Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Дельфины спят с одним открытым глазом.

Еще   [X]

 0 

Право и межгосударственные объединения (Коллектив авторов)

Коллективная монография посвящена актуальным правовым проблемам взаимодействия и развития межгосударственных объединений, образованных как в рамках Содружества Независимых Государств, так и на территории стран Европы (Европейский Союз, Совет Европы). Многие из поставленных в книге проблем освещаются в юридической литературе впервые, при этом делается значительный шаг вперед в разработке новых теоретических вопросов межгосударственного сотрудничества и в освещении обширного практического опыта взаимодействия государств в политической, экономической, социальной сферах. Значительное внимание уделено анализу организационно-правовых аспектов в деятельности межгосударственных объединений.

Книга рассчитана на практических работников, занятых в сфере многостороннего межгосударственного взаимодействия, на ученых – специалистов в области международного и конституционного права, преподавателей вузов, аспирантов и студентов, интересующихся вопросами правового сотрудничества государств.

Год издания: 2003

Цена: 149 руб.



С книгой «Право и межгосударственные объединения» также читают:

Предпросмотр книги «Право и межгосударственные объединения»

Право и межгосударственные объединения

   Коллективная монография посвящена актуальным правовым проблемам взаимодействия и развития межгосударственных объединений, образованных как в рамках Содружества Независимых Государств, так и на территории стран Европы (Европейский Союз, Совет Европы). Многие из поставленных в книге проблем освещаются в юридической литературе впервые, при этом делается значительный шаг вперед в разработке новых теоретических вопросов межгосударственного сотрудничества и в освещении обширного практического опыта взаимодействия государств в политической, экономической, социальной сферах. Значительное внимание уделено анализу организационно-правовых аспектов в деятельности межгосударственных объединений.
   Книга рассчитана на практических работников, занятых в сфере многостороннего межгосударственного взаимодействия, на ученых – специалистов в области международного и конституционного права, преподавателей вузов, аспирантов и студентов, интересующихся вопросами правового сотрудничества государств.


Право и межгосударственные объединения Под общ. ред. В. Г. Вишнякова

   Редакционная коллегия серии «Теория и практика международного права» Л. Н. Галенская (отв. ред.), В. Ф. Сидорченко (отв. ред.), С. В. Бахин, В. Н. Дежкин, В. В. Запевалов, В. С. Иваненко, Н. С. Иванченко, В. П. Кириленко, П. А. Лаптев, С. А. Малинин, И. Е. Тарханов

   Рецензенты:
   Т. П. Лазарева, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник
   И. Г. Тимошенко, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник

   Авторский коллектив:
   В. Г. Вишняков, докт. юрид. наук, профессор, академик Международной академии информатизации – § 1, § 2, § 3, § 4 гл. II; § 3, § 4 гл. III; § 1 гл. IV; гл. VI;
   В. А. Егиазаров, заслуженный юрист РФ, докт. юрид. наук, профессор – § 5 гл. II; § 2 гл. IV;
   Ю. А. Королев, канд. юрид. наук – § 6 гл. II; Б. Г. Манов, канд. юрид. наук – § 1, § 2 гл. III;
   Ю. А. Тихомиров, заслуженный деятель науки РФ, докт. юрид. наук, профессор – § 1 гл. I;
   Ю. М. Юмашев, докт. юрид. наук – гл. V; Е. А. Юртаева, канд. юрид. наук – § 2, § 3 гл. I;
   О. А. Сластунина, мл. науч. сотр. – научно-вспомогательные работы

   © Коллектив авторов, 2003
   © Ю. А. Тихомиров, предисловие, 2003
   © Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003

Предисловие

   Современный мир представляет собой сообщество различных наций, народов и государств. Их исторический опыт и накопленные научные, культурные, социальные ценности являются бесценным общемировым достоянием, приумножению которого способствует тенденция глобализации, отражающая усиление взаимозависимости государств, их экономики и культуры. Увеличение объема глобальных задач, возникших перед человечеством, требует создания новых институтов сотрудничества между государствами.
   Новой формой взаимодействия разных стран являются межгосударственные объединения, которые особенно бурно развиваются в последние 50 лет. Обобщение опыта их организации и деятельности весьма полезно как для общественной практики, так и для юридической науки. Однако крупных научных исследований по этой тематике пока нет. Это побудило авторов подготовить предлагаемую читателю книгу.
   В работе дана общая характеристика правовой природы межгосударственных объединений, включая анализ форм взаимодействия государств и правовой системы межгосударственных объединений; подробно раскрываются их общие и особенные черты на примере формирования и развития Содружества Независимых Государств, Союзного государства Беларуси и России, Евразийского экономического сообщества, Европейского Союза и Совета Европы. Учитывая сложность и противоречивость международно-правовых процессов и явлений, авторский коллектив считает целесообразным высказывать по некоторым вопросам различные мнения.
   Монография предназначена для ученых, депутатов, работников государственных и международных органов. Она может быть использована в качестве практического пособия, а также при изучении теории права и государства, конституционного и международного права.
Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Ю. А. Тихомиров

Глава I. Правовая природа межгосударственных объединений

§ 1. Взаимодействие государств и интеграция в современном мире

   На правовой карте мира существует более 200 государств. Их самостоятельное развитие все больше характеризуется тенденцией усиливающегося международного сотрудничества. Глобальные задачи рационального использования природных ресурсов, научно-технических программ, информационного, торгового обмена, экологии и безопасности требуют совместной и согласованной деятельности государств. Глобализация приобретает универсальный характер, отражая нарастающую взаимозависимость государств в решении общих задач и тесную связь международного и национального права[1]. Но это не означает недооценки национально-государственных институтов и умаления суверенитета государств. Их общим делам сопутствуют всеобщие дела. Прирастание общесистемных свойств обогащает потенциал государств и их правовых систем.
   Обеспечение суверенных прав государств, по-прежнему, является опорой современного мирового порядка. Именно такой курс позволяет выражать глобальные интересы и гарантировать интересы и права наций и народов, права и интересы человека и гражданина. Противопоставление их чревато большими осложнениями и конфликтами – региональными и международным. Поэтому поиск и использование гибких и одновременно стабильных форм сотрудничества государств является наиважнейшей целью мирового сообщества и задачей каждого государства. Но глобализация не должна приобретать самодавлеющего характера и порождать протестный антиглобализм. Право призвано быть гуманным интегрантом государств и их правовых систем.
   Процесс государственно-правовой интеграции реализуется в разных формах.
   Во-первых, развиваются и становятся все более многообразными двусторонние и многосторонние связи между государствами, опосредуемые соответствующими международными договорами.
   Во-вторых, расширяются прямые международные экономические отношения с участием национальных и международных экономических компаний и транснациональных корпораций.
   В-третьих, усиливаются интеграционные процессы в рамках национальных законодательств и между ними. Это осуществляется различными государственно-правовыми способами, среди которых:
   – сближение национальных законодательств, т. е. согласование юридических принципов и режимов на основе норм международного права, согласование концепций развития национальных законодательств, выработка общих нормативных понятий и правовых оценок;
   – гармонизация законодательств, т. е. внутренняя и внешняя согласованность правовых программ, упорядоченность правовых актов, направленные на обеспечение единства в правовом многообразии;
   – унификация законодательств, т. е. осуществление единообразного регулирования правовых отношений, создание единообразных норм или актов, как бы заменяющих соответствующие национальные нормы;
   – введение стандартов как технико-юридических норм, обязательных для применения при совершении действий технико-экономического и иного характера;
   – имплементация, т. е. выполнение государством международно-правовых норм путем их включения в национальную правовую систему[2], что фактически является реализацией международных обязательств на внутригосударственном уровне.
   В-четвертых, создаются международные организации – общие, региональные и специализированные. Государства-члены несут в их рамках строгие обязательства. Причем виды организаций влияют на объем и характер членских прав и обязанностей государств. Существуют специализированные организации (ВТО и ЮНЕСКО); универсальные организации (ООН); региональные организации общего типа (Организация американских государств, Европейский Союз, СНГ); структуры гуманитарно-демократического назначения (Совет Европы); организации тематического, предметного сотрудничества.
   Довольно часто в рамках родового понятия «международная организация» используется понятие «межгосударственное объединение». Однако есть основания выделить последние в отдельную группу со следующими специфическими признаками: во-первых, межгосударственные объединения выражают большую степень региональной интеграции государств в силу сходства их исторической судьбы; во-вторых, структура межгосударственных объединений отражает системы институтов государств-членов; в-третьих, они отличаются большей степенью императивности актов межгосударственных объединений и их влиянием на национальные законодательства; в-четвертых, они имеют судебные институты для разрешения споров и коллизионных процедур[3].
   Вполне очевидны новые задачи, стоящие перед государствами в связи с их вступлением в межгосударственные объединения. Развитие уставных и членских стандартов в области законодательства, систем государственных и общественных институтов, структур экономики, гарантий прав человека, механизмов социально-правовой защиты – это условия приема государств в межгосударственные объединения. Соответствовать этим требованиям нелегко. И в этом можно убедиться на примере подготовки России к вступлению в состав Совета Европы.
   Иногда наблюдаются своего рода «метания» государств в выборе приоритетов для вступления в различные межгосударственные объединения: то СНГ, то ЕврАзЭС, то Европейский Союз, то НАТО – вот амплитуда колебаний, например, Украины в последние годы. Выбор интегративных курсов оказывается непростым. Да и жесткость внешних стандартов бывает чрезмерной, в чем убедилась Россия на этапе подготовки к вступлению в ВТО.
   Нарастание интеграционных государственно-правовых тенденций приводит в последние годы к увеличению объема участия стран в межгосударственных объединениях. Удельный вес их международных обязательств в рамках различных объединений растет. Причем добровольное принятие членских обязательств нередко сопровождается их «пересечением», дублированием или даже противоречием. Государства начинают избирательно относиться к выполнению членских обязательств, предпочитая одни и оставляя без реализации другие. Подобные приоритеты отражают переменчивость их курсов на международной арене и делают неустойчивыми некоторые объединения.
   Какое же право регулирует создание и деятельность межгосударственных объединений? Думается, в этом процессе используется весь набор правовых средств. На этапе формирования приоритет имеют нормы конституционного и международного права, в процессе функционирования и развития – собственно акты межгосударственных объединений и соответствующие отрасли, институты национальных законодательств. Не последнюю роль здесь играет сравнительное правоведение как инструмент анализа, сравнения и сближения национальных норм и актов различных государств.
   Сказанное объясняет необходимость научного анализа проблем государственно-правовой интеграции, ранее остававшихся вне рамок юридической науки.
   В соответствии с решением Совета Межпарламентской Ассамблеи СНГ Центр публичного права МПА провел 20 октября 1999 г. международный консультативный семинар на тему «Межгосударственные объединения и эволюция конституционных институтов». В работе семинара приняли участие парламентарии и иные представители государств – участников СНГ, специалисты министерств РФ, работники аппаратов межгосударственных органов, ученые и преподаватели высших учебных заведений. В ходе семинара был обсужден комплекс актуальных вопросов, связанных с новыми аспектами соотношения межгосударственных объединений и национальной государственности. Расширяющееся участие государств СНГ в формировании и деятельности международных структур благоприятным образом отражается на развитии экономики, политической и социальной сфере.
   В то же время в условиях интеграции особое значение приобретает механизм деятельности государств в составе объединений. К сожалению, не всегда в полной мере учитывается специфика универсальных и региональных структур и таких объединений государств, как сообщества, содружества, конфедерации, союзы. Это порождает трудности с выполнением обязательств, налагаемых учредительными договорами на участвующие государства.
   Участники семинара отметили разнообразие конституционных форм участия государств в межгосударственных объединениях. Выявилась и сложность реального процесса «совмещения» международных и конституционных институтов. На передний план выдвигаются проблемы соотношения национальных и международных правовых актов преодоления расхождений и более мягкой имплементации международных норм в национальной правовой системе.
   Действительно, проблема формирования и развития межгосударственных объединений и участия в них государств приобретает важнейшее значение в современный период. Нарастающие интегративные процессы требуют глубокого анализа природы и видов международных объединений, их научно обоснованной классификации. Это позволит обогатить теорию государства новыми выводами о соотношении национально-государственных и межгосударственных начал в жизни общества и мирового сообщества, о пределах ограничения национального суверенитета, об объеме приобретаемых государством общих функций. Поэтому столь важно обстоятельно исследовать механизм вступления государств в межгосударственные объединения и характер участия в выполнении их задач, растущее влияние на государственные структуры и правовую систему межгосударственных институтов и норм, ключевую роль конституции как фактора стабильности и адаптивности к этим процессам.
   Предстоит продолжить анализ статуса и видов международных организаций, межгосударственных объединений и союзов, имея в виду специфику их целей, функций и прав, сфер действия, внутреннего устройства. Особого внимания заслуживает оценка структуры внутриуставных органов и представительства государств, разграничения их компетенции, а также соотношения с компетенцией государственных органов – законодательных, исполнительных и судебных. Актуален вопрос о процедурах передачи полномочий надгосударственным органам.
   Межгосударственные объединения создаются на основе суверенных прав государств и их свободного волеизъявления в соответствии с нормами конституций. Но конституционные модели участия неодинаковы в разных странах.
   Так, ст. 79 Конституции РФ констатирует, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях, передавать межгосударственным объединениям часть своих полномочий в соответствии с международными договорами при условии, что, передача полномочий не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя России.
   С указанными положениями коррелируют нормы п. 4 ст. 15 Конституции РФ об общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах РФ как составной части ее правовой системы. Установлен приоритет применения правил международного договора, если им не соответствуют нормы закона.
   Более конкретно урегулированы рассматриваемые вопросы в Конституции Республики Беларусь. К компетенции Конституционного суда отнесена дача заключений о соответствии актов межгосударственных объединений, в которые входит страна, конституции и ратифицированным международно-правовым актам, законам и декретам (ст. 116). Предусмотрена проверка на соответствие ратифицированным международно-правовым актам актов любого государственного органа.
   Вопросам участия Федеративной Республики Германии в межгосударственных объединениях посвящены нормы Конституции Германии. В ст. 23 содержатся положения о том, что для создания объединенной Европы Федеративная Республика Германия участвует в развитии Европейского Союза, который привержен принципам демократии, правового, социального и федеративного государства, а также принципу субсидиарности, и обеспечивает защиту основных прав. Для этого Федерация может путем принятия закона, требующего одобрения Бундесрата, передавать суверенные права. На учредительные договоры Европейского Союза, а также на изменение его договорных основ и на аналогичные нормы, которые изменяют или дополняют содержание Основного закона, либо сделают такие изменения или дополнения возможными, распространяются абз. 2 и 3 ст. 79.
   С учетом федеративного устройства стран установлено, что Бундестаг и – через Бундесрат – земли участвуют в делах Европейского Союза. Федеральное правительство должно незамедлительно предоставлять Бундестагу и Бундесрату полную информацию. Федеральное правительство до начала своего участия в принятии правовых актов Европейского Союза предоставляет Бундестагу возможность дать по ним заключение. На переговорах Федеральное правительство учитывает заключения Бундестага. Подробности регулируются законом.
   Федерация может на основании закона передавать осуществление своих суверенных прав межгосударственным учреждениям (ст. 24). Осуществление суверенных прав в области государственных полномочий и государственных задач, входящих в компетенцию земель, может передаваться ими с согласия Федерального правительства приграничным учреждениям сопредельных государств.
   Федерация может в целях обеспечения мира войти в систему взаимной коллективной безопасности; при этом она согласится на ограничения своих суверенных прав в целях установления и обеспечения мирного и прочного порядка в Европе и в отношениях между народами всего мира.
   В целях урегулирования межгосударственных споров Федерация присоединится к соглашениям о международном арбитраже с единой для всех широкой и обязательной юрисдикцией.
   Общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют приоритет перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для проживающих на территории Федерации лиц (ст. 25).
   В Конституции Франции разд. XIV посвящен соглашениям об объединении. Республика может заключать соглашения с государствами, которые желают соединиться с ней с целью развития их цивилизации (ст. 78).
   В разд. XV «О Европейских сообществах и Европейском Союзе» установлено, что Республика принимает участие в Европейских сообществах и Европейском Союзе, учрежденных свободным выбором государств в силу заключенных ими договоров, для совместной реализации некоторых своих полномочий.
   На основе взаимности и в порядке, предусмотренном Договором о Европейском Союзе, подписанным 7 февраля 1992 г., Франция соглашается с передачей необходимых полномочий институтам Европейского экономического и валютного союза.
   На тех же условиях и в порядке, предусмотренном Договором о Европейском Сообществе в редакции от 2 октября 1997 г., может быть выражено согласие на передачу необходимых полномочий на установление правил, касающихся свободного передвижения лиц, и вопросов, с этим связанных.
   Правительство передает в Национальное Собрание и Сенат проекты и предложения актов Европейского Сообщества и Европейского Союза законодательного характера с момента их подачи в Совет Европейского Союза. Им также может быть передан любой проект или предложение акта, а также любой документ, исходящий от учреждения Европейского Союза.
   Согласно Конституции Нидерландов Правительство содействует развитию международного правопорядка (ст. 90).
   Обязанности исполнительной и судебной власти могут быть возложены на международные организации в соответствии с договором при соблюдении, в случае необходимости, положений ст. 91. Положения договоров и резолюций международных организаций, которые могут быть обязательным для всех лиц в силу своего содержания, становятся обязательными после ратификации. Правовые нормы, действующие на территории Нидерландов, не подлежат применению, если они противоречат положениям договоров или резолюций международных организаций, которые обязательны для всех лиц. Решение о публикации договоров и резолюций международных учреждений принимается Законом.
   Как отмечалось выше, для межгосударственных объединений характерна своего рода параллельная структура институтов. Их построение отражает систему национально-государственных институтов. Основные конституционные институты государств-членов получают надгосударственное представительство, и поэтому участие в их формировании и деятельности придает актуальность способам взаимодействия институтов межгосударственных объединений и государств. Рассмотрим их подробнее.
   Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) было создано 10 октября 2000 г. Главы Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана заявили о создании этой новой международной экономической организации. Сообщество призвано реализовать потребность в более тесном сближении и унификации национального законодательства, проведении мероприятий по увеличению совокупного экономического потенциала пяти стран, согласованной структурной перестройке их экономик. Вырабатываемые в рамках Сообщества новые формы и механизмы взаимодействия нацелены на то, чтобы обеспечить завершение формирования таможенного союза и создание единого экономического пространства.
   Созданы и активно работают основные органы управления ЕврАзЭС – Межгосударственный Совет, Интеграционный Комитет, Межпарламентская Ассамблея. Предстоит создание Суда сообщества и Комиссии постоянных представителей.
   Межгосударственный Совет (Межгоссовет) – высший орган ЕврАзЭС. В его состав входят главы государств и главы правительств стран Сообщества. Межгоссовет призван рассматривать принципиальные вопросы Сообщества, связанные с общими интересами государств-участников, определять стратегию, направления и перспективы развития интеграции, принимать решения, направленные на реализацию целей и задач ЕврАзЭС. Межгоссовет наделен правом учреждать вспомогательные органы Сообщества. На уровне глав государств Межгосударственный Совет собирается один раз в год, на уровне глав правительств – два раза в год.
   Интеграционный Комитет – постоянно действующий орган ЕврАзЭС. В его состав входят заместители глав правительств государств Сообщества. На Интеграционный Комитет возлагается задача обеспечения взаимодействия органов ЕврАзЭС, подготовка предложений по повестке дня заседаний Межгоссовета и уровню их проведения, а также проектов решений и документов. Интеграционный комитет делает предложения по формированию бюджета ЕврАзЭС и контролирует его исполнение. Под контролем комитета находится реализация решений, принятых Межгоссоветом. Организация работы и информационно-техническое обеспечение Межгосударственного Совета и Интеграционного Комитета возлагается на Секретариат последнего
   Межпарламентская Ассамблея — орган парламентского сотрудничества в рамках ЕврАзЭС, который рассматривает вопросы гармонизации национального законодательства государств Сообщества и приведения его в соответствие с договорами, заключенными в рамках ЕврАзЭС в целях реализации задач Сообщества.
   Суд Сообщества обеспечивает единообразное применение договоров действующих в рамках ЕврАзЭС, a также принимаемых органами Сообщества решений. Суд Сообщества рассматривает также споры экономического характера, возникающие между его членами по вопросам реализации решений органов ЕврАзЭС и положений договоров, действующих в рамках Сообщества, дает по ним разъяснения и заключения.
   Комиссия постоянных представителей стран ЕврАзЭС при Сообществе призвана обеспечивать текущую работу в период между заседаниями Интеграционного Комитета. До создания этой комиссии ее функции выполняет межправительственная рабочая группа на уровне заместителей министров.
   Высшим административным должностным лицом ЕврАзЭС является Генеральный секретарь.
   В Сообществе применяется эффективная формула интеграционного взаимодействия: каждое государство участвует в работе всех органов управления; решения подписываются всеми государствами, а их исполнение обеспечивается путем принятия необходимых национальных правовых актов в соответствии с национальным законодательством; договоры вступают в силу после выполнения внутригосударственных процедур всеми участниками. Это позволяет добиваться единства подходов, полной реализации международных актов странами Сообщества.
   В ЕврАзЭС предусмотрен механизм реализации провозглашенных целей. Эта международная организация формируется исключительно как альянс, основанный на сближении и интеграции экономик государств-участников. Конечными целями ЕврАзЭС являются обеспечение непрерывного сбалансированного роста экономик пяти государств, стабильность развития и повышение уровня жизни населения.
   ЕврАзЭС обладает международным статусом. Подготовлены документы для регистрации этой организации в соответствии с Уставом ООН. Представляя и защищая интересы государств Сообщества в отношениях с другими государствами и международными организациями, руководство ЕврАзЭС будет способствовать выходу Сообщества на международные торговые рынки и заключению взаимовыгодных договоров с третьими странами и их объединениями, включая Всемирную торговую организацию.
   В Содружестве Независимых Государств сформирована структура, которая соответствует основным государственным институтам стран-участников и включает: Совет глав государств, Совет глав правительств, Межпарламентскую Ассамблею, советы министров по отраслям их деятельности, Экономический суд. В Европейском Союзе, о чем подробнее будет сказано ниже, есть Европарламент, Комиссия сообществ как исполнительный орган, суд. В Совете Европы действуют Комитет министров, Парламентская Ассамблея, Конгресс региональных и местных властей. Его палаты формируются из национальных делегаций руководителей региональных и муниципальных органов.
   И в более специализированных региональных объединениях есть структуры, сходные с соответствующими национальными институтами. Так, Устав организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС) предусматривает Совет министров иностранных дел как основной действующий на регулярной основе орган, принимающий решения, Комитет старших должностных лиц. Органом, связанным с организацией ЧЭС, является Парламентская Ассамблея, обеспечивающая постоянную поддержку процесса сотрудничества на консультативной основе. Созданы Деловой Совет ЧЭС и Банк торговли и развития.
   Вполне объясним интерес к проблеме институционального взаимодействия. В материалах международного консультативного семинара «Межгосударственные объединения и эволюция конституционных институтов», проведенного Центром публичного права МПА 20 октября 1999 г., содержатся полезные рекомендации. В частности, отмечено первостепенное значение механизма взаимодействия органов межгосударственных объединений и государственных органов государств-членов, который включает:
   – строгое соблюдение порядка осуществления совместных предметов их ведения;
   – закрепление в статутных законах и положениях об органах (в частности, о министерствах) функций соответствующих органов в данной сфере, в том числе в общем правотворчестве;
   – активизацию специальных структур, парламентов, правительств, министерств и ведомств, координацию деятельности в рамках межгосударственных объединений;
   – повышение роли межведомственных советов (с отраслевыми секциями) по обеспечению приведения национальных решений и законодательств в соответствие с актами органов межгосударственных объединений, так как не исключены коллизии между актами разных объединений;
   – регулярную информацию о выполнении обязательств государств, об отчетах о выполнении международно-правовых актов;
   – организацию и юрисдикцию судов межгосударственных объединений и характер принимаемых ими решений.
   Рассмотрим теперь акты межгосударственных объединений и их реализацию. Как отмечалось, вступление государства в международную организацию сопровождается, как правило, комплексом мер по его подготовке независимо от того, идет речь об изменении и отмене действующих законодательных или иных актов, принятии новых или о перестройке национально-государственных институтов, о направлениях и приоритетах деятельности. Подлежит оценке общая готовность государства выполнять обязательства члена этой организации.
   В мире сложились или формируются самые разные межгосударственные объединения. Их акты более четко структурированы и приближены по форме к национальным актам. Отсюда и более «податливая» реакция последних.
   Значительную роль в мире играет Европейский Союз (ЕС), имеющий различные институты для принятия правовых решений. Их разделяют по объему и характеру регулирования на регламенты (Договор о Евроатоме и др.) и общие решения. Первая группа – это акты права ЕС, обладающие одинаковой юридической силой на территории всех государств ЕС и применяемые странами-участниками полностью. Вторую группу актов с обязательной силой образуют директивы. В соответствии с ними адресаты должны принимать меры для решения определенных задач в установленные сроки. К необязывающим актам относятся заключения и рекомендации. В них выражены позиция и оценка органов ЕС, побуждающие адресатов к определенным действиям. В процессе реформы европейских институтов большое внимание уделяется подготовке к принятию Европейской Конституции.
   Большую работу по формированию демократических ценностей и институтов Европы проводит Совет Европы[4]. В его структуру входят Комитет министров, принимающий решения; Парламентская Ассамблея, организующая анализ и обсуждение проблем развития демократии; Конгресс региональных и местных властей – рупор низовых структур и населения. Круг вопросов охватывает различные сферы: от защиты компьютеризированных данных, насилия во время спортивных мероприятий и охраны природы до деятельности средств массовой информации, культурного сотрудничества, предотвращения пыток и защиты национальных меньшинств.
   Принимаемые конвенции и хартии, а их около 200, служат как бы эквивалентом более 80 тыс. двусторонних соглашений и образуют правовой фундамент для внесения изменений в национальные законодательства государств-членов и их гармонизации. В отношении проблем, не подходящих для разработки по ним конвенций, Комитет министров принимает рекомендации, содержащие предложения по основным направлениям политики для национальных правительств.
   Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод направлена на защиту основных прав и свобод каждой личности. Право процедур позволяет государствам-членам или отдельным гражданам подать жалобу на то государство, которое, как они считают, нарушает положения Конвенции. Европейский Суд по правам человека обеспечивает подателям жалоб прямой доступ к Суду.
   Европейская социальная хартия легла в основу законодательных реформ в области семьи, защиты молодых рабочих, прав профсоюзов, социального страхования и т. д. Она гарантирует 23 основных права. Европейская культурная конвенция является базисом для межправительственного сотрудничества в сфере образования, культуры, спорта и молодежной политики.
   В рамках СНГ за 10 лет принято 1194 документа, 84 % из которых вступили в силу со дня подписания, а 16 % – после ратификации и т. п.
   Межпарламентская Ассамблея СНГ (МПА) принимает разные акты – постановления, заявления и др. Особое место занимают модельные акты, которые разрабатываются в целях создания единого правового пространства СНГ, сближения законодательных решений его государств-участников по наиболее важным, принципиальным вопросам, требующим унификации правового регулирования, устранения противоречий и расхождений между правовыми нормами разных государств-участников, которые могут нанести существенный вред регулированию общественных отношений.
   К видам модельных законодательных актов относятся Общие (основные) принципы, Основы единой политики, модельный закон как типовой законодательный акт Межпарламентской Ассамблеи, содержащий нормы, регулирующие определенную сферу общественных отношений; модельный кодекс.
   Подготовка модельного акта осуществляется в виде научной концепции законодательного акта; проекта законодательного акта; проекта определенной части законодательного акта. Модельный акт рассматривается на пленарном заседании и принимается ее постановлением. Он направляется парламентам государств-участников для рассмотрения в рамках их процедур, без какой-либо ратификации. Однако опыт реализации более 100 модельных актов свидетельствует о низкой степени их действия. На это МПА обратила внимание участников международного консультативного семинара «Модельный законодательный акт и национальный закон», проведенного центром публичного права МПА в апреле 2000 г.
   В Договоре об учреждении Евразийского экономического сообщества 2000 г. предусмотрены решения и рекомендации, принимаемые Межгосударственным Советом и Интеграционным Комитетом. Межпарламентская Ассамблея СНГ вправе разрабатывать Основы законодательства в базовых сферах правоотношений, принимать типовые проекты для последующей разработки актов национального законодательства.
   В Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве есть гл. V «Сближение и унификация законодательства», в соответствии с которой Стороны принимают согласованные меры по сближению и унификации законодательных и иных правовых актов, оказывающих непосредственное воздействие на выполнение сторонами положений Договора. К ним относятся:
   а) координация деятельности по подготовке проектов законодательных и иных правовых актов, включая проекты правовых актов о внесении поправок в законы и иные акты;
   б) заключение международных договоров;
   в) принятие модельных актов;
   г) принятие соответствующих решений Межгосударственным Советом либо Советом глав правительств;
   д) иные меры, которые стороны сочтут целесообразными и возможными, при условии утверждения таких мер Межгосударственным Советом.
   В случаях, когда, по общему мнению сторон, это является необходимым и оправданным, Межгосударственный Совет вправе принимать:
   а) решения, устанавливающие единые для государств – участников Договора правила, которые являются обязательными во всех своих частях и подлежат непосредственному применению государствами-участниками;
   б) резолюции, являющиеся обязательными для государства-участника или государств-участников, которым они адресованы, в том, что касается ожидаемого результата, при сохранении за органами сторон свободы выбора форм и методов действий;
   в) рекомендации, не являющиеся обязательными.
   Предложения о принятии мер по гармонизации законодательства, вносимые Межпарламентским Комитетом, подлежат предварительному рассмотрению Интеграционным Комитетом, который после консультаций с Межпарламентским Комитетом вносит в Совет глав правительств соответствующие рекомендации. Данное положение не ограничивает право Межпарламентского Комитета принимать модельные акты, носящие рекомендательный характер, как это предусматривается ст. 22 Договора между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 26 марта 1996 г.
   В этой связи представляют интерес рекомендации международного научно-практического семинара «Проблемы правового обеспечения Евразийского экономического сообщества», проведенного Центром публичного права МПА СНГ 1 марта 2001 г. Формированию общей правовой системы ЕврАзЭС послужат определение типологии и соотношений актов органов Сообщества, разработка перечней национальных законов и иных актов, подлежащих сближению и унификации, процедур подготовки, принятия и применения Основ законодательства как императивных актов и типовых проектов, как нормативно-ориентирующих актов. Отрадно отметить, что в январе 2002 г. одобрен договор об Основах законодательства.
   Новой ступенью государственно-правовой интеграции является разд. VI «Акты Союзного государства» Договора о Союзном государстве России и Беларуси, в котором установлено, что для осуществления целей и принципов Союзного государства его органы в пределах своей компетенции принимают нормативные правовые акты, предусмотренные настоящим Договором, а именно: законы, основы законодательства, декреты, постановления, директивы и резолюции. Органы Союзного государства также могут принимать рекомендации и заключения.
   По предметам исключительного ведения Союзного государства принимаются законы, декреты, постановления и резолюции. Декреты и постановления принимаются органами Союзного государства на основании настоящего Договора и законов Союзного государства. По предметам совместного ведения Союзного государства и государств-участников принимаются Основы законодательства, директивы и резолюции. Нормативно-правовые акты Союзного государства по предметам совместного ведения Союзного государства реализуются путем принятия национальных нормативно-правовых актов государств-участников по соответствующим вопросам.
   Законы и декреты предназначены для общего применения, являются обязательными во всех частях и после их официального опубликования подлежат прямому применению на территории каждого государства-участника. Договором установлено, что в случае коллизии нормы закона или декрета Союзного государства и нормы внутреннего закона государства-участника преимущественную силу имеет норма закона или декрета Союзного государства. Однако данное положение не применяется к коллизии норм закона или декрета Союзного государства и норм, содержащихся в конституциях и конституционных актах государств-участников. Постановления являются обязательными во всех своих частях для конкретных адресатов, директивы – для адресатов и правил выбора форм и методов действий. Резолюции принимаются по вопросам текущей деятельности.
   Вполне очевидно, что для государственных органов стран, входящих в межгосударственные объединения, актуален вопрос о совершенствовании процедуры реализации международно-правовых актов в национальной правовой системе. В связи с этим заслуживают внимания предложения ученых-юристов о подготовке модельного закона МПА СНГ «О порядке участия государств СНГ в межгосударственных объединениях», Федерального закона «О порядке выполнения международных правовых актов в законодательстве Российской Федерации».
   В соответствии с актами межгосударственных объединений целесообразно:
   а) предварительно согласовывать программы законодательной деятельности государств-участников в целом и по определенной тематике;
   б) периодически корректировать действующие законодательные и иные правовые акты;
   в) своевременно принимать новые национально-правовые решения, особенно в отраслях законодательства, в которых быстрее идет процесс сближения,
   г) подготовить по линии научных юридических учреждений и министерств юстиции стран Содружества согласованный «Словарь нормативных понятий и терминов», просить Правовую комиссию МПА организовать эту работу;
   д) ввести регулярную информацию о реализации в рамках национальных законодательств актов межгосударственных объединений;
   е) сделать доступной информацию и законодательных и подзаконных актах государств-членов о международных договорах.
   Таким образом, становление и динамичное развитие межгосударственных объединений является важнейшим фактором государственно-правовой интеграции в современном мире. Позитивный опыт их функционирования позволяет успешно решать региональные и глобальные проблемы экономики, науки, образования, экологии, безопасности, волнующие человечество.
   Примечательной чертой межгосударственных объединений является увеличение в структуре создаваемого ими права норм, «пришедших» из внутреннего права государств-членов. Своего рода укрупнение этих норм и придание им свойств типичных международно-правовых регуляторов ведет к постепенному включению их во внутреннее право, в котором возрастает удельный вес международных норм в обличие закона и иных форм одобрения.[5] Эта тенденция порождает другую тенденцию, а именно – появление в праве межгосударственных объединений не только традиционных договорных актов, но и актов, свойственных внутреннему праву.
   В Европейском Союзе подготовлен и опубликован в 2002 г. проект Европейской Конституции. В нем несколько разделов: преамбула, учреждение ЕС, цели ЕС, компетенция ЕС, акты ЕС (конституционной, органической, законодательной, регламентной, административной природы), институты ЕС, консультативные комитеты, усиление кооперации, финансовые положения. Готовится Конституционный Акт Союзного государства России и Беларуси.
   Все больше появляется актов, близких по содержанию и форме к международным законам и кодексам. В ЕС готовятся Кодексы социальный, гражданский и др., в СНГ действуют модельные Гражданский и Налоговый кодексы.
   Вместе с тем, увеличение международно-правового «слоя» не должно вести к давлению и вмешательству в суверенные права государств-членов, однако такая практика существует и в НАТО, и в ЕС, и в ВТО как на стадии принятия в них новых членов, так и в процессе деятельности. Россия испытывает такое давление и, естественно, меры правовой защиты должны быть использованы в полной мере. Ведь внутреннее право – громадная ценность и своего рода прародитель международных договоренностей.
   В заключение можно сделать следующие выводы:
   – обеспечение суверенных прав государств по-прежнему является основополагающим принципом мирового устройства, признанным как международным правом, так и национальным законодательством;
   – нарастание интеграционных процессов обуславливает растущую роль межгосударственных объединений, создаваемых на добровольной основе;
   – участие государств в межгосударственных объединениях влечет за собой, с одной стороны, передачу им части полномочий, но в рамках сохраняемых суверенных прав;
   – усиливается правовая зависимость и «связанность» государств действиями институтов и норм межгосударственных объединений;
   – актуальна стратегическая цель согласования баланса этих интересов и взаимно компенсированных механизмов их выражения.

§ 2. Формирование и развитие правовой базы межгосударственной интеграции стран СНГ

   С подписания в декабре 1991 г. главами большинства бывших союзных республик Союза ССР Алма-Атинских соглашений началось развитие их отношений в рамках Содружества Независимых Государств. Позднее отдельные государства СНГ с целью углубления интеграции объединились в организации регионального и межрегионального сотрудничества, такие, как Организация участников Договора о коллективной безопасности, ЕврАзЭС, ГУУАМ, Союз Беларуси и России и другие, именуемые для краткости «пятерки», «четверки», «двойки» по количеству участвующих в объединении государств. В свою очередь отдельные группы государств СНГ стали участниками региональных организаций (преимущественно экономического характера, но не только), включающих, помимо членов СНГ, и другие государства, например, Организации Черноморского экономического сотрудничества, Шанхайской организации сотрудничества («Шанхайского форума») и др.
   Динамичные процессы, происходящие в рамках этих ассоциаций, требуют разработки механизмов их регулирования с привлечением всего арсенала средств межгосударственного сотрудничества. Продвижение интеграционных процессов, предполагаемое в рамках СНГ, других международных организаций регионального и межрегионального сотрудничества невозможно без взаимодействия в правовой сфере, устранения препятствующих факторов правового характера, без взаимного согласования законодательной работы национальных парламентов.
   Выявление и правильное обозначение общих направлений совместного взаимовыгодного развития – задача не только сегодняшнего дня. Однако в правовой плоскости уже обозначилось немало вопросов, выверенное решение которых зависит и от их своевременной постановки.
   Одним из вопросов, острота которого в настоящее время представляется явно преувеличенной, является однозначное определение формы различных межгосударственных объединений стран СНГ, обозначенных в их учредительных документах. Объединение государств в разного рода союзы, содружества, сообщества новых государств, за редчайшим исключением, не происходит. Достижение желаемого результата в определенных областях хозяйствования или жизнедеятельности человека – основной стимул для сотрудничества и консолидации ресурсов государств. Поэтому целью объединения выступает развитие сотрудничества между заинтересованными странами, обеспечение общих интересов. При этом универсальность (или всеобщность) сотрудничества в рамках одних объединений не препятствует их членам создавать другие ассоциации, нацеленные на сотрудничество в каких-либо отдельных областях, или устанавливать более тесные связи в направлении совместного развития ограниченного круга субъектов. Государства при этом сохраняют собственный суверенитет и, как правило, никакой надгосударственной власти не подчинены.
   В правовой характеристике сотрудничества государств в рамках межгосударственного объединения, независимо от его формально-видовых характеристик и продолжительности существования, определяющим элементом является наличие общих целей и интересов государств-членов. Взаимное общение государств происходит на добровольной основе, на базе соглашений между ними. Соглашение об образовании межгосударственного объединения составляет основу и для формирования правового механизма, обеспечивающего достижение целей, поставленных при его учреждении.
   Вместе с тем, нынешние тенденции в развитии межгосударственного сотрудничества таковы, что государства-участники могут (и делают это) ограничивать собственные властные прерогативы в пользу совместно создаваемого наднационального органа, осуществляющего интеграционную функцию. При этом наднациональные полномочия международных организаций всегда установлены в пределах какого-либо круга вопросов, а решения могут касаться даже обязанностей граждан и юридических лиц входящих в организацию государств. Исполнение решений в таких организациях может обеспечиваться, в том числе, принудительными мерами.
   Добровольная межгосударственная интеграция необходимо предполагает некоторое «самоограничение» государственного суверенитета. Самоограничение суверенитета, конечно, следует понимать не буквально, а только как делегирование государством части своих суверенных полномочий. Участие в СНГ не только не умаляет суверенитета государств-членов, но и раздвигает рамки их влияния, расширяет сферу их действий «далеко за пределы территориального верховенства».[6] По этой же причине наделение наднациональными функциями органов международной организации, когда они вправе принимать решения, не требующие последующей трансформации в национальное право, нельзя считать ограничением суверенитета государств – членов этой организации. Это – добровольный, самообязывающий шаг стран-участниц, защита и обеспечение собственных национальных интересов через отстаивание интересов сообщества в целом, поскольку «даже великая держава не в состоянии обеспечить свои интересы без активного взаимодействия с международным сообществом и без учета его интересов».[7] Общемировые тенденции развития межгосударственного сотрудничества находят отражение и во внешнеполитическом курсе государств – членов СНГ. Однако прагматизм современной политики обеспечения интересов государства часто мешает при решении текущих вопросов учитывать неизбежную взаимосвязь принимаемых сегодня решений и возникающих в перспективе нежелательных явлений, порожденных сегодняшними решениями.
   Замедление темпов развития интеграционного процесса в СНГ, осужденное, кстати, официально на кишиневской встрече глав государств Содружества в 1997 г., имеет немало причин, в том числе правовых. Фактором, препятствующим углублению интеграции, выступает национальное законодательство государств – участников СНГ. Сложилась ситуация, когда заключенные в рамках СНГ договоры не вписываются в национальные законодательные системы, и национальные парламенты длительное время не ратифицируют их. Общепризнанные нормы о приоритете международного права не действуют, неисполнение договорных норм государствами никак не объясняется, хотя государства-участники продолжают подтверждать свою приверженность принципам международного права.
   Применение актов, принятых государствами в рамках СНГ, с той же четкостью и эффективностью, что и национальных законов, безусловно, было бы желательной целью межгосударственной интеграции. Но часто одних объективных условий бывает недостаточно, а политическую позицию государства выражают не четко. Цели сближения национального законодательства, национальных правовых систем провозглашаются во всех учредительных и большинстве иных мало-мальски значительных документах. Сближение по многим направлениям одновременно имеет, конечно же, плюсы. Из множества могут определиться приоритетные темы, и далее сближение будет идти по этим направлениям. Однако такое «распыление» по многим мелким темам часто не дает возможности сосредоточиться на решении главных задач, и государства – участники Содружества нередко затрудняются в определении направлений, которые следует избрать в качестве приоритетных.
   Успешность сотрудничества государств в некоторых сферах государственной или общественной жизни, таких, например, как использование топливных ресурсов и энергетика, железнодорожный и авиационный транспорт, защита природы, противодействие транснациональной преступности, правовое регулирование в интеграционных объединениях государств, будет зависеть от того, насколько государства окажутся готовыми корректировать национальное законодательство посредством унификации принципов и основных нормативных положений. Государства СНГ не всегда охотно идут на это. Поэтому неурегулированность определенных вопросов в национальном законодательстве государств-участников выступает существенным препятствием на пути формирования общего права Содружества. А между тем, процесс сближения немыслим без взаимных встречных движений, без обоюдного учета интересов, без разумных компромиссов при согласовании национальных правовых норм и правовых норм СНГ. Кроме того, решения органов Содружества не могут быть реализованы без непосредственного участия государств-членов, их исполнительных, правоприменительных органов.
   Несмотря на значительный объем работы, проводимой государствами для поддержания интеграционных процессов, создания условий для большей отдачи от совместных усилий по объединению экономического потенциала, наибольшие практические результаты по созданию правовой базы интеграции дает заключение двусторонних межгосударственных соглашений.[8] Разнообразные по составу и программным целям союзы государств – участников СНГ, определяемые терминами «разноуровневой» или «разноскоростной» интеграции, существенно изменить ситуацию с преобладанием двусторонних договоренностей пока не могут. Мало того, двусторонние соглашения занимают место ранее заключенных в рамках Содружества коллективных договоренностей как более эффективный инструмент регулирования, к примеру, безвизового передвижения граждан или создания зоны свободной торговли.
   Расширение двусторонней договорно-правовой практики в рамках межгосударственных объединений, конечно, имеет и положительные стороны. Но при таком подходе договорно-правовое сотрудничество в уставных границах межгосударственного образования все более приобретает вид «средства моральной поддержки». Двусторонние соглашения, заключаемые государствами – членами СНГ между собой, за редчайшим исключением, минуют органы Содружества, хотя, с одной стороны, определенные вопросы могут представлять интерес для большего круга субъектов, с другой, – выработка единообразных подходов к их решению может стать важным и принципиальным элементом в деле углубления интеграции, а сама интеграция – залогом качественного улучшения экономической, хозяйственной, социальной, юридической сфер жизни государств.
   Интеграционные процессы на постсоветском пространстве конечной целью имеют улучшение жизни граждан государств – участников межгосударственных объединений, рост экономического, социального благосостояния интегрирующихся стран в целом. С этих позиций следует рассматривать пути согласованного развития национальных законодательств стран СНГ, совместную деятельность государств по разработке межгосударственных соглашений и по подготовке их к ратификации, формирование правовой базы интеграционных объединений стран, входящих в Содружество.
   Решение всех правовых и связанных с ними других проблем межгосударственного сотрудничества стран СНГ в рамках разного рода региональных организаций требует комплексного подхода. Не в последнюю очередь нуждается в переоценке общий подход к решению внутренних проблем государств, главным образом экономических, когда они рассматриваются в отрыве от решения проблем взаимного правового сотрудничества. Представляется целесообразной концептуальная проработка вопросов перспектив сотрудничества и координации деятельности стран Содружества в различных областях государственного развития, предложение ясных, реалистичных и гибких решений построения общего союзного пространства. Очевидно, что в настоящее время нужно максимально полно использовать возможности национального законодательства государств-участников, практически подтверждая приверженность провозглашенным ориентирам на общепризнанные принципы и нормы международного права и стандарты межгосударственного общения. Неизбежные взаимные уступки государств в процессе сотрудничества не должны рассматриваться как посягательство на их суверенитет.
   Развитие законодательства государств-участников, их сближение в рамках СНГ, других объединений бывших союзных республик как европейского региона, так и среднеазиатских, имеет особую значимость. Взаимное тяготение стран Содружества объяснимо не только общей недавней историей, оно имеет глубокие корни. Кроме того, повышение экономической отдачи от совместного пользования транспортной, энергетической, коммуникационной и другими общими системами требует коллективных усилий по оптимизации режимов их эксплуатации и, соответственно, в правовом опосредовании нуждается механизм сотрудничества, межгосударственный интеграционный процесс в целом.
   Уже заложенная в своей основе правовая база развития межгосударственных отношений стран СНГ позволяет говорить о сложившейся устойчивой тенденции к согласованному сближению национальных законодательств государств-участников, формировании общего права Содружества. Специально оговоримся, что под общим правом Содружества – безусловно, не самым удачным с точки зрения как национального конституционного права, так и международного, – мы будем понимать нормативный комплекс, состоящий из юридических договорных норм, которые установлены государствами – участниками СНГ для регулирования отношений в сфере их общих интересов и норм-рекомендаций, издаваемых органами межгосударственных объединений в рамках Содружества. Отметим также, что цели данного исследования не ограничиваются рассмотрением специфики развития права в СНГ. Комплексные нормативные блоки, сформированные из учредительных и иных актов Евразийского экономического сообщества, Союза Беларуси и России, других межгосударственных объединений стран – участниц СНГ также предоставляют значительный материал для оценок, выводов, рекомендаций.
   К числу ключевых понятий права Содружества, которыми оперируют составители учредительных документов и от единообразного понимания которых будет зависеть последовательность, этапность, логичность процесса согласованного развития национальных законодательств, формирования общего права в СНГ, можно отнести такие, как сближение, гармонизация, унификация законодательств государств – участников СНГ.
   Сближение национальных законодательств государств-участников – понятие, принятое для обозначения процесса создания условий для сглаживания различий, начавших проявляться в национальных законодательствах новых суверенных государств, – одним из первых появилось в документах СНГ еще в 1992 г. Под сближением, исходя из текста межгосударственных документов, следует понимать правовое обеспечение интеграционных процессов как на межгосударственном уровне (СНГ; объединений государств – участников Договора между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях, о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, об учреждении Евразийского экономического сообщества; Союза Беларуси и России), так и на национальном уровне государств-участников. Сближение законодательств видится не одноактным действием, а систематической работой. Это и выработка общих направлений и методологических подходов в законотворческой работе в государствах-участниках, и совместная разработка научных концепций правового развития в отраслевых и комплексных сферах национальных законодательств, и деятельность по планированию законоподготовительной работы, и использование рекомендательных законодательных актов Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ, Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС, законодательных рекомендаций Парламентского Собрания Союза Беларуси и России.
   Нужно заметить, что таким семантически точным понимание сближения законодательств – как вообще всякой работы, нацеленной на поддержание сходства и достижение согласованного в общих интересах государств-участников юридического результата, было в документах преимущественно начальной стадии формирования права СНГ. Позднее терминологическая точность была утрачена. В документах межгосударственных объединений стран Содружества стало говориться о сближении, гармонизации, унификации, согласованном развитии и даже о «продвинутых интеграционных отношениях». В учредительных актах, актах межгосударственных межправительственных органов СНГ, на политическом уровне, да и в научных публикациях термины «сближение», «унификация», «гармонизация» стали неоправданно использоваться как взаимозаменяемые, хотя практика межгосударственного сотрудничества в мировом масштабе отнюдь не дает к тому оснований.
   Унификация (от лат. unus facere – делать единым) национальных законодательств предполагает их сведение к полному единообразию, единой норме, единой форме. Под унификацией законодательства подразумевается деятельность по созданию единых норм, а не аналогичных или похожих. Такое понимание унификации применительно к национальным законодательствам интегрирующихся государств позволяет воспринимать ее как одну из сторон общего процесса сближения национальных законодательств: после согласования государствами нацеленный на преодоление правовых различий результат может быть выражен в создании как абсолютно идентичных (унифицированных) правил, так и лишенных явственных расхождений и противоречий, связанных, сходных, близких (гармонизированных, гармоничных) норм. Поэтому в общем процессе сближения законодательств государств-участников интеграционных объединений следует выделять две формы – унификацию и гармонизацию.
   Несколько иную, отличную от унификации, цель преследует гармонизация национальных законодательств государств. Это – устранение в интересах интеграции препятствующих факторов правового характера, которые могут возникать из-за различий в национальных законодательствах, а также формирование единых основ политики государств в определенных сферах общественной жизни или секторах экономики. Семантический акцент в понимании гармонизации делается на непротиворечивости, согласованности, соответствии отдельных элементов внутри общего целого.
   В документах СНГ говорится также о координации законотворческой деятельности парламентских органов государств-участников. В понимании координации как перманентного процесса установления взаимной сочетаемости программ, планов, сроков, тематики законодательных работ национальных парламентов, обмена методическим опытом национальной законотворческой работы наблюдается единодушие как творцов документов, так и их толкователей. Это же можно сказать и о таких процессах, как согласованное развитие национального законодательства, согласование законодательной деятельности национальных парламентов государств-членов.
   Итак, два основных направления – унификация и гармонизация – выступают в межгосударственной сфере магистральными путями сближения национальных законодательств интегрирующихся государств.
   Унификация. Заметно отошедшее в межгосударственных документах стран СНГ на задний план строгое словоупотребление еще сохраняется в научных исследованиях. Это касается и понимания унификации.
   Приведем пример того, как представляется унификация в новейших публикациях. Опустив контекст, обратим внимание на употребление этого термина. «Развитие источников права как в странах континентального права, так и в странах общего права проходит под все усиливающимся влиянием процессов сближения обеих правовых систем. Характеризуя эти процессы, теоретики называют их также процессами интернационализации права, гармонизации права, хотя, по существу, речь идет об одних и тех же процессах. Возможно, что отработке определения нужно было бы уделить особое внимание… Процессы сближения правовых систем усиливаются настолько, что в ряде областей права заговорили уже об унификации права».[9] Приведенная цитата с очевидностью демонстрирует различие в «степени» сближения в процессе гармонизации и унификации права.
   Для наглядности унификацию права в межгосударственных отношениях можно сопоставить с законодательной деятельностью государства. Если уподобить унификацию обычному внутригосударственному законодательному процессу – от законодательной инициативы до принятия акта, – то следует заметить, что унификация предполагает более кропотливую подготовительную работу еще до инициирования.
   Этот процесс оказался довольно сложным и трудно поддающимся регулированию в национальном законодательстве Российской Федерации, федеративная структура которой обусловила наличие в правовой системе государства собственных законодательных систем субъектов федерации и, как следствие, – необходимость корреляции этих систем с нормами федерального законодательства.
   Законодательная деятельность государства и унификация в рамках межгосударственных объединений имеют и общие цели: стремление обеспечить гарантии в какой-либо особой области отношений и желание избежать коллизий национальных законов.
   Как фактор, облегчающий унификацию законодательств отдельных государств СНГ в межгосударственных объединениях, например России и Беларуси в их союзно-договорном альянсе, выступает то, что эти государства сотрудничают в рамках региональной организации, одной из уставных целей которой является активная работа в направлении «развития Содружества Независимых Государств».[10] Они действуют в единых геополитических рамках, решают сходные экономические, социальные и другие проблемы, близки их общие правовые системы. В то же время некоторые неудобства создает то обстоятельство, что эти государства входят в состав других региональных организаций. Россия и Беларусь являются участниками СНГ, Таможенного союза, ЕврАзЭС, других организаций стран – членов СНГ. Рамки этих организаций часто перекрываются, и поэтому возникает необходимость в координации их деятельности.
   Запланированная унификация наряду с очевидными преимуществами, объясняемыми ее целями, несет и определенную опасность. Риск того, что усилия по унификации окажутся бесплодными, если только они не касаются некоторых вопросов межгосударственной торговли или коммуникаций, очень высок. Кроме того, поспешное провозглашение установок на унификацию нередко ставит больше проблем, чем разрешает. Пример тому – введение в оборот термина «законы Союза Беларуси и России», под которыми понимались законодательные рекомендации, которые должны были обеспечивать унификацию законодательства России и Беларуси, хотя не были установлены ни порядок реализации этих актов, ни процедура их прохождения в национальных парламентах Российской Федерации или Беларуси. Кроме того, поскольку унификация – создание единых, одинаковых норм, то возникают обоснованные сомнения в действенности законодательных рекомендаций для унификации национальных законодательств: рекомендации по своей юридической природе не способны непосредственно обеспечить целей унификации – единства правового регулирования в законодательных системах суверенных государств.
   Авторы отдельных исследований более широко подходят к понятию унификации – как к «выработке общих правил по созданию и принятию норм права».[11] В этой связи, по-видимому, есть необходимость различать еще одну пару понятий: «унификация» и «методика унификации».
   Наравне с условиями унификации практическую сложность представляет техника ее осуществления. Наиболее существенным с технической стороны в процессе унификации следующие процедуры: выявление круга вопросов, подлежащих унификации; градация этих вопросов по срочности постановки и решения; выявление потребности в унификации или хотя бы ее желательности для всех участвующих в унификационном процессе сторон; сравнительное изучение правовых систем, социально-экономических условий государств, стремящихся ее осуществить. При этом сравнительное исследование не должно ограничиваться правовыми рамками, оно должно носить главным образом социоведческий характер, с акцентом на принципиальные различия социальных институтов и процессов, закономерностей общественного поведения в сотрудничающих государствах.
   Для унификации законодательства в межгосударственных объединениях стран Содружества вполне применимы те подходы и методы, которые были выработаны ранее в процессе межгосударственного общения, в том числе в рамках Европейского Сообщества, Совета Европы, других международных организаций. Технически целям унификации служат два способа юридического правотворчества. Первый способ – заключение договоров, которые обязывают государства изменить их действующее право, привести нормы национального законодательства в соответствие с нормами договоров, при этом выбор форм и методов такого изменения остается за государством. «Унификация предполагает, прежде всего, разработку общих нормативных актов», – замечает М. Г. Пронина, а «главной формой» унификации справедливо считает «разработку… международных конвенций».[12] Второй способ – издание акта, выступающего как результат творчества законодательной власти межгосударственного объединения, содержащего единые, подлежащие немедленной реализации всеми государствами нормы.
   Первый из названных способов, о котором много говорится, но действенность которого для постсоветских стран пока не очевидна – заключение договоров. Договоры между государствами, как устанавливает Федеральный закон Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации»[13], могут иметь различные наименования: конвенция, протокол, декларация, устав, хартия, собственно соглашение или договор и т. д. Различия в наименованиях не влекут юридических отличий. Общим для всех договоров является закрепление прав, полномочий и обязательств участников этих соглашений. Обязательства, в соответствии с которыми вносятся изменения в собственное национальное законодательство, берут на себя не только «первичные» государства-участники: и к заключенным, и к действующим договорам возможно присоединение – необходимо только официальное заявление государства о желании стать участником договора.
   Заключение договоров в рамках межгосударственных объединений эффективно в тех случаях, когда в процессе взаимодействия многих государств необходимо установить единый правовой режим регулирования для определенного предмета, или когда для функционирования создаваемой государствами системы требуется, чтобы в рамках этих государств или части из них применялась унифицированная законодательная регламентация.
   Договоры обеспечивают максимальное единообразие законодательств государств-участников и потому удобны в межгосударственных отношениях тем, что их заключение не требует предварительного изучения законодательства участвующих государств. Подписывая договоры, государства-участники обязуются обеспечить соответствие собственного национального законодательства принимаемому международному обязательству. При этом государства свободны корректировать свое участие в обязательствах посредством оговорок, которые, в то же время, не могут изменять объект договора, его цели. Это общее правило о невозможности изменения некоторых условий договора весьма полезно, ведь иное может свести на нет саму идею совместной деятельности государств. Правда, у договорной практики имеются существенные минусы. Соглашение, нацеленное на унификацию национальных законодательств государств-участников, неприемлемое в какой-то своей части для некоторых государств, может лишить их возможности участвовать в таком соглашении.
   Думается, в рамках Содружества может оказаться полезным и следующий способ унификации посредством договоров: нормы законодательного акта разрабатываются МПА государств – участников СНГ по запросам отдельных государств, которые обязуются в последующем ратифицировать их.[14] Регулирование унифицированными актами целесообразно устанавливать в тех сферах государственной и общественной жизни, которые представляют существенный интерес для всех государств-участников.
   Договор или соглашение в рамках СНГ – еще и универсальный акт-основа, создающий унифицированные правила и условия для деятельности разнообразных межгосударственных союзов внутри Содружества. Формирование интеграционных объединений суверенных стран СНГ, ранее бывших единым государством, проходило в специфической политической обстановке, а сам договорный процесс учреждения международных организаций странами – бывшими партнерами по Союзу ССР проходил по-разному. Учредительные договоры разнородных межгосударственных образований дополнялись новыми соглашениями, обозначающими современные тенденции и цели в процессе межгосударственной интеграции. Как правило, такие договоры давали новый импульс развитию объединительных движений государств навстречу друг другу.[15]
   На практике только два названных способа (заключение межгосударственных договоров и законодательная деятельность специально созданных или наделенных государствами соответствующими полномочиями интеграционных органов) реально могут обеспечить создание общих норм, обязательных для государств, т. е. унифицировать законодательства государств в рамках межгосударственных объединений. Хотя и здесь могут возникать известные барьеры для унификационных процессов.
   Унификация через заключение межгосударственных договоров может оказаться малоэффективной, например, из-за оговорок, вносимых в унификационные соглашения, или из-за различных толкований унифицированных норм в национальных правовых системах. Трудности с реализацией второго способа наглядно демонстрирует опыт межгосударственной интеграции России и Беларуси в Союзном государстве, где политические решения пока не находят адекватного отражения в национальном праве стран-союзниц.
   Выявляя сферы межгосударственного сотрудничества, приемлемые для унификации и требующие введения унифицированных правовых режимов для их успешного совместного развития, следует опираться на опыт и практические достижения в этой области других межгосударственных сообществ, учитывать их трудности.
   Опыт унификации в Европейском Сообществе показал, что она оказывается полезной, действенной лишь в некоторых сферах, приносит пользу только в определенных областях. Практика показывает успешные примеры унификации, если она затрагивает технические, медико-санитарные или регулирующие международное воздушное или водное сообщение нормы. Для России и Беларуси как участников СНГ, к примеру, очевидно успешными для унификации выступают некоторые вопросы из области железнодорожного сообщения, дизельного машиностроения. Продвижение в других направлениях пока не дает оснований говорить об унификации.
   Нужно иметь в виду, что даже в унификационных соглашениях государств в рамках достаточно глубоко интегрированных стран Европейского Союза чаще речь идет не столько об установлении норм права, сколько о провозглашении стандартов, т. е., строго говоря, унификация предлагается не на уровне правовых норм, а на уровне общих принципов. В рамках ЕС введение стандартов практикуется при установлении общих характеристик качества продукции (промышленной, потребительской), а также цен и системы бухгалтерского учета.
   Гармонизация. В интегрирующихся государствах Европы достаточно осмотрительно провозглашается и гармонизация в области общественной жизни. Сам термин «гармонизация» увязывается с ограниченным кругом сфер – таможенное регулирование, социальное обеспечение, цены. Странам СНГ также, по-видимому, целесообразнее по отдельным вопросам, в отношении которых трудно добиться унификации, главной целью сближения национальных законодательств ставить не унификацию, а гармонизацию или координацию законодательной работы. Тем более что национальное законотворчество каждой из стран СНГ магистрально не ориентировано на унифицированное законодательное творчество в рамках этого регионального объединения.
   Гармонизация способствует более «мягкому» по сравнению с унификацией, воздействию межгосударственных механизмов интеграционных объединений на формирование непротиворечивой, взаимосоответствующей, согласованно сочетаемой деятельности национальных законотворческих органов. В то же время гармонизация как способ сближения национальных законодательств отнюдь «не проигрывает» унификации. В межгосударственных отношениях субъекты далеко не всегда стремятся к нивелированию национальных различий, в том числе в праве. Мало того, эта цель не ставится государствами в интеграционном процессе: ни в обязательном, ни в добровольном порядке государства не пропагандируют «отказ от специфики национальных традиций права, отражающих разнообразие и уникальность организации жизни в разных государствах».[16]
   В то же время современный международный правопорядок, нацеленный на обеспечение миролюбивых отношений и сотрудничества между государствами, диктует такое развитие связей между ними, когда межгосударственные институты и механизмы международного нормотворчества должны учитывать и сочетать интересы не только отдельных государств, но и мирового сообщества в целом. Гармонизация законодательств государств – один из правовых механизмов обеспечения международного правового порядка.
   Гармонизация национальных законодательств предполагает как проведение одноактных действий, реализация последствий которых и составляет собственно процесс гармонизации, так и систематически проводимую работу в направлении выявления и преодоления несогласованностей в национальных законодательствах государств, препятствующих либо просто не способствующих развитию межгосударственного сотрудничества. В первом случае речь идет о международных соглашениях. В таких соглашениях, в отличие от «унификационных», устанавливаются не единообразные правила или единые нормы права, а формулируются основные начала, направления, принципиальные подходы государств в установлении порядка и юридических процедур согласования национальной нормотворческой практики. Имплементацией таких соглашений в национальные нормативные системы и будет достигаться гармонизация законодательств интегрирующихся государств. Этим свойством, главным образом, отличаются «унификационные» международные договоры от «гармонизационных». «При выборе направления (принципа) правового регулирования, – отмечает эту особенность Н. Г. Доронина, – единообразные нормы права как таковые не создаются».[17]
   Как во всякой деятельности, в том числе и правотворческой, при осуществлении гармонизации законодательства значителен – и по срокам проведения и по объему проводимой работы – подготовительный ее этап (о важности конечного результата – не говорим). Однако вряд ли будет правильным идентифицировать межгосударственный процесс гармонизации национальных законодательств с «изначальной формой работы» и связывать его с «выявлением наличности правовой базы каждого государства, проведением сравнительного анализа, выявлением различий и противоречий, пробелов, оценки актуальности и преимуществ законодательства».[18] Точно так же результатом успешно проводимой (проведенной) гармонизации законодательств интегрирующихся государств никак не может быть «становление и развитие международной правосубъектности» организации межгосударственного сотрудничества.[19] Процесс гармонизации имеет иную структуру и нацелен на иные последствия.
   Согласованное, гармоничное развитие законодательств государств – бывших республик Союза ССР – один из реально существующих и способный в настоящее время приносить хоть какие-то результаты путь формирования единого экономического пространства, создания единой таможенной территории. Явно заниженное значение, придаваемое иногда этому процессу в литературе, не может быть поддержано. В современных условиях развития интеграционных процессов в масштабах СНГ, когда немалые затруднения встречает реализация межгосударственных соглашений стран-участниц, крайне неверным будет говорить о «всего лишь гармонизации законодательства».[20] Более того, нельзя не согласиться с мнением, что «способ гармонизации права, исключающий вовсе появление такой категории, как «единообразная норма», в условиях экономической интеграции оказывается более эффективным».[21] Не следует забывать и того, что аналогичные процессы в рамках, например, европейских государств развивались не одно десятилетие.
   Другой курс гармонизации состоит в постоянной, систематической деятельности органов межгосударственных объединений по выявлению несогласованностей в национальных законодательствах государств и разработке предложений по преодолению препятствий на пути гармоничного развития межгосударственного сотрудничества и заключается в подготовке разнообразных документов рекомендательного характера.
   Далеко не всегда государства оказываются готовыми к выработке однозначного определения общего подхода, общего правила или положения по конкретному вопросу национальной правотворческой практики в силу объективных причин либо потому, что не убеждены в его необходимости. В таких случаях общие принципы, цели оформляются в виде рекомендаций по пересмотру действующих редакций законодательных текстов или рекомендаций по законопроектной деятельности вообще.
   На каких-то этапах развития интеграции может быть целесообразной, а иногда и необходимой для стимулирования объединительных процессов, разработка юридического руководства по составлению межгосударственных договоров, национальному нормотворчеству стран-участниц. Разъяснение многих вопросов совместного нормотворчества государств – участников СНГ, ЕврАзЭС, Союза Беларуси и России представляется в настоящее время вполне назревшей потребностью. Воздействию правовых механизмов на углубление процессов интеграции справедливо отводится значительная роль. «Законодательная деятельность органов ЕЭС, направленная на гармонизацию права, привела к более высокой ступени интеграции – Европейскому Союзу», – обоснованно считает Н. Г. Доронина.[22]
   В практике рекомендательной деятельности СНГ, других межгосударственных объединений стран Содружества заметное место занимает модельное законотворчество межпарламентского органа – подготовка и издание рекомендательных (модельных) законодательных актов (законов). В некоторых актах Межпарламентской Ассамблеи СНГ используется другое наименование – типовые (модельные) законодательные акты;[23] аналог модельного закона МПА государств – участников СНГ в ЕврАзЭС именуется типовым проектом.[24] По Уставу Союза Беларуси и России, как упоминалось, статус законодательной рекомендации Союза имели принимаемые Парламентским Собранием нормативные правовые акты.[25]
   Само наименование рекомендации – «модельный закон» – иногда вызывает неприятие из-за недостаточной обоснованности употребления термина «закон» применительно к рекомендациям. Но, как представляется, все возможные возражения снимает указание на то, что этот акт, хотя и именуется законом, но является «примерным», «типовым», актом-образцом, т. е. «модельным». Можно согласиться, что более предпочтительным было бы именовать такие акты не «законами», а «законопроектами». Однако чаще всего рекомендуемые Межпарламентской Ассамблеей государствам – участникам Содружества законодательные образцы принимаются как «рекомендательный законодательный акт» либо как «модельный закон».

§ 3. Модельные акты как способ гармонизации национальных законодательств государств в процессе интеграции

   Модельный акт как типовой образец нормативного правового регулирования конкретной области общественных отношений, как примерный акт, ориентирующий национального законодателя в правотворческой деятельности, как целенаправленное влияние межпарламентского органа на национальную законотворческую практику государств – участников межгосударственного объединения позволяет без навязывания жестких рамок обеспечить общность концептуальных подходов, а в некоторых сферах (например, транспортные коммуникации, природопользование и охрана окружающей природной среды), и детальную согласованность развития национальных законодательных систем государств-членов. Модельный акт дает возможность интегрирующимся странам еще в процессе подготовки юридического нормативного решения устранить возникающие неоправданные расхождения при регулировании однотипных вопросов, правовом решении похожих задач.
   Модельный акт подходит для тех случаев, когда государства предполагают создать национальный акт на основе единого текста, но при этом учесть собственную специфику, традиции. Применим он и для усовершенствования, модернизации национального законодательства. Модельные акты, как правило, разрабатываются с учетом международного опыта, в их основу положены общепризнанные принципы международного права, единые начала, принятые в большинстве стран Европы и мира, включая законотворческие традиции континентального права. Использование модельных актов для сближения национальных законодательств – путь, предоставляющий большие возможности для маневрирования: отдельные его положения могут быть исключены, изменены. Издание рекомендательных законодательных актов МПА государств – участников СНГ можно сопроводить постановлением МПА о рекомендуемых государствам мерах для достижения удовлетворительной степени сближения.
   Модельное законотворчество представляет собой разработку акта в виде полного текста закона, отдельных законодательных правил или положений. Полнотекстовые модельные акты под названием «кодекс», «устав», собственно «закон» отличаются главным образом формальными характеристиками: по содержанию кодексы, в отличие от других законов, охватывают значительную массу отраслевых норм. Будучи законом сводного характера, содержащим наибольший объем нормативного правового материала, относящегося к определенной сфере общественных отношений, кодекс имеет и более сложную, в сравнении с иными законами, структуру. Уставы представляют собой тоже кодифицированные акты; традиционно они определяют статус и вопросы функционирования «путейного хозяйства» – транспортной сферы.
   Разработка модельных положений и правил[26] – менее распространенный способ гармонизации национальных законодательств, но его положительные свойства очевидны. К подготовке модельных правил и положений целесообразно обращаться для единообразного урегулирования определенного вопроса в национальном законодательстве. Полезна их разработка для случаев, когда национальная законодательная регламентация осуществляется через принятие не одного, а нескольких актов. Включением модельного правила в различные национальные акты решается задача гармонизации национальных законодательств менее затратным, чем подготовка целого закона, способом.
   Полезна подготовка рекомендательных законодательных правил и положений в условиях «многоуровневой» интеграции государств СНГ, когда одно государство выступает участником и Содружества Независимых Государств, и Евразийского экономического сообщества, и др. Сейчас практика модельного законотворчества в этих объединениях такова, что отдельные рекомендательные законодательные акты предлагаются для одних и тех же субъектов на трех уровнях: МПА государств – участников СНГ, МПА ЕврАзЭС и Парламентского Собрания Союза Беларуси и России. Так, модельные законы «О финансово-промышленных группах», «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» подготовлены и в СНГ, и в Союзе Беларуси и России. Модельный Налоговый кодекс и модельные законы «Об образовании», «О борьбе с терроризмом» есть и в СНГ, и в «пятерке». Похожи модельные законы МПА государств – участников СНГ «Об охране труда» и «О службах охраны труда» и модельные законы «пятерки» «О надзоре и контроле за соблюдением законодательства об охране труда». Очевидно, что нет необходимости в издании модельных актов одинаковой тематики и практически идентичных по содержанию во всех этих межгосударственных объединениях. В этой ситуации парламентским органам СНГ, государств – участников Договора «пяти» достаточно в качестве моделей предложить отдельные положения и правила, а то и отдельные статьи, в которых отразить специфику регулирования для государств, входящих в тот или иной межгосударственный союз.
   Рекомендательные модели МПА государств – участников СНГ могли бы сыграть свою положительную роль в координации развивающейся в настоящее время практики заключения международных договоров между государствами Содружества, в том числе и двусторонних. Это еще одна из сфер, где МПА государств – участников СНГ может разрабатывать и активно разрабатывает в последнее время образцы для включения в международные договоры государств СНГ. Перспективный план модельного законотворчества МПА государств – участников СНГ предусматривает разработку рекомендательных конвенций, в числе которых: Хартия о правах национальных меньшинств, Конвенция по приграничному сотрудничеству, Хартия равных прав и равных возможностей мужчин и женщин и др.[27]
   Подготовка в качестве рекомендаций модельных статей будет оптимальной, когда планируется заключение нескольких договоров по определенному вопросу. Таковыми, например, могли бы стать модельные статьи о разрешении межгосударственных споров[28]: когда государства СНГ заключают однотипные двухсторонние договоры общей тематики, нет необходимости в каждом случае вырабатывать индивидуальный порядок рассмотрения споров и разногласий.
   Утвержденный постановлением МПА государств – участников СНГ и действующий в настоящее время Перспективный план модельной законопроектной работы на период до 2005 г. с изменениями и дополнениями включает 139 рекомендаций, планируемых к принятию. В их числе – 12 кодексов (Торговый, Жилищный, Информационный, Экологический, Кодекс судопроизводства по экономическим отношениям и др.), 15 разного рода рекомендаций, ориентирующих на сближение национальных законодательств, и моделей международных конвенций, более 100 модельных законов. Большинство из запланированных рекомендаций в случае успешной их подготовки, как представляется, окажут весомую помощь национальным законодателям в реализации общей установки на гармоничное развитие законодательств «содружествующих» стран. Но некоторые позиции плана вызывают вопросы.
   Как рекомендацию в Перспективном плане намечено подготовить, например, документ под названием «Правовые и нормативные основы защищенности статуса спасателей, участвующих в спасательных работах на трансграничной территории». Однако очевидно, что все государства-участники будут заинтересованы не столько в согласовании общих подходов к решению данного вопроса, сколько в унифицированном его решении, и поэтому здесь было бы более правильным предложить общие единообразные нормы, согласовав которые, государства могли бы обеспечить их обязательную юридическую силу.
   В Перспективном плане предусмотрена разработка модельного Информационного кодекса, а наряду с ним модельного закона «Об информации, защите информации и информационных продуктов». Разработчиком первого является Верховная Рада Украины, постоянная комиссия МПА государств – участников СНГ по культуре, информации, туризму и спорту, ответственная за подготовку кодекса; разработчик модельного закона – Государственная Дума России и Комиссия по вопросам обороны и безопасности. Оба проекта должны были быть подготовлены в 2002 г. Здесь возникают возражения как в целесообразности одновременной разработки тематически близких актов, так и рациональности такого «распыления» научных сил и средств государственно-правового обеспечения сотрудничества.
   Разработке проектов конкретных модельных актов и их принятию может предшествовать мониторинг действующего законодательства в известной сфере, проводимый экспертами.[29]
   Процедурные вопросы разработки модельных актов – от предложений о подготовке модельных законов до их принятия – в какой-то мере были представлены в документах МПА государств – участников СНГ[30], МПК «пятерки»[31] и могли быть в отдельных частях заимствованы другими межгосударственными объединениями для собственной практики модельного законотворчества.
   Значимость предполагаемого к разработке модельного акта определяет процедурные особенности его подготовки. Работе над наиболее сложными и значимыми для государственной жизни модельными законопроектами может предшествовать подготовка (с последующим утверждением) концепции акта. В концепции, как правило, дается общая характеристика действующего нормативного регулирования в государствах-участниках СНГ, предлагается схематичный план будущего модельного закона. Разработчиками как концепции, так и самих модельных актов в настоящее время могут быть комитеты, комиссии парламентов, парламентские делегации, органы СНГ, научно-исследовательские институты, рабочие группы МПА государств – участников СНГ или МПА ЕврАзЭС, ученые и специалисты в соответствующих отраслях государственной и общественной жизни.
   Известно, что большая часть рекомендательных законодательных актов инициируется и разрабатывается научными юридическими центрами, а также парламентами и отдельными депутатами через постоянные комиссии МПА. Думается, безосновательно самоустраняются от этой работы органы СНГ. Разрабатывая проекты рекомендательных актов для национального законодателя наряду с проектами соглашений межгосударственного характера, органы СНГ создавали бы не только договорно-правовую базу для развития межгосударственных отношений, но и обеспечивали бы национальную нормативную основу для реализации будущих межгосударственных соглашений.
   Порядок подготовки и рассмотрения конкретного модельного акта определяет постоянная комиссия МПА государств – участников СНГ, на которую возложена ответственность за подготовку документа, либо определенная комиссия МПА ЕврАзЭС в соответствии с их регламентами.
   Утвержденные в первом чтении в комиссиях МПА государств – участников СНГ или МПА ЕврАзЭС модельные акты направляются в парламенты стран Содружества для их оценки.
   Модельный акт, подготовка которого завершена разработчиками, направляется в постоянную комиссию МПА государств – участников СНГ, либо в соответствующее структурное звено МПА ЕврАзЭС на экспертизу. Экспертной оценке подвергаются его соответствие нормам международного права, договорам и соглашениям государств – участников Содружества, юридические свойства проекта. В зависимости от тематики проводится специальная экспертиза – научно-техническая, экологическая, финансовая и т. д. При необходимости проект модельного акта может быть направлен на экспертизу в международные организации либо экспертам из числа признанных специалистов в определенной сфере из государств, не являющихся участниками договора «пятерки».
   Для принятия модельного акта необходимо, чтобы его одобрили все участвующие в заседании парламентские делегации государств-участников. Модельный акт может быть поддержан с оговорками, т. е. в основном.
   В целях согласования правовой политики и установления единообразного правового регулирования в государствах – участниках Содружества, как модель законодательного регулирования целесообразно использовать и другие акты, например, наиболее удачные из законодательных актов отдельных государств, входящих в Содружество. Пропаганда лучших образцов законов государств – участников СНГ, использование взаимного позитивного опыта ничего иного, кроме пользы государствам, принести не может.[32] Эффект действия норм национальных законов, разработанных на основе модельных актов МПА, с учетом достижений национального правотворчества других государств, будет только выше. Замечено, что положительным примером нормативного регулирования в сфере науки может служить соответствующее законодательство Беларуси и Украины, значительны наработки по законодательству об охране окружающей природной среды в Молдове, Грузии, Азербайджане, о противодействии нелегальному обороту наркотиков – в Армении, Казахстане, Таджикистане.
   Предложение законодательных рекомендаций в виде модельных законов опирается на богатую практику интеграции в европейских странах. Но там порядок их подготовки, как и исполнения, отличен от того, который существует в СНГ. В европейских государствах целью таких законов (они именуются по-разному: «примерные», «типовые», просто «рекомендации») является внесение изменений в национальное законодательство, причем эти изменения должны быть одинаковыми для всех государств. Типовые законы вносятся в национальные парламенты, и после принятия, как правило, если и имеют некоторые отличия, то минимальные, поэтому иначе, чем в СНГ, расставлены акценты в процедуре их подготовки.
   Модельные рекомендательные акты для стран СНГ после их подготовки специалистами и экспертной оценки проходят еще дополнительно как бы два этапа обсуждения парламентариями: в пленарном заседании межпарламентского органа, потом рассматриваются (в идеале – в процессе троекратного чтения перерабатываются, изменяются и дополняются, принимаются) в национальных парламентах. В европейских государствах основная работа по подготовке типовых актов лежит на интеграционных органах: они готовят акты с такой степенью их согласованности, чтобы «превращение» их в акт национального законодательства проходило без внесения сколько-нибудь существенных поправок.
   После принятия модельные акты направляются в парламенты как рекомендации для рассмотрения. В документах МПА государств – участников СНГ и МПА ЕврАзЭС предлагаются такие формы использования правил модельных актов:
   1) государства-участники принимают модельный закон как документ национального законодательства, допуская, при необходимости, его корректировку с учетом особенностей политического, социально-экономического, культурного развития, исторических традиций государства;
   2) государства-участники используют отдельные нормы модельного акта, включая их в действующие национальные законы;
   3) государства-участники разрабатывают собственный нормативный правовой акт на базе модельного.
   Использование и роль модельных законов в процессе национального законотворчества определяется такой его характеристикой, как юридическое значение. Модельные законы, принимаемые уполномоченным органом стран Содружества, сопровождаются постановлением: «Направить указанный акт в парламенты государств для дальнейшего использования». Ни круг полномочий межпарламентского органа Содружества, ни эта формулировка не способны породить для государств-участников обязательности норм модельных законов. Авторитет принявшего модельный закон органа никак не может сказаться на основном юридическом свойстве модельного закона – его рекомендательном характере. Не влияют на правовую характеристику модельных актов их видовые отличия (модельный устав, модельный закон, модельный кодекс или модельное положение). Модельный закон может быть принят заинтересованным законодательствующим субъектом только в добровольном порядке.
   Судить о практических результатах реализации модельных актов, принятых МПА государств – участников СНГ и МПА ЕврАзЭС довольно сложно: информацию о динамике потребностей национальных законодателей в законодательных моделях парламенты предоставляют не регулярно. В «Вестнике Межпарламентской Ассамблеи», в ежегодных публикациях об итогах деятельности МПА государств – участников СНГ информация об использовании национальными парламентами модельных законодательных актов обновляется не часто. Поскольку парламенты не всегда информируют органы МПА государств – участников СНГ о своих актах, принятых на базе модельных, не высказывают пожеланий относительно законодательных моделей, в принятии которых они заинтересованы, то и МПА в подготовке модельных актов ориентируется не на реальные потребности национальных парламентов, а на общую картину хода законотворческих работ в одной-двух республиках СНГ.
   На практике национальные парламенты, как правило, учитывают в своей работе модельные акты, подготовленные до начала разработки собственных законов. Причем используются не только принятые МПА государств – участников СНГ модельные законы, но и проекты модельных законодательных актов, которые направляются в парламенты для рассмотрения после первого чтения этих актов на заседаниях постоянных комиссий. Интересно и то, что как рекомендации для использования в национальной законотворческой работе, Ассамблея направляет и утвержденные ею концепции модельных законов, например, концепции модельных Трудового и Образовательного кодексов.[33]
   Относительно других актов, принятых МПА государств – участников СНГ после того, как был утвержден национальный закон, можно с уверенностью говорить, что существенного влияния на национальный процесс законотворчества они не оказывают. Выход из такого положения предлагался в «пятерке». В Программе гармонизации национальных законодательных и иных правовых актов предусматривается подготовка и принятие модельных законодательных актов только в областях, не урегулированных национальными законодательствами, международными договорами и соглашениями.[34] Представляется, что такие рамки практически не оставляют пространства для рекомендаций в виде модельных законов.
   Механизм использования модельных законов в национальных законодательных системах сложился уже в достаточно отработанном виде; каждое из государств вырабатывает свои средства «адаптации», учитывая множество факторов, в первую очередь, особенности состава населения, территориальное и административное построение, характер и специфику внешних связей. К «наполнению» модельного акта привлекаются специалисты юридических институтов, заинтересованных учреждений для того, чтобы в национальном законе были учтены конкретные особенности государства, рассмотрены возможные варианты предлагаемых законодательными моделями решений и уменьшена вероятность принятия ошибочных законодательных решений. В России, например, практика использования модельного законодательства достаточно широка, причем модельные законодательные акты проходят апробацию на двух уровнях – модельные акты межпарламентских органов объединений стран СНГ и проекты модельных законов, подготовленные в Российской Федерации для ее субъектов по вопросам совместного с федерацией ведения или собственного ведения субъектов РФ.
   Моделирование законотворческой деятельности в рамках Содружества получило позитивную практическую оценку: Государства СНГ накопили достаточный опыт использования рекомендательных законодательных актов. В Республике Беларусь, например, парламентом при подготовке национальных законов были использованы помимо деклараций и обращений МПА государств – участников СНГ 20 модельных актов, в числе которых: Гражданский кодекс, модельные законы «О согласованных принципах регулирования гражданства», «О государственной поддержке малого предпринимательства», блок модельных законов об экологии («О принципах экологической безопасности в государствах Содружества», «Об экологической экспертизе», «Об экологическом образовании населения»), «О борьбе с организованной преступностью». До 18 проектов законов разработаны с использованием рекомендательных законодательных актов в Республике Казахстан (в том числе модельные ГК, УК, УПК, УИК).
   Полезность рекомендательных законодательных актов при разработке национального законодательства отмечается всеми государствами СНГ, и все они, по их признанию, в той или иной степени в собственной правотворческой деятельности опираются на законодательные модели МПА государств – участников СНГ. Число рекомендательных актов, использованных законодательными собраниями государств – участников СНГ, колеблется от 10 в Республике Таджикистан до 28 в Кыргызской республике. Общее количество использованных в законотворческой практике парламентов пяти государств (Беларуси, Казахстана, России и Украины) модельных законов к 2000 г. составляло 71 акт.[35]
   В то же время очевидно, что потенциал законодательного моделирования используется не полностью.[36] Предложение модельных законов намного опережает спрос; общее число изданных МПА государств – участников СНГ к настоящему времени модельных законов около 130. Есть, правда, этому и объективные объяснения: принятие национальных законодательных решений зависит от множества факторов – это и экономика, и социальная, и политическая, и геополитическая обстановка – модельные рекомендации в этом ряду не занимают главенствующего места.
   Внешне текст и структура модельных актов МПА государств – участников СНГ, МПА ЕврАзЭС (постатейное построение, логичность изложения содержания) соответствуют пониманию закона в традиционном смысле, принятом в государствах континентальной правовой семьи. Согласно процедурным правилам, издаваемый МПА государств – участников СНГ или МПА ЕврАзЭС модельный акт должен быть поддержан парламентариями государств-участников. Поэтому в том виде, в каком он принимается МПА (или МПК), с точки зрения технико-юридической и содержательной подготовки модельный закон вполне может быть предложен к слушанию в национальных парламентах.
   Однако на практике дело обстоит иначе. Парламентарии далеко не всегда в своей законотворческой деятельности тексты модельных актов берут за основу. Несмотря на то, что процедурными правилами подготовки и принятия модельных законодательных актов прямо предусмотрено полномочие парламентских делегаций вносить предложения о принятии национальных актов на основе модельных и содействовать их прохождению в национальных парламентах, для Российской Федерации, по крайней мере, модельные законы не стали тем образцом, на который бы строго ориентировался законодатель и принятие которого отстаивали бы парламентарии по мотиву его содействия сближению национальных законодательств стран СНГ. Как справедливо замечает А. Л. Маковский, «вряд ли кто-либо из депутатов парламентов стран Содружества вспомнит случай, когда проект национального закона вызвал бы критику или возражения из-за того, что он не скоординирован (не гармонизирован и т. д.) с соответствующими законами других “содружествующих” государств».[37]
   Отсутствие необходимой мобильности в контактах МПА государств – участников СНГ и национальных парламентов по линии создания и использования модельных законов препятствует качественному улучшению самого модельного законотворчества МПА СНГ. Например, в 1996 г., спустя два месяца после принятия модельного закона «Об экологической экспертизе», аналогичный закон был принят в Молдове, причем изложение многих позиций в национальном законе оказалось более удачным. Цели и задачи государственной экологической экспертизы, независимость и ответственность государственных экологических экспертов, а также вопросы, связанные с проведением государственной экологической экспертизы с участием нештатных экспертов и повторной экспертизы в законе Молдовы были представлены, в отличие от модельного закона, с учетом международной конвенции «Об оценке воздействия на окружающую среду» (ОВОС). Более удачная юридическая проработанность некоторых положений закона Молдовы была признана на уровне Постоянной комиссии МПА государств – участников СНГ по экологии и природным ресурсам, однако какие-либо коррективы в модельный законодательный акт для стран СНГ внесены не были.
   Известно, что улучшению модельные законы после их принятия МПА государств – участников СНГ до недавнего времени не подвергались, однако некоторые переломные тенденции намечаются. Так, в связи с необходимостью развития экономической интеграции в рамках СНГ и правового обеспечения формирования зоны свободной торговли государств – участников СНГ возникла потребность в доработке ранее принятых модельных законов «О государственной статистике» (1994 г.), «О защите экономической конкуренции» (1996 г.), «О финансово-промышленных группах» (1996 г.), «О стандартизации» (1997 г.). Действующий Перспективный план предусматривает внесение изменений и дополнений в модельные законы «Об образовании взрослых» (1997 г.), «Об образовании» (1999 г.).
   Признаны не соответствующими современным требованиям и международным стандартам некоторые положения модельного закона «Об авторском праве и смежных правах» (1996 г.) и было решено подготовить его новую редакцию. Сочтено нецелесообразным дальнейшее использование в качестве рекомендательного законодательного акта разд. «Интеллектуальная собственность» ч. III модельного ГК. В то же время МПА на время, до завершения подготовки новых текстов этих модельных законов, предложила Рекомендации по совершенствованию национальных законов об авторском праве и смежных правах государств – участников СНГ с учетом Договора ВОИС по авторскому праву и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г.[38]
   Новым в практике МПА стало и то, что модельные законы могут приниматься для ограниченного круга участников. Так, модельные законы «О чрезвычайном положении» и «О порядке допуска и условиях пребывания воинских формирований других государств – участников Договора о коллективной безопасности на территории государства-участника ДКБ» были приняты и рекомендованы МПА для использования в парламентах государств – участников Договора о коллективной безопасности; Модельный закон «О чрезвычайном положении» был направлен в парламенты других государств СНГ, «заинтересованных в его использовании».[39]
   В СНГ принятием рекомендательного (типового, модельного) акта государства-участники выражают одобрение факту консультативной помощи парламентариям в законотворческой работе. Поэтому МПА ориентирует законодателей на принятие национальных актов не только по образцу модельных законов, кодексов, уставов, но и другими рекомендациями. Из рекомендаций МПА, нацеленных на гармонизацию национального законотворчества стран – участниц Содружества, содержательно и структурно оформлены в виде модельных законов (кодексов, уставов) большинство. Кроме того, законодательные рекомендации принимаются МПА и в виде концептуальных замечаний и предложений к разработке национальных законодательных актов. Одним из такого рода документов стали рекомендации «Основные направления реформирования заработной платы в государствах – участниках СНГ». Эти рекомендации предлагают детально проработанные подходы к решению вопросов организации заработной платы, минимальной зарплаты, особенностей организации зарплаты в бюджетных организациях, на предприятиях негосударственных форм собственности, оплаты труда работников по договорам, гарантийных и компенсационных выплат, обеспечения защиты заработной платы.
   Рекомендации в таком виде имеют очевидные плюсы. По основным позициям заявленной темы предлагается убедительная аргументация, исходя из которой национальный законодатель решает, есть ли необходимость включать новые нормы в национальное законодательство.
   Как законодательную модель МПА предлагает рекомендации и в виде модельного плана-схемы законодательного акта: поглавная структура с постатейной разбивкой, где обозначены основные предметы, которые могут быть урегулированы предлагаемым актом, создают нечто вроде каркаса будущего законодательного акта. В таком виде приняты рекомендации «Об основных гарантиях избирательных прав и общих принципах организации и проведения выборов и референдумов». МПА предложила государствам-участникам разрабатывать соответствующие национальные нормативные правовые акты, приняв за основу эти рекомендации.
   Соотношение рекомендаций концептуального плана и модельных законов в практике рекомендательного правотворчества МПА составляет примерно 1: 20. Хотя потенциал здесь, как представляется, довольно велик. Применительно к некоторым отраслям законодательства или по отдельным законодательным вопросам государствам, по-видимому, целесообразно определять, заинтересованы ли они иметь в качестве типовой модели текст закона или отдают предпочтение концептуальным рекомендациям, при этом, конечно, взвесив все плюсы и минусы разного рода рекомендаций – возможности их оптимального использования, учет трудоемкости их подготовки, реальной отдачи от этой работы в интересах сближения законодательств государств СНГ.
   Модельные акты, предлагаемые к использованию в национальном законодательстве, должны отвечать требованию соответствия темпам интеграции. Для того чтобы рекомендательный законодательный акт был реализован, необходимо наличие, по меньшей мере, двух условий: во-первых, готовность государств к восприятию принципиальной, основной их части (объективная готовность государства, обусловленная уровнем его экономико-социального и политического развития), и, во-вторых, готовность государств к взаимосогласованному сближению позиций по вопросам, представляющим обоюдный интерес.
   В рамках СНГ не существует ни специального механизма контроля за реализацией государствами-участниками Содружества рекомендательных законодательных актов или принуждения к использованию таких актов, ни даже органа, отслеживающего взаимовлияние национального правотворческого процесса и модельного законотворчества межпарламентских органов. Государства сами определяют, насколько целесообразно при разработке национального законодательства обращение к таким актам, насколько предлагаемая законодательная модель адаптируема к национальным условиям конкретной страны. Безусловно, не в последнюю очередь оценивается и качество модельных актов, наличие «связи с настоящими политическими и экономическими процессами»[40].
   Продуктивность развития интеграционных процессов в государствах Содружества в дальнейшем напрямую будет зависеть от реального практического наполнения общей целевой установки на обеспечение устойчивого и безопасного развития всех сфер государственной и общественной жизни входящих в Содружество стран. Этой общей цели вполне может служить опыт модельного законодательства межпарламентских органов межгосударственных объединений стран, входящих в Содружество Независимых Государств. Многовариантное, творческое использование предлагаемых МПА рекомендательных законодательных моделей позволит оптимизировать организационную структуру национального законотворческого процесса и законодательства в целом, более точно определять приоритеты национальной законодательной работы, предвидеть положительные и негативные моменты в перспективе. В то же время согласованное законотворчество государств – важная предпосылка создания надежного правового фундамента тесного и взаимовыгодного сотрудничества, наращивания межгосударственных связей, совместного обеспечения внутренних потребностей стран, входящих в Содружество.

Глава II. Содружество Независимых Государств: юридические аспекты межгосударственного сотрудничества

§ 1. Развитие правовых механизмов интеграции

   В конце 80-х гг. в СССР происходили коренные экономические изменения. Они начались с реформирования республиканских народнохозяйственных комплексов на единой методологической базе. Был намечен курс последовательных преобразований. Однако при общности реформаторских целей каждая бывшая союзная республика выбрала собственный сценарий, приоритеты и последовательность реформ, пределы экономических преобразований, с учетом возможностей национальных экономик и интересов основных социальных групп населения. Различия в моделях и сценариях экономических преобразований привели, в конечном счете, особенно после развала СССР, к несовпадающим темпам реформ, масштабам либерализации экономики и механизмам государственного экономического регулирования.
   Можно выделить несколько этапов экономических реформ.
   Первый этап экономических реформ относится к периоду 1988–1991 гг., когда в рамках общесоюзных программ начались процессы либерализации хозяйственной деятельности, разгосударствления предприятий путем передачи их в аренду трудовым коллективам и частным лицам, трансформирования деятельности центральных министерств и ведомств, ослабления централизованной системы планового управления. В политическом плане этот этап завершился провозглашением государственной независимости бывших союзных республик и распадом СССР. В экономическом плане традиционные нарушения договорной дисциплины приобрели массовый характер, привели к серьезным подрывам межотраслевых и внутриотраслевых производственно-технологических и хозяйственных связей, предельному обострению дефицита продукции производственного назначения и потребительских товаров, развалу денежно-кредитной системы, раскручиванию инфляции и спаду производства.
   После прекращения в декабре 1991 г. существования Союза ССР возник правовой вакуум в урегулировании экономических взаимоотношений между новыми государствами, который привел к ослаблению и сокращению исторически складывавшихся тесных экономических связей, что негативно отразилось на экономике каждого из новых государств.
   В Минском соглашении от 8 декабря 1991 г. о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) Беларусь, Россия и Украина, провозгласив прекращение существования СССР и создание СНГ, заявили, что к сфере их совместной деятельности, реализуемой на равноправной основе через общие координирующие институты Содружества, относится, в частности, сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, а также общеевропейского и евразийского рынков (ст. 7). Эта формула была повторена и в Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 г. об объединении в рамках СНГ уже 11 бывших союзных республик.
   Особенность второго этапа экономических реформ (1992–1994 гг.) состоит в том, что в большинстве новых суверенных государств реформы продолжались в общем русле под определяющим влиянием новой реформаторской политики России, провозглашенной в опубликованном 29 октября 1991 г. «Обращении Президента России к народам России, к Съезду народных депутатов Российской Федерации». Российский сценарий шоковой либерализации вольно или невольно был воспринят во многих новых независимых государствах.
   Период 1992–1994 гг. считается в большинстве стран Содружества временем кризисного развития, преодоления ошибок и просчетов, разработки концептуальных и организационно-правовых основ национально-государственной политики рыночных преобразований.
   Происходит формирование двух основных концепций отношений России со странами Содружества. Первая исходила из целесообразности формирования тесных интеграционных связей, выгодных как для России, так и для этих стран. Вторая концепция ориентировала на экономическое размежевание и обособление России из-за опасения экономического иждивенчества со стороны государств – участников СНГ и затормаживания процессов рыночных реформ в России. Противники тесного взаимодействия с Россией рассматривали интеграцию как попытку России навязать свои условия поставок и расчетов.
   После пессимистических оценок перспектив Содружества, характерных для конца 1992 – начала 1993 гг., во многих странах СНГ заговорили о необходимости создания экономического союза (или сообщества), проведения скоординированной экономической политики. Причин для изменения подхода к вопросам интеграции было несколько.
   Во-первых, быстро ухудшалось экономическое положение большинства государств Содружества, причем в немалой степени вследствие разрыва хозяйственных связей, неурегулированности валютно-финансовых отношений, механизма расчетов и ценообразования.
   Во-вторых, развеялись иллюзии о возможности быстро решить свои проблемы, наполнить рынок и успешно осуществить реформы в условиях экономической самостоятельности.
   В-третьих, разрушились надежды на помощь со стороны развитых государств мира и международных экономических группировок.
   В этих условиях не могло не усиливаться осознание необходимости нормализации экономических взаимоотношений, принятия законодательных мер, которые позволили бы воссоздать некогда единое экономическое пространство, но уже на новой, рыночной основе. Результатом стало заключение в октябре 1992 г. в Бишкеке Соглашения «О единой денежной системе и согласованной денежно-кредитной и валютной политике государств, сохранивших рубль в качестве законного платежного средства». Подписало это соглашение 8 государств.
   Существенные сдвиги произошли и во взглядах на интеграционные процессы. Если в начале 1993 г. об экономическом союзе или других формах интеграционных объединений говорили, главным образом, представители Беларуси и Казахстана, то в последующем заинтересованность в экономическом союзе тали выражать практически все государства Содружества.
   Правовое регулирование межгосударственного экономического сотрудничества стран СНГ осуществлялось как на многосторонней, так и на двусторонней основе. Что касается многосторонних актов, то наиболее существенным после Минского соглашения и Алма-Атинской декларации документом, в котором трактовались также и вопросы экономического сотрудничества, стал Устав СНГ, принятый 22 января 1993 г. решением высшего органа СНГ – Совета глав государств. Уставу было придано значение международного договора с последующей ратификацией государствами-участниками и регистрацией в Секретариате ООН в соответствии со ст. 102 Устава ООН. Среди целей и принципов СНГ в Уставе декларировались: всестороннее и сбалансированное экономическое развитие государств-участников в рамках общего экономического пространства; межгосударственная кооперация и интеграция; развитие взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества, расширение интеграционных процессов.
   Перелом настроений в пользу интеграции нашел свое выражение в том, что 14 мая 1993 г. в Москве на заседании глав государств – участников СНГ были приняты Декларация о поэтапном движении к экономическому союзу и решение о подготовке соответствующего договора и сопутствующих ему соглашений. Документы подписали Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина. В них было отражено стремление к глубокой интеграции, созданию общего рынка для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов, трудовых ресурсов при обеспечении взаимных интересов государств и намерение более тесно согласовывать действия по различным направлениям экономической политики, особенно проведению экономических реформ.
   Поворотным рубежом от разрозненных соглашений в области регулирования взаимных экономических связей стран СНГ к осуществлению сотрудничества в рамках универсальной организации по типу Европейского Союза стало заключение рамочного Договора о создании Экономического союза 24 сентября 1993 г. Подорвало весомость Договора изначальное неучастие в нем Украины, которая изъявила намерение сотрудничать с экономическим «сообществом» в качестве полноправного участника на основе отдельного соглашения. Договор содержал 34 статьи и потребовал сразу же принятия множества дополнительных актов. Его даже отдаленно нельзя сопоставить с такими учредительными документами Европейского Союза, как Римский договор 1957 г. или Маастрихтский договор 1992 г.
   Среди целей Экономического союза были продекларированы: поэтапное создание общего экономического пространства; свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы; согласование денежно-кредитной, бюджетной, налоговой, ценовой, внешнеэкономической, таможенной и валютной политики; поэтапное углубление интеграции. Все это – через ассоциацию свободной торговли, таможенный союз, общий рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, валютный (денежный) союз.
   Достижение этих целей юридически не было, однако, обеспечено ни согласованием конкретных сроков (этапов) осуществления тех или иных мероприятий, ни созданием структуры руководящих органов, наделенных ясно очерченными правомочиями по принятию строго обязывающих решений, ни согласованным механизмом их исполнения.
   С целью укрепления институционной базы Экономического союза 21 октября 1994 г. было принято Соглашение о создании Межгосударственного экономического комитета в качестве постоянно действующего органа Экономического союза. Комитет был наделен правом принятия решений «распорядительного характера» по вопросам, добровольно переданным ему государствами. Правда, осталось неясным, являлись ли такие «распорядительные» решения обязательными или для их исполнения необходимо было добровольное согласие. Комитет мог принимать решения, «обязательность» исполнения которых должна была подтверждаться соответствующими решениями правительств. Этим терялась весомость положений (ст. 10) о возможности принятия решений органами Комитета посредством квалифицированного большинства голосов в соответствии с особо согласованным распределением (Россия – 50 голосов, Украина – 14, Беларусь и Казахстан – по 5, остальные государства – по 3 голоса).
   Договор о создании Экономического союза предусматривал также координацию денежно-кредитной, финансовой и валютной политики и гармонизацию налогообложения. Договор определил цели, стадии и механизмы трансформации многовалютной системы стран-участниц в направлении валютного союза.
   На первой стадии трансформации Договор предусматривал создание платежного союза на базе взаимного признания и официальных котировок всех республиканских валют; многостороннего клиринга через Межгосударственный банк или другие учреждения с использованием национальных валют; скоординированных механизмов взаимного кредитования для покрытия дефицитов платежных балансов; конвертируемости национальных (республиканских) валют по текущим расчетам. Межгосударственный банк был создан в декабре 1993 г. Банк должен был предоставлять кредиты республиканским центральным банкам в рамках лимитов, пропорциональных их счетам в этом банке.
   На следующем этапе предусматривалась трансформация платежного союза в «валютный» союз на базе плавающих обменных курсов республиканских валют и удержания колебаний курсов в согласованных пределах; полной конвертируемости этих валют.
   После достижения валютной «прозрачности» предполагалось преобразовать многовалютную систему в одновалютную. При этом российский рубль как наиболее широко используемая и стабильная валюта среди бывших республиканских валют должен был играть роль общей валюты.
   Межгосударственный валютный комитет, предусмотренный Договором об Экономическом союзе в качестве наднационального валютного органа, был наделен такими функциями, как осуществление мер, способствующих конвертируемости «мягких» валют по текущим расчетам.
   В указанный период заключается, кроме Устава, большое количество договоров и соглашений, направленных на укрепление экономического сотрудничества. Нет возможности разбирать содержание каждого из них в деталях. Следует указать только на те акты, которые касаются взаимных экономических и торговых отношений. К ним, в частности, относятся: Соглашение об общих условиях поставок товаров от 20 марта 1992 г. (в нем регулируются отношения по межгосударственным экономическим связям); Соглашение о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности от 15 мая 1992 г. (в нем предусматривается создание Совета руководителей внешнеэкономических ведомств стран-участниц, а также содержится важное положение о недопущении реэкспорта товаров); Соглашение об обмене экономической информацией в области внешнеэкономической деятельности от 24 сентября 1993 г.
   На правовое обеспечение взаимных экономических связей было направлено заключение Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г.; Соглашение о статусе Экономического суда СНГ от 6 июля 1992 г. (правда, Суд оказался почти невостребованным, что объясняется и его институционным несовершенством: юрисдикция его факультативна, решения рекомендательны и процедура их исполнения не разработана); Соглашение о принципах сближения хозяйственного законодательства от 9 октября 1992 г.; Конвенция о правовой помощи в правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.; Соглашение об обмене правовой информацией от 21 октября 1994 г.; Решение об Основах таможенных законодательств государств – участников СНГ от 10 февраля 1995 г..
   Поддержанию и развитию межотраслевого и кооперационного экономического сотрудничества между участниками СНГ были посвящены Соглашение об учреждении Межправительственного Совета по нефти и газу от 2 марта 1993 г.; Соглашение о создании Межгосударственного евроазиатского объединения угля и металла от 24 сентября 1993 г.; Соглашение об общих условиях и механизме поддержки развития производственной кооперации предприятий и отраслей государств – участников СНГ от 23 декабря 1993 г. и Протокол о механизме реализации этого Соглашения от 15 апреля 1994 г.; Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений от 15 апреля 1994 г.
   Сотрудничество в области охраны промышленной собственности регулировалось Соглашением о мерах по охране промышленной собственности и создании Межгосударственного Совета по охране промышленной собственности от 12 марта 1993 г.; Евразийской патентной конвенцией от 9 сентября 1994 г. (ратифицирована Россией 1 июня 1995 г.).
   Регулированию отношений в области инвестиционной деятельности было посвящено Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г. По своему типу данный документ – это соглашение о поощрении и защите инвестиций в многостороннем варианте. К сожалению, общая инвестиционная территория с единообразным законодательством так и не была создана.
   15 апреля 1994 г. с участием всех стран СНГ было подписано Соглашение о создании зоны свободной торговли, в котором, в частности, речь шла о задачах координации торговой политики в отношении стран, не являющихся участниками зоны, о создании и развитии системы взаимных расчетов и платежей по торговым и другим операциям, о содействии межотраслевой и внутриотраслевой кооперации, научно-техническому сотрудничеству (ст. 1).
   Соглашение о создании зоны свободной торговли предусматривает взаимное неприменение договаривающимися сторонами таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, а также количественных ограничений на ввоз и (или) вывоз товаров, происходящих с таможенной территории одной из сторон и предназначенных для таможенных территорий других сторон. Одновременно было обусловлено согласование перечня изъятий из режима свободной торговли (ст. 3), а само Соглашение содержит обширный список исключений – от защиты общественного порядка до нарушения платежного баланса и соображений безопасности (ст. 13). В Соглашении был оговорен и порядок разрешения споров (ст. 19). К сожалению, по многим делам он отсылал к «иным процедурам, предусмотренным международным правом». Важным шагом к более строгому обеспечению обязанностей по выполнению Соглашения является условие о возможности приостановления его действия или отдельных положений Соглашения в отношении государства-нарушителя и даже исключения его из числа участников (ст. 25).
   В течение 1992–1993 гг. было предпринято несколько безуспешных попыток в многостороннем договорном порядке закрепить рублевую зону хотя бы для части стран СНГ. Однако центробежные политические факторы привели к изоляции финансово-денежных систем государств-участников. Вместе с тем, реинтеграционные тенденции не могли игнорировать необходимости тесного сотрудничества и в валютно-финансовой сфере, без чего общее экономическое пространство невозможно.
   Соглашение о создании Платежного союза государств – участников СНГ от 21 октября 1994 г. предполагало поэтапный процесс создания Платежного союза, заключение дополнительных двусторонних и многосторонних соглашений, но без договоренности о сроках их заключения. Среди целей и принципов, провозглашенных в Соглашении, следует упомянуть создание режима использования взаимной конвертируемости национальных валют; недопущение ограничений по приему и использованию национальных валют в качестве платежных средств по торговым и неторговым операциям, предусмотренным в контрактах; обеспечение гарантированной конвертации национальной валюты по социально значимым платежам; использование по выбору участников платежной системы в качестве валюты платежей национальных валют; создание Межгосударственного валютного комитета.
   На следующем этапе, как указано в Соглашении, стороны «могут» осуществить мероприятия по созданию многосторонней системы расчетов в коллективной валюте. Специализированным институтом Платежного союза выступает Межгосударственный банк (создан ранее по Соглашению от 22 января 1993 г.). По своему правовому статусу Платежный союз вряд ли является межгосударственной организацией и скорее напоминает клуб с переменным и неопределенным составом участников. Реальные формы организационного управления деятельностью Платежного союза в Соглашении отсутствуют.
   К главному итогу второго этапа относится распад «рублевой зоны» и введение практически всеми странами Содружества национальных валют или их временных заменителей. Второй важный итог состоит в том, что на этот период в странах Содружества приходится начало трансформаций отношений собственности. Третий итог связан с углублением макроэкономической деятельности.
   Рассмотренное выше Соглашение о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. предусматривает, что Таможенный союз может быть создан государствами, которые изъявят желание продолжать сотрудничество в его рамках и выполнят условия Соглашения. Договор о создании Экономического союза предусматривал и заключение отдельных соглашений для каждой формы интеграции (в том числе, Таможенного союза).
   Третий этап преобразований (1995–1997 гг.) связан с вынужденной сменой акцентов: под угрозой углубления финансовой дестабилизации и нарастания кризиса в реальном секторе экономики во всех странах СНГ стратегия «прорыва в рынок» сменилась «стратегией выживания». Программные меры уступили место антикризисным действиям. Курс на финансовую стабилизацию стал генеральным направлением социально-экономических преобразований.
   К положительным моментам этого этапа следует отнести тот факт, что под влиянием схожих подходов к антикризисным задачам наметилось сближение основных направлений рыночных преобразований, экономической и социальной политики.
   По этому пути пошли первыми Россия и Беларусь, создав внутри Экономического союза и зоны свободной торговли двусторонний Таможенный союз на основе Соглашения от 6 января 1995 г. А уже 20 января 1995 г. было заключено трехстороннее Соглашение о Таможенном союзе с участием России, Беларуси и Казахстана. Таким образом, была создана юридически сложная система, базирующаяся, кроме двух названных (двустороннего и трехстороннего) соглашений, на Соглашении между Правительством России и Правительством Казахстана о едином порядке регулирования внешнеэкономической деятельности от 20 января 1995 г., Протоколе о введении режима свободной торговли без изъятий и ограничений между Россией и Казахстаном от 20 января 1995 г. Предусматривалось, что три государства создают единую таможенную территорию с общими таможенным тарифом и правилами о нетарифных мерах.
   На первом этапе был задействован механизм Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. и унификация в течение четырех месяцев от даты подписания Соглашения (6 января 1995 г.) внешнеторгового, таможенного, валютно-финансового, налогового и другого регулирующего экономическую деятельность законодательства.
   На втором этапе таможенные территории трех государств объединились в единую территорию и стали применять принятые ранее Основы таможенных законодательств государств – участников СНГ, единую методологию таможенной статистики внешней торговли государств – участников СНГ, Правила определения страны происхождения товаров, Соглашение о реэкспорте товаров и порядок выдачи разрешений на реэкспорт.
   Интеграция предполагает согласование национально-государственных интересов на основе формирования общего экономического, научно-технологического, информационного пространства, создание политических объединений в виде межгосударственных сообществ, содружеств, союзов. Одно из таких региональных объединений на территории СНГ – Таможенный союз – начинался с подписания соответствующих соглашений сначала между Российской Федерацией и Республикой Беларусь 6 января 1995 г., затем с Республикой Казахстан 20 января 1995 г. Основой договоренности при этом было стремление к дальнейшему развитию сбалансированных и взаимовыгодных экономических отношений; признание международных общепринятых норм в экономических отношениях, ориентированных на правила ГАТТ/ВТО; намерения продолжить реализацию положений Договора о создании Экономического союза путем перехода к поэтапному формированию Таможенного союза.
   Целями создания Таможенного союза были провозглашены:
   – обеспечение социально-экономического прогресса своих стран путем устранения между ними разделяющих препятствий, мешающих свободному экономическому взаимодействию хозяйствующих субъектов;
   – гарантирование устойчивого развития экономики, свободного товарообмена и добросовестной конкуренции;
   – укрепление координации экономической политики своих стран и обеспечение всестороннего развития национального хозяйства;
   – создание условий для формирования общего экономического пространства;
   – создание условий для активного выхода государств – членов Таможенного союза на мировой рынок.
   Механизм создания Таможенного союза предполагал осуществление комплекса взаимосвязанных мероприятий. Первый этап – практическое применение механизма функционирования Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. и, прежде всего, отмена тарифных и количественных ограничений во взаимной торговле. Предполагалось также провести унификацию внешнеторгового, таможенного, валютно-финансового, налогового и других национальных законодательств, затрагивающих внешнеэкономическую деятельность.
   Второй этап – объединение таможенных территорий государств в единую таможенную территорию, решение вопроса о международной правосубъектности Таможенного союза.
   В соглашениях также оговаривались вопросы распределения таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие; условий введения временных ограничений во взаимной торговле путем использования тарифных, количественных либо иных равнозначных мер; таможенного контроля на основе обеспечения единства управления таможенными службами.
   Накопленный опыт по реализации Соглашений о Таможенном союзе способствовал подготовке и подписанию более масштабного документа о тесном взаимодействии и сотрудничестве государств. 29 марта 1996 г. президенты Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики и Российской Федерации подписали Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях с целью создания Сообщества интегрированных государств. Стороны договорились направить совместные усилия на поэтапное углубление интеграции в экономике, науке, образовании, культуре и социальной сфере при соблюдении суверенитета Сторон, принципов равноправия и взаимной выгоды, нерушимости существующих границ, невмешательства во внутренние дела друг друга. В 1999 г. к Договору присоединилась Республика Таджикистан.
   В качестве основных целей интеграции Договором определены:
   – последовательное улучшение условий жизни, защита прав и свобод личности, достижение социального прогресса;
   – обеспечение устойчивого демократического развития государств;
   – формирование единого экономического пространства, предусматривающее эффективное функционирование общего рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, развитие единых транспортных, энергетических, информационных систем;
   – разработка минимальных стандартов социальной защиты граждан;
   – создание равных возможностей получения образования и доступа к достижениям науки и культуры;
   – согласование внешнеполитического курса, обеспечение достойного места на международной арене;
   – совместная охрана внешних границ сторон, борьба с преступностью и терроризмом.
   В соответствии с Договором учреждены и действуют органы управления интеграцией: Межгосударственный Совет, Совет глав правительств, Межпарламентский Комитет, Интеграционный Комитет.
   В настоящее время «пятерка» объединяет государства, обладающие крупным совокупным экономическим потенциалом и существенно сблизившие национальные законодательства и хозяйственные механизмы. Это позволило поставить более масштабные задачи интеграции, сформулированные в Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г., правовой основой которого служат общепризнанные нормы и принципы международного права и национальные законодательства сторон.
   Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве предусматривает поэтапное формирование единого экономического пространства. Переход от этапа к этапу будет обусловлен фактическим достижением целей данного Договора и выполнением сторонами принятых по нему обязательств.
   Первый этап имеет целью завершение формирования Таможенного союза и единой таможенной территории. Второй этап предполагает создание Единого экономического пространства, включающего общий рынок товаров, услуг, капитала и труда, проведение общей экономической политики, функционирование единой инфраструктуры, завершение гармонизации законодательства сторон.
   Дальнейшее углубление интеграционного сотрудничества происходило в соответствии с Договором об образовании Сообщества Беларуси и России от 2 апреля 1996 г. Договор закреплял конкретные короткие сроки для формирования общей транспортной и объединенной энергетической систем, составления совместных балансов производственных мощностей и согласованного их использования, унификации денежно-кредитных и бюджетных систем и создания предпосылок для введения общей валюты, унификации социальных условий и т. д.
   2 апреля 1997 г. был подписан Союзный договор между Россией и Беларусью, а также парафирован Устав Союза, что обеспечило дальнейшую всестороннюю интеграцию этих государств.
   Кроме рассмотренных многосторонних договорных форм организации экономического сотрудничества в рамках СНГ, для организации текущего внешнеторгового обмена и экономического сотрудничества со странами СНГ Россия широко использовала и двусторонние договоры, в том числе соглашения об основных принципах и направлениях торгового (торгово-экономического) сотрудничества. Соглашения заключались на сроки от 1 до 4 лет и более. Содержание соглашений различно применительно к разным странам – партнерам России. Кроме общепризнанных принципов равенства и взаимной выгоды оговаривались также и принципы стратегического партнерства, режима свободной торговли и др. Однако во всех этих соглашениях в изъятие из свободной торговли присутствуют, как правило, условия о дополнительном согласовании (или прямо прилагаемых) перечней товаров, поставляемых «на взаимосвязанной, эквивалентной основе», или «приоритетных», «расчетных» поставок. В ряде соглашений есть поручения соответствующим избранным хозяйствующим субъектам осуществлять эти взаимосвязанные поставки.
   Такие соглашения допускали включение положений о создании двусторонних постоянно действующих межправительственных комиссий по экономическому сотрудничеству, о взаимном открытии торговых представительств, а также об урегулировании долговых обязательств, о предоставляемых государственных кредитах, об инвестиционной деятельности, о производственной интеграции, научно-техническом сотрудничестве, сотрудничестве в строительстве конкретных производственных объектов, о гуманитарном сотрудничестве, о борьбе с преступностью, о военно-техническом сотрудничестве и т. д. Таким образом, эти соглашения по своему содержанию варьировали между классическими видами договоров: от торговых договоров и соглашений об экономическом сотрудничестве до соглашений о товарообороте.
   Ряд соглашений, в том числе по валютным вопросам, оказались фактически невостребованными. Если заключение двусторонних соглашений определялось обычно насущными потребностями правового регулирования конкретных вопросов, то при многосторонних соглашениях приходилось искать новые формы регулирования не столько для складывающихся на практике взаимных отношений, сколько для перспективных, комплексных вопросов. Естественно, что в условиях множества разнообразных политических интересов сторон трудности выработки взаимоприемлемых договоренностей были неизбежны.
   Этим объясняются характерные недостатки многосторонних экономических договоров между странами СНГ. Из договора в договор кочевали однообразные положения и декларации, например, о координации кредитно-финансовой политики, о содействии развитию торгово-экономических взаимных связей и т. п. Еще 8 февраля 1992 г. было, например, заключено Соглашение о порядке транзита, основывающееся на принципе свободного транзита грузов между участвующими странами СНГ. Об этом же говорится и в Соглашении о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности от 15 мая 1992 г. (ст. 9). Принцип свободы транзита фигурирует вновь в Договоре о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 г. (ст. 5), в Соглашении о создании зоны Свободной торговли от 15 апреля 1994 г. (ст. 10).
   Анализ экономических договоров России с членами Сообщества позволяет сделать вывод, что не всегда обеспечивалась выработка непротиворечивых политических направлений сотрудничества, что мешало тщательной подготовке развернутых, обязывающих документов. Формулировки и условия заключаемых договоров не отличались продуманностью и безупречной юридической чистотой. В Минское соглашение о создании СНГ, например, была включена ст. 11, содержащая положение о недопущении с момента подписания этого Соглашения на территориях подписавших его государств применения норм третьих государств, в том числе бывшего Союза ССР. А условие о вступлении Соглашения в силу вообще отсутствовало. Украина не являлась членом Экономического союза, но в соответствии с Соглашением от 21 октября 1994 г. о создании Межгосударственного Комитета этого Экономического союза она стала полноправным членом руководящего органа Союза и получила в нем квалифицированное количество голосов, большее, нежели у любого другого, кроме России, члена Экономического союза. Статья 2 Соглашения о размере государственной пошлины и порядке ее взыскания при рассмотрении хозяйственных споров между субъектами хозяйствования разных государств от 24 декабря 1993 г. устанавливала размер государственной пошлины при обращении в суд другого государства – 10 % от суммы иска. Между тем, по Закону РФ «О государственной пошлине» в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г. госпошлина определена в размере не более 5 %. Таким образом, страны – участницы названного Соглашения ставятся в России в худшее положение, нежели страны, не участвующие в этом Соглашении, например, Украина.
   Начавшийся в 1998 г. четвертый этап характеризуется общей ориентацией на придание устойчивости сложившимся базисным контурам рыночного хозяйства, достижение параметров экономического роста на базе структурной перестройки реального сектора экономики и реформирования социальной сферы. Сценарии этого этапа в большинстве стран Содружества определены целями и задачами правительственных программ макроэкономической стабилизации и углубления экономических реформ, разработанных и принятых на 1995–2000 гг. или на более отдаленную перспективу.
   Для дальнейшего формирования единого таможенного и экономического пространства необходимо было решить вопросы правосубъектности региональных экономических образований в СНГ, формирования наднациональных органов управления интеграцией государств – партнеров по Таможенному союзу и Единому экономическому пространству.
   В связи с этим 23 мая 2000 г. Межгосударственный Совет принял решение о формировании на базе Таможенного союза новой международной организации, наделенной функциями, связанными с вступлением в ВТО: формированием внешних таможенных границ, проведением единой внешнеэкономической политики, установлением тарифов и цен, обеспечением иных составляющих функционирования общего рынка.
   10 октября 2000 г. в Астане (Республика Казахстан) подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества. В Договоре была заложена концепция более тесного и эффективного торгово-экономического сотрудничества для достижения целей и задач, определенных Договором о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве; предусмотрены организационно-правовые инструменты реализации достигнутых договоренностей и механизмы синхронного и адекватного выполнения заключенных международных договоров; введена системы контроля за реализацией принимаемых решений и ответственности сторон.
   За время, прошедшее после подписания указанного Договора, были достигнуты определенные позитивные результаты как в проведении согласованной внешнеэкономической и таможенной политики, так и в деле сближения и унификации национальных законодательств. Отменены тарифные и количественные ограничения во взаимной торговле, введены по большинству номенклатуры товаров Общие таможенные тарифы, осуществляются согласованные меры нетарифного регулирования. Реализуется задача по созданию единой таможенной территории и контролю за товарами и транспортными средствами, перемещаемыми между государствами – членами Таможенного союза, определены единые условия транзита через их территории. Формируются единое правовое пространство и общие торговые режимы, намечены конкретные пути по проведению согласованной структурной перестройки экономик. Определены основные направления сотрудничества в гуманитарной сфере на ближайшие годы, позволяющие ускорить процесс адаптации граждан к новым социально-экономическим условиям.
   В то же время логика развития сотрудничества между государствами – участниками Таможенного союза выдвинула задачу поиска более тесных организационных форм сотрудничества и взаимодействия, а также совершенствования механизмов взаимоотношений между государствами.
   Для решения задач по развитию экономических отношений России со странами СНГ требуется обеспечить координацию и согласованность совместных действий в вопросах, связанных с их вступлением по Всемирную Торговую Организацию (ВТО).
   В настоящее время 3 государства СНГ (Кыргызстан, Грузия и Молдова) уже вступили в ВТО, 7 стран СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Россия, Узбекистан и Украина) ведут переговоры о присоединении, 2 страны (Таджикистан и Туркменистан) эти переговоры еще не начали. Несогласованные действия стран СНГ могут привести к тому, что входящие в ВТО страны при вступлении России в эту организацию, могут потребовать от нее открыть для них свой рынок, на каких условиях это сделала Кыргызстан, с которой Россия состоит в Евразийском экономическом сообществе, что может нанести существенный ущерб остальным его участникам, и в первую очередь России.
   Необходимо в рамках реализации Договора между Россией и Беларусью о создании Союзного государства активизировать работы по разработке и принятию Конституционного акта, определяющего правовые основы этого государства и принципы его дальнейшего формирования, механизмы унификации соответствующих нормативно-правовых документов по этому вопросу, обеспечение синхронности проводимых экономических реформ, создание единого таможенного тарифа.
   В рамках Евразийского экономического сообщества предусматривается обеспечить проведение согласованной структурной перестройки экономики, создание общей платежной системы и равных условий производственной деятельности предприятиям и организациям государств, завершение формирования в полном объеме режима свободной торговли, применение единых принципов во взаимной торговле и с третьими странами, а также другие формы сотрудничества, способствующие развитию экономики России и других входящих в это сообщество государств.

§ 2. Правовые проблемы интеграции на современном этапе

   Последовательное проведение экономической интеграции со странами СНГ направлено, в первую очередь, на сохранение и развитие сложившихся с ними в рамках бывшего единого народнохозяйственного комплекса территориально-производственных связей, специализации отдельных производств, кооперированных поставок, способствующих более полному использованию и наращиванию экономического потенциала России.
   За более чем десятилетний период существования Содружества экономические отношения России со странами СНГ развивались неоднозначно. На процессы экономической интеграции, особенно на ее ранней стадии, в определенной степени влияли различия в темпах и содержании проводимых Россией и отдельными странами СНГ экономических преобразований, степени либерализации экономики государств, ее открытости и уровня развития, а также возобладавшие в странах СНГ при становлении их суверенитета собственные национальные интересы, приведшие к существенному ослаблению экономических связей, ориентации их на страны дальнего зарубежья.
   Принятые за истекшие годы меры по развитию интеграционных процессов были направлены на сближение экономических преобразований, создание более свободных режимов торговли, упорядочение платежно-расчетных отношений, восстановление и развитие отдельных производственных связей, осуществление межгосударственных экономических программ, формирование транснациональных структур, реализацию других факторов, обеспечивающих динамичное взаимодействие экономики России и стран СНГ.
   Наиболее углубленно развивалось сотрудничество России с Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, с которыми в рамках Таможенного союза удалось практически полностью отменить во взаимной торговле тарифные и нетарифные ограничения, по большинству товаров ввести единые таможенные тарифы, обеспечить формирование общих торговых режимов по отношению к третьим странам, максимально сблизить внешнеэкономическое законодательство и перейти к следующему этапу экономической интеграции – созданию на базе Таможенного союза Евразийского экономического сообщества с формированием в его рамках единого экономического пространства.
   Завершается создание в рамках Союзного государства равных условий для деятельности хозяйствующих субъектов на территории России и Беларуси. Максимально сближены и гармонизированы национальные законодательства по различным направлениям экономического сотрудничества, унифицирована нормативно-правовая база в области внешнеэкономической деятельности, практически сняты все барьеры и ограничения во взаимной торговле. Продолжается осуществление мероприятий по поэтапному переходу на единую денежную единицу и общий рынок ценных бумаг, завершению формирования единых органов управления Союзным государством.
   Все это позволило обеспечить определенный позитивный перелом в экономических отношениях России со странами СНГ. Экономическая интеграция России со странами СНГ развивается на приоритетной основе с учетом необходимости обеспечения ведущей экономической роли России в процессе взаимной интеграции с каждым из этих государств, поэтапного формирования с ними единого экономического пространства. Сотрудничество России со странами СНГ осуществляется как на многосторонней, так и на двусторонней основе путем заключения с ними договоров, соглашений и других документов, регламентирующих процессы дальнейшего развития торгово-экономических отношений.
   Вместе с тем, следует отметить, что интеграционные процессы с отдельными странами СНГ развиваются довольно неравномерно в связи с имеющимися у них внутренними экономическими проблемами, свойственными странам с переходной экономикой, содержанием и темпами проводимых ими экономических преобразований.
   Более ускоренно развиваются интеграционные процессы в рамках Союзного государства России и Беларуси, а также со странами Евразийского экономического сообщества (с Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном), экономическая отдача от углубления интеграции с которыми проявляется в более высоких темпах роста товарооборота, усилении производственно-технологической взаимодополняемости их экономик, развитии межрегионального сотрудничества, взаимодействии в гуманитарной сфере.
   На дальнейшее развитие интеграционных процессов России со странами СНГ продолжают оказывать влияние такие негативные факторы, как несимметричность применяемых во взаимной торговле налоговых систем, несовершенство платежно-расчетных отношений, наличие отдельных барьеров и ограничений в торговых взаимоотношениях и др. Эти и другие проблемы, существующие в торгово-экономических отношениях, находят решение в рамках формируемой в СНГ зоны свободной торговли, подготавливаемых и реализуемых долгосрочных программ экономического сотрудничества, договоренностей по развитию производственно-технологических и других связей.
   Особое значение для развития интеграционных отношений приобретают проводимые Россией и странами СНГ работы по созданию зоны свободной торговли, предусматривающей формирование общего рынка товаров и услуг, а также снятие каких-либо барьеров и ограничений, сдерживающих дальнейшее развитие взаимной торговли.
   В настоящее время Россией подписаны соответствующие протоколы об изъятиях из режима свободной торговли с Азербайджаном, Арменией, Грузией, Молдовой и Узбекистаном. Заключены также соглашения о принципах взимания косвенных налогов во взаимной торговле с Арменией, Азербайджаном, Грузией, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой и Узбекистаном. Продолжаются переговоры о подписании соглашений с украинской стороной.
   Процесс формирования зоны свободной торговли России со странами СНГ развивается непросто, так как требует учета взаимных экономических интересов. Развитию торгово-экономических отношений России со странами Содружества способствует также совместная реализация мер, закрепленных в долгосрочных межгосударственных программах сотрудничества, предусматривающих совместное выполнение мероприятий общеэкономического характера в конкретных отраслях и сферах экономики, во взаимодействии в которых наиболее ярко выражаются совместные интересы государств.
   Осуществляется реализация подписанных Россией договоров и программ экономического сотрудничества с Украиной, Узбекистаном, Молдовой, Таджикистаном, Казахстаном и Кыргызстаном. Этими программами предусматривается согласованное осуществление странами комплекса мер по дальнейшему углублению двусторонних торгово-экономических и научно-технических отношений, сближению хозяйственного законодательства, расширению производственно-технологических связей, созданию корпоративных структур, развитию других форм сотрудничества.
   В рамках создаваемого Россией и Беларусью Союзного государства обеспечивается выполнение более 40 целевых программ и подпрограмм в различных сферах экономики, наиболее крупные из которых связаны с развитием производства дизельных двигателей, телеаппаратуры, оборудования для выпуска сверхбольших интегральных схем, химических волокон и по другим направлениям сотрудничества.
   Важное значение в торгово-экономическом сотрудничестве России со странами СНГ имеет сохранение и развитие производственных кооперационных связей между предприятиями и технологически взаимосвязанными производствами Содружества, что позволяет более полно использовать созданные производственные мощности.
   В целях обеспечения благоприятных условий для поддержания и взаимовыгодного развития производственной кооперации между предприятиями и отраслями подписаны межправительственные соглашения о производственной кооперации с Украиной, Беларусью, Арменией, Молдовой и Таджикистаном. В стадии согласования находятся аналогичные соглашения с Кыргызстаном, Казахстаном и Грузией. Предусмотренные в этих соглашениях меры позволяю более полно и эффективно использовать имеющиеся производственные мощности, сохранять рабочие места и специализацию производства, увеличить объемы выпуска продукции, расширить рынки сбыта российских товаров в государствах – участниках СНГ.
   Так, в соответствии с межправительственным соглашением о производственной кооперации с Украиной и ежегодно подписываемым протоколом к нему предусматриваются поставки по кооперации важнейших видов продукции, необходимой для реализации межгосударственных программ, важнейших комплектующих изделий, не производимых в России, идущих на совместное производство легковых и грузовых автомобилей, горнодобывающей техники и тракторов, узлов и изделий для электростанций, электроподвижного состава, электротехнической и химической продукции.
   Развитию торгово-экономических связей России и стран СНГ способствуют также создаваемые ими межгосударственные (транснациональные) финансово-промышленные группы (МФПГ и ТФПГ), призванные обеспечить концентрацию финансовых, материально-технических и интеллектуальных ресурсов на развитии производства конкурентоспособной на мировых рынках продукции.
   К 2001 г. в Российской Федерации были зарегистрированы 11 межгосударственных и 5 транснациональных финансово-промышленных групп с участием предприятий и организаций России и стран СНГ, из которых в 2001 г. зарегистрированы: МФПГ «Оборонные системы» (с Беларусью по созданию и производству высокотехнологичных и конкурентных на мировых рынках образцов техники систем противовоздушной обороны), «Интернавигация» (с Беларусью) и «Аэрокосмическое оборудование» (с Беларусью) и ТФПГ «Евросибазия» (с Украиной по деятельности в области лесопромышленного комплекса). В 2001 г. подготовлены и находятся в стадии согласования проекты межправительственных соглашений о создании МФПГ «Кросагромаш» (с Кыргызстаном) и МФПГ «Инагирест» (с несколькими странами СНГ).
   Создание таких структур уже дает определенный экономический эффект. Так, формирование Россией и Беларусью финансово-промышленной группы «Интерагроинвест», выпускающей химические удобрения, позволило за счет проведенной в его рамках специализации предприятий, концентрации финансовых средств увеличить загрузку мощностей примерно в 1,4 раза. В настоящее время рассматривается возможность создания еще примерно несколько десятков подобных структур, в том числе в области создания систем и средств противовоздушной обороны, телекоммуникаций и связи и др.
   Основными причинами, сдерживающими создание межгосударственных и транснациональных структур, являются различие в содержании и темпах проведения рыночных реформ в странах СНГ, кризисная экономическая ситуация, неплатежеспособность предприятий, слабая заинтересованность финансово-кредитных учреждений в производственных инвестициях, непоследовательность интеграционной политики со стороны некоторых стран СНГ, переориентация их экономических связей на страны дальнего зарубежья, различия в их законодательной и нормативной правовой базах, регулирующих вопросы таможенной, налоговой, финансовой и инвестиционной деятельности, а также создания и деятельности таких межгосударственных структур.
   В наибольшей степени это касается украинского законодательства, которым предусматривается обязательность расположения головного предприятия в таких структурах только на территории Украины, запрет перевода иностранными участниками объединений доли полученной в результате финансово-хозяйственной деятельности прибыли за границу и обязательную ратификацию Верховным Советом Украины решения о создании финансово-промышленных групп. В Казахстане же вообще пока отсутствует нормативно-правовая база в области формирования межгосударственных финансово-промышленных групп.
   В целях создания благоприятного климата по активизации формирования межгосударственных финансово-промышленных групп заключены Соглашения о содействии и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений (15 апреля 1994 г.) и Конвенция о транснациональных корпорациях (6 марта 1998 г.), Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан «Об основных принципах создания финансово-промышленных групп» (17 марта 1995 г.) и другие документы.
   Дальнейшему развитию торгово-экономического сотрудничества России и стран СНГ способствует также создание благоприятных условий для развития их инвестиционного сотрудничества.
   Сотрудничество России со странами СНГ в инвестиционной сфере в основном осуществляется в направлении обеспечения транспортировки энергоресурсов на экспорт, участия в совместной добыче, производстве и поставках сырьевых ресурсов и отдельных видов продукции, приобретения акций предприятий стран СНГ, продукция которых представляет интерес для России, участия в процессах приватизации в этих странах.
   Однако в целом можно констатировать, что прогресс в направлении создания единого экономического пространства незначителен. Он мог бы быть гораздо более существенным, если бы не особая, в частности, позиция Украины, наотрез отказывающейся считать границы между странами СНГ внутренними, а не межгосударственными. А это делает невозможным установление пограничного и таможенного контроля по внешнему периметру границ и на едином таможенном пространстве СНГ. Впрочем, и другие страны Содружества предпочитали воздерживаться от принятия на себя твердых обязательств.
   И все же надо отдать должное тому, что даже несовершенная межгосударственная договорная база экономических связей России со странами СНГ, как показывает практика, обеспечивает или, по крайней мере, не препятствует возрождению этих связей, но уже не на плановой, а на рыночной основе, непосредственно на уровне хозяйственных предприятий.
   Основным для устранения этих трудностей является быстрейшее завершение перехода к полномасштабному взаимодействию в рамках зоны свободной торговли на основе обновленного многостороннего соглашения. При этом речь идет о новой торговой политике, обеспечивающей взаимный недискриминационный и преференциальный доступ на национальные рынки стран Содружества, стимулирующей взаимную торговлю и переориентацию внешнеэкономического сотрудничества в пользу взаимных торговых, производственных и кооперационных связей в рамках СНГ, упрощение и унификацию таможенных процедур.
   Важнейшей правовой проблемой, связанной с ходом реализации этих и других международных договоров и решений, является недостаточная активность органов исполнительной власти сторон по выполнению внутригосударственных процедур и введению в действие ряда документов, направленных на формирование и функционирование, в частности, зоны свободной торговли.
   Вместе с тем, анализ межгосударственных и межправительственных документов показывает, что среди них высок удельный вес договоров рамочного характера. В них определяются контуры сотрудничества, его основные принципы и направления. Однако они не содержат конкретных обязательств сторон. Но сегодня требуются правовые нормы, которые содержали бы конкретные обязательства и механизмы их реализации, предусматривали бы ответственность за их нарушение.

§ 3. Правовое взаимодействие: развитие конкретных интеграционных связей

   В рамках СНГ нет специального механизма контроля за реализацией государствами – участниками Содружества принятых ими договоров и соглашений. Отсутствуют и меры принуждения к использованию таких актов. Государства сами решают, рассматривать тот или иной договор в качестве основы для разработки национального закона или же подготавливать собственный нормативный правовой акт. В первом случае государство само находит формы адаптации договора или соглашения к национальным условия конкретной страны.
   Правда, на практике постепенно вырабатывался порядок использования принятых модельных законов. Закон с препроводительным письмом Председателя Совета МПА или его заместителя поступал в национальные парламенты государств – участников Содружества с предложением использовать его в национальном законодательстве. Возможен был вариант возвращения закона в МПА для доработки или переработки. В постановлении МПА от 15 июня 1998 г. «Об использовании модельных законов МПА СНГ» содержалось поручение постоянным комиссиям МПА проанализировать практику использования модельных законов и определить меры по повышению уровня подготовки рекомендации.
   Параллельно с актами, регламентирующими разработку и принятие модельных законов в МПА СНГ, аналогичные акты были приняты участниками Союза Беларуси и Российской Федерации, участниками Договора Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана. Так, 7 июня 1997 г. было одобрено Положение о модельном законодательстве и других актах Межпарламентского Комитета пяти государств, а 27 декабря 1998 г. им было принято постановление о гармонизации национальных законов и иных правовых актов государств – участников Договора «Об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях».
   Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г. содержит специальную гл. V «Сближение и унификация законодательства». В ст. 56 этой главы говорится, что в целях сближения и унификации законодательства стороны будут принимать меры, включающие, в частности, координацию деятельности по подготовке проектов законодательных и иных правовых актов и принятие модельных актов. Статья 58 Договора гласит, что в случаях, когда по общему мнению сторон это является необходимым и оправданным, Межгосударственный Совет вправе принимать решения, устанавливающие единые для государств – участников Договора правила, которые являются обязательными во всех своих частях и подлежат непосредственному применению государствами – участниками. Предложения о принятии мер по гармонизации законодательства, вносимые Межпарламентским Комитетом, подлежат предварительному рассмотрению Интеграционным Комитетом, который вносит в Совет глав правительств соответствующие рекомендации (ст. 59). Данное положение не ограничивает право Межпарламентского Комитета принимать модельные акты, носящие рекомендательный характер.
   Соглашение о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, утвержденное решением Межгосударственного Совета от 26 октября 1999 г. ставит своей целью обеспечить реализацию положений Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. и Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г.
   Согласно ст. 1 Соглашения стороны устанавливают единообразный (унифицированный) порядок регулирования правоотношений посредством гармонизации законодательств сторон; синхронизации сроков внесения предложений о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу международных договоров, подписанных в рамках Таможенного союза; организации обмена правовой информацией. В ст. 2 говорится, что стороны создают необходимые организационные и правовые предпосылки для осуществления взаимодействия своих правовых систем и сотрудничества законодательных и исполнительных государственных органов. В процессе этого сотрудничества (ст. 4) стороны проводят согласованную законотворческую и нормотворческую политику, включая координацию национальных законопроектных планов и планов разработки принятия подзаконных актов; синхронное введение в действие гармонизированных законодательных и подзаконных актов, рекомендуемых Советом глав правительств и Межгосударственным Советом; использование в законотворчестве модельных законодательных актов, принимаемых Межпарламентским Комитетом; взаимное информирование о создании законодательства, создание интегрированной базы законодательства, статистической и другой социально-экономической информации.
   Парламенты и правительства сторон совместно с Межпарламентским Комитетом и Интеграционным Комитетом принимают меры по гармонизации (сближению, унификации) национальных законодательств.
   Решения, резолюции и рекомендации по вопросам гармонизации национальных законодательств, принимаемые Межгосударственным Советом, и модельные законодательные акты, принимаемые Межпарламентским Комитетом, направляющий в соответствующие органы сторон для выполнения необходимых внутригосударственных процедур; включения решений в национальные законодательные и иные нормативные правовые акты; разработки национальных законодательных актов на основе модельных законов; внесения изменений и дополнений в национальные законодательные и иные нормативные правовые акты.
   Программа гармонизации национальных законодательных и иных нормативных правовых актов государств – участников Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г., утвержденная Решением Межгосударственного Совета Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан от 26 октября 1999 г., детально раскрывает цели и основные принципы гармонизации; этапы, основания и механизм гармонизации; основные аспекты, подлежащие гармонизации; координацию работы по гармонизации. Четко определяются задачи и функции Межгосударственного Совета и Совета глав правительств, Интеграционного Комитета и Межпарламентского Комитета государств – участников Договора в решении проблем гармонизации.
   Вопросы взаимосогласованного порядка выполнения внутригосударственных процедур по реализации принимаемых Межгосударственным Советом и Советом глав правительств нормативных правовых актов и порядка их использования в национальных правовых системах нашли отражение в ряде других документов. В частности, приняты взаимосогласованные межпарламентские документы, устанавливающие единый порядок подготовки, принятия, а также использования нормативно-правовых документов, разрабатываемых и принимаемых Межпарламентским Комитетом: Положение о модельных законодательных и других актах Межпарламентского Комитета, Протокол о порядке использования модельных законодательных актов Межпарламентского Комитета в законодательствах государств – участников Договора от 29 марта 1999 г.
   На заседании Межпарламентского Комитета 11 июня 2000 г. был одобрен в основном проект новой редакции Положения о модельных законодательных и других актах Межпарламентского Комитета Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан. Проект новой редакции обеспечивает дифференцированный подход к выбору методов и способов регулирования правоотношений. Наряду с модельно-правовым регулированием предусматривается более широкое использование таких форм правовой регламентации, как Основы законодательства по отдельным отраслям права, рекомендации по сближению, унификации (гармонизации) законодательств государств – участников Таможенного союза.
   Под актами Межпарламентского Комитета понимаются теперь: Основы законодательства – совокупность принципов и важнейших норм, в соответствии с которыми строится законодательство по определенной отрасли права; модельный законодательный акт – законопроектная рекомендация, предназначенная для использования в национальных законодательствах; рекомендации по сближению, унификации (гармонизации) законодательства государств – участников Договора.
   Основы законодательства по отраслям права, содержащие согласованные начала правового регулирования, утверждаются Межгосударственным Советом и после выполнения соответствующих внутригосударственных процедур включаются в национальные правовые системы.
   Модельные законодательные акты принимаются в виде модельного кодекса – законопроектной рекомендации, содержащей систематизированные нормы, регулирующие определенную отрасль права; модельного закона – законопроектной рекомендации, содержащей нормы, регулирующие определенную сферу общественных отношений; общих (основных) принципов – законопроектной рекомендации, содержащей согласованные начала правового регулирования определенных общественных отношений.
   Рекомендации по гармонизации законодательств государств – участников Договоров принимаются также в виде предложений по гармонизации, сформулированных как унифицированные нормы, которые имплементируются в национальные законодательства в соответствии с законодательными процедурами; предложений о порядке трансформации в национальные законодательства положений международных договоров и решений Межгосударственного Совета, принятых в рамках Таможенного союза; предложений по синхронизации процедур ратификации заключенных международных договоров парламентами государств – участников Договоров.
   Постоянная комиссия МПК по правовым вопросам своим Постановлением «О мерах по совершенствованию законотворческой деятельности Межпарламентского Комитета», принятого 11 июня 2000 г., обязала представить на рассмотрение Бюро МПК ряд предложений, направленных на совершенствование законотворческой деятельности Межпарламентского Комитета. В частности, было рекомендовано при планировании законотворческой деятельности рассматривать планы законопроектных работ парламентов с целью приоритетного внесения в национальные законодательства соответствующих изменений и дополнений, разрабатывать по согласованию с Интеграционным Комитетом планы организационных мероприятий, включающих меры по созданию института представительств органов управления интеграцией при органах государственной власти государств-участников, координации деятельности постоянных комиссий МПК и межотраслевых советов (комиссий) при Интеграционном Комитете.
   Вопросы практической реализации модельных законов находятся в центре внимания Интеграционного Комитета и других органов управления интеграцией, постоянно анализируются на их заседаниях. Введена практика выезда на места для изучения положения дел и оказания практической помощи. В результате активизировалась работа государственных органов сторон по выполнению внутригосударственных процедур. Вместе с тем, изучение состояния работы по реализации модельных законов показывает, что в государствах нет еще в этом деле отлаженной системы. Отсутствует, в частности, практика закрепления конкретных должностных лиц, которые осуществляли бы контроль за выполнением положений модельных законов, несли ответственность за гармонизацию национальных законодательств и иных нормативных правовых актов.
   В целях упорядочения работы по гармонизации национального законодательства сторон органы управления интеграцией неоднократно рассматривали вопросы сближения, унификации и гармонизации национального законодательства сторон, рекомендовали соответствующим государственным органам принять дополнительные меры, включая специальное изучение этого вопроса при проведении сравнительно-правового анализа национальных законодательств; рассматривать соответствующую информацию министерств и ведомств на заседаниях палат парламентов и правительств и др.
   С целью дальнейшего развития механизма реализации модельных законов Секретариат Бюро Межпарламентского Комитета и аппарат Интеграционного Комитета сформировали рабочие группы по координации этой работы в отдельных сферах законодательства. Целью их деятельности является проведение сравнительно-правового анализа состояния отдельных сфер национальных законодательств сторон, разработка правового механизма их последующей гармонизации (сближения и унификации).
   Утверждены организационно-методические документы, регламентирующие эту работу, в том числе Программа гармонизации, Механизм функционирования рабочих групп и Основы проведения сравнительно-правового анализа. Подготовлены и направлены в государства технические задания для каждой из сфер законодательства.
   Совместные рабочие группы состоят из депутатов национальных парламентов, представителей профильных министерств и ведомств, сотрудников аппарата Интеграционного Комитета и Секретариата Бюро Межпарламентского Комитета, научных работников.
   Чтобы всесторонне отражать исторические, социально-культурные и экономические условия государств СНГ, постоянные комиссии МПА и Межпарламентского Комитета предварительно рассматривают структуру модельного закона. После одобрения выносится постановление о подготовке модельного закона и представлении его для рассмотрения на очередном заседании комиссии.
   Так, на заседании постоянной комиссии МПК по социальным и гуманитарным вопросам 11 июня 2000 г. было принято постановление «О структуре Модельного закона «Об основах социальной политики». Структура закона состоит из 7 глав и включает 50 статей: общие положения; основные понятия и принципы социальной политики; основные направления социальной политики; формы обеспечения социальной политики; ресурсное обеспечение социальной политики; полномочия государственных органов исполнительной власти и местного самоуправления в области социальной политики; заключительные положения. Предусматривается ответственность за приведение нормативных актов государств в соответствие с настоящим модельным законом.
   Для ускорения ввода в действие нормативных правовых актов Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, модельных законодательных актов, принятых Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ и Межпарламентским Комитетом, национальные парламенты вносят изменения и дополнения в регламенты, касающиеся процедуры рассмотрения этих актов. Так, постановлением Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 27 января 1999 г. в Регламент были внесены следующие изменения и дополнения.
   Статья 10 ч. 1 дополняется пунктом «л»: Председатель Совета Федерации «направляет в комитеты Совета Федерации для подготовки предложений по нормативным правовым актам Парламентского Собрания Союза Беларуси и России модельные законодательные акты, принятые Межпарламентской Ассамблеей государств – участников Содружества Независимых Государств, Межпарламентским Комитетом Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики и Российской Федерации».
   Статья 13, ч. 3 дополняется пунктом «б»: «Комитеты Совета Федерации готовят предложения по нормативным правовым актам Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, а также модельным законодательным актам, принятым Межпарламентской Ассамблеей государств – участников Содружества Независимых Государств, Межпарламентским Комитетом Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики и Российской Федерации».
   Статья 22 дополняется пунктом «к»: «Комитет Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств совместно с комитетами Совета Федерации готовит предложения по нормативным правовым актам Парламентского Собрания Союза Беларуси и России и модельным законодательным актам, принятым Межпарламентской Ассамблеей государств – участников Содружества Независимых Государств, Межпарламентским Комитетом Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики и Российской Федерации».
   Статья 214 изложена в следующей редакции: «1. Совет Федерации рассматривает подготовленные Комитетом Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств и другими комитетами Совета Федерации предложения по нормативным правовым актам Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, а также по модельным законодательным актам, принятым Межпарламентской Ассамблеей государств – участников Содружества Независимых Государств, Межпарламентским Комитетом Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской республики и Российской Федерации».
   По результатам рассмотрения предложений Совет Федерации может поручить соответствующему комитету (комитетам) Совета Федерации подготовить законопроект в порядке реализации Советом Федерации права законодательной инициативы.
   Модельные законы МПА и МПК становятся важнейшим инструментом приведения национального законодательства в соответствие с обязательствами, вытекающими из рассмотренных Договоров. Российская сторона всегда занимала активную позицию в процессе подготовки Протокола о порядке использования модельных законодательных актов. В частности, ряд модельных законов, принятых Межпарламентским Комитетом, был разработан российской стороной на основе действующих федеральных законов «О занятости населения», «Об образовании», практически всего блока «военных» законов.
   Вступление в силу Протокола об использовании модельных законодательных актов МПК и других документов, направленных на реализацию модельных законов, обязывает более ответственно относиться к процедурам рассмотрения и принятия модельных законов. В частности, в постоянные комиссии должны представляться материалы, обосновывающие необходимость принятия того или иного модельного закона. В соответствии со ст. 6 Положения о модельных законодательных актах, они должны содержать прогностическую оценку возможных правовых и иных последствий принятия или непринятия модельного закона. Это позволяет еще на стадии рассмотрения законов в постоянных комиссиях снять многие вопросы, которые возникают сейчас на стадии проведения работы по их реализации.
   Анализ развития правового механизма модельных законов позволяет сделать вывод о том, что экономические интересы государств – участников СНГ становятся ведущей силой, в результате повышается их заинтересованность в реализации модельных законов, а сам правовой механизм их реализации приобретает реальный устойчивый и необратимый характер.
   На практике разрабатываются и используются различного рода рекомендации по гармонизации национальных законодательных актов. Рекомендации по гармонизации национальных законодательств в части сроков выполнения внутригосударственных процедур (далее – Рекомендации) касаются межгосударственных, межправительственных, межведомственных договоров и соглашений, заключенных между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан (далее – сторонами).
   Рекомендации основываются на положениях Венской конвенции о праве договоров 1961 г., которая определила способы выражения согласия государства на обязательность заключенного международного договора осуществлением соответствующих внутригосударственных процедур, т. е. подписанием, ратификацией, принятием, утверждением или присоединением, в зависимости от порядка, предусмотренного международным договором.
   Рекомендации скорреспондированы с национальными Конституциями сторон, признающими приоритет ратифицированных международных договоров и соглашений над национальными законами и их применение непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона.
   Предлагаемый в Рекомендациях юридический механизм гармонизации соответствует Программе гармонизации законодательных и иных нормативных правовых актов государств – участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г.
   Поскольку ратификация и выполнение соответствующих внутригосударственных процедур всеми сторонами является, как правило, обязательным условием для вступления договора в силу, то ожидание ратификации не может быть бесконечным, так как ставит другие стороны в невыгодное положение. По аналогии применим п. «b» ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров, устанавливающий, что «вступление в силу не будет чрезмерно затягиваться», поскольку лишает договор его объекта и цели.
   При этом следует иметь в виду сложившуюся в международной практике дифференциацию сроков, в течение которых должна быть осуществлена ратификация либо выполнены внутригосударственные процедуры. Универсальные многосторонние конвенции могут довольно долго ожидать ратификации, учитывая множественность участников и, соответственно, сложность в достижении компромисса интересов. В меньшей степени это относится к ограниченным многосторонним договорам. Что же касается двух-, трех-, … пятисторонних договоров с ограниченным предметом правового регулирования, то для них состояние ожидания ратификации не может быть особенно длительным, поскольку они теряют свою актуальность, снижается эффективность их применения.
   Асинхронность проведения внутригосударственных процедур, кроме того, является нарушением принципа взаимной выгоды сторон. Отсрочка ратификации и выполнения внутригосударственных процедур по заключенному международному договору, по существу, означает, что ратифицировавшие его стороны накладывают на себя дополнительные обязательства и ограничения в сравнении со стороной, затянувшей по срокам выполнение необходимых внутригосударственных процедур.
   Анализ практической реализации положений принятых актов показал, что в государствах Таможенного союза существует такая проблема, как соотношение норм международного права, каковыми являются международные договоры и решения органов управления интеграцией, с национальным законодательством. Сложность заключается, прежде всего, в том, что многие положения базовых соглашений затрагивают нормы национальных законов и подзаконных нормативных актов и соответственно влекут необходимость их изменения. Отсутствие в таких условиях практического механизма приведения национального законодательства в соответствие с положениями международных актов до недавнего времени было непреодолимым препятствием.
   Подписанный Главами государств 26 февраля 1999 г. Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве позволил по-новому подойти к решению данной проблемы. Так, в гл. 5 Договора «Сближение и унификация законодательства» предусмотрено, что Стороны принимают согласованные меры по сближению и унификации законодательных и иных нормативных правовых актов, которые оказывают непосредственное воздействие на выполнение сторонами положений Договора.
   Правом принятия решения о том, какие законодательные и иные правовые акты сторон подлежат сближению и унификации, а также установления последовательности осуществления соответствующих мер по гармонизации законодательства наделены Межгосударственный Совет, а также Совет глав правительств, на основе полномочий, делегируемых Межгосударственным Советом.
   В целях детализации механизма гармонизации законодательства, создания системы взаимосогласованных принципов формирования правовой основы Таможенного союза, определения путей и этапов их практического осуществления решением Межгосударственного Совета от 26 октября 1999 г. утверждена Программа гармонизации национальных законодательных и иных нормативных правовых актов.
   Ключевым звеном механизма гармонизации является введение единой системы исполнения достигнутых договоренностей и принятых решений, обеспечивающей:
   – включение ратифицированных международных договоров в национальные правовые системы;
   – приведение действующих национальных законодательных и иных нормативных правовых актов в соответствие с положениями международных договоров и иных документов, принятых решениями органов управления интеграцией и основополагающими принципами и нормами международного права;
   – изъятие действующих национальных законодательных и иных нормативных правовых актов из правовой системы национального законодательства;
   – восполнение правовых пробелов национального законодательства путем принятия новых законодательных и иных нормативных правовых актов во исполнение заключенных международных договоров и иных документов, принятых органами управления интеграцией.
   Ввиду того, что введение единой системы исполнения договоренностей и принятых решений влечет необходимость создания организационно-правовых предпосылок для взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти государств – участников Таможенного союза, Решением Межгосударственного Совета от 26 октября 1999 г. принято Соглашение о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, которое подписано Главами государств Таможенного союза.
   Наличие организационно-правовой основы взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти государств – участников Таможенного союза и механизма гармонизации законодательств позволяет сделать вывод о том, что наступил новый этап на пути достижения интеграционных целей. В этих условиях предлагается дальнейшие практические действия по реализации положений Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве осуществлять посредством сближения и унификации законодательств.
   Аппаратом Интеграционного Комитета совместно с правительствами сторон и по согласованию с Межпарламентским Комитетом были разработаны и на заседании Совета глав правительств, состоявшемся 23 мая 2000 г. в Минске, приняты Мероприятия по реализации положений Соглашения о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства. Мероприятия предусматривают подготовку проекта Межпарламентского Соглашения и Межправительственного Протокола. Проект Межпарламентского Соглашения о мерах по трансформации международных договоров и решений Межгосударственного Совета, принимаемых в рамках Таможенного союза, в национальные законы и синхронизации сроков их принятия включает следующие рекомендации:
   – осуществление мер по трансформации (имплементации) международных договоров и решений Межгосударственного Совета, принимаемых в рамках Таможенного союза, в национальные законы, а также сроков их принятия;
   – принятие мер по трансформации нормативных документов, требующих изменения национальных законов;
   – принятие мер по трансформации нормативных документов, не требующих изменения национальных законов, осуществляется в порядке, установленном национальным законодательством государств – участников Таможенного союза и соответствующими международными договорами и решениями органов управления интеграцией.
   Мерами по трансформации нормативных документов в национальные законы являются:
   – ратификация (утверждение) нормативных документов;
   – включение положений нормативных документов в действующие национальные законы;
   – разработка и принятия нового национального законодательного акта (или совокупности актов) на основе положений нормативных документов;
   – внесение изменений и дополнений (поправок) в национальные законодательные акты с учетом положений нормативных документов;
   – осуществление изъятие действующих национальных законодательных актов (или их частей), противоречащих положениям нормативных документов.
   Межпарламентским Соглашением устанавливаются согласованные сроки ратификации международных договоров либо утверждение иных документов, подлежащих трансформации в национальные законодательства и принимаемых в рамках Таможенного союза, а также синхронное принятие и введение в действие законов; внесение соответствующих изменений и дополнений в регламенты национальных парламентов; использование в законотворчестве модельных законодательных актов, принимаемых Межпарламентским Комитетом.
   Кроме того, предполагается наладить взаимный обмен информацией о принимаемых законодательных актах и соблюдении синхронизированных сроков выполнения внутригосударственных процедур по международным договорам и иным документам, подлежащим трансформации в национальные законодательства, подписанным в рамках Таможенного союза.
   В проекте Соглашения заложены положения о том, что Бюро Межпарламентского Комитета на основе консультаций обобщает и вносит в Межпарламентский Комитет согласованные предложения комитетов (комиссий) палат сторон о мерах по трансформации нормативных документов в национальные законы, дополняя их, при необходимости, предложениями по разработке:
   а) основ отдельных сфер законодательства в случаях, если нормативные документы содержат принципиально новый порядок правового регулирования правоотношений, определенных рамками Таможенного союза;
   б) модельных законов в случаях, если нормативные документы предполагают проведение согласованной политики в отдельных сферах правоотношений и координации законопроектной работы;
   в) рекомендаций по сближению, унификации (гармонизации) законодательств государств – участников Таможенного союза.
   Принятые государствами – участниками Таможенного союза новые законодательные акты, изменения к существующим законодательным актам, а также другие решения, связанные с трансформацией нормативных документов в национальные законы в 15-дневный срок будут направляться в Межпарламентский Комитет.
   На Межпарламентский Комитет возлагаются координирующие функции по соблюдению указанных в настоящем Соглашении сроков трансформации нормативных документов в национальные законы.
   При выявлении несоответствия между нормами действующих национальных законов и положениями нормативных документов государств – участников Таможенного союза проводятся консультации и переговоры с целью устранения этого несоответствия.
   Проект Межправительственного Протокола о мерах по трансформации международных договоров и решений Межгосударственного Совета, принимаемых в рамках Таможенного союза, в национальные законы и синхронизации сроков их принятия включает следующие рекомендации:
   – осуществление мер по трансформации (имплементации) международных договоров, решений Межгосударственного Совета и Совета глав правительств, принимаемых в рамках Таможенного союза, в национальные законы и подзаконные нормативные правовые акты, а также сроки их принятия и принятие мер по трансформации нормативных документов, требующих изменения национальных законов, подзаконных нормативных правовых актов осуществляется в порядке, установленном Протоколом, другими международными договорами и решениями органов управления интеграцией;
   – принятие мер по трансформации нормативных документов, не требующих изменения актов национального законодательства, осуществляется в порядке, установленном национальным законодательством государств – участников Таможенного союза и соответствующими международными договорами и решениями органов управления интеграцией.
   Проектом Межправительственного Протокола определены следующие меры по трансформации нормативных документов в национальные законы и подзаконные нормативные правовые акты:
   – подготовка и внесение проектов документов о ратификации (утверждении) нормативных документов, подлежащих ратификации, в парламенты государств – участников Таможенного союза;
   – принятие решений об утверждении (принятии) нормативных документов, не подлежащих ратификации;
   – включение положений нормативных документов в действующие национальные подзаконные нормативные правовые акты;
   – подготовка и внесение на рассмотрение парламентов сторон законопроектов о включении положений нормативных документов в действующие национальные законы;
   – разработка и принятие нового национального подзаконного нормативного правового акта (или совокупности актов) на основе положений нормативных документов;
   – подготовка и внесение на рассмотрение парламентов сторон нового национального законодательного акта (или совокупности актов) на основе положений нормативных документов;
   – внесение изменений и дополнений (поправок) в национальные подзаконные нормативные правовые акты с учетом положений нормативных документов;
   – подготовка и внесение на рассмотрение парламентов сторон законопроектов об изменениях и дополнениях (поправках) в национальные законы с учетом положений нормативных документов;
   – осуществление изъятий действующих национальных подзаконных нормативных правовых актов (или их частей), противоречащих положениям нормативных документов;
   – подготовка и внесение на рассмотрение парламентов сторон законопроектов об изъятиях действующих национальных законов (или их частей), противоречащих положениям нормативных документов.
   Государства – участники Таможенного союза по согласованию с Интеграционным Комитетом будут определять, какие из предусмотренных мер необходимы для трансформации нормативных документов в национальные законы и подзаконные нормативные правовые акты, исходя из содержания нормативных документов и особенностей национальных правовых систем.
   Установлен двухмесячный срок принятия решений о мерах по трансформации в национальные законы или подзаконные нормативные правовые акты.
   Нормативные документы, требующие изменения национальных законов, одновременно будут направляться Интеграционным Комитетом в Межпарламентский Комитет, который совместно с парламентами государств – участников Таможенного союза подготовит предложения по трансформации указанных документов в национальные законы, подлежащие в установленном порядке рассмотрению Советом глав правительств и Межгосударственным Советом.
   Проектом Протокола заложено положение, согласно которому правительства государств-участников не менее двух раз в год подготавливают для рассмотрения Советом глав правительств и Межгосударственным Советом информационные доклады о принятых мерах по трансформации нормативных документов в национальные законы и подзаконные нормативные правовые акты.
   Интеграционный Комитет в пределах своей компетенции наделяется правом предлагать государствам-участникам Таможенного союза дополнительные меры по трансформации нормативных документов в национальные законы и подзаконные нормативные правовые документы.
   Координирующие функции по соблюдению сроков трансформации нормативных документов в национальные законы и подзаконные нормативные правовые акты, а также организация информационного обмена возлагаются на Интеграционный Комитет.
   Межпарламентскому Комитету и Интеграционному Комитету на ближайшую перспективу определены следующие практические действия:
   – разработка перечней национальных законодательных и иных подзаконных нормативных правовых актов, подлежащих сближению и унификации, в соответствии с положениями Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве и внесение их на утверждение соответственно Межгосударственного Совета и Совета глав правительств;
   – проведение сравнительно-правового анализа и правовой экспертизы действующего национального законодательства на предмет его соответствия международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза, и основополагающим принципам и нормам международного права;
   – разработка мероприятий (программ, планов практических действий и др.) по реализации положений международных актов, принятых в рамках Таможенного союза;
   – подготовка соответствующих международных актов, в том числе Основ законодательств и иных документов, определяющих основополагающие начала (принципы) в тех или иных отраслях законодательства, а также решений Межгосударственного Совета и Совета глав правительств;
   – разработка правового механизма контроля за гармонизацией национальных законодательств.
   Представляется целесообразным принятие мер по выработке концептуальных подходов по формированию правовой системы Таможенного союза и Единого экономического пространства по следующим направлениям:
   – определение формата международного межгосударственного образования с целью конкретизации его правосубъектности в соответствии с принципами и нормами международного права и создания соответствующей правовой системы;
   – формирование с учетом правосубъектности межгосударственного образования органов управления, распределение предметов ведения между ними и наделение их соответствующими полномочиями;
   – выработка принципов взаимодействия между государствами-участниками по применению правовой системы межгосударственного образования посредством определения статуса нормативных правовых актов, принимаемых в рамках межгосударственного образования, механизма их трансформации в законодательства государств-участников;
   – подготовка предложений о создании Сообщества интегрированных государств с учетом положений международных актов Союза Беларуси и России и специфики разноуровневой и разноскоростной интеграции.
   Необходимо реализовать дополнительные меры организационно-правового характера, такие как:
   – введение в практику деятельности Межгосударственного Совета принятие международных актов в виде Основ законодательства, основных принципов или начал правового регулирования в областях правоотношений, определенных положениями Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве;
   – ориентация деятельности Интеграционного Комитета и Межпарламентского Комитета на подготовку проектов основ законодательства, основных принципов или начал правового регулирования в соответствии с перечнями законодательств, подлежащих гармонизации на базе национальных законов и основополагающих принципов и норм международного права;
   – оптимизация структуры аппарата Межпарламентского Комитета с целью его специализации по разработке проектов основ законодательств в сферах правоотношений, определенных положениями Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве;
   – принятие мер по повышению эффективности деятельности Межпарламентского Комитета;
   – разработка Межпарламентским Комитетом и Интеграционным Комитетом в приоритетном порядке планов практических действий по сближению и унификации базовых законодательств (законов) и подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения в области:
   гражданского права, регулирующего прежде всего хозяйственную деятельность и отношения собственности;
   таможенного дела;
   принципов налогообложения хозяйствующих субъектов и физических лиц;
   внешнеэкономической деятельности и валютного регулирования;
   торгово-тарифного регулирования;
   транспорта, энергетики и других направлений межотраслевого сотрудничества;
   образования, охраны труда, социальной защиты граждан, пенсионного обеспечения и иных направлений социально-гуманитарного сотрудничества;
   пограничной политики и др.
   Осуществление дальнейших практических действий по реализации положений Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве посредством гармонизации (сближения и унификации) законодательств будет основываться на положениях настоящего документа, что позволит придать новый импульс во взаимоотношениях государств в рамках Таможенного союза и позволит в период экономической нестабильности направить усилия органов управления интеграцией в русло создания основополагающих, фундаментальных «правил игры» (международных актов, регулирующих правоотношения на уровне национальных законов), положения которых будут востребованы при появлении экономических интересов партнеров по Таможенному союзу.

§ 4. Специфика правовых механизмов интеграции в отдельных сферах экономического взаимодействия

   Специфика гармонизации таможенного законодательства государств – участников Таможенного союза заключается в том, что правовое регулирование этой сферы правоотношений осуществляется в значительном объеме на уровне подзаконных актов. Таможенные кодексы государств – участников Таможенного союза не имеют существенных противоречий, поскольку базируются на Основах таможенного законодательства государств СНГ, принятых решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 10 февраля 1995 г. и ратифицированных сторонами. В то же время они содержат значительное количество отсылочных норм на акты исполнительных органов, здесь-то и возникает расхождение. Это относится и к системе правоотношений, связанных с формированием единой таможенной территории.
   Перечень правовых условий, необходимых для формирования единой таможенной территории, определен ст. 1 и 21 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г. Таможенным законодательством в этом перечне регулируются, прежде всего, вопросы формирования единой таможенной политики и применения единых таможенных режимов, обеспечения единства управления таможенными службами, упрощения и последующей отмены таможенного контроля на государственных границах стран Таможенного союза.
   Аппарат Интеграционного Комитета провел сравнительно-правовой анализ таможенного законодательства сторон в соответствии с Программой гармонизации национальных законодательных и иных нормативных правовых актов государств – участников Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 16 февраля 1999 г., утвержденной Решением Межгосударственного Совета от 26 октября 1999 г. При анализе использовались Основы проведения сравнительно-правового анализа, одобренные Интеграционным Комитетом. Предмет анализа – международные договоры, заключенные в рамках Таможенного союза, и национальные нормативные правовые акты сторон, регулирующие правовой режим формирования единой таможенной территории. Цель анализа – определение соответствия национального законодательства сторон международным договорам и изучение работы по их гармонизации.
   Проведенный анализ показал, что работа по сближению и унификации (гармонизации) таможенного законодательства государств – участников Таможенного союза основывается на заключенных межгосударственных, межправительственных и межведомственных договорах, устанавливающих единообразный порядок правового регулирования таможенной сферы. Государственными органами сторон принимаются нормативные правовые акты по выполнению внутригосударственных процедур, введению вступивших в силу международных договоров в национальные правовые системы и их реализации. Постепенно начинает складываться система унифицированных норм таможенного законодательства, единых правил таможенного оформления и таможенного контроля.
   Например, Сторонами проведена работа по гармонизации национальных законодательств в соответствии с Протоколом о таможенном оформлении товаров, перевозимых под таможенным контролем между таможенными органами государств – участников Таможенного союза от 8 декабря 1998 г. Правительствами и таможенными органами Сторон приняты нормативные правовые акты, создающие гармонизированный правовой режим таможенного контроля при транзите товаров и транспортных средств, перемещаемых между таможенными органами государств – участников Таможенного союза. Унификация законодательства проведена на основе Типового положения о таможенном режиме транзита, утвержденного 8 декабря 1998 г., которое было трансформировано государствами в национальные законодательства сторон.
   С целью унификации порядка таможенного оформления при пересечении границ физическими лицами решением Совета руководителей таможенных служб государств – участников Таможенного союза от 5 марта 1999 г. утверждена форма единой пассажирской таможенной декларации. Компетентными государственными органами сторон приняты соответствующие нормативные правовые акты о введении в действие Единой пассажирской таможенной декларации, Таможенной декларации ДТ-1. Приняты инструкции о порядке заполнения пассажирской таможенной декларации и о порядке заполнения таможенной декларации формы ДТ-1 для целей таможенного декларирования товаров.
   Таможенное законодательство сторон, регулирующее вопросы пересечения транзитными товарами и перевозящими их транспортными средствами границ государств – участников Таможенного союза, приведено в соответствие с Соглашением о единых условиях транзита через территории государств – участников Таможенного союза от 22 января 1998 г. Стороны обменялись образцами средств идентификации транзитных товаров и образцами документов, необходимых для их таможенного контроля, согласовали места пресечения транзитными товарами таможенной границы. В целях реализации указанного Соглашения решением Совета руководителей таможенных служб государств – участников Таможенного союза от 15 октября 1999 г. одобрен в основном проект межправительственного Протокола о таможенном контроле за товарами и транспортными средствами, перемещаемыми между таможенными органами государств – участников Таможенного союза, который в настоящее время проходит согласование в государственных органах сторон.
   С целью формирования правовых подходов для обеспечения единства управления таможенными службами государствами – участниками Таможенного союза подписаны и реализуются двусторонние соглашения.
   Вступил в силу Протокол о сотрудничестве между таможенными службами государств-участников соглашений о Таможенном союзе в области обеспечения собственной безопасности от 8 декабря 1998 г., на основе которого приняты соответствующие ведомственные акты таможенных органов сторон.
   Вместе с тем, проведенная работа по гармонизации национального законодательства сторон – это только начальный этап, основные правовые механизмы работы по формированию единой таможенной территории пока еще недостаточно унифицированы.
   В договорно-правовую базу Таможенного союза входят десятки международных договоров, из которых многие прямо или косвенно регулируют вопросы формирования единой таможенной территории. Однако основанием для гармонизации и внесения соответствующих изменений и дополнений (поправок) в национальные законодательства сторон, являются лишь те международные договоры, которые вступили в силу.
   Анализ состояния выполнения внутригосударственных процедур по международным договорам, регулирующим формирование единой таможенной территории, позволяет сделать вывод о затягивании процессов принятия правительствами и таможенными органами сторон нормативных актов о включении принятых договоров в национальные правовые системы. Это приводит к отсутствию реальных юридических оснований для практической работы по гармонизации национального таможенного законодательства.
   Например, сторонами не выполнены внутригосударственные процедуры по Соглашению об упрощенном порядке таможенного оформления товаров, перемещаемых между государствами – участниками Таможенного союза от 24 сентября 1999 г. и Соглашению об обеспечении свободного и равного права пересечения физическими лицами границ государств – участников Таможенного союза и беспрепятственного перемещения ими товаров и валюты от 24 ноября 1998 г.
   Формирование единой таможенной территории базируется на создании правовых предпосылок для отмены таможенного контроля, одним из аспектов которого является декларирование. По результатам анализа выявлено отсутствие унифицированных подходов к таможенному оформлению и таможенному контролю, предусмотренных Протоколом об упрощенном порядке таможенного оформления товаров, не предназначенных для производственной и иной коммерческой деятельности, и валюты, перемещаемых физическими лицами через таможенные границы государств – участников Таможенного союза от 22 января 1998 г. В ст. 3 Протокола установлен режим отмены декларирования в письменной форме товаров и валюты, перемещаемых через внутренние таможенные границы государств Таможенного союза, за исключением валюты и товаров, запрещенных и ограниченных к ввозу и вывозу, в стоимостном и количественном выражении. Это положение не нашло отражения в законодательных актах сторон, за исключением российской стороны, и фактически не действует. Наиболее серьезные проблемы в гармонизации национального законодательства в соответствии с Протоколом имеются у Казахстанской стороны, в нормативной базе которой не предусмотрена указанная категория товаров и, соответственно, не урегулированы особенности правового режима их декларирования. Единственным, предусмотренным Протоколом положением, реализованным сторонами, являются нормы ст. 5, в соответствии с которыми стороны обменялись Перечнями товаров, запрещенных и ограниченных к ввозу и вывозу, утвержденными актами правительств сторон.
   Формирование единой таможенной территории предполагает создание отлаженной системы сопровождения товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенные границы государств – участников Таможенного союза, таможенными нарядами и нарядами уполномоченных организаций (уполномоченными нарядами). Нормативная основа для создания такой системы предусмотрена Протоколом о таможенном сопровождении между таможенными органами от 8 декабря 1998 г. Национальные законодательства сторон в основном приведены в соответствие с Протоколом.
   Законодательствами сторон, за исключением Кыргызстана и Таджикистана, до настоящего времени не предусмотрены соответствующие организационно-правовые мероприятия по реализации Протокола о таможенных перевозчиках государств – участников Таможенного союза, подписанного и вступившего в силу 15 октября 1999 г.
   Таким образом, проведенный аппаратом Интеграционного Комитета анализ подтверждает необходимость продолжения поэтапной, систематизированной и целенаправленной работы по приведению национального законодательства сторон и в соответствие с международными договорами, заключенными в рамках Таможенного союза.
   Согласно ст. 22 Договора Беларуси и России от 8 декабря 1999 г. о создании Союзного государства предполагается поэтапное введение единой денежной единицы (валюты) с одновременным созданием единого эмиссионного центра. При этом основной функцией единого эмиссионного центра будет являться защита и обеспечение устойчивости единой денежной единицы.
   В договоре предусмотрено, что введение единой денежной единицы и формирование единого эмиссионного центра должно осуществляться на основе соглашения между государствами-участниками. Заключение такого соглашения затруднялось различными факторами, в том числе значительным отставанием Беларуси в экономическом развитии, расхождениями во взглядах на то, какая валюта должна стать союзной. Но постепенно в ходе многочисленных встреч и переговоров на уровне правительств и президентов была выработана концепция унификации валюты в Союзном государстве. Эта концепция была закреплена в подписанном премьер-министрами России и Беларуси соглашении о единой валюте.
   Подписание Соглашения стало возможным после того, как Беларусь отказалась от множественности курсов и пытается проводить бездефицитную бюджетную политику. Это, безусловно, является заслугой и белорусского Национального банка, и правительства Беларуси. Вместе с тем, процесс валютной интеграции выглядит гораздо сложнее, нежели его внешнее информационно-идеологическое оформление.
   В упрощенном представлении объединение валют включает два этапа. По завершении первого этапа – с 2005 г. функцию единой союзной валюты будет исполнять российский рубль. Сам переход, видимо, будет отмечен принятием ряда отдельных документов с целью полной унификации не только денежно-кредитной и валютной, но и налоговой, бюджетной, таможенной, социальной политики. Существуют определенные сомнения, хватит ли столь незначительного времени на проведение столь масштабных мероприятий. Ведь в этих сферах у России и Беларуси еще много расхождений, в частности, тот же подоходный налог. Россия стремится к его понижению, и с 2001 г. максимальная ставка составляет 13 %, в то время как в Беларуси пока даже речи не идет об изменении ставки 30 %.
   Комментируя намеченный срок перехода к российскому рублю как единой валюте Союза, белорусские эксперты отмечают, что россияне настойчиво работают над тем, чтобы в Беларуси была внятная денежная политика. Все попытки белорусов расширить свое присутствие на российском рынке будут тщетны, пока не стабилизируется белорусский рубль.
   Тем не менее, при согласованной работе времени на унификацию законодательств должно хватить, но нужно учитывать, что переход на использование российского рубля в качестве единственного платежного средства на территории Беларуси означает, по меньшей мере, проведение настоящей денежной реформы со всеми сопутствующими мероприятиями, т. е. с изменением масштаба цен, переоценкой активов и пассивов белорусских субъектов хозяйствования и нерезидентов. Это будет намного сложнее, чем чисто механическое списание нулей при деноминации.
   Впрочем, облегчить переход к российскому рублю как союзной валюте позволит заблаговременная жесткая привязка курса белорусской национальной денежной единицы к российской. Именно это выдвигается российскими финансовыми властями в качестве одного из главных условий валютной интеграции. Однако вследствие этого встает закономерный вопрос: если в течение четырех ближайших лет удастся жестко «привязать» белорусский рубль к российскому и одновременно добиться работы в унисон экономик двух стран, то в чем смысл трехлетнего использования российского рубля как союзной валюты?
   Ответ на этот вопрос лежит в плоскости дебатов о формировании единого эмиссионного центра. Это один из наиболее противоречивых моментов в переговорах о единой валюте. Россия склоняется к тому, чтобы наделить полномочиями общего эмиссионного центра Центробанк РФ. Беларусь склонна искать компромиссные варианты. Например, в аналогии с федеральной резервной системой США, где эмиссию национальной валюты осуществляют несколько банков, подчиненных единому центру. Однако вряд ли возможно равноправное функционирование двух эмиссионных центров в России и Беларуси. Например, если отталкиваться от разницы численности населения, то в России должно быть по меньшей мере 15 эмиссионных банков против одного белорусского. А если оценивать объемы капиталов, работающих в экономиках двух стран, то соотношение будет во много раз большим.
   Вопрос эмиссионного центра – это вопрос 2008 г. То, что в период с 2005 по 2008 г. его функции будет исполнять российский Центробанк, – дело практически решенное. Трудно представить, что россияне поделятся правом на эмиссию национальной валюты даже с Союзным государством. Однако этот трехлетний переходный период дает России дополнительные очки в вопросе о едином эмиссионном центре после 2008 г., когда Союз должен перейти к новой общей денежной единице.
   Валютная интеграция будет способствовать макроэкономической и финансовой стабилизации Беларуси. Одним из главных факторов этого считается получение от России 100 млн долларов в виде межправительственного стабилизационного кредита. Предполагается, что деньги, которые выделены в качестве стабилизационного кредита, будут лежать на счетах российского Центробанка, а стало быть, и доходить до Беларуси они будут только при соблюдении Минском условий программы стабилизации экономики.
   Укрепление в последнее время позиций российского рубля позволяет некоторым экспертам считать, что жесткая привязка к нему белорусской валюты повлечет реальную ревальвацию последней темпами около 10 % в год в течение ближайших 5 лет. Это не может не лечь достаточно тяжким бременем на белорусских производителей. Даже в условиях относительно стабильного белорусского рубля они испытывают серьезные проблемы. Ведь девальвация национальной валюты в последние годы была основной составляющей ценовой конкурентоспособности белорусских товаров. Ревальвация же не только ее «отменяет», но и способствует удешевлению импорта. Следовательно, белорусскому производителю будет все сложнее конкурировать не только на внешних, но и на внутреннем рынке.
   Нужно признать, что состояние финансово неблагополучных предприятий (которых у нас, к сожалению, еще очень много) может ухудшиться. Вместе с тем, борьба за конкурентоспособность белорусской продукции примет более конструктивный характер, нежели ее девальвационное стимулирование. Основное внимание придется сосредоточить на технологическом аспекте, что требует серьезного увеличения инвестиций, а это невозможно без активизации приватизации.
   Как видно, валютная интеграция, с точки зрения экономических последствий, далеко не так проста, как может показаться с первого взгляда. Однако, в глобальном смысле бесспорно и то, что государство в долгосрочном плане, безусловно, выиграет. Сегодня достаточно четко прослеживается вполне логичная последовательность событий. Добившись стабилизации белорусского рубля, финансовые власти страны открывают реальные перспективы создания единого валютного пространства. В свою очередь, этот процесс немыслим без серьезных рыночных преобразований. Во всяком случае, об этом свидетельствуют и предлагаемый Россией достаточно жесткий регламент мероприятий, и неизбежность его принятия Беларусью при дальнейшем интеграционном движении.

§ 5. Правовые проблемы формирования и развития таможенного союза государств – участников СНГ

   Продолжается процесс сближения в области экономических отношений государств, ранее входивших в состав бывшего СССР. Реформы в экономике, происходящие в странах Содружества Независимых Государств, направлены, прежде всего, на развитие и совершенствование рыночных отношений, поэтапное создание общего экономического пространства. При этом существенное значение приобретает процесс гармонизации таможенного законодательства, механизмы тарифного и нетарифного регулирования, упрощение таможенных процедур, т. к. именно совершенствование и развитие таможенного законодательства позволит впоследствии создать единое экономическое пространство.
   Прежде чем рассмотреть проблемы, стоящие перед государствами – участниками СНГ в отношении таможенных процедур, следует исследовать состояние таможенного законодательства государств – участников СНГ. При этом необходимо отметить, что это законодательство в республиках Беларусь, Молдова, Кыргызстан, Узбекистан значительно обновилось (приняты новые таможенные кодексы; в Российской Федерации подготовлен новый проект Таможенного кодекса, который будет в самое ближайшее время представлен в Государственную Думу).
   Проанализируем состояние таможенного законодательства некоторых государств – участников СНГ – Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Украины, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Российской Федерации.
   1. Структура таможенных законов. В государствах СНГ, законодательство которых исследуется в настоящей главе, приняты таможенные кодексы, различающиеся как по структуре, так и по содержанию. И это естественно, так как, принимая подобные законодательные акты, страны Содружества, безусловно, учитывали специфику развития экономики своих государств, состояние национального законодательства, иные проблемы стоящие перед этими государствами.
   Все рассматриваемые таможенные законы распространяют свое действие на всю территорию соответствующего государства и на юридических лиц любой формы собственности, а также на физических лиц, находящихся на территории данного государства.
   Таможенный кодекс Республики Армения 1993 г.[41], состоит из 16 глав, включающих 102 статьи; Таможенный кодекс Республики Беларусь 1997 г.[42], состоит из XV разделов, включающих 273 статьи; Закон Республики Казахстан[43] «О таможенном деле в Республике Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 ноября 2000 г.) состоит из 61 глав, включающих 426 статей; Таможенный кодекс Кыргызской республики 1997[44], состоит из 66 глав, включающих 472 статьи; Таможенный кодекс Республики Молдова[45], состоит из XV разделов, включающих 325 статей; Таможенный кодекс Украины[46] 1991 г. состоит из 11 разделов, включающих 164 статьи; Таможенный кодекс Республики Узбекистан 1997 г.[47] состоит из XI разделов и 198 статей; Таможенный кодекс Республики Таджикистан 1995 г.[48] состоит из 63 глав, содержащих 454 статьи; Таможенный кодекс Туркменистана 1993 г.[49] состоит из XXI раздела, включающих в себя 115 статей; Таможенный кодекс Российской Федерации 1993 г.[50] состоит из 64 глав и 456 статей.
   2. Сфера применения таможенных законов. Регулирование таможенных отношений в государствах – членах СНГ осуществляют высшие органы государственной власти и управления. Таможенные кодексы регулируют три крупных группы отношений, связанных: а) с защитой экономических интересов, совершенствованием механизма таможенного контроля, созданием условий, стимулирующих товарооборот; б) с содействием развития внешнеэкономических связей; в) с эффективным применением тарифов в борьбе с контрабандой.
   Некоторые государства совершенно обоснованно полагают, что одним из условий успешного применения таможенного законодательства является его своевременное опубликование. Об этом говорится в ст. 373 Закона «О таможенном деле в Республике Казахстан», в соответствии с которым акты центрального таможенного органа Республики Казахстан общего характера подлежат обязательному опубликованию. Более четко аналогичное положение регулируется в Таможенном кодексе Украины, ст. 7 которого установлено, что таможенные правила должны быть опубликованы не позднее чем за 45 дней до даты введения их в действие, а в случае если они не будет официально опубликованы, то не вступают в силу.
   В Таможенном кодексе Российской Федерации ст. 11, предусмотрено, что нормативные акты Таможенного комитета общего характера вступают в силу по истечении тридцати дней после их опубликования этим комитетом, за исключением случаев, когда данные акты устанавливают более льготные правила, чем те, которые действуют, или если акты законодательства Российской Федерации обязывают Таможенный комитет ввести нормативные акты по таможенному делу в более короткие сроки. Такой же порядок установлен в Таможенном комитете Республики Таджикистан (ст. 11).
   В Таможенном кодексе Республики Беларусь (ст. 239) устанавливается, что нормы правовых актов подлежат опубликованию соответственно в печатных изданиях органов исполнительной власти Республики Беларусь и изданиях Государственного таможенного комитета Республики Беларусь.
   В таможенных кодексах других государств – участников СНГ подобных статей нет.
   3. Таможенные органы: система органов, задачи. Таможенные законы всех государств – участников СНГ предусматривают образование в системе государственных структур самостоятельных органов, на которые возлагается проведение государственной политики в сфере таможенного дела.
   Общее руководство деятельностью таможенных органов относится к компетенции органов государственного управления государств – участников СНГ в лице: Таможенного управления Республики Армения; Государственного таможенного комитета Республики Беларусь; Центрального таможенного органа Республики Казахстан; Государственной таможенной инспекции Кыргызской республики; Департамента таможенного контроля Республики Молдова; Государственного таможенного комитета Украины; таможенного комитета при Правительстве Республики Таджикистан; Государственной таможни Туркменистана; Государственного таможенного комитета Российской Федерации, которые осуществляют свою деятельность через территориальные таможенные управления, таможни, таможенные посты и другие таможенные учреждения. Центральные органы издают в пределах своей компетенции нормативные акты по таможенному делу, обязательные для исполнения всеми таможенными органами, а также предприятиями, организациями, независимо от форм собственности и подчиненности, должностными лицами и гражданами.
   Задачи таможенных органов, согласно тому, как они определены в анализируемых законах, во многом совпадают. К этим задачам почти все кодексы отнесли:
   а) участие в разработке таможенной политики;
   б) обеспечение таможенного законодательства;
   в) взимание таможенных платежей, налогов и сборов;
   г) осуществление и совершенствование таможенного контроля и таможенного оформления;
   д) обеспечение выполнения международных обязательств в части, касающейся таможенного дела;
   е) борьба с контрабандой;
   ж) осуществление валютного контроля в пределах своей компетенции.
   Следует особо отметить, что в некоторых государствах – участниках СНГ таможенные органы приравнены к правоохранительным органам государства, на территории которого они действуют (в Республике Армения – ст. 7 ТК; в Республике Молдова – ст. 8 ТК; в Республике Беларусь – ст. 8 ТК); в других государствах таможенные органы наделены правами органов дознания только по делам о контрабанде (в Украине – ст. 102 ТК; в Туркменистане – ст. 79 ТК, в Кыргызской республике – ст. 245 ТК); в Республике Казахстан таможенные органы наделены правами органов дознания в отношении более широкого круга дел – о контрабанде, невозвращении на территорию Республики Казахстан предметов художественного, исторического и археологического достояния Республики Казахстан (ст. 21 ТК). Наделение таможенных органов такими правами свидетельствует о том важном месте, которое они занимают в экономической деятельности того или иного государства.
   4. Порядок перемещения через границу. Таможенное оформление. Значительное место в содержании исследуемых законодательных актов занимают положения о порядке перемещения через таможенную границу товаров, физических лиц. В основном эти положения однотипны и не особенно отличаются одно от другого. Они касаются места и времени производства таможенного оформления, взятия проб и образцов товаров в целях таможенного оформления, проведения таможенного контроля и его форм и т. д. Особое внимание уделено установлению таможенных режимов, в рамках которых лица, осуществляющие перемещение вещей через таможенную границу, допускаются к владению, пользованию и распоряжению такими вещами в пределах прав, определяемых одним из следующих таможенных режимов: а) выпуск для свободного обращения; б) регламент; в) экспорт; г) реэкспорт; д) транзит; е) временный ввоз; ж) временное хранение; з) таможенный склад; и) уничтожение (ст. 23 ТК Республики Беларусь; ст. 16 ТК Республики Узбекистан; ст. 24 ТК Кыргызской республики). Еще более подробнее виды таможенных режимов товаров и транспортных средств установлены в ст. 23 ТК Российской Федерации, в которой перечислены пятнадцать видов таможенных режимов.
   Однако не все таможенные кодексы государств – участников СНГ столь детально определяют таможенные режимы. Если в Законе Республики Казахстан «О таможенном деле в Республике Казахстан» им посвящен целый раздел, то в таможенных кодексах других государств, например Молдовы, указано лишь, что порядок перемещения вещей и предметов через таможенную границу Республики Молдова допускается во всех случаях, за исключением случаев, предусмотренными Таможенным кодексом и другими нормативными актами (ст. 19).
   В Таможенном кодексе Республики Армения (ст. 16) отмечается, что через ее таможенную границу может быть перемещен любой товар или другой предмет, ввоз которого в Республику Армения и вывоз из нее не запрещен и не ограничен, а также любой товар или другой предмет, транзитная перевозка которого через территорию Армении не запрещена. В Таможенном кодексе Украины (ст. 30) указывается, что специальные таможенные режимы устанавливаются по согласованию с Государственной таможенной службой Украины.
   Таможенное оформление производится в определенных для этого местах в регионе деятельности того таможенного органа, в котором находится отправитель или получатель товаров либо их структурное подразделение.
   Существенными для этой деятельности являются, на наш взгляд, два условия:
   а) освобождение от таможенного контроля (льготы);
   б) язык, на котором осуществляется таможенное оформление (что очень важно для государств, вошедших в Экономический союз).
   Таможенный кодекс Республики Армения (ст. 38) предусматривает, что освобождение от таможенного контроля возможно только в случаях, установленных ТК и иными законодательными органами Республики Армения. Лишь в этих случаях таможня либо таможенный пункт не применяют все или отдельные средства таможенного контроля. Статьи 72–81 устанавливают таможенные льготы только для дипломатических представительств иностранных государств и членов дипломатического персонала представительства, сотрудников административно-технического персонала иностранного государства, для иностранных дипломатических и консульских курьеров, для иностранных граждан, имеющих вид на жительство в Республике Армения. При этом таможенное оформление в Республике Армения осуществляется на армянском языке, а при необходимости – на одном из признанных международных языков.
   В Таможенном кодексе Республики Узбекистан гл. 12 посвящена льготам, предоставляемых дипломатическим представительствам, их сотрудникам (ст. 117–123 ТК).
   В Таможенном кодексе Республики Беларусь льготам посвящена гл. 30. Таможенные льготы установлены для дипломатических представительств, консульств, членов делегаций иностранных государств (ст. 202–211). Таможенные льготы могут быть определены международными договорами, заключенными Республикой Беларусь. Таможенное оформление осуществляется на белорусском или русском языках, а в необходимых случаях на другом приемлемом для сторон языке, если это предусмотрено Таможенным кодексом и иными законодательными актами Республики Беларусь.
   Наиболее детально вопросы предоставления таможенных льгот решаются вышеназванным Законом «О таможенном деле Республики Казахстан». Статья 149 устанавливает, что полностью освобождаются от обложения таможенными платежами:
   а) транспортные средства, осуществляющие регулярные международные перевозки грузов, а также предметы материально-технического снабжения, необходимые для эксплуатации во время следования в пути;
   б) предметы материально-технического снабжения – топливо, продовольствие, вывозимые за пределы таможенной территории для обеспечения производственной деятельности казахстанских предприятий;
   в) национальная валюта, иностранная валюта, в соответствии с законодательством Республики Казахстан;
   г) товары в порядке гуманитарной помощи;
   д) все то, что освобождено от таможенных платежей в соответствии с законодательством об иностранных инвестициях.
   В этом законе имеется ст. 150 «Тарифные преференции», допускающая установление преференций в виде освобождения от обложения пошлиной, снижения ставок в отношении товаров:
   – происходящих из государств, образовавших с Республикой Казахстан таможенный союз или зону свободной торговли, или же государств, выразивших намерение создать такой союз;
   – происходящих из развивающихся государств, пользующихся национальной системой преференций, которая пересматривается периодически, но не реже чем один раз в пять лет Кабинетом министров Республики Казахстан.
   Кроме того, в разд. IX закона предусмотрены таможенные льготы для отдельных категорий иностранных граждан – дипломатических представителей, дипломатических и консульских курьеров и т. д. Таможенное оформление документов производится на казахском и русском языках (ст. 156). Закон (ст. 160) предусматривает упрощенный порядок таможенного оформления при срочных поставках (при стихийных бедствиях, авариях, катастрофах и т. д.). Упрощенный порядок таможенного оформления определяется центральным таможенным органом.
   Таможенный кодекс Кыргызской республики в гл. 35 предусматривает предоставление таможенных льгот представителям иностранных государств и их работникам (ст. 223). Предусмотрены таможенные льготы для граждан Кыргызской республики, имеющих дипломатические паспорта (ст. 234). Таможенное оформление осуществляется на государственном языке Кыргызской республики и языке межгосударственного общения (русском, английском и др.).
   Глава 31 Таможенного кодекса Республики Молдова предусматривает, что таможенные органы вправе не применять все или отдельные меры по осуществлению таможенного контроля в случаях, предусмотренных Таможенным кодексом и другими законодательными актами. В качестве лиц, имеющих право на таможенные льготы, ст. 206–212 ТК называют дипломатических представителей, иностранные делегации т. д. Никаких других лиц либо организаций, освобождаемых от таможенного контроля, ТК не предусматривает. Таможенное оформление документов производится на государственном языке за исключением случаев, предусмотренных законодательством.
   Глава II (разд. IV) ТК Украины посвящена порядку перемещения через ее таможенную границу предметов международных, иностранных организаций, представителей и лиц, пользующихся таможенными льготами. В числе этих организаций и лиц в ст. 59–65 указываются дипломатические представительства, консульства, иностранные дипломатические и консульские курьеры. Согласно ст. 68 ТК законами Украины могут быть предоставлены таможенные льготы для совместных предприятий, с участием украинских и иностранных юридических лиц и граждан, иностранным предприятиям, организациям и их представительствам, а также иностранным сотрудникам этих предприятий, организаций и их представительств и членам их семей. Статья 36 ТК предусматривает специальные таможенные режимы досмотра вещей, которые могут быть установлены по согласованию с Государственной таможенной службой. В этой ситуации – при упрощенном таможенном контроле – граждане могут быть освобождены от представления таможенных деклараций. ТК не определяет, в каких случаях этот упрощенный порядок может быть установлен. Таможенное оформление документов осуществляется на украинском языке или на официальном языке таможенных союзов, если Украина является их членом.
   Раздел XV Таможенного кодекса Туркменистана представляет таможенные привилегии для дипломатических представителей иностранных государств, для иностранных дипломатических и консульских курьеров. Документы таможенного контроля таможенный орган оформляет на русском или английском языках (ст. 47). Предприятия, организации и граждане представляют необходимые сведения таможенному органу на государственном, русском или английском языках, а также на языках, предусмотренных межгосударственными соглашениями по таможенному сотрудничеству (п. 2 ст. 47 ТК).
   Статьи 202–211 Таможенного кодекса Российской Федерации устанавливают таможенные льготы дипломатическим представительствам иностранных государств, главам дипломатических представительств иностранного государства и членам дипломатического персонала представительства и т. д. Таможенное оформление, включая заполнение документов для таможенных целей, производится на русском языке, за исключением случаев, предусмотренных Таможенным кодексом и нормативными актами Таможенного комитета Российской Федерации.
   Таможенный кодекс Республики Таджикистан (гл. 30, ст. 202–210) устанавливает такой же порядок.
   Таким образом, практически все таможенные кодексы государств – членов СНГ довольно подробно определяют перечень организаций и лиц, которые могут быть освобождены от уплаты таможенных тарифов и сборов.
   5. Ответственность за нарушение таможенного законодательства. Все исследуемые кодексы содержат нормы об ответственности за нарушение таможенного законодательства. Можно выделить общие черты этих норм. Во-первых, как правило, совпадают меры воздействия на физических лиц и должностных лиц. Во-вторых, штраф (помимо предупреждения) является основной формой воздействия за нарушение таможенных правил. В-третьих, как правило, совпадают правонарушения, за которые физические, юридические и должностные лица подвергаются административному воздействию со стороны таможенных органов. В-четвертых, размер штрафа определяется, в основном, с учетом установленного размера минимальной месячной оплаты труда. Следует также отметить, что некоторые кодексы не содержат норм, детально регламентирующих ответственность лиц, нарушивших таможенное законодательство.
   Различия при установлении ответственности за нарушение таможенных правил и порядка привлечения к такой ответственности требует анализа норм таможенных кодексов стран – членов СНГ.
   Согласно ТК Республики Армения лица, совершившие нарушение таможенных правил, подлежат ответственности в соответствии с этим кодексом. ТК перечисляет, какие действия граждан, юридических лиц могут служить основанием для привлечения их к ответственности. К таким действиям относятся: неповиновение законному распоряжению должностного лица таможенных органов, оскорбление должностного лица; препятствие доступу должностного лица таможенного органа к товарам и другим предметам, находящимся под таможенным контролем; неостановка транспортных средств по требованию таможенных органов; отправление транспортных средств без разрешения таможенных органов; повреждение или утеря наложенных таможенным органом пломб или иных средств таможенных гарантий; передача товаров и других предметов без разрешения таможенных органов; перемещение товаров и других предметов через таможенную границу, минуя таможенный контроль; недекларирование товаров и других предметов или декларирование их не своим наименованием. На физических, юридических и должностных лиц может быть наложен штраф в размере от 50 % до двукратного размера минимальной оплаты труда. В отдельных случаях товары и другие предметы могут быть конфискованы (в частности, при декларировании товаров и иных предметов не своими наименованиями). Весьма лаконично регулируется порядок наложения административных взысканий. Согласно ст. 101 ТК административное производство осуществляется в соответствии с законодательством Республики Армения. Нарушения расследуются начальником таможни или таможенного пункта либо их заместителями. Что касается расследования по делам о контрабанде (ст. 100 ТК), то оно осуществляется также в соответствии с законодательством Республики Армения.
   Таможенный кодекс Республики Беларусь перечисляет действия (ст. 224), за совершение которых установлена административная ответственность: нарушение режима склада временного хранения; невывоз за пределы таможенной территории Республики Беларусь, либо невозвращение на таможенную территорию товаров и транспортных средств; неправомерные операции с товарами и транспортными средствами, помещенными под определенный таможенный режим, изменение их состояния, пользование и распоряжение ими; перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Республики Беларусь помимо таможенного контроля; сокрытие от таможенного контроля товаров, перемещенных через таможенную границу Республики Беларусь. Ущерб, нанесенный гражданину, организациям, учреждениям неправомерными действиями таможенных органов и их должностными лицами возмещается в соответствии с законодательством Республики Беларусь.
   Закон «О таможенном деле в Республике Казахстан» перечисляет (ст. 54) виды взысканий, налагаемых за нарушения таможенных правил: предупреждение; штраф; отзыв и приостановка лицензии или квалификационного аттестата; конфискация в установленном законодательством порядке: взыскание в судебном порядке стоимости товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил. Перечисленные взыскания могут быть применены к юридическим лицам не позднее 6 месяцев со дня обнаружения нарушения, а на физических лиц они налагаются не позднее двух месяцев с того же дня. Закон конкретизирует нарушения таможенных правил физическими и юридическими лицами, за которые они могут быть подвергнуты взысканию. Это – нарушение режима зоны таможенного контроля; неуведомление при ввозе товаров и транспортных средств о пересечении таможенной границы Республики Казахстан; непринятие мер в случае аварии или действия непреодолимой силы; неостановка транспортного средства; причаливание к судну и другим плавучим средствам, находящимся под таможенным контролем; нарушение порядка производства таможенного оформления декларантом; грузовые и иные операции, проводимые без разрешения таможенных органов Республики Казахстан; недекларирование или недостоверное декларирование товаров и транспортных средств. Как правило, размер штрафа за перечисленные нарушения таможенных правил составляет от 5 до 20 минимальных размеров оплаты труда с конфискацией товаров и транспортных средств или взысканием их стоимости, причем согласно ст. 257 закона он устанавливается применительно к размеру минимальной оплаты труда, существующей на день совершения нарушения. Закон очень четко регулирует порядок производства по делам о нарушении таможенных правил. Производство должно быть закончено не позднее чем в месячный срок с момента заведения дела (ст. 303). Постановление таможенного органа, в соответствии с которым налагается взыскание, может быть обжаловано в течение 10 дней со дня получения постановления.
   Таможенный кодекс Кыргызской республики устанавливает (ст. 253), что лица совершившие нарушение таможенных правил, подлежат ответственности в соответствии с ТК, а в части, не урегулированной им, – в соответствии с законодательством Кыргызской республики об административных правонарушениях. Кодекс конкретизирует действия, повлекшие за собой нарушения таможенных правил, за которые может быть установлена ответственность. Это нарушение режима зоны свободной торговли (ст. 134); неуведомление при ввозе товаров и транспортных средств о пересечении таможенной границы (ст. 135); непринятие мер в случае аварии или действия непреодолимой силы (ст. 137); выдача товаров без разрешения таможенного органа, утрата или недоставление товаров и транспортных средств и документов на них (ст. 139) и т. д.
   Кодекс конкретизирует действия, повлекшие за собой нарушение таможенных правил, за которые может быть наложен штраф. Причем, если в большинстве таможенных кодексов других государств размер штрафа связан с минимальным размеров оплаты труда, то Таможенный кодекс Кыргызской республики связывает размер штрафа не только с минимальным размером зарплаты, но и со стоимостью товара либо транспортного средства, являющегося источником нарушения таможенных правил. Так, например, перемещение товаров и иных предметов через таможенную границу Кыргызской республики с сокрытием их от таможенного контроля влечет штраф в размере от 10 до 100 % стоимости этого товара либо предметов, с их конфискацией либо без таковой (ст. 281). Статья 382 Таможенного кодекса определяет сроки рассмотрения дел о нарушении таможенных правил – такие дела должны быть рассмотрены в 15-дневный срок, а дела о нарушении таможенных правил должностными лицами – в месячный срок.
   Статья 230 Таможенного кодекса Республики Молдова перечисляет виды нарушений таможенных правил, за совершение которых наступает административная ответственность:
   – нарушение режима зоны таможенного контроля;
   – неуведомление внутреннего таможенного органа о пересечении таможенной границы;
   – непринятие предусмотренных мер в случае аварии или действия непреодолимой силы;
   – нарушение порядка производства таможенного оформления;
   – грузовые и иные операции, проводимые без разрешения таможенного органа.
   B соответствии с Таможенным кодексом нарушения физическим или юридическим лицом таможенных правил влечет уплату штрафа в размере от 10 до 100 % стоимости товаров и предметов, являющихся объектом нарушения. Производство по делам о нарушении таможенных правил осуществляется в соответствии с ТК об административных правонарушениях Республики Молдова. В каждом случае нарушения таможенных правил составляется протокол, который подписывается его составителем и нарушителем таможенных правил, а также свидетелями, если они имеются. Административные взыскания могут быть наложены в двухмесячный срок со дня обнаружения.
   Раздел VIII Таможенного кодекса Украины посвящен нарушениям таможенных правил и производству по делам об их нарушении. В числе нарушений – неостановка транспортного средства, причаливание к судну, находящемуся под таможенным контролем, непредставление в таможенные органы предметов и документов, перемещение предметов через таможенную границу с сокрытием от таможенных органов, недекларирование или недостоверное декларирование предметов. За эти нарушения взыскивается штраф от 0,5 до 300 размеров минимальной оплаты труда, а также производится конфискация объектов правонарушения. Таможенный кодекс устанавливает повышенную ответственность для должностных лиц. Например, если при перемещении предметов через таможенную границу с сокрытием от таможенных органов для граждан установлен штраф до 200 официально установленных размеров минимальной оплаты труда, то для должностных лиц этот штраф повышен до 300 ее размеров. Основанием ответственности граждан либо должностных лиц за нарушение таможенных правил является протокол, составленный сотрудниками таможенных органов (ст. 122). Дела о нарушении должны быть рассмотрены в 15-дневный срок (ст. 137). Административные взыскания могут быть наложены не позднее двух месяцев со дня совершения нарушения (ст. 139). Действия сотрудников таможенных органов могут быть обжалованы в порядке, установленном законодательством Украины (ст. 151).
   В соответствии со ст. 80 Таможенного кодекса Туркменистана производство по делам о нарушении таможенных правил ведется в соответствии с Таможенным кодексом, административным законодательством республики, таможенными органами или судом. Статья 76 Таможенного кодекса определяет нарушения, за которые наступает ответственность, установленная Таможенным кодексом.
   К таким нарушениям относятся: непредставление документов на товары и предметы; непредставление таможенной декларации и других необходимых документов на предметы и товары; невывоз за пределы таможенной границы товаров и иных предметов, ввезенных на таможенную территорию Туркменистана не под обязательство об обратном вывозе. В случае обнаружения нарушения составляется протокол о нарушении таможенных правил (ст. 81). При наличии свидетелей протокол может быть подписан также и этим лицом. Таможенный кодекс весьма лаконично определяет ответственность за нарушение таможенных правил. Как правило, за нарушение уплачивается штраф, как в денежной единице, находящейся в обращении на территории Туркменистана, так и в свободно конвертируемой валюте, пересчитанной банками по курсу Центрального банка Туркменистана, действующему на день уплаты штрафа.
   Таможенный кодекс Республики Узбекистан (ст. 132) устанавливает виды взыскания за нарушение таможенного законодательства. К ним относятся: а) штрафы; б) конфискация товаров и транспортных средств; в) прекращение лицензии, выданной таможенными органами. Указанные санкции применяются к нарушителям таможенного законодательства в случаях: нарушения сроков таможенной декларации; непредставление таможенным органам отчетности; нарушение режима временного хранения; перемещение товаров через таможенную границу Узбекистана под видом товаров не для коммерческих целей. При этом размер штрафа колеблется от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда или от 50 до 150 % стоимости товаров и их конфискацией.
   Таможенный кодекс Российской Федерации (ст. 231) устанавливает, что физические и должностные лица несут ответственность за нарушение таможенных правил, если они совершили противоправное действие или бездействие умышленно или по неосторожности. Предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, не несут ответственность за нарушение таможенных правил в случаях, когда это правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы. Статья 242 Таможенного кодекса предусматривает за совершение нарушений таможенных правил следующие виды взысканий: предупреждение; штраф; отзыв лицензии или квалификационного аттестата, выданных таможенным органом Российской Федерации на осуществление определенных видов деятельности, предусмотренных Таможенным кодексом; конфискацию товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил. При наложении взыскания в виде штрафа, установленного применительно к размеру минимальной месячной оплаты труда, под таким размером понимается установленная законом минимальная месячная оплата труда на день совершения правонарушения, а если такой день невозможно установить, – на день обнаружения правонарушения.
   Размер штрафа, предусмотренного Таможенным кодексом Российской Федерации, связан не только с минимальным размером оплаты труда. Перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу помимо таможенного контроля, при отсутствии признаков контрабанды влечет наложение штрафа в размере от 100 до 300 % стоимости товаров и транспортных средств, с конфискацией этих предметов или взысканием их стоимости (ст. 276).
   В соответствии со ст. 231 Таможенного кодекса Республики Таджикистан лица, совершившие нарушение таможенных правил, несут ответственность в соответствии с ТК Республики Таджикистан, а в части не урегулированной им, в соответствии с законодательством Республики Таджикистан об административных правонарушениях. Статья 342 предусматривает виды и порядок взысканий, налагаемых за нарушение таможенных правил. По своему содержанию они идентичны видам и порядку взысканий, предусмотренных ст. 242 Таможенного кодекса Российской Федерации. Так, например, при наложении взыскания в виде штрафа, установленного применительно к размеру минимальной месячной оплаты труда, под таким размером понимается установленная Законом минимальная месячная оплата труда на день совершения правонарушения, а если такой день невозможно установить, – на день обнаружения правонарушения (ст. 243). Взыскания могут быть наложены на физических лиц или должностных лиц не позднее двух месяцев со дня обнаружения нарушения таможенных правил, а на предприятия, учреждения, организации – не позднее 6 месяцев со дня обнаружения правонарушения (ст. 247).
   6. Таможенные тарифы. Таможенные кодексы государств – участников СНГ, регулируя довольно подробно отношения, касающиеся прохождения товаров (предметов) через таможенную границу своих государств, практически не затрагивают отношений, связанных с видами тарифов, освобождением от уплаты таможенных пошлин, установлением льгот при пересечении таможенных границ. Более детально эти отношения регулируются Законом Республики Казахстан «О таможенном деле в Республике Казахстан», однако и в нем далеко не все, что относится к таможенным тарифам и пошлинам, нашло отражение.
   Безусловно, государства – участники СНГ учитывали это обстоятельство, разрабатывая и принимая свои законы о таможенном тарифе, в которых довольно подробно регламентировались вопросы, не затронутые в таможенных кодексах. Содержание и структура этих законов практически однотипны, хотя в них учитывается специфика экономических отношений каждого государства, поэтому следует несколько подробнее остановиться на содержании этих законодательных актов и особенно на видах таможенных пошлин, основаниях освобождения от их уплаты и иных льготах, предоставляемых при пересечении таможенных границ государств – участников СНГ.
   Содержание исследуемых правовых актов не особенно отличается друг от друга, виды таможенных пошлин в основном одинаковые.
   Закон «О таможенном тарифе» Азербайджанской республики[51] устанавливает, что ставки таможенных пошлин не подлежит изменению в зависимости от юридических и физических лиц, перемещающих товары через таможенную границу Азербайджанской республики, видов сделок и других факторов, за исключением случаев предусмотренных в Законе «О таможенном тарифе». Ставки ввозных таможенных пошлин устанавливаются Кабинетом министров Азербайджанской республики.
   Предельные ставки ввозных таможенных пошлин для товаров стран, к которым республика принимает режим наибольшего благоприятствования в торговле, устанавливается Национальным Собранием Азербайджанской республики.
   В законе подробно перечисляются виды таможенных пошлин, применяемых на территории республики. Это адвалорные, специфические и комбинированные пошлины.
   Статья 6 перечисляет особые виды пошлин, которые могут применяться для защиты экономических интересов Азербайджанской республики – это специальные пошлины, антидемпинговые пошлины, компенсационные пошлины. Специальная статья в законе посвящена тарифным льготам (ст. 33). В соответствии с указанной статьей под тарифной льготой (тарифной преференцией) понимается предоставляемая на условиях взаимности или в одностороннем порядке при реализации торговой политики Азербайджанской республики льгота в отношении товара, перемещаемого через таможенную границу в виде возврата ранее уплаченной пошлины, освобождения от оплаты пошлины и т. д. Таможенные льготы могут быть установлены только с согласия Кабинета министров Азербайджанской республики.
   Закон «О таможенном тарифе»[52] Республики Армения дает определение таможенного тарифа – это свод ставок таможенных пошлин, применяемых к товарам и другим предметам, ввозимым на таможенную территорию Республики Армения или вывозимым с этой территории (ст. 2). В соответствии с законом таможенные тарифы устанавливает Правительство по согласованию с Постоянной комиссией по финансово-кредитным, бюджетным и экономическим вопросам Верховного Совета Республики Армения. Закон подробно перечисляет, какие виды таможенных пошлин, исходя из экономических интересов Республики, могут применяться таможенными органами. Это: специальные пошлины – применяются как ответная мера на дискриминационные действия по отношению к Республике Армения со стороны отдельных иностранных государств или их союзов; антидемпинговые пошлины – применяются в случае вывоза с таможенной территории Республики Армения или ввоза на ее территорию товаров и других предметов по ценам более низким, чем на аналогичные или непосредственно конкурирующие товары, что может нанести ущерб интересам республики; компенсационные пошлины – применяются в случае вывоза с территории Армении товаров и других предметов, при производстве и вывозе которых прямо или косвенно использовались денежные субсидии и если их вывоз может нанести ущерб интересам государства. Размер компенсационных пошлин при этом не должен превышать размера денежной субсидии; государственно-казначейские пошлины – применяются при налогообложении товаров и других предметов с целью увеличения доходов госбюджета; покровительственные пошлины – применяются при налогообложении товаров и других предметов с целью защитить местных производителей от конкуренции иностранных предприятий; поощрительные пошлины – применяются к товарам и другим предметам, ввозимым из отдельных стран с целью уменьшения ставок установленных таможенных пошлин; уравнительные пошлины – применяются при налогообложении ввозимых товаров, а также товаров собственного производства с целью выравнивания их цен; противодейственные пошлины – применяются при налогообложении товаров и других предметов тех зарубежных государств, которые устанавливают чрезмерно высокие таможенные пошлины на свои товары и предметы; статистические пошлины – применяются с целью учета товарооборота Республики Армения.
   Следует отметить, что такой подробный перечень применяемых на практике таможенных пошлин дается только в Законе «О таможенном тарифе Республики Армения». Закон довольно подробно перечисляет (ст. 8), какие товары и предметы освобождаются от уплаты таможенных пошлин: основные средства совместных предприятий и предприятий, уставный фонд которых предусматривает их принадлежность иностранным предприятиям; товары, перемещаемые (транзитом) через территорию Республики Армения; иностранная валюта и ценные бумаги; товары, ввозимые в качестве гуманитарной помощи и оформленные соответствующим образом; товары и другие предметы, предназначенные для некоммерческих выставок, ярмарок и других подобных мероприятий; образцы товаров и тара; спецоборудование для работников печати, телевидения, науки, просвещения, культуры, здравоохранения, а также для спортсменов; предметы личного пользования пассажиров и др. предусмотренные международными соглашениями. Этот перечень не является исчерпывающим, и каждый конкретный случай может быть рассмотрен органом, устанавливающим тарифы на территории Республики Армения. Закон (ст. 11) устанавливает ответственность за неуплату таможенной пошлины в срок. За каждый просроченный день с плательщика взимается штраф в размере 0,5 % не уплаченной в срок таможенной пошлины, если законодательством Республики Армения не предусмотрено иное.
   Согласно Закону «О таможенном тарифе» Республики Беларусь[53] ставки таможенных пошлин являются едиными и не подлежат изменению в зависимости от юридических и физических лиц. Закон определяет, что ставки ввозных таможенных пошлин определяются Советом министров Республики Беларусь. В соответствии со ст. 4 закона основными видами таможенных пошлин являются адвалорные, специфические и комбинированные пошлины. Вместе с тем, полагая, что указанные выше пошлины недостаточно полно защищают экономические интересы государства, в ст. 7 закона определены особые виды пошлин. К таким видам относятся: специальные пошлины – как защитная мера в случаях ввоза товаров в количествах и на условиях наносящих или угрожающих нанести ущерб отечественному производителю; антидемпинговые пошлины – в случае ввоза товара по цене более низкой, чем их нормальна стоимость; компенсационные пошлины – в случаях ввоза на таможенную территорию товаров, при производстве или вывозе которых прямо или косвенно использовались субсидии, если такой ввоз наносит или угрожает нанести материальный ущерб отечественным производителям подобных товаров либо препятствует организации или расширению производства подобных товаров в Республике Беларусь.
   В ст. 34 закона особо отмечается, что тарифные льготы предоставляются исключительно по решению Президента Республики Беларусь.
   Закон «О таможенном тарифе и пошлине»[54] Республики Казахстан определяет, что таможенные тарифы и пошлины устанавливаются Таможенно-тарифным советом, основными задачами которого являются: разработка предложений об основных направлениях таможенно-тарифной политики; рассмотрение проектов актов законодательства Республики Казахстан и международных договоров в части, касающейся таможенно-тарифного регулирования; разработка мер по защите республиканского рынка при ввозе на таможенную территорию республики и вывозе с этой территории товара. В Республике Казахстан применяются следующие виды таможенных пошлин:
   – адвалорные, начисляемые в процентах к таможенной стоимости облагаемых товаров и иных предметов;
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

   В СНГ вначале было подписано Соглашение о его создании (8 декабря 1991 г.) руководителями России, Белоруссии и Украины, в котором говорилось и об упразднении Союза ССР. Членство в СНГ всех его настоящих субъектов (12-й, последней, 9 декабря 1993 г. к договору присоединилась Грузия) «на равноправных началах» было оформлено 21 декабря 1991 г. Протоколом к Соглашению 8 декабря 1991 г. Одновременно была принята Алма-Атинская декларация, где отмечено, что СНГ «не является ни государством, ни надгосударственным образованием». Формирование консультативных институтов в рамках СНГ оформлено Соглашением 27 марта 1992 г., а Устав Содружества был принят Советом глав государств СНГ 22 января 1993 г.
   Отношения государств-союзников по СНГ в других объединениях развиваются похожим путем. Российская Федерация, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская республика и Республика Таджикистан стали участниками Таможенного союза, соглашение о создании которого подписали 6 января 1995 г. Россия и Беларусь. К нему присоединились Казахстан, позднее Кыргызстан, последним – Таджикистан. 29 марта 1996 г. между Российской Федерацией, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Кыргызской республикой (к которым присоединился и Таджикистан) был заключен Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях. Договором о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (26 февраля 1999 г.) и Соглашением о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства (26 октября 1999 г.) были провозглашены установки на завершение формирования Таможенного союза, создание Единого экономического пространства, гармонизацию национальных законодательств государств-участников.
   Новый договор о преобразовании Таможенного союза 10 октября 2000 г. в Евразийское экономическое сообщество призван стимулировать дальнейшее развитие интеграционных процессов отдельных государств СНГ в экономической сфере. Предполагается, что повышение статуса ЕврАзЭС будет гарантировано не только его целями (обеспечение экономической безопасности внешних границ Сообщества, согласованных действий по борьбе с таможенными нарушениями, согласование позиций во взаимоотношениях с ВТО, создание общей платежной системы и др.), но и способом принятия и обеспечения исполнения решений, отчасти заимствованным у Европейского Союза.

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →