Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В албанском есть 27 обозначений разных фасонов усов и 30 – бровей.

Еще   [X]

 0 

Опасные джунгли (Бурова Любовь)

Вероятно, справедливо, что мы живем в эпоху революционной ломки, геологических сдвигов континентов и судеб – иначе чем объяснить нашу усилившуюся тягу к приключенческой литературе?

Год издания: 2013

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Опасные джунгли» также читают:

Предпросмотр книги «Опасные джунгли»

Опасные джунгли

   Вероятно, справедливо, что мы живем в эпоху революционной ломки, геологических сдвигов континентов и судеб – иначе чем объяснить нашу усилившуюся тягу к приключенческой литературе?
   Но повесть Л. М. Буровой «Опасные джунгли» – это не только захватывающие приключения, но и романтический рассказ о любви, о мужестве хрупкой и очаровательной девушки Мелиссы, «сердце которой переполнял веселый азарт приключения».
   Оказавшись среди бандитов, более опасных, чем пираты «Острова сокровищ», она сумела стойко перенести выпавшие на ее долю испытания и даже покорила сердце одного из… но, читатель, а тем более читательница, если вы хотите узнать, как найти свое счастье под дулом пистолета, откройте книгу… а уж закроете вы ее не раньше, чем дочитаете до конца!


Любовь Бурова Опасные джунгли

1

   Джип ехал по дороге, покрытой гравием, которая вела через джунгли, словно маленький сосуд сквозь мощное тело величественного леса. Древесное царство окружало их сплошной стеной. Здесь были исполины высотой в несколько десятков метров с широкими корнями и огромными ветвями. Их мощные стволы, покрытые гладкой и блестящей корой, достигали в диаметре нескольких метров. Деревья средней величины и изящные пальмы, густо опутанные лианами, возвышались над ярусом, состоящим из цветущих кустарников, папоротников с огромными перистыми листьями и всевозможных трав. Красные бегонии, белые и золотистые орхидеи, розовые бромелии были повсюду, придавая джунглям неповторимое очарование.
   Стволы гигантов уходили ввысь. Там, наверху, они раскидывали свои огромные кроны, связанные между собой лианами или растениями-эпифитами, растущими прямо на ветвях. Из-за этого с высоты птичьего полета джунгли выглядели сплошным зеленым массивом.
   Мелисса много раз за свою жизнь любовалась этим удивительным творением природы – во время пеших прогулок, экскурсий на машине и даже с борта вертолета, но этой красотой нельзя было насытиться. Это был другой мир, где время и пространство ощущались иначе, а душу переполняли восхищение и восторг.
   Одно путешествие было самым запоминающимся. Во время празднования дня рождения – ей тогда исполнилось двенадцать лет – отец устроил необыкновенный сюрприз и арендовал воздушный шар. Это было незабываемое приключение. Маршрут был проложен по одному из красивейших мест Колумбии – озеру Гуатавита, расположенному в пятидесяти километрах к северо-востоку от столицы Боготы в горах Кундинамарка. С этим округлым и тихим озером, находящимся в кратере потухшего вулкана и со всех сторон окруженным лесной чащей, было связано много мифов и сказаний, в том числе знаменитая легенда о стране золота – Эльдорадо.
   Озеро Гуатавита в давние времена являлось священным озером муисков – индейских племен языковой группы чибча, которые были создателями одной из самых высокоразвитых древних цивилизаций Южной Америки. Муиски, как и все индейцы чибча, поклонялись силам природы. Выше всего они почитали солнце и воду, и в их честь при восшествии на трон очередного царя-жреца устраивали торжественную церемонию. С помощью тонких трубочек верховного жреца с ног до головы покрывали золотым песком. Затем, в лучах восходящего солнца он погружался в воды священного озера, при этом с него смывалась «золотая» кожа. После в воду бросались статуэтки, кольца, ожерелья, изготовленные из золота и украшенные драгоценными камнями, в качестве подношения богам. Церемония устраивалась крайне редко, но фантазия любителей наживы сделала ее ежедневной. Так родилась легенда о мифической стране Эльдорадо с ее несметными сокровищами и «золотом человеке», правящем этой сказочно богатой страной.
   Взлетали они недалеко от маленького городка Гуатавита, расположенного на берегу рукотворного водохранилища и построенного в шестидесятых годах прошлого века на месте затопленной старой деревни. Белые оштукатуренные домики с крышами, покрытыми красной черепицей, аккуратные дорожки, мощеные булыжником, изящные кованые фонари и уютные таверны создавали изысканную красоту и прелесть Гуатавита.
   До этого Мелиссе еще ни разу не доводилось летать на воздушном шаре, и ее переполняли эмоции. Когда шар начал подниматься в небо, она вцепилась в край корзины. Но совсем скоро ощущение полета и необычайной легкости вытеснили страх из сознания.
   Это было незабываемо – парить над океаном зелени. Они подлетали почти к верхушкам самых высоких деревьев, слышали крики обезьян, трели птиц, а потом перед ними неожиданно открылся великолепный вид на озеро. По форме оно напоминало блюдце, а вода имела насыщенный изумрудно-зеленый оттенок.
   Этот полет навсегда остался в ее памяти, как нечто волшебное.
   Детство Мелиссы отличалось от детства многих других детей. Ее отец – подполковник военно-воздушных сил Колумбии – был приверженцем строгих правил воспитания. Он был уверен, что только домашнее образование сможет обеспечить уровень знаний, достойный его дочери, а также огородит ее от отрицательных влияний извне.
   И, начиная с трех лет, половину дня девочка проводила в занятиях с репетиторами и учителями, а вторая половина была посвящена чтению, рисованию и танцам.
   Мама постоянно ругалась с отцом, считая, что такая нагрузка опасна нарушениями здоровья вследствие морального и физического истощения, но отец был непреклонен. Он уверял, что раз дочь ведет себя спокойно, и у нее наблюдается хорошее восприятие и усвоение новой информации, то никакого перенапряжения нет. Тем более что занятия обычно чередовались с прогулками или проходили на свежем воздухе, который сам по себе способствовал снятию напряжения.
   К семи годам Мелисса владела не только базовыми знаниями, которые были необходимы для поступления в школу, но также говорила, читала и писала на испанском, английском и французском языках. Но самым любимым ее занятием было рисование.
   Мелисса никогда не жаловалась родителям, что устает, не отлынивала от занятий и не устраивала истерик. Все, что пытались вложить в нее родители, опытные педагоги и репетиторы, она принимала спокойно, с чувством неподдельного интереса и желанием вобрать в себя эти знания. А когда занятия проходили на берегу океана, в парке или музее, это радовало ее еще больше.
   Мелисса любила изучать языки. Было так здорово разговаривать на французском с мамой, на английском с тетей Изабеллой – родной сестрой матери – а потом всем вместе петь веселые песенки на испанском. Тетя жила в Нью-Йорке и приезжала к ним в гости, и тогда это были поистине волшебные дни, полные радости и приключений. Именно Изабелла привила племяннице любовь к живописи. Сама она только начинала преподавательскую деятельность в школе искусств Нью-Йоркского университета на кафедре живописи и композиции.
   Когда Мелиссе исполнилось семь лет, она переехала к Изабелле и поступила в расположенную в восточной части Нью-Йорка школу Дальтона, в которой учащихся готовили к университету.
   О том, чтобы поступить в школу в Колумбии, даже не говорилось, и поначалу отец вообще хотел устроить ее в Leman Manhattan Preparatory School – элитную школу-пансион, расположенную в центре Нью-Йорка. Он считал, что так будет лучше для девочки и ее воспитания, но Виктория с Изабеллой были категорически против этого, настаивая на том, что Мелисса домашний ребенок, и резкое изменение образа жизни плохо отразится на ее психо-эмоциональном состоянии. В конце концов, им удалось убедить его, чтобы девочка поступила в школу Дальтона, тем более что в школе была хорошая художественная студия, в то время как уровень преподавания живописи в Leman Manhattan Preparatory School был недостаточным.
   Так в жизни Мелиссы начался этап, полный открытий и новых свершений, но в то же время омраченный разлукой с родителями.
   Мама, работающая анестезиологом в частной клинике по пластической хирургии в Боготе, не могла навещать дочь так часто, как бы ей этого хотелось. Отец редко приезжал в Нью-Йорк, и в основном они виделись, когда Мелисса сама приезжала в Колумбию на каникулы. Поэтому ее воспитанием почти полностью занималась Изабелла и ее муж Джейсон, с которым у девочки сразу сложились хорошие отношения. Их дочери – близняшки Джессика и Даниэлла – были младше ее на четыре года, и она была их любимой старшей сестренкой.
   Только спустя годы Мелисса осознала в полной мере, какой опорой и поддержкой были для нее Изабелла и Джейсон, и какой любовью она была окружена в те непростые времена. Были моменты, когда ей хотелось все бросить и уехать обратно в Колумбию к родителям, особенно в первый год, но Изабелле всегда удавалось подобрать нужные слова, от которых на душе становилось легко и спокойно.
   В школе, где училась Мелисса, была замечательная художественная студия. Занятия вели опытные преподаватели, и девочка продолжала развивать свои способности в живописи. Ее работы постоянно занимали почетные места на выставках, проводимых в самой школе, и побеждали в конкурсах, которые устраивались между художественными школами.
   Уже в двенадцать лет у Мелиссы была своя небольшая выставка, и она стала заключать контракты на иллюстрирование книг. Сначала это были детские сказки про животных, учебные пособия, затем несколько крупных изданий, где она трудилась в группе с профессиональными иллюстраторами. Много работ в то время были посвящены красотам родной Колумбии, ее необычайно разнообразной флоре и фауне. Во время обучения в школе, занимая призовые места на многих конкурсах, Мелисса участвовала в организации совместных выставок с другими художниками.
   После окончания Preparatory School в семнадцать лет она поступила в школу искусств Нью-Йоркского университета на бакалавриат. А через год директор музея современного искусства на Манхэттене предложил ей должность куратора.
   Виктория и Изабелла помогали ей наладить необходимые связи как в США, так и в Испании, где жили бабушка и дедушка Мелиссы по материнской линии. Но в большинстве случаев контракты и договора были заслугами самой Мелиссы.
   В восемнадцать лет в жизни девушки произошло по-настоящему грандиозное событие – покупка квартиры на Манхэттене. Это была ее заветная мечта, но стоимость подобного жилья была очень велика. И каково же было удивление Мелиссы, когда на восемнадцатилетие отец подарил ей большую часть стоимости квартиры, причем указал, что мог бы купить квартиру и полностью, но знал, что дочь захочет внести и свою лепту.
   Покупка не расценивалась как баловство или излишество – это было практичное вложение денежных средств, обеспечение дочери собственным жильем и осуществление ее давней мечты.
   Девушка была весьма удивлена тогда этому щедрому папиному подарку. А когда через три года отец купил в Колумбии шикарную виллу на берегу океана, ее удивлению вообще не было предела. Как объяснял тогда отец, квартиру он купил на собственные сбережения, накопленные за годы военной службы, а на покупку виллы взял ссуду под небольшие проценты, которую ему предоставило министерство обороны.
   Мелисса обожала свою квартиру. Это было ее царство, ее маленький мир, где она жила, работала и творила.

2

   Родители Мелиссы развелись полтора года назад, когда она как раз заканчивала магистратуру. Мама долго терпела трудности жизни жены военного, а самое главное – сложный и иногда деспотичный характер мужа. В основном причиной развода стали нервные срывы Энрике, которые происходили все чаще, и его постоянная раздражительность по малейшему поводу. Частые скандалы истрепали ей нервы. Все последние годы она, перешагнув через свою гордость, пыталась помочь мужу, но натыкалась на глухую стену. Ее попытки уговорить его поделиться своими проблемами заканчивались ничем. Энрике отказывался идти навстречу, грубо обрубал все разговоры, которые начинала Виктория. В конце концов чаша терпения была переполнена, и она подала на развод.
   Мелисса понимающе отнеслась к маминому решению. Она много раз сама пыталась поговорить с отцом, но, как и мама, натыкалась на холодную стену нежелания общения. Конечно, она все равно продолжала любить отца, даже несмотря на его поступки и поведение.
   Все завершилось почти безболезненно для обеих сторон. Необходимое бумаги были подписаны, имущество поделено. Около двух месяцев Виктория жила у дочери, а потом улетела в Испанию, где в Севилье жили ее родители. Дядя Виктории – директор кардиологического центра клиники Вирген дель Росио – предложил ей должность ведущего анестезиолога, от которой она не смогла отказаться. Первоначально планируя жить в Нью-Йорке, Виктория изменила планы и осталась в Испании.
   Мелисса продолжала работать в музее современного искусства, а также преподавала в университете и одновременно писала кандидатскую диссертацию. К двадцати двум годам за ее плечами была организация более пятидесяти выставок, причем двадцать из них составляли ее работы.
   В декабре мама сообщила Мелиссе приятную новость – было получено согласие на организацию выставки ее картин в музее абстрактного искусства в Куэнке. Девушка была в восторге от этого музея и уже давно планировала устроить там выставку. Теперь перед ней стояла задача отобрать картины, приехать в Испанию, подписать все необходимые документы и продумать все тонкости организации.
   Затем были напряженные пять месяцев работы, курирование выставок в Канаде и Франции, создание новой серии работ. Все это полностью вымотало Мелиссу и физически, и морально, поэтому она решила съездить в Колумбию навестить отца, а заодно отметить там день рождения и отдохнуть.
   Прилетев, девушка выкинула из головы все, что так или иначе было связано с работой, и с упоительным наслаждением погрузилась в отдых.
   Первые три дня Мелисса провела, нежась под ласковыми лучами солнца на берегу океана или совершая прогулки на яхте отца. Восстановив физические силы, девушка каждый день уезжала любоваться достопримечательностями, посещала свои любимые с детства места, встречалась с родственниками и знакомыми. Когда им удавалось поехать куда-то вместе с отцом, она была просто счастлива. В эти часы она словно возвращалась в детство, но для полной идиллии рядом не хватало мамы.
   К ее великому сожалению, за неделю, которую она провела здесь, отец смог составить ей компанию только два раза. Первый раз они съездили в Медельин, где жил двоюродный брат отца с семьей. Второй раз – в день ее рождения – прогулялись по парку Симона Боливара в Боготе, где отец арендовал карету с четверкой лошадей, а потом поужинали в ресторане. Все остальное время ее всегда и везде сопровождал один из его людей.
   Мелисса прекрасно понимала, что отец приставил его к ней в качестве охраны, и поначалу это немного тяготило ее. Намекнув отцу, что она спокойно может обходиться и без телохранителя, и получив в ответ его категоричное «нет», девушка сначала просто смирилась с этим. Но по прошествии пары дней ее отношение изменилось на позитивное. Андрес оказался весьма доброжелательным, учтивым и интересным в общении молодым человеком двадцати восьми лет. Он мог поддержать любой разговор и обладал потрясающим чувством юмора. Они быстро нашли общий язык, хотя иногда Мелисса хотела поехать куда-нибудь одна. Особенно после неприятных разговоров с отцом, которые за это время происходили несколько раз. Девушка видела, что отец сильно изменился, и пыталась помочь ему, но, как и раньше, натыкалась лишь на отрицание и агрессию.
   Пролетели десять дней. Мелисса была полна впечатлений и эмоций, и руки сами потянулись к кисти и мольберту, а душа загорелась жаждой творчества. Закупив в городе Кали, который располагался в часе езды от дома, все необходимое, она с наслаждением погрузилась в свою любимую стихию.
   Вилла, построенная на небольшой возвышенности, утопающая в зелени и напоминающая дворец, белоснежная яхта, океан и все, что с ними связано, было запечатлено на бумаге во всевозможных ракурсах.
   Белые колонны, крыша причудливо-изогнутой формы, покрытая красной черепицей, балкончики на втором этаже, с которых открывался шикарный вид на океан, пальмы с огромными листьями, бесчисленное количество цветов, два бассейна с прозрачной голубой водой. Один из них выходил к океану, и с определенной точки можно было представить, что плывешь прямо в океан. Все вокруг было ярким, красочным, безумно красивым, и Мелисса не могла не запечатлеть на бумаге все это великолепие.
   Отец часто уезжал в Кали, а несколько раз совещания проходили в Боготе. Обычно в таких случаях за ним прилетал вертолет, но иногда встречи проходили прямо на вилле. Один раз к нему приехали три человека, и Мелисса столкнулась с ними прямо около входной двери, возвращаясь с пляжа. Тон, с которым отец представлял ее гостям, показался девушке раздраженным и немного взволнованным. Было похоже, как будто он делает это через силу. Но тогда она списала раздражение на усталость и на то, что разговор, который только что состоялся, был, возможно, неприятным.
   Конечно, девушка не могла не заметить, что отец почти всегда был напряженным, задумчивым, а иногда даже срывался на нее или окружающих. После неудачных попыток поговорить с ним она старалась просто не обращать внимания на его постоянные замечания и запреты. Мелисса любила отца, пыталась найти объяснение его поведению, но у нее не всегда это получалось. Чаще все ее существо бунтовало против его ограничений, запретов и отрицания многих очевидных вещей.
   Так и поездка к водопаду, которую она запланировала на завтра, была ничем иным, как вызовом отцу и его установленным правилам. Про этот водопад ей рассказали друзья, и девушка загорелась увидеть его.
   Где-то в глубине души Мелисса понимала, что совершает немного бесшабашный поступок. С другой стороны, она хотела дать понять отцу, что уже полностью самостоятельный человек и не нуждается в сопровождающих, тем более в своей родной стране. А после их небольшой вчерашней ссоры это желание возросло еще больше. Она спокойно съездит к водопаду, которого еще не видела, а на следующий день можно будет все рассказать отцу. Это же просто бред! Он запрещает ей совершать прогулки одной здесь, в то время как она ежегодно совершает множество поездок почти по всему миру.
   План побега был разработан и продуман Мелиссой два дня назад, после того, как в Кали в одном из городских музеев она увидела интересную выставку. Рассказав об этом отцу, девушка сделала акцент на том, что представленные на ней экспонаты имеют высокую художественную ценность, и некоторые из них просто необходимо зарисовать. Также она объяснила, что предстоит основательная работа, которая скорей всего займет целый день, и самым логичным решением будет, если Андрес отвезет ее утром в музей и приедет вечером.
   Поначалу отец был против этого плана. Он не понимал, почему эту работу нельзя разбить хотя бы на два дня. Но Мелисса объяснила, что музей и так идет ей навстречу, выделив почти целый день, чтобы она могла спокойно работать. Немного подумав, отец согласился, продолжая настаивать на том, чтобы Андрес приехал за ней в середине дня и отвез в ресторан, чтобы Мелисса могла хотя бы нормально пообедать. Ей стоило больших трудов убедить его, что, во-первых, в музее есть приличное кафе, а во-вторых, она не готова сказать точно, когда сможет выделить перерыв на обед. После долгих уговоров, убеждений и доводов одобрение отца было наконец-то получено, и Мелисса приступила к следующему пункту своего плана.
   Надо было тщательно продумать гардероб. Для прогулки к водопаду девушка выбрала джинсовые шорты до середины бедра, хлопковую футболку с небольшими рукавами и легкую кофту из тонкого плюшевого флиса, решив, что с ней будет чувствовать себя спокойней. Сначала ее терзали сомнения, не слишком ли легкие она выбрала вещи. Но потом, решив, что в джинсах она просто умрет от жары, и тем более к водопаду наверняка проложена тропа, Мелисса успокоилась. Она же не собиралась залезать далеко в джунгли. Тем более что шорты и футболка займут совсем мало место в сумке, которую она собиралась взять с собой.
   Теперь надо было решить, что она наденет для музея. Перебирая гардероб, Мелисса обращала внимание на вещи, которые можно будет спокойно убрать в камеру хранения и не переживать, что они могут помяться. После получаса раздумий она остановила выбор на костюме, который состоял из темно-фиолетовых брюк и туники цвета сирени с абстрактным рисунком. Плетеные сабо, состоящие из разноцветного геометрического принта, на высоком каблуке и платформе, стилизованной под дерево, дополнили картину.
   Белая сумка, в которой Мелисса обычно носила небольшой мольберт, была подходящих размеров, чтобы в ней поместились все необходимые вещи: одежда, легкие кроссовки, мобильный и кошелек. Фотоаппарат можно было не прятать, что несказанно ее обрадовало, так как сумка была уже почти полная. В отдельный пакет она положила все необходимые вещи для зарисовок: альбом, карандаши, мелки, грунтованную бумагу и небольшой блокнот для зарисовок водопада. Потом она переложит все это в сумку.
   Временами тревожные мысли, а правильно ли она поступает, закрадывались в голову, но она отметала их прочь. Отец ни за что не разрешил бы ей ехать одной, опять напомнив про нестабильную ситуацию в стране. Но что может случиться?! За всю ее жизнь, во время всех путешествий по Колумбии, даже по самым далеким и заброшенным ее уголкам, никогда не происходило ничего страшного или опасного. Конечно, в стране были свои проблемы и внутренние конфликты, но они происходили как будто в параллельной жизни, в другом мире, который никак не пересекался с ее реальностью.

3

   Она ощущала себя словно шпион или тайный агент, и вся эта затея нравилась ей еще больше. У отца на сегодня как раз было запланировано много дел, и Мелисса надеялась, что он не будет звонить ей, интересуясь, как дела. В конце концов, если потом он будет спрашивать, почему не мог до нее дозвониться, она объяснит, что в хранилище музея плохая связь, так как оно находится в подвале.
   Сердце переполнял веселый азарт приключения. Все должно получиться без проблем. Она спокойно съездит к водопаду, сделает серию зарисовок и фотографий, вернется обратно в музей и даже успеет зарисовать несколько экспонатов. Если отец спросит – хотя он никогда не вдавался в такие подробности – почему работ так мало, она ответит, что заболталась с куратором выставки. Это вполне могло произойти и на самом деле, так как ей всегда было интересно побеседовать с такими людьми.
   Девушка зашла в здание музея и посмотрела в окно, выходящее на площадь перед центральным входом. Андрес уехал, а значит, можно было приступать к выполнению плана. Она вызвала такси с телефона общего пользования в музее, попросив, чтобы машина подъехала не к главному входу музея, а к его восточному крылу, и ждала около фонтана. Диспетчер сообщила, что машина будет уже через пятнадцать минут. Эта информация обрадовала Мелиссу, ждать лишние минуты не хотелось.
   Переодевшись в туалете, она переложила карандаши с мелками и альбом в сумку, аккуратно сложила вещи в пакеты, повесила фотоаппарат на шею и улыбнулась своему отражению в зеркале. Приключение началось! Посмотрев на часы на стене – было 08:45 – она вышла из туалета и направилась к камерам хранения. Поставив пакеты в свободную ячейку, Мелисса закрыла дверцу и заперла замок.
   Убрав ключ в карман сумки и повесив ее на плечо, девушка прошла к восточному крылу здания и вышла на улицу. Машины еще не было, и Мелисса решила пойти купить бутылку воды. Вернувшись, она увидела припаркованное такси. Машина встала как раз напротив фонтана, как она и просила.
   Между ней и такси было около двадцати метров. Оглянувшись по сторонам на всякий случай, девушка быстро сбежала вниз по ступенькам, подбежала к машине и села в салон.
   Полтора часа в дороге пролетели незаметно, и когда они приехали в пригород Ла-Плата, Мелисса попросила отвезти ее прямо к зданию фирмы «El viaje al sueno» (Путешествие вашей мечты), занимающейся организацией экскурсий. Эту фирму ей также посоветовали друзья, рассказавшие про водопад.
   Расплатившись с таксистом, Мелисса прошла в здание, чтобы подробнее узнать об экскурсии. Этот маршрут еще не был популярен среди туристов, и поэтому девушка-администратор сначала предложила ей другую экскурсию, но, увидев фотографии, Мелисса поняла, что уже была там. Она попыталась объяснить, где примерно находится водопад, и администратор, как показалось Мелиссе, поняла, о чем идет речь. Девушка кому-то позвонила и попросила подойти к стойке администрации. Через две минуты в комнату зашел невысокий латиноамериканец лет пятидесяти.
   Он был одет в штаны темно-серого цвета, кроссовки и яркую рубашку. Несколько верхних пуговиц были расстегнуты, и Мелисса сразу обратила внимание на ожерелье из крупных ракушек. Рукава, закатанные до локтя, открывали загорелые почти дочерна руки. Подойдя к стойке, он облокотился на нее, постукивая ключами от машины по столешнице, и посмотрел на Мелиссу.
   – Буэнос диас!
   Мелисса поздоровалась в ответ.
   – Это один из наших проводников – сеньор Кабрера! – администратор улыбнулась Мелиссе, а потом перевела взгляд на мужчину. – Марко, девушка интересуется экскурсией к недавно открытому водопаду в джунглях. Скорей всего это тот, в квадрате восемь? – она положила карту на стол и указала на предполагаемый участок.
   – Да, скорей всего, – проводник ключом обвел место на карте, кинув взгляд на Мелиссу. – Недалеко от Каса-Агапито! Можем ехать хоть сейчас.
   – Да, да!! Скорей всего, это он и есть! – радостно воскликнула Мелисса. – Мои друзья, которые ездили туда, упоминали Каса-Агапито. Возможно, как раз вы и отвозили их туда! Две девушки, лет двадцати, брюнетка и блондинка, и молодой человек. Это было около месяца назад.
   – Да, что-то такое припоминаю. Я буду на улице, – проводник медленно пошел к выходу.
   – Вот и замечательно! Когда вы собираетесь ехать? У вас группа? – спросила администратор.
   – Я бы хотела поехать прямо сейчас, и я одна, – Мелисса поставила сумку на стойку.
   – К сожалению, минимальный состав группы у нас три человека. Вы можете подождать, пока соберется группа, но это будет скорей всего уже не сегодня, – сказала девушка и быстро добавила: – Но если вы заплатите сумму в тройном размере, за недостающих людей, то сможете поехать прямо сейчас.
   – Хорошо, я согласна, – Мелисса достала кошелек.
   – Вы поедете сразу же после того, как мы оформим документы. Заполните, пожалуйста, вот этот бланк! Здесь необходимо указать ваши данные и контактный телефон. Также прочтите договор об оказании экскурсионных услуг и поставьте, пожалуйста, подпись вот здесь. С вас двести шестьдесят пять тысяч песо!
   Мелисса прочла договор – он оказался стандартным. Перед тем как заполнять бланк, она поразмыслила несколько секунд, стоит ли писать свои настоящие имя и фамилию, или ей и тут необходима конспирация. Возможно, в будущем она опять воспользуется услугами этой фирмы, и с вымышленными данными могут быть проблемы при переводе денег или заказе экскурсии через Интернет. Тем более, что она все равно собиралась рассказать об этой поездке отцу, так что в этой конспирации не было смысла. Заполнив бланк, Мелисса протянула документы и деньги девушке. Получив сдачу и чек, она убрала кошелек в сумку и повесила ее на плечо.
   – Приятного вам отдыха и новых впечатлений! – администратор протянула ей красочный буклет. – Здесь описания всех наших экскурсий. Будем ждать вас снова. До свидания!
   – Спасибо вам! До свидания! – Мелисса улыбнулась и быстро пошла к двери.
   Выйдя на улицу, она огляделась. Марко сидел неподалеку на скамье, стоящей в тени большого дерева, и курил. Увидев, что девушка направляется к нему, он глубоко затянулся еще раз и затушил сигарету о землю. Поднявшись со скамейки, он точным броском отправил окурок в урну.
   Мелисса подошла к нему и протянула чек.
   – Мы можем поехать прямо сейчас?
   – Да, конечно, без проблем. Идем!
   Когда они подошли к джипу, девушка была приятно удивлена. Это был внедорожник Suzuki вполне приличного вида, и самое главное, что он был закрытым. Она ужасно не любила сквозняки, которые возникали в открытых джипах, особенно на большой скорости. А в этой машине точно есть кондиционер, так что о жаре можно было не беспокоиться. Марко открыл ей дверь, и Мелисса села в машину. Салон был уютный, сиденье удобное, и настроение стало еще лучше.
   Когда проводник сел на водительское сидение, Мелисса решила, что сейчас самый подходящий момент договориться с ним о некоторых нюансах.
   – Сеньор Кабрера! Меня зовут Мелисса. Я буду вам очень благодарна, если мы поедем максимально коротким маршрутом, и если это возможно, не могли бы вы после экскурсии отвезти меня в Кали? – сказав это, она протянула мужчине купюру в пятьдесят тысяч песо.
   – Называйте меня Марко. Договорились! – проводник с довольной улыбкой взял деньги, убрал их в наружный карман рубашки и пристегнул ремень безопасности. – Оправляемся.
   – Спасибо вам большое!
   Девушка пристегнула ремень и приготовила фотоаппарат, чтобы делать снимки по дороге. В машине, как она и надеялась, работал кондиционер, и через десять минут установилась вполне приемлемая температура.
   Все складывалось как нельзя лучше! Проводник отвезет ее в Кали, и этим она выиграет почти целый час. А самое главное, что никто не будет мешать ей рисовать.
   Еще с детства Мелисса старалась зарисовывать самые красивые пейзажи, достопримечательности, растения и цветы. У нее всегда были с собой цветные мелки, набор карандашей и папка с листами. Поначалу ей было приятно, что люди подходили, смотрели на рисунки, восхищались талантом, но постепенно с возрастом это стало мешать. Поэтому, если было возможно, она старалась везде брать индивидуальные туры или ездила с теми людьми, кто уважительно относился к ее труду.

4

   Они ехали уже около часа. Сперва по асфальтированной дороге через пригород Ла-Плата в сторону Альхесираса, затем, углубившись в джунгли, съехали на гравийную. За всю дорогу Марко несколько раз обращал ее внимание на наиболее красивые виды, мимо которых они проезжали. В основном он старался не надоедать пустой болтовней, предварительно поинтересовавшись, нужны ли девушке подробные рассказы о Колумбии, и получив отрицательный ответ.
   Спустя примерно еще минут двадцать джип съехал с дороги на траву и остановился.
   – Мы приехали? – спросила Мелисса, закрывая объектив крышкой и вешая фотоаппарат на шею.
   – Да! Отсюда еще около пятисот метров, но там есть тропинка. Идти вполне удобно, – Марко заглушил мотор.
   – Замечательно!
   Девушка открыла дверь, повесила на плечо сумку и спрыгнула на траву. Оглядевшись вокруг, она прислушалась и улыбнулась. Пение птиц, крики попугаев, шелест ветра в густой листве, – все это придавало джунглям особую чарующую силу. Большинство звуков вокруг задавало общий фон. Это были потрескивания, постукивания, посвистывания, но почти каждые несколько секунд раздавалась красивая птичья трель.
   Марко вышел из машины, достал с заднего сидения мачете в чехле, прицепил его к поясу, затем закрыл машину и положил ключи в карман.
   Как только они зашли в лес, упругие листья растений стали хлестать девушку по обнаженным ногам. Конечно, короткие джинсовые шортики и футболка с небольшими рукавами были не самой удачной одеждой для прогулок по джунглям, но брать еще и джинсы у нее не было возможности. Самое главное, чтобы по пути не повстречались некоторые противные насекомые, а пара царапин ее мало волнуют.
   Мелисса ужасно боялась пауков, больших гусениц и сороконожек, но, несмотря на многочисленные прогулки и экскурсии по джунглям, она никогда не сталкивалась с ними непосредственно «нос к носу». Обычно на них натыкались другие члены группы, и она если и смотрела на них, то с почтительного расстояния. Поэтому в джунглях девушка чувствовала себя спокойно, хотя и не исключала, что это спокойствие могло испариться в любой момент.
   Она вспомнила, какую истерику у нее вызвала большая сороконожка, увиденная в саду. Но сейчас, топая обутыми в удобные кроссовки ногами по ковру из сплетенных корней деревьев и листьев, она не думала о плохом. В голове были лишь мысли о том, что ждет ее впереди, и какие шикарные снимки и рисунки она привезет сегодня домой.
   Пару раз в глубине сознания опять промелькнули тревожные мысли о бандитских группировках, которыми отец пугал ее, но Мелисса успокаивала себя тем, что они не собирались залезать в глушь. Они идут обычным туристическим маршрутом, а значит, он просто обязан быть безопасным. Тем более что Каса-Агапито и территория вокруг не считаются опасными и контролируются колумбийской армией.
   Проводник шел впереди, быстрыми и точными движениями обрубая мачете листья и ветки. Для туристов тут уже было проложено подобие тропинки, но некоторые ветки все равно мешали. Мелисса сняла крышку с объектива, приступая к охоте за интересными кадрами.
   Сквозь густую листву пробивались рассеянные лучи света. Из-за этого в джунглях почти везде царил зеленоватый полумрак, и при фотографировании приходилось сталкиваться с банальной нехваткой освещения и использовать вспышку, но это не могло быть причиной отказа от съемки.
   – Марко! Подождите, пожалуйста, минуту, я сделаю пару снимков.
   Тот послушно замер, убирая мачете в ножны и закуривая сигарету.
   Девушка сделала несколько снимков причудливо обвитой вокруг ствола дерева гигантской лианы. Она спускалась откуда-то сверху почти до самой земли и обвивала ствол дерева в несколько рядов.
   Затем они прошли дальше, углубляясь в джунгли. По расчетам Мелиссы они должны были уже дойти до водопада. Наконец впереди послышался шум, а воздух стал еще более влажным. Девушка с нетерпением всматривалась в заросли впереди, пытаясь разглядеть водопад.
   Шум все больше усиливался. Вдруг джунгли расступились, и впереди показалось открытое пространство. Мелисса прошла вслед за Марко, и перед ней открылась картина невероятной красоты.
   – Какое чудо!!! – из ее груди вырвался восторженный возглас.
   Этот водопад Мелисса еще точно не видела. Она прошла вперед, любуясь великолепным творением природы. Поток воды срывался со скалы высотой около двадцати метров. Внизу простиралось небольшое озеро с чистейшей лазурной водой, с одной стороны к которому примыкала большая поляна, наполовину заросшая огромными папоротниками. Вторая половина состояла из камней всех размеров.
   Несколько огромных каменных глыб лежали прямо около кромки леса, словно стражи у входа в этот райский уголок. От них до самого озера шла широкая дорожка из камней поменьше, которая затем полукругом обрамляла озеро.
   Мелисса пошла ближе к озеру, осторожно переходя с камня на камень.
   – Будьте осторожны. Здесь запросто можно подвернуть ногу, – раздалось сзади предупреждение Марко.
   – Да, спасибо! Я осторожно.
   Девушка шагнула на один из камней с достаточно плоской поверхностью, который лежал у самого края озера, и, присев на корточки, дотронулась до воды. Она была теплой и прозрачной, но купаться Мелисса не планировала. Во-первых, на это просто не было времени, а во-вторых, в таких озерах могут быть пиявки и другие неприятные и опасные существа, например, змеи. А ей сейчас лишние неприятности абсолютно ни к чему. Положив сумку на камень, она начала фотографировать.
   Проводник сидел немного поодаль на стволе поваленного дерева и курил, наблюдая за тем, как девушка лазает по камням. Несколько раз он предлагал ей свою помощь, но Мелисса решила, что прекрасно справится и сама.
   После того, как было сделано около сотни всевозможных кадров, девушка убрала фотоаппарат в сумку. Ей не терпелось запечатлеть эту красоту на бумаге. В голове мелькали образы, как это все могло выглядеть на холсте, но и карандашами она сделает замечательные рисунки, а мелками создаст объем. Надо только выбрать место, где можно было расположиться. Оглянувшись, она увидела, что с того дерева, на котором сидит проводник, как раз открывается неплохой вид. Садиться на камни не хотелось, на траву тем более. Подхватив сумку, Мелисса подошла к Марко.
   – У меня к вам большая просьба. Я сейчас буду рисовать и хочу сесть на это дерево. Не могли бы вы проследить, чтобы на меня случайно не заползло какое-нибудь насекомое?
   – Да, конечно. Без проблем!
   – Большое спасибо.
   Сев на дерево, она стала доставать из сумки все необходимое. Марко подвинулся немного дальше. Положив на колени блокнот, Мелисса разложила рядом с собой мелки и карандаши. Присутствие проводника абсолютно не мешало ей, наоборот, от него исходила добрая и ненавязчивая энергетика. А когда она погрузилась в работу, все вокруг, кроме объекта зарисовки, вообще перестало существовать.
   За сорок минут были готовы два рисунка. Девушка сделала зарисовку общей картины и отдельно водопада, акцентируя внимание на воде – здесь ей особенно пригодились мелки. За все это время Марко несколько раз вставал и обходил ее сзади, проверяя, не посмело ли какое-нибудь насекомое посягнуть на ее спокойствие.
   Сделав еще серию набросков, Мелисса довольно улыбнулась, ощущая приятное чувство удовлетворенности получившимися работами.
   В голове появилось еще несколько идей рисунков, которые можно было нарисовать дома, опираясь на фотографии, и для этого необходимо было сделать еще некоторое количество кадров. Убрав блокнот и мелки с карандашами в сумку, она достала фотоаппарат и приступила к делу.
   Сделав еще около двадцати кадров, девушка решила, что теперь надо попросить Марко сфотографировать ее. Не запечатлеть себя здесь было бы непростительной ошибкой. По прибытии в Нью-Йорк эти снимки займут почетное место в ее фотоальбоме. Тем более что она вспомнила, как друзья рассказывали, что проводник фотографировал их. Улыбаясь, она подошла к Марко.
   – Вы не могли бы сфотографировать меня?
   – Да, конечно.
   – Замечательно!
   Девушка протянула ему фотоаппарат и побежала к озеру. Марко пошел вслед за ней.
   После примерно тридцати снимков и перемены трех мест Мелисса еще раз в течение минуты осмотрела озеро. За водопадом виднелось небольшое углубление в скале. Оттуда могли получиться красивые снимки водяных струй вблизи. И было бы здорово сделать снимок из-за водопада. Может, Марко подскажет, возможно, ли туда забраться? И если да, то поможет ей? Обдумывая это, она повернулась к Марко, собираясь задать вопрос, и удивленно застыла на месте.
   Сзади проводника стоял высокий мужчина, одетый в черные штаны, темно-серую футболку и что-то похожее на бронежилет. Марко даже и не подозревал, что сзади него в полуметре стоит человек. Взгляд у мужчины был холодный и сосредоточенный, и от этого девушке сразу стало немного не по себе. Он не был похож на туриста, и на военного тоже. Во всем его образе было что-то пугающе-опасное.
   «Надо сказать Марко, что сзади него кто-то стоит», – промелькнула мысль, но незнакомец опередил Мелиссу. Сделав быстрый шаг вперед, он нанес проводнику сильный и резкий удар ребром ладони по шее. Тот словно подкошенный повалился на землю лицом вниз.
   Все произошло настолько неожиданно, что в первые секунды девушка даже не поняла, что произошло. Словно в замедленной съемке она увидела, как фотоаппарат выпал из рук Марко, а сам он оказался у ног незнакомца. В голове мгновенно пронесся миллион самых страшных мыслей и предположений.
   Волна страха, зародившись где-то в районе солнечного сплетения, за мгновение распространилась по всему телу, затронув каждую его клеточку. Огромный выброс адреналина в кровь заставил сердце бешено заколотиться. Желудок сжался в крохотный комок, а в ушах зашумело.
   Мужчина пристально посмотрел на Мелиссу. Два взгляда встретились: один полный ужаса, другой холодного спокойствия. Незнакомец многозначительно прижал указательный палец к губам, и крик, который уже готов был сорваться с ее губ, застрял в горле. Мужчина в это время наклонился к Марко, обыскал его карманы и, достав ключи от машины и телефон, положил их в карман жилета.
   Мелисса чувствовала, как ее тело сотрясает крупная дрожь. Кто этот человек?! Что ей делать?! Неужели Марко мертв, и она осталась один на один с убийцей?! Мысли круговоротом мелькали в голове вперемешку с начинавшейся паникой. Вид мужчины уничтожал малейшие надежды на сопротивление. Он был намного выше и крупнее, и у него точно было с собой огнестрельное или холодное оружие. А у нее нет ничего, чем можно хотя бы попытаться защититься.
   В это время незнакомец сделал первый шаг в ее сторону, и девушка неосознанно попятилась, вовремя вспомнив, что сзади озеро, и она стоит на камне. Словно в тумане она рассмотрела пистолет в кобуре, нож-мачете, прикрепленный к поясу, и огромный тесак в ножнах на голени. Это все было как в страшном кошмаре, когда человеку грозит опасность, но он не может ничего сделать. Ноги не слушаются, бежать некуда, а враг все ближе.
   Стоя на камне, она была в западне. Попытка убежать могла закончиться плачевно. Упасть на камнях можно было в два счета. Но даже если удастся добраться до тропинки, здесь нет никого, кто смог бы помочь ей. Незнакомец подходил все ближе, и Мелисса, инстинктивно защищаясь, вытянула вперед руку и пролепетала дрожащими губами:
   – Прошу вас, не убивайте меня! Возьмите все! У меня есть деньги, телефон. Он дорого стоит. Еще возьмите фотоаппарат. Только умоляю – отпустите меня!
   Мужчина не обратил на ее слова ни малейшего внимания, а его леденящий взгляд словно пригвоздил девушку к месту. Сердце было готово выскочить из груди. Вблизи незнакомец казался еще выше, а опасность, исходившая от него, усилилась в разы.
   Когда он подошел вплотную, Мелисса, затаив дыхание, посмотрела на него снизу вверх, и ее взгляд сразу оказался прикован к его глазам. Насыщенный серый цвет с холодным металлическим оттенком притягивал и завораживал. В них можно было утонуть и раствориться, если бы эти глаза принадлежали другому человеку и в другой ситуации. А сейчас от взгляда этих стальных глаз Мелиссе стало жутко.
   Может, он не собирается убивать ее?! Надо пытаться уговорить его, убедить, что для него выгоднее не убивать ее. Мозг лихорадочно выдавал идеи, но одна из них в данной ситуации была самой логичной.
   – Мой отец влиятельный человек! Свяжитесь с ним, и он заплатит вам большие деньги! Очень большие!
   Мужчина медленно обвел взглядом ее лицо, словно изучая более тщательно, и вдруг раздался его низкий голос:
   – Ни звука и не смей дергаться, иначе будет больно! Поняла?
   Он действовал на нее как удав на кролика, и Мелисса, побледнев, медленно кивнула, чувствуя, как глаза защипало от назревающих слез. Может быть, он возьмет деньги, все вещи и оставит ее в покое? Обнадеживающие мысли разбились вдребезги, когда мужчина схватил ее за руку и потащил к ближайшим деревьям. А что, если он оттащит ее в джунгли и там убьет?! Предположение казалось безумным, но не становящимся от этого менее реальным. Напрочь забыв про предупреждение, девушка уперлась ногами в землю и попыталась вырвать руку, но он словно не чувствовал ее сопротивления.
   – Куда вы меня ведете?! Отпустите!!! Пожалуйста!!! Я умоляю вас!!! Не делайте этого!!!
   – Тихо! – сказал мужчина, даже не поворачиваясь, и лишь крепче сжал ее ладонь.
   Мелисса почувствовала, как паника заполнила ее полностью, накатывая мощными волнами на сознание, которое бунтовало против одной мысли о смерти. Она уже не понимала, где находится, не разбирала звуков и ощущений.
   – Нет!!! Не надо!!! Пожалуйста!!! – умоляя и захлебываясь слезами, девушка отчаянно пыталась вырваться из стального захвата удерживающей руки и разжать его пальцы, но все было бесполезно.
   Незнакомец держал крепко, и все попытки остановить его были безжалостно пресечены сильными рывками за руку. Силы покидали Мелиссу стремительно, как и ясность мышления. Когда она поняла, что сопротивление бесполезно, на нее нашло оцепенение, которое было хуже истерики. Ноги отказывались идти, словно налились свинцом.
   Мужчина остановился возле какого-то дерева и повернулся к ней, девушка непонимающе смотрела на него, всхлипывая, глотая слезы и тяжело дыша. Почему он остановился, ведь они даже не дошли до леса? Может, он все-таки не собирается ее убивать?! Слабый огонек надежды в душе разгорелся ярче.
   – Пожалуйста, умоляю вас, отпустите меня!! – взмолилась Мелисса.
   Незнакомец в это время вынул из кармана штанов небольшую веревку и рывком притянул девушку ближе. Ловким движением он завязал узел на одной руке Мелиссы, образовавшуюся петлю накинул на вторую и затянул веревку. Затем быстро привязал концы веревки так, что руки девушки оказались над головой, прижатыми к ветке и надежно зафиксированными.
   Его действия совсем сбили Мелиссу с толку. Означало ли это, что он точно не собирается убивать ее? Но зачем тогда привязывать?! Этот бандит мог спокойно оглушить ее и забрать все вещи. Да она сама с радостью отдала бы ему всё, если это было причиной нападения, чтобы после он оставил ее в покое.
   Надо еще раз попытаться поговорить с ним, убедить, что помочь ей вернуться домой для него будет гораздо выгоднее. А так его добычей станут лишь телефон с фотоаппаратом и около миллиона песо.
   – Пожалуйста, выслушайте меня! Мой отец заплатит вам крупную сумму, если вы отпустите меня! Позвольте мне позвонить!
   Голос был дрожащий и немного сбивчивый, но Мелисса старалась говорить уверенно. Ей во что бы то ни стало надо уговорить его, иначе все может закончиться весьма плачевно.
   Действие мужчины, последующее за словами, было неожиданным и молниеносным. Правая рука взлетела вверх, пальцы обхватили ее шею, а большой палец лег на гортань. Серые глаза гневно сверкнули.
   – Я же говорил: ни звука! Ты не поняла? Могу объяснить по-другому! – сказал он, немного повысив голос, и нажал пальцем на гортань.
   Мелисса испуганно дернулась, но его рука надежно фиксировала ее за шею, а руки были привязаны к ветке. Мужчина нажал немного сильнее, заставив ее закашляться. Испугавшись этих странных и неприятных ощущений в горле, она прохрипела:
   – Поняла! Поняла! Отпусти!
   – Я не привык повторять дважды! – кинув еще один предупреждающий взгляд, незнакомец отпустил ее шею и пошел в ту сторону, где лежал Марко.
   Мелисса даже не подозревала, что обычное нажатие на гортань может вызвать настолько неприятные ощущения, и закашлялась, пытаясь проглотить комок, образовавшийся в горле. Подняв голову, девушка посмотрела, как он привязал ее, и подергала руками, чтобы ослабить веревку. Пальцами до узлов было не дотянуться, и завязаны они скорей всего были так крепко, что она не смогла бы их развязать даже свободными руками. Мелисса отчаянно выворачивала и выкручивала запястья, веревки больно впивались в кожу, но уже через минуту она окончательно поняла, что все это бесполезно. Можно повиснуть на ветке всем весом и попытаться сломать ее. Хотя что ей это может дать – ничего!
   Даже в самом страшном сне Мелисса не могла себе представить, что когда-нибудь окажется в такой ситуации. Неопределенность будущего пугала больше всего. Поведение незнакомца оставалось для нее загадкой. На обычного грабителя этот мужчина был не очень похож, но тогда кто он? Повстанец?! Насколько она знала, повстанцы редко ходят поодиночке, но вдруг это просто стечение обстоятельств и он все-таки из их числа? Тогда за нее скорей всего потребуют выкуп.
   Муки совести и чувство вины начали разрастаться в душе, как только она подумала о родителях. Зачем она затеяла все это?! Отец предупреждал ее, пытаясь оградить от опасностей, а она не послушалась, пытаясь доказать свою самостоятельность. Как же глупо! А какой стресс переживет мама, когда узнает обо всем!
   – Простите меня, – прошептала Мелисса, и слезинки вновь скатились по ее щекам и упали на траву.

5

   Когда один из его людей сообщил, что девушка, очень похожая на Мелиссу Свенсон, замечена в пригороде Ла-Плата возле офиса экскурсионной фирмы, он был крайне удивлен. Через некоторое время была получена информация, что данные в договоре, который девушка заполняла перед экскурсией, полностью совпадали. Это была она.
   Такого благоприятного стечения обстоятельств он никак не ожидал. Девушку планировалось похитить ориентировочно через два дня, и четкий план еще не был готов. А тут птичка сама летела в сети. Да и его место нахождения на данный момент было как нельзя лучше. Они с Сэмом уже два дня находились недалеко от Каса-Агапито. Все проблемы были решены, и можно было возвращаться в лагерь. Получив примерные координаты нахождения девушки, Хантер подкорректировал маршрут. Река Гуаяберо приведет их почти к точке назначения, а дальше ему надо будет пройти по джунглям около четырех километров. Сэм останется сторожить лодку. Отправляться за девчонкой вдвоем не было смысла. Пришлось бы маскировать лодку, а на это не было времени. Тем более, что Хантер изначально планировал лично заняться похищением дочери Свенсона.
   Также удалось выяснить, что экскурсиями к этому водопаду занимается только одна фирма. Это были хорошие новости! Если туда не принесет кого-нибудь из диких туристов или местных. Но такая схема развития событий была маловероятной, и из любой ситуации можно было найти выход.
   Уже в пути Хантеру прислали более точные координаты озера с водопадом. На моторной лодке они с Сэмом быстро добрались до точки, откуда маршрут был оптимален. Через час он уже шел по джунглям. GPS навигатор, встроенный в наручные часы, вел его прямо к намеченной цели.
   Похитив девушку, они заставят Свенсона изменить свое решение, и сделка, которая сейчас находится под угрозой, будет завершена. Нельзя было допускать, чтобы трансфер прервался именно сейчас, слишком много людей и слишком большая сумма денег были на нем завязаны. Партия товара была готова к отправке, и ее уже ждали в Мексике, когда Свенсон ударил по тормозам, заявив, что под него копают, и ему надо на время залечь на дно. Однажды такое заявление от него уже поступало, но тогда крупная сумма денег быстро его успокоила. Сейчас решить ситуацию с помощью денег не удалось, и необходимо было искать другие пути. Приезд дочери Свенсона был в данной ситуации как нельзя более кстати, и после еще одного отказа Энрике было принято решение похитить девушку.
   Шум воды усиливался, и это означало, что водопад уже близко. Надо было выбрать точку наблюдения, а затем и точку для нападения. Проводника он планировал только оглушить, а затем вколоть дозу снотворного. Убивать его не было смысла. Вокруг озера было много нагромождений камней, и одно из них было весьма выгодно для наблюдения.
   Не было слышно ни голосов, ни звуков, и это настораживало. По всем расчетам они уже должны быть здесь. Неужели Мелисса Свенсон передумала ехать к водопаду, и идеальный план похищения летел ко всем чертям? Он осторожно выглянул из-за камня. Девушка и проводник молча сидели на стволе поваленного дерева. Хантер еле заметно улыбнулся – план остается в силе.
   Они сидели полубоком к тем камням, за которыми он находился. Девушка что-то держала на коленях, и сначала он даже не понял, что это. Она смотрела на водопад, а потом опускала голову вниз. Её правая рука быстро двигалась, и несколько секунд спустя Хантер понял, что она рисует. В краткой информации о Мелиссе Свенсон было указано, что она – художница.
   На коленях у девушки лежал альбом или листы бумаги, на которых она в данный момент, судя по направлению взгляда, рисовала водопад. Проводник сидел в метре от нее, иногда посматривая на девушку. Вдруг он встал, и Хантер мгновенно напрягся, подавшись немного назад за камень. Но тот лишь обошел дерево вокруг, посмотрел на девушку сзади и вернулся на место.
   С этим мексиканцем не должно быть никаких проблем. Он вырубит его, а доза снотворного завершит дело.
   Мелисса вдруг пододвинула к себе сумку, лежащую на дереве справа, и стала убирать в нее все, что было на коленях и лежало рядом. Потом правой рукой откинула на спину волосы, которые до этого были перекинуты вперед, и они шелковой волной рассыпались по спине почти до самой талии.
   Встав с дерева, девушка повернулась лицом как раз в ту сторону, где он находился. Теперь Хантеру было хорошо ее видно. Он мысленно сравнил Мелиссу с фотографиями, на которых она была изображена в городе, в кафе или на экскурсиях, отмечая про себя, что в жизни девушка оказалась еще более привлекательной.
   Невысокого роста, стройная, даже немного хрупкая. Длинные волосы цвета темного шоколада, стройные ноги, тонкие изящные руки и кисти. Одетая лишь в короткие джинсовые шорты и футболку, Мелисса Свенсон представляла собой весьма привлекательное зрелище.
   Взяв фотоаппарат, девушка стала делать снимки, но спустя примерно пять минут подбежала к проводнику и протянула ему фотоаппарат. Мило улыбаясь, она прыгала по камням, позируя перед фотографом и наслаждаясь процессом.
   Надо было действовать. Он и так уже затянул время, разглядывая девчонку. Проводник как раз встал спиной к тому месту, где он находился. Кинув быстрый взгляд на девушку – она отошла к воде, повернувшись к нему – Хантер за несколько секунд бесшумно подкрался к мексиканцу и встал сзади. Возвышаясь над ним на целую голову, словно ангел смерти, пришедший забрать очередную жертву, он уже готов был нанести удар, как вдруг девушка внезапно обернулась и увидела его. На ее лице застыло удивленно-испуганное выражение.
   Хантер бросил на нее быстрый холодный взгляд, и в следующую же секунду сильно и резко ударил мексиканца ребром ладони по шее. Посмотрев на девушку, он увидел расширенные от ужаса глаза. Прижав указательный палец к губам, он посмотрел на нее многозначительно и слегка угрожающе. Проверив одежду проводника, Хантер вытащил ключи от машины, телефон и положил все это в карман жилета.
   Стоило ему подойти к девушке, как из ее уст посыпались мольбы:
   – Прошу вас, не убивайте меня! Возьмите все! У меня есть деньги, телефон. Он дорого стоит. Еще возьмите фотоаппарат. Только умоляю – отпустите меня.
   Она была ему по подбородок, и сейчас, казалось, стала еще миниатюрней, сжавшись от страха. Хантер обвел взглядом ее лицо: большие глаза темно-карего цвета, казавшиеся просто огромными из-за страха, длинные ресницы, пухлые розоватые дрожащие губы. Девушка была очень симпатична, даже красива. Изящную шею украшала тонкая золотая цепочка с маленьким кулоном в виде буквы «М». «Мелисса, – промелькнула мысль. – Сколько ей? Вроде двадцать три! А выглядит от силы на восемнадцать».
   – Мой отец влиятельный человек! Свяжитесь с ним, и он заплатит вам большие деньги! Очень большие! – девушка не оставляла попыток уговорить его.
   Судя по выражению лица, дочка Свенсона была близка к состоянию паники, а значит, может попробовать убежать, даже понимая, что это бесполезно. Бегать за девчонкой по джунглям не хотелось. Это была бы пустая трата времени, которое надо использовать с умом, и поэтому самый лучший вариант сейчас – привязать ее к чему-нибудь и слегка припугнуть. А он пока сделает все необходимые дела. Посмотрев на нее холодно, Хантер проговорил специально угрожающим тоном:
   – Ни звука и не смей дергаться, иначе будет больно!
   Мелисса, не мигая, смотрела ему прямо в глаза. Побледнев, она медленно кивнула.
   Хантер сжал в своей ладони ее хрупкую кисть и потащил к ближайшему дереву с толстыми ветвями, которое как нельзя лучше подходило для его плана.
   – Куда вы меня ведете?! Отпустите!!! Пожалуйста!!! Я умоляю вас!!! Не делайте этого!!! – раздались мольбы вперемежку с рыданиями.
   Девушка изо всех сил старалась вырваться, упиралась ногами, пыталась ударить его, но ее сопротивление было настолько слабым, что он почти не чувствовал его.
   – Тихо! – сказал Хантер, даже не поворачиваясь.
   Когда он подтащил ее к дереву, девушка уже не сопротивлялась. Она посмотрела на него заплаканными, полными страха глазами и проговорила дрожащим голосом:
   – Пожалуйста, умоляю вас, отпустите меня!
   Не обращая внимания на ее слова, Хантер достал из кармана штанов веревку и стал связывать руки девушки. На этот раз не было ни малейшего сопротивления. Истерика прекратилась, и девушка, всхлипывая и словно смирившись со своим положением, лишь смотрела, как он связывает руки. Привязав ее одним из двойных узлов к ветке дерева, Хантер был уверен, что пленница никуда не денется. Вдруг она подняла на него заплаканные глаза и сбивчиво заговорила:
   – Пожалуйста, выслушайте меня! Мой отец заплатит вам крупную сумму, если вы отпустите меня! Позвольте мне позвонить!
   Правой рукой Хантер обхватил ее шею, фиксируя, а большой палец положил на гортань. В данном случае можно было даже не причинять боль, девушке будет достаточно и ощущений, возникающих при нажатии.
   – Я же говорил – ни звука! Ты не поняла? Могу объяснить по-другому! – угрожающим тоном сказал он и слегка нажал пальцем.
   Девушка дернулась, и в ее глазах появилось удивление вперемешку со страхом, но деваться было некуда. Хантер нажал немного сильнее, заставив ее закашляться. Он чувствовал, как под пальцем двигается гортань, когда девушка пыталась проглотить слюну.
   – Поняла! Поняла! Отпусти! – прохрипела она, смотря на него умоляюще-просящим взглядом.
   – Я не привык повторять дважды! – отпустив девушку, он быстрым шагом пошел в ту сторону, где лежал проводник.
   Мексиканец все еще был без сознания. Достав из рюкзака маленький шприц-автомат, Хантер вколол ему дозу снотворного, взвалил тело на плечо, отнес к камням и положил на один из них. Так его не будет видно со стороны поляны и озера. Ключи от машины вместе с телефоном полетели в озеро. Теперь оставалось разобраться с вещами девушки, и можно отправляться в обратный путь.

6

   Незнакомец в это время подошел к проводнику, снял рюкзак и достал из него что-то. Спустя несколько секунд Мелисса поняла, что в руках у него был шприц, и он что-то вколол бедняге Марко, а потом закинул на плечо и отнес за огромные валуны. Значит, он все-таки только оглушил проводника, а в шприце было либо снотворное, либо наркотик. А что, если потом он вколет эту гадость и ей?! По спине пробежал холодок. В бессознательном состоянии она будет абсолютно беззащитна. Хотя кого она обманывает! Даже в полном здравии она ничем не может помешать этому мужчине.
   Вернувшись к озеру, Хантер кинул в воду вещи мексиканца. Затем подобрал фотоаппарат и быстро пошел к поваленному дереву. Там лежала сумка девушки.
   «Он идет за моей сумкой! – кольнула Мелиссу пугающая мысль. – Что он сделает с моими вещами?! Неужели тоже кинет в озеро?! Там же целый альбом рисунков, а в фотоаппарате ценнейшие кадры!».
   Мелисса поразилась своим же мыслям. Она переживает о рисунках и фотографиях, когда на кон поставлена ее жизнь, а будущее весьма туманно.
   Шея затекла, и девушка, застонав от боли, отвернулась. Но любопытство и желание понять, что надо этому человеку, заставило ее, превозмогая боль, повернуть голову обратно.
   То, что она увидела, заставило ее сжать зубы от злости. Незнакомец бесцеремонно рылся в ее вещах. Листы с рисунками валялись рядом на земле. Он просто вытряхнул их из сумки.
   Хантер бросил быстрый взгляд на девушку, и увидел, что она смотрит на него, изогнувшись в неестественной позе. Из всех вещей, которые лежали в сумке, он решил оставить только кофту. Лишняя одежда девчонке не помешает. Запихнув фотоаппарат и все остальное в сумку, он застегнул молнию и подошел ближе к озеру.
   Мелисса застыла, когда мужчина размахнулся и сумка полетела на середину озера. За счет фотоаппарата она ушла под воду моментально. Все ее труды были безжалостно уничтожены, а ведь некоторые из этих рисунков она хотела включить в свою новую выставку.
   Девушка отвернулась, чтобы не видеть круги на воде и этого ужасного человека, который разрушил часть ее жизни, а скоро, возможно, уничтожит и все оставшееся.
   В голове мелькали разрозненные мысли. Мелисса пыталась собрать их в кучу и понять, в какую же беду она все-таки попала и кто этот человек. Судя по тому, что он совершенно спокойно утопил дорогие вещи, можно было со стопроцентной уверенностью сказать, что он не грабитель. Тогда это точно похищение. Но с какой целью? Получить за нее выкуп? А вдруг – в голове мелькнула ужасающая мысль – она попалась в лапы торговцев людьми?!
   Хотя Мелисса и считала Колумбию своей родной страной, жизнь, с которой она была знакома, была лишь красивым фасадом, за которым царили другие правила и законы. До сегодняшнего дня она даже не задумывалась о тех опасностях, которые могут здесь подстерегать. И, похоже, сейчас ей предстояло заплатить за свою легкомысленность. Отец много раз предупреждал ее и даже приставил телохранителя, но она пренебрегла всеми его наставлениями и заботой.
   Погруженная в размышления, девушка не заметила, как подошел похититель, и вздрогнула от неожиданности, когда он вдруг бесшумно появился перед ней, словно возник ниоткуда. Двумя движениями мужчина освободил ее, и Мелисса ахнула от боли, когда опустила руки вниз. Кровь побежала по венам, и в руки вонзились тысячи иголочек. Потирая пережатые веревкой запястья, она краем глаза посмотрела на бандита. Он был высок и крепко сложен, с темными, коротко подстриженными волосами, прямым носом и четко очерченными губами. Скулы и волевой подбородок мужчины покрывала щетина. Под кожей загорелых рук рельефно прорисовывались мышцы. Черты лица были американские или даже европейские. Неужели этот человек, который так не похож на бандита, сумеет запросто сломать ее жизнь?! Как может твориться такой беспредел? Её вновь охватила нервная дрожь.
   – Надень! – Хантер кинул девушке кофту.
   Мелисса не сумела поймать ее, так как пальцы слушались еще не полностью. Подняв и надев кофту, девушка попыталась застегнуть молнию.
   Паника вдруг нахлынула на нее повторной мощной волной. Мелисса осознала вдруг в полной мере, что сейчас этот мужчина уведет ее с собой, и, возможно, она никогда больше не увидит родителей, родных и друзей, своей уютной квартирки, никогда не вернется обратно в Нью-Йорк, а впереди ее ждут только страх и унижение.
   От этого кровь в венах похолодела, а сердце сжалось в остром приступе ужаса. Ей захотелось исчезнуть отсюда, убежать от этого кошмара. Разум понимал, что это невозможно, но в данный момент эмоции и страх взяли верх над разумом. Мелисса отрешенно посмотрела на похитителя, который в этот момент убирал веревку в рюкзак. Резко развернувшись, она со всех ног помчалась к тому месту в джунглях, где начиналась тропинка.
   Хантер застегивал рюкзак, как вдруг девушка со всех ног рванула в сторону зарослей.
   – Черт!!! – вырвалось у него раздражённым полурыком.
   Бросив рюкзак, он сорвался с места и в несколько секунд догнал беглянку. Схватив за плечо, Хантер резко дернул ее к себе, останавливая. Девушка завизжала и отчаянно рванулась вперед, но он крепко прижал ее к себе, зафиксировав обе руки, а второй рукой зажал рот, оборвав визг.
   Мелисса извивалась и дергалась в его руках, издавая мычащие нечленораздельные звуки. Хантеру надоели эти трепыхания. Сильно встряхнув девушку, отчего она замерла и затихла, тяжело дыша, он прорычал ей прямо в ухо:
   – Я предупреждал тебя: не дергаться?! Я не собираюсь тебя убивать… Пока! Если будешь себя плохо вести, я могу передумать! Так что успокойся! Поняла?! Кивни головой, если поняла!!
   Девушка едва заметно кивнула, и Хантер отпустил ее. Повернув пленницу к себе, он увидел глаза, полные слез. Выражение лица было несчастным и обреченным.
   – Отпустите меня! – голос был полон мольбы.
   – Похоже, ты все-таки не поняла?!
   – Нет, я все поняла.
   Кинув на него быстрый взгляд, в котором Хантер заметил нотки ненависти, девушка сразу же отвела глаза в сторону. Взяв Мелиссу за руку, Хантер потащил ее к месту, где был брошен рюкзак.
   – Стой смирно! – отпустив руку, он подхватил рюкзак и нацепил на спину.
   В этот раз девушка даже не шелохнулась. Она стояла, смотря перед собой отрешенным взглядом. Когда Хантер снова взял ее руку и потащил к густым зарослям, которые соседствовали с огромными камнями, Мелисса первые секунды затормозила, упираясь ногами в землю. Протест в душе еще не был полностью сломлен страхом, но после сильного рывка, от которого стало больно руке, ей пришлось подчиниться.
   У нее все равно не было выбора. Ждать помощи неоткуда, а злить незнакомца больше не стоило. Этот мужчина мог вколоть ей снотворное или просто ударить, чтобы она потеряла сознание. От него можно ожидать чего угодно, и сопротивлением она только сделает себе хуже.
   Как же Мелисса ненавидела этого человека! Это чувство, зародившись в душе, росло и крепло. Как он смеет ломать ей жизнь?! Он чувствует себя ее полным хозяином. Но кто дал ему право распоряжаться чужими судьбами?! И самое противное и угнетающее было то, что она ничем не может помешать ему. Из-за этого девушка ненавидела его еще больше. Почти так же сильно, как была зла на саму себя.
   Если бы не ее глупый и безрассудный поступок, ничего бы не произошло. В данный момент она могла находиться дома или на самом деле разговаривать с куратором выставки. А в целом продолжать жить своей обычной, цивилизованной и вполне спокойной жизнью. Но вместо этого идет неизвестно куда с опасным преступником и даже боится представить, что может ожидать ее впереди.
   Единственная надежда была на то, что Марко, после того как очнется, сумеет добраться до города и сообщит в полицию о ее похищении. Но неизвестно, сколько времени он пробудет без сознания и сумеет ли что-нибудь вспомнить после. Это зависело от того, что вколол ему этот человек. За несколько часов ее смогут увести или даже увезти, что более вероятно, очень далеко.
   Они шли сквозь густые заросли кустарника, а потом бамбука, пробирались между свисающими сверху лианами и торчащими из земли огромными корнями деревьев. Хантер шел обратно по тому же пути, по которому пришел.
   Мелисса, привыкшая ходить в джунглях только по специально проложенным тропинкам или дорожкам, постоянно смотрела под ноги, чтобы не споткнуться о корень, и оглядывалась по сторонам, боясь запутаться в лианах. Похититель быстрым и уверенным шагом шел вперед, таща ее за собой словно на буксире. Иногда девушка совсем не успевала за ним, и ей приходилось переходить почти на бег, что было очень тяжело физически и ужасно выматывало.
   Они шли уже около получаса, за все время не проронив ни слова. Одни мысли, крутившиеся у нее голове, были страшными и мрачными, другие – полными надежды и оптимизма. Казалось, что сознание разделилось на две равных половинки. Пессимистическая кричала, что все плохо и ужасно, и впереди только неизвестность и страдания. Оптимистическая в это время искала выходы из сложившейся ситуации и убеждала, что впереди обязательно ждет освобождение.
   Никогда еще Мелисса не попадала в такое отчаянное положение. С самого детства она была окружена вниманием и заботой, и еще никогда не испытывала такого страха за все двадцать три года своей жизни. Поэтому даже сейчас она продолжала верить в то, что все будет хорошо, и отец обязательно вытащит ее из этого кошмара. Но мрачные мысли одолевали все равно. «Куда они идут? Что будет там?» Если ее похитили ради выкупа, то когда они свяжутся с отцом? А если это похищение с целью продать куда-нибудь?! Нет, она не будет думать об этом, отец обязательно найдет ее и вырвет из лап этого бандита.
   Взгляд случайно упал на пистолет, который находился на поясе похитителя как раз с той стороны, где она шла. Но, поразмыслив немного, Мелисса отмела эту мысль. Даже если каким-то волшебным образом удастся достать пистолет, а вероятность этого точно равна нолю, то еще невероятнее то, что она сможет ранить или убить этого бандита.
   Во-первых, Мелисса ни разу не держала в руках пистолет. Пока она будет разбираться, как снять оружие с предохранителя, он отберет его в два счета. Во-вторых, а сможет ли она выстрелить в человека, даже в бандита?
   Но даже если вообразить, что все получилось, и бандит ранен или даже убит. Что делать потом? Найти дорогу обратно к водопаду она скорей всего сможет. Но насколько ей было видно, бандит выбросил ключи в озеро, а завести машину как в кино – с помощью замыкания проводков – она точно не сумеет. В таком случае у нее будет два варианта: остаться ждать, пока за ней приедет полиция – если Марко все-таки сумеет сообщить о нападении и похищении. И второй вариант – идти по дороге до ближайшего оплота цивилизации. Мелисса мысленно прокрутила в памяти их путь. Марко несколько раз поворачивал на перекрестках и развилках, а ближайшим населенным пунктом, через который они проезжали, была деревенька Кабуяль. До нее надо было идти километров пятнадцать, и что, если по пути ей встретится кто-нибудь такой же опасный? Теперь ей казалось, что преступники могут быть где угодно.
   Мелисса рассердилась сама на себя. Это всего лишь глупые и несбыточные мечты!
   Паника в голове немного улеглась, слезы высохли, и она постаралась взять себя в руки. Если ей не удалось договориться с этим человеком, то возможно удастся убедить связаться с отцом кого-то другого. У этого бандита должны быть начальники, и большая сумма денег может заинтересовать их. А пока надо собрать всю волю в кулак. Ясность мышления и силы ей еще понадобятся.

7

   Они проходили через участок леса, густо заросший высокими растениями с большими толстыми листьями. Мелисса осторожно отодвигала их правой рукой, каждую секунду боясь увидеть перед собой паутину или ее хозяина. Когда заросли наконец-то остались позади, она опустила руку вниз и вдруг боковым зрением увидела на светлом рукаве кофты какое-то непонятное темное пятно. Повернув голову и подняв руку, чтобы разглядеть, что это, дальнейшие секунд пять она провела в оцепенении.
   Это была сороконожка сантиметров десяти в длину, с темно-коричневым телом и желтыми конечностями. Ее тело извивалось, и она медленно ползла по руке вверх, к плечу. Когда Мелисса вышла из ступора, казалось, по всем джунглям, раздался ее пронзительный визг. Исступленно задергав рукой, она попыталась сбросить эту мерзость, но сороконожка не падала, прицепившись к ткани рукава.
   Когда Хантер почувствовал, что девушка затормозила, ему было достаточно взгляда, чтобы оценить ситуацию. Сороконожка не была ядовитой, и особой опасности не представляла. Но визг надо было прекратить. Он быстро схватил руку девушки, и отцепил сороконожку от рукава. Отбросив насекомое прочь, Хантер отпустил руку пленницы. Визг сразу прекратился.
   Мелисса быстро осмотрела руки, грудь, живот, ноги, волосы. Потом, повернувшись к Хантеру спиной и собрав волосы в хвост, она спросила испуганно-умоляющим тоном:
   – Там ничего нет?
   Хантер усмехнулся.
   – Ничего! Зачем же было так визжать? Безобидная сороконожка. Она бы тебя не съела.
   Пленница взглянула на него с явным возмущением.
   – Я ненавижу сороконожек! А эта была такая противная! Фу!!! – Мелисса поежилась, потерев плечи руками и оглядываясь вокруг, нет ли других ползающих тварей.
   – Идем, – Хантер пошел вперед, ускоряя шаг.
   Мелисса шла, внимательно смотря по сторонам и осторожно обходя каждый куст или лиану. Оглянувшись и увидев, что девушка прилично отстала, Хантер ругнулся про себя и в несколько шагов преодолел расстояние между ними.
   Мелисса видела, как бандит обернулся и недовольно посмотрел на нее. И только хотела сказать, что не может идти быстрее, как он очутился рядом и, не говоря ни слова, закинул ее на плечо.
   Судорожно вцепившись в рюкзак, первые десять секунд девушка не могла вымолвить ни слова. Действие похитителя было настолько неожиданным, что поначалу она опешила, испугавшись и смутившись одновременно. Ладони моментально вспотели, а сердце заколотилось быстрее.
   – Отпустите меня!! Я пойду сама!! Пойду быстро!! Обещаю!! – она дергалась на его плече, выражая протест.
   – У меня нет времени ждать, пока ты плетешься! И советую замолчать и успокоиться, иначе свяжу! – его слова прозвучали как приговор, который не подлежал обжалованию.
   Мелисса хотела возразить ему, но не решилась. Быть связанной ей не хотелось, но и в таком положении она чувствовала себя крайне неуютно и неловко – если так можно охарактеризовать состояние, когда тебя несут, словно мешок с картошкой. Похититель крепко держал ее, обхватив рукой за ноги, и вероятность падения была полностью исключена. Но когда прошел страх падения, на его место пришли другие эмоции, которые были в каком-то смысле даже хуже.
   Последний раз ее носили на плече года три назад, во время пикника в парке Харримэна. И для нее это действие всегда было наполнено романтикой, или, по крайней мере, дружеским колоритом. До этого момента! Теперь же она ощущала себя добычей, которую удачливый охотник несет к себе в хижину. И от этого становилось не по себе.
   Мужчина быстрыми шагами шел вперед, словно не замечая своей ноши, и Мелиссе ничего не оставалось, как смириться и попытаться адаптироваться к новым условиям.
   Левой рукой она ухватилась за его плечо, ощутив под пальцами крепкие мышцы, а правой продолжала держаться за рюкзак. Было ужасно непривычно и неудобно. У нее заболели мышцы живота. Плечо мужчины было словно сделано из камня. Девушка пошевелилась, пытаясь хоть как-то переменить позу, но лучше от этого не стало. По ее ощущениям прошел уже как минимум час, и единственным желанием сейчас было – разогнуться и глубоко вдохнуть.
   Вскоре она была готова умолять похитителя, чтобы он отпустил ее, хотя некоторое время назад обещала самой себе, что не проронит ни звука. Но когда мышцы живота скрутило болезненной судорогой, а дыхание стало перехватывать, Мелисса жалобно простонала:
   – Я больше не могу! У меня все болит!
   – Терпи! Мы почти пришли, – сказал Хантер, смотря на часы и поглядывая вперед. Еще двести метров и будет берег.
   – Но я не могу! – взмолилась девушка, ворочаясь у него на плече.
   – Терпи! У меня нет возможности ждать, пока ты тащишься как улитка. И советую не дергаться! – отрезал Хантер.
   У него не было времени обращать внимание на ее капризы и недовольства. Девчонке лучше бы не жаловаться, а сказать спасибо, что он тащит ее на плече, а не гонит по джунглям.
   Мелисса поняла, что уговоры бесполезны, и по тону мужчины было понятно, что не стоит даже пытаться освободиться самой. Закрыв глаза и стараясь дышать медленно и глубоко, она попыталась собраться и отвлечься от неприятных ощущений. Чтобы хоть немного уменьшить давление на живот, она вцепилась в рюкзак обеими руками и попыталась приподняться на плече. Но сил хватило на минуту, не больше.
   Сколько же будет длиться этот кошмар? Мелисса не могла больше терпеть. Она стиснула зубы, чувствуя, что сейчас расплачется.
   Хантер левой рукой достал из кармана жилета небольшую рацию.
   – Прием! Сэм, я почти на подходе. Все спокойно?
   Девушка напряглась. Значит, он с сообщником, как она и предполагала, а может, и не с одним. Ее опять охватил гнетущий страх, но наравне с ним по силе было желание, чтобы ее наконец-то поставили на землю.
   – Прием! Все тихо, – раздалось из рации в ответ.
   – Понял. Конец связи.
   Надо было продержаться еще немного, и Мелисса, глубоко вздохнув, стиснула зубы.
   Через некоторое время кто-то присвистнул, и почти сразу раздался мужской голос:
   – Уау!! Какой шикарный вид! Все прошло без проблем?
   – Да! Все по плану. Уходим отсюда! – Хантер подошел к лодке и снял девушку с плеча.
   Как только Мелисса очутилась на земле, она сразу присела на корточки, держась одной рукой за живот, а другой опираясь о землю. Сил стоять не было. Мышцы живота начали понемногу отходить, и дышать стало легче.
   – Что это с ней? Принцесса утомилась? – раздался смех второго бандита.
   Мелисса приподняла голову и посмотрела в его сторону. Это был чистокровный колумбиец, немногим старше ее, одетый почти так же, как и ее похититель. Он сидел в лодке, держа в одной руке автомат, и откровенно пялился на нее.
   – Привет, малышка! Хочешь сидеть у меня на коленях?
   – Нет, не хочу! – вырвались у нее слова.
   Мелисса медленно выпрямилась, кинув на своего похитителя испуганный взгляд, ожидая гневной реакции. Но ее не последовало.
   – А она с характером! Интереснее будет обламывать! – сказал колумбиец.
   – Да есть немного, – сказал Хантер, подошел к девушке и, взяв за плечо, подтащил к лодке. – Садись посередине. Живее переставляй ноги!
   Мелисса перешагнула через край лодки, из-за чего та немного накренилась. Испугавшись, она схватилась за руку, удерживающую ее.
   – Может, у меня на коленях ей все-таки будет удобнее? – хохотнул сзади второй бандит.
   – Сэм! Заткнись! А ты быстро села! – рыкнул мужчина и почти силой посадил ее на сиденье.
   Когда Мелисса села, она почти физически ощутила направленный на нее взгляд колумбийца.
   Лодка была пластиковая и небольшая. Одно сиденье на носу, второе – посередине, на котором сидела она, и третье сзади возле мотора. Его и занимал этот мерзкий тип.
   Мелисса отрешенно смотрела на нос лодки, и ее охватило чувство отчаяния и безысходности. После фразы «интереснее будет обламывать», брошенной колумбийцем, будущее окрасилось еще более мрачными и пугающими красками.
   В это время ее похититель шагнул в лодку, и Мелисса ухватилась обеими руками за край сиденья. Он сел впереди и посмотрел мимо нее назад.
   – Кидай же! Хватит глазеть!
   Мелисса не поняла, что он имеет в виду, и вдруг боковым зрением увидела, что над ней что-то летит. От неожиданности она вздрогнула и вжала плечи.
   Хантер на лету поймал автомат, кинул быстрый взгляд на девушку, а потом стал смотреть по сторонам.
   Сэм, оттолкнувшись веслом от берега, направил лодку на середину реки. Мелисса села удобнее, и обхватила себя руками. Так было немного спокойнее. Пусть это была только психологическая защита, но ей очень хотелось отгородиться от внешнего мира хотя бы таким способом.
   Мышцы живота уже отошли. Еще никогда ее не носили на плече так долго. Обычно это было в шутку и продолжалось от силы минуту или две. А этот мужчина нес ее минут двадцать, не меньше. С условием, что ему приходилось постоянно обходить и преодолевать препятствия. И, по-видимому, это не слишком утомило его. Конечно, она не весила и пятидесяти килограммов, но все равно это ощутимый вес для больших дистанций, а он нес ее, словно не замечая. Хотя, чему она так удивлена!?
   Взгляд скользнул по его рукам, плечам, торсу, и девушка быстро отвела взгляд, чтобы похититель не заметил. Судя по комплекции, вес его был не меньше ста килограммов, а рост… Мелисса попыталась вспомнить тот момент, когда они стояли рядом – она была ему по подбородок. Значит, рост составлял ориентировочно сто девяносто сантиметров. Конечно, он не особенно утомился, таская ее.
   Участок берега, где они сели в лодку, становился все дальше. Он был единственной ниточкой, которая еще продолжала связывать Мелиссу с обычной жизнью. Но, когда они удалились от берега на достаточное расстояние, зашумел мотор, лодка заскользила по мутной поверхности воды, и эта ниточка оборвалась.
   Сейчас ее путь лежал в неизвестность – пугающую, зловещую и угнетающую. Куда они плывут? Куда ее везут эти люди? Почему именно она?
   Смотря на берег, проплывающий мимо, Мелисса пыталась рассуждать логически. Если эти бандиты – торговцы живым товаром, то похищать дочь генерала может быть для них чревато, хотя они могут и не знать об этом. Но она говорила своему похитителю, что ее отец – влиятельный человек. Может, он не поверил ей? Вдруг они полностью уверены, что ее никогда не найдут, и такие похищения поставлены у них на поток?! От этой мысли Мелиссе стало совсем нехорошо, но она продолжала думать.
   Чтобы похитить ее от водопада, этот человек должен был прийти туда специально. Не мог же он случайно проходить мимо, увидеть ее и похитить. Это не логично, тем более посреди джунглей. Даже если они и подстерегают туристов, то уже после первого нападения маршрут к этому водопаду был бы запрещен. В то, что она, возможно, первая в этом списке, верилось с трудом. Все-таки таких совпадений не бывает. Вместо нее мог приехать кто угодно, даже группа мужчин. А ждать наобум кого-нибудь этот бандит не мог.
   Значит, все было спланировано заранее. Если так, то они заинтересованы именно в ней, и должны иметь о ней хотя бы некоторые сведения. А выяснить, что она дочь генерала, – не сложное дело. Вряд ли обычные преступники будут похищать дочь у человека, который обладает властью и большими возможностями. Только если это необычные бандиты и им что-то надо от ее отца?! Но что? Выкуп за нее? Воображение, усиленное страхом, разыгралось и выдавало идеи одна страшней другой. А что, если эти люди похитили ее с целью мести полиции и вооруженным силам?! Ведь она все-таки дочь генерала.
   Мелисса знала о террористических акциях против инфраструктуры страны, о покушениях на убийства политических деятелей, о некоторых кампаниях и операциях военных служб Колумбии против бандитских группировок, но эти события никогда не вызывали у нее страха именно за свою жизнь. Она была уверена в военных силах страны, в своем отце, и в ее душе всегда возникали лишь переживания за военных, которые должны были участвовать в этих операциях, или за местных жителей, которые, так или иначе, оказывались вовлеченными в эти действия. Зная, что территория, на которую правительственные войска смогли загнать повстанцев, труднодоступна и расположена в южной части страны, Мелисса была спокойна. Возможно, это происходило еще из-за того, что значительную часть своей жизни она провела в США. Насколько же сильно изменилось ее мировоззрение за каких-то два часа!
   Девушка задумалась. Почему-то внешний вид ее похитителя никак не сочетался с образом повстанца в ее сознании. Но этот человек может быть и наемником. Она внимательно посмотрела на него, уже даже не переживая, что мужчина заметит ее взгляд.
   Мышцы тела слегка напряжены. Немного задумчивый, сосредоточенный взгляд сканирует окружающую местность. Возникало ощущение, что он готов отразить нападение потенциального врага в любую секунду. В глазах похитителя открыто читались уверенность в себе и опасность для окружающих. Мелисса вспомнила, какое мощное впечатление произвели на нее эти глаза там, у водопада. Это были серые льдинки, которые гипнотизировали и отнимали способность мыслить логически. Они словно замораживали, погружая в темную пучину страха и заставляя оцепенеть.
   Вдруг сзади раздался голос Сэма, вырвав ее из дум и размышлений.
   – Может, принцесса расскажет нам сказочку? А то скучно, да и дорога дальняя.
   Мелисса поежилась. Отвечать ему она не хотела, но, опасаясь реакции на молчание, решила ответить нейтрально.
   – Я не знаю сказок.
   – Жаль! Тогда просто расскажи о себе. Как в джунгли могло занести такую изнеженную особу как ты? – спросил он издевательским тоном, в котором чувствовалась усмешка.
   Спиной она ощущала его взгляд, и от этого становилось не по себе. Этот колумбиец сказал, что дорога будет дальняя. Может, решиться и еще раз поговорить с ними? Попробовать убедить, что они совершают ошибку, похищая ее. Тем более что между ними завязался диалог. Мелисса глубоко вздохнула для храбрости и повернулась к Сэму.
   – Поймите, пожалуйста, что вы совершаете большую ошибку, похищая меня! Мой отец – генерал! Он будет меня искать и обязательно найдет. Прошу вас, свяжитесь с ним, и он щедро заплатит вам за мое освобождение.
   Парень внимательно слушал ее, но чем дальше она говорила свою речь, тем шире становилась улыбка на его лице.
   – Детка! Мы совершили бы большую ошибку, если бы не похитили такую красотку как ты. Не правда ли, Хантер?
   Колумбиец внимательно смотрел на нее, и по одному саркастическому выражению его лица было понятно, что затея попытаться уговорить их была полностью провальная. Не стоит даже пытаться дальше!
   Вдруг она услышала в голове его фразу еще раз, словно произошла перемотка пленки назад: Хантер! Так вот как зовут ее похитителя: Охотник. Это имя как нельзя больше подходило ему. А она, увы, была его добычей.
   Девушка медленно отвернулась от Сэма и почти сразу же столкнулась взглядом с Хантером. Она замерла, испугавшись, но во взгляде мужчины, к ее большому удивлению, не было открытой агрессии, а скорее читался интерес.
   – Как же твой отец-генерал отпустил тебя гулять одну? – его глаза игриво сверкнули, а в уголках рта мелькнула едва заметная полуулыбка.
   Мелиссу удивило изменение выражения его глаз. Если раньше они сверкали металлическими обжигающе-холодными оттенками, то сейчас отливали искрящимся серебром даже без намека на лед.
   Что ответить? Несколько вариантов быстро промелькнули у нее в голове. А хотя, какая разница? Сейчас уже никакой.
   – Я просто поехала на экскурсию, – и, подумав пару секунд, добавила, смотря Хантеру прямо в глаза: – Я не думала, что это может быть опасно! К тому же я была не одна, а с проводником!
   Его глаза немного прищурились.
   – Девушке опасно ездить куда-то в одиночку, даже на экскурсию. Проводник, кстати, не считается.
   Мелисса почувствовала, как от интонации его голоса и взгляда у нее по всему телу побежали мурашки.
   – Можно, я попозже объясню ей, почему опасно? – раздался сзади смех Сэма.
   – Она и так все поняла, – спокойно ответил Хантер и медленно огляделся по сторонам.
   Девушка посмотрела на него с благодарностью и отвела взгляд в сторону. Судя по разговорам, Хантер стоял выше Сэма по иерархической лестнице. Хотя какая может быть иерархия у бандитов? Но она была несказанно рада, что он ответил именно так.
   Возможно, этот человек не так ужасен, как ей показалось на первый взгляд. Он вполне адекватно разговаривает с ней и даже ограждает от злых намерений других. Но в памяти упрямо появлялся иной образ этого мужчины – жесткий, устрашающий и опасный. И что-то подсказывало ей, что его истинный образ именно такой. Сейчас он просто играет с ней, как кот с пойманной мышкой. Позволяет говорить, высказывать мысли, но в любую секунду из лапы могут показаться острые когти.
   Взгляд Мелиссы упал на автомат в его руках. Она никогда не держала оружие, а он, похоже, привык часто использовать это орудие убийства. И не только его. Об этом свидетельствовали пистолет на поясе и огромный нож на голени. А что, если они везут ее к человеку, который еще хуже? Или ее будет окружать много таких людей? Они смогут сделать с ней все что угодно, и никто не поможет.
   Глаза вдруг зажгли навернувшиеся слезы, и волна жалости к себе нахлынула на Мелиссу. За что ей все это?! Да, конечно, она виновата в том, что пошла наперекор отцу, но только в этом, и ни в чем больше. Всю свою жизнь она старалась делать людям только добро, всегда решала все возникающие проблемы мирным путем. И тут, впервые в жизни, в лобовую столкнулась с понятием «зла». Причем зло было направлено не куда-то в сторону, а именно на нее.
   Единственной надеждой оставалось то, что похищение – это вынужденный шаг этих людей, чтобы как-то повлиять на ее отца. Тогда ей не должно грозить ничего страшного. Отец обязательно выполнит их условия, и она окажется дома.
   Было очень сложно ориентироваться без часов, но по ощущениям прошло часа полтора. Все это время похитители хранили молчание.
   Ужасно затекли ноги. Мелисса вытянула немного вперед одну ногу, а потом вторую. Стало легче.
   Река намного расширилась. Берега были покрыты густыми зарослями джунглей. Когда они проплывали мимо поваленного дерева, наполовину лежащего в воде, Мелисса заметила на стволе большую игуану, греющуюся на солнце. Ее тело было насыщенно-зеленого цвета, около метра длиной. К сожалению, рассмотреть ее внимательнее не удалось. Услышав шум мотора, игуана быстро сбежала по стволу и прыгнула в воду. Судя по тому, что ее не было видно на поверхности, она нырнула вниз или незаметно заплыла за дерево.
   Даже ящерица могла скрыться от опасности в укромном и безопасном месте. У Мелиссы же не было такой возможности.
   Пытаясь отключиться от грустных мыслей, она попыталась прикинуть, где они примерно могут находиться. Если от пригорода Ла-Платы они с проводником ехали ориентировочно на восток, то вот с тем, куда они шли и плывут сейчас, было гораздо сложнее. Мелисса попыталась мысленно представить маршрут, но это оказалось достаточно сложно. Они только немного плыли по широкой части реки, а потом свернули направо в приток, и после еще несколько раз поворачивали налево и направо. Так что единственное, что можно было определить, да и то с большой натяжкой, что продвигались они все-таки на восток страны.
   Только сейчас Мелисса полностью осознала, что знает свою родную страну лишь снаружи. Ее красивые пляжи, современные музеи и города, древние постройки, красоты природы – все это было цивилизованной стороной Колумбии. А теперь ей предстояло узнать ее с противоположной и абсолютно новой для себя стороны – непредсказуемой, агрессивной и смертельно опасной.

8

   Они плыли посередине реки, иногда огибая упавшие деревья или ветки, увитые лианами. Мелисса ужасно устала. Сейчас ей было почти все равно, куда они приплывут. Ноги болели от неудобной позы, все тело затекло. Хотелось лечь, вытянуться и не двигаться.
   Хантер достал из кармана жилета рацию и нажал пару кнопок.
   – Прием! Карлос, мы на подходе.
   – Прием! Причаливайте. Оркестр уже построен, – ответили по рации.
   – Понял! Конец связи.
   Девушка напряглась и насторожилась. Кажущееся безразличие к происходящему, вызванное усталостью, как рукой сняло. Вот и обозначилась конечная точка этого путешествия. Внезапно ей стало не по себе.
   Вскоре на правом берегу показалось непонятное высокое строение и что-то похожее на причал. К нему был пришвартован небольшой катер. Мелисса вглядывалась вдаль, пытаясь понять, что там. На причале стояло несколько человек, и Сэм направлял лодку прямо туда. Им оставалось проплыть всего лишь метров пятьдесят.
   Страх зашевелился в душе с еще большей силой. Кто эти люди на берегу? Когда они подплыли ближе, она увидела, что на причале стоят пять мужчин. Двое из них были одеты в военную полевую форму, остальные в черные штаны и футболки. У всех в руках были автоматы.
   Увидев большое количество вооруженных бандитов, девушка непроизвольно задрожала. Все ее существо сейчас рвалось прочь от этого места. Она не хотела, чтобы лодка причаливала к берегу. Люди с автоматами действовали на нее угнетающе. Было ощущение, что ее сейчас бросят им на растерзание.
   Хантер, до этого смотревший все время вперед, повернулся и увидел ее испуганно-ошалевший взгляд.
   – Успокойся! Не на казнь привезли.
   – Тебе сейчас будет оказан пышный прием! Ты радоваться должна! – раздался сзади голос Сэма.
   Его слова ввергли Мелиссу в еще больший шок. Она посмотрела на Хантера непонимающе и немного отрешенно, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, а подбородок начинает дрожать. Нет, она не будет плакать и тем самым унижаться еще больше перед этими людьми. Ее страха вполне достаточно.
   Сэм заглушил мотор, и они медленно подплыли к небольшому деревянному причалу. Высоким строением оказалась наблюдательная вышка, наверху которой была сколоченная из досок будка.
   Стоило им приблизиться, как взгляды мужчин оказались сосредоточены только на ней. Раздавались громкие посвистывания и смешки. Одни переговаривались между собой, другие хищно улыбались. Кинув один только взгляд, Мелисса старалась больше не смотреть на них.
   Ее похититель кинул веревку молодому парню, стоящему на краю причала, и тот крепко привязал ее.
   Послышались громкие голоса, и спустя несколько секунд на причал вышел один из разговаривающих. Это был мужчина лет сорока, высокого роста и мощного телосложения, со светлыми короткими волосами ежиком, одетый в штаны и футболку черного цвета. Он вертел в руках небольшой нож, то перекидывая его из руки в руку, то перебирая пальцами одной руки.
   – Хантер! Что-то ты задержался! Гонялся за этой пташкой по джунглям? Неужели она пыталась упорхнуть от тебя? – усмехнулся он, а потом окинул взглядом девушку.
   Она тоже внимательно посмотрела на него. Этот мужчина мог быть главарем бандитов, но ей не хотелось начинать с ним диалог. Во всем его образе было что-то ненормальное и отталкивающее. Мелисса поспешно отвела взгляд в сторону, не желая показывать свой страх, который, как ей казалось, излучает все ее тело, не говоря о взгляде. Сейчас лучше сохранять молчание, пока она не будет уверена точно в распределении ролей в этой группировке.
   – Погонялся немного, – сказал Хантер, вставая, из-за чего лодка качнулась, и Мелисса опять вцепилась в сиденье.
   Взяв девушку за руку, он притянул ее к себе, и, поставив одну ногу на причал, подхватил пленницу подмышки и одним быстрым движением перенес на деревянный настил.
   Все произошло так быстро, что Мелисса не успела опомниться, как ее подошвы коснулись твердой поверхности причала.
   – Иди сюда, малышка! – бандит в черном убрал нож и протянул руку для приветствия. – Познакомимся! Я – Карлос!
   Мелисса кинула на него затравленный взгляд и шагнула в сторону, но бежать было некуда. Вокруг нее полукругом стояли остальные бандиты, отрезая любые пути отступления. Она оглянулась назад, чтобы найти взглядом Хантера, но уже в следующую секунду завизжала от боли.
   Карлос, схватив ее за волосы, притянул к себе и рывком запрокинул голову назад, сверля свирепым взглядом. Мелисса, сжав зубы от боли, автоматически вцепилась в его руку, но предпринимать какие-либо попытки сопротивления побоялась.
   – Не люблю, когда меня игнорируют, детка! – интонация Карлоса была подобна рычанию рассерженного тигра.
   «Надо сделать так, чтобы этот сумасшедший отпустил меня!» – судорожно и хаотично мелькали в голове мысли.
   – Простите, пожалуйста! Меня зовут Мелисса.
   Темно-голубые глаза удивленно расширились. Карлос довольно цокнул языком и немного ослабил хватку. Его взгляд медленно прогулялся по ее лицу, задержавшись на губах.
   – Какая хорошая девочка! Я бы за такой тоже погонялся. Руки вниз опустила, быстро!
   Последняя фраза была сказана так резко и грубо, что Мелисса вздрогнула, чувствуя, что если этот мерзавец не отпустит ее, то из глаз точно потекут слезы, и она не сможет их сдержать. Было огромное желание зажмуриться и не видеть перед собой ухмыляющееся и довольное лицо мучителя. Опустив руки, она почувствовала, как дрожат пальцы. Ноги уже почти отказывались держать ее, а нервы были напряжены до предела. Когда бандит отпустил ее волосы, она осторожно посмотрела на Хантера, который уже стоял на причале и что-то говорил Сэму.
   Карлос в это время шагнул за спину Мелиссы и шумно втянул носом воздух, вдыхая запах волос девушки.
   – Детка, а ты вкусно пахнешь! Расслабься! Что ты так напряжена? Хантер, да она вся дрожит. Может, папочка Карлос ее успокоит?
   После этих слов Мелисса задрожала еще сильнее, всей душой надеясь, что ее не отдадут на растерзание этому человеку.
   – Нет! Ты же знаешь, что девчонка нужна для дела, – отрезал Хантер, подходя ближе.
   Карлос засмеялся.
   – А кто спорит! Конечно, для дела! Для очень приятного дела.
   Вокруг раздались смешки. Оглядевшись, Мелисса увидела, что ее рассматривают, как товар, выставленный в витрине. Сердце затрепетало от страха, и она с надеждой посмотрела на Хантера. Тот был спокоен и сосредоточен и, казалось, не обратил на последние сказанные слова никакого внимания.
   – Расклад тот же, никаких корректив? Товар весь готов? – спросил он, вешая автомат на плечо.
   – Все готово, – Карлос достал сигарету и, прикурив, затянулся. – Отправка до первой точки вечером, – он сделал паузу, выпустив колечко дыма. – Может, после того, как ты отведешь цыпочку к боссу, я познакомлюсь с ней поближе?
   – Посмотрим! – Хантер взял Мелиссу за руку и потащил вперед.
   Мелисса слушала разговор мужчин, не понимая, что все это означает. Неужели она тоже товар?! Но тогда почему Хантер спросил у Карлоса про готовность товара? Вполне возможно, что кроме нее здесь есть еще пленники. Вдруг это похищение все-таки не связано с отцом, и она попала в руки торговцев «живым» товаром?! И что означало «посмотрим» Хантера?! Голова готова была разорваться от множества переполнявших ее мыслей, которые моментально трансформировались в страхи.
   Пальцы Хантера сильно, но не больно сжимали ее руку, словно приказывая беспрекословно следовать за ним. А что, если этот Фабио разрешит Карлосу издеваться над ней?! Надо попытаться уговорить Хантера, убедить его! Он кажется самым адекватным из этих людей, и его слово имеет здесь силу. Собрав вместе все остатки мужества, она быстро, немного дрожащим голосом проговорила:
   – Прошу вас! Позвоните моему отцу! Он заплатит вам больше, чем кто-либо!
   Мелисса понимала, что это скорей всего бесполезно, но от слов «товар» и «посмотрим» в душе сразу поднималась паника, заставлявшая умолять и унижаться перед этим человеком. Хантер шел вперед, полностью игнорируя ее просьбу.
   – Умоляю вас!! Послушайте меня!! – воскликнула она и попыталась затормозить, тем самым обратив на себя его внимание, но после первой же попытки пальцы мужчины сжали ее руку так сильно, что она вскрикнула.
   – Иди спокойно и не испытывай мое терпение! – сказал он, даже не поворачивая к ней головы.
   Мелисса молча повиновалась. Теперь единственной ее надеждой, которая немного согревала душу, была та, что Фабио, который скорей всего и есть главарь этой банды, согласится позвонить отцу, польстившись на крупную сумму денег.
   Они шли по песчано-глинистой, хорошо утрамбованной дороге. Шириной она была как раз, чтобы проехала машина, и были четко видны две колеи от колес, в углублениях которых кое-где стояла вода. Мелиссе несколько раз приходилось обходить лужи и перепрыгивать через грязь. Ветки наверху переплетались между собой, образуя зеленый коридор, сквозь который кое-где проникали лучи солнца.
   Пройдя прямо метров тридцать, они вышли на открытое пространство. Мелисса внимательно смотрела вокруг, пытаясь уловить каждую мелочь.
   Слева находился огромный ангар, обшитый железными листами, рядом с которым стояло несколько больших бочек и прицеп-цистерна на колесах. Когда они прошли немного дальше, она увидела, что за ним есть еще второе строение такого же типа, которое было несколько меньше первого. Справа находилось около десятка палаток. Одна была крупнее остальных и больше напоминала тент. Между ангарами и палатками стоял дом, к которому они и направлялись. Это было одноэтажное длинное здание с шестью окнами, по три с каждой стороны от двери, находившейся посередине. Рядом с ангарами стояли четыре грузовые машины с брезентовыми фургонами, ближе к палаткам еще две и два армейских хаммера. Еще два джипа стояли около дома.
   Мелисса искала глазами других пленников, но вокруг находились только вооруженные бандиты. Их было около двадцати, но, возможно, еще кто-то находился в ангарах или палатках. Пока они шли к дому, к ним подходили люди, просто приветствуя ее похитителя или задавая вопросы. Все они бросали на нее удивленно-оценивающие взгляды, но никто, в отличие от Карлоса, не сказал в ее адрес даже словечка.
   Хотя даже и без такого «проявления внимания» девушка ощущала себя словно в серпентарии или, что больше подходило к данной ситуации, в заповеднике с дикими львами. Единственным отличием, которое еще больше усугубляло ее положение, было то, что здесь между ней и опасными существами не было стеклянной перегородки или решетки. И в любую минуту можно было ожидать ядовитого укуса или удара лапы с огромными когтями.
   Все вокруг напоминало временный военный лагерь. Раньше Мелисса и представить себе не могла, что когда-нибудь увидит место пребывания одной из преступных группировок Колумбии. Это было похоже на страшный сон, из которого безумно хотелось вырваться. Как было бы здорово зажмуриться и открыть глаза уже в своей комнате, радуясь, что это был всего лишь кошмар. Но пальцы Хантера, сжимающие ее руку, напоминали, что это, к огромному сожалению, реальность.
   Когда они подошли к дому, два человека, дежуривших у входной двери, поприветствовали Хантера и, как все остальные, кинули изучающий взгляд на Мелиссу.
   Как только они зашли в дом, Хантер отпустил ее руку.
   – Стой здесь! – сказал он приказным тоном и пошел по коридору налево, открывая дверь в ближайшую комнату.
   Мелисса огляделась. Прямо перед ней стоял большой металлический стол на толстых ножках, заваленный бумагами и коробками, с множеством складных стульев вокруг. По всему периметру комнаты были расположены большие шкафы и стеллажи, на которых стояли деревянные ящики и пластиковые коробки. Дверца одного из стеллажей была открыта, и Мелисса увидела лежащие там автоматы и винтовки. Поежившись, и пытаясь унять быстро колотившееся сердце, она посмотрела налево и направо. С обеих сторон располагались коридоры, заканчивающиеся дверью. В одной из комнат этого дома их должен ждать Фабио. Кем бы он ни оказался, от его решения будет зависеть ее будущее. И надо приложить все усилия, чтобы убедить этого человека принять правильное и жизненно важное для нее решение.
   Оставив в комнате рюкзак, автомат и сняв жилет, Хантер быстрым шагом подошел к девушке и повел в правый коридор.
   Когда они подошли к одной из дверей, которая была приоткрыта, Мелиссу охватила дрожь. Что ждет ее за этой дверью? Что за человек там окажется? Но времени размышлять не было. Пара секунд, и они уже стояли в комнате.
   – Фабио! Приветствую! – сказал Хантер, закрывая дверь, отпуская руку девушки и направляясь к столу, стоящему посередине.
   Первое, что бросилось в глаза Мелиссе, была обстановка. Стены, покрытые пластиковыми панелями, два кресла и большой стол из темного полированного дерева с резными ножками. За этим столом в большом кожаном кресле сидел мужчина лет пятидесяти и курил сигару. Он был полноватого телосложения, с темными вьющимися волосами средней длины, небольшой бородкой в форме эспаньолки и тонкими усами. Его карие глаза, увидев Мелиссу, довольно заблестели, а тонкие губы растянулись в улыбке.
   – Хантер! Рад тебя видеть, да еще и с гостьей! – сказал он, осматривая девушку с ног до головы с нескрываемым любопытством, как только что приобретенную или подаренную вещь.
   – Получай посылку. Старался доставить без повреждений, – Хантер сел в одно из кресел, стоящих перед столом.
   Вытянув ноги вперед и положив руки на подлокотники, он расслабился.
   – Не сомневаюсь, – Фабио медленно подошел к Мелиссе, выпуская клубы дыма.
   Он был одет в черные джинсы и футболку-поло светло-серого цвета.
   – Здравствуй, девочка! Не слишком ли тебя утомило путешествие? – его глаза прожигали насквозь, и в них, несмотря на любезность в голосе, было что-то злое, холодное и отталкивающее.
   Мелисса выдержала этот взгляд, изо всех сил стараясь смотреть ему в глаза и, собравшись с духом, сказала:
   – Я буду вам признательна, если вы свяжетесь с моим отцом. Уверена, вознаграждение за то, что я вернусь домой, вас не разочарует.
   Мужчина усмехнулся.
   – Конечно, девочка, мы обязательно это сделаем! Только немного позже.
   Это было сказано таким обнадеживающим, даже немного ласковым тоном, что непроизвольно подействовало успокаивающе на Мелиссу. Но уже в следующий момент это спокойствие было разрушено, когда мужчина повернулся к Хантеру и проговорил уже совсем с другой интонацией, жесткой, деловой и не терпящей возражений:
   – Сними послание для Свенсона. И сделай так, чтобы он видел, что девчонке очень страшно. Можешь поручить это Карлосу, у него талант к таким вещам. Только, – он кинул взгляд на девушку, – пусть не поломает ее.
   Хантер лениво поднялся с кресла.
   – Сделаем в лучшем виде.
   Мелисса не верила своим ушам. Слова мужчины эхом отдавались в голове, словно камни, брошенные в колодец: «послание для Свенсона», «сделай так, чтобы было страшно», «поручить Карлосу», «пусть не поломает». Все вокруг вдруг стало каким-то нереальным и отдаленным. Ей не хватало воздуха, тело сотрясала крупная дрожь. На автомате девушка попятилась к двери. Последним, что она услышала, распахивая дверь и выбегая из комнаты, были слова Фабио «никуда не денется».
   Оказавшись в коридоре, она частично осознавала, что никуда не сможет убежать, но ужас, затмивший разум, гнал ее вперед. Было даже страшно представить, что имел в виду этот ужасный человек, говоря: «сделай так, чтобы он видел, что девчонке очень страшно». И ей точно станет плохо, если Карлос еще раз дотронется до нее. Что они собираются с ней сделать?! Что означает фраза: «пусть не поломает ее»?! К горлу подкатил ком, и из глаз брызнули слезы.
   «Папочка, какая же я была дура! Я хочу домой! Я не выдержу! Не хочу! Не хочу!». Мысли лились в голове хаотичным потоком, пока она бежала по коридору к выходу. Ее охватила паника, ощущение безысходности, и захлестнула смесь чувств из страха, жалости к себе, ненависти к этим людям и сожаления, что она вообще приехала в Колумбию. Мелисса была уже почти у двери, ведущей на улицу, когда сзади послышался голос Хантера:
   – И куда ты собралась?
   Обернувшись и увидев его, идущего к ней медленной походкой, она выбежала на улицу, зажмурившись на пару мгновений от ослепившего ее солнечного света. Пробежав всего лишь несколько шагов, девушка резко затормозила. Часто дыша и осматриваясь, словно загнанный зверь, она поняла, что попала в ловушку. Сзади слышались голоса стоявших возле дома охранников, а впереди, на расстоянии около десяти метров, смотря на нее и хищно скалясь, стоял Карлос, а вместе с ним еще трое мужчин.
   Он отдал свой автомат одному из них и нарочито медленно стал подходить к ней. В его глазах светился азарт охотника.
   – Неужели я все-таки погоняюсь за этой пташкой?! Хантер, ты специально отпустил ее полетать? – он кинул взгляд за спину Мелиссы.
   И вдруг прямо за ее спиной раздался голос Хантера:
   – Погоняйся! И пойдем снимать кино.
   Мелисса вздрогнула от неожиданности и быстро отбежала на несколько шагов в сторону. Остановившись как раз между мужчинами, она отчаянно огляделась. Бежать дальше было, в общем-то, некуда. Впереди был Карлос, сзади стоял Хантер, справа и слева от нее находились палатки и ангары, и возле них тоже стояли люди.
   Она кинула на Хантера взгляд, полный панического ужаса. Похититель стоял, скрестив мощные руки на груди. Невозмутимый и спокойный, он с интересом следил за ее действиями. Мелисса надеялась, что Хантер ответит «нет» Карлосу, но когда он сказал «погоняйся», в душе ее все оборвалось.

9

   В это время Карлос подходил все ближе, и от одного выражения его лица Мелисса готова была упасть в обморок. Она медленно попятилась назад, оглядываясь, чтобы не споткнуться случайно о камень или не угодить ногой в яму. Вокруг раздавались посвистывания, выкрики и смех. Сейчас она многое бы отдала, чтобы исчезнуть отсюда, из этого ада. Возникло ощущение, что ее заперли в небольшом помещении, откуда нет выхода, а потом запустили туда ядовитую гадюку.
   Карлос в это время сделал шаг вперед и, резко сорвавшись с места, подбежал к ней. Девушка, завизжав от неожиданности и испуга, резко рванула в сторону, но не успела сделать и пары шагов, как он оказался перед ней.
   – Детка, куда же ты!? От меня все равно не убежишь!
   Она кинулась влево, но он снова почти моментально настиг ее, встав на пути. Мелисса была поражена скорости и реакции этого человека. По довольному выражению лица и блеску в глазах было понятно, что эта игра его очень забавляет.
   Рука Карлоса быстро взлетела вверх, и пальцы сильно сжали левую грудь девушки. Мелисса отреагировала, как ей показалось мгновенно, но он ловко увернулся, довольно улыбнувшись, и ее рука ударила воздух.
   – Не смей ко мне прикасаться!! Животное!! – крикнула она, чувствуя, как самообладание покидает ее, уступая место истерике.
   – Малышка! Ты еще не знаешь, какое я животное! – сказал Карлос, и вдруг сделал быстрый шаг вперед.
   Девушка даже не успела понять, что произошло. Она лишь почувствовала подсечку снизу, и мир перед глазами перевернулся. Осознание происходящего пришло к ней только через несколько секунд, когда она поняла, что лежит на земле, а Карлос сидит на ней сверху. Он смягчил ее падение, фиксируя руками, и поэтому удара о землю она не почувствовала. Рассчитывая вес тела, Карлос лишь слегка прижимал тело девушки к земле, ограничивая движение. Руки Мелиссы он специально оставил свободными, сопротивление лишь сильнее заводило его.
   – Малышка! Вот ты и подо мной! Нравится? – он провел пальцами по ее слегка оголившемуся животу.
   – Отпусти!!! Отпусти меня!!!
   Мелисса отчаянно пыталась ударить мучителя, остановить его руки, безнаказанно блуждавшие по телу. Дергаясь и извиваясь, она пыталась ударить его коленом по спине, и ей даже слегка удалось поцарапать руку, но в конце концов Карлосу это надоело.
   – Хватит рыпаться!!
   Одной рукой он прижал обе ее руки к земле, а второй стал медленно расстегивать молнию кофты. Девушка попыталась выдернуть руки, но они были намертво прижаты к земле.
   – Отпустите меня! Пожалуйста! – еле проговорила она сквозь сбивчивое дыхание, чувствуя, что сейчас расплачется.
   Будучи полностью во власти этого человека, Мелисса была уже готова просить и умолять его, чтобы прекратить эти издевательства. Он же вовсю наслаждался ее беспомощностью, растягивая момент унижения.
   Глаза защипало, губы задрожали. Она моргнула, и слезы скатились по щекам, оставляя мокрые дорожки. Лицо Карлоса, склоняющееся над ней, было как в тумане.
   – Хантер! Здесь не очень удобно! Может, отнесем ее в дом и развлечемся? – донеслись до сознания слова Карлоса, ввергая в шок. И почти сразу он отпустил руки девушки.
   – Тащи ее в большой ангар. Я схожу за камерой, – раздался голос Хантера где-то совсем рядом.
   Услышав его ответ, Мелисса ненавидяще и обреченно посмотрела на Карлоса. Слезы хлынули мощным потоком, застилая глаза пеленой. Она была полностью вымотана физически и духовно. Рыдания сотрясали тело, и между всхлипываниями девушка жадно хватала ртом воздух. Прижав руки к лицу, она чувствовала, как пучина отчаяния затягивает последние остатки самообладания все глубже.
   Когда ее резким рывком подняли с земли, Мелисса отняла ладони от лица. Сквозь слезы, сотрясаясь от судорожных всхлипываний, она увидела стоящего рядом Карлоса.
   – Детка! Сейчас прокачу! – сказал он и легко закинул ее на плечо.
   Мелисса дрожащими пальцами вцепилась в его футболку. Волосы упали на лицо, и несколько прядок прилипли, намокшие от слез, но ей было все равно. Дернувшись на его плече, она проговорила дрожащим голосом сквозь всхлипы:
   – Я прошу… вас! Не надо… пожалуйста!
   – А ну тихо!! – к ответу Карлос присоединил хлесткий удар по ягодицам, от которого Мелисса взвизгнула.
   Когда они зашли в ангар, Карлос прошел почти в самую его глубь и поставил девушку на землю. Она еле стояла на ногах. Дрожь с еще большей силой сотрясала тело. Мелисса не знала, куда ее притащил бандит, что с ней будут делать, и фантазия сразу нарисовала обстановку, подобную пыточной камере. Она огляделась вокруг. Стены помещения были обшиты большими листами фанеры, а кое-где даже толстыми деревянными пластинами. С одной стороны были размещены деревянные поддоны, на которых в несколько рядов стояли небольшие картонные коробки. С другой стороны, где они находились, параллельно стене стоял длинный стол, заваленный бумагами, и несколько стульев. Никаких приспособлений для экзекуций видно не было.
   Почти сразу за ними в ангар зашел Хантер. Держа в одной руке камеру, он взял один из стульев и поставил его ближе к стене. Туда как раз падал свет из окна, достаточно хорошо освещая этот участок стены. Потом он подошел к Мелиссе и, схватив за руку, подтащил ее к стулу. Убрав пару прядей волос, чтобы было хорошо видно лицо, он внимательно осмотрел ее.
   Припухшие от слез глаза, заплаканное лицо, с поистине несчастным и перепуганным выражением, мокрые щеки, белые как мел, запутанные волосы и несколько прядей, мокрых от слез. Девушка все еще продолжала всхлипывать и судорожно дышать, слезы все еще текли из ее глаз, но это были уже не истерические рыдания. Картинка была как раз та, что надо. Свенсона должен наставить на истинный путь вид его испуганной и заплаканной дочурки.
   – Снимай кофту и садись на стул! – приказным тоном сказал Хантер.
   Мелисса посмотрела на него умоляюще, делая шаг назад к стулу, но его взгляд был холоден и равнодушен.
   – Детка! Снимай и свои шортики тоже! Хантер, может, все-таки отправим ее папочке небольшое порно с участием дочери? – Карлос подошел ближе к девушке, словно собираясь помочь ей раздеться. – Как тебе моя идея?
   – Пока обойдемся без этого.
   – Жаль! Я не против исполнить одну из главных ролей! – рассмеялся Карлос, делая несколько движений, изображающих половой акт.
   Мелисса почувствовала, как ее переполняет безграничная ненависть и отвращение к этому человеку, который был просто похотливым бездушным мерзавцем. Обида за все унижения, что он причинил ей, вырвалась на свободу. Она просто не смогла сдержать свои эмоции, которые выплеснулись наружу в виде гневных слов:
   – Вы – бесчувственное грубое животное и все равно за все ответите!! Мой отец это так не оставит!! Вы просто не сможете оставаться безнаказанными!! – прокричала она, сжимая кулаки, и потом кинула взгляд на Хантера. – Это касается и вас тоже!!
   Глаза Карлоса зажглись злым и мстительным блеском. В одну секунду он очутился рядом с девушкой, левой рукой отшвыривая стул, а правой хватая ее за горло и буквально впечатывая в стену, возле которой стояла пленница.
   Мелисса вскрикнула от боли, и у нее перехватило дыхание от удара. Пальцы Карлоса сжали горло стальными тисками, еще больше ограничивая доступ кислорода к легким.
   Глаза расширились от ужаса. В панике она схватилась обеими руками за его руку, удерживающую горло, хватая ртом воздух и отчаянно пытаясь вырваться, но эти попытки были сразу пресечены. Одной ногой Карлос намертво прижал ее ноги к стене. Немного ослабив хватку пальцев на горле, так чтобы девушка смогла вдохнуть, он почти вплотную приблизил к ней лицо, прожигая взглядом насквозь.
   – Я могу сломать тебе шею в одну секунду или задушить! И твое тело не найдет никто и никогда. Не думай, что раз ты дочь Свенсона, то тебе ничего не грозит! Ты поняла?! – он снова сжал ее горло, заставив Мелиссу дернуться. – Еще одно слово в таком тоне и тебе конец! Поняла?!
   – Да… Я поняла, – слова хрипло и тихо раздались из ее горла.
   Когда Карлос отпустил ее, Мелисса сползла по стене вниз и застыла, полусидя на деревянном полу. Держась рукой за горло, она кашляла и судорожно дышала. Все тело болело, особенно спина, горло саднило. Было ощущение, что ее раздавили, сломали, выдавили из легких весь воздух. В горле образовался комок. Она все глотала и глотала, пытаясь избавиться от него, но слюны не хватало. Только сейчас Мелисса осознала, как сильно хочет пить.
   Хантер взял еще один стул, поставил его к стене рядом с пленницей, поднял обессилевшее тело и посадил. Девушка выглядела как сломанная кукла. Склонив голову на грудь, она продолжала держаться за горло и кашлять.
   – Давай, расскажи папочке, как ты хочешь домой, – сказал Хантер, включая камеру и отходя от девушки на несколько шагов, чтобы она полностью попадала в кадр. Карлос сел на стол рядом.
   Мелисса медленно подняла голову, словно не понимая, что от нее хотят, и посмотрела в камеру. Как же она ненавидела этих людей! Хотя их нельзя даже назвать людьми, это бездушные машины для убийства и издевательств.
   Бедный папа! Вскоре он получит эту запись, и его сердце обольется кровью. У него сейчас и так непростой период в жизни, а это добьет его окончательно. И эту боль она причинила ему своими собственными руками. Да, она повела себя как полная дура, как бесшабашная, легкомысленная девчонка, и вот теперь расплачивалась за свою беспечность.
   – Папа! Пожалуйста, прости меня! Я не должна была так поступать… мне очень стыдно, прости меня, если сможешь! – проговорила она, терзаемая в данный момент больше чувством вины, а не страхом перед этими людьми.
   – Что за бред она несет?! По-моему, девка меня не поняла!! – раздался гневный голос Карлоса.
   В его руке мелькнул нож и со свистом пронесся по воздуху, вонзившись в деревянный брусок рядом с головой девушки. Хантер кинул на Карлоса неодобрительный взгляд.
   Мелисса краем глаза видела нож и заметила быстрое движение Карлоса, но сначала даже не поняла, что произошло. Вздрогнув от внезапного звука прямо около головы, она быстро обернулась и увидела нож в стене, на треть острия вошедший в дерево. Не поверив своим глазам, она с ужасом представила, что могло быть, если бы в ту секунду решила повернуться или немного подвинуться. Потенциальная близость смерти потрясла ее до глубины души. Медленно повернувшись обратно, она посмотрела на Карлоса глазами, полными ужаса. Он многозначительно вертел в руках еще один нож.
   Губы Мелиссы задрожали, слезы вновь подступили к горлу, и тут плотину ее эмоций прорвало:
   – Папа!! Папочка!! Пожалуйста… забери меня отсюда! Я умоляю тебя… сделай все, что они скажут, иначе… иначе они убьют меня!! Я хочу домой, я не выдержу здесь!! – говорила она срывающимся голосом, вперемежку со всхлипываниями, размазывая по щекам слезы. – Мне очень страшно!! Папа!! Спаси меня!.. Я боюсь! Боюсь!!
   – Все, хватит, успокойся! – Хантер выключил камеру. – Пока тебя никто не убивает.
   – Тебе не кажется, что маловато эмоций? – сказал Карлос, перекидывая нож из руки в руку. – Может, переснимем? Или еще парочку кадров?
   – Сойдет и так!
   Мелисса вдруг почувствовала нарастающий шум в ушах. Ее охватила противная слабость, а на лбу выступил холодный пот. За фразами бандитов следовало противное эхо, и каждое последующее слово она слышала все хуже и хуже. Предметы вокруг стали отдаляться. Она посмотрела на свою руку и удивилась. Было ощущение, что та отдалилась от тела и уменьшилась. Почувствовав головокружение и нарастающую тошноту, Мелисса судорожно схватилась за сиденье стула. Шум в голове усиливался, все вокруг становилось ярче. Стараясь глубоко дышать, она медленно перевела взгляд с пола в сторону. Все вокруг вдруг устремилось влево, увлекая ее в водоворот, освещенный ярким светом, а потом ее поглотила темнота.
   Хантер заметил, как взгляд девушки стал рассеянным, как она побледнела и схватилась за стул, пытаясь удержаться. Быстро оценив ситуацию, он успел подбежать и подхватить ее свободной левой рукой, перед тем как глаза пленницы закатились, и она без чувств повалилась на бок.
   – Держи камеру! – крикнул он Карлосу.
   – Хилые девчонки пошли, – хохотнул тот, подходя и забирая камеру.
   Хантер подхватил Мелиссу на руки. Ее голова безжизненно опрокинулась назад, лицо было неестественно бледным, только губы еще слегка розовели. В глубине души шевельнулось что-то отдаленно похожее на жалость к этой девочке, но также быстро исчезло, как и возникло. Жизнь хорошо помотала его, и жалость не была тем чувством, в котором он нуждался.
   – Отнеси камеру Фабио! Скажи, что я запру девчонку и приду, – сказал он Карлосу.
   – О’кей! Знаешь, мне кажется, – он бросил взгляд на Мелиссу, – порно она не выдержит!
   Он громко рассмеялся и, подойдя к стене, вытащил торчащий в дереве нож.
   – Скорей всего! – Хантер усмехнулся, глядя на хрупкое бесчувственное тело в своих руках, и приподнял локоть левой руки, чтобы посмотреть на лицо девушки.
   Ее дыхание было едва заметно, голова немного откинута назад. Длинные ресницы черным веером лежали на нижних веках, губы были немного приоткрыты. Без сознания пленница выглядела еще более маленькой и беззащитной.
   Выйдя из ангара, Хантер быстро пошел по направлению к дому. Девушку решено было поместить в небольшую крайнюю слева комнату. Засов на двери и решетка на окне превращали это помещение в неплохую камеру.
   Подойдя к комнате, он толкнул дверь ногой, зашел внутрь и положил девушку на кровать. Взгляд упал на тоненькую золотую цепочку на ее шее. Подцепив пальцем, он вытащил ее наружу. Это был кулон в виде буквы «М», который он приметил еще в самом начале, у водопада.
   – Вот его и отправим вместе с диском.
   Резким движением Хантер оборвал цепочку и убрал в карман. Ресницы девушки слегка затрепетали, и она даже издала слабый стон, словно выражая свой протест. Взгляд упал на пересохшие губы Мелиссы. Сходив в соседнюю комнату, он принес литровую бутылку воды и поставил рядом с кроватью.
   Девушка пошевелилась, ее губы приоткрылись еще больше, а веки дрогнули. «Вот и славно! Приходи в себя», – подумал Хантер, еще раз оглядев ее, и вышел, заперев дверь на засов.
   Надо было решить несколько вопросов с Фабио и передать всю информацию, которую они с Сэмом смогли добыть в Каса-Агапито.
   Перед этим он зашел к себе в комнату, взял со стола бутылку с водой и в несколько глотков осушил ее. На вечер была запланирована доставка до точки передачи большой партии товара, и ему надо будет проследить за этим лично. Отстегнув от пояса мачете, Хантер положил его на стол и вышел в коридор, направляясь в кабинет Фабио.

10

   Она попыталась открыть глаза, но веки, словно налитые свинцом, не слушались. Во рту была пустыня, горло саднило. Мелисса попыталась проглотить слюну, но ее не было. В горле стоял неприятный и немного болезненный комок, и в памяти моментально возник образ Карлоса. Мелисса вспомнила, как он пригвоздил ее к стене и стал душить. Вспомнила, какой ужас испытала, когда поняла, что нечем дышать, и что она не может оторвать его руку от своего горла. Нет, она не будет снова возвращаться в этот кошмар, даже мысленно! Но отдельные отрывки из памяти, как она ни старалась заблокировать их, медленно собирались в единую картину, словно кусочки пазлов.
   Надо попытаться осмотреться и понять, где она находится. Девушка немного приоткрыла веки и медленно посмотрела налево, пытаясь сконцентрировать взгляд. Мир вокруг закружился с еще большей силой, заставив ее застонать от этого ужасного ощущения и зажмуриться, сдерживая приступы тошноты. Надо лежать с закрытыми глазами и не двигаться, иначе тошнота может вылиться во что-то более неприятное. Мелисса попыталась глубоко дышать, но теплый спертый воздух не способствовал улучшению состояния.
   Девушка прислушалась к звукам. Вокруг было тихо, если не считать треска цикад. Лишь один раз отдаленно послышался чей-то крик. Потихоньку пошевелив руками и ногами, она почувствовала, как ноют мышцы. Сильной боли не было, и это означало, что переломов или значительных растяжений нет. Проведя пальцами по поверхности, на которой лежала, Мелисса ощутила ткань с небольшим ворсом, а под ней что-то плотное. Это «что-то» напоминало надувной матрас. Скорей всего, она лежит на кровати, или на каком-нибудь лежаке, а может быть, и на полу. Но это на данный момент волновало ее меньше всего. Самое главное, что сейчас в этом помещении ей никто не угрожает.
   Надо попытаться успокоиться и вспомнить, что же произошло с ней после съемки видео. Именно с этого момента в памяти наблюдался полный провал. Мелисса не могла поверить в то, что упала в обморок. Такое случалось с ней только один раз в детстве, и тогда это был солнечный удар.
   Пытаясь восстановить хронологию событий, девушка все-таки заставила себя прокрутить в голове все, что помнила. Вот Карлос угрожает ей, прижав к стене, затем Хантер сажает на стул, она говорит что-то в камеру. Как странно! Она даже не помнит, что говорила. Потом Карлос кидает в нее нож. Скорей всего ужас, который она испытала, увидев в нескольких сантиметрах от своей головы воткнутый в стену нож, и был причиной, приведшей к обмороку, а основой – физическая усталость и эмоциональное истощение от постоянного страха.
   Единственный положительный момент был в том, что теперь была понятна цель ее похищения. Эти люди хотят таким образом повлиять на отца. Конечно, можно было только предполагать, какие условия были ими выдвинуты, но отец обязательно приложит все силы, чтобы освободить ее. А значит, надо постараться не падать духом и выжить в этих условиях.
   Как же Мелисса ненавидела этих людей! Особенно Карлоса. В его темно-голубых глазах было что-то ненормальное, этакий маньячный блеск, от которого бросало в дрожь.
   Попытавшись опять проглотить комок в горле, она облизнула пересохшие губы. Когда же пройдет этот неприятный спазм? На память пришел момент, когда Хантер, чтобы припугнуть ее, тоже нажал на горло. Только теперь она поняла, как больно он мог ей сделать, но не стал, ограничившись лишь неприятными ощущениями. В той ситуации ей было достаточно и этого, чтобы испугаться и послушаться его. Карлос же чуть не задушил ее, намеренно причиняя ей боль и получая от этого удовольствие. Этот садист мог спокойно убить ее. На память сразу пришли слова Фабио: «У него талант к таким вещам».
   А его предупреждение?! Оставалось надеяться только на то, что «общение» с ним будет сведено к минимуму. Даже при воспоминании о Карлосе ей становилось не по себе. И надо держать язык за зубами, чтобы опять не разозлить его.
   Голова кружилась уже намного меньше, и Мелисса открыла глаза. Надо попытаться встать и попросить воды, иначе она умрет от жажды.
   Сколько, интересно, она провалялась в обмороке? И что было после того, как она отключилась? Кто принес ее сюда? Скорей всего, Хантер.
   Окинув помещение взглядом, девушка поняла, что оно небольшое. Скорей всего она находится в одной из комнат дома. Стены были обшиты большими листами светло-серого гипсокартона или чего-то очень похожего. Над дверью просто на куске провода висела лампочка. По всей вероятности, сзади находилось окно, так как оттуда в комнату проникал свет, и, судя по освещенности, солнце уже начинало садиться.
   Мелисса лежала на небольшой узкой кровати, стоящей около стены и покрытой тонким одеялом серого цвета. Стараясь не сильно вращать головой, она, как смогла, осмотрела себя. Вся одежда была на месте, без каких-либо повреждений. Больших синяков или ссадин тоже не было заметно.
   Повернув голову влево, девушка увидела, что рядом с кроватью что-то есть. Немного привстав на локте, она увидела бутылку с водой. Первой реакцией была безраздельная радость, которая сразу же исчезла, уступая место легкому сарказму.
   – Позаботились все-таки, чтобы я не умерла от жажды, – проговорила она пересохшими губами и слегка заплетающимся языком.
   Медленно поднявшись, Мелисса села на кровати и прислушалась к своим ощущениям. Голова уже не кружилась, тошнота тоже почти полностью прошла. В голове возникла подозрительная мысль. А что, если в воду что-нибудь подмешали? Сомнения исчезли, когда девушка взяла в руки бутылку и увидела, что она в заводской упаковке и еще не открывалась. Хотя, даже если бы она и была открыта, невыносимая жажда все равно вынудила бы ее выпить эту воду.
   Когда Мелисса взяла бутылку, то еле удержала в руках. Потом она не сразу смогла открутить крышку. Пальцы дрожали. Собравшись с силами, она все-таки открутила ее. И вот долгожданный первый глоток, второй, третий. Девушка пила и не могла напиться. И только осушив бутылку наполовину, она поняла, что жажда отступила. Это было потрясающее чувство. Сразу стало гораздо легче, и появились силы.
   Поставив бутылку на пол и посмотрев налево, она увидела небольшое одностворчатое окно. Рама была сделана из пластика, а за нею была установлена решетка. Встав с кровати, Мелисса подошла ближе, пытаясь разглядеть, что творится снаружи. Но при всех ее стараниях была видна лишь стена ангара, грузовик, стоящий рядом, большая железная бочка и зелень джунглей вдалеке. Солнце уже почти зашло, и стало еще темнее.
   В комнате было настолько жарко, что рука непроизвольно потянулась к оконной ручке. Повернув ее, Мелисса сильно удивилась, когда почувствовала, что ручка легко движется. До этого она была почти уверена, что ничего не получится. Опасаясь реакции бандитов, девушка лишь немного приоткрыла окно и замерла, вдыхая воздух полной грудью. После душного помещения возникло ощущение, что снаружи свежесть и прохлада, не свойственная джунглям. Будь что будет, но она оставит окно приоткрытым.
   Расстегнув молнию, девушка сняла кофту, бросила ее на кровать и привычным движением хотела поправить кулон, но рука вдруг схватила пустоту. Похолодев, Мелисса обшарила рукой шею – цепочки с кулоном не было. Подбежав к кровати и сдернув одеяло – под ним действительно оказался надувной матрас – она аккуратно протрясла его. Потом приподняла матрас, но кулона нигде не было. Под кроватью и на полу комнаты его тоже не оказалось. Сев на кровать и ощущая болезненное чувство потери, Мелисса так сильно сжала кулаки, что ногти впились в кожу. Она была уверена, что эти мерзавцы взяли его себе, как обычную золотую вещицу, хотя нельзя было исключать, что цепочка просто порвалась, и она потеряла его. После всего, что с ней случилось, это было бы неудивительно.
   Этот кулон подарила Мелиссе ее бабушка по линии отца, как только она родилась, и он был очень дорог ей. Особенно, когда бабушки не стало. И теперь одна мысль о том, что ее кулон, ее память, сейчас находится в руках одного из этих людей или был потерян по их вине, приводила в ярость.
   – Сволочи!!! Будьте вы все прокляты!!! – крикнула Мелисса в направлении двери, подчиняясь мимолётному порыву, но потом взяла себя в руки.
   Все равно в данной ситуации она никак не сможет им отомстить, как и вернуть кулон. Вероятность того, что ее услышат, была велика, а девушка хорошо помнила предупреждение Карлоса. Подняв упавшую на пол кофту, она в сердцах бросила ее на кровать рядом с собой.
   Посидев и немного успокоившись, Мелисса встала и расправила одеяло, положила кофту на край кровати и вдруг с ужасом поняла, что хочет в туалет. Судорожно осматриваясь по сторонам, она осознавала, что рано или поздно это естественное желание должно было возникнуть. В комнате кроме кровати ничего не было. Подойдя к двери, она дернула ручку, словно надеясь на чудо, но дверь, конечно же, была заперта. Стучать и звать кого-то не хотелось, это было бы крайним унижением. Но надо было что-то делать! Долго она все равно не выдержит. В конце концов, придется либо звать кого-нибудь, либо использовать один из углов комнаты. От одной этой мысли Мелиссу передернуло. Лучше колотить в дверь и умолять отвести ее куда-нибудь, чем опуститься так низко.
   Вдруг перед мысленным взором промелькнула картина, которую она увидела, заглядывая под кровать, когда искала кулон. Там что-то было, только в тот момент Мелисса не придала этому значения. Подойдя к кровати и присев на корточки, девушка заглянула под нее. Предметом, который она заметила тогда, оказалось небольшое пластмассовое ведро, скорей всего оставленное здесь именно в качестве импровизированного унитаза.
   Если раньше при виде такого она сморщила бы нос и скривила губы, то сейчас была безумно рада даже этому минимальному проявлению элементарных удобств. Поставив «туалет» в правый от двери угол комнаты и волнуясь, что кто-нибудь может войти в самый неподходящий момент, Мелисса воспользовалась ведром и задвинула его обратно под кровать. С одной стороны ей было противно, но с другой она понимала, что должна быть рада. Ее могли оставить как без этого, так и без возможности выйти из комнаты и сходить в туалет.
   Забравшись на кровать, девушка легла и, свернувшись калачиком, подогнула ноги. Разум до сих пор отказывался понимать, как могло случиться так, что она попала в смертельно опасную и уж точно самую крупную передрягу в своей жизни, такой размеренной, цивилизованной и спокойной. От этих людей можно ожидать чего угодно. Хотя они и оставили ей воду и ведро, это все равно люди без жалости, сострадания и совести – циничные, продажные преступники, знающие лишь язык насилия. Простые слова возмущения чуть не стоили ей жизни. О попытках защититься физически можно было забыть сразу. Инциденты с Карлосом, да и все ее время пребывания с Хантером были ярким тому примером. Сопротивляться бесполезно, этим она только делает себе хуже.
   Мелисса прекрасно понимала, что помимо превосходства в физической силе у этих мужчин за плечами определенно хорошая боевая подготовка. Хантер и Карлос наверняка были когда-то военными, а потом уже стали наемниками. О причинах же, которые толкнули их на преступный путь, она могла только догадываться.
   А что, если Карлос захочет продолжить свои насильственные действия?! От одной мысли об этом девушку передёрнуло от отвращения. Рассчитывать на чью-то помощь бесполезно. Фабио может спокойно отдать ее на растерзание хоть всей толпы, а не только Карлоса. Единственной надеждой оставалось, что это не входит в их планы.
   Сначала ей показалось, что от Хантера можно ожидать хоть какой-то защиты, но потом, увидев, как он спокойно отдал ее на забаву Карлосу и промолчал, когда тот накинулся на нее в ангаре, все надежды на его помощь испарились. Да и с какой стати ему защищать ее? Она просто пленница, а он – похититель. Надо быть полной дурой, чтобы нафантазировать такое и пытаться отыскать в человеке те качества, которых нет.
   Он абсолютно такой же, как и все они – жестокий и безжалостный. Но все-таки в нем было что-то особенное, возвышающее над всеми остальными. Даже если не брать во внимание то, что он скорей всего командует этими людьми после Фабио.
   Мелисса хорошо помнила выражение его глаз и сосредоточенный взгляд. Складывалось впечатление, что этот мужчина видит и замечает все вокруг, и от него ничего не может ускользнуть. Все поведение его было четко просчитано. Не было ни одного лишнего движения или слова. Конечно, такое впечатление могло сложиться под действием страха, но было очевидно, что даже Фабио относится к нему с уважением, не говоря уже о людях, находящихся у него в подчинении.
   Встав с кровати, девушка медленно подошла к окну. На улице уже почти полностью стемнело. В железной бочке, стоящей у ангара, полыхал огонь. Свет от этого костра немного освещал комнату, чему Мелисса была несказанно рада.
   Что же они хранят в этих ангарах? Девушка вспомнила, что когда ее притащили туда, она успела заметить много картонных коробок, стоящих на деревянных поддонах. Конечно, там могло быть что угодно, но скорей всего эти люди занимались контрабандой наркотиков, а возможно, еще и оружия. В доме на одном из стеллажей она видела автоматы и винтовки.
   Но что им надо от отца? Конечно, он обладает большими связями, полномочиями и возможностями, но также находится в подчинении. Неужели Фабио думает, что отец так просто сможет сотрудничать с ними и выполнит требования, которые однозначно будут противозаконны? Скорей всего ее похищение организовано все-таки с целью выкупа.
   Судя по закату, сейчас было около восьми часов вечера. Мелисса еще раз прокрутила в голове все события по времени и сопоставила их. Получалось, что с того момента, как она увидела Хантера у водопада, прошло около пяти часов. Интересно, они уже отправили отцу запись?
   На улице раздавались голоса, но девушка не могла разобрать смысл фраз. К грузовику в это время подошли два человека. Первой мыслью было закрыть окно, но Мелисса быстро передумала. Так был шанс, что ее поступок останется незамеченным. Один из них запрыгнул в фургон. Через пару минут мужчина спрыгнул на землю и поправил брезент. Они ушли и очутились за пределами видимости Мелиссы.
   Ей опять захотелось пить. Девушка подошла к кровати и медленно выпила оставшуюся воду. Чувство голода также не заставило себя ждать. Мелисса села на кровать, не зная, что делать. Покорно ждать, когда ей принесут поесть или стучать в дверь, пока ее не услышат, и попросить воды и еды? Первый вариант был плох тем, что ждать она могла и целые сутки. Им наверняка плевать, голодна она или нет. Второй же вариант мог навлечь на нее агрессию. Для этих людей она всего лишь вещь, которую они планируют выгодно обменять, и уж точно не человек, который просто физически не может существовать в таких условиях.
   Вдруг до Мелиссы донесся звук заводящегося мотора. Она подбежала к окну и увидела, как уезжает грузовик. На улице раздавались крики, и, судя по звукам, уезжали еще несколько машин. Через десять минут все стихло. Девушка еще немного постояла около окна и вернулась к кровати. Тревожные мысли, что про нее забыли, промелькнули в голове.
   Чувство гнева постепенно стало расти в душе. Если они похитили ее, так пусть хотя бы обеспечат едой и водой. Девушка встала с кровати и, решительно подойдя к двери, сильно постучала по ней кулаком.
   – Здесь есть кто-нибудь?! Эй!!!
   Она подождала минуту, но, похоже, ее крик либо не услышали, либо проигнорировали.
   Это еще больше разозлило Мелиссу, и она стала сильнее стучать в дверь кулаком, а потом и ногой.
   – Эй!!! Дайте воды!!! Кто-нибудь меня слышит?! Черт!! – сильно ударив в дверь ногой, она ушибла большой палец. – Сволочи!!!
   Морщась от боли и проклиная все на свете, девушка добралась до кровати, села и попыталась успокоиться. Боль скоро ушла, но то, что на ее крики никто не реагировал, пугало. Что, если отец выполнил их условия, а они и не собирались отпускать ее?! Или Фабио потребовал то, что отец не в силах выполнить, даже когда на кону жизнь его дочери?! Эта мысль застучала в висках, и волна леденящего страха прокатилась по телу. Тогда они просто заперли ее здесь, а потом убьют! Мелисса попыталась прогнать эти мысли прочь. У отца в подчинении огромное количество специально подготовленных людей, и неужели среди них не найдутся те, кто сможет вызволить ее отсюда?!
   За дверью послышался шум. Девушка застыла, сидя на кровати и смотря на дверь немигающими глазами. Неожиданно зажглась лампочка, и свет больно ударил по глазам. Мелисса зажмурилась и услышала, как открывается дверь. Приоткрыв глаза и привыкая к свету, она увидела, как в комнату заходит тот самый парень, что ждал их с Хантером в лодке. Кажется, его зовут Сэм. В руках у него была небольшая плетеная из прутьев корзина. Посмотрев на Мелиссу, он хитро осклабился, закрыл за собой дверь и подошел к кровати.
   Девушка молча наблюдала за ним. Сердце бешено колотилось, и она, глубоко вздохнув, попыталась успокоиться. Убивать ее он вроде не собирался, а в корзине скорей всего была еда. Сэм подошел к кровати и поставил корзину рядом на пол. Мелисса, не двигаясь, подозрительно смотрела на него. «А теперь уходи! Уходи же!» – промелькнули мысли. Но парень не собирался уходить.
   – Подвинься! Давай поболтаем! – он подошел, чтобы сесть рядом.
   Нервы девушки не выдержали и, резко вскочив, она отбежала к окну. Ей было противно само его присутствие рядом. Они не друзья, чтобы вот так просто сидеть рядом на одной кровати и болтать. Кроме того, Мелисса была уверена почти на сто процентов, что он начнет распускать руки.
   – Куда же ты? – разочарованно сказал Сэм, рассматривая девушку. – Как тебе здесь, не скучно? Я могу скрасить твое одиночество! Иди сюда! – он похлопал ладонью по кровати.
   – Вы уже связались с моим отцом?
   Парень посмотрел на нее, хитро прищурив глаза.
   – Хочешь к папочке? Неужели тебе не по нраву наше гостеприимство? Смотри, какой у тебя шикарный номер! – он обвел рукой комнату, а затем пнул ногой корзинку. – А здесь ужин. Сам для тебя готовил.
   Мелисса кинула взгляд на корзину. Что сразу несказанно обрадовало ее, так это бутылка с водой. Также там лежали несколько бананов, большая круглая лепешка и что-то похожее на алюминиевую банку. Желудок сразу призывно заурчал, а жажда дала о себе знать с еще большей силой.
   – Большое спасибо за еду! Вы не ответили, мой отец уже знает, что я здесь?
   – Да что ты заладила?! Лучше отблагодари меня за ужин!
   Парень лениво поднялся с кровати и медленно стал подходить к Мелиссе. Девушка попятилась вправо, пока не уперлась спиной в угол комнаты.
   – Я же сказала спасибо!
   – Спасибо в данной ситуации немного маловато. Надо добавить еще что-нибудь.
   – Не подходи!
   – Не бойся! Я не сделаю тебе ничего плохого. Что же ты такая неблагодарная, а? – Сэм подошел уже почти вплотную к ней.
   Мелиссу вдруг охватила ярость. Всем этим людям, похоже, доставляет радость издеваться над ней. Нет уж! Сейчас она попробует постоять за себя. Это был не Хантер, и не Карлос, и так просто этот нахал до нее не дотронется. Полная решимости девушка приготовилась обороняться и, если понадобиться, даже кусаться и царапаться. Она немного вытянула вперед правую руку, планируя ударить его или попытаться остановить, но в следующую секунду все ее планы были перечеркнуты одним движением Сэма.
   Он быстро сделал шаг вперед и схватил ее за большой палец вытянутой руки. Зафиксировав его, парень сильно нажал своим большим пальцем на ее, немного выгибая сустав вовнутрь. Мелисса не поняла, что произошло в следующие несколько секунд, но боль в пальце просто заставила ее упасть перед ним на колени. Она пыталась противостоять этой боли, но не смогла.
   – Больно!! Отпусти!!
   Свободной рукой девушка попыталась ударить его, но Сэм в ответ нажал сильнее, и она сразу оставила эту затею. Он присел перед ней на корточки, не отпуская палец, а второй рукой взял за подбородок. Мелисса схватила его за руку, пытаясь хоть немного отстранить от себя, но парень держал крепко. У нее возникло огромное желание плюнуть в эту самодовольную ухмыляющуюся физиономию, но, во-первых, из-за жажды во рту все пересохло, а во-вторых, она побоялась, что за это он мог и ударить.
   – Так чем ты меня отблагодаришь за ужин? – спросил Сэм, внимательно разглядывая ее лицо, а потом его взгляд остановился на губах.
   Мелисса дернулась и попыталась отвернуться, но он лишь сильнее нажал на палец и сжал подбородок, заставив ее замереть.
   – Давай мы что-нибудь придумаем? Пожалуй, будет достаточно поцелуя. Хотя цена этого ужина гораздо выше.
   Его лицо приблизилось. Девушка зажмурилась и плотно сжала губы, почувствовав прикосновение. «Сволочь, подонок, мерзавец» – мелькало в голове. Она услышала усмешку, и его язык попытался проникнуть промеж ее сжатых губ.
   – Детка! Ты очень напряжена. Расслабься!
   Было настолько противно и мерзко, что к горлу подступила тошнота. Парень провел большим пальцем по подбородку, оттянув нижнюю губу вниз, и вдруг лизнул ее приоткрытые губы. Мелисса брезгливо поморщилась и постаралась сжать губы, но у нее не получилось.
   – А ты сладкая! Ладно! Оставляю тебя наедине с ужином, – он отпустил ее и направился к двери.
   Девушка плюнула на пол и вытерла тыльной стороной ладони губы. Ее трясло от отвращения.
   – Ты за это ответишь!! – крикнула Мелисса ему в спину.
   – Обязательно! Не скучай здесь! – раздался его голос с издевательскими нотками уже почти из-за закрытой двери.
   Когда дверь захлопнулась, девушка все еще продолжала некоторое время стоять на коленях, а потом медленно встала, подошла к кровати и без сил опустилась на нее. Как же она устала от всего этого!
   Вспомнив, что в корзинке есть вода, Мелисса открыла бутылку, еще раз вытерла губы и стала пить. Палец еще немного болел, и, утолив жажду, она попыталась понять, почему даже не могла сопротивляться. Как только Сэм схватил ее за руку, она была полна решимости вырваться, но уже спустя пару секунд была на коленях у его ног. Боль в пальце диктовала свои правила, и с этим ничего нельзя было поделать.
   Запах еды, распространившийся по комнате, напомнил, что она голодна, и отвлек от других мыслей. Взяв с пола корзинку, девушка поставила ее на кровать и достала алюминиевую банку. Внутри был рис с кусочками мяса. Отыскав на дне корзинки ложку, она подцепила немного риса и осторожно попробовала. Еда была вполне съедобной. Конечно, было неизвестно, как ее приготовили, но сейчас было не из чего выбирать, и приходилось радоваться даже этому. Запив все водой, девушка ощутила приятное чувство сытости и удовлетворения.
   Лампочка продолжала гореть, и это придавало комнате некий уют. Но радость была недолгой. Когда Мелисса взяла из корзинки банан и стала снимать кожуру, свет погас, и комната погрузилась во тьму. Возмутившись про себя, девушка доела банан и на ощупь положила кожуру в корзину, где уже находилась банка. Постепенно глаза привыкли к темноте, и света от огня в бочке стало опять вполне достаточно. Поставив корзинку на пол, она надела кофту и застегнула молнию.
   Воспользовавшись «туалетом», девушка задвинула ведро под кровать, легла, повернувшись на бок, и подложила под голову согнутую руку. «Папочка! Узнал ты уже о судьбе своей глупой дочери или еще нет?»
   Мелисса всегда считала себя сильным человеком, которого не так просто сломить, который может найти выход из многих ситуаций и действовать рассудительно и здраво. Но это было в цивилизованном мире, а не в этой забытой богом да и властями глуши, где властвовали только сила и оружие. Для этих людей она всего лишь слабая и никчемная девчонка, о чем они не забывают ей постоянно напоминать.
   На улице было тихо, только раз она услышала отдаленные голоса. Мелисса закрыла глаза и мысленно перенеслась далеко-далеко отсюда. Она шла по аллеям Центрального парка.
   Это был удивительный оплот покоя и отдыха, резко контрастировавший с привычной средой Манхэттена. Парк был спроектирован в девятнадцатом веке, когда Нью-Йорк стал стремительно разрастаться, и власти всерьез задумались над тем, чтобы создать зону отдыха для тех, у кого не хватало средств часто покидать черту города. С первого взгляда могло показаться, что парк натуральный, но на самом деле его, на протяжении многих лет, создавали вручную. Зеленые легкие Манхэттена, так называют его сами нью-йоркцы, для которых парк является излюбленным местом для прогулок и занятий спортом.
   Мелисса обожала все, что было связано с Центральным парком. По большей части причиной покупки квартиры именно на Централ Парк Уэст был потрясающий вид из окон и непосредственная близость этого зеленого оазиса.
   Десять километров дороги, окружающей парк, были специально предназначены для бега и катания на роликах и велосипедах. У Мелиссы было несколько любимых маршрутов для утренних пробежек, и один из них проходил по Гапстоу Бридж – каменному мосту в юго-восточной части парка, являющемуся одним из его самых романтичных мест.
   Затем перед мысленным взором девушки возникла ее любимая квартира. Она была расположена в доме на Централ Парк Уэст между 61 и 62 улицами. Здание состояло из двух башен – двадцатиэтажной, обращенной только к парку, и тридцатипятиэтажной башни, восточная сторона которой выше двадцатого этажа была обращена к парку, а западная к Бродвею. Два здания были объединены небольшим открытым двориком, который являлся частным входом в комплекс. Квартира Мелиссы находилась на двадцать седьмом этаже тридцатипятиэтажной башни и выходила окнами на парк.
   Неоспоримыми плюсами этой квартиры были: потрясающий вид из окон, удобная планировка, хорошее естественное освещение, большие створчатые окна, высокие потолки и лепные украшения. В здании находились библиотека, спортивный клуб и бассейн. Из четырех комнат в ее квартире одна была оборудована под мастерскую, также была спальня, гостиная, комната для гостей, кухня и большая гардеробная.
   Постепенно в ее сознании возник образ Стивена. С этим молодым человеком Мелисса познакомилась год назад в центре Киммеля в Нью-Йорке на выставке «Ноев ковчег», которая была задумана как очень оригинальный проект. Сначала посетители видели предметы, которые по форме напоминали животных, спасенных Ноем во время потопа. Однако при ближайшем рассмотрении выяснялось, что эти животные собраны из мусора. Кожаная перчатка, скрипичный футляр, гриф скрипки, кусок автопокрышки сложены в предмет, по форме напоминающий крокодила. Округлый металлический скелет похож на слона, а ступни сделаны из таиландских бронзовых барабанов.
   Стивен занимался вопросами финансового планирования выставки, а также был сыном одного из дизайнеров. В свои двадцать восемь лет он успел уже многого добиться и занимал должность финансового директора в одной крупной фирме.
   Достаточно быстро их отношения из разряда дружеских перешли в романтические. Спустя полгода Стивен предложил переехать к нему, но Мелисса отказалась. Она ни за что бы не уехала из своей любимой квартиры. Но самой главной причиной было то, что она не была уверена, что хочет этого. Ей было приятно находиться с ним рядом, она ждала их встреч, но решиться жить вместе – это был еще слишком далекий шаг. И спустя некоторое время она поняла, что не ошиблась в решении. Ее чувства к Стивену начали угасать, и она ничего не могла с собой поделать. Даже совместные поездки в Австралию и Францию не исправили положение, и весь ближайший месяц девушка была близка к тому, чтобы прекратить эти отношения. Решив поговорить с ним после поездки в Колумбию, она попыталась выкинуть его из головы. И у нее это получалось. Она замечательно отдыхала, пока… пока в ее жизни не появился Хантер.
   Погруженная в воспоминания, Мелисса не заметила, как уснула. Ее сон был очень беспокойным. Несколько раз она просыпалась, потом опять засыпала. Проснувшись в очередной раз, девушка увидела, что снаружи уже начало светать. Закрыв глаза, она снова попыталась уснуть. Сон для нее в данный момент был самым оптимальным и спокойным способом времяпрепровождения, и этим надо было пользоваться.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →