Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Самое медлительное млекопитающее - трехпалый ленивец (2м/мин).

Еще   [X]

 0 

Одиночка. Патриот (Калбазов Константин)

Он прошел путь акванавта на Океании с ее опасными обитателями. Рискуя жизнью, охотился за закоренелыми преступниками, выходил победителем из схваток с безжалостными космическими пиратами. И все это ради одной лишь возможности обнять своих близких, оставшихся на Земле.

Но что, если цель достигнута? Сильный человек определяет себе следующий рубеж – выше, сложнее, опаснее – и делает шаг вперед. Способствовать тому, чтобы земляне наконец по-настоящему шагнули в космос и встали в один ряд с космическими державами, – эта цель вполне соответствует предъявленным требованиям. Но вот достанет ли у Пошнагова на все это сил и умений? Непростой вопрос, и ответить на него может только время.

Год издания: 2015

Цена: 149 руб.



С книгой «Одиночка. Патриот» также читают:

Предпросмотр книги «Одиночка. Патриот»

Одиночка. Патриот

   Он прошел путь акванавта на Океании с ее опасными обитателями. Рискуя жизнью, охотился за закоренелыми преступниками, выходил победителем из схваток с безжалостными космическими пиратами. И все это ради одной лишь возможности обнять своих близких, оставшихся на Земле.
   Но что, если цель достигнута? Сильный человек определяет себе следующий рубеж – выше, сложнее, опаснее – и делает шаг вперед. Способствовать тому, чтобы земляне наконец по-настоящему шагнули в космос и встали в один ряд с космическими державами, – эта цель вполне соответствует предъявленным требованиям. Но вот достанет ли у Пошнагова на все это сил и умений? Непростой вопрос, и ответить на него может только время.


Константин Калбазов Одиночка. Патриот

Глава 1
Первый шаг к дому

   Рухта несколько отличалась от своих товарок. Являясь заурядной космической станцией фронтира, она была создана из остова старого линейного корабля. По форме он напоминал ножны кавказского кинжала, присутствовал даже шарик в носовой части. Правда, очень уж большие ножны, длиной около километра. Но именно благодаря своим габаритам и простору внутренних помещений станция все еще сохранила свой первозданный вид, а не обросла различными модулями, как морское судно – водорослями и мидиями, что неизменно случалось с остальными подобными объектами.
   Сергей вообще заметил: подавляющее большинство военных кораблей имеет строгие очертания. Нигде и ничего не выпирает. Во всяком случае, никаких несуразностей и сюрреализма. Корабли в основном бывают либо плавной скругленной формы, от дисков до приплюснутых конусов, либо напоминают параллелепипед, в основном шестигранный, так же приплюснутый, с острыми углами по бортам и носу.
   А вот гражданские суда отличались куда большим разнообразием форм, но и здесь все было достаточно органично и строго функционально; никаких двигательных отсеков, вынесенных от самого корабля на какой-нибудь тонкой спице (если такое и встречалось, то довольно редко). К примеру, «Славянка», яхта Сергея, по виду походила на земной эсминец, выполненный с применением стелс-технологий. Катер, пристыкованный сразу за ходовой рубкой, придавал некую завершенность этой многогранной фигуре.
   Несмотря на силовые поля, повсеместно применяемые для защиты кораблей, никто не собирался доверяться им полностью. Все это время разработка сплавов для брони не стояла на месте. Так что хоть и не всегда, но корпус корабля мог выдержать атаки противника.
   Клайра не без уважения рассматривала внутренний интерьер станции. За последний месяц ей довелось побывать в нескольких подобных местах, и везде наблюдалась одна и та же картина некоторой запущенности. Владельцы станций предпочитали в первую очередь вкладываться в поддержание их функциональности и только потом обращали внимание на такие мелочи, как состояние отделки помещений.
   На Рухте дела обстояли иначе. Вроде бы линкор уже добрых два десятка лет служил в качестве станции, но никаких следов запущенности не было и близко. Наоборот, везде видна хозяйская рука, уход и чистота, словно корабль все так же оставался в строю и обслуживался заботливыми руками членов экипажа.
   За станцией следил один человек. Он содержал довольной обширный штат обслуживающего персонала и хозяйственных дронов. Он считал эту станцию своим домом, а потому и присматривал соответствующе. Дорого? Ничего, он мог себе это позволить.
   Станция была расположена в весьма удачном месте. В системе звезды Лайтана наблюдалось скопление астероидов, богатых рудой – вариалином. Сергей понятия не имел, что это за руда по земной классификации, да и не стремился узнать. В конце концов, он сейчас жил здесь и в земных критериях не видел никакого смысла. Опять же он не инженер и не собирается организовывать производство, а потому руда может интересовать его не как материал, а как товар. Вариалин в ценовой нише руд стоял на одной из верхних строчек.
   Так вот, доходы от реализации рудного концентрата, вырабатываемого даже не на самых совершенных обогатительных комплексах, были весьма солидными. Правда, владельцу станции не удалось основать рудную компанию по причине сильного лобби вольных рудокопов, базирующихся также на Рухте. Но он и не больно-то об этом горевал. Получаемая прибыль в любом случае была весьма солидной, а о конкурентах говорить не приходилось. Профсоюз не давал развернуться в этой системе не только ему, но и крупным корпорациям.
   Последним пришлось бы направлять сюда самый настоящий флот, чтобы выгрызть себе место под солнцем. И это предприятие обещало вылиться в небольшую локальную войну. Вольные рудокопы фронтира по решительности и профессионализму дадут сто очков вперед даже пилотам истребителей императорского флота. Да и вооружение их малых рудокопов мало чем уступит тем же истребителям. И потом, достаточно представить, на что способен человек, чтобы отстоять свое кровное, и поймешь – овчинка выделки не стоит.
   Конечно, это не значит, что вольные рудокопы здесь купались в роскоши и вскоре становились миллионерами. Все было куда как скромнее. Но все же, работая в таких местах, было вполне реально накопить на межсистемный буровой корабль и баржу. Правда, заполучив межсистемный корабль, счастливцы оказывались перед выбором: либо продолжать числиться в профсоюзе и сдавать руду на местные обогатительные комплексы, либо отправляться на вольную охоту, но уже в другие системы. Никакому другому варианту воплотиться в жизнь профсоюзы не позволили бы.
   – Ну что, девочка, пройдешься по магазинам, пока я встречусь с Варгуном? – кивнув в сторону многочисленных бутиков с прозрачными витринами, поинтересовался Сергей.
   Клайра с самым серьезным видом задумалась над его предложением. Подумаешь, они меньше месяца как выбрались из внутренних систем, где мода опережала это захолустье минимум на год. Изюминка вот таких бутиков фронтира состояла как раз в том, что тут можно было купить то, чего уже днем с огнем не сыщешь в цивилизованном мире. Да и мода имеет свойство периодически возвращаться.
   – Знаешь, а ты меня убедил. Я, пожалуй, пройдусь, – решительно тряхнув темной гривой волос, произнесла девушка.
   – И это правильно, – тут же поддержал ее Сергей. – Ралин, тебе не сложно будет присмотреть за ней?
   – Боишься очередных неприятностей? – взглянув на него с легким прищуром, поинтересовался молодой аристократ с Алаянки.
   – Есть немного. Наш дикий ангел не может не привлекать к себе внимания. А еще не способна делать вид, что не заметила скабрезных замечаний, – вздохнул Сергей, чем заслужил нарочито независимый взгляд девушки и легкую ухмылку Ралина.
   Последний в настоящий момент усиленно занимался общеобразовательным курсом. И надо заметить, это отнимало у него достаточно много времени. Обучение подавалось в виде увлекательной виртуальной игры, что для неподготовленного разума с отсталой планеты могло представлять опасность. Поэтому Сергей предпочитал заставлять своего новоявленного вассала делать перерывы в процессе обучения. Не стоит столь уж сильно подсаживаться на виртуал, ведь велика опасность, что компьютерный мир заменит человеку мир реальный с его трудностями, неудачами, обыденностью и необходимостью общаться с людьми, такими разными и непохожими друг на друга.
   Проводив взглядом удаляющуюся парочку, Сергей невольно почесал затылок, удивляясь многогранности бытия. Вот взять этих двоих. Ведь было дело: Ралин похитил девушку, требуя за нее выкуп. И мало того, он не собирался ее выпускать из своих рук живой. Сам Сергей едва не сломал ему шею, когда освобождал ту, о ком по-отечески заботился. А теперь они для Пошнагова – чуть ли не самые близкие люди, да и друг другу не чужие.
   Впрочем, долго стоять и размышлять над этим он не собирался. Чего попусту тратить время, если он здесь не ради развлечения. С одной стороны, Сергея вроде бы никто не подгонял. С другой – им овладело такое нетерпение, что он походил на лошадь, бьющую копытом землю в ожидании забега.
   Все началось около четырех лет назад. Тогда у него, у самого обычного землянина, обнаружили рак четвертой степени. По земным меркам, на нем можно было ставить крест. С таким диагнозом не живут. Но, на его счастье, на Сергея обратил внимание вербовщик ирианской корпорации Арика. В обмен на полное исцеление от Сергея требовалась сущая безделица – навсегда покинуть Землю и погасить долг перед корпорацией, став рабочим по сбору ресурсов на далекой планете.
   Планета оказалась сплошь покрыта океаном, а ресурсы предстояло добывать со дна или из водной толщи. Так он два года отработал акванавтом, живя под водой. Впрочем, стоило ли жаловаться, если средний срок погашения задолженности по кредитам корпорации составлял около десяти лет, а он умудрился управиться за два. И ведь Сергей не только рассчитался по долгам, но и сумел изрядно заработать, покинув Океанию довольно состоятельным человеком.
   Тех средств ему хватило на то, чтобы приобрести небольшой межсистемный грузовой кораблик и заделаться торговцем. Правда, через полгода ему пришлось свернуть свою торговую деятельность на планете Алаянка, родине Клайры и Ралина. А нечего было нарушать принятые и соблюдаемые остальными правила.
   Впрочем, благодаря этому он нашел куда более прибыльное занятие. А именно – собрал отряд охотников за головами. Выслеживал на Алаянке тамошних головорезов и приводил в исполнение вынесенный местными властями смертный приговор. За право участвовать в этой царской охоте состоятельные граждане Ирианской империи были готовы платить звонкой монетой, и доходы Сергея возросли многократно.
   Но он опять оказался на пути государственной машины. Вернее, его предприятие заинтересовало власти империи, и бизнес у него попросту отжали. Хорошо еще хоть как-то компенсировали упущенную выгоду, выплатив ему среднюю прибыль за три месяца. Сергея конечно же подобное поведение власть имущих не больно-то и обрадовало. Но и не сказать, что сильно расстроило.
   Дело в том, что он поставил перед собой цель – добраться до Земли. Ее координаты тщательно скрывались ввиду соседства с Океанией. Последняя являлась источником поистине уникальных биоресурсов, лежавших в основе процесса регенерации, открытого во внутренних системах сравнительно недавно.
   Так вот, для реализации задуманного ему нужны были средства. А еще – свобода от каких-либо обязательств. Иными словами, свобода вольного ветра. А какая свобода, если у тебя в руках прибыльное предприятие? Всегда найдется еще что-нибудь, для чего непременно потребуются средства. И процесс заработка может стать бесконечным.
   Оно бы и ничего, времени у него более чем достаточно. По прикидкам, продолжительность его жизни увеличилась чуть ли не до ста тридцати лет. Но все дело в том, что он хотел не просто навестить Землю, а обнять своих близких, век которых не так долог. И в этом плане то, что его оторвали от прибыльного занятия, в общем-то было ему только на руку.
   Дело тут в небывалой удаче, сопутствовавшей Сергею в схватке с багрийским пиратом, который повел себя слишком уж самонадеянно. В результате пират лишился жизни, а Сергей получил в собственность великолепную межсистемную яхту, которой дал название «Славянка». Иными словами, то, на что он собирался зарабатывать как минимум два года, само упало ему в руки.
   Казалось, теперь у него есть корабль, способный совершить переход до Земли и вернуться обратно. На пределе возможностей, не без того, но все же способен. Оказаться запертым на родной планете, изведав вкус открытого космоса, Сергей не желал, поэтому вариант с билетом в один конец даже не рассматривался.
   Но все же полной уверенности в успехе не было, хватало различных подводных камней. Так, к примеру, если в грузовой трюм забить дополнительные танки с топливом, то его вполне хватит на переход по известным координатам. Но оставалось еще такое обстоятельство, как стационарные посты на контрабандной тропе, протянувшейся в межсистемном пространстве. А именно по ней он и собирался добраться до Земли.
   Так вот, Сергей не сомневался: на этих самых постах имеются достаточно серьезные сканеры, способные обнаружить вынырнувший неподалеку корабль. И средств уничтожения наверняка тоже хватает. Ну, к примеру, несколько пусковых установок ракет и с десяток тяжелых боевых дронов. Для корпорации это не такие уж и великие траты. А если учесть важность обеспечения секретности, так и вовсе плевые.
   Обойти эти станции не было никакой возможности. Для прокладки альтернативного маршрута потребуется навигатор, специфическое оборудование и время. Но главное – навигатор, которого в команде Сергея не было. Нанять? Можно. А заодно и присмотреть себе место на кладбище. Если только просочится информация о том, что ему известен маршрут до Земли, жить и ему, и всем, кто имел с ним контакты, останется всего ничего. Потому что это одна из самых охраняемых тайн империи, ставшая известной ему совершенно случайно.
   Остается только следовать по путеводной нити, проходя рядом с этими самыми стационарными постами, которые являются одновременно и заправочными станциями для контрабандистов, на деле служащих корпорации Арика. И нет никаких сомнений в том, что если посты обнаружат чужака, то тут же постараются уничтожить. «Славянка» имеет достаточно серьезное вооружение, вот только сомнительно, чтобы ей удалось выстоять в этом бою. Да и не входит в его планы схватка.
   Чтобы избежать обнаружения, ему придется использовать генератор маскировки. На «Славянке» имелось подобное оборудование, вот только оно было второго поколения. Для капера, охотящегося на гражданские суда, этого вполне достаточно. Но достанет ли этого для выполнения задачи, которую поставил перед собой Сергей? Лично он в этом сомневался.
   Поэтому-то Пошнагов и прибыл на Рухту. Согласно нелегальному прейскуранту, здесь имелось то, что он искал. Откровенно дорого. Но если где и можно было приобрести этот генератор, то только на фронтире. В любом другом месте покупателя подобного оборудования тут же привлекли бы к ответу. Считается, что честному человеку генератор маскировочных полей не нужен.
   Кстати, в этой связи он уже не был уверен, сумеет ли его яхта осуществить столь дальний переход. При постоянном использовании генератора маскировки, а по-другому никак не получалось, расход топлива увеличивался чуть ли не вдвое. И это для генератора, уже установленного на «Славянке». У более современных образцов и аппетиты были посолиднее. Настолько, что у Сергея вряд ли получилось бы добраться даже до Земли. Что уж говорить о возвращении…
   Никаких сомнений, промежуточные станции установлены неподалеку от газовых облаков. Ведь для транзита кораблей с контрабандой нужно топливо. И газоперерабатывающий мини-комплекс вполне можно прикрыть полем невидимости. Вот только после того, как он будет запущен в работу, а не при установке. Так что вариант с установкой вблизи газовых облаков собственных станций дозаправки отпадал.
   Зачем же он тогда здесь вообще появился и не отказался от задуманного? Потому что осуществить это было трудной задачей, но отнюдь не невыполнимой. А «Славянка» как нельзя лучше подходила для разведки. Сравнительно небольшой, скоростной и хорошо вооруженный кораблик – то, что нужно для подобной вылазки.
   Дойдя до лифта, Сергей поднялся на самый верхний уровень. Надо заметить, он являлся закрытым и посторонним сюда ходу не было. Несмотря на то что все нелегальные торговые операции были сосредоточены в руках владельца станции, с ними вполне справлялись доверенные лица Варгуна. А вот продажей генератора занимался уже сам хозяин, слишком уж внушительным обещал быть барыш. Собственно, именно поэтому Сергею и было дозволено побывать в святая святых станции.
   У лифта его встретили двое мордоворотов. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы сразу понять – Пошнагову не светит выстоять даже против одного из них. Причем без разницы, с оружием или без. Лучше даже не пробовать, целее будешь. Вроде и бугаи, но двигаются легко, словно ртутные шарики или все же скорее шары. Но вполне предупредительны, да и опыта явно не занимать. Умудрились проверить Сергея на предмет чего постороннего, даже не доставив каких-либо неудобств, как говорится, естественно и непринужденно.
   Сергей даже порадовался, что не взял с собой Клайру и Ралина. Он-то забыл уточнить вопрос по поводу сопровождающих. Просто ни с чем подобным до этого сталкиваться не приходилось. А тут вон как все, по-взрослому. Глядишь, и дальше лифта не пустили бы.
   – Итак, вас интересует генератор маскировочных полей четвертого поколения, – тут же перешел к делу хозяин станции, встретив Пошнагова в кабинете, за своим рабочим столом.
   Ничего так. Крепкий мужик. Не чета своей охране, но Сергею не уступит точно. По всему видно, что следит за собой. Такое сложение благодаря одной только регенерационной капсуле не получить. Подобное достигается только упорными тренировками и бочками пота.
   – Если подобный товар у вас имеется, то да.
   Хозяин он станции и обладатель многомиллиардного состояния или нет, Сергею было без разницы. Поэтому, не дожидаясь приглашения, он опустился в кресло напротив Варгуна, окинув его спокойным взглядом равного. Вот если бы здесь с важным видом его встретила Алайя или та же Клайра, когда на нее накатывало, то это непременно произвело бы впечатление и заставило бы Сергея держаться более уважительно.
   Словом, порода она и есть порода. Когда же выходец из низов строит из себя князя… Как там говорил Станиславский? Не верю! Вот и на Сергея это не произвело никакого впечатления. Вернее, произвело, но лучше бы это не показывать, потому что тогда придется рассмеяться в лицо. И вообще, он сюда не мериться мужским достоинством пожаловал. Но и тушеваться перед хозяином станции не станет.
   – Товар в наличии, – прекрасно поняв позицию Сергея и оставшись этим явно недоволен, ответил Варгун.
   – Можно узнать поподробнее?
   – Разумеется. Генератор четвертого поколения. Остаточный ресурс – сорок пять процентов. Последнюю калибровку провели, как только поступил ваш заказ.
   – Надеюсь, цена не изменилась?
   – Как сказать. Сейчас она составляет четыре миллиона.
   – Ого! А вы не мелочитесь. Это же стоимость нового агрегата.
   – А вас никто не принуждает. Если вы так разбираетесь в вопросе, пойдите и купите новый. Или бывший в употреблении, но по сходной цене. Возможно, вам и удастся найти какого-нибудь интенданта, который решит продать вам данный генератор. У меня же поставщики иные.
   Все верно. Поставщики у него не из военных, хотя продукция и делалась специально для армии, с армейской же маркировкой. Вот только если эту самую маркировку сверить, то окажется, что корабль, на котором стоял этот генератор, погиб, а соответственно, не числится в списках флота, как и остальное оборудование. Угу. Товар, предлагаемый Варгуном, был снят мусорщиками с погибшего корабля и продан ему практически за бесценок. Зато теперь реализуется как новенький, словно только что с конвейера.
   Послать бы этого наглеца, но не получится. Связываться с интендантами по поводу приобретения генератора маскировки – себе дороже. Они сами сдадут такого покупателя в добрые руки службы безопасности. А все потому, что жажда наживы им глаза не застит. Дослужившиеся до такой должности уже давно поняли, где проходит грань, за которую нельзя заступать ни при каких обстоятельствах. С таким же успехом у интендантов можно пытаться приобрести ракеты с термоядерными мини-боеголовками.
   Вот только переплачивать по баснословным расценкам Сергей не собирался. Да, замечания по поводу того, что из него делец – как из свиньи балерина, не лишены основания. Но и лохом он никогда не был. А его сейчас откровенно разводили.
   – Господин Варгун, я хочу, чтобы между нами не было никакого недопонимания. Я могу отправиться на станцию Триплак и сделать мусорщикам заказ на искомый генератор. Мне придется потерять время, но все же я получу его, причем обойдется он мне от пятисот до семисот тысяч кредитов. И даже, возможно, с куда более солидным ресурсом. Сделав заказ, я смогу отправиться на Тронку, где реализую свой генератор второго поколения с минимальным расходом ресурса в пять процентов. В результате этих манипуляций я заработаю как минимум пятьсот тысяч. И это без учета того, сколько я сэкономлю, если не стану покупать генератор у вас. Ввиду того что в настоящий момент с заработками у меня не очень, этот вариант не так уж и плох. У него есть только один недостаток – потерянное время. Итак, в прейскуранте речь шла о трех миллионах, и, учитывая специфичность товара, я готов уплатить эту сумму.
   – Мне очень жаль, но цена изменилась, – слегка разведя руки, произнес Варгун. – Можете поискать генератор в другом месте.
   – Сейчас вам ничуть не жаль, – покачав головой, возразил Сергей. – Но вы пожалеете, если я встану и покину ваш кабинет. Потому что я что-то не заметил у лифта очереди из покупателей. Четвертое поколение. С одной стороны, товар дорогой, с другой – переплачивать огромные деньги за изделие, которому под сотню лет и остаточный ресурс которого недотягивает до половины… Большинству нуждающихся в подобном приобретении хватит даже генератора первого поколения. Вы можете продавать его еще несколько лет.
   – Ничего страшного. Места на складе он занимает мало, да и в цене не больно-то потеряет. Так что жалеть я не буду.
   – Деньги должны работать, а не лежать мертвым грузом. А что, если нам прийти к обоюдовыгодному решению?
   – У вас есть конкретное предложение? – вздернул бровь Варгун.
   – Есть. Вы берете мой генератор второго поколения с остаточным ресурсом девяносто пять процентов, посчитав его в один миллион. Я доплачиваю полтора миллиона и получаю другой генератор. Демонтаж, установка и калибровка – за ваш счет. Мой вы с легкостью реализуете за полтора миллиона, а то и за два. Во-первых, товар дешевле и пользуется куда большим спросом. Во-вторых, очень заманчивый ресурс.
   – Господин Сергей, вы только что, эдак ненавязчиво, уменьшили стоимость моего генератора на полтора миллиона. Вам не кажется, что это чересчур?
   – Отнюдь. Вы приобрели его не дороже семисот тысяч, а скорее даже за пятьсот, с такими-то показателями. Так что выиграете в пять раз. Плюс мой генератор, на котором вы также заработаете изрядно. Поверьте, я прекрасно осознаю, что меня хотят поиметь и поимеют даже при моем раскладе. Но я вынужден поступить именно так из-за отсутствия времени. Однако всему есть предел, и если при экономии времени потери превзойдут возможные выгоды, то я вынужден буду пойти по другому пути.
   – Ну что же, в ваших словах и впрямь есть изрядная доля истины. Я принимаю ваши условия.
   Не сказать, что Варгун был доволен итогом сделки, но все же это было куда лучше, чем иметь на складе слишком уж дорогой и поэтому неходовой товар. Сергей тоже отдавал себе отчет, что только что потерял весьма солидную сумму. В конце концов, никто за ним не гнался. Он мог выждать некоторое время и в результате не то что не понести убытков, но даже заработать. Вот только его терпелка уже готова была лопнуть. Так что, несмотря на обоюдное недовольство, по большому счету каждый из них выиграл.
   На демонтаж старого, установку и калибровку нового генератора ушли целые сутки. Как Сергей ни бил копытом, но скорее управиться не получалось. Мало несовместимости гражданского и военного оборудования, так тут приходилось еще и совмещать, агрегат ирианского производства, с кораблем багрийской постройки. Конечно, не сказать, что это невозможно или является архисложной задачей. Но времени требует изрядно.
   – Ну что, мои дорогие, не передумали? – Сергей внимательно посмотрел на членов своей команды.
   По большому счету он затеял весьма рискованное предприятие. Если что-то пойдет не так, то на орехи достанется всем. Причем вполне возможно, что в самой радикальной форме. Он не был до конца уверен, что это нужно ему самому, хотя и не собирался отступать, а вот им подобное путешествие и подавно ни к чему. В конце концов, кораблем он сможет управлять и сам. Вот и спросил напоследок, перед тем как отдать команду на отвод переходного рукава и отстыковку.
   – Понимаешь, Сергей, я бы очень хотела попасть на твою родину. Кто знает, может, найду себе какого-нибудь русского, под стать тебе. Ты же меня отверг в самой циничной форме, – вздохнув, произнесла Клайра, нарочито скромно потупив взор.
   – Что-о-о? Да я к тебе как к дочке, – задохнулся от возмущения Сергей.
   – А я что говорю? – пожав плечами, согласилась она. – Самым циничным образом.
   – Ах ты вертихвостка! Если так уж хочешь заполучить моего земляка, то поищи на форумах. Глядишь, и присмотришь кого.
   – Не. Они все какие-то не такие. Успели потерять свою дикость и первозданность.
   – Что ты хочешь этим сказать? Уж не…
   – Брось, папочка. Так уж вышло, что я девочка взрослая и даже замужем побывать успела. И вообще, ты не просил информировать тебя обо всех моих романах.
   – А ты чего смеешься? – не зная, что и возразить, взъярился Сергей на улыбающегося Ралина.
   – Да вот думаю, ты отчаливать будешь или еще какой тест на наше отношение к тебе проведешь? Так ведь бесполезно. Клайра любит тебя и от своего не отступится, во всяком случае пока. Я – твой вассал, и даже если ты отдашь мне приказ, не подчинюсь по той простой причине, что не могу тебя оставить, зная о предстоящей тебе опасности.
   – Ребят, это и впрямь опасно. Ралин, у тебя семья. Клайра, у тебя вся жизнь впереди. Стоит ли рисковать ради моего навязчивого желания навестить свою родину.
   – Ну мне приходилось рисковать и за меньшее, чем долг вассальной клятвы, – легко возразил Ралин. – И потом, подобный поступок оставит пятно на моих потомках. Так что я в первую очередь думаю о них.
   – А для меня ты еще не нашел того, за кем я готова была бы так же безоглядно пойти, как за тобой. Вот когда подберешь себе замену, тогда и поговорим. Отстыковываться сам будешь или мне заняться?
   За прошедшее время они оба успели пройти дополнительные курсы по управлению яхтой. Глупо было бы не сделать это. Два пилота всегда лучше, чем один.
   Сергей еще раз смерил друзей строгим взглядом, потом одарил благодарной улыбкой и приступил к протоколу отстыковки. Нет, он вполне искренне желал, чтобы они не подвергали себя риску, но точно так же радовался тому, что они решили полететь с ним. Да, он одиночка по жизни, но любой человек, сколь бы замкнут он ни был, всегда будет рад надежному плечу, на которое можно опереться без раздумий и оговорок.
   Генератор они включили, отойдя от станции всего лишь на тысячу единиц. И тут же убедились в том, что новое оборудование работает вполне исправно. Едва искин сообщил о том, что генератор вышел в штатный режим работы, как с ними связался старший диспетчерской смены. Пропажа с экранов сканеров целого корабля не могла не всполошить его.
   – Диспетчерская, это «Славянка». У нас все в порядке. Испытываем генератор маскировочных полей.
   – Вообще-то об этом не мешало бы и предупредить.
   – Зато эффект виден сразу.
   – Эффект – это хорошо. Я внес вас в реестр нарушителей правил пилотирования в околостанционном пространстве. Так что при следующем посещении не забудьте оплатить штраф в размере ста тысяч кредитов. Иначе ноги вашей не будет здесь. Шутник.
   – Будешь платить? – вздернула бровь Клайра, когда Сергей разорвал связь.
   – Сомневаюсь, что мне здесь может понадобиться что-то еще. Так что обойдутся без моих денег. Славянка, начинаем разгон по введенным вектору и координатам.
   – Принято. Приступаю.
   Чем хорош их новый корабль, так это скоростью разгона для перехода в подпространство – всего-то четыре часа. В сравнении с тем, что было, это весьма и весьма ощутимо. Даже если позабыть о способности яхты единовременно преодолевать втрое большее расстояние, чем «Щука», дорога от Клайпа до Алаянки заняла бы вдвое меньше времени.
   Разгон завершен. Команда на включение генератора свертывания пространства. Уже привычное легкое головокружение, тошнота. И вот они – в десяти световых годах от системы Лайтаны. Затем – еще пара прыжков с включенным генератором, маскировка работает отлично. Свершилось. Первый шаг к родной планете сделан.
   Нет, конечно, он не собирается отправляться к Земле прямо сейчас. Но все, что было до этого, можно назвать только подготовкой. Более того, она продлится еще некоторое время. А вот этот переход можно назвать именно первым шагом на долгой и тернистой дороге.
   Точка, куда они вышли, затерялась где-то в межсистемном пространстве в десятке световых лет от Рухты. Причем то, что это межсистемное пространство, было заметно сразу. Сенсоры транслировали на видеопанели лишь непроглядный мрак. А еще – необыкновенно яркие искорки звезд. Очень похоже на бриллианты, разложенные на черном бархате. Вот только света от них нет никакого. Во всяком случае, в пассивном режиме сенсорам ничего рассмотреть не удается.
   – Сергей, ты уверен, что мы вышли точно? – с видимым сомнением произнесла Клайра.
   – Если верить координатам, то да.
   А что еще он мог ответить? Просмотр данных пассивных сенсоров никакого результата не дал. Рассмотреть что-либо в этом мраке визуально нереально. И потом, если искомый пост также имеет генератор маскировочных полей, то обнаружить его можно только с помощью сканера. Но любой активный поиск будет тут же выявлен сенсорами затаившегося поста. Если он, конечно, есть. Потому что, по их предположениям, он должен постоянно сканировать окружающее пространство.
   И вдруг картинка на главном мониторе, куда были выведены показатели сенсоров, изменилась. Одновременно с этим послышался лишенный эмоций голос Славянки. Но несмотря на это он пролился на сердце Сергея живительной влагой в засушливое лето.
   – Пассивными сенсорами только что обнаружено сканирование окружающего пространства. Источник расположен в направлении двадцать восемь, тридцать, шестьдесят относительно курса корабля. Дистанция – шесть тысяч двести единиц.
   – Славянка, мы обнаружены? – нервно сглотнув, поинтересовался Сергей.
   – Исключено. Применен сканер третьего поколения. Наш генератор маскировочных полей работает в штатном режиме и без труда обходит сканирующие лучи. Мне просканировать неизвестный источник?
   – Нет! – излишне поспешно едва не выкрикнул Сергей. – Славянка, до особого распоряжения ни в коем случае не применяй никаких активных сканеров.
   – Принято.
   – Ну что, Сергей, думаешь, это то, что мы искали? – поинтересовался Ралин.
   – А ты думаешь, кому-то еще есть смысл устанавливать автономный пост в межсистемном пространстве? – вопросом на вопрос ответил Сергей.
   – Ну, это могут быть те же рудокопы, – предположила Клайра. – Вдруг тут имеются астероиды с богатыми залежами? Не все же космические тела блуждают по вселенной на огромной скорости. И потом, обладая баржей, вполне возможно погасить его скорость, чтобы потом спокойно разрабатывать руду. Тут, правда, все зависит от размеров, но вполне реально.
   – Интересно, а ты сама веришь в то, что говоришь? – искоса взглянув на девушку, поинтересовался Сергей.
   – Ну, здоровый скепсис никогда не помешает, – пожав плечами, ответила она.
   – Слушай, а меня интересует другое. Отчего этот самый пост включил сканер? Его сенсоры что-то такое все же заметили или это обычная проверка? – с сомнением произнес Ралин.
   – Славянка, ложимся в дрейф. Держись от объекта на дистанции шесть тысяч единиц. Приступай к сбору данных. Повторяю, использовать только пассивные сенсоры.
   – Выполняю.
   – Славянка, предоставь отчет о дальности хода по маршруту двести двадцать два с учетом переоборудования грузового отсека под топливные баки и при постоянно включенном генераторе маскировочных полей.
   – Сто световых лет, – после небольшой заминки ответил искин.
   – Вот так. Не хватит даже до Земли, – задумчиво и одновременно разочарованно произнес Сергей. – Ну что, господа компаньоны, какие есть мысли?
   – Если нет альтернативы данному способу передвижения, остается только приобрести корабль посерьезнее.
   – Спасибо, Ралин. Очень информативно.
   – Ну я только учусь, – разведя руками и откидываясь на спинку ложемента, заметил вассал.
   – А я предлагаю не мелочиться и сразу купить буровую баржу. Если продадим «Славянку», полученных средств вполне хватит и на покупку, и на переоборудование корабля. Еще и останется, – помяв подбородок, произнес Сергей.
   – А почему баржу, а не большой буровой корабль? – тут же поинтересовался Ралин. – Он обойдется куда дешевле, и объема отсеков для руды вполне достанет для того, чтобы установить достаточно емкостей под топливо. И потом, баржа значительно дольше разгоняется, а нам придется сделать слишком много промежуточных прыжков. И потеря времени не самый главный аспект. Интересно, на сколько хватит ресурса генератора маскировки при постоянном использовании?
   – Значит, говоришь, только учишься? – Сергей не без иронии взглянул на Ралина.
   Разумеется, в образовании алаянкца имелся огромный пробел. Вот только вызвано это было отнюдь не его ленью или отсутствием способностей. Все дело в том, что он был выходцем с отсталой планеты, уровень развития которой едва достиг самого начала двадцатого века на Земле. Но даже это вовсе не означало, что он не в состоянии тягаться с инопланетянами. Во-первых, он уже доказал это, умудрившись обойти защиту персональных искинов, абсолютно не разбираясь в электронике. Во-вторых, бывший капитан департамента безопасности Кадийского королевства (родины Ралина), он умел задавать правильные вопросы. Вот как сейчас.
   – Славянка, на сколько времени хватит остаточного ресурса генератора маскировочных полей в непрерывном режиме работы? – озадачил Сергей бортовой искин.
   – Двести суток, плюс-минус двадцать дней.
   – Почему такой разброс по времени?
   – Чем меньше остаточный ресурс генератора, тем больше возрастает вероятность выхода из строя.
   – Итак, сто восемьдесят суток – это тот срок, когда генератор будет работать безотказно. Я правильно понимаю?
   – Именно так.
   – Хорошо. Идем дальше. Сколько займет переход по маршруту двести двадцать два на барже?
   – Некорректный вопрос. Какая именно баржа имеется в виду?
   – Возьми самый оптимальный вариант.
   – Баржа класса «раквия», двадцать семь суток.
   – Туда и обратно составит пятьдесят два дня. Три поездки смело, – с победным видом сообщила Клайра. – Или тебе нужно больше?
   – Больше не нужно. Но давай прикинем стоимость такого корабля, – вызывая на монитор доступные данные, задумчиво произнес Сергей. – Итак, баржа класса «раквия», отсек для руды – двенадцать тысяч кубов, можно сказать, на уровне большого бурового корабля. Грузовой отсек – пятьсот кубов, как и на нашей яхте. Максимальная дальность прыжка – десять световых лет. Ну нам в принципе больше и не нужно. Стандартный запас хода – пятьдесят световых лет. Это в общем-то не важно. Стоимость – двадцать пять миллионов. А вот это уже грабеж, – искренне удивился Сергей.
   – Ты же собирался вообще две баржи приобрести, – с долей ехидства произнесла Клайра.
   – Собирался, – не стал возражать Сергей. – Но речь шла о простом межсистемнике, способном делать по одному прыжку на расстояние до пяти световых лет. Нам же нужен тот, который может прыгнуть минимум на десять. Именно такие прыжки и предпринимают контрабандисты, отскочив от Океании на пять световых лет. Нужно напоминать о том, что стоимость генератора свертывания пространства и двигателей составляет львиную долю цены межсистемного корабля? Нет? Тогда будем считать, что ты неудачно пошутила.
   – Пошутила – и ладно. Но что ты думаешь делать?
   – Итак, если демонтировать с нашей «Славянки» все лишнее оборудование и вооружение, она вполне потянет на двадцать миллионов.
   – Это если бы новая. А твоя яхта имеет несколько потрепанный вид, – тут же возразила Клайра.
   – Не все можно измерить остаточным ресурсом, амортизацией и кредитами вообще, – возразил Ралин, окидывая взором ходовую рубку, где они, собственно говоря, и находились в данный момент.
   – Что ты хочешь этим сказать? – склонив голову к правому плечику, совсем по-детски поинтересовалась Клайра.
   – То есть приобретенный всего лишь сутки назад опыт у тебя не задержался в голове?
   – Ра-али-ин.
   – Все, все, боюсь, боюсь, боюсь. Клайра, нам всучили втридорога генератор, который находится едва ли не на последнем издыхании. Ну какой здравомыслящий человек станет платить за него такие деньги?
   – Тот, кому время дороже, – явно задетый за живое, вместо девушки ответил Сергей.
   – Правильно, – легко согласился Ралин, словно и не замечая недовольства Сергея. – А «Славянка» – яхта с историей. Достаточно вернуть ей прежнее название, выставить на продажу в Сети, не забыв указать обстоятельства ее приобретения, и я уверен, что дело еще и до торгов дойдет. Если есть те, кто готов охотиться на далекой планете, рискуя при этом своей жизнью, те, кто готов платить бешеные деньги за несуразную мазню, гордо именуемую произведением искусства, то обязательно найдутся охотники и до такого трофея. Причем не в единственном экземпляре.
   – То есть не просто продать, а устроить аукцион? А что, очень даже может быть. В этом случае мне такой кораблик будет по карману, причем новенький. А оставшихся средств с лихвой хватит на апгрейд.
   – По мне так средств только с продажи яхты будет достаточно на новенькую баржу. Может, в науках я и слаб, но в человеческих пороках все же кое-что понимаю. Опять же, вы ведь оба собирались стать вольными рудокопами. И в этом случае у вас для этого будет достаточно серьезный корабль.
   – Ну да, пока мне ничего более дельного на ум не пришло, – согласился Сергей.
   – Тем более.
   – Неизвестный объект вновь подверг нас сканированию. Уровень тот же, третий, результат сканирования все так же нулевой, – вдруг послышался голос бортового искина.
   Все трое переглянулись, явно соглашаясь с напрашивающимся выводом. С момента их появления в системе прошел час. Если бы их обнаружили, то уже попытались бы уничтожить. Но коль скоро этого не произошло, то здесь срабатывал самый обычный протокол безопасности. Сканер автоматически запускался каждый час, прощупывая окружающее пространство. Что и подтвердили последующие несколько часов наблюдения за стационарным постом.
   – Славянка, обратный курс.
   – Как быть с генератором маскировочных полей после выхода в системе Фиджи?
   – Продолжать сохранять маскировку. Отключишь во время очередного прыжка.
   – Выполняю!
   В планы Пошнагова не входило лишний раз светиться в системе, все же именно от Фиджи начиналась тропа, и только после этой системы контрабандисты сбрасывали маскировку. Мало ли какая случайность может столкнуть их (а значит, корпорацию Арика) и Сергея. Уж во что, во что, а в случайности, которыми так богата жизнь, он теперь верил безоговорочно. Только как можно реже старался думать о собственной удачливости, чтобы, не дай бог, не накликать беду.
   За время разгона сенсоры еще четырежды фиксировали сканирование пространства стационарным постом. Кстати, на основании собранных данных удалось установить, что пост так же использует маскировку. Сергей предположил, что генератор там, как и сканер, третьего поколения. Не проведя сканирования, получить более точный ответ невозможно. Но он, по сути, Сергею и не был нужен, поэтому они предпочли обойтись без ненужных рисков.
   В прыжок Пошнагов уходил не без сожаления. Рассудок говорил о том, что к данному путешествию нужно основательно подготовиться, а вот сердце рвалось вперед, к родной планете. Когда он задумал это путешествие, то даже не предполагал, со сколькими трудностями ему придется столкнуться. Но он обязательно сюда вернется и тогда уже не отступится, а пойдет дальше, до самого конца.

Глава 2
Неожиданное предложение

   – Да и я не пойму, господин Типпан, вам нужен заработок или нет? Или вы не инженер?
   – Отчего же, я инженер. И все верно, моя верфь потеряет довольно выгодный заказ. Но ведь репутация тоже чего-то да стоит. Вы же сами ко мне пришли, потому что слышали о нас. Я просто не могу не предостеречь своих клиентов от ненужных трат. Поймите, подобные корабли строятся не просто так, а с учетом серьезного опыта, в данном случае сотен вольных рудокопов. Поверьте, запас хода у вашего «Кашалота» достаточен для того, чтобы забраться подальше от границ фронтира.
   – Господин Типпан, мне нужна серьезная автономность. Так что каким бы для вас это ни было кощунством, я хочу, чтобы вы установили эти дополнительные танки.
   – Не понимаю. Вы что же, в межгалактическую экспедицию собрались, что ли? – Недоумевающе пожимая плечами, произнес владелец небольшой верфи, специализирующейся на апгрейде судов.
   – Повторяю, мне нужна автономность, – упрямо гнул свое Сергей, всем своим видом демонстрируя уверенность в своих действиях.
   – Ладно. Мое дело предупредить. Так, что там дальше по списку. Ого! Если бы это была не баржа, то я решил бы, что вы переоборудуете корабль под что-то очень серьезное. Вы уверены в том, что вам нужен отсек на пять средних боевых дронов? Это не отсеки для руды и даже не топливные баки. В этом отсеке, как и в грузовом, должна быть гравитация. А еще он должен быть подключен к системе жизнеобеспечения.
   – Я в курсе, что дроны нуждаются в обслуживании и без человека здесь не обойтись. Но все же вынужден настаивать на этом пункте.
   – Вы что, воевать собрались?
   – Я собрался в неосвоенный космос, господин Типпан.
   – Надеюсь, в пределах разумного?
   – Поверьте, в мои планы не входит картографирование неизведанных уголков галактики. Мне вполне хватит и уже более-менее изученных областей. Но ведь там можно встретить кого угодно.
   – Угу. Хотел бы я посмотреть на пирата, способного противостоять пяти боевым дронам.
   – Именно такого совсем недавно я и захватил.
   – Бросьте. Тот багриец – исключение из правил даже среди каперов, про пиратов же я лучше скромно умолчу.
   – Бывали на фронтире?
   – Пробавлялся мусорщиком, потом завел ремонтный док. Всего лишь пятьдесят лет упорного труда, и вот я – владелец скромной верфи.
   – С солидной репутацией, – вместо Типпана закончил Сергей.
   – Будет что оставить детям, – с видом человека, добившегося успеха, не без гордости согласился инженер. – Их у меня двое, пока еще малютки, но всему свое время, подрастут и станут помощниками. Ладно, мы что-то отвлеклись. Итак, что у нас дальше? Док для планетарного катера типа «фарук». Боги, а планетарный-то катер вам зачем? Нет, ну я еще понял бы, если бы это был межсистемный. Дополнительное средство спасения никак не помешает. Хотя при пяти боевых дронах, по-моему, это излишество. Но планетарный, да еще и с грузовым отсеком в шестнадцать кубов… Вы что, собрались изучать поверхность планет?
   – Катер прибудет буквально через сутки после того, как мы с вами договоримся, – не обращая внимания на удивление инженера, уточнил Сергей.
   – Угу. Так, ну и что тут еще? – покачав головой, Типпан вновь уткнулся в список. – Ага, замена стандартного астрогеологического сканера. Более мощные буровые лазеры и установки силовых лучей. Обогатительный комплекс типа «рухтон». Ну, тут все понятно. Ого, пассивные сенсоры кругового обзора четвертого поколения?!
   – У меня появилась некая фобия относительно всякого рода пиратов, забавляющихся генераторами маскировки.
   – Ну так возьмите сканеры кругового обзора. Они выйдут куда дешевле.
   – Верно. Только воздействие самого современного сканера тут же будет обнаружено, в то время как пассивное наблюдение никак себя не выдаст. Согласитесь, знание о приближении противника, когда он убежден в том, что невидим, является лишней гирькой на твоих весах.
   – А уж если сам обладаешь генератором маскировочных полей, которые можно раздобыть на фронтире…
   – Вы это о чем? Я законопослушный гражданин Ирианской империи. Даже захватив багрийского капера, я тут же избавился от незаконного оборудования.
   – Да не заводитесь вы. В конце концов, это ваше дело. Хотите выбросить на ветер уйму денег, никто вам в этом мешать не собирается. Итак, за исключением планетарного катера, все остальное оборудование я закупаю сам. Я правильно понимаю?
   – Все верно. Думаю, что в этом случае и вы, и я внакладе не останемся.
   – Правильно думаете, так выйдет несколько дешевле. Кстати, и с катером тоже.
   – Катер я приобрел по случаю и за бесценок у сил орбитальной безопасности. Конфисковали у кого-то.
   – Я вас понял. Что с боевыми дронами?
   – Полностью доверюсь вам.
   – На той же станции Триплак они обошлись бы дешевле.
   – Угу. С остаточным ресурсом. Нет уж, я предпочту новые. Их ремонтировать не нужно. А то у меня на борту ни механиков, ни тем более инженеров нет.
   – Какие именно нужны дроны?
   – Думаю, четвертого поколения.
   – А вы не мелочитесь. Вот только никто не сможет поставить их вам дешевле пятисот тысяч.
   – Но уложиться в пятьсот – это возможно?
   – Сейчас. – Типпан сделал запрос со своего персонального искина. – Есть пять дронов, которые обойдутся вам по пятьсот тысяч. Вы уж простите, но и о своей прибыли я не забыл.
   – Разумеется, как же иначе. Делайте заказ. Кстати, добавьте еще четыре ремонтных дроида. Эти на ваше усмотрение, с учетом действия в условиях полной автономии.
   – Хорошо, – как видно, последнее было единственным, что инженер по-настоящему одобрял. – Итак, навскидку все ваши чудачества потянут на четырнадцать миллионов кредитов. Более детальную смету составлю только к вечеру.
   – Угу. Ну где-то так я и предполагал. Готовьте смету и присылайте мне, я все завизирую.
   – Слушай, парень, это, конечно, не мое дело, но вложить минимум четырнадцать миллионов в добывающую баржу, которая сама по себе обошлась тебе в двадцать пять…
   Ничуть не обидевшись на последнее замечание инженера, Сергей посмотрел на него ироничным взглядом и подмигнул. Понять этого мужчину несложно. Разумеется, пираты на фронтире – вовсе не редкость, как и их нападения на вольных рудокопов. Но в этой игре все придерживались определенных правил. Как только рудокопы осознавали, что пират сильнее, то сразу пытались сбежать, и если это у них не получалось, расставались с грузом. И появление вот такого рудокопа, буквально помешанного на вооружении своей баржи, не могло не удивить.
   – Я собираюсь заработать куда больше, но это возможно только в случае, если я не лишусь такого замечательного корабля и если не буду всякий раз подбрасывать на бедность всяким проходимцам.
   – Но ваш отсек для руды уменьшится с двенадцати до десяти тысяч, – стушевавшись и вновь переходя на «вы», возразил Типпан.
   И не сказать что он был не прав. Разница в объеме две тысячи кубов – это очень существенно. Причем не только в перевозимом грузе, но и в стоимости такого корабля. Потому что с возрастанием объемов меняются и конструктивные особенности кораблей. Решения, вполне удовлетворяющие суда с отсеком десять тысяч, никак не подойдут для имеющих куда большую грузоподъемность.
   И потом, две тысячи кубов даже дешевого концентрата будет стоить не меньше пятидесяти тысяч. Именно концентрата, а иначе зачем устанавливать вполне современный обогатительный комплекс. А отправляться на дикую территорию, чтобы добывать дешевую руду, – глупее не придумаешь. Так что потери должны быть внушительными.
   – Ну что же, тогда мне придется найти руду подороже, – посмотрев на инженера внимательным взглядом, объяснил Сергей.
   Все верно. Его забота – подготовить корабль согласно заявке клиента. И коль скоро тот не просит ни о чем противозаконном, соблюдать коммерческую тайну. Иными словами, молча сделать свое дело, не задавая лишних вопросов и не распространяясь на этот счет. Вот если бы речь шла о чем-то противозаконном… А так… Да, странно. Но ведь инженер не служит в имперской службе безопасности, чтобы анализировать все странности судовладельцев.
   – Простите, господин Сергей. Я все понял. Просто это несколько удивительно, вот я и…
   – Но, надеюсь, ваше удивление не скажется на качестве проведенных работ?
   – Разумеется, нет.
   – Вот и прекрасно. До встречи. К вечеру жду смету и договор.
   Простившись с Типпаном, Сергей сразу же направился в сектор орбитального лифта. На этой станции ему больше делать нечего. Он вообще всегда старался иметь дело только с космопортом. Но с тех пор как в его распоряжении появилась «Славянка», пришлось арендовать один из причалов орбитальной станции. Правда, услугами лифта он все равно не пользовался.
   На яхте имелся превосходный катер, который без труда доставлял экипаж «Славянки» на планету. Так что никаких особенных изменений не произошло. Разве только добавилась дополнительная точка, где они были вынуждены делать остановку. Теперь же, после продажи яхты, ему волей-неволей приходилось пользоваться орбитальным лифтом. Движение между орбитой и планетой на Клайпе было строго регламентировано, а потому нет и челноков.
   «Славянка», а точнее все же «Невольница» (яхте вернули прежнее имя), произвела фурор во время торгов. Последовав совету, Сергей разместил в глобальной Сети объявление о том, что торги начнутся через десять дней. Конечно, он не сомневался в том, что охотников до подобных трофеев найдется предостаточно, но чтобы в столь короткий срок…
   Однако Ралин, похоже, и впрямь прекрасно разбирался в человеческой натуре, а особенно в ее слабостях и пороках. На торги сбежалось три десятка охотников. И баталия между ними развернулась нешуточная. В результате яхта ушла с молотка за двадцать шесть миллионов. И это при том, что все лишнее оборудование и вооружение Сергей попросту демонтировал, складировав на станции Фиджа.
   Отсюда он, собственно говоря, и собирался отправляться в свое путешествие. Как намеревался, базируясь здесь же, обследовать близлежащие системы. Лежащая за Фиджей территория неосвоенного пространства была неплохо картографирована. Сергей вовсе не думал становиться первопроходцем. С него хватит и роли вольного рудокопа, добывающего редкие руды.
   Корабль класса «раквия» по форме походил на ограненный драгоценный камень. От самого корабля отходила весьма мощная ферма, где висели два ряда прямоугольных тысячекубовых контейнеров, по шесть в каждом ряду. Весьма отдаленно конструкция чем-то напоминала вилочный погрузчик с рядом нанизанных контейнеров.
   Вообще, если судить по отзывам, данный корабль полностью оправдывал ожидания рудокопов. Иное дело, что это не катер и не маломерное судно, которые можно приобрести без особого труда. Этот корабль нужно было заказывать на верфи или же покупать уже бывший в употреблении.
   Но, как оказалось, существовал и третий вариант. Это когда покупатель не явился за своим судном. При строительстве судна оплата производится в три этапа. Дважды с заказчика бралась предоплата – при приеме заказа и по достижении пятидесятипроцентной готовности судна. А окончательный расчет производился после приемки судна заказчиком.
   Вот только так случилось, что после уплаты второго взноса заказчик вдруг бесследно исчез. Просто не явился к указанному сроку – и все. Баржа ровно год простояла у причала верфи, дожидаясь своего владельца, но безрезультатно. И еще в течение полугода судно, выставленное на продажу, не находило своего покупателя. Пока не появился Сергей. Разумеется, никто не стал делать ему скидок, и им была выплачена полная стоимость. Но зато он сэкономил минимум полгода, именно столько длилась постройка судна.
   Лифт доставил его на планету, после чего он пересел в пассажирский флаер до Талантая. Волей-неволей ему вместе с сотней пассажиров пришлось провести в полете еще два часа. Ну очень неудобно.
   Впрочем, ничего не поделаешь. Несмотря на то что Сергей уже фактически купил катер, предстояло выждать еще двое суток, пока не истечет срок подачи апелляции. Нет, решение не изменится, уж больно явным было нарушение, влекущее за собой опасность для окружающих. Иначе безопасники и не подумали бы принимать за него плату. Но порядок есть порядок.
   Еще в пути попытался связаться с Ириной. Бесполезно. По Сети пришло уже привычное уведомление, оставленное Роговцевой, о том, что она находится в отъезде. Сообщение Сергей воспринял нормально. Будь ее аккаунт заблокирован, ему так об этом и сообщили бы. А это… Ирина наверняка убыла на последнюю свою стажировку, так что ничего удивительного в ее отсутствии нет.
   Подумав о подруге, Сергей отчего-то вспомнил Океанию, на что тут же среагировали вкусовые рецепторы и желудок. Первые напомнили о вкусе акулятины, второй требовательно заурчал, требуя не то чтобы именно это лакомство, но хоть что-нибудь. Сергей решил не ограничиваться абы чем и по прибытии в Талантай тут же направился в торговый центр «Айдун», где они в прошлый раз встречались с Ириной и куда он время от времени захаживал побаловать себя.
   – Не верю своим глазам! Мой доблестный акванавт! Здравствуй, тигренок. Ты меня не забыл?
   Удивленное восклицание сменилось восхищением и наконец перешло в эдакое мурлыканье кошки, только что навернувшей крынку сметаны. Причем сметана наверняка была качественной, домашней. Все присутствовавшие в ресторанчике невольно обернулись, не в силах проигнорировать столь вызывающее поведение.
   А вот Сергей при этих словах тут же поперхнулся, едва не закашлявшись. Да еще эдак воровато осмотрелся вокруг. Мало ли кто что подумает. Оно бы и наплевать, в конце концов, он и раньше не больно-то обращал внимание на мнение окружающих по поводу своей персоны. Здесь же его знакомых и вовсе можно было перечесть по пальцам одной руки. Но вот то, как к нему подошла Алайя, всем своим видом показывая недвусмысленные притязания на него лично, ему совсем не понравилось.
   И потом. Он конечно же был одет не в рубище. Вполне приличное одеяние для пилота, чистое и опрятное. Вот только оно никак не походило на выходной костюм. И рядом с Алайей, в которой без труда угадывалась светская львица, он мог выглядеть только в роли диковинной добычи.
   – Здравствуйте, госпожа Алайя. Признаться, тоже рад нашей встрече, хотя и не готов выказывать эту самую радость в столь бурной форме, – довольно быстро справившись с собой, произнес Сергей.
   – Отчего же? По-моему, нам когда-то было очень даже хорошо, – присаживаясь напротив, уже не так громко произнесла она.
   – Когда вы не показывали свою стервозную сущность, несомненно. Хотя вынужден вам заметить: образ светской львицы вам подходит ничуть не хуже.
   – Ты находишь?
   – Поверьте, сидит на вас как влитой.
   – Но он тебе не нравится?
   – Кто я такой, чтобы говорить вам, как вы должны себя вести. Там, на Океании, вы были моим непосредственным начальником. Здесь вы – леди из высшего света, а я – птица не вашего полета.
   – А если я пообещаю исправиться? Ты не будешь больше на меня дуться, как рассерженный котенок?
   Н-да-а. По части метаморфоз она всегда была мастерицей. Только что перед ним была самая настоящая похотливая стерва, и вот уже ее сменила самая обычная невинная простушка. И это несмотря на вызывающий, прямо-таки кричащий наряд. Клайра тоже умеет перевоплощаться, но до Алайи ей все же очень далеко.
   – Кхм. Вообще-то… Госпожа Алайя, вы опять манипулируете мною?
   – Самую малость, – и жестом она показала, сколь незначительны эти манипуляции.
   Вот что за женщина! Невозможно оставаться по отношению к ней равнодушным. Ее можно ненавидеть, ею можно любоваться, из-за нее можно сойти с ума, но проигнорировать при всем желании не получится. А главное, она по-настоящему нравилась Сергею. Нет, он не был в нее влюблен, она ему именно нравилась, хотя между ними и не было ничего общего.
   – Какими судьбами здесь? – решил поинтересоваться Сергей, чтобы поддержать разговор.
   – Да так. Кое-какие дела в вашей столице.
   – Далековато от столицы, – недоверчиво заметил Сергей.
   – Согласна. Но я случайно узнала, что именно здесь, в этом ресторанчике подают акулятину с Океании. Так захотелось, что я поняла: если буду противиться своим желаниям, совершу преступление перед собой. В остальном все просто. Самый обычный перелет, и вот я здесь.
   – Ясно. Выходит, самая банальная ностальгия. Тогда, если позволите, я вас угощу.
   – Сережа? Ты серьезно? То есть ты сейчас сам приготовишь мне акулятину?
   – Кхм. Госпожа Алайя, вообще-то здесь не моя «Щука» и к плите меня никто не подпустит. Я имел в виду, что сделаю вам заказ.
   – Но если бы…
   – Несомненно.
   – Тогда бросай все это. Сейчас я решу вопрос со свежим мясом, и мы отправляемся на орбиту. Вдохновленная нашим подводным вояжем и твоими кулинарными талантами, я устроила на борту моей яхты самую настоящую кухню. И даже готовлю. Кстати, мой пилот утверждает, что у меня прекрасно получается. Льстит, наверное, подлец, но мне приятно. Все, собирайся. Или… Может, я не вовремя?
   – Нет, нет, все нормально, – тут же возразил Сергей. – Просто сомнительно, что вам удастся получить мясо на вынос.
   – Доверься мне и моему дару убеждения.
   – Тогда я полностью в вашем распоряжении.
   А какого, собственно говоря, лешего. Он никому никаких обетов не давал. Нет, он конечно же собирается на Землю к жене, но это не значит, что он должен превратиться в монаха. И потом, эти отношения не чем иным, как интрижкой, не могут быть по определению, хотя бы из-за разницы в социальном положении…
   – Боже, Сергей, ты ничуть не изменился. Все такой же пылкий, неутомимый, в меру грубый и неотесанный, – примостив свою головку на бурно вздымающейся влажной груди Пошнагова, выдохнула Алайя.
   Н-да. С ностальгией у них сегодня полный порядок. Сергей не без удовольствия встал к плите. Вроде никогда и не замечал за собой, чтобы готовил в охотку, а тут на тебе. Кто-то может сказать, что это из-за возможного приза. Но подобное мнение было бы ошибочным. Просто он вообще не думал о том, что последует за обедом, хотя и поддерживал с Алайей активный разговор.
   – Ох, Алайя, смотри, перехвалишь, и я возгоржусь. – Ну да, глупо было бы продолжать общаться на «вы» в постели.
   – Можешь задирать нос. Это заслуженно.
   – Так-таки и заслужил?
   – Ну-у-у. Еще пару раз, потом добавки, и можно будет сказать определенно.
   – Знаешь, а я согласен. Как говорил Пятачок, до пятницы я совершенно свободен.
   – Подозреваю, это что-то из земного фольклора.
   – Ну не совсем фольклора. Скорее, из детской сказки. Но да, у меня на родине эти слова знакомы практически каждому.
   – Кстати, о Земле. Ты случайно ни у кого из своих знакомых больше не встречал тот порошок, что передал мне? Ну, наркотик.
   – Я помню, что за порошок передавал тебе. Только в толк не возьму, к чему ты это вспомнила?
   – Понимаешь, я подумала, что еще один эксперимент с употреблением очередного наркотика, да еще и с тем, которого слишком мало, будет неинтересен. Поэтому решила дать волю другой своей натуре, химику, и разложила его на составляющие. Скажи, а этот порошок никогда не применялся в качестве стимулятора? Ну, может, в ранние века.
   – Понятия не имею. Хотя вроде как что-то такое использовалось в сладком газированном напитке, он, кстати, так и назывался – кока-кола, потому что в него как-то добавлялись листья коки. И этот кокаин делается из них же. Но теперь вроде как технологию изменили. Словом, я доподлинно ничего не знаю. А что такое?
   – Понимаешь, при исследовании этого порошка мне показалось, что у него есть некий потенциал. Ничего конкретного. Для проведения полноценных исследований материала оказалось слишком мало. Я попыталась его синтезировать, но ничего не вышло.
   Н-да. По прошлому знакомству с Алайей Сергей уже знал, что коль скоро она высказывает какие-то предположения, то тут нет дыма без огня. Когда они отправлялись в свою подводную одиссею, она так вот обтекаемо рассказывала о перспективах их экспедиции. А результат превзошел все ожидания, так как привел к прорыву в регенерации на медикаментозном уровне. Программное обеспечение пришлось подтягивать уже потом. Это сейчас называется шестым уровнем, на сегодняшний день – самая прогрессивная процедура. И стоит она, насколько слышал Сергей, около пятидесяти миллионов.
   – А в чем проблема? Обратись к руководству корпорации, пусть доставят тебе столько, сколько нужно, да еще и с различных мест. На Земле этого дерьма хватает.
   – Не выйдет. Я ушла из корпорации, причем с шумом. Не люблю, когда принижают мои достоинства и достижения. Под водной толщей были двое, ты и я, и основная работа была проведена там. Дальнейшие лабораторные исследования нужны были только для того, чтобы подтвердить мои первоначальные выводы. Но когда дело дошло до лавров, то оказалось, что это достижение группы ученых, а не мое. Понимаешь?
   – Признаться, не очень. В смысле зачем им это было нужно? Они и так и эдак в дамках, твоя находка принесла им огромные барыши. Отчего не признать, что именно ты сделала это открытие?
   – Оттого, что корпорация всегда думает только о своей выгоде. В случае признания, что это мое открытие, мне полагалась доля от прибыли. Это стандартная процедура. А в случае коллективного успеха каждый участник может рассчитывать лишь на единовременную премию. Весьма солидную, но все же в этом случае траты корпорации значительно меньше.
   – Но тебя заботят не деньги, а признание. Так?
   – Даже обладая всеми деньгами вселенной, невозможно забрать их с собой. А как бы ни был долог наш век, он все же заканчивается. Что после меня останется, если не имя, которое я смогу вписать в историю развития регенерации? И у меня был такой шанс. Ты меня не одобряешь?
   – Брось. Кто я такой, чтобы одобрять или не одобрять тебя. Мы – люди разных миров, как в прямом, так и в переносном смысле. Мы просто разные. Ты хочешь вписать свое имя в историю и по-своему права. У меня подобной возможности нет, потому что я простой мужик без особых талантов. Поэтому я могу оставить свой след только в своих потомках.
   – Угу. Песня знакомая. Вот только что-то ты не торопишься с этим.
   – Во-первых, на Земле у меня есть сын и дочь. Во-вторых, здесь у меня еще все впереди. Так уж случилось, что у меня пока не очень получается определиться с родом деятельности…
   – А вернее, со спутницей жизни, – с улыбкой возразила Алайя, потешно уложив подбородок на скрещенные кисти, покоящиеся на его груди.
   – Все-то ты знаешь.
   – А я умная.
   – Кто бы спорил, только не я.
   – Вот и не спорь.
   – Не буду.
   – Так как насчет знакомых землян и моей просьбы?
   – Да в общем-то никак. Ты же знаешь, насколько я общителен. И потом, тот случай – исключение. Ну кто станет хранить наркотики да еще и тащить их с собой сюда? По-моему, тут ситуация такова, что тебе волей-неволей придется обращаться в корпорацию.
   – Зачем? Чтобы у меня опять украли открытие? Ни за что.
   – Ну тогда поищи подобное растение на других планетах.
   – Искала. Проверила сотни наркотиков схожего типа. Ничего. Понимаешь, тут ведь важно все – особенности излучения светила, климат, почва да много еще чего. Даже может статься и так, что искомый продукт произрастает только на одном-единственном склоне какого-то холма.
   – Ясно. Значит, свои амбиции ставишь выше нужд человечества?
   – Ты так сильно об этом сожалеешь?
   – Знаешь, по-моему, люди и без того получили возможность изрядно продлить свою жизнь. Просто у меня не выходит из головы тот наш разговор. Земля находится слишком далеко, и ее соседство с Океанией вовсе не гарантирует, что она останется в безопасности, если ее местоположение станет известно тем же багрийцам. А вот если корпорация Арика или Ирианская империя вообще найдет на Земле какой-то уникальный ресурс, то это побудит их обеспечить моей планете защиту.
   – Хочешь надавить на мою совесть и взвалить на мои хрупкие плечи ответственность за миллиарды жизней?
   – Для начала пытаюсь понять, чего ты от меня, собственно, хочешь. И почему вообще рассказываешь мне об этом? Я ведь могу сам отправиться в корпорацию и заявить, что посредством земного наркотика кокаина можно получить прорыв в регенерации.
   – Вперед, – безразлично пожав плечами и одарив его легкой улыбкой, подбодрила Алайя. – Только не забудь, что я не только красивая женщина, но и один из ведущих химиков империи. Этот самый земной кокаин – всего лишь ключ, но никак не средство. Сам по себе наркотик – он и есть наркотик. Но если он вступит во взаимодействие с иными веществами, в том числе и с извлекаемыми из ресурсов Океании, то можно получить нечто уникальное. Хочешь узнать, сколько миллионов вариаций можно составить из такого количества ингредиентов?
   – Даже так?
   – Очень много научных открытий совершилось благодаря банальным случайностям, и это – одна из них. Да и то с негарантированным результатом.
   – Но с высокой вероятностью.
   – С этим спорить не буду. Вот только все это есть лишь в моей голове.
   – Если так, то Арика пойдет на любые твои условия.
   – Я в этом уверена. Но правда заключается в том, что я ни за что не стану работать с Арикой.
   – Ладно, пусть это будет не Арика, а империя. Или у тебя претензии и к ней?
   – Нет. Но я хочу заполучить эксклюзив. Провернуть все таким образом, чтобы ни у кого не возникло даже мысли отодвинуть меня в сторону.
   – И как ты планируешь этого достичь? Сделать ставку на бывших наркоманов из числа выходцев с Земли?
   – Сергей, а если бы я финансировала экспедицию к Земле, ты взялся бы за это дело?
   – А при чем тут я? – тут же напрягся Сергей.
   – На обратном пути после нашей экспедиции я работала на виртуале и случайно обнаружила странный файл, который просмотрела, скопировала, а потом удалила. Очень интересный файл.
   – Этого не может быть.
   – Может.
   – Я ничего не копировал, работал прямо с носителя.
   – Это произошло автоматически благодаря внесенным мною настройкам, мне так удобнее. Я не люблю всякого рода всплывающие окна, поэтому свожу индикатор копирования файлов в дальний угол, уменьшая до возможного минимума. Ты его просто не заметил.
   – И почему ты меня не сдала?
   – Я никогда не служила в СБ и не собираюсь отбирать у них хлеб. И потом, при твоей прямо-таки фантастической удаче лучше быть на твоей стороне, чем пытаться встать у тебя на пути и уж тем более навредить тебе. И багрийский пират – яркий тому пример.
   – А как же быть с тем же Ганидом, который раз за разом ставит мне палки в колеса?
   – И каждый раз невольно подбрасывает тебя на новый уровень.
   – Хорошо. Допустим. Но если у тебя есть эти сведения, для чего тебе нужен я?
   – Во-первых, потому что ты надежен. Во-вторых, ты землянин и сможешь избежать множества ошибок. А главное, тебе будет проще остаться незамеченным.
   – Значит, в столице по делам, а в Талантай – под влиянием ностальгического желания поесть акулятины?
   – Вот напрасно ты так плохо обо мне думаешь. Просто я решила за один заход поразить сразу три цели. Поесть акулятины, ее и впрямь не так часто встретишь в империи, обговорить условия экспедиции и… Знаешь, напрасно ты думаешь о том, что мы с тобой столь уж разные. Именно твои рассуждения раз за разом заставляли меня возвращаться к одной мысли. Словом, я решила, что мне будет мало вписать свое имя в историю Ирианской империи. Мне нужны еще и потомки.
   – С чем я тебя и поздравляю.
   – Спасибо. Тем более начало уже положено.
   – То есть?
   – То есть третья моя цель – забеременеть, и сегодня – наиболее благоприятный для этого день.
   – Послушай…
   – Лучше помолчи, а то сейчас скажешь что-то глупое, а я – дама обидчивая. Позволь мне самой решать, от кого мне хочется иметь детей. В конце концов, я слишком долго шла к этому решению, чтобы сейчас довериться слепому случаю. Тем более тебя это ни к чему не обязывает, – ласково поглаживая его грудь, промурлыкала она. – Ну же, расслабься. Ведь ты же знаешь, что не устоишь.
   Угу. Это факт. Даже несмотря на то что сейчас на него свалилось уж очень много всего, он вынужден был признать, что она полностью права. Да и опасаться вроде нечего. У нее было больше двух лет, чтобы сдать его, но она этого не сделала. Так надежна ли она? Еще как надежна. Обоснованны ли всплывшие страхи? Скорее нет, чем да. Заинтересована ли она в сохранении тайны и в дальнейшем? Точно да. Нет, тут дело не в перспективе сверхдоходов, а в возможности утереть нос обидевшей ее корпорации. Но если дела обстоят именно таким образом, то какого черта…
   – Фу-у-ух. Ты меня совсем вымотал, – с блаженством откидываясь на смятую подушку, выдохнула Алайя, сплошь покрытая бисеринками пота.
   – Я-а?
   Возмущению Сергея не было предела. Впрочем, сказать что-то другое в настоящий момент ему было попросту затруднительно. Нет, регенерация – это конечно же хорошо, но нужно срочно искать причину и отчаливать на планету, и чем раньше, тем лучше. И уверенность в необходимости этого в нем росла с каждой лишней минутой, проведенной в ее компании.
   – Ну не я же, – грациозно потягиваясь, как кошечка, промурлыкала она. – Сам посуди, как старушка может загонять молодого жеребца?
   – Старуха? Эй-эй, молодая леди, поаккуратнее на поворотах. Ты меня еще жигало назови.
   – Чтобы ты разозлился и развеял мои чары? Вот уж не дождешься.
   – Боюсь, тут уж никакие чары не помогут.
   – Ты подумал над моим предложением?
   – Насчет экспедиции на Землю?
   – Ну не о ребенке же. Тут у тебя выбора нет, – ответила она, одарив его самой шаловливой улыбкой.
   – А если откажусь?
   – Мне придется поискать кого-то другого. А это – впустую потраченное время. Ты будешь смеяться, но мне вовсе не все равно, если твоя родная планета превратится в инкубатор рабов. Поэтому и человека придется подбирать с особым тщанием.
   – А еще есть интересы корпорации и империи, которые могут отстаиваться самым радикальным способом.
   – И это тоже. Именно поэтому наши персональные искины сейчас вне досягаемости, а от своего прежнего я безжалостно избавилась. Кристалл же с информацией в единственном экземпляре хранится в одной из банковских ячеек. Так что ты скажешь?
   – Скажу, что согласен. Но у меня есть некоторые условия.
   – Слушаю.
   – Экспедицию, как и доставку ресурсов, я организую сам и за свой счет. На тебе – переработка и реализация. Но я хотел бы получать треть от прибыли.
   – Я не собираюсь реализовывать компоненты. В мои планы входит открытие клиники на Клайпе. Я уже и участок купила, и подрядчика нашла, так что вскоре начнется строительство. Как только получу оптимальный химический состав, сразу же приступлю к модернизации программного обеспечения.
   – Ты настолько уверена в положительном результате? Да нет же, ты его уже получила, иначе с чего бы такая бурная деятельность.
   – Нет, результат еще не получен. И даже когда в моем распоряжении появится достаточное количество материала, для его получения потребуется минимум год. Да и то не факт, что программисты поспеют за химиками. Но в любом случае я достаточно заработала, пока трудилась на корпорацию, и довольно удачно вложила средства, чтобы позволить себе свою личную лабораторию и заниматься тем, чем мне хочется. Клиника же – выгодное вложение в любом случае.
   – Ладно. Но я все равно рассчитываю на треть.
   – Что же, не буду с тобой спорить, пусть будет треть. Но только от стоимости нового препарата, а не от его использования. Не переживай, что-то мне подсказывает, что сумма превзойдет самые смелые твои ожидания. Теперь давай к делу. Насколько серьезно ты подготовился к предстоящему путешествию? Может, моя помощь все же не будет лишней?
   – Поверь, учтено все. Имеется даже генератор маскировочных полей четвертого поколения. Мало того, с помощью уже проданного корабля мы прощупали почву. Все работает так, как надо. Еще немного времени на подготовку, и можно будет отправляться в путь.
   – Погоди, как это? То есть ты уже давно запланировал этот переход?
   – Ну да.
   – Но ты говорил, что видишь свое будущее среди звезд, а не на родной планете.
   – Я и сейчас это говорю.
   – Но это путешествие… Ты не мог знать о моем открытии. Я и сама только три месяца как… Да и не открытие это еще.
   – А я и не знал.
   – Но на что-то же ты рассчитывал? Там есть еще что-то, что может представлять интерес для внутренних систем?
   – Разве только углеводороды и человеческий ресурс.
   – Ничего не понимаю. Эта подготовка должна обойтись в огромную сумму.
   – Ну, я не бессребреник.
   – Это я понимаю, но и не можешь быть настолько состоятельным.
   – Верно. В это предприятие я вложил все, что имел. Землю планировал пока посетить только раз, а потом пробавляться рудокопом на фронтире. На добыче редких руд можно хорошо подняться.
   – То есть ты вкладываешь буквально все, что у тебя есть, только ради того, чтобы немного погостить на родной планете?
   – Господи, Алайя, ты не устала еще удивляться? Да, я такой. По мне так человеку для жизни вообще нужно немного. Никогда не понимал все эти излишества типа золотого унитаза и бриллиантовых вставок в зубы.
   – Ну в этом я с тобой согласна, – задумчиво потерев кончик носа, произнесла Алайя. – И все же, я тебя не понимаю.
   – И не надо. Главное, что мы теперь можем не откладывать все это в долгий ящик.
   – Хорошо. Тогда слушай предварительный инструктаж. Ты должен будешь строго классифицировать все образцы, ни в коем случае не смешивая их. Повторяю, возможно, искомый образец произрастает только в одном конкретном месте, и нам нужно будет точно знать, где именно.
   – А может, отправишься вместе с нами? Ну чтобы я ничего не напутал.
   – Я? Нет, это исключено. И потом, хотел треть – отрабатывай.
   – Ясно. Кстати, искин.
   – Что-то случилось?
   – Мне должны были прислать смету на переделку корабля.
   Гаджет нашелся на кухне. Теперь-то Сергей понял, что оставил его тут благодаря ненавязчивым манипуляциям Алайи. Страшная женщина и невероятно целеустремленная, а главное – весьма осмотрительная.
   Ага. Вот и сообщение. Так и есть, пришла смета. Та-ак. Все же недаром Типпан столько лет потратил на зарабатывание репутации. Все предложения были дельными и направленными на максимальную оптимизацию баржи. А еще сумма оказалась на пятьсот тысяч меньше предполагаемой.
   Конечно, расчеты были предварительными, вот только Сергею еще ни разу не доводилось сталкиваться с тем, чтобы они в итоге оказывались меньше сметы. А еще ему не доводилось читать такую фразу: «Сумма окончательная и в случае отсутствия дополнительных пожеланий клиента коррекции не подлежит».
   Остается только завизировать и отправить владельцу верфи. Пусть приступает к работе. Корабль в док перегонят уже работники верфи. Вместе со сметой Сергей отправил и коды доступа на корабль. Ну что же, десять дней – и можно будет отправляться на Фиджу. Устанавливать дополнительное оборудование и вооружение. Это съест еще пару суток. Но зато потом – прямая дорога на Землю. Хм, и, похоже, это предприятие также не обойдется без приключений.
   – Сергей, ты где пропал?
   – Нужно было завизировать смету на реконструкцию корабля.
   – Завизировал?
   – Да.
   – Тогда иди сюда, – промурлыкала Алайя.
   Обнаженная, сладострастно потягивающаяся, стоя в дверном проеме, и при этом выглядящая ну очень притягательно, она не могла оставить его равнодушным. Казалось бы… Да ку-уда-а та-ам. Только жадно сглотнул, резко дернув кадыком, и тут же скользнул к своей обольстительнице. Правда, тело еще попыталось призвать его к благоразумию, отозвавшись болью во всех частях, но предохранители погорели и разум просто отключился.

Глава 3
Земля

   В этой системе он не собирался обозначать свое присутствие. Ведь именно отсюда начиналась тропа, по которой они собирались отправляться в свое путешествие. Поэтому его корабль был скрыт маскировочным полем. Правда, это вело к расходу не такого уж и большого ресурса генератора, но другого выхода не было. Сергей вообще не хотел, чтобы его могли каким-либо образом связать с этой системой фронтира.
   – Обнаружен корабль, использующий генератор маскировочных полей третьего поколения. Малый транспорт грузоподъемностью до ста кубов. Предположительно – межсистемно-планетарного типа. Дистанция – шесть тысяч единиц.
   – Он применяет активное сканирование пространства? – Сергей от нетерпения даже заерзал в ложементе.
   – Нет.
   – Начинай разгон и сближение на форсированной тяге.
   – В случае применения форсированной тяги нас смогут обнаружить сканеры и сенсоры третьего поколения.
   – Выполнять.
   – Принято. Выполняю, – равнодушно ответил искин, и Сергей тут же почувствовал, как корабль начал набирать ход.
   – Будем надеяться, что сенсоров третьего поколения у него все же нет. Корпорация и без того накрутила с безопасностью, – пробурчал Пошнагов под нос самому себе, чтобы хоть как-то унять охватившее его волнение.
   – Дистанция – три тысячи. Противник продолжает разгон. Наше присутствие не обнаружено.
   – Принял. Продолжай сближение.
   – Начать сопровождение цели?
   – Нет. Цель сопровождать не нужно, – тут же всполошился Сергей, едва не подпрыгнув в ложементе.
   Сопровождение цели возможно только при использовании сканера, и никак иначе. А в этом случае цель однозначно обнаружит охотника. Классифицировать преследователя конечно же не сможет, как и не сумеет взять его на прицел, но будет о нем знать и установит направление, откуда исходит сканирование. Сергей же собирался свалиться на свою цель как снег на голову. Только так. Любой другой способ не мог гарантировать сохранения тайны. Мало ли что у них предусмотрено на этот случай. Вдруг пилот успеет отправить по Сети условное сообщение.
   – Ты можешь с помощью пассивных сенсоров передать изображение корабля на обзорную панель? Только пассивные сенсоры. Нас не должны обнаружить, – помяв подбородок, поинтересовался Сергей у бортового искина.
   Вопрос вовсе даже не праздный. Все же пассивные сенсоры, пусть и четвертого поколения, пассивные и есть. Они значительно уступают сканерам и имеют серьезные ограничения. Да, на корабле цели установлен генератор маскировочных полей третьего поколения. Но ведь вместе с тем сам корабль – незначительных размеров, с достаточно маломощным реактором и выбросом энергии. Словом, нюансов тут более чем достаточно, чтобы испытывать сомнения по поводу возможностей сенсоров в данной ситуации.
   – Принято. Я могу передать изображение, не обнаруживая нас, – все так же равнодушно ответил искин.
   Обзорная панель, расположенная перед пультом управления, мигнула, и на ней тут же появилась картинка с летящим в ледяной синеве небольшим корабликом. Нет, без привязки к каким-либо объектам установить это невозможно. Но Сергей в этом и не нуждался, потому что давно и хорошо знал это судно.
   Именно такое он и рассматривал в свое время в качестве будущего приобретения, просто потом нашел более подходящую модель. Кораблю такого же класса принадлежал аварийный искин, обнаруженный Пошнаговым на дне впадины. Такой же малый транспорт когда-то забирал его с Земли. Так что все его характеристики и внутренняя планировка Сергею были хорошо знакомы.
   – Когда мы сможем накрыть его своим маскировочным полем?
   – При сближении до пятисот единиц.
   – Ясно. Продолжай сближение.
   – Выполняю.
   Вообще-то барже приходилось нелегко. И если бы не выгодная позиция, занятая изначально, то сомнительно, что у Пошнагова вышло бы из этой затеи что-либо путное. Сейчас же, по максимуму используя резервы корабля, он имел все шансы для успешного завершения этого рискованного предприятия.
   – Цель в четырехстах пятидесяти единицах. Наше маскировочное поле надежно ее охватывает. Мы все еще не обнаружены. Начать сопровождение цели?
   – Отставить. Носовое орудие – на ручное управление, визир прицела – на первую обзорную панель.
   – Принято. Выполняю.
   Это извечное дублирование команды искином на самом деле не имело смысла. Оно являлось обычной данью древнему прошлому флота, вначале морского, затем космического. На самом деле, получив прямой приказ, искин тут же выполнял его, дублируя уже вдогонку. Кстати, дублирование можно было и отменить, но Сергей не хотел этого делать, традиции, антураж и все такое, корабль же.
   Сергей вручную навел перекрестье прицела на малый транспортник. Даже при ручном управлении вооружением искин автоматически производил вычисления как дальности, так и соотношения скоростей двух кораблей. Поэтому на таком расстоянии Сергей мог просто выбирать место, куда желает попасть, и вести прямо-таки снайперскую стрельбу. А с его-то калибром, способным прошить обшивку этого суденышка, как бумагу, он вообще мог поражать цели выборочно.
   – Как только я сделаю первый выстрел, просканируй цель и определи местонахождение пилота, начинай синхронизацию скоростей и глуши выход в Сеть.
   – Принято.
   Поначалу Сергей испытывал сомнения по поводу того, что собирался сделать, но потом все же решительно сжал джойстик и нажал на гашетку, выпуская короткую очередь на три снаряда. Он ничего не услышал и не почувствовал. Если на малом транспорте выстрел орудия ощущается хоть как-то, то с массой и габаритами баржи этого нет и в помине.
   Вроде бы ничего и не произошло, но в хвостовой части кораблика вдруг появилось три коротких всполоха, и суденышко словно запнулось. Ни о каком защитном силовом поле во время использования генератора маскировочного поля не может быть и речи, иначе теряется смысл маскировки как таковой. Поэтому снаряды не встретили никакого сопротивления. Точное попадание в двигательный отсек. Тут главное не задеть реактор.
   Нет, если бы нужно было просто уничтожить корабль или осмотреть прямо в космосе, то никаких проблем. И хотя нужно очень сильно постараться, чтобы вызвать термоядерную реакцию и, как следствие, взрыв (все же реакторы проектировались и строились с весьма серьезными степенями защиты, многократно дублирующими друг друга), но зато появится запредельный радиационный фон. Сергей же собирался погрузить свою добычу в грузовой отсек баржи, чтобы поработать с нею вдумчиво, без излишней спешки. И в этом случае излишняя радиация ему просто ни к чему.
   Вроде бы все осталось так, как и прежде, потому что падение скорости без труда компенсировалось искином. Но если присмотреться самую малость, то картина все же изменилась. Исчезла реактивная струя. Появилась оплавленная пробоина в районе двигательного отсека.
   А еще обозначилась красная метка, это искин, выполняя распоряжение Сергея, просканировал внутренние отсеки корабля и теперь показывал местоположение пилота. Как и предполагал Пошнагов, тот покинул ходовую рубку и, судя по всему, сейчас находился в душевой.
   Все это Сергей понял буквально за пару секунд, а затем вновь нажал на гашетку. Перекрестье прицела в этот момент было наведено точно на красный маркер. Короткая очередь из трех снарядов. Вновь резкие всполохи на обшивке корабля. И все. Красная метка пропала. Теперь остается надеяться, что на борту не окажется никаких сюрпризов типа самоликвидатора, потому что ликвидации Сергей никак не может помешать. Разве только обезопасить себя.
   – Кашалот, начинай процедуру ввода корабля в грузовой отсек по предварительной схеме.
   «Кашалот» – имя, которое Сергей дал барже благодаря отдаленной схожести ее обводов с профилем земного кита. Особенно это сходство просматривалось в момент, когда активировались буровые лазеры и установки силовых лучей, в походном положении прячущиеся в корпусе. Разумеется, о данном сходстве можно говорить еще и в том случае, если кит вдруг решит плавать вперед хвостом. Но Сергей не больно-то заморачивался на эту тему. Появилась такая ассоциация, вот он недолго думая и назвал.
   – Принято. Выполняю.
   Вот и хорошо, что выполняет. А то мало ли что могут намудрить эти умники из корпорации. Сергею же оставалось только наблюдать за тем, как «Кашалот» притянул пленника к себе силовым лучом, а затем зафиксировал магнитными захватами. После этого в дело вступили четыре из шести ремонтных дроидов. Их задача – проверка судна на предмет мин-ловушек и максимальное уничтожение схемы энергоснабжения. В идеале Сергея удовлетворил бы кусок металлолома с заглушенным реактором. Кстати, исходя из доклада искина, процесс отключения реактора идет полным ходом, и это не может не радовать…
   Во всем виноват Ралин с его предусмотрительностью и въедливостью. Их экспедиция на Землю должна была уже вот-вот начаться, когда алаянкиец высказал свое предположение относительно того, что корпорация на Океании как-то должна контролировать перемещение своих контрабандистов. Если для наблюдателя из имперского флота эти суда должны были оставаться невидимками, то корпорация просто обязана осуществлять контроль. А значит, хотя бы одно судно может быть оборудовано сканером или пассивными сенсорами четвертого поколения.
   Так вот. Если это предположение верно, то маскировка «Кашалота» не выстоит перед таким сканером. Конечно, генератор не позволит просканировать судно, установить его точную классификацию, возможности, вооружение, численность экипажа. Но зато противник будет гарантированно знать о несанкционированном появлении какого-то корабля и сможет вести достаточно точный огонь.
   А тут еще и Клайра подлила масла в огонь, мол, неплохо бы заполучить карту Солнечной системы со всеми космическими телами, имеющими свои орбиты. Передвижение в космосе, даже в давно известных и картографированных системах, сопряжено с опасностью. И в первую очередь ее представляют незваные гости, вечные бродяги космоса, к которым относятся как астероиды, так и кометы.
   В условиях Солнечной системы может возникнуть необходимость в маневрировании. Но делать это в практически не изведанном пространстве опасно. Да, внутрисистемные прыжки редко превышают половину светового часа. Но это сопряжено все с тем же свертыванием пространства, а значит, корабль может появиться в самом неожиданном месте. Например, погруженным в какой-нибудь астероид частично или полностью.
   Сергею казалось, что он знает уже достаточно много, чтобы добраться до Земли. Но, как оказалось, этих знаний было явно недостаточно. Вот только отступать он не собирался. Наоборот, трудности, всякий раз возникающие на его пути, заставляли еще крепче закусывать удила, думать и действовать. Он уже взял разгон, настроился и даже не представлял, что сможет заставить его отказаться от поставленной перед собой цели.
   Итак, у них появилась проблема. А вернее, две. И для их решения нужна информация. Остается понять, где есть источник, до которого они могут дотянуться, оставаясь при этом в тени. И подобным источником могли оказаться корабли лжеконтрабандистов.
   Добраться до них было не так уж и трудно. Выход с тропы находится в системе Фиджи. Прыгают они сюда под прикрытием маскировки и только во время следующего прыжка отключают генератор. Так что данная система как нельзя лучше подходила для проведения операции по захвату.
   Оставалась моральная составляющая этого дела. Ведь Сергей не может себе позволить оставить в живых пилота. Как и оставить иное вещественное подтверждение того, что корабль вообще появлялся в данной системе. Но и с этим у него не возникло никаких сложностей, как и тогда, на Океании, когда он отправился уничтожать пиратский корабль. Эти ребята без зазрения совести могли убивать ради добычи, а потому никаких угрызений совести по этому поводу Сергей не испытывал.
   При чем тут контрабандисты? Ни при чем, если позабыть, что именно благодаря им этот пиратский промысел вообще стал возможным. Так что в какие бы белые одежды их ни обряжали, они несут полную ответственность за все действия пиратов. И, как следствие, заслуживают такого же отношения. Плевать, что они – простые исполнители, что все это задумано людьми с более высоким положением. Взялся за грязную работу, будь готов ответить…
   Наконец добыча была размещена в грузовом отсеке. Кашалот доложил о том, что радиационный фон в норме. Не все было столь безоблачно вначале, но отсек имел дезактивационное оборудование, так что с повышенным фоном удалось разобраться без труда.
   После этого Сергей лично демонтировал все искины, включая и аварийные. «Кашалот» уже начал разгон для прыжка через пару необитаемых систем. Сергей собирался уронить захваченный корабль на одну из безжизненных планет. Найти его в этом случае просто нереально, даже если его будут искать самым тщательным образом.
   Перед этим предприятием Сергей навестил станцию Лаути, где базировался его земляк, венгр Михай. Посещение преследовало двоякую цель. С одной стороны, ему понадобился дешифратор для взлома искинов. С другой, Михай мог сделать Клайре и Ралину хорошие документы, если вдруг у Сергея что-то пойдет не так.
   Недовольного вассала и кипящую негодованием девушку Сергей бросил на станции, отбыв в неизвестном направлении. Только оставил им сообщение о скором возвращении да повесил сообщение с отсрочкой отправки, чтобы они получили его в случае, если все пойдет совсем плохо. Пусть они были готовы отправиться с ним на Землю, но подвергать их дополнительному риску он не собирался. Все же сейчас он выступал против одной из лучших спецслужб внутренних систем.
   Дешифратор справился без труда. Так, что-то пожужжало, пощелкало, поурчало и несколько раз пискнуло. Минута такого незамысловатого действа, и он получил полный доступ к бортовому искину.
   Ну вот. Теперь от множества вопросов не осталось и следа. Не было в Океании более совершенных сканеров. Появляясь в системе, контрабандисты связывались со своим куратором по узконаправленному лучу, исключающему прослушивание, если только не оседлать сам луч. Вот и все. Во всяком случае, никаких сведений о сканирующем оборудовании выше третьего поколения в наличии не было.
   Сергей подозревал, что имперские наблюдатели ведут себя не столь навязчиво. Возможно, нечто подобное с контрабандой имперцами подразумевается, и на это специально закрывают глаза. Ведь было же дело, когда русские пограничники в царской России в упор не замечали контрабандистов, занимавшихся нелегальной переправкой, к примеру, цейссовской оптики.
   Возможно, тут все дело в политике, и, чтобы не дразнить остальных исключительным правом корпорации Арика, был запущен проект с контрабандистами. Откуда Сергею знать, как работают политические инструменты и какие течения существуют в этой области? Он мог видеть только доступную ему картину. Да и не стремился увидеть слишком уж много.
   В искине нашлась и самая подробная карта Солнечной системы. Причем наличествовали сведения не только о космических телах с постоянными орбитами, но и о гостях системы, появляющихся там с завидным постоянством. Кстати, то же самое относится и ко всей тропе в целом. Вдумчиво поработала корпорация, ничего не скажешь. Но это Сергею только на руку.
   А еще (и это особенно радовало) инопланетные умники умудрились оседлать земной Интернет, используя спутники. Причем в искине не было привязки к определенному аккаунту. В наличии имелась программа, позволяющая подключиться к земной Паутине, синхронизируя инопланетное оборудование с земным. Вообще-то разработка подобной программы требовала нетривиального подхода ввиду несовместимости земной и инопланетной электроники. Но, как уже говорилось, корпорация весьма вдумчиво подходила ко всем вопросам…
   Клайра решительно прошла на борт, нарочито игнорируя Сергея, и, буквально упав в ложемент, сложила руки на груди, нахохлившись как воробей. Правда, выглядела она при этом как рассерженный котенок. Вот как хотите, так и понимайте, но ни одно из этих сравнений в отдельности ей сейчас не подошло бы.
   Ралин был более сдержан. В отличие от девушки он прошел на борт мягкой и даже вальяжной походкой эдакого повесы. Потом уперся плечом в косяк дверного проема ходовой рубки, посмотрел на Сергея с легкой укоризной. А под конец одарил улыбкой, как это делают в отношении неразумных юнцов. Да еще эдак нравоучительно покачал головой.
   – Господи, ну прямо как дети. Хотя чего с вас взять, дети и есть, – махнул рукой Сергей.
   – Насчет детей… – начал Ралин. – Тебе не кажется, что ты несколько поздно решил оградить Клайру от опасности? С нее достанет и того, что она уже знает, чтобы корпорация очень вдумчиво с ней поработала. И если учесть, какие здесь ставки, я очень сомневаюсь, что они ограничились бы промывкой ее мозгов. Относительно меня, так я вообще в недоумении, с чего это ты решил заботиться о моей безопасности. Уж кого-кого, но меня назвать восторженным юнцом нельзя. Решение о вассальной клятве для меня было осознанным и взвешенным. Как бы ты к этому ни относился, но если бы с тобой что-то случилось, то я либо отправился бы мстить, пока не добрался бы до самого верха, либо перерезал себе горло. Так кого ты хотел этим защитить?
   Сергей посмотрел на своих спутников, и впрямь пытаясь найти ответ на этот вопрос. Что самое противное, он его не находил. Каждый его шаг, еще недавно казавшийся продуманным до мелочей, теперь и впрямь выглядел глупо и даже смешно. Ведь действительно, достаточно было установить его личность или принадлежность корабля, чтобы потом размотать весь клубок. Не помогли бы и новые личины, предоставленные Михаем. Хотя бы потому, что о его деятельности был отлично осведомлен один майор имперской службы безопасности.
   – Ну простите. Как-то не подумал, – разведя руками, вынужден был признать Сергей.
   – А вот это уже больше похоже на правду, – оттолкнувшись от косяка и направляясь к своему ложементу, согласился Ралин.
   – Ну теперь-то, может, расскажешь, куда летал? – все так же нахохлившись, поинтересовалась девушка.
   Ну а куда деваться, рассказал. Не сказать, что он пережил такое уж великое приключение, но все же чувство зависти в глазах девушки блеснуло. Господи, да там делов-то – догнать несчастного, а затем покончить дело двумя короткими очередями. Но, как видно, Клайре не дает покоя то, что ее постоянно определяют куда-то в тыл. Ну тут уж ей придется смириться. Смешон Сергей или нет, но он сделает все, чтобы она и впредь оставалась как можно дальше от явной опасности.
   – Где думаешь монтировать и калибровать генератор маскировки? – поинтересовался Ралин, едва Сергей закончил свой рассказ.
   Пошнагов не смог преодолеть соблазн и избавиться от практически нового генератора третьего поколения. Они и так и эдак собирались приобретать такой для катера, который был просто необходим для путешествий на планету. Так отчего же отказываться от того, что досталось даром. Конечно, лучше бы посовременнее, но тут уж не до жиру. Заказать-то они его заказали, но это не значит, что товар будет добыт достаточно быстро.
   Сегодня флот все еще активно использует генераторы четвертого поколения, не завершив переход на пятое. Но дело даже не в этом. Просто эти генераторы используются далеко не на каждом корабле. К примеру, на линкоры их даже не пытаются устанавливать, потому что скрыть эти громадины с чудовищным выбросом энергии практически нереально. Та же картина – с крейсерами и лидерами эсминцев. Остаются только маломерные суда, от эсминцев до разведчиков. Иное дело со сканерами, вот ими оснащались все корабли без исключения.
   Поэтому, даже сделав заказ на генератор, пришлось бы изрядно подождать, пока таковой отыщется среди множества обломков, зависших в космосе. Тут ведь мало того, что эти генераторы имелись далеко не на каждом корабле, так ведь еще и сами корабли, которые «обрабатывали» мусорщики, погибли в бою, а значит, имели значительные повреждения.
   – Генератор будем устанавливать здесь. Думаю, эта станция достаточно удалена, чтобы быть безопасным местом, – почесав кончик носа, ответил Сергей.
   – А может, Триплак или Тронка? – высказала сомнения Клайра.
   – Не думаю. На Триплаке и любой другой станции мусорщики тут же определят, что товар не из их закромов. Дело конечно же не их, но вопросы останутся. Тронка – место сборища подонков со всех концов освоенного космоса, и, появившись там, «Кашалот» тут же окажется на заметке у спецслужб. То, что там никого не трогают, вовсе не означает, что за станцией не приглядывают. Здесь же никто не станет задавать лишние вопросы.
   – Что же, вполне оправданно. И когда будем выдвигаться? – откидываясь на спинку ложемента, тут же изменившего форму и принявшего члена экипажа в ласковые объятия, поинтересовался Ралин.
   – Как только управятся с катером. Причин и дальше тянуть время больше нет.
   Причин и впрямь не было. Впрочем, Сергей и не искал их, а даже наоборот, всем существом стремился как можно быстрее выдвигаться. Подумать только, еще месяц назад он думал, что полностью готов к путешествию, и всякий раз что-то обязательно шло не так, появлялись какие-то трудности, возникали новые обстоятельства или сомнения, требующие разрешения.
   Но на этот раз он был по-настоящему готов отправиться в путь, как бы ни сложились дела. И, как ни странно, причина оставалась прежней – он хотел увидеть своих близких. О кокаине и предстоящих выгодах он думал в последнюю очередь, если вообще думал. Он конечно же готовился к предстоящему общению с преступным миром, но скорее имел это предприятие в виду, чем отводил ему основную роль.
   Ну вот такой он неправильный человек. Раньше, когда он еще думал, что ему просто не дано заработать миллионы, так как в нем напрочь отсутствует деловая хватка, он хотя бы как-то стремился к этому. Но едва понял, что заработать деньги для него теперь не проблема, как всяческий интерес к этому пропал.
   И вообще, раньше деньги нужны были ему для того, чтобы воплотить в жизнь свою цель. Отправиться на Землю. Сейчас от этого его отделял всего лишь один шаг. Для достойной жизни ему вполне хватит и вот этой баржи. Даже если он будет работать в освоенном пространстве на добыче самой дешевой руды, получаться у него будет настолько изрядно, что лет через десять он сможет отработать все затраты на свой корабль.
   Вот так в нем и боролись противоречия. С одной стороны, он стремился на Землю. С другой – понимал, что едва это осуществится, как у него вновь не останется смысла жизни. Ну разве только подумать наконец о семье, опять завести детей и сосредоточить все свои помыслы вокруг них. Вполне достойное деяние и не такое уж и скучное.
   Правда, была у него еще мысль каким-либо образом помочь своей родине. Не Земле в целом, а России в частности. Ну не избежать Земле встречи с инопланетянами. Рано или поздно, но они уже не смогут скрывать свое присутствие, а тогда может случиться все что угодно. И что-то говорило Сергею, что русских постараются загнать в темный угол и держать в черном теле. Запад всегда этого хотел и не особо скрывал свои намерения. А уж заокеанские партнеры – вообще отдельная песня.
   Да, желание было. Но был и страх того, что его попросту посадят на цепь, впрягут в ярмо, сядут на шею. Называйте это как угодно, хоть призывом к гражданскому долгу или воинской присяге. Ну не хотел он этого. Помочь людям хотел, а оказаться на побегушках у правительства – нет. В его жизни уже было время, когда он отдавал свой долг, а его в это время предавали. Причем не только правительство, но и простые люди.
   Однако как убить двух зайцев одним выстрелом, Сергей не представлял. Пока не представлял. И хотя он над этим частенько задумывался, мысли эти назвать целью не мог. Так, что-то такое на уровне ощущений. Цель же – это нечто сформировавшееся, это маяк, на который ты держишь курс, то, к чему стремишься.
   Вот так он и метался сутки, пока на катер устанавливали генератор и проводили его калибровку. Но как только «Кашалот» отошел от причальной стенки, он успокоился и решительно задал искину курс. Все, сомнения прочь, теперь только вперед, куда бы ни завел его этот путь…
   – Это и есть Океания? – Клайра указала пальчиком на голубой шарик, изображение которого появилось на обзорной панели.
   – Да. Это Океания.
   – Не очень-то и впечатляет.
   – Ну ты же не в первый раз наблюдаешь подобную картину. Все планеты, на которых есть жизнь, выглядят примерно одинаково, и бо́льшая часть их поверхности покрыта водой. Разве только на Океании вообще нет никакой суши.
   – Мы приблизимся, чтобы взглянуть на нее поближе?
   – Зачем? – искренне удивился Сергей.
   – Ну, все же тут ты провел два года.
   – Я два года провел под водой. Конечно, сегодня об этом вспоминать где-то даже весело, а еще здесь я нашел свое спасение и получил неплохой старт. Но никаких ностальгических чувств эта планета у меня не вызывает. Разве только в гастрономическом плане, очень уж мне нравится местная акулятина. А так… Для следующего прыжка нам нет необходимости приближаться к орбите. Так что рассматривай ее на расстоянии.
   – А Земля? Земля пробуждает у тебя ностальгические чувства? – Клайра посмотрела на него с самым серьезным видом.
   – Земля пробуждает. Это все же мой дом, и там мои близкие.
   «Кашалот» разгонялся в течение двенадцати часов. Конечно, можно было значительно сократить время, задействовав форсированный режим. Но Сергей не хотел этого делать по нескольким причинам, и главная из них – это возможность обнаружения их корабля флотом корпорации. Когда он охотился на контрабандиста, тот риск показался ему оправданным, да и не сумел бы он его догнать, не задействовав форсированный режим. Сейчас же в этом не было никакого смысла.
   Нужно просто набраться терпения и подождать двенадцать часов. Всего-то. Да это сущая мелочь в сравнении с четырьмя с половиной годами, оказавшимися к тому же весьма бурными. Вот только отчего-то минуты тянутся бесконечно долго. А еще никак не получается найти какое-нибудь занятие и отвлечься от постоянного желания проверить, как идет разгон.
   Клайра прекрасно понимала, в каком он состоянии, и все время щебетала, стараясь занять его разговорами, чтобы время пролетело незаметно. За это он был ей благодарен отдельно и старался делать вид, что у нее вполне получается. На деле же время упрямо тянулось, как ленивая черепаха.
   Наконец подошел момент прыжка. Легкое головокружение и тошнота. На этот раз ощущения при прыжке значительно отличались от прежних, а опыта у Сергея было более чем достаточно. Но сильное волнение и пульсирующий комок под ложечкой вносили особенную изюминку.
   «Кашалот» вышел практически на орбиту Земли. И то, что это – его родная планета, Сергей понял сразу. Они появились со стороны Солнца, сейчас заливающего своим светом Евразию, очертания которой Сергей не мог спутать ни с чем другим. Сергей даже невольно подался вперед, упершись руками в пульт.
   Ему довелось увидеть больше десятка обитаемых планет, и поверхность каждой из них по большей части была покрыта водой. Но каждая из них им воспринималась как-то отстраненно. Материки имели неправильные очертания, отчего планеты казались какими-то неестественными и бутафорскими.
   Раньше он относил это чувство к тому, что никак не мог воспринимать открывавшийся с орбиты вид как реальность. Ну не космический он волк, что тут поделаешь, оттого и пространство между звездами для него какое-то ненастоящее, словно в навороченной компьютерной игре.
   Но, похоже, все это ерунда. Потому что вот Земля им не воспринимается как-то отстраненно, а совсем даже наоборот, естественно и неповторимо. Наверное, тут все дело в том, что каждую планету он начинал сравнивать с родной и неизменно находил, что чужа́чки проигрывают ей по всем критериям.
   – Это она? – наблюдая за Сергеем, буквально впившимся взглядом в обзорную панель, поинтересовалась Клайра.
   – Она. Гкхм.
   Что-то в горле запершило, вот хотел еще что-то сказать, и никак.

Глава 4
Дом, милый дом

   – Я не могу оставить без присмотра «Кашалота», как и катер на Земле. Так что выхода нет.
   – Выход есть всегда. Просто ты не хочешь с этим согласиться. Я могу доставить тебя на Землю, а потом вернуться на «Кашалот». Ничего с ним не случится, искин сумеет, в случае чего, защитить корабль. И потом, тут вроде как не предвидится противник, способный доставить неприятности нашему «Кашалоту», вооруженному не хуже эсминца. Ралин же сможет обеспечить твою безопасность.
   – С этим вполне справятся андроиды. Возьму с собой двоих в качестве охраны. А хотя нет, лучше одного, чтобы не привлекать внимания. Один странный человек он и есть странный, двое – уже патология.
   К этому путешествию на Землю Пошнагов готовился самым тщательным образом. Так на корабле появился гардероб с вещами земных фасонов – результат деятельности портных из числа землян. В просьбе Сергея никто не заметил ничего особенного, многие их земляки испытывали ностальгию по родной планете, а значит, и по одежде. Впрочем, положа руку на сердце, земная мода не слишком сильно отличалась от моды во внутренних системах.
   Также им были приобретены военные андроиды. Те самые идеальные солдаты, которые все мерещатся земным военным и от использования которых уже давно отказались во внутренних системах. Конечно, периодически появляются новые энтузиасты, и порой их проекты даже финансируются государством, но результат все еще оставляет желать лучшего. Как отдельная боевая единица, андроиды не сумели зарекомендовать себя в достаточной мере, чтобы претендовать на место солдата.
   Причина в том, что машина остается машиной и не способна сравниться с человеком. Война, как и убийство, – это своего рода искусство, как бы кто к этому ни относился. Машина же не способна создавать шедевры, она может действовать только по шаблонам, согласно заложенной программе. Когда дело поручается машине, ни о какой импровизации или отступлении от определенных правил не может быть и речи.
   А вот как дополнение к человеку в качестве поддержки машина очень даже к месту. Но андроид, за исключением физической силы, по своим показателям не превосходил человека, обряженного в бронескафандр. Изготавливать подобное снаряжение еще и машине? К чему эти излишества. Не проще ли создать для солдата помощника, несущего как легкое стрелковое, так и тяжелое вооружение. И в этом случае подобному роботу нет необходимости иметь вид андроида, куда эффективнее форма того же паука.
   Но это все – во внутренних системах. А вот на Земле андроиды еще могли на что-то рассчитывать. Выглядели они как терминаторы, причем один в один. Чтобы справиться с таким парнем, понадобится как минимум крупнокалиберный пулемет, да и повреждения должны быть не меньше семидесяти процентов. А еще андроиды отличались абсолютной преданностью. Их невозможно ни запугать, ни подкупить. Разве только перепрошить, но это сложная задача даже для внутренних систем, а уж о Земле и говорить не приходится.
   Изначально Сергей планировал приобрести двух андроидов. Но как только на горизонте появилась Алайя со своим предложением, он поспешил пересмотреть свои милитаристские притязания и увеличить их число. Конечно, эти боевые роботы стоили дороговато и могли привлечь к нему излишнее внимание, но Сергей решил, что жизнь дороже.
   – Андроид – всего лишь машина, и ты это прекрасно знаешь, – возразила Клайра. – Он способен принять только очевидные решения. Ну вот что он сделает, если тебя задержат силы правопорядка?
   – То, что я ему прикажу. Не станет вмешиваться, – отмахнулся Сергей.
   – Ладно. Застынет истуканом или примется прогуливаться, пока ты будешь отсиживать свой срок в тюрьме. Ведь в любом участке отбирают все лишнее, и, как ни странно, искины входят в этот перечень. Как ты свяжешься с андроидом в этом случае? Это так, в качестве одного из примеров.
   – Зато вы сможете с ним связаться, а потом придумаете, как вытащить меня.
   – При условии, что ты успеешь отдать подобную команду. А если тебя, к примеру, оглушат? Ты ведь в розыске, и тебя вполне могут опасаться. Как в этом случае поступит боевая машина? Ты готов укладывать трупы штабелями? Вот и я о том же.
   – Хорошо. Ну а как мне сможет помочь Ралин без знания языка?
   – У меня есть искин с двумя десятками земных языков. Разыграю из себя больного с неразвитой речью, чтобы никто не обратил внимания на мой акцент, вот и все. В то же время я смогу координировать действия андоидов, без них и впрямь лучше бы не соваться. Кстати, один из них вполне сможет выступить в качестве переводчика. С чувством юмора у них проблемы, но в остальном, если целенаправленно не пытаться распознать в них машину, понять это будет сложно. Словом, есть множество вариантов.
   – Вот! – победно вздернув подбородок и подбоченившись, воскликнула девушка, обрадованная поддержкой со стороны Ралина.
   – Хорошо. Но я ведь понятия не имею, что на Земле может вызвать у вас аллергическую реакцию. Моя иммунная система ничего не потеряла, а только приобрела дополнительные способности, и я буду чувствовать себя там вполне нормально. Ралин будет повсюду ходить со мной в защитном костюме?
   – Это не проблема. У нас имеется полевая регенерационная капсула, способная провести необходимую процедуру по повышению свойств иммунной системы.
   – Серье-о-озно? А может, у тебя есть еще и результаты исследования медиков для проведения подобного курса? Ты представляешь, сколько нужно провести работ, чтобы получить подобные данные и составить регенерационный курс.
   – Я – нет. А вот корпорация Арика – да. Эти сведения нашлись в бортовом искине контрабандиста, – выпалила девушка.
   – И что они там делали? – не скрывая удивления и как-то примирительно поинтересовался Сергей.
   – Откуда же мне знать, чем руководствуется корпорация? Но даже если бы их не было, то в нашем распоряжении имеется малая аптечка (где найдется универсальный антидот), связь на случай экстренной эвакуации и три полевые криокапсулы, полностью заряженные и готовые к использованию. Сергей, ты не хочешь брать с собой Ралина, потому что собираешься встретиться с родными?
   – Кхм… Ну, в общем… Поймите, это личное.
   – Личное личным и останется. Я обещаю держаться в стороне. Но Клайра права.
   – Права она. Могла бы и раньше сказать об этих данных.
   – Не злись, Сергей. Я обнаружила их незадолго до последнего прыжка.
   – В крайнем случае можно обойтись только аптечкой, конечно, могут возникнуть кое-какие сложности, но думаю, что незначительные, – решил вставить очередные пять копеек Ралин, прекрасно понимая, какое нетерпение сейчас охватило его сюзерена.
   – Вот только не надо экстрима. Ну чего смотришь? Погружай Ралина в капсулу, – посмотрев на девушку и разведя руками, закончил разговор Пошнагов.
   Вообще-то в ее участии в данном процессе не было необходимости. Ввиду потенциально опасного путешествия Сергей вместе с андроидами-солдатами приобрел еще и медика. Конечно, машина она и есть машина, все же человек с медицинским образованием, обладающий современной техникой, был бы куда предпочтительнее. Но на Океании андроиды довольно успешно оказывали медицинскую помощь. И потом, если в этом возникнет необходимость, тело всегда можно доставить во внутренние системы и получить необходимую помощь уже там.
   Во сколько же ему вылилась организация этой экспедиции? Дорого. Очень дорого. Андроиды, кстати, обошлись всего-то в полмиллиона, по сотне тысяч каждый. Сумма конечно же немалая, но на фоне остального… Регенерационная капсула – в парочку миллионов. Переоборудование корабля – четырнадцать. Генератор маскировочных полей – еще полтора. Ну и остальное по мелочам, так что цифра девятнадцать миллионов набегала с легкостью.
   Итак, он вынужден бездельничать еще целые сутки, пока Ралин не пройдет регенерационный курс. Угу. Глупее не придумаешь. Тем более если терять время попусту просто неразумно. Чем заняться? Ну, например, подключиться к земной всемирной Паутине и поискать там что-нибудь интересное и полезное. Хм. А ведь по большому счету он должен быть только благодарен своим спутникам, не пустившим его на планету сразу, без подготовки.
   Нет, ни о каких наркокартелях он думать не собирался. Во-первых, рано. Во-вторых, не думалось о них, хоть убей. Но кто сказал, что подготовки требует только этот контракт? На секундочку, он собирается отправиться туда, где его личность находится в розыске. Не стоило забывать о том, что он совершил серьезное преступление. Сомнительно, чтобы полиция успела забыть о нем.
   Хм. А вот это не факт. Ну Леха, ну молодец! Это же нужно было до такого додуматься! А как же последняя воля умирающего? И он тоже хорош. Мог бы и предположить, что брат отродясь с криминалом не связывался. Нет, что там и как работает, к кому можно обратиться по тому или иному вопросу – это другое дело. А тут – такой подарочек от младшего брата. Вот и решил, видать, что ему этой радости и даром не нужно.
   Все просто. Уже утром он отправился в органы внутренних дел и отдал все деньги. Не стали жадничать и инкассаторы, напарники Сергея, вернув все то, что он отложил для них. По большому счету наутро все средства были возвращены банку в целости и сохранности.
   Вот так. Хотел как лучше, а получилось как всегда. Начальника отдела безопасности банка уволили, скорее всего, с волчьим билетом. Брату и жене наверняка все нервы на кулак намотали. Если прежде они должны были получить с этого хотя бы материальные бонусы, теперь на выходе не вышло ничего, кроме горького осадка. Очень может быть, что Алексею и его бизнес порушили. Кто знает, насколько на него обиделись власти.
   А вот в плане кредитов все близкие Сергея наверняка в черном списке. Ситуации разные бывают. Пусть в России и запредельные процентные ставки по кредитам, но порой без этого просто не обойтись. Н-да-а. Это он лихо своих подставил. Конечно, то, что их будут трясти, Сергей предполагал. Но вместе с тем думал, что они получат бонус и сейчас обеспечены по самую маковку. А на поверку вон как оно вышло.
   Зато Сергея никто не разыскивал. Дело вроде как не закрыли. Во всяком случае, ни о чем подобном в Инете сведений не было. Но зато статьи – одна другой краше: «Грабитель-смертник», «Налет обреченного», «Инкассатор-зомби». Ну и дальше в подобном духе. Даже нашелся скан из его истории болезни с указанием диагноза и прогнозом врачей. Словом, никаких сомнений: никто в полиции его искать не станет. Ну хоть какая-то хорошая новость.
   Он несколько часов подряд провел в Интернете, стараясь охватить все и сразу. Не забыл поинтересоваться и курсом золота. В эту экспедицию Сергей вложил все свои средства, как говорится, до последней копейки. На последние деньги он приобрел двадцать килограммов золота в стограммовых слитках.
   Несмотря на то что во внутренних системах золото уже давно не являлось мерилом экономики, оно по-прежнему оставалось самым дорогим из металлов. Причина все та же – незначительные объемы добычи и уникальные свойства. Правда, несмотря на это в соотношении с земными ценами в Ирианской империи золото стоило куда дешевле.
   Котировки, обнаруженные им в Интернете, радовали. По всему выходило, что он является обладателем около пятисот тысяч долларов. Конечно, еще недавно у него было куда как больше. Да и в результате сбыта он мог потерять от трети до половины стоимости металла. Но все познается в сравнении. В настоящий момент для осуществления задуманного этой суммы ему должно было хватить с избытком. А дальше видно будет.
   После сбора сведений по золоту настала очередь кокаина. Раньше Сергею не доводилось покупать этот порошок даже у барыг, а уж о наркобаронах, да еще и стоящих на начальном этапе, и говорить нечего. Так что нужно было хотя бы узнать цены. Что же, если верить различным блогерам, то денег и впрямь достаточно.
   Килограмм порошка в той же Колумбии стоил от двух до трех тысяч долларов. Сергею было достаточно по килограмму порошка из разных мест. Получается, что на сотню тысяч он может приобрести образцы с тридцати – пятидесяти плантаций. Вот только дело в том, что таких плантаций – великое множество. Мало того, кусты коки культивируют не только в Латинской Америке, но и в Африке, Индии и на острове Ява. Откуда родом был тот порошок, что достался Ирине, неизвестно.
   То, что казалось простым делом, на поверку было куда сложнее. Одна надежда на то, что порошок Ирины, без сомнения, был разбавлен на пятьдесят процентов разными наполнителями. Получается, Алайя сумела рассмотреть и выделить какой-то ингредиент даже в таком незначительном количестве кокаина. Значит, в чистом продукте его содержание должно быть куда как выше. Во всяком случае, он на это очень надеялся.
   Сергей просидел в Инете уже добрых шесть часов, то просматривая различные сведения по интересующим его вопросам, то едва сдерживаясь от желания тут же все бросить и отправиться на Землю. Что ни говори, вот он, его дом, и он прекрасно знает, что добраться до него не составляет никакого труда. Ну и как в такой ситуации сохранять твердость и бодрость духа?
   Наконец его осенило. Он вполне мог поговорить с братом. К сожалению, номер его сотового телефона он не помнил, хотя имел возможность подключиться к сотовым операторам. Но зато он точно помнил логин Алексея в скайпе. Тот не мудрствовал лукаво и не выпендривался.
   Ну вот, «Пошнагов Алексей», рядом имеется еще и его фотография. Можно связаться прямо сейчас. Дома только девять вечера, середина недели, Алексей в это время обычно еще работает. Нужно только направить ему свой лог, да такой, чтобы он не отбросил предложение. А вот такой: «Лысый». Надежда, конечно, небольшая. Но это прозвище приклеилось к Сергею еще в детстве.
   – Сергей?!
   – Ну здравствуй, брат. – Сергей все же не сдержался, и по его щекам пролегли две влажные дорожки.
   Смотреть на брата, пусть и глядящего на него с монитора, оказалось для Сергея не таким уж и легким испытанием. Как, впрочем, и для Алексея. Нет, слезы он сдержал, но зато откинулся на спинку кресла и начал массировать левую сторону груди. Это еще что? Неужели проблемы с сердцем?
   – Леш, ты как?
   – Н-нормально. Это действительно ты? Не дурная шутка?
   Понять его недоверие нетрудно. Рак четвертой степени, шансов на излечение – никаких. А тут на тебя с экрана смотрит родной человек не то что без каких-либо следов болезни, но еще и значительно помолодевший. Сергей выглядел точно так же лет эдак пятнадцать-двадцать назад.
   – Ну ты чего, Леха? Не привидение я. Ладно если бы ты видел меня в гробу. Но ведь не было этого.
   – Значит, Ваня…
   – Ничего не значит, Леша. И Ваня был прав. Словом, сейчас об этом говорить не время. Слушай, я завтра буду у вас. Сможешь в девять быть на своей даче?
   – Конечно, – даже не задумываясь, ответил Алексей.
   – Вот и ладно. Тогда до завтра.
   – Серега, погоди…
   – Леш, не надо. И смотри никому не взболтни обо мне. И не вздумай бежать в полицию с радостной вестью, чтобы окончательно меня отмазать.
   – Серега…
   – Леш, приеду – поговорим. А сейчас извини.
   Вот так вот. Поговорил. И к чему было так спешить? Как результат – и самому паршиво, и брата растормошил, он теперь до самой встречи глаз не сомкнет. Он что, всегда будет вот так, всем близким жизнь портить?..
   В дачном поселке время словно остановилось. Словно и не было этих пролетевших пяти лет. Все те же покосившиеся заборы практически бесхозных дачных участков и прохудившиеся, давно заброшенные домики, взирающие на мир пустыми глазницами окон. Едва ли десятая часть строений находится в приличном состоянии.
   Постоянно проживающих в этом поселке – и того меньше. Все же до города – добрых семь километров. Вроде и не так далеко, но и не близко. Есть дачные участки, непосредственно примыкающие к городской черте, и они пользуются куда большей популярностью. К тому же и цены на участки не сильно кусаются, и прописку сейчас разрешили. А в этом поселке обосновались в большинстве своем пенсионеры, которые, скорее, доживали свой век, уступив свои городские квартиры детям.
   Сергей шел один. Ралин с двумя боевыми андроидами двигались по двум параллельным проездам, контролируя обстановку с помощью искина. В принципе Сергей ничего не опасался, но вассал предпочитал дуть на воду, не отдаваясь на волю случая. В общем-то правильно делает. Было бы крайне обидно преодолеть столь долгий и опасный путь и оказаться жертвой какой-то случайности.
   Вот и дача брата. Сергей остановился и шумно потянул воздух носом. «Кашалот» – это конечно же не «Славянка» с ее удобствами и уютом, но и далеко не «Щука». Места там хватало с избытком, в том числе и для хранения замороженных продуктов, и для обустройства самой настоящей кухни, благо искусственная гравитация это позволяла. Так что с питанием у них никаких особых проблем не было, и меню было весьма разнообразным.
   Вот только при всем многообразии шашлыками там и не пахло. Нет, можно что-то такое сообразить, но это будет не шашлык, а нечто похожее. От настоящего шашлыка должен исходить не только аромат запекшегося маринованного мяса, но и дурманящий запах дыма. Да и у Алексея к этому делу был самый настоящий талант.
   Пять лет назад их последняя с братом встреча проходила как раз под аромат приготовленного заботливыми руками шашлыка. Вот только Сергею тогда не перепало ни единого кусочка. У него, как говорится, земля под ногами горела и не было ни единой лишней секунды. А сегодня… Рот наполнился обильно выделившейся слюной. Плевать. Пока не съест хотя бы пару кусочков, ни о чем говорить не станет.
   Брат тут же сграбастал Сергея в объятия, едва тот переступил порог домика. Потискал его от души. Потом отстранил на вытянутые руки, осмотрел с ног до головы слезящимися глазами. Шмыгнул носом. Что-то проскрипел, словно был готов зарыдать, а потом опять прижал к груди.
   Сергей и рад был бы что-то сказать, благо чувствовал себя куда как увереннее и был менее эмоционален, но решил пока помолчать. Ему хорошо. Он-то знал, что его близкие живы. Может, и есть у них какие-то трудности, может, они испытывают какие-то волнения. Но они живы. А вот его самого успели похоронить. Ну и каково это – знать, что твой родной человек либо закопан где-то, как собака, бездомная и безымянная, либо вообще гниет в чистом поле? Вот то-то и оно.
   – Живой. Живой, бродяга, – совсем по-детски вновь шмыгнув носом, наконец выдал Алексей.
   – Живой конечно же. А ты уже похоронил?
   – И не только я. Знал бы ты, сколько на тебя было вылито брани. Попался бы Нинке под руку, сама прибила бы. Додуматься до такого. Ведь ни весточки, ни могилки, вообще ничего.
   – Так уж вышло.
   – Рассказывай.
   – Обязательно. Только давай сначала по кусочку мяса. Век не ел твой шашлык.
   – Да-да, конечно. Садись. Выпьешь? – Алексей вынул из холодильника бутылку, тут же покрывшуюся легким налетом инея.
   – Наливай. – С утра оно вроде как и неправильно, но с другой стороны – какого черта?
   Алексей налил в рюмки холодную жидкость. Ага. Охлаждена до состояния, когда все неприятные ощущения сглаживаются оптимальной температурой продукта. Вон даже рюмка тут же инеем начала покрываться. Либо брат еще со вчерашнего вечера начал готовиться к встрече, либо эта бутылка у него постоянно в холодильнике стоит. Сомнительно, конечно. Все же Алексей на даче бывает не так уж и часто.
   – Та-а-ак. Вот, значит, как. Все настолько плохо, брат? – проглотив обжигающий то ли холодом, то ли градусами комок и внимательно глядя на Алексея, поинтересовался Сергей.
   – Ты о чем, Сергей?
   – Самогон.
   – А-а-а. Нет, с делами у меня – полный порядок. Конечно, благодаря тебе были кое-какие трудности с банками, но в случае нужды деньги занять можно не только у них. За эти пять лет я даже расширился. А самогон… Я чуть пить не бросил к черту с этими подделками. Не сказать что я такой уж любитель, но порой не повредит, а тут такая гадость, после которой голову в кучу не соберешь. Вот и стал сам гнать, благо здесь, на даче, виноградник имеется, раньше просто для тени был, а сейчас очень даже для дела. Из винограда – просто загляденье получается. Натурпродукт. У нас, кстати, сейчас многие так делают, даже на свадьбы ходят со своими бутылочками или графинчиками.
   – Ясно, – вгрызаясь в исходящий соком кусок мяса, резюмировал успокоившийся Сергей.
   – Ну как, расскажешь наконец о себе? – когда брат проглотил уже третий кусок, все же не выдержал Алексей, который вообще не притрагивался к еде.
   – Отчего же не рассказать. Вот только поверишь ли.
   – Ты – мой брат. Да и зачем тебе врать?
   – Это точно. Смысла никакого. Так вот, когда я ушел от тебя, то отъехал еще немного, а потом пересел на другую машину. Такую же развалюху и тоже купленную по доверенности. За ночь успел добежать до Волгограда. Там машину бросил и дальше поездами, безбилетником, по направлению к Уралу. Ничего сложного, главное – договориться с проводником, и дело в шляпе. Ну и мордой особо не отсвечивать. А так – даже с комфортом.
   – А чего на Урал-то? – не выдержав, перебил Алексей.
   – Не знаю. Захотелось посмотреть на Уральские горы. Они же овеяны такой славой и романтикой. Блажь, одним словом. Так вот, в поезде я познакомился с одним дедком. Тот только на меня взглянул, и сразу: «Болеешь, милок, не жилец на этом свете». «Болею, – говорю, – и впрямь, помирать еду, решил косточки свои на Урале сложить, в чаще лесной». «Отчего так?» – спрашивает. «Да так, – говорю, – никогда на Урале не был, а всегда мечтал». Словом, позвал меня дедок к себе, сам как раз из одной уральской деревни оказался, к сыну в гости ездил. Вот там-то он меня банькой, какими-то травками да молитвами и лечил. В пещеру какую-то непонятную водил, где голоса на разные лады звучат, да только ни слова не понять. Уже через месяц я чего-то помирать передумал. А там и вовсе начались чудеса расчудесные, волосы отрастать стали, да и сам я подтянулся так, словно десяток лет сбросил. Ну а потом пошел работать на прииск. Не поверишь, но я сейчас на какой только технике не катаюсь от грузовика до экскаватора.
   Н-да. Ему бы романы писать. Или лучше сразу на сдачу зачета по отсутствию совести. Ложь с языка слетает легко, словно самая настоящая правда. Врет любящему человеку так, что сам верит в то, что говорит. Но и иначе никак нельзя. Либо так, либо брат раскусит. Но, похоже, все получилось как нельзя лучше. Верит брат. Вон как слушает внимательно.
   Сергей поначалу-то хотел ему всю правду рассказать. Но потом понял, что лучше не надо. С одной стороны, Алексей в это не поверит. Можно, конечно, и доказать, благо в памяти искина видеороликов предостаточно. Но опять же к чему? Ирианцы стерегут тайну Земли не по-детски, а потому эти риски просто лишние.
   Не приведи господь, Алексей в порыве гордости за родного брата бросится его защищать и проболтается о похождениях Сергея. Многие сочтут это бреднями сумасшедшего, у виска покрутят. А вот если дойдет до ушей вербовщиков, тут уж проблем не миновать. Кого искать, они будут знать доподлинно и вычислят на раз. А выдуманная Сергеем история никого не заинтересует. Разве только полицию.
   – Вот так вот, брат. Но, как ты понимаешь, об этом лучше не болтать. Устроился я там, разумеется, под чужим именем. Да и жизнь у меня теперь другая.
   – Ты за кого меня держишь? – возмутился Алексей, тут же выпрямившись, словно кол проглотил.
   – За старшего брата, болеющего за меня всей душой. Ну и еще самую малость желающего иметь неподмоченной собственную репутацию. Вот только оно было бы не обидно, если бы деньги дошли по назначению. А раз так, то, получается, в колонию зазря пойду. А я зазря не согласен.
   – А я, значит…
   – Все, Леша, все. Прости дурака молодого. Лучше расскажи, как тут у вас? Как мои?
   – Да в общем и целом – нормально… – все же стерев с лица недовольную мину, начал рассказывать Алексей.
   Не соврал, и впрямь нормально. Как и обещал, брат не бросил его семью, правда, и ворованные деньги, которые жгли ему руки, не смог оставить. Плевать, что они были оставлены не ему. Через них неприятности могли прийти и к Нине с детьми, да и к нему, чего уж там. Вот и отправился он в полицию, чтобы вернуть краденое, твердо решив, что сможет позаботиться о семье брата и сам. Покрутили его, помотали нервы, не без того. Но и оба инкассатора вернули недостающие деньги. Дебет сошелся с кредитом, и от него отстали.
   Нина дожала Алексея, вынудив рассказать все как было. По уверению брата, Сергею повезло, что того в тот момент не оказалось рядом. От болезни бы он точно не умер. Не успел бы. Прибила бы и фамилию не вспомнила. Даже с Алексеем два месяца не разговаривала. Тот с трудом сумел к ней подмазаться, чтобы иметь возможность им помогать.
   Сейчас у них полный порядок. Дочь-скороспелка выскочила замуж, уже родила Сергею внука. В браке вполне счастлива, хотя Алексей с Ниной за нее и переживали. Ну какое решение можно принять в восемнадцать лет? Но если и дальше все будет так же, то лучше и не надо. Брат показал несколько видеороликов и фотографий, которые Сергей тут же скопировал, благо Алексей, это уже его искин, очень быстро адаптировался к местной электронике.
   Гаджет заинтересовал брата, но Сергей отбрехался: мол, какая-то китайская поделка, их на Урале просто завались. Что за модель, и сам не знает, купил по случаю, сколько прослужит, тоже непонятно. Но пока вроде нормально. Попросил продолжить рассказ, и брат не стал заставлять уговаривать себя дважды.
   Димка, сын, отслужил свой год в армии, никто его отмазывать не собирался, хотя и служил он рядом с домом. Оно и к лучшему. Армия – она только на пользу, помогает человеку повзрослеть, понять, чего он стоит сам по себе, без мамкиной юбки и папкиной спины. Сейчас учится на программиста. По словам Алексея, парень в буквальном смысле этого слова грызет гранит науки, успевает еще и работать. При том, что он учится на дневном, совершает просто чудеса эквилибристики, успевая быть сразу в нескольких местах. Живет пока с матерью, но уже имеет виды на работу в другом городе с неплохими перспективами. Так что в скором времени собирается покинуть родной дом.
   Нина одна не осталась. Алексей определил ее бухгалтером на свое предприятие, там же она познакомилась с одним мужичком. По утверждению брата, так себе мужичок – и мелковат, и жидковат, и подкаблучник. Повар отменный, а так… Даже женат никогда не был, хотя сам – ее ровесник. Но Нина, по-видимому, решила, что с нее хватит разных волевых, упертых, самовлюбленных… В общем, там был целый перечень. И ничего. Живут.
   Дети вполне благосклонно приняли ее решение. Папой его, конечно, не называют, но относятся уважительно. А почему, собственно говоря, нет, если мужчина взвалил на свои плечи заботу о них в не самый простой период. Мало ли что о нем говорят и какое впечатление он производит. На подобный шаг решится далеко не каждый, а уж из закоренелых холостяков – так и подавно.
   В материальном плане у них все в порядке. Алексей положил им обоим зарплату щедрой рукой. Нина пыталась было возмутиться, но он отмахнулся: мол, мое предприятие, сколько считаю нужным, столько и плачу. Ну ввернул еще и про то, что лишил ее миллионов. Даже чуть не поссорились, Нину это задело за живое, она в жизни чужую копейку не взяла. Словом, нашли общий язык.
   – Вот такие дела, Сергей. Не трогал бы ты их, – закончил Алексей.
   – Кхм. Гх. – Ком так и распирал горло, не желая проглатываться. – Й… кхэ… Ясно. Все верно. Предавшему раз…
   – Да не в этом дело. Просто отболело у них уже. А тут снова-здорово.
   – Я все понял. Но и постоять в сторонке тоже не могу. Они же мне не чужие. И потом, я все эти годы для чего-то же пахал. Кому все это?
   – И что, много набежало?
   – Четыре кило золота, четыре девятки.
   – Ско-о-олько?
   – Да не ослышался ты, не ослышался. Четыре кило. Я так думаю, даже если по заниженному курсу продать, то лимонов на восемь выйдет.
   – Кхм. Даже и не знаю, как тебе помочь. Я как-то драгметаллами никогда не занимался.
   – Да нормально все. Помнится, был тут у нас один ювелир, шустрила. Я к нему несколько раз одну постоянную пассажирку возил.
   – Как-то это сомнительно.
   – Ничего, Леш, не выгорит здесь, найду другую лазейку.
   С братом просидели до самого вечера. Тот взял сам у себя отгул и даже телефон отключил, чтобы его не беспокоили. Пить, считай, и не пили, но зато наговорились от души. Единственно, Сергею стало неудобно перед Ралином, он даже хотел пригласить его присоединиться к ним, в конце концов, андроиды и сами смогут обеспечить безопасность. Но вассал отказался, решив все же самостоятельно проконтролировать эти машины для убийства, а по большей части – все же из-за того, что не хотел влезать в общение близких людей после долгой разлуки.
   После встречи с братом, уже к вечеру, Сергей, Ралин и андроиды посетили ювелира. В смысле посетил конечно же Сергей, остальные находились в радиусе двухсот метров от дома, усиленно изображая из себя зевак. Кстати, у андроидов получалось откровенно плохо. Их создатели уж очень позаботились о брутальной внешности универсальных солдат. Вот представьте себе эдаких культуристов с квадратными челюстями, неживым взглядом убийц и выправкой военного, невинно прогуливающихся по тихим улочкам курортного городка. Угу. Совершенно не привлекают внимания.
   Николай вначале пошел в отказ: мол, знать не знаю, ведать не ведаю. Все вопросы по ювелирным изделиям в мастерскую, в рабочее время и через официальную кассу. Но Сергей, ничуть не смутившись, сказал, что ему посоветовал обратиться к Николаю его клиент, гаишник Влад. Причем сказал он это настолько уверенно и без запинки, что ювелир, на минуту растерявшись, пустил Сергея в дом. Вернее, в прихожую или даже тамбур перед входной дверью. Оно вроде и конец марта, но к вечеру подморозило. А так и не в доме, и в то же время не на улице.
   – А Влад разве еще в ДПС? – все же что-то вспомнив, усомнился Николай.
   – А какая разница? Мне он неинтересен.
   – Кто ты и что тебе нужно? – насторожившись и слегка попятившись, явно испугался ювелир.
   – Николай, не надо на меня так смотреть. Я не грабитель, – выставив перед собой руки в примирительном жесте, успокоил ювелира Сергей. – Мне нужно только реализовать вот это. – Он демонстративно медленно полез в карман и извлек блеснувший желтым слиток. – Четыре девятки, как в аптеке, – завершая, произнес он и вложил слиток в руку ошарашенного ювелира.
   – Кхм. Это… А с чего ты взял, что тут четыре девятки? – вертя в руках явно не банковский слиток, попытался возразить ювелир.
   – Потому что я это точно знаю, Коля. Настолько точно, что тебе лучше не пытаться меня в этом разуверить. Я не хочу ни для кого неприятностей, хотя и могу их обеспечить. Однако у меня есть товар, и я хочу просто найти на него покупателя. Товар чистый, без пятен и примесей, как в прямом, так и в переносном смысле. Сегодня такое золото стоит три тысячи за грамм, я готов продать его за две с половиной. Мне даже дурно становится, как представлю, сколько ты на нем наваришь. Но мне нужно перевести эту твердую валюту во что-то более мягкое и шуршащее. Итак, твой вердикт?
   – А сколько у тебя металла?
   – Вопрос неверно сформулирован. Начнем с того, сколько ты сможешь купить, Коля. Николай, не надо так бурно реагировать на каждое мое слово. Как говаривал незабвенный Остап Бендер, я чту Уголовный кодекс. Ладно, зайдем с другой стороны. На мне пояс, в котором находится четыре кило этого презренного металла, и он мне уже натер поясницу. Вот зря ты так недоверчив. Не подумай ничего эдакого, но я предлагаю тебе ощупать мою талию. Но только без фанатизма, Коля, не дай бог, сюда выйдет твоя жена и не пойми что подумает, – разведя полы куртки, предложил Сергей, подражая еврейскому говору.
   – Господи, ну ты же не еврей. К чему так старательно из себя изображать Мойшу? Да и на одессита совсем не похож, – все же ощупав собеседника, скривился хозяин дома.
   – Видел бы ты себя. Я хотел хоть как-то разрядить обстановку. В самом деле, не стоит так пугаться, Николай. А лучше все же не пускать незнакомцев на порог своего дома, да еще и после того, как стемнело.
   – Признаться, меня смутил твой уверенный вид и упоминание об этом гаишнике. Просто у меня и впрямь есть один клиент из полиции по имени Влад, вот только он вроде как на повышение пошел.
   – Я знаю. Был знаком с его женой, которая не раз и не два пользовалась твоими услугами.
   – И сейчас пользуется. Любит украшения, что тут поделаешь.
   – Угу. Ну так что насчет металла?
   – Я так понимаю, что шуткой во всем этом был только наигранный еврейский говор?
   – Абсолютно верно.
   – Тогда я думаю, что смогу тебе помочь. Но сейчас я просто не в состоянии. Слишком большие деньги, чтобы держать их дома. Я ведь не авторитет какой.
   – Согласен. Как насчет завтра, часам к девяти утра?
   – Не вопрос.
   – Куда?
   – Ко мне в мастерскую. Это на Гагарина.
   – Ага, знаю.
   – Вот там и решим все вопросы. Я сегодня ребят обзвоню, возьмем в складчину.
   – Отлично.
   – Погоди. – Николай придержал за руку уже начавшего разворачиваться Сергея. – Я так понял, что у тебя есть еще товар?
   – Еще шестнадцать килограммов чистейшего продукта. Хочешь приподнять на перекупке? Да не тушуйся. Все нормально. Если организуешь опт, отдам по две тысячи триста, а там – сколько наваришь, все твое. Я тебе даже благодарен буду. Но только не вздумай устраивать мне что-то типа кидалова. Мне плевать на любые авторитеты, я честен с людьми и хочу такой же честности в ответ. Если хоть чуть сомневаешься, то лучше не рискуй. Или просто сведи меня с нужным человеком и отойди в сторону. Поверь, я не шучу, порву, как тузик грелку.
   Сергей говорил совершенно спокойно, размеренным и ничего не выражающим голосом. Говоря это, он смотрел словно сквозь Николая, как будто того здесь и не было. Ювелир вдруг почувствовал, как по спине пробежала дрожь, а под ложечкой образовался холодный комок. Никаких сомнений: если придется, стоящий перед ним мужчина убьет его. Походя, как какую-то букашку. И в то же время отчего-то верилось в то, что обманывать он никого не собирается.
   – Ес-сли можно, то ответ я дам завтра, – слегка запнувшись, ответил Николай.
   – Отлично. Тогда до завтра…
   Странно все же наблюдать свою жену, пусть и бывшую, с которой ты прожил душа в душу семнадцать лет, в положении, да еще и зная, что твоего участия тут и близко не было. Но чтобы не наблюдать подобную картину, требуется всего лишь не бросать свою половинку даже из самых благих побуждений. А Нине беременность идет, вон как похорошела.
   – Ну здравствуй, беглец. – Нина с трудом опустилась на скамью в парке, отмахнувшись от предложенной им помощи.
   – Здравствуй, Нина. Слушай, может, с парком – это перебор? Солнышко-то светит, да март только.
   – Узнаю тебя, Сергей. Когда нашими детьми ходила, тоже все квохтал, как наседка. Да только ребенок-то не твой.
   – А вот это сейчас вообще ни при чем.
   – Ладно тебе. Не дуйся. Чтобы ты знал, беременность – это не болезнь.
   – А если простудишься? Все же лучше было встретиться в каком-нибудь кафе.
   – Чтобы меня увидели с тобой? То, что ты в розыске, – это твое личное дело. Не хочу, чтобы начали судачить, Степе плешь проедать, кровь портить. Видит бог, он этого не заслуживает. Здесь же и летом-то никого не бывает, не то что сейчас. Опять же свежий воздух нам только на пользу. – Нина демонстративно огладила выпирающий под пальто живот.
   Все так. В городе было два парка. Один – Центральный, где в основном и крутились все отдыхающие и горожане. Второй – парк Победы. Здесь народ прогуливался куда как реже, да и то все больше с мая до конца сентября, пока погода позволяет кататься на каруселях. А уж в этой части парка и летом не часто встретишь людей. Нина выбирала место прямо как конспиратор какой. Вообще странно, что тут еще и лавочка имелась.
   – Вот уж не думал, что станешь встречаться со мной втайне от мужа.
   – С чего бы это втайне? – Нина даже вздернула брови. – Степан знает, он сейчас на дороге ждет меня в машине.
   – Ага. Ясно. Ну и как у вас?
   – Так, Сергей, давай без этих глупостей и банальностей. Мы с тобой в разводе, и это ты меня бросил. Помнишь?
   – Все, все, прости. Просто… В общем, не важно.
   – Что, заело, что твое – теперь уже не твое, а чужое?
   – Проехали.
   – Не вопрос. Проехали, так проехали. О себе расскажешь?
   Ну а куда он денется. Рассказал ту самую историю, которую преподнес брату. Правда, непонятно, поверила она в нее или нет. А вот в чем она точно могла быть уверенной, так это в том, что Сергей выздоровел и сейчас выглядит на десяток лет моложе, а может, и больше.
   – Седину-то где потерял? – окинув его долгим взглядом, поинтересовалась Нина.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →