Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Официальный девиз фирмы IBM - "Think!" ("Думай!").

Еще   [X]

 0 

Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей (Сурженко Леонид)

О чем эта книга? О них, о мальчишках. Сыновьях, внуках, братишках.

Год издания: 2014

Цена: 220 руб.



С книгой «Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей» также читают:

Предпросмотр книги «Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей»

Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей

   О чем эта книга? О них, о мальчишках. Сыновьях, внуках, братишках.
   Только о них?
   Вовсе нет. Еще о воспитании. О характере и темпераменте. Об отношениях с папой и мамой. О том, как эффективно учиться. Как укрепить здоровье. Как преодолеть кризисы роста.
   Короче – о том, чем живёт семья, в которой имеется мальчик.
   И еще – о нас, о родителях, о нашей нелегкой, но, наверное, счастливой родительской доле.
   Впрочем, если мы не согласны, что родительская доля – такая уж счастливая, думаю, что это еще один весомый повод прочитать данную книгу. Кто знает – возможно именно здесь мы найдем ту маленькую подсказку, которая, как магический ключик, поможет открыть волшебную дверцу под названием «родительское счастье».


Леонид Сурженко Как вырастить сына. Книга для здравомыслящих родителей

   © ООО Издательство «Питер», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Введение


   Книжек по воспитанию издано огромное множество, это факт. Как воспитывать правильно. Как воспитать гражданина. Как воспитывать нельзя. Как вырастить дочку. Как – сына. Воспитание «для чайников». Воспитание без криков и истерик. Без усилий. Без понятия…
   В общем, писать на воспитательную тему еще что-либо – занятие не только нелегкое, но и, на мой взгляд, бессмысленное: ничего нового уже не скажешь, а повторять избитые истины как-то совсем уж не хочется.
   Правда: сколько можно? Имеющие уши уже услышали, а не имеющие – все равно не услышат. Сколько ни кричи.
   Тогда зачем? Зачем писать очередной труд о том, о чем уже столько написано? Для чего заново поднимать вопросы, на которые давным-давно даны ответы вполне авторитетными педагогами и воспитателями? Какой смысл переносить на бумагу идеи, записанные до нас? Стоит ли заново изобретать велосипед?
   Все равно найдется читатель, который воскликнет: «Да это уже было!», «Автор повторяется!», «Откровенный плагиат!»
   Пусть. Это ничего. Это можно пережить. В конце концов, любое новое – это хорошо забытое старое. Особенно что касается человека. Он ведь практически не изменился, этот человек, со времен библейского Адама. Разве что пересел из примитивной колесницы в комфортабельный автомобиль. Разве что вместо почтовых голубей научился посылать эсэмэски. А вместо пламени огня в своей пещере любуется по вечерам на «плазму».
   Не в этом суть. Пусть старое. Пусть плагиат. Пусть это было. Главное – ведь многие, очень многие читатели воспринимают эти старые, прописные истины как откровение. Как реальную, необходимую, а иной раз и неотложную помощь. И пока эти читатели есть – нужно писать. Обязательно.
   Для тех же, кто ищет новизну, кто не терпит повторений и считает себя обманутым, когда в прочитанном он обнаруживает знакомые мысли, – для этих читателей я открою одну великую тайну. Тайну важную и для кого-то шокирующую. А именно:
   Нет никаких прописных истин.
   Особенно в том, что касается человека. Его психики. Его души.
   То, что сработало вчера, может не сработать сегодня. То, что казалось панацеей, для другого ребенка будет пустышкой. Рецепт, оправдавший себя в сотне случаев, окажется неприемлемым в сотне первом. Может быть, как раз – в вашем.
   Хорошо… А как тогда вообще – воспитывать? Да и что это такое – воспитание? Может быть, и нет его вовсе? Может быть, это грандиозная мистификация?
   Действительно, растет ребенок и растет. Суждено ему вырасти приличным человеком – вырастет. А уж если на роду написано бутылки собирать или по чужим карманам шарить – никакое воспитание не поможет.
   Что, разве не так? Разве мы занимаемся каким-то воспитанием? Или, может быть, всерьез считаем, что этим занимается детский сад, школа?
   Ну-ка, попробуем припомнить наши «воспитательные мероприятия» за последнюю неделю. Как? Получается?
   А может быть, он просто смотрит на нас, копирует наши жесты, фразы, поведение, выражение лица, настроение? Может быть, он воспринимает не то, что мы говорим, а то, что мы делаем? Может быть, мы и не воспитываем вовсе, а лишь читаем нотации, да изредка придумываем наказания, чтобы мальчишка-то наш не очень-то многое себе позволял? Да где же оно вообще, это воспитание?
   А вот это оно и есть. Самое натуральное. Самое настоящее. Самое непосредственное воспитание. От которого никуда не деться. Которое «включено» постоянно, а не только в те редкие минуты, когда нас тянет «повоспитывать».
   Фраза «заняться воспитанием» в корне неправильна. Как неправильна фраза «не заниматься воспитанием». Потому что ни одно, ни другое невозможно. По крайней мере, пока мы рядом со своим ребенком. Ведь воспитание – это не какие-то педагогически выверенные ритуалы, досконально прописанные в умных книгах. Воспитание – это любое, вольное или невольное, воздействие на нашего ребенка.
   Мы что-то сказали – он запомнил. Это воспитание словом.
   Пришел обиженный – погладили по головке. Воспитание лаской.
   Помогает по дому – воспитание делом.
   Лежим, смотрим телевизор. Тоже воспитание. Только уже бездельем.
   Выясняем отношения на кухне. Воспитание скандалом.
   Не разговариваем весь день. Воспитание молчанием.
   В общем – что ни делай… А он все равно растет. И все равно вырастет. Как бы мы ни воспитывали.
   Однако хотелось бы, чтобы он вырос таким, каким мы хотели бы его видеть.

Глава 1
Наш сын


   Прежде чем начать давать какие-то рекомендации, вообще о чем-то говорить, мне хотелось бы попросить вас, дорогой читатель (и, думаю, родитель), на секунду приостановиться. Вспомнить прошедший день. Прошедший час. Может быть, даже прошедшую неделю. Хотя, думаю, неделя – это слишком. Не понадобится неделя. Неделя складывается из дней – поэтому одного дня будет достаточно.
   Один день. Который сегодня. Если он только начался – можно взять вчерашний. Картина от этого, думаю, изменится мало.
   Давайте вспомним, что мы делали в этот день. Работа, ремонты, посуда, походы по магазинам… Это можно пропустить.
   Вспомним лишь то, что имеет отношение к нашему сыну. Непосредственно.
   Сколько времени мы провели вместе. Вообще.
   Сколько – только с ним. Один на один.
   Сколько раз его похвалили.
   Сколько – поругали.
   Как вы встретили его по приходу из школы (детского садика).
   О чем расспрашивали в течение дня.
   Какое у него было настроение.
   Улыбался ли он в ответ?
   Обняли ли мы нашего наследника хоть разочек?
   Поцеловали ли в щечку?
   Погладили по голове?
   Похлопали по плечу?
   О чем он нам рассказывал?
   Что мы ему отвечали?
   Куда он побежал?
   Как зовут его друзей?
   Ладно-ладно. Понимаю: так нечестно. Столько вопросов. Впрочем, к черту их, эти вопросы. Это так, указать направление. Может быть, так будет проще вспоминать события прошедшего дня. А может быть, и нет. Главное не в вопросах. Главное – чтобы в итоге наше ощущение было примерно таким: «Все нормально, я сделал все, что мог».
   И чтобы при этом досадливая, тоненькая задняя мысль не сверлила черепную коробку. Не намекала слабеньким голоском, что это всего лишь самоуспокоение. Что на самом деле нам просто хотелось бы, чтобы было именно так.
   Потому что если прикинуть баланс – баланс наших криков, невнимания, пренебрежения, злости, усталости, нежелания общаться с родным ребенком – и сравнить этот тяжкий груз с тем, что мы можем назвать позитивом, – баланс этот зачастую оказывается не в пользу последнего.
   Потому что мы устаем.
   Потому что мы пришли с работы, а зарабатывать деньги – не сахар.
   Потому что предстоят еще сотни дел и тысячи проблем.
   Потому что я пришел (пришла) домой отдохнуть, а тут еще этот…
   Потому что просто подвернулся под горячую руку.
   Да и вообще – ладно, сегодня я не в настроении, но есть еще завтра. И послезавтра. И еще много-много дней и ночей. Да чего там дней – годы, десятилетия впереди.
   А теперь на секунду представим, что завтра его не станет.
   И все. Исправить ничего нельзя. Остается только это: рвать волосы, что не успели. Что недосказали. Недолюбили. Так мало были вместе…
   Нет. Забудьте. Не нужно такое даже представлять. Не нужно. Не стоит. Давайте лучше о том, какое это счастье, когда рядом с нами – он. Наш сын. Наш ребенок. Как это замечательно, когда есть кого прижать к себе. Заглянуть в глаза. Поделиться тревогами и счастьем. Улыбнуться друг другу Пройтись по улице, держась за руки. Погонять мяч по комнате. Просто жить на одной Земле. В одном доме. Это действительно счастье.
   Которого мы часто – слишком часто! – не замечаем.
   Неправда? Замечаем? Иногда даже чаще, чем хотелось бы?
   Что ж, может быть. Счастлив был бы ошибиться. Тогда мы должны знать нашего мальчика как свои пять пальцев.
   Какой он?
   Давайте так, навскидку, исключительно «по памяти» вспомним, какие у него глаза.
   Карие? Или все-таки светло-коричневые? Может быть, зеленовато-серые, «в папу»? Или небесно-голубые? А пятнышко на радужке в каком глазу? А на ярком свету как меняется их цвет? А кончики век – они смотрят вниз или вверх? А ресницы светлые или темные?
   Итак, получилось вспомнить? Или только приблизительно? Или вообще не до того, чтобы заниматься подобными глупостями? В конце концов, есть более важные вещи: заработать денег, сделать квартальный отчет, попасть на распродажу, зажарить курицу… Да мало ли чего еще.
   Кто ищет – тот всегда найдет. Зачастую – на свою же голову.
   Хорошо, это было просто. Теперь тестик посложнее.
   А что он любит, наш сын? В самом широком смысле: делать, кушать, смотреть, надевать, петь – список можно продолжить самостоятельно. Для пущей наглядности – на листочке бумаги. Хотя бы в таком порядке.
   Мой сын любит:
   Из еды:
   
   
   
   Из развлечений:
   
   
   
   Из занятий:
   
   
   
   Ну, хватило листика? Может быть, понадобился еще один? Или после одного-двух пунктов пришлось сильно призадуматься? А может быть, срочно понадобилась «помощь зала»?
   А теперь давайте попробуем так: пусть он сам, своей рукой, вычеркнет те пункты, где мы ошиблись. Всякое бывает: мыдумаем, что наш ребенок обожает чипсы, а оказывается, что он грызет их лишь потому, что перед скучными телепрограммами просто нечем занять руки и рот…
   И чего там у нас получилось? Много несовпадений? Сколько пунктов зачеркнуто? Со сколькими наш парень согласился? Ну хоть где-то совпадения есть?
   Значит, еще не все потеряно. Счастлив тот родитель, который знает «любимые места» своего ребенка. Горе тому, кто не представляет, чем «питается» его чадо.
   И еще одно, на грани экстрасенсорики.
   Давайте так, безо всяких догадок, на чистых ощущениях: как сейчас чувствует себя наш мальчик? Именно сейчас, в данную минуту?
   Ему хорошо?
   Грустно?
   Он утомился?
   Старается что-то сделать?
   Злится?
   Может быть, ему больно?
   А может быть, вам не нужна никакая экстрасенсорика, чтобы чувствовать это?
   Не стоит воспринимать последний «тест» слишком серьезно. Угадали – и прекрасно. Нет – и на старуху бывает проруха. Ничего страшного. В конце концов, не каждый рождается Вангой или Анатолием Кашпировским.
   Ну а если читатель воскликнул: «Да что за глупость!» – вовсе замечательно. Очень может быть, что чувствовать своего ребенка для него (хотя скорее – для нее) – самое естественное состояние. А естественное в тестах не нуждается.
   Если вы чувствуете своего ребенка как самого себя, угадываете его желания, читаете его мысли, живете его чувствами – что же, данная книга вряд ли вам понадобится. Разве что в качестве развлекательного чтива, иногда слегка полезного. Временами. Если же по сей день ваш мальчишка остается для вас загадкой, если вы не представляете, как его воспитывать и о чем с ним говорить, если каждый божий день вы задаете себе вечный вопрос: «Что делать?», то эта книжка может оказаться хорошим подспорьем. Ибо если вы задаете себе такие вопросы, значит, вы ХОРОШИЙ родитель. А писал я эту книгу именно для них – для ХОРОШИХ родителей.

Глава 2
Какой он?


   Самый краткий ответ: самый лучший.
   Ответ правильный. Совершенно. Для нас он – самый лучший. Потому что – наш. В любое время года, что бы ни случилось – наш сын был, остается и будет лучшим. Самым любимым, самым желанным и самым дорогим в этом мире сыном.
   Хотя иногда хорошо бы об этом забыть. На время.
   Но об этом – позже. Пока поговорим о вещах более прозаических. Например, о том, что мы знаем о нашем самом-самом.
   Он холерик? Сангвиник?
   Интроверт? Экстраверт?
   Визуал? Кинестетик?
   Гуманитарий? Техник?
   Конечно, можно не забивать себе голову всяческими психологическими терминами и определениями. Какая, в самом деле, разница – меланхолик наш мальчик или флегматик? Мы-то прекрасно знаем, какой он, да и не станем его любить меньше, если определим его в какой-либо психологический тип.
   Может быть, такой подход будет правильным. При условии, что у вас с вашим ребенком – полное взаимопонимание.
   А если нет?
   А если нет – тогда нужно изучать. Всматриваться. Интересоваться. Определять. В таком случае типология поможет. Поможет потому что несмотря на то, что именно ваш ребенок – уникальный, единственный, самый-самый и ни на кого не похожий… Так вот – несмотря на эти совершенно справедливые высказывания, на свете существует огромное количество других ребят, которые в чем-то похожи на вашего. Единственного и неповторимого. И, что интересно, родители этих ребят сталкиваются практически с теми же проблемами, что и вы. Но самое главное состоит в том, что кто-то другой эти проблемы уже успешно разрешил. И возможно, знает ответ на те вопросы, которые последнее время не дают вам спать.
   Может быть, эти ответы были бы не просто полезны, а жизненно необходимы именно вам. Очень может быть.
   Но советов и методичек – море. Как знать, что можно применить именно к нашему ребенку, а что лучше обойти стороной? Один из способов – искать подобное.
   Зачастую методы, прекрасно работающие с холериком, совершенно неприемлемы в отношении меланхолика. Общаться с кинестетиком нужно не так, как с аудиалом. Темы, которые обожает техник, будут совершенно не интересны гуманитарию.
   Впрочем, может быть, потренируемся в определении?

Темперамент

   Всего четыре позиции.
   Холерик.
         Сангвиник.
               Меланхолик.
                     Флегматик.
   Трудно найти человека, который не слышал бы об этих четырех типах темперамента. Еще труднее найти тех, которые четко представляют себе, как образуются эти типы и что, собственно, они собой представляют. Обычно наши представления выглядят примерно так:
   • холерик: подвижный худенький истерик, вечно мечется из стороны в сторону;
   • сангвиник: эдакий весельчак, которому все нипочем;
   • флегматик: медлительный толстяк с постным лицом, которому все «по барабану»;
   • меланхолик: вечная плакса и зануда.
   Конечно, в этих описаниях присутствует зерно истины. Однако не все так просто… Хотя и не так сложно, чтобы специально изучать толстые тома психологических книжек для понимания сути темперамента.
   Если кратко – то нужно запомнить три умные вещи.
   Первая: нервная система может быть сильной, а может быть слабой.
   Вторая: нервная система может быть уравновешенной и неуравновешенной.
   Третья: нервная система может быть подвижной и малоподвижной.
   Все не так сложно, если привести несколько наводящих примеров. Что такое сила нервной системы? Сила – она и есть сила. Внешне эта сила проявляется так.
   Наш мальчик подвижен, много бегает, любит активные игры и, кажется, может бесконечно носиться по двору. Можно подумать, что он просто не знает усталости. Впрочем, даже когда он у стает, отдых не бывает слишком продолжительным: посидел, перехватил бутерброд с сыром – и снова в игру. Сидеть он не любит, как не любит однообразие. Здоровье у таких ребят, как правило, очень даже неплохое.
   А вот если мальчишка не любит бегать, отлынивает от любых физических нагрузок, избегает шумных компаний и его не интересуют школьные дискотеки, праздники и вечеринки, тут, скорее всего, нужно говорить, что нервная система у него слабая. Работает с неохотой, быстро устает, долго отдыхает, его не вытянешь на улицу – вот еще признаки данного типа. Шум, гам, суета не для него. Любит привычное и знакомое, не жалует все новое, которое его пугает. Легко простужается и вообще – ребенок, как правило, болезненный.
   С силой разобрались. А вот что такое уравновешенность?
   Когда наш мальчишка радуется – ему хорошо, плачет – плохо, смеется в меру, расстраивается, только если есть причина, – то есть когда мы говорим, что он реагирует «нормально», – значит это уравновешенный тип нервной системы. Порезал палец – заплакал. Перестало болеть – тут же успокоился.
   Когда же мальчик плачет без видимой причины, или как-то слишком легко переходит от плача к смеху, частенько закатывает истерики или наоборот, бурно веселится непонятно по какому поводу – есть резон говорить о неуравновешенности. Его трудно остановить, когда он хохочет, трудно успокоить, когда плачет, его настроение меняется по сто раз на дню.
   Осталось разобраться с подвижностью. В принципе, и тут нет ничего особо сложного.
   Если наш мальчишка способен испытывать самые разнообразные эмоции, непринужденно переходить от одной к другой, быстро и адекватно реагировать на разные ситуации – вовремя и к месту – то говорят, что нервная система у него подвижная, или гибкая. С таким парнем просто: он легко вживается в новую обстановку, контактен, приятен в общении. При этом нетрудно понять, что он чувствует, ибо эмоции отображаются всем его обликом.
   Если же, наоборот, на любые раздражители мальчишка реагирует как-то не вовремя и не до конца, когда порой трудно понять, что он испытывает, когда на любую эмоцию его нужнодолго «раскачивать», говорят о малоподвижной, или негибкой нервной системе. Нельзя сказать, что это однозначно плохо: иной раз такая «вязкая» нервная система дает определенные преимущества в ситуациях, когда действительно лучше бы «поберечь нервы».
   Впрочем, так просто все выглядит только на бумаге. На практике без определенного опыта трудно понять, к примеру, где «показывает себя» уравновешенность, а где – элементарная малоподвижность. Тренировки и опыт – вот ключ к успеху. Банально, но верно.
   Вот теперь нам можно вывести и темперамент. А определяется он следующим образом.
   Слабый тип нервной системы – меланхолик.
   Соответственно, сильные типы – сангвиник, флегматик и холерик.
   К уравновешенным типам относятся флегматик и сангвиник.
   К неуравновешенным – меланхолик и холерик.
   А как быть с подвижностью? А вот как.
   К «подвижным» относятся сангвиники и холерики, однако их подвижность разная.
   Если «подвижность» сангвиника достаточно гармоничная, то есть он умеет как расшалиться, так и остановиться, то холерик быстро вспыхивает, но «затормозить» вовремя бывает не в состоянии.
   «Малоподвижными», или «негибкими», являются флегматики и меланхолики. Опять же, по-разному. Флегматики просто инертны, то есть долго раскачиваются и не столь быстро реагируют на всяческие потрясения. Меланхолики же в силу слабости нервной системы реагируют просто вяло. Их эмоции – маловыразительные, слабые и невыраженные.
   Как же определить, кто есть кто? А хотя бы вот так: представив себе вашего парня в следующих ипостасях.

Автомобиль

   Холерик. Маленький, мощный спортивный кар с взрывным мотором и полным отсутствием тормозов. Быстрый, шумный, шустрый – однако не слишком надежный и выносливый.
   Флегматик. Медленный, мощный и неповоротливый тяжеловоз. Или нет: поезд. Товарный поезд. Набирает обороты очень долго, так же медленно разгоняется, однако потом – попробуй остановить! Надежный, сильный, большой. Кажется, сдвинуть его с рельс не сможет никто.
   Меланхолик. Небольшой маломощный электромобильчик. Ни особой скорости, ни маневренности, ни тяговитости. Аккумулятор быстро разряжается, и тогда всякой подвижности и вовсе приходит конец. Посему боится всего: встречного ветра, высоких подъемов, крутых спусков и ночевок под открытым небом.

Зверь

   Холерик. Белка. Быстрая, мелкая, непоседливая, подвижная.
   Флегматик. Слон. Большой, мощный, медлительный, толстокожий.
   Меланхолик. Ленивец. Медленный, вялый, слабый и печальный.

Герой мультфильма

   Винни-Пух —
   Пятачок —
   Сова —
   Ослик Иа —
   Зачем это нужно? А вот затем, чтобы знать, на что он способен, наш мальчишка. Понятно, что испортить настроение Винни-Пуху гораздо сложнее, нежели ранимому ослику Иа. Само собой, что рассудительная Сова будет довольно медлительной, зато сделает все аккуратно и без суеты. А Пятачок легко загорится новой идеей, но так же легко и остынет. Учитывая темперамент нашего ребенка, мы избежим множества проблем и трудностей. Скажу больше: мы станем лучше понимать друг друга.
   Что намного важнее.
   Итак, наш ребенок – сангвиник.
   То есть: в меру подвижный, довольно выносливый и активный, практически всегда в хорошем настроении, порученную работу выполняет на совесть, причем делает все в хорошем темпе. Рассудителен, особых хлопот не доставляет, плачет, когда больно, смеется, когда смешно. Довольно «удобный» ребенок. Уживается практически с любым типом родителя. Если у вас такой мальчишка – вам повезло. Скорее всего, с ним будет меньше хлопот, нежели с другими детишками. Может быть, меньше и драйва – но это уж на любителя.
   Чего ожидать: предсказуемости. Активности, но не «запредельной». Неугомонности – у сангвиника много сил, ему нужно их тратить. Поэтому слишком спокойным родителям, в общем, придется побегать.
   Чего избегать: застоя. Этот малыш должен двигаться, развиваться, изучать. Ему нужна работа, занятие. Излишняя опека, всяческое кутание, «укрывание» от трудностей и забот губят такого ребенка. Его стихия – преодоление.
   А если он – холерик?
   То есть: непоседа, забияка, сотни дел, вспыхивает, как порох, хватается за все и очень быстро сгорает. Эмоции богатые и очень яркие, но какие-то неглубокие, нестойкие. Не отличается особой силой и выносливостью, долгие занятия его утомляют. Бывает очень надоедливым. Нужен глаз да глаз – никогда не знаешь, куда его занесет.
   Чего ожидать: действия. Непрерывного. Иногда бестолкового, хаотичного, неугомонного. Того, что с ним «не соскучишься». Что за этим ребенком нужен постоянный присмотр. И еще – что эмоции этого парня предсказать нелегко.
   Чего избегать: занудства и однообразия. Длительных нравоучений и тоскливого ничегонеделания. Лишней критики. Не поможет, а вот отношения испортятся.
   Флегматик – это уже совершенно другой мир.
   То есть: медлительность, спокойствие, весьма «позднее зажигание», инерция, выносливость. Эмоционально флегматик более спокоен, чем сангвиник и тем более холерик, тем не менее он способен на сильные чувства. Довольно вынослив, любит неторопливые, знакомые занятия. Не очень-то ориентируется в новом и не жалует изменения. Трудно раскачать, но и остановить непросто.
   Чего ожидать: предсказуемости, «непробиваемости», устойчивости. Того, что придется попотеть, прежде чем удастся расшевелить этого парня. Исполнительности и относительной аккуратности. Пунктуальности – он никуда не спешит, потому и никуда не опаздывает.
   Чего избегать: понуканий и спешки. Не помогут, хотя иногда процесс ускорить и удается. Правда, незначительно. Ибо спешка – это не его стихия. Как не его стихия – быстрое ориентирование в ситуации. И еще не стоит давать ему множество разнообразных заданий – зря потратите время и нервы. И свои, и его.
   А что с меланхоликом?
   То есть: слабым, плаксивым, очень чувствительным ребенком, для которого любая нагрузка, любая ответственность – это стресс. У которого на большинство жизненных неурядиц ответ один – слезы. Который не выносит улетных вечеринок и избегает шумных праздников.
   Чего ожидать от этого ребенка? Как правило, постоянных жалоб, «не могу» и «не хочу», малоподвижности и острой зависимости от мамы. Он не любит оставаться один, этот маленький меланхолик, в то же время не слишком-то жалует общество и просто не переносит шумные компании. Не любит работу и вообще физическую нагрузку, к большинству занятий быстро теряет интерес и утомляется.
   Чего избегать: обвинений, разоблачений, сравнений с другими детьми. Не стоит его стыдить за слабость и нежелание что-то делать: пониженный тонус для такого ребенка – природная данность.
   Теперь о главном. О том, как научиться использовать это знание. Прелестно, конечно, знать тип темперамента своего ребенка. Замечательно, если мы учитываем его особенности. Но гораздо лучше, если мы научимся использовать это знание на практике.
   Как? Да, в общем-то, несложно. Помните сравнение с машинками? Ну, там, где
   сангвиник – минивэн;
         холерик – спортивная машинка;
               флегматик – паровоз;
                     а меланхолик – электромобиль.
   Как их используют? Для каких целей? Что можно поручить каждой из этих машинок? Для чего они непригодны? В конце концов, как ими управлять?
   Тут, в принципе, больших знаний и не требуется. Обычная житейская логика.
   К примеру, как используют минивэн, символизирующий сангвиника?
   А как угодно. И для поездок на дачу, и в качестве небольшого грузовичка, и как хороший тягач. Плюс – довольно-таки уютный «домик на колесах». В общем – машинка на все случаи жизни. Эдакий универсальный автомобиль, в меру быстрый, в меру выносливый, в меру объемный – во всем «в меру».
   Для чего же он не предназначен? Для монотонной, тяжелогруженой езды по рельсам либо по однообразному, раз и навсегда проложенному маршруту. И дело вовсе не в нагрузке – как раз нагрузки наш минивэнчик выдерживает немалые, – а как раз в однообразности.
   В отличие от паровоза-флегматика. Вот ему как раз разнообразие и занятные пейзажи за окном не очень-то и нужны. Его стихия – надежно «впрячься» и тащить. Пусть медленно, пусть без внешних спецэффектов – зато надежно и неуклонно.
   Чего не может? Правильно, не может крутиться, как самокат. Потому что – паровоз: ему нужно пространство, время, раскачка. Не может остановиться враз. Опять же потому, что паровоз, а паровоз – тяжелый. Еще не слишком тянет на роль универсала, хотя, в общем, может многое и на достаточно высоком уровне. Однако медлительность и определенная неповоротливость делает эту универсальность несколько урезанной, что ли…
   Спортивный кар, то бишь холерик, очень быстр, легок на подъем – то есть очень шустро разгоняется, и способен перегнать любого из описанного здесь квартета. Быстро разворачивается на все триста шестьдесят градусов, способен молниеносно поменять направление движения и выполнить задание в мгновение ока. Замечательный автомобильчик лишь с одним несущественным недостатком: не может вовремя затормозить. Конструкция такая… К тому же совсем чуть-чуть ему не хватает постоянства: соревнования, гонки – вот его жизнь. Лошадиная упряжка в его планы не входит.
   Нагрузиться по самое «не могу» и тащить – это не для него. Как и какое-либо постоянство. Ему нужно разнообразие, впечатления, адреналинчик. Без этого быстро скисает и лишается большей части своих достоинств.
   Чего не может? Не может «пахать», настойчиво и равномерно. Не его это. Не может сидеть на одном месте. Не выносит длительных и тяжелых нагрузок. Вообще не терпит однообразия. В общем, его девиз – движение, и с этим нужно смириться.
   Чем отличается электромобиль, он же меланхолик? Тем, что его двигательный ресурс сильно ограничен емкостью аккумулятора. Он может неплохо бегать, но недолго – пока хватит зарядки. Он может быть довольно подвижным, но опять-таки! Где взять энергию? Ему нельзя далеко убегать от источника питания – то есть от родителей, воспитателей, опекунов, нянек – ото всех тех, кто о нем заботится. Иначе «обесточивание» очень быстро приведет его к полной потере сил. Такой автомобиль не слишком-то нагрузишь, не отправишь в далекое путешествие, не выставишь на гонки. В общем – непонятно еще, кто на ком будет кататься…
   Внимание, уход, своевременная подзарядка аккумуляторов – вот что необходимо такому автомобильчику. Если все работы будут производиться качественно и в срок, есть шанс на относительно беспроблемную эксплуатацию. Но не то что он вдруг сможет таскать хорошие грузы или выигрывать соревнования по кроссу. Рассчитывать все равно не стоит. Это не его стихии…
   Пересказывать, для чего не предназначен этот автомобиль, – нет никакого смысла. Для очень многого не предназначен. Для него – исключительно щадящие условия эксплуатации. Но что-то особенное в нем все же есть. То, за что можно будет мириться со многими его слабостями.
   Ну и, видимо, на этой оптимистической ноте следует закончить наше очень общее знакомство с типами темперамента. Дальше – реальный риск забраться в дебри с нулевым практическим результатом.
   Поэтому – пока предлагаю просто поиграть «в машинки». А тех, кого утомляют подобные тривиальные занятия, – приглашаю продолжить путешествие в мир мистики. Не простой – а воспитательной.

Глава 3
Обыкновенная мистика: воспитательная биоэнергетика


   В принципе, воспитание – штука довольно скучная. Скучная своей тривиальностью и обыденностью. Каждый день одно и то же – пусть даже и «правильное», но иногда как раз самые правильные вещи оказываются такими пресными!
   А давайте ударимся в мистику. Причем не в лишь бы какую, а в мистику «воспитательную». Правда, в этой мистике не будет призраков, астральных путешествий и вызывания духов. Пусть этим занимаются сценаристы фильмов ужасов. Нам, родителям, и без этих барабашек ужасов хватает. Поэтому наша мистика будет сугубо светлой – про энергию любви, про тепло маминых рук, про настроение цветов радуги. В общем – мистика в самых что ни на есть обычных вещах, которые зачастую мы просто не видим.
   Или не замечаем.
   Хотя ничего потустороннего в этих вещах нет – все очень даже просто и, как бы это лучше выразиться, – ощущаемо. Обычная физика, пусть и не из курса седьмого класса.
   Чтобы жить, нам нужна энергия. Впрочем, не только нам. Автомобилю, кофемолке, атомной станции, обычной лампочке.
   Без энергии это все – неподвижные предметы. Мертвые вещи. Оживают они только тогда, когда их «кормят». Бензином. Электричеством. Ураном.
   Вот человеку тоже нужна энергия. Не только та, которая имеется в помидорах или сосисках. Она тоже необходима, никто не спорит. Но кроме этого человеку не выжить без воздуха. Без солнечного света. Без тепла.
   А еще – без материнского внимания и ласки.
   Без общения с себе подобными.
   Без похвалы и признания.
   Без прикосновений и объятий.
   Без любви.
   Кто-то возразит: да вырастают! Да выживают без всего этого!
   Не соглашусь. Может быть, кто-то и вырастает. Может быть, кто-то и выживает. Только этот «кто-то» уже не будет Человеком. Хотя, возможно, внешне и будет похож на человека.
   Чуток пораньше мы сравнивали наших мальчишек с автомобилями. Сравнение, при всей своей условности, довольно удачное. Автомобиль потребляет энергию – энергию топлива. Преобразуя ее в движение, в электрический ток, в угарный газ… Примерно то же происходит и с нашим мальчиком. Пока есть топливо – он бегает, прыгает, кривляется, играет – одним словом, двигается. Когда «бензин» заканчивается, он начинает капризничать, лениться, становится апатичным – совсем как двигатель в машине, который начинает сбоить, если топлива не хватает. А потом – полный стоп.
   Хотя не совсем так: человек все же прочнее и сложнее машины. До «полного стопа» довести его не так-то просто. Будет «сбоить», то есть истерить, нервничать, злиться, впадать в депрессию – но все равно двигаться. Хоть как-то.
   Хотя, откровенно говоря, толку и удовольствия от такого «движения» не получит ни сынишка, ни его родители.
   А что делать?
   Знакомьтесь: это Руслик. Ему четыре года. Теперь он чего-то не в духе: ноет, бегает за мамой хвостиком, ничего не хочет делать сам.
   – Руслик, подними листочек!
   Опять кислая мина, раздраженное топанье ногами и уже надоевшее:
   – Не могу-у-у!
   – Руслик, собери игрушки!
   – Не могу-у-у!
   За столом повторяется: не хочет брать ложку, кривится, требует, чтобы его кормили с ложечки. Как маленького…
   …Через полчасика Руслика не узнать: он носится по комнатам, изображая то самолет, то джип. Он – бодр и весел и прекрасно справляется сам. Что за волшебство? Да никакого. Мама покормила его с ложечки. Каких-то пять минут. Вот и все. Спросите, при чем здесь ложечка? Да, собственно, не при чем. Ее могло и не быть. Хватило бы одного маминого внимания. Всего пяти минут. Зато – только для него.
   Ответ простой: заправиться. По полной аналогии с автомобилем. Залил бензинчика (или солярочки – это уж у кого как), и езжай себе дальше.
   Только вот ни бензина, ни солярки мальчики не употребляют. Они употребляют фрукты, бутерброды и чипсы. Однако как раз об этой пище я рассказывать не стану – думаю, в любой семье найдется специалист, который гораздо лучше меня разбирается в способах приготовления домашних салатов и вареной курицы. Я же хочу напомнить о другой пище – пище невидимой, но совершенно необходимой любому мальчишке. И не только мальчишке.
   Об энергии любви, внимания и заботы.
   Однако и этой энергией нужно уметь пользоваться, ибо даже самая что ни на есть бескорыстная любовь (если, конечно, такая бывает) может привести к самым непредсказуемым последствиям. И не всегда эти последствия будут нас радовать…
   Итак, на что мы должны обращать внимание, вступая в дебри биоэнергетики?
   • на количество «топлива» в «бензобаке» нашего мальчика;
   • на качество этого «топлива»;
   • на способы «заправки».
   Как распознать, что наш мальчишка полностью «заправлен» и не нуждается в дополнительном «топливе»?
   В общем-то, это не так сложно. Признаки полной «заправки» достаточно просты и довольно легко читаются. Если наш мальчик
   • активен;
   • увлечен любимым занятием, от которого его не оторвать;
   • бегает, смеется, размахивает руками – словом, «радуется жизни»;
   • не пристает к нам, родителям, с навязчивыми вопросами;
   • не капризничает и не жалуется —
   то, вероятнее всего, его энергетический «бак» полон. Он не нуждается в дополнительных «вливаниях». Поэтому самое мудрое в данной ситуации – не приставать к нему с лишней заботой (о нем же), а просто заняться своими делами. Ведь наш ребенок способен работать автономно – пока не «сядет батарейка». А об этом мы обязательно узнаем по следующим признакам. Если
   • ребенок становится пассивным;
   • вяло играет или просто бросает любимую игру;
   • тянется к родителям, канючит, задает порой глупые вопросы, надоедает;
   • начинает капризничать, истерить, злиться;
   • неадекватно реагирует на замечания, не слушается —
   то, похоже, наш мальчишка нуждается в заправке. Все просто: его энергетические запасы истощаются, и наступает время их пополнить. Как это сделать, мы рассмотрим ниже, а пока у нас есть еще одна интересная тема – о качестве этого самого «топлива». Точнее, о том, как распознать, какого качества мы заливаем «горючку».
   Впрочем, не мешало бы сначала выяснить, а что за топливо потребляет наш мальчик? Опять-таки имеем в виду, что в данном случае мы говорим вовсе не о пище материальной. Не о том, что поступает в организм, говоря сухим медицинским языком, «перорально». В чем нуждается наш мальчишка каждый день, каждый час практически так же, как он нуждается в блинчиках, компотах и картошке с котлетами?
   В простом родительском тепле.
   В ласке простой человеческой ласке.
   Во внимании качественном и эксклюзивном, то есть направленном только на него.
   Именно этими видами «топлива» рекомендуется заправлять нашего малыша ежедневно. Как часто – рассмотрим чуток позже. Пока же о том, как именно происходит «заправка» теплом, лаской и вниманием.
   Ничего особенно сложного в этом нет. Однако, как ни странно, об этих простейших вещах многие родители просто забывают. Или, что еще более удивительно, просто не умеют ими пользоваться. Или не считают нужным – что для ребенка, собственно, не лучше.
   Особенно это касается мальчиков. Девчонкам действительно достается больше тепла и ласки – просто потому, что они девочки. А вот мальчикам приходится не так сладко: если до годиков пяти-шести их еще тискают и позволяют всякие «телячьи нежности», то к началу школьного возраста такие проявления нежности начинают постепенно сокращаться, а то и вовсе исчезать. Что, собственно, не есть гут. Потому как это еще большой вопрос – кому ласка и тепло нужны больше: мальчику или девочке.
   Между прочим, «заласканный ребенок» – тоже явление малоприятное. Так что тут важно все-таки соблюдать меру. Но это так, «на будущее».
   Итак, родительское тепло. В принципе, категория в целом понятная. А вот в чем конкретно она заключается, скажет далеко не каждый родитель. В чем же? В первую очередь, в атмосфере доброжелательности к своему мальчику. Вообще, ко всем членам семьи, ибо большую ошибку совершают те, кто считает, что можно ограничиться сюсюканьем только с ребенком, тогда как отношения с другими членами семьи могут быть довольно напряженными.
   Тепло это безусловная поддержка.
   Это теплые слова одобрения и похвалы.
   Это готовность помочь в любую минуту.
   Еще это ласка, внимание и забота.
   О безусловной поддержке все же стоит сказать несколько слов: безусловная поддержка вовсе не означает, что мы будем выгораживать нашего мальчика в любой ситуации, что бы он ни вытворил. Не означает она и того, что мы будем одобрять любой его поступок, даже самый гадкий. Она означает только то, что в любой ситуации, в любой беде и при самых страшных проступках он все равно остается нашим сыном и мы все равно не отвергнем его. И самое главное – чтобы наш ребенок действительно это чувствовал.
   То же можно сказать и о похвале – хвалить, признавать заслуги и успехи, однако опять-таки – не до безумства, когда просто «захваливают» либо одобряют поступки, которые одобрять нельзя никак. Но хотя бы разок в день можно похвалить и просто так – потому, что он у нас есть. Самый лучший мальчик на свете.
   Готовность помочь – это помощь там, где она необходима. То есть там, где наш парень явно не справляется. Более того – это помощь в ситуации, где он сам просит о помощи. В иных ситуациях (кроме разве что самых экстремальных) помогать не стоит. Для парня любая помощь со стороны является прямым указанием на то, что он сам не способен это сделать. А это, как-никак, удар по самолюбию. То есть – душевная травма.
   Ласка это прикосновения, поглаживания и «обнимашки».
   Это ласковые слова, всякие «нежности» и признания в любви.
   Это любящий, теплый взгляд глаза в глаза.
   Ребенок, как маленький котенок, нуждается в том, чтобы его гладили, обнимали и тискали. Конечно, пока мальчишка еще мал, с такими проявлениями нежности проблем не возникает. Малыша можно и на коленки взять, и по головке погладить, и поцеловать в щечку. С возрастом такие проявления нежности становятся вроде бы неуместными, особенно в отношении сына. Он может элементарно стесняться, когда мама его целует либо гладит по голове, «как маленького». Тем не менее только прикосновения дают возможность физически, так сказать, материально ощутить заботу и ласку, которые необходимы, в общем-то, в любом возрасте. Поэтому – не меняя суть, меняем форму. То есть всяческие «обнимашки» и «щекотулечки» заменяем более сдержанными рукопожатиями, похлопыванием по плечу. Для пап существует еще одна древнейшая форма общения – шуточная борьба. А еще можно поправить одежду, стряхнуть пыль, пригладить сыну волосы. Просто посидеть рядом – бок о бок.
   О ласковых словах, наверное, знают все. Только не все их умеют произносить. А очень-очень многие даже не считают нужным. Мол, и так все понятно, раз забочусь – значит, люблю. Между прочим, это довольно распространенная ошибка – заменять одно другим. Мол, сам догадается. Но «догадываются» далеко не все и не всегда. Так не лучше ли действовать прямо? Любим мы нашего мальчика? Очевидный ответ – «да». Так давайте ему об этом так и скажем. И желательно не раз. Чтобы не забывал…
   – Ты у меня самый любимый на свете…
   – Молодец!
   – Я знал, что у меня такой хороший сын…
   А еще можно похвалить за помощь, за правильно выполненное домашнее задание, за хорошо убранную комнату. Да мало ли найдется дел, за которые можно похвалить! Впрочем, опять-таки помним золотое правило, которое звучит по-польски примерно так: «Цо задуже, то не здрове». То есть перебор здоровья не прибавит. Как и какой-либо иной пользы.
   В принципе, многие родители если не активно используют прикосновения и ласковые слова, то по крайней мере догадываются об их пользе и желательности. Однако о созидательной (равно как и разрушительной) силе обычного взгляда знают, увы, не все. А между тем это одно из самых сильных и верных средств. Взглядом можно приласкать. Можно напугать. Успокоить. Ввести в ступор. Направить. Обмануть. Разжалобить. Оскорбить. Взгляд может быть согревающим, как летний ветерок. Может быть обжигающим, как жар мартена. А может быть леденящим, как Ледовитый океан.
   В общем-то, в данном случае нас больше интересуют согревающие, поддерживающие и теплые взгляды. Может быть, как-нибудь попозже ознакомимся со взглядами строгими. А вот испепеляющие, леденящие и ненавидящие обойдем стороной. И без них зачастую жизнь бывает не слишком уютной.
   Прямой взгляд на незнакомого человека в психологии трактуют как открытую агрессию. В принципе, в животном мире так оно и есть: если животное пристально смотрит на вас, то, скорее всего, оно собирается напасть. Однако в мире людей не все так однозначно. Особенно когда эти люди хорошо знают друг друга. Например, как мама и ее сын.
   В такой ситуации меняется многое. Теперь обычный прямой взгляд воспринимается не как агрессия, а как насущная необходимость, как поддержка, подкормка жизненной силой, энергией любви. Взглядом можно передать многое – и этим нужно пользоваться.
   Даже так: необходимо пользоваться. Ребенок, которому не смотрят в глаза, не поверит ни вашим словам, ни вашим действиям. По крайней мере, будет чувствовать некоторую неуверенность, недосказанность. К такому же, если не худшему, результату приведет взгляд холодный, безразличный, растерянный и даже просто усталый. Не годится взгляд бегающий, ускользающий, косящий. Только так:
   • прямо глаза в глаза;
   • достаточно долго – по крайней мере, на две-три секунды;
   • с улыбкой и в хорошем настроении.
   Вот это и будет как раз то, что надо. Самая натуральная, самая качественная «подзаправка», которую необходимо проводить регулярно. По крайней мере, несколько раз в день. А теперь попробуем вспомнить: а сколько раз сегодня мы смотрели в глаза нашему мальчику? Или так: а вообще смотрели?
   Понимаю, понимаю. Времени хронически не хватает. Тут успеть бы дела домашние поделать, а не в «гляделки» играть. Да и отдохнуть бы от всего – и от детей любимых в том числе…
   Что поделать – все мы люди, все устаем и иногда просто отчаянно нуждаемся в покое, в отдыхе. В этом нет ничего криминального.
   Только вот, положа руку на сердце: а разве мы на самом деле так заняты, что просто не в состоянии выкроить минутку-две на общение с нашим ребенком? Сколько дел мы переделываем, приходя с работы? Перелистываем прессу? Смотрим последние новости? Обзваниваем всех знакомых? Сидим в «Одноклассниках»? Может быть, действительно, в число этих неотложных и очень важных дел нужно включить еще одно. Да, да – именно как дело, как работу – необходимую и каждодневную. Работу, которая называется воспитанием сына.
   В этой работе есть свои трудности, однако будем справедливы – есть и приятные моменты. Ребенок умеет быть благодарным, когда ему посвящают время. А самое главное: вложение сил и средств в ребенка – это самое выгодное вложение. Потому что это вложение не только и не столько в его, сколько в наше будущее.
   Однако вернемся к нашим «гляделкам».
   Каков он на самом деле, этот такой необходимый родительский взгляд? А, в общем-то, разный. Он может быть заинтересованным, удивленным, веселым, длительным, печальным и даже укоряющим. Все эти взгляды, как и разнообразие в пище, необходимы вашему сыну не меньше, чем салатики и витамин С. Суть даже не в том, каким взглядом мы смотрим на своего ребенка. Это, конечно, важно, но самое страшное – когда мы на него не смотрим вовсе. Когда избегаем контакта взглядом. Когда прячем друг от друга глаза. Вот это – уже не просто дурной знак. Это – катастрофа.
   Поэтому попробуем хотя бы просто не прятать глаза, не отводить взгляд, не уходить от смотрящего на нас. Самое смешное, что иногда эти простейшие рекомендации кажутся чуть ли не невыполнимыми.
   Если же все вышесказанное для вас неактуально, уже хорошо. Тогда можно задаться вопросом: а каким взглядом я смотрю на своего ребенка? Что, какую энергию я передаю в этот момент?
   Хорошо бы, конечно, чтобы это была энергия любви, доброты и доверия.
   Специально «натренировать» такой взгляд нельзя. Тут нужны не тренировки, а настроение. Даже не так: нужны установки. Нужна любовь.
   Вот тут-то и кроется корень многих родительских ошибок. Ведь трудно найти родителя, который признается, что не любит своего ребенка. Нет, такое, конечно, бывает. И это вовсе не повод считать подобного папу или маму монстром. Однако большинство все-таки своих детей любит и, в общем-то, по-своему желает им добра. Потому советы типа «вы должны любить своего ребенка» или «смотрите на него с любовью» воспринимаются как обыденная наивная болтовня. Зачем напоминать о том, что и так наличествует как данность?
   Но вот беда – все далеко не так однозначно. Любить и уметь выказывать свою любовь – это совершенно разные вещи. Вещи, которые вовсе не являются синонимами.
   Многие, очень многие папы и мамы были бы просто поражены, услышь они открыто выраженное мнение своих собственных детей о них, родителях. Очень часто дети боятся родителей. Не доверяют им. Считают, что мама с папой их не любят.
   Такие открытия повергнут в шок любого. Действительно: как же так? Стараешься, все ради него, ничего не жалеешь – и тут: «Меня не любят»!
   Почему?!! Откуда это?
   А потому, что дети – они тоже далеко не экстрасенсы. Каким образом можно догадаться, что тебя любят и ценят, если тебе об этом просто не говорят?
   Как можно поверить в то, что ты – самый дорогой и желанный, если тебе не хотят купить сущую мелочь – игрушечный пистолет, а подсовывают на день рождения сто лет тебе не нужные ботиночки и рубашечки?
   В конце концов, когда любят – то ведь целуют и обнимают, не так ли?
   Вот, собственно говоря, и весь секрет.
   Любовь нужно показывать.
   И взглядом в том числе.
   Лучше – внимательным и доброжелательным.
   А еще – добрым словом. В котором обязательно должно быть признание в любви. Пусть завуалированное, пусть весьма скромное – но признание.
   – Как бы я без тебя жила, сынулька?
   – Рад тебя видеть!
   – Давай посидим вместе, а?
   А причем тут биоэнергетика? А вот как раз любовь и есть эта самая живительная биоэнергия, без которой ребенок существовать не может. Иначе он очень скоро перестает быть ребенком.
   Впрочем, вернемся к вопросу, который мы ставили чуть ранее: о качестве биоэнергетического «топлива».
   Наш мальчик нуждается во внимании – да.
   В любви – несомненно.
   В помощи – конечно.
   Однако!
   Все это должно быть КАЧЕСТВЕННЫМ.
   Именно так – иначе любая подпитка пойдет не во благо. Помните? Лучше не пить вовсе, чем напиться из лужи. Впрочем, ситуации могут быть самыми разными. И все же – о качестве.
   Что такое качественное внимание?
   Это вовсе не означает, что мы должны таращить глаза, силясь не упустить ни малейших нюансов, происходящих с нашим мальчиком. Совсем нет. Качественное внимание – это, собственно говоря, время, отданное только ему одному. Безо всяких отвлеканий и посторонних дел. Пусть часок, полчасика, пятнадцать минут – но только для него. Выслушиваем не перебивая, разговариваем, не отвлекаясь на звонки, реплики со стороны и неотложные дела, находимся вместе, не отлучаясь на кухню, в соседнюю комнату или к соседке за новостями.
   Совсем несложно, правда? И главное, ничего особенного от нас не требуется: просто некоторое время побыть с ним. Сколько? Зависит от многих причин. От того, насколько «заправлен» наш мальчишка. То есть: если он достаточно бодр и весел, – длительная заправка не понадобится. Парочка минут – и можно заниматься своими делами. Если же ему плохо, он грустит, подавлен или капризничает – значит, нужно выкроить побольше времени. Столько, сколько хватит на то, чтобы наш парень оживился, разговорился и снова вспомнил, что его ждет уйма интересных и неотложных дел.
   Что же с качественной любовью? Как это сделать: заставить себя полюбить качественно?
   А никак. Никак нельзя заставить полюбить. Более того: этого и не нужно делать. Совсем. Хотя бы по той причине, что родительская любовь либо есть, либо ее нет. Если ее нет – говорить о каком-то качестве нет смысла. Как нет смысла и читать эту книгу. Книга не научит любить, а любые воспитательные методики, даже самые «продвинутые» никогда не заменят родительскую любовь. Никогда и никак!
   Что же тогда с качеством? А вот что: качественным должно быть проявление нашей любви. Именно так. Большинство родителей своих детей любят. Что, конечно, замечательно. Но из этого большинства только единицы умеют проявлять, показывать свою любовь. А не показывать любовь своему ребенку практически равносильно тому, что его не любить. По крайней мере, для него.
   Ну а как это – показывать свою любовь?
   Элементарно.
   Объятиями.
         Поцелуями.
               Признаниями в любви.
                     Обменом взглядами.
                           Помощью и доверием.
   Нет-нет, ничего не перепутано. Я прекрасно помню, что наша книга – о мальчиках. Да-да, эти самые девчачьи нежности – поцелуйчики, обнимашки и секретики на ушко – они жизненно необходимы не только дочуркам, но и сыночкам. И еще как!
   Правда, с возрастом проявления любви меняются. То, что подходило дошколятам, уже не столь уместно в младших классах или совсем не уместно в подростковом возрасте. Но меняются лишь формы, суть же остается единой. Повторюсь: объятия, поцелуи, признания в любви – в общем, все вышеперечисленное – нужно мальчишкам в любом возрасте. Еще раз: в любом.
   Однако большой ошибкой будет считать, что нашему мальчишке нужны только поцелуйчики да обнимашки. Конечно-конечно, скорее всего, он их очень любит, но… Но ведь нужно как-то и воспитывать, не правда ли? Хотя бы потому, что кроме него одного, любимого, есть еще мы. А потому плавненько переходим к другой теме – к теме сугубо воспитательной.

Глава 4
Воспитание: кнут или пряник?


   Длинноносый мальчик из сказки, помнится, крайне отрицательно относился к воспитательным поползновениям одной своей знакомой с голубыми волосами. Воспитательный эксперимент этой юной Мальвины полностью провалился, о чем свидетельствовало заключение Буратино в темный чулан. Так сказать, в целях исправления. Сказка, конечно, но самое удивительное, что сценарий этой сказки повторяют тысячи родителей из года в год.
   Сценарий этот довольно незатейлив и включает, в общем, всего три действия.
   Действие первое: родители вдруг обнаруживают, что их чадо выглядит несколько запущенным в плане воспитания, и принимают в целом мудрое решение начать воспитательный процесс.
   Действие второе: сам воспитательный процесс, стремительный и нежданный – как самум в пустыне Сахара. Начинается обычно внезапно и практически непредсказуемо для ребенка. Не имеет четкого плана и цели. Носит скорее разрушительный, нежели созидательный характер. Как правило, заканчивается полным провалом. То есть, попросту говоря, ребенок либо отказывается выполнять требования родителя, демонстрируя полное неприятие воспитательных мер, либо тихо саботирует процесс. В итоге наступает третья, заключительная фаза стихийного воспитания.
   Действие третье: «разборка полетов». Как правило, виновным назначается объект воспитания, то есть сам ребенок. Естественно, не обходится и без заслуженного наказания – символического (впрочем, иногда совершенно реального) чулана. Занавес. Зрители уходят, актеры готовят новый спектакль.
   Несмотря на то, что сценарий этот целиком переписан из известной сказки, он реально повторяется во многих семьях, в самом что ни на есть настоящем «реале». Более того: боюсь, что именно этот вариант «воспитания» и остается у многих единственно возможным.
   А вообще – какое оно бывает, это самое правильное воспитание?
   Насчет «самого правильного» не скажу – не знаю. Но воспитательных методик, тактик и систем превеликое множество. И даже беглое ознакомление с ними может основательно утомить и, что гораздо хуже, дезориентировать. То есть привести родителя к состоянию тихого помешательства, когда он не сможет не то что выбрать нечто свое, но и вообще найти какие-то единые решения в порой весьма противоречивых воспитательных советах.
   Как не слишком большой поклонник каких-либо систем и методик, я предпочитаю не ограничиваться какими-либо жесткими направлениями. Живое, в общем-то, тем и отличается от мертвого, что пребывает в движении. И движения эти порой не вписываются ни в какие рамки. Однако некоторые общие правила – даже, скорее, не правила, а находки, облегчающие жизнь и общение с нашим парнем, – могут нам все же пригодиться. Посему, как говорится, «в общих чертах».
   Не воспитывать своего ребенка мы не сможем в принципе. Мы можем вовсе не обращать на него внимания – и тем не менее все равно будем заниматься воспитанием. То есть воздействовать на него – своим поведением, к примеру. Глубоко ошибаются те родители, которые считают, что «воспитание» – это нотации и нравоучения. Отнюдь. Воспитание – это любое воздействие на ребенка. Любое. Взгляд. Поступок. Слово. Ситуация. Все что угодно. Глядя на нас, наш мальчик обязательно будет делать свои выводы – может быть, просто бессознательно. И обязательно будет «воспитываться». Другой вопрос, насколько нам впоследствии понравятся плоды такого «воспитания».
   Так что иной раз не мешало бы направить процесс в нужное нам русло. И вот тут вырисовываются два основных пути.
   Первый – это воспитание жесткое, строгое, практически диктаторское.
   Второй – напротив, подразумевает мягкость, большую степень свободы и самостоятельности ребенка, а также позицию родителя как товарища, а не начальника.
   Что включает в себя жесткое воспитание?
   В первую очередь, это строгая дисциплина. Достигается она порой не слишком популярными методами: наказанием (в том числе и физическим), неусыпным контролем, постоянными нотациями и нравоучениями, «накачиванием» пресловутого родительского «авторитета», который не в последнюю очередь базируется на страхе.
   Жесткое воспитание требует от родителя минимум творческих усилий, зато максимум физических. А как иначе, если приходится (по крайней мере, на первых порах) контролировать каждый шаг своего чада. Базируется этот тип воспитания на нескольких китах, или правилах, нарушать которые детям строго не рекомендуется. Формулируются эти правила примерно так.
   1. Родитель всегда прав. Если родитель не прав, смотри пункт первый.
   2. Папа (или мама) сказал – нужно сделать. Если не согласен с приказом – сначала выполни, потом возмущайся.
   3. Обязательно наличествует набор обязанностей (или, если хотите, повинностей), которые обязан выполнять каждый член семьи.
   4. Четко прописано, что такое «хорошо», а что такое «плохо». За «хорошо» можно получить конфетку, за «плохо» – вполне вероятно – ремня.
   5. Лишнее свободное время – враг порядка. Поэтому без работы (необязательно полезной) никто сидеть не будет.
   В принципе, подобная воспитательная практика при умелом подходе очень скоро приносит свои плоды. Со стороны семья, где практикуются диктаторские меры воспитания, выглядит достаточно неплохо: дети послушны, приучены к труду и ведут себя более или менее прилично. В доме, как правило, порядок, вещи лежат по своим местам, все прибрано и производит впечатление системы.
   Что, собственно, дает жесткое воспитание?
   • Четкость и простые алгоритмы, что и как делать;
   • дисциплину и относительный порядок;
   • освобождение родителей от необходимости ломать голову над сложными педагогическими проблемами;
   • контроль над поведением своих детей;
   • и, в качестве приятного бонуса, ощущение себя настоящим боссом.
   Мягкое воспитание не подразумевает строгого контроля, дисциплины и обязательного исполнения каких-либо правил. Основные инструменты родителей «мягкого стиля» – уговоры, договоренности, личный пример. Иногда – откровенный подкуп и простой, но подчас весьма эффективный прием, именуемый «дави на жалость».
   В отличие от жесткого метода, здесь предполагается большая творческая активность родителя. То есть приходится ежедневно ломать голову над тем, как выйти из той или иной ситуации. Ведь как ни крути, семейная жизнь полна не только улыбок и отдыха, но и каждодневных, рутинных, а порой и откровенно нелюбимых занятий. Домашние задания, уборка своей комнаты, постели, вещей; одевания-раздевания, помощь по дому, вынос мусора – да мало ли есть того, что не хочется, но «надо». Как быть, если слово «заставить» в этой семье стараются даже не произносить? Загадка…
   В мягком воспитании тоже есть свои правила, хотя они и существенно отличаются от правил воспитания жесткого. Правила эти могут быть сформулированы следующим образом.
   1. Главное – интересы ребенка. Задача родителя – не ущемить, не обидеть, не надавить.
   2. Наказанием мы воспитываем раба, потому – только уговоры и сотрудничество.
   3. Максимум свободы и минимум ограничений – секрет истинного воспитания.
   4. Если что-то пошло не так, ищи причину в себе, а не в ребенке.
   5. Тотальный контроль убивает самостоятельность.
   Мягкая методика не столь скоро дает результаты, как жесткая. Иногда кажется, что мягкое воспитание – это вовсе никакое не воспитание, а сплошное попустительство и воспитательная беспомощность. Однако это не совсем так. В мягком воспитании, равно как и в жестком, есть свои плюсы, и эти плюсы довольно значительны.
   • Мягкое воспитание на самом деле воспитывает самостоятельность;
   • как правило, сохраняет теплые и дружественные отношения в семье;
   • в потенциале дарит большую свободу детворе;
   • позволяет «освободить руки» от тотального контроля;
   • практически исключает стрессы наказаний.
   Какой тип воспитания лучше? Интеллигентный родитель воскликнет: «Что за вопрос! Конечно – мягкий!» Всем известно, что бить ребенка нельзя, наказывать – вредно, а приказывать – значит убивать инициативу. Конечно-конечно, лучше с добром и улыбкой. Кто спорит? Однако далеко не все так однозначно. Жизнь в целом и воспитание в частности – довольно динамичные понятия. Зачастую они не вкладываются ни в какие рамки. В иных ситуациях самое эффективное и даже гуманное решение может быть одновременно и самым жестким. Иным детям просто необходима твердая рука. И порой мы просто задыхаемся от отсутствия элементарного порядка и дисциплины. Поэтому однозначно что-то отбрасывать, пытаясь соблюсти «чистоту эксперимента», зачастую не просто неумно, но и опасно.
   А теперь внимание, вопрос: какой тип воспитания практикуете вы? Даже скорее так: какого типа воспитания у вас больше – жесткого либо мягкого?
   Чтобы было легче определиться, попробуйте ответить на вопросы импровизированной анкеты. Вопросы в ней простенькие, и, думаю, классификация ответов не будет для вас большой загадкой.
   1. Нужно, чтобы ребенок что-то сделал. Вы:
   а) просто прикажете;
   б) попробуете убедить его в необходимости работы;
   в) выполните поручение сами.
   2. Выбирая вашему мальчишке новый костюм, вы:
   а) берете то, что считаете нужным;
   б) советуетесь с сыном;
   в) покупаете только то, что он выберет сам. 3. Деньги на карманные расходы:
   а) если и даете, то только на конкретные покупки под строгим контролем;
   б) регулярно выделяете определенные суммы;
   в) считаете, что ребенок не должен ни в чем себе отказывать, со всеми вытекающими…
   В принципе, даже этих трех вопросиков будет достаточно, чтобы составить картину вашего стиля воспитания. Наверное, мои комментарии будут излишними, однако все же для пущей ясности поясню: ответы под буквой «а» есть ярко выраженные представители «жесткого» стиля воспитания.
   Те, которые скрываются под буквой «б», представляют собой «мягкий» стиль в его довольно умеренном виде.
   А вот буква «в» однозначно указывает не просто на слишком мягкий стиль воспитания, а, скорее, на отсутствие какого-либо стиля вообще.
   Определили свой стиль воспитания? Уже хорошо. Но какая нам от этого польза? Что, собственно, дает нам это знание?
   Кое-что все же дает.
   Зная свою манеру воспитания, можно взглянуть на себя «со стороны», увидеть сильные и слабые стороны и вовремя подкорректировать воспитательную политику.
   В самом деле – зачем блуждать в трех соснах, когда многие пути уже пройдены до нас и их результаты давно известны?
   Однако ближе к практике. Какие опасности и подводные камни подстерегают приверженцев жесткого воспитания?
   Этих опасностей немало.
   Говоря обобщенно, ни один, ни другой метод не являются идеалом в своем чистом виде. То есть воспитывать ребенка исключительно «жесткими» или исключительно «мягкими» методами не то чтобы не получится – это будет настоящим преступлением и против ребенка, и против самих приверженцев «чистоты» методики. То есть при применении «жесткого» метода в его, так сказать, чистом виде мы попадаем в порочный круг. Со временем тотальный контроль и система наказаний начинают нивелироваться, терять свой угрожающий потенциал. Для того чтобы как-то сохранить видимость порядка, приходится постоянно ужесточать наказания и усиливать контроль. Повторяю: постоянно.
   Конечно, есть и другой вариант. Называется он «откручивание гаек». То есть время от времени мы позволяем своему чаду несколько больше, чем обычно. Как правило, периоды этой «оттепели» заканчиваются достаточно быстро: стоит ребенку расшалиться или выйти за строго ограниченные нами рамки, как тут же начинается новая волна «репрессий». Своеобразные отливы и приливы: шаг вперед – два шага назад. Впрочем, даже при таком варианте мало что меняется: необходимость усиливать контроль и совершенствовать методы наказания будет главной составляющей воспитания.
   Естественно, такой подход ведет в тупик. Усиливать репрессии в отношении собственного ребенка – это, согласитесь, рецепт не для любого родителя. К тому же жесткие методы не слишком-то приветствуются окружением, и рано или поздно родитель, который слишком уж «зажал гайки», вынужден будет объясняться перед окружающими – начиная от классного руководителя и заканчивая участковым. Перспектива не из самых приятных.
   И главное – ресурс репрессий не безграничен. Рано или поздно «резьба» срывается. И тогда родители сталкиваются с бунтом, безжалостным и беспощадным.
   Однако это не единственная опасность жесткого воспитания.
   Оно действительно убивает инициативу и самостоятельность. Опять-таки, речь идет о «чистом» жестком воспитании, когда другие варианты, кроме безусловного подчинения ребенка родителю, не рассматриваются. К счастью, такая воспитательная система встречается нечасто.
   При жестком диктате родителей нашему мальчишке ничего не остается, как тупо исполнять то, что прикажут, а любые проявления инициативы не то чтобы являются наказуемыми – просто проявлять инициативу не возникнет никакого желания. На выходе мы получаем весьма посредственного исполнителя, но никак не творца.
   Впрочем, это сухая теория. На практике же, к счастью, не все зависит от родителей. И зачастую в семье с самыми что ни на есть тоталитарными методами воспитания могут вырасти весьма креативные детишки.
   Слишком жесткое воспитание порождает конфликт поколений. Дети и родители в таких семьях по разные стороны баррикад, а это обязательно накладывает свой отпечаток на отношения между ее членами. По крайней мере, поддерживать теплые и доверительные отношения с ребенком, которого регулярно наказываешь, довольно сложно. Хотя, как показывает жизнь, возможно и такое.
   Может быть, «мягкое» воспитание будет лучшим выбором? Может быть. В определенных ситуациях – даже наверняка. Но далеко не всегда и не с любым ребенком.
   Главная слабость «мягкого» воспитания в том, что оно рассматривает воспитательную работу практически исключительно с позиций ребенка, учитывая только его интересы. Но у любого, даже самого замечательного (а они все замечательные, потому что – наши) ребенка есть не только интересы, потребности и вполне разумные запросы, но и капризы, истерики, вспышки ярости, злости, проявления скупости и цинизма. Как быть с этим? Нет, конечно, можно и эти явления окрестить каким-нибудь умным красивым словцом и объявить «вполне нормальным явлением». Увы, если для ребенка это и «вполне нормально», то нам, взрослым, терпеть подобные выходки изо дня в день может быть не просто неприятно, но и весьма и весьма накладно, причем в различных планах.
   Конечно, можно уговорить. Убедить. Показать на собственном примере. Задобрить или подкупить, в конце концов. И может быть, он послушается. Даже, вероятно, выполнит то, что мы попросим. А возможно, даже исправит свое поведение. Подкорректирует, как сказал бы современный школьный психолог. Вопрос в другом: сколько на это понадобится времени? Усилий? Терпения, наконец?
   А если этого времени нет? А если силы уже на исходе? А если мы устали, раздражены, спешим, плохо себя чувствуем – а он не унимается? А ему – наплевать? Более того – как специально издевается над своей мамой (или папой?). Вот тут-то «мягкий» метод и дает свою слабину. Ибо в данном случае он вынуждает тянуться за ребенком, а не управлять им.
   «Мягкая» метода сложнее жесткой. Родитель должен иметь в своем арсенале немало разнообразных средств, чтобы хоть как-то воздействовать на свое чадо. Впрочем, можно пустить все на самотек – и, как ни странно, воспитательный процесс не прекратится и в этом случае. Он только изменит свое направление. И теперь не родители станут воспитывать детей, а дети будут воспитывать своих родителей. Со всеми вытекающими, разумеется. Хотя и этот вариант иногда позволяет семье хоть как-то существовать.
   Еще одним достаточно неожиданным недостатком «мягкой» (или лучше сказать слишком мягкой) методы воспитания является то, что она в известной мере лишает ребенка детства. Это утверждение лишь на первый взгляд кажется парадоксальным. На самом деле ничего необычного здесь нет. Детство – это не только шалости, свобода от большинства взрослых обязанностей и масса свободного времени (хотя с этим у современных ребят туговато). Детство, помимо всего прочего, включает в себя еще и вертикальную иерархию родитель – ребенок, и чувство уверенности в папе и маме, и ощущение мощного родительского тыла, которое дает ту искреннюю беззаботность, присущую только детству. Есть родители, которые решают, работают, карают и милуют. И есть дети. И между ними – четкое разграничение, позволяющее каждому оставаться в той роли, которую он играет в обществе. При слишком уж либеральном воспитании ребенок не ощущает себя ребенком – ибо не видит четких границ, поставленных родителями. Поэтому он зачастую вынужден играть недетские роли, мучительно подыскивая свое место в семье.
   Как ни странно, но родительское «нельзя» необходимо ребенку ничуть не меньше, чем «можно».
   Отчего так происходит? Попробую проиллюстрировать это простым примером. Представим себе, что мы собираемся переплывать реку. Прикидываем расстояние до противоположного берега. Нащупываем дно под ногами. Оцениваем температуру воды. Наконец, рассчитываем свои силы и принимаем решение – плыть или нет.
   А теперь представим, что нам завязали глаза и просто приказали – «плыви». Каково?
   Какое отношение имеет эта история к родительским запретам и ограничениям? А самое прямое. Ребенок, которому позволяют все, для которого существует только слово «можно» и слово «хочу», подобен пловцу с завязанными глазами. Он не видит берегов, не видит границ. Не понимает, куда плывет и как далеко придется плыть. Он дезориентирован. Родительские «нельзя» как раз и являются теми ориентирами, которые четко ставят границы: вот это – твоя территория. Вот это – твои «берега». Дальше «заплывать» – пока нельзя.
   Капризничая, не слушаясь, нарушая запреты, наш мальчик на самом деле проверяет маму с папой: а сколько можно? Уже «нельзя» или еще чуть-чуть «можно»? А если свернуть в другую сторону, то что будет? Он не просто бунтует – он вопрошает. Не клянчит себе больше льгот и свободы, а именно спрашивает: где они – границы «можно»? И вместо четкого ответа довольно часто попадает в болото глупых родительских уступок. Болото, в котором чрезвычайно трудно нащупать так необходимое ему твердое дно… Пловец с завязанными глазами. Что чувствует он, барахтаясь в полной темноте и неведении?
   Впрочем, хватит лирики. Надеюсь, читатель сделал для себя вывод и оценил прелести той или иной формы воспитания. Может быть, даже выбрал для себя один из стилей.
   А может быть, и не стал выбирать. Потому что есть вариант третий, некий срединный путь между этими крайностями. В самом деле, если крайние формы порождают весьма негативные последствия, то вполне разумно от этих крайностей отказаться.
   Почему бы не комбинировать оба стиля? Они вовсе не исключают друг друга. Более того, каждый из этих стилей взаимно дополняется другим. И конечный результат этой комбинаторики (хотя о конечном результате в воспитательном процессе говорить как-то не совсем верно) может быть довольно привлекательным.
   То есть: используйте тот стиль, который ближе вашему мировоззрению. Однако не стоит бросаться в крайности. И всегда помните: диктатуру иной раз очень полезно «разбавлять» либерализмом, и наоборот – в иных ситуациях самым лучшим выходом будет проявить родительскую твердость.

Глава 5
«Не могу», «не хочу» и «не буду» и как с этим бороться


   Да, наверное, с дочерьми проще. В некотором смысле. Девочки как-то охотнее подчиняются, более послушны и вообще – с ними меньше проблем. Разве что повышенные запросы в отношении гардероба да косметики. Но это обычно позже, к старшему (иногда среднему) школьному возрасту. Опять же: как правило. А из всякого правила существует исключение. И зачастую не одно.
   Но нам посчастливилось иметь сына. То есть, опять-таки по определению, сложностей с послушанием ожидается на порядок больше.
   Хотя бывает и наоборот. В жизни вообще – все бывает…
   В принципе, любой ребенок послушен, добр и ласков, пока не наступает момент, когда нам от него что-то надо. Все равно что: убрать игрушку, самостоятельно одеться, минутку помолчать, пока мама говорит по телефону, скушать такой невкусный суп, когда в холодильнике спрятан такой вкусный торт, начать делать уроки, если как раз сегодня сосед принес новую игру…
   В общем, налицо обычное столкновение интересов. И тут начинается самое захватывающее. Замечательно, когда на наше «надо» мы получаем ответ «хорошо» или «сделаю». Еще лучше, когда этот ответ на самом деле будет подкреплен реальными действиями. Но такая идиллия бывает далеко не всегда. И тогда…
   …не хочу!
   …не буду!
   …отстань!
   …мне некогда!
   …а чего я?!
   Уйма вариантов, суть которых сводится к одному: выполнять наши указания любимое чадо явно не собирается.
   Впрочем, сопротивление может быть и пассивным. И даже совсем не явным. Или прикрытым фальшивой готовностью, за которой стоит явный саботаж. Это когда…
   …мам, я потом!
   …сейчас фильм досмотрю!
   …я бы помог, но… (ох, тут вариантов!)
   …да ладно, конечно, сделаю! (перевод: «только отвяжись»)
   А бывает еще упорное игнорирование. Говори не говори, а ему – что об стену горох. Молчит, и все. Как будто и не замечает. Самая противная форма отказа. Действительно, истинное испытание для любого родителя.
   Ну как? Сталкивались с такими ситуациями? Нет? Позвольте не поверить. Хотя, может быть, вам действительно повезло, и у вас в семье просто не бывает ситуаций, когда сын не слушается мать или отца. Тут возможно два варианта: либо родители в этой семье – педагогические гении (что вряд ли), либо мне чрезвычайно жаль этого мальчика (вот второе встречается нередко).
   Ну а ежели сталкивались, то наверняка помните крайне неприятные ощущения, возникающие в подобных случаях.
   Злость, бессилие, раздражение, разочарование… Никакого позитива, правда? В общем-то, крайне неприятно сознавать, что родимое дитя, для которого ты в лепешку готов (готова) расшибиться, вдруг ни во что тебя не ставит. Не удосужится даже пальцем пошевелить ради любимого папочки/мамочки. И в кого он такой…
   Знакомо? Тогда с подробностями. Кто с такими проблемами не сталкивается либо успешно их разрешает – можно пока отдохнуть.
   Итак, не хочу и не буду. Обычно эти слова ставят рядом, а тем не менее это совершенно разные понятия. Совершенно! И разница между ними настолько существенна, что остановиться на ней стоит как можно подробнее.
   Итак, наш мальчик капризничает. Уперся рогом и все – не хочет выполнять наших указаний. Нет, и хоть кол на голове теши! Что ж это такое?
   Хотелось бы дать простой и практичный совет, однако… Однако подобная ситуация ставит в тупик всех без исключения. Конечно, есть какие-то автоматические варианты, вроде:
   – Я кому сказал!!!
   – Никаких гвоздей!!!
   – Сию же минуту!!!
   Но! Вот беда, бывают ситуации, когда эти волшебные слова, а равно и действия, которые обычно за ними следуют, не срабатывают вовсе. Отчего?
   Потому что иной раз действительно ребенок не может.
   Вот ведь потеха: живем рядом годами, кажется, знаем друг о друге все – а на практике получается, что многие вещи для нас не то чтобы неизвестны – а вообще могут оказаться открытием!
   К чему это я? А к тому, что иногда дело не в желании, а в возможности.
   Руслик как-то не особенно любил одеваться. Особенно утром, когда нужно было собираться в садик. Сами знаете – одним в школу, другим на работу, а вот Руслику – в садик. Все спешат, рано, спать хочется, не до капризов… А вот не одевается – и все тут. Что ты будешь делать! Упрашиваю – ноль эмоций. Упорное молчание и бездействие. Стараюсь по-хорошему. Никаких сдвигов. Уговариваю. Хоть бы хны. Стоит, как будто не слышит. Так ведь умеет же одеваться, паразит! Постепенно закипаю. Да что там постепенно! Еле сдерживаюсь. Второй вариант: нажимаю. Грожу. Всеми карами, которые предусмотрены в качестве наказаний: не получишь, не поведем, не купим… Ничего. Ноль эмоций. Вот ведь негодяй! Доиграется! Еще секунда – и как получит по мягким тканям! А что – сам напросился! Ишь ты – не слушает! Одевай его! Впрочем, одевать-то все равно нужно. Времени нет совсем… Хватаю курточку, сапожки… Куртку надевает сам. Сапожки – даже не собирается. Хватаю за ногу, натягиваю правый… Ого… Не очень-то получается. Туго идет, особенно на толстый зимний носок… Это у меня-то, взрослого человека. Получается – самому-то Руслику сапог не одолеть! Вот и стоит, неприкаянный: папа бесится, а задание-то невыполнимое…
   Отчего же не надевал хотя бы то, что может? А потому, что задание было – «одеваться». Один из этапов этого приказа оказался непосильным, поэтому все задание в конце концов провалилось бы. Четырехлетний ребенок это просчитал и обреченно ждал наказания – хотя наказать как раз следовало бы папу: соотносить нужно требования с возможностями.
   Наш ребенок – всегда загадка. Зачастую он понимает больше, чем мы думаем. И соображает лучше, чем мы можем представить. А иногда бывает наоборот: мы воображаем, что он уже все умеет, а наш мальчик этого еще и не проходил… Что ж делать-то?
   Ну, что… Спрашивать, наверное. У него самого спрашивать.
   – Руслик, а сам ты можешь надеть сапожки?
   – Неть, папа… Они отень тязело надеваюцца.
   Вот чего бы раньше не спросить…
   А еще – самая простая, самая элементарная наблюдательность. На чем «спотыкается»? Что именно «не любит»? Почему отказывается от одного, зато охотно делает другое, не менее трудное?
   Давайте запомним: «не может» бывает не только физическим, но и практическим – то есть на уровне навыка. Иногда «не может» – это просто «не умеет».
   Тут просто – научите, и будет «мочь». Впрочем, если у нашего парня просто не хватает силенок – тут еще проще: помогите сами. И всего делов.
   Но бывают ситуации иные. Это когда и умеет, и может – но не хочет, и все тут. Вот эти ситуации требуют совершенно другого подхода. Даже не подхода, а подходов, ибо вариантов в этом случае намного больше, нежели в вышерассмотренных.
   Как отличить ситуацию «не может» от ситуации «не хочет»? В принципе, не так уж и сложно. Немножко наблюдательности, немножко здравого смысла – и все становится понятным. Приметы «не хочет» могут быть самыми разными:
   • раньше делал, теперь – нет;
   • обычно справляется и с более сложными заданиями;
   • даже не пытается попробовать, начать что-то делать;
   • выражение лица угрюмо-недовольное, капризное;
   • не желает уточнить, что именно не получается.
   Что делать в таких случаях? Собственно говоря, ситуация «не хочу» – это уже открытое неподчинение родителям. Конечно, ребенок имеет право на свое мнение, на личную свободу и на свои желания. Но как быть, когда эти права и желания вступают в противоречие с нашими, родительскими?
   В связи с этим вопросом позволю себе маленькое лирическое отступление.
   В современной практической психологии прочно укоренилось понятие свободы от какого-либо долга перед другими. То есть настойчиво внушается формула: «Я никому ничего не должен», пришедшая прямиком из западной психологии. Формула на самом деле очень даже неплоха, и зачастую снимает значительную психологическую нагрузку с тех, кому это жизненно необходимо, – с невротиков, обладающих повышенным чувством долга и значительно сниженной самооценкой. Что верно, то верно: в такой ситуации действительно нужно во что бы то ни стало попытаться снять чувство тревоги, возникающее в результате совместного действия гремучей смеси из вины, ответственности перед всем и всеми и полным отрицанием собственной значимости. Начитанные родители переносят формулировку и на воспитание, искренне полагая, что нам ребенок также «ничего не должен», поэтому строить с ним отношения можно только на базе взаимных договоренностей и компромиссов – то есть на уровне Взрослый – Взрослый, по терминологии Эрика Берна. Говоря нормальным языком, такие родители обращаются с ребенком, как со взрослым.
   Но!
   Во-первых, замечательная формулировка «Я никому ничего не должен» сама по себе весьма сомнительна. Я бы, например, изменил бы ее значение на следующее: «Я не должен тому, кто ничего не дал мне». Думаю, эта формула будет более правильной и практичной. В самом деле: как можно назвать человека, который в ответ на помощь скажет: «Я тебе ничего не должен!»? Возможно, где-то в Аризоне его и поймут, но в славянской традиции подобного «товарища» назовут не иначе как сволочью. И дело даже не в том, что общество осуждает такое поведение. Отчего же не плюнуть на мнение общества, если оно противоречит моему? Дело в том, что подобное поведение будет этически неправильным. Долги нужно возвращать, а не накапливать. И тем более игнорировать их. Иначе мы вступаем в противоречие не только с обществом, но и с самим собой, с самыми глубинными слоями своей психики.
   Во-вторых, жить в реальном мире и не быть никому должным, ни от кого не зависеть может либо святой, либо идиот.
   Попробуйте сказать своему непосредственному начальнику что вы ему ничего не должны! Или заявите подобное в банке, где вы недавно взяли кредит!
   Причем же здесь наш парень? А вот причем. Ребенок, в отличие от взрослого, не может принять на себя всю полноту ответственности. Он нуждается в помощи родителей, дедушек с бабушками, воспитателей, просто взрослых людей. Нуждается гораздо меньше, чем считают очень многие родители, но больше, чем большинство родителей делают.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →