Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Самец южного кита вполовину меньше самца синего кита, но яички у него в пять раз больше, и каждое по массе – с крупную лошадь.

Еще   [X]

 0 

Любовь – не только чувство, это – вдохновение мое (Черенкова Любовь)

Стихи и проза настоящей поэтессы, обретающей, теряющей и снова находящей то, без чего не может состояться ни один человек, тем более – такая яркая творческая личность!

Год издания: 0000

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Любовь – не только чувство, это – вдохновение мое» также читают:

Предпросмотр книги «Любовь – не только чувство, это – вдохновение мое»

Любовь – не только чувство, это – вдохновение мое

   Стихи и проза настоящей поэтессы, обретающей, теряющей и снова находящей то, без чего не может состояться ни один человек, тем более – такая яркая творческая личность!


Любовь Черенкова Любовь не только чувство, это вдохновение мое (сборник)

   Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателей запрещается.
   © Любовь Черенкова, 2014.
   Использованы иллюстрации из сети интернет.
   Книга выпущена в авторской редакции.

Рецензия

   С первых же строк сборника мы погружаемся в захватывающий мир, не терпящий компромиссов и уступок, вовлекающий нас в размышления о главном: смысле и ценности жизни, о чем и заявляет автор:
В грезах вижу свою свободу,
В отречении – спасенье,
Я пройду огонь и воду,
Только счастья бы мгновенье.

   В чем же заключается, по мнению автора, счастье? Наверно, многие из нас ответят на этот вопрос однозначно: в любви. Вот и здесь, в первом же стихотворении, мы читаем:
Ты – мой крест, мой рок, мой идол,
От тебя мне не укрыться,

   Как строятся взаимоотношения поэтессы с окружающими? Что она ценит и чего не приемлет? Ценит искренность и умение отстаивать свою позицию, не приемлет лжи и фальши.
Извращенное сознанье, перевернутые мысли,
Параллельности мгновений не имеют больше смысла;
Покраснели незабудки от неправильного слова,
Боль и ярость, дикий холод, повторяющийся снова.

   Ее лирическая героиня в поиске, она ищет и ошибается, но готова искать снова и снова!
Главное теряю. Вечность обнимаю.
От меня что нужно я не понимаю.
И, как пьяный мистик, мысли растеряла.
Счастье приходило, я же – убегала.

   Вершиной жизненных обретений для нее является встреча с любимым:
Все начинается с любви
В крепких объятиях сильных ладоней
Быть я хочу прирученной тобою,
И, растворившись в сладостном стоне,
Вновь призываю идти за собою

   Не зря она пишет эти страстные, полные неподдельного чувства строки:
И это все о нем

Заворожённая твоим я взглядом,
Не получается двух слов связать,
И дворик твой усыпан листопадом,
А я желаю здесь твоею стать.

Я умираю от твоей улыбки,
Я растворяюсь в свете карих глаз,
Тебе подходит и рояль, и скрипка,
И классика, и даже легкий джаз.

С тобой летят минуты быстротечно,
Пора уж уходить…Но я хочу,
Чтоб разговор наш продолжался вечно,
И я в ответ лишь снова промолчу.

   Стихи настоящей поэтессы, обретающей, теряющей и снова находящей то, без чего не может состояться ни один человек, тем более – такая яркая творческая личность!

   Вторая часть сборника Любви Черенковой представлена в прозе. Она так и называется
   Я В ПРОЗЕ
   Сразу нужно заметить, что перед нами некий триптих, серия рассказов о жизненных путях трех известных композиторов-музыкантов.
   Первое произведение – рассказ «Я слышу музыку» написан о музыканте, который пришел на исповедь к мудрому священнику, почитаемому как «старец». О чем же рассказывает немолодойуже мужчина, известный исполнитель? Какие душевные муки испытывает он? Вот как пишет об этом автор:
   «А моя музыка… Я уже не хочу слышать никакую музыку. А она продолжает и продолжает звучать. Порой я просыпаюсь ночью от собственного крика, пытаюсь перекричать навязчивую мелодию, но не могу, потому что она звучит внутри и ее никаким криком не заглушить. Мне кажется, я схожу с ума».
   Что же отвечает ему «старец»?
   «Твой «Гимн Господу» – это фальшивка. Ничего там православного нет. Этот мятный леденец приятен для слуха богемной публики. Но с православием, с духовностью это никак не связано».
   Далее автор увлекательно повествует о том, какой путь избирает герой рассказа – от самодовольного любования собой и своим творчеством – до катастрофы. От чуть было не произошедшего падения в бездну – до вечного спасения.

   Герой следующего рассказа – «Раненый ангел» – опять немолодой мужчина, музыкант. Автор умело строит повествование, сразу погружая читателя в интригу:
   «– И зачем я только сюда приехал? Ведь говорил же внутренний голос: что ты тут забыл? Что не видел-то в этой глуши? Нет, ведь – захотелось своими глазами посмотреть на исторический памятник деревянного зодчества, – так я ругал сам себя».
   Утомленный творческий работой и сопутствующей ей суетой герой решил посетить удаленное село, в котором, как он слышал, есть удивительная церковь. Только добраться туда не так просто – дорога долгая и труднопроходимая, но трудности не пугают мужчину. Село поражает его красотой и ухоженностью, а церковь – и впрямь волшебный храм.
   Но тут начинаются обильные дожди, дорога окончательно исчезает, и музыкант оказывается в плену удивительных, счастливых и трагических событий.

   Третий рассказ «Вечный странник» снова знакомит читателя с героем, являющимся музыкантом, но только не простым исполнителем своих пьес, а наделенным необычайным даром – его произведения способны исцелять тех, кто приходит на концерты. Публика благодарна, успех всюду сопутствует пианисту. Но однажды на концерт приходит странная девушка…
   И вновь любовь переплетается с отчаянием, счастье – с трагедией. Ад и рай оказываются в роковой близости от героя.

   Проза Любви Черенковой читается на одном дыхании, вызывает сопереживание в душе читателя. Глубокие философские рассуждения и вечные вопросы об истоках творчества, о том, что помогает и что мешает человеку стать счастливым. Что есть судьба творца – взлететь ли на вершины блаженства или погрузиться в пучины несчастий? Автор задает читателю вопрос о том, что же есть Божий дар, а что приходит оттуда, откуда веет вечным мраком.
   Хочется закончить великолепной цитатой из рассказа Л. Черенковой:
   «Подснежники – символ надежды, символ возрождения, символ победы вечных сил добра в этом бесконечном противостоянии жизни и смерти»
   Свыше приходит то, что способно преодолеть холод и безразличие смерти – это символ неумирающей любви – этому и посвящены стихи и проза молодого талантливого автора.

Я в стихах

В грезах вижу свою свободу

В грезах вижу свою свободу,
В отречении – спасенье,
Я пройду огонь и воду,
Только счастья бы мгновенье.

Я рассудок опять теряю,
Не ощущаю себя живой,
Снова душу свою меняю,
Чтобы быть опять с тобой.

Этой странной формы жизни
Я не вижу окончанье,
Каждый раз невыносимо
Ядовитое молчанье.

Ты – мой крест, мой рок, мой идол,
От тебя мне не укрыться,
Притворяюсь лишь для вида,
Чтоб хоть как-нибудь забыться.

Демонов не совращают —
Это все игра без правил;
Ангелов не забывают —
Для меня их свет растаял.

Налей-ка утренней росы в бокал

Налей-ка утренней росы в бокал,
Добавь немного капель вечного покоя,
Забудь, что постоянно ты искал,
И выпей за себя, не чокаясь и стоя.

О будущем не думай, прошлое забудь,
Останови мгновение на сильной доле такта,
Устал немного? Отдохни чуть-чуть,
Затем продолжи пьесу со второго акта.

Хочу предупредить, что впереди – финал,
И от тебя зависит выбор жанра пьесы,
Перепиши либретто так, как я сказал,
Придумай для себя другие интересы.

Извращенное сознанье, перевернутые мысли

Извращенное сознанье, перевернутые мысли,
Параллельности мгновений не имеют больше смысла;
Покраснели незабудки от неправильного слова,
Боль и ярость, дикий холод, повторяющийся снова.

Проводом нерв перетянут, крестиком гнев обозначен,
Точно знаю – ты навечно палачом моим назначен,
И уже беспрекословно принимаю данность эту,
Не надеясь, что когда-то переменят эстафету.

Ограничила пространство, душу наглухо замкнуло,
Мимолетное сомненье легкой тенью промелькнуло;
Органична бесконечность, пребываю я в тумане;
Перечеркнута реальность в неразбавленном обмане.

Покоряюсь совершенству, столкновенье неизбежно,
Растворяюсь непрозрачно я в двухмерности небрежной;
Отпускаю без условий, цепенея от испуга,
Выбраться уж не надеюсь я из замкнутого круга.

Кубик игральный

Разрушены чувства, повсюду руины,
Мысли твои разрушены в клочья,
И, как ребенок, идешь наивно,
Сквозь эту жизнь по бездорожью.

Что тебе выпадет – чет или нечет,
Ты выбираешь – да или нет,
Жизнь твоя, как кубик игральный,
Не знаешь, куда он упадет.

И, зная об этом, ты кубик кидаешь,
Надеясь, что в этот раз повезет,
Но ты, кидая, себя забываешь,
Веря, что кто-то тебя позовет.

Боль замедляет разум

Боль замедляет разум,
Крест убивает страсти,
Я все хочу и сразу,
Мне не хватает власти.

Мне не хватает смысла,
Но я шагаю смело;
Страх поглощает мысли,
Кровь растворяет тело.

Ночь развращает грезы,
Боль разъедает рану,
День воскрешает слезы;
Я уходить не стану.

Снова борьба без правил,
Мудрость – как карта ляжет,
Прошлое я оставил,
А будущее путь покажет.

Главное теряю. Вечность обнимаю

Главное теряю. Вечность обнимаю.
От меня что нужно я не понимаю.
И, как пьяный мистик, мысли растеряла.
Счастье приходило, я же – убегала.

Моих грез виденье, снов – очарованье,
Вечное сомненье сковано молчаньем.
Людям не поверю, сердце не подскажет,
Разум мой отключен – правду не расскажет.

Заморожен песок

Заморожен песок,
Перевернута ртуть,
Откровенный звонок —
Остановлена суть.

Бесконечный обман,
И невысказан крик,
Сине-красный туман
В виртуальность проник.

Незабудок венок
Подарю я себе,
Непреложный зарок
Будет вновь о тебе.

Разорвав тишину,
Я зажгу в доме свет,
И реальность сотру,
Записав этот бред.

Все начинается с любви

Остановка. В душу не пускаю
Мысли о несбывшейся мечте.
Я огнем и ветром заклинаю
Раствориться в вечной пустоте.

Нет ответа от тебя… Ни звука…
Сердце леденеет от тоски,
Каждый раз встречаться с тобой – мука,
Я молчу, моя душа – кричит.

Боль сожги мою в огне презренья,
Невпопад все также говорю.
Я схожу с ума, мне нет спасенья…
Я Вас ненавижу…и люблю.

Призыв

Темных каскадов грозное пламя,
Из пепла воскресну, разрушив границы.
Встану, решившись, под твое знамя,
И полечу свободною птицей.

В крепких объятиях сильных ладоней
Быть я хочу прирученной тобою,
И, растворившись в сладостном стоне,
Вновь призываю идти за собою.

Не посмотрю на это беспутство,
Не убегу я от пилигрима,
Веря в волшебную силу искусства,
Дева, рождённая для Лоэнгрина.

Незнакомец

Разочарованиям нет числа.
Что ж тебя я не предусмотрела?
И слова, которые хотела,
Вовремя я не произнесла.

Говорим на разных языках,
Ты не захотел понять ни слова,
Писем смысл неверно истолкован.
Образ мой запутан в ярлыках.

Был ты мне надеждой на спасение,
Рыцарем девчонки бесприютной,
Ты прости за грех сиюминутный,
Извини за это наваждение.

Незнакомец, посланный с небес,
С каждым днем все ближе становился,
Но, как ты внезапно появился,
Так без предисловий и исчез.

Признание

Мне высказаться очень нужно,
Чтоб не погибнуть вдруг от страсти.
Опять глядишь ты равнодушно,
Не понимая своей власти.

Сказать – и рухнуть пред тобою,
Сходя с ума от наваждения,
Я обращусь опять с мольбою —
Люблю до умопомрачения!

От боли душу разрывает,
Я смелости своей пугаюсь,
И с каждым разом гордость тает.
Тобой одним я восхищаюсь.

Ты моя боль, мое желание,
И наказание за слабость,
Ты рок мой и мое страдание,
Моя надежда, моя радость.

И это все о нем

Заворожённая твоим я взглядом,
Не получается двух слов связать,
И дворик твой усыпан листопадом,
А я желаю здесь твоею стать.

Я умираю от твоей улыбки,
Я растворяюсь в свете карих глаз,
Тебе подходит и рояль, и скрипка,
И классика, и даже легкий джаз.

С тобой летят минуты быстротечно,
Пора уж уходить…Но я хочу,
Чтоб разговор наш продолжался вечно,
И я в ответ лишь снова промолчу.

Тебя я представляю в ре-миноре,
Тональность попытаюсь удержать,
Нуждаюсь я в тебе, как в режиссере,
Чтоб свою роль смогла я доиграть.

Ты моя муза, мое вдохновение!
Мечтая о тебе, летаю в облаках.
Прости меня за это наваждение,
Судьбу мою держа в своих руках.

Мысли вслух

Как рассказать тебе, что я уже не верю
В красивые слова и искренность признаний,
Устав от неизвестности и игр подсознаний
Оплакивать не буду я свою потерю.

Тебя нет рядом – растворюсь снежинкой на дороге,
Взлечу, как птица, а потом, упав на скалы,
Я буду петь, как лишь тобой дышала,
Как верила в любовь, забывшись в монологе.

Не сможешь сделать ты меня счастливой,
Ведь одного себя ты любишь вдохновенно,
И показаться не боюсь я совершенно
В твоих глазах провинциалкой горделивой.

И даже самый любящий и верный человек
Не выдержит, когда в ответ – молчание и холод,
Я не свободна, да и ты уже не молод,
Чтоб зарекаться в верности навек.

Я в прозе

Я слышу музыку

   Да святится имя Твое,
   да приидет Царствие Твое,
   да будет воля Твоя,
   яко на небеси и на земли.
   Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
   и остави нам долги наша,
   якоже и мы оставляем должником нашим;
   и не введи нас во искушение,
   но избави нас от лукаваго.
   Боже милостивый! Боже милосердный! Спаси меня! Сил больше не осталось… За что мне все это? Мог ли я думать, что в 55 лет меня ждет такое?
   Вечернее богослужение уже давно закончилось, и прихожане все разошлись.
   – Спаси тебя Бог, добрый человек.
   Обернувшись, я увидел отца Рафаила, монаха этого монастыря. Люди его называли старцем, хотя по возрасту он был вряд ли старше меня. А называли так за то, что видел и знал многое, что недоступно простым людям. Говорили, что через него говорит Сам Господь.
   – Здравствуйте, батюшка.
   – Что стоишь, идти некуда? – строго спросил меня монах, – идем со мной.
   Отец Рафаил повел меня в свою келью. Я совершенно не удивился такому интересу к своей персоне. Цепь неприятностей, происходивших со мной последнее время, нескончаемая «черная полоса», погрузили меня в полную апатию.
   Зашли в келью. Сели за стол, друг против друга.
   – Ну, рассказывай, – молвил он.
   И тут вдруг мне нестерпимо захотелось излить хоть кому-то душу. Не просто жаловаться на судьбу так называемому очередному дружку за рюмкой коньяка, а именно поведать то, что случилось со мной, и, быть может, услышать совет. Я начал свое повествование.
   – Батюшка, не знаю, с чего и начать.
   – А начни сначала. Так проще будет.
   – Ну, сначала, так сначала. Все было, как и у всех. Я местный, москвич. Всю свою жизнь я посвятил музыке. Сначала, как исполнитель, а потом – и как ее создатель. Закончил Московскую консерваторию. Потом женился. В браке у нас родилось двое детей – мальчик и девочка. Все, вроде бы правильно, как и должно быть…
   Монах слушал меня, не перебивая.
   – Сам я православный христианин и мое творчество как композитора напрямую связано с церковной музыкой. Моя музыка исполнялась и в храмах, и на различных концертах. Православием проникнуто все мое творчество и, следовательно, вся моя жизнь. А потом вдруг… жена ушла к другому.
   – Неужели, вдруг? – перебил меня старец.
   – С творческим человеком вообще сложно жить, особенно, если этот человек пишет музыку. Порой просыпаешься ночью оттого, что в голове звучит музыка. Начинаешь быстро ее записывать, пока не забыл. Увлекаешься. Так проходит ночь. А с наступлением утра – жена, дети. Я устал, не в силах ей помочь. Она одна не справляется. Ее можно понять…
   – Ты думаешь, в этом все дело? – усмехнулся монах.
   – Разумеется. В чем же еще? Она просто не понимала меня. К музыке жена не имела совершенно никакого отношения, и ей попросту было не понять, чем живет человек, создающий музыку. Но, слава Богу, я не остался один. Встретил женщину, женился во второй раз.
   – А как же дети? – спросил отец Рафаил.
   – Дети? А что дети? Дочь осталась с матерью, а сын – со мной. После творчества мой сын занимает главное место в моей жизни.
   – После творчества? Ты не оговорился?
   – Нет, батюшка. Ведь я пишу по Божественному промыслу. Это мой путь и я не могу иначе.
   – А что же тогда ты делаешь здесь, да еще со слезами на глазах, раз у тебя все так хорошо? – сурово спросил старец.
   – Я до конца не понимаю, батюшка, что со мной произошло. Может, Вы поможете мне разобраться. Я состоялся как композитор. Меня знают в нашей стране и даже за границей. Жизнь, в общем, проходила довольно успешно: концерты, интервью в журналах и на радио, встречи с влиятельными людьми. Женщины, опять же… В течение всей моей жизни они возникали и исчезали, как звезды на небе. Порой я даже ловлю себя на том, что не помню имен некоторых звезд. Одна, вторая, третья… Я искал, наверное, идеал женщины. Ту самую, одну единственную.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →