Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 1924 автомобиль Форда стоил 265$.

Еще   [X]

 0 

Джек Ричер, или Враг (Чайлд Ли)

автор: Чайлд Ли

Канун 1990 года. Военного полицейского Джека Ричера неожиданно переводят из Панамы, где он участвовал в операции по поимке диктатора Норьеги, в тишину кабинета американской военной базы в Северной Каролине. Ричер откровенно мается от безделья, пока в новогоднюю ночь ему не поступает сообщение, что в местном мотеле найден мертвый генерал. Смерть от сердечного приступа помешала ему исполнить какую-то сверхсекретную миссию. Когда Ричер прибывает в дом генерала, чтобы сообщить его жене о трагедии, он обнаруживает, что женщина убита. Портфель генерала исчез, и Ричер подозревает, что именно содержащиеся в нем бумаги стали причиной убийства.

Год издания: 2015

Цена: 109 руб.



С книгой «Джек Ричер, или Враг» также читают:

Предпросмотр книги «Джек Ричер, или Враг»

Джек Ричер, или Враг

   Канун 1990 года. Военного полицейского Джека Ричера неожиданно переводят из Панамы, где он участвовал в операции по поимке диктатора Норьеги, в тишину кабинета американской военной базы в Северной Каролине. Ричер откровенно мается от безделья, пока в новогоднюю ночь ему не поступает сообщение, что в местном мотеле найден мертвый генерал. Смерть от сердечного приступа помешала ему исполнить какую-то сверхсекретную миссию. Когда Ричер прибывает в дом генерала, чтобы сообщить его жене о трагедии, он обнаруживает, что женщина убита. Портфель генерала исчез, и Ричер подозревает, что именно содержащиеся в нем бумаги стали причиной убийства.


Ли Чайлд Джек Ричер, или Враг

   © Гольдич В.А., Оганесова И.А., перевод на русский язык, 2015
   © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015
* * *
   Памяти Аделы Кинг

Глава 01

   «Неужели сердечный приступ?» Возможно, именно такой была последняя мысль Кена Крамера, возникшая у него в голове ослепительной вспышкой страха, когда он перестал дышать и упал в пропасть. Он знал, что нарушил все правила. Ему не следовало находиться здесь с этим человеком, да еще имея при себе вещь, которую он должен был спрятать в более надежном месте. Но Крамер пренебрег этими правилами. Он решил сыграть и выигрывал. Он лидировал в игре. Наверное, он улыбался – до того самого мгновения, пока его не предал внезапный глухой удар в груди. И тогда ситуация повернулась на сто восемьдесят градусов. Успех превратился в катастрофу. И у него не осталось времени что-нибудь исправить.
   Никто не знает, что чувствует человек, когда его настигает смертельный сердечный приступ. Нет выживших, которые могли бы рассказать нам об этом. Врачи говорят о некрозе, тромбах, кислородном голодании и закупорке кровеносных сосудов. Они предсказывают учащенное сердцебиение. Они используют термины вроде «инфаркт» или «фибрилляция», но эти слова не имеют для нас никакого значения. «Ты просто падаешь замертво», – следовало бы им сказать. Кен Крамер так и сделал. Он упал замертво и унес с собой все свои тайны, а проблемы, которые он оставил после себя, чуть не прикончили за компанию и меня.

   Я сидел один в чужом кабинете, временно занятом мною. На стене висели часы без секундной стрелки – только часовая и минутная. Часы были электрическими и не тикали. Они хранили молчание, как и сама комната. Я внимательно следил за минутной стрелкой. Она не двигалась.
   Я ждал.
   Стрелка пошевелилась, перепрыгнув вперед на шесть градусов. Ее движения были механическими, затухающими, точными. Она дернулась разок, дрогнула и замерла.
   Минута.
   Одна прошла, другая началась.
   Еще шестьдесят секунд.
   Я продолжал следить за часами. Они долго, очень долго оставались в неподвижности. Затем стрелка дернулась еще раз. Новые шестьдесят градусов, новая минута, ровно полночь, и 1989 год превратился в 1990-й.
   Я отодвинул стул и поднялся из-за стола. Зазвонил телефон, и я подумал, что кто-то решил поздравить меня с Новым годом. Но оказалось, что я ошибся. Звонил гражданский коп, чтобы сообщить, что в мотеле в тридцати милях от базы обнаружено тело военного.
   – Мне нужен дежурный офицер военной полиции.
   Я снова сел за стол и сказал:
   – Это я.
   – У нас один из ваших, мертвый.
   – Один из моих?
   – Военный, – пояснил он.
   – Где?
   – В мотеле, в городе.
   – Как он умер? – поинтересовался я.
   – Скорее всего, сердечный приступ, – ответил коп.
   Я перевернул страницу настольного календаря с 31 декабря на 1 января и только после этого спросил:
   – Что-нибудь подозрительное?
   – Мы ничего такого не заметили.
   – А раньше вы видели сердечные приступы?
   – Сколько угодно.
   – Ладно, – сказал я. – Позвоните на пост в штабе, – и назвал номер телефона. – С Новым годом.
   – Разве вам не нужно сюда приехать?
   – Нет, – ответил я и положил трубку.
   Мне не нужно было туда ехать. Армия – большая организация, чуть больше Детройта и чуть меньше Далласа, и такая же несентиментальная, как оба этих города. В настоящий момент в ней насчитывалось около девятисот тридцати тысяч мужчин и женщин, представлявших все слои населения страны. Уровень смертности в Америке составляет примерно восемьсот шестьдесят пять человек на каждые сто тысяч, и в отсутствие продолжительных военных действий солдаты умирают не чаще и не реже обычных людей. В целом они моложе и здоровее, чем остальное население, но они больше курят и пьют, хуже питаются, переживают сильные стрессы, и им приходится делать разные опасные вещи во время учений. Так что уровень смертности в армии примерно такой же, как среди гражданских лиц. Иными словами, они умирают, как все. Произведите вычисления, сравнив процент смертности и состояние здоровья, – и вы получите двадцать два мертвых солдата в день: несчастные случаи, самоубийства, сердечные приступы, рак, инсульт, болезни легких, печени и почек. Результат такой же, как в Детройте или Далласе. Вот почему мне не нужно было туда ехать. Я не коп и не гробовщик.
   Часы ожили. Стрелка дернулась, подпрыгнула и успокоилась. Снова зазвонил телефон. Кто-то захотел поздравить меня с Новым годом. Сержант из приемной перед моим кабинетом.
   – С Новым годом, – сказала она мне.
   – И вас тоже, – ответил я. – Вы что, не могли просто встать и просунуть голову в дверь?
   – А вы не могли сделать то же самое?
   – Я разговаривал по телефону.
   – Кто звонил?
   – Никто, – ответил я. – Какой-то тип не дожил до Нового года.
   – Кофе хотите?
   – Конечно, – ответил я. – Почему бы и нет?
   Я снова положил трубку. К этому моменту я прослужил больше шести лет, и армейский кофе был одной из тех вещей, которые доставляли мне настоящее удовольствие. Без всяких вопросов он лучший в мире. А еще сержанты. Эта сержант родилась в горах в Северной Джорджии. Я познакомился с ней два дня назад. Она жила за пределами гарнизона на стоянке трейлеров, где-то среди холмов Северной Каролины. У нее был маленький сын. Она рассказала мне о нем, но о ее муже я не услышал ни слова. Она вся состояла из кожи и сухожилий и была жесткой, как клюв дятла, но я ей нравился. Я точно знаю, потому что она принесла мне кофе. Если ты кому-то не нравишься, он не станет носить тебе кофе. Вместо этого он с удовольствием вонзит тебе нож в спину. Дверь открылась, и сержант вошла с двумя кружками в руках – для меня и для себя.
   – С Новым годом, – снова сказал я.
   Она поставила обе кружки на мой стол и спросила:
   – А он будет счастливым?
   – Не вижу причин, чтобы ему не быть счастливым, – сказал я.
   – Берлинская стена уже наполовину разрушена. По телевизору показывали. Там устроили грандиозный праздник по этому поводу.
   – Рад, что у кого-то праздник.
   – Там куча народу, огромная толпа. Все поют и танцуют.
   – Я не смотрел новости.
   – Это произошло шесть часов назад. Разница во времени.
   – Они, наверное, еще празднуют.
   – У них в руках были кувалды.
   – Это не запрещено. Их половина – свободный город. Мы потратили сорок пять лет, чтобы он таковым оставался.
   – Скоро у нас не останется врагов.
   Я попробовал кофе. Горячий, черный, лучший в мире.
   – Мы победили, – сказал я. – Разве это не хорошо?
   – Нет, если ты зависишь от чека, который тебе выдает Дядюшка Сэм.
   Как и я, она была одета в полевую военную форму, предназначенную для лесистой местности. Рукава были аккуратно закатаны. Нарукавная повязка с буквами «ВП» («Военная полиция») располагалась строго горизонтально. Наверное, сержант закрепила ее булавкой в незаметном месте. Ее ботинки сверкали.
   – У вас есть камуфляжная форма для пустыни? – спросил я.
   – Я никогда не была в пустыне, – ответила сержант.
   – Они изменили рисунок. Теперь на форме большие коричневые кляксы – результат пятилетних исследований этого вопроса. Парни из пехоты называют свою форму «шоколадная крошка». Отвратительный рисунок. Его придется снова менять на прежний. Но им потребуется еще пять лет, чтобы это понять.
   – И что?
   – Если им нужно пять лет, чтобы изменить рисунок камуфляжной формы, ваш малыш закончит колледж прежде, чем они сообразят, что неплохо бы провести в армии сокращение. Так что вам не о чем беспокоиться.
   – Хорошо, – сказала она, нисколько мне не поверив. – Думаете, он сможет учиться в колледже?
   – Я с ним незнаком.
   Она ничего не ответила.
   – Армия ненавидит перемены, – сказал я. – А враги у нас будут всегда.
   Сержант продолжала молчать. В этот момент снова зазвонил телефон, она сняла трубку и ответила за меня. Послушала примерно одиннадцать секунд и протянула мне трубку.
   – Полковник Гарбер, сэр, – сказала она. – Из Вашингтона.
   Она взяла свою кружку и вышла. Полковник Гарбер являлся моим начальником, и, хотя он хороший человек, я не мог поверить, что он звонит мне через восемь минут после наступления Нового года просто по дружбе. Это не его стиль. Некоторые офицеры любят по большим праздникам изображать из себя эдаких развеселых свойских парней. Но у Леона Гарбера даже в мыслях такого нет, он никогда и ни с кем не стал бы вести себя подобным образом, и уж тем более со мной. Даже если бы он знал, что я нахожусь здесь.
   – Ричер у телефона, – сказал я.
   На другом конце наступило долгое молчание.
   – Я думал, ты в Панаме, – наконец заговорил он.
   – Я получил приказ, – ответил я.
   – Из Панамы в Форт-Бэрд? Почему?
   – Я не задаю таких вопросов.
   – Когда?
   – Два дня назад.
   – Удар ниже пояса, ты согласен? – сказал он.
   – Разве?
   – В Панаме, наверное, было намного веселее.
   – Там было неплохо, – подтвердил я.
   – И тебя уже поставили дежурить в новогоднюю ночь?
   – Я сам вызвался, – сказал я. – Хочу им понравиться.
   – Пустое дело, – заметил он.
   – Сержант принесла мне кофе.
   Он помолчал.
   – Тебе звонили по поводу трупа в мотеле?
   – Восемь минут назад, – ответил я. – Я отправил их в штаб.
   – А они перекинули свое сообщение дальше, в результате меня вытащили из-за стола.
   – Почему?
   – Потому что военный, о котором идет речь, – генерал с двумя звездами.
   Наступила тишина.
   – Мне не пришло в голову спросить, кто он такой, – проговорил я.
   Гарбер продолжал молчать.
   – Генералы тоже смертные, – заявил я. – Как и все прочие люди.
   Никакого ответа.
   – Там не было ничего подозрительного, – добавил я. – Он умер, и все. Сердечный приступ. Я не видел причин волноваться.
   – Это вопрос чести и достоинства, – сказал Гарбер. – Мы не можем допустить, чтобы генерал с двумя звездами лежал кверху брюхом на публике. Мы обязаны отреагировать. Кто-то должен там присутствовать.
   – Иными словами, я?
   – Я бы предпочел, чтобы это был кто-нибудь другой. Но скорее всего, ты сейчас единственный в мире трезвый офицер военной полиции. Так что это будешь ты.
   – Мне потребуется час, чтобы туда добраться.
   – Он никуда не уйдет. Он мертв. Кроме того, им еще не удалось найти трезвого патологоанатома.
   – Хорошо, – сказал я.
   – Веди себя уважительно, – посоветовал Гарбар.
   – Хорошо, – повторил я.
   – И вежливо, – добавил он. – За пределами гарнизона мы в их власти. Это гражданская юрисдикция.
   – Я знаком с гражданскими, – ответил я. – Встречался как-то раз с одним.
   – Но ты должен контролировать ситуацию, – сказал он. – Если ее потребуется контролировать.
   – Скорее всего, он умер в своей постели, – сказал я. – Как делают обычные люди.
   – Звони мне, если возникнет необходимость, – проговорил он.
   – Хорошая была вечеринка?
   – Отличная. Моя дочь приехала.
   Он повесил трубку, а я позвонил гражданскому диспетчеру и получил адрес и название мотеля. Потом я оставил свой кофе на столе и сообщил сержанту, что происходит, а затем отправился к себе, чтобы переодеться. Я решил, что «присутствовать» означает надеть зеленую форму класса «А», а не камуфляж для передвижения по лесистой местности.
   Я взял «Хаммер» в гараже военной полиции и, отметившись на посту у проходной, выехал через главные ворота. Мне удалось найти нужный мотель через пятьдесят минут. Пришлось проехать тридцать миль к северу от Форт-Бэрда по темной, непримечательной местности, где длинные одноэтажные здания с магазинами сменялись чахлыми лесами и пребывающими в зимней спячке полями со сладким картофелем. Все это было мне в новинку, потому что я никогда еще здесь не служил. На дорогах никого не было: все праздновали Новый год. Я надеялся, что мне удастся вернуться в Бэрд до того, как народ начнет разъезжаться по домам. Впрочем, я не сомневался, что гражданским автомобилям далеко до «Хаммера».
   Мотель находился среди низких зданий торгового центра, сгрудившихся в темноте около большой шоссейной развязки. В центре я заметил стоянку для грузовиков. А еще там имелась дешевая закусочная, которая работала в выходные, и заправочная станция, достаточно большая, чтобы на нее могли заехать восемнадцатиколесные грузовики. И бар, построенный из шлакобетонных блоков, без названия и окон, но зато с яркими неоновыми вывесками. Над ним светилась розовая надпись «Экзотические танцы», а парковка размерами не уступала футбольному полю. Тут и там на ней виднелись радужные бензиновые лужи. Из бара доносилась громкая музыка, вокруг в три ряда стояли припаркованные машины. Все сияло ядовитым желтым светом, который падал от фонарей. Ночь выдалась холодная, и на землю медленно опускался слоистый туман. Мотель располагался на противоположной стороне улицы, напротив заправки. Убогий, потрепанный, вытянувшийся в длину примерно номеров на двадцать. Он казался пустым. В левом конце находилась контора с символическим подъездом для машин и автоматом по продаже кока-колы.
   Первый вопрос: что мог делать генерал с двумя звездами в таком месте? Я был совершенно уверен, что Министерство обороны не стало бы устраивать никакого расследования, если бы он остановился в «Холидей-инн».
   У предпоследней комнаты были кое-как припаркованы две полицейские патрульные машины. А между ними стоял маленький простой седан. Холодный, покрытый изморозью. Самый обычный «Форд», красный, четырехцилиндровый. С лысой резиной и пластиковыми колпаками на колесах. Наверняка взятый напрокат. Я поставил «Хаммер» рядом с правой патрульной машиной и выбрался на мороз. Музыка, доносившаяся из бара на противоположной стороне улицы, стала громче. Свет в предпоследнем номере не горел, дверь была открыта нараспашку. Я решил, что копы специально выстуживают номер, чтобы наш старикан не созрел слишком рано. Мне ужасно хотелось на него взглянуть. Я еще никогда не видел мертвых генералов.
   Три копа остались в машинах, а один вышел ко мне. Он был в темных форменных брюках и кожаной куртке, застегнутой на молнию до самого подбородка. Никакой шляпы. Бляха, прикрепленная к куртке, сообщала, что его зовут Стоктон и он заместитель шефа полиции. Я его не знал, ведь прежде я никогда здесь не служил. Он был седой, лет пятидесяти, среднего роста, немного располневший, но по тому, как он изучал мои нашивки, я понял, что он, скорее всего, раньше служил в армии, как и большинство копов.
   – Майор, – сказал он вместо приветствия.
   Я кивнул. Точно, служил. У майора на погонах имеются маленькие, размером всего в дюйм, золотые дубовые листки, по одному с каждой стороны. Стоктон смотрел на меня снизу и сбоку, что не давало возможности хорошенько их разглядеть, но ему было известно, что они собой представляют. Значит, он различал чины. Кроме того, я узнал его голос. Это он звонил мне через пять секунд после полуночи.
   – Я Рик Стоктон, – представился он. – Заместитель шефа.
   Он был совершенно спокоен. Ему уже доводилось видеть смерть от сердечного приступа.
   – Джек Ричер, – сказал я. – Дежурный офицер ВП.
   Он тоже узнал мой голос и улыбнулся.
   – Вы все-таки решили приехать, – проговорил он.
   – А вы мне не сказали, что у вас тут генерал с двумя звездами.
   – Ну да.
   – Никогда не видел мертвого генерала, – признался ему я.
   – Мало кто видел, – сказал он, и по его тону я догадался, что он служил в армии рядовым.
   – Армия? – спросил я.
   – Морская пехота. Первый сержант.
   – Мой старик служил в морской пехоте, – сказал я.
   Я всегда это говорю, когда имею дело с морскими пехотинцами, обретая таким образом своего рода законный статус. И тогда они перестают относиться ко мне как к обычному пехотинцу. Но я стараюсь особенно не распространяться и не сообщаю им, что мой отец дослужился до капитана. Рядовые и офицеры не слишком жалуют друг друга.
   – «Хамви», – сказал он, глядя на мою машину. – Нравится?
   Я кивнул. «Хамви» – общепринятое сокращение от официального названия[1], полностью характеризующего возможности армейского «Хаммера». Это типично для армии: ты получаешь то, что тебе говорят.
   – Работает, как обещано в рекламе.
   – Слишком широкий, – сказал он. – Не хотел бы я управлять им в городе.
   – Перед вами пустили бы танки, чтобы расчищать дорогу, – успокоил его я. – Думаю, так и было задумано.
   Музыка из бара продолжала оглушительно греметь. Стоктон ничего не ответил.
   – Давайте посмотрим на мертвого генерала, – предложил я ему.
   Он провел меня внутрь, нажал на кнопку выключателя, и в прихожей зажегся свет. Затем нажал на другую, и свет вспыхнул в комнате. Я увидел самый обычный номер мотеля. Прихожая шириной в ярд со шкафом слева и ванной комнатой справа. Дальше прямоугольник двадцать на двенадцать футов с встроенными полками той же ширины, что и шкаф, и кроватью размером с ванную. Низкий потолок. Большое занавешенное окно в дальнем конце, на стене под ним – батарея и кондиционеер. Почти все предметы в комнате были изношенными, потрепанными, тусклого коричневого цвета. Сама комната казалась мрачной, сырой и убогой.
   На кровати лежал мертвец.
   Голый, лицом вниз. Он был белый, довольно высокий, лет шестидесяти. Сложен как стареющий профессиональный спортсмен. Как тренер. Я отметил, что у него вполне приличные мускулы, но, как и у всякого пожилого человека, вне зависимости от физической формы кое-где уже появился жирок. На бледных безволосых ногах виднелись старые шрамы. Жесткие седые волосы облепили череп, а на шее, сзади, я заметил полоску обветренной кожи. Типичный представитель армии. На него могли бы посмотреть сто человек, и все сто без малейших колебаний сказали бы, что перед ними военный офицер.
   – Его нашли в таком виде? – спросил я.
   – Да, – ответил Стоктон.
   Второй вопрос: как? Человек снимает на ночь номер и рассчитывает, что его никто не будет беспокоить по крайней мере до тех пор, пока утром не придет горничная.
   – Как? – спросил я.
   – Что «как»?
   – Как его нашли? Он что, позвонил в «девять-один-один»?
   – Нет.
   – Тогда как?
   – Вы увидите.
   Пока что я ничего не увидел.
   – Вы его переворачивали? – поинтересовался я.
   – Да. А потом перевернули обратно.
   – Не возражаете, если я на него взгляну?
   – Пожалуйста.
   Я подошел к кровати, подсунул левую руку под мышку мертвого генерала и перевернул его. Он был холодным и уже начал коченеть. Я положил его на спину и увидел сразу четыре вещи. Первое: его кожа имела отчетливый серый оттенок. Второе: на лице застыла гримаса боли и удивления. Третье: он схватил правой рукой левую возле бицепса. И четвертое: он был в презервативе. У него давно упало давление, а вместе с ним исчезла эрекция, и презерватив висел пустой, похожий на прозрачный кусок бледной кожи. Было очевидно, что он умер прежде, чем испытал оргазм.
   – Сердечный приступ, – сказал Стоктон, стоявший у меня за спиной.
   Я кивнул. Серая кожа – надежный индикатор сердечного приступа. А также удивление на лице и резкая боль в левой руке.
   – Обширный, – сказал я.
   – Но до или после проникновения? – спросил Стоктон с улыбкой в голосе.
   Я посмотрел на подушку. Постель была полностью застелена. Мертвый генерал лежал поверх покрывала, натянутого на подушки. Но осталось углубление в форме головы, а также вмятины в тех местах, где вдавливались локти и пятки человека, лежащего снизу.
   – Она была под ним, когда все произошло, – сказал я. – Это точно. Ей пришлось из-под него выбираться.
   – Жуткая смерть для мужика.
   Я обернулся.
   – Я могу представить себе и худшие варианты.
   Стоктон молча улыбнулся.
   – Что? – спросил я.
   Он не ответил.
   – Нашли какие-нибудь следы этой женщины?
   – Ни волоска, – сказал Стоктон. – Она сбежала.
   – Портье видел ее?
   Стоктон снова улыбнулся.
   Я посмотрел на него и все понял. Дешевый мотель на пересечении дорог, со стоянкой для грузовиков и баром, в тридцати милях от военной базы.
   – Она была проституткой, – сказал я. – Вот как его нашли. Портье ее знает. Он видел, как она убегала, слишком рано. Ему стало интересно почему, и он зашел сюда проверить.
   – Он сразу позвонил нам, – подтвердил Стоктон. – Разумеется, интересующая нас дама давно исчезла. А он отрицает, что она вообще здесь была. Твердит, что у них не такое заведение.
   – Вашему отделу уже приходилось здесь бывать?
   – Время от времени, – ответил он. – Поверьте мне, это именно такое заведение.
   «Ты должен контролировать ситуацию», – сказал Гарбер.
   – Сердечный приступ, верно? – проговорил я. – И ничего больше.
   – Скорее всего, – ответил Стоктон. – Но нужно произвести вскрытие, чтобы убедиться.
   В комнате повисла тишина. Я ничего не слышал, кроме радиопереговоров в патрульной машине и музыки, грохочущей в баре на другой стороне улицы. Я снова повернулся к кровати и посмотрел на лицо мертвого генерала. Мне он был незнаком. Тогда я обратил внимание на его руки. На правой было кольцо Уэст-Пойнта, а на левой – обручальное, широкое, старое, судя по всему, девять карат. Затем я взглянул на его грудь. Когда он потянулся правой рукой к левой, личные знаки, висевшие на цепочке на шее, оказались под мышкой. Я с трудом поднял его руку, вытащил личные знаки и поднял их повыше, насколько позволила натянувшаяся цепочка. Его звали Крамер, он был католиком, группа крови нулевая.
   – Мы можем сделать вскрытие за вас, – предложил я. – В Центральном армейском госпитале Уолтера Рида.
   – За пределами штата?
   – Он генерал.
   – Вы хотите замять дело?
   – Естественно. А вы бы не хотели?
   – Наверное, – не стал спорить Стоктон.
   Я опустил личные знаки на грудь мертвеца, отошел от кровати и проверил прикроватные тумбочки и встроенные полки. Ничего. Телефона в комнате не было. В таком месте должен быть телефон-автомат у стойки портье. Пройдя мимо Стоктона, я заглянул в ванную и обнаружил рядом с раковиной черную кожаную сумочку, закрытую на молнию. На боку красовались инициалы КРК. Я открыл ее и нашел там зубную щетку, бритву, маленький тюбик зубной пасты, предназначенный специально для путешествий, и мыло для бритья. И больше ничего. Никаких лекарств. Ничего от сердца. Презервативов тоже не было.
   Я проверил шкаф. В нем на трех отдельных вешалках была аккуратно развешана форма класса «А»: брюки на перекладине одной вешалки, китель – на второй, рубашка – на третьей. Галстук на рубашке. Над вешалками, прямо по центру, офицерская фуражка с золотой плетеной тесьмой. По одну сторону от нее лежала сложенная белая майка, по другую – тоже сложенные белые «боксеры».
   Рядом с выцветшей дорожной сумкой зеленого цвета, прислоненной к задней стенке, стояла пара черных ботинок. Они были начищены до блеска, внутри лежали свернутые носки. Дорожную сумку, отделанную по швам потертыми кожаными полосками, судя по всему, купили в самом обычном магазине. Мне показалось, что в ней не так много вещей.
   – Вы получите результаты, – сказал я. – Наш патологоанатом пришлет вам полную копию отчета – без дополнений или утаивания какой-либо информации. Если вам что-нибудь не понравится, мы без лишних вопросов отправим мяч на вашу половину поля.
   Стоктон ничего не ответил, но я не почувствовал враждебности с его стороны. Некоторые гражданские копы вполне нормальные парни. Большая военная база вроде Бэрда оказывает значительное влияние на окружающий ее гражданский мир. Поэтому представители военной полиции проводят довольно много времени со своими гражданскими коллегами, и иногда это бывает совсем не просто, а порой – вполне терпимо. У меня возникло ощущение, что со Стоктоном у меня не будет серьезных проблем. Он был расслаблен. Если честно, мне он показался ленивым, а ленивые люди всегда с радостью передают свои обязанности другим.
   – Сколько? – поинтересовался я.
   – Что «сколько»?
   – Сколько здесь могут стоить услуги проститутки?
   – Двадцати баксов хватит, – ответил он. – В этих краях вряд ли можно найти что-нибудь экзотическое.
   – А номер?
   – Думаю, пятнадцать.
   Я снова перевернул труп. Это оказалось совсем не просто. Он весил по меньшей мере двести фунтов.
   – Ну так что? – спросил я.
   – В каком смысле?
   – В том смысле, чтобы мы сами произвели вскрытие.
   На мгновение в номере воцарилась тишина, Стоктон смотрел на стену.
   – Приемлемо, – сказал он.
   В дверь постучал один из полицейских, сидевших в машине.
   – Только что позвонил патологоанатом, – доложил он. – Он сможет приехать не раньше чем через два часа. Сегодня все-таки Новый год.
   Я улыбнулся, понимая, что «приемлемо» сейчас превратится в «исключительно желательно». Через два часа Стоктону нужно будет находиться совсем в другом месте. Вечеринки подойдут к концу, и дороги превратятся в настоящий кошмар. Через два часа он будет умолять меня забрать у него этот труп. Я ничего не сказал, коп отправился в машину ждать новых распоряжений, а Стоктон прошел в номер и остановился у занавешенного окна спиной к трупу. Я взял вешалку с форменным кителем и повесил на дверь ванной, где на него падал свет из коридора.
   Смотреть на форменный китель класса «А» – все равно что читать книгу или сидеть с владельцем кителя в баре и слушать историю его жизни. Этот китель идеально подходил по размерам телу, лежащему на кровати, а на табличке с фамилией значилось «Крамер», что соответствовало фамилии на личных знаках. Кроме того, там имелась ленточка «Пурпурного сердца»[2] с двумя бронзовыми дубовыми листьями, обозначавшими второе и третье награждение медалью, что соответствовало шрамам на теле. На погонах красовались две серебряные звезды, подтверждавшие, что он генерал-майор. Знаки различия на лацканах сказали мне о том, что он из бронетанковых войск, а наплечные знаки различия указывали на 12-й корпус. А еще китель украшала целая куча наград, полученных в его части, и множество медалей за Вьетнам и Корею, часть из которых он, наверное, заслужил верой и правдой, а часть – нет. Некоторые были иностранными, ношение их разрешено, но не обязательно. Иными словами, я смотрел на очень представительный китель, относительно старый, в идеальном порядке, самый обычный, сшитый не на заказ. Все это говорило о том, что генерал Крамер отличался профессиональным тщеславием.
   Я проверил карманы. В них ничего не оказалось, кроме ключей от взятой напрокат машины. Они висели на кольце в виде цифры 1, сделанном из прозрачного пластика, внутри которого была вставлена бумажка с названием «Херц»[3], напечатанным желтыми буквами наверху, и номером машины, написанным шариковой ручкой внизу.
   Бумажника в карманах я не обнаружил. Мелочи тоже.
   Я повесил китель назад в шкаф и проверил брюки. В карманах было пусто. Тогда я заглянул в ботинки, но нашел там только носки. Я приподнял фуражку – под ней ничего не оказалось. После этого я достал дорожную сумку и открыл ее на полу. В ней лежала полевая форма и пилотка. Смена носков, нижнее белье и пара начищенных военных ботинок из простой черной кожи. Пустое отделение, судя по всему, предназначалось для сумочки, которую я нашел в ванной. Больше ничего. Совсем ничего. Я закрыл сумку и вернул на место. Присел на корточки и заглянул под кровать. Ничего.
   – У нас есть причины для беспокойства? – спросил Стоктон.
   Я встал и покачал головой:
   – Нет.
   Это была ложь.
   – В таком случае можете его забрать, – разрешил Стоктон. – Но я получу копию отчета.
   – Договорились, – подтвердил я.
   – С Новым годом, – сказал он и направился к своей машине, а я – к «Хаммеру».
   Я набрал номер 10-5, что означало: «Требуется машина «Скорой помощи», и велел своему сержанту отправить вместе с машиной двоих дежурных, чтобы переписали и собрали вещи Крамера, а затем отвезли ко мне в кабинет. Потом я устроился на водительском сиденье и стал ждать, когда уедут парни Стоктона. Я проследил за тем, как они скрылись в тумане, вернулся в номер и нашел ключ от машины Крамера, которым открыл взятый им напрокат «Форд».
   В нем ничего не оказалось, кроме запаха чистящего средства для обивки и копии квитанции на прокат машины. Крамер взял ее в четырнадцать тридцать в международном аэропорту Даллес, расположенном неподалеку от Вашингтона. Он расплатился карточкой «Американ экспресс» и получил скидку. Пробег на момент получения им машины равнялся 13 215 милям. Сейчас на одометре значилось 13 513, это означало, что он проехал 298 миль, иными словами, отправился сюда прямо из аэропорта.
   Я убрал квитанцию в карман и закрыл машину. Проверил багажник – он был пустым.
   Ключи отправились в мой карман вслед за квитанцией, а я двинулся на другую сторону улицы, в бар. С каждым шагом музыка становилась все громче. Примерно за десять ярдов я почувствовал запах пивных паров и сигаретного дыма из вентиляторов. Пройдя между припаркованными машинами, я нашел вход в бар – надежную деревянную дверь, плотно закрытую, чтобы внутрь не попадал холод. Я потянул ее на себя, и в меня ударила волна шума и горячего воздуха. Внутри кипела жизнь. Я увидел около пятисот человек, черные стены, ярко-красные прожектора и зеркальные шары. В задней части на площадке стриптизерша, голая, но в белой ковбойской шляпе, ползала на четвереньках по кругу, собирая долларовые бумажки.
   За конторкой у двери устроился крупный парень в черной майке. Его лицо пряталось в глубокой тени. В луче прожектора я разглядел, что грудь у него размером с нефтяную бочку. Музыка была оглушительной, посетители набились в бар, точно селедки в бочку, плечо к плечу, от стенки до стенки. Я шагнул назад и отпустил дверь, которая тут же закрылась. Несколько мгновений постояв на холодном воздухе, я пошел назад, пересек улицу и направился в контору мотеля.
   Это было довольно мрачное место. Флуоресцентные лампы заливали комнату зеленоватым светом, кроме того, сюда доносился шум автомата по продаже кока-колы, стоящего сразу за дверью. На стене висел телефон-автомат, под ногами у меня был старый, выцветший линолеум, а у другой стены притулилась конторка в половину человеческого роста, обитая панелями из искусственного дерева – такие по большей части используются в подвалах. Портье сидел на высоком табурете за конторкой. Это был белый парень лет двадцати с длинными сальными волосами и безвольным подбородком.
   – С Новым годом, – сказал я.
   Он ничего не ответил.
   – Ты взял что-нибудь из номера, в котором лежит труп?
   Он покачал головой.
   – Нет.
   – Повтори.
   – Я ничего не брал.
   Я кивнул, потому что поверил ему.
   – Хорошо. Когда он снял номер?
   – Я не знаю. Я пришел в десять. Он уже был здесь.
   Я снова кивнул. Крамер взял машину напрокат в два тридцать и, судя по показаниям одометра, направился сразу сюда, значит, он снял номер примерно в половине восьмого. Или в половине девятого, если он останавливался где-нибудь перекусить. Или в девять, если он был исключительно осторожным водителем.
   – Он пользовался телефоном-автоматом?
   – Телефон не работает.
   – Тогда как он вызвал проститутку?
   – Какую?
   – Ту, что он трахал, когда умер.
   – Здесь нет проституток.
   – Может, он зашел в бар и подцепил ее там?
   – Его номер в самом конце. Я не видел, что он делал.
   – У тебя есть водительские права?
   Парень уставился на меня.
   – А что?
   – Это совсем простой вопрос. Либо они у тебя есть, либо их нет.
   – У меня есть права, – ответил он.
   – Покажи, – велел я.
   Я был крупнее автомата по продаже кока-колы, весь в значках и ленточках, и он сделал то, что сказано, как обычно поступают двадцатилетние парни, когда я разговариваю с ними таким тоном. Он слез с табурета и достал из заднего кармана бумажник. Раскрыл его. Права были покрыты молочно-белой пленкой, там имелась фотография, имя и адрес.
   – Ладно, – сказал я. – Теперь мне известно, где ты живешь. Я еще вернусь, чтобы задать тебе парочку вопросов. Если я тебя здесь не найду, то приду к тебе домой.
   Он ничего не сказал. Я вышел в дверь, вернулся к своей машине и стал ждать.

   Через сорок минут приехали еще один «Хаммер» и армейская труповозка. Я сказал парням, чтобы они забрали все, включая взятый напрокат «Форд», но не стал дожидаться, когда они это сделают. Я поехал назад, на базу. Отметившись на проходной, я вернулся в свой кабинет и сказал сержанту, чтобы она соединила меня с Гарбером, а сам уселся за стол и стал ждать. Телефон зазвонил меньше чем через две минуты.
   – Ну и что там интересного? – спросил Гарбер.
   – Его звали Крамер, – сказал я.
   – Это мне известно. Я поговорил с полицейским диспетчером, после того как позвонил тебе. Что с ним произошло?
   – Сердечный приступ, – сказал я. – Во время сексуального контакта с проституткой. В мотеле, который брезгливый таракан постарается обойти стороной.
   Гарбер долго молчал. Наконец сказал:
   – Проклятье! Он был женат.
   – Да, я видел обручальное кольцо. А еще кольцо из Уэст-Пойнта.
   – Выпуск пятьдесят второго года, – сообщил мне Гарбер. – Я проверил.
   Телефон снова замолчал.
   – Проклятье! – повторил Гарбер. – И почему только умные люди совершают такие глупости?
   Я ничего ему не ответил, потому что не знал.
   – Нам нужно действовать осторожно, – проговорил Гарбер.
   – Не волнуйтесь, – сказал я. – Операция прикрытия уже началась. Местные ребята разрешили мне отправить его в госпиталь Уолтера Рида.
   – Хорошо, – сказал он. – Это хорошо. – Затем помолчал немного. – Давай с самого начала.
   – У него нашивки Двенадцатого корпуса, – начал докладывать я. – Значит, он служит в Германии. Вчера прилетел в аэропорт Даллеса. Наверное, из Франкфурта. Скорее всего, на гражданском самолете, потому что он был в форме класса «А», видимо, рассчитывал на скидки. Если бы он летел на военном самолете, то надел бы обычную форму. Он взял напрокат дешевую машину, проехал двести девяносто восемь миль, снял в дешевом мотеле номер за пятнадцать долларов и подцепил шлюху за двадцать.
   – Я знаю про полет, – сказал Гарбер. – Я связался с Двенадцатым корпусом и поговорил с его людьми. Сказал им, что он умер.
   – Когда?
   – После того, как переговорил с диспетчером.
   – Вы им сообщили, как и где он умер?
   – Я сказал только, что, скорее всего, это сердечный приступ. Никаких подробностей, ничего определенного про место. Похоже, я принял правильное решение.
   – А что насчет полета? – спросил я.
   – «Американ эрлайнз», вчера, из Франкфурта в аэропорт Даллеса, прибыл в час дня. Сегодня в девять часов он должен был вылететь из аэропорта Нэшнл в международный аэропорт Лос-Анджелеса. Направлялся на конференцию бронетанковых войск в Форт-Ирвине. Крамер был командующим этих войск в Европе. Важная шишка. Мог через пару лет претендовать на пост заместителя начальника штаба. Как раз их очередь. Сейчас заместителем начальника штаба является кто-то из пехоты. Они придерживаются принципа ротации. Так что у него были шансы. Но теперь это ему уже не грозит.
   – Видимо, да, – сказал я. – Он ведь умер и все такое.
   Гарбер ничего не сказал.
   – Сколько времени он собирался здесь провести? – спросил я.
   – Должен был вернуться в Германию через неделю.
   – А как его полное имя?
   – Кеннет Роберт Крамер.
   – Могу побиться об заклад, что вы знаете, когда и где он родился, – заметил я.
   – И что?
   – А еще знаете номер рейса, на котором он летел, и номер его места в самолете. Сколько правительство заплатило за билеты. Попросил ли он вегетарианский обед. И в какую комнату его собирались поселить в Ирвине.
   – Ты к чему клонишь?
   – К тому, что я ничего этого не знаю.
   – Откуда тебе знать? – удивился Гарбер. – Пока я висел на телефоне, ты разгребал дерьмо в мотеле.
   – Знаете что? – сказал я. – Всякий раз, когда я куда-то отправляюсь, у меня с собой целая куча бумажек: билеты, командировочные удостоверения, подтверждение брони, а если я лечу за границу, у меня еще есть паспорт. Когда же я собираюсь на конференцию, в моем портфеле лежат разные бумаги, которые могут мне пригодиться.
   – О чем ты говоришь?
   – В его номере в мотеле не было билетов, подтверждений брони, паспорта, подорожной. Короче говоря, всего того, что люди возят в портфелях.
   Гарбер ничего не ответил.
   – У него была дорожная сумка, – продолжал я. – Из зеленой парусины, с креплениями из коричневой кожи. Десять против одного, что был такой же портфель. Скорее всего, сумку и портфель выбрала его жена. Наверное, заказала по каталогу компании «Л. Л. Бин». На Рождество, лет десять назад.
   – И портфеля там не оказалось?
   – Возможно, он держал в нем свой бумажник, когда надевал форму класса «А». Учитывая, сколько у него было разных ленточек, пользоваться внутренним карманом было неудобно.
   – И что?
   – Думаю, девица видела, куда он положил бумажник после того, как расплатился с ней. Затем они занялись делом, он умер, а она решила, что может этим воспользоваться и немножко подзаработать. Думаю, она украла портфель.
   Гарбер немного помолчал, прежде чем спросить:
   – С этим возникнут проблемы?
   – Все зависит от того, что еще лежало в том портфеле.

Глава 02

   Я положил трубку и увидел записку от моего сержанта: «Звонил ваш брат. Сообщения не оставил». Я сложил ее пополам и бросил в корзину для мусора. Затем отправился к себе и поспал три часа. Встал за пятнадцать минут до рассвета и был около мотеля, когда начало светать. Утро не изменило окружающий пейзаж к лучшему. Он являл собой печальное зрелище. На многие мили никого вокруг. Тихо. Никакого движения. В первый день нового года рассвет всюду такой: полнейшее затишье и пустота. На шоссе – ни одной машины.
   Забегаловка на стоянке грузовиков была открыта, но посетителей там не оказалось. В конторе мотеля тоже никого. Я прошел к предпоследнему номеру, где совсем недавно лежало тело Крамера. Дверь была заперта. Я прислонился к ней спиной и представил себе, что я шлюха, чей клиент только что умер. Я выбираюсь из-под его тела, быстро одеваюсь, хватаю портфель и бросаюсь бежать. Что я буду делать? Сам портфель меня не интересует. Мне нужен бумажник и, возможно, карточка «Американ экспресс». Поэтому, порывшись в нем, я беру то, что мне требуется, а от портфеля избавляюсь. Но как?
   Лучше всего было бы оставить его в комнате. Но по какой-то причине я этого не делаю. Может быть, из-за паники. Или меня так потрясло и испугало случившееся, что я решаю сбежать оттуда как можно быстрее. В таком случае какие еще есть места? Я посмотрел в сторону бара. Наверное, я собираюсь именно туда. Потому что там моя база. Но я не могу пойти в бар с портфелем в руках. Мои товарки это непременно заметят, ведь у меня и так с собой большая сумка. Проститутки всегда носят большие сумки. Им требуется много самых разных вещей: презервативы, массажные масла, может, пистолет или нож, возможно, машинка для считывания кредиток. Если девица одета так, будто она собирается на бал, а в руках у нее сумка, словно она едет в отпуск, значит, перед вами проститутка.
   Я посмотрел налево. Может быть, я обхожу мотель сзади? Там вроде бы спокойно. Все окна выходят туда, но сейчас ночь, и окна наверняка занавешены. Я повернул налево, потом еще раз налево и оказался позади номеров, на прямоугольном участке, заросшем чахлыми растениями, он шел вдоль всего здания полосой примерно в двадцать футов шириной. Я представил себе, что иду очень быстро, затем останавливаюсь в глубокой тени и ощупью роюсь в портфеле. Я нахожу то, что мне нужно, и швыряю портфель в темноту. Отбрасываю его футов на тридцать.
   Я стоял там, где она вполне могла остановиться, и оглядывал сектор примерно в четверть круга. Получалось, что мне нужно проверить около ста пятидесяти квадратных футов. Земля здесь была каменистой и замерзшей. Я нашел очень много всякой всячины: мусор, использованные шприцы, куски фольги, колпак от колеса «Бьюика» и колесо от скейтборда. Но портфеля не было.
   В дальнем конце участка находился деревянный забор, примерно шесть футов высотой. Я забрался на него, заглянул и увидел еще одну прямоугольную площадку, заросшую травой и усыпанную камнями. И никакого портфеля. Я слез с забора, прошел вперед и оказался сзади конторы. Окно из грязного ребристого стекла, видимо, вело в туалет для персонала. Под ним были свалены в кучу ржавые кондиционеры, к которым явно несколько лет никто не прикасался. Я двинулся вперед, завернул за угол, потом налево и оказался на усыпанной гравием площадке, где стоял контейнер для мусора. Я открыл крышку и обнаружил, что контейнер заполнен на три четверти. Портфеля там не было.
   Тогда я пересек улицу, прошел через пустую парковочную площадку и посмотрел на бар. Он был закрыт, и в нем царила тишина. Неоновые вывески не горели, и составляющие их маленькие искривленные трубочки показались мне холодными и мертвыми. В дальнем конце парковки, точно потрепанный автомобиль, стоял еще один контейнер для мусора. В нем портфеля тоже не оказалось.
   Я зашел в забегаловку, по-прежнему пустую, проверил пол вокруг столов и табуретов в кабинках, потом за стойкой. В углу стояла картонная коробка с парой одиноких зонтиков. Портфеля не было. Я заглянул в женский туалет. Ни женщин, ни портфеля.
   Я посмотрел на часы и вернулся к бару. Мне нужно было задать там несколько личных вопросов, но я понимал, что он не откроется еще по меньшей мере часов восемь. Повернувшись, я снова взглянул на мотель. В конторе так никто и не появился. Поэтому я отправился назад, к своему «Хаммеру», и забрался в него как раз в тот момент, когда по радио прозвучал сигнал 10–17. «Возвращайтесь на базу». Я подтвердил получение приказа, включил мощный дизельный двигатель и поехал в Бэрд. Поскольку движения на шоссе не было, мне удалось добраться до него меньше чем за сорок минут. На парковке я заметил машину Крамера. За столом перед моим кабинетом сидел уже другой дежурный – капрал. Заступила дневная смена. Капрал был маленьким и смуглым, судя по всему, родом из Луизианы. В его жилах явно текла французская кровь. Я всегда ее распознаю, когда вижу.
   – Ваш брат снова звонил, – доложил он.
   – Зачем?
   – Он не оставил сообщения.
   – А с какой стати десять семнадцать?
   – Полковник Гарбер требует десять девятнадцать.
   Я улыбнулся. Можно всю жизнь говорить только «десять это» или «десять то». Иногда мне кажется, что со мной именно так и происходит. 10–19 – это контакт по радио или телефону, но менее срочный, чем 10–16, когда требуется связаться с кем-нибудь по секретной наземной линии. «Полковник Гарбер требует 10–19» означало: «Гарбер хочет, чтобы вы ему позвонили», и все. В некоторых подразделениях военной полиции принято говорить по-английски, но, судя по всему, здесь такой привычки не было.
   Я вошел в свой кабинет и увидел дорожную сумку Крамера у стены и картонную коробку с его обувью, нижним бельем и фуражкой. Форма висела на трех плечиках на моей вешалке для одежды. Я прошел мимо нее к столу и набрал номер телефона Гарбера. Слушая гудки, я пытался понять, что потребовалось от меня брату. А заодно как ему удалось меня найти. Шестьдесят часов назад я находился в Панаме. Причем в самых разных местах, так что ему пришлось приложить немалые усилия, чтобы меня разыскать. Значит, это что-то важное. Я взял карандаш и написал на клочке бумаги: «Джо». Затем два раза подчеркнул.
   – Да? – сказал мне в ухо Гарбер.
   – Ричер, – доложил я и посмотрел на часы, висящие на стене.
   Было начало десятого утра. Самолет, на котором Крамер должен был лететь в аэропорт Лос-Анджелеса, уже находился в воздухе.
   – Сердечный приступ, – сказал Гарбер. – Без вопросов.
   – Быстро они справились.
   – Ну, он же был генералом.
   – Генералом с больным сердцем.
   – На самом деле с плохими коронарными артериями. У него был тяжелый атеросклероз, который стал причиной желудочковой фибрилляции, приведшей к смерти. Так нам сказали. И я им верю. Видимо, приступ начался, когда шлюха снимала лифчик.
   – У него не было с собой никаких лекарств.
   – Скорее всего, он не знал о своей болезни. Так бывает. Ты чувствуешь себя прекрасно, а потом раз – и умер. Подстроить это нельзя. Наверное, при помощи электрического шока можно симулировать фибрилляцию, но не количество всякой дряни в артериях, которая копилась в течение сорока лет.
   – А что, есть причины подозревать, что его смерть была неестественной?
   – В ней мог быть заинтересован КГБ, – сказал Гарбер. – Крамер и его танки являлись самой серьезной тактической проблемой Красной армии.
   – Сейчас Красная армия смотрит в другую сторону.
   – Еще рано делать выводы, насколько они серьезны и сколько времени будут туда смотреть.
   Я ничего не сказал, и телефон молчал тоже.
   – Я не могу позволить, чтобы кто-нибудь влез в это дело, – проговорил Гарбер. – Пока не могу. Учитывая все обстоятельства. Ты ведь меня понимаешь?
   – И что?
   – А то, что тебе придется сообщить вдове о случившемся, – сказал Гарбер.
   – Мне? Разве она не в Германии?
   – Она в Виргинии. Приехала домой на праздники. У них там дом.
   Он продиктовал мне адрес, и я записал его на бумажке, на которой чуть раньше подчеркнул имя Джо.
   – С ней еще кто-нибудь? – спросил я.
   – У них нет детей. Так что, наверное, она одна.
   – Хорошо, – сказал я.
   – Она еще ничего не знает, – добавил Гарбер. – Мне потребовалось довольно много времени, чтобы ее разыскать.
   – Мне взять с собой священника?
   – Он умер не на поле боя. Думаю, ты можешь взять с собой женщину в качестве напарницы. На случай, если миссис Крамер захочет поплакать.
   – Ладно.
   – Надеюсь, ты понимаешь, что ей не нужно знать никаких подробностей. Он летел в Ирвин. Умер в отеле, где ждал своего рейса. Такой будет официальная версия. Пока никто, кроме тебя и меня, ничего не знает, и пусть так и останется. Напарнице, которую ты возьмешь с собой, можешь сказать правду. Миссис Крамер, скорее всего, начнет задавать вопросы, и вы должны отвечать одинаково. Как насчет местной полиции? От них не произойдет утечки?
   – Коп, с которым я разговаривал, – бывший морской пехотинец. Он знает правила.
   – Semper Fi![4] – сказал Гарбер.
   – Мне не удалось найти его портфель, – сообщил я ему.
   Телефон снова замолчал.
   – Сначала поезжай к вдове, – сказал Гарбер. – А потом постарайся его отыскать.

   Я велел дежурному капралу перенести вещи Крамера ко мне домой, так как не хотел, чтобы с ними что-нибудь случилось. Рано или поздно вдова захочет получить их назад. А на большой базе вроде Бэрда вещи иногда пропадают, что бывает исключительно неприятно и доставляет массу хлопот. Затем я отправился в офицерский клуб, где принялся разглядывать представителей военной полиции, которые ели поздний завтрак или ранний ланч. Они, как правило, держатся в стороне от остальных, потому что все их ненавидят. Я заметил группу из четырех человек в форме – двух мужчин и двух женщин. На руке одной из женщин была шина, которая мешала ей есть, – значит, ей будет трудно вести машину. У другой были лейтенантские нашивки и имя Саммер на груди. Она выглядела лет на двадцать пять и была невысокой и стройной, с кожей цвета красного дерева.
   – Лейтенант Саммер, – обратился я к ней.
   – Сэр?
   – С Новым годом.
   – И вас тоже, сэр.
   – Вы сегодня заняты?
   – Обычные обязанности, сэр.
   – Хорошо. Жду вас через полчаса. Форма класса «А». Вы нужны мне, чтобы утешить вдову.

   Я снова надел свою форму класса «А» и вызвал из гаража седан. Мне не хотелось ехать в Виргинию на «Хаммере»: слишком много шума и не слишком много удобства. Рядовой подогнал мне новенький «Шевроле» оливкового цвета. Я расписался в получении, подъехал к штабу и стал ждать.
   Лейтенант Саммер появилась на двадцать девятой минуте. Она на мгновение замерла на месте, а затем направилась к машине. Выглядела она великолепно. Она была очень маленького роста, но двигалась легко и уверенно. А еще она была похожа на шестифутовую модель с подиума, только в миниатюре. Я вышел из машины, оставив открытой дверцу со стороны водителя, и встретил ее на тротуаре. Ее форму украшал значок мастера снайперской стрельбы с планками, обозначающими винтовку, мелкокалиберную винтовку, автоматическую винтовку, пистолет, мелкокалиберный пистолет, автомат и пулемет. Получилась небольшая лесенка длиной в два дюйма. Длиннее, чем у меня. У меня только винтовка и пистолет. Она замерла передо мной, встала по стойке смирно и безупречно отсалютовала.
   – Лейтенант Саммер явилась по вашему приказанию, сэр, – доложила она.
   – Не напрягайтесь, – сказал я. – Никаких формальностей, договорились? Называйте меня Ричер или никак не называйте. И не нужно салютов, я их не переношу.
   Она помолчала, а потом расслабилась.
   – Хорошо, – сказала она.
   Я открыл пассажирскую дверцу и начал садиться.
   – Вести буду я? – спросила Саммер.
   – Я не спал почти всю ночь.
   – Кто умер?
   – Генерал Крамер, – ответил я. – Большая шишка из бронетанковых войск, расквартированных в Европе.
   – И что он здесь делал? Мы же пехота.
   – Проезжал мимо, – объяснил я.
   Она забралась на водительское место и подвинула кресло максимально вперед. Поправила зеркало. Я же, наоборот, отодвинул свое сиденье как можно дальше назад и постарался устроиться поудобнее.
   – Куда? – спросила она.
   – В Грин-Вэлли, Виргиния, – ответил я. – Думаю, дорога займет часа четыре.
   – Там живет вдова?
   – Нет, она приехала домой на праздники, – сказал я.
   – А мы, значит, должны сообщить ей новость? С Новым годом, мэм, и, кстати, ваш муж умер, так?
   Я кивнул.
   – Повезло нам.
   На самом деле я нисколько не волновался по поводу предстоящего разговора. Генеральские вдовы, как правило, отличаются сильным характером. Либо они в течение тридцати лет упорно толкали мужа вверх по лестнице, либо те же тридцать лет терпели его, когда он делал это сам. В любом случае на свете осталось мало вещей, которые в состоянии вывести их из равновесия. По большей части они сильнее и жестче самих генералов.
   Саммер сняла пилотку и бросила на заднее сиденье. У нее были короткие волосы, почти ежик, изящной формы череп и скулы. И гладкая кожа. Мне понравилось, как она выглядит. А еще она очень быстро вела машину. Она пристегнула ремень и помчалась на север так, словно участвовала в гонках «Наскар».
   – Несчастный случай? – спросила она.
   – Сердечный приступ, – ответил я. – У него были плохие артерии.
   – Где? В гостинице для офицеров?
   Я покачал головой.
   – В дрянном маленьком мотеле в городе. Он умер на двадцатидолларовой проститутке.
   – Вдове мы этого, конечно, не скажем?
   – Не скажем. Об этом мы вообще никому не должны говорить.
   – А кстати, почему он тут оказался?
   – Он приехал не в Бэрд. Он прилетел из Франкфурта в Даллес, через двадцать часов должен был лететь в аэропорт Лос-Анджелеса, а оттуда в Ирвин на конференцию.
   – Понятно, – сказала она и замолчала.
   Мы проехали мимо мотеля, только значительно западнее, и направились в сторону шоссе.
   – Я могу спросить? – заговорила Саммер.
   – Пожалуйста.
   – Это испытание?
   – В каком смысле?
   – Вы ведь из Сто десятого особого отдела?
   – Да, из него, – ответил я.
   – Я подала заявление, которое в настоящий момент рассматривается.
   – В Сто десятый?
   – Да, – сказала она. – Итак, это закрытая проверка?
   – Чего?
   – Моих способностей, – сказала она. – В качестве кандидата.
   – Мне требовалась женщина для сопровождения. На случай, если вдова окажется слабонервной. Я выбрал вас по чистой случайности. Капитан со сломанной рукой не смогла бы вести машину. А с нашей стороны было бы несколько неуместно дожидаться приказа о назначении от мертвого генерала.
   – Наверное, – не стала спорить она. – Но я все равно пытаюсь понять, ждете ли вы, когда я начну задавать очевидные вопросы.
   – Мне кажется, что любой представитель военной полиции, у которого есть голова на плечах, должен задать очевидные вопросы вне зависимости от того, рассматривается ли его заявление о переводе в особый отдел.
   – Хорошо, я спрашиваю. У генерала Крамера было двадцать свободных часов, он решил немного расслабиться и не возражал против того, чтобы заплатить за удовольствие. Но почему он приехал сюда? Иными словами, зачем проделал триста миль?
   – Двести девяносто восемь, – уточнил я.
   – А потом ему пришлось бы возвращаться назад еще столько же.
   – Очевидно.
   – Так зачем?
   – Вот вы мне и скажите, – предложил я. – Если вам придет в голову что-нибудь такое, о чем я не подумал, можете рассчитывать на мою рекомендацию, когда будет решаться вопрос о вашем переводе.
   – От вас ничего не зависит. Вы не мой командир.
   – Кто знает? – сказал я. – По крайней мере на этой неделе.
   – А что вы вообще здесь делаете? Случилось что-то, о чем я должна знать?
   – Я и сам не знаю, зачем я здесь, – ответил я. – Я получил приказ, а больше мне ничего не известно.
   – Вы действительно майор?
   – В прошлый раз, когда проверял, был майором.
   – Мне казалось, что следователи из Сто десятого все уоррент-офицеры[5]. И что они работают в штатском или под прикрытием.
   – Как правило, так и есть.
   – Тогда зачем присылать вас сюда, если они могли взять уоррент-офицера и выдать его за майора?
   – Хороший вопрос, – сказал я. – Может, когда-нибудь я узнаю на него ответ.
   – Можно спросить, какое у вас предписание?
   – Временно исполняющий обязанности начальника военной полиции Форт-Бэрда.
   – Наш начальник военной полиции отсутствует, – сказала она.
   – Я знаю, – проговорил я. – Я проверил. Его перевели в тот же день, что и меня. Временно.
   – Значит, вы исполняете обязанности начальника.
   – Как я уже сказал.
   – Исполняющий обязанности начальника военной полиции и особый отдел – вещи не связанные.
   – Я могу прикинуться, – сказал я. – Я начинал как самый обычный военный коп, совсем как вы.
   Она ничего не сказала, просто продолжала молча вести машину.
   – Насчет Крамера, – нарушил я тишину. – Почему он решил проехать шестьсот миль? Это же примерно двенадцать часов за рулем из тех двадцати, что у него были. Только затем, чтобы потратить пятнадцать баксов на номер и двадцать на шлюху?
   – Какое это имеет значение? Сердечный приступ – это сердечный приступ. Или у вас есть сомнения?
   Я покачал головой.
   – В госпитале Уолтера Рида уже сделали вскрытие.
   – Значит, на самом деле не имеет никакого значения, где и когда он умер.
   – Пропал его портфель с бумагами.
   – Понятно, – сказала Саммер.
   Она задумалась, слегка прищурив глаза.
   – А откуда вам известно, что у него был портфель? – спросила она.
   – Наверняка мне это неизвестно. Но вы когда-нибудь видели, чтобы генерал отправлялся на конференцию без портфеля?
   – Не видела, – сказала она. – Вы думаете, проститутка прихватила его и сбежала?
   Я кивнул.
   – Такова рабочая гипотеза на данный момент.
   – Значит, нужно ее найти.
   – Но кто она?
   Саммер снова слегка прищурилась.
   – Бессмыслица какая-то.
   – Вот именно, – согласился я.
   Саммер стала размышлять вслух:
   – Существуют четыре возможные причины, по которым Крамер не остался в Вашингтоне. Первая: он ехал вместе с другими офицерами и не хотел портить свою репутацию, приглашая проститутку к себе в номер. Они могли увидеть ее в коридоре или услышать через стенку. Поэтому он придумал какой-то повод и остановился в другом месте. Вторая: даже если он летел один, у него могла быть командировка от Министерства обороны, и он побоялся, что портье увидит девицу и позвонит в «Вашингтон пост». Такое тоже случается. Поэтому он решил заплатить наличными в никому не известной дыре. Третья причина: если его билет купило не Министерство обороны, его могли хорошо знать в каком-нибудь крупном отеле, и по этой же причине он решил спрятаться за пределами большого города. И четвертая: он не мог удовлетворить свои сексуальные пристрастия, изучая «Желтые страницы» округа Колумбия, поэтому отправился туда, зная наверняка, что его обслужат так, как ему хотелось.
   – Но?
   – Проблемы один, два и три можно решить, отъехав на десять или пятнадцать миль. Двести девяносто восемь – это перебор. И хотя я готова поверить, что существуют пристрастия, которые невозможно удовлетворить в округе Колумбия, мне представляется маловероятным, что здесь, в Северной Каролине, можно получить что-нибудь экзотическое. Да и стоить такое удовольствие должно значительно больше, чем двадцать баксов.
   – В таком случае зачем он решил прокатиться на шестьсот миль?
   Она не ответила, ехала молча и думала. Я закрыл глаза. И не открывал их целых тридцать пять миль.
   – Он знал девушку, – сказала Саммер.
   Я открыл глаза.
   – Откуда?
   – У некоторых мужчин имеются предпочтения, своего рода фаворитки среди проституток. Возможно, они познакомились давно. Он на нее запал. Так тоже бывает. Это вообще могло быть что-то вроде любви.
   – И где же он мог с ней познакомиться?
   – Здесь.
   – Бэрд – база пехоты. Он был из бронетанковых войск.
   – У них могли быть совместные учения. Вам нужно это проверить.
   Я промолчал. Пехота и танковые войска постоянно проводят совместные учения, но там, где находятся танки, а не пехота. Перевозить людей через континент гораздо проще, чем тяжелую технику.
   – Он мог встретиться с ней в Ирвине, – продолжила Саммер. – В Калифорнии. Может, она работала в Ирвине, и по какой-то причине ей пришлось уехать из Калифорнии, но ей нравится обслуживать военные базы, вот она и перебралась в Бэрд.
   – Какой проститутке может нравиться обслуживать военные базы?
   – Той, что интересуется деньгами. Иными словами, любой из них. Военные базы поддерживают экономику тех мест, где они находятся, – во всех отношениях.
   Я ничего не сказал.
   – Или она всегда работала в Бэрде, но отправилась за пехотой в Ирвин, когда там проводились очередные совместные учения. Они иногда продолжаются месяц или даже два. Какой смысл оставаться дома, когда нет клиентов?
   – Так что же вы выбираете? – спросил я.
   – Они познакомились в Калифорнии, – сказала Саммер. – Крамер наверняка часто бывал в Ирвине. Затем она перебралась в Северную Каролину, но она ему так нравилась, что он был готов навещать ее всякий раз, как оказывался в Вашингтоне.
   – Она не делала ничего особенного. Не забывайте про двадцать баксов.
   – Может, ему и не требовалось ничего особенного.
   – Давайте спросим у вдовы.
   Саммер улыбнулась.
   – А если она ему просто нравилась? Старалась ему нравиться. Проститутки это хорошо умеют. Больше всего на свете они любят постоянных клиентов. Для них гораздо спокойнее и безопаснее, когда они уже знакомы с мужчиной, которого обслуживают.
   Я снова закрыл глаза.
   – Итак? – спросила Саммер. – Мне удалось придумать что-нибудь, что не пришло вам в голову?
   – Нет, – сказал я.
   Я заснул, прежде чем мы покинули штат, и проснулся примерно через четыре часа, когда Саммер слишком быстро помчалась по въезду в Грин-Вэлли. Моя голова дернулась вправо и ударилась об окно.
   – Извините, – сказала Саммер. – Вам следует проверить записи телефонных разговоров Крамера. Он мог позвонить заранее, чтобы убедиться, что она на месте. Вряд ли он поехал бы так далеко, полагаясь на случайность.
   – Откуда он мог звонить?
   – Из Германии, – ответила она. – Перед отъездом.
   – Скорее, воспользовался телефоном-автоматом в аэропорту Даллеса. Но мы проверим.
   – Мы?
   – Вы можете стать моим партнером.
   Она никак не отреагировала на мои слова.
   – В качестве испытания, – добавил я.
   – А это важное дело?
   – Скорее всего, нет. Но может быть, и важное. Все зависит от того, каким вопросам посвящена конференция. И какие бумаги у него были с собой. У него в портфеле могли лежать стратегические планы и карты расположения наших войск в Европе. Или новые тактические разработки, оценка недостатков, любая секретная информация.
   – Которую мечтает заполучить Красная армия.
   Я кивнул.
   – Однако меня гораздо больше беспокоят журналисты. Газеты и телевидение. Представьте себе, что какой-нибудь репортер находит секретные документы в куче мусора возле стрип-клуба, – вот это будет очень неприятно.
   – Может, вдова что-нибудь знает. Он мог обсуждать с ней свои дела.
   – Нельзя у нее спрашивать, – возразил я. – Для нее он умер во сне, накрывшись одеялом до самого подбородка, а все остальное ее не касается. Вопросы, которые нас беспокоят, на данном этапе должны остаться между вами, мной и Гарбером.
   – Гарбером? – переспросила она.
   – В этом деле нас трое: я, вы и он, – подтвердил я.
   Я увидел, как она улыбнулась. Дело было самым обычным, но работа с Гарбером – это определенно удача для человека, подавшего заявление на перевод в 110-й особый отдел.

   Грин-Вэлли оказался иллюстрацией безупречного колониального городка, а дом Крамера – аккуратным старым особняком в его богатой части. Викторианская конфетка с крышей, крытой черепицей, и множеством башенок и крылечек, выкрашенных в белый цвет, посреди пары акров изумрудно-зеленой лужайки. Тут и там росли величественные хвойные деревья, которые кто-то посадил лет сто назад, следуя четкому плану. Мы остановились у обочины и стали смотреть на дом. Не знаю, о чем думала Саммер, а я оглянулся вокруг себя и занес эту картину в свою память под буквой «А», что означало «Америка». У меня есть номер социальной страховки и такой же, как у всех, сине-серебристый паспорт, но, учитывая, сколько пришлось разъезжать по миру моему отцу, а потом и мне самому, вряд ли в моей жизни наберется пять лет, проведенных в континентальной Америке. Мне известен набор элементарных знаний, например столицы штатов или в каком количестве матчей выиграл Лу Гериг[6], а также кое-что из того, чему учат в средней школе: поправки к конституции и значение Антиетама[7]. Но я не имею ни малейшего понятия о том, сколько стоит молоко, как следует обращаться с телефоном-автоматом, а также как выглядят и пахнут самые разные места. Поэтому когда у меня появляется возможность, я восполняю пробелы в своем образовании.
   И уж можете не сомневаться, дом Крамера стоил того, чтобы присмотреться к нему как следует. Бледное солнце заливало его своим светом, дул легкий ветерок, в воздухе плыли ароматы древесного дыма, а нас со всех сторон окружала глубокая тишина холодного дня. В таком месте должны были бы жить ваши дедушка и бабушка. Вы бы их навещали осенью, собирали листья, пили яблочный сидр, а потом возвращались сюда летом, загружали каноэ в старенький фургон и отправлялись на озеро. Дом напомнил мне картинки в книгах, которые мне давали в Маниле, Гуаме и Сеуле.
   Пока мы не вошли внутрь.
   – Готовы? – спросила Саммер.
   – Конечно, – ответил я. – За дело. Пора встретиться с вдовой.
   Она промолчала. Я не сомневался, что она уже выполняла подобные поручения. Я тоже, и не один раз. Ничего приятного в этом нет. Саммер отъехала от обочины и двинулась к подъездной дорожке. Медленно направилась к входной двери и остановилась в десяти футах от нее. Мы одновременно открыли дверцы, вышли наружу и поправили свои форменные куртки. Пилотки мы оставили в машине. Если миссис Крамер за нами наблюдала, она должна была сразу все понять. Двое представителей военной полиции у дверей – это плохая новость, а если они к тому же еще и без пилоток, тогда дело хуже не придумаешь.
   Дверь была выкрашена в тусклый красный цвет, от ветра ее защищал стеклянный экран. Я позвонил в звонок, и мы стали ждать. Мы ждали довольно долго, и я заподозрил, что дома никого нет. Снова позвонил. Дул холодный ветер, он оказался сильнее, чем можно было подумать.
   – Нужно было сначала позвонить, – сказала Саммер.
   – Мы не могли, – ответил я. – Не могли сказать: «Пожалуйста, будьте дома через четыре часа, потому что мы должны сообщить вам очень важную новость с глазу на глаз». Слишком длинное вступление, вам не кажется?
   – Я проехала такой путь, и мне даже некого утешить.
   – Звучит как песня в стиле кантри. А потом ваш грузовик ломается и ваша собака умирает.
   Я снова позвонил. Никакого ответа.
   – Давайте посмотрим, на месте ли машина, – предложила Саммер.
   Мы нашли машину в закрытом гараже на две машины, стоящем в стороне от дома. Мы разглядели ее в окно. «Меркурий Гранд-маркиз», зеленый металлик, размером с океанский лайнер. Идеальный автомобиль для генеральской жены. Не новый, но и не старый, высшего класса, но не самый дорогой и подходящего цвета. Совершенно американский.
   – Думаете, это ее машина? – спросила Саммер.
   – Возможно, – ответил я. – Бьюсь об заклад, что до того, как он стал подполковником, они ездили на «Форде», а позже пересели в «Меркурий». Наверное, ждали, когда он получит третью звезду, чтобы купить «Линкольн».
   – Печально.
   – Вы так думаете? Вспомните, где он был ночью.
   – А она где? Может, вышла прогуляться?
   Мы развернулись, и ветер ударил нам в спину. В этот момент мы услышали, как в задней части дома хлопнула дверь.
   – Она была в саду, – сказала Саммер. – Видимо, работала там.
   – Никто не работает в саду первого января, – возразил я. – По крайней мере в этом полушарии. Тут ничего не растет.
   Однако мы снова обошли дом и еще раз позвонили в звонок. Будет лучше, если вдова генерала встретит нас на своих условиях, официально. Но миссис Крамер нам не открыла. Мы снова услышали, как стукнула задняя дверь, бессмысленно, словно ветер решил немного порезвиться.
   – Нужно проверить, – сказала Саммер.
   Я кивнул. Когда дверь вот так стучит, получается особенный звук, который может многое означать.
   – Да, – согласился я. – Наверное, нужно.
   Мы вместе отправились к задней части дома. Сердитый ветер толкал нас в спину. Дорожка была выложена плитняком и вела к кухонной двери, которая открывалась внутрь. Скорее всего, там имелась пружина, чтобы дверь не болталась по собственной воле. Судя по всему, пружина ослабла, потому что порывы ветра время от времени распахивали дверь на несколько дюймов. Потом они стихали, и дверь со стуком закрывалась. Так произошло три раза, пока мы стояли и смотрели на нее. Это стало возможно, так как кто-то взломал замок.
   Это был хороший замок, из стали, которая оказалась надежнее дерева. Кто-то воспользовался ломом, с силой ударил раза два, замок выдержал, а дерево – нет. Дверь открылась, замок вывалился из дыры и остался лежать на дорожке. Щепки валялись повсюду, видимо разбросанные ветром.
   – Что теперь? – спросила Саммер.
   Системы безопасности в доме не было. Сигнализации тоже: я нигде не заметил ни проводов, ни коробок. Никаких автоматических звонков в ближайший полицейский участок. Значит, мы не могли знать, давно ли ушли плохие парни или они еще в доме.
   – И что теперь? – снова спросила Саммер.
   Мы были без оружия. Кто берет с собой оружие во время официального визита в форме класса «А»?
   – Идите к передней двери, на случай если кто-нибудь оттуда выйдет, – сказал я.
   Саммер без возражений отправилась выполнять приказ, и я дал ей минуту, чтобы она могла занять позицию. Затем я толкнул дверь локтем и вошел в кухню. Закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной, чтобы она не открылась. А потом прислушался.
   В доме царила тишина.
   В кухне едва различимо пахло тушеными овощами и кофе. Она была большой и относительно чистой. Место, которым часто пользуются. Справа от меня в дальнем конце я заметил дверь. Открытую. За ней виднелся маленький треугольник гладко отполированного дубового пола. Коридор. Очень медленно я двинулся вперед и направо, и у меня за спиной с грохотом хлопнула входная дверь. Мне удалось разглядеть еще кусок коридора. Судя по всему, он вел прямо к парадной двери. Слева была закрытая дверь. Наверное, столовая. Справа от нее – кабинет или маленькая гостиная: письменный стол, стул и книжные полки из темного дерева. Я сделал один осторожный шаг вперед, потом еще один.
   И увидел мертвую женщину на полу в коридоре.

Глава 03

   Я шагнул в коридор и остановился на расстоянии вытянутой от нее руки. Затем присел на корточки и потянулся к запястью. Кожа была холодной. Пульс мне нащупать не удалось.
   Я остался сидеть на корточках, прислушиваясь к тишине. Ничего. Я вытянул шею и посмотрел на ее голову. Миссис Крамер ударили чем-то очень жестким и тяжелым. Хватило одного сильного удара. Рана по форме напоминала длинную канаву, примерно в дюйм шириной и около четырех дюймов в длину. Миссис Крамер смотрела на заднюю часть дома, в кухню, и удар нанесли слева и сверху. Я огляделся по сторонам, выпустил ее запястье, встал и вошел в гостиную. Персидский ковер закрывал бо́льшую часть пола. Я стоял на нем и представлял себе, как прислушиваюсь к тихим, осторожным шагам в коридоре. Представлял, как продолжаю держать в руке ломик, которым взломал замок. Представлял, как я замахиваюсь, когда появляется моя жертва, проходящая мимо открытой двери.
   Я посмотрел вниз и увидел на ковре кровавый след и волосы. Убийца вытер об него свое орудие.
   Больше ничего в комнате не было тронуто. Она показалась мне какой-то безжизненной, лишенной индивидуальности. Складывалось впечатление, что ее обустроили, потому что в доме должен быть кабинет, а не потому, что в нем была необходимость. Стол не выглядел так, будто на нем работали. На нем стояли фотографии в серебряных рамках, но меньше, чем я ожидал увидеть, учитывая, как давно они женаты. На одной из них мертвый мужчина из мотеля и мертвая женщина из коридора были сняты на фоне «Маунт-Рашмора»[8]. Генерал и миссис Крамер на отдыхе. Он – значительно выше ее, сильный, полный жизни и энергичный. По сравнению с ним она выглядела крошечной.
   Еще на одной, цветной, фотографии Крамер был снят в форме несколько лет назад. Он стоял на верхней ступеньке трапа и собирался сесть в транспортный самолет «С-130». Форма у него была зеленой, самолет – коричневым. Он улыбался и махал рукой. Видимо, отправлялся на очередной пост, где получил свою первую звезду. Имелся еще один снимок, почти такой же, только более свежий: Крамер на трапе самолета, он повернулся и с улыбкой машет рукой. Наверное, на пути к своей второй звезде. На обеих фотографиях он махал правой рукой, а в левой у него была та же сумка для одежды, которую я обнаружил в шкафу в мотеле. А кроме того, на всех снимках под мышкой он держал один и тот же портфель.
   Я снова вышел в коридор, старательно прислушался, но ничего не услышал. Я мог бы обыскать дом, однако в этом не было необходимости, поскольку я не сомневался, что в нем нет никого и ничего из того, что я хотел бы найти. Поэтому я в последний раз посмотрел на вдову Крамера, на ее ступни. Да, недолго она была вдовой. Может, час или три. По моим представлениям, кровь на полу появилась двенадцать часов назад. Но точно сказать было трудно. Это подождет до приезда врачей.

   Я вышел через кухонную дверь и отправился искать Саммер. Сказал ей, чтобы она сходила в дом и посмотрела собственными глазами. Так было быстрее, чем объяснять, что я там обнаружил. Она вернулась через четыре минуты, спокойная и собранная. «Одно очко в пользу Саммер», – подумал я.
   – Как вы относитесь к совпадениям? – спросила она.
   Я ничего не ответил.
   – Нам придется съездить в Вашингтон, – добавила она. – В госпиталь Уолтера Рида. Чтобы они еще раз проверили результаты вскрытия.
   Я продолжал молчать.
   – Теперь его смерть становится подозрительной. Что я хочу сказать? Вероятность того, что определенный военный умрет в определенный день, примерно один к пятидесяти тысячам, но чтобы его жена умерла в тот же самый день? А уж тем более чтобы ее убили в тот же самый день?
   – Это был не тот же самый день, – сказал я. – Даже не тот же год.
   Саммер кивнула.
   – Ну да. Канун Нового года и первое января. Но вы ведь понимаете, что я имею в виду. Трудно поверить, что прошлой ночью в госпитале дежурил патологоанатом. Значит, его привезли специально. Откуда? Скорее всего, с вечеринки.
   Я усмехнулся:
   – Иными словами, вы хотите, чтобы мы отправились туда и сказали: «Эй, а вы уверены, что ваш доктор вчера был в состоянии сделать нормальное вскрытие? И отличить сердечный приступ от убийства?»
   – Мы должны проверить, – упрямо повторила она. – Я не люблю совпадения.
   – Как вы думаете, что здесь произошло?
   – Кто-то взломал дверь и влез в дом. Миссис Крамер проснулась от шума, встала, схватила пистолет, который всегда держала под рукой, спустилась вниз и направилась на кухню. Смелая была женщина.
   Я ничего не сказал.
   – Так мы поедем в госпиталь?
   – Обязательно, – ответил я. – Как только закончим здесь.
   Мы позвонили в полицейский участок Грин-Вэлли с телефона, висящего на стене в кухне. Затем связались с Гарбером и сообщили ему новость. Он сказал, что встретится с нами в госпитале. А потом мы стали ждать. Саммер наблюдала за входом в дом, а я – за задней дверью. Ничего не происходило. Копы приехали через семь минут – маленькая колонна из двух полицейских патрульных машин, машины с детективом и «Скорой помощи». Они прибыли с воем сирен, который был слышен за милю, и с включенными огнями. Влетев на подъездную дорогу, они наконец заткнулись. Во внезапно наступившей тишине мы с Саммер отступили назад, и вся компания промчалась мимо нас. Нам здесь нечего было делать. Жена генерала являлась гражданским лицом, а дом находился в их юрисдикции. Как правило, я не позволяю таким мелочам мешать моей работе, но дом уже рассказал мне все, что я хотел знать. Вот почему я был готов не вмешиваться и заработать несколько положительных очков. В дальнейшем они могут оказаться очень полезными.
   Патрульный наблюдал за нами целых двадцать минут, пока остальные копы осматривали дом. Затем оттуда вышел детектив в цивильном костюме, чтобы снять с нас показания. Мы рассказали ему о сердечном приступе Крамера, о том, что мы приехали, чтобы сообщить вдове о его смерти, и о том, как услышали стук двери. Детектива звали Кларк, и он совершенно спокойно отнесся к тому, что мы ему поведали. Зато его взволновало то же, что и Саммер. Оба Крамера умерли в одну и ту же ночь, находясь на расстоянии многих миль друг от друга, что было совпадением, а он любил совпадения не больше, чем Саммер. Мне стало жаль Рика Стоктона, заместителя шефа полиции в Северной Каролине. В свете новых событий его решение позволить мне забрать тело выглядело не слишком правильным. Получалось, что половина задачки оказалась в руках военных. Значит, возникнет конфликтная ситуация.
   Мы назвали Кларку номер телефона, по которому он мог связаться с нами в Бэрде, и сели в свою машину. По моим представлениям, до округа Колумбия было около семидесяти миль. Примерно час и десять минут. Или меньше, учитывая, как Саммер вела машину. Она сорвалась с места, выбралась на шоссе и вжала педаль акселератора в пол так, что машина задрожала от усилий.
   – Я видела портфель на фотографиях, – сказала она. – А вы?
   – Да, – ответил я.
   – Вас расстраивает вид мертвых людей?
   – Нет, – сказал я.
   – Почему?
   – Не знаю. А вас?
   – Немного.
   Я ничего не сказал.
   – Вы считаете, что это совпадение? – спросила она.
   – Нет, – ответил я. – Я не верю в совпадения.
   – Значит, вы думаете, что патологоанатом что-то пропустил?
   – Нет, – повторил я. – Я думаю, что результаты вскрытия, скорее всего, соответствуют действительности.
   – Тогда зачем мы так мчимся в округ Колумбия?
   – Потому что я хочу извиниться перед патологоанатомом. Я впутал его в эту историю, навязав ему тело Крамера. Теперь гражданские копы будут изводить его целый месяц. Ему это совсем не понравится.

   Но патологоанатом оказался женщиной, а не мужчиной, и у нее было такое радостное настроение, что ее вряд ли могло что-нибудь вывести из этого состояния надолго. Мы встретились с ней в приемной Центрального военного госпиталя Уолтера Рида в четыре часа дня первого января. Приемная выглядела, как все приемные в больницах. С потолка свисали праздничные гирлянды, правда, вид у них был слегка помятый. Гарбер приехал незадолго до нас и сидел на пластиковом стуле. Он был не слишком крупным мужчиной и, судя по всему, не испытывал неудобств. Однако он сидел молча и даже не представился Саммер. Она встала рядом с ним, а я прислонился к стене. Доктор стояла перед нами с бумагами в руке, словно читала лекцию маленькой группе заинтересованных студентов. На именной табличке значилось: «Сэм Макгоуэн». Она была молодой, смуглой, деловитой и открытой.
   – Генерал Крамер умер от естественных причин, – сообщила она нам. – Сердечный приступ прошлой ночью, после одиннадцати, но до полуночи. Никаких сомнений. Я буду счастлива, если вы захотите провести повторную проверку, но вы только зря потеряете время. Токсикологические тесты ничего не показали. Свидетельства желудочковой фибрилляции бесспорны, бляшки в артериях были огромными. Поэтому остается единственный возможный вопрос: не мог ли кто-то при помощи электроприбора стимулировать фибрилляцию у человека, который все равно умер бы от нее через несколько минут, часов, дней или недель?
   – А как это можно было бы сделать? – спросила Саммер.
   Макгоуэн пожала плечами.
   – Кожа должна была быть влажной на большой площади. Точнее, он должен был находиться в ванне. Затем, если пустить ток в воду, может возникнуть фибрилляция без следов ожога. Но он не находился в ванне, и нет никаких свидетельств того, что он вообще принимал ее раньше.
   – А если бы кожа не была влажной?
   – Тогда я увидела бы следы от ожогов. Но я их не обнаружила, а я изучила каждый дюйм тела под увеличительным стеклом. Никаких ожогов или следов инъекций – ничего.
   – Как насчет шока, удивления или страха?
   Доктор снова пожала плечами.
   – Возможно, но мы знаем, чем он занимался. Этот вид внезапного сексуального возбуждения является классическим инициатором сердечного приступа.
   Все молчали.
   – Естественные причины, друзья, – сказала Макгоуэн. – Самый обычный сердечный приступ. Даже если на него посмотрят все патологоанатомы мира, они придут к единому мнению. Я вам это гарантирую.
   – Ладно, – проговорил Гарбер. – Спасибо, доктор.
   – Я приношу вам свои извинения, – сказал я. – Вам придется повторять это примерно двум дюжинам гражданских копов каждый день в течение следующих нескольких недель.
   – Я напечатаю официальное заключение, – улыбнулась она.
   Затем обвела нас взглядом на случай, если у кого-то возникли еще вопросы. У нас их не было, поэтому она снова улыбнулась и скрылась за дверью. Дверь захлопнулась, украшения на потолке зашуршали и успокоились. В приемной воцарилась тишина.
   Какое-то время мы все молчали.
   – Ну хорошо, – сказал наконец Гарбер. – Значит, так: никаких сомнений относительно самого Крамера, а смертью его жены будут заниматься гражданские полицейские. Дело закрыто.
   – Вы знали Крамера? – спросил я.
   Гарбер покачал головой.
   – Только по слухам.
   – И что?
   – Он был высокомерным. Служил в бронетанковых войсках. Танк «Абрамс» – лучшая игрушка армии. Эти ребята знают, что они правят миром.
   – А про жену что-нибудь известно?
   Гарбер поморщился.
   – Насколько я слышал, она слишком много времени проводила дома, в Виргинии. Она была богата, из старой виргинской семьи. Нет, она, конечно, исполняла свой долг и проводила время на базе в Германии, только, если посчитать, его получалось совсем немного. Как, например, сейчас. Тамошние ребятишки сказали мне, что она уехала на праздники, и в этом нет ничего такого, только вот она отправилась домой перед Днем благодарения[9], и раньше весны ее назад не ждали. Так что Крамеры совсем не были близки. Никаких детей и общих интересов.
   – И этим объясняется то, что он имел дело с проституткой, – сказал я. – Если они жили каждый своей жизнью.
   – Наверное, – согласился Гарбер. – У меня ощущение, что это был не настоящий брак, а сплошная видимость и соблюдение правил.
   – Как ее звали? – спросила Саммер.
   – Миссис Крамер, – ответил Гарбер. – Это единственное имя, которое нам нужно знать.
   Саммер отвела взгляд.
   – С кем Крамер летел в Ирвин? – спросил я.
   – С двумя своими сослуживцами, – ответил Гарбер. – Генералом с одной звездой и полковником, Васселем и Кумером. Они составляли настоящий триумвират – Крамер, Вассель и Кумер. Объединенное лицо бронетанковых войск.
   Он встал и потянулся.
   – Расскажите мне обо всем, что вы делали начиная с полуночи, – попросил я.
   – Зачем?
   – Потому что я не люблю совпадения. И вы тоже.
   – Я ничего не делал.
   – Все что-то делали, – сказал я. – Кроме Крамера.
   Гарбер посмотрел прямо на меня.
   – Я следил за стрелками часов. Выпил очередной бокал. Поцеловал дочь. И, насколько я помню, еще множество людей. Затем спел «Доброе старое время»[10].
   – А потом?
   – Мне позвонили из моего офиса. Доложили, что в Северной Каролине обнаружено тело генерала с двумя звездами. И что дежурный офицер Бэрда не стал этим заниматься. Поэтому я позвонил туда и поговорил с тобой.
   – А дальше?
   – Ты отправился выяснять, что там произошло, а я связался с городскими копами, и они назвали имя Крамера. Я выяснил, что он из Двенадцатого корпуса, поэтому позвонил в Германию и сообщил о его смерти, но подробности оставил при себе. Я тебе уже это говорил.
   – Потом?
   – Потом ничего. Я стал ждать твоего доклада.
   – Хорошо, – сказал я.
   – Что хорошо?
   – Хорошо, сэр.
   – Дерьмо собачье! – выругался он. – Что у тебя на уме?
   – Портфель, – сказал я. – Я по-прежнему хочу его найти.
   – Тогда продолжай искать, – проговорил он. – До тех пор, пока я не найду Васселя и Кумера. Они смогут рассказать, было ли там что-нибудь такое, о чем нам стоит беспокоиться.
   – Вы не можете их найти?
   Гарбер покачал головой.
   – Нет. Они выехали из отеля, но не полетели в Калифорнию. И похоже, никто не знает, где они, черт их побери.

   Гарбер уехал в город в своей машине, а мы с Саммер сели в нашу и снова направились на юг. Было холодно, и уже начало темнеть. Я предложил сесть за руль, но она отказалась. Судя по всему, больше всего на свете она любила управлять автомобилем.
   – Мне показалось, что полковник Гарбер очень напряжен, – заметила она, и я услышал в ее голосе разочарование, как у актрисы, которая провалила прослушивание.
   – Он чувствует свою вину, – пояснил я.
   – Почему?
   – Потому что он убил миссис Крамер.
   Она молча уставилась на меня. Машина мчалась на скорости девяносто миль в час, а Саммер смотрела на меня.
   – В определенном смысле, – добавил я.
   – Почему?
   – Это не было совпадением.
   – Доктор сказала нам совсем другое.
   – Доктор сказала нам, что Крамер умер от естественных причин. Но его смерть каким-то образом привела к тому, что кто-то убил миссис Крамер. А запустил этот механизм Гарбер, сообщив о случившемся в Двенадцатый корпус. Жена Крамера погибла через два часа после того, как стало известно, что Крамер мертв.
   – Что вообще происходит?
   – Не имею ни малейшего понятия, – признался я.
   – А как насчет Васселя и Кумера? – спросила она. – Они летели на конференцию втроем. Крамер мертв, его жена тоже, а двое других пропали?
   – Вы же слышали, что сказал Гарбер. Это не наше дело.
   – И вы не собираетесь ничего делать?
   – Я собираюсь найти проститутку.

   Мы выбрали самый прямой маршрут к мотелю и бару. Особого выбора у нас не было. Сначала кольцевая, затем автострада 1-95. На дорогах было пусто, все продолжали праздновать Новый год. Мир за окнами казался темным и тихим, холодным и сонным. Повсюду зажигались огни. Саммер ехала быстро, насколько могла позволить себе рискнуть, то есть очень быстро. Дорога, на которую у Крамера ушло шесть часов, должна была занять у нас меньше пяти. Мы остановились, чтобы заправиться, купили несвежие бутерброды, сделанные еще в прошлом календарном году, и заставили себя съесть их, продолжая мчаться вперед. Затем я потратил двадцать минут на наблюдение за Саммер. У нее были маленькие аккуратные руки, и они легко лежали на руле. Она почти не моргала. Время от времени она облизывала губы или проводила языком по зубам.
   – Давайте поговорим, – предложил я.
   – О чем?
   – О чем угодно, – сказал я. – Расскажите мне о своей жизни.
   – Зачем?
   – Потому что я устал, – ответил я. – И могу уснуть.
   – Это будет не слишком интересно.
   – А вы попытайтесь.
   Саммер пожала плечами и начала с самого начала. Она родилась неподалеку от Бирмингема, штат Алабама, в середине шестидесятых. Саммер не сказала ничего плохого о том времени, но у меня сложилось впечатление, что уже тогда она знала, что для детей есть места и получше, чем бедная черная Алабама. У нее были братья и сестры. Она всегда была маленькой, но ловкой, у нее обнаружился талант к гимнастике и танцам, и в школе на нее обратили внимание. Училась она тоже хорошо, заработала целую кучу незначительных стипендий и перебралась в Джорджию, где поступила в колледж, затем на курсы подготовки офицеров резерва. К этому времени стипендии иссякли, но тут появились военные с предложением оплатить ее обучение в обмен на пять лет службы по окончании. Прошла ровно половина этого срока. Саммер с отличием окончила школу военной полиции. Мне показалось, что она довольна. Минуло сорок лет с тех пор, как армия подверглась интеграции, и Саммер обнаружила, что это чуть ли не единственное место в Америке, где никого не волнует цвет твоей кожи. Но с другой стороны, ее немного беспокоило собственное продвижение по службе. У меня сложилось впечатление, что ее заявление о переходе в 110-й отдел – это своего рода вызов судьбе. Если ее переведут, значит, она останется в армии до конца жизни, как я. Если же нет, уволится, когда пять лет закончатся.
   – А теперь вы расскажите о своей жизни, – сказала она.
   – Я? – переспросил я.
   Моя жизнь во всех смыслах отличалась от ее жизни. Цвет кожи, пол, география, семейные обстоятельства.
   – Я родился в Берлине. В те времена из больницы выписывали через семь дней, так что я начал служить в армии, когда мне исполнилась неделя. Я рос на самых разных базах, кажется, побывал на всех, какие у нас только есть. Затем отправился в Уэст-Пойнт. Я продолжаю оставаться военным. И буду им всегда. В общем, это все.
   – У вас есть семья?
   Я вспомнил записку сержанта: «Звонил ваш брат. Сообщения не оставил».
   – Мать и брат, – ответил я.
   – Были когда-нибудь женаты?
   – Нет. А вы были замужем?
   – Нет, – ответила она. – Встречаетесь с кем-нибудь?
   – Сейчас нет.
   – Я тоже.
   Мы проехали милю, потом еще одну.
   – Вы можете представить себе жизнь за пределами армии?
   – А такая жизнь существует?
   – Я там выросла. Возможно, вернусь обратно.
   – Вы, гражданские, не перестаете меня удивлять, – заметил я.

   Саммер припарковалась перед номером Крамера – вероятно, исключительно для того, чтобы эксперимент был достоверным, – через пять часов с небольшим после того, как мы выехали из госпиталя Уолтера Рида. Мне показалось, что она осталась довольна своим результатом. Она выключила двигатель и улыбнулась.
   – Я пойду в бар, – сказал я. – А вы поговорите с парнишкой в мотеле. Прикиньтесь хорошим полицейским. Но сообщите ему, что плохой полицейский скоро придет.
   Мы вышли в темноту и холод. Снова спустился туман, подсвеченный уличными фонарями. Все тело у меня затекло, а еще хотелось глубоко вдохнуть свежего воздуха. Я потянулся и зевнул, поправил куртку и посмотрел на Саммер, которая прошла мимо автомата по продаже кока-колы. В неоновом свете ее кожа казалась красной. Я перешел на другую сторону дороги и направился к бару.
   Как и вчера ночью, парковка была забита машинами. Легковые автомобили и грузовики окружали здание со всех сторон. Вентиляторы снова работали на полную мощность. Я видел дым и чувствовал запах пива в воздухе. И слышал грохот музыки. Неоновые огни слепили глаза.
   Я открыл дверь, и в меня ударила волна шума. Сегодня здесь снова собралось столько народу, что яблоку негде было упасть. Светили те же прожектора. Но на сцене танцевала другая голая девушка. Тот же парень с грудью, похожей на нефтяную бочку, пристроился в тени за конторкой. Я не видел его лица, но знал, что он смотрит на мою форму. Там, где на лацканах куртки Крамера имелись скрещенные кавалерийские сабли и идущий в наступление танк, у меня были скрещенные кремневые пистолеты, сверкающие золотом, – знак военной полиции. Не самый популярный в таком месте.
   – Плата за вход, – сказал тип за конторкой.
   Я едва его расслышал, так громко вопила музыка.
   – Сколько? – спросил я.
   – Сто долларов, – ответил он.
   – Не думаю.
   – Ладно, двести.
   – Очень смешно, – откликнулся я.
   – Мне не нравится, когда сюда заходят копы.
   – Не понимаю почему, – удивился я.
   – Посмотри на меня.
   Я посмотрел и ничего особенно интересного не увидел. Луч прожектора высветил большой живот, широкую грудь и толстые предплечья, покрытые татуировками. Руки по форме и размеру напоминали замороженных цыплят, почти на всех пальцах красовались массивные серебряные кольца. Однако плечи и лицо громилы оставались в тени. Словно он наполовину прятался за занавеской. Я разговаривал с человеком, которого не мог разглядеть.
   – Тебе здесь не рады, – заявил он.
   – Я это переживу. Я не отличаюсь излишней чувствительностью.
   – Ты меня не слышал? Это мое заведение, и тебе здесь не место.
   – Я быстро.
   – Уходи.
   – Нет.
   – Взгляни на меня.
   Он наклонился вперед, чтобы на него падал свет. Луч прожектора поднялся по его груди, высветил шею и лицо. Оно оказалось совершенно невероятным. Этот человек с самого начала был уродливым, а со временем стало еще хуже. Все его лицо было исполосовано прямыми шрамами от бритвы, они покрывали его плотной сеткой, глубокие, белые и старые. Нос когда-то был сломан, его не слишком аккуратно вправили, потом снова сломали и снова плохо вправили, и так несколько раз. Два маленьких глаза уставились на меня из-под бровей. Я решил, что ему около сорока, пять футов десять дюймов, примерно триста фунтов. Он выглядел как гладиатор, проживший двадцать лет в катакомбах.
   Я улыбнулся.
   – Ты рассчитываешь, что твое лицо произведет на меня впечатление? С драматическими световыми эффектами и все такое?
   – Оно должно тебе кое-что рассказать.
   – Оно говорит мне, что ты часто проигрывал в драках. Хочешь потерпеть еще одно поражение – я не возражаю.
   Он промолчал.
   – Или я могу сделать так, что тем, кто служит в Бэрде, будет запрещено сюда ходить. Не сомневаюсь, что это скажется на твоих прибылях.
   Он продолжал молчать.
   – Но я не хочу ничего такого делать, – сказал я. – Зачем наказывать моих ребят за то, что ты настоящая задница?
   Он молчал.
   – Так что я не стану обращать на тебя внимания.
   Парень снова откинулся на спинку стула, и тени, словно занавески, вернулись на место.
   – Я с тобой еще встречусь, – сказал он из темноты. – Где-нибудь, когда-нибудь. Можешь не сомневаться. Это я тебе обещаю.
   – Вот теперь я по-настоящему испугался, – сказал я и прошел вперед, где толпились посетители.
   Мне удалось пробиться сквозь толпу у входа в основной зал. Внутри помещение оказалось больше, чем выглядело снаружи: огромный прямоугольник под низким потолком, заполненный шумом и людьми, разделенный на дюжины отдельных площадок. Повсюду усилители. Громкая музыка. Вспышки разноцветного света. Множество гражданских посетителей. И военных тоже. Я отличал их по стрижкам и одежде. Военные, которые не несут службу, всегда одеваются особым образом. Они очень хотят быть похожими на гражданских ребят, но у них это плохо получается. Их костюмы всегда немного слишком чистые и старомодные.
   Они все смотрели на меня, когда я проходил мимо, но никто не рад был меня видеть. Я же искал сержанта. Искал того, у кого морщины возле глаз. Обнаружил четырех возможных кандидатов, они сидели примерно в шести футах от главной сцены. Трое из них увидели меня и отвернулись. Четвертый замер на мгновение, а затем повернулся ко мне. Словно знал, что его выбрали из числа других. Он был невысоким, но плотным, лет на пять старше меня. Скорее всего, отряд специального назначения. В Бэрде их было полно. Я видел, что он прекрасно проводит время. На его лице сияла улыбка, в руке он держал бутылку холодного пива, покрытую капельками влаги. Он поднял ее, как будто в тосте или приглашая меня подойти. Поэтому я подошел к нему очень близко и прошептал на ухо:
   – Скажи ребятам от моего имени, что я пришел сюда неофициально. К нашим парням это не имеет никакого отношения. Тут совсем другое дело.
   – Какое? – спросил он.
   – Пропажа собственности, – ответил я. – Ничего важного. Все в полном ажуре.
   Он никак не отреагировал.
   – Отряд специального назначения? – спросил я.
   Он кивнул и спросил в ответ:
   – Пропажа собственности?
   – Ничего серьезного, – повторил я. – Просто кое-что исчезло из заведения на другой стороне улицы.
   Он обдумал мои слова, затем снова поднял бутылку и стукнул по тому месту, где могла быть моя бутылка, если бы я ее купил. Таким способом он показал мне, что принимает сказанное мной. Точно мим в этом жутком шуме. Но, несмотря на это, несколько человек поднялись и медленно направились к выходу. За первые две минуты, что я провел в баре, из него ушло человек двадцать. Военная полиция имеет обыкновение оказывать такое действие на других людей. Неудивительно, что тот тип с изуродованным лицом не хотел пускать меня в свой бар.
   Ко мне подошла официантка в черной майке, обрезанной снизу примерно в четырех дюймах от шеи, черных шортах, обрезанных примерно в четырех дюймах ниже талии, и черных туфлях на очень высоком каблуке. Она стояла и смотрела на меня, пока я не сделал заказ. Я попросил принести мне пиво «Бад» и заплатил за него в восемь раз больше, чем оно стоило. Сделал пару глотков и отправился искать проституток.
   Они нашли меня первыми. Думаю, они хотели, чтобы я исчез, прежде чем из-за меня бар окончательно опустеет, а количество их клиентов будет равняться нулю. Две из них направились прямо ко мне. Блондинка и брюнетка. Обе в крошечных облегающих платьях, блестящих разноцветными синтетическими нитями. Блондинка обошла брюнетку, и та отстала, а она поспешила ко мне, неуклюже покачиваясь на своих высоких каблуках. Брюнетка развернулась и решила заняться сержантом из отряда специального назначения, с которым я разговаривал. Он отмахнулся от нее с отвращением, показавшимся мне искренним. Блондинка подскочила ко мне и прижалась к моему плечу. Затем она вытянулась в полный рост, пока я не почувствовал в ухе ее дыхание.
   – С Новым годом, – сказала она.
   – Тебя тоже, – ответил я.
   – Я раньше тебя здесь не видела, – проговорила она таким тоном, словно я был единственным, чего ей в жизни недоставало.
   У нее был не местный акцент, не одной из Каролин. И не Калифорнии. Джорджия или Алабама, наверное.
   – Ты недавно в нашем городе? – спросила она громко, потому что музыка заглушала все остальные звуки.
   Я улыбнулся. Мне довелось побывать в таком количестве публичных домов, что и не сосчитать. Такова участь всех военных копов. Все публичные дома похожи, и при этом все отличаются друг от друга. У них разные правила поведения, но вопрос: «Ты недавно в нашем городе?» – является традиционным началом разговора. Этим она приглашала меня начать торговлю. А себя защищала от обвинений в приставании.
   – А какие есть варианты? – спросил я.
   Она робко улыбнулась, как будто ей еще ни разу не задавали такого вопроса. Затем сообщила мне, что за небольшую плату я могу посмотреть на нее на сцене, а за десятку она устроит мне персональное шоу в одной из задних комнат. Она объяснила, что мне будет позволено ее трогать, и, чтобы убедиться в том, что я ее слушаю, провела рукой по внутренней части моего бедра.
   Я видел, на что может запасть какой-нибудь парень. Она была симпатичной, лет двадцати, если не смотреть в глаза, которые могли бы принадлежать пятидесятилетней женщине.
   – А как насчет чего-нибудь больше? – спросил я. – Мы могли бы пойти в какое-нибудь другое место?
   – Мы можем обсудить это во время моего персонального представления.
   Она взяла меня за руку и провела мимо двери в комнату, где они переодевались, через бархатную занавеску в тускло освещенную комнату за сценой. Она оказалась довольно большой, наверное, тридцать на двадцать футов, и не так чтобы пустой. Я заметил шестерых мужчин, на коленях которых сидели голые девицы. Девушка подвела меня к пустому месту на скамейке и посадила. Подождала, пока я достану бумажник и заплачу ей десять баксов. Затем она прильнула ко мне и прижалась всем телом. Мне ничего не оставалось, кроме как положить руку ей на бедро. Кожа у нее была теплой и гладкой.
   – Итак, куда мы можем пойти? – спросил я.
   – Ты спешишь, – ответила она, пошевелилась и задрала подол платья, под которым ничего не оказалось.
   – Ты откуда? – спросил я.
   – Из Атланты.
   – Как тебя зовут?
   – Распутница, – ответила она. – Рас-пут-ни-ца.
   Я ни секунды не сомневался, что это ее рабочий псевдоним.
   – А тебя как зовут?
   – Ричер, – сказал я, решив, что нет никакого смысла скрывать свое настоящее имя.
   Я только что приехал после визита к вдове и все еще был в форме класса «А», с именной табличкой на правом кармане.
   – Хорошее имя, – машинально сказала она.
   Я знал, что она говорит это всем своим клиентам. «Квазимодо, Гитлер, Сталин, Пол Пот, хорошее имя». Она подняла руку, расстегнула верхнюю пуговицу моей куртки, затем быстро справилась с остальными. Просунула пальцы под галстук и положила руку на рубашку.
   – На другой стороне улицы есть мотель, – сказал я.
   Она кивнула моему плечу.
   – Я знаю.
   – Я ищу девушку, которая пошла туда вчера прошлой ночью с военным.
   – Ты шутишь?
   – Нет.
   Она толкнула меня в грудь.
   – Ты здесь, чтобы развлекаться или задавать вопросы?
   – Задавать вопросы, – ответил я.
   Она замерла.
   – Я ищу девушку, которая пошла туда вчера прошлой ночью с военным.
   – Ты в своем уме? – удивленно спросила она. – Мы все ходим в мотель с военными. На тротуаре уже дорожка протоптана. Если присмотреться, ты ее непременно увидишь.
   – Я ищу девушку, которая вернулась немного раньше, чем следовало.
   Она молчала.
   – Вероятно, была слегка напугана.
   Она по-прежнему ничего не говорила.
   – Вероятно, она встретилась с клиентом там, – продолжал я. – Или он ей позвонил по телефону.
   Она слезла с моих колен и оттянула подол как можно ниже – получилось не очень. Затем провела пальцем по моему значку.
   – Мы не отвечаем на вопросы, – сообщила она.
   – Почему?
   Я заметил, как она бросила взгляд на бархатную занавеску, как будто пыталась сквозь нее увидеть конторку у входа.
   – Из-за него? – спросил я. – Я позабочусь о том, чтобы у тебя не было неприятностей.
   – Он не любит, когда мы разговариваем с копами.
   – Это важно, – сказал я. – Тот мужчина был важным военным.
   – Вы все считаете себя важными.
   – Здесь есть девушки из Калифорнии?
   – Пять или шесть, кажется.
   – Кто-нибудь из них работал в Форт-Ирвине?
   – Я не знаю.
   – Мы заключим с тобой сделку, – проговорил я. – Я пойду в бар. Куплю еще пива. Я буду пить его десять минут. Ты приведешь ко мне девушку, у которой вчера возникли проблемы. Или покажешь, где ее найти. Скажешь ей, что все в порядке. Что никто не пострадает. Думаю, ты увидишь, что она поймет.
   – Или?
   – Или я всех разгоню и сожгу это заведение дотла. И вам всем придется искать работу в другом месте.
   Она снова посмотрела на бархатную занавеску.
   – Не волнуйся из-за толстяка, – повторил я. – Если он начнет выступать, я еще раз сломаю ему нос.
   Она не двигалась с места.
   – Это очень важно, – снова сказал я. – Если мы сейчас с этим разберемся, ни у кого не будет никаких проблем.
   – Ну, я не знаю, – протянула она.
   – Пусти слух, – сказал я. – Десять минут.
   Я подтолкнул ее и посмотрел ей вслед, когда она скрылась за занавеской. Через минуту вышел за ней и направился к бару. Я не стал застегивать куртку, решив, что выгляжу так, будто я не на службе. Мне не хотелось никому портить вечер.

   Целых двенадцать минут я провел, опустошая очередную бутылку нашего родного пива, которая стоила больше, чем следовало. Я наблюдал за тем, как работают официантки и проститутки. Видел, как между посетителями пробирается крупный тип с изуродованным лицом, он оглядывался по сторонам, проверяя, все ли в порядке. Я ждал. Моя новая подружка-блондинка не вернулась. И я нигде ее не видел. Но вокруг меня было полно народу, и царил полумрак. Музыка продолжала громко реветь. Мелькали разноцветные огни, ворчали вентиляторы, однако воздух оставался горячим и мерзким. Я устал, и у меня начала болеть голова. Я слез с табурета и начал обходить помещение. Блондинки нигде не было. Я снова проверил бар, но не нашел ее. Сержант из отряда специального назначения остановил меня, когда я пошел на третий круг.
   – Ищете свою подружку? – спросил он.
   Я кивнул, и он показал на дверь комнаты, где переодевались девушки.
   – Мне кажется, из-за вас у нее только что возникли неприятности.
   – Какие?
   Он ничего не ответил, но поднял вверх левую руку и ударил в ладонь кулаком.
   – И вы ничего не сделали? – спросил я.
   Он пожал плечами:
   – Вы же коп, а не я.
   Дверь в раздевалку была из простой фанеры – прямоугольник, выкрашенный в черный цвет. Я решил, что женщины, которые пользуются раздевалкой, не страдают от излишней скромности, поэтому открыл ее и вошел внутрь. Внутри горели самые обычные лампочки, валялись кучи одежды и воняло духами. И стояли столики с зеркалами, как в театральных гримерных. На старом диване, обтянутом красным бархатом, сидела моя новая знакомая и плакала. На щеке у нее полыхал ярко-красный след от пощечины, правый глаз заплыл. Значит, ее ударили сначала ладонью, а затем тыльной стороной. Она была в шоке, левая туфля слетела, и я увидел следы от уколов между пальцами. Манекенщицы, актрисы и проститутки всегда так поступают. Потому что там это незаметно.
   Я не стал спрашивать, все ли у нее в порядке, потому что это был глупый вопрос. Она выживет, только неделю не сможет работать. До тех пор, пока синяк под глазом не почернеет, а потом не станет желтым, и тогда она спрячет его под слоем косметики. Я просто стоял до тех пор, пока она не заметила меня своим непострадавшим глазом.
   – Убирайся отсюда, – проговорила она и отвернулась. – Сволочь!
   – Нашла девушку? – спросил я.
   Она посмотрела мне в глаза.
   – Не было никакой девушки, – ответила она. – Я всех спросила. И знаешь, что я услышала? Прошлой ночью ни у кого не возникло никаких проблем. Ни у кого.
   Я помолчал немного.
   – Может, кто-нибудь из девушек не пришел сегодня на работу?
   – Мы все здесь, – сказала она. – Мы все отрабатываем за Рождество.
   Я промолчал.
   – Из-за тебя я получила пощечину ни за что.
   – Извини, что доставил тебе неприятности.
   – Убирайся отсюда, – повторила она, не глядя на меня.
   – Ладно, – не стал спорить я.
   – Сволочь! – снова сказала она.
   Я оставил ее сидеть на диване, а сам пробрался сквозь толпу вокруг сцены и возле бара и через кучу посетителей у входа. Тип с изуродованным лицом сидел на своем месте, прячась в тени. Я прикинул, где должна находиться его голова, размахнулся открытой ладонью и с такой силой врезал ему в ухо, что он покачнулся.
   – Ты! – сказал я. – Выходи на улицу.
   Я не стал его ждать и сразу же вышел наружу. На парковке толпились военные, которые убрались из бара, когда увидели меня. Не обращая внимания на холод, они стояли около своих машин и пили пиво из бутылок с длинными горлышками, которые прихватили с собой. Я знал, что ждать неприятностей с их стороны не стоит. Только очень пьяный станет связываться с представителем военной полиции. Но и рассчитывать на их помощь не приходилось. Я был не из их числа. Так что мне оставалось полагаться лишь на себя.
   У меня за спиной с грохотом распахнулась дверь, и из нее выскочил громила в сопровождении парочки приятелей, похожих на фермеров. Мы остановились в пятне света, падающем от неоновой вывески на столбе. Напротив друг друга. Наше дыхание окутывало лица облачками белого пара. Никто ничего не говорил. Впрочем, в такой ситуации разговоры и не требуются. Я не сомневался, что парковка уже стала свидетельницей множества драк, и понимал, что эта не будет отличаться от остальных. Она закончится тем, что кто-то одержит победу, а кто-то потерпит поражение.
   Я сбросил куртку и повесил ее на зеркало ближайшей машины, десятилетнего «Плимута». Отличная краска, блестящие хромированные детали. Машина для настоящего автомобилиста. Из бара вышел сержант, с которым я разговаривал, посмотрел на меня пару мгновений и отошел в тень, к своим товарищам. Я снял часы, отвернулся и положил их в карман куртки. А потом снова повернулся к своему противнику и принялся его разглядывать. Мне хотелось как следует его отделать, чтобы девушка по имени Распутница знала, что я встал на ее защиту. Но его лицо не представляло для меня никакого интереса, оно и без того было изуродовано хуже некуда. В мои же планы входило вывести его из строя на некоторое время, чтобы он не пришел в себя после драки и не начал вымещать зло на девушках только потому, что со мной ему не справиться.
   У него была широкая грудь и лишний вес, и я решил, что руки мне вовсе не понадобятся. Разве что фермеры решат вмешаться, хотя я надеялся, что этого не произойдет. Им серьезный конфликт ни к чему. С другой стороны, решать им. Каждый человек имеет право выбора. Они могли отступить, а могли и встать на чью-либо сторону.
   Я был примерно на семь дюймов выше своего противника и на семьдесят фунтов легче. А еще – на десять лет моложе. Я наблюдал за тем, как он прикидывает в уме наши шансы. Он решил, что с ним все будет в порядке. Видимо, считал себя настоящим боевым псом. А меня – выскочкой и зарвавшимся представителем Дядюшки Сэма. Возможно, моя парадная форма обманула его, и он подумал, что я буду вести себя как офицер и джентльмен. По правилам и не слишком спешно.
   В этом он ошибся.
   Он бросился на меня, размахивая кулаками. Широкая грудь, короткие руки – он не мог до меня дотянуться. Я ушел в сторону, и он пронесся мимо. Но тут же снова пошел в атаку. Я отбил его руку и ударил локтем в лицо, но не слишком сильно, только чтобы погасить инерцию, и на одно короткое мгновение громила оказался прямо передо мной.
   Он перенес вес своего тела на ту ногу, что была сзади, и нацелился мне в лицо, рассчитывая нанести сильный удар.
   Если бы у него получилось, мало бы мне не показалось. Но прежде чем он достиг цели, я врезал ногой по его правому колену. Коленная чашечка – штука хрупкая, вам это подтвердит любой спортсмен. На его колено пришлось триста фунтов его собственного веса и еще двести тридцать моего. Коленная чашечка хрустнула, а нога согнулась назад. Согнулась, как и полагается ноге, только в обратную сторону. Он повалился вперед, и носок его ботинка уткнулся в бедро. Громила громко заорал. Я же сделал шаг назад и улыбнулся. «Побеждает тот, кто стреляет».
   Затем я подошел к громиле и внимательно посмотрел на его колено. Оно было разбито по высшему разряду: кость сломана, связки порваны, хрящи раздроблены. Я подумал было, не ударить ли еще разок, но потом решил, что в этом нет необходимости. Как только его выпустят из ортопедического отделения клиники, ему придется навестить магазин, где продают палочки. И закупить запас на всю жизнь. Дерево, алюминий, короткие, длинные – выбирать ему.
   – Если случится что-нибудь, что мне не понравится, я вернусь и обработаю другое колено, – пообещал я.
   Не думаю, чтобы он меня слышал. Он извивался в маслянистой луже, тяжело дышал и стонал, пытаясь найти положение, в котором будет не так больно. Но с этим ему явно не везло. Придется подождать операции.
   Фермеры решали, на чью сторону им встать. Оба оказались довольно тупыми. Но один тупее другого, да еще с замедленной реакцией. Он стоял, сжимая и разжимая громадные красные кулаки. Я шагнул к нему и ударил его головой в лицо, чтобы помочь определиться с выбором. Он упал головой к ногам громилы, а его приятель помчался прятаться за ближайший грузовик. Я снял куртку с зеркала «Плимута» и снова ее надел. Затем достал из кармана часы и вернул их на место. Солдаты пили пиво и смотрели на меня. Их лица ничего не выражали. Они не получили удовольствия, но и не были разочарованы представлением, развернувшимся у них на глазах. Они не ставили на исход сражения. Их не волновало, кто окажется побежденным – я или мой противник.
   Рядом с толпой я увидел лейтенанта Саммер и пошел между машинами в ее сторону. Она показалась мне чересчур напряженной. А еще она тяжело дышала. Видимо, наблюдала за моей схваткой с громилой. И была готова прийти на помощь.
   – Что случилось? – спросила она.
   – Толстяк ударил женщину, которая по моему поручению задала парочку вопросов. А его приятель не успел убежать.
   Она взглянула на них и снова на меня.
   – А что сказала женщина?
   – Что вчера ночью ни у кого не возникло никаких проблем.
   – Парень в отеле продолжает отрицать, что с Крамером была проститутка. И твердо стоит на своем.
   Я вспомнил, как девушка сказала: «Из-за тебя я получила пощечину ни за что».
   – В таком случае почему он отправился проверять номер?
   Саммер поморщилась.
   – Я его об этом спросила, понятное дело.
   – У него был ответ?
   – Сначала – нет. А потом он сказал, что ему показалось, будто он услышал, как быстро отъехала машина.
   – Какая машина?
   – Он сказал, с большим двигателем, на огромной скорости, словно тот, кто в ней сидел, от кого-то убегал.
   – Он видел, кто это был?
   Саммер покачала головой.
   – Чушь какая-то, – сказал я. – Машина означает, что он имел дело с девушкой по вызову. Сомневаюсь, что здесь таких много. Кроме того, зачем ему такая девица, если в баре по соседству полно проституток?
   Саммер продолжала качать головой.
   – Он сказал, что у машины был очень необычный звук, невероятно громкий. Кроме того, двигатель работал на дизельном топливе, а не на бензине. А еще он говорит, что слышал точно такой же звук некоторое время спустя.
   – Когда?
   – Когда вы приехали в вашем «хамви».
   – Что?!
   Саммер посмотрела на меня.
   – Он говорит, что пошел проверить номер Крамера, потому что слышал, как военная машина на бешеной скорости умчалась с парковки.

Глава 04

   Он сказал, что сидел в офисе один и ничего не делал. Примерно в двадцать пять минут двенадцатого он услышал, как хлопнула дверца машины и заработал мощный двигатель на дизельном топливе. Машина развернулась, включился привод на четыре колеса, раздался визг шин, рев двигателя, шорох гравия, а потом что-то большое быстро умчалось прочь. Портье слез со своей табуретки и вышел посмотреть, что случилось. Машину он не видел.
   – Зачем ты пошел проверять номер? – спросил я.
   – Подумал, а вдруг начался пожар, – пожав плечами, пояснил он.
   – Пожар?
   – В подобных заведениях такое случается. Они поджигают номер и быстро уезжают. Ради развлечения. Или еще зачем-то. Я не знаю. Просто мне показалось, что нужно посмотреть.
   – А как ты понял, в каком номере надо смотреть?
   Он затих. Саммер уже спрашивала его об этом. Теперь пришла моя очередь. Мы с ней играли в игру «плохой и хороший полицейский». В конце концов портье признался, что на всю ночь у них был занят только один номер. Остальные номера обычно снимались на пару часов посетителями бара через улицу, пришедшими на своих двоих. Именно по этой причине он совершенно уверен, что в номере Крамера не было проститутки. Одна из его обязанностей – проверять, когда они приходят и уходят. Он берет деньги и выдает ключи. Он следит за порядком и потому всегда знает, кто и где находится. Часть его работы, о которой ему следует помалкивать.
   – Теперь меня выгонят, – сказал он.
   Он так расстроился, что готов был расплакаться, и Саммер пришлось его утешать. Потом он рассказал, что нашел тело Крамера и вызвал полицию, а посетителей, снимавших номера на время, разогнал от греха подальше. Заместитель шефа полиции Стоктон приехал через пятнадцать минут. Затем появился я, а когда через некоторое время я уехал, он узнал звук мотора, который уже слышал раньше. Тот же рев мотора, тот же визг шин, все то же самое. Очень убедительно. Он уже признался в том, что проститутки использовали мотель для своих целей, поэтому у него не было причин врать. Все «Хаммеры» еще относительно новые, и у их двигателей очень необычный звук. Так что я ему поверил. Мы оставили его за конторкой, а сами вышли наружу, где стоял залитый холодным красным сиянием автомат с кока-колой.
   – Значит, не проститутка, – сказала Саммер. – Женщина с базы.
   – Женщина-офицер, – добавил я. – Возможно, у нее высокое звание и она имеет доступ к личному «хамви». Никто не станет брать его в гараже для такого дела. У нее портфель Крамера. Иначе и быть не может.
   – Ее будет легко найти. В регистрационном журнале на проходной должна остаться соответствующая запись.
   – Возможно, я даже разминулся с ней на шоссе. Если она уехала отсюда в двадцать пять минут двенадцатого, в Бэрд она вернулась примерно в двенадцать пятнадцать. Я как раз уезжал.
   – Если она сразу вернулась на базу.
   – Да, – согласился я. – Если вернулась.
   – А вы не видели другого «хамви»?
   – Кажется, не видел.
   – Как вы думаете, кем она может быть?
   – Здесь подойдут те же рассуждения, что и с проституткой, – пожав плечами, ответил я. – Кто-то, с кем он где-то познакомился. Может быть, в Ирвине, но вполне возможно, что и в каком-нибудь другом месте.
   Я посмотрел через дорогу на заправочную станцию и машины, проезжавшие по шоссе.
   – Может быть, Вассель и Кумер ее знают, – предположила Саммер. – Если отношения между ней и Крамером начались давно.
   – Да, может быть.
   – Как вы думаете, где они?
   – Понятия не имею, – ответил я. – Но уверен, что найду их, если они мне понадобятся.

   Я их не нашел. Они сами меня нашли. Когда мы вернулись на базу, они ждали в отведенном мне кабинете. Саммер высадила меня у дверей, а сама отправилась парковать машину. Я прошел мимо дежурного. Снова началась ночная смена, и за столом сидела сержант, женщина с гор, у которой имелся маленький сын и которая беспокоилась из-за зарплаты. Она показала мне на дверь, и я сразу понял, что у меня посетители. Кто-то рангом значительно выше ее и меня.
   – Кофе есть? – спросил я.
   – Машина включена, – ответила она.
   Я прихватил с собой пару стаканчиков. Моя куртка была по-прежнему расстегнута, волосы растрепались, и я выглядел совсем как парень, который устроил драку на парковке. Я сразу прошел к столу и поставил на него кофе. На стульях с высокими спинками, предназначенных для посетителей и стоящих у стены, сидели двое мужчин и смотрели на меня. Оба были в полевой форме. У одного на воротнике я заметил звезду бригадного генерала, у другого – полковничьего орла. Генерала звали Вассель, полковника – Кумер. Вассель был лысым, Кумер – в очках, и оба показались мне слишком важными, слишком старыми, слишком низенькими, розовыми и мягкими, чтобы носить полевую форму, которая делала их немного смешными. Они были похожи на членов клуба «Ротари», направляющихся на карнавал. Иными словами, первое впечатление было не в их пользу.
   Я сел на свой стул и увидел два листка бумаги, лежащих на журнале для записей. Первой оказалась записка: «Снова звонил ваш брат. Это срочно». На сей раз там имелся телефонный номер с кодом 202. Вашингтон, округ Колумбия.
   – В ваши правила не входит отдавать честь старшим офицерам? – поинтересовался Вассель со своего стула.
   На втором листке бумаги было написано: «Звонил полковник Гарбер. Полицейский участок Грин-Вэлли считает, что миссис К. умерла примерно в два часа ночи».
   Я сложил пополам каждую записку по отдельности и засунул их под телефон. А потом поправил так, чтобы видеть ровно половину каждой. Подняв голову, успел заметить, что Вассель бросает на меня хмурые взгляды. Его голый череп постепенно становился все краснее и краснее.
   – Прошу меня простить, – сказал я. – Вы что-то спросили?
   – В ваши правила не входит отдавать честь старшим офицерам, когда вы входите в комнату?
   – Если они не являются моими непосредственными начальниками, не входит, – ответил я. – А вы не являетесь.
   – Это не ответ на мой вопрос! – взвился он.
   – Можете проверить, – сказал я. – Я служу в Сто десятом особом отделе. Мы – обособленная организация. В структурном отношении мы существуем параллельно всей остальной армии. И если вы хорошенько подумаете, это правильно. Мы не смогли бы контролировать вас, если бы находились у вас в подчинении.
   – Я здесь вовсе не для того, чтобы ты меня контролировал, сынок, – сказал он.
   – Тогда зачем вы здесь? Сейчас довольно поздно для официального визита.
   – Я здесь, чтобы задать тебе парочку вопросов.
   – Спрашивайте, – разрешил я. – А после я задам вам свои вопросы. И знаете, в чем будет состоять разница?
   Он не ответил.
   – Я отвечу вам исключительно из любезности, – объяснил я. – А вы будете мне отвечать, потому что этого требует Унифицированный военный кодекс.
   Вассель ничего не ответил, только метнул в меня хмурый взгляд. Затем он посмотрел на Кумера, тот взглянул на него и перевел глаза на меня.
   – Мы здесь по поводу генерала Крамера, – сказал он. – Мы старшие офицеры его штаба.
   – Я знаю, кто вы такие, – сказал я.
   – Расскажите нам про генерала.
   – Он умер, – сообщил я.
   – Нам это известно. Мы бы хотели знать, при каких обстоятельствах он умер.
   – Сердечный приступ.
   – Где?
   – В грудной клетке.
   Вассель нахмурился еще сильнее.
   – Где он умер? – спросил Кумер.
   – Я не могу вам сказать, – ответил я. – Это имеет отношение к предпринятому нами расследованию.
   – В каком смысле? – спросил Вассель.
   – В том смысле, что это конфиденциальная информация.
   – Всем известно, что это случилось где-то здесь, – сказал он.
   – В самом деле? А на какую тему проводится конференция в Ирвине?
   – Что?
   – Конференция в Ирвине, – повторил я. – Та, на которую вы все направлялись.
   – И что?
   – Мне нужно знать тему.
   Вассель посмотрел на Кумера, и тот открыл рот, собираясь что-то сказать, но тут зазвонил мой телефон. Звонила дежурный сержант. Она сообщила мне, что около нее стоит Саммер и она не знает, можно ли ее пропустить. Я сказал, чтобы пропустила. В следующее мгновение Саммер постучала в дверь и вошла. Я представил ее присутствующим, она взяла стул и села за стол рядом со мной. Двое против двоих. Я вытащил вторую записку из-под телефона и передал ей: «Полицейский участок Грин-Вэлли считает, что миссис К. умерла примерно в два часа ночи». Она развернула ее, прочитала, сложила и вернула мне. Я снова убрал ее под телефон. Затем я еще раз спросил, что они собирались обсуждать на конференции в Ирвине, и увидел, как изменилось их отношение. Они не стали более услужливыми и не собирались мне помогать. Скорее отступили в сторону. Из-за того, что в комнате появилась женщина, они сменили открытую враждебность на покровительственную вежливость. Их так воспитали. Они ненавидели военную полицию и женщин-офицеров, но им приходилось соблюдать приличия.
   – Обычная рутина, – ответил Кумер. – Пустая болтовня, и все. Ничего важного.
   – Этим объясняется тот факт, что вы туда не полетели, – заметил я.
   – Естественно. Нам показалось, что правильнее будет остаться здесь. Ну, вы понимаете, в данных обстоятельствах…
   – Как вы узнали о Крамере?
   – Нам позвонили из Двенадцатого корпуса.
   – Из Германии?
   – Именно там находится Двенадцатый корпус, сынок, – заявил Вассель.
   – Где вы провели прошлую ночь?
   – В отеле, – ответил Кумер.
   – В каком отеле?
   – «Джефферсон», в Вашингтоне.
   – Кто платит – вы или Министерство обороны?
   – В этом отеле всегда останавливаются старшие офицеры.
   – Почему генерал Крамер не остановился там вместе с вами?
   – Потому что у него были другие дела.
   – Когда?
   – Что «когда»? – спросил Кумер.
   – Когда он договорился о своих других делах?
   – Несколько дней назад.
   – Значит, он решил это не в последний момент?
   – Нет.
   – Вам известно, что он собирался делать?
   – Разумеется, нет, – ответил Вассель, – иначе мы не стали бы спрашивать у вас, где он умер.
   – Вы не думаете, что он поехал навестить жену?
   – А он поехал?
   – Нет, – ответил я. – Почему вас интересует, где он умер?
   Наступила длинная пауза, их поведение снова изменилось. Самоуверенность уступила место подобию доброжелательной откровенности.
   – На самом деле нам это не нужно знать, – сказал Вассель.
   Он наклонился вперед и посмотрел на Саммер так, словно хотел бы, чтобы ее здесь не было. Чтобы то, что он скажет, осталось между нами, мужчинами.
   – У нас нет никаких прямых свидетельств или информации, но мы обеспокоены тем, что личные планы генерала Крамера могли нести в себе некоторый неприятный потенциал – в свете сложившихся обстоятельств.
   – Насколько хорошо вы его знали?
   – На профессиональном уровне достаточно хорошо. На личном – настолько, насколько мы все знаем своих товарищей-офицеров. Иными словами, не слишком.
   – Но вы представляете в общих чертах, что собирался делать генерал Крамер.
   – Да, у нас имеются кое-какие подозрения, – сказал Вассель.
   – Значит, вас не удивило, когда он решил не останавливаться вместе с вами в отеле.
   – Не удивило, – подтвердил он.
   – И для вас не стали откровением мои слова о том, что он не поехал к жене.
   – Нет, ни в коей мере.
   – Итак, вы примерно представляете, чем он собирался заниматься, но не знаете где.
   Вассель кивнул.
   – Примерно.
   – А вам известно, с кем он мог этим заниматься?
   Вассель покачал головой.
   – На сей счет у нас нет никакой информации, – сказал он.
   – Хорошо, – проговорил я. – Вообще-то это не имеет значения. Думаю, вы знаете законы армии достаточно хорошо, чтобы понимать, что, если бы мы обнаружили некий неприятный потенциал, мы бы его скрыли.
   Мои слова были встречены продолжительным молчанием.
   – Вы уничтожили все следы? – спросил Кумер. – В том месте, где это произошло?
   – Мы забрали его вещи, – подтвердил я.
   – Хорошо.
   – Я хочу знать тему конференции в Ирвине, – сказал я.
   Возникла еще одна пауза.
   – Ее нет, – ответил Вассель.
   – Уверен, что есть, – возразил я. – Это армия, а не студия актерского мастерства. Мы не специализируемся на импровизациях.
   Еще одна пауза.
   – На бумаге ничего нет, – пояснил Кумер. – Я ведь уже сказал вам, майор, что там не обсуждается ничего особенного или необычного.
   – Как вы провели сегодняшний день?
   – Собирали слухи о генерале.
   – Как вы добрались сюда из Вашингтона?
   – У нас есть машина с водителем, которую нам предоставил Пентагон.
   – Вы выписались из «Джефферсона»?
   – Да.
   – Значит, ваши вещи лежат в машине, предоставленной вам Пентагоном.
   – Именно.
   – Где машина?
   – Ждет перед вашим штабом.
   – Это не мой штаб, – сказал я. – Я здесь в командировке.
   Я повернулся к Саммер и попросил ее принести их вещи из машины. Они пришли в ярость, но знали, что не могут мне помешать. Гражданские законы о необоснованном обыске и конфискации, об ордерах и достаточных основаниях теряют свою силу у ворот военной базы. Я следил за их глазами, пока отсутствовала Саммер. Они были раздражены, но не обеспокоены. Значит, либо они говорили правду насчет конференции в Ирвине, либо успели избавиться от бумаг, имевших к ней отношение. Но я все равно предпринял все полагающиеся шаги. Саммер вернулась с двумя одинаковыми портфелями. Точно такими же, какой я видел на фотографиях в серебряных рамках в доме миссис Крамер. Штабные офицеры очень похожи друг на друга.
   Я изучил содержимое портфелей, выложив его на стол. И обнаружил в обоих паспорта, билеты на самолет, подорожные и командировочные предписания. И никаких бумаг, касающихся темы конференции в Ирвине.
   – Прошу извинить за доставленные неудобства, – сказал я.
   – Ну, теперь доволен, сынок? – поинтересовался Вассель.
   – Жена Крамера тоже мертва, – сообщил я. – Вам это известно?
   Я наблюдал за ними и сразу понял, что они ничего не знали. Они посмотрели на меня, потом друг на друга, начали бледнеть и забеспокоились.
   – Как? – спросил Вассель.
   – Когда? – задал свой вопрос Кумер.
   – Вчера ночью. Ее убили, – ответил я.
   – Где?
   – В ее доме. Кто-то туда вломился.
   – Мы знаем кто?
   – Нет, не знаем. Это не наше дело. Оно входит в юрисдикцию гражданской полиции.
   – И что это было? Ограбление?
   – Возможно, поначалу.
   Больше они ничего не сказали. Мы с Саммер проводили их к выходу и посмотрели, как они забрались в свою машину. Это был «Меркурий Гранд-маркиз», на пару лет и моделей моложе автомобиля миссис Крамер, только не зеленого цвета, а черного. Водитель был высоким, в полевой форме. В темноте я не смог разглядеть ни как его зовут, ни его звание. Он ловко развернулся на пустой дороге и увез Васселя и Кумера. Мы наблюдали за тем, как задние огни двинулись на север через главные ворота базы, а затем скрылись в темноте.
   – Ну и что вы думаете? – спросила Саммер.
   – Думаю, они полны дерьма, – ответил я.
   – Важного дерьма или обычного?
   – Они врут, – сказал я. – Они очень напряжены, они врут, и они глупы. Почему меня так беспокоит портфель Крамера?
   – Серьезные документы, – ответила она. – Те, что он вез в Калифорнию.
   Я кивнул.
   – Они только что все мне прояснили. Дело в повестке дня конференции.
   – Вы уверены, что она была?
   – Повестка дня есть всегда. И всегда на бумаге. Для всего. Если вы захотите поменять рацион для сторожевых собак, потребуется сорок семь совещаний с сорока семью собственными повестками дня. Так что, будьте уверены, у конференции в Ирвине тоже имелась своя повестка. С их стороны было полнейшей глупостью это отрицать. Если они хотели что-то скрыть, они могли просто сказать, что она секретная и они не уполномочены говорить мне о ней.
   – А может, конференция действительно не важная.
   – Чушь собачья. Она очень важная.
   – С чего вы взяли?
   – Потому что на нее летел генерал с двумя звездами. И другой генерал, с одной звездой. А еще потому, что это канун Нового года, Саммер. Кто летает в канун Нового года, да еще проводит ночь в паршивом отеле? Прошедший год в Германии имел огромное значение. Разрушена Стена. Через сорок пять лет мы все-таки победили. Там наверняка запланированы грандиозные вечеринки. Кто согласится пропустить такое ради не имеющей никакого значения конференции? Чтобы эти ребята сели в самолет накануне Нового года, конференция в Ирвине должна быть очень важной.
   – Они расстроились из-за миссис Крамер. Гораздо больше, чем из-за самого Крамера.
   – Может, она им нравилась, – кивнув, сказал я.
   – Возможно, Крамер им тоже нравился.
   – Нет, он для них всего лишь тактическая проблема. На их уровне чувствам нет места. Они летели с ним, а теперь он мертв, и они пытаются понять, какие это будет иметь последствия для них.
   – Готовятся к повышению, наверное.
   – Наверное, – не стал спорить я. – Но если окажется, что Крамер сделал что-то не то, это может навредить их карьере.
   – В таком случае они могут не беспокоиться. Вы обещали им, что все будет шито-крыто.
   Я уловил в ее голосе какую-то натянутость, словно она хотела сказать, что я не должен был этого обещать.
   – Мы защищаем армию, Саммер, – проговорил я. – Как семью. Мы именно для этого и существуем. – Я помолчал немного. – Но вы заметили, что они и после моего обещания не заткнулись? Им следовало понять намек. Они попросили скрыть неприятные подробности дела и получили подтверждение, что мы именно так и поступим. Вопрос – ответ, дело сделано.
   – Они хотели знать, где находятся его вещи.
   – Да, хотели. А знаете, что это значит? Их тоже интересует портфель Крамера. Из-за повестки дня конференции. Копия Крамера – единственная, которая находится вне пределов их досягаемости. Они явились сюда, чтобы проверить, у меня ли она.
   Саммер посмотрела в ту сторону, куда уехала их машина. В воздухе еще пахло выхлопом.
   – Как работают гражданские медики? – спросил я. – Предположим, вы моя жена и у меня случился сердечный приступ. Что вы будете делать?
   – Позвоню в «девять-один-один».
   – Что дальше?
   – Приедет машина «Скорой помощи». Заберет вас в больницу.
   – Представим себе, что я скончался по пути в больницу. Где будете вы?
   – Я бы поехала в больницу вместе с вами.
   – А где будет мой портфель?
   – Дома, – сказала она. – Там, где вы его оставили. – Она немного помолчала. – Что? Вы думаете, тот, кто вломился к миссис Крамер вчера ночью, искал там портфель?
   – Это правдоподобный порядок действий, – сказал я. – Некто узнает, что Крамер умер от сердечного приступа, решает, что это произошло в машине «Скорой помощи» или в приемном отделении больницы, а тот, с кем он находился в доме, поехал с ним. Этот некто отправляется в пустой, по его мнению, дом, чтобы забрать портфель.
   – Но Крамер ведь туда не поехал.
   – Однако логично было в первую очередь предположить именно это.
   – Вы считаете, это Вассель и Кумер?
   Я не ответил.
   – Безумие какое-то, – заявила Саммер. – Они не того типа.
   – Внешность обманчива. Они из бронетанковых войск. Всю свою жизнь они учились и учили других переезжать через все, что оказывается у них на пути. Но я не думаю, что эта версия укладывается в те временны́е рамки, что у нас имеются. Предположим, Гарбер позвонил в Германию в двенадцать пятнадцать, это самое раннее. В двенадцать тридцать кто-то из Двенадцатого корпуса связался с отелем здесь, в Штатах. Грин-Вэлли находится в семидесяти минутах езды от Вашингтона, а миссис Крамер умерла в два часа ночи. Получается, у них было всего двадцать минут на то, чтобы начать действовать. Они только что приехали из аэропорта, значит, машины у них не было, и потребовалось бы некоторое время, чтобы ее раздобыть. И уж конечно, у них не было с собой ломика. Никто не путешествует с ломиком в чемодане – так, на всякий случай. И я сомневаюсь, что «Хоум дипоу»[11] работает в новогоднюю ночь.
   – Значит, кто-то еще интересуется его портфелем?
   – Мы должны выяснить, что они собирались обсуждать на конференции, – сказал я. – Чтобы понять, что к чему.

   Я отправил Саммер с тремя поручениями. Первое: составить список всех женщин, служащих на базе Форт-Бэрд и имеющих доступ к персональному «Хаммеру». Второе: отыскать среди них тех, кто мог встречаться с Крамером в Форт-Ирвине в Калифорнии. И третье: связаться с отелем «Джефферсон» и узнать у них точное время, когда прибыли и выписались Вассель и Кумер, плюс все, что касается их передвижений, а также входящих и исходящих звонков. Я вернулся в свой офис, положил записку от Гарбера в папку, развернул записку от брата и набрал указанный в ней номер. Он взял трубку после первого звонка.
   – Привет, Джо, – сказал я.
   – Джек…
   – Что?
   – Мне позвонили.
   – Кто?
   – Мамин врач.
   – И что он сказал?
   – Она умирает.

Глава 05

   – Мне нужно слетать в Париж, – сказал я.
   – В Париж, который в Техасе? – спросила она. – Или в Париж в Кентукки? Или в Теннесси?
   – В Париж, который во Франции, – сказал я.
   – Зачем?
   – Моя мать больна.
   – Ваша мать живет во Франции?
   – В Париже, – ответил я.
   – Почему?
   – Потому что она француженка.
   – Это серьезно?
   – Быть француженкой?
   – Нет, ее болезнь?
   Я пожал плечами.
   – Точно не знаю. Но думаю, что серьезно.
   – Мне очень жаль.
   – И мне нужна машина, чтобы прямо сейчас добраться до Даллеса, – сказал я.
   – Я вас отвезу, – предложила Саммер. – Я люблю водить машину.
   Она оставила бумаги у меня на столе и отправилась за «Шевроле», на котором мы ездили к миссис Крамер. Я же пошел к себе, взял свой вещмешок и сложил туда по одному предмету с каждой полки шкафа. Еще я надел пальто. Здесь было холодно, и я сомневался, что в Европе намного теплее. Только не в начале января. Саммер подогнала машину к моей двери. Она ехала на скорости тридцать миль до тех пор, пока мы не миновали пост. Потом сорвалась с места, точно ракета, и помчалась на север. Некоторое время она ничего не говорила. Думала. Ее веки подрагивали.
   – Мы должны сообщить копам из Грин-Вэлли, – сказала она. – Если мы считаем, что миссис Крамер убили из-за портфеля.
   Я покачал головой.
   – Это ее уже не вернет. А если ее действительно убили из-за портфеля, мы найдем убийцу сами.
   – Что я должна сделать, пока вас не будет?
   – Займитесь списками, – посоветовал я. – Проверьте записи на проходной. Найдите женщину, найдите портфель, выясните повестку дня конференции, затем проверьте, кому Вассель и Кумер звонили из отеля. Может, они посылали ночью курьера с каким-нибудь поручением.
   – Вы думаете, такое возможно?
   – Возможно все.
   – Но они не знали, где находится Крамер.
   – Именно поэтому они отправились не туда.
   – А кого они могли послать?
   – Человека, для которого их интересы имеют первостепенное значение.
   – Хорошо, – сказала Саммер.
   – И выясните, кто сидел за рулем их машины.
   – Хорошо, – повторила она.
   Больше до самого аэропорта мы не сказали ни слова.

   Я нашел своего брата Джо в очереди у билетной кассы «Эр Франс». Он забронировал места для нас обоих на первый самолет, вылетающий утром. Теперь он стоял в очереди, чтобы за них заплатить. Я не видел его больше трех лет. В прошлый раз мы встречались на похоронах отца. С тех пор наши пути разошлись.
   – Доброе утро, братишка, – сказал он.
   Он был в пальто и костюме с галстуком и великолепно во всем этом выглядел. Джо был старше меня на два года, всегда был и всегда будет. Ребенком я смотрел на него и думал, что стану таким, когда вырасту. Неожиданно я понял, что и сейчас делаю то же самое. Издалека нас можно было перепутать. Рядом же становилось видно, что он на дюйм выше и более худой. Но главным образом было заметно, что он старше меня. Казалось, будто мы вступили в жизнь одновременно, но он первым увидел будущее, и оно его состарило.
   – Как ты, Джо? – спросил я.
   – Не могу пожаловаться.
   – Работы много?
   – Столько, что и представить трудно.
   Я кивнул и ничего не сказал. По правде говоря, я не знал наверняка, чем он зарабатывает на жизнь. Возможно, он мне и говорил. Это не было государственной тайной или чем-то подобным. Он работал в Министерстве финансов. Скорее всего, он рассказал мне все в подробностях, но я, судя по всему, его не слушал. А сейчас уже слишком поздно спрашивать.
   – Операция «Бравое дело», – сказал я. – Так мы ее назвали.
   – Почему «Бравое»?
   – Потому что мы бравые. Потому что мы готовы действовать. Потому что у нас новый главнокомандующий, который хочет казаться крутым парнем.
   – И как идет операция? Нормально?
   – Это все равно что битва слона с муравьем. Как еще она может проходить?
   – Вы уже поймали Норьегу?
   – Пока нет.
   – Тогда почему тебя отправили сюда?
   – Мы захватили двадцать семь тысяч парней, – сказал я. – Дело не во мне лично.
   Он коротко улыбнулся и прищурился, напомнив мне детство. Такое выражение появлялось у него на лице, когда он пытался привести какой-нибудь сложный обвинительный довод. Но наша очередь подошла прежде, чем он успел мне его высказать. Джо достал кредитку и заплатил за билеты. Может, он рассчитывал, что я отдам ему деньги за свой, а может, и нет. Я так этого и не понял.
   – А теперь пошли пить кофе, – сказал он.
   Думаю, он единственный на земле человек, который любит кофе так же, как я. Он начал пить кофе, когда ему исполнилось шесть лет. И я тут же последовал его примеру. Мне было четыре. С тех пор мы с кофе не расстаемся. Нужда братьев Ричер в кофеине такова, что героиновая зависимость выглядит по сравнению с ней детскими игрушками.
   Мы нашли кафе со стойкой в форме буквы W на три четверти пустое, залитое резким светом флуоресцентных ламп, с липкими виниловыми табуретами. Мы уселись рядом и положили руки на стойку – универсальная поза всех путешественников, отправляющихся в путь рано утром. Официант в переднике, ни о чем нас не спрашивая, поставил перед нами кружки и налил в них кофе из кофейника. Кофе издавал такой аромат, будто его только что сварили. После ночи кафе постепенно переходило на утренний режим работы, и я слышал, как где-то скворчит яичница.
   – Что произошло в Панаме? – спросил Джо.
   – Со мной? – поинтересовался я. – Ничего.
   – А какой приказ ты получил здесь?
   – Надзор.
   – За чем?
   – За процессом, – ответил я. – История с Норьегой должна выглядеть законно. Предполагается, что он предстанет перед судом в Штатах. Поэтому мы должны схватить его так, чтобы можно было предъявить ему формальное обвинение, которое будет выглядеть приемлемым в суде.
   – Вы собираетесь зачитать ему «права Миранды»?
   – Не совсем. Но это должно иметь под собой законные основания.
   – Ты там напортачил?
   – Не думаю.
   – Кто тебя заменил?
   – Какой-то другой парень.
   – Звание?
   – Такое же, как у меня, – ответил я.
   – Восходящая звезда?
   Я сделал глоток кофе и покачал головой.
   – Я его раньше никогда не видел. Но мне он показался настоящим придурком.
   Джо кивнул, ничего не сказал и взял свою кружку.
   – Что? – спросил я.
   – Бэрд не маленькая база, – сказал он. – Но и не слишком большая, верно? Над чем ты сейчас работаешь?
   – Прямо сейчас? Умер генерал с двумя звездами, и я пытаюсь найти его портфель.
   – Убийство?
   Я покачал головой.
   – Сердечный приступ.
   – Когда?
   – Вчера ночью.
   – После того, как ты туда приехал?
   Я промолчал.
   – Ты уверен, что не напортачил в Панаме? – снова спросил Джо.
   – Не думаю, – повторил я.
   – Тогда почему тебя оттуда вытащили? Ты занимаешься процессом Норьеги – и вдруг оказываешься в Северной Каролине, где тебе совершенно нечего делать. Тебе и дальше было бы нечего делать, если бы генерал не умер.
   – Я получил приказ, – сказал я. – Ты же знаешь, как все устроено. Приходится предположить, что они знают, что делают.
   – Кто подписал приказ?
   – Понятия не имею.
   – Ты должен это выяснить. Узнай, кому ты так сильно понадобился в Бэрде, что он вытащил тебя из Панамы, а на твое место поставил придурка. А еще ты должен понять почему.
   Мужчина в переднике снова наполнил наши кружки и подвинул к нам пластиковое меню.
   – Яйца, – сказал Джо. – Хорошо поджаренные, бекон, тост.
   – Блины, – заказал я. – Сверху яйца, бекон с краю, много сиропа.
   Официант забрал меню и ушел, а Джо развернулся на своем табурете и сел спиной к стойке, вытянув ноги в проход.
   – Что именно сказал врач? – спросил я.
   Он пожал плечами.
   – Не слишком много. Никаких подробностей, никакого диагноза. Никакой внятной информации. Европейские врачи не слишком хорошо умеют сообщать плохие новости. Они, как правило, ходят вокруг да около. Ну и, естественно, есть еще вопрос врачебной тайны.
   – Но мы же летим туда не без причины.
   Джо кивнул.
   – Он сказал, что, возможно, мы захотим ее повидать. И намекнул, что лучше раньше, чем позже.
   – А она что говорит?
   – Что он поднял шум из-за ерунды, но она всегда рада нас видеть.

   Мы доели завтрак, и я за него заплатил. Затем Джо дал мне мой билет, как бы в обмен. Я не сомневался, что он зарабатывает больше меня, но, наверное, не настолько, чтобы можно было считать билет на самолет равным яичнице с беконом и тостом. Но я принял предложенную им сделку. Мы слезли с табуретов, огляделись по сторонам и направились к стойке регистрации.
   – Сними пальто, – сказал Джо.
   – Зачем?
   – Я хочу, чтобы служащий увидел ленточки твоих медалей, – пояснил он. – Военные действия за границей и все такое. Может, нам дадут места получше.
   – Это «Эр Франс», – напомнил ему я. – Франция даже не является военным членом НАТО.
   – Служащий за стойкой наверняка американец, – не сдавался Джо. – Давай попробуем.
   Я снял пальто, повесил его на руку и сделал шаг в сторону, чтобы лучше было видно левую часть моей груди.
   – Так хорошо? – спросил я.
   – Великолепно, – улыбнулся Джо.
   Я улыбнулся ему в ответ. Слева направо в верхнем ряду у меня Серебряная звезда, медаль «За отличную службу в Вооруженных силах», орден Доблестного легиона. Во втором ряду красовались Солдатская медаль, Бронзовая звезда и «Пурпурное сердце». В двух нижних рядах располагалась всякая мелочовка. Все серьезные медали я получил по чистой случайности, и ни одна из них для меня ничего не значит. Использовать их, чтобы выпросить места получше в самолете, – единственное, на что они годятся. Но Джо понравились два верхних ряда. Он прослужил пять лет в армейской разведке и не имел ни одной приличной награды.
   Когда подошла наша очередь, Джо положил на стойку свой паспорт, билет и документ, удостоверяющий, что он работает в Министерстве финансов. Затем встал у меня за плечом. Я пристроил свой паспорт и билет рядом с его, и он пнул меня в спину. Я слегка выпятил левую половину груди, посмотрел на служащего и попросил:
   – Вы не могли бы найти нам такие места, чтобы можно было вытянуть ноги?
   Служащий аэропорта был невысоким мужчиной средних лет, уставшим от жизни. Он взглянул на нас. Если нас сложить, получилось бы тринадцать футов в высоту и четыреста пятьдесят фунтов веса. Он изучил удостоверение личности Джо, выданное ему Министерством финансов, посмотрел на мою форму и принялся стучать по клавиатуре, затем натянуто улыбнулся.
   – Мы посадим вас впереди, джентльмены, – сказал он.
   Джо снова пихнул меня в спину, и я понял, что он улыбается.
   Мы сидели в последнем ряду салона первого класса и разговаривали, но старались избегать очевидной темы. Мы обсудили музыку, потом политику. Еще раз позавтракали. Выпили кофе. «Эр Франс» подает очень приличный кофе в салоне первого класса.
   – Как звали генерала? – спросил Джо.
   – Крамер, – ответил я. – Командующий бронетанковыми войсками в Европе.
   – Бронетанковыми? В таком случае что он делал в Бэрде?
   – На базе ничего не делал. Он находился в мотеле в тридцати милях от Бэрда. Свидание с женщиной. Похоже, она сбежала с его портфелем.
   – Гражданская?
   Я покачал головой.
   – Мы думаем, что она офицер из Бэрда. Он направлялся на конференцию в Калифорнию, и предполагалось, что он проведет ночь в Вашингтоне.
   – Он проделал лишних триста миль.
   – Двести девяносто восемь.
   – Но вы не знаете, кто эта женщина.
   – Судя по всему, у нее достаточно высокое звание, потому что она приехала в мотель на собственном «хамви».
   Джо кивнул.
   – Да, наверное. Крамер, видимо, знал ее давно, раз готов был проехать пятьсот девяносто шесть миль, чтобы с ней встретиться.
   Я улыбнулся. Любой другой сказал бы «шестьсот миль», но только не мой брат. Как и у меня, у него нет среднего имени. Но если бы было, Педант подошло бы ему лучше всего. Джо Педант Ричер.
   – Бэрд ведь пехотная база, верно? – спросил он. – Некоторое количество рейнджеров и отряд «Дельта», но по большей части пехотинцы, насколько я помню. И что, здесь много женщин в звании старших офицеров?
   – Там имеется школа, где ведутся занятия по психологическому воздействию на противника. Половина инструкторов – женщины.
   – В каких званиях?
   – Несколько капитанов, несколько майоров, пара подполковников.
   – Что было в портфеле?
   – Тема конференции в Калифорнии, – сказал я. – Штабные офицеры Крамера заявили, что никакой особой повестки дня не было.
   – Повестка дня есть всегда, – возразил Джо.
   – Я знаю.
   – Проверь майоров и подполковников, – сказал он. – Таков мой тебе совет.
   – Премного благодарен.
   – А еще выясни, кому понадобилось, чтобы тебя перевели в Бэрд, – добавил он. – И зачем. Причина не в Крамере. Это мы знаем наверняка. Он был жив и здоров, когда ты получил приказ отправиться в Бэрд.

   Мы прочитали вчерашние номера «Ле матен» и «Ле монд». Примерно в середине полета мы начали говорить по-французски. Выяснилось, что многое забылось, но мы справились. Если ты что-то знаешь, ты это уже навсегда. Джо спросил меня про моих подружек. Видимо, решил, что это самая подходящая тема для обсуждения на французском. Я доложил ему, что встречался с девушкой в Корее, но потом меня перевели на Филиппины, затем в Панаму, а теперь в Северную Каролину, так что я не рассчитываю снова с ней увидеться.
   Я рассказал ему про лейтенанта Саммер, и мне показалось, что она его заинтересовала. Джо сообщил мне, что ни с кем не встречается.
   Он снова перешел на английский и спросил, когда я в последний раз был в Германии.
   – Шесть месяцев назад, – ответил я.
   – Наступил конец целой эры, – сказал он. – Германия объединится. Франция снова начнет ядерные испытания, потому что Германия возродит у них неприятные воспоминания. Затем Франция предложит ввести общую валюту в Евросоюзе, чтобы заставить Германию прилично себя вести. Через десять лет Польша войдет в НАТО, а СССР перестанет существовать. На останках старого появится новое государство. Возможно, оно тоже вступит в НАТО.
   – Может быть, – не стал спорить я.
   – Так что Крамер правильно выбрал время, чтобы отвалить. Скоро все изменится.
   – Наверное.
   – А ты что будешь делать?
   – Когда?
   Джо повернулся на своем месте и посмотрел на меня.
   – В армии будет сокращение, Джек. Ты должен это понимать. Они не станут содержать миллионную армию, учитывая, что их главный враг начал разваливаться на части.
   – Он еще не развалился.
   – Но это непременно произойдет. В течение года. Горбачев долго не продержится. Коммунисты предпримут последнюю попытку захватить власть, но у них ничего не выйдет. И тогда реформаторы вернутся, уже навсегда. Возможно, это будет Ельцин. Он вполне нормальный. Так что у Вашингтона появится непреодолимый соблазн сэкономить деньги. Это все равно как сотня рождественских праздников одновременно. И не забывай, что твой главнокомандующий является политиком.
   Я подумал о сержанте с маленьким ребенком.
   – Все будет происходить медленно, – сказал я.
   Джо покачал головой.
   – Это случится быстрее, чем ты думаешь.
   – У нас всегда будут враги.
   – Без вопросов, – согласился он. – Но уже совсем другие враги. У них не будет десяти тысяч танков, размещенных в Германии.
   Я ничего не сказал.
   – Непременно выясни, почему ты оказался в Бэрде, – повторил Джо. – Либо там ничего особенного не происходит, и тогда ты ступил на дорожку, ведущую вниз, либо что-то происходит, и они хотят, чтобы ты с этим разобрался. Тогда тебя ждет повышение.
   Я продолжал молчать.
   – Ты в любом случае должен знать, как обстоят дела, – настаивал он. – В армии грядет сокращение, и тебе нужно понять, на каком ты свете.
   – Копы всегда будут нужны, – сказал я. – Даже если в армии останется два человека, один из них будет военным полицейским.
   – Ты должен составить план, – сказал он.
   – Я никогда ничего не планирую.
   – Ты должен.
   Я провел пальцем по ленточкам на своей груди.
   – Благодаря им мне дали место в передней части самолета, – сказал я. – Может, они помогут мне сохранить работу.
   – Может, и помогут, – согласился Джо. – Но даже если тебя не уволят, захочешь ли ты заниматься такой работой? Все станет второсортным.
   Я обратил внимание на манжеты его рубашки – чистые, накрахмаленные, скрепленные не бросающимися в глаза серебряными запонками, украшенными черным ониксом. Его галстук был простым, темным и шелковым. Джо старательно выбрился, нижний край аккуратных бачков представлял собой идеально прямую линию. Иными словами, передо мной был человек, которого приводит в ужас все, что не является самым лучшим.
   – Работа – это работа, – сказал я. – Я не слишком разборчив.

   Остаток пути мы проспали. Нас разбудил пилот, который объявил по радио, что мы садимся в аэропорту Руасси – Шарль де Голль. По местному времени было около восьми часов вечера. Почти весь второй день новой декады исчез, как мираж, когда мы перелетели из одного часового пояса в другой.
   Мы поменяли немного денег и встали в очередь на такси. Она была в милю длиной, с кучей людей и багажа. При этом она практически не двигалась. Поэтому мы отыскали navette – так французы называют пригородные автобусы, идущие из аэропорта. Нам пришлось стоять всю дорогу из скучного северного пригорода до центра Парижа. На площади Оперы мы оказались в девять часов вечера. Париж был темным, сырым, холодным и притихшим. За закрытыми дверями и запотевшими окнами кафе и ресторанов сияли теплые огни. На мокрых улицах стояли маленькие машины, покрытые ночной изморозью. Мы вместе прошли на юго-восток, пересекли Сену по мосту Конкорд, свернули на запад и двинулись дальше по набережной Орсе. Река была темной, грязной и неподвижной, а улицы пустынными. Люди предпочитали сидеть в тепле.
   – Может, купим цветов? – предложил я.
   – Уже поздно, и все закрыто, – сказал Джо.
   Мы повернули налево у площади Сопротивления и вышли на авеню Рапп. Когда мы переходили рю де л’Университе, мы увидели справа Эйфелеву башню, сияющую яркими золотыми огнями. Наши шаги звучали на безмолвной улице, как пистолетные выстрелы. В конце концов мы добрались до дома, где жила наша мать, – скромного шестиэтажного здания из камня, пристроившегося между двумя более роскошными фасадами девятнадцатого века. Джо вынул руку из кармана и отпер уличную дверь.
   – У тебя есть ключ? – удивленно спросил я.
   – Он у меня всегда был. – ответил Джо.
   За дверью оказалась выложенная камнем дорожка, которая шла через центральный двор. Комната консьержа находилась слева. За ней располагался небольшой альков с лифтом. Мы поднялись на лифте на пятый этаж и вышли в широкий, тускло освещенный коридор с высоким потолком и выложенным темной плиткой полом. На высокой дубовой двери квартиры справа имелась скромная медная табличка с выгравированными на ней именами жильцов: «Месье и мадам Жирар». Табличка на левой двери, выкрашенной белой краской, гласила: «Мадам Ричер».
   Мы постучались и стали ждать.

Глава 06

   – Bonsoir, maman[13], – сказал Джо.
   Я же молча уставился на нее.
   Она была очень худой, совсем седой, сгорбленной и показалась мне лет на сто старше, чем в нашу предыдущую встречу. На левой ноге у нее была длинная гипсовая повязка, и она опиралась на ходунок. Крепко вцепилась в него руками, и я видел выступающие кости, вены и сухожилия. Она дрожала. Ее кожа была совсем прозрачной. Только глаза остались такими, какими я их помнил, – голубыми, веселыми, сияющими.
   – Джо, – сказала мать. – И Ричер.
   Она всегда звала меня по фамилии. Никто не помнил почему. Возможно, началось с того, что я сам себя так называл в детстве. И у нее это вошло в привычку, как бывает среди близких людей.
   – Мои мальчики, – произнесла она. – Вы только посмотрите на них!
   Она говорила медленно, задыхаясь, но на ее лице расцвела счастливая улыбка. Мы вошли и обняли ее. Мать показалась мне холодной и хрупкой и какой-то бестелесной. Как будто весила меньше своего алюминиевого ходунка.
   – Что случилось? – спросил я.
   – Заходите, – сказала она. – Чувствуйте себя как дома.
   Она неуверенно развернула ходунок и, с трудом переставляя ноги, пошла по коридору. Она тяжело дышала, воздух со свистом вырывался из груди. Я двинулся за ней, а Джо закрыл дверь и последовал за мной. Коридор был узким, с высоким потолком и вывел нас в гостиную с деревянными полами, белыми диванами, белыми стенами и зеркалами в рамах. Мать направилась к дивану, повернулась к нему спиной и рухнула на него. У меня возникло ощущение, что она утонула в подушках.
   – Что случилось? – снова спросил я.
   Не желая отвечать на мой вопрос, она отмахнулась нетерпеливым движением руки. Мы с Джо сели рядом.
   – Тебе придется нам рассказать, – требовательно сказал я.
   – Мы проделали такой путь, – добавил Джо.
   – А я-то подумала, что вы просто решили меня навестить, – сказала она.
   – Нет, ты так не подумала, – возразил я.
   Мать уставилась в какую-то точку на стене.
   – Ничего особенного, – неохотно сказала она.
   – А мне так не кажется.
   – Это всего лишь неудачный выбор времени.
   – В каком смысле?
   – Мне не повезло, – продолжала темнить мать.
   – В чем?
   – Меня сбила машина, – наконец призналась она. – У меня сломана нога.
   – Где? Когда?
   – Две недели назад, – ответила она. – Прямо у дверей моего дома, здесь, на улице. Шел дождь, у меня был зонтик в руках, и он закрывал мне обзор. Я шагнула вперед, водитель увидел меня и нажал на тормоз, но дорога была мокрой, и машина двигалась на меня, очень медленно, как при замедленной съемке, а я была так потрясена, что стояла и смотрела на нее. Я почувствовала, как она ударила в мое левое колено, очень мягко, точно поцеловала, но кость сломалась. Больно было ужасно.
   Я вспомнил, как корчился в маслянистой луже громила на парковке перед стрип-клубом неподалеку от Бэрда.
   – Почему ты нам ничего не сказала? – спросил Джо.
   Она не ответила ему.
   – Но нога ведь заживет? – спросил он.
   – Конечно, – успокоила его мать. – Это ерунда.
   Джо посмотрел на меня.
   – Что еще? – поинтересовался я.
   Она продолжала смотреть на стену. Снова отмахнулась от моего вопроса.
   – Что еще? – повторил Джо.
   Мать взглянула на меня, потом перевела глаза на него.
   – Мне сделали рентген. Я пожилая женщина, по их представлениям. Они считают, что пожилые женщины, которые ломают кости, рискуют заболеть пневмонией. Мы лежим неподвижно, наши легкие заполняются жидкостью, и там развивается инфекция.
   – И что?
   Она молчала.
   – У тебя пневмония? – спросил я.
   – Нет.
   – Так что же случилось?
   – Они обнаружили. При помощи рентгена.
   – Что обнаружили?
   – Что у меня рак.
   Никто из нас довольно долго ничего не говорил.
   – Но ты это и без них знала, – сказал я.
   Она улыбнулась мне, как всегда.
   – Да, милый, я знала.
   – Как давно?
   – Год, – ответила она.
   – Рак чего? – спросил Джо.
   – Теперь уже всего.
   – Он поддается излечению?
   Она только покачала головой.
   – А раньше поддавался?
   – Не знаю, – сказала мать. – Я не спрашивала.
   – Каковы были симптомы?
   – У меня болел желудок. Пропал аппетит.
   – А потом рак распространился?
   – Теперь у меня уже все болит. Он проник в кости. Да еще эта дурацкая нога портит мне жизнь.
   – Почему ты нам не сказала?
   Мать упрямо пожала плечами. Так по-французски и так по-женски.
   – А что тут было говорить?
   – Почему ты не пошла к врачу?
   Некоторое время она не отвечала и наконец произнесла:
   – Я устала.
   – От чего? – спросил Джо. – От жизни?
   – Нет, Джо, – улыбнувшись, ответила она. – Просто устала. Уже поздно, и мне пора в кровать, вот что я хотела сказать. Мы поговорим об этом утром. Обещаю. Давайте не будем сейчас поднимать шум.
   Мы отпустили ее. У нас не было выбора. Наша мать была самой упрямой женщиной в мире. На кухне мы нашли разную еду. Сразу было понятно, что мама запаслась провизией специально для нас. Холодильник был забит продуктами, которые не представляют интереса для женщины, страдающей отсутствием аппетита. Мы поели паштета и сыра, сварили кофе и сели за стол. Внизу лежала тихая, пустынная, безмолвная авеню Рапп.
   – Ну и что ты думаешь? – спросил у меня Джо.
   – Думаю, что она умирает, – ответил я. – В конце концов, именно поэтому мы сюда прилетели.
   – Мы сможем заставить ее лечиться?
   – Слишком поздно. Это будет напрасная трата времени. Кроме того, мы не можем заставить ее что-то делать. Когда-нибудь кому-нибудь удавалось заставить ее делать то, чего она не хотела?
   – А почему она не хочет?
   – Не знаю.
   Он только посмотрел на меня.
   – Она фаталистка, – попробовал объяснить я.
   – Ей всего шестьдесят лет.
   Я кивнул. Матери было тридцать лет, когда я родился, и сорок восемь, когда я перестал жить с родителями. Я совсем не заметил, как она состарилась. В сорок восемь она выглядела моложе, чем я в свои двадцать восемь. Я видел ее полтора года назад – заехал в Париж на два дня по дороге из Германии на Ближний Восток. Она была в полном порядке. И великолепно выглядела. Прошло два года со смерти отца, и, как и у большинства людей, этот двухлетний этап стал поворотным. Она показалась мне человеком, у которого впереди еще много лет жизни.
   – Почему она нам не сказала? – спросил Джо.
   – Я не знаю.
   – Плохо, что не сказала.
   – Так уж вышло, – проговорил я.
   Джо кивнул.

   К нашему приезду мать приготовила гостевую комнату: застелила постели свежим бельем, повесила чистые полотенца и даже поставила на прикроватные тумбочки цветы в китайских фарфоровых вазах. Это была маленькая комната, почти полностью заполненная двумя двуспальными кроватями, и здесь приятно пахло. Я представил себе, как она в своем ходунке сражается с пуховыми одеялами, загибает углы, расправляет складки.
   Мы с Джо не разговаривали. Я повесил свою форму в шкаф и помылся в ванной комнате. Мысленно поставил будильник на семь часов утра, забрался в постель и лежал целый час, глядя в потолок. Потом я уснул.

   Я проснулся ровно в семь. Джо уже встал. Может быть, он вовсе не спал или привык к более упорядоченной жизни, чем я. Или разница во времени мешала ему больше. Я принял душ, достал из вещмешка рабочие брюки и футболку и надел их. Джо я нашел на кухне, он варил кофе.
   – Мама еще спит, – сказал он. – Лекарства, наверное.
   – Я схожу за завтраком, – предложил я.
   Надев пальто, я прошел квартал до магазинчика на улице Сен-Доминик. Там я купил круассаны и молоко с шоколадом и принес их домой в вощеном пакете. Мама все еще была у себя в комнате, когда я вернулся.
   – Она совершает самоубийство, – сказал Джо. – Мы не можем ей это позволить.
   Я промолчал.
   – Что? – спросил он. – Если бы она взяла пистолет и приставила его к голове, ты бы ей не помешал?
   Я пожал плечами.
   – Она уже приставила пистолет к голове. И нажала на курок год назад. Мы с тобой опоздали. Она об этом позаботилась.
   – Почему?
   – Придется подождать, пока она сама нам не расскажет.

   И она рассказала. Разговор начался за завтраком и продолжался почти весь день, то возникая, то затухая. Мать появилась из своей комнаты, после того как приняла душ и тщательно оделась. Выглядела она неплохо, насколько может выглядеть человек, умирающий от рака, со сломанной ногой и алюминиевым ходунком. Она сварила свежий кофе, выложила принесенные мной круассаны на фарфоровую тарелку и поставила их на празднично накрытый стол. То, как она взяла все в свои руки, вернуло нас назад, в детство. Мы с Джо снова превратились в тощих мальчишек, а она была полноправной хозяйкой своего дома. Женам и матерям военных приходится несладко. Некоторым удается справиться с трудностями, другим – нет. Ей удавалось всегда. Каждое место, где мы жили, становилось нашим домом. Она делала все, чтобы это было так.
   – Я родилась в трехстах метрах отсюда, – сказала она. – На авеню Боске. Из своего окна я видела Дом Инвалидов и Военную школу. Когда немцы пришли в Париж, мне было десять. Тогда мне казалось, что наступил конец света. Мне исполнилось четырнадцать, когда они ушли. И я думала, что это начало новой жизни.
   Мы с Джо молчали.
   – С тех пор каждый день был чем-то вроде награды, – продолжала она. – Я встретила вашего отца, у меня родились вы, мальчики, я путешествовала по всему свету. Вряд ли есть страна, в которой бы я не побывала. Я француженка. Вы американцы. Это разные народы. Если американка заболевает, ее охватывает возмущение. «Как такое могло произойти со мной?» – думает она. И старается немедленно все исправить. Но французы знают, что сначала ты живешь, а потом умираешь. В этом нет ничего возмутительного. Так устроен мир, и так было с самого начала времен. Разве вы не понимаете, что так должно быть? Если бы люди не умирали, нам пришлось бы жить на очень густонаселенной планете.
   – Да, но важно, когда ты умираешь, – сказал Джо.
   Она кивнула.
   – Ты прав. Ты умираешь, когда приходит твое время.
   – Это слишком пассивный взгляд на жизнь.
   – Нет, Джо, реалистичный. Тут дело в том, что ты выбираешь, с чем будешь сражаться. Разумеется, ты лечишь всякие мелочи. Если произошел несчастный случай, ты обращаешься к врачам, и они приводят тебя в норму. Но некоторые сражения выиграть невозможно. Не думай, что я не размышляла о том, что со мной произошло, прежде чем принять решение. Я читала книги, разговаривала с друзьями. Надежда на успешный исход, после того как симптомы начали проявляться, практически равна нулю. Пять лет живут десять – двадцать процентов заболевших, кому такое нужно? Да еще после невероятно тяжелых процедур.
   «Важно, когда ты умираешь». Мы все утро возвращались к главному вопросу Джо. Мы обсуждали его с одной стороны, потом с другой. Но постоянно приходили к единственному выводу: «Некоторые сражения выиграть невозможно». В любом случае этот разговор должен был состояться год назад. Теперь же он не имел никакого смысла.
   Мы с Джо еще раз поели. Наша мать есть не стала. Я ждал, когда Джо задаст следующий очевидный вопрос. Наконец Джо его задал. Джо Ричер, тридцать два года, шесть футов шесть дюймов роста, двести двадцать фунтов веса, выпускник Уэст-Пойнта, крупная шишка в Министерстве финансов, положил ладони на стол и посмотрел своей матери в глаза.
   – Неужели ты не будешь по нам скучать, мама? – спросил он.
   – Неверный вопрос, – ответила она. – Я умру и не смогу ни по кому скучать. Это вам будет меня не хватать. Так же, как не хватает отца. Я тоже скучаю по нему. Я вспоминаю своего отца, мать и бабушку с дедушкой. Тоска по мертвым – это часть жизни.
   Мы молчали.
   – На самом деле ты имел в виду совсем другое, – сказала она. – Ты спрашиваешь меня, как я могу вас бросить? Тебя интересует, волнуют ли меня ваши дела и неужели мне все равно, что с вами станет. Ты боишься, что я вас разлюбила.
   Мы молчали.
   – Я все понимаю, – продолжала она. – Правда понимаю. Я и себе задавала те же самые вопросы. Это все равно как уйти из кинотеатра, когда фильм еще идет. Как будто тебя заставляют уйти, хотя фильм тебе по-настоящему нравится. Больше всего меня беспокоило то, что я никогда не узнаю, чем все закончится, что станется с вами и как сложатся ваши жизни. Вот что огорчало меня сильнее всего. Но потом я поняла, что рано или поздно мне придется уйти с этого фильма. Ведь никто не живет вечно. Так или иначе, мне не суждено узнать, что с вами станется в конце концов. Даже при самом благоприятном раскладе. И когда я это поняла, мне стало легче. Какая бы дата ни была назначена, этого всегда будет недостаточно.
   Довольно долго мы сидели тихо и ничего не говорили.
   – Сколько еще? – спросил Джо.
   – Скоро, – ответила она.
   Мы молчали.
   – Я вам больше не нужна, – сказала она. – Вы уже выросли. Я свою работу сделала. Это естественно и хорошо. Это жизнь. Отпустите меня.

   К шести вечера мы уже наговорились, и никто почти целый час не произносил ни слова. Затем мать выпрямилась на своем стуле.
   – Давайте сходим куда-нибудь пообедать, – сказала она. – Например, в «Полидор» на улице Месье ле Пренс.
   Мы вызвали такси и доехали до Одеона, а дальше пошли пешком. Так захотела мать. Она закуталась в пальто и шла медленно и неуверенно, вцепившись в наши руки, но мне кажется, она получала удовольствие от свежего воздуха. Улица Месье ле Пренс пересекает бульвар Сен-Жермен и бульвар Сен-Мишель. Наверное, это самая парижская улица во всем Париже. Узкая, невероятно разная, немного потрепанная, шумная, с высокими оштукатуренными фасадами домов. «Полидор» – знаменитый старый ресторан. Когда туда заходишь, возникает ощущение, что там бывали самые удивительные люди – гурманы, шпионы, странники, копы и грабители.
   Мы все заказали одно и то же: парную козлятину, свинину с черносливом и трюфели из молочного шоколада. А еще хорошее красное вино. Но наша мать ничего не ела и не пила. Она сидела и наблюдала за нами. Мы с Джо смущенно ели. По ее лицу было видно, что она страдает от боли. Говорила она исключительно о прошлом, но без грусти и сожалений. Она заново переживала все самые лучшие мгновения, смеялась, потом провела пальцем по шраму на лбу Джо и, как всегда, отругала меня за то, что этот шрам появился из-за меня. Я, как обычно, закатал рукав и показал белый шрам в том месте, где Джо в ответ ударил меня стамеской, и тогда она отругала его. Она вспоминала поделки, которые мы мастерили для нее в школе, дни рождения на мрачных далеких базах, где стояла жуткая жара или было безумно холодно. Она говорила о нашем отце, о том, как познакомилась с ним в Корее, как они поженились в Голландии, о его неуклюжих манерах и о том, что за все тридцать три года, что они прожили вместе, он только два раза подарил ей цветы – когда родились мы с Джо.
   – Почему ты ничего не сказала нам год назад? – снова спросил Джо.
   – Ты знаешь почему, – ответила она.
   – Потому что мы попытались бы тебя переубедить, – проговорил я.
   Она кивнула.
   – Это решение я имела право принять сама, – сказала она.

   Все трое выпили кофе, а мы с Джо выкурили по сигарете. Затем официант принес счет, и мы попросили его вызвать такси. Молча доехали до дома матери на авеню Рапп. И отправились спать, не говоря друг другу ни слова.

   Утром четвертого дня нового года я проснулся рано и услышал, как Джо разговаривает на кухне по-французски. Я отправился туда и обнаружил его там с женщиной. Она была молодой и деловитой, с аккуратной короткой стрижкой и сияющими глазами. Она сказала мне, что является личной медсестрой моей матери по условиям страхового полиса по старости. Обычно она приходит семь раз в неделю, но вчерашний день наша мать попросила ее пропустить, потому что хотела побыть с сыновьями наедине. Я спросил ее, сколько времени она здесь проводит, и она ответила, что остается ровно столько, сколько требуется. И добавила, что страховка предусматривает уход в течение двадцати четырех часов в сутки, когда такая необходимость возникнет, а это, по ее мнению, произойдет скоро.

   Девушка с сияющими глазами ушла, а я вернулся в спальню, принял душ и собрал свои вещи. Вошел Джо и стал за мной наблюдать.
   – Ты уезжаешь? – спросил он.
   – Мы оба уезжаем. И ты это знаешь.
   – Мы должны остаться.
   – Мы приехали. Она хотела этого. А теперь она хочет, чтобы мы уехали.
   – Ты так думаешь? – усомнился Джо.
   – Вчерашний вечер в «Полидоре» был прощанием. Она хочет, чтобы ее оставили в покое.
   – Ты сможешь это сделать?
   – Если она так хочет. Мы ей это должны.
   Я снова купил завтрак на улице Сен-Доминик, и мы, все трое, съели его, запивая на французский манер большими кружками кофе. Наша мать надела свое лучшее платье и вела себя как совершенно здоровая женщина, которой доставляет некоторые временные неудобства сломанная нога. Это потребовало от нее огромного усилия воли, но я понимал, что она хотела, чтобы мы запомнили ее именно такой. Мы наливали кофе и любезно передавали друг другу разные предметы сервировки. Получился очень цивилизованный завтрак, как бывало у нас много-много лет назад. Словно это был старый семейный ритуал.
   Затем мать вспомнила еще один семейный ритуал и сделала то, что делала уже десять тысяч раз, всю нашу жизнь, с тех самых пор, как мы начали себя осознавать. Она с трудом поднялась со стула, подошла к Джо сзади и положила руки ему на плечи. Наклонилась и поцеловала его в щеку.
   – Чего ты не должен делать? – спросила она.
   Джо не ответил. Он никогда не отвечал. Наше молчание являлось частью ритуала.
   – Ты не должен пытаться решить все мировые проблемы, Джо. Только некоторые из них. Тебе хватит и этого.
   Она снова поцеловала его в щеку. Потом, держась одной рукой за спинку его стула, потянулась другой к моему стулу и встала у меня за спиной. Я слышал, как она тяжело, неровно дышит. Она поцеловала меня в щеку и, как и во все предыдущие годы, положила руки мне на плечи, словно измеряла их ширину. Она была миниатюрной женщиной, восхищающейся тем, как ее малыш превратился в великана.
   – Твоей силы хватит на двух обычных мальчиков, – сказала она.
   Пришло время моего персонального вопроса.
   – Что ты собираешься делать со своей силой?
   Я промолчал, потому что никогда не отвечал на этот вопрос.
   – Ты сделаешь то, что будет правильно, – проговорила мать, наклонилась и снова поцеловала меня в щеку.
   Я подумал: «Неужели это в последний раз?»

   Через полчаса мы уехали. Мы долго обнимались у двери, сказали ей, что любим ее, а она говорила нам, что любит нас и всегда любила. Мы оставили ее в дверях, спустились вниз в крошечном лифте и отправились пешком до Оперы, хотя это было довольно далеко. Там купили билеты на автобус, который отвез нас в аэропорт. В глазах у нас стояли слезы, и мы не разговаривали. Мои медали не произвели никакого впечатления на девушку в аэропорту, и она выдала нам места в самом конце салона самолета. Когда мы пролетели примерно половину пути, я взял «Ле Монд» и прочитал, что Норьегу обнаружили в Панаме. Неделю назад я жил и дышал этой миссией. Теперь же едва о ней помнил. Я отложил газету и попытался заглянуть в будущее, вспомнить, куда я лечу и что должен буду делать, когда туда попаду. У меня это плохо получалось. Я не очень представлял себе, что будет дальше. Будь моя воля, я бы остался в Париже.

Глава 07

   Кто сторожит сторожей? Кто арестовывает представителя военной полиции? В моем случае это были три уоррент-офицера, подчиняющиеся непосредственно начальнику ВП. Два третьей категории и один четвертой. Четвертая Категория показал мне свои документы и приказ, а двое других продемонстрировали две «беретты» и наручники. Их командир предоставил мне выбор – вести себя хорошо или получить по полной программе. Я улыбнулся. Мне понравилось, как он держался, – сам я вряд ли вел бы себя иначе или лучше.
   – Вы вооружены, майор? – спросил он.
   – Нет, – ответил я.
   Я бы всерьез начал беспокоиться за судьбу нашей армии, если бы он поверил мне на слово. Некоторые на его месте так бы и поступили. Их бы смущала эта непростая ситуация. Арест старшего офицера из своего подразделения – дело не простое. Но этот парень сделал все правильно. Он услышал, что я сказал: «Нет», а затем кивнул своим подчиненным, и они тут же принялись меня обыскивать, да так быстро, словно я сказал: «Да, ядерной боеголовкой». Один из них занялся мной, а другой – моими вещами. Оба проделали все очень старательно, и им потребовалось несколько минут, чтобы удовлетвориться результатами.
   – Я должен надеть на вас наручники? – спросил Четвертая Категория.
   Я покачал головой.
   – А где машина?
   Он не ответил. Уоррент-офицеры третьей категории встали по бокам от меня и чуть позади, а их командир зашагал впереди. Мы прошли по тротуару, миновали автобусную стоянку и направились на парковку для служебных машин, где стоял седан оливкового цвета. Для них наступал самый сложный момент. Если бы я собирался сбежать, я бы сейчас напрягся, приготовившись от них оторваться. Они это знали и окружили меня немного плотнее. Хорошая команда. Трое против одного – мои шансы в такой ситуации снижались ровно наполовину. Однако я позволил им засунуть меня в машину и стал размышлять о том, что произошло бы, если бы я побежал. Иногда я думаю, что мне так и следовало сделать.
   «Шевроле Каприз» когда-то был белым, но армия выкрасила его в зеленый цвет. Первоначальный цвет проступал на внутренней поверхности дверцы. Виниловые сиденья и открывающиеся вручную окна. Такие машины принято использовать в гражданской полиции. Я устроился позади водительского сиденья, один из парней сел рядом со мной, другой – за руль, а Четвертая Категория – рядом с ним. Никто ничего не говорил.
   Мы поехали по главному шоссе на восток в сторону города. Я находился примерно в пяти минутах позади Джо, мчавшегося в такси. Мы свернули на юг и на восток и миновали Центр Тайсона. Через пару миль появился указатель с названием Рок-Крика, маленького городка, расположенного в двадцати милях к северу от Форт-Бельвуара и в сорока – к северо-востоку от Корпуса морской пехоты в Квантико. Иными словами, очень близко от моего постоянного места службы. Там размещался штаб 110-го особого отдела. Итак, я знал, куда мы направляемся, но не имел ни малейшего понятия почему.
   Штаб 110-го особого отдела – это главным образом офис и место хранения технических средств. Там нет надежных камер для содержания преступников. Меня заперли в комнате для допросов. Швырнули мой вещмешок на стол, оставили меня и заперли за собой дверь. Я и сам не раз запирал в этой комнате людей, поэтому знал процедуру. Один из уоррент-офицеров остался стоять на посту в коридоре перед дверью. Или даже оба. Поэтому я слегка отодвинул простой деревянный стул, положил ноги на стол и стал ждать.
   Я прождал час. Мне было неудобно, я хотел есть и пить после полета на самолете. Если бы они это знали, то наверняка заставили бы меня просидеть здесь два часа. Или даже больше. Но они вернулись через шестьдесят минут. Впереди шагал их командир, он кивком показал, чтобы я встал и проследовал за ним. Меня заставили подняться на два этажа, потом повели по простым серым коридорам. Теперь я уже точно знал, куда мы идем. Мы направлялись в кабинет Леона Гарбера. Только я не мог понять почему.
   Они остановили меня перед дверью из ребристого стекла с надписью золотыми буквами: «Командир подразделения». Я множество раз входил в нее, но еще ни разу под арестом. Четвертая Категория постучал, подождал немного, открыл дверь и отошел, пропуская меня внутрь. Затем он закрыл за мной дверь и остался в коридоре вместе со своими парнями.
   За столом Гарбера сидел человек, которого я никогда до сих пор не видел. Полковник. В полевой форме. На именной табличке значилось: «Уиллард, армия США». У него были седые волосы, расчесанные на пробор, как у прилежного ученика. Но их уже давно пора было постричь. Очки в стальной оправе красовались на землистом одутловатом лице, которое наверняка казалось старым и в двадцать лет. Я отметил, что он невысокого роста, приземистый, а то, как на нем выглядела форма, говорило о его нелюбви к спортивным залам. Ему никак не удавалось спокойно усидеть на месте. Он то и дело наклонялся влево, поглаживал брюки на левом колене – в общем, за десять секунд, что я провел в комнате, трижды изменил положение. Может, у него был геморрой. Или он нервничал. Мягкие руки с обломанными ногтями. Обручального кольца нет. Судя по всему, разведен. Никакая жена не позволила бы ему появляться на людях с такими волосами. И никакая жена не стала бы терпеть его раскачиваний и подергиваний. По крайней мере долго.
   Мне следовало встать по стойке «смирно», отдать честь и доложить: «Сэр, майор Ричер прибыл по вашему приказу». Так принято в армии. Но я решил, что ни за что не стану этого делать. Я лениво огляделся по сторонам и встал перед его столом по стойке «вольно».
   – Я требую объяснений, – заявил тип по имени Уиллард.
   И снова принялся ерзать на своем стуле.
   – Вы кто? – поинтересовался я.
   – Ты видишь, кто я.
   – Я вижу, что вы полковник армии США по имени Уиллард. Но я не стану вам ничего объяснять до тех пор, пока не пойму, являетесь ли вы моим командиром.
   – Я являюсь твоим командиром, сынок. Что написано на моей двери?
   – Командир подразделения, – ответил я.
   – А где мы находимся?
   – В Рок-Крике, Виргиния.
   – Хорошо. Ты спросил, я ответил, – сказал он.
   – Я вас не знаю, мы прежде не встречались, – сказал я.
   – Я получил эту должность сорок восемь часов назад. Теперь мы познакомились, и я требую объяснений, – заявил он.
   – По какому поводу?
   – Для начала СО, – сказал он.
   – Самовольная отлучка? – переспросил его я. – Когда?
   – Последние семьдесят два часа.
   – Неверно, – сказал я.
   – Это еще почему?
   – Мое отсутствие санкционировано полковником Гарбером.
   – Ничего подобного.
   – Я звонил в его офис, – сказал я.
   – Когда?
   – Перед тем, как уехал.
   – Ты получил от него подтверждение разрешения на отсутствие?
   – Я оставил ему сообщение. Вы хотите сказать, что он отказал мне?
   – Его там не было. За несколько часов до этого он получил приказ отправиться в Корею.
   – В Корею?
   – Он возглавит там отряд военной полиции.
   – Это должность для бригадного генерала.
   – Он на нее заступил. Не сомневаюсь, что осенью его повышение будет подписано.
   Я молчал.
   – Гарбер уехал, – продолжал Уиллард. – А я здесь. Военная карусель продолжает работать. Привыкай.
   В комнате воцарилась тишина. Уиллард улыбался мне. Очень неприятная улыбка. Скорее ухмылка. Из-под моих ног выдернули ковер, и он наблюдал, рассчитывая увидеть, как я рухну на землю.
   – С твоей стороны было очень разумно доложить нам о своих намерениях и о том, куда ты направился, – заявил он. – У нас сегодня не возникло никаких трудностей.
   – Вы считаете, что арест – это уместная мера при СО? – спросил я.
   – А ты думаешь иначе?
   – Произошла самая обычная накладка.
   – Ты оставил свой пост без разрешения, майор. Это факт. То, что ты рассчитывал получить разрешение, ничего не меняет. Мы с тобой в армии. Мы не действуем до получения приказа или разрешения. Мы ждем, когда они поступят и будут приняты по всем правилам. Иначе воцарятся анархия и хаос.
   Я не стал ему возражать.
   – Где ты был?
   Я представил свою мать, опирающуюся на алюминиевый ходунок. Вспомнил лицо брата, когда он наблюдал за тем, как я собираю вещи.
   – Я решил взять короткий отпуск, – ответил я. – Летал на пляж.
   – Тебя арестовали не за СО, – заявил Уиллард. – Причина в том, что ты был в форме класса «А» в новогоднюю ночь.
   – А что, это теперь преступление?
   – На форме была табличка с твоим именем.
   Я молча ждал продолжения.
   – Из-за тебя двое гражданских лиц попали в больницу. А на твоей форме была табличка с именем.
   Я уставился на него, обдумывая ситуацию. Сомнительно, чтобы толстяк и фермер на меня настучали. Это невозможно. Они глупы, но не настолько. Они знают, где я смогу их найти.
   – И кто это сказал? – поинтересовался я.
   – Ты собрал большую толпу зрителей на той парковке.
   – Кто-то из наших?
   Уиллард кивнул.
   – Кто? – спросил я.
   – Тебе это знать ни к чему.
   Я ничего не ответил.
   – Хочешь что-нибудь сказать? – спросил Уиллард.
   Я подумал: «Он не станет свидетельствовать на военном суде. Это совершенно точно. Вот что я мог бы ему сказать». Но вместо этого я произнес:
   – Мне нечего сказать.
   – И что, по-твоему, я должен с тобой сделать?
   Я не стал давать ему советов.
   – И что, по-твоему, я должен сделать? – повторил он. «Ты должен сообразить, в чем состоит разница между жесткой задницей и тупой задницей, приятель. Причем как можно быстрее».
   – Ваш выбор, – сказал я. – И ваше решение.
   Уиллард кивнул.
   – Я также получил докладные от генерала Васселя и полковника Кумера.
   – И что там?
   – Что ты вел себя с ними неуважительно.
   – В таком случае в их докладных содержится неверная информация.
   – Так же, как относительно самовольной отлучки?
   Я ничего ему не ответил.
   – Встань по стойке «смирно», – потребовал Уиллард.
   Я посмотрел на него. Произнес в уме: «Одна тысяча. Две тысячи. Три тысячи». И встал по стойке «смирно».
   – Ты не спешил, – заметил он.
   – В мои планы не входит победа в соревнованиях по военной подготовке.
   – Почему тебя заинтересовали Вассель и Кумер?
   – Пропали бумаги с повесткой дня конференции бронетанковых войск. Я должен был выяснить, содержались ли в них секретные сведения.
   – Повестки дня не было, – сказал Уиллард. – Вассель и Кумер четко дали это понять. Тебе и мне. Задать вопрос позволительно. Строго говоря, ты имеешь такое право. Но сознательно не верить старшему офицеру – это уже неуважение. Я бы даже сказал, оскорбление.
   – Сэр, я зарабатываю этим на жизнь. И уверен, что повестка дня была.
   На сей раз пришла очередь Уилларда замолчать.
   – Могу я спросить, где вы служили перед тем, как вас перевели сюда?
   Он снова поерзал на стуле.
   – В разведке.
   – Полевой агент? Или кабинетная работа?
   Он не ответил. Значит, кабинетная крыса.
   – У вас когда-нибудь проводились конференции без повестки дня? – спросил я.
   Он посмотрел прямо на меня и заявил:
   – Слушай мой прямой приказ, майор. Первое: ты больше не будешь интересоваться Васселем и Кумером. С нынешнего момента. Второе: ты не будешь заниматься генералом Крамером. Нам не нужна шумиха, учитывая все обстоятельства. Третье: ты немедленно прекращаешь вовлекать лейтенанта Саммер в дела особого отдела. Она младший офицер военной полиции, я внимательно изучил ее документы и пришел к выводу, что она таковым и останется, по крайней мере насколько это будет зависеть от меня. Четвертое: ты не должен входить в контакт с гражданскими лицами, которых травмировал. И пятое: не пытайся найти свидетеля, давшего против тебя показания по данному вопросу.
   Я молчал.
   – Тебе все ясно? – спросил он.
   – Я хочу получить этот приказ в письменном виде, – сказал я.
   – С тебя хватит и устной формы. Ты понял, что от тебя требуется?
   – Да, – ответил я.
   – Свободен.
   Я начал считать: «Одна тысяча, две тысячи, три тысячи». Затем отдал ему честь и развернулся. Уже когда я был около двери, он сделал последний выстрел.
   – Мне сказали, что ты настоящая звезда, Ричер, – проговорил он. – Теперь тебе придется решать, хочешь ли ты остаться большой звездой или станешь высокомерным умником и сукиным сыном. Кроме того, тебе следует помнить, что никто не любит высокомерных умников. А еще что сейчас ты оказался в положении, когда для тебя будет иметь значение, как к тебе относятся окружающие. Огромное значение.
   Я ничего ему не ответил.
   – Я понятно выразился, майор?
   – Исключительно, – сказал я и взялся за дверную ручку.
   – И последнее, – продолжал он. – Я постараюсь придержать жалобу о грубом обращении с гражданскими лицами. Столько, сколько смогу. Из уважения к твоему послужному списку. Но я хочу, чтобы ты помнил: жалоба есть, и ее всегда можно пустить в ход.

   Я покинул Рок-Крик около пяти вечера. Сел на автобус до Вашингтона, а потом на другой, который направлялся на юг по автостраде I-95. После этого я снял свои знаки отличия и проехал последние тридцать миль до Бэрда, остановив на дороге машину. Так обычно получается быстрее. Как правило, здесь в основном ездят военные, или отставники, или их семьи, и большинство из них с подозрительностью относятся к военной полиции. По опыту я знал, что лучше держать значки в кармане.
   Я вышел из машины в двухстах ярдах от ворот Бэрда в самом начале двенадцатого, четвертого января, после того как провел в дороге почти шесть часов. В Северной Каролине царил непроглядный мрак и холод. Жуткий холод, поэтому я пробежал двести метров до ворот, чтобы согреться. Когда я до них добрался, я задыхался. Отметившись на проходной, я помчался в свой кабинет. Там было тепло. Сержант, у которой был маленький сын, дежурила в приемной. Она налила мне чашку кофе, и я вошел в кабинет, где обнаружил на столе записку от Саммер, прикрепленную к тонкой зеленой папке с тремя листками. Список женщин, имеющих доступ к «Хаммерам», список женщин, переведенных из Ирвина, и копия записей из журнала на проходной. Первые два оказались довольно короткими. Третий привел меня в ужас. Люди только и делали, что входили и выходили с базы, поскольку был праздник. Но лишь одно имя имелось на всех трех листках: «Подполковник Андреа Нортон». Саммер обвела его красным карандашом. В записке она написала: «Позвоните мне касательно Нортон. Надеюсь, с вашей мамой все в порядке».
   Я нашел бумажку с телефоном Джо и позвонил сначала ему.
   – Как ты? – спросил я у него.
   – Мы должны были остаться, – ответил он.
   – Она дала сиделке выходной на один день, – сказал я. – Один день – это все, чего она хотела.
   – Нам все равно следовало остаться.
   – Ей не нужны зрители, – возразил я.
   Джо молчал, и безмолвный телефон обжигал мне ухо.
   – У меня вопрос, – заговорил я. – Когда ты служил в Пентагоне, ты встречал урода по имени Уиллард?
   Некоторое время он ничего не отвечал, видимо, пытался вспомнить. Джо уже довольно давно ушел из разведки.
   – Такой приземистый коротышка? – спросил он. – Не может ни минуты посидеть спокойно. Постоянно елозит на своем стуле и поправляет штаны. Канцелярская крыса. Кажется, майор.
   – Теперь он уже полковник, – сказал я. – Его только что перевели в Сто десятый отдел. Он мой начальник в Рок-Крике.
   – В Сто десятый отдел? Звучит разумно.
   – А по-моему, не очень.
   – Это новая теория, – пояснил Джо. – Они решили сделать так же, как в гражданском секторе. Им представляется, что те, кто ничего не знает, добьются большего, потому что они незнакомы с положением вещей в той области, куда их переводят. Начальству кажется, что таким образом возникают новые перспективы.
   – Мне нужно что-нибудь знать о нем? – спросил я.
   – Ты назвал его уродом, так что, похоже, ты уже и сам про него все знаешь. Он умный, но это не мешает ему быть уродом. Злобный, мелочный, невероятно обожает самого себя и великолепно лижет начальственные зады. А еще он всегда знает, в какую сторону дует ветер.
   Я молчал.
   – Безнадежен с женщинами, – добавил Джо. – Это я отлично помню.
   Я продолжал хранить молчание.
   – Он идеальный вариант, – проговорил Джо. – В том смысле, о котором я говорил. Уиллард занимался Советами. Следил за производством танков и использованием горючего, насколько я помню. Кажется, он придумал какой-то алгоритм, по которому мы могли рассчитать, как проходят учения в бронетанковых войсках Советов в зависимости от количества потраченного ими топлива. Около года он наслаждался своей славой. Но, думаю, сообразил, что скоро все изменится, и слинял оттуда, выбрав подходящий момент. Тебе следует сделать то же самое. По крайней мере, подумай об этом. Мы ведь с тобой это уже обсуждали.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →