Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В Японии всего 2 \% усыновлений приходится на детей, остальные 98 \% – на людей мужского пола в возрасте от 25 до 30 лет.

Еще   [X]

 0 

Свадебный переполох (Филдинг Лиз)

В далекой Ботсване, в нетронутом уголке дикой природы судьба сталкивает Джози Фаулер, которой поручена организация самой пышной свадьбы года, и хозяина кемпинга, Гидеона Макграта. Их знакомство начинается со скандала, но что же произойдет потом?

Год издания: 2011

Цена: 39.9 руб.



С книгой «Свадебный переполох» также читают:

Предпросмотр книги «Свадебный переполох»

Свадебный переполох

   В далекой Ботсване, в нетронутом уголке дикой природы судьба сталкивает Джози Фаулер, которой поручена организация самой пышной свадьбы года, и хозяина кемпинга, Гидеона Макграта. Их знакомство начинается со скандала, но что же произойдет потом?


Лиз Филдинг Свадебный переполох

   Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

Серафина Марч. Идеальная свадьба
   Джози Фаулер не знала, что поразило ее больше – выбранное для свадьбы место или тот факт, что Мардж Хейз, редактор журнала «Селебрити», решила сообщить ей об этом.
   – В Ботсване, – прошептала Мардж, словно боялась, что телефонную линию прослушивают. – Я позвонила Сильвии… Я надеялась… – Она умолкла.
   – И?.. – протянула Джози, одновременно вбивая в строку поиска Интернета Ботсвану. Она и так знала, на что надеялась Мардж. Что Сильвия Дачемпс Смит бросит все свои дела и начнет заниматься тем, что должно стать одним из самых ярких событий года. Но конечно же Сильвии не захотелось оставлять своего ребенка, чтобы таскать для Мардж каштаны из огня.
   – Я слышала, что она все еще в декрете, но… я надеялась, что для такого случая…
   Джози не сомневалась, что даже королевская свадьба не заставит Сильвию бросить маленькую дочку больше чем на полчаса. Девушка постаралась сдержать возбуждение, понимая, что может означать этот звонок для нее.
   – Сильвия сказала, что вы способны полностью заменить ее. – Мардж так и не удалось скрыть нотки недоверия.
   Она не была в этом одинока. Джози помнила целый лес удивленно поднятых бровей, когда Сильвия объявила, что берет себе в помощницы девчонку из гостиничной кухни.
   Но потом все успокоились. В конце концов, она была только на подхвате. Кому-то необходимо выполнять всю черную работу. А Джози доказала, что является прекрасным координатором, человеком, на которого можно рассчитывать, который не запаникует в критический момент.
   Джози стала партнером Сильвии всего три месяца назад, и каждый ее разговор с новым клиентом до сих пор начинался в одном и том же ключе.
   – Вы слишком молоды, чтобы брать на себя такую ответственность, Джози, – заметила Мардж с некоторым подобием смеха, давая понять, что не хочет ее обидеть. – И у вас такая… м-м-м… эксцентричная внешность.
   Джози этого не отрицала. Ей двадцать пять лет. Она слишком молода для равноправного партнерства в компании по организации праздничных мероприятий, зато во многом другом стара как мир.
   Конечно, манеру одеваться и фиолетовые пряди в черных волосах нельзя назвать традиционными, но они идеально подходят ей. Точно так же, как Сильвии – классические костюмы и жемчуг.
   – Сильвии было девятнадцать, когда она начала устраивать праздничные обеды для молодежной студенческой организации, – напомнила она Мардж. – У нее не было ничего: ни денег, ни собственной квартиры. Все, что она умела, – это устроить шикарную вечеринку.
   Несмотря на полное отсутствие, как говорится, точек соприкосновения, Сильвия дала Джози шанс, в то время как другие, лишь взглянув на нее, делали шаг в сторону. Они сделали бы и два, если бы знали о Джози то, что знала Сильвия.
   Однако они сработались. Сильвия привлекала внимание клиентов аристократичными манерами и элегантностью, а Джози, девушка из простой семьи, легко решала различные организационные вопросы. К тому же она обладала навыками, позволяющими ей справляться с такими проблемами, как пьяные гости или назревающая ссора.
   – Если я изменю свою внешность, никто меня не узнает, – сказала она, заслужив от Мардж еще один снисходительный смешок.
   – Ну да… К тому же все практически готово.
   Другими словами, ей предстоит работа, за которую не возьмется ни один профессионал с именем. Джози боролась с желанием послать Мардж ко всем чертям вместе с ее свадьбой.
   До боли прикусив губу, она сделала глубокий вдох. Следует поучиться самообладанию у Сильвии.
   Поработав на такой свадьбе – пусть в роли девочки на побегушках, – она может хоть полностью выкраситься в фиолетовый цвет, и все равно к ней выстроится длинная очередь невест, желающих, чтобы Джози Фаулер организовала их свадьбы. Следует сдержаться – не только ради Сильвии, но и ради себя самой.
   – Не можем ли мы перейти к делу, Мардж? Я жду клиента через десять минут, – пояснила она.
   Ее помощница Эмма бросила на девушку удивленный взгляд – никакого клиента они не ждали.
   – Да, понимаю… Я, конечно, не хочу давить на вас, напоминая, чтобы вы соблюдали конфиденциальность, – протянула Мардж. Было ясно, что именно это она и собирается делать.
   Джози было известно, какие грандиозные планы лелеял журнал по поводу предстоящей свадьбы звезды футбола Тэла Ньюмана и Кристал Блейз.
   Ожесточенная борьба за право осветить событие года стоила «Селебрити» целого состояния. На эти деньги молодая пара основала благотворительный фонд, и журнал, разумеется, тоже хотел извлечь из этого максимум возможного. Место проведения церемонии тщательно скрывалось, чтобы нечистоплотные издатели не имели возможности спровоцировать скандал на свадьбе и, сделав фотографии, напечатать их потом в своих журналах.
   – Мой рот на замке, – поклялась Джози. – Я даже не знаю, где находится Ботсвана, – солгала она. Судя по карте на экране компьютера, это была спокойная и мирная страна на юге Африки.
   Мардж усмехнулась:
   – Это место сейчас входит в моду, Джози.
   – Правда? Значит, информация до меня еще не дошла.
   – К тому же Кристал просто обожает животных, – добавила редактор.
   – То есть… каких животных? Слонов? Бегемотов? Обезьян?
   – Конечно, и их тоже. Но настоящие звезды Африки – это, конечно, леопарды.
* * *
   Даже неразвитое обоняние городского жителя подсказало Гидеону, что «Приют леопарда» близко, еще до того, как джип въехал на территорию, обнесенную невысоким частоколом. Сладкий запах сочной травы, росшей между деревьями и редким кустарником, привлекал животных со всего обширного пространства Калахари, особенно сейчас, в самом конце засушливого сезона.
   Сколько раз ускорялись его шаги и учащалось биение сердца, когда он достигал берега реки Окаванго! Берега, который считал своим.
   Какое-то мгновение он сидел, собираясь с силами.
   – Думела, Рра! Как я рад тебя видеть!
   – Фрэнсис!
   Рослый мужчина приветствовал его широкой улыбкой.
   – Давно тебя не было, Рра. Но мы всегда надеялись, что ты приедешь. – Улыбка стала озабоченной. – У тебя все в порядке?
   – В порядке, – пробормотал Гидеон, вылезая из машины. – Немного устал в дороге. Как твоя семья? – спросил он, не желая думать о мучительной боли в спине.
   – У нас все хорошо. Если у тебя найдется время, они будут рады с тобой повидаться.
   – Я привез для них книги. – Гидеон потянулся к сумке, лежащей на заднем сиденье. Он, считай, полжизни провел в дороге и привык путешествовать, но сейчас сумка показалась ему нагруженной свинцом.

   – Леопарды? – повторила Джози. – Разве они не опасны?
   – Да они просто лапочки! Один из местных жителей подобрал пару несчастных сироток и выкормил у себя дома. Им можно бантики на шее завязывать.
   – Да? Ну, тогда все в порядке…
   У ее кошки даже в младенчестве коготки были что иголки…
   – Свадьба состоится в кемпинге «Приют леопарда». Место просто изумительное. Настоящий дикий край. Если честно, я вам даже завидую.
   – Вот это да, – выдохнула Джози, словно ей тоже не верилось в такую удачу.
   – Вы просто сядете в шезлонг у бассейна и, лениво потягивая коктейль, будете наблюдать, как слоны принимают ванну.
   – Какое облегчение, – устало заметила Джози, выслушав цитату из туристической брошюры. Мардж, возможно, действительно считала, что предлагает ей роскошный бесплатный отдых, но она-то прекрасно знала, что у нее не будет ни одной свободной минуты, не говоря уже о шезлонге и наслаждении пейзажем.
   Отдых – привилегия невесты, да и то если той повезет. Поскольку «Селебрити» рассчитывал заполнить фотографиями молодоженов с полдюжины номеров, у Кристал будет не так уж много свободного времени – ни до, ни после знаменательного дня.
   Джози по опыту знала, что даже отлично организованная свадьба не застрахована от катастрофы, а в дикой Ботсване у нее не будет группы поддержки, на чью помощь, в случае чего, она может рассчитывать. И ей не казалось, что она способна остановить леопарда, если тот решит вмешаться в церемонию. Даже если это всего лишь детеныш.
   А замечание Мардж о слонах, которые имеют обыкновение плескаться в реке, означало лишь одно – рядом не было никакого международного аэропорта.
   – Как будут добираться гости? – поинтересовалась Джози.
   – Ну, насчет этого мы уже договорились. Компания, владеющая местным транспортом, взяла все на себя. Вам не о чем беспокоиться.
   – Я привыкла беспокоиться обо всем, Мардж. – Включая близость слонов и последствия катастрофы, которую может устроить парочка резвящихся леопардов. – Вот почему все свадьбы, организованные нами, проходят гладко.
   – Что ж, верно. Если бы у Сильвии не было все основательно продумано, мы бы вряд ли сейчас разговаривали. – Мардж помолчала. – Так на чем мы остановились?
   – На транспорте, – напомнила Джози, стараясь сдержать раздражение.
   – Да, верно. Серафина должна была вылететь туда завтра первым рейсом. Вы слышали, что произошло?
   По официальной версии, Серафина Марч, не организатор, а дизайнер подобных мероприятий, или, как она сама себя именовала, королева свадеб, которой с почтением поручили проведение торжества, слегла в постель, сраженная каким-то вирусом.
   Но ходили слухи, что Кристал с возмущением заявила примерно следующее: она скорее откажется от свадьбы, чем проведет хотя бы еще пару минут с этой заносчивой коровой, которая на всех смотрит свысока.
   Столкнувшись несколько раз с Серафиной, Джози прекрасно понимала чувства невесты.
   – Как Серафина?
   – Уже лучше… Жаль, что она не сможет присутствовать, ведь она душу вложила в эту свадьбу… – И с видимым облегчением Мардж продолжила: – У Тэла намечено несколько встреч в столице, поэтому он и Кристал прилетят не раньше чем через сутки. У вас будет достаточно времени, чтобы еще раз пробежаться по всем пунктам и сгладить последние шероховатости.
   – Ну, раз все готово, может, отложить мой приезд до послезавтра? – не сдержалась Джози.
   – Всегда лучше подстраховаться. К тому же это не обычная свадьба. И еще: «Приют леопарда» – эксклюзивный кемпинг, совсем небольшой. Поэтому мы наняли катер на тот случай, если кому-то не хватит места.
   Нетронутый цивилизацией первозданный край, вода, дикие животные – даже чего-то одного хватило бы, чтобы заставить вздрогнуть любого нормального организатора подобных мероприятий. Да и слово «кемпинг» тоже не добавляло уверенности.
   Как бы ни расхваливала его рекламная брошюра, палатка есть палатка.
   Видя, что Джози не торопится выражать восторг и благодарность за оказанное доверие, Мардж повторила:
   – Вам не о чем беспокоиться, Джози. Самая сложная работа уже проделана.
   Самая интересная работа. Общий план мероприятия. Его оформление. Выбор блюд, музыки, цветов, нарядов, основной цветовой гаммы. Поездки по магазинам с невестой, чей кредит неисчерпаем.
   – Я понимаю, что нужна вам только для того, чтобы все прошло без сбоев, – заметила Джози.
   – Абсолютно верно. Серафина продумала все до мельчайших деталей. Требуется человек, который проследит за тем, чтобы все нюансы этого прекрасного проекта были учтены. И чтобы наши фотографы могли сделать запланированные снимки. Ведь именно этим вы и занимаетесь у Сильвии, верно?
   – И чтобы у жениха и невесты был незабываемый праздник, – снова не сдержалась Джози. Ей хотелось напомнить, что во всем этом есть нечто большее, чем очередное сражение конкурирующих изданий.
   – Что? О да, конечно, – рассеянно согласилась Мардж. – Похоже, у нас нет времени, Джози. Я отправлю вам билеты с курьером, а подробности маршрута – по электронной почте. Вы сможете ознакомиться с ними в самолете.
   За последние десять минут Джози вынесла столько явных и косвенных оскорблений, что была не в силах смолчать.
   – По правде говоря, – начала девушка; голос ее становился все тише и тише, а пальцы тянули и крутили прядь волос (она представляла, что это Мардж), – мне там нечего делать. Непонятно, зачем я вам вообще нужна. Неужели у вас нет никого, кто справился бы с этим? А еще лучше, если вы займетесь этим сама. К тому же у вас есть возможность сесть в шезлонг и полюбоваться слонами.
   «А если повезет, стать завтраком для леопарда», – продолжила она про себя.
   – Ах, не искушайте меня, – проворковала Мардж. – Я бы многое отдала, чтобы туда поехать, но мне нужно заниматься журналом. Кроме того, подобные вещи лучше оставлять профессионалам. Я обещала Кристал, что этот день будет именно таким, о каком она мечтала.
   О каком она мечтала?
   Возможно, именно так все и начиналось, но интересно, что сейчас думает обо всем этом Кристал? Сгорает ли она по-прежнему от нетерпения или совершенно вымоталась и мечтает только о том, чтобы сбежать вместе с Тэлом в Лас-Вегас и там произнести свои клятвы?
   Многим новобрачным пришлось пройти через это, особенно если их семьи желали принять активное участие в подготовке к свадьбе. Некоторым приходилось выдерживать и назойливое внимание прессы.
   – Мы не можем ее подвести, – продолжала Мардж, обеспокоенная отсутствием энтузиазма у Джози. – Если честно, Кристал очень уязвима. И все же я верю, что с вами ей будет хорошо.
   Джози так и подмывало высказать все, что она думает об этой свадьбе, и черт с ними, с последствиями.
   Вместо этого она спросила:
   – А в вашем журнале будет отмечено, что теперь я занимаюсь свадьбой?
   – Но это проект Серафины! – запротестовала Мардж.
   – Разумеется. В таком случае вам остается только надеяться, что она поправится и завтра вылетит в Ботсвану.
   – Но мы, конечно, будем рады выразить вам благодарность за помощь, – торопливо добавила Мардж.
   Джози сделала глубокий медленный вдох:
   – Вышлите билеты в мой офис, Мардж. Я подпишу с вами контракт. – Ее рука дрожала, когда она положила трубку. – Подготовьте стандартный контракт для Мардж Хейз из «Селебрити», Эмма.
   – «Селебрити»?!
   – Стандартный, минимум на 60 часов, плюс время перелета, – продолжала Джози с наигранным спокойствием. – Все расходы за их счет. Мы беремся за организацию свадьбы Тэла Ньюмана и Кристал Блейз.
   Пока Эмма извлекала на свет божий записную книжку и карандаш, повизгивая от восторга, раздражение Джози улетучилось.
   – Где? – спросила Эмма, сгорая от любопытства. – Где это будет?
   – Я могу сказать, – широко улыбнувшись, ответила Джози. – Но потом мне придется убить тебя.

   Визит в «Приют леопарда» заставил Гидеона сделать приличный крюк – целый день и ночь, украденные из плотного расписания. Затем он отправится в лагерь ныряльщиков на Красном море. Потом проверит, как идет строительство одномачтового судна, которое он заказал у корабельщиков Рамал Хамраха. А потом присоединится к сафари в пустыне – развлечение, которое Гидеон устраивал вместе с шейхом Захиром для путешественников, жаждущих настоящих приключений больше, чем танца живота и катания на доске по дюнам, которые предлагали другие туристические агентства.
   Обычно Гидеон ощущал прилив энергии, но на сей раз, проснувшись от утреннего холода и представив себе бесконечные проверки и долгое ожидание в аэропортах, он подумал: почему кому-то приходит в голову заниматься этим ради удовольствия?
   Человек, посвятивший жизнь развитию туристического бизнеса и заработавший на этом состояние, не имеет права так думать.
   Кроме того, грустные мысли навевала и боль в спине, от которой он не мог избавиться. Она постепенно подкрадывалась к нему целый год.
   С того самого момента, как он решил продать «Приют леопарда».
   Конни, его врач, отправила Гидеона на рентген.
   – Что беспокоит тебя? – спросила она, когда он вернулся за результатами.
   – Ничего, – солгал он. – Я, можно сказать, на вершине мира.
   Это была правда. Гидеон только что заключил договор с ранчо в Патагонии, где готовил очередное большое приключение.
   Но Конни покачала головой, когда он предложил ей провести пару недель в седле вместе с гаучо:
   – Тебе не мешало бы отдохнуть. Хватит бегать. Похоже, твои ресурсы исчерпаны. Нужно притормозить, Гидеон. И пожить для себя.
   – Это и есть моя жизнь. Несколько расслабляющих уколов – и я опять в форме. – Он умоляюще посмотрел на Конни. – Сделай их. У меня самолет через несколько часов.
   Она вздохнула:
   – Это временная мера, Гидеон. Рано или поздно тебе придется заняться тем, что вызывает у тебя боль. Или же твоя спина решит за тебя. По крайней мере, дай себе передышку.
   – Ладно. Я с этим разберусь.
   И вот после дюжины встреч и четырех перелетов легкий самолет коснулся грунтовой дорожки, которую он сам десять лет назад с легким сердцем проложил в буше.
   Выбраться из самолета было равносильно подвигу. Тело Гидеона отказывалось делать то, что приказывал ему мозг. Поняв, что с ним что-то не так, он в ту же минуту должен был распорядиться, чтобы пилот доставил его обратно в Габороне. Там любой врач быстро и без лишних вопросов подлатал бы его, сделав несколько болеутоляющих уколов, и он полетел бы дальше, в Южную Америку.
   Глупо было надеяться, что пригоршня таблеток, горячий душ и хорошая постель все уладят. А теперь он угодил в руки местного доктора, который связался с Лондоном и решительно отказался сделать снимающую на время все проблемы инъекцию.
   Таким образом, он попал в ловушку модной теории: мол, тело требует, чтобы его оставили в покое и дали отдых, и оно само себя вылечит. А когда будет готово к движению – даст знать.
   И никаких обещаний относительно сроков.
   Конни выразилась достаточно ясно: «Хватит бегать».
   Ну что ж, именно поэтому он сюда и приехал. Чтобы перестать бегать. Ему и раньше поступали предложения насчет «Приюта леопарда» – предложения, которые партнеры советовали принять. Гидеон устоял. Это была его самая первая инвестиция. Символ. Нескончаемая боль…
   – Есть какие-нибудь сообщения, Фрэнсис? – спросил он.
   – Только одно, Рра. – Фрэнсис поставил поднос на низкий столик, достал из кармана сложенный лист бумаги и, положив левую руку на правое запястье, протянул ему с традиционной вежливостью. – Это ответ из офиса. Они пишут, что Мэтт Бенсон прилетел в Аргентину, так что ты можешь не беспокоиться. Отдыхай и делай то, что говорит доктор. – Он улыбнулся. – Теперь у тебя сколько угодно времени.
   Гидеон с трудом сдержал себя, чтобы не выругаться. Фрэнсис его все равно не понял бы. Никто не понял бы.
   Мэтт был отличным сотрудником. Но он не потратил пятнадцать лет жизни на то, чтобы построить туристическую империю вне изъезженных троп рынка.
   Развивая небольшие эксклюзивные места отдыха, Гидеон предлагал уединение и комфорт – не совсем обычное сочетание.
   Мэтт, впрочем, как и все его сотрудники, был умен, предан, но к концу дня он возвращался к себе домой, к настоящей жизни. К жене. К детям. К собаке.
   У Гидеона Макграта не было ничего, к чему стоило бы возвращаться.
   Компания, империя, которую он построил, можно сказать, на руинах семейного бизнеса, и была его жизнью.
   – Тебе еще что-нибудь нужно, Рра?
   – Выбраться отсюда… – Гидеон посмотрел вслед маленькому самолету, улетающему на юг. Зачем он остался здесь? Ему хотелось лететь, хотелось быть в движении.
   Но эта мысль только усилила боль в спине.
   После второй ночи, одурев от неподвижности и наглотавшись болеутоляющих таблеток, Гидеон решил хоть ползком добраться до телефона и вызвать воздушное такси.
   Он дошел только до веранды. Фрэнсис, неся Гидеону поднос с завтраком, обнаружил его висящим на перилах и неспособным двинуться ни вперед, ни назад.
   Может, эта чертова докторша и права. Последние два года он слишком налегал на весла. Пора дать себе передохнуть.
   – Кто-нибудь приезжает или уезжает? – поинтересовался Гидеон.
   – Приезжает, – сказал Фрэнсис, с облегчением меняя тему. – Свадебная леди. Она будет твоей соседкой. Тоже из Лондона. Может, ты ее знаешь.
   – Может. – Он не стал возражать. Фрэнсис был родом из маленького городка, где все друг друга знали, и Гидеон давно уже понял, что бесполезно объяснять ему, сколько людей живет в Лондоне. Потом он нахмурился. – Свадебная леди… Это что еще такое, черт возьми?
   – О, это большой секрет, Рра. В общем, мистер Тэл Ньюман, звезда футбола, женится на своей прекрасной подружке мисс Кристал Блейз здесь, в «Приюте леопарда». С ними приедут еще много-много известных людей. А потом их фотографии будут напечатаны в журнале.
   Гидеон попытался выбраться из шезлонга, но его спину опять пронзила ужасная боль. Фрэнсис было рванул к нему, но он отмахнулся и рухнул в шезлонг.
   – Может, налить тебе чаю, Рра? – обеспокоенно предложил Фрэнсис.
   – Я хотел бы кофе, – буркнул Гидеон.
   – Доктор сказал, что тебе нельзя…
   – Я знаю, что он сказал!
   Никакого кофеина, никакого стресса.
   Гидеон достаточно четко объяснил врачу, что это место создано для того, чтобы приносить мир и покой всем, кто может позволить себе наслаждаться нетронутой красотой природы и заплатить за комфорт. Последнее, чего могут ожидать его гости и он сам, – это наткнуться на какую-нибудь шумную вечеринку.
   Если бы чертов шарлатан, именующий себя доктором, увидел, в какой стресс повергла пациента одна только мысль о свадьбе, он запретил бы и ее тоже. Но, прописав Гидеону длительный отдых и постную диету, врач преспокойно отбыл.
   – Скажи Дэвиду, что я хочу его видеть.
   – Хорошо, Рра.
   – И если ты найдешь мне какую-нибудь газету…
   – Он уже с ума сходил от скуки.
   – Свежий выпуск «Ммеджи» прибудет с самолетом.
   Честно говоря, Гидеон надеялся на какой-нибудь старый номер «Файнэншл таймс», забытый гостями. Хотя, возможно, сегодня ему вообще будет ни до чего.
   – Ладно. Это не к спеху…

Глава 2

Серафина Марч. Идеальная свадьба
   Грунтовая посадочная полоса, на которую они приземлились, оставляя за собой завесу пыли, позволила ей предположить, что лагерь, вероятно, находится не здесь. Джози ожидал вместительный джип. Ее и ее коробки. «Всего лишь несколько вещичек», – уверяла Мардж. «Вещичками» оказались льняные скатерти и масса мелочей, которые Серафина успела приготовить до болезни.
   Управляющий встретил Джози у главного здания – длинного, покрытого тростником навеса. Там был накрыт стол а-ля фуршет, и увешанные фотоаппаратами гости в одежде для сафари наполняли едой подносы. Навес окружали высоченные марулы. Их еще называют леопардовыми деревьями. Пятнышки на коре позволяют леопардам сливаться с деревом, на мощных ветвях которого они любят отдыхать.
   – Я Дэвид Кебалакиле, мисс Фаулер, – представился управляющий. – Добро пожаловать в «Приют леопарда». Надеюсь, ваш полет был удачным.
   – О да, спасибо, мистер Кебалакиле.
   Перелет показался Джози бесконечным, она чувствовала себя совершенно разбитой и была рада, когда он наконец завершился. Двадцать четыре часа и три самолета, в последнем из которых было всего лишь четыре сиденья и один мотор.
   – Зовите меня просто Дэвид. И давайте отнесем эти коробки в офис. – Он подозвал двух помощников, чтобы они занялись багажом, который взвалила на нее Мардж. – А потом я покажу вам дом на леопардовом дереве.
   Дом на дереве?!
   Это лучше, чем палатка? Или хуже?
   «Если упадешь в палатке, то, по крайней мере, останешься на том же уровне», – размышляла Джози, стараясь не смотреть вниз, когда они шли по деревянному настилу в десяти футах над землей.
   Значит, хуже.
   – Здесь еще никогда не проводились свадьбы, – доверительно сообщил Дэвид, – так что для нас это совершенно новый опыт. К тому же знакомство с Тэлом Ньюманом – большая удача для нас. В Ботсване все просто обожают футбол.
   Замечательно!
   Мало того что персонал совершенно не знаком с методами подготовки к свадьбе, так вдобавок жених, а не невеста окажется в центре внимания.
   Тот факт, что выбор цветовой гаммы был сделан в пользу оранжевого и бледно-голубого – цветов футбольного клуба Тэла, – уже настораживал.
   Может, Кристал и успела привыкнуть, но все же это ее день, и Джози поклялась, что ляжет костьми, но звездой этого шоу будет именно невеста.
   – Вот мы и на месте, – сказал Дэвид, отступая на шаг, чтобы пропустить ее вперед.
   Ничего себе!
   Домик – с дощатым полом и крытой тростником крышей – был расположен почти прямо над озером, и единственное, что роднило его с палаткой, оказаться в которой Джози так боялась, – это полотняные занавеси. Дэвид тут же продемонстрировал, что их можно поднять так, чтобы вы, лежа на огромной, затянутой газовой тканью кровати, полюбовались восходом солнца. Если, конечно, вы в настроении…
   – Лучше всего наблюдать за животными утром и вечером, – сказал управляющий. – В это время они приходят на водопой. Впрочем, здесь всегда можно кого-нибудь увидеть. – Он вышел на балкон. – Ну, вот сейчас, например, пару слонов и семейство кабанчиков.
   Дэвид обернулся, ожидая, что Джози присоединится к нему и выразит свой восторг.
   – Как мило, – протянула она, стараясь изобразить улыбку. Единственное, что ей нужно, – так это душевая.
   – А еще здесь всегда есть птицы. Они… – Он умолк на полуслове. – Прошу прощения, но вы, наверное, устали с дороги.
   – Я буду в полном порядке, когда приму душ, – сказала Джози. – И перекушу.
   – Да, конечно. Но я надеюсь, что у вас найдется время и покататься на каноэ, и пройти по одному из наших пешеходных маршрутов. – Дэвид просто лучился энтузиазмом.
   – Надеюсь, – сказала она вежливо. Ну уж дудки.
   Джози была типичным городским жителем. Идея напялить на себя дурацкую шляпу, куртку с тысячей карманов и отправиться гулять по бушу, где полно всяких ползучих гадов, абсолютно ее не привлекала.
   – Ну хорошо, – согласился Дэвид. – Сейчас как раз время завтрака. Вы можете либо спуститься вниз, либо вам принесут завтрак сюда. Наши гости обычно предпочитают немного расслабиться после дороги.
   – Я буду благодарна, если мне принесут завтрак в номер.
   А вот расслабляться еще рано. Необходимо осмотреться и понять, насколько окружающая обстановка согласуется со свадебными планами. А также проверить, остались ли «вещички» Серафины в целости и сохранности.
   Но прежде всего нужно смыть двадцатичетырехчасовую дорожную пыль.
   – Мне только кофе и тосты, – сказала Джози, – и, если у вас найдется время, покажите мне территорию. Изучим, так сказать, обстановку.
   – Я к вашим услугам, – улыбнулся Дэвид. – Подходите к ресепшн. А если вам что-то понадобится раньше, позвоните.
   Когда он ушел, Джози еще раз оглядела номер.
   Даже лучше, чем в проспекте Мардж. Королевских размеров кровать с двумя матрасами – очевидно, в жару так удобнее спать, – а еще софа, журнальный столик и большой стол с буклетом, в котором наверняка в деталях расписано все, что здесь предлагается.
   Прогулки по бушу, путешествие на каноэ…
   Нет уж, спасибо!
   Снаружи имелись спуск к озеру, пара шезлонгов и навес, а под ним еще одна широкая кровать. Место, где можно передохнуть, когда впечатлений станет слишком много? Или, наоборот, место, где захочется встряхнуться? Если, конечно, будет с кем…
   – О да. Ты – Тарзан, я – Джейн… – пробормотала Джози.
   Сюда бы еще парочку режиссерских кресел и кинокамеру, чтобы запечатлеть семейство слонов, купающееся в озере.
   Оглядевшись, Джози поняла, почему «Селебрити» выбрал это место. Люди с ума сходят по животным, а здесь можно сделать массу отличных снимков. Но если кемпинг идеально подходит для медового месяца, то нет никакой уверенности, что он подойдет и для свадьбы.
   Чтобы доставить ее сюда, потребовалось три самолета, а шансов, что все пойдет прахом, – легион.
   Джози тряхнула головой и потянулась, решив беспокоиться тогда, когда что-нибудь случится. Девушка вошла в дом и направилась в душ.
   Она приехала работать, а не развлекаться.
   Через десять минут, подсушив волосы мягчайшим полотенцем – еще один штрих вдобавок к роскошной ванной, – Джози завернулась в белоснежный халат и принялась искать фен.
   Осмотрев все ящики и полки, она обнаружила только маленький фонарь. Но пока девушка была в ванной, ей принесли поднос с завтраком, и она отложила поиски.
   К счастью, Дэвид не понял ее заказ буквально. Понимая, что организму после длительного перелета нужно все же больше, чем кофе и тосты, он добавил стакан свежевыжатого сока, нарезанные ломтиками фрукты, названия которых Джози не знала, и свежеиспеченный черничный маффин.
   Девушка отнесла поднос на веранду, выпила сок и намазала маслом тост. Потом она налила себе кофе и, поставив чашку на широкие перила, начала ерошить пальцами волосы, наслаждаясь редким удовольствием высушить их на солнце.
   В то время, когда Сильвия предложила ей работу, у Джози была короткая стрижка в стиле панк, весьма раздражавшая людей вроде Мардж Хейз.
   Молодая, неуверенная в себе Джози использовала свою стрижку, устрашающий макияж и нахально вздернутый нос как оружие. «Не трогай меня!» – вот что говорил ее внешний вид.
   А когда она поверила в себя и поняла, что улыбка ей больше к лицу, чем нахмуренный лоб, внешность уже стала частью ее имиджа. Да и Сильвия находила это оригинальным. Люди теперь узнавали Джози, и если бы она переключилась на нечто более традиционное, ей пришлось бы начинать все с нуля.
   Правда, волосы ее теперь стали длиннее и напоминали хорошо ухоженную гриву. А макияж она больше не накладывала так, чтобы испугать лошадь.
   Но если Джози хватало для прически щетки и геля, то невеста, ее подружки и остальные гости как женского, так и мужского пола могут удивиться, не найдя в номере фена с полным набором насадок, выпрямляющих щипцов и прочих причиндалов, столь любезных сердцу любого парикмахера.
   Следует переговорить с Дэвидом. Девушка достала из сумки ноутбук, решив добавить это в свой список задач. Но как только она начала работать, на экране появилось предупреждение о низком заряде аккумулятора.
   Поиск розетки не дал никакого результата. Это заставило Джози повернуться к тумбочке, где она рассчитывала найти телефон, чтобы позвонить на ресепшн и спросить, как, черт возьми, ей работать без электричества?
   Однако телефона там не оказалось. Но не это было самым неприятным. Дело в том, что сотовый телефон не ловил сигнал.
   Сбитая с толку комфортабельной кроватью и горячей водой, Джози полагала, что толстые белые свечи в стеклянных подсвечниках – романтическая деталь. Теперь до нее дошло, что это единственный источник света и что фонарь – совсем не бесполезная вещь.
   Дикий край… Животные…
   Какая непростительная самоуверенность!
   Теперь она была за это наказана.
   Ее не предупредили об отсутствии основных составляющих современной жизни, да Мардж могла об этом и не знать. А вот многоопытная Серафина Марч не упустила бы такое из виду. И вот теперь ей, бедной, придется всем заниматься, будучи отброшенной назад, в докомпьютерную, дотелефонную, доэлектрическую эру.
   Достав из сумки карандаш и блокнот, Джози устроилась в шезлонге и принялась составлять список проблем.
   Свечи в этом списке были последними. «Связь – вот самый большой кошмар», – вздохнула девушка, протягивая руку за вторым тостом. Ничто так не возбуждает аппетит, как беспокойство.
   Но как только ее пальцы коснулись тарелки, раздался визг, и тарелка полетела на пол.
   Джози испуганно вскрикнула, думая, что над ней кто-то подшутил, и, посмотрев наверх, увидела качающуюся на ветке мартышку.
   – Чертова проказница! – воскликнула она, глядя, как мартышка запихивает в рот последние кусочки тоста. Немного успокоившись, девушка решила поддержать себя глотком кофе. И тогда оказалось, что не только мартышка претендует на ее завтрак.
   – Что вы там пьете? Кофе? – послышался мужской голос.
   Вздрогнув от неожиданности, Джози облила ногу горячим кофе и, выругавшись, посмотрела туда, откуда донесся голос. На соседнем дереве был еще домик, почти полностью скрытый в гуще листвы.
   – Кофе, – сердито буркнула она, вытирая ногу краем халата.
   – Извините, я не хотел вас напугать.
   Голос мужчины – низкий и глубокий – прошел по ее телу, словно сквозняк, усыпав кожу мурашками.
   – Вы кто? – спросила Джози, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь листву. – И где вы?
   – Ниже.
   Опустив голову, она увидела человека, лежащего в шезлонге.
   Вернее, его часть – длинную обнаженную ногу и краешек шорт цвета хаки, прикрывающих мускулистое бедро. А потом, когда листья на мгновение раздвинулись от утреннего ветерка, – и пару глаз, так пристально на нее смотревших, что ей тут же пришлось занять оборону. Джози боялась оказаться застигнутой врасплох, боялась, что однажды кто-нибудь увидит ее такой, какая она есть на самом деле. Не ту девчонку, которая занималась устройством вечеринок, а ту, которую не пустили бы на порог ни в один приличный отель, если бы знали, что у нее в голове. Никто об этом не знал, кроме Сильвии. Но она никому не скажет.
   – Кофе? – переспросил мужчина.
   – Точно. Кофе.
   И тут же, без всякого предупреждения, его губы раздвинулись в улыбке. Эмоции, охватившие ее, перекрыли даже панический страх разоблачения. Джози забила тревогу во все колокола, поскольку распознала пронзительное желание.
   У нее есть обязанности. Они требуют одеться и заняться работой. Незачем проводить время в разговорах с мужчиной, который одной только улыбкой способен привлечь внимание женщины.
   – Подождите! – крикнул он, когда она уже была готова сбежать. – Не могли бы вы оставить чашечку кофе для страдающего мужчины?
   Голос его совсем не похож на голос страдальца. Да и выглядит он как человек, у которого все под контролем, который привык получать от жизни все, чего хочет. Джози встречала таких людей каждый день – богатых, уверенных в себе.
   – Из кухни мне прислали какой-то ужасный травяной чай, – пожаловался он.
   – Не вижу ничего ужасного в травяном чае. Наоборот. Взять, к примеру, ромашку – прекрасно успокаивает нервы.
   У Джози в офисе всегда был запас такого чая – для беспокойных невест и их мамаш. Да и для персонала тоже, когда приходилось иметь дело с кем-нибудь вроде Мардж Хейз.
   Лежало несколько пакетиков и в медицинской сумочке для новобрачной, которую Джози всегда брала с собой. Сегодня ей тоже не мешало бы выпить стаканчик, чтобы успокоиться и заснуть.
   – Могу с вами поменяться, – предложил мужчина.
   Она рассмеялась:
   – Не беспокойтесь, со мной все в порядке.
   Ей не хотелось признавать, что он может смутить ее одной только улыбкой – ведь она партнер солидной компании. И Джози решила уступить.
   В конце концов, у нее целый кофейник хорошего кофе, который ей все равно не выпить. К тому же он явно не приглашен на свадьбу. Гости начнут при бывать только завтрашним утром. Значит, завтра его здесь уже не будет.
   – Что ж, если вы так жаждете кофе, то милости прошу.
   – В этом-то и проблема, – простонал он. – Разум хочет, но тело не повинуется. Я бы на коленях прополз по горящим угольям за чашечкой хорошего кофе, но сейчас, увы, могу уповать только на ваше милосердие.
   – Вы больны?
   Глупый вопрос. Если он не в состоянии преодолеть короткое расстояние, разделяющее их, то, очевидно, с ним что-то серьезное. Джози взяла кофейник:
   – Сейчас приду.
   Его домик находился на самом краю кемпинга.
   Именно там, судя по плану, разместятся Кристал и Тэл.
   Значит, завтра он точно уедет.
   Над дверью висел маленький колокольчик. Он сообщил о ее приходе надтреснутым звоном.
   Джози вошла внутрь и остановилась как вкопанная.
   Даже издалека было понятно, что он красив. Вблизи же красота оказалась просто опасной.
   Кожу незнакомца покрывал загар. Ухоженная щетина, переходящая в темную короткую бородку, подчеркивала выразительный подбородок.
   Его откровенно оценивающий взгляд, казалось, готов был прощупать каждый дюйм ее тела – от мокрых волос с фиолетовыми прядями до голых ног. При этом он прекрасно знал, что, кроме халата, на ней больше ничего нет.
   Чувственный изгиб губ послал искру в глубины ее тела. «Он куда более опасен, – подумала она, – чем дикие животные, служащие основной приманкой для гостей „Приюта леопарда“».
   Устояв перед желанием поплотнее запахнуть халат и затянуть пояс, Джози прошла через комнату и поставила кофейник на столик рядом с шезлонгом.
   – Срочная доставка кофе, – объявила она.
   Десять минут назад Гидеон мог поклясться, что не нуждается ни в какой компании. Однако соблазнительный запах кофе ввел его в искушение.
   Но и тогда он мог бы устоять, если бы не увидел ее – весьма необычный экземпляр, – когда она сушила волосы на солнце.
   Волосы девушки были очень темными, почти черными, с фиолетовыми кончиками. Довольно крупные черты лица спасала от тяжеловесности пара огромных темных глаз. Линии фигуры скрадывал махровый халат, и все же она, скорее, была тощей, поскольку соблазнительные изгибы не скроет даже толстая махровая ткань.
   Незнакомка не принадлежала к тем женщинам, которые могут возбудить его интерес. Однако боль в спине стихла. Прямо из-под душа, без грамма макияжа, с мокрыми волосами, в одном лишь халате, под которым ничего нет… У Гидеона мгновенно перехватило дыхание, когда она направилась к нему.
   – Вы ангел, мисс Блейз, – проговорил он, беря себя в руки.
   – Ничего подобного. Вы ошиблись дважды, – добавила она. – Мне жаль разочаровать вас, но я не ангел, и зовут меня Джози Фаулер.
   Значит, не невеста…
   – Кто сказал, что я буду разочарован? – Гидеон постарался не обращать внимания на радость, охватившую его, когда выяснилось, что она не Кристал Блейз. – Я попросил у вас кофе, и вот вы здесь. Для меня вы – ангел.
   – Вас так легко можно удовлетворить?
   Напротив, если верить женщинам, с которыми он был знаком, удовлетворить его невозможно – или, точнее, он сам невозможен. Но похоже, сейчас ему сгодится любая компания. Даже большеглазое чучело с фиолетовыми волосами.
   – Гидеон Макграт, – представился он, протягивая руку.
   Какое-то мгновение она колебалась, потом сделала шаг к нему. Ее рука соответствовала чертам лица. Она была слишком большой, чтобы принадлежать идеальной женщине.
   – Простите, что не встаю, но если бы я попытался это сделать, вам пришлось бы поднимать меня с пола.
   – В таком случае не беспокойтесь, – улыбнулась Джози. – Пейте лучше кофе…
   – Не могли бы вы его налить? Мне слишком далеко тянуться, – солгал Гидеон. Ему не хотелось, чтобы она уходила.
   – Надо же, как вам не повезло, да еще на отдыхе… А что заставило вас принять меня за Кристал Блейз?
   Ее волосы, подсохнув, заклубились мягкими кудрями вокруг лица. Маленький лиловый страз блеснул на левой ноздре.
   Кто она такая, черт возьми? Из тех телевизионщиков, которые тучами вьются вокруг знаменитостей?
   – Кто-то тут назвал вас свадебной леди. – Его ответ прозвучал, скорее, как вопрос.
   – А… Сахар, молоко? – поинтересовалась девушка, не торопясь с ответом. – То есть только молоко. Кажется, тут нет сахара. – Выпрямившись, она вздохнула. – Меня уверяли, что в смысле комфорта все будет на высшем уровне. Здесь, конечно, очень красиво…
   – Но?
   – Но нет ни электрических розеток, ни фена в номере, ни сахара, ни телефона, хотя меня уверяли, что я могу позвонить, если мне что-нибудь понадобится. Я даже не могу воспользоваться мобильным телефоном – нет сигнала.
   – Точно, сигнала нет. Все так и было задумано. Чтобы дать людям хоть на время отдохнуть от суеты современного мира, – сказал Гидеон, совершенно забыв, что еще несколько минут назад сам страдал от бездействия.
   Конечно, ей придется обойтись без фена. Но он прямо сейчас может распорядиться насчет сигнала, если только этот звонок будет единственным.
   И все же ему пришло в голову, что если Джози Фаулер, связанной с этой свадьбой, он предоставит зеленую улицу и правильно разыграет карты, то она может быть полезна не только на предмет кофе.
   – Для нагревания воды используются солнечные батареи, – объяснил Гидеон, – а электрической проводки в домиках нет.
   – Обнаружив дюжину свечей в своем номере, я это поняла. Свечи, конечно, вещь неплохая, но я приехала сюда не отдыхать.
   – Вам не нравится это место?
   – Оно понравилось бы мне куда больше, если бы находилось на песчаном берегу какого-нибудь спокойного морского залива.
   – Кемпинг был задуман как зона, свободная от всякой работы, – с раздражением напомнил Гидеон.
   В свои отели и курорты он вкладывал не только деньги, но и сердце.
   А кемпинг был, что называется, его первенцем.
   – Для других – возможно, – бросила Джози, потягиваясь, – но для меня в следующей паре суток будет не меньше пятидесяти четырех часов.
   – Что? Спина? – спросил он.
   – Немного… Не прихватит, надеюсь. А скажите, почему к чаю не подают сахар?
   – Это вопрос безопасности, – солгал Гидеон. – Чтобы в хранилище не проникли муравьи.
   – Муравьи?
   – Очень большие. – Он развел пальцы, чтобы показать размеры.
   Ее глаза расширились.
   – Вы шутите?
   Гидеон промолчал. Здесь действительно водились гигантские муравьи, но хранилища были сконструированы очень надежно.
   Судя по всему, ее не очень-то поразила красота здешних мест. Хуже того, она приехала, можно сказать, с намерением ее разрушить.
   Защита диких уголков природы, где Гидеон построил базы отдыха, от любых видов загрязнений – включая и шум – была одной из его обязанностей. А свадьбу можно отнести к одному из самых шумных мероприятий.
   К несчастью, «Селебрити» заключил контракт, и они, не колеблясь, отсудят каждый потерянный пенни, вздумай он помешать им. А какое огорчение доставит срыв свадьбы невесте, жениху и гостям?..
   Да, со свадьбой Гидеон ничего не мог поделать. Зато у него появился шанс отыграться на женщине, которая все это затеяла.

Глава 3

Серафина Марч. Идеальная свадьба
   – Здесь есть немного меда. – Девушка дотронулась до маленького горшочка. – По мнению моего партнера, кофе с медом даже лучше, чем с сахаром.
   – Вот и отлично. – Он посмотрел на нее. – Партнера?
   По словам Фрэнсиса, она прибыла одна. Впрочем, это его не интересует. Главное – кофе.
   – Он приехал с вами?
   – Она. – Джози размешала ложкой мед в его чашке. – Сильвия – мой деловой партнер. Сейчас она занята другим проектом.
   Девушка улыбнулась, и ее лицо преобразилось. Оно не стало красивым, нет. Но Гидеон понял, что ему хотелось бы увидеть ее снова.
   – Свадьбы – это по моей части, – уточнила Джози. – Я занимаюсь их организацией.
   – Когда Фрэнсис назвал вас свадебной леди, я решил, что вы невеста.
   – Только не в этой жизни, – буркнула она, подавая ему чашку. – Моя задача – вовремя все подготовить, уложиться в бюджет и проследить, чтобы не было никаких накладок. Надеюсь, здесь мне это тоже удастся. – И она хотела было уйти.
   – Подождите. Присядьте, – попросил он, кивая на свободный шезлонг.
   – Ваши предложения всегда звучат как приказы? – с вызовом поинтересовалась Джози.
   – Наоборот. Я предпочитаю отдавать приказания в форме приглашений. – И, боясь, что она уйдет – он не мог вспомнить, приходилось ли ему когда-нибудь так стараться, чтобы заслужить внимание женщины, – Гидеон быстро добавил: – Думаете, это просто?
   – Не поняла… Вы о чем?
   – Думаете, это будет просто – организовать здесь свадьбу?
   Этим вопросом он заслужил еще одну улыбку, с легким подрагиванием уголков рта, привлекающую внимание к мягким полным губам.
   – Это никогда не бывает просто, – заметила девушка, опираясь рукой о спинку шезлонга, но не садясь.
   – Но вы же леди Свадьба. Разве это не ваша идея устроить свадьбу в Ботсване?
   – Так вы не одобряете выбор? – Джози склонила голову к плечу. Скорее заинтересованно, чем обиженно.
   Гидеон, не задумываясь, пожал плечами и едва не застонал от боли. В то же мгновение она оказалась рядом, одной рукой придержав чашку, другую положив ему на плечо.
   – Вы в порядке?
   – Угу, – промычал он.
   Куда уж там…
   Когда Джози наклонилась, ее халат распахнулся, ошеломив его на долю секунды дразнящим зрелищем прелестей, прежде скрытых под толстой махровой тканью. Небольшие, но гладкие и нежные. Гидеон ощутил, как в нем шевельнулось желание.
   – Шумная свадебная пирушка выглядит здесь неуместной, – сказал он, стараясь не обращать внимания на теплую ладонь на своем плече.
   Ее лицо было достаточно близко, чтобы он заметил легкий пушок на коже, искреннюю заботу в больших глазах. А еще его внимание привлек тонкий белый шрам на подбородке. Под макияжем он вряд ли заметен.
   Гидеону пришлось сжать кулак, чтобы побороть желание провести пальцем по тонкому белому шраму, словно этим движением он мог стереть его, стереть память о той боли, которую, вероятно, испытала Джози.
   – А как насчет других гостей, которые приехали сюда, чтобы полюбоваться животными? – спросил он почти грубо, чтобы скрыть свои чувства. – Думаете, у них не будет возражений?
   – Не будет. – Джози убрала руку с его плеча, оставив ощущение холода там, где только что лежала ее ладонь.
   – Я в этом не уверен.
   – Других гостей не будет. Мы специально забрались в такую глушь, чтобы никого не беспокоить.
   – Кроме животных… Вы забронировали все домики?
   – Да. А еще мы заказали катер.
   – Мне неприятно об этом говорить, но вы уже столкнулись с первой проблемой. Дело в том, что я не собираюсь отсюда уезжать.
   – Тогда вам придется разбить палатку в буше.
   Гидеон не собирался спорить с ней.
   – Должно быть, вы получили хорошую скидку за тотальное бронирование, – проворчал он.
   Джози покачала головой:
   – Тот, кто устраивает такие свадьбы, вряд ли беспокоится о скидках. Впрочем, я в переговорах не участвовала. Мне передали проект в самый последний момент… Хотя вас это не касается, – добавила она.
   – Ну а вы бы, – не отступал Гидеон, – сами выбрали это место?
   – Это выбор невесты, – пожала она плечами. – Место, конечно, изумительное… Летишь над пустыней и вдруг видишь зеленую дельту Окаванго… блеск воды сквозь камыши…
   Джози говорила, а мысли ее были далеко. Она явно пыталась просчитать новую ситуацию.
   – Фотографии будут просто супер, – неожиданно заявила она. – Любые скидки, которые «Селебрити», возможно, удалось выбить из владельцев кемпинга, покажутся ничтожными в сравнении с тем, что принесет «Приюту» реклама. Шесть недель в самом стильном журнале Великобритании! Ну ладно, пять. Первая неделя посвящена девичнику.
   О да. Полный кемпинг журналистов! Кто-то из его менеджеров заключил отличную сделку и не сообщил ему об этом, потому что прекрасно знал, какова будет реакция босса.
   Собственно, роль Гидеона заключалась в исследовании рынка и в расширении бизнеса, а не в ежедневной рутине.
   Молодцы менеджеры! На их месте он поступил бы так же.
   – Если выбор места сделан правильно, то какие могут быть проблемы? – спросил он.
   Одно дело, если ему это не нравится. Совсем другое, если кто-то утверждает, что кемпинг не слишком-то подходит для праздника.
   – Трудно предусмотреть все, когда вовлечено столько людей. Перелет невесты и жениха, гостей, фотографов и журналистов, флористов, стилистов и визажистов. Доставка багажа тремя самолетами, один из которых так мал, что потребуется отдельный рейс для платья невесты.
   – Вы преувеличиваете.
   – Может быть. Но не слишком. – Неожиданно она задумалась. – Возможно, именно из-за отсутствия связи «Селебрити» и выбрал это место. Если нет сигнала, нет шансов, что гости или персонал пошлют фотографии в журналы конкурентов, воспользовавшись мобильной связью.
   – Мне показалось, вы говорили, что выбор сделала невеста?
   – Видите ли, это не просто свадьба. Конечно, Кристал любит животных…
   Гидеон презрительно хмыкнул:
   – Здесь живут звери дикие и опасные – особенно самые симпатичные. Ей бы лучше отправиться со своей свадьбой в какой-нибудь зоопарк.
   – Я так и думала, что вы это скажете, – заметила Джози с каменным лицом, записывая что-то в свой блокнот. – Но спасибо за идею.
   Он рассмеялся, опять вызвав боль в спине.
   Рука Джози инстинктивно потянулась к нему, но она остановила себя, крепче сжав карандаш. Гидеон был рад этому. Он предпочитал отношения, не осложненные эмоциями. Сострадание и забота – опасные чувства. Неконтролируемые.
   – Вы не верите во все это, верно? – усмехнулся Гидеон. – Цветы, кружева, фейерверки – просто работа. Но в душе вы – циник.
   – Цветы и кружева, – повторила она, словно эхо. – Фейерверков не будет.
   – О, какое облегчение! И в самом деле, трудно предположить, куда побежит испуганный петардами слон.
   – Без этого зрелища я могла бы обойтись, – бросила Джози. – Но вам-то не о чем беспокоиться, вас здесь все равно не будет. Ну, как кофе?
   – Меня так увлек наш разговор, что я даже не заметил, – признался Гидеон, протягивая ей чашку. – Теперь буду внимательнее.
   Джози налила ему еще кофе и наклонилась вперед, чтобы размешать в чашке мед.
   – Замечательно, – произнес он после того, как ему еще раз удалось взглянуть на узкую ложбинку между грудями. Еще раз увидеть на подбородке тонкий белый шрам.
   Падение в детстве? Дорожная авария?
   – А что случилось с вашей спиной? – поинтересовалась Джози. – На вас налетел испуганный слон? Боролись с крокодилом? Оказались на пути бегущего носорога?
   – Мы в Африке, – напомнил Гидеон. – Кстати, не забывайте, что крокодилы – зубастые твари, которым никогда нельзя улыбаться.
   – Что?
   – Есть такая песенка: «Никогда не улыбайся крокодилу». – Он беззаботно повел плечами, и его движение не отозвалось ужасной болью. Возможно, док был прав. Ему нужно расслабиться, поболтать просто так с кем-нибудь, кто ничего не хочет от него.
   Кроме его комнаты.
   Очевидно, Джози – одна из лучших в своем деле, иначе ей не удалось бы получить заказ от Тэла Ньюмана. Она наверняка умеет разговорить кого угодно. Сколько они болтают? Несколько минут? А у него появились две неплохие идеи.
   Или даже три.
   Самое главное, через нее он получал доступ к кофе – маленькое удовольствие, заставлявшее колеса жизни крутиться без скрипа.
   Тот факт, что она оказалась умна и могла его рассмешить – ну ладно, заставить улыбнуться – смех, как Гидеон успел убедиться, оказался не совсем удачной идеей, – был приятным дополнением.
   – И все же вы улыбнулись крокодилу.
   – Ничего подобного. Меня прихватил радикулит, вот и все. Я собирался уехать еще вчера, а теперь придеться ждать, когда приступ пройдет.
   – Наверное, боль ужасная, – нахмурилась Джози. – А врач вас осмотрел?
   Хороший вопрос. Она будет отвечать за здоровье сотни с лишним гостей. Если кто-нибудь получит травму или заболеет, Джози должна знать, где можно получить помощь.
   – Врач есть в Мауне. Он прилетал сюда вчера, поговорил с моим доком в Лондоне и прописал полный покой. В соответствии с его теорией мое тело пытается объяснить мне, что ему нужен отдых.
   – Значит, у вашей болезни психологические причины?
   Джози произнесла это спокойно и без всякого удивления. Похоже, ей уже приходилось сталкиваться с подобными вещами.
   – Во всяком случае, врачи так считают.
   – У моего отчима было то же самое, – заявила она. – У него схватывало спину каждый раз, когда кто-нибудь предлагал ему работу. – Джози произнесла это с презрением и болью. – Я не утверждаю, что это и ваша проблема, – поспешно добавила она.
   – И не надо. Я застрял здесь, а мне необходимо обсудить важный деловой контракт за несколько тысяч миль отсюда.
   – Похоже, я начинаю понимать вас. – Подперев рукой подбородок, девушка задумчиво уставилась на него. – Быть оторванным ото всего… Обычно я провожу двадцать четыре часа с телефоном возле уха, а здесь не знаю, кому надо звонить, если что-нибудь случится.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →