Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Самая высокая температура на Земле что была измерена в Ливии в 1922 году, составляла 58°C.

Еще   [X]

 0 

Кто есть кто в мире террора (Брасс Александр)

автор: Брасс Александр категория: РазноеУчения

Страшное слово «терроризм» давно и прочно утвердилось в нашем лексиконе, став привычным и каким-то даже обыденным.

Мы относимся к терроризму, как к стихии, как к некоей неведомой разрушающей силе, которую нельзя ни предупредить, ни предсказать. И совсем забываем о том, что он имеет вполне конкретные человеческие черты…

Впервые читателю предоставляется возможность «посмотреть в лица» тем, кто творит зло на земле, тем, чьими именами пестрят газетные заголовки. И попытаться ответить на вопрос: кто они - люди, восставшие против человечества?

Об авторе: Александр Брасс - псевдоним автора ряда книг и статей на темы террора и борьбы с ним, а также по истории ислама и западноевропейского лево-анархистского экстремизма. Родился в Прибалтике, жил и учился в Киеве. В университете изучал юриспруденцию и социологию. Он окончил одну из элитных спецшкол… еще…



С книгой «Кто есть кто в мире террора» также читают:

Предпросмотр книги «Кто есть кто в мире террора»

Александр Брасс Кто есть кто в мире террора



Scan&OCR: В. Г. Черновол

«Кто есть кто в мире террора»:
АСТ, Астрель, Русь-Олимп; Москва; 2007; ISBN 5-17-041312-2, 5-271-16201-Х, 5-9648-0100-5, 978-985-16-0442-1
Аннотация

Страшное слово «терроризм» давно и прочно утвердилось в нашем лексиконе, став привычным и каким-то даже обыденным. Мы относимся к терроризму, как к стихии, как к некоей неведомой разрушающей силе, которую нельзя ни предупредить, ни предсказать. И совсем забываем о том, что он имеет вполне конкретные человеческие черты…
Впервые читателю предоставляется возможность «посмотреть в лица» тем, кто творит зло на земле, тем, чьими именами пестрят газетные заголовки. И попытаться ответить на вопрос: кто они – люди, восставшие против человечества?
Александр Брасс Кто есть кто в мире террора

Вместо предисловия

Эта книга отличается от множества схожих по тематике и назначению одним, основополагающим фактором: каждая ее строчка пронизана чутким отношением автора к проблеме терроризма. Автор не газетный или телевизионный репортер, специализирующийся на работе в «горячих точках», коими пестрит современная карта мира, не ученый толкователь безжалостных и кровавых историй нашего времени. Он настоящий «профи», посвятивший большую часть своей сознательной жизни проблемам борьбы с терроризмом, что дает ему возможность и право не просто описывать события, а писать, созерцая их изнутри.
Однако и эта особенность не уникальна: на полках магазинов порой встречаются книги, написанные бойцами специальных подразделений и агентами секретных спецслужб о своей работе. Но настоящий труд – это не проба пера: Александр Брасс уже известен широкому кругу читателей и вдумчивым специалистам по своим книгам «Палестинские истоки» и «Между Лениным и Арафатом». Издание «Антигерои: кто есть кто в мире террора» объединяет под своей обложкой захватывающие жизненные истории таких трагически известных персонажей, как террористы Ульрика Майнхоф, Андреас Баадер, кокаиновый наркобарон Пабло Эскобар, Осама бин-Ладен, Карлос-Шакал.
Для меня как читателя становым хребтом этой книги является желание автора объяснить характер своих героев – или, если угодно, антигероев – не столько с политических, сколько с социальных и человеческих позиций. Извращенное понимание догм той или иной конфессии, богатство или нищета, преступные наклонности – все это не более чем кольца нарезки на шурупе. Человека приводит к террору несовершенство окружающей действительности.
Это и доказывает Александр Брасс в своей книге, приводя огромное количество примеров.

Давид Маркиш


Ильич Рамирес Санчес (Карлос-Шакал)

Один из наиболее опасных террористов второй половины XX века, заслуженно считавшийся в 70–80-х годах прошлого столетия террористом № 1, – получивший наибольшую мировую известность под кличкой Карлос-Шакал – «человек тысячи лиц». Провел бесчисленное количество громких террористических актов на территории Европы, Ближнего Востока и других частей света. На его счету угоны и взрывы самолетов, захваты заложников, взрывы в общественных и государственных учреждениях, убийства бизнесменов, политических и общественных деятелей. Лично ему инкриминируется убийство более 80 человек. Один из организаторов и руководителей так называемого Международного террористического интернационала, «мозговым центром» которого долгие годы являлся сам Карлос-Шакал.
Карлос родился 12 октября 1949 года в столице Венесуэлы городе Каракасе, в семье известного и весьма процветающего адвоката. Его отец Хосе Аллаграсия Санчес был ярым приверженцем марксизма-ленинизма, поэтому такие имена, как Сталин, Ленин и Фидель Кастро, врезались в память Карлоса с самого раннего детства. Отец Карлоса настолько боготворил Ленина, восхищаясь его идеями, что последовательно дал своим сыновьям имена: Владимир, Ильич и Ленин. Соответственно средний сын, Рамирес, будущий международный наемный террорист-убийца, более известный под кличкой Карлос-Шакал, получил имя Ильич. Отныне его полное имя звучало Ильич Рамирес Санчес.
Ильич Рамирес Санчес получил прекрасное образование. Отец-миллионер не жалел средств на обучение сына, который, по его замыслу, должен был в скором времени влиться в международное революционное движение. В пятнадцатилетнем возрасте Ильич Рамирес Санчес вступает в рады Коммунистической партии Венесуэлы и «как настоящий революционер» берет себе псевдоним Карлос.
Спустя два года, когда ему исполнилось семнадцать лет, отец отправляет Карлоса на Кубу, в специальный учебный лагерь, где молодые революционеры постигали основы тактики ведения партизанской войны. В семнадцатилетнем возрасте Карлос еще был идеалистом. Его в меньшей степени интересовали деньги. То, что террор – дело весьма доходное, Карлос поймет немного позже… А пока Карлос обучался в военном лагере, расположенном в окрестностях Гаваны, методике проведения направленных взрывов, приемам рукопашного боя и стрельбе из всех видов ручного оружия, готовя себя к будущим революционным схваткам.
Вернувшись с Острова свободы, отец Карлоса в очередной раз отправляет его за границу, на этот раз в Лондон, вместе матерью и младшим братом по имени Ленин. Как выразился его отец: «Для наведения европейского лоска». Некоторое время они проживают в Кенсингтоне, одном из самых привилегированных аристократических кварталов Лондона. Там в лондонских пивных барах Карлос впервые открывает для себя существование левоанархистских европейских движений. В конце 60-х годов в настроениях общества, и прежде всего в студенческой среде, складывалось ощущение, будто Запад находится на пороге революционных преобразований. Эти настроения подпитывались прежде всего последствиями нацизма, позорным колониальным прошлым западных стран и преступной вьетнамской войной, которую Соединенные Штаты развернули в Индокитае. Европейский левоа-нархистский экстремизм с каждым годом набирал силу, связывая свою активную, деятельность с реализацией чаяний народов третьего мира. Карлос как губка впитывал в себя новые идеи. Никому из окружающих не могло прийти на ум, что за слащавой, по-детски наивной и нескладной внешностью скрывалась мощная, весьма неординарная личность, способная, подобно затаившемуся вулкану, во дин день проснуться и смести все на своем пути.
В середине 1968 года Карлос приезжает в Москву для получения высшего образования. Он без особых усилий сдает вступительные экзамены в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Ни для кого на Западе не было секретом, что Университет дружбы народов готовил не только прекрасных специалистов во многих областях науки и техники, его выпускники становились вольными и невольными «агентами влияния» в странах третьего мира. Об этом периоде жизни Карлос всегда вспоминал как о самых лучших годах своей молодости. В Москве Ильичу Рамиресу Санчесу понравилось. Он вел веселый и разгульный образ жизни. Благодаря регулярным денежным переводам отца, Карлос никогда не испытывал финансовых затруднений. Богатый иностранец постоянно привлекал к своей особе повышенное внимание окружающих. Женщины и дикие кутежи, которые, как правило, оканчивались пьяными потасовками, занимали его куда больше, чем занятия в университете. Рано или поздно московским похождениям Карлоса должен был прийти конец. Формальным поводом к отчислению Ильича Рамиреса Санчеса из университета послужило его участие в несанкционированной демонстрации у посольства Ливии. Летом 1970 года Карлоса выдворяют за пределы Советского Союза за «антисоветские провокации».
Московский период жизни Карлоса-Шакала оценивается многими экспертами по-разному. По всей видимости, есть все основания полагать, что Карлос во время своего «обучения» в Университете дружбы народов имени Патриеа Лумумбы попал под контроль советских спецслужб и в конечном итоге был ими завербован. Стоит отметить, что 70–80-е годы прошлого столетия относятся к периоду разгара холодной войны. Интересы двух противоборствующих систем схлестнулись прежде всего в странах третьего мира. Советские, восточногерманские и румынские спецслужбы очень внимательно следили за набиравшими силу на Западе левоанархистскими процессами. Сегодня ни для кого не является секретом, что терроризм второй половины XX века вскармливался двумя противоборствующими лагерями (Варшавским Договором и странами блока НАТО). Политическая ситуация в мире складывалась таким образом, что две великие сверхдержавы не могли себе позволить идти на открытую военную конфронтацию, поэтому им приходилось действовать через «третьи силы». Противники теории вербовки Карлоса советскими спецслужбами утверждают, что в 70-х годах Советский Союз не поддерживал международный терроризм, однако нельзя не отметить, что советская разведка всегда проявляла повышенное внимание ко всем общественно-политическим процессам, протекавшим на Западе и в странах третьего мира. К этому можно добавить, что понятие «терроризм» очень часто, в зависимости от тех или иных политических конъюнктурных соображений, подменялось такими словами, как «движение сопротивления», «революционное выступление» или «национально-освободительное движение». Через Карлоса спецслужбы социалистического лагеря пытались контролировать палестинские радикальные «освободительные» движения и западные ле-воанархистские экстремистские группировки. Скандальное выдворение Карлоса из Москвы могло быть тщательно спланированным маневром, чтобы отвлечь от Карлоса внимание западных спецслужб.

Почти двухлетнее пребывание Карлоса в Москве принесло ему неоценимую пользу. В университете Карлос установил контакты со многими «революционерами» третьего мира, которые впоследствии оказались бесценными.
Покинув Москву, Карлос на некоторое время перебирается в Париж, где налаживает теснейшие связи с палестинскими террористическими организациями. Еще будучи в Москве, Карлос познакомился с обучавшимися в Университете дружбы народов палестинскими студентами, которые, в свою очередь, раскрыли Карлосу глаза на палестинскую проблему, дав ему понять, что истинное его призвание – это борьба с американским империализмом и международным сионизмом, тем более что эта борьба щедра подпитывается деньгами, собранными у богатых нефтяных арабских шейхов. В Париже Карлос вливается в ряды палестинской террористической организации Народный фронт освобождения Палестины. Принято считать, что Карлоса завербовал один из видных деятелей палестинского терроризма, член ЦК Народного фронта освобождения Палестины международный террорист Вади Хаддад. Когда в 1979 году Вади Хаддад скончался от лейкемии, Карлос стал самым значимым международным террористом. Через палестинцев Карлос установил тесные контакты с террористами Франции, Бельгии, Западной Германии, Голландии и Японии. В 1970 году Карлос пишет на родину к отцу:

Спасибо тебе, отец, за то, что ты направил меня по истинному пути. Теперь я готов к тому, что должен сделать.

Свой первый террористический акт Карлос провел и Швейцарии. 21 февраля 1970 года он заложил бомбу с часовым механизмом в швейцарский самолет, направлявшийся из Цюриха в Тель-Авив. Бомба взорвалась в багажном отсеке самолета через несколько минут после взлета. В результате этого террористического акта погибло 200 человек.
В мае 1972 года на территории Ливана, в палестинском лагере беженцев, Народный фронт освобождения Палестины организует второй летний семинар, на который съезжаются представители многих террористических организаций. Среди приглашенных в Ливан был и Ильич Рамирес Санчес. Основная цель этого семинара заключалась в создании международной террористической сети с центром в Париже. Штаб-квартирой международной террористической сети не случайно был выбран Париж. Во-первых, террористические организации могли чувствовать себя весьма вольготно в условиях «беззубых» западных демократий, не в полной мере оправившихся от нацистского тоталитаризма. Во-вторых, сыграло роль удобное географическое месторасположение, позволявшее без каких-либо затруднений поддерживать связь с различными организациями, находящимися в разных частях света. Но главное «достижение» международного террористического семинара заключалось в соглашении о проведении согласованных действий различных террористических групп. Основная идея состояла в том, что одна террористическая организация должна была действовать в интересах другой организации. В 70-х годах (как, впрочем, и в наши дни) существовали серьезные затруднения, связанные с экстрадицией преступников из одних стран в другие. Так, пока одна страна требовала выдачи террористов, они успевали покинуть страну и затеряться в другой части света.
В международное террористическое движение Карлос вошел под новым именем – Шакал. Для Карлоса это имя имело глубокое символическое значение. Он выбрал себе псевдоним из названия своей любимой настольной книги известного английского писателя Фредерика Форсайта «День Шакала», на страницах которой рассказывалось о киллере, охотившемся за Шарлем де Голлем.
Вернувшись из Ливана, Карлос-Шакал планирует проведение террористической атаки в израильском аэропорту Лод под кодовым названием «Крупная мишень». Во время ее планирования Ильич Рамирес Санчес открыл в себе незаурядные организаторские способности, позволившие ему впоследствии стать «мозговым центром» Международного террористического интернационала. Через японского террориста Кодзо Окамото, с которым он познакомился еще в свою студенческую бытность, Карлос устанавливает контакт с японской террористической организацией марксистского толка «Армия красной звезды», известной также как «Красная армия», которая, по замыслу Карлоса, должна была совершить террористический акт в израильском международном аэропорту.
30 мая 1972 года трое японских террористов-камикадзе – Кодзо Окамото, Ракеши Окудейра и Йошуики Ясуда, прошедшие подготовку в ливанских лагерях Народного фронта освобождения Палестины, – прибыли в римский аэропорт и поднялись на борт следовавшего в Израиль авиалайнера компании «Эйр Франс». В багаже террористов были спрятаны тщательно упакованные автоматы и ручные гранаты. В 10 часов вечера самолет приземлился в израильском международном аэропорту Лод. Здание аэропорта было переполнено пассажирами и встречающими. Получив багаж, террористы, незамедлительно вытащив из чемоданов автоматы Калашникова, стали бросать гранаты и расстреливать людей, находившихся в это время в здании аэропорта. Внутри аэропорта возникла дикая паника, в результате чего израильская служба безопасности в первые минуты не смогла обнаружить и обезвредить террористов-камикадзе. Один террорист погиб почти сразу – неисправная граната взорвалась у него прямо в руках. Второго террориста смогли сбить с ног пассажиры, и он был застрелен израильским полицейским. Третьему террористу, Кодзо Окамото, удалось прорваться на взлетную полосу и открыть огонь по готовящемуся к взлету израильскому пассажирскому авиалайнеру компании EL-AL. Находящиеся на взлетно-посадочной полосе техники компании EL-AL смогли обезвредить террориста и захватить его живьем. В результате этого террористического акта погибло 25 человек и 71 человек получил ранения различной степени тяжести. Их жизни террористы оценили в полтора миллиона долларов США – именно такую сумму получил Карлос-Шакал за успешное проведение террористической операции «Крупная мишень».
28 июня 1973 года агенты израильского «Моссада» взорвали руководителя европейского отделения Народного фронта освобождения Палестины Мухаммеда Будийя. После его смерти Ильич Рамирес Санчес, уже получивший широкую известность как международный террорист Карлос-Шакал, занимает пост руководителя европейского отделения Народного фронта освобождения Палестины. Через него идет снабжение оружием и проходят крупные денежные потоки к левоанархистским, в основном западногерманским, экстремистским организациям. Однако его роль не ограничивается сугубо организационными функциями.
В 1973 году Карлос выбирает новую мишень для атаки. На этот раз выбор падает на произраильски настроенного известного британского бизнесмена еврейского происхождения, руководителя и владельца крупнейшей сети супермаркетов «Маркс энд Спенсер» Эдварда Сиеффа. Карлос считал Сиеффа «самым главным британским сионистом», поэтому, покушаясь на Сиеффа, он, по его мнению, таким образом наносил непосредственный удар по «сионистскому врагу».
Примерно к семи часам вечера З0 декабря 1973 года Карлос припарковал свой автомобиль возле дома Эдварда Сиеффа. Выйдя из машины, он спокойно направился к парадному входу и несколько раз позвонил. Дверь открыл пожилой привратник. Карлос вежливо протянул визитку с вымышленным именем и, пройдя внутрь, навел пистолет. Сиефф в это время находился в ванной комнате. Не повышая голоса, Карлос потребовал позвать хозяина дома и, после того как его требование было выполнено, ударом пистолета оглушил перепуганного привратника. Дождавшись, когда Эдвард Сиефф выйдет из ванной, Карлос произвел три коротких выстрела из своей «беретты». Из трех выпущенных Карлосом пуль лишь одна попала в лицо Эдварда Сиеффа, да и та оказалась не смертельной. По чистой случайности пуля попала в верхнюю челюсть и, срикошетив от зуба, ушла в сторону, застряв в шее. Рана была настолько серьезной, что Карлос был уверен: Сиефф мертв. Тем не менее врачам удалось спасти жизнь бизнесмена.
В этом же году Карлос подложил в лондонском отделении израильского банка «Апоалим» бомбу с часовым механизмом. В результате взрыва была ранена сотрудница израильского банка.
В 1974 году Карлос организует и проводит ряд террористических актов на территории европейских государств и Японии. Так, доподлинно известно о причастности Карлоса к серии взрывов в редакциях произраильски настроенных газет Парижа.
Следует отдать должное Карлосу-Шакалу, он никогда не бросал своих товарищей по Международному террористическому интернационалу и при любой возможности предпринимал все средства для их вызволения. Так, в сентябре 1974 года Карлос объявился в Голландии. Вместе с группой японских террористов из уже известной промарксистской террористической организации «Красная армия» Карлос захватывает французское посольство, находящееся в Гааге. В руках террористов оказались десять заложников, включая самого французского посла. Карлос потребовал от французских властей немедленно освободить находящуюся в парижской тюрьме японскую террористку Йотака Фуруя, входящую в японскую «Красную армию Для того чтобы у французских властей не осталось ни малейшего сомнения в серьезности его намерений, Карлов организовал террористический акт в самом центре Парижа. По приказу Карлоса была брошена бомба в переполненное кафе на улице Жермен-де-Пре. В результате взрыва погибло двое и ранено около тридцати человек. Французские власти решили не идти на риск и поспешили выполнить все требования террористов. В Гаагу немедленно был отправлен „Боинг-707“, на борту которого находилась освобожденная японская террористка и 300 тысяч долларов США. Отпустив заложников, террористы беспрепятственно вылетели в Дамаск.
В январе 1975 года Карлос организует террористическую атаку на израильский авиалайнер компании EL-AL в парижском международном аэропорту Орли. Несмотря на чрезвычайное хладнокровие и граничащую с безумием дерзость, Карлос всегда оставался реалистом. Как правило, он до мельчайших подробностей просчитывал шансы на успешное завершение очередной акции. В отличие от многих своих товарищей, он никогда не торопился принести свою жизнь на алтарь „священной борьбы“ с международным империализмом и сионизмом. Задумав нанести удар по авиалайнеру EL-AL, Карлос понимал, что у него нет ни малейшего шанса приблизиться к самолету, не говоря уже о его захвате. Стоит отметить, что в середине 70-х годов французская полиция предпринимала беспрецедентные меры по охране аэропортов.
13 января 1975 года Карлос вместе с членами своей группы проник на территорию взлетно-посадочной полосы аэропорта Орли. Террористы рассчитывали атаковать израильский пассажирский самолет с большого расстояния при помощи похищенного противотанкового гранатомета „РПГ-7“ советского производства. В тот момент, когда самолет компании EL-AL стал выруливать на взлетную полосу, по нему был произведен выстрел из противотанкового гранатомета. К счастью, ни у кого из террористов не было достаточного опыта обращения с „РПГ-7“, и ракета прошла мимо цели, случайно угодив в пустой югославский самолет и нанеся при этом некоторые повреждения также и зданию аэропорта.
К 1975 году Карлос-Шакал уже был самым известным и неуловимым международным террористом, за которым безуспешно вели охоту спецслужбы Франции, Англии, Израиля и Западной Германии. Казалось, что он словно играет с могущественными спецслужбами мира, никогда не скрывая своего лица. Карлос при каждой террористической акции позировал перед кино- и фотокамерами. Его имя постепенно обрастало легендами, и ему начинали приписывать то, к чему он не мог иметь никакого отношения. Это тешило его безграничное тщеславие. Он с немалым удовольствием рассказывал журналистам о проведенных им операциях, именно по этой причине стали известны мельчайшие подробности из его жизни. Как это ни парадоксально, но Карлос стал кумиром для целого поколения европейской молодежи (как, впрочем, лидеры ИРА и западногерманской „Банды Баадер – Майнхоф“).
Ильич Рамирес Санчес был светским джентльменом с хорошими манерами, обладал прекрасным гардеробом и изысканным, аристократическим вкусом. Свободно владел русским, арабским, испанским, французским и английским языками. Его ошибочно можно было принять за киноактера, писателя, художника или, в крайнем случае, за итальянского мафиози высокого ранга, но никак не за террориста. Он любил хорошую жизнь: дорогие рестораны, пятизвездочные фешенебельные отели, шикарные открытые спортивные автомобили и красивые женщины. Он относился к терроризму не как к вынужденной борьбе, а как к образу жизни, приятному времяпровождению. Ему легко удалось создать в мировых средствах массовой информации образ некоего террориста-плейбоя. Занятие терроризмом увеличило его личный банковский счет на несколько миллионов долларов США. Это уже не тот семнадцатилетний впечатлительный юноша, стремящийся путем искреннего самопожертвования изменить мир к лучшему. За очень приятной и чрезвычайно располагающей к себе внешностью скрывался беспощадный, хладнокровный убийца. Карлос был очень жесток. Он никогда не задумывался, когда для устрашения нужно было убить заложника, да и к своим соратникам был также беспощаден. При малейшем подозрении на измену или неповиновение отступника ожидала неминуемая смерть.
Европейским спецслужбам было известно, что основные базы Карлоса-Шакала находятся в крупных европейских городах и он никогда не задерживается надолго на одном месте. Ему никогда не была свойственна паранойя, однако при малейшем подозрении на слежку он словно испарялся, но при этом никогда не напоминал затравленного, испуганного до смерти зверя. В периоды наибольшей опасности Карлос атаковал. Он умел наводить ужас, это было его врожденным природным даром.
Так исторически сложилось, что французские спецслужбы наибольшую активность проявляли в Северной Африке и Ливане. В начале лета 1975 года секретными службами Франции был захвачен Мишель Мукрабель, ливанский террорист палестинского происхождения, входящий в близкое окружение неуловимого Карлоса-Шакала. Одно время он считался близким другом Карлоса, и именно через него Карлос поддерживал связи с ООП. После длительных допросов Мукрабель наконец-то сломался и согласился, выдать место, в котором укрывался Карлос.
Вечером 27 июня 1975 года Карлос отдыхал в своих апартаментах, в одной из гостиниц в центре Парижа. Вместе с ним в этот момент в комнате находились два молодых венесуэльца и подруга Карлоса. Примерно в 21.00 в дверь постучали. Карлос мгновенно вскочил с дивана, так как никого не ожидал, но дверь открывать не торопился. В дверь опять постучали. Карлос послал одного из своих гостей открыть дверь, а сам, накинув на голые плечи просторный халат, который скрывал пистолет советского производства „Макаров“, как ни в чем не бывало, спокойно сел в кожаное кресло и поставил на стол открытую бутылку дорогого французского кон ьяка. Вслед за венесуэльцем в комнату вошли трое представительных мужчин в штатском. С ходу предъявив удостоверения сотрудников французской антитеррористической службы, они потребовали всех присутствовавших предъявить свои паспорта. Как всегда, Карлос не потерял самообладания и, улыбаясь, предложил вошедшим в комнату людям присесть за стол и выпить. Полицейские присели, однако продолжали настаивать на предъявлении паспортов. Присутствовавшие в комнате, в том числе и Карлос, положили на стол паспорта, тогда полицейские начали расспрашивать Карлоса о том, знаком ли он с Мукрабелем. Карлос все отрицал, утверждая, что никогда не слышал этого имени и не встречался с этим человеком. Тогда один из полицейских сказал, что Мукрабель находится сейчас в машине и они хотят произвести опознание. Карлос и на этот раз не потерял самообладания, ничем не выдав своего волнения; дождавшись, когда полицейские введут в комнату Мишеля Мукрабеля, Карлос выхватил из-за пояса пистолет и расстрелял агентов антитеррористической службы. Он произвел всего лишь три выстрела, по одной пуле в голову каждого полицейского. Затем Карлос спокойно подошел к Мукрабелю, который, обезумев от страха, не мог сдвинуться с места, и выстрелил ему в лицо. Когда полицейский осведомитель упал, Карлос присел на корточки и выстрелил Мукрабелю еще один раз, в висок.
Третий полицейский, лежавший у входа в номер, был тяжело ранен, но Карлос решил не добивать его и, не теряя времени, перемахнул через балкон в соседний номер и скрылся из гостиницы. Чтобы расправиться с агентами секретной службы и покинуть гостиницу, Карлосу потребовалось менее десяти секунд.
Хотя Карлосу и удалось выскользнуть из кольца окружения, в руки западных спецслужб попали ценнейшие документы, которые террорист не успел забрать с собой или уничтожить. Именно из этих документов западные спецслужбы впервые узнали о существовании так называемого Международного террористического интернационала, координатором которого являлся Карлос-Шакал. Документы, найденные в его гостиничном номере, прямо доказывали связь Карлоса с Ирландской республиканской армией, западногерманской террористической организацией левоанархистского толка „Банда Баадер – Майнхоф“, японской марксистской „Красной армией“, турецкой террористической организацией „Освободительная армия Турции“, иранской террористической организацией „Фронт освобождения Ирана“, баскскими сепаратистами ЭТА, а также палестинскими и южноамериканскими террористическими организациями. Среди документов были обнаружены фальшивые паспорта на имя Карлоса Андре Мартинеса Торреса, Сенона Мария Кларка, Ахмеда Адил Фаваза, Адольфа Хосе Мюллера Бернала, Гектора Дюпона и других.
Французская полиция совместно с британским Скотланд-Ярдом смогла выследить лондонское убежище Карлоса на Херфорд-роуд, оформленное на любовницу Карлоса, двадцатитрехлетнюю гражданку Испании Анжелу Отаола. Карлосу в самый последний момент удалось выскользнуть из-под носа оперативников Скотланд-Ярда, когда те окружали его квартиру, и укрыться у колумбийской красавицы Нади Тобон. В его лондонской квартире оперативники Скотланд-Ярда обнаружили целый склад боеприпасов, огромные суммы денег наличными, дорогостоящее портативное электронное оборудование и приспособления для изготовления фальшивых документов. Однако больше всего оперативников потряс „черный список“ приговоренных к смерти, который они обнаружили в одной из набитых оружием сумок. В этот список были включены пятьсот известных людей, политиков, министров, членов парламента и общественных деятелей, на которых Карлос-Шакал намеревался в ближайшее время совершить покушение. Среди жертв этого списка были такие имена, как госсекретарь США Генри Киссинджер, король Иордании Хусейн, сэр Бернар Дельфонд, президент Египта Анвар Саддат, лорд Сэйнсбери, скрипач Иегуда Менухин, голливудская киноактриса Джейн Фонда, кинорежиссер Стивен Спилберг и другие. Убийство известных людей должно было посеять страх, вызвать ощущение незащищенности. Террор, по мнению Карлоса, – это лишь средство для достижения политических целей, а террор без страха малоэффективен. „У меня нет ничего личного к тем или иным известным людям, – утверждал Карлос. – Это не примитивное уголовное убийство, за которым скрываются мелкокорыстные побуждения, а необходимый инструмент политической борьбы…“
Несмотря на то что ведущие европейские спецслужбы шли по пятам Карлоса, он, как всегда, не затаился и не лег на дно, а приступил к самым решительным действиям, в очередной раз доказав всему мировому сообществу, что перед ними террорист международного масштаба, подобного которому еще не знала история.
Одной из самых впечатляющих террористических акций, проведенных Карлосом в 70-х годах, был захват делегатов стран – производителей и экспортеров нефти, собравшихся на свой форум в австрийской столице зимой 1975 года. Этот случай стал типичным примером действий международного терроризма 70–80-х годов. В то время только Израиль, неся тяжелые потери, мог что-то противопоставить террористическим атакам. Западные же страны в начале второй половины XX века были в полной растерянности, не зная и не умея действовать против террористических банд. Постоянно идя на уступки террористам, западная демократия невольно сама становилась заложником нарастающей волны экстремизма.
Предыстория этого нападения напрямую связана с весьма непростыми мировыми отношениями, сложившимися после арабо-израильской войны 1973 года. В 1975 году основные арабские экспортеры нефти приняли решение наложить эмбарго на поставки нефти, следствием чего явилось почти двукратное повышение цен на нефтепродукты. Это весьма пагубно отразилось на мировой экономике и придало палестинцам уверенности, что в их руках есть более сильное оружие – нефть. Однако палестинские проблемы меньше всего волновали такие богатые нефтяные страны, как Саудовская Аравия, Кувейт и Иран. Нефтяное эмбарго отразилось не только на западной экономике, но и больно ударило по экономике стран – экспортеров нефти. Чтобы разрешить нефтяной кризис и снизить мировые цены, в австрийской столице Вене в декабре 1975 года был созван форум Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК).
Шел второй день совещания ОПЕК, когда в полдень 21 декабря 1975 года шесть террористов, среди которых была одна женщина, вооруженные автоматическим оружием и ручными гранатами, прорвались в штаб-квартиру ОПЕК в Вене. В этот момент в здании находился 81 делегат, среди которых было 11 министров стран – экспортеров нефти. Открыв беспорядочную стрельбу, террористы ранили 11 человек и убили двоих человек, попытавшихся преградить террористам дорогу. Среди убитых оказались австрийский полицейский и агент иракской службы безопасности. Позже выяснилось, что жертв среди заложников было больше: Карлос лично разрядил целую обойму в безоружного ливийского сотрудника ОПЕК, оказавшего сопротивление, а также позднее в больнице от тяжелых ран скончался еще один служащий ОПЕК, гражданин Кувейта.
Заложников собрали в центральном зале заседаний и приказали всем немедленно лечь на пол. Один из заложников позднее вспоминал о том, что в центр зала вышел вооруженный человек и, сжимая в руках осколочную гранату, прокричал: „Любой, кто окажет сопротивление, будет убит на месте! Тот, кто не выполнит мой приказ, будет убит на месте! Кто попытается скрыться или устроит истерику, будет расстрелян на месте!“
Во время захвата заложников был ранен в живот один из нападавших. Им оказался член западногерманской террористической организации „Баадер – Майнхоф“ Ганс-Йохан Кляйн. Чтобы спасти ему жизнь, террористы вынесли его за пределы здания, и его прооперировали в одной из венских клиник. По всей видимости, террорист был ранен своими товарищами, так как в момент захвата здания ОПЕК им не оказали никакого вооруженного сопротивления.
Сразу после захвата здания ОПЕК террористы передали журналистам и представителям австрийской службы безопасности уместившуюся на семи страницах декларацию, составленную на французском языке. В ней, в частности, говорилось о том, что ответственность за захват заложников берет на себя ранее неизвестная палестинская террористическая организация „Армия арабской революции“. Они сообщили о том, что захват делегатов форума ОПЕК является ответом на предательскую политику арабских стран, которые, по мнению организации, изменили арабскому делу и я своих интересах отгородились от палестинской проблемы. Эта акция прежде всего, по словам террористов, направлена против Ирана и Саудовской Аравии, обещавших начать с Израилем переговорный процесс.
Одним из требований террористов была трансляция по всем радиоканалам декларации „Армии арабской революции“, осуждение европейскими странами сионизма и восхваление героической позиции Сирии и Ирака.
Террористы также потребовали предоставить им к семи часам утра самолет с полными баками горючего, на борту которого должен находиться их раненый товарищ, и беспрепятственный вылет в любом выбранном ими направлении. Также Карлос потребовал за заложников выкуп в размере 50 миллионов долларов.
Все эти требования были переданы через иракского дипломата, которого террористы освободили, чтобы установить контакт с австрийской службой безопасности. Со слов иракского дипломата стало ясно, что группа террористов имеет интернациональный состав: в нее входили три араба, два немца и венесуэлец, как две капли воды похожий на разыскиваемого многими спецслужбами мира известного международного террориста, который и руководил всей операцией. Таким образом, ни у кото не оставалось сомнении в том, что захват заложников организован и проведен Карлосом-Шакалом.
Среди заложников были граждане Саудовской Аравии, Ирана, Эквадора, Венесуэлы, Кувейта, Индонезии, Габона, Ливии, Нигерии и Австрии. Однако немалое опасение вызывал тот факт, что в списках заложников числился министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии шейх Ахмад Ямани, входивший в ранее обнаруженный „черный список“ приговоренных Карлосом к смертной казни. (Позднее шейх Ахмад Ямани рассказал, что от неминуемой смерти его спасло лишь вмешательство алжирских властей.) Все прекрасно понимали, что серьезная угроза жизни нависла не только над саудовским министром, но и над всеми заложниками. Богатая биография Карлоса являлась тому прямым подтверждением. Власти Австрии были вынуждены выполнить все требования террористов.
Министр внутренних дел Австрии Отто Руш зачитал перед журналистами требования террористов. Декларация террористов зачитывалась по австрийскому телевидению и радио каждые два часа. 22 декабря в 7.00 утра к зданию ОПЕК был подогнан автобус с зашторенными окнами, который доставил террористов и удерживаемых ими заложников в венский международный аэропорт, где их уже ожидал самолет с полными баками горючего, раненым террористом и тремя пилотами.
В обмен на 41 заложника террористам было позволено вылететь в направлении Алжира. 23 декабря 1975 года, после получения выкупа в 50 миллионов долларов, остальные удерживаемые заложники были брошены в пустыне. Террористы сдались алжирским властям и попросили политического убежища. 29 декабря их просьба была удовлетворена, и они почти сразу вылетели в Ливию.
Из оперативных источников западных спецслужб стало известно, что одним из непосредственных заказчиков венской террористической операции был ливийский лидер полковник Муамар аль-Каддафи, который выделил на проведение операции миллион долларов.
После короткого отдыха на одной из тренировочных баз Ливии Карлос вновь громко напомнил о себе, разработав план угона французского авиалайнера с 258 пассажирами на борту, целью которого являлось освобождение многих международных террористов» включая печально известного японского террориста-камикадзе Кодзо Окамото.
26 июня 1976 года группа террористов из палестинской террористической организации Народный фронт освобождения Палестины захватила в афинском аэропорту авиалайнер, принадлежащий французской авиакомпании «Эйр Франс», следовавший маршрутом Париж – Тель-Авив, приказав экипажу лететь в Уганду. Приземлившись в угандийском аэропорту Энтеббе, террористы отпустили находящихся в заложниках граждан других стран, оставив только израильтян и добровольно пожелавших остаться на борту самолета, в знак солидарности с израильтянами, членов экипажа французского авиалайнера. Палестинские террористы из организации Народный фронт освобождения Палестины выдвинули условие: в течение 48 часов освободить всех палестинских террористов, находящихся в израильских и европейских тюрьмах. Несмотря на огромное расстояние (свыше 4000 километров от границ Израиля) и поддержку террористов угандийским режимом диктатора Иди Амин Дада, израильский спецназ провел беспрецедентную, не имеющую аналогов в мировой истории антитеррористическую операцию по освобождению заложников, во время которой, к сожалению, погибли четыре заложника и командир израильского спецназа Йонатан Нетаньяху, родной брат будущего премьер-министра Израиля Беньямина (Биби) Нетаньяху. Были уничтожены все террористы, десятки солдат регулярной угандийской армии и все боевые самолеты угандийских ВВС, находящиеся в аэропорту.
После провала террористической акции по угону французского авиалайнера Карлос понимает, что с израильтянами не стоит шутить, и просто исчезает из поля зрения, небезосновательно опасаясь ответных акций со стороны израильских спецслужб. Существовало мнение, что Карлос на некоторое время перебрался в Сирию, где его услуги как консультанта были востребованы сирийским руководством. По сведениям западных разведслужб, Карлос также создавал и обучал мобильные террористические группы для ливийского режима Муамара аль-Каддафи. В этот период он не раз появлялся в столице Венгрии Будапеште, в Чехословакии, в Восточном Берлине, Ираке, в Северном и Южном Йемене.
Когда в конце 70-х – начале 80-х годов европейские спецслужбы сконцентрировали на нем все свое внимание, Карлос был вынужден перебраться в Восточную Европу, в Будапешт и Восточный Берлин. Он не только не скрывает свои связи со спецслужбами Восточного блока, но и при каждом удобном случае предает эти факты всеобщей огласке. Так, по заданию органов госбезопасности Румынии и ГДР Карлос организует взрыв на мюнхенской радиостанции «Свободная Европа».
С началом ливанской войны 1982 года Карлос-Шакал предложил свои услуги проиранской террористической организации «Хизбалла». Он организует ряд громких террористических актов на территории Ливана, в том числе убийство 58 членов французской военной миссии в Бейруте.
В 1982 году французские спецслужбы выследили и арестовали жену Карлоса Магдалену Копп, террористку со стажем, входившую в западногерманскую террористическую организацию «Баадер – Майнхоф». Карлос потребовал ее немедленного освобождения. В противном случае он обещал объявить Франции беспрецедентную террористическую войну. Когда же французы ответили отказом на требование террориста, группа Карлоса начала активные действия по запугиванию французских властей.
С 1982 по 1985 год по миру прокатился целый ряд террористических актов, направленных против различных французских объектов. Взрывы во французских культурных центрах Триполи и Западного Берлина. Во время взрыва на марсельском вокзале Сен-Шарль погибло пятеро человек. Взрыв машины, начиненной взрывчаткой, унес жизнь одного человека и покалечил 63 человека. При взрыве поезда Парижу Тулуза погибло пять человек. Обстрел противотанковыми ракетами атомной электростанции в Крейс-Мальвил. Нападения на французские посольства в Бейруте, Триполи и Вене. С каждым месяцем количество жертв объявленной Карлосом террористической войны росло. Карлос был настолько хитер и изворотлив, что французские спецслужбы не могли, да и не знали, что противопоставить террористической группе Карлоса-Шакала. В конечном итоге после трех лет безуспешной борьбы французские власти были вынуждены в 1985 году вначале освободить жену Карлоса-Шакала Магдалену Копп, а затем, спустя пять месяцев, выпустить на свободу Бриги, еще одного члена его организации, чьего освобождения также добивался Карлос.
Его разыскивали американцы, подозревая в причастности к гибели 200 американских морских пехотинцев в Бейруте, израильтяне, французы, англичане и даже шведы, небеспочвенно подозревая его в организации убийства премьер-министра Швеции Улофа Пальме. Фактически на Карлоса охотился весь мир. За годы своей бурной деятельности он нажил себе врагов не только в Западном мире, но и среди арабов. Когда в середине 80-х годов в странах социалистического лагеря начались перестроечные демократические преобразования, Карлос стал весьма обременительным гостем, и ему «посоветовали» найти иное убежище.
4 мая 1985 года, отбыв почти весь тюремный срок, «за примерное поведение» амнистирована и досрочно выпущена на свободу жена Карлоса Магдалена Копп. Сразу, после выхода из тюрьмы она в сопровождении агентов французской ДСТ немедленно выслана из Франции и передана в руки западногерманских спецслужб. По прибытии в Западную Германию Магдалена Копп была отправлена в дом своей матери, где ей приказали неотлучно находиться несколько дней. Фактически она находилась под домашним арестом. К середине 80-х годов Магдалена Копп по праву считалась одной из самых опасных женщин не только в Западной Германии, но и во всей Западной Европе. Западногерманские спецслужбы находились в некоторой растерянности, не зная, как лучше с ней поступить. Формально она отбыла весь срок заключения, и западногерманская правоохранительная система не могла выдвинуть против нее новое обвинение. В тот же день поздно вечером в доме Копп раздался телефонный звонок от Карлоса. Согласно его инструкциям, на следующее утро она умудрилась незаметно покинуть дом своей матери и тайно приехать во Франкфурт. Оттуда Магдалена Копп в сопровождении одного из подручных Карлоса перебралась на Ближний Восток и воссоединилась со своим мужем в Дамаске.
Встретив жену в Дамаске, Карлос перебирается в Будапешт, однако венгерские власти через несколько месяцев высылают из своей страны нежелательную семейную пару. Карлосу пришлось вернуться в Дамаск и попытаться найти новое убежище, чтобы сохранить свою семью. По распоряжению Карлоса один из его подручных отправляется в Триполи, чтобы подготовить для Карлоса почву на территории Ливии. Однако ливийский диктатор аль-Каддафи, не желая привлекать к себе внимание, отказался поддержать международного террориста Карлоса-Шакала и предоставить ему политическое убежище. Получив мрачное известие, Карлос и Магдалена Копп отправляются на Кубу, однако и там их ждало разочарование. По прибытии в Гавану, в аэропорту, ему было заявлено, что виза им будет выдана всего на несколько дней.
В конечном итоге Карлосу удалось убедить сирийское руководство предоставить ему вид на жительство и политическое убежище. Однако власти Сирии однозначно дали понять Карлосу, что за гостеприимный прием, оказанный ему и его семье, от Карлоса потребуется несколько весьма недвусмысленных «услуг». Карлос со своей семьей под видом преуспевающего мексиканского бизнесмена обосновался в одном из пригородов Багдада, находясь под охраной сирийских спецслужб. В этом же году Карлос и Магдалена Копп по поддельным сирийским дипломатическим паспортам отправляются в Прагу, чтобы снять с одного из счетов Карлоса большую сумму денег, положенную им «на черный день» в один из местных банков. Однако чешские службы заранее получили информацию о прибытии Карлоса и сорвали его планы, выследив и выслав его из страны.
Спустя год, 17 августа 1987 года, у Карлоса и Магдалены Копп родилась дочь, которую они назвали Эльба Роса.
В Сирии Карлос вел тихую жизнь, посвящая большую часть времени своей семье. По его просьбе в Сирию приехала его мать из Венесуэлы. Несмотря на то, что одним из условий предоставления ему политического убежища было сотрудничество с сирийскими спецслужбами, Карлос очень быстро понял, что его знания и опыт здесь никому не понадобятся. Сирийцы сразу предупредили Карлоса, что ему следует вести крайне тихий образ жизни и начисто позабыть о своем террористическом прошлом. Новые веяния в мировой политике коснулись и Ближнего Востока. В 39 лет Карлос-Шакал, международный террорист № 1, оказался выброшенным на обочину международного терроризма. Но больше всего самолюбие Карлоса страдало от заявлений мировых секретных служб, которые больше не воспринимали его всерьез. Отныне он ни для кого не представлял никакого интереса. Израильский «Моссад» более не считал Карлоса действующим террористом, заслуживающим внимания. Даже извечный враг Карлоса французская ДСТ прекратила охоту, не желая растрачивать на него свои финансовые и людские ресурсы. Последней каплей терпения Карлоса явилось заявление тогдашнего директора ЦРУ Винсента Каннистраро. Его слова буквально привели Карлоса в бешенство:

Большинство террористических актов, произошедших в мире, приписывались Карлосу по причине того, что люди не знали, кто в действительности их совершил… Карлос почти полностью деградировал, большую часть своего времени посвящая пьянству в своем доме в Дамаске.

На Карлоса и до сегодняшнего дня никто не обращал бы внимания, позволив ему тихо доживать под защитой сирийского режима, если бы в мире не произошли некоторые весьма значительные события. Снос печально известной Берлинской стены имел скорее чисто символическое значение, отметив черту начала новых мировых взаимоотношений. Две мировые системы начали взаимное сближение, и такие люди, как Карлос, оказались не только лишними, но и «неудобными», а чаще всего использовались как «мелкая разменная монета», чтобы выказать другой стороне свою добрую волю. Карлосу пришлось смириться с тем, что у него в современном мире не может быть покровителей, и защитников. Он оказался на неком перепутье эпох: левоанархистский международный терроризм уже сошел на нет, а исламский фундаментализм еще не успел набрать обороты.
Вторым важным событием, оказавшим отрицательное воздействие на дальнейшую судьбу Карлоса, явилась оккупация иракскими войсками в августе 1990 года соседнего Кувейта. Сразу после вторжения иракских войск на территорию суверенного Кувейта все внимание западных спецслужб было сосредоточено вокруг войны в Персидском заливе. Западные спецслужбы получили неопровержимые доказательства из нескольких не пересекающихся между собой и заслуживающих доверия источников того, что иракский диктатор Саддам Хусейн, реально оценивая свое безнадежное положение пред лицом международной антииракской коалиции, решил организовать альтернативную террористическую войну против западных стран и прежде всего против Соединенных Штатов. С этой целью он обратился к «вышедшему на пенсию» Карлосу-Шакалу. За организацию крупномасштабных террористических акций Карлосу было предложено 50 миллионов долларов. Несмотря на то что соглашение между Карлосом и Саддамом Хусейном так и не нашло своего продолжения в виде новой волны террористических актов, ведущие мировые спецслужбы отправили своих агентов на поиски Карлоса, наконец-то поняв, что такие люди, как Карлос, представляют собой мину замедленного действия.
Сирия также присоединилась к международной антииракской коалиции, вследствие чего Хафез аль-Ассад решил продемонстрировать свою лояльность западным странам приняв неожиданное решение передать Карлоса-Шакала в руки западных спецслужб. Аль-Ассад отдал распоряжение своим секретным службам оказывать всяческое содействие агентам ЦРУ, французской ДСТ и британской «Ми-6». Однако, несмотря на открытые заверения в сотрудничестве, сирийские власти вовсе не были заинтересованы в том, чтобы Карлоса задержали на их территории. Аль-Ассад хотел выслать Карлоса с семьей, чтобы захват произошел за пределами Сирии.
Удобный случай предоставил сам Карлос. К началу 1991 го да его финансовое состояние находилось в весьма плачевном состоянии, и он решил предпринять очередную попытку получить деньги с чешских депозитов, во второй раз вылетев в Прагу. Сирийцы заранее предупредили ЦРУ о возможной поездке Карлоса в Чехословакию, однако американское законодательство запрещало агентам ЦРУ проводить захваты террористов на территориях других государств, не имея неопровержимых доказательств того, что тот или иной террорист совершил преступление против США или их граждан. Тем не менее эту важнейшую информаци ЦРУ передали ДСТ, однако, как это ни странно, французская спецслужба весьма прохладно прореагировала на выезд Карлоса в Прагу и не предприняла ничего, чтобы арестовать своего давнего врага. По всей видимости, у ДСТ в то время были более насущные задачи, чем заниматься отставным террористом.
В результате несогласованности различных спецслужб Карлос в сентябре 1991 года беспрепятственно выехал за пределы Сирии и направился в Ливию, имея на руках дипломатический паспорт. Вместе с Магдаленой Копп, их пятилетней дочерью, матерью Карлоса и некой Джоанной Вайнрих Карлос прибыл в Триполи, заявил прямо в аэропорту, что он и его семья преследуются сирийскими властями, попросив ливийского политического убежища. Им было позволено на несколько дней задержаться в Ливии, но политического убежища Карлосу добиться от ливийских властей так и не удалось. Спустя несколько дней Карлос с семьей был вынужден вновь вернуться в Дамаск.
Сирийские власти были буквально взбешены возвращением Карлоса и в самой резкой форме потребовали от последнего выехать в Ливан, что вовсе не входило в планы Карлоса. Вместо этого он отправил Магдалену Копп с их пятилетней дочерью в сопровождении Джоанны Вайнрих в Йемен. Однако и йеменские власти отказали им в виде на жительство и обратным рейсом вернули их в Сирию.
С каждым днем положение Карлоса ухудшалось. Спустя месяц после неудачной попытки осесть в Йемене Карлос предпринимает отчаянный шаг – нелегальный переход границы. Уже открыто преследуемый сирийцами, Карлос тайно переходит иордано-сирийскую границу. Его побег из Сирии оказался совершенной неожиданностью для всех и остался незамеченным как сирийскими и иорданскими секретными службами, так и францу&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →