Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

31 января 1865 Менделеев защитил докторскую диссертацию «О соединение спирта с водой».

Еще   [X]

 0 

Жук (Дяченко Марина и Сергей)

«За минуту до происшествия он заметил майского жука, ползущего по тротуару. Над липой с трансформаторным низким гулом вились тучей жучьи собратья, а этот отлетался и полз. Дима поднял его (с детства не испытывал неприязни к насекомым), посадил на палец и дождался, пока жук взобрался на самый ноготь».

Год издания: 0000

Цена: 5.99 руб.



С книгой «Жук» также читают:

Предпросмотр книги «Жук»

Жук

   «За минуту до происшествия он заметил майского жука, ползущего по тротуару. Над липой с трансформаторным низким гулом вились тучей жучьи собратья, а этот отлетался и полз. Дима поднял его (с детства не испытывал неприязни к насекомым), посадил на палец и дождался, пока жук взобрался на самый ноготь».


Марина и Сергей Дяченко

Жук
Рассказ

   В тонированной «Мазде» сидела женщина лет сорока, худая, как узник, и смотрела взглядом прокурора.
   – Да, – сказал Дима, невольно отступая от кромки тротуара. – Это было давно, надо сказать, больше двадцати лет назад… А что?
   Он попытался улыбнуться. Женщина помнила его в детстве. Он знал, что бывшие знакомые девочки узнают его, в то время как он их – нет.
   Женщина вышла из машины, но дверцу закрывать не стала.
   – Ты хорошо пел в ансамбле, – она смотрела, будто прицениваясь.
   – А вы, простите, кто? Не узнаю…
   Из кармана обширной мешковатой куртки женщина вытащила пистолет. Глаза ее остекленели; Дима понял в течение секунды, что женщина безумна, а он – труп.
   – Садись в машину, – прошелестела женщина.
   Ее рот превратился в косую полоску на прямоугольном лице. Растрескавшиеся губы не знали помады; Дима не двинулся с места.
   – В машину!
   Сумасшедшая баба ткнула его пистолетом под ребра. Ствол мог оказаться газовым, травматическим, игрушечным – но если такой штукой сильно ткнуть в живот, устройство оружия не важно; Дима повалился на переднее сидение «Мазды». Сзади обнаружился молчаливый квадратный мужчина.
   – А…
   – Заткнись!
   Женщина села за руль. Ствол болтался во внутреннем кармане ее расстегнутой куртки.
   – Извините, – сказал мужчина за спиной. – Нет времени вас уговаривать. Каждая секунда на счету.
   Машина рванула с места.
* * *
   За минуту до происшествия он заметил майского жука, ползущего по тротуару. Над липой с трансформаторным низким гулом вились тучей жучьи собратья, а этот отлетался и полз. Дима поднял его (с детства не испытывал неприязни к насекомым), посадил на палец и дождался, пока жук взобрался на самый ноготь.
   Потом жук начал взлетать. Давным-давно, в детстве, Дима запускал жуков именно ради этого зрелища.
   Жук начал раскачиваться. Щетки усов завибрировали; он молитвенно кланялся, выпускал и втягивал под хитин острый хвост, а может быть, яйцеклад. Он впадал в транс, он дрожал, будто мост, по которому в ногу идет рота красноармейцев. Амплитуда его колебаний становилась все большей, и наконец, раскачавшись, жук взлетел, описал круг и ушел по спирали в небо.
   У Димы в этот момент было чувство, что он сам взлетает. Наблюдая за жуком, сопереживая предполетному ритму, он будто примерил крылья. И только когда жук пропал, слившись с летучей толпой, Дима понял, что стоит на земле.
   Был вечер. Из тонированной «Мазды» у обочины выглянула тощая женщина:
   – Тебя зовут Дмитрий Романов. Ты учился в сорок седьмой музыкальной школе.
   И все случилось.
* * *
   – Деньги? Что вам могло понадобиться, ведь я…
   – Заткнись, – она говорила, не разжимая рта. – Нам нужно, чтобы ты пел. И еще кое-что.
   – Но я не пою со школьных лет!
   – Прекратите панику, – сказал мужчина за спиной. – Никто вас не тронет. Просто делайте, что говорят.
   Машина углубилась в спальный район. Смерклось с поразительной быстротой. Дима потихоньку протянул руку и нащупал в нагрудном кармане мобильный телефон.
   – Перестань, – сказала женщина, не отрывая взгляд от дороги. – Тимоха, придуши его, если дернется.
   Забившись в темный двор, она снова вытащила пистолет, а потом изъяла телефон у Димы и перебросила сообщнику. Будь на ее месте мужчина, сколько угодно опасный и сильный, Дима попытался бы освободиться. Но его завораживало лицо этой женщины – лицо законченной безумицы, цели которой смутны, а тормозов и рамок не существует вовсе.
   Вошли в вонючий темный подъезд. В молчании поднялись на пятый этаж; Дима чувствовал, как лезет из груди сердце. Надо было вырываться раньше, не надо было садиться в машину, надо было…
   Открылась дверь, без стука, без звонка – просто открылась. Парень лет восемнадцати отступил в коридор, освещенный желтоватым светом из кухни:
   – Наконец-то…
   – Садимся, – не здороваясь, пробормотала женщина. – Начинаем.
   – А его… научить?
   – В процессе.
   – А если он оборвется?!
   – Делай! – она рявкнула на парня, и тот отскочил. – Давай… метроном, вот что. Посадим его на метроном, так легче.
   Тимоха, все еще стоявший у Димы за спиной, толкнул его в квартиру, и Дима вошел. Это была облезлая малометражная «трешка» без мебели, не то бомжатник, не то перевалочный пункт.
   В пустой комнате с выломанной балконной дверью собрались пятеро: тощая женщина, Тимоха, нервный парень и еще двое, в полумраке Дима не рассмотрел их лиц. Тимоха по-прежнему держался у Димы за спиной. Женщина, не снимая куртки, прошла в центр комнаты и опустилась, скрестив ноги, на старый вытертый ковер.
   – Сели все, – сказала глуховато и отрывисто. – Где метроном?
   Парень торопливо поставил рядом с ней на пол старый метроном, из тех еще, что жили когда-то в Диминой музыкальной школе. Повозился с ним; началось тиканье.
   Тимоха потянул Диму вниз. Дима почти упал, сел на пятки и почувствовал, как подошвы туфель врезаются в зад.
   Все молчали. Только метроном цокал, покачивая стрелкой.
   – Значит так, – сказала женщина, глядя на Диму. – Ты будешь держать платформу… То есть ты просто будешь тянуть «Бом» на соль малой октавы.
   Она достала камертон. Ударила железной вилочкой о браслет на руке. Послушался звук, похожий на гудение жука.
   – Повтори.
   Дима молчал.
   – Повтори! – она вытащила пистолет, разорвав при этом карман куртки.
   – Бом, – протянул Дима.
   – Точнее!
   – Бо-ом…
   – На четыре удара метронома. Потом снова. И снова. И если ты, сволочь, собьешься, или у тебя пересохнет горло, или ты сфальшивишь – я тебя пристрелю, выбью твои мозги на ту вон стенку, ты знаешь, я сделаю.
   Дима судорожно глотнул.
   – Есть синхрон, – тихо сказал один из мужчин.
   – Я знаю, – женщина по-прежнему в упор смотрела на Диму. – Покажи, как ты будешь это делать!
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →