Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Кресло-качалка Джона Кеннеди было продано с аукциона за 442 000 долларов.

Еще   [X]

 0 

Дом теней (Грей Лара)

автор: Грей Лара категория: Триллеры

Тени, отбрасываемые старой мебелью, сегодня казались ей особенно длинными, комната производила на Симону мрачное впечатление. Она в нерешительности остановилась в дверном проеме и огляделась. Белесый свет луны проникал сквозь высокие окна, наполняя спальню мертвенным, бледным сиянием. Симона покачала головой и помассировала себе виски, а затем начала нащупывать рукой выключатель. Когда что-то холодное и колючее, похожее на лапу с когтями, схватило ее за запястье, она вскрикнула от ужаса. Симона попыталась вырвать руку, но безуспешно. Ее держали крепко. Девушка нисколько не сомневалась, что имеет дело с потусторонней силой. Силой из царства мертвых…

Год издания: 2013

Цена: 14.99 руб.



С книгой «Дом теней» также читают:

Предпросмотр книги «Дом теней»

Дом теней

   Тени, отбрасываемые старой мебелью, сегодня казались ей особенно длинными, комната производила на Симону мрачное впечатление. Она в нерешительности остановилась в дверном проеме и огляделась. Белесый свет луны проникал сквозь высокие окна, наполняя спальню мертвенным, бледным сиянием. Симона покачала головой и помассировала себе виски, а затем начала нащупывать рукой выключатель. Когда что-то холодное и колючее, похожее на лапу с когтями, схватило ее за запястье, она вскрикнула от ужаса. Симона попыталась вырвать руку, но безуспешно. Ее держали крепко. Девушка нисколько не сомневалась, что имеет дело с потусторонней силой. Силой из царства мертвых…


Лара Грэй Дом теней

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   Тени, отбрасываемые старой мебелью, сегодня казались ей особенно длинными, комната производила на Симону мрачное впечатление. Она в нерешительности остановилась в дверном проеме и огляделась. Белесый свет луны проникал сквозь высокие окна, наполняя спальню мертвенным, бледным сиянием. Симона покачала головой и помассировала себе виски, а затем начала нащупывать рукой выключатель. Когда что-то холодное и колючее, похожее на лапу с когтями, схватило ее за запястье, она вскрикнула от ужаса. Симона попыталась вырвать руку, но безуспешно. Ее держали крепко. Девушка нисколько не сомневалась, что имеет дело с потусторонней силой. Силой из царства мертвых…
   – Симона, проснись! Ты моя последняя надежда!
   Пугающий шепот, произнесенный словно тысячами неразборчивых голосов, повис в воздухе. Симоне показалось, что она услышала именно эти слова. Казалось, что они доносились из другого мира.
   Девушка мгновенно проснулась и уставилась в серый потолок комнаты. Странный голос произнес ее имя… Симона поежилась, инстинктивно схватилась за выключатель ночной лампы и нажала на кнопку. Но свет не зажегся.
   – Что… что это значит? – прошептала она.
   Беспокойство и страх овладели ею. Сначала ей казалось, что это часть ночного кошмара, но сейчас у нее уже не оставалось никаких сомнений: она не спит, и загадочный неразборчивый шепот звучит именно в комнате.
   Она стала лихорадочно оглядываться, холодный пот стекал у нее по спине, а горло словно сжала костлявая лапа ужаса. Она хотела закричать, но не смогла издать ни звука. Луна наполняла комнату мутным светом; Симона прислушалась.
   – Помоги мне!
   Шепот перерос в угрожающее крещендо, а затем пошел на убыль, пока не наступила не менее пугающая тишина.
   Симона с трудом выпрямилась на широкой кровати.
   «Что это было?» – озадаченно подумала она.
   Девушка затаила дыхание и откинула одеяло. Она босиком пересекла спальню и подошла к окну. Въезд в Халфорд-Мэнор утопал в темноте, лишь лунные отблески было видно на лакировке ее старой машины, припаркованной рядом с усадьбой. Симона посмотрела вниз на разросшиеся розовые кусты, которые окаймляли подъезд к дому. В небе громоздились мрачные башни из облаков, с моря потянулись рваные лохмотья тумана.
   – Одиночество в этом доме меня доконает, – пробормотала Симона и, сложив руки на груди, отвернулась от окна. – Все-таки я городской человек, и люди мне просто необходимы.
   Девушка снова нырнула под одеяло.
   «Наверное, мне все-таки стоит вернуться в Лондон», – подумала она.
   В ответ на эту мысль длинные, до пола, гардины заколыхались. Симона была уверена, что все окна в доме плотно закрыты. Откуда же возник сквозняк, и почему тяжелые шторы ходят ходуном?
   «Здесь что-то нечисто», – подумала девушка и натянула одеяло до глаз. Ей трудно было поверить в то, что она слышала голоса из потустороннего мира. Его ведь просто не существует!
   А вдруг существует? Симона еще долго бодрствовала и вспоминала дни перед отъездом из Лондона.
* * *
   – Лучше всего, если вы на некоторое время покинете город, – Гарольд Симпсон надул губы и сложил вместе кончики пальцев.
   Издатель задумчиво смотрел на Симону Гибсон, его самую успешную писательницу. Молодая женщина с темными волосами до плеч закинула ногу на ногу и неопределенно покачала головой. Несколько секунд в роскошном офисе издательства слышалось только тиканье старинных часов.
   – Возможно, вы правы. Немного покоя мне не повредит. Тем более это разочарование с Робертом…
   Она прервалась и, отстраненно глядя в пространство, накрутила на палец упрямую прядь волос.
   «Что за ерунду я несу, – подумала она. – С каких это пор мистеру Симпсону есть дело до того, что я рассталась со своим бойфрендом?»
   Сетуя на свою болтливость, Симона пыталась избежать сверлящего взгляда работодателя. Ее взгляд скользил по забитым книгами полкам кабинета. Но, к ее удивлению, мистер Симпсон вдруг заинтересовался:
   – Вы… вы теперь живете со своим другом раздельно?
   – Да, – кивнула Симона. – А что здесь такого?
   – Простите мое любопытство, я не хотел быть невежливым, – Гарольд Симпсон неловко улыбнулся, поднял обе руки вверх и откинулся в своем роскошном кожаном кресле. – Ваша частная жизнь меня не касается, мисс Гибсон. Но ваши профессиональные успехи…
   Он снова натянуто улыбнулся:
   – Ваши успехи меня все же касаются. И по этой причине… По этой причине я подумал, что будет лучше, если вы на некоторое время уедете из города.
   – Я должна уехать из Лондона? – Симона подалась вперед.
   Сначала ее это удивило, но затем идея ей понравилась. Возможно, это может иметь положительные последствия. Так или иначе, она искала покоя и временного уединения. Хотя освободить мысли от Роберта, который предпочел другую женщину, ей будет непросто. Он не впервые флиртовал с красивыми девушками, но на этот раз превзошел самого себя. Когда Симона застукала Роберта с дамой в их собственной постели, он даже не пытался оправдаться. Так что, лучше страшный конец, чем страх без конца. Симона тут же выставила его из их съемной квартиры и с тех пор залечивала душевные раны. О мужчинах она даже слышать не хотела, по крайней мере пока.
   – Ну… – Гарольд откашлялся. – У меня есть хороший приятель, который занимается недвижимостью…
   – Я понимаю, – поспешила прервать шефа Симона, – но, к сожалению, мои гонорары не позволяют мне снять дом за городом. Если вы это имеете в виду.
   – Нет, речь шла не об этом, – рассмеялся мистер Симпсон. – Хотя намек на увеличение гонорара я к сведению принял. Что ж, с определенной долей корысти я скажу, что на новом месте, вдали от суеты большого города вы можете продолжить работу над своим новым романом. Я предпочту сконцентрированного на работе и расслабленного автора…
   – Понимаю, – Симона кивнула. – То есть вы думаете, что мне нужен покой, чтобы я смогла написать для вас хороший роман. И что вы предлагаете, мистер Симпсон?
   – Один мой друг занимается недвижимостью. Есть чудесный дом на побережье в графстве Дорсет. Он уже много лет пустует, никто не знает почему.
   – Возможно, там разгуливают привидения! – весело рассмеялась Симона и внимательно посмотрела на издателя. Некоторое время лицо Симпсона оставалось серьезным, но через мгновение он натянуто рассмеялся.
   – Значит, вы хотите поселить меня в богом забытом доме с привидениями, – Симона нахмурилась, заметив реакцию издателя. Сама она в призраков не верила, но на отсутствие фантазии ей жаловаться не приходилось.
   – Вы же не хотите сказать, мисс Гибсон, что верите в эти детские сказки? – ухмыльнулся Гарольд Симпсон и, не дождавшись ответа, продолжил. – Так вот, упомянутый маклер уже выразил готовность сдать мне Халфорд-Мэнор по смешной цене.
   – Надолго?
   – До тех пор, пока вы не закончите роман.
   Симона понимающе кивнула. Что ж, было заманчиво поработать над новой книгой на южном побережье Англии. К тому же она давно хотела поехать куда-нибудь в отпуск. Так почему бы не совместить приятное с полезным?
   – И сколько стоит это удовольствие? – осторожно спросила она.
   Ее босс покровительственно улыбнулся:
   – Это моя забота.
   Симона задумалась. Немного волнуясь, девушка поднялась с кресла, подошла к столу мистера Симпсона и протянула ему руку в знак согласия. Он пожал ее с видимым облегчением.
   – Я согласна, – сказала она.
   Надо пользоваться возможностью начать новую жизнь! Собственно, что держало ее в Лондоне? Роберт перестал существовать в ее жизни. Она была свободна и ни с кем ничем не связана. Так что, вперед, в Дорсет, как говорится, навстречу приключениям!
* * *
   Было далеко за полдень, когда она добралась до Халфорд-Мэнора. Солнце давно скрылось за тяжелыми непроницаемыми облаками, предвещая скорую непогоду.
   Симона сбросила скорость своего старого «Остина», когда впереди показался особняк. Галки кружили над маленькими башнями, придававшими дому мрачный вид. Несколько дымовых труб устремлялись в свинцовое небо, будто указательные пальцы, предупреждавшие об опасности. Густые заросли плюща частично покрывали побитый временем фасад; само здание выглядело как маленький, давно заброшенный замок.
   Машина затормозила на небольшой, покрытой гравием стоянке у дома.
   «Так вот что это такое», – Симона наклонилась к рулю и долго осматривала Халфорд-Мэнор. Высокие окна покрывал толстый слой пыли, некогда роскошная лестница, обрамленная разросшимися кустами дикой розы, вела к большим двустворчатым входным дверям.
   – Халфорд-Мэнор… Выглядит как декорация к старому фильму ужасов, – проворчала писательница.
   Когда она снова посмотрела на дом, то обомлела: высокая тень в окне первого этажа привлекла ее внимание. Силуэт только что пошевелился, или ей показалось?
   Симона списала все на оптический обман. Ведь мистер Симпсон сказал, что дом много лет пустует. Кто может находиться в уединенном особняке? Персонал? О нем ее не предупреждали.
   Молодая женщина прищурилась. Она отчетливо видела, как колыхалась желтая гардина. Фигура у окна исчезла, и теперь ничто не указывало на то, что за прибытием Симоны в Халфорд-Мэнор кто-то наблюдал.
   Так она ошиблась?
   – Ну вот, мне уже мерещатся привидения, – произнесла писательница. – Я явно устала от долгой дороги.
   После того как перестал урчать мотор машины, вокруг наступила гнетущая тишина. Впрочем, Симону это не смущало, сейчас она мечтала только о горячей ванне и уютной постели. Девушка вылезла из машины и стала разминать затекшие мышцы. Ее обдувал прохладный пряный морской воздух. С побережья потянулся туман. Она огляделась.
   Некогда тщательно ухоженный дом окружал просторный сад, но когда-то пышные и аккуратно высаженные цветы и кустарники давно одичали и местами засохли. Симона решила в самое ближайшее время привести цветы в порядок. Она любила розы, и ей откровенно больно было видеть сад в таком состоянии.
   Девушка вытащила из багажника небольшую дорожную сумку и стала подниматься с ней по широким ступеням к входной двери, как вдруг где-то впереди хлопнула дверь…
* * *
   Симона испуганно посмотрела на фасад Халфорд-Мэнора. В доме снова стало тихо. Или ей опять что-то показалось? Не слишком ли много ей сегодня кажется? Свет нигде не горел… Так кто это ходит по дому?
   – Кошка! – первое, что пришло в голову писательнице. Она постояла пару минут на лестнице, внимательно прислушиваясь к тому, что происходило в доме. Ничего. Затем Симона с трудом отыскала в своей дамской сумочке ключ от особняка, который ей вручил перед самым отъездом из Лондона мистер Симпсон.
   Она медленно подошла к двери и положила руку на массивную рукоятку. Прикосновение к холодному металлу оказалось неприятным, ей захотелось тут же отдернуть руку. Симона вспомнила о Роберте: раньше во многих житейских ситуациях он защищал ее и брал инициативу на себя. Она всегда могла на него рассчитывать и спрятаться за его спину.
   Но теперь это в прошлом. Нет больше никакого Роберта, который мог бы ее защитить. Теперь она предоставлена самой себе и должна сама о себе позаботиться. Симона собрала волю в кулак, тяжело вздохнула и толкнула тяжелую дубовую дверь.
   – Мне он не нужен, – уверенно сказала она сама себе. – Тем более сейчас. Что может со мной случиться в этом уединенном особняке, про который, наверное, никто не знает? Да и вообще он мне не нужен.
   Когда в холле зажегся свет, то мысли о Роберте моментально улетучились. Несколько минут она стояла в большом зале и благоговейно осматривала роскошную обстановку Халфорд-Мэнора. Огромный темно-красный кожаный диван, стоявший в углу рядом с широкой лестницей, небольшой столик и солидных размеров картины в массивных рамах, покрывавшие почти все стены. Практически все они изображали окрестности Халфорд-Мэнора – по крайней мере это то, что девушка рассмотрела.
   Симоне показалось, что картины излучают какую-то мрачную ауру. Красивые пейзажи юга Англии почти на всех картинах выглядели неприветливыми, даже пугающими. Тем не менее она с трудом могла оторвать от них взгляд. Внезапно она увидела одну картину, висевшую как раз у лестницы, и от удивления открыла рот. Картину, как и все в доме, покрывал изрядный слой пыли, но внимание Симоны привлекло не это. У лестницы висел не пейзаж, а большой портрет маслом. От него у девушки поползли мурашки по спине. Женщина на картине смотрела прямо в глаза, казалось, заглядывала прямо в душу. Но это была ерунда по сравнению с главным: молодая женщина на картине была… Симоной!
* * *
   Оправившись от первого испуга, она подошла ближе. Девушка внимательно осмотрела свой портрет и задумчиво потерла нос. Женщина на картине была одета в длинное, струящееся платье. Художник удивительно точно передал бесконечную печаль в ее глазах. В ее жизни случилось какое-то горе? Может, несчастная любовь?
   Симона почувствовала что-то вроде сочувствия к женщине на картине. Тем не менее молодую особу на портрете отличала гордая, благородная осанка.
   – Боже мой, жуть какая, – пробормотала Симона и отступила на шаг назад. Она осмотрела другие картины. И хотя, по сути, полотна были разными, Симона могла поклясться, что все картины в холле написаны одним и тем же художником.
   – Наверняка при свете дня они не выглядят настолько удручающе, – сказала себе писательница и отправилась изучать дом. Разумеется, она никого не встретила и быстро убедила себя, что мелькнувшая за окном тень – лишь плод ее воображения. За мелкими заботами быстро пролетел остаток дня.
   Из спальни открывался хороший вид на холмы, тянувшиеся до самого въезда в Халфорд-Мэнор. Если ее кто-то и ждал, то отсюда ему было удобно за ней следить.
   «Но раз я никого не встретила, то и ждать меня никто не мог, – подвела итог Симона, собираясь лечь в постель. – Если так дальше пойдет, то я действительно скоро поверю в привидения».
   Она легла и закрыла глаза. Перед ее внутренним взором, словно в немом фильме, медленно прокручивались первые часы пребывания в уединенном особняке. Вскоре девушка уснула глубоким сном. Но ее недолгий покой сменился мучительным кошмаром.
* * *
   Дождь хлестал ее по разгоряченному лицу. Она споткнулась, быстро оглянулась через плечо и оступилась снова. Ночная рубашка Симоны насквозь промокла, но ее это совершенно не интересовало. Девушку знобило, она бежала от смертельной опасности. Подальше отсюда, от этого ужасного места.
   Смутные очертания Халфорд-Мэнора сливались с плотно затянутым облаками ночным небом, в одном из его многочисленных окон на втором этаже горел свет. Окно было открыто, и ветер нещадно трепал тяжелые шторы. Симона огляделась и быстро сориентировалась. Справа от веранды рос старинный дуб, сгибавшийся под гнетом ночной непогоды. В этом дереве было что-то нереальное, странное, один взгляд на него вызывал оторопь. Насколько девушка поняла, она находилась посреди некогда ухоженного сада, когда-то окружавшего старинный особняк. Впрочем, объяснить, как она сюда попала, она не могла. Она босиком бежала по размокшей земле по направлению к морю. Ветки и сучья больно били ее по лицу и телу, оставляя кровоточащие царапины. Впереди уже виднелись голые прибрежные скалы. Симона снова ненадолго остановилась и оглянулась. Ничего не было видно, но она чувствовала, что что-то или кто-то угрожает ее жизни.
   Что-то? Что же преследовало ее в эту ненастную ночь?
   Девушка не знала и мало что могла вспомнить. Сердце бешено колотилось, в боку кололо. Но она должна была бежать, подальше от этого жуткого дома. Симона знала лишь то, что ее ночное бегство связано с Халфорд-Мэнором. Неожиданно она оказалась на самом краю скалистого обрыва и замахала руками, чтобы сохранить равновесие.
   Симона стояла на краю и смотрела на метровые волны. Затем она почувствовала чье-то присутствие. Но кто же ее преследователь?
   Сердце замерло на секунду, а перед глазами заплясали черные точки. Затылком она ощутила ледяное дыхание. Это было дыхание смерти. Симона решила оценить опасность и повернулась спиной к обрыву – у нее не было другого выбора.
   Перед ней стояла женщина. На ней были длинный плащ и шляпа, едва ли защищавшие от дождя. Широкие полы шляпы отбрасывали тень на ее лицо, поэтому разглядеть незнакомку было невозможно. Но дьявольская улыбка на ее полных губах ничего хорошего не предвещала. Женщина подняла руки, словно готовилась столкнуть Симону в бездну. Затем незнакомка молча, не выпуская девушку из виду, подняла полы шляпы. Теперь Симона могла разглядеть ее лицо.
   Симона подумала, что она сошла с ума. Этого просто не могло быть! То, что она увидела, не могло быть на самом деле! Ее жуткой преследовательницей… была она сама! Она снова подумала о картине в холле Халфорд-Мэнора.
   Девушка инстинктивно отшатнулась назад. Казалось, ее судьба уже предрешена. Сдавленный крик сорвался с губ Симоны, она зашаталась, наступив на неустойчивый обломок камня. Несмотря на шум прибоя, она слышала, как камень покатился по склону и плюхнулся в воду. Бежать было некуда. В панике Симона наблюдала, как ее двойник медленно приближается к ней, вернее, бесшумно скользит над землей. Как бестелесный дух!
   В следующую секунду Симона попыталась схватиться за выступ скалы, но было уже поздно. Падение вниз стало неизбежным. Она почувствовала, как ее тело теряет опору и падает вниз.
   Последнее, что она слышала, это был жуткий хохот ее двойника, победоносно разносившийся над скалами.
* * *
   Симона проснулась, когда солнце уже давно стояло над горизонтом. Она потянулась в постели; ей приснился кошмар – в самый последний момент она упала со скалы в ледяное море… Но самой ужасной была встреча с двойником. Это она ее столкнула со скалы? Что вообще означает этот кошмарный сон?
   Перед глазами девушки снова возник портрет в холле особняка и бесконечная печаль в глазах изображенной на нем женщины, похожей на нее как две капли воды. Писательница решила разгадать эту загадку. Что связывает ее с двойником, который уже проник в ее сны?
   Все казалось ей каким-то нереальным, словно сцена из ее же романа. Симона откинула одеяло и подошла к окну. Солнце ослепило ее, когда она раздвинула шторы и открыла окно. С моря дул свежий, пряный бриз; девушка с удовольствием вдохнула его полной грудью. Днем все выглядело так мирно, идиллически. Заброшенный парк и острые скалы вдалеке ослепительно сияли в свете солнца. Даже они не казались враждебными, хотя Симона до сих пор в подробностях помнила свой ночной кошмар. Окрестности словно спали непробудным сном и ждали того, кто их разбудит. Девушка еще раз вдохнула морской воздух, потянулась и отправилась в ванную.
   «Сегодня мне надо обследовать окрестности Халфорд-Мэнора, – решила писательница, подходя к зеркалу. – Может, этих скал из моего кошмара даже не существует. Не говоря уже о двойнике. Я бы знала, если бы у меня была сестра-близнец».
   Она наклонилась к зеркалу, чтобы рассмотреть правую щеку. С самого утра она ощущала там неприятное жжение. Каково же было ее изумление, когда она увидела ярко-красный, тонкий порез. Мысль о том, где она могла порезаться, привела ее в ужас.
   – Но… но ведь это… невозможно! – растерянно пробормотала она. Симона тут же вспомнила свой сон, как бежала по саду и ветки хлестали ее по лицу. Но ведь это был сон! Какая может быть связь между ночным кошмаром и реальностью?
   Ссадина побледнела, и боль немного утихла. Девушка наклонилась над раковиной и стала умываться, а когда она выпрямилась, то царапина исчезла. Сумасшествие! Симона потрогала место на щеке, где только что краснела царапина, но ничего не почувствовала. Щека была в полном порядке.
* * *
   Позднее, после завтрака, она с комфортом разместилась на террасе, заварила чай с ромашкой и открыла ноутбук. Уже пару недель в ее голове вертелась идея, как начать новый роман. Но сейчас, когда она, наконец, смогла приступить к работе, вдохновение покинуло ее. Симона уставилась в монитор и просто не могла сформулировать ни одной мысли. Монотонное мигание курсора раздражало Симону; она набрала несколько предложений, прочитала текст, покачала головой и все стерла.
   «Роман должен быть увлекательным с самого начала, иначе читатель после первых же строк отложит его в сторону», – думала она, массируя виски.
   Симона откинулась на стуле и посмотрела на фасад старого дома. На нем выделялся маленький прямоугольный балкон, поддерживаемый деревянной подпоркой. Балки нависали почти над ее головой. Она обратила внимание, что дерево очень старое, а значит, обрушение балкона было лишь вопросом времени. Симона решила в самое ближайшее время обратить на это внимание риелтора. Наверняка имелся какой-то менеджер, который присматривал за Халфорд-Мэнором, когда в нем никто не жил.
   Она снова с содроганием вспомнила о своем ночном кошмаре. Все казалось таким реалистичным: она ощущала всем телом потоки дождя и леденящий морской ветер.
   Симона поднялась и стала беспокойно прохаживаться по террасе. Где-то там, в маленькой бухте, в ее сне разыгралась ужасная сцена. Поддавшись внезапному порыву, она решила осмотреть скалы при свете дня. Ветер стих, светило солнце, было тепло: что плохого может с ней случиться в такой чудесный день?
   Она натянула на себя шерстяной свитер и отправилась в путь. Выйдя из сада, Симона оказалась на одном из холмов, поросших вереском. Очевидно, здесь заканчивались владения Халфорд-Мэнора. Поскольку забора у усадьбы не было, определить границу имения не представлялось возможным.
   Она обернулась и посмотрела на дом. В следующее мгновение она с ужасом поняла, что это тот же самый вид, который она видела во сне. К ужасу добавилось изумление, когда Симона заметила, что одно из окон на втором этаже открыто. То же самое, которое было освещено в ее ночном кошмаре. Что же происходит?
   Писательница была уверена, что все окна в доме плотно закрыты. Значит, в доме кто-то есть? Но это невозможно – перед уходом она заперла входную дверь. Кто-то проник в дом через застекленную заднюю дверь? Другого объяснения у Симоны не было. Факт оставался фактом – окно было открыто, и ветер колыхал светло-желтые гардины. «Словно призрак», – подумала девушка.
   Несколько секунд она размышляла, стоит ли ей вернуться, чтобы закрыть окно. В итоге она решила сделать это, когда вернется. Заодно она внимательно осмотрит эту странную комнату. Она отвернулась от дома и пошла в сторону берега.
   – Все в точности повторяет мой сон, – бормотала она вполголоса.
   Повинуясь какому-то внутреннему зову, Симона шла к каменистому обрыву. Она двигалась, как марионетка, словно вдруг потеряла способность ясно мыслить. Как будто что-то манипулировало ею и убеждало, что решение загадки кроется именно на берегу моря. Через несколько минут она уже стояла на том самом месте, где в своем сне встретилась с двойником.
   «Это невозможно, – думала озадаченная Симона. – Я никогда прежде не бывала ни в этой бухте, ни в этом месте. И тем не менее все выглядит точно так, как в моем кошмаре. Эти острые скалы я помню очень хорошо…» Писательница в недоумении оглядывала окрестности. Заглянуть за край обрыва она не осмеливалась.
   Девушка вспомнила один из своих первых романов, в котором рассказывалось про феномен дежавю. Хотя в своих историях она постоянно описывала подобные мифические явления, всерьез об их существовании никогда не задумывалась. В момент возникновения дежавю тебе кажется, что ты уже раньше бывал в месте, в котором в действительности оказываешься впервые. Некоторые люди в точности описывают место и обстановку, связывая это с ранними реинкарнациями.
   «Разве это реально?» – девушка помотала головой. Она снова посмотрела на дом. Окно на втором этаже все так же было распахнуто настежь, но стихнувший ветер оставил гардины в покое, и теперь они безжизненно свешивались с подоконника. После этого Симона обернулась к морю и осторожно наклонилась над обрывом.
   Ветер дул ей в лицо и доносил снизу грохот и шипение прибоя. Она зачарованно любовалась морской пеной, водной гладью вдали и неутомимыми волнами, громоздящимися друг на друга, чтобы вскоре разбиться о прибрежные скалы.
   У Симоны закружилась голова, колени подкосились, она испуганно шагнула назад и глубоко вздохнула. Вдруг она почувствовала себя невесомой, как перышко. Ей даже показалось, что она на несколько сантиметров оторвалась от земли. Симона затаила дыхание и снова посмотрела с обрыва вниз. Ее бросало то в жар, то в холод.
   Девушка зашаталась, и ее нога стала съезжать с обрыва. Несколько небольших камней пришли в движение и покатились вниз. Казалось, бездна только и ждала ее неосторожного шага. Ее страшный сон становился реальностью! В голове завертелась карусель мыслей, но времени на рассуждения у Симоны не было. Она отчаянно махала руками, стараясь удержаться на краю обрыва. И тут ее схватили за руку!
   Кто-то очень крепко, даже безжалостно, сжал руку девушки так, что она чуть не закричала от боли и рванул ее назад. На этот раз она не смогла устоять на ногах и опрокинулась на спину, прямо на твердую, усыпанную мелкими камешками землю. Несмотря на острую боль, она поняла, что кто-то только что спас ее от падения со скалы.
   Подумав об этом, она провалилась в обморок.
* * *
   – Вы слышите меня? Эй, леди…
   Симона почувствовала, как кто-то хлопает ее по щекам. Голос звучал, словно сквозь вату. Девушка хотела открыть глаза и посмотреть на говорящего, но ее веки будто налились свинцом.
   – Ну вот, вы приходите в себя… – снова зазвучал приятный голос.
   Писательница с трудом открыла глаза. Солнце мешало ей рассмотреть своего спасителя, она видела лишь его силуэт. Широкие плечи, резко очерченные скулы и волнистые волосы – все, что она смогла рассмотреть. Симона села. Она хотела что-то сказать, но смогла выдавить из себя только нечленораздельный звук.
   – Все в порядке, – кивнул мужчина и убрал с ее лба прядь волос. – Сейчас вы в безопасности. Хотя едва не сорвались со скалы. Нельзя подходить близко к краю обрыва, особенно если не знаешь этих мест. Одного-единственного порыва ветра достаточно, чтобы… Ну, неважно. Самое главное, что вы живы.
   – Кто… – чуть слышно прошептала Симона. – Где… я хочу сказать, откуда вы вдруг взялись? Так неожиданно…
   – Расскажу потом, – мягко ответил он. – Вы можете встать?
   Симона рассеянно потерла лоб и кивнула в знак согласия:
   – Думаю, да. Кроме сильного испуга, ничего серьезного вроде не случилось.
   – Хорошо, – молодой человек помог ей подняться. Поначалу у Симоны закружилась голова; она схватилась рукой за плечо незнакомца и не стала отталкивать его, когда он обнял ее.
   – Пожалуйста, только не подумайте, что я фамильярничаю, – сказал он. – Я лишь хочу вас поддержать. Судя по всему, ноги пока вас не особо слушаются.
   – Это правда, – прошептала Симона.
   Вдруг ее спаситель замер и пристально посмотрел на нее. Его взгляд помрачнел. Видимо, раньше у него не было времени рассмотреть девушку. Теперь и у Симоны появилась возможность рассмотреть незнакомца. У него был прямой нос, темные печальные глаза и полные губы. На вид ему было лет тридцать. Он был одет в джинсы, рубашку поло и кожаный пиджак.
   Он все еще стоял напротив Симоны и изучал ее своими бесконечно печальными глазами. Если бы девушка знала его ближе, она бы наверняка прониклась сочувствием.
   – Почему вы так странно на меня смотрите? – спросила она наконец.
   Тот кашлянул, рассеянно пожал плечами и пробормотал извинения:
   – Простите, но вы поразительно похожи на человека, которого я прежде очень хорошо знал.
   Писательница снова подумала о портрете молодой женщины в холле особняка. Если она когда-то жила в Халфорд-Мэноре, то неудивительно, что Симона показалась мужчине знакомой.
   – Ладно, – кивнула девушка и попыталась улыбнуться. Она даже боялась представить, что случилось бы с ней, если бы этот высокий молодой человек не спас ее в последнюю секунду.
   – Вы спасли мне жизнь.
   – На моем месте каждый бы поступил так же, – серьезно ответил незнакомец и протянул ей руку. – Простите, что сразу не представился. Меня зовут Джек Равитт.
   Его рукопожатие было крепким и решительным.
   – Там очень опасно, – повторил он предостерегающим тоном и указал в сторону скалистого обрыва.
   Девушка кинула и тоже представилась:
   – Симона Гибсон, очень приятно!
   Ей стало легче, напряжение постепенно проходило. Вдвоем они направились к ее дому. Симона наслаждалась близостью Джека Равитта, с удовольствием вдыхала аромат его лосьона после бритья и испытывала к нему уже больше чем бесконечную благодарность. На пару секунд она вспомнила о своем бывшем бойфренде Роберте и поймала себя на мысли, что сравнивает его с новым знакомым. Сравнение однозначно было не в пользу Роберта.
   – Так вы сейчас живете в Халфорд-Мэноре? – прервал молчание Джек Равитт и остановился.
   – Мой издатель временно предоставил мне этот дом для работы, – ответила девушка.
   – Так вы писатель! – воскликнул Джек. Казалось, он был приятно удивлен.
   Она скромно улыбнулась и кивнула.
   – Мне довелось познакомиться с известной женщиной! – весело произнес он и довольно потер руки.
   – Вы бессовестно преувеличиваете, – рассмеялась Симона. – Своими книгами я лишь зарабатываю на пропитание, не больше и не меньше.
   – Наверное, удобно работать прямо на веранде за ноутбуком… – не то спросил, не то подтвердил Джек.
   Теперь помрачнела Симона. Открытое окно на втором этаже. Силуэт человека в окне, когда она вчера приехала. Возможно, ночь в Халфорд-Мэноре она тоже провела не одна. И этот загадочный Джек Равитт. Впрочем, от него не исходило никакой угрозы. Но Симона должна была выяснить, с кем она имеет дело. Определенно он успел обшарить дом.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →