Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Столетняя война длилась 116 лет.

Еще   [X]

 0 

Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи (Чуприн Константин)

В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Год издания: 2012

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи» также читают:

Предпросмотр книги «Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи»

Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи

   В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.



Константин Чуприн Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи

   Корейская народная армия, основанная и выпестованная всепобеждающим стальным и гениальным полководцем маршалом Ким Ир Сеном, непобедима.
Министр национальной обороны КНДР
генерал армии Ким Чан Бон,
7 февраля 1968 года
   Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Глава 1
УТРЕННЯЯ СВЕЖЕСТЬ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТРАНЫ

Чосон от моря и до моря: география и население

   Географически КНДР расположена в северной части Корейского полуострова на побережье Желтого и Японского морей, между Китаем, Россией и Южной Кореей. Расположение КНДР носит стратегически важный характер для Восточной Азии.
   Общая площадь КНДР – 122762 кв. км, длина сухопутной границы – 1673 км, в том числе с Китаем – 1416 км, с Россией – 19 км, с Южной Кореей (военно-демаркационная линия) – 238 км. Протяженность береговой линии страны составляет 2495 км, территориальные воды – 12 морских миль, исключительная экономическая зона – 200 морских миль. В пределах особой военно-морской границы в Японском море, отсчитываемой на 50 морских миль от побережья, а также в пределах исключительной экономической зоны в Желтом море иностранные суда и летательные аппараты могут появляться только по специальному разрешению.
   Рельеф – в основном холмы и горы с глубокими узкими долинами. Горы занимают 3/4 территории страны. На севере это Северо-Корейские горы и плоскогорья (Кэма и др.), на юго-востоке – Восточно-Корейские горы. Имеются широкие на западе и узкие на востоке прибрежные равнины. Все они в основном возделаны. Самая высокая точка КНДР – вулкан Пэктусан (2744 м) в Северо-Корейских горах, самая низкая – уровень Японского моря (0 м). Внутренние горные районы страны труднодоступны и заселены мало. Крупные реки – Амноккан (Ялуцзян), Туманган (Тумыньцзян) и Тэдонган. Склоны и вершины гор покрыты главным образом хвойными лесами и лиственницей, в верхнем поясе гор имеются субальпийские и альпийские луга. В горных лесах обитают олени, антилопы, горные козлы, встречаются тигры, леопарды и гималайские медведи.
   Природные богатства Северной Кореи представлены месторождениями каменного угля, графита, магнезита, железной руды, руд цветных металлов (вольфрама, молибдена, меди, никеля, алюминия, цинка, свинца), урановой руды, золота, пиритов, соли, плавикового шпата, а также гидроэнергетическими ресурсами. Землепользование характеризуется следующими показателями: пахотные земли – 20,76%, посевные земли – 2,19%, другие – 76,75%. Площадь орошаемых земель составляет 14,6 тыс. кв. км.
   Климат страны умеренный муссонный, летом идут обильные грозовые дожди, зимы довольно суровые. Неблагоприятными природными факторами являются засухи поздней весны, часто сменяющиеся сильными наводнениями, а также тайфуны, которые иногда наблюдаются ранней осенью. Серьезными проблемами в состоянии окружающей среды считаются загрязнение воды, плохое питьевое водоснабжение, распространение передающихся через воду заболеваний, обезлесение, эрозия и деградация почв.
   Численность населения КНДР в 2010 г. составила 22 665 345 человек, доля мужского населения оценивается в 48%. Средний возраст жителей КНДР – около 32 лет, рождаемость – порядка 16 на 1000 человек, смертность – порядка 7 на 1000 человек (детская смертность – примерно 24 на 1000 новорожденных), средняя продолжительность жизни – около 71 года (мужчин – около 69 лет, женщин – около 74 лет). Количество работоспособных жителей Северной Кореи оценивается примерно в 10 млн человек. В сельском хозяйстве заняты 36% работающих, остальные заняты в промышленности, на государственной и военной службе и в сфере услуг.
   Этнический состав населения КНДР однороден. Кроме корейского абсолютного большинства (99,8%) в стране проживает небольшое количество китайцев и японцев. Традиционными религиями являются буддизм и конфуцианство, существуют также небольшие группы христиан и приверженцев синкретической религии Небесного пути (Чхондоге). Религиозная деятельность и активность верующих находятся под жестким контролем государства и регулируются им.
   Государственный язык – корейский, письменность которого в виде национального фонематического письма введена королем Седжоном в середине XV в. Уровень грамотности населения (умение читать и писать) – 99% лиц от 15 лет и старше.
   Самоназвание корейцев – «чосон сарам». Они относятся к восточноазиатской расе большой монголоидной расы, как единый этнос окончательно сложились к началу X в., разделенным народом на собственной земле стали в 1945 г. Коммунистическая диктатура не смогла окончательно уничтожить в КНДР исконные народные традиции, хотя и изрядно им напакостила. Наиболее живучими они оказались в домашнем хозяйстве, пище и негосударственных праздниках.
   Традиционным занятием корейцев является пашенное земледелие, главной возделываемой культурой – рис. А вот животноводство издревле считалось подсобным занятием. В глубь веков уходит такая отрасль сельского хозяйства, как шелководство. Прибрежные корейцы – умелые рыбаки. К числу наиболее распространенных национальных ремесел принадлежат производство керамических изделий, лаковых сувениров с перламутровой инкрустацией, плетение из соломки.
   Если не принимать во внимание подавляюще-торжественную и убого-бытовую урбанистическую культуру северокорейских коммунистов, то традиционная деревня в КНДР, как и в прошлом, – это село линейной планировки из нескольких сотен домов на равнинах и своеобразные хутора из пяти-шести домов в горах. Типичное крестьянское жилище – так называемый чип, представляющий собой каркасно-столбовое строение, обмазанное глиной и поставленное на земляную площадку полуметровой высоты. Чип обычно состоит из нескольких комнат, причем каждая имеет наружную дверь, выходящую на общую галерею-покто. Любопытно, что такая «галерейная» традиция прослеживается и в многоэтажном градостроении. Крестьянские дома имеют подпольные дымоходы кухонного очага, что позволяет спать на теплом полу.
   Народная одежда мужчин – запашная куртка и белые штаны (зимой на вате), женщин – короткая кофта-чогори с узкими длинными рукавами, подвязываемая на груди широкая юбка-чхима и широкие же штаны. Старики носят зимой меховые жилеты и длиннополые халаты-турумаги. Традиционная крестьянская обувь – соломенные или веревочные плетеные сандалии и дождевые долбленые деревянные башмаки. Разумеется, сегодня в большей мере распространена одежда европейского покроя.
   Основная пища корейцев – рис с приправами. Очень любят квашеные овощи, рецепты приготовления которых, как известно, ценятся и обитателями бывшего СССР. Мясо (главным образом свинина) и рыба (обычно сырая, заправляемая уксусом, солью, перцем и чесноком) для большинства населения КНДР благодаря неустанной заботе государства об укреплении обороноспособности страны давно являются деликатесом (как, впрочем, и собачатина). Пищу корейцы готовят на растительном масле, а из спиртных напитков распространена рисовая водка – ее пьют подогретой.
   Среди корейцев сохраняются некоторые пережитки родовых отношений, и помимо личного имени и фамилии каждый кореец имеет родовое имя – пон («корень»). Главные семейные праздники – первая годовщина ребенка, свадьба и 60-летие, массовые народные праздники приурочены к сельскохозяйственному календарю. Некоторые из них возведены в ранг государственных – это Новый год по лунному календарю (Соллаль, первый день первого лунного месяца), день летнего солнцестояния (Суриналь, пятый день пятого лунного месяца), праздник урожая Чусок (15-й день восьмого лунного месяца). Официально отмечается также Новый год 1 января.
   Корейцы – трудолюбивая, талантливая и самоотверженная нация с героической историей. К сожалению, привнесенная извне в Страну утренней свежести псевдокоммунистическая идеология порядком изуродовала духовную силу народа в северной части страны. Средневековая жестокость и бесчеловечное отношение к собственному населению в стиле изощренного сталинизма – это для КНДР повседневность, как бы ни пытались обелить этот режим его единомышленники из КПРФ[1].
   В административном отношении КНДР разделена на девять провинций («до» – Канвондо, Пхенан-Намдо, Пхенан-Пукто, Хамген-Намдо, Хамген-Пукто, Хванхэ-Намдо, Хванхэ-Пукто, Чагандо, Янгандо) и четыре городских муниципалитета («си» или «джихалси» – Кэсон, Наджин, Нампхо, Пхеньян). Провинции делятся на уезды. Крупнейшие города – Пхеньян (2,5 млн человек, с пригородами – 3,136 млн человек), Нампхо (731 тыс.), Хамхын (709 тыс. человек), Чхонджин (582 тыс.), Кэсон (334 тыс.), Синыйджу (326 тыс.), Вонсан (300 тыс.).
   Денежная единица КНДР – северокорейская вона (1 вона = 100 чон).

Власть: тоталитарная диктатура, многопартийная бутафория и однопартийная атрибутика

   Законодательная власть представлена однопалатным Верховным народным собранием («Чэго инмин хэуи»), носящим марионеточно-декоративный характер (оно назначает председателя правительства). Председатель президиума Верховного народного собрания выполняет формально-дипломатические функции, включая принятие верительных грамот иностранных послов.
   Выборы законодательных органов власти всех уровней (уездного, городского, провинциального и в «Чэго инмин хэуи») носят бутафорский характер и осуществляются на основе «всеобщего, равного и прямого избирательного права» тайным голосованием по одномандатным округам. Гражданам предлагается свобода выбора одного кандидата, отдав свой голос за или против. Как и подобает «народным государствам», явка на выборах в КНДР всегда почти 100-процентная, а победа предлагаемых партией кандидатов не подлежит сомнению задолго до объявления их результатов. Сопровождаются выборы массовыми гуляньями и столь же массовыми гимно– и прочими патриотическими песнопениями, а также выступлениями профессиональных и самодеятельных хореографических коллективов на революцинные и военно-антиамериканские темы, подобающими такого рода спектаклям.
   Исполнительная власть КНДР – правительство (кабинет министров – «Нэгак»), министры которого (кроме министра народных вооруженных сил) формально утверждаются в должности Верховным народным собранием. Судебная власть – Центральный суд, члены которого также назначаются Верховным народным собранием.
   Правящей партией является Трудовая партия Кореи (ТПК), которой принадлежит абсолютное большинство мест в Верховном народном собрании. Существуют также марионеточные малые партии, полностью подконтрольные ТПК и не играющие никакой самостоятельной политической роли (им выделено несколько мандатов в Верховном народном собрании) – религиозная партия «Чхондоге-Чхонудан» («Партия молодых друзей Небесного пути») и Социал-демократическая партия. Все три партии входят в созданный в 1949 г. «Единый демократический отечественный фронт» – структуру, призванную демонстрировать консолидацию политических партий и общественных организаций вокруг ТПК. Аналогом ВЛКСМ является северокорейский комсомол – Кимирсеновский социалистический союз молодежи Кореи.
   Государственный флаг КНДР – прямоугольное полотнище, образованное тремя горизонтальными полосами: двумя синими (верх и низ) и средней красной (втрое шире синих), отделенной от них узкими белыми полосами; ближе к древку на красной полосе изображен белый диск с красной пятиконечной звездой. Синий цвет символизирует мирный труд народа, красный – его боевой революционный дух, белый (согласно корейской традиции) – чистоту народных помыслов и самобытность. Автором флага является северокорейский государственный деятель и ученый-лингвист Ким Ду Бон, репрессированный (обычная для коммунистических режимов практика) соратниками в 1956 г. Государственный флаг применяется в качестве гражданского (коммерческого) морского флага страны и поднимается на судах торгового, рыболовного и портово-технического флотов КНДР.
   Не меньшее, чем государственный флаг, атрибутивное значение имеет флаг ТПК. Партийный флаг – красное прямоугольное полотнище, в средней части которого красуется золотистая эмблема ТПК, представляющая собой стилизованное сочетание молота, серпа (в его корейской интерпретации) и кисти с пересекающимися рукоятками. Молот символизирует рабочий класс, серп – крестьян, кисть – интеллигенцию, заменяя в корейской традиции перо, а вся эта довольно корявая комбинация – нерушимую сплоченность северокорейского общества.
   Государственный герб страны, созданный по композиционному образцу герба СССР – овал из рисовых колосьев, перевитых красной лентой с надписью на хангыле (фонематическом письме корейского языка) «Корейская Народно-Демократическая Республика». Внутри овала изображена символизирующая индустриально-энергетический потенциал КНДР гидроэлектростанция, за которой – «священная гора революции» Пэкту (Пэктусан) и красная пятиконечная звезда с расходящимися лучами.
   Символом Народных вооруженных сил страны также является красная пятиконечная звезда.
   Общевойсковое знамя Корейской народной армии повторяет государственный флаг, однако с иным рисунком на средней красной полосе – посередине ее изображена красная с желтой окантовкой звезда на белом круге с золотистой окантовкой; круг обрамлен сплошным золотистым венком из лавровых ветвей, снизу эта композиция обрамлена золотистым лавровым полувенком; в левом верхнем углу красной полосы изображена желтыми цифрами дата «4.25» (25 апреля – день образования Народных вооруженных сил КНДР).
   Флаг военно-воздушных сил КНДР – темно-голубое прямоугольное полотнище, нижняя треть которого состоит из чередующихся темно-синих полос (нижней широкой и трех узких над ней); в средней части флага, наползая на две узких темно-синих полосы, расположена та же композиция с красной звездой, что и на общевойсковом знамени. Слева у самого края флага на высоте в 2/3 его ширины изображена желтыми цифрами дата «4.25».
   Флаг военно-морского флота КНДР – прямоугольное полотнище из двух полос равной ширины – верхней белой и нижней темно-синей; в нижней части белой полосы (то есть над нижней синей полосой) имеются две узких темно-синих полосы. Посередине флага, наползая на узкие и верхнюю часть нижней темно-синей полосы, изображена та же композиция с красной звездой, что и на общевойсковом знамени и флаге ВВС. Слева у самого края флага на высоте в 2/3 его ширины изображена красными цифрами дата «4.25».
   В КНДР введен также флаг Верховного главнокомандующего Народными вооруженными силами – прямоугольное темно-красное полотнище, в левой части которого на 1/3 его длины на равном расстоянии от верхнего и нижнего краев расположена эмблема в виде «ребристой» оранжево-белой маршальской звезды, обрамленной снизу полувенком из «ребристых» серебряных дубовых ветвей.
   Ополченческий резервный компонент вооруженных сил КНДР – Рабоче-крестьянская Красная гвардия – в качестве знамени использует флаг ТПК.
   Гимн КНДР – «Песнь о любви к Родине» (русская интерпретация текста гимна – К. Чуприн; упоминаемая в нем «ли» – древнекитайская мера длины, в современном измерении 500 м):
Солнце сияет над Родиной,
Недра богаты земли.
Пять тысяч лет на страже мы
Отчизны в три тысячи ли.

Гордый народ наш славится
Древней культурой своей.
Корея, родная красавица,
Сердце даруем мы ей!

Дух Пэктусана бессмертен,
Всегда он у нас в груди,
Правдой сплоченные, верьте —
Победа нас ждет впереди.

Бури отважно прошедшую,
Цветущую в счастье своем,
Волей народа окрепшую,–
Корею вперед мы ведем!

   К идеологически позиционируемым государственным праздникам КНДР относятся дни рождения основателя «народно-демократической республики» Ким Ир Сена, его сына Ким Чен Ира и, по некоторым сообщениям, его внука Ким Чон Уна (соответственно 15 апреля, 16 февраля – его отмечают два дня – и 8 января), День Корейской народной армии (25 апреля), День труда (1 мая), День Победы в Отечественной освободительной войне 1950 – 1953 гг. (27 июля), День Освобождения (15 августа, то есть день объявления Японией о своей капитуляции во Второй мировой войне), День независимости (9 сентября), День основания Трудовой партии Кореи (10 октября) и День Конституции (27 декабря).
   15 января отмечается также День хангыля – корейской письменности.

Глава 2
ОТ ФЕОДАЛИЗМА К «ЧУЧХЕ». ОБЩЕИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Ким I, Ким II, Ким III…

   Древнейшие государства на Корейском полуострове (Чосон, Пуе, Махан и др.) возникли еще в первом тысячелетии до нашей эры. Впоследствии здесь появились раннефеодальные государства Когуре, Силла и Пэкче, а к концу X в. окончательно сложилось централизованное феодальное государство Коре (отсюда происходит европеизированное название Корея), основанное военачальником Ван Гоном и в XIII в. ставшее вассалом монгольского хана, затем – основанной монголами Юаньской империи.
   В XIV в. Коре удалось избавиться от вассальной зависимости и отразить нашествие китайцев, а в конце века власть здесь захватил военачальник Ли Сон Ге, переименовавший государство вновь в Чосон. Несмотря на культурный и экономический подъем, государство Чосон в XVI в. погрузилось в кровавые междоусобицы, чем не преминули воспользоваться японцы, высадившиеся на Корейском полуострове и захватившие Пусан, Хансон (Сеул) и Пхеньян. Поднявшийся на борьбу с иноземцами корейский народ в Имджинской войне (1592 – 1598) разгромил их на суше и на море, но вот покончить с внутренними распрями корейцам не удалось. В итоге в XVII в. Корея вновь угодила в вассальную зависимость – на этот раз от циньского Китая. После удачной для Японии войны с Китаем 1894 – 1895 гг., в ходе которой боевые действия между сторонами развернулись на территории Корейского полуострова (являвшегося яблоком раздора), в Корее усилилось японское влияние. В 1905 г. она стала протекторатом Японии, победившей в войне еще и с Россией и приобретшей статус самой мощной державы Восточной Азии. Через пять лет Япония объявила Корею своим генерал-губернаторством. В 1930-х годах в северных районах Кореи, а также в Маньчжурии, где проживало более 1 млн корейцев, развернулось антияпонское партизанское движение, от которого ведет свою историю нынешняя Корейская народная армия.
   После поражения Японии во Второй мировой войне в северной части полуострова при прямой поддержке СССР утвердился коммунистический режим во главе с майором Красной армии Ким Ир Сеном (КНДР была провозглашена 9 сентября 1948 г.), а в южной (чуть раньше, в августе того же года) была образована проамериканская Республика Корея (Южная Корея, «Тэхан-мингук» или «Хан Гук»).
   Исторической правды ради следует подчеркнуть, что оба государственных новообразования сразу же заявили о своих претензиях на весь Корейский полуостров. Они постоянно обменивались весьма резкими эскападами в отношении друг друга, а также обращались за помощью в «окончательном решении вопроса» к своим могущественным покровителям. Так, глава южнокорейского правительства Ли Сын Ман в сентябре 1949 г. написал в адресованном Вашингтону послании: «Я твердо убежден в том, что сейчас психологически наиболее подходящий момент, чтобы предпринять агрессивные меры… Мы оттесним часть людей Ким Ир Сена в горный район и заморим их голодом. Тогда наша линия обороны пройдет по Туманган и Амноккан». При этом под линией обороны недвусмысленно понималась линия противостояния США и Южной Кореи Китаю и Советскому Союзу.
   Как бы то ни было, но именно КНДР развязала в 1950 г. войну (корейская война 1950 – 1953 гг.) против соотечественных соседей, в которой ей оказывали помощь СССР и Китай. Однако Южная Корея избежала поражения благодаря вмешательству в боевые действия США и их союзников, действовавших под флагом войск ООН. При этом великие державы, конечно, преследовали собственные геополитические интересы в уже начавшейся холодной войне между Москвой и Вашингтоном.
   В результате историческая Корея и сегодня остается разделенной по 38-й параллели на два антагонистических государства – тоталитарно-коммунистическую КНДР (Северную Корею) и Демократическую Республику Корею (Южную Корею), тоже прошедшую через тоталитаризм, имеющую на государственном счету военные преступления (в том числе приходящиеся на долю южнокорейских войск, привлекавшихся к участию в войне во Вьетнаме), но все же покончившую с собственными диктаторами и вставшую на западный путь развития с национальной спецификой.
   Потерпев неудачу в корейской войне, «Великий Вождь маршал товарищ Ким Ир Сен» взял курс на изоляционизм, направленный не только против американо-южно-корейского, но и советского и китайского влияния, хотя страна и продолжала получать военно-экономическую помощь прежде всего со стороны СССР, где уже начиналась частичная десталинизация. Последняя вызвала серьезную обеспокоенность руководства КНДР.
   Государственная идеология северокорейского изоляционизма, предусматривающего строительство «социализма с опорой на собственные силы», получила название «чучхе». Идеология «чучхе» основана на вождизме, милитаризме, ксенофобии (в частности, она предписывает решительное осуждение «низкопоклонства перед большими странами») и объявлении субъектом истории не класса, а нации (в этом ее формальное отличие от классического марксизма-ленинизма-сталинизма). Главной политической задачей КНДР является объединение Кореи под властью коммунистов-чучхеистов. В 1997 г. в Северной Корее принято новое «летоисчисление чучхе», началом которого считается 1912 год – год рождения Ким Ир Сена.
   В 1980 г. официальным преемником Ким Ир Сена был назначен его сын Ким Чен Ир (по рождению, имевшему место быть 16 февраля 1941 года в селе Вятском Хабаровского края, Юрий Ирсенович Ким), возглавивший после смерти отца в 1994 г. КНДР и унаследовавший от него пост Генерального секретаря ЦК ТПК. Сам Ким Ир Сен посмертно провозглашен «вечным президентом» КНДР (при жизни он являлся президентом с момента учреждения этой должности с 1972 г.). Специально под Ким Чен Ира занимаемая им должность председателя Национального комитета обороны в 2003 г. была объявлена высшей в государстве. Официальный титул Ким Чен Ира – «Любимый Руководитель», применяются также титулы «Полководец» и «Гений Руководства».
   В отличие от Ким Ир Сена, харизматического лидера, чей существующий и сегодня среди северокорейцев культ тождественно сравним с культом личности Сталина, его сын характеризовался многими зарубежными политологами как параноидальный, порочный и подозрительный субъект, лишенный лидерских качеств отца и окончательно превративший правящую бюрократию в замкнутую антинародную клику.
   Ким Чен Ир скончался в собственном бронепоезде 17 декабря 2011 г. от переутомления.
   Преемником Ким Чен Ира, по некоторым сведениям, еще при жизни отца был назначен его младший отпрыск Ким Чон Ун (Ким Чжон Ын), родившийся в первой половине 1980-х гг.
   Как будут развиваться события в последней крепости Сталина, покажет время…

«Сонгун» как образ жизни

   По сути, КНДР жила и продолжает жить в режиме большого концентрационного лагеря, вполне соответствующего антиутопии Дж. Оруэлла «1984» и его же памфлета «Скотный двор». Ориентируясь на подготовку новой войны «за объединение Кореи», коммунисты-чучхеисты выбрали в качестве приоритета развитие тяжелой и военной промышленности в ущерб остальным секторам экономики. В 1957 г. в стране были введены продовольственные карточки (в 1998 г., например, высокопоставленный чиновник получал по карточкам 700 г риса в день, сотрудник спецслужб – 560 г, военнослужащий в Пхеньяне – 420 г, в провинции – 210 г, рабочий и служащий в Пхеньяне – 360 г, в провинции – 180 г, нетрудоспособный по возрасту или инвалидности в Пхеньяне – 180 г, в провинции – 90 г). Столкнувшись с перманентной угрозой массового голода (который в 1995 – 1999 гг. уже привел к гибели, по данным ООН, 2 млн человек), КНДР вынуждена полагаться на международную помощь, получая продовольствие, медикаменты, мазут и другие жизненно необходимые материальные ресурсы от США, Японии, Южной Кореи, Китая, Европейского союза и Канады.
   Во время «голодного» кризиса практически прекратила свое существование всеобщая карточная система, поскольку большинство населения просто не могло отоварить свои карточки. В результате начался процесс спонтанного появления в стране мелких рынков продовольствия и товаров широкого потребления, на что государство вынужденно закрыло глаза – точнее, центральное руководство пытается с ними бороться, но эти попытки саботируются как населением, так и местными властями.
   Международная помощь вкупе с рыночной активностью населения позволили стабилизировать продовольственную ситуацию в КНДР, где тем не менее от недоедания страдает не менее трети населения, в том числе дети (а в 1998 г. число голодающих детей достигало 60%).
   Однако государственное руководство ничтоже сумняшеся обвинило в голоде «американских империалистов» и заявило, что корейский народ под руководством «Полководца Ким Чен Ира» отразил «агрессивные происки» и, «победоносно завершив «Трудный поход», приступил к строительству «могучей процветающей державы», которая должна была быть построена к 2012 г. Согласно официальной пропаганде, в этой державе «сильна государственная мощь, все имеется в достатке, а народ живет, не завидуя никому на свете». Ну прямо «военная тайна» с Мальчишами-Кибальчишами по Аркадию Гайдару.
   Ни голод, ни стагнация в экономике не заставили руководство КНДР сократить расходы на содержание одной из крупнейших в мире армий (более миллиона военнослужащих в регулярных войсках) и снизить уровень общей милитаризации страны. Более того, оно приступило к созданию ядерного оружия, осуществляет программу развертывания баллистических ракет дальнего действия, химического и биологического оружия. Продолжается соответствующая идеологическая обработка населения – в дополнение к идеологии «чучхе» в общественный оборот в начале XXI в. запущены идеи «сонгун», то есть приоритета интересов вооруженных сил в государственном строительстве (тут в самый раз вспоминается установленный Гитлером в Германии режим Wehrwirtschaft – подчинение экономики страны военным целям, собственно бывшее стержнем экономического развития и СССР).
   КНДР является самым милитаризованным государством мира – из каждой 1000 человек населения 40 носит форму Корейской народной армии и иных силовых структур, в то время как, например, в Южной Корее, которая тоже содержит мощные вооруженные силы, этот показатель оценивается в 14 человек на тысячу.
   Правящим режимом население страны поделено на три «слоя» – «основной», «колеблющийся» и «враждебный», принадлежность к которым отслеживается органами власти по мужской линии и определяется по социальному происхождению и роду деятельности членов семьи в период японской оккупации и корейской войны.
   Члены ТПК автоматически входят в «основной» слой, а исключенные из партии, репатрианты из Японии и Китая и родственники бежавших в Южную Корею также автоматически причисляются к «враждебному» слою. Лица, относящиеся к «враждебному» слою, имеют существенные социальные ограничения – они не могут проживать в Пхеньяне и Кэсоне, служить в вооруженных силах и в других государственных структурах, для них закрыты двери большинства высших учебных заведений и т. д.
   При этом в каждом слое в соответствии с постановлением «О дальнейшем усилении работы с различными слоями и группами населения», принятым ЦК ТПК еще в 1964 г., детализированы отдельные категории – всего их 51. Работа по отнесению северокорейцев к таким категориям проводилась в 1964 – 1969 гг. специальными «группами 620» – в какой-то мере аналогами печально известных сталинских «троек». Результатом деятельности «групп 620» стали массовые репрессии – аресты, высылки и казни противников режима, в меньшинстве своем реальных, а в большинстве произвольно к ним причисленных.
   В то же время размер государственного пайка применительно к местности проживания не зависел от принадлежности к данным категориям, будучи более высоким только для представителей партноменклатуры.
   Обычным для КНДР является активное вмешательство государства в частную жизнь граждан. Все жители страны сведены в «народные группы» («инминбан») по месту жительства – порядка 40 семей в группе. Каждую группу возглавляет староста – «инминбанджан» («руководитель народной группы»), в чьи обязанности входит организация собраний в поддержку властей, а также общественных работ. «Инминбанджан» отвечает за поддержание общественного порядка в пределах территории проживания членов группы и следит за их политической благонадежностью, причем обратное грозит юридически обернуться против него самого. Он может, когда ему заблагорассудится, посещать жилище любой семьи своей «народной группы».
   Рядовые граждане Северной Кореи не имеют права не только выезда из страны, но и свободного перемещения по ней – для смены места жительства требуется согласие «инминбанджана». Даже ночевать в чужом доме северокореец может только по письменному разрешению «инминбанджана» той «народной группы», где человек остановился.
   Проживание в Пхеньяне, где социальные условия лучше, чем в провинции, рассматривается как дарованная властями привилегия. И наоборот, одним из административных наказаний является высылка в чем-либо провинившихся жителей столицы в провинцию. Все это напоминает СССР с его крепостнической системой прописки, московской «лимитой» и «101-м километром», но в еще более жестком варианте.

ГУЛАГ: корейская модель

   По аналогии со сталинским ГУЛАГом, но с национальной спецификой, в КНДР развернута система концентрационных лагерей, которые подразделяются на два типа: более мягкие «районы действия постановления № 149» (или «центры перевоспитания» – «кехвасо») для уголовников и «особые районы объектов диктатуры» (или «центры сосредоточения» – «кванлисо») для политзаключенных – они, собственно, и есть «объекты диктатуры». «Кванлисо», в свою очередь, включают «зоны революционизации», где заключенные содержатся вместе с семьями, проживая в землянках или бараках и принудительно работая на тяжелых работах по 12 часов в день, и «зоны полного контроля» – пожизненные каторжные тюрьмы, в которых заключенные находятся без семей, не имея шансов на освобождение (кроме исключительных случаев – например, по личному указу Ким Чен Ира). Если уголовники подвергаются наказаниям по приговору суда, то политически неблагонадежные лица караются, как правило, во внесудебном порядке.
   Первыми заключенными концлагерей в начале 1950-х годов стали лица, уличенные в сотрудничестве с японской колониальной администрацией, владельцы мелких хозяйств и родственники беглецов в Южную Корею. Заключение в концлагерь исходя из принципа коллективной ответственности практикуется и поныне – такая мера наказания «за родственника» применяется в отношении членов семей (включая несовершеннолетних) всех осужденных и приговоренных во внесудебном порядке к лишению свободы и смертной казни.
   Известно по крайней мере о десяти созданных в Северной Корее концлагерях для политзаключенных, из которых к настоящему времени сохранились лагеря № 14 (Кэчхон в провинции Пхенан-Намдо; 50 тыс. заключенных), № 15 (Ёдок в Хамген-Намдо; 50 тыс.), № 16 (Хвасон в Хамген-Пукто; 20 тыс.), № 18 (Пукчхан в Пхенан-Намдо; 10 тыс.), № 22 (Хверен в Хамген-Пукто; 50 тыс.) и № 25 (Чхонджин в Хамген-Пукто; 5 тыс.). При этом только лагерь № 15 (Ёдок) является «зоной революционизации», остальные – «зоны полного контроля». Все эти «зоны» подведомственны министерству охраны безопасности государства (аналог НКВД СССР).
   Заключенные концлагерей работают на угольных шахтах и горно-обогатительных предприятиях, заняты в сельском хозяйстве, на пошиве обмундирования для армии и т. д. Обычным является крайне жестокое обращение с заключенными (особо изощренное – с женщинами) администрации и охранников концлагерей. Регулярно проводятся публичные казни непокорных – для устрашения недовольных. Смертной казнью, например, карается попытка побега из концлагеря.
   В КНДР существуют специальные лагеря для инвалидов, а в конце 1980-х гг. из Пхеньяна на необитаемые острова в море были депортированы несколько тысяч карликов – для того, чтобы «не ухудшать генофонд корейского народа» (как тут не вспомнить советский интернат на острове Валаам для инвалидов Великой Отечественной войны, куда были сосланы люди, получившие на фронте тяжкие увечья, их обезобразившие!). В тех же целях практикуется умерщвление новорожденных, имеющих физические недостатки. Ничего в общем-то нового – подобное было принято в Спарте, тоже насквозь военизированном государстве Древней Греции.
   По большому счету вся КНДР является одним большим «ГУЛАГом», о чем, например, свидетельствуют высокие проволочные ограды, частенько тянущиеся вдоль берега моря, – чтобы никто не уплыл из рабоче-крестьянского рая в лапы коварного врага.

Все под контролем

   Правительство КНДР утверждает, что в стране нет бездомных – и это, по-видимому, правда, так как бродяги рискуют быть неминуемо задержаны и отправлены в концлагеря. Однако порядка 200 тыс. семей по состоянию на начало 2000-х гг. нуждались в улучшении жилищных условий. Большинство северокорейцев живет в традиционных одноэтажных домах сельского типа. В многоэтажных домах с квартирами площадью 10 – 12 кв. м двери всех квартир на этаже выходят на общий балкон – так легче выполнять свои функции соглядатаям-«инминбанджанам». В многоэтажных домах с отдельными лестничными клетками и квартирами в 60 – 80 кв. м проживает элита. Все жилье находится в собственности государства, за исключением частных домов, построенных до корейской войны.
   Крайне низким является уровень здравоохранения (по конституции – бесплатного). Рядовой северокореец не может рассчитывать на высококвалифицированную, а то и просто квалифицированную медицинскую помощь, в стране практически отсутствуют запасы лекарств для гражданского населения (за исключением партноменклатуры, разумеется), в обычных больницах пациентов не кормят. Многие учреждения здравоохранения страдают из-за частых перебоев в электроснабжении.
   Вся культурная жизнь страны подчинена прославлению Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, нагнетанию шовинистических и милитаристских настроений (надо полагать, именно такие идеологические выкрутасы под началом братской ТПК верхушка КПРФ считает «впечатляющими достижениями в области культуры и искусства»). Этому посвящены практически все кинофильмы, театральные постановки и литературные произведения. Любая книга, статья в газетах, лекция в вузе должны начинаться с цитирования высказываний «вождей». Культом вождизма, шовинизмом и милитаризмом пронизана и система образования в КНДР. При этом принято не только проклинать США и их союзников (спасителей северокорейцев от недавнего голода), но и замалчивать информацию о колоссальной военной и экономической помощи, оказывавшейся КНДР Советским Союзом, который, собственно, и породил это ставшее человеконенавистническим государство.
   В 1975 г. КНДР перешла к всеобщему 11-летнему образованию. Система высшего образования включает около 150 вузов, в которых, как и в средних специальных учебных заведениях, упор делается на технические специальности. Уровень получаемой там подготовки невысокий по причине частого привлечения студентов к разного рода трудовым повинностям.
   В стране отсутствует свободный доступ населения к сети Интернет, запрещены иностранные книги и журналы (кроме общетехнической литературы и литературы по естественным наукам). Даже северокорейская литература, вышедшая в свет 10 – 15 лет назад и более, находится в спецхране и выдается в библиотеках только по специальному разрешению. Радиоприемники и телевизоры имеют фиксированную настройку на правительственные частоты вещания. Попытки прослушивания зарубежных радиостанций и просмотра зарубежных телепередач караются самым жестоким образом – публичной казнью и заключением родственников в концлагерь.
   Принадлежа к числу «государств-изгоев», периодически совершая диверсионно-разведывательные акции (включая похищение людей) в отношении Южной Кореи – своего демократического антагониста прежде всего в части человеческого развития и качества жизни, поставляя оружие другим «изгоям» (например, Ирану), занимаясь ядерным шантажом и всячески угнетая собственное население, КНДР представляет серьезную угрозу международной безопасности не только в регионе Восточной Азии, но и, по сути, в глобальном масштабе.

Глава 3
СУРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО. ЭКОНОМИКА СЕВЕРНОЙ КОРЕИ

На «трудовой вахте»

   Экономическая система КНДР во многом представляет собой кальку экономики сталинского СССР и носит планово-командный характер. Ее особенностями являются изолированность от мировых хозяйственных связей (хотя торговые отношения поддерживаются более чем со 100 странами), широкое использование подневольного труда заключенных концлагерей и практика «трудовых вахт», когда все предприятия работают круглосуточно с введением казарменного режима для их персонала и отменой отпусков и выходных дней. Применение такой практики соотносится с периодами обострения внутри– и внешнеполитической ситуации и является мощным средством осуществления жесткого контроля над населением. Одна из последних «трудовых вахт» объявлялась в 2009 г. на 150 дней.
   В эпоху существования СССР северокорейская экономика опиралась на щедрую советскую помощь, что, с учетом крайней дешевизны рабочей силы, позволило ей динамично развиваться, особенно в первые годы после окончания корейской войны. Однако на КНДР неблагоприятно сказалось повышение цен на нефть в 1974 г., а произошедший в 1980 г. дефолт еще более усугубил падение производства. Серьезным ударом по экономике стал распад могучего союзника – СССР. Прекращение советской экономической помощи привело к интенсивному износу основных производственных фондов и дальнейшей стагнации экономики, что наряду с последствиями дефолта и обрушившимися на страну стихийными бедствиями (катастрофическим наводнением 1995 – 1996 гг. и последующей засухой) стало, помимо бесчеловечной внутренней политики, одной из причин массового голода, разразившегося во второй половине 1990-х гг.
   Поскольку правительство КНДР не публикует официальных статистических данных о состоянии экономики, то информация о ее показателях носит экспертно-оценочный характер. Валовый внутренний продукт страны оценивается примерно в 31 млрд долларов США, причем от 25 до 40% ВВП тратится на военные нужды (для сравнения: в Южной Корее на военные нужды уходит 4% ВВП). С 2006 г. прирост ВВП КНДР оценивается в 1% в год.
   КНДР – индустриально-аграрная страна с многопрофильной промышленностью, характеризующейся сильным перекосом в сторону тяжелой и оборонной индустрии. Доля промышленности в валовом внутреннем продукте – порядка 34%, сельского хозяйства – 30%, сферы услуг – 36%.
   Главные статьи экспорта КНДР составляют поставки черных и цветных металлов, антрацита, тканей, морепродуктов, некоторых изделий машиностроения, в первую очередь – вооружения. В импорте преобладают нефть, коксующийся уголь, химические удобрения, машины и продовольствие (зерно и т. д.). Основные нынешние партнеры КНДР по экспорту – Китай, Южная Корея, Япония и Иран (покупатель вооружения), по импорту – Китай, Таиланд и Япония.
   Страна является крупным получателем помощи (продовольственной, медицинской и пр.) в рамках Всемирной продовольственной программы и на двусторонней основе, причем главным спонсором КНДР являются США – только в 1995 – 2005 гг. Северная Корея получила от американцев помощь на сумму более 1 млрд долларов, что никоим образом не снизило накал безудержной антиамериканской риторики со стороны Пхеньяна.
   В 2004 г. правящий режим пошел на некоторое расширение спектра официально разрешенных к продаже на внутреннем рынке товаров широкого потребления, но вскоре спохватился и провел в 2009 г. конфискационную по характеру денежную реформу, направленную на укрепление плановой экономики и уменьшение влияния рынка. Как и следовало ожидать по примеру аналогичных реформ, проводившихся в СССР, это привело к резкому скачку инфляции и усилению дефицита товаров первой необходимости. Козлом отпущения за провал реформы и нагнетание в стране социальной напряженности чучхеисты объявили председателя государственного планового комитета КНДР Пак Нам Ки, который в 2010 г. был расстрелян.
   Социально-экономическое положение широких народных масс в КНДР продолжает оставаться тяжелым, чему способствуют огромные расходы на дальнейшую милитаризацию страны, съедающие ресурсы, необходимые для выпуска потребительских товаров и модернизацию гражданской инфраструктуры.

Индустрия корейского социализма

   Энергетика Северной Кореи базируется на использовании богатых гидроэнергетических ресурсов, мощности которых оцениваются в 10 млн кВт, а также твердого топлива – антрацита и бурого угля. Ежегодно в КНДР вырабатывается около 34 млрд кВт·ч электроэнергии (для сравнения: это чуть больше, чем производит в России одна только Балаковская атомная электростанция мощностью 4 млн кВт). На гидроэлектростанции (в начале 1990-х гг. их имелось 21 и еще 11 строились) приходится 70 – 75% общей выработки электроэнергии, остальная генерация обеспечивается сжиганием угля на тепловых электростанциях (их, соответственно, имелось семь и девять). Известно, что в начале 1990-х годов установленная электрическая мощность северокорейских гидроэлектростанций составляла 3,307 млн кВт (планировалось ввести в строй еще 2,99 млн кВт), а тепловых – 2,9 млн кВт (планировалось ввести в строй еще 2,75 млн кВт).
   Гидроэнергетические комплексы страны включают Супхунскую ГЭС в бассейне реки Амноккан (мощность 700 тыс. кВт) и ГЭС «Содусу» в бассейне реки Туманган (450 тыс. кВт). Имеются каскады деривационных ГЭС на реках Чанджинган (350 тыс. кВт), Хочхонган (400 тыс. кВт), Пуджонган (200 тыс. кВт) и в Канге (246 тыс. кВт), приплотинные ГЭС в Унбоне (400 тыс. кВт) и на реке Тонноган (90 тыс. кВт). К наиболее крупным тепловым электростанциям относятся Пхеньянская (500 тыс. кВт) и Пукчханская ТЭС (600 тыс. кВт).
   В энергосистеме КНДР используются в основном линии электропередачи напряжением 110 и 220 кВ, хотя в начале 1990-х гг. планировалось строительство ЛЭП напряжением 330 кВ и 500 кВ. В электрических сетях имеется не менее 58 трансформаторных подстанций.
   КНДР сильно зависит от внешних поставок нефти, потребление которой оценивается примерно в 85 тыс. баррелей в день практически при нулевой собственной добыче. Мощности отечественной нефтепереработки оцениваются в 3 – 4,5 млн т нефти в год, в том числе завода в Сонбоне – 2,1 млн т нефти в год. Одним из основных поставщиков сырой нефти в КНДР была Ливия.
   В стране развита горнодобывающая промышленность. 90% антрацита добывается в Северном угольном бассейне (провинция Пхенан-Намдо), а 2/3 бурого угля – в Туманганском угольном бассейне на северо-востоке КНДР. В 1996 г. в КНДР, по некоторым оценкам, было добыто 140 млн т угля, хотя, возможно, это не соответствует действительности, и его добывается в два раза меньше. Добыча железной руды сосредоточена на Мусанском руднике (провинция Хамген-Пукто), годовая мощность которого – около 2 млн т железорудного концентрата с содержанием железа 60%.
   Большие запасы руд цветных и легирующих металлов (медь, цинк, свинец, никель, вольфрам, молибден и др.) позволяют экспортировать их за рубеж, что является важным источником поступления иностранной валюты. Крупнейший производитель концентрата свинца и цинка – рудник Комдок (провинция Хамген-Намдо). Вольфрамосодержащая руда добывается на месторождениях Маннен (провинция Хванхэ-Пукто) и Кенсу (провинция Хамген-Намдо), медные руды – главным образом на Капсанском руднике (провинция Янгандо), золото-серебряные – на рудниках Сонхын (Пхенан-Намдо), Хольдон (Хванхэ-Пукто) и Суан (Хванхэ-Пукто), марганцевые – в провинции Канвондо, хромовые – в Хамген-Пукто, кобальтосодержащие – в Хамген-Пукто и Хамген-Намдо, магнезит – в Хамген-Намдо, графит – в Хамген-Пукто и Пхенан-Пукто.
   Черная металлургия сконцентрирована в основном на северо-востоке в городах Чхонджин, Ким-Чхэк и Пурен и в низовьях реки Тэдонган (Сонним и Кансон). Центры цветной металлургии находятся в городах Нампхо, Мунпхен и Хамхын.
   Ведущей отраслью промышленности является машиностроение: производство вооружения и военной техники, станкостроение, автомобилестроение, тракторостроение, локомотивостроение, судостроение, горно-шахтное, металлургическое, химическое и сельскохозяйственное машиностроение, инструментальное производство и электротехническая промышленность. В целом технический уровень северокорейского машиностроения характеризуется отставанием на 30 – 40 лет от передовых стран мира. Основными машиностроительными центрами являются Тэдонганский (города Пхеньян, Киян, Нампхо, Тэан, Токчхон), Северо-Западный (Синыйджу, Кусон), Северный (Хичхон, Унсан) и Восточный (Чхонджин, Хамхын и Вонсан). В частности, в КНДР имеются четыре автомобильных завода, самым крупным из которых является завод «Сынри» («Победа») в Токчхоне. Первыми моделями, освоенными северокорейским автопромом, стали простые, но надежные автомобили советских образцов – народнохозяйственные грузовики «Сынри-58» (ГАЗ-51) и армейские «Сынри-61» (ГАЗ-63), самосвалы «Сынри-64» (КрАЗ-222), карьерные самосвалы «Сынрисан» («Гора Победы», затем «Консор» – «Стройка»; на основе самосвалов БелАЗ), а также армейские легковые вездеходы «Сынри-4.15» (ГАЗ-69; индекс 4.15 означает «15 апреля», то есть день рождения Ким Ир Сена) и «Кенсен-68» (ГАЗ-69А, «Кенсен» – «Самостоятельность»).
   Общая мощность северокорейского автомобилестроения оценивается в 33 тыс. автомобилей всех типов (легковых, грузовых, самосвалов и автобусов) в год, что примерно в 120 раз меньше мощностей южнокорейской автомобильной промышленности. В числе выпускаемых ныне автомобилей – народнохозяйственные грузовики «Соньон-82» («Соньон» – «Солнечный»), «Сынри-58КА», «Чаджу-82» (по лицензии японской фирмы «Мицубиси», «Чаджу» – «Независимость») и «Тэбаксан-70» (Тэбаксан – гора, на склонах которой находится древний мавзолей, где якобы погребен Тангун, легендарный основатель первого корейского государства Кочосон), армейские грузовики высокой проходимости «Сынри-61NA», «Чаджу-64» и типа румынских DAC (производятся без лицензии), а также самосвалы «Тэбаксан-96» (лицензионная копия российского КамАЗ-55111) и гамма тяжелых внедорожных многоосных автомобилей под монтаж пусковых установок ракетных и реактивных систем по образцу МАЗ-543. Освоена также сборка легковых автомобилей западного, китайского и южнокорейского типа – например, седана FIAT Siena (в КНДР «Хвипарам-1» – «Свист ветра-1»; используются сборочные комплекты, поставляемые Вьетнамом), грузопассажирских автомобилей FIAT Doblo («Пекпуги-1» – «Кукушка-1»; также с помощью Вьетнама), микроавтобуса Awing китайской фирмы Brilliance Jinbei («Самчонри» – так по-корейски называется Корейский полуостров), седана Chairman южнокорейской фирмы Ssangyong («Зунма» – «Скакун») и т. д.
   В КНДР действуют также предприятия приборостроительной и радиоэлектронной промышленности (преимущественно оборонного профиля).
   КНДР располагает крупной химической промышленностью, включая производство минеральных удобрений, каустической соды, красителей, синтетических волокон, пластмасс, фармацевтических препаратов, ядохимикатов и другой продукции. Налажено производство боевых отравляющих веществ. Основной центр химической промышленности – это город Хыннам, где расположены комбинат химических удобрений (годовая мощность около 500 тыс. т), Понгунский химический комбинат, завод синтетического волокна (годовая мощность 20 тыс. т), а также хлорвиниловый завод.
   Имеются предприятия строительной промышленности (производство железобетонных конструкций, кирпича), а также фабрики фарфоро-фаянсовых изделий (в городах Пхеньян, Понсан, Хэджу, Нампхо, Чхоннэ, Хыннам и Чхонджин), деревообрабатывающие и целлюлозно-бумажные комбинаты.
   Строительный комплекс Северной Кореи включает целый ряд крупных строительных организаций, которые отвечают за возведение стратегически важных промышленных и энергетических объектов, транспортных коммуникаций и т. д. Руководство комплексом сосредоточено в пяти так называемых «инженерных бюро» (1, 2, 3, 4 и 5-е) – централизованных строительных трестах.
   1-е инженерное бюро объединяет проходческие отряды, занимающиеся строительством туннелей общегосударственного назначения (в частности, оно построило систему автомобильных туннелей в Пхеньяне), 2-е строит гидроэлектростанции, 4-е – угольные шахты, 5-е – железные дороги (построило двухпутную железную дорогу Пхеньян – Чхонджин).
   Особое положение в строительном комплексе занимает 3-е инженерное бюро, известное также как 3-е инженерно-саперное бюро. Это военизированная организация, находящаяся в прямом подчинении Центрального комитета ТПК и возводящая объекты атомного комплекса и других критически важных для обороны отраслей промышленности и инфраструктуры. Она располагает военно-строительными отрядами, комплектующимися личным составом по призыву. Служба там является привилегированной – солдаты военно-строительных отрядов Третьего бюро получают особый суточный продовольственный паек (рис, свинина и т. д.) по увеличенным нормам, что в КНДР считается очень хорошим снабжением.
   Поскольку 3-е бюро занято на объектах первостепенной важности, оно получает материалы и строительную технику из-за рубежа. Для осуществления импортных операций в его составе имеется собственная торгово-закупочная фирма – Puhung Trading Corporation.
   Лесная промышленность (под лесами находится около 9 млн га территории страны) ежегодно заготавливает около 5 – 7 млн кубометров круглой древесины. Основные районы лесозаготовок расположены в верховьях рек Амноккан и Туманган.
   В легкой промышленности КНДР выделяются Пхеньянский текстильный комбинат (годовая мощность около 200 млн кв. м тканей), текстильный комбинат в городе Синыйджу (мощность 100 млн кв. м штапельных тканей в год), хлопчатобумажные фабрики в Кусоне, Кэсоне, Саривоне и Канге, шелкоткацкие фабрики в Анджу, Ненбене, Пакчхоне, льняная фабрика в Хесане (мощность 10 млн кв. м ткани в год). Обувная промышленность представлена главным образом фабриками в городах Пхеньян, Синыйджу и Сунчдон.
   Повсеместно распространены предприятия пищевой промышленности, из которых особенно многочисленны рисоочистительные предприятия, а также предприятия по переработке кукурузы, сои и других сельхозкультур. В окрестностях Пхеньяна расположен самый большой в стране мясокомбинат, здесь же находятся крупные предприятия табачной промышленности. В городе Хверен сосредоточено производство сахара.
   Развиты также морское рыболовство, рыбоводство, рыбообрабатывающая промышленность и промышленность по переработке морепродуктов. Страна самостоятельно строит вполне добротные рыболовные суда – универсальные траулеры (водоизмещением 450 – 485 т), кормовые траулеры (3750 т), транспортные рефрижераторы (5 – 5,6 тыс. т), плавучие рыбозаводы (10 тыс. т) и др., что позволяет содержать крупный рыболовный флот. Основные рыбные порты и центры переработки рыбы и морепродуктов находятся в портовых городах Чхонджин, Синпо (Синпхо), Тхведжо, Мунчхон, Синыйджу и Нампхо. В Японском море северокорейцы ловят минтая, скумбрию, песчанку, рыбу-саблю, горбушу, тунца, бычков и кефаль, добывают кальмара, устрицу и других моллюсков, в Желтом – окуня, сельдь, краба, трепанга, собирают морские водоросли (ламинарию и др.). В год северокорейские рыбаки вылавливают сотни тысяч тонн рыбы и десятки тысяч тонн других морепродуктов, а общая их добыча в лучшие времена составляла более миллиона тонн (по некоторым данным – 3,5 млн т). Однако дефицит продуктов питания является перманентной чертой жизни простых северокорейцев, а улов идет главным образом на экспорт.

Впрок – значит для войны. Сельское хозяйство КНДР

   В сельском хозяйстве страны главной отраслью является растениеводство, где основные культуры – рис и кукуруза. Также выращиваются пшеница, ячмень, соя (КНДР – один из крупнейших в мире производителей соевых бобов), картофель, сахарная свекла (провинции Хамген-Пукто и Янгандо), овощи, фрукты (развито садоводство, особенно многочисленны яблоневые сады), хлопчатник (Хванхэ-Намдо, Пхенан-Намдо), лен (Янгандо), конопля (Чагандо, Хамген-Пукто), табак (Пхенан-Намдо, Пхенан-Пукто), в районе города Кэсон культивируется женьшень. Общая площадь сельскохозяйственных земель составляет 20% территории, в том числе пахотные земли – 16%, а реально в сельхозобороте находится 17% территории, из них 2/3 орошается. В посевной площади свыше 2/3 отведено под зерновые культуры, около 1/5 – под технические (включая сою), остальное занято овощами, картофелем, кормовыми культурами и т. д.
   В целом страна испытывает острый недостаток земельных ресурсов из-за своего гористого характера – на одного жителя КНДР обрабатываемых земель приходится в три-четыре раза меньше, чем в большинстве европейских стран. Преобладающая часть возделываемых земель находится на юге и на западе страны, и как раз они пострадали от наводнения в 1995 – 1996 гг. и от засухи в 1997 и 2000 гг.
   В животноводстве разводятся крупный рогатый скот (в начале 2000-х гг. его имелось 575 тыс. голов) и козы (2,6 млн). Имеется около 50 тыс. лошадей. Развито птицеводство и шелководство (разведение тутового, дубового и клещевинного шелкопряда).
   Наглядно убедившись на примере голода второй половины 1990-х гг. в социально-экономической неэффективности колхозов, созданных в 1958 г. по образцу советской насильственной коллективизации, руководство КНДР приступило в 2002 г. к их преобразованию в малые сельхозпредприятия семейного типа, но под жестким партийно-государственным контролем. Это в значительной мере нивелирует эксперимент по введению частного производства в аграрном секторе.
   В КНДР создана система стратегических запасов риса на случай войны, обеспечивающая, по некоторым оценкам, нормированное потребление его армией и населением в течение 170 суток, – мощность этих хранилищ оценивается в 1,42 млн т, из которых 1,2 млн т предназначены для вооруженных сил. Сами хранилища подразделяются на военные, подведомственные исключительно армии (таких хранилищ 248, из них 73 находятся в отдаленных горных районах), хранилища двойного назначения – для военных и гражданских нужд и хранилища для нужд гражданского населения. Они выполнены в виде железобетонных полузаглубленных сооружений, туннелей (известно по крайней мере одно такое хранилище на 100 тыс. т риса, предназначенного для нужд армии) и башен; существуют также временные хранилища открытого типа, в которых рис хранится в мешках, покрытых сеном.
   Примечательно, что запасы риса из этих хранилищ не были использованы северокорейским руководством для борьбы с катастрофическим голодом, разразившимся в стране во второй половине 1990-х гг. Наоборот, 650 тыс. т риса, поступившего в виде помощи из Южной Кореи и Японии, были направлены в стратегический резерв продовольственной службы Корейской народной армии, для чего началось спешное возведение новых хранилищ.

Глава 4
«БОМБА ПРИНОСИТ СЧАСТЬЕ». ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС КНДР

Главная отрасль

   Военно-промышленный комплекс (ВПК) КНДР является главной отраслью экономики страны: все остальные подчинены интересам его развития в целях поддержания и наращивания мощи вооруженных сил. Построенный по образцу ВПК СССР и Китая, он включает как собственно оборонные предприятия, так и предприятия, выпускающие продукцию двойного назначения, и гражданские предприятия, на которых в обязательном порядке зарезервированы мобилизационные мощности по выпуску военной продукции (чаще всего стрелкового оружия, противотанковых средств пехоты и боеприпасов). Грань между «чистой оборонкой» и «двойными» предприятиями зачастую бывает трудноразличима. Большие трудности составляет и описание северокорейского ВПК по причине тотальной секретности, его окружающей.
   Разработку стратегии развития и общее руководство ВПК осуществляет 2-й экономический комитет, руководимый непосредственно Центральным комитетом ТПК. Этими же вопросами занимается отдел машиностроения ЦК ТПК.
   В состав 2-го экономического комитета входят семь так называемых генеральных бюро, отвечающих за руководство определенными отраслями оборонной промышленности. В сферу деятельности 1-го генерального бюро входит производство стрелкового оружия и общеармейского снаряжения, 2-го – бронетанковой техники, 3-го – артиллерийских систем, 4-го – ракетного оружия, 5-го – ядерного, химического и биологического оружия, 7-го – авиационной техники. Функции 6-го генерального бюро остаются неизвестными, и некоторыми источниками его существование даже ставится под сомнение. Возможно, впрочем, что на это генеральное бюро замыкается руководство военным судостроением.
   Ведущим научно-исследовательским учреждением в области военных технологий (в том числе в области разработки оружия массового поражения) считается расположенный в Пхеньяне Институт национальной обороны, известный также под названиями «Академия оборонных наук», «2-й институт естественных наук» и «Вторая академия естественных наук». Видимо, это межведомственное учреждение, в административном отношении предположительно подчиняющееся министерству Народных вооруженных сил КНДР.
   По существующим оценкам, ВПК КНДР охватывает в целом до 1800 предприятий, из них основными производителями вооружения и боевой техники являются 134 завода, многие из которых полностью или частично находятся под землей и в скальных толщах. С учетом некоторых из 115 «гражданских» заводов, которые имеют мобилизационные планы по производству вооружения в военное время, таких хорошо защищенных предприятий насчитывается более 180. Считается, что Северная Корея располагает 40 заводами по производству огнестрельного оружия, 17 артиллерийскими заводами, 5 ракетными заводами, 35 заводами боеприпасов, 50 заводами взрывчатых веществ, 5 – 10 заводами бронетанковой техники (из них наиболее крупным является танковый завод имени Рю Ген Су в Синхуне, провинция Хамген-Намдо), 8 приборостроительно-агрегатными заводами авиационной промышленности, 5 – 10 кораблестроительными верфями, 5 заводами средств связи, 8 основными предприятиями по производству химического и биологического оружия. В стране создана атомная промышленность.
   Хотя исчезновение с карты мира СССР и привело к потере Северной Кореей важнейшего источника оружия и военных технологий, кое-что ей все же удается получать и от осколков советской империи. Например, Казахстан продал (видимо, по дешевке – ведь речь шла об устаревшей технике) КНДР 34 истребителя МиГ-21бис, 24 100-мм зенитные пушки КС-19 и 4 радиолокационные станции управления огнем СОН-9 к ним. Российская Федерация, в свою очередь, поставила КНДР 4 тяжелых десантно-транспортных вертолета Ми-26Т, 3000 противотанковых управляемых ракет 9М14М комплекса «Малютка» и 3350 – 9М111 комплекса «Фагот», 500 переносных зенитно-ра кетных комплексов «Стрела-2М» и 1500 – «Игла-1», 35 катерных противокорабельных управляемых ракет П-15У (в экспортном исполнении П-20), 10 радиолокационных станций для ракетных и сторожевых катеров (6 – управления артиллерийским огнем МР-104 и 4 – общего обнаружения «Рангоут») и небольшое количество легкой бронетехники (32 пушечных бронетранспортера БТР-80А). Очевидно, российские поставки осуществлялись в рамках обязательств еще СССР.
   В попытке получить важные военные технологии северокорейцы приобрели в 1993 г. через японскую фирму-посредника списанные на Тихоокеанском флоте СССР 12 дизельных подводных лодок – большие торпедные проекта 641 (по условной классификации НАТО – Foxtrot) и крейсерские ракетные (носители баллистических ракет средней дальности) проекта 629 (Golf), а также списанный ракетный сторожевой корабль проекта 1135 (Krivak). Все они были без вооружения (впрочем, торпедные аппараты и шахтные пусковые установки ракет на субмаринах никуда не делись), но, принимая во внимание алчность российских торговцев военным имуществом и полнейшую неразбериху тех лет, нельзя дать гарантии, что на борту этих списанных кораблей не осталось секретного оборудования. Известно, что северокорейцы предприняли ремонт сторожевого корабля (что зафиксировали спутниковые фотографии), однако нет никаких сведений, что его удалось ввести в строй.
   Большинство оборонных предприятий (за некоторым исключением они не имеют названий, а для конспирации носят только номера – например, № 65, 67, 81 и т. д.) находится в провинции Чагандо и других расположенных в глубине территории страны районах.
   В настоящее время Северная Корея освоила производство управляемых баллистических ракет оперативно-тактического и тактического назначения, противокорабельных ракет, противотанковых ракетных и переносных зенитно-ракетных комплексов, минно-торпедного вооружения, полного спектра стрелкового, противотанкового пехотного и артиллерийского вооружения (включая буксируемые и самоходные орудия, зенитные буксируемые и самоходные установки, реактивные системы залпового огня и минометы), основных боевых и легких танков, бронетранспортеров, инженерного вооружения, некоторых типов радиолокационных станций и средств связи, средних, малых и сверхмалых дизельных подводных лодок, боевых кораблей водоизмещением порядка 1500 – 2000 т и разнообразных боевых катеров. Северокорейский ВПК производит 11 типов стрелкового оружия, 3 типа танков, 3 типа легких бронемашин, 10 типов самоходных орудий, 8 типов реактивных систем залпового огня, 7 типов баллистических ракет дальнего действия и т. д.
   Авиационная промышленность представлена предприятиями, которые выпускают запасные части для летательных аппаратов, включая истребители МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29 и штурмовики Су-25 советского производства. Крупнейший в КНДР авиационный завод находится рядом с городом Токхен, еще один, несколько меньших размеров, расположен в Чхонджине. На заводе близ Токхена в свое время была освоена частичная сборка легких многоцелевых вертолетов Ми-2 из поставляемых Польшей комплектующих, здесь также возможен выпуск легких поршневых учебно-тренировочных самолетов и, по некоторым сведениям, предполагалось производство собственного варианта истребителя МиГ-21, которое, однако, не состоялось. Равно не была реализована и программа сборки из поставляемых Россией деталей и узлов истребителей МиГ-29. Всего северокорейцам удалось собрать в 1993 г. два МиГ-29, а на дальнейшее приобретение в постсоветской России комплектующих у КНДР, привыкшей к режиму исключительного благоприятствования при получении оружия из СССР, попросту не хватило средств.
   Судостроительные заводы, освоившие постройку боевых кораблей, находятся в Мунчхоне, Синпо, Маяндо (подводные лодки), Юкдаесо-ри (сверхмалые подводные лодки), Наджине и Нампхо (надводные боевые корабли и катера). На верфях рыболовного флота в Хэджу строятся также малые катера для диверсионно-разведывательных подразделений.
   Особое внимание в развитии северокорейского ВПК уделяется ракетостроению.
   Как указывалось выше, общее руководство ракетной промышленностью КНДР осуществляется 4-м генеральным бюро 2-го экономического комитета. Оно отвечает за разработку и производство баллистических ракет (ими занимается 2-й научно-исследовательский центр), противокорабельных, противотанковых и зенитных управляемых ракет. По российской лицензии производятся переносные противотанковые ракетные комплексы «Малютка» (национальное наименование «Сусонг-по»), «Фагот» и переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2М» («Ва-сунг») и «Игла-1».
   Ракетостроительные предприятия представлены Якджэнским машиностроительным заводом в пригороде Пхеньяна Мангендэ (известен также как Мангендэский электромашиностроительный завод; основные цеха, на которых заняты примерно 1500 человек, находятся под землей), оборонным заводом № 7 (расположен примерно в 8 км от завода в Мангендэ; производит, в частности, баллистические ракеты средней дальности «Тэпходон-1»), заводом № 26 в Канге (крупнейшее подземное предприятие военно-промышленного комплекса, общее число работников которого оценивается в 20 тыс. человек; кроме управляемых и неуправляемых ракет, здесь также производятся торпеды, глубинные бомбы и инженерные мины), заводом № 118 в Кагамри и Кэченкуне, заводом № 125 в Пхеньяне (известен под условным названием «Пхеньянский свиноводческий комплекс») и заводом № 301 в Тэгван-Ып. Якджэнский машиностроительный завод и завод № 7 подчинены 2-му научно-исследовательскому центру 4-го генерального бюро.
   Северная Корея приступила к осуществлению собственной космической программы, предусматривающей создание ракет-носителей и искусственных спутников Земли двойного назначения – связи, метеорологических и геомониторинга (возможно, в сотрудничестве с Ираном и некоторыми другими странами). Руководство космической программой в КНДР осуществляет Корейский комитет космических технологий, публично позиционируемый как гражданское ведомство. Правда, многие эксперты (и не без оснований) считают, что эта программа в большей мере является прикрытием имеющих исключительно военную направленность работ по созданию межконтинентальных баллистических ракет.
   В стране создана разветвленная инфраструктура обеспечения испытаний ракет различного назначения, включающая ракетные полигоны (ракетодромы) Мусудан-ри (Мусудан-ни) – он же «испытательный полигон Тонгхай» (провинция Хамген-Пукто; это главный полигон для испытаний ракет средней и межконтинентальной дальности, а также космических ракет-носителей), Китэрьенг (испытания тактических и оперативно-тактических ракет, провинция Канвондо) и новый ракетный полигон Пондон-ри (Пондон-ни, или «испытательный полигон Сохэ») на северо-западном побережье КНДР в 50 км от границы с Китаем (провинция Пхенан-Пукто). Полигоны Мусуданри и Пондон-ри считаются еще и космодромами.
   Экспортно-импортными операциями в области ракетных технологий занимаются созданные под эгидой 2-го экономического комитета торгово-закупочные компании – Yongaksan Trading Company и Changkwang Trading Company.
   Годовые мощности национальной военной промышленности оцениваются в 200 тыс. единиц автоматического стрелкового оружия, 3 тыс. орудий калибра выше 100 мм, 200 танков, 400 легких бронемашин. Производственные мощности северокорейского ракетостроения позволяют выпускать, например, до восьми дальнобойных баллистических ракет (оперативно-тактического назначения) «Хвасон-5» и «Хвасон-6» в месяц.
   В целом северокорейцы отдают приоритет количественным параметрам в выпуске вооружений в ущерб их качеству, что, впрочем, соответствует имеющимся экономическим возможностям и национальной концепции военного строительства на основе массовой призывной армии и народного ополчения.
   Производимые Северной Кореей вооружение и боевая техника базируются главным образом на советских и китайских образцах-прототипах. Северокорейцам удалось получить некоторые технологии двойного назначения у стран Запада (например, австрийское ковочное оборудование применяется в производстве орудийных стволов) и Японии (в частности, копируются некоторые модели ее грузовиков), освоить производство переносных зенитно-ракетных комплексов на основе американского «Стингера». ВПК КНДР практически полностью удовлетворяет потребности вооруженных сил в артиллерийско-стрелковом вооружении и в значительной части других вооружений, однако страна крайне нуждается в получении высоких технологий из-за рубежа. В то же время КНДР экспортирует некоторое вооружение собственного производства в страны Азии и Африки, включая баллистические ракеты.

Не просто блеф. Ядерный потенциал Пхеньяна

   К реализации собственной ядерной программы КНДР приступила в 1950-х годах, когда руководство страны решило создать несколько научно-исследовательских центров в области ядерной физики. Помощь в подготовке научных кадров и поставке необходимого оборудования Северной Корее оказали Советский Союз и Китай. Всего в КНДР имеются 22 предприятия атомной промышленности (урановые шахты, горно-химические предприятия, научно-исследовательские центры, предприятия по производству ядерного топлива и переработке отработанного ядерного топлива и т. д.) в 18 районах страны. Запасы урана на разрабатываемых в КНДР месторождениях урановых руд (шахты в Пакчхоне и Пенгасане, а также, предположительно, еще одна в провинции Хванхэ-Пукто) оцениваются в более чем 15 тыс. т. Имеются два завода по обогащению урана – в Пакчхоне и Пенгасане.
   Административное руководство ядерной программой осуществляет министерство атомной энергетики и промышленности КНДР.
   К основным научно-исследовательским учреждениям, проводящим ядерные исследования, по сведениям Службы внешней разведки России и другим источникам, относятся институт радиохимии атомного научно-исследовательского центра в Ненбене, физический факультет Кангенского университета обороны, институт экспериментальной физики и сектор металловедения химического факультета Пхенсонского научного университета, институт радиологии, научно-исследовательские институты ядерной энергии в Ненбене и Сунчхоне, отделение ядерной физики Пхеньянского университета имени Ким Ир Сена со специальной лабораторией экспериментальной ядерной физики и кафедра ядерных технологий Политехнического института имени Ким Чака (Ким Чхэка – героя корейской войны 1950 – 1953 гг.) в Пхеньяне.
   Ведущим предприятием ядерного промышленного комплекса КНДР является Атомный научно-исследовательский центр в Ненбене (90 км севернее Пхеньяна). В 1966 г. здесь состоялся пуск полученного из СССР исследовательского легководного реактора ИРТ-2000, который в последующем подвергся модернизации с постепенным увеличением тепловой мощности от исходных 2 мВт до 8 мВт. Он не был пригоден для наработки оружейного делящегося материала.
   В 1986 г. в Ненбене начал работать газографитный реактор двойного назначения (использовавшийся для выработки электроэнергии и наработки оружейного плутония) на природном уране тепловой мощностью 5 мВт. Он считается основным источником оружейного плутония в КНДР (в качестве образца при его проектировании северокорейские ученые использовали английский реактор «Калдер Холл»). Предполагается, что на этом реакторе до его остановки в 2007 г. было выработано 25 – 45 кг плутония-239, что достаточно для производства 5 – 10 боевых ядерных зарядов небольшой мощности – по-видимому, к концу первого десятилетия XXI в. этим и исчерпывался гипотетический военный ядерный потенциал КНДР.
   В Ненбене также находится завод по производству ядерного топлива (урановых тепловыделяющих сборок) и хранилище отработанного ядерного топлива – сырья для извлечения плутония.
   Освоив 5-мегаваттный газографитный реактор, северокорейцы приступили к строительству еще двух газографитных реакторов двойного назначения – тепловой мощностью 50 мВт в Ненбене и 200-мегаваттного в Тэчхоне. Также было запланировано строительство трех энергоблоков АЭС с энергетическими реакторами по 635 мегаватт каждый.
   Кроме того, в 1996 г. в Ненбене должна была вступить в строй Радиохимическая лаборатория проектной мощностью до 100 кг оружейного плутония в год (по оценкам МАГАТЭ – Международного агентства по атомной энергии). В 1993 г. здесь уже было установлено до 70% оборудования. В 1994 г. в результате подписания с США соглашения о прекращении северокорейской военной ядерной программы в обмен на поставку 500 тыс. т мазута, двух американских легководных энергетических ядерных реакторов для строящейся в районе портового города Синпо атомной электростанции и улучшение политических и экономических отношений КНДР приостановила работы на данном объекте с распространением на него гарантий МАГАТЭ. В рамках подписанного соглашения также прекратилось строительство в Ненбене 50-мегаваттного газографитного ядерного реактора.
   Однако последующее обострение американо-северокорейских отношений, вызванное обвинениями США в том, что КНДР осуществляет тайное обогащение урана до оружейной кондиции, привело в 2002 г. к срыву этого соглашения и выдворению из КНДР инспекторов МАГАТЭ. Поэтому международные эксперты выдвинули предположения, что имеющиеся мощности Радиохимической лаборатории в Ненбене все же задействовались для выделения оружейного плутония, который был использован Северной Кореей для проведения подземного испытания ядерного взрывного устройства.
   Первое северокорейское ядерное испытание было проведено 9 октября 2006 г. на полигоне в районе Хвадэри рядом с городом Кильчжу (провинция Хамген-Пукто) на северо-востоке страны – всего в 130 км от границы с Россией. По оценке министерства обороны РФ, мощность взрыва составила 5 – 15 кт, другие же источники приводят гораздо меньший показатель – 0,5 кт. Это испытание, продемонстрировавшее создание Северной Кореей ядерного оружия, вызвало шок у ее соседей (особенно у Южной Кореи и Японии) и США. Об испытании в тот же день официально в свойственной ему патетической манере заявил Пхеньян – в сообщении Центрального телеграфного агентства Кореи (ЦТАК) говорилось: «Наше исследовательское подразделение безопасно и успешно произвело подземное ядерное испытание. Ядерное испытание стало историческим событием, которое принесло счастье нашим военным и народу. Ядерное испытание внесет вклад в поддержание мира и стабильности на Корейском полуострове и в прилегающем районе».
   Впрочем, некоторыми экспертами высказывалось мнение, что северокорейское ядерное испытание на самом деле было рассчитанным на внешний эффект блефом с имитационным подрывом нескольких сотен тонн тротила. Служба внешней разведки России в свое время сообщала, что «имеющиеся данные тем не менее свидетельствуют о том, что широко распространенные оценки о «прорыве» в деле создания КНДР собственного ядерного оружия вызывают серьезные сомнения. В разработанной КНДР еще в начале 1970-х гг. технологической цепочке: освоение сырьевой базы – научно-экспериментальные исследования – наработка расщепляющегося материала – создание взрывного устройства – проведение его полигонных испытаний – «доводка» средств доставки – создание ядерного оружия – сегодня возник разрыв. Он произошел на этапе наработки плутония». Однако это было высказано публично, и, возможно, такое заявление не вполне соответствовало имеющейся у российской разведки реальной информации о состоянии ядерной программы КНДР, преследуя какие-то внешнеполитические цели в отношении Пхеньяна.
   Так или иначе, но 25 мая 2009 г. Северная Корея провела новое подземное испытание ядерного взрывного устройства мощностью 10 – 20 кт. Всенародное ликование по поводу этого вылилось в проведенный в Пхеньяне на следующий день «массовый митинг общественности», в ходе которого секретарь ЦК ТПК Че Те Бок заявил: «Проведенные ядерные испытания являются решительной мерой для защиты высших интересов республики, для защиты суверенитета страны и народа в условиях, когда усиливаются угроза ядерного превентивного удара со стороны Соединенных Штатов Америки, их происки по применению санкций».
   Следует, впрочем, отметить, что в 2003 г. Северная Корея вступила в процесс многосторонних переговоров по «денуклеаризации» Корейского полуострова, участниками которых также являются Китай, Россия, США, Южная Корея и Япония. Предметом этих трудных переговоров стала военная ядерная программа КНДР, и именно в их рамках была осуществлена остановка газографитного реактора-наработчика оружейного плутония в Ненбене. В свою очередь, страны – участницы переговоров поставляют в Северную Корею энергоресурсы и оказывают другую экономическую помощь, а США даже формально исключили ее в 2008 г. из списка стран, поддерживающих терроризм. Это, однако, не помешало руководству КНДР продолжить ядерную программу, сопровождаемую выдержанными в духе ядерного шантажа периодическими заявлениями в адрес Южной Кореи и США.
   Вопрос же о том, насколько КНДР технологически продвинулась в разработке боевых ядерных зарядов, пригодных для доставки к цели на ракетных и авиационных носителях, остается открытым. Вообще, создается впечатление, что все переговоры, которые руководство КНДР периодически ведет с другими странами на предмет своей ядерной программы, являются вряд ли большим, чем ширмой для ее прикрытия и способом вытягивания помощи в обмен на лукавые обещания свертывания этой программы. И если что-то где-то в атомпроме Северной Кореи и останавливается, то это, скорее всего, вызвано собственными техническими трудностями и нехваткой средств, что удачно «подгоняется» под формат переговорного процесса.
   Очевидно, что овладение ядерным оружием и создание его запасов рассматривается пхеньянским режимом как критически важный фактор выживания «чучхеизма» в меняющемся мире. В совокупности с наращиванием ракетного потенциала это позволяет КНДР «держать в тонусе» США и их союзников, вынуждая «империалистов» не только считаться с существованием фашистского по сути своей государства на Корейском полуострове, но и помогать ему выживать путем поставки продовольствия и энергоносителей.

Боевая отрава и рукотворная зараза

   Начало осуществления северокорейской военно-химической программы восходит к 1954 г., когда СССР и Китай передали КНДР некоторые образцы химического оружия и средств защиты от него, ранее взятые в качестве трофеев у японской армии. Однако, несмотря на вскоре последовавшее интенсивное развитие своей химической промышленности, КНДР в течение довольно длительного периода времени не имела возможности начать широкомасштабное производство боевых отравляющих веществ (БОВ). Дело сдвинулось с мертвой точки, когда в 1964 г. Северная Корея заключила договор с Японией о поставке химической продукции, необходимой для производства удобрений. Ряд полученных компонентов был использован северокорейцами для производства табуна и иприта.
   С конца 1980-х гг. КНДР сумела развернуть производство БОВ нервнопаралитического (V-газы – VX и VM, зарин, зоман, табун), кожно-нарывного (иприт), общеядовитого (синильная кислота), удушающего (фосген) и раздражающего (адамсит, хлорацетофенон и СS) действия, а также средств их применения – химических артиллерийских снарядов (включая реактивные), минометных мин, боевых частей оперативно-тактических и тактических ракет, авиабомб и выливных авиационных приборов.
   Наибольшее внимание уделяется наращиванию запасов V-газов, зарина, иприта и фосгена – это основные БОВ, состоящие на вооружении Корейской народной армии. Освоена технология производства бинарных БОВ, более безопасных в хранении.
   Военно-химический комплекс КНДР включает, как сообщают американские и южнокорейские источники, научно-исследовательские центры по разработке химического оружия и средств защиты в Пхенсоне, Синыйджу, Канге и Хамхыне, заводы по производству БОВ в Унги, Чхонджине, Хесане, Манпо, Синхыне, Канге (Кангенский химический завод), Хамхыне (виналоновый завод «8 Февраля»), Вонсане, Саривоне, Сунчхоне (Сунчхонский виналоновый завод), Анджу, Сакчу (Сакчунский химический завод), Пенгвоне (завод № 297), Кусоне и Синыйджу, военное химико-технологическое училище в Хыннаме (с научно-исследовательским центром), а также 13 хранилищ химического оружия.
   По оценкам источников в разведывательных службах США, нынешние запасы химического оружия КНДР составляют по меньшей мере 180 – 250 т (существует и гораздо более высокая оценка – 2,5 – 5 тыс. т). Оно хранится примерно в 170 расположенных в скалах хранилищах в шести районах страны. Правительство Южной Кореи считает, что производственная мощность северокорейского военно-химического комплекса достигает 4,5 тыс. т БОВ в год в мирное и 12 тыс. т в год – в военное время. Самой высокой экспертной оценкой является показатель в 20 тыс. т БОВ в год, но он сомнителен.
   КНДР производит также средства химической и радиационной защиты (противогазы, защитные костюмы) для армии и гражданского населения, приборы радиационной и химической разведки, химические и технические средства дегазации и дезактивации.
   Хотя работы в области биологического оружия в Северной Корее начались еще в 1960-х гг., форсирование усилий в этой области связано с соответствующим указанием Ким Ир Сена, датированным ноябрем 1980 г. Было организовано несколько научно-исследовательских институтов и предприятий микробиологической промышленности, причем к этому процессу тайно привлекались специалисты из других стран.
   По сведениям западных источников, в военно-бактериологическую программу Северной Кореи вовлечены Институт эмбриологии министерства Народных вооруженных сил (головная научно-исследовательская организация), Пхеньянский университет имени Ким Ир Сена, Пхеньянский медицинский университет, Центральный биологический институт Трудовой партии Кореи (!), институт инфекционных болезней Пхенсонской академии наук, институт микробиологии Академии медицинских наук, Центральный санитарно-карантинный институт (институт вакцинации) министерства здравоохранения, Пхеньянский военно-медицинский университет, институт микробиологических исследований и медицинский институт (в составе Института национальной обороны), Национальный институт оборонных исследований и медицинская академия (NDRIMA, единое учреждение), подземный микробиологический центр предположительно в Онджонгни (провинция Пхенан-Намдо) и отдельный (особо режимный) военно-медицинский отряд биологической защиты Корейской народной армии – эдакий аналог печально известного «отряда 731» Квантунской армии императорской Японии.
   В настоящее время КНДР в небольших масштабах производит боевые культуры болезнетворных микроорганизмов (в частности, возбудителей сибирской язвы, холеры, бубонной чумы, оспы и желтой лихорадки – основные научно-исследовательские работы по ним ведутся в NDRIMA), а также токсины. Из установленных объектов по производству биологического оружия известен завод № 25 (он же завод «25 Февраля») в Чонджу. Вероятно, в военно-бактериологической программе задействован и комплекс по производству питательной среды для микроорганизмов – агар-агара (200 т в год) в Мунчхоне.
   Имеются промышленные мощности по снаряжению биологическими агентами средств их доставки.
   В целом, несмотря на широкий охват научно-исследовательских учреждений, военно-биологическая программа КНДР характеризуется как ограниченная и не имеющая таких же высоких оборонных приоритетов, как ядерная и химическая. Это объясняется тем, что использование биологического оружия против Южной Кореи и войск США на Корейском полуострове грозит обернуться массовыми эпидемиями в отношении самой КНДР, причем эффект от этого может оказаться куда более губительным ввиду худшего состояния системы здравоохранения и санитарно-эпидемиологической службы, чем у ее противников.

Глава 5
НЕ НАЕЗДИШЬСЯ, НЕ НАСМОТРИШЬСЯ, НЕ НАГОВОРИШЬСЯ. ТРАНСПОРТ, СВЯЗЬ И ТЕЛЕКОММУНИКАЦИИ

Паровоз – это надежно

   Наземная транспортная сеть (автомобильные и железные дороги) развита преимущественно в осевом направлении север – юг (и обратно) и гораздо слабее – в поперечных направлениях, особенно на севере страны.
   Протяженность автодорог составляет 31,2 тыс. км, из них с асфальтовым покрытием – только 1997 км, остальные – грунтовые и покрытые гравием. В результате стихийных бедствий 1990-х гг. дорожная сеть сильно пострадала и, по некоторым сведениям, из строя вышло около 5 тыс. км дорог, включая около 1,3 тыс. км асфальтированных. Самым длинным и современным шоссе (находится в хорошем состоянии) является автодорога Пхеньян – Вонсан протяженностью около 200 км. Ее при определенных условиях можно рассматривать как рокадную.
   Гражданский автомобильный парк страны насчитывает около 270 тыс. автомобилей, в том числе 25 тыс. легковых (главным образом высокой проходимости типа ГАЗ-69). Остальные – в основном грузовики, причем, поскольку многие из них изношены, при водителе часто находится его помощник-механик. Городской транспорт наиболее развит в Пхеньяне, и в первую очередь это электротранспорт – троллейбусы, трамваи и метро; автобусное сообщение развито слабо из-за дефицита горючего. Автомобилей, находящихся в собственности частных лиц, практически нет. Основным видом транспорта для широких слоев населения являются велосипеды, но женщинам пользоваться ими запрещено, хотя этот абсурдный запрет повсеместно нарушается.
   Работа водителем (особенно легковых автомобилей парт номенклатуры) считается в КНДР весьма престижной. В отличие от других рядовых граждан Северной Кореи водители имеют больше возможностей перемещаться по стране, что в условиях всеобщего дефицита гарантирует им приработок от мелкой спекулятивной торговли различными товарами широкого потребления, цены на которые в разных регионах страны не одинаковы, а в провинции зачастую отсутствует то, что продается в магазинах крупных городов, особенно в столице.
   Протяженность железных дорог КНДР – 5214 км (ширина колеи 1435 мм), из них электрифицированных – 3500 км. В американских источниках конца 1990-х гг. сообщалось о наличии еще и 665 км узкоколейных железных дорог (762 мм). Протяженность двухпутных железных дорог в конце 1990-х гг. оценивалась этими источниками в 159 км.
   КНДР строит собственные электровозы и тепловозы, но в то же время продолжает довольно широко использовать паровую тягу, что объясняется наличием больших запасов угля. Парк паровозов состоит из разных локомотивов, доставшихся Северной Корее сразу после окончания Второй мировой войны, и собственного производства. Промышленность выпускает также железнодорожные вагоны, платформы, цистерны и т. д.
   Недостатками северокорейского железнодорожного транспорта считаются нехватка подвижного состава, особенно для тяжелых грузов (при том, что в КНДР освоено производство грузовых вагонов грузоподъемностью 60 и 100 т), недостаточная прочность пути для перевозки таких грузов и отсталая система управления движением. Хотя электрификация основных железнодорожных магистралей позволила удвоить их пропускную способность без строительства дополнительных путей, они уязвимы в военное время ввиду возможного прекращения электроснабжения при разрушении электростанций, прежде всего ГЭС. Вот когда особенно пригодятся паровозы.
   Внутренние водные пути имеют протяженность 2253 км и доступны преимущественно для мелких плавсредств. Судоходными являются низовья рек Амноккан, Чхончхонган, Тэдонган и Туманган.
   Торговый флот КНДР, помимо малых судов, по состоянию на 2003 г. (вряд ли с тех пор что-то принципиально изменилось) имел 203 транспортных судна водоизмещением 1000 брт и более (общим дедвейтом 1 339 929 т), в том числе 6 балкеров, 166 сухогрузов, 2 комбинированных сухогруза, 3 контейнеровоза, газовоз, 3 скотовоза, многофункциональное большегрузное судно, грузопассажирское судно, 11 нефтяных танкеров, 6 рефрижераторных судов, 2 ролкера и пассажирское судно малого каботажа. Все они, равно как суда рыболовного и портово-технического флотов страны, являются мобилизационным резервом ее военно-морских сил.
   Основные порты и гавани, обслуживающие торговое мореплавание, – Вонсан, Ким-Чхэк, Косон, Наджин, Нампхо, Синыйджу, Сонбон (бывши Унги), Сонним, Унсан, Хыннам (Хамхын), Хэджу и Чхонджин.
   Единственным гражданским авиаперевозчиком КНДР является государственная авиакомпания «Эйр Коре» (Air Koryo), которая была образована в 1950 г. как советско-северокорейская авиакомпания СОКАО. В 1954 г. она перешла в полную собственность КНДР, получив новое название «Чосонминханг» (Chosonminhang Korean Airways). В то время основными ее самолетами были Ан-2, Ли-2 и Ил-12, позднее из СССР поступили Ил-14 и Ил-18. Под нынешним названием она фигурирует с 1993 г.
   Авиапарк «Эйр Коре» и сегодня представлен самолетами советского производства. По состоянию на начало 2010-х гг. авиакомпания имела три грузовых самолета Ил-76ТД, четыре дальнемагистральных пассажирских самолета Ил-62М, среднемагистральные Ту-154Б2 (один), Ту-154Б (три), Ил-18В и Ил-18Д (по одному), два ближнемагистральных Ту-134Б-3, два пассажирских самолета местных авиалиний Ан-24В и пять – Ан-24РВ. Стремясь модернизировать стремительно стареющий авиапарк гражданской авиации, КНДР приобрела недавно два новых российских средне– и дальнемагистральных пассажирских самолета Ту-204 – 300, планируется закупить еще одну такую машину. Вертолетный парк компании представлен 17 средними транспортно-пассажирскими вертолетами Ми-17.
   Фактически эта авиакомпания входит в военно-воздушные силы КНДР, составляя их действующий авиатранспортный резерв (в ВВС она числится отдельным военно-транспортным авиаполком специального назначения) и выполняя в мирное время гражданские авиаперевозки (регулярные рейсы в Пекин, Макао, Бангкок и Владивосток). Поступление Ту-204 – 300 позволяет «Эйр Коре» возобновить полеты в страны Европейского союза, что до недавнего времени ей было запрещено из-за устаревшего авиапарка, не отвечающего современным экологическим требованиям.
   Внутреннее регулярное пассажирское авиасообщение в Северной Корее отсутствует. Используемые в интересах народного хозяйства транспортные самолеты (в основном Ан-2) и вертолеты также принадлежат ВВС и пилотируются военными экипажами.
   По оценке ЦРУ США, КНДР располагает 78 аэродромами (международный аэропорт – Сунан), причем твердое покрытие взлетно-посадочных полос имеют 35. Из них длину взлетно-посадочной полосы более 3047 м имеют 3 аэропорта (аэродрома) с твердым покрытием, от 2438 до 3047 м – 23 с твердым и 1 без него, от 1524 до 2437 м – соответственно 5 и 20, от 914 до 1523 м – 1 и 14, менее 914 м – 3 и 8. Есть также 19 вертолетных аэродромов. Все они контролируются министерством Народных вооруженных сил.
   В КНДР эксплуатируются трубопроводы для сырой нефти общей протяженностью 154 км.

Голоса за железным занавесом

   В стране имеется примерно 1,1 млн проводных телефонных линий. Хотя принимаются меры по модернизации телефонной связи путем приобретения за рубежом (в том числе в Китае) современных волоконно-оптических систем, качество и доступность связи в провинции являются, с позиций развитых стран, неудовлетворительными. Международную телефонную связь КНДР обслуживают две наземные спутниковые станции в Индийском океане – Intelsat и российская станция. Кроме того, международное соединение осуществляется также через Пекин и Москву.
   В 2009 г. в КНДР был снят запрет на использование населением мобильных телефонов, и в стране появился национальный сотовый оператор. Однако его услуги являются для большинства населения крайне дорогими, и абонентам сотовой связи запрещено делать звонки за границу. Нарушение этого запрета карается жесточайшим образом – так, в 2010 г. был публично казнен северокореец, в телефонном разговоре со своим бежавшим в Южную Корею знакомым сообщивший о ценах на рис в КНДР и об обстановке в стране.
   Кстати, теперь таких несчастных болтунов вылавливают с помощью спецоборудования по прослушке телефонных переговоров в сети сотовой связи, которое было поставлено пхеньянскому режиму в 2011 г. из России. Есть информация от источников в КНДР, что инициатором закупки выступил молодой наследный вождь Ким Чон Ун. Юноша явно делает государственные успехи в соответствии с бессмертными установками деда и папаши! Согласно той же информации, по две таких станции прослушки уже установлены во всех четырех северных провинциях, граничащих с Китаем и Россией. Министерство охраны государственной безопасности КНДР, в чьем ведении находится российская чудо-аппаратура, с большим удовлетворением отмечает ее лучшие характеристики в сравнении с ранее эксплуатировавшейся немецкой и китайской.
   Так что Российская Федерация не остается в стороне от обеспечения северокорейского всенародного счастья.
   Свободный доступ в сеть Интернет для рядовых граждан КНДР отсутствует. Доступ к Интернету имеют иностранные дипломатические и торговые представительства и государственные организации Северной Кореи – министерство иностранных дел, службы государственной безопасности, ряд научно-технических организаций и прочие им подобные учреждения. Перечень учреждений – пользователей Интернета утверждается лично Ким Чен Иром, а подсоединенные к Интернету компьютеры находятся в специальных охраняемых помещениях, вход в которые возможен только по специальным пропускам.
   Контроль над использованием доступа к сети Интернет осуществляется курируемым спецслужбами центром компьютерной информации КНДР. В то же время в КНДР существует изолированная от Интернета национальная интранет-сеть «Кванмен», куда по заявкам организаций может быть загружена информация из Интернета, но только после ревизии ее контента центром компьютерной информации. В основном получаемая таким образом из Интернета информация имеет научно-технический характер и используется научно-исследовательскими учреждениями страны в своей работе.
   Собственный контент сети «Кванмен» представлен материалами официального национал-коммунистического пропагандистского содержания, политически нейтральными материалами технической, научно-технической и естественно-научной направленности и т. п. В сети «Кванмен» действует находящаяся под контролем спецслужб электронная почта и разрешены также подконтрольные им социальные сервисы. Общее количество пользователей сети «Кванмен» оценивается в 80 – 90 тыс., из них порядка половины – это государственные учреждения. Доступ в сеть является круглосуточным и бесплатным и осуществляется по телефонным линиям.
   Во внешнепропагандистских целях правительство КНДР использует видеосервис YouTube и микроблог Twitter, доступ к которым собственных рядовых граждан невозможен.
   Национальное телевидение КНДР вещает для населения по трем основным программам (общегосударственному, культурному и каналу города Кэсон). В Северной Корее действуют 38 телевещательных станций.
   Развито также радиовещание, наиболее известная радиостанция – «Голос Кореи», которая ведет передачи на коротких и средних волнах. Всего имеются 42 радиовещательные станции (16 – АМ, 14 – FM и 12 коротковолновых).
   Иновещание осуществляется на страны Азии телевидением и радиостанцией «Голос Кореи» через таиландский спутник-ретранслятор Thaicom. Редакция иновещания радиостанции «Голос Кореи» выходит в эфир на восьми иностранных языках, включая русский.
   Прослушивание зарубежных радиопередач и просмотр зарубежных телепрограмм в КНДР запрещены, виновные в нарушении этого запрета наказываются заключением в концлагеря. Как уже отмечалось, населению разрешается иметь только радиоприемники и телевизоры с фиксированной настройкой на государственные каналы эфирного вещания КНДР.

Глава 6
«НЕПРИСТУПНАЯ КРЕПОСТЬ». ВОЕННАЯ ДОКТРИНА СЕВЕРОКОРЕЙСКИХ КОММУНИСТОВ

Сражаться «один на сто», или Генеральные линии Ким Ир Сена

   Военная доктрина КНДР основывается на принципе создания и поддержания боевой мощи вооруженных сил, способных к проведению широкомасштабных наступательных операций против Южной Кореи и войск США на Корейском полуострове с целью объединения обеих Корей (в КНДР это называют «воссоединением») под властью пхеньянской национал-коммунистической диктатуры. На решение в неопределенном будущем этой задачи, носящей характер «национальной идеи», направлены все ресурсы, которыми располагает Северная Корея, – людские и материальные.
   Методологически северокорейская военная доктрина представляет собой комбинацию стратегических, оперативно-тактических и тактических концепций, свойственных советскому и китайскому военному строительству и военному искусству (например, в части тактики «живых волн» многочисленной китайской легкой пехоты), с учетом опыта, приобретенного во время корейской вой ны 1950 – 1953 гг.
   В 1962 г. на V пленуме ТПК Ким Ир Сен выдвинул так называемые «четыре генеральные линии в военном строительстве»:
   – «всеобщее вооружение населения»;
   – «превращение всей страны в неприступную крепость» (путем укрепления ее территории и оборудования инфраструктуры в военно-инженерном отношении: «Необходимо как следует построить оборонительные сооружения во всех уголках страны, будь то передний край или тыл»);
   – «обучение всех военнослужащих как кадровых»;
   – «совершенствование обороны с опорой на собственные силы».
   Это означало, что Северная Корея перешла от советских принципов строительства регулярных вооруженных сил (не предусматривавших наличия иррегулярных военных формирований в мирное время) к маоистской концепции «народной войны» с широким участием ополчения, формируемого уже в мирное время в массовом порядке из граждан, совмещающих трудовую деятельность с интенсивной военной подготовкой. В последующем эти «генеральные линии» были законодательно закреплены в конституции страны.
   В 1960-х гг. КНДР активно пыталась практически реализовать концепцию «народной войны» путем заброски диверсионных групп в Южную Корею, совершения там убийств «предателей» и предпринимая безуспешные попытки развертывания на ее территории повстанческо-партизанского движения. На протяжении того десятилетия и в начале следующего идеологическая риторика в подготовке к «народной войне» продолжала превалировать над вопросами технического перевооружения армии и флота и совершенствования военного искусства. Однако в середине 1970-х гг. руководство КНДР заявило о необходимости всесторонней модернизации вооруженных сил, что означало осознание роли научно-технической революции в военном деле. В принципе этот подход (не отрицающий, впрочем, концепции «народной войны») постулируется и сегодня, предусматривая дальнейшее повышение оперативно-тактической мобильности войск и их огневой мощи, позволяющей поражать противника на всю глубину поля боя, совершенствование систем управления, разведки и связи и т. д.
   Высокой мобильности войск северокорейские полководцы намерены добиваться прежде всего за счет их дальнейшей механизации – видимо, аэромобильность (достигаемая в развитых странах путем широкого применения вертолетов армейской авиации) представляется им слишком дорогой затеей, совершенно не обеспеченной к тому же «опорой на собственные силы».
   Впрочем, понятие «механизация» применительно к основному роду северокорейских сухопутных войск – пехоте относится к возможности ее переброски на большие расстояния на бронетранспортерах или (главным образом) автомобилях, а в бой она вступает, спешившись с них. Тактика применения боевых машин пехоты с мотострелками, ведущими бой на их борту, находясь в забронированном объеме и в одних боевых порядках с танками, не получила признания в Корейской народной армии. И, несмотря на доктринальные установки, ее командование очень часто привыкло полагаться на ноги своих выносливых солдат, нежели на броне– и автотранспорт. Особенно это относится к применению войск в труднопроходимых районах.
   Согласно тактическим нормативам Корейской народной армии, суточный переход войск в пешем порядке составляет в обычном режиме 30 км, форсированным маршем – 45 км при средней скорости движения маршевых колонн 4 – 5 км/ч, на автомобилях и бронетехнике в обычном режиме 150 км, форсированным маршем – 200 км при средней скорости движения 15 – 20 км/ч днем и 10 – 15 км/ч ночью. Для механизированных и автомобильных маршевых колонн установлены следующие скорости движения: по асфальтированному шоссе – 40 – 50 км/ч, по дороге с гравийным покрытием – 40 – 45 км/ч, в распутицу – 15 – 25 км/ч. Длина маршевой колонны пехотного полка обычно составляет около 20 км, механизированной бригады – до 50 км, интервал между ротами – 25 – 50 м, батальонами – 3 – 5 км, полками – 5 – 10 км, тылом дивизии и ее основной маршевой колонной – 15 – 20 км.
   В целом стремление к повышению уровня механизации сухопутных войск в большей степени выражается во внедрении самоходной артиллерии и зенитных самоходных систем и увеличении их танковой мощи, нежели в наращивании парка бронетранспортеров и боевых машин пехоты.
   Основными стратегическими принципами военной доктрины КНДР являются:
   – полный разгром противника на занимаемых им позициях с воспрещением попыток отступления с них и перегруппирования сил;
   – использование фактора внезапности, особенно при проведении специальных операций и в боевых действиях ночью;
   – достижение решающего превосходства в огневой мощи над противником;
   – стратегическая, оперативная и тактическая мобильность войск и сил;
   – организация эффективного взаимодействия авиации и сил флота с сухопутными войсками;
   – эшелонирование войск на направлениях главных ударов и районах обороны по принципу: 2/3 в первом эшелоне, около 1/3 во втором и 1/9 в третьем;
   – сочетание различных способов боевых действий в операциях;
   – широкое проведение специальных операций и развертывание партизанской борьбы в тылу противника;
   – полнота и своевременность материально-технического обеспечения войск и сил в бою и операции;
   – широкое использование в боевых действиях особенностей рельефа местности, природных и климатических условий;
   – ведение детальной разведки войск и тыла противника.
   В соответствии с доктринальными установками и выстроена нынешняя система дислокации и развертывания вооруженных сил Северной Кореи. Свыше 60% соединений и частей сухопутных войск и более 40% боевой авиации и сил ПВО сконцентрированы южнее линии Пхеньян – Вонсан, а к передовым военно-морским базам восточного и западного побережья приписано около 60% кораблей и катеров ВМФ КНДР. Вдоль военно-демаркационной линии (демилитаризованной зоны) по 38-й параллели на протяжении всех ее 250 км находится глубокоэшелонированная полоса обороны четырех армейских и танкового корпусов, причем в полосах каждого корпуса прорыто по пять-шесть туннелей (длиной в несколько километров), обеспечивающих переброску войск и подвоз материальных средств из тыловых районов корпусов к зоне демаркации.
   Согласно руководящей установке на превращение страны в «неприступную крепость» южная часть КНДР представляет собой сплошную зону укрепленных районов с артиллерийскими позициями, танковыми огневыми точками (доты с танковыми башнями), инженерными заграждениями, противотанковыми рвами и хорошо защищенными подземными укрытиями.
   Большое внимание уделено обеспечению противодесантной обороны побережья.
   Восточное побережье прикрывается береговыми ракетно-артиллерийскими частями Восточного флота, тремя армейскими корпусами, частью корпуса пограничных войск и боевым авиационным командованием ВВС. В оперативной глубине обороны этой группировки развернуты два механизированных корпуса.
   В свою очередь, западное побережье, в силу близости к нему столицы – Пхеньяна, прикрывает еще более мощная группировка – береговые ракетно-артиллерийские части Западного флота, четыре армейских корпуса, часть сил корпуса пограничных войск и два боевых авиационных командования ВВС, имеющие в оперативной глубине танковый корпус.
   Сам Пхеньян прикрыт войсками корпуса обороны столицы.
   В то же время на границе с Китаем, несмотря на наличие по другую ее сторону пяти китайских общевойсковых дивизий и других войск общей численностью до 150 тыс. человек, КНДР держит только около 30 тыс. военнослужащих корпуса пограничных войск. И это несмотря на то, что наращивание войск на корейской границе Китай произвел в 2003 г. для устрашения Пхеньяна, демонстрирующего строптивость в ядерных вопросах. Это свидетельствует о том, что руководство КНДР не рассматривает военную угрозу со стороны Китая как реальную и в настоящем, и в обозримом будущем.
   По-прежнему важным фактором поддержания высокой боеспособности войск является морально-психологическая подготовка личного состава КНА, воспитание у него фанатичной преданности государственному руководству и коммунистической идеологии в ее корейской интерпретации (идеи «чучхе», «сонгун» и т. д.) и безудержного антиамериканизма.
   Главковерх Ким Ир Сен указывал в 1968 г.: «Нам необходимо сделать Народную армию революционной армией, готовой сражаться «один на сто», крепко вооруженной в идейно-политическом отношении. Вооружение воинов в идейно-политическом отношении – это основной залог воспитания их как борцов-коммунистов, преданных партии и революции, и укрепления мощи нашей армии. Все офицеры и солдаты Народной армии должны крепко вооружиться высоким классовым сознанием и идеями социалистического патриотизма и тем самым горячо любить партию, Родину и народ, решительно бороться против империализма и режима помещиков и капиталистов и, отдавая все, бороться за то, чтобы надежно защищать социалистический строй, являющийся великим завоеванием нашей революции, изгнать американских агрессоров с территории нашей Родины, освободить южную часть страны и завершить великое революционное дело объединения Родины». Это в полном объеме является догматической аксиомой и сегодня.
   Требование к военнослужащим «отдавать все» означает внушение им беспрекословной готовности к самопожертвованию. В этих целях политработники КНА в военно-воспитательном процессе делают упор на идолизацию солдат, погибших во время войны 1950 – 1953 гг., используя, например, такие тезисы: «Герой КНДР Ли Су Бок, который открыл своему подразделению путь наступления, закрыв горячей молодой грудью вражескую огневую точку, и Герой КНДР Кан Хо Ен, который, будучи тяжело раненным в обе руки и ноги, бросился с гранатой в зубах в гущу врага и уничтожил массу неприятелей, и многие другие отважные бойцы Народной армии без колебания отдавали бесценную жизнь молодости во имя свободы и независимости Родины». Так что свои бессмертные духом Александры Матросовы есть и у КНА.

Вторжение: как это может быть

   Стратегическую операцию по «воссоединению Кореи» планируется вести в режиме маневренной войны, даже «блицкрига», стремясь быстро разгромить противника и не допустить затягивания военного конфликта. Требование обеспечения «победоносной скоротечности» в предполагаемой войне против Южной Кореи для КНДР жизненно важно: необходимо успеть нанести военное поражение соседям, упредив широкомасштабное вмешательство в конфликт США и их союзников.
   В соответствии с этой задачей строительство вооруженных сил Северной Кореи направлено на содержание двух оперативно-стратегических группировок – обладающих высокой ударной мощью наступательных сил, или сил вторжения (включая силы специальных операций), и крупных оборонительных сил, способных предотвратить прорыв и наступление противника непосредственно на территории КНДР. Разумеется, наступательные силы в случае неблагоприятного для КНДР развития событий могут вести оборонительные действия во взаимодействии с оборонительными силами, а последние могут привлекаться к наступательным операциям.
   Основными путями вторжения северокорейских войск в Южную Корею через военно-демаркационную линию являются (с запада на восток) Кенсон-Мунсанское (через Северный Кенсон-Мунсанский проход вдоль западного побережья), Хорвонское (через Западный Хорвонский проход и долину Кумхва) и Восточно-Приморское (через горы Тэдон вдоль восточного побережья) направления.
   По мнению военной разведки США, военная операция против Южной Кореи должна состоять из трех этапов. На первом северокорейские войска должны прорвать оборону противника по всему протяжению военно-демаркационной линии и уничтожить передовые группировки его войск. На втором этапе операции должен быть окружен Сеул с изоляцией района боевых действий вокруг него и закреплен успех наступления Корейской народной армии на других направлениях. Третий этап предусматривает преследование и уничтожение отступающих южнокорейских войск и овладение всей южной частью Корейского полуострова.
   Задача вторжения и разгрома сил противника (с воспрещением возможности их отхода) севернее Сеула возложена прежде всего на четыре передовых армейских корпуса – 1, 2 и 4 и 5-й. Они составляют первый оперативно-стратегический эшелон наступательных сил. После выполнения данной задачи войска первого оперативно-стратегического эшелона должны развить наступление в глубь территории Южной Кореи.
   В прорыв в поддержку передовых армейских корпусов при проведении операции по взятию Сеула должны будут вводиться два механизированных корпуса (806-й и 815-й) и часть сил 820-го танкового корпуса (второй оперативно-стратегический эшелон). Остальные два механизированных корпуса (108-й и 425-й) и 820-й танковый корпус (без части сил, брошенных на Сеул) образуют стратегический резерв наступательных сил, вводимый в бой при необходимости.
   Еще четыре армейских корпуса (3, 6, 7 и 8-й) и корпус обороны столицы, помимо выполнения поставленных перед ними первоочередных задач обороны территории Северной Кореи, могут задействоваться для восполнения потерь передовых армейских корпусов в зависимости от успешности их действий.
   Военная разведка США предполагает, что в особый (угрожаемый) период перед началом войны могут быть созданы два армейских командования (командования 1-й и 2-й армейских групп), ответственных за ведение боевых действий на территории Южной Кореи от военно-демаркационной линии до Пусана. Этим армейским командованиям будут подчинены командования передовых корпусов.
   Войска 1-й армейской группы (четыре армейских корпуса первого оперативно-стратегического эшелона), как уже указывалось выше, получат задачу наступления в западной части Южной Кореи и разгрома основных сил противника к северу от Сеула. 2-я армейская группа, прикрывая левый фланг 1-й, должна развивать наступление вдоль восточного побережья Южной Кореи. В первом оперативно-тактическом эшелоне 2-й армейской группы будут действовать армейские корпуса с задачей прорыва обороны противника по 38-й параллели в основном пехотными частями, во втором – танковые и механизированные соединения, имеющие задачей окружение и уничтожение передовых группировок войск противника, в третьем – также в основном танковые и механизированные соединения, которые должны будут завершить уничтожение оставшихся вражеских войск и обеспечить захват всей территории Южной Кореи.
   С целью развития успеха поддержка наступающим передовым армейским корпусам будет оказываться четырьмя механизированными и танковым корпусом. Из них 806-й и 815-й механизированные корпуса и 820-й танковый корпус предусматривается использовать как самостоятельно, так и путем придания входящих в их состав механизированных и танковых бригад соединениям передовых корпусов на критически важных направлениях удара (при этом самостоятельно могут действовать и сами эти бригады). В частности, ввод их в бой предполагается на этапе, когда передовые группировки войск противника вдоль 38-й параллели будут уничтожены. Механизированные и танковые соединения, действуя на большую глубину, должны будут сковать остающиеся узлы сопротивления противника и воспретить возможность его отхода и ввода в бой резервов.
   Согласно оперативно-тактическим взглядам северокорейского командования, для успешного прорыва глубокоэшелонированной обороны противника необходимо обеспечить следующее превосходство ударных сил на главных направлениях: в танках – в три – пять раз, в артиллерии – в шесть – восемь раз, в живой силе (пехота) – в четыре – шесть раз.
   Общевойсковые дивизии Корейской армии наступают на фронте 24 км при глубине боевых порядков 14 км, а при прорыве подготовленной обороны противника – соответственно 6 – 10 и 9 км, механизированная бригада прорывает подготовленную оборону, действуя на фронте 5 – 10 км при глубине боевых порядков 8 – 9 км, пехотный полк – соответственно 3 – 5 и 4 км (при наступлении без прорыва подготовленной обороны – соответственно 8 и 6 км). Пехотный взвод и пехотная рота обычно наступают на фронте 500 – 700 м, пехотный батальон – 1 – 1,5 км.
   С самого начала стратегического наступления на Южную Корею планируется нанести удар по ее аэродромам, центрам управления и тыловым коммуникациям оперативно-тактическими и тактическими ракетами в фугасном, дымовом и (возможно) химическом снаряжении. Также предусматривается открытие «второго фронта» в тылу противника силами специальных операций, которые будут атаковать важные военные объекты и объекты инфраструктуры противника. Для обеспечения внезапности диверсионных действий личный состав подразделений специального назначения может быть одет в униформу вооруженных сил Южной Кореи и иметь оружие и снаряжение противника. Заброска диверсантов будет осуществляться по воздуху (главным образом на легких военно-транспортных самолетах типа Ан-2), морю и через секретные туннели, заблаговременно прорытые под военно-демаркационной линией. Таких туннелей (длина каждого более 1500 м), предположительно, существует не менее 20. Пехотный полк может пройти через такой туннель примерно за час. Южнокорейцам удалось обнаружить пока четыре туннеля.
   Поскольку единственным способом достижения решающей победы в войне «за воссоединение» руководство КНДР считает наступление, оборонительные действия рассматриваются как вынужденные (например, при перегруппировке своих войск) и направленные на нанесение немедленных ударов по войскам противника, пытающимся перейти в контрнаступление.
   Общевойсковая дивизия обороняет район по фронту 12 – 20 и 16 – 22 км в глубину, механизированная бригада, соответственно, – 8 – 16 и 6 км, пехотный полк – 6 – 10 и 8 – 12 км, пехотный батальон – 3 – 5 км и менее 3 км, пехотная рота – 1,5 – 2,5 и 1 – 1,5 км.
   В обороне особое внимание уделяется обеспечению возможности нанесения контратакующему противнику огневого поражения с массированием артиллерийско-минометного огня по фронту и флангам. Основными принципами применения артиллерии в обороне считаются:
   – поражение противника на максимальной дальности для пресечения попыток его перестроения в боевые порядки с целью перехода в наступление;
   – совершение огневых налетов высокой плотности на силы противника непосредственно перед его атакой на обороняемые позиции;
   – ведение массированного заградительного огня в случае прорыва противника к обороняемым позициям;
   – нанесение огневого поражения противнику, прорвавшемуся на обороняемые позиции, в ходе контратаки своих войск.
   При планировании оборонительных операций зенитную артиллерию, являющуюся основным средством войсковой ПВО, размещают на всю глубину обороны, прежде всего прикрывая ею огневые позиции полевой артиллерии. В обороне планируется широко применять противотанковые и противопехотные минные заграждения. Важной составной частью плана оборонительных боевых действий является детально разрабатываемый план противотанковой обороны, так как северокорейское командование считает танки противника одной из самых опасных угроз. Система противотанковой обороны предусматривает гарантированное поражение вражеских танков непосредственно перед своим передним краем.
   Таким образом, военная доктрина КНДР исходит из возможности и необходимости ведения с решительными целями наступательной войны, ограниченной во времени (с недопущением перехода войны в затяжную фазу) и пространстве (Корейский полуостров и омывающие его воды).

Глава 7
«НЕ УМЕЕТ СДАВАТЬСЯ». БОЕВОЙ ПУТЬ КОРЕЙСКОЙ НАРОДНОЙ АРМИИ

Дела давно минувших дней

   Корейский народ (если говорить о нем как едином этническом целом) имеет славную военную историю. Еще в V – II вв. до нашей эры древнекорейское государство Чосон воевало с китайскими государствами Янь, Цинь и Хань, посягавшими на земли, населенные корейцами. Много позже, с момента вторжения в государство Коре татаро-монгольских орд (1231), корейцы поднялись на борьбу с захватчиками, которая продолжалась несколько десятилетий, даже после признания своими правителями зависимости от ханской власти. В следующем веке последовали война с китайцами 1359 – 1369 гг., а еще через два столетия, в 1592 г., началась Имджинская (Имдинская) война – отечественная война корейского народа против японских захватчиков, которые, используя многочисленный флот, высадились на Корейском полуострове. Правительственные войска Кореи терпели одно поражение за другим; врагу удалось занять столицу – Хонсан (Сеул), затем пал и Пхень ян. Но вскоре продвижение японских войск натолкнулось на массовое сопротивление широких народных масс корейцев. Было создано народное ополчение «Ыйбен» – «Армия справедливости», развернувшее маневренную партизанскую войну против японских войск.
   В Имджинской войне корейцы умело использовали и военно-морской флот. Накануне японского вторжения он состоял из четырех отдельных флотилий, две из которых были разгромлены врагом в самом начале войны. Однако флотилия адмирала (как бы его назвали сегодня) Ли Сун Сина из 85 кораблей во взаимодействии с сухопутными войсками сумела нанести японскому флоту целый ряд поражений. Успех был закреплен с вступлением в войну на море флотилии адмирала Ли Ок Ки, а затем Ли Сун Син возглавил объединенный королевский флот, на вооружении которого появились практически неуязвимые для противника боевые корабли, покрытые металлическими листами и вооруженные бронзовыми пушками – кобуксоны («морские черепахи»). В ноябре 1592 г. флот Ли Сун Сина, используя военно-техническое превосходство в виде кобуксонов, атаковал главные силы японского флота в районе Пусана, уничтожив сотню вражеских кораблей.
   Имджинская война закончилась полным поражением японцев (на последнем этапе войны на помощь корейцам были направлены китайская армия и силы флота общей численностью 145 тыс. человек). Заключительное ее сражение также произошло на море. Прорываясь в ноябре 1598 г. из блокированных с суши южных портов Кореи, японский флот (более 500 кораблей с эвакуируемыми войсками на борту) был перехвачен в бухте Норянчжин эскадрами Ли Сун Сина, потопившими около 200 кораблей. Людские потери японцев составили при этом свыше 10 тыс. человек. Следует отметить, что в честь этих блистательных морских побед в 1950 г. в КНДР были учреждены орден и медаль Ли Сун Сина для награждения отличившихся в боевых действиях офицеров и матросов ее ВМФ, а в современных ВМС Южной Кореи имя знаменитого флотоводца носит дизельная подводная лодка (бортовой № 068) немецкого проекта 209, вступившая в строй в 1999 г.
   В 1930 г. на территории, оккупированной японцами, началось формирование корейских партизанских отрядов. 25 апреля 1932 г. они были объединены с другими боровшимися против самураев подпольными структурами корейских патриотов в Антияпонскую народную партизанскую армию, развернувшую боевые действия на корейско-маньчжурской границе (с 1934 г. – Корейская народно-революционная армия). Дата 25 апреля 1932 г. официально считается в КНДР исторической датой образования ее вооруженных сил и отображена на военных флагах и знаменах (в виде разделенных точкой цифр – 4.25).
   В ряды Антияпонской армии сразу же вступил молодой марксист Ким Сон Чжу, принявший псевдоним Ким Ир Сен (Восходящее Солнце) – в будущем под ним он и вошел в историю как коммунистический диктатор Северной Кореи. Ким быстро продвигался по службе, пройдя в 1934 – 1936 гг. путь от командира взвода до командира 6-й партизанской дивизии – впрочем, это был всего лишь не самый большой отряд бойцов примерно в 200 штыков. Тем не менее его громко называли «дивизией Ким Ир Сена». Из первых боевых успехов «дивизии» стал хорошо известен налет 4 июня 1937 г. на корейский приграничный городишко Почхонбо – тогда бойцам Кима удалось уничтожить японский жандармский пост и еще кое-какие учреждения оккупантов.
   Слухи об отважном комдиве Ким Ир Сене распространились по всей Корее, а японцы удостоили его включением в расстрельный список особо опасных «коммунистических бандитов» – с учетом того, что еще в феврале 1937 г. он уже заманил в ловушку отряд японцев у горы Пэкту (вулкан Пэктусан на границе Кореи и Китая). Оккупанты потеряли тогда 13 человек убитыми и 17 захваченными в плен.
   Вроде не велик был успех, но получилось все очень удачно: ведь, согласно народному мифу, именно на эту гору в незапамятные времена спустился с небес Хванун – возжелавший жить в мире людей сын повелителя неба и отец Тангуна, легендарного основателя столь же легендарного первого корейского королевства Кочосон (Древний Чосон). Гора Пэкту считается священной у всех корейцев, а в КНДР принята в качестве идеологической установки легенда о зарождении в той мелкой стычке полководческого таланта Ким Ир Сена, в связи с чем Пэкту почитается там уже не с религиозной точки зрения, а как «священная гора революции». Более того, современная северокорейская коммунистическая мифология определяет Пэктусан и как место рождения сына Ким Ир Сена – Ким Чен Ира, хотя и появившегося на свет вовсе не там, а на территории СССР. Так корейские коммунисты заставили служить себе историческую святыню и ловко переиначили на свой лад древние предания, возведя своих вождей в статус божеств.
   В конце 1930-х гг. китайское и корейское партизанские движения, действовавшие в Маньчжурии и Корее, объединились в Северо-Восточную Антияпонскую объединенную армию. Общая ее численность составляла всего около 3 тыс. человек, так что армией ее можно было считать только в пропагандистском плане, как и входившие в ее состав три «полевые армии», состоявшие из одной-трех «дивизий» – каждая по 200 – 600 человек. Однако неприятности японцам она доставляла немалые, а потому они, используя свою агентуру в рядах партизан, предприняли решительные меры по их ликвидации.
   Под натиском японцев отряды Корейской народно-революционной армии зимой 1938/39 г. совершили тяжелый 110-дневный марш (в официальной северокорейской историографии – «Трудный поход») по тайге Северной Маньчжурии к границам Кореи и СССР, отбиваясь от преследующего партизан противника. Следует отметить, что «Трудным походом» нынешнее руководство КНДР называет и период катастрофического голода, обрушившегося на страну во второй половине 1990-х гг., – видимо, с целью проведения героической аналогии в преодолении подданными очередных трудностей бытия. Любопытно, что и в историографии КНР также есть подобный идеологический штамп – «Великий поход» китайской Красной армии (чьим политкомиссаром был Мао Цзэдун) 1934 – 1935 гг. после ее прорыва из окружения войск Чан Кайши.
   Для борьбы с партизанами японцы использовали коллаборационистов из числа китайцев и корейцев. Из них был сформирован особый карательный отряд, корейское подразделение которого возглавил некий Ким Сун Вон, удостоенный за заслуги перед Японией ордена, врученного самим императором Хирахито. Впоследствии Ким Сун Вон стал соратником южнокорейского диктатора Ли Сын Мана, получив от него генеральский чин.
   В марте 1940 г. отряду Ким Ир Сена (250 человек) удалось одержать новую, самую громкую свою победу – корейские коммунисты разгромили подразделение японской специальной полиции, уничтожив 70 человек и взяв 17 пленных и немало трофеев.
   Однако к 1941 г. армия и силы безопасности императорской Японии сумели подавить партизанское сопротивление в Маньчжурии. Жалким остаткам практически уничтоженной «дивизии Ким Ир Сена» во главе с ее командиром пришлось отступить, как ранее и другим партизанским формированиям, на территорию СССР. Здесь Ким Ир Сен окончил спецкурсы при Хабаровском пехотном училище и начал службу в качестве командира Красной армии. В 1942 г. в звании капитана он был назначен на должность командира батальона 88-й отдельной стрелковой бригады Дальневосточного фронта, дислоцировавшейся под Хабаровском в поселке Вятское и состоявшей из военнослужащих китайской и корейской национальности – бывших партизан Северо-Восточной Антияпонской объединенной армии.
   

notes

Примечания

1

   «6 октября Трудовая партия Кореи отмечает 65-летие со дня своего основания. С поздравлением от имени российских коммунистов на торжественном приеме в посольстве КНДР выступил секретарь ЦК КПРФ по международным делам Леонид Калашников. Он, в частности, сказал:
   – Уважаемый товарищ посол Ким Ен Дже! Уже 65 лет Трудовая партия стоит во главе корейского народа в его борьбе за национальное освобождение, укрепление обороноспособности Родины, за построение социалистического общества. Под руководством партии ваша страна добилась впечатляющих достижений в области промышленности, сельского хозяйства, науки, культуры и искусства. Политика мирного объединения Родины, выработанная и реализуемая Трудовой партией, является решающим фактором стабильности на Корейском полуострове. Мы хорошо знаем, какие важные задачи стоят перед Трудовой партией Кореи. Убеждены в том, что вдохновленные решениями только что состоявшейся партконференции коммунисты, весь корейский народ продолжат строительство социализма. Просим вас, уважаемый товарищ посол, еще раз передать наши искренние поздравления товарищу Ким Чен Иру в связи с его избранием на высокий пост Генерального секретаря Трудовой партии Кореи. Мы уверены в том, что под его руководством партия добьется поставленных перед собой задач. Между нашими партиями сложились отношения дружбы, сотрудничества и взаимной солидарности. Эти отношения мы и дальше будем укреплять и развивать. От имени Центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации сердечно поздравляю корейских коммунистов и весь корейский народ со славным юбилеем партии. Желаем больших успехов в построении процветающего социалистического общества».

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →