Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Кайлаш Сингх из Индии перестал мыться после свадьбы 38 лет назад, надеясь, что от этого у него точно родится сын. Пока у него семь дочерей.

Еще   [X]

 0 

Сотворение мира и человека (Пархоменко Константин)

Эта книга будет интересна и верующим, и сомневающимся. Ее автор убедительно доказывает, что научное мировоззрение не противоречит христианству. Он рассказывает о возникновении мира, сравнивая толкования Священного Писания с данными современной науки. В книге вы найдете ответы на многие вопросы, например: правда ли, что Вселенная была создана Богом за 6 дней? Верно ли утверждение Дарвина, что человек произошел от обезьяны?.. Несомненный интерес представляет включенная в книгу работа «Древнемесопотамская космогония», рассказывающая об учении о сотворении мира и человека в древнейших ближневосточных мифах.

Год издания: 2010

Цена: 79.99 руб.

Об авторе: Священник Константин ПАРХОМЕНКО - клирик Свято-Троицкого собора Измайловского полка. еще…



С книгой «Сотворение мира и человека» также читают:

Предпросмотр книги «Сотворение мира и человека»

Сотворение мира и человека

   Эта книга будет интересна и верующим, и сомневающимся. Ее автор убедительно доказывает, что научное мировоззрение не противоречит христианству. Он рассказывает о возникновении мира, сравнивая толкования Священного Писания с данными современной науки. В книге вы найдете ответы на многие вопросы, например: правда ли, что Вселенная была создана Богом за 6 дней? Верно ли утверждение Дарвина, что человек произошел от обезьяны?.. Несомненный интерес представляет включенная в книгу работа «Древнемесопотамская космогония», рассказывающая об учении о сотворении мира и человека в древнейших ближневосточных мифах.


Протоиерей Константин Пархоменко Сотворение мира и человека

   ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА:
   Интернет-портал «Православная книга России»

От автора

   Не против ли науки Библия? Почему Церковь говорит, что человека сотворил Бог, а наука учит, что он произошел от обезьяны? Как может мир быть создан за 6 дней? Как это Ева была сотворена из ребра Адама?..
   Вновь и вновь эти вопросы волнуют людей. Как верующих, так и неверующих. Первых – потому, что они хотят больше узнать о вере. Вторых – потому, что хотят разобраться: так что такое христианская вера? Набор мифов и примитивных антинаучных легенд или нечто большее?
   Вам кажется, что современные ученые не думают так о вере? Вспомните нашумевшее несколько лет назад письмо «Десяти академиков».
   Эти люди, в самом деле выдающиеся ученые, думают, что религия – это пережитки, тьма ума и непросвещенье… Правда, эти уважаемые люди выпускают из виду, что еще большее количество академиков всех стран считает себя верующими…
   Но вопрос такой есть. Иногда он ставится, иногда с повестки дня снимается. Чтобы по прошествии какого-то времени опять возникнуть.
   Так что такое Библия? Может ли она противоречить науке? Как ответить на самые каверзные вопросы, с которыми мы встречаемся на страницах Священного Писания?
   Мы коснемся следующих тем:
   • Происхождение мира по Библии и по данным современной науки: насколько они согласны между собою и насколько разнятся?
   • Происхождение человека: можно ли примирить учение Библии о том, что человек создан Богом, с данными современной антропологии?
   • Мужчина и женщина: что об их происхождении и их различиях говорит Библия и Христианская Церковь?
   Обо всем этом и многом другом – наша книга.
   Мы осуществим и еще более смелое предприятие… В конце книги я помещаю раздел «До-библейские верования», который является своеобразным ответом на два старых спора. Первый из них – между креационистами и эволюционистами. И раздел «Духовный мир первобытных людей», как кажется, вносит в этот спор ясность. Предмет второго спора состоит вот в чем: очень часто мне приходится слышать, что верующие лукавят, выдавая за Божественную историю обычные древневосточные мифы, например шумерские и аккадские. Якобы Библия – это неумелый пересказ древних легенд. Специально для тех, кто так считает, я поместил работу «Древнемесопотамская космогония», то есть учение о сотворении мира и человека в древнейших ближневосточных мифах.

В начале сотворил Бог небо и землю…

   Если древневосточные космогонии (учения о происхождении мироздания) начинаются с рассказа о том, что сначала творились боги, а затем – вещество, Библия стоит на принципиально иных позициях.
   Бог был всегда! Он никогда не произошел, не родился, не был сотворен. Он Сам Творец всего сущего.
   Священное Писание начинается с этого самого момента, с начала сотворения Богом мира.
   Шаг за шагом Бог создает элементы космоса: сначала первовещество, затем небо, землю, растения, животных. Наконец, после всего творит человека.
   Об этом нам рассказывают первая и вторая главы Книги Бытие. Об одном и том же. Но по-разному.
   В первой главе говорится о сотворении мира вообще, всего мира. И человек здесь упоминается наравне со всеми живыми тварями, вызванными из небытия к бытию.
   Во второй главе – вновь рассказ о сотворении мира, однако теперь человек – не одно из живых существ. Человек поставлен в центре священного повествования. Боговдохновенный автор рассказывает, как, зачем сотворен человек, почему человек разделен на два пола: мужской и женский… Говорит о той духовной высоте, на которую человек был возведен: стать другом и сотрудником Божиим.
   Третья глава Библии – о страшной духовной катастрофе, отступлении первобытных людей от Бога…
   Презрев божественное в своей душе (образ и подобие Божии, по которым они были сотворены), люди стали подражателями скотов бессловесных. Убийства, ненависть, похоть, бездумная погоня за удовольствиями.
   Об этом говорит Книга Бытие с 4-й главы. Жизнь обычных земных людей – все почти как и сейчас.
   Господь обращается к людям, вразумляет их, но остается неуслышанным. Нечестие людей достигает таких масштабов, греховная зараза так глубоко проникает в человеческую природу, что Господь, о Котором забыли или, вернее, стараются забыть и вытравить из души все светлое, вынужден людей как-то обуздать, остановить. На землю посылаются воды потопа… Однако грех вошел в человеческую природу настолько глубоко, что им оказались заражены даже праведники, даже те немногие из людей, кто был спасен от вод потопа. И вот мы читаем, как грешат спасшиеся от потопа домочадцы в семье Ноя, как умножившиеся их потомки воздвигают Вавилонскую башню – памятник человеческой гордыне.
   Об этом колоссальном периоде времени – от мига рождения Вселенной до жизни древней человеческой цивилизации – говорится в первых нескольких главах Библии. Это небольшие главы. Но они говорят нам о том, что никак нельзя выпустить из поля нашего духовного зрения. О том, зачем вообще Бог сотворил мир и людей. О том, что замышлял Бог, творя мир, и к чему мир пришел, оторвавшись от Бога.
   Это очень важные священные тексты, но и трудные для понимания, потому что здесь мы касаемся истории, запредельной нашему опыту.
   Ученые – астрофизики, палеонтологи – по крупицам, полученным в результате исследований, восстанавливают историю возникновения нашей планеты, историю зарождения жизни и появления человека. Но, даже решив все научные загадки, ответив на вопрос, как возник наш мир, они не смогут ответить, почему возникла Вселенная, зачем в мире появился человек. И вот как раз об этом говорит Библия.
   Мы с вами разберем первые главы первой Книги Библии. И начнем с того, почему первая Книга Библии (а Библия – это сборник, состоящий из почти сотни различных небольших сочинений, каждое из которых мы обычно называем книгой) называется Бытие.
   Русское наименование первой библейской Книги, Бытие, – не совсем точный перевод греческого ее названия – генезис, что правильней перевести как «происхождение». Но Ветхий
   Завет был написан на древнееврейском. На Ближнем Востоке было принято называть книги по первому слову (или по первым словам), с которого начиналась книга. Первая книга Библии начинается словами: В начале сотворил Бог… Именно поэтому ее иудейское наименование – В начале (Берешит—др. – евр.).
   Книга Бытие входит в состав первых пяти библейских книг – Пятикнижия. Часто говорят, что Пятикнижие принадлежит боговдохновенному творчеству израильского вождя и пророка Моисея. Однако вернее говорить, что лишь некоторые элементы Пятикнижия восходят к Моисею. Пятикнижие – это сборник, который был создан несколькими богопросвещенными авторами. Они жили в разное время, богословские взгляды их по второстепенным вопросам иногда разнились. Можно сказать, что на те или иные исторические и богословские темы эти авторы смотрели под разным углом зрения.
   Но тем не менее Пятикнижие, как и вся Библия, – произведение цельное. Авторами Библии были поэты и пастухи, цари и рыбаки, интеллектуалы и простецы. В Библии есть и исторические книги, и книги-притчи, куда входят «на равных» переработанные боговдохновенными авторами мифы, легенды, поэмы, есть и особые сверхъестественные откровения, сообщенные Богом Своим избранникам – пророкам.
   В Библии есть назидательное чтение, а есть прекрасная любовная поэма Песнь песней, которая, с одной стороны, свидетельствует нам о красоте Богом созданных человеческих отношений, с другой же стороны, поскольку в библейском рассказе подчас сокрыто два, три, четыре уровня смысла, говорит нам об отношении Бога с Его народом.
   Сейчас мы не будем говорить обо всех аспектах библеистики (наука, изучающая Священное Писание – Библию). Мы лишь упомянем о том, что пригодится нам при рассмотрении священного сказания о сотворении мира и человека – первых глав Библии.

Авторство

   У библейского рассказа о началах мира два основных священных автора. Их имена, конечно, неизвестны. В науке их называют условно – Элогист (или иное обозначение – Священник) и Ягвист. Если сравнить, например, первую и вторую главы Книги Бытие, можно заметить, что автор первой главы, именуя Бога, пользуется словом Элогим. Во второй главе автор Бога называет иначе – Ягве, то есть употребляет Священное имя, которое Бог открыл Моисею. (В русском переводе для удобства читателя там, где стоит: Элогим, у нас перевели: Бог, где Ягве— Господь. На самом деле эти слова – синонимы.)
   Перу Элогиста принадлежат 1-я глава и первые три стиха 2-й главы. Автор 2-й главы (начиная с 4-го стиха), 3-й и 4-й глав – Ягвист; его творение еще называют Жреческим кодексом.
   Мы специально так подробно останавливаемся на этом потому, что в дальнейшем будем говорить о том, как по-разному эти священные авторы осмысляют богословские идеи.
   Устное предание о сотворении мира и человека и о грехопадении существовало задолго до того, как библейские авторы его записали.
   Это предание хранилось не только древними израильтянами, но и вообще всеми древними жителями Ближнего Востока. Именно поэтому, сравнивая иудейские и языческие (например, шумерские, вавилонские и пр.) рассказы о первобытных временах, мы находим так много схожего. Но Богом созданный из кучки диких кочевников израильский народ по-новому взглянул на эти рассказы. Мы говорим, что Библия – Богодухновенна (так по-славянски), или Боговдохновенна (по-русски). Это значит, что иудейских авторов вдохновлял в их творчестве Сам Бог.
   Библия написана не под диктовку Духа Святого. Господь не вкладывал в древних авторов некие истины, которые они должны были механически перенести на папирус или пергаментный свиток. Бог уважает человека и никогда не использует его как пассивный механический инструмент для Своих замыслов, подавляя его волю, затмевая его разум.
   Боговдохновенность – это, можно сказать, явление сотрудничества Бога с человеком. Благодать Божия особенным образом воздействовала на человека, просвещая его, делая способным увидеть в мифах его времени и временах, ему предшествующих, в различных событиях руку Божию, Его волю и замысел.
   Так наши священные авторы и трудились. Пользуясь преданиями и трудами предшествующих поколений, даже теми крупицами истины, которые сохранились в языческих народах, как информацией, библейские авторы осмысляли все это, исходя из того видения истории, ее смысла и назначения, которое им было открыто Духом Святым.
   Их тексты – безусловно, плод деятельности ума человеческого. Но ума, озаренного, просвещенного благодатью Божией.

«Библия рассказывает не о том, как устроено небо, а о том, как туда попасть»

   Для библейского автора земля – это не шар, летящий в космосе. И когда мы читаем библейскую поэму о сотворении мира, и когда читаем возвышенные псалмы, например 17-й, 103-й и другие, и во многих других местах Священного Писания мы сталкиваемся с древними космологическими представлениями.
   А в те времена на Ближнем Востоке считалось, что земля – это плоская поверхность, поддерживаемая столбами, погруженными в нижние воды. Над землей, подобно шатру, раскинут купол. В рассказе о сотворении мира он назван «твердью». Этот купол удерживает верхние воды от падения на землю и ее затопления. Представьте себе мысленно эту картину. Бог творит мироздание. Согласно библейскому рассказу, первоначально мироздание представляет из себя некую водную бездну, набор первоначального вещества, из которого позже явится космос. И вот Бог разделяет эту водную массу некоей перегородкой, можно сказать, стеной (у нас слово твердь). Это второй день Творения: И сказал
   Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды… И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом (Быт. 1, 6–7).
   В третий день миротворения Господь освобождает земную сушу от покрывающих ее вод: И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями (Быт. 1, 9-10).
   Далее на суше появляются растения, а позже и клетка живого организма.
   На шестой день Бог творит человека и поселяет его в прекрасном саду – Эдеме, первозданном Раю, чтобы человек жил там в радости и блаженстве.
   Когда некоторые критикуют библейский рассказ за его «ненаучность», «допотопность», «наивность», они выказывают собственную наивность, если не сказать резче. Как писал Жан Даниелю, «наивность скорее состоит в том, что высмеивают во имя своего представления о Вселенной тот образ мышления, который был свойствен людям три тысячелетия назад, не догадываясь, по-видимому, что нет ничего более изменяющегося, чем представления о космосе, и что если бы Книга Бытие мыслила бы нашими понятиями, она устарела бы по меньшей мере через полвека».
   И далее французский ученый добавляет: «Но если литературная и научная культура священных авторов, написавших первые главы Книги Бытие, является просто культурой человека их времени и представляет определенный момент в истории цивилизации, то истины, провозвещаемые ими, не являются плодом эволюции идей, но восходят к другому порядку, который есть также порядок истории, но в совершенно другом смысле слова. Что для нас важно в первых главах Книги Бытие, это то, что они свидетельствуют о главном событии подлинной истории, истории истины, священной истории».
   Библейские авторы не были свидетелями описываемых ими событий. Никто из них не присутствовал при сотворении мира. Сам Господь иронично спрашивает древнего праведника Иова: Где был ты, когда Я полагал основания земли? (Иов 38, 4). Боговдохновенные мужи узнали о сотворении в результате Откровения Божия. Еще раз напомню: Бог им открыл не как, а зачем. Бог не поощряет праздное любопытство, не имеющее отношения к Спасению. О том, как устроена Вселенная, как работают физические, химические и иные законы, вложенные в мироздание, человек, когда придет время, сам узнает: раскопает, расшифрует, пронзит телескопическим взором космические глубины и пр. Для того Бог и дал человеку разум, чтобы он изучал и познавал мир. Но Бог говорит о том, до чего самостоятельно человек никогда не додумается: почему создается мир, к чему Бог призывает человека… Об этом очень точно сказал М.В. Ломоносов: «Создатель дал роду человеческому две книги: в одной показал Свое величие, в другой – Свою волю. Первая книга – видимый мир, Им созданный, чтобы человек, смотря на величие, красоту и стройность его частей, признавал Божественное всемогущество по мере дарованного ему понятия. Вторая книга – Священное Писание. В ней показано благоволение Спасителя к нашему спасению… Наука и вера суть две сестры родные, дщери одного Всевышнего Родителя».
   Священный автор не боится, говоря о сотворении мира, вкладывать сверхисторические истины в космогонические представления его времени. Более того, библейский автор не боится пользоваться существовавшими до него мифологическими представлениями, попросту говоря, мифами. И до создания Библии на Древнем Востоке были известны рассказы о Рае, о первых людях, о грехопадении, о потопе. Но священный автор никогда не копирует эти языческие истории. Можно сказать, что в известный сюжет вкладывается совершенно новое содержание. Если сравнить библейские рассказы с параллельными текстами вавилонских, ханаанских и египетских мифов, мы увидим, что библейский рассказ не по форме, а по содержанию радикально им противоположен.
   Почитанию идолов и многобожию, которыми насыщены языческие мифы, библейские писатели противопоставляют великие утверждения о Едином Истинном Боге. Эта богословская полемичность Библии против языческих культов проявляется даже в деталях, на которые сразу и не обратишь внимания. Например, всем известно, что язычники обожествляли светила, поклонялись им, считали, что светила могут определять их судьбу. Отсюда родилось особое языческое учение – астрология. Считалось, что звезды созданы раньше нашего мира, если они не боги, то, во всяком случае, как-то божественны.
   Библия полемизирует с этим учением. Богом просвещенный библейский автор нарочно помещает сотворение светил в четвертый день Творения, после творения земли, растений… и настойчиво указывает на их функцию: светить на землю и указывать время и дней, и годов (Быт. 1, 14). Только так, и не более. Звезды не божественны. Это просто гигантские светильники.
   И все же есть в этом библейском рассказе что-то, что не позволяет нам объявлять его лишь ближневосточным мифом, ограненным рукой боговдохновенного автора. Поясню, что я имею в виду.
   Представьте, что вы – древний человек и ничего не знаете о современном учении о пропохождении нашего мира, населяющих его живых существ. Не слышали об эволюции, о постепенном возникновении и развитии жизни. И собираетесь об этом написать вдохновенную поэму. Откуда, скажите, вы узнаете о том, что сначала была создана Земля, потом на ней появились растения, потом в воде возникла жизнь, далее над планетой стали летать насекомые, птицы, наконец, возникли млекопитающие и после всех – человек? Это как раз научные данные последних столетий. А несколько тысяч лет назад «догадаться» об этом было просто невозможно.
   Итак, элементы научного мировоззрения, как ни странно, присутствуют, несомненно, присутствуют в библейском рассказе. Почему? Может быть, это один из Божиих знаков современному человечеству, верящему только научному опыту и данным современных знаний. И поэтому попытки некоторых авторов и богословов, от древних до современных, как-то согласовать библейское сказание с естественно-научными данными не выглядят неуместными.
   …В нашей книге мы поговорим всего лишь о первых главах Библии, точнее, о первых главах самой первой библейской Книги – Бытие.
   Всего несколько страниц, но очень важных страниц. Этот текст – не хроника исторических событий, не экскурс в историю геологии или археологии. Перед нами – рассказ о грандиозном событии – Рождении Вселенной. Перед нами – три участника этого события: Бог, мир, человек. И в первых своих главах Библия нам показывает, как эти участники общаются.
   Библия показывает Бога как Отца, из рук Которого выходит совершенное творение.
   Библия говорит о замысле Божием относительно мира и человека.
   Наконец, мы узнаем, как отнесся к Божественным замыслам сам человек: со смирением ли, с радостью или с жадностью и непослушанием. Поистине, как озаглавил один современный богослов свой рассказ о первых главах Книги Бытие, это «“Увертюра” ко всей Библии».
Первый стих Библии
   В начале сотворил Бог небо и землю…
   Так начинается библейский рассказ о сотворении мира, в котором каждое из слов несет большую смысловую богословскую нагрузку; каждое слово значительно, важно. Впрочем, это можно сказать и о любом из Божиих слов, о любом слове Священного Писания.
   Перед нами – начало мироздания.
   Обратим внимание всего лишь на четыре момента.
   1. Творение, упомянутое в первом стихе, – это еще не творение привычных нам небо и земли. Если мы будем внимательны, то заметим, что в дальнейшем повествовании священный автор вновь говорит о творении неба и земли. В 6~8 стихах говорится о творении небо, в 9-10 стихах – о творении земли.
   Значит, в первом стихе, когда утверждается творение Богом «неба и земли», говорится о чем-то ином.
   Современные ученые считают, что первый стих Библии говорит о сотворении всей Вселенной, вернее, первовещества, которое позже упорядочится в тот мир, который мы знаем.
   Возможно, здесь библейское небо и земля сродни шумеро-аккадскому понятию «ан-ки» (букв, «небо и земля»), то есть вся Вселенная.
   2. Обратим внимание на одну деталь: на слова: «сотворил Бог». Правильнее было бы перевести не Бог, а… Боги. Здесь имя Бог (др. – евр. Элогим) – форма множественного числа от Элоах – Божество.
   Почему Библия употребляет форму множественного числа?
   На основании этого (и иных подобных мест) некоторые делают вывод, что изначально Библия учила о многобожии (политеизм). Однако ни о каком многобожии здесь нет и речи. Данный рассказ о сотворении мира принял ту форму, которая нам известна, и был записан достаточно поздно. Даже если предположить, что когда-то у евреев действительно существовал политеизм, ко времени записи рассказа о сотворении мира с ним было давно покончено. Здесь дело в другом. Употребление имени Бога во множественном числе – явление общее для сиро-палестинского региона, подобное мы находим и в угаритских, и в финикийских текстах. Здесь множественное число является как бы превосходной степенью для обозначения имени Бога. Бог обладает полнотой всех качеств, Он совершенен, и даже само именование Бога – превышает категорию ограниченности и единственности.
   Для святых отцов и учителей Церкви эта множественность имени Бога скрывает в себе потрясающую тайну – тайну Святой Божественной Троицы. Бог один, но в Боге существуют три Личности: Отец, Сын и Святой Дух.
   3. Третье: древнеееврейский язык знает два слова, обозначающих идею творения. Это: бара и аса.
   Первое – бара – применяется только к творческому акту Бога. Это такое творение, на которое никто, кроме Бога, не способен.
   Вторым – аса – обозначается идея упорядочивания, совершенствования.
   Творить – бара – может лишь Бог, без усилия, с легкостью и радостью.
   Творить – аса – может человек, природа, земля.
   Так вот, в рассказе о сотворении мира мы трижды встречаемся с глаголом бара. Бог из ничего, силою любви Своей творит первовещество, материю. Затем Бог творит жизнь, живую клетку. Наконец, Бог творит человека.
   Три раза мы встречаемся с державным сотворил, то есть Бог привел к бытию что-то, что без Него никогда не могло бы появиться.
   В начале сотворил Бог небо и землю (Быт. 1, 1).
   И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных… (Быт. 1, 21).
   И сотворил Бог человека по образу Своему… (Быт. 1, 27).
   И еще: если в языческих мифах праматерия существовала изначально, то библейский автор непреклонен: Бог сотворил все из ничего. И если в рассказе Книги Бытие это четко не выражено, то в других библейских Книгах сказано об этом конкретно: посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего (2Мак. 7,28).
   4. И еще об одном следует упомянуть. Мы говорим о происхождении космоса. Но когда были сотворены ангельские существа, это бесчисленное Небесное воинство, тьма тем и тысяча тысяч бесплотных и легкокрылых духовных существ?
   Когда ангельский мир разделился на добрый и злой, на Ангелов и бесов?
   Некоторые богословы полагают, что это произошло до начала того повествования, которое мы находим в Библии. Священный библейский текст, говорят сторонники этой идеи, рассказывает о творении исключительно видимого мира. А перед творением нашего мира Бог создал духовный мир, о чем Библия не сообщает.
   Однако с древности существовало и иное мнение, согласно которому мы находим указание на сотворение Богом ангельского мира уже в первой строке Библии. Под сотворенным небом, упомянутым в первом стихе Библии, следует понимать как раз сотворение ангельских существ.
   В начале сотворил Бог небо и землю– сначала небо, то есть ангельские силы, затем землю как первовещество для создания видимого Космоса, Вселенной.
Ангелы света и ангелы тьмы…
   Два слова о сотворении Ангелов и об отпадении их от Бога.
   В начале сотворения неба и земли Бог создал Ангелов. Но один из Ангелов (Библия называет его Денницей – «Сыном утренней зари») восстал против Бога.
   Как это происходило, мы не знаем и вряд ли когда-нибудь узнаем. Ангельский мир – таинственный мир, мир совершенно иной по сравнению с нашим.
   Скудные свидетельства Священного Писания, слова Господа Иисуса Христа да мистический опыт подвижников Церкви – вот и все, чем мы можем оперировать, говоря об Ангелах. Как о добрых Ангелах, так и о злых.
   Причем опыта общения людей со злыми духами в Предании Церкви больше, нежели опыта общения со светлыми Ангелами. И это объяснимо. Выполняя послушания Божии, Ангелы не часто посещают людей, не навязывают себя, оставаясь в тени, сокрытыми, даже помогая человеку. Бог не хочет, чтобы люди приходили к вере в результате эффектных и поражающих их явлений или откровений. Бог не принуждает человека к вере. И, кроме того, Ангелы света отгоняются от нас нашими грехами и душевной нечистотой. Иначе ведут себя демоны. Для них, оторвавшихся от Бога, единственным содержанием жизни является ненависть ко всему Божиему, светлому. Бог или верные Ему Ангелы – сатане и его воинству не по зубам.
   Мир же, это чадо Божие, пронизанное животворящими и созидающими Божественными энергиями, воспринимается бесами как самый настоящий и реальный объект для нападок, причем нападок часто весьма успешных. Духи злобы, являясь по природе ангелами, гораздо могущественнее нашего мира и нас. Как писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Если бы им было попущено невидимо удерживающей их десницей Божией, то они истребили бы нас мгновенно». Вот они и нападают на человека, стремясь отвратить его (а через него и все мироздание) от Бога. И грехи человеческие бесов отнюдь не отгоняют, но радуют.
   Бог творит Ангелов. Один из Ангелов восстает против Бога и увлекает в богоотступничество часть Небесных сил. И, как следствие, они отлучаются от Бога.
   Вызванный из небытия к жизни, причем вечной жизни, сатана (так его прозвала Библия) вместе с единомышленными злыми духами отныне – враг творения Божия.
   И, пока существует мир сей, сатана может обрести в нем точку опоры. Пока существует свободный выбор: за или против Бога – сатана может увлекать за собой и людей. Но когда-то время этого мира пройдет. Наступит вечность, и все зло в новом мире будет истреблено. А значит, сатана и бесы совершенно лишатся возможности совращать людей ко злу. Что будет с сатаной? Некоторые богословы предполагали, что если уничтожится все зло, то исчезнут, уничтожатся, сгорят и все его носители. Соответственно, говорят эти богословы, сгорит и исчезнет и сатана со своим лукавым воинством.
   Однако Православное Предание, скорее, свидетельствует о другом. Бог, вызывая к жизни каждую личность, создает ее для вечной жизни. Сначала создать, а потом уничтожить… – не таков замысел Божий. Бог творит навсегда. Но каждая личность должна выбрать себе путь в жизни, определиться, и это ее решение Бог уважает и не изменяет. И даже личности, полностью покинувшие Бога и возненавидевшие Его, все равно останутся живы, но будет ли для них такая жизнь, жизнь в отлучении от Бога, жизнью? Не будет ли это ужасом адской самоизоляции души?.. Душа будет видеть только себя, будет заключена в самой себе, как в темнице. Более того, Божественная благодать будет восприниматься такой душой как мука, как огонь, как ослепляющий свет, и душа будет бежать от него. Поистине тьма кромешная и огонь неугасимый.
   Но это в будущем. Пока догадываясь, но наверняка не зная, что дни его сочтены, сатана пытается овладеть миром, стать его владыкой.
   И именно поэтому с первых минут создания мира сатана уже пытался проникнуть в него и погубить молодую вселенную, на что мы встречаем прикровенное указание уже во втором стихе Библии.
   Но об этом – чуть позже.
   Рассказав о творении первозданной материи, а возможно, указав и на то, что прежде материального мира, Земли, было создано Небо, то есть духовный, ангельский мир, Библия начинает детальный рассказ о процессе миротворения.
   Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (Быт. 1, 2).
   Если в первом стихе Библии мы читали о творческой мощи Бога и Библия говорила об этом сдержанно и лаконично – в начале сотворил Бог…, то во втором стихе говорится о любви Божией к первозданному творению.
   Первозданную и неоформленную материю Господь начинает преобразовывать в тот космос, который мы знаем (космос – грен. красота).
   Первозданное вещество, земля, было хаотично и неустроенно – безвидна и пуста. Была «тьма над бездной». Бездна здесь (др. – евр. те-хом), несомненно, как-то перекликается с вавилонской богиней Тиамат, существом, олицетворявшим страшные первобытные океанские воды (см. раздел «Древнемесопотамская космогония»).
   Тьма, то есть безвидность, первозданной бездны означает совершенную бесформенность этого первовещества.
   Библейский автор не случайно использовал образ страшной Тиамат. Он писал свои строки вскоре после возвращения иудеев из длительного вавилонского плена. Плен позволил евреям соприкоснуться с новой для них религиозной культурой. Соприкоснуться и усвоить некоторые образы, мифологемы. Но это соприкосновение с язычеством подчеркнуло и различие представлений носителя Божественного откровения – Израиля и культуры языческого народа. Поэтому говорить о Тиамат нейтрально, скажем, бесстрастно священный автор не может. С одной стороны, Тиамат для него – лишь образ, наименование таинственной бездны вод, существовавшей при начале мира. Но, с другой стороны, упоминая богиню хаоса, библейский автор намекает нам на демонизм, вкравшийся в мир уже при самом истоке его бытия.
   Но что мы видим в этой темноте, в которой плескались волны мирового океана, первозданного вещества?.. Мы видим, как эту бездну согревает животворящее Божие дыхание. Дух Божий носился над водою. Слово «носился» (др. – евр. мерохефет) означает: «согревал», «животворил». Здесь используется образ заботливой птицы, высиживающей на яйцах своих птенцов.
   Бог дышит на этот мир (Дух Божий – др. – евр. – Ру ах Элохим – можно перевести и как Дыхание Божие), как дышим мы, отогревая озябшие руки.
   А теперь пристальней посмотрим на каждый из дней Творения. Посмотрим на библейский рассказ, как на Священную Историю. Но одновременно попытаемся согласовать его с данными современной науки, по-своему говорящей о происхождении Вселенной.
   И не окажется ли, что библейский рассказ не только не противоречит естественно-научному видению, но и дополняет его?..
Первый день Творения
   И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, о тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один (Быт. 1, 3–5).
   В первый день Господь творит свет. Что это за свет, если не было еще светильников «на тверди небесной», они появились лишь в четвертый день?
   И святые отцы, и богословы, и ученые много размышляли над тайной этого света.
   Чаще всего под светом разумели энергию света или некий огонь, существующий вне зависимости от светил. «И сказал Бог: до будет свет! Первое Божие слово создало природу света, разогнало тьму, рассеяло уныние, наполнило радостью мир, всему придало вдруг привлекательный и радостный вид» (святитель Василий Великий).
   Для святителя Григория Нисского первозданные элементы вселенной находились в смешанном состоянии. Тогда «рассеянный повсюду огонь был затемнен преизбытком вещества». Но творческим и мощным словом Божиим «огонь прошел сквозь всякое тяжелое естество и вдруг озарил все светом». У при. Иоанна Дамаскина свет как огненная «легкая, устремленная вверх, жгучая и освещающая» стихия распространился в мгновенье по Вселенной, осветив ее и выявив ее изумительную красоту и гармоничность. «В три первых дня и день, и ночь произошли, конечно, вследствие того, что свет, по божественному повелению, то распространялся, то сокращался» (прп. Иоанн Дамаскин). И когда Бог создал солнце, оно вместило в себя эту энергию света и стало светить, «ибо светило есть не самый свет, но вместилище света» (он же).
   В последнее столетие стало популярным объяснять «свет» первого дня творения с позиций физики. Говорят, что такой грандиозной и первоначальной вспышкой, явившей свет, был некий взрыв, положивший начало возникновению Вселенной. Можно ли отождествить библейский свет со светом современной концепции Большого взрыва, судить сложно. Однако скажем несколько слов о научной стороне вопроса о происхождении мира.
   Как доказано современными учеными-астрофизиками, из которых прежде всего следует назвать американца Эдвина Хаббла, исследовавшего и доказавшего феномен «разбегания» галактик, некогда вся Вселенная была сфокусирована в одной точке не больше спичечной головки. Примерно 15–20 млрд лет назад в результате Большого взрыва из некой «точки сингулярности» вещество начало разлетаться в разные стороны. Следующей эрой генезиса мироздания была эра раздувания, когда пространство кипело и расширялось с невероятной и невозможной в земных и вообще умопредставимых условиях мощью. Это продолжалось меньше чем 10-30 секунды (!). В процессе постепенного охлаждения мира формировались те законы природы, которые мы знаем сегодня. Какое-то время «Вселенная оставалась горячим супом из кварков, глюонов и лептонов, но к концу одной десятитысячной доли все той же первой секунды закончился период быстрых преобразований, и мир принял знакомый вид – с протонами, нейтронами и электронами» (Дж. Полкихорн). Плотность этой массы первовещества была в триллионы раз выше, чем плотность воды, а температура «первозданного бульона» измерялась многими миллиардами градусов. Размеры этой рожденной всего десятитысячную долю секунды назад вселенной равнялись примерно одной тридцатой доле светового года (то есть 300 миллиардам километров, что в тысячу раз превышает размеры Солнечной системы). Такая Вселенная была еще слишком горяча, чтобы в ней смогли протекать обычные ядерные процессы. Только через несколько минут структура Вселенной стала той же, что и сегодня: одна четверть гелия и три четверти водорода. Через 15 минут после взрыва радиус Вселенной уже составлял 100 световых лет (если скорость света – 330 тыс. км в секунду, то световой год означает 330 тыс. км, умноженные на количество секунд в году), а температура была «всего» 300 миллионов градусов, что сравнимо с температурой, наблюдаемой при термоядерных взрывах. Но тогда было еще слишком горячо, чтобы вокруг ядер сформировались атомы; для этого потребовалось еще около полумиллиона – миллион лет охлаждения Вселенной. Через это время Вселенная стала достаточно холодной (ее температура упала ниже +3000 градусов по Цельсию), чтобы излучение и вещество разделились.
   Доминирующей силой в следующую космическую эру стала гравитация. Она сдерживала возникшую после Большого взрыва тенденцию к слишком большому расширению, однако окончательно остановить этот процесс и добиться обратного сжатия была не в силах. Хотя ранняя Вселенная была почти однородна, в ней присутствовали небольшие флуктуации, приведшие к возникновению участков с избыточной плотностью. Гравитационные эффекты усиливали эту неоднородность, это было похоже на нарастание снежного кома, и примерно через миллиард лет начали образовываться сгустки вещества, которые стали галактиками и звездами. Наблюдателю за этим потрясающим катаклизмом казалось бы, что он попал в эпицентр огненного урагана. Все пространство заполнено облаком раскаленных газов и ослепляющим светом, и все это разлетается во все стороны.
   В глубинах звезд снова пошли ядерные реакции, поскольку сжимающая сила гравитации разогрела ядра звезд свыше температуры их воспламенения. Водород, сгорая, превращался в гелий, и, когда исчерпалось это топливо, началась цепь более тонких и сложных реакций, которые привели к дальнейшему выделению энергии и образованию более тяжелых элементов, вплоть до железа. Начали появляться элементы – строительные блоки для живых организмов. Каждый атом углерода в любом живом существе когда-то побывал в глубинах какой-то звезды, и мы все возникли из элементов, которым миллиарды лет.
   Образование галактик началось только спустя миллиард лет после Большого взрыва. К этому времени вещество успело охладиться до идеальных температур (около сотни градусов), и стали появляться стабильные участки плотности среди облаков газа, равномерно заполнявших космос.
   Началось сжатие этих участков. Продолжая сжиматься и теряя при этом энергию на излучение, уплотнившееся вещество в результате своей эволюции превращалось в современные галактики. Хотя в общих чертах сегодня ученым ясно, что тогда происходило, но как это происходило, не ясно, механизм образования галактик все же понят не до конца и противоречит аккуратным подсчетам наблюдаемых масс галактик и их скоплений.
   В галактиках уже началось образование звезд. Наиболее массивные звезды, сформировавшиеся в самом начале, прошли быструю эволюцию, при которой водород превращался в более тяжелые элементы (в том числе углерод и кислород), а вновь образованное вещество выбрасывалось в окружающее пространство. Этот «пепел» подвергался локальному сжатию, приводящему к рождению новых звезд, и процесс повторялся снова. Солнце представляет собой звезду второго или третьего поколения. Согласно предположению астрофизика Клейтона, сжатие, в результате которого образовалось солнце, было вызвано сверхновой звездой, которая, взорвавшись, сообщила движение межвездному веществу и, как метла, толкала его впереди себя до тех пор, пока за счет тяготения не сформировалось стабильное облако, продолжавшее сжиматься, превращая собственную энергию сжатия в тепло.
   Вся эта масса начала нагреваться, и примерно за десять миллионов лет температура внутри облака достигла 10–15 млн градусов. К этому времени термоядерные реакции шли полным ходом и процесс сжатия закончился. Примерно в это время (около 6 млрд лет назад) и родилось Солнце.
   В IV веке великий святитель Иоанн, прозванный Златоустым, преодолевая бессилие ума, коснувшегося тайны, пытается на языке науки своего времени описать процесс формирования небесных светил путем сжатия первоначального вещества – света. «Из чего сотворено солнце? Из того света, который был создан в первый день. Творец изменил свет так, как Его Всемогуществу и Благости было угодно, и превратил его в разные небесные светила. В первый день он создает вещество света, а теперь солнце, луну, звезды и остальные небесные тела».
   Мы можем согласиться с премудрым Златоустом, лишь оговоримся: под этим светом можно понимать первовещество, приведенное Богом в стадию его оформления. Первоначальный толчок – Большой взрыв, это грандиозное космическое событие, вызванное Богом простыми словами: «да будет свет»; еще более лаконичная констатация священного писателя: «И стал свет» – все это привело действительно к возникновению всех элементов Вселенной.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от Тебя родятся;
Как в мрачный ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вертятся, зыблютея, сияют, —
Так звезды в безднах под Тобой
Светил возжженных миллионы
В неизмеримости текут;
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.

Г.Р. Державин
   Еще гремит эхо страшного взрыва, Вселенная представляет из себя огненный смерч, а священный бытописатель заключает: И был вечер, и было утро: день один.
   Перед тем как перейти ко второму дню Творения, скажем, что это такое вообще за понятие – день. Мир, согласно библейскому рассказу, творится в несколько дней: «И был вечер, и было утро: день один, второй, третий и т. д.». Однако, безусловно, следует помнить, что, когда Библия говорит о дне, она не считает, что это земной день, двадцатичетырехчасовой отрезок времени.
   Еврейское слово йом, переведенное у нас как день, означает вообще какой-либо промежуток времени – период.
   Например, во второй главе мы читаем: Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо (Быт. 2, 4). Здесь, в этой фразе, в оригинале используется слово йом, так что можно было бы перевести так: «в тот день, когда Господь Бог…»
   Дни творения – это периоды, огромные эпохи в истории мироздания.
Второй день Творения
   И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды…И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.
   И назвал Бог твердь небом. (И увидел Бог, что это хорошо.) И был вечер, и было утро: день второй (Быт. 1, 6–8).
   Библейский автор представляет гигантскую массу воды, это некое первовещество. Но вот Бог повелевает встать посреди этой толщи некой перегородке – тверди. Эта твердь – небесный купол (в древности считали, что небо твердое).
   Небесный купол и разделил воды на две части. Одни оказались вверху тверди, другие – внизу.
   Этот купол удерживает верхние воды от падения на землю и от затопления земли. Если эта вода выльется на землю, произойдет страшный потоп. Об этом нам и говорит Библия в рассказе о Великом потопе: В шестисотый год жизни Ноевой… разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей… вода же усиливалась и весьма умножалась на земле, и ковчег плавал по поверхности вод. И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы (Быт. 7, 11–12,18-19).
   В этом рассказе о потопе мы видим как раз то, что в тверди открылись окна (слав, – хляби) и на землю извергся океан воды, который покрыл всю сушу.
   Об океане воды над небесным сводом остроумно размышляет прп. Иоанн Дамаскин: «Но для чего Бог поместил воду над твердью? По причине сильнейшего воспламеняющего свойства солнца и эфира. Ибо прямо под твердью был распростерт эфир, а также и солнце с луной и звездами находятся на тверди. И если бы не была помещена сверху вода, то твердь сгорела бы…»
   Если о первом дне мы можем предположить, что Бог создал первовещество, то что, соотнося священный библейский рассказ с современными космологическими представлениями, произошло во второй день? Во второй день первовещество начало упорядочиваться. Начала формироваться наша вселенная, определились законы ее развития. Свое место обрели звезды и планеты.
   Обратим внимание на одну деталь. Заканчивая описание каждого из творческих действий Бога, священный автор говорит, что Бог радуется Творению, потому что оно хорошо. Последний стих первой главы Книги Бытие так подытоживает: И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1, 31).
   Да и разве может быть нехорошо Творение Премудрого Художника? В Никео-Константинопольском Символе веры, когда говорится: «Верую во Единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…», – Бог назван поэтом (у нас перевели Творец).
   Наш мир гармоничен и прекрасен, как поэма, в которой все части и каждое слово находятся на своем месте. Убери слово – стихотворение разрушится. Так и в нашем мире. Чуть ближе Солнце – сгорит все на Земле, чуть дальше – планета превратится в ледяную пустыню.
   Разве не радовалась наша душа, не замирало сердце, когда мы встречали восход или видели, как темнело небо, провожая солнце за горизонт? Все до мельчайшего элемента в мире прекрасно. Посмотрите на полевые лилии, как они растут… и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них (Мф. 6,28–29), – говорит Христос, Который Сам и является Творцом и Богом. Об этой премудрости Божией, проявившейся в создании нашего мира, много писали и боговдохновенные библейские авторы. Он сотворил землю силою Своею, утвердил вселенную мудростью Своею и разумом Своим распростер небеса (Иер. 10, 12), – вдохновенно свидетельствует Иеремия. Все соделал Он прекрасным в свое время (Еккл. 3, 11), – говорит Екклесиаст, а Иов восклицает: От духа Его – великолепие неба (Иов 26,13).
   С трепетной любовью к Богу в изумлении перед Великим Художником псалмопевец восклицает в 18-м псалме: Небеса проповедуют славу Божию, и о творении рук Его возвещает твердь. День дню передает слово, и ночь ночи возвещает знание. Нет наречий и языков, на коих не слышны были бы голоса их. В солнце поставил Он жилище Свое. И оно, как жених, выходящий из чертога своего, как исполин, с радостью стремится пройти свой путь: от края неба исход его и заход его на краю неба, и никто не укроется от теплоты его (Пс. 18, 1–7).
   Мир прекрасен. И таким мир выходит из рук любящего Творца. Однако… сейчас, когда я пишу эти строки, на моем подоконнике подрались голуби. За окном – холодный зимний день. А на подоконнике насыпаны крошки. Один из голубей, упитанный и сильный, клюет голодного и слабого собрата. Поистине, этот мир искажен какой-то бесовской гримасой.
   Библия, говоря, что мир прекрасен и что все, что сотворил Бог, не просто хорошо, а хорошо весьма, также говорит и об отпадении мира от Бога. Мир некогда повредился, заболел грехом… Но это позже; это произойдет в день седьмой.
   Итак, во второй день Творения Бог разделил воду небесным куполом. Часть воды оказалась над куполом, часть – под куполом: Хвалите Господа с небес… Хвалите Его, небеса небес и вода, которая превыше небес (Пс. 148, 1,4)!
Третий день Творения
   И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так…И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее,) и дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле…И произвела земля зелень, траву, сеющую семя… и дерево… И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день третий (Быт. 1, 9-13).
   Согласно библейскому рассказу, во второй день была сотворена небесная твердь. В третий же день творится земля.
   В этом рассказе примечательно то, что сразу за сотворением земли Бог повелевает ей зазеленеть. Бог творит не мертвую и безжизненную пустыню. Бог творит живой мир!
   В Библии плоскость земли творится мгновенно. И на ней сразу появляются растения.
   Вскоре эта земля зазеленела.
   Но то, что священный автор представляет мгновенным, на самом деле в истории земли заняло достаточно продолжительное время.
   Как мы говорили выше, примерно б млрд лет назад родилось Солнце и наша Солнечная система. Солнце в то время было окружено обширным облаком пыли, состоящей из песчинок графита и кремния, а также, возможно, окислов железа, смерзшихся вместе с аммиаком, метаном и другими углеводородами. Столкновение этих песчинок приводило к образованию камней побольше, диаметром до нескольких сантиметров. Все эти песчинки и камни были рассеяны по колоссальному комплексу колец вокруг Солнца.
   Постепенно камни и песчинки, имеющие разный вес и, соответственно, притягивающиеся друг к другу, объединялись в большие тела типа астероидов, заполняющих и сегодня пространство между Марсом и Юпитером и имеющих диаметр до нескольких километров.
   Нестабильной оказалась и система астероидов, и они так же, как и пылинки, начали притягиваться друг к другу и образовывать планеты.
   Наша планета также возникла из пылинок и камней, стянувшихся в одну глыбу. Когда к этой слипшейся каменной массе, которая станет впоследствии нашей планетой, притягивались камни, на которых было железо, железо плавилось и погружалось в глубь Земли. А так как планета все время вращалась, это железо собралось в центре планеты. Оно и образовало так называемое ядро Земли.
   Постепенно Земля, которая сначала была лишь массой раскаленных камней и газов, остывала. Однако процесс образования Солнечной системы еще не закончился. В молодые планеты то и дело вонзались астероиды, эти самые камни, из которых и создались планеты. Сегодня, когда Земля защищена атмосферой, мелкие камни сгорают в полете, не достигая ее поверхности, сама упорядоченность Солнечной системы практически не допускает падения на землю больших астероидов. Такие астероиды давно стали спутниками Юпитера или
   Сатурна, самых больших планет Солнечной системы.
   Первоначально, пока планета Земля была юной, у нее не было атмосферы. Астероиды и метеориты, эти космические камни, падали на планету достаточно часто. (Во многих местах под толстым слоем почвы скрыты кратеры и ямы от падения астероидов.) Как это все было, когда на Землю с огромной скоростью падали гигантские каменные глыбы, – сложно себе представить. Что-то подобное происходило и с Луной. Даже невооруженным глазом видно, что поверхность Луны неровная. Действительно, пристальное изучение Луны в телескопы, фотографии, сделанные на Луне советскими и американскими экспедициями, изучение доставленных на Землю частиц лунной породы – все это позволило воссоздать примерную картину прошлого Луны. А то, что Луна имеет тот же возраст, что и Земля, позволяет сделать предположение, что и на Землю некогда падали такие же метеориты, как и те, что падали на Луну. Более того, Земля, которая в двадцать раз больше Луны, обладает и несравненно большим притяжением. Значит, она пострадала еще больше, чем маленькая космическая сестра.
   А теперь представим, что переживала наша планета в юности, что происходило, когда на нее падал из космоса астероид диаметром в 400 километров. Как говорят специалисты, происходил страшный взрыв. Если бы на Земле была вода, вся она, все моря и океаны мгновенно бы испарилась. Превратилась бы в пар и большая часть земной поверхности, везде были бы разбросаны обломки величиной с Эверест. И такие столкновения, говорят ученые, Земля неоднократно переживала в первые времена своего бытия.
   Постепенно Солнечная система приходила ко все большему и большему порядку. Земля, первоначально раскаленная, остывала. Пока Земля была горячей, над ней висели густые огромные облака пара и газа. Когда она немного остыла, эти первобытные облака начали изливаться ливнем на Землю. Он лился беспрерывно почти тысячу лет, и именно из этих вод появились моря и океаны. А когда тучи все вылились на Землю, засияло солнце. Голубого неба над Землей не было… не было еще воздуха на Земле.
   Чернел бездонный космос, блестели звезды, и страшно палило Солнце.
   Так примерно 4 млрд 600 млн лет назад началась история Земли. Напрасно было бы подозревать меня в устранении из этого Богом запущенного грандиозного механизма Самого Бога. Бог творит прекрасную Вселенную, и Он вкладывает в мир законы, по которым мир и развивается.
   И Богу, конечно, нет нужды, нарушая собственноручно установленные законы, подгонять Вселенную. Он мог бы, конечно, придавая физико-химическим процессам большую скорость или иным каким-либо образом, всю Вселенную создать за шесть тысяч лет или за секунду. Но зачем? Почему некоторые христиане с такой настойчивостью утверждают, что миру – семь-восемь тысяч лет? Мы навязываем таким образом Богу наши представления о мире, наши темпы.
   И так же неверно думать, что Бог, некогда сотворив Вселенную, ждал и ждал, пока она остынет и украсится. Не будем забывать, что Бог вневременен. Он над временем, и для Него один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день (2 Пет. 3, 8).
   Для Вселенной прошли миллиарды лет, потому что для определенных физических процессов необходимо определенное время. Тут ничего не поделаешь – это свойство материи. Но для Бога все это было мгновенно.
   Бог был над этими физическими процессами, но в то же время Он творчески направлял их. Бог трансцендентен, то есть надмирен и имманентен, – говоря иначе, Он начало и внутренняя основа мира. Как заботливый Родитель, Бог всегда рядом… С заботой и любовью приводит Он материю к жизни. Он неравнодушен ни к насекомым, ни к динозаврам. Все эти твари – часть Его любимого Творения.
   Вспомним слова Сына Божиего, которые я чуть выше уже цитировал: взгляните на птиц небесных… Отец ваш Небесный питает их… Посмотрите на полевые лилии… И Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них… [их] Бог ток одевает (Мф. 6, 26, 28–30). Какой еще высший авторитет, чем эти слова, можем мы привести, чтобы показать: Бог любит не только человека, но Он щедр Любовью и Красотою Своею даже к самым незаметным букашкам и травам.
   Мы не знаем точно, как приобщатся животные к вечности, но предполагать, что живые существа Бог сотворил просто так, для развлечения человека (а в случае с динозаврами – для развлечения палеонтолога или читающего журнальное сообщение об археологической находке обывателя), у нас нет никакого основания. У святителя Иоанна Златоустого в комментарии на библейский рассказ о сотворении жизни в океане читаем: «Ведь не все же создано только для нашего употребления, но по великой Его (Божией) щедродательности… Итак, слыша, что увидел Бог все, что Он создал… хорошо весьма, не дерзай противоречить Божественному Писанию, ни задаваться праздными и излишними вопросами и говорить: почему то и то создано?»
   Щедродательность! Дательность чего? Благодати. Бог творит такое изобилие земных существ, чтобы каждая на своем уровне, в свою меру приобщилась благодати бытия, благодати
   Любви Божией. «И муха радуется по-своему», – сказала мне однажды маленькая дочь. На самом деле она выразила своими словами Учение Церкви…
   Что увидел бы человек, если бы оказался на Земле через миллиард лет после ее возникновения?
   Мутная темная вода, черные и серые горы и скалы с острыми вершинами, не затронутыми эрозией, вздымаются над волнующейся океанской пучиной. Повсюду огненные фонтаны. Это вулканы, которые выпускают накопившиеся под землей газы. Небо покрыто пеленой вулканического пепла и свинцовыми тучами, между которыми проскакивают молнии. А над головой – бескрайнее пространство космоса, яркие блестки звезд и обжигающее Солнце, чьи ультрафиолетовые лучи задерживает лишь толща воды.
   Прошел миллиард лет, пока на Земле не возникли условия, благоприятные для появления живой клетки. И еще один миллиард – пока на Земле не возникла сложная жизнь.
   Для христиан несомненен тот факт, что живая клетка, даже простейшая, появилась на
   Земле не случайно. Первые живые клетки произошли в результате сложных геохимических процессов, происходивших в океанах первозданного мира. Невозможно поверить, будто бы это произошло случайно, само по себе… Христиане верят, что жизнь появилась благодаря особому творческому акту Бога. И когда на планете создались благоприятные для возникновения и развития жизни условия, Господь направил необходимые элементы к единству. Появилась первая живая клетка. Первые клетки сахаров, аминокислот и другие жили без кислорода. Питались они простыми химическими соединениями. Одна из этих клеток (названная цианофит) нащупала путь дальнейшего развития – она освоила фотосинтез. Для своего роста и развития цианофиты стали использовать углекислый газ и воду, источником энергии явился солнечный свет. Примитивные одноклеточные преобразовали атмосферу Земли из содержащей двуокись углерода в содержащую кислород, открывая таким образом путь к развитию метаболизма.
   Эволюция простейших клеток происходила медленно, но неуклонно. Исследования говорят, что еще всего 600 млн лет назад кислорода на Земле было в 100 раз меньше, чем сегодня. Животные на суше еще не смогли бы жить, они бы задохнулись. И поэтому жизнь развивалась в воде… От Мудрого Создателя и Конструктора клетка получила генетический код, биохимический алфавит, посредством которого организм получает «инструкции» для своей жизни. Включился процесс фотосинтеза, при котором поглощается и запасается энергия Солнца.
   Для святителя Василия Великого все виды животных были созданы мгновенно, и все они такими навсегда и остаются. «Как шар, брошенный по наклонной поверхности, катится вниз и не останавливается до тех пор, пока не окажется на плоскости, так и живая природа, подвигнутая одним повелением, совершает равномерные переходы существ от рождения к разрушению, сохраняя единообразную последовательность видов, пока не достигнет конца. От лошади рождается лошадь, от льва – лев, от орла – орел, и каждое животное, сохраняемое из рода в род, продолжается до скончания Вселенной». Однако почему не расширить толкование образа наклонной плоскости, данного свт. Василием? Бог подтолкнул к развитию Вселенную, Бог вложил в Землю творческую энергию, и Его державным Промыслом возникла первая живая клетка, а затем, как по наклонной плоскости, от простого к сложному, жизнь начала развиваться.
   Через два миллиарда лет после рождения Земли на ней появились первые сложные живые клетки, и еще один миллиард прошел до тех пор, как появились первые водоросли и морские животные.
Четвертый день Творения
   И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день четвертый (Быт. 1, 16–19).
   Один мой хороший знакомый, физик и астроном, с грустью говорил, что не может принять «библейского унижения Солнца, Луны и звезд». Его огорчало то, что и Солнце, и Луна, и иные светила сотворены были лишь на четвертый день, хотя наука говорит о том, что планеты – современники нашей Земли, а звезды (то же Солнце) ее гораздо старше…
   Несложно заметить, что Библия совершенно конкретно придерживается геоцентрической модели Вселенной. Таковы были естественнонаучные представления людей того времени. Но видеть в библейском рассказе только «устаревшие» космологические данные было бы ошибкой. Библия каждым словом своим сообщает нам что-то важное, принципиальное для нашей жизни и веры. И тут нужно сказать вот что: Земля в Библии стоит на первом месте не потому, что она старше, а потому, что она духовно значимей, или, как говорил Владимир Лосский, «духовно центральна».
   В свою очередь, Земля не самоценна, она ценна постольку, поскольку на ней живет человек. В центре Вселенной стоит человек, потому что именно человек призван привести всю Вселенную с ее самыми отдаленными галактиками к Богу, к освящению и обожению. «В центре Вселенной бьется сердце человека» (В. Лосский), и человек должен помнить об этой своей драгоценной и ответственной миссии. Человек не должен быть винтиком в механизме бездонного космоса, человек и не забавная игрушка для демонов или космических стихий; человек – пункт встречи тварного мира и Бога.
   Известно место, которое занимали светила в древних религиях. У вавилонян семь планет были божествами, каждая носила свое имя, они регламентировали ход человеческой жизни. Вечное и незыблемое движение планет и звезд внушало древнему человеку мысли о том, что мир подчинен закону вечного круговорота, что небесные странники – не случайные элементы Вселенной и не равнодушные зрители земных событий. Звезды каким-то образом влияют на ход земной истории. Сияющие небесные тела казались человеку проявлением сверхъестественных сил, господствующих над Землею и всем живущим на ней.
   И человек поклонялся этим силам, именовал планеты, звезды и созвездия. Астрология охватила весь средиземноморский Восток, стала одной из форм, в которой продолжило свою жизнь древнее язычество. Древний человек оказывался подавлен этими небесными силами, господствовавшими над его судьбой и скрывавшими от него Лик Истинного Бога.
   Автор библейского повествования совершенно иначе относится к небесным телам. Иногда он рисует планеты и звезды живыми, называет их «воинство небесное» (см. Быт. 2, 1), сравнивает с некими ангелоподобными существами (см. Иов 38,7; Пс. 148, 2), но всегда, в любом случае, они не более чем служители Божии. Они такие же твари, как и все остальное мироздание. Словом Господним небеса утверждены и Духом уст Его вся сила их, – говорит псалмопевец (Пс. 32, 6).
   В рассказе о сотворении Вселенной библейский автор говорит о небесных светилах мимоходом, называя их «звезды». Он не дает даже их имен. Это просто светильники, «поставленные» Богом на небесной тверди, чтобы светить людям. Они не рассматриваются как враждебные силы и оказываются полностью «демифологизированы», сводятся к их природной реальности.
   Единственные среди светил, имеющие название в первой главе Книги Бытие, – это солнце и луна. Солнце, Ра, было великим богом египтян; луна, Астарта, – ханаанской богиней. Известно место Гелиоса в греческой религии вплоть до последних времен язычества. Луна, Геката, богиня мрака, царствовала в мире мертвых. Конечно, возможно, как говорит Мирча Элиаде, что древние поклонялись не самим этим элементам мира как таковым, а силам, стоящим за ними. Но библейский автор отказывает и самим планетам, и силам, стоящим за ними, в праве определять жизнь человека.
   Как отмечает французский богослов Жан Даниелю: «Нам кажется, что автор первой главы книги Бытие почти совсем десакрализует космос и в этом слишком близок к натурфилософам Ионии, в которых древние язычники видели атеистов. Но дело в том, что именно подобная сакрализация космоса была источником политеизма, и нужно было сначала самым радикальным образом разоблачить его, чтобы понятие о священном было связано только с трансцендентным Богом».
   Однако, кроме этого момента десакрализации, есть еще одна очень интересная деталь. Если мы присмотримся, то увидим, что библейские шесть дней Творения легко соотносятся один с другим. Вернее, эти дни распадаются на две триады: 1-й – 3-й дни и 4-й – б-й дни.
   Они соотносятся между собою следующим образом:
   1 – й день – 4-й день;
   2- й день – 5-й день;
   3- й день – 6-й день;
   7-й день.
   Каждый из дней первой триады соответствует дню второй триады.
   В первый день творится свет. В четвертый – светила.
   День второй: тема воды и тверди небесной – небосвода. Соответственно, в пятый день творятся рыбы и птицы.
   В третий день творится суша, в шестой день суша наполняется жизнью.
   Эта интересная деталь, о которой подробно пишет известный богослов В.Н. Ильин в своей книге «Шесть дней Творения», показывает, что священный автор в миротворении видит большую согласованность и взаимозависимость всех частей Вселенной.
Пятый день Творения
   И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной…И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвело вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы до размножаются на земле. И был вечер, и было утро: день пятый (Быт. 1, 20–23).
   В нашем переводе – «да произведет вода». В древнееврейском – динамичнее: «да закишат в воде»… Примечательно, что, согласно библейским представлениям, жизнь возникла в воде. То, что сегодня является научной аксиомой, было утверждено три тысячелетия назад.
   Чуть выше мы говорили, что помещение солнца, луны и звезд на малопочетное место, в четвертый день Творения, является не космологическим, но богословским утверждением. Четвертый день как бы вторгается в процесс развития жизни, который начался в день третий. Поэтому можно сказать, что пятый день является органичным продолжением дня третьего.
   Итак, вода производит жизнь, вода закишела жизнью. Уже одно рассматривание многообразия обитателей морей наполняет душу восторгом. «Если будешь благоразумен, то можешь и из создания этих тварей познать и могущество и неизреченное человеколюбие Господа, – пишет свт. Иоанн Златоуст. – Могущество в том, что Он словом и повелением произвел таких животных, а человеколюбие в том, что, произведши их, назначил им свое место в неизмеримом море, чтобы они никому не вредили, но жили бы в водах и видом своим возвещали о высочайшем могуществе Творца, не причиняя никакого вреда человеческому роду».
   Получив повеление – «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях», живые организмы прилежно принялись его исполнять. Разнообразие возникших существ, мудрость, с которою они были устроены, свидетельствуют о творческой Божественной Руке, направлявшей мироздание ко все большему и большему совершенству.
   Сегодня слой земли, в котором мы находим останки древних обитателей морей – ракушек и животных, – находится на той глубине, на которой пролегает в Санкт-Петербурге метро. Когда мы едем в электричке по черному туннелю глубоко под землей, можно представить, что мы едем по дну древнего моря, что раньше на этом месте росли водоросли, ползали древнейшие существа, зарывались в песок черви…
   Водоросли и микроорганизмы, воспринимая солнечный свет, вырабатывали кислород, который все больше и больше окружал Землю. В 103-м псалме, этой поэме Творцу, мы читаем о изумлении человека премудростью Божиих созданий: Как величественны дела Твои, Господи! Все премудро Ты сотворил. Полна земля тварью Твоею. Это море великое и пространное: там гады, коим нет числа, животные малые и великие. Там плавают корабли, этот змей, которого Ты создал, чтобы унизить его (Пс. 103, 24–26).
   Когда же жизнь покинула воду и вышла на сушу? Это произошло тогда, когда содержание кислорода на суше стало примерно в 10 раз меньше, нем сегодня, но в 10 раз больше, чем 600 млн лет назад. Примерно 160 млн лет трудились водные растения и простые организмы, пока содержание кислорода не стало приемлемым. Около 400 млн лет назад жизнь из воды вышла на землю.
   Сначала на Земле зашумели леса из древовидных хвощей, плавунов и папоротников. С их появлением количество кислорода в атмосфере быстро поднялось. За 50 млн лет его количество выросло примерно до сегодняшнего уровня. И вот к началу каменноугольного периода на суше появляются насекомые и амфибии.
   Примерно 350 млн лет назад появились динозавры. Скоро появятся млекопитающие. Динозавры и млекопитающие будут противостоять друг другу за обладание планетой. Но победят вторые. И именно из млекопитающих, как считают верующие люди, принимающие эволюционную теорию развития жизни, появится то животное, которое будет вполне способно принять в себя Божественную искру и стать человеком.
   Согласно библейскому рассказу, в день пятый появились животные плавающие и животные летающие. В этой связи приведем интересное мнение православного богослова В. Лосского. Слово Божие, по его замечанию, устанавливает «любопытное сближение между существами плавающими и летающими (внешние формы которых не лишены сходства), между водой и воздухом, обладающими общими свойствами текучести и влажности. Здесь мы ясно ощущаем, что перед нами не космогония в современном смысле этого термина, но некое иное видение бытия и его иерархичности, видение, для которого решающее значение имеет тайна формы, «вторичные качества» чувственного мира (столь пренебрегаемые наукой), обращающие нас к умозрительным глубинам, к «логосам» творения; это видение стало очень трудным для нашей падшей природы, но мы можем вновь обрести его в «новой твари» (т. е. достигнув обожения), в Церкви, как в литургико-сакраментальном космосе, так и в опыте созерцания твари подвижниками».
Шестой день Творения
   И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и годов, и зверей земных по роду их. И стало так. И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех годов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми годами; пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле. И сказал Бог: вот, #дал всш всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, а всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вал? сие будет в пищу; а всем зверям земным, а всвл? птицам небесным, а всякому [гаду,] пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так. И увидел Бог все, что Он создал, а вот, хорошо весьма. И был вечер, а было утро: день шестой (Быт. 1, 24–31).
   «Чем более я исследую Вселенную и детали ее архитектуры, тем больше я вижу оснований для убеждения, что Вселенная в каком-то смысле должна была знать, что мы должны прийти» (Ф. Дайсон). Появление на Земле человека открыло новую главу в судьбе нашей планеты и всей Вселенной.
   Французский антрополог и зоолог Аммон де Картфраж выделял четыре царства природы – минералов, растений, животных и человека. Американский палеонтолог Д. Дана писал о психозойской эре (эре человеческой души). Известный русский геолог А. Павлов предложил для четвертичного периода название «антропоген», в котором главным фактором мировых природных изменений является деятельность людей. В. Вернадский для обозначения деятельности человека предложил термин «ноосфера» (сфера разума).

   Появление человека на Земле – новый этап существования мироздания. Бог творит человека, вмещающего в себя и природное, и божественное измерения, и отдает ему весь мир; и этот мир человек должен вернуть к Богу.
   Для удобства рассмотрения темы Творения человека выделим ключевые положения библейского рассказа о творении человека.
   1. Человек творится вместе с животными, что подчеркивает его природную преемственность с животными.
   2. Человек творится по образу и по подобию Божию.
   3. У автора 2-й главы сначала творится Адам, затем от Адама берется жена – Ева. Причем Ева творится из ребра Адама, что говорит о том, что она не ниже человека, но что она единоприродна с Адамом.
   Рассмотрим каждую из тем подробней.
   1. Сотворение человека и животных.
   В последний, шестой, день Творения Господь вызывает к жизни животных и человека. Вот эта маленькая, но важная деталь – в один день творятся и животные, и человек. Библия констатирует, что человек преемственно связан с животным миром.
   Мы видим, что Библия, рассказывая о сотворении мира, говорит, что Бог от простого возводит Творение к сложному, к высшему. Сначала творится первовещество, из него возникает Вселенная. Затем описывается процесс происхождения Земли. Бог повелевает траве и деревьям расти и плодоносить. Растения владычествуют на суше, пока не появляется примитивная жизнь в воде. Появляются пресмыкающиеся, рыбы, птицы. Наконец, в шестой день творятся «животные земные». И после них – человек.
   Человек творится из праха земного, и Бог вдыхает ему в лицо дыхание Своего Духа.
   И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт. 2, 7). Здесь Бог вдыхает в человека дыхание, силу жизни, которую вдыхает и всем животным. Это показывает, что жить человек сможет, только имея в себе Дух жизни. Возьмешь дух их, и исчезнут и в землю свою возвратятся. Пошлешь Духа Твоего, и будут созданы (Пс. 103, 29–30).
   Все живое может существовать лишь причастностью к Богу. Прервать эту связь с Богом, с Духом жизни – значит оторваться от жизни. Как пишет Ж. Даниелю: «Таким образом, как и другие творения, человек не зависит ни в коей степени от самого себя. Он существует только благодаря тому, что в нем живет дыхание Божие. Существовать для него – значит находиться в отношении с Богом. Это отношение – главная составляющая его бытия. Вот почему познание реальности для него – только познание этой радикальной зависимости от Бога. Это первая характерная черта библейской антропологии, которая отказывает человеку в любом притязании быть своим собственным творцом и располагать собой».
   2. По образу и по подобию…
   Бог говорит: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его (Быт. \, 26–27).
   Сразу следует заметить, что синодальный перевод не совсем верно передает мысль оригинала. В данном переводе получается, что образ Божий и подобие синонимичны и взаимозаменяемы. Однако следует сказать, что образ – это то, что относится к Богу, подобие же – это похожесть, то есть то, что относится к человеку, то, что возможно человеку. Текст вернее было бы передать так: «Сотворим человека по образу Нашему как подобие, как подобного Нам».
   Человек подобен Богу, однако, как отмечали святые отцы, это подобие нам не дано, а задано, как цель. Можно сказать, что мы сотворены по образу Божию, но подобия должны достигать сами. Как писал святитель Василий Великий:
   «Одно (образ) мы имеем в результате творения, другое (подобие) приобретаем по своей воле…Он сотворил нас способными уподобляться Богу. Одарив нас способностью уподобляться Богу, Он предоставил нам самим быть тружениками в уподоблении Богу, чтобы мы получили за этот труд вознаграждение.
   Если ты станешь врагом зла, забудешь прошлые обиды и вражду, если будешь любить своих братьев и сочувствовать им, то уподобишься Богу. Если от всего сердца простишь врагу своему, то уподобишься Богу. Если ты относишься к брату, согрешившему против тебя, так же, как Бог относится к тебе, грешнику, ты своим состраданием к ближнему уподобляешься Богу… Что такое христианство? Это уподобление Богу в той мере, в какой это возможно для природы человеческой».
   Что значит – образ Божий в человеке? В Библии нет на этот счет конкретных указаний. Поэтому учители Церкви и святые отцы по-разному отвечали на этот вопрос. Несомненно, что образ Божий заключается в человеческой душе, в ее духовной природе и ее отличительных свойствах: нравственной свободе и бессмертии.
   Так же несомненным элементом образа Божия в человеке является повеление Божие человеку господствовать над тварным миром. Об этом «даре» человеку много говорят библейские авторы. Премудрый Давид восклицает: То что такое человек, что Ты помнишь его? Или сын человеческий, что посещаешь его? Малым чем Ты умалил его пред Ангелами, славою и честью Ты увенчал его, и поставил его над делами рук Твоих, все покорил под ноги его. Овец и волов всех, а также скот полевой, птиц небесных и рыб морских, проходящих стези морские. Господи, Господь наш! Как дивно имя Твое на всей земле! (Пс. 8, 5-10). Можно вспомнить, что и автор первой главы Книги Бытие, сказав нам о Творении человека, тут же прибавляет повеление Господа: наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте (Быт. 1, 28).
   Итак, человек – образ Божий потому, что он поставлен над всем Творением.
   И еще: Бог – Творец. Человек также обладает способностью творить. Решающее отличие творчества человека от творчества высокоразвитых животных заключается в том, что животное творит, следуя инстинктам, несознательно (например, птица, строящая гнездо), а человек творит осознанно. Животное творит лишь то, что полезно в утилитарном смысле, человек творит, воплощая в своем творчестве ту красоту мира, которую он видит и чувствует. В свою очередь, решающее отличие творца-человека от Творца-Господа – в том, что человек творит из материала, а Бог может творить из ничего. «Человек по подобию сотворшего его Бога строит дома, города, корабли, делает изображения и изваяния… Бог создает и из несущего, притом без труда и мгновенно, а человеку для его творчества нужны: вещество, орудия, и размышление, и время, и труд» (св. Феодорит Кирский).
   

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →