпения Алекса надолго не хватило, а мое напряжение было слишком велико, чтобы довольствоваться одними ласками. Да и много мне не требовалось: едва пальцы Ружинского скользнули вниз, туда, где все изнывало в ожидании прикосновений, я с готовностью подалась навстречу, вцепившись в покрывало – мы его даже не стали убирать, не до того было.
   Тело пронзил разряд удовольствия, я выгнулась, длинно застонав, и Алекс поймал мой стон, заглушив поцелуем, и нежно погладил меня, а потом я ощутила его пальцы внутри. Я пожалела, что у него нет волос, в которые можно вцепиться и так выразить всю глубину эмоций, охвативших меня. Мои ладони стремительно скользнули по его спине, я дернулась и зашипела от откровенной ласки, впившись ногтями в крепкие ягодицы несносного демона. Он рыкнул от неожиданности, а я, воспользовавшись его секундным замешательством, изловчилась и перевернула Алекса на спину, прижав плечи к кровати. Уперлась в него ладонями, коварно улыбнулась и нагнулась к самому лицу Ружинского.
   – Так что там насчет твоего задания? – мурлыкнула и почти легла на Алекса, провокационно потершись об него.
   Меня одарили очередным низким рыком, демон резко сел, и его ладони обхватили мою попку, не давая пошевелиться.
   – Плохо просишь, Ярочка, – хрипло отозвался он, приподнял меня и плавно опустил.
   – О-о-о… – вырвалось у меня томно, я запрокинула голову, ловя ртом воздух.
   Он был как под меня сделан, честное слово, заполнил до самого конца и, еще не двигаясь, уже подарил восхитительные мгновения. А уж когда начал, сначала неторопливо, словно дразня, и постепенно ускоряясь, я потерялась в могучем вихре удовольствия, чувствуя удивительное единение. Я ощущала Алекса каждой клеточкой, отмечала, как чутко он реагирует на малейшее мое прикосновение к нему, особенно в верхней части спины, чуть ниже шеи. Ага, мелькнул отголосок радостной мысли, в следующий раз воспользуемся… Эм, про следующий раз подумаю позже, будет ли он вообще. Потом я снова оказалась на спине, и мои ноги – на плечах Алекса, и лавина наслаждения накрыла с головой, отключив сознание и оставив одни дремучие инстинкты. В такой позе ощущения были особенно яркими, мои пальцы скользили по крепким мышцам этого великолепного тела, дарящего мне столько волшебных переживаний, прижимая ближе, и перед глазами засверкали звезды, приближая к сладкому мигу освобождения. Еще несколько резких, сильных толчков, и я рассыпалась на миллионы осколков, внутри со звоном лопнула напряженная струна, осыпав золотистой пыльцой удовольствия. Я закричала, зажмурившись, впитывая всем существом восхитительные мгновения, и когда краем уха услышала низкий, вибрирующий ответный стон Алекса, меня накрыло снова. Ух. Вот это, черт возьми, улетный секс, да уж…
   Вообще, обычно после таких приключений я ехала к себе домой, вызывала такси, если без машины, ну или на своей. Собственно, немного придя в себя и вернувшись в реальность, собиралась так же поступить и на этот раз. Тем более еще ждали письма от бабули со списком и досье на Ружинского от Мартина. Развлечения развлечениями, но затягивать не стоит. Однако я не учла, что у Сашки может быть другое мнение на мой счет…
   – Куда? – обронил он, едва я пошевелилась и попыталась встать – рука Алекса обнимала меня за плечи, прижимая к его телу, и я поймала себя на желании положить ладонь на грудь демону.
   Послушать, как бьется его сердце… Ярка, неправильные мысли и опасные. Не надо тебе сейчас никаких лишних проблем в виде одного настойчивого демона!
   – Домой, – честно ответила я, осторожно покосившись на невозмутимого Алекса, разглядывавшего потолок.
   Он повернул голову, поднял брови и улыбнулся уголком губ, снисходительно так, чуть насмешливо.
   – Зачем? – последовал следующий краткий вопрос.
   – Спать. – Я нахмурилась, попробовала приподняться, но меня уложили обратно, еще и к плечу прижали.
   – Спи здесь, – изрек этот невозможный мужчина и для верности обнял второй рукой, почти уложив на себя.
   – Сашка, пусти! – возмутилась я и даже попыталась высвободиться – впрочем, безуспешно. – Повеселились, и хватит!..
   – Я-а-ар, – зевнув, протяжно отозвался Алекс, перевернулся на бок и уткнулся мне в волосы. – Не буянь, спи уже. Утром поговорим… – Последние слова прозвучали приглушенно и сонно.
   Выбраться из крепких рук демона не представлялось возможным, а оказавшись вдруг так близко в постели с едва знакомым мужчиной, который после первого секса не желал меня никуда отпускать, я разволновалась не на шутку. Обычно меня отпускали, пусть и не всегда охотно. Я прерывисто вздохнула, ноздри защекотал бодрящий запах туалетной воды Алекса, и сон позорно сбежал от меня в далекие дали. Я начала думать, а это крайне опасно для женщины в такой ситуации. Но Ружинский бдел, как выяснилось, несмотря на сонный голос. Мне на ухо крайне недовольно выдохнули и проворчали:
   – Ну что такое, что тебя не устраивает?
   – Я привыкла дома спать! – упрямо буркнула я, стараясь дышать размеренно. – А не в постели с полузнакомыми мужиками!
   Послышался смешок, но Алекс и не подумал разжать руки.
   – Как же Колин? У него ты остаешься, – показал он потрясающую осведомленность о подробностях моей личной жизни.
   – Мы спим с ним около полугода, – сухо известила я, снова завозившись – ощущение обнаженного тела Алекса, прижимавшегося ко мне, сбивало с толку и не давало сосредоточиться. – А ночевать у него я стала совсем недавно, и то не больше пары-тройки раз в неделю. Саш, пусти! – уперлась ему в грудь и попыталась отстраниться.
   До меня донесся еще один вздох, потом меня самым бесцеремонным образом сгребли в охапку вместе с покрывалом, в которое я вцепилась, возмущенно барахтаясь в руках демона. Ну а дальше я проделала путь тем самым образом, которым мне грозились – на плече Ружинского, головой вниз.
   – Кому-то требуется душ, – невозмутимо ответствовал демон на мои гневные вопли. – И, наверное, прохладный, для успокоения.
   В ванной меня избавили от покрывала, поставив на теплый кафельный пол, потом, легко подхватив на руки, Алекс перешагнул бортик большой угловой ванны и снова опустил. Я оказалась в углу, он стоял передо мной почти вплотную, уперев руки в стены и не оставляя шансов сбежать. Включив воду – слава богу, теплую, а не как грозился, – Алекс внимательно уставился на меня, чуть прищурив темные глаза. Я невольно засмотрелась, как капельки воды скользят по темной коже, вдоль извивов татуировки, по крепким мышцам плеч, рук и живота, теряются в темной дорожке, начинавшейся от пупка… О, он все-таки брюнет. Дальше отвлекаться на разглядывание интересных частей тела мне не дали. Пальцы Алекса коснулись моего подбородка, вынуждая поднять голову и посмотреть ему в глаза.
   – И что за истерика? – спокойно спросил он. – Что такого в том, что останешься у меня до утра? Твои принципы или какие-то правила ведьм, о которых я не знаю?
   В его голосе ясно слышались ехидные нотки, а в глазах мелькнули смешливые искорки. Шутник, тоже мне. Иногда принципы важнее правил, знаешь ли. Но устраивать среди ночи споры, когда мы, обнаженные, стоим под душем в доме Ружинского, показалось мне, мягко говоря, глупостью. Ясно, что уйти мне не дадут до утра, и с этим лучше смириться. А в будущем просто не допускать больше подобных щекотливых ситуаций. И вообще свести наше общение к минимуму.
   – Ладно, замяли. – Я дернула плечом и отвернулась. – Останусь.
   Утром же по-тихому уйду. И больше он ни за какие коврижки не затащит меня к себе домой! Алекс рассмеялся низким смехом, на который мои нервы отозвались, как хорошо настроенная гитара на перебор опытного музыканта. Вот же… игрок на мою голову! В следующий момент я оказалась в его объятиях, прижатая спиной к груди.
   – Знаешь, ты такая соблазнительная, когда вот так хмуришься, – доверительно сообщил он, и я почувствовала пятой точкой, что кое-кто готов к продолжению постельных подвигов.
   Нет, хорошенького понемножку, и так волнительные дни выдались в последнее время. Я зевнула, уняв некстати застучавшее сердце.
   – Давай спать? – как можно спокойнее отозвалась я, поймав порыв прижаться к нему в последний момент.
   Думала, обидится. Как так, ему отказали в сексе! Однако Алекс возражать и уговаривать не стал, выключил воду и снял полотенце с крючка. Вытереться самой не дал, и по каким-то непонятным причинам мужчина, аккуратно вытирающий меня после душа, вызвал смутные и не совсем понятные эмоции. Мне оказалась приятна такая маленькая забота, но я и виду не подала. Кивнула с невозмутимым лицом, взяла покрывало, вернулась в спальню и забралась на кровать. Алекс, через несколько минут улегшийся рядом, снова подгреб меня под себя, зарылся носом в волосы на затылке и размеренно засопел, моментально уснув. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.
   А утро принесло новую порцию сюрпризов и новостей. Увы, не слишком приятных.

   Алекс проснулся гораздо раньше Ярины, такая уж у него привычка была – ему хватало пяти часов сна, чтобы отдохнуть. Так что, пока ведьма смотрела сладкие сны, судя по ее улыбке на расслабленном лице, он встал, не утруждая себя одеждой, и как был, без ничего, прошел в кабинет. Часы показывали восьмой час, в окна заглядывало солнце, обещая еще один ясный день, и настроение у Ружинского было отличное. Еще и потому, что он придумал, под каким предлогом не дать Яре ускользнуть и видеться с ней как можно чаще. Да еще и так, чтобы у нее возражений не возникло. Точнее, естественно, они возникнут, Елагина не была бы ведьмой, но Алекс собирался предложить ей взаимовыгодное сотрудничество, что должно было перевесить справедливые опасения практичной женщины.
   Сварив на кухне кофе, Ружинский поднялся в кабинет и сел за стол, включил ноут, отхлебнув ароматного напитка. Ненадолго задумался над услышанным вчера от Яры про инкуба, параллельно проверяя почту и несколько форумов. Он тогда в письме ничего конкретно Дэниелу не обещал, сказал только, что изучит объект и даст окончательное решение через несколько дней. Алекс не соврал, соблазнением женщин за деньги он не занимался. И, в общем, собирался отказаться от задания. Но сейчас… Демон усмехнулся, отпил еще кофе. Разбивать сердца тоже не его профиль, совершенно. Вообще, конечно, Дэниел нехорошо поступил, такое потребительское отношение к женщинам Александр не одобрял. Сам он предпочитал действовать прямо, без лишних интриг и многоходовых комбинаций, если ему нравилась дама. Подходил, знакомился, и в большинстве случаев все оставались довольны, отказы Алекс получал крайне редко. И расставаться предпочитал мирным путем. Ладно, сначала поговорит с Ярой, потом напишет ответ инкубу. Теперь о другом надо подумать.
   

notes

Сноски

1

2

3

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →