Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Beckets — сущ., петли на поясе у брюк или плаща.

Еще   [X]

 0 

Мария Беннет – лейтенант «Звездного флота» (Непеина Мария)

Эта серия книг повествует о приключениях красивой, хрупкой, но в то же время отважной девушки, пилота звездного флота Марии Беннет. Она не совсем обычный человек. Мужчины, которых она встречает на своем пути, попадают под ее обаяние уже навсегда. Но она любит только своего отважного капитана звездолета, на котором они вместе служат, и своего верного друга. Эта книга совмещает два жанра: любовный роман и фантастику. Читатель, читающий эту книгу поймет, что любовного флёра там намного больше.

Год издания: 0000

Цена: 306 руб.



С книгой «Мария Беннет – лейтенант «Звездного флота»» также читают:

Предпросмотр книги «Мария Беннет – лейтенант «Звездного флота»»

Мария Беннет – лейтенант «Звездного флота»

   Эта серия книг повествует о приключениях красивой, хрупкой, но в то же время отважной девушки, пилота звездного флота Марии Беннет. Она не совсем обычный человек. Мужчины, которых она встречает на своем пути, попадают под ее обаяние уже навсегда. Но она любит только своего отважного капитана звездолета, на котором они вместе служат, и своего верного друга. Эта книга совмещает два жанра: любовный роман и фантастику. Читатель, читающий эту книгу поймет, что любовного флёра там намного больше.


Мария Беннет – лейтенант «Звездного флота» книга 1 Мария Непеина

   © Мария Непеина, 2015
   © Александр Александрович Непеин, фотографии, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Предисловие

   – Я не могу Мари! Почему ты этого не понимаешь.
   – Это ты не понимаешь Рой! – после тяжелого вздоха я продолжила. – Я ранена, и ты знаешь, что ранена тяжело. Я умираю, Рой! Вся энергия уходит на защиту корабля, нас уже ищут! Если нас всех найдут, то уничтожат весь экипаж и корабль. Подумай о Дэне! Как он выберется отсюда без вас и корабля! А так рискую только я одна, да и то это даже не риск, Рой. На этой базе меня вылечат, будут поддерживать мое состояние здоровье, кормить, в конце-то концов! Рискую только я одна Рой!
   – Вот в этом-то все и дело! Ты все время рискуешь одна, Мари, милая!
   – Рой, – прошептала я. – Сделай, как я прошу, пожалуйста. Поверь, мне ничего не угрожает. Скоро вернется Дэн, и вы спасете меня, я уверенна в этом, – по моим щекам покатились слезы. – Я так люблю его.
   – Я не могу выполнить того, о чем ты меня просишь, Мари! – простонал Рой.
   – Все, Рой! Соберись! Ты должен это сделать, ради всего экипажа, ради своего командира и ради меня, – я протянула свою руку и погладила Роя по щеке. – Милый, родной мой, спаси меня, я умираю Рой. Сейчас ты сотрешь мою память и отнесешь меня в другой конец леса, подальше от нашего звездолета. Да, сейчас его никто не видит, потому что вся энергия уходит на то, чтобы он был невидимым. Но ее осталось мало и кто знает, когда придет Дэн, – моя рука безвольно упала. – Сделай это Рой, – прошептала я и закрыла глаза. Рой сидел рядом, по его лицу текли слезы.
   – Я не верю, – шептал он, – что я это делаю. – Он взял меня на руки и положил на поверхность капсулы.
   – Давай Рой, я готова. Не переодевай меня, отнеси в этой форме. Пусть они думают, что наш корабль находиться в другой стороне. Я люблю тебя Рой, не переживай так сильно, все будет хорошо, я обещаю тебе. Все будет хорошо. Только вы с Дэном не задерживайтесь долго. Передай ему, что я очень люблю его. Давай! – я повернула свою голову в бок.
   Рой поднес дрожащую руку к моей шее. Он втянул в себя как можно больше воздуха и приставил медицинский аппарат к ней. Он сделал укол. Я выдохнула и потеряла сознание. Рой увидел это по тому, как мое тело расслабилось. Он нагнулся, поцеловал меня в щеку и погладил по волосам.
   – Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, любимая, – прошептал Рой.
   Он повернулся к панели, которая была возле капсулы, и стал манипулировать по ней пальцами. Из стены стал выезжать защитный купол. Когда он полностью закрыл капсулу, Рой нажал светящуюся красным цветом кнопку на панели.
   – До свидания Мария Беннет, – прошептал он. – Надеюсь, что мы скоро увидимся вновь, потому что я очень люблю тебя. Очень, – он с нежностью смотрел на меня. В его глазах стояли слезы. – Поверить не могу, что я это делаю, – прошептал Рой.
   Кнопка на панели засветилась зеленым цветом. Рой снова стал манипулировать пальцами по панели. Защитный купол стал въезжать обратно в стену. Когда капсула полностью освободилась от него, Рой взял одеяло, укутал меня, и понес по коридорам нашего звездолета. Выйдя из корабля, он понес меня по заснеженному лесу, утопая по колено в снегу. Ему пришлось наклонить голову, чтобы спрятать свое лицо от холодного ветра. Когда Рой понял, что он ушел на достаточное расстояние от нашего звездолета, то положил меня под деревом. Припорошил одеяло снегом, как будто я лежу тут давно. Он снова поцеловал меня в щеку, провел по моим светлым волосам своей рукой, прошептал слова любви ко мне и пошел назад. Он спрятался за деревьями, чтобы убедиться, что меня скоро найдут. Ждать пришлось не долго. Совсем скоро послышались голоса людей.
   – Командир! Тут кто-то лежит! О! Да это женщина! Скорее всего, она пилот с того звездолета, который мы ищем!
   Рой увидел, как ко мне стали подходить мужчины, тепло одетые и в другой форме. Это были солдаты противоборствующей нам стороны, против которых мы воевали. Один из них взял меня на руки.
   – Какая красавица нам досталась, – сказал он, заглядывая в одеяло. – Я еще не знаю, кто она такая. Но она мне уже нравиться, – он засмеялся.
   Рой сжал свои кулаки и с ненавистью посмотрел на этого мужчину.
   – Ведите поиски корабля в этом направлении! – приказал он, и показала рукой в другую сторону от нашего звездолета. – Вы двое со мной.
   Есть, – ответили ему. Их группа разделилась. Мужчина со мной на руках и двое солдат пошли по направлению, откуда они пришли. Остальные пошли дальше.
   – Дело сделано, – прошептал Рой. Он подождал, пока обе группы отойдут от этого места на достаточное расстояние, чтобы они не заметили его и направился к нашему звездолету.
   – Удачи тебе любимая, – шептал он, – мы скоро вернем тебя. Не скучай. Мы скоро придем за тобой.
   Он шел и оглядывался. По его лицу текли слезы, но он не замечал этого.

   ***

   – Что ты наделал! Как ты мог! Поверить не могу, что ты! Ты! Это сделал! – Дэн нервно расхаживал по лазарету. Он ворошил свои волосы, то садился, то вставал из кресла. – Поверить не могу, что ее здесь нет! Поверить не могу!
   – Я уже двадцать раз объяснил тебе, почему я это сделал, – ответил ему Рой усталым голосом. – Сейчас бы ты прижимал к себе ее мертвое тело, а так мы можем ее спасти.
   – А память! Зачем было стирать ей память! Она же забыла все! Меня! Нашу любовь! Тебя! Хотя тебя она должна была уже давно забыть! – Дэн подбежал к Рою и ударил его. Потом схватил его за китель и стал трясти. Из его глаз текли слезы. – Как ты мог! – кричал Дэн.
   Рой не защищался, он и сам был очень подавлен. Дэн отбросил его от себя.
   – В общем, так, – сказал Дэн решительно. – Вы возвращаетесь на космическую базу, а я остаюсь тут. Пока я ее оттуда не заберу, я с этой планеты не улечу.
   – Хорошее решение, – ядовито сказал Рой. – Тебя поймают, расстреляют, а она навсегда останется там. Может замуж даже выйдет, за одного из них и будет сражаться на их стороне. Один урод и так глаз на нее положил, я сам слышал. А она не помнит сейчас ни тебя, ни меня!
   – Что, – оторопел Дэн, он замотал головой, – что ты сказал? – прошипел Дэн. Он снова схватил Роя за китель. Но в этот раз Рой резким движением скинул его руки со своего кителя.
   – Что слышал! Когда ты уже думать научишься! А еще капитан межгалактического звездолета! Тебе внедриться туда надо! Вне-дрить-ся! Понял меня? Не улечу с планеты, – Рой огорченно качал головой. – Я мог бы и сам это сделать, но она будет ждать именно тебя, как обычно. А память я ей стер, потому что она сама меня об этом попросила! Чтобы пока она без сознания, они не могли бы считать информацию с ее мозга! Она сделала все! Чтобы спасти нас! И тебя в первую очередь!
   – Девочка моя, – прошептал он. – Как всегда, защищает, рискуя собой.
   – Подумай о том, что я тебе сказал, – сказал Рой.
   Дэн стоял и обдумывал слова Роя. Он опустил свою голову, держась за подбородок.
   – Да, – сказал он, – а ты прав. На это, конечно, уйдет больше времени, но так будет намного эффективнее. Ума не приложу, как я буду без нее все это время. Как я в каюту нашу зайду!
   – А ты не заходи, – устало сказал Рой. – Свободных кают теперь много, выбирай любую. И не забывай, я тоже ее люблю, и это не тебе, а мне пришлось относить ее в зимний лес и оставлять противнику. Мне еще тяжелее, чем тебе. И я тоже ума не приложу, как я буду без нее все это время, – они оба замолчали.
   – Что он сказал, когда увидел ее, – тихо спросил Дэн у Роя.
   – Ты и правда, хочешь это знать? – ответил ему Рой.
   – Хочу, – Дэн тяжело вздохнул. – Такая как она не оставит равнодушным ни одного мужчину.
   – Вот и его не оставила. Он сказал, что он еще не знает ее, а она ему уже нравиться, – сказал Рой. Он смотрел в одну точку, ему было плохо.
   – Нужно поторопиться. Я так боюсь потерять ее!
   – Сейчас тебе нужен здравый смысл, Дэн. Чтобы ее спасти, ты должен успокоиться, выстроить план действий. А для начала нам надо улететь отсюда, чтобы вернуться за ней. На базу ты внедришься один, но я буду рядом, и приду тебе на помощь, когда она понадобиться.
   – Согласен, – сказал Дэн, – готовься к вылету Рой. Мне придется привязать себя к капитанскому креслу, чтобы я не выкинулся во время взлета.
   – Мне тоже, – тихо сказал Рой. Дэн посмотрел на него, а потом стремительно вышел из лазарета. Быстрой походкой он шел на капитанский мостик, чтобы отдать приказ своему экипажу покинуть эту планету. Планету, на которой оставалась я, его любимая, а значит, его сердце и его жизнь.

Часть 1

– 1 —

   – Проснулась наша красавица, – услышала я мужской голос. Вздрогнув, открыла глаза уже полностью.
   – Ух ты! – мужчина, который стоял напротив, восхищённо смотрел на меня.
   – Где я, – хриплым голосом сказала я.
   – На военной базе «Шоухил», – ответил мне мужчина.
   – Кто я, – снова спросила я у мужчины.
   – Я думал, это вы мне расскажете, когда придете в себя, – мужчина продолжал разглядывать меня.
   – Я же говорила тебе, ей стерли память, и она ничего не помнит, – сказала женщина, которая сидела рядом с моей капсулой и которую я еще не заметила.
   – Кто стер, зачем, – я посмотрела на женщину. Она хмыкнула.
   – Откуда я знаю, кто и зачем, вот он бы хотел это узнать о вас, – сердито ответила женщина. – И хватит так пялиться на нее Тобиас. Нашел красавицу. Да на нашей базе еще красивее есть.
   – Это мне решать, на кого мне пялиться, как ты выразилась, – сердито ответил мужчина женщине. – Мне нужна она, на остальных сама смотри, раз они для тебя красивее, – женщина фыркнула и отвернулась от него.
   – Раз вы ничего не помните, красавица, – заулыбался мне мужчина, – то добро пожаловать на нашу базу, – по моей щеке скатилась слеза. – Ооо, не нужно плакать. Позвольте лучше представиться, меня зовут Тобиас Грин, я командир этой базы.
   – А меня, – снова хрипло сказала я, по моим щекам текла уже не одна слеза, – меня кто представит.
   – Успокойтесь, не нужно так плакать, я представлю. Вас теперь зовут Мэри Браун, вы будете служить на этой базе. В чине сержанта.
   Я закрыла глаза. Оттого, что он мне сказал, мне легче не стало. Я по-прежнему не знала, кто я. Что мне дальше делать. Я чувствовала себя одинокой.
   – Вам нельзя волноваться, – тихо сказал мужчина и взял мою руку в свою. Я вздрогнула, снова открыла глаза и посмотрела на него. – Все будет хорошо, поверьте, здесь вас никто не обидит, не причинит вреда. Тем более вы находитесь под моим личным присмотром. А теперь вам надо поспать. – Он положил мою руку на поверхность капсулы и немного отошел от нее. На капсулу стал выезжать из стены защитный купол. Я закрыла глаза и провалилась в сон.
   – Она будет только моей, – тихо сказал Тобиас. Он стоял и продолжал смотреть на меня. – Никому не отдам, – прошептал он.
   Женщина, которая сидела рядом и все это слышала, снова фыркнула.
   – Ты как всегда в своем репертуаре, братец. Да тебе любую поманить, и побежит за тобой на край света, – сказала она ему.
   – Мне не нужна любая, – ответил ей Тобиас, – мне нужна она. Потому что я чувствую, я знаю, она особенная, второй такой просто не существует.
   – Да ты просто знаешь, кто она, вот и все! Лучший пилот звездного флота! Конечно, она будет для тебя особенной, – с иронией произнесла его сестра.
   – Ты не права, сестренка, – сказал Тобиас. Он все еще смотрел на меня. – Она понравилась мне сразу, как только я ее увидел, и я сделаю все, чтобы завоевать любовь этой девушки.

   ***

   – Итак, что мы решили на счет пилота звездного флота Марии Беннет, – сказал высокий, не молодой уже мужчина в адмиральской форме.
   – Я считаю, что вы должны оставить ее на этой базе, адмирал. Она действительно ничего не помнит и не факт, что она помнит, как летать вообще. А так она будет под моим личным присмотром тут на базе нести службу, как я, кстати, ей и сказал. И она будет безвредна здесь, на этой планете и теперь наши пилоты станут чуточку смелее. – Тобиас Грин, а эта речь принадлежала ему, улыбнулся адмиралу.
   – Я понимаю вас, – адмирал улыбнулся Тобиасу в ответ. – Что, так понравилась?
   – Не то слово, адмирал, я собираюсь жениться на этой девушке, – засмеялся командир базы Тобиас Грин.
   – Ооо тогда нам действительно больше не угрожает такой пилот, как Мария Беннет. Что ж, капитан Грин, пусть будет по-вашему. Оставляем эту красавицу вам. Смотрите, не забудьте на свадьбу всех позвать.
   Все, кто был в помещении, засмеялись. Это проходило совещание, на котором решались важные вопросы, в том числе и насчет меня. Так была решена моя дальнейшая судьба. Теперь я стала Мэри Браун, сержантом звездного легиона, бывшего когда-то моим врагом.
   – Не забуду, – сказал Тобиас, – ради такого события я созову весь мир.
   Все снова засмеялись, адмирал качал головой. Он подошел к Тобиасу и пожал ему руку, потом похлопал его по плечу.
   – А девица-то норовистая, – сказал он, подмигивая Тобиасу.
   – Ничего, – ответил ему Грин, – я тоже парень не слабый, справлюсь.
   Адмирал снова засмеялся и вышел из кабинета, в котором они заседали. За ним вышли остальные офицеры и Тобиас в том числе. Он проводил адмирала и его офицеров до звездолета, снова выслушал шутки по поводу своей предстоящей свадьбы и с облегчением стал наблюдать, как звездолет, с адмиралом на борту, поднимается все выше и выше, набирая высоту.
   Как только звездолет скрылся из виду, Тобиас направился в лазарет. Когда он вошел туда, то увидел, что я не сплю. Я лежала и смотрела в потолок.
   – Здравствуй, красавица, – поприветствовал меня он и тут же заулыбался. Он склонился над капсулой. Защитный купол был в стене. – Как ты себя чувствуешь, Мэри.
   Я вздрогнула при звуке моего нового имени. Я чувствовала, что оно не мое. Но так как не помнила своего настоящего, привыкала к этому.
   – Спасибо, хорошо, – ответила я тихим голосом, с грустью глядя на Тобиаса.
   – Все еще грустишь? – Тобиас взял мою руку и стал гладить ее. – Поверь в то, что я сказал и тебе станет легче.
   Я закрыла глаза и медленно вытащила свою руку из его руки. Тобиас нахмурился. Лежа с закрытыми глазами, я спустя какое-то время, заснула.
   – Когда она сможет уже встать на ноги, – спросил он у своей сестры, которая была медицинским работником на его базе и лечила меня.
   – Уже скоро, – она хмурилась. Ей не нравилось, как ее брат относится ко мне. Нет, она не ревновала его, как бывает у многих. Она чувствовала своим женским сердцем, что я ничего хорошего ему не принесу. – Что, так не терпится?
   – Да что с тобой, – рассердился Тобиас, – за что ты ее так невзлюбила, она еще ничего не сделала такого, что бы так к ней относилась.
   – Не знаю Тоб, – она тяжело вздохнула, встала и обняла его. – Я просто чувствую, что она ничего хорошего тебе не принесет. Отправь ее отсюда, прошу тебя, поверь, так будет лучше для тебя самого, – уговаривала она брата, гладя его при этом по спине.
   – Ни за что, – Тобиас отстранил от себя сестру, – больше чтобы не говорила на эту тему со мной, поняла? – он снова стал смотреть на меня. – Я завоюю любовь этой девушки, и она будет принадлежать только мне. – Его сестра снова тяжело вздохнула и огорченно покачала головой.
   – Дня через два сможешь забрать свою красавицу, – сказала она. – Ты выделил ей уже комнату?
   – Выделил, – усмехнулся Тобиас, – рядом со своей. Была бы моя воля я бы ее сразу же в свою поселил.
   – Ясное дело, что сразу же. Ты почти все время тут в лазарете рядом с ней провел. Сроднился уже.
   – Да, – тихо сказал Тобиас, – я с ней сроднился.

– 2 —

   – Вот тут твое рабочее место, ты будешь работать с документами, раздавать флаеры остальным служащим базы, – Тобиас показывал мне базу и все время старался то взять меня за руку, то приобнять. Мне все время приходилось забирать у него свою руку или снимать его руку со своего плеча. Но, не смотря на это, я с интересом разглядывала базу, место, где мне теперь предстояло жить и служить. Я задавала Тобиасу наводящие вопросы, и он с удовольствием отвечал на них. И в завершении нашей с ним экскурсии по базе, Тобиас показал мне мою комнату. Я осторожно вошла в нее и стала оглядываться. Грин внимательно наблюдал за мной. Комната мне понравилась, она была просто обставлена, ничего лишнего, только самое необходимое. Я оглянулась на Тобиаса, улыбнулась ему и сказала, что комната мне очень нравиться. Он тоже заулыбался мне в ответ. Он снова подошел и взял меня за руку.
   – Пообедаешь с нами Мэри, – спросил он у меня.
   – С кем это с вами, – удивилась я.
   – Со мной и моими офицерами, – ответил мне Тобиас.
   – Но мне же не положено с вами обедать, – удивилась я.
   – Тебе все положено, – Тобиас взял мою руку и, глядя мне в глаза, поцеловал ее. Я постояла и подумала немного.
   – Хорошо, – сказала я, и улыбнулась. – Почему бы и нет.

   ***

   «Наконец-то я осталась в комнате одна. Тобиас не хотел уходить, звал погулять, но я еще не совсем окрепла после болезни. И Тобиас немного пугал своим напором. Он так смотрит на меня, с каким то обожанием. Все время пытается контактировать со мной, берет за руку, приобнимет иногда. Мне приятно, не спорю, на меня многие на базе смотрят с интересом. И мне импонирует, что за мной ухаживает такой сильный и симпатичный мужчина как он. Да еще и командир этой базы. Только… удерживает меня что-то. Такое ощущение, что нельзя. И это ощущение меня пугает и останавливает. Не дает полностью наслаждаться и отдаться ухаживаниям Тобиаса. Честно говоря, он мне нравиться. И его прикосновения тоже. Сегодня, когда мы обедали, он так ревниво оберегал меня, чтобы только он ухаживал за мной. А если я смеялась над шуткой другого офицера или разговаривала с ним дольше обычного, он хмурился и недовольно смотрел перед собой. Приятно, не скрою. Но все-таки напор слишком сильный для меня»
   Так думала я, стоя возле окна и глядя в темноту. Вдруг я подняла голову и посмотрела на небо. Там мигали мне звезды. Я вдруг заплакала, грудь сдавила непонятная тоска.
   «Почему меня так манят звезды» – удивленно думала я. – «Почему, когда гляжу на них, тоскую о чем-то? Какие секреты о моем прошлом они скрывают? Какие же они холодные и далекие эти звезды»
   Постояв еще немного, я пошла, укладываться спать. Все-таки завтра был мой первый рабочий день.

– 3 —

   – Войдите! – услышал он мой голос.
   Тобиас вошел и снова стал с нежностью смотреть на меня. Я смутилась.
   – Доброе утро, – поприветствовала я его.
   – Доброе утро милая, – ответил мне Тобиас. – Ну что, готова?
   – Готова, – я улыбнулась ему. Тобиас подал мне руку, я, немного подумав, взяла ее и мы вышли из моей комнаты.
   Когда мы зашли с ним на командный пункт, все, кто находились там встали, отдали Тобиасу честь и с интересом стали смотреть на меня. Он тоже откозырял в ответ и подвел меня к моему рабочему месту. Я села, а он наклонился надо мной и стал показывать, что мне делать. Его губы почти касались моей шеи, и мои мысли путались в голове. Я отодвинулась немного, чтобы хоть как-то прийти в себя.
   «Я почти касаюсь губами ее шеи!» – все внутри Тобиаса кричало от радости – «как же хочется прикоснуться к ней, провести своей рукой, нежно поцеловать».
   Тобиас и сам еле сосредотачивался, на том, о чем говорил мне. Когда его позвали и ему пришлось отойти от меня, он еле скрыл свое разочарование. Разговаривая с офицером, он то и дело поглядывал на меня. Я же сидела, у меня был сосредоточенный вид, и пыталась делать свою работу. Вроде бы получалось неплохо. Я делала документы, скидывала их на флаеры, чтобы потом разнести по офицерам.
   Когда я разнесла документы по флаерам, то встала, и Тобиас тут же подошел ко мне. Он стал показывать, кому, какой раздать здесь, на командном пункте, потом вывел из него и повел по другим помещениям. Когда мы с ним раздали флаеры, я снова вернулась на свое рабочее место и продолжила работу с документами. Тобиас постоял еще немного рядом и вышел из командного пункта, потому что у него были свои дела. Как только он вышел, я перестала работать и задумалась о себе. Пыталась вспомнить хоть что-нибудь! Но все было напрасно. Мне захотелось убежать в свою комнату, закрыться там и никого не видеть и не слышать. Но я взяла себя в руки и заставила работать. Когда наступило время обеда, Тобиас пришел за мной, и я снова ела вместе с ним и офицерами. Офицеры пытались заигрывать со мной, но Тобиас тут же пресекал любые попытки обратить мое внимание на них. После обеда он снова отвел меня на командный пункт, где я продолжила свою работу.
   Постепенно я привыкла ко всему. К базе, к офицерам и солдатам, которые на ней служили. Тобиас с каждым днем становился все смелее. Каждый вечер мы выходили с ним на прогулку, он сначала держал меня за руку. Потом стал обнимать за талию. А однажды, когда он помогал мне снять теплое пальто, поцеловал меня в шею. Я вздрогнула, и закрыла глаза. По мне, как будто, пробежал ток. Он заметил это и ему это очень понравилось. Теперь, когда мы шли с ним по коридору, он обнимал меня за талию и все время норовил поцеловать меня в шею. Я иногда смеялась, отталкивала его голову. Иногда сердилась, особенно если он делал это на людях. Мне не нравилось это. Тобиас окружил меня заботой, нежностью и вниманием. И я была почти счастлива с ним. Но как только я оставалась одна, я подходила к окну и смотрела на звезды. Меня тянуло к ним. Я чувствовала, что как-то связана с ними, но не помнила и не знала как.
   Однажды вечером, после нашей прогулки, Тобиас сказал:
   – Мэри, милая, надеюсь, ты еще не устала и не хочешь спать? – он снова обнял меня. Я закрыла глаза.
   – Нет, Тобиас, – ответила я ему, – я не устала и еще не хочу спать. А что?
   – Я приготовил тебе сюрприз, дорогая, иди за мной.
   Тобиас обнял меня за талию и повел меня по коридору к дверям зала для приемов. Когда он подвел меня к ней, то попросил меня закрыть глаза. Я выполнила его просьбу. Тобиас, по-прежнему обнимая меня за талию, ввел в зал.
   – Открой глаза, – прошептал он мне в ухо.
   Я открыла глаза и ахнула от восхищения. Весь зал был в звездах! Они были повсюду, переливались всеми цветами. Я широко открыла глаза, расставила немного руки и пошла на середину зала. Тобиас стоял, наблюдал за мной и улыбался. Потом он подошел ко мне, обнял и поцеловал. Сначала нежно и неуверенно. Я ответила на его поцелуй. Тогда Тобиас стал более уверенным, и наш поцелуй становился страстным.
   – Я люблю тебя, Мэри, – сказал он хриплым голосом, когда перестал меня целовать. Я опустила глаза. Мне нечего было ему ответить, так как я пока не чувствовала любви к Тобиасу, только симпатию. Он взял меня за подбородок, поднял мою голову и снова поцеловал.
   – Я не жду от тебя быстрого ответа, милая, – тихо сказал он. – Я знаю, тебе нужно время и я подожду. Я верю, что ты меня полюбишь, я все сделаю для этого, – он снова стал целовать меня. Его поцелуи становились все настойчивее, он прижимал меня к себе все крепче и крепче.
   – Тобиас, – тихо сказала я, – не надо, перестань, пожалуйста. Я не готова.
   Тобиас вздохнул с сожалением и немного ослабил свои объятия, но не выпустил меня из них. Он стоял и смотрел на меня. В его глазах читались любовь и нежность
   – Никому тебя не отдам, – сказал он, – потому что ты моя.
   – Я еще не твоя, Тобиас, – сказала я и нахмурилась.
   – Моя, только моя, – Тобиас снова начал целовать меня. Я отвечала, пока не почувствовала, что скоро сдамся, так как мое тело реагировало на его поцелуи и ласки. Он гладил меня по спине, по шее.
   – Тобиас! Все хватит! – я попыталась вырваться из его рук. Но он держал меня крепко и продолжал целовать.
   – Тобиас прекрати! – я стала изворачиваться от его поцелуев и вырваться из его рук. – Ты сейчас только все испортишь! Я сама скажу тебе, когда буду готова!
   Тобиасу стоило большого труда, чтобы взять себя в руки. Но он сделал это, так как понимал, что он действительно торопиться. Он перестал меня целовать, но продолжал обнимать и гладить.
   – Прости, любимая, конечно, это произойдет только тогда, когда ты сама захочешь. Я подожду. Только разреши иногда целовать тебя так, как я делал это сегодня.
   – Только не на людях Тобиас. Ты же знаешь, как я этого не люблю, – ответила ему я.
   – Хорошо, – сказал Тобиас и снова потянулся к моим губам.
   – Нет, Тобиас, все, хватит, – я отвернула свою голову. – Я устала, слишком много впечатлений. Я хочу спать, проводи меня до моей комнаты.
   – С удовольствием, любимая, – сказал Тобиас. Он обнял меня за талию и повел сначала из зала, а потом по коридору до дверей, ведущих в мою комнату. Когда мы дошли до нее, то снова страстно поцеловались, пожелали друг другу спокойной ночи, и я вошла в свою комнату. Когда я вошла в нее, то сразу же прислонилась к стене.
   «Что я делаю!» – билось в моей голове. – «Я ведь не люблю его, зачем даю надежду». Я скатилась по двери вниз и обхватила голову руками, сняв перед этим фуражку.
   «А может, я полюблю его, со временем» – снова подумала я. «Ведь мне нравятся и даже возбуждают его прикосновения, поцелуи. Он красивый, высокий, сильный, умный мужчина» Я тяжело вздохнула, поднялась и подошла к окну. И снова стала смотреть на звезды.
   – Кто я, – спросила я у них, – ответьте мне, почему меня тянет к вам, – я снова тяжело вздохнула и опустила голову. – Ладно, – сказала я уже сама себе, – давай спать. Завтра новый день и его тоже надо прожить. – Я пошла сначала в душ, потом разобрала постель и легла спать. Но сон не шел, лежа в постели, я все думала и думала сразу же обо всем. О Тобиасе, о звездах, и том, кто же я все-таки на самом деле.
   Ворочался в своей постели и Тобиас, потому что тоже не мог уснуть. Он все вспоминал и вспоминал первый поцелуй, первое прикосновение, как он в первый раз увидел меня и что при этом почувствовал. Тобиас сжимал и разжимал свои кулаки. Как ему хотелось прижимать меня к себе в эту минуту! Но он понимал, торопиться нельзя. Иначе этим он вообще все испортит.

Часть 2

– 1 —

   «Да куда же пропал этот лейтенант Брэндон» – так думала я и бегала по базе, пытаясь найти этого офицера, чтобы передать ему флаер. Вдруг я поняла, что раньше никогда не была в этом крыле базы. Я стала ходить, оглядываться, отвечая на приветствия. Так я шла, пока не дошла до двери, большой, не такой, как все. Перед ней стояли два солдата. Я подошла к ним и спросила, куда ведет эта дверь. Они ответили, что в ангар. Я снова спросила, что за ангар и что в нем. Один из солдат усмехнулся и сказал, что первый раз видит человека, которые не знает, что находится в ангарах. Но если симпатичная девушка не знает этого, он берется ее просветить. Мне пришлось мило улыбнуться ему, так как меня разбирало любопытство. Солдат ответил, что в этом ангаре размещены звездолеты и истребители разных типов и классов, для отражения атак противника. А чуть дальше есть еще один ангар. Он намного больше. В нем находятся большие звездолеты, которые служат для нападения. Я была очень удивлена и обескуражена, я не поняла, что он говорил.
   – А можно посмотреть, – я снова мило улыбнулась солдату, который разговаривал со мной.
   – Нет, – тут же нахмурился он, – посторонним туда вход запрещен.
   – Но я не посторонняя, я служу на этой базе! – стала уговаривать я охранника, – я только посмотрю и сразу же выйду. Я даже заходить в ангар не буду, вы просто откроете дверь, и я загляну.
   – Ладно, – сказал солдат, – только не долго. А то если командир узнает, мне влетит, – сжалился надо мной солдат, так умоляюще я глядела на него.
   Он посмотрел по сторонам и приоткрыл дверь. Я осторожно заглянула. То, что я увидела, потрясло меня. Там стояли небольшие звездолеты разных классов. Ангар был большой. Я хотела было пройти дальше, но солдат перегородил мне дорогу.
   – Вы обещали только посмотреть, – строго сказал он. Я вздрогнула и отступила в сторону.
   – Да, конечно, – сказала я, – спасибо. – Я мило улыбнулась солдату. Внутри меня все заволновалось. Нет, я видела, как они взлетают и садятся, но чтобы увидеть звездолеты так близко, это было в первый раз. Я пошла по коридору, как потерянная. Я поняла, что меня тянет к ним. Что я что-то знаю про них.
   Так я добралась до своего рабочего места, так и не отдав флаер по назначению. Я сидела, смотрела на панель и думала, пыталась вспомнить, что же меня связывало с этими летательными аппаратами. Но у меня ничего не получалось. Подошел Тобиас.
   – Добрый вечер милая, – он наклонился и поцеловал меня в шею. Я вздрогнула. – Поужинаем, пойдем?
   – Кого найдем? – переспросила я у Тобиаса. Он тут же напрягся. Поднял меня из кресла, повернул к себе лицом и заглянул мне в глаза.
   – Что с тобой любимая?
   – Со мной? Ничего, я просто задумалась, что, задуматься уже нельзя?
   – Можно, – Тобиас поцеловал меня, обнял за талию и повел ужинать. Он стал рассказывать что-то, но я не слушала его. В моей голове все еще стояла картинка ангара, заполненная звездолетами. Мы зашли в столовую и сели за стол, за которым ели только офицеры высшего состава. Он находился чуть в отдалении от остальных. Иногда мы ужинали у Тобиаса в комнате. Но сегодня ему нужно было еще кое-что обсудить по службе. Пока мы ели, Тобиас и офицеры разговаривали, молчала одна я. Тобиас пару раз посмотрел на меня. У меня был застывший взгляд, я смотрела перед собой. Иногда забывала донести ложку до рта. Вздрагивала, смотрела на нее и только потом ела. Один из офицеров обратился ко мне с вопросом, но я не услышала его и сказала только «да, да, конечно». Тобиасу это совсем не понравилось.
   Когда мы поели и пошли по коридору, Тобиас снова задал мне вопрос, что со мной происходит. Я снова ответила, что со мной все нормально. Тогда Тобиас, как обычно повел меня к выходу из базы, чтобы мы прогулялись с ним. Но я остановилась возле своей комнаты.
   – Извини, Тобиас, я сегодня не хочу гулять. Я бы хотела побыть одна.
   – Ты хорошо себя чувствуешь? – Тобиас обнял меня. – Может, сходим в лазарет.
   – Нет! – меня передернуло, – со мной все в порядке, правда, – я погладила Тобиаса по спине, потом легонько поцеловала его в губы и освободилась из его объятий.
   – Может быть, попозже погуляем, – сказала я, улыбнулась ему и зашла в свою комнату.
   Тобиас стоял перед закрытой дверью и не уходил. Он был встревожен не на шутку. Прошло уже два месяца, как я находилась на базе, и все до этого дня было хорошо. Отношения развивались, медленно, но с каждым днем он становился все смелее, и я не отказывала ему. Он чувствовал, что мне нравятся его ухаживания, прикосновения и это очень радовало его. Но сегодня что-то пошло не так. Это пугало. Тобиас решительно направился на командный пункт. Там он стал расспрашивать обо мне. Куда я ходила, сколько отсутствовала. Потом он стал просматривать записи с камер наблюдения.
   – Командир, – перед Тобиасом по стойке смирно вытянулся один из офицеров. – Сержант Мэри Браун покинула территорию базы, – доложил он.
   – Как! – Тобиас выбежал из командного пункта. Перед самым выходом он надел на себя теплую одежду и выбежал на улицу. Там он увидел мой удаляющийся силуэт.
   Сначала Тобиас хотел догнать меня, а потом передумал. Он шел за мной немного в отдалении, иногда замирая, если ему казалось, что его шаги слишком шумные. Но я, казалось, брела, ничего не замечая и ничего не слыша вокруг. Вдруг я остановилась. Тобиас тоже замер. Я подошла к дереву и уткнулась в его ствол лбом. Постояла так немного, потом отошла от него и подняла голову вверх. Я стояла и смотрела на сияющие, на небе звезды.
   – Кто я такая! – заорала я. – Почему вы молчите и только притягиваете к себе!
   Я села прямо на дорогу и заплакала. Тобиас тут же подбежал ко мне, поднял и прижал к себе.
   – Девочка моя, – шептал он и целовал одновременно, – поверь мне, ты Мэри, Мэри Браун. Ты моя девушка, моя мечта, моя любовь. Разве тебе этого мало? Что сегодня произошло, расскажи мне?
   – Ничего не произошло Тобиас, ничего, – я постепенно успокаивалась.
   – Как ничего, если ты в таком состоянии, – он уже начинал сердиться.
   Вдруг над базой закружил небольшой звездолет. Я вырвалась из объятий Тобиаса, и побежала к базе, чтобы лучше рассмотреть, как он будет приземляться. Я видела такое и раньше, но это не волновало меня, так как сейчас. Потому что я относилась к ним равнодушно. Как к работе, как к службе.
   – Так вот в чем дело, – тихо сказал Тобиас. – Плохо. Она может вспомнить.
   – Мэри! – закричал он и побежал за мной. Когда он догнал меня, то снова сжал в своих объятиях и стал страстно целовать меня. Я сначала не хотела отвечать на его поцелуй, но внезапно так захотелось ответить ему! Я целовала Тобиаса в ответ, а по моему лицу текли слезы.
   – Пойдем на базу, – хриплым от возбуждения голосом сказал Тобиас. Он крепко прижал меня к себе и не давал посмотреть мне на посадку звездолета. Когда мы вошли на базу, он снова принялся целовать меня, при этом снимая верхнюю теплую одежду. Я отвечала ему, но все нарастающее возбуждение стало пугать меня.
   – Тобиас, – стала шептать я прерывистым голосом, – не надо, прошу тебя, – я уже еле стояла на ногах. Тобиас взял мена на руки и понес к себе в комнату. Он нес меня и целовал. Я пыталась слабо сопротивляться, шептала, что я еще не готова. Но он ничего не хотел слышать. Когда мы оказались в его комнате, он положил меня на свою кровать лег рядом и снова стал целовать и гладить мое тело. Я застонала. Это возбудило его еще больше и заставило быть смелее. Он стал снимать с меня китель, просунул руку под кофту, стал гладить мой живот, поднимая руку все выше и выше к груди. Тобиас почти прикоснулся к ней, и я вздрогнула.
   – Нельзя, – тихо сказала я и остановила руку Тобиаса. Мое возбуждение тут же прошло. Я встала с постели, поправила на себе кофточку, надела китель. Тобиас лежал тяжело дыша. Он застонал, так как был очень возбужден.
   – Извини, Тобиас, я говорила тебе, что еще не готова.
   Я старалась не смотреть на него, когда выходила из его комнаты. Не зная почему, но я снова направилась на ту часть базы, где располагался ангар. Я остановилась чуть в отдалении и стала наблюдать. Из ангара выходили пилоты. Обсуждая что-то, они видели, что я смотрю на них, улыбались мне, подмигивали. Я не выдержала и подошла к одному из них.
   – Привет, – сказала я ему.
   – Привет! – пилот тут же расплылся в довольной улыбке.
   – Ты не очень устал? – спросила я у него.
   – Нет, – ответил он мне.
   – Ты бы не мог выполнить одну мою просьбу.
   – Для такой красавицы все что угодно, – сказал пилот, улыбаясь мне и немного разведя руками.
   – Покажи мне свой звездолет, он у тебя какой классификации, – тихо сказала я и посмотрела ему в глаза.
   Пилот перестал улыбаться. Он засмотрелся на меня.
   – Покажешь? – я тронула его за руку выше плеча.
   – Да, конечно, у меня истребитель, – встрепенулся пилот, – иди за мной. – Он показал пропуск солдатам и сказал, что я иду с ним. Они пропустили меня. – Меня, кстати, Шон зовут, – сказал он, оглядываясь на меня.
   – А меня Мэри, приятно познакомиться Шон.
   – Мне тоже, очень приятно, поверь, – сказал Шон и приложил руку к груди. – Вот мой красавец.
   Мы подошли к небольшому белому звездолету. Я стояла и заворожено смотрела на него. Шон так же смотрел, но только на меня. Я подошла поближе и погладила борт истребителя.
   – Оооо, – выдохнула я, – какой гладкий. – А внутри, – попросила я Шона и посмотрела на него, – покажи мне его внутри.
   Шон кивнул, не в силах произнести ни слова. Он подошел к панели возле люка, поводил по ней пальцами и люк открылся. Шон отошел от него, пропуская меня вперед. Я сначала с опаской заглянула в него. Потом влезла в звездолет. Сначала я просто посидела на корточках, оглядывая его. Потом поднялась и чуть пригибаясь, направилась к креслу пилота. Шон залез за мной в истребитель и наблюдал за мной. Я подошла к креслу.
   – Можно? – обернулась я к Шону.
   – Пожалуйста, – Шон махнул рукой в сторону кресла. Я села. Шон подошел и закрепил на мне ремни безопасности. Я медленно положила руки на панель управления. Мои пальцы дрожали. Задрожала и я сама. Я вдруг отдернула их и сжала в кулаки. Мне вдруг стало дурно. Я взяла себя в руки, чтобы не пугать пилота. Расстегнула ремни безопасности и встала из кресла. Но я все-таки покачнулась. Шон схватил меня за руку, чтобы я не упала, и я с благодарностью посмотрела на него. Он помог мне выбраться из истребителя, а когда я выпрыгивала из него, помогая мне немного приобнял.
   – Шон, объясни мне, пожалуйста, какого класса это звездолет, – попросила я пилота.
   – Это одно пилотный космический истребитель третьего класса, многоцелевые космические звездолеты они второго класса. Они рассчитаны на большее количество экипажа и пассажиров, предназначены для более дальних полетов, чем истребители – Шон, рассказывая, показывал мне то на один звездолет, то на другой.
   – Спасибо тебе большое, Шон, – я легонько кивнула головой.
   – Обращайся, если что, – тихо ответил мне Шон. Он пребывал в небольшом шоке. Когда я отвернулась от него и пошла из ангара, он все еще стоял возле своего истребителя.
   – Шикарная девушка, – прошептал он.
   Я забежала в свою комнату. Стала бегать по ней, тяжело дыша. Потом остановилась и посмотрела на свои руки. Они дрожали. Я не понимала, что со мной происходит. Меня волновало и пугало что-то одновременно. Еще я не знала, рассказывать или нет обо всем Тобиасу, ведь он запретил пускать меня в ангар. Только я никак не могла понять почему. Еще немного подумав и посмотрев на звезды, я стала готовиться ко сну.

– 2 —

   – Доброе утро Тоб, – ответила я ему. Тобиас тут же широко заулыбался. Ему очень нравилось, когда я так его называла. Я это знала и специально назвала его так, чтобы загладить вчерашний неприятный инцидент. Вдруг мы услышали за спиной покашливание.
   – О! Кларисс, доброе утро! – обрадовался Тобиас, увидев сестру. Я же наоборот вся сжалась и отступила от Тобиаса. А он обнял свою сестру и поцеловал ее в щечку. – Как ты моя родная.
   – Надо же, – сказала она с сарказмом, – ты вспомнил про родную сестру и то, только потому, что она сама к тебе пришла. – Кларисс зло смотрела на меня. Я сначала стушевалась, а потом ответила ей твердым и уверенным взглядом.
   – Я на командный пункт майор Грин, – холодно сказала я, откозыряла Тобиасу, развернулась, и пошла по коридору, удаляясь от них.
   – Кларисс! – крикнул Тобиас, – что случилось! Что она тебе сделала! Да! Я реже стал заходить к тебе, но это не значит, что я забыл тебя! Я влюблен, она вся моя жизнь, ты можешь это понять! Как сестра! Неужели ты не хочешь порадоваться за меня! Неужели ты настолько эгоистична, что думаешь только о себе!
   – О себе?! Только о себе?! Да это ты ничего не видишь, потому что ослеп от любви к этой!
   – Кларисс!!!
   – Да она не любит тебя! Просто использует! Мне больно видеть, как ты ходишь с блаженной улыбкой по базе! Почему ты не хочешь услышать меня! Она принесет тебе только боль!
   – Пусть! – заорал Тобиас, – пусть принесет! Но это будет моя боль! И принесет мне ее она! А я готов принят от нее все!
   – Брат! – закричала Кларисс и кинулась к Тобиасу. Они обнялись.
   – Не говори так, прошу тебя, – прошептала Кларисс, – не надо. Хорошо, я больше не буду тебе мешать. Но если понадобиться моя помощь, любая, дай мне знать.
   – Спасибо тебе сестренка, спасибо родная, – Тобиас гладил Кларисс по голове, – я беспокоюсь. Он отстранил Кларисс от себя. – Она начала интересоваться звездолетами. Вчера была сама не своя. Я не допускал ее к ангару, да и она раньше видела их, но не обращала внимание.
   – Я подумаю над этой проблемой Тоб, не переживай, все будет хорошо.
   Они постояли так немного, потом Тобиас поцеловал сестру в лоб и отправился на командный пункт. Кларисс постояла еще немного, посмотрела в след брату и тоже пошла, только к себе в лазарет.
   – Как дела, любимая, – тихо сказала Тобиас, когда подошел ко мне.
   – Хорошо, – ответила я холодно. – Сижу, работаю, скоро пойду разносить флаеры.
   – Мэри, милая, не обижайся на Кларисс, она просто ревнует вот и все.
   – Мне не за что на нее обижаться. Только предупреждаю майор, – я встала и взяла флаеры в руки, – если она еще раз так на меня посмотрит я подам рапорт, чтобы меня перевели на другую базу.
   – Я не подпишу твой рапорт, – Тобиас схватил меня за руку повыше локтя, не давая мне уйти. – Мэри, хватит, успокойся. Я уже поговорил с ней. Она больше не будет так на тебя смотреть.
   – А мне все равно, – сказала я и выдернула свою руку из руки Тобиаса. Он тяжело вздохнул. Я раздала флаеры сначала на командном пункте, а потом пошла, разносить их дальше. Мне хотелось снова сходить в ту часть базы, где был ангар, но Тобиас ходил за мной, как привязанный, до самого обеда.
   Только после обеда он ослабил свой контроль надо мной. У него появились неотложные дела, и я тут же воспользовалась этим. Я взяла флаеры, якобы их срочно нужно было отнести, а сама прямиком направилась к ангару, постоянно оглядываясь. Там я снова дождалась Шона и попросила его еще раз показать мне его истребитель. Тот расцвел у меня на глазах от удовольствия. Мы забрались в его звездолет, я села в кресло пилота, а он начал показывать, как он им управляет. При этом он находился очень близко ко мне, истребитель был небольшим, рассчитанным на одного пилота. Его это очень взволновало, он никак не мог собраться с мыслями, заикался, путался. Но я не слушала его. Я прислушивалась к своим ощущениям. Я водила пальцами по панели, они вздрагивали, мне казалось, что я уже когда-то это делала. Вдруг мне снова стало плохо. Я побледнела, дыхание участилось, сердце стало стучать быстрее.
   – Спасибо, Шон, – тихо сказала я и положила свою руку на руку Шона. – Теперь помоги мне выбраться отсюда.
   Шон с готовностью выполнил мою просьбу, приобняв чуть подольше при моем прыжке из космолета. Я очень нравилась ему.
   – Все хорошо? – спросил он у меня и нахмурился, – ты побледнела.
   – Все нормально, – ответила я ему, – спасибо.
   Я развернулась и почти бегом выбежала из ангара. Таким же быстрым шагом я направилась на командный пункт. Я шла, опустив голову, и поэтому не заметила Тобиаса, который шел мне на встречу, и врезалась в него.
   – Ой, простите, – я подняла голову. – Тобиас! Извини, задумалась, не заметила тебя, – было видно, что я занервничала, хотя очень пыталась это скрыть.
   – Куда ходила моя красавица, – он обнял меня и делал вид, что не замечает моего состояния.
   – Флаеры разносила, – ответила я ему.
   – Так вот же они, у тебя в руках, – одна бровь Тобиаса взлетела вверх.
   – А я не нашла тех, кому их несла, – нашлась я. Тобиас хмыкнул.
   – Допустим, – сказал он. – Ты хорошо себя чувствуешь?
   – Да хорошо, – я улыбнулась ему и погладила его по щеке, с нежностью глядя ему в глаза. – Поцелуй меня Тобиас Грин, – Тобиас довольно заулыбался, наклонился ко мне, и мы поцеловались прямо в коридоре. Тут сзади нас кашлянули, привлекая наше внимание. Я тут же попыталась вырваться из объятий Тобиаса, но он крепко держал меня в своих руках.
   – Слушаю вас лейтенант, – сказал Тобиас, а сам не сводил с меня глаз.
   – Вас вызывает адмирал, – доложил лейтенант, вытянувшись по стойке смирно. Тобиас нахмурился и выпустил меня из своих рук.
   – Иди пока начинай обедать без меня милая, – сказал он. – Я, как только освобожусь, присоединюсь к тебе.
   – Хорошо, – сказала я, поцеловала его в щечку и направилась к столовой.
   Я ела, а сама думала, как бы мне сделать пробный вылет. Шон практически все показал мне, да и пальцы мои иногда опережали его. Я очень хотела попробовать вылететь на истребителе, но как это сделать не знала. Во-первых, мне могло очень влететь от Тобиаса. А во вторых, мне очень не хотелось подставлять Шона. Он был такой милый, так смотрел на меня. Я не заметила, как заулыбалась.
   – Ты становишься еще красивее, когда улыбаешься милая, – услышала я голос Тобиаса, вздрогнула и посмотрела на него.
   – Поговорил? – спросила я у него.
   – Да, – он снова нахмурился. – Адмирал хочет посетить нашу базу. Планируется наступление, к нам на базу скоро доставят новичков, которых надо будет обучить в кратчайшие сроки и адмирал лично хочет проверить, все ли у нас к этому готово.
   – А у нас что, не все готово? – удивилась я.
   – Готово, – кивнул головой Тобиас.
   – Тогда чего ты переживаешь, не понимаю, – сказала я и погладила его по руке. Тобиас взял мою руку и поцеловал ее.
   – Я люблю тебя Мэри Браун, – тихо сказал он, глядя мне в глаза. Я смутилась.
   – Ешь, давай, – сказала я ему и улыбнулась.
   – А чему это ты улыбалась, когда я пришел, а? – сказал Тобиас, принимаясь за еду, – или ты кому-то улыбалась? – он оглянулся на остальных, кто был сейчас в этот момент в столовой.
   – Я вспоминала наш первый поцелуй, – сказала я, глядя на Тобиаса с нежностью.
   – Ооо это хорошо, что ты его вспоминала, мне нравиться, – Тобиас довольно заулыбался. – Прогуляемся после обеда, любимая?
   – Да, конечно, – я кивнула головой.
   Как только мы закончили ужин и встали из-за стола, Тобиас тут же обнял меня за талию, притянул к себе и мы направились по коридору к выходу. Уже на улице, стоя на дороге, я заметила небольшую тропинку, которая вела к другой части базы. К той, где находился ангар. Я постаралась увести Тобиаса как можно дальше от нее. Мы ходили, обнявшись, я смотрела на звезды, Тобиас рассказывал о чем-то, но я почти не слышала его. Я все думала, как мне попасть на эту тропинку и быть не замеченной. Везде стояли караулы, Тобиасу тут же доложат, если я выйду с базы.
   Когда мы вернулись назад, то еще какое-то время посидели у Тобиаса в комнате, мы пили кофе, разговаривали на разные темы. Потом Тобиас стал целовать меня, увлек на свою кровать, стал нежно ласкать меня, шепча нежные слова любви. Но все повторилось снова, как в прошлый раз. Стоило ему прикоснуться к моей груди, как я тут же вздрагивала, вскакивала и убегала из его комнаты. Тобиас никак не мог понять, в чем дело. Он был осторожен, старался не торопить события. Ему уже так хотелось обладать мною! Иногда он еле сдерживал себя, чтобы не наброситься на меня и взять силой. Он так хотел, чтобы я уже принадлежала ему! Он колотил кулаком по кровати и рычал от злости.
   – Я все равно добьюсь своего, – сказал он сам себе, – добьюсь. – И снова ударил кулаком по кровати.

   ***

   Прошло еще две недели, которые не принесли плоды ни мне, с моей тропинкой, ни Тобиасу со мной. Каждый раз, когда я подходила к выходу, охранник тут же прижимал палец к уху и докладывал Тобиасу, что я стою у выхода с базы. Тот тут же прибегал, начинал расспрашивать меня, почему я пошла на улицу без него. Придумывая каждый раз новую отговорку, я видела, что он мало мне верит, но очень старается это делать, потому что не хочет разрушать то, что у нас сложилось в последнее время. Я все дольше стала оставаться у него в комнате, но до сих пор не стала его женщиной.
   Однажды чуть не попалась, когда выходила с Шоном из ангара. Мы шли с ним и разговаривали, вернее, говорил Шон. Он рассказывал о полетах, показывал траекторию руками, я шла и внимательно слушала его. Тут я услышала голос Тобиаса и юркнула в первую попавшую дверь. Шон сначала стал оглядываться, он не понял, куда я подевалась, а потом вытянулся по стойке смирно, когда Тобиас поравнялся с ним. Тот даже не обратил на него внимание. Скоро должны были прибыть новобранцы, и он проверял, все ли к этому готово. Когда он удалился, я снова появилась рядом с Шоном.
   – Ты куда пропадала, – удивился он. – Командира боишься что ли? Он нормальный мужик.
   – Боюсь, – сказала я, – очень боюсь. Я ведь на командном пункте работаю, а он не любит, когда его подчиненные ходят по базе без дела. Ладно, я побежала, до встречи Шон!
   – До встречи, – тихо сказал Шон. Он глядел мне вслед и вздыхал.

– 3 —

   Я подождала середины ночи, больно щипая себя за руку, если засыпала. Потом тихо вышла из своей комнаты и крадучись пошла в столовую. Я узнала, что там тоже есть выход, и он не всегда охраняется. Я решила испытать удачу. Мне повезло, там никого не было, и я свободно вышла на улицу! Так как я была без верхней теплой одежды, то я старалась как можно быстрее пробираться в сугробах к ангару. По дороге я боялась идти, могла нарваться на патруль. Наконец-то я добралась до входа в ангар с улицы. Там была небольшая дверь. Я еще днем, разговаривая с Шоном, как будто нечаянно задела ее, а на самом деле открыла. Я юркнула в нее и оказалась в ангаре. В нем было полутемно. Истребители стояли, посверкивая в темноте своими белыми боками. Я забралась в один из них и приготовилась ждать. Скоро должны были прилететь с дежурства. Я последние две недели не провела даром, фиксировала время дежурства каждой эскадрильи.
   Ждать мне пришлось не долго. Шлюз ангара стал открываться. В него стали залетать истребители, которые возвращались с вахты. Пилоты выпрыгивали из своих звездолетов, обсуждали свой полет, шутили друг над другом. В ангар вошла другая эскадрилья, которая заступала на вахту. Пилоты стали жать друг другу руки. Те пилоты, которые только что прилетели, желали удачной вахты пилотам, которые должны были вылетать. Пилоты, которые вылетали, благодарили их и запрыгивали в свои звездолеты. Я приготовилась. Как только я услышала, что двигатели их истребителей завелись, я тут же завела свой тоже. Они стали вылетать по одному, и я тоже вылетела за ними. Они не заметили меня, была ночь. Я сначала летала туда же, куда летела эскадрилья, а потом отделилась от них и стала кружить самостоятельно. Я поднималась все выше и выше к звездам. По моему лицу текли слезы.
   – Командир! – Тобиаса разбудил громкий стук в дверь. Он вскочил, быстро надел брюки, накинул рубашку и открыл дверь.
   – Несанкционированный вылет! Эскадрилья, которая заступила, больше на один истребитель!
   Тобиаса пробил холодный пот. Он забежал в мою комнату. Меня там не было.
   – Черт! – заорал Тобиас, – вы куда смотрели! – он снова забежал в свою комнату, быстро накинул китель и взял фуражку. Потом он побежал на командный пункт к офицеру, который координировал полеты.
   Он выхватил его наушник и вставил себе в ухо.
   – Мэри! Немедленно возвращайся на базу! Ты меня слышишь?! Я приказываю тебе немедленно вернуться на базу.
   – Эскадрилья! Немедленно посадите лишний истребитель! – кричал Тобиас.
   – Командир, – тихо сказал офицер, – она выходит в открытый космос.
   Руки у Тобиаса опустились.

   ***

   Я направляла свой звездолет все выше и выше, вот он вошел в плотные слои атмосферы… еще немного и!
   – Оооо, – выдохнула я. У меня сперло дыхание от такой красоты. Кругом были звезды! Только звезды! Одни звезды!
   – Мэри! – слышала я голос Тобиаса, как сквозь вату. – Немедленно возвращайся! Эти звездолеты мало заряжены! Ты можешь упасть!
   Я с сожалением вздохнула, так как поняла, что Тобиас прав и направила свой звездолет обратно к планете. Как только я вышла из плотных слоев атмосферы, меня тут же окружили звездолеты дежурившей эскадрильи и стали прижимать к земле. Я приземлилась и медленно стала влетать в ангар. Когда двигатель моего звездолета затих, я тяжело вздохнула. Потому что была счастлива и несчастлива одновременно!
   – Прощай, – прошептала я, потому что понимала, что больше я никогда не смогу вылететь, потому что Тобиас боится этого больше всего на свете. Я медленно отстегнула ремни безопасности, встала из кресла и побрела к люку. Как только я выпрыгнула из него, ко мне подбежал взбешенный Тобиас.
   – Смирно! – заорал он на меня.
   Я вытянулась по стойке смирно. Тобиас стал бегать передо мной.
   – Ты не понимаешь! Что! Ты! Наделала! Ты просто этого не понимаешь! – кричал на меня Тобиас. – Две недели гауптвахты сержант Браун!
   – Есть – тихо ответила я. – Разрешите выполнять?
   – Охрана! – снова заорал Тобиас. К нему тут же подбежали два солдата.
   – Проводите сержанта Браун до камеры и встаньте на охрану!
   – Есть – ответили солдаты и встали сзади меня.
   – Выполнять! – снова заорал Тобиас.
   Я вместе с солдатами прошла мимо Тобиаса, даже не взглянув на него. Мы пошли по коридорам базы, в которых иногда стояли офицеры и солдаты. Они с интересом смотрели на меня.
   – Во дает, – сказал один из офицеров, – как он ее еще не убил. – Я хмыкнула, когда услышала его слова.
   Когда солдаты привели меня в камеру, я прошла на середину, заложила руки за спину и застыла. Я не хотела расплескать той радости, которая сейчас была во мне. Я летала… летала… летала!!!!
   Тобиас тем временем метался по ангару.
   – Не отдам, не отдам, не отдам! – кричал он. Побегав еще немного, он быстрым шагом направился к моей камере. Сначала он подошел к панели управления, которая показывала, что делается внутри помещения. Он увидел, что я стою на середине камеры и не двигаюсь, стоя спиной к двери. Вдруг я вздрогнула. Медленно сняла с себя фуражку, китель и положила все на кровать. Потом села на нее и положила руки на колени. Я сидела прямо и смотрела перед собой. Тобиас не выдержал и забежал в камеру. Он схватил меня за руки выше локтя, рывком поставил на ноги и стал трясти.
   – Ты просто не понимаешь, что ты наделала Мэри! Они сейчас прилетят и заберут тебя у меня! Будут заставлять обучать летать других!
   – Тобиас мне больно! – я пыталась вырваться из его рук, но он сжимал их все сильнее.
   – Не отдам! – крикнул он и с силой прижал меня к себе.
   – Тобиас, – хрипела я. Он ослабил хватку. – Отпусти меня.
   Тобиас выпустил меня, и устало опустился на кровать. Я стояла и потирала руки, где меня только что сжимал Тобиас.
   Я подошла к нему, села на его колени. Тобиас тут же обнял меня, прижал к себе. Так мы посидели какое-то время. Я была напугана. Я не хотела никуда улетать отсюда, не хотела улетать от Тобиаса и всех, кого я тут знала. А главное – от Тобиаса. Я привязалась к нему. Я стала лихорадочно соображать, как можно выпутаться из этой ситуации.
   – Кома, – вдруг сказала я.
   – Что? – не понял Тобиас.
   – Пусть твоя сестра введет меня в искусственную кому. Адмирал прилетит, ты ему скажешь, да не уследил, но вот посмотрите, что из этого получилось, она в коме.
   В камере снова наступила тишина. Тобиас обдумывал мое предложение. Он сидел и гладил меня по спине.
   – Зачем ты это вообще сделала! – снова завелся он. – Чем тебе было плохо на базе! Как ты вообще смогла пробраться в ангар, я ведь везде выставил посты!
   Я молчала.
   – Хотя погоди, – он начал догадываться.
   – Тобиас! Какая разница сейчас! – я вскочила с его колен и отошла от него. – Ты готов к тому, что я предложила тебе?
   – Столовая! – крикнул он и показал на меня пальцем. Я закатила глаза, – ты вышла через столовую. Но дверь в ангар на ночь запирается! Таак, – снова задумался Тобиас.
   – Тоб! – крикнула я и топнула ногой. – Я еще раз повторяю, какая теперь разница! Давай решать проблему!
   – Получается, ты была уже в ангаре! Кто! Кто провел тебя туда! Я приказал посторонних туда не пропускать и тебя в том числе! Говори, кто тебе помог! – он снова вскочил, схватил меня за плечи и прижал к стене.
   – Ой, – я зажмурилась от боли. – Тобиас мне никто не помогал, я сама!
   – Не ври мне! – он снова тряхнул меня. – Ты не могла сама пройти в ангар!
   – Тобиас! – заорала я, – мне больно! Я все равно тебе ничего не скажу!
   – Скажешь! – крикнул он, – или я сам узнаю и выгоню его отсюда!
   Я застонала от боли и безвыходности. Мне так не хотелось подставлять Шона! Мои мысли лихорадочно метались в моей голове. Я ничего не могла придумать!
   – Тобиас прошу тебя, – прошептала я и заплакала. Тобиас постоял так еще немного и снова прижал меня к себе. Я тоже обняла его. – Прости меня, пожалуйста, прости, это было выше моих сил, – шептала я.
   – Кто это был, – тихо спросил у меня Тобиас. – Скажи мне лучше сама Мэри.
   – А ты не выгонишь его с базы? – я заглянула Тобиасу в глаза. Но он отвел свой взгляд
   – Не обещаю, – сказал он.
   – Тогда я сама, – снова заупрямилась я.
   Мы стояли, обнявшись и молчали. Тобиас иногда целовал меня в шею. Я закрывала глаза и гладила его по волосам, по шее, плечам.
   – Так не честно, – прошептал он. – Я должен его наказать.
   – Он ни в чем не виноват, – так же прошептала я, – он не знал, кто я.
   Тобиас тяжело вздохнул.
   – Хорошо, я не выгоню его с базы, но ненадолго отстраню от вылетов.
   Я молчала. Потому что все еще боялась произносить имя Шона. Тобиас взял меня за подбородок, приподнял мое лицо, так чтобы я глядела в его глаза.
   – Я не знаю его фамилии, – тихо сказала я, – только знаю, что его зовут. – Тут я запнулась. Тобиас ждал. Я хотела вырвать свою голову из его руки, но он крепко держал меня за подбородок.
   – Ну, – сказал он сердито.
   – Шон, – выдохнула я и закрыла глаза.
   – Ясно, – сказал Тобиас и прикоснулся к моим губам. – Ничего не могу поделать с собой, – прошептал он. Он стал целовать меня все настойчивее и настойчивее. Я отвечала ему со всей страстью. Тобиас вынул мою кофточку из брюк, стал гладить меня по голой спине, он прижался всем телом ко мне. Я непроизвольно застонала. Тобиас взял меня на руки и положил на кровать. Она была рассчитана на одного человека, поэтому он встал рядом на колени и, продолжая меня целовать, стал снимать с себя китель.
   – Тобиас, – прошептала я, – камера. Охрана, – но он ни чего не слышал. Он скинул с себя китель, потом так же резко снял рубашку и снова стал целовать меня. Одну мою руку он положил на свою обнаженную грудь. Я стала неуверенно поглаживать ее, но ему и этого было достаточно, чтобы застонать от удовольствия. Он стал гладить меня по ноге, поднимаясь все выше по бедру, иногда сжимая его.
   – Тобиас, – снова прошептала я, – остановись… прошу тебя, Тобиас.
   – Не могу, – хрипло сказал Тобиас, – я сегодня чуть с ума не сошел, так испугался потерять тебя. Не могу, – он с новой силой принялся целовать мою шею, губы лицо. Так же рывком он снял с меня мою кофточку.
   – Мммм – замычал он, от удовольствия прижимая мое почти обнаженное тело к своему. – Любимая, я так хочу тебя, прошу, я больше не могу ждать.
   Я тоже уже была почти на грани. Разум покидал меня, я слышала только зов тела, а оно устало сопротивляться наслаждению.
   – Тогда сделай это, – прошептала я.
   Тобиас рыкнул и потянулся к застежке моего бюстгальтера. Он расстегнул его и почти снял. Вдруг послышался стук в дверь. Мы замерли. Стук повторился.
   – Кто там! – заорал Тобиас.
   – Простите, командир, но вас вызывает адмирал и срочно! – сказал голос из-за двери. Тобиас с сожалением посмотрел на меня. Я уже прикрывала свою грудь кофточкой, которую нащупала на полу.
   – Нужно действовать Тоб, – сказала я, – вводи меня в кому.
   Тобиас застонал и уткнулся мне в шею.
   – Я сама во всем виновата, – я гладила его по голове, – мне и расплачиваться.
   Тобиас посмотрел на меня, погладил по волосам, поцеловал.
   – Ты чуть не стала моей сегодня, – прошептал он.
   – У нас еще все впереди Тобиас Грин. Если только меня оставят на этой базе.
   – Оставят, – сказал Тобиас твердо. Он вздохнул, поднялся с колен, помог подняться мне и стал одеваться. Одевалась и я.
   – Охрана! – крикнул Тобиас. В камеру тут же забежал один из солдат. – Проводите сержанта Браун в лазарет.
   – Подождешь меня там, – он снова потянулся к моим губам и поцеловал меня.
   – Хорошо, – сказала я и ответила на его поцелуй.

   ***

   Когда Тобиас зашел в лазарет, я уже была переодета для того, чтобы лечь в капсулу. Он подошел и обнял меня. Я тоже обняла его. Кларисс закатила глаза.
   – Когда прилетает адмирал, – спросила она у Тобиаса.
   – Сегодня утром, – ответил ей Тобиас, целуя меня, – он уже вылетел.
   – Тогда нам нужно поторопиться, – сказала его сестра. Тобиас еще раз поцеловал меня, и я легла в капсулу.
   Кларисс поманипулировала пальцами по панели и на капсулу стал из стены выезжать защитный купол. Мы с Тобиасом смотрели друг на друга. Его сестра продолжала работать пальцами. Мои глаза стали закрываться.
   – Я люблю тебя, – сказал Тобиас, прежде чем мои глаза окончательно сомкнулись.
   – Она уже не слышит тебя Тоб, – тихо сказала Кларисс. Тобиас тяжело вздохнул.
   – Это я виноват, – сказал он. Кларисс хмыкнула.
   – И в чем же это, что оставил ее на базе?
   – При чем тут это! – разозлился Тобиас. – Кларисс, прекрати!
   – Хорошо, хорошо, – Кларисс подняла руки вверх, как будто сдается.
   – Я виноват в том, что не доглядел! Не везде выставил посты! Проглядел этого пилота, который помог ей. Надо не забыть наказать его. Я пообещал не выгонять его с базы, но наказать все равно должен, – Тобиас ударил кулаком по своей ладони. – Как она.
   – Состояние стабильное, она погружается в кому.
   – Будь все время радом с ней, прошу тебя, как родного человека прошу.
   – Ладно, ладно, – сказала его сестра, – буду оберегать твою красавицу, как самое себя. – Тобиас подошел к ней, поцеловал в щеку и вышел из лазарета, бросив последний взгляд на меня, перед тем как выйти.

– 4 —

   Тобиас уже еле сдерживал себя. Адмирал упорно не желал верить ему и собирался забрать меня с базы.
   – Да! – продолжил Тобиас, – я виноват. Я не доглядел! Но я клянусь своей честью, честью солдата, который отдал не один год служению нашему легиону, что больше такого не повториться!
   Адмирал видел, что майор Грин уже на пределе. Ему очень хотелось забрать меня с базы. Но видя, как Тобиас борется за меня, как осунулось его лицо за эти дни, потому что он очень переживал случившееся, адмирал склонялся к мысли дать ему еще один шанс.
   – Одно то, что этот случай вообще произошел уже досадно, – сердито произнес адмирал, – и это накануне наступления! – он замолчал. Тобиас стоял и покачивался на месте.
   «Не отдам, не отдам, не отдам» – стучало в его голове.
   – Я принял решение, – адмирал стукнул кулаком по столу. Тобиас замер.
   – Сержант Мэри Браун остается на вашей базе, под вашим руководством. Но! – адмирал поднял один палец, – еще одно такое происшествие и тогда вы меня уже никак не уговорите оставить ее здесь.
   – Не будет! – радостно сказал Тобиас. – Не будет больше!
   – Так любите ее, – адмирал усмехнулся.
   – Больше жизни, – сказал Тобиас тихо.
   – Что ж, базу я вашу осмотрел, она к приему новобранцев готова, я рад, что в моей команде есть такие командиры, как вы, майор Тобиас Грин. Предупреждаю еще раз, больше я вам такого не прощу.
   – Понял, – Тобиас вытянулся по стойке смирно.
   – Проводите нас до звездолета, – сказал адмирал и вышел вместе с офицерами из кабинета, в котором проходило совещание. Тобиас вышел за ними.

   ***

   – Как она, – спросил Тобиас, едва войдя в лазарет, – почему она до сих пор не вышла из комы. Три дня уже прошло Кларисс!
   – Ты думаешь это так легко, вывести человека из комы?! – тут же взвилась Кларисс, но посмотрев на брата тут же осеклась.
   – Тоб, родной мой, – она подошла и обняла брата, но Тобиас отстранил ее от себя, – я выведу ее из комы, не переживай. Осталось еще немного. И еще, хочу порадовать тебя. Я разработала специальную вакцину. Ты будешь приводить ее сюда каждый день, а я буду ставить ей это лекарство. И тогда, стоит кому-нибудь заговорить о звездолетах, у нее тут же будет начинать болеть голова.
   Тобиас кивнул головой. Он сидел возле моей капсулы и смотрел на меня.
   – Тобиас! Прошу тебя! – Кларисс уже начинала терять терпение. – Иди, поспи хотя бы! Посмотри, на кого ты стал похож! Кого она увидит, когда придет в себя! Ты должен появиться перед ней бодрым, выбритым, сильным, красивым мужчиной, а не той развалюхой, которой ты сейчас являешься!
   – Да, – тихо сказал Тобиас, – ты права сестренка. Только будь с ней тут.
   – Да буду я, буду! Иди уже! – Кларисс буквально вытолкала Тобиаса из лазарета.
   «Только бы она вышла из комы» – думал Тобиас, идя по коридору – «Только бы вышла. Я не смогу жить без нее. Она все для меня»
   Когда он вошел в свою комнату, то тут же подошел и взял флаер, который стоял у него на столе. На нем было мое изображение.
   – Вернись ко мне, любимая, – шептал он. – Вернись, прошу тебя. Я все буду делать для тебя, все, что ты захочешь, только вернись ко мне.
   Тобиас поцеловал мою фотографию, подошел к кровати, лег, не раздеваясь и прижимая флаер к себе. Он тут же уснул. И ему снился хороший сон, потому что Тобиас спал и улыбался во сне.

   ***

   – Милая, родная, любимая, – Тобиас обнимал и гладил меня по голове. Я только что пришла в себя и никак не могла понять, что вообще происходит.
   – Тобиас! Это что такое! Положи ее на место, ей еще несколько дней надо в капсуле полежать! Она еще слишком слаба! – ругалась Кларисс.
   – Сейчас, сейчас, – шептал Тобиас. – Главное она вышла из комы. Пришла ко мне. Никому не отдам любимая моя. – Тобиас еще немного подержал меня в своих руках и аккуратно положил на поверхность капсулы. По моей щеке скатилась слеза. Тобиас поцеловал меня в щеку, по которой она скатилась, и еще погладил по ней рукой.
   – Все хорошо, – шептал он, – ты со мной, на нашей базе. Я рядом любимая. – Тобиас взял мою руку и поцеловал ее. Он никак не мог заставить себя встать с капсулы.
   – Тобиас! – Кларисс уже сердилась не на шутку. Тобиас тяжело вздохнул и встал с капсулы. На нее тут же стал выезжать из стены защитный купол.
   – Она сейчас уснет, просто уснет, это не кома, это сон Тобиас. Восстановительный сон.
   Тобиас стоял и смотрел на меня.
   – Поскорее бы прошли эти три дня, – сказал он и улыбнулся, – я так соскучился.
   – Всего-то две недели вместе с этими днями, – Кларисс пожала плечами.
   – Ты просто не любила сестренка, – Тобиас подошел к Кларисс и крепко обнял ее. – Это такое счастье Кларисс, ты даже не представляешь, какое это счастье! – Тобиас счастливо засмеялся. Он поцеловал сестру в щеку и погладил ее по голове. Она тоже смеялась и с любовью смотрела на брата.
   – Если счастлив ты Тоб, тогда счастлива и я, – сказал она Тобиасу.
   – А когда она станет моей я вообще стану самым счастливым человеком во всех галактиках. – Тобиас смотрел перед собой и улыбался. Сестра гладила его по голове. Она больше не улыбалась. Она чувствовала, что я никогда не буду его женщиной. И еще она знала, что я буду приносить ее брату только боль, а не любовь, о которой он так мечтал сейчас.

   ***

   – Мэри, ну съешь еще немного, – уговаривал меня Тобиас. Он сидел на поверхности капсулы рядом со мной и кормил меня.
   – Тобиас милый, – сказала я тихим голосом, так как была еще слаба, – я больше не могу, правда.
   – За меня, любимая, съешь эту ложку бульона за меня.
   – Оооо, – Кларисс не выдержала, закатила глаза к потолку, потом встала и вышла из лазарета.
   – Вот и хорошо, что она ушла, правда? – Тобиас с такой нежностью смотрел на меня!
   – Так ты съешь эту ложечку за меня?
   Я покорно съела еще одну ложку бульона.
   – Умница моя, – Тобиас погладил меня по щеке. Я закрыла глаза и улыбнулась. Тобиас не выдержал и поцеловал меня в губы. Я обняла его за шею и тоже поцеловала.
   – Вообще-то я уже здесь, – услышали мы с Тобиасом голос его сестры и засмеялись. – Ни на секунду вас одних оставить нельзя, – она делала вид, что сердиться. На самом деле ее сердце радовалось сейчас за брата. Он был такой счастливый!
   – Не успели, – прошептал мне Тобиас.
   – У нас еще много времени впереди, – сказала я и погладила Тобиаса по щеке.
   – Согласен, – сказал Тобиас, он взял мою руку и поцеловал мою ладонь. – Как только ты встанешь, мы пойдем с тобой гулять. Я буду обнимать тебя за талию, целовать тебя в твою нежную шейку, а ты будешь прижиматься ко мне. – Тобиас говорил это и гладил меня по руке. Я улыбалась ему в ответ.
   – Я обязательно буду прижиматься к тебе Тоб.
   – Мэри, – тихо сказал Тобиас. – Скажи мне, пожалуйста, Тобиас милый.
   – Тобиас милый, – тихо сказала я и погладила его по щеке. Тобиас закрыл глаза. – Мой дорогой Тобиас, – продолжила я.
   – Твой, только твой, – он взял мою руку и начал ее целовать.
   – Ей нужно отдыхать Тобиас, – строго сказала его сестра.
   – Оооо, – застонал Тобиас, – опять отдыхать.
   – А у тебя много дел, майор, – снова сказала Кларисс. – Потерпи, еще немного осталось, скоро получишь свою красавицу в лучшем виде. Но для этого ей нужно отдохнуть.
   – Хорошо, хорошо, – сказал Тобиас и встал с поверхности капсулы. – Я еще вечером зайду, поужинаю тут с тобой, – сказал он мне.
   – Я буду ждать тебя милый Тобиас, – сказала я улыбаясь.
   Тобиас помог мне лечь, поцеловал меня в губы и отошел от капсулы. Он стоял и смотрел на меня, пока закрывался защитный купол. И не уходил до тех пор, пока я не уснула.
   – Разбалуешь ты ее братец, – сказала Кларисс, огорченно качая головой.
   – Это мои проблемы Кларисс и не надо мне указывать, что делать, а что нет.
   – Да я и не указываю Тобиас! Я просто переживаю за тебя, как за брата, как за родного и не безразличного мне человека!
   Тобиас подошел и обнял свою сестру.
   – Спасибо родная, спасибо, но не надо так переживать за меня, я же говорил тебе, что я счастлив, – он поцеловал ее в макушку, – со мной все будет в порядке. Я ведь уже большой мальчик. А? Ну ка, посмотри на меня. Что это за слезки у нас? Кларисс, да перестань уже!
   – Все, все, прости Тобиас, – прошептала Кларисс, – это я от радости за тебя. Ты встретил самую лучшую девушку на свете.
   – Я знаю, – Тобиас вздохнул и еще крепче прижал к себе сестру. – Я так люблю ее, Кларисс, так люблю, ты даже себе не представляешь, – Тобиас зажмурился от удовольствия. – Она сказала, что будет меня ждать сегодня.
   – Раз она так сказала, значит так и будет Тобиас. А теперь иди.
   Тобиас выпустил свою сестру из своих объятий, поцеловал ее, еще раз посмотрел на меня и вышел из лазарета.
   Кларисс подошла к капсуле и стала смотреть на меня.
   – Ты не представляешь, как я жалею, что мой брат встретил тебя, – сказала она и тяжело вздохнула. – Ты не представляешь, как я ненавижу тебя, потому что знаю, ничего хорошего ты ему не принесешь. Я бы могла убить тебя, да он не сможет без тебя жить. Подари ему хотя бы часть себя, сделай его счастливым хотя бы на какое-то время. А я подарю тебе за это жизнь. Твою жизнь.
   Кларисс тяжело вздохнула и села в свое кресло возле панели.

   ***

   – Как хорошо на улице, – выдохнула я. Мы с Тобиасом вышли на прогулку, после длительного перерыва.
   – Особенно когда рядом идет такая красавица, как ты, – сказал Тобиас и поцеловал меня в щеку. Он крепко обнимал меня за талию. – Как ты себя чувствуешь милая.
   – Хорошо, – я шла и улыбалась. – Расскажи, как ты отбил меня у адмирала. – Тобиас засмеялся.
   – Адмирал такой говорит мне, отдавай мне свою красавицу ненаглядную! – сказал Тобиас грубым голосом. Я засмеялась и прижалась к нему.
   – А ты что ответил ему? – спросила я у Тобиаса.
   – Никому и никогда я не отдам любовь всей моей жизни, – тихо сказал Тобиас и снова поцеловал меня. Я вздохнула.
   – Страшно было? – снова спросила я у него.
   – Страшно, – кивнул Тобиас. – Я ведь военный, если бы мне приказали, мне бы пришлось тебя отдать. Правда, я бы сразу застрелился вот тут, в этом лесу.
   – Ой, Тобиас, зачем говорить такие страшные вещи, – я нахмурилась, – ты бы просто полетел за мной вот и все.
   – Кто бы меня отпустил милая, – засмеялся Тобиас.
   – И то верно, – согласилась я с Тобиасом. – А расскажи, как ты меня увидел в первый раз.
   – Ооо, это был самый счастливый день в моей жизни, – начал рассказывать Тобиас. – Я с небольшим отрядом патрулировал лес. Идем мы, значит, лесом любуемся, и тут один из моих солдат что-то увидел под деревом. Командир! Позвал меня солдат. Я подошел, нагнулся и увидел, что кто-то лежит в одеяле. Тогда я заглянул в него и увидел девушку красоты неописуемой.
   – Так уж и неописуемой! Тобиас! Не перебарщивай, – я засмеялась и ткнула Тобиаса в бок.
   – Неописуемой, неописуемой, – стал еще крепче прижимать меня к себе Тобиас. – Взял я эту девушку на руки и сказал себе, это моя красавица, – я остановилась и повернулась к Тобиасу.
   – Я люблю тебя красавица ты моя ненаглядная, – сказал Тобиас и поцеловал меня. Я ответила на его поцелуй.
   – Тобиас я…
   – Не надо ничего говорить любимая, я все понимаю, – Тобиас снова поцеловал меня.
   – Спасибо, – выдохнула я.
   – За что? – удивился он.
   – За понимание и любовь, – тихо сказала я.
   Тобиас прижал меня к себе еще крепче. Мы стояли и смотрели друг на друга.
   – Не замерзла, – тихо спросил у меня Тобиас.
   – Шутишь? – улыбнулась я, – рядом с тобой разве можно замерзнуть.
   Тобиасу очень понравились мои слова. Он снова поцеловал меня. Наш поцелуй становился все жарче и жарче, я тихо застонала. Но вдруг Тобиас почувствовал, что я повисла ненадолго в его руках.
   – Милая, что с тобой, – испугался Тобиас.
   – Ничего страшного Тоб, – сказала я, – просто голова вдруг закружилась, видимо от свежего воздуха или от твоего поцелуя, – я слабо улыбнулась.
   – Идем на базу, – тут же нахмурился Тобиас. Мы повернулись и медленно пошли по направлению к базе. Тобиас крепко прижимал меня к себе.
   – Как только придем на базу, сразу же в лазарет Мэри, – сказал Тобиас.
   – Тобиас, пожалуйста, не надо в лазарет. Я уже устала там быть. Да и твоя сестра меня невзлюбила, она так больно ставит укол у меня, потом шея ноет. Со мной, правда, все хорошо, поверь мне. Я просто давно не была на свежем воздухе.
   – Не спорь со мной Мэри, даже не спорь. Она просто проверит тебя и все. И еще, выбирай, либо ты спишь сегодня опять в лазарете, либо у меня в комнате.
   Я остановилась.
   – Не со мной, Мэри, а у меня в комнате.
   – Лучше у тебя в комнате Тобиас, чем в лазарете и с ней.
   Тобиас засмеялся, снова прижал меня к себе и поцеловал.
   – Не бойся ее моя хорошая, я ведь рядом с тобой.
   – А я и не боюсь, – я попыталась вырваться из рук Тобиаса, но Тобиас не отпускал меня. – Просто неприятно. Я ей ничего плохого не делала.
   – Успокойся Мэри, – смеялся Тобиас, – я все понимаю, хочешь, я поговорю с ней?
   – Не надо! – я даже остановилась. – Если бы меня это сильно волновало, я бы давно поговорила с ней сама. А так, мне ее просто жаль.
   – Почему ты ее жалеешь, – спросил меня Тобиас. Мы снова продолжили наш путь к базе.
   – Потому что ее никто так не любит, как меня любишь ты. Вот она и беситься. И вымещает свое зло на мне.
   – Умница ты моя, – Тобиас снова поцеловал меня.

Часть 3

– 1 —

   «Неужели я увижу ее сегодня! Я не видел ее долгих четыре месяца! Узнает ли она меня!» – колоколом билось к голове Дэна. Он с остальными новобранцами выбегал из звездолета, который доставил его на базу. Дэн очень волновался. Он дико соскучился по мне! И еще слова Роя о том, что я уже понравилась командиру базы, они не давали ему покоя! Их выстроили в шеренгу в полупустом ангаре, так как многие звездолеты несли вахту, охраняя базу. Вошел высокий крепкий мужчина, который представился, как майор Тобиас Грин. Он был командиром этой базы. Дэн вздрогнул. Вот про кого говорил Рой. Вдруг Дэн заметил, как все стали смотреть на вход в ангар. Он тоже посмотрел туда. Сердце его забилось сильнее, а потом вообще сбилось с ритма. В ангар вошла я. Ему стоило огромных усилий, чтобы не крикнуть мое имя! Чтобы не выбежать, обнять и прижать к себе со всей силы!
   – Мэри! – Дэн вздрогнул «Мэри?! Какая Мэри. Ее теперь так зовут?» – удивленно подумал он.
   – Кто разрешал тебе заходить в ангар! Я же запретил тебе близко к нему приближаться! – ругался командир базы.
   – Я на новобранцев пришла посмотреть Тобиас, не ругайся, – я с нежностью смотрела на Тобиаса, он отвечал мне тем же.
   Дэн вздрогнул. Ему показалось, что он сейчас умрет.
   «Она ничего не помнит. Она ничего не помнит» – напоминал себе Дэн.
   – Все? Посмотрела? – сказал Тобиас.
   – Дай я на новеньких посмотрю, – уговаривала я его.
   – Не дам, – сказал Тобиас. – Ты только моя, и нечего смотреть на других, – я фыркнула. – Так, приказываю, вон из ангара. – Тобиас легонько подтолкнул меня к выходу. Я нахмурилась и направилась к выходу из ангара.
   Он еще посмотрел немного на дверь, за которой я скрылась, тяжело вздохнул и повернулся к новобранцам. Лицо его уже было строгое.
   – Это, – он показал на дверь, – моя женщина. Если кого-нибудь увижу рядом, вылетите с базы за пять секунд. Вам все понятно?
   – Так точно! – гаркнули новобранцы.
   – Хорошо, – Тобиас кивнул головой, – продолжим. – Он стал представлять других офицеров, которые будут командовать отрядами, на которые разобьют новобранцев. Так же он сказал, что будет наблюдать за каждым лично, так как ему на командный пункт нужен еще один офицер. Поэтому он сказал новобранцам стараться, если они хотят попасть туда.
   – Есть стараться! – ответили ему новобранцы и отдали честь. Тобиас усмехнулся и почему-то посмотрел на Дэна. Потом он развернулся и пошел к выходу из ангара.
   «Я все сделаю для того, чтобы попасть туда, любимая моя! Потерпи еще немного, я скоро спасу тебя!» Дэн смотрел в спину Тобиаса с плохо скрываемой ненавистью.
   Новобранцев разделили на отряды, повели каждый отряд в свою часть базы. Дэну показали его постель, он положил на нее свой рюкзак и начал перекладывать вещи. Он работал руками, а сам даже не видел и не понимал, что он делает. Его захлестывали чувства. С одной стороны он наконец-то увидел меня! А с другой – он увидел меня с другим! Ему все время приходилось напоминать себе, что я ничего не помню. И еще он все время говорил себе, что все это скоро закончится. Дэн снова вернет меня себе, я все вспомню, и мы будем жить как раньше, будто бы и не было ничего.
   «Только бы она с ним» – Дэн даже зажмурился, чтобы не представлять этого.
   Прозвучала команда на построение. Он и его отряд выстроились и их повели в столовую. Дэн внимательно оглядывался, запоминал каждый поворот.
   Вдруг навстречу их отряду выбежала я.
   – Привет! – крикнула я их командиру, – спрячь меня!
   Их командир лейтенант Блейк быстро схватил меня за руку и затолкал в шеренгу. Я встала рядом с Дэном, наклонила голову и сжала кулаки. Дэн весь напрягся, ему ужасно хотелось дотронуться до меня, ведь я была так рядом с ним!
   – Смирно! – прозвучала команда лейтенанта. Отряд остановился и все вытянулись по стойке смирно.
   – Лейтенант, – услышали все голос Тобиаса, а потом увидели и его самого, – тут случайно сержант Браун не проходила?
   – Проходила, даже пробегала, – ответил лейтенант, тоже стоя по стойке смирно.
   – И куда же она пробегала, – снова спросил Тобиас у лейтенанта.
   – В ту сторону командир, – лейтенант Блейк показал в противоположную сторону коридора, откуда шел его отряд.
   – Ведете новобранцев в столовую?
   – Так точно! – вытянулся еще больше лейтенант.
   – Ведите дальше.
   – Есть – ответил лейтенант. Он развернулся. – Шагом марш! —
   Тобиас пошел быстрым шагом по коридору туда, куда показал ему лейтенант.
   – Фууу, – выдохнула я. Я все еще шла рядом с Дэном и хмурилась. – Сколько раз просила, ничего не понимает, – тихо говорила я сама себе, – пусть побегает теперь, поищет.
   Дэн не выдержал и улыбнулся. Это было так на меня похоже! Он и сам не раз бегал за мной и всегда находил меня. Он был натянут как струна. Ведь он не видел меня так долго! Каждый день, каждую минуту, что бы он ни делал, он мечтал он нашей встрече, представлял ее. И вот она наступила! Вот она я, его любимая, иду рядом с ним, только руку протяни! Но еще было рано, слишком рано. Поэтому Дэн приложил все усилия, чтобы идти строевым шагом рядом со мной и не поворачивать головы в мою сторону.
   – Сержант, – сказал лейтенант, – ты и обедать с нами будешь?
   – А что, – ответила я ему, – нельзя?
   – Мэри, ты же знаешь…
   – Ладно, ладно, – я посмотрела на Дэна. – Привет, – сказал я ему.
   – Привет, – тихо ответил мне Дэн и все-таки посмотрел в мои глаза с надеждой.
   Но он ничего не увидел в них, кроме интереса к нему, не более того.
   – Мэри! – снова сказал лейтенант. Я вздохнула и вышла из шеренги.
   – Спасибо Блейк! – крикнула я и побежала дальше.
   – Красивая девушка, – услышал рядом с собой Дэн голос своего соседа. – Жаль, что уже не свободная, я бы приударил.
   «Я бы тебе приударил» – подумал про себя Дэн и сжал кулаки.
   Их привели в столовую, каждый сел на свое место. Дэн увидел меня, но я сидела очень далеко от их стола за офицерским столом, поэтому видел он меня плохо. Но он видел, как я сижу, болтаю с офицерами, против которых когда-то воевала. В столовую быстрым шагом зашел Тобиас. Он стал что-то громко говорить мне. Я вскочила и тоже стала отвечать ему. Дэн не слышал, о чем мы говорили, но было понятно, что мы ругались.
   – Милые бранятся, только тешатся, – сказал солдат, который сидел рядом с Дэном. Вдруг все увидели, как я взяла свою тарелку и пошла по рядам между столов.
   – Мэри! Немедленно вернись! – крикнул Тобиас на всю столовую. Наступила тишина. Я медленно повернулась к нему.
   – Извинись, – тихо сказала я. Тобиас подошел ко мне, взял мою тарелку у меня из рук, обнял за талию и поцеловал в щеку.
   – Пойдем за стол и там я извинюсь.
   Я покорно пошла за Тобиасом. Мы снова сели за свой стол.
   – Вот дает! – снова сказал солдат, который сидел рядом с Дэном, – веревки вьет из командира.
   – Будто бы из тебя бы она их не вила, – усмехнулся другой солдат.
   – Я бы сам из нее их вил.
   – Да ладно! – рассмеялся солдат, – я бы поглядел на это!
   «Заткнетесь вы когда-нибудь!» Дэн еле сдерживал себя. Он даже есть, толком не мог. У него в горле стоял ком. «Терпи, терпи, терпи. Ради нее. Ради себя. Ради нас»
   После обеда были занятия, на которых Дэн старался, как мог. Он был лучшим в своей группе. И он видел, как их командир отметил это в своем флаере.

   ***

   Дни для Дэна потянулись утомительно долго. Было все одно и то же, а он рвался вперед, рвался на командный пункт, где была я. Он старался на занятиях и его уже отметили. Однажды его и еще одного новобранца оставили после занятий. Пришел майор Грин. Он что-то обсуждал с их командиром, иногда поглядывая на Дэна и новобранца, который стоял рядом с ним. Дэн так понял, что выбирают из них двоих кого-то одного. Он затаил дыхание, так как очень хотел, чтобы выбрали его.
   И его выбрали! Но это был еще не конец. Выбрали лучших из других отрядов. Теперь из этих лучших составили небольшой отряд. Теперь Дэну предстояло бороться против этих новобранцев, которых он практически не знал.
   Меня он видел редко и мельком. В коридоре, когда их вели на обед или ужин. На улице, когда я прогуливалась с Тобиасом и ни разу одна. Дэн всегда видел меня рядом с ним. Тобиас всегда обнимал меня за талию, целовал в шею или щеку. Я смеялась и отбивалась от него, но как-то неуверенно, слабо. Это бесило Дэна больше всего, но в данный момент он ничего не мог поделать. Он терпел, терпел изо всех сил и с каждым днем приближал себя к выполнению своего плана.
   Однажды, когда их вели по коридору на занятия Дэн и все остальные увидели, как Тобиас ругает меня. Мы шли навстречу их отряду. Я шла, опустив свою голову и сцепив руки за спиной. Тобиас не обнимал меня как обычно, а просто шел рядом, иногда махая руками.
   – Мэри, сколько можно тебя просить, сколько можно тебе говорить, не приближайся к ангару! Тебе что, мало было одного случая?! Ты понимаешь, что второй раз меня не простят! Ты что, хочешь, чтобы тебя забрали отсюда?
   Я отрицательно покачала головой.
   – Так в чем тогда дело Мэри! Почему мне опять докладывают, что тебя видели возле ангара! Когда ты уже успокоишься! Что мне еще сделать, что еще тебе сказать или приказать, что ты больше к нему не подходила!
   Дэн и отряд еще долго слышали голос Тобиаса, который все ругал и ругал меня.
   Когда был ужин, Дэн видел издалека, что я ничего не ем. Я сидела, понуро опустив голову. Тобиас старался, как мог, он что-то рассказывал, постоянно обнимал и целовал меня. Но я сидела, как не живая и не поднимала головы. Потом я вообще вскочила и выбежала из столовой. Тобиас выбежал за мной.
   – Расстроил командир девушку, – сказал новобранец, который сидел рядом с Дэном. – И что такого, что она ходит к ангару. Пришла, посмотрела, ушла. Она же не умеет летать. Может он из-за пилотов так распсиховался? Приревновал.
   «Она умеет летать и он это знает. Вот почему он так разнервничался, когда узнал, что она опять была возле ангара. А раз опять, значит, она делала это не раз. Значит, ее тянет к звездолетам. Молодец девочка моя. Давай, вспоминай, что ты лучший пилот звездного флота. Что ты жить не можешь без полетов. И может быть тогда, ты вспомнишь меня, нашу любовь. Потерпи еще немного, любимая моя, я скоро спасу тебя и тебе не придется больше страдать. И этот мужик больше не будет трогать тебя, мою красавицу, мою женщину. Терпи, Дэн, терпи, осталось еще немного, и она снова будет твоей. Все снова будет как прежде. Лишь бы она с ним» и Дэн снова зажмурился и сжал кулаки.

   ***

   Тем временем я плакала у себя в каюте, свернувшись на кровати калачиком. Зашел Тобиас и сел рядом. Он стал гладить меня по спине. Я свернулась еще больше. Тогда Тобиас взял меня на руки и посадил к себе на колени. Я тут же обняла его за шею и продолжила реветь.
   – Мэри милая, успокойся, прости, что накричал на тебя, да еще и при всех. Ты же знаешь, как я боюсь потерять тебя. А если это случиться еще раз меня уже никто слушать не будет.
   – Я не знаю, как это получилось, – я произнесла эти слова, заикаясь, сквозь рыдания. – Я задумалась, а когда очнулась, то увидела, что я стою возле ангара. Я не сама туда пришла! – я заплакала с новой силой.
   – Тише, тише, – успокаивал меня Тобиас – все хорошо, я все понял, ты не сама туда пришла, – он гладил меня по спине, по волосам.
   – И вообще, – продолжила я, – стоит кому-нибудь заговорить про звездолеты, у меня начинает болеть голова. Не знаю, что это. Может быть последствия комы.
   – Может быть, может быть, – сказал Тобиас и поцеловал меня в шею. Потом поцеловал еще раз и еще раз. Я подняла свою голову. Тобиас притянул мою голову к себе, и мы стали целоваться с ним. Наш поцелуй становился все более страстным. Руки Тобиаса все смелее. Он снял с меня китель, я сняла с него. Но когда его рука стала выдергивать мою кофточку из брюк, я остановила его.
   – Тобиас прошу, давай не сейчас, у меня не то настроение.
   Тобиас с сожалением вздохнул.
   – Давай просто полежим рядом, – предложила я ему.
   – Давай, – сказал он, радуясь хотя бы тому, что я не прошу его уйти.
   Он положил меня на кровать, сам лег рядом. Я удобно устроилась на его плече, прижалась к нему и обняла одной рукой. Тобиас прижал меня к себе. Он лежал, и смотрел на меня. Я закрыла глаза и вздохнула.
   – Хорошо, – прошептала я.
   Тобиас улыбнулся и поцеловал меня в макушку.
   – Спи, – прошептал он. – А я буду охранять твой сон.
   Тобиас лежал, обнимал меня и думал. Он думал, что сейчас он самый счастливый мужчина во всех галактиках. Рядом с ним, в его объятиях спит его любимая женщина. Он может в любой момент посмотреть на нее, поцеловать ее, прижать к себе. Она спит и ей хорошо с ним и спокойно. Да, я еще не стала его женщиной, я чего-то боюсь, но он дождется своего часа и тогда он даст мне все, все что у него есть. А сейчас он счастлив хотя бы тем, что она спокойно спит рядом с ним, доверчиво прижавшись к нему.
   – Любимая, – шептал Тобиас, – любимая. – Он гладил меня по волосам и иногда целовал их, – моя, только моя, никому тебя не отдам.
   Я спала и улыбалась во сне. Мне снился хороший, радостный сон. Мне было хорошо и спокойно.

– 2 —

   – Всем привет, – сказала я и улыбнулась.
   – Сержант! – строго сказал лейтенант, который дежурил в это время на пункте. – Это новобранцы, сегодня командир будет отбирать одного из них сюда, на командный пункт. А вам я приказываю занять свое место и заняться работой – я закатила глаза.
   – Есть – сказала я. – Уже и посмотреть нельзя.
   – Вам нельзя и вы знаете почему.
   – Да, да, да, – сказала сердито я, – знаю, знаю, знаю.
   Я села на свое место и начала работать с документами.
   – А им обязательно стоять по стойке смирно? Вольно тяжело скомандовать? – спросила я у лейтенанта.
   – Сержант Браун! – рассердился лейтенант, – вот получите звание лейтенанта, будете сами приказы отдавать, а сейчас их отдаю я!
   «Она уже лейтенант» подумал Дэн, который тоже стоял в этой шеренге. Он был очень рад увидеть меня. Дэн уже не мог дождаться, когда его выберут. А то, что выберут его, он не сомневался. Он приказывал себе терпеть, но с каждым днем это становилось делать все труднее и труднее. Особенно когда я находилась рядом. Лейтенант наблюдал за ними и поэтому Дэн не мог смотреть на меня.
   – Получу, получу, не переживайте, – снова сказала я и засмеялась.
   – Что тут происходит! – сказал Тобиас, который только что зашел в помещение.
   – Сержант у нас тут происходит, – недовольно сказал лейтенант.
   – Не слушается, как обычно? – засмеялся Тобиас и подошел ко мне. Он нагнулся и поцеловал меня в щеку.
   – Как обычно, – ответил лейтенант Тобиасу.
   – Мэри, тебе не стыдно? – нахмурился Тобиас.
   – Мне? – удивилась я, – нет. А вот лейтенанту должно быть стыдно, держать бедных парней по стойке смирно столько времени.
   – Но это я приказал Мэри!
   – Тогда это тебе должно быть стыдно, сам попробуй так постой.
   – Но я стоял! – возмутился Тобиас. – Мы все так стояли, ты разве не стояла так в начале своей службы? Ой, Мэри, прости, прости меня, пожалуйста!
   Но я уже вскочила и выбежала из командного пункта.
   – Мэри! Черт, – выругался Тобиас, – она же ничего не помнит.
   Тобиас походил еще немного по командному пункту.
   – Лейтенант идите, найдите ее и приведите сюда. Я пока займусь выбором. Дайте мне флаеры.
   Лейтенант подал флаеры Тобиасу, откозырял ему и вышел.
   – Так, – сказал Тобиас, – начнем с вас, – и он показал на новобранца, который стоял первым. Тобиас смотрел на флаер, читал его и расспрашивал новобранца. Задавал ему вопросы.
   Так Тобиас продвигался от новобранца к новобранцу. Иногда он поглядывал на дверь, так как ждал, когда в нее войдет лейтенант, а с ним и я. Видно было, что он нервничает. Вот он подошел к Дэну. Произошло то же самое, что и с остальными – вопрос – ответ. Дэн отвечал четко, без заминок и запинок. Это понравилось Тобиасу, он внимательно посмотрел на Дэна. Дэн смотрел перед собой и стоял по стойке смирно.
   – Хорошо, капрал Пэйн, мне понравились ваши ответы.
   Тут на командный пункт вошел лейтенант, а за ним я. Лейтенант подошел к Тобиасу с рапортом о том, что он меня нашел и привел. Тобиас не смотрел на него, а смотрел на меня. Я стояла возле двери, с недовольным видом.
   – Оставьте вот этого новобранца, – сказал Тобиас, все так же не глядя на лейтенанта и подал ему флаер, – остальных можете отпустить. Да, и дайте ему команду вольно.
   – Есть – сказал лейтенант.
   – Мэри, милая, не сердись на меня. – Тобиас подошел ко мне и попытался обнять, – что мне сделать, чтобы ты меня простила.
   – Да ничего не надо делать Тобиас, ничего, – сказала я грустным голосом.
   – Пойдем, погуляем немного, чтобы ты успокоилась, – Тобиас обнял меня, и мы вышли из помещения.
   – Еле уговорил, – сказал лейтенант и покачал головой. – Как он с ней справляется, ума не приложу. Так! Остается капрал Пэйн, все остальные могут быть свободны. И лично для вас, капрал, вольно. Как только командир вернется, он займется вами. А пока давайте я объясню вам ваши обязанности. И поздравляю вас с новым назначением.
   – Спасибо, – сказал Дэн и стал внимательно слушать, что ему объяснял лейтенант. Меня в этот день он больше не видел. Даже в столовой.

   ***

   – Ой, а у нас новенький! – услышал Дэн мой голос. Он весь напрягся, потому что я подошла к нему. – Привет! Меня зовут Мэри, а тебя как, – я стояла рядом с Дэном и улыбалась ему.
   «Мари! Тебя зовут Мари!» – хотелось заорать Дэну. «А меня зовут Дэн! И мы любим друг друга! И ты моя! А не его женщина!»
   – Крис, – сказал Дэн и улыбнулся мне в ответ, – меня зовут Крис.
   – Очень приятно Крис, – сказала я ему и подала ему флаер. – Держи, это твое задание, что то будет не понятно, обращайся.
   – Спасибо, Мэри, – сказал Дэн, еле выговаривая мое имя.
   – Пожалуйста! – я отошла от него. Потом остановилась, постояла немного и снова подошла к Дэну.
   – Я тебя где-то видела, Крис, – я стояла и задумчиво глядела на него.
   «Вспоминай! Вспоминай!» – кричало все у Дэна внутри.
   – А! Вспомнила! – сердце у Дэна почти остановилось. – Ты же среди новобранцев был! Я тебя в коридоре видела! – Дэну стоило большого труда скрыть свое разочарование. Я же кивнув сама себе головой пошла, и села в свое кресло перед панелью и начала свою работу с документами.
   – Мэри! – прозвучал голос Тобиаса. – Ты почему не была сегодня у Клариссы?
   – Мне надоели ее уколы Тобиас! Я не пойду больше к ней. Я хорошо себя чувствую!
   – Нет, пойдешь, ты недавно вышла из комы, тебе нужно лечение.
   Дэн вздрогнул. «Что за кома» – подумал он. Надо будет узнать.
   Тобиас тем временем поднял меня с моего кресла, обнял за талию и поцеловал.
   – Мэри, девочка моя милая, я же о тебе беспокоюсь, давай не будем спорить, а?
   – Хорошо, Тоб, но я делаю это только ради тебя, – я ткнула его пальцем в лоб. Тобиас счастливо засмеялся, взял меня за руку и повел к выходу. У Дэна сжались кулаки. «Только я так могу называть мою Мари!» – кричало все у него внутри.
   – Эй, что с тобой приятель, – это к Дэну обратился один из офицеров. – Влюбился что ли в нее? – он засмеялся. – Гиблое дело, парень. Если хочешь работать тут, а не мерзнуть в патруле, забудь ее!
   – Спасибо за заботу, сержант, – сдержанно сказал Дэн, – но со своими чувствами я как-нибудь сам разберусь. – Сержант, который обратился к Дэну, хмыкнул и замолчал.
   – Про какую кому они тут говорили, – спросил у него Дэн немного погодя.
   – Это же не женщина, это огонь, – засмеялся сержант. – Взяла и вылетела однажды ночью с экипажем, который вылетал на вахту. Да еще и в открытый космос вылетела! Ребята потом ее еле посадили. – Дэн хмыкнул, это было так похоже на меня, на его любимую девочку, как он любил меня называть. Поэтому Дэн так рассердился, когда Тобиас назвал меня своей девочкой.
   – Наш командир пришел в ярость, думали, убьет ее. Адмирал же должен был прилететь, а тут такое ЧП. Вот он и его сестрица, которая у нас медработник, ввели ее в искусственную кому. А сейчас он ее повел не лекарство ставить, а вакцину. Спроси у нее что-нибудь про звездолеты и у нее тут же начнет болеть голова. Это сестра его разработала ее, чтобы ее братец спал спокойно по ночам.
   – А ты откуда все это знаешь, – снова спросил Дэн у сержанта.
   – Я ухаживаю за Кларисс, – снова засмеялся сержант, – она сама мне все рассказала. Она очень не любит Мэри, но старается скрыть это от брата, чтобы ее не расстраивать.
   – Ревнует?
   – Нет, – теперь сержант не смеялся, он стал серьезным. – Она видит, как ее брат мучается, он любит Мэри всем своим сердцем. А она нет. Вроде бы целуется с ним, на прогулки ходит каждый вечер, но дальше этого ничего не идет. Командир старается во всю, а она. Не понимаю, такой мужик ухаживает за ней, что ей еще надо? – сержант стукнул легонько кулаком панель.
   «Меня надо» подумал Дэн. Он кивнул и сказал спасибо сержанту. Его снова раздирали противоречивые чувства. С одной стороны его радовало, что я не отвечаю на чувства Тобиаса, а с другой стороны его задели слова сержанта про наши с Тобиасом поцелуи. Ему снова пришлось напоминать себе, что я ничего не помню, и что скоро это закончиться. Дэн вчера тайком встречался с Роем. Он уже подобрал пилота, который был с Роем одной комплекции, чтобы, когда начнется операция по спасению его любимой, Рой тоже был на базе.
   «Потерпи еще немного» – говорил он себе. «Ты проделал большой путь, осталось еще немного».
   – Тобиас хватит! Сколько раз можно говорить тебе! – раздался мой сердитый голос на командном пункте. – Что она мне такое ставит, у меня голова теперь болит, а мне еще работать надо.
   Когда мы вошли, все встали со своих кресел, приветствуя командира. Я хотела пойти к своему креслу, но Тобиас держал меня за руки и не отпускал.
   – Пойдем, погуляем тогда, раз у моей любимой разболелась голова. – Тобиас наклонился и поцеловал меня в щеку.
   – А пойдем! – я топнула ногой. – Все Тобиас. Я больше не буду ходить на эти уколы, уже месяц прошел.
   Тобиас, обнимая меня за талию, сказал всем вольно и вывел меня из командного пункта.
   Все снова сели на свои места.
   – Плохо дело – нахмурился сержант, который сидел рядом с Дэном, – значит, Кларисс будет сегодня не в настроении. Опять будет ругать ее, на чем свет стоит, а я должен буду все это выслушивать. Противная девчонка!
   – Не смей, – не выдержал Дэн, – не смей так про нее говорить.
   – Да, пожалуйста! Не буду! Только знай. Она! Никогда не будет твоей!
   – А я на это и не рассчитываю, – сказал Дэн. – Но я все равно не позволю так называть ее.
   – И что вы все на ней как помешались! У пилотов разве что слюни не текут, когда она с ними разговаривает. Подумаешь королева красоты! Да моя Кларисс в сто раз лучше нее.
   – Вот и слушай тогда ее жалобы по поводу Мэри! А ее не трогай! – Дэн уже заводился.
   – А то, что ты мне сделаешь! Что! – они оба встали и стояли друг против друга.
   – Эй, успокойтесь там! Сержант Фаул! Немедленно прекратите разговаривать о сержанте Мэри Браун! Сядьте на свое место и продолжайте заниматься своей работой!
   – Есть! – сказал зло сержант, он медленно отвернулся от Дэна и сел на свое место.
   – Вас это тоже касается сержант Пэйн, – это говорил лейтенант, который замещал Тобиаса, когда его не было на командном пункте.
   – Есть – сказал Дэн и тоже сел на свое место.
   На командном пункте наступила тишина. И она продолжалась до тех пор, пока я не забежала в помещение.
   – Я первая! – крикнула я и подбежала к своему креслу. – Оооо, сколько документов скопилось – я села и начала манипулировать пальцами по панели.
   – Вот проказница! – это вошел Тобиас. Все снова встали, кроме меня. – Не понял, – сказал Тобиас, – все встали, а сержанту Браун особое приглашение надо?
   – Ооой! – Я топнула ногой и тоже встала. Все тут же посмотрели на меня. Щеки мои раскраснелись, волосы выбились из фуражки и вились, глаза сияли, я стояла и улыбалась. Все залюбовались мной, даже тот сержант, который недавно ругал меня. У Дэна заныло все внутри.
   – Ты самая красивая женщина во всех галактиках, – тихо сказал он.
   – Я знаю, – засмеялась я. – Тобиас, люди ждут, они стоят и у них работа.
   – Пусть постоят, – сказал Тобиас, – ты тоже постоишь, но только со мной.
   – Майор Грин! – разозлилась я и хлопнула его по груди. – Что ты мне обещал!
   Тобиас тяжело вздохнул и сказал всем вольно. Я снова села на свое рабочее место. Тобиас постоял еще немного рядом, вздыхая.
   – Да что это такое! Я не могу так работать Тоб! Неужели тебе заняться нечем!
   – Есть чем, – сказал Тобиас, – скоро наступление. Но я не могу отойти от тебя.
   – Зато я могу, – сказала я и встала из своего кресла. Сначала я раздала флаеры тем, кто находился на командном пункте, а потом я вышла из него. Тобиас тут же пошел за мной. Сержант хотел сказать свое мнение по этому поводу, но Дэн так посмотрел на него, что он остался при своем мнении, не высказывая его вслух.

– 3 —

   – Привет, – сказала я ему, когда подошла с флаером. – Вот тут смотри, Крис, документы по поводу наступления, закодируй их получше перед отправкой.
   Я стояла, наклонившись над Дэном.
   – Вы хорошо себя чувствуете? – спросил меня Дэн.
   Я с удивлением посмотрела на него. Потом огляделась по сторонам.
   – Ты бесстрашный? – спросила я у Дэна.
   – Почему вы так решили, – спросил меня Дэн.
   – Да потому что ваш, то есть наш командир тут всех так запугал, что со мной почти не здороваются.
   – Нет, я тоже боюсь нашего, вашего командира, но его же сейчас рядом нет.
   – Нет, – сказала я, – но ему могут доложить, вот он, например, – и я показала на сержанта, который сидел за моей спиной.
   – Если он это сделает, то будет иметь дело со мной, вот и все, – сказал Дэн.
   – О как – снова удивилась я. – Я то хорошо себя чувствую, а вот ты как, прижился на нашей базе?
   – А что к ней приживаться. База как база. Не хуже и не лучше других, – пожал плечами Дэн.
   – Ты бывал на других базах? – мои глаза загорелись.
   – Бывал, – сказал Дэн.
   Я уже было открыла рот, чтобы задать Дэну еще один вопрос, но быстро отбежала от него и села в свое кресло. В помещение тут же вошел Тобиас. Мы встали.
   – Вольно, – сказал Тобиас и сразу же направился ко мне.
   – Привет моя красавица, я уже соскучился по тебе.
   Я вытянула руку в протесте.
   – Тобиас ты обещал! – громко сказала я.
   – Я помню, – сказал Тобиас. Он подошел ко мне схватил за руку и потащил с командного пункта.
   – Тобиас у меня много работы! Почему нельзя подождать до вечера!
   – Значит нельзя, – Тобиас вытолкал меня за дверь.
   – Тискать потащил – сказал сержант Фаул. У Дэна сжались кулаки.
   – Что, Пэйн, кулачки то сжимаешь, я же говорил, что у тебя ничего не получиться. Думаешь, поболтал с ней и она твоя? – он засмеялся.
   Дэн сидел и покачивался. Он уговаривал себя, что осталось еще немного. И он не сорвет такую продуманную, вымученную им операцию. Постепенно он успокоился и занялся документами, которые я ему принесла.
   А в это время Тобиас действительно целовал и обнимал меня у себя в комнате. Я тоже отвечала ему. Каждый из нас был уже без своего кителя. Но я не отключала свой разум. Я чувствовала, что мне что-то мешает. Вдруг передо мной возник образ сержанта Криса Пэйна. Я широко распахнула глаза. Тобиас ничего не замечал, он гладил мою спину и прижимал меня к себе.
   – Тобиас, хватит, – я попыталась убрать его руки, но он крепко держал меня.
   – Почему, – хрипло спросил он, – что тебе мешает.
   – Я не знаю, Тобиас, остановись, ты же обещал мне, что подождешь.
   – Я еле сдерживаю себя Мэри, еле сдерживаю, что тебе мешает стать моей.
   – Тобиас прошу тебя! – мне наконец-то удалось вырваться из его объятий. Мы оба тяжело дышали. Я дрожащими руками заправляла свою кофточку в брюки.
   – Ну почему! – заорал Тобиас.
   – Да потому что ты торопишься! – тоже заорала я. Мое тело била крупная дрожь.
   – Я тороплюсь?! – крикнул мне Тобиас. – Мэри! Да я уже почти был счастлив обладать тобой. Но нам помешали! Я очень хочу сделать тебя своей!
   – Но я и так уже твоя Тобиас! Я что, бегаю и с кем-то еще целуюсь? Или гуляю каждый вечер с другим? Я все свободное время провожу с тобой!
   – Мне стало этого мало Мэри! Я хочу большего! – Тобиас подбежал ко мне, снова обнял и стал целовать меня с новой силой. Я непроизвольно застонала.
   – Не могу больше ждать, – шептал Тобиас, – не могу больше, прости.
   Он схватил меня на руки, поднес к кровати и положил на нее. Он лег рядом и стал снова целовать и гладить меня. Кофточку с меня он уже снял, и снял с себя рубашку, он гладил мой живот, а я поглаживала его грудь своей ладонью. Я постанывала от удовольствия и возбуждения. Он уже собирался снять с меня бюстгальтер, опустил лямочки с моих плеч, целуя их, как в дверь опять постучали, как в тот раз, когда он чуть не стал обладать мною, когда я была на гауптвахте.
   – Да! – заорал Тобиас.
   – Командир, звездолет адмирала просит посадку!
   – Черт! – заорал Тобиас. – Почему именно сейчас! Опять он!
   – Я не знаю, – ответил растерянный голос за дверью. Я уже поднялась, одела кофточку и китель, поправила свою прическу и надела фуражку.
   – Я готова, – сказала я спокойным голосом.
   – Я не готов! – снова закричал Тобиас. Он со всей силы ударил кулаком стенку. – Жди меня здесь! – он схватил свою рубашку и китель.
   – Есть – сказала я и застыла возле двери. Я никогда его таким злым еще не видела. И мне было страшно. Он тем временем сходил в душевую, умылся холодной водой, сгоняя с себя возбуждение и оделся.
   – Второй раз! – заорал Тобиас. – Он помешал мне уже второй раз!
   Тобиас никак не мог успокоиться. Ему пришлось приложить огромное усилие, чтобы взять себя в руки и снова стать спокойным. Когда он вышел из душевой, то увидел мой испуганный взгляд. Тобиас тяжело вздохнул.
   – Иди сюда девочка моя, – я подошла и обняла его. – Я напугал тебя?
   Я закивала головой.
   – Прости, – он поднял мою голову за подбородок и поцеловал в губы. – Я никогда не причиню тебе боль любимая, поэтому никогда не бойся меня, хорошо? Никогда.
   – Хорошо Тобиас, – тихо сказала я. Тобиас еще раз поцеловал и тяжело вздохнул. – Пойдем, а то там адмирал ждет не дождется меня.
   Мы вышли с ним в обнимку из его комнаты. Но перед командным пунктом наши пути разошлись. Тобиас пошел встречать адмирала, а я на свое рабочее место.
   Когда я вошла, Дэн с тревогой посмотрел на меня. Нас с Тобиасом не было довольно долго и за это время могло произойти что угодно. Но я хмурилась, а не светилась от счастья. Из этого Дэн сделал вывод, что между мной и Тобиасом ничего не было.
   Я села на свое рабочее место, но не работала, а просто смотрела в одну точку. Потом вдруг резко обернулась и встретилась взглядом с Дэном. Я нахмурилась и отвернулась. Дэну это не очень понравилось.
   Вдруг дверь распахнулась, и в помещение зашел сначала адмирал, за ним Тобиас и офицеры адмирала, которые прилетели с ним. Мы все вскочили и встали по стойке смирно.
   – Оооо, – сказал адмирал и подошел ко мне, – майор Грин, да у вас на базе появился такой симпатичный офицер. Да вы настоящая красавица!
   Тобиас хмурился. Ему очень не нравилось поведение адмирала и пугало его. Но хмурился не только один Тобиас.
   – Рассказывайте, – обратился ко мне адмирал, – как вам служиться на этой базе?
   – Отлично адмирал, – я еще больше вытянулась по стойке смирно.
   – Вольно, вольно – адмирал засмеялся. – Вы ведь еще не обедали?
   – Никак нет, – ответила я адмиралу.
   – Ну же сержант Браун, расслабитесь, неужели я такой страшный.
   – Нет, что вы, – я улыбнулась адмиралу.
   – Ох, – сказал адмирал, и я нахмурилась, – нет, нет, прошу вас, улыбайтесь, улыбка вам очень к лицу. Позвольте проводить вас до столовой. Вы не будете против, если я пообедаю с вами?
   – Я?! – удивилась я, – нет, я, конечно же, не буду против.
   Адмирал взял меня под руку, которую я согнула в локте и мы с ним медленно пошли к выходу.
   – Я жду вашего рассказа Мэри, вы позволите мне называть вас просто по имени?
   Я ошарашено посмотрела на Тобиаса.
   – Да можете, – сказала я. – А что рассказывать, мне тут хорошо служиться, служба мне нравиться.
   – А больше всего вам, наверное, нравиться ваш командир, – сказал адмирал и улыбнулся.
   – Да и это прекрасное дополнение к моей службе, – сказала я и тоже улыбнулась адмиралу.
   – Теперь я понимаю майора, который так боролся, чтобы вас оставили на этой базе, – мы уже выходили из командного пункта, когда адмирал произнес эти слова.
   – Еще один, – усмехнулся сержант Фаул. – Как хорошо, что у меня есть Кларисс. За ней, по крайней мере, не бегает пол базы и я за нее спокоен.
   «Действительно, очень хорошо, что у тебя есть твоя Кларисс» – подумал Дэн.
   Через какое то время он остался один. Наступил вечер, все ушли, а он остался, потому что было его дежурство.
   – Фууу, – услышал Дэн мой голос и тут же обернулся на него, – думала, не отвяжусь. – Обмахиваясь фуражкой, я прошла к своему креслу.
   – Ты тут один? – спросила я у Дэна
   – Был один пока вы не пришли, – улыбнулся мне Дэн.
   – Дежуришь?
   – Да, – сказал Дэн. Он пристально смотрел на меня, все еще надеясь, что я вспомню, вспомню его!
   Я сняла китель, повесила его на спинку кресла, подошла к окну и стала смотреть на звезды.
   Дэн смотрел на меня, не отрываясь.
   – Красивые, правда? – тихо сказал он.
   – Да, – так же тихо сказала я и вздохнула. – Мигают, сказать мне что-то хотят, а я не слышу. Или не понимаю.
   – Мари, – так же тихо сказал Дэн. Он втайне надеялся, что хотя бы свое имя я помню. Но я никак не отреагировала на его зов и только снова тяжело вздохнула.
   Потом я снова подошла к креслу, удобнее устроилась в нем и пробормотала:
   – Вот бы меня подольше не находили, устала сил нет. И спрятать негде.
   – А в ангаре, – сказал Дэн, – там точно искать не будут.
   Я поморщилась и приложила пальцы к вискам.
   – Нельзя мне туда, – я нахмурилась. – Лучше принеси мне, пожалуйста, кофе.
   – Сейчас, – сказал Дэн, вскакивая со своего места. Он ненадолго выбежал из командного пункта. Вернулся он уже с кружкой с кофе. Подавая мне ее, он постарался прикоснуться к моим пальцам своими пальцами. Я вздрогнула, посмотрела на Дэна и нахмурилась. Мне совсем не нравились те чувства, что вызывал у меня этот парень. У меня было такое ощущение, что скоро что-то произойдёт, и он будет к этому причастен.
   – Спасибо, – сказала я и отвернулась на кресле от него. Я пила кофе и думала, думала, думала. Я думала, действительно, что мне мешает стать женщиной Тобиаса. Почему в последний момент срабатывает защита какая-то что ли. Я даже не знала, что мне мешает. И почему сегодня возник образ этого парня. Я мельком посмотрела на Дэна. Он смотрел на меня. Как будто ждал чего-то. Я это видела по его взгляду. Но что он от меня ждет? У меня есть Тобиас, не скажу, что люблю его, но он мне очень нравиться, раз я позволяю ему такое, чего не позволила бы никому другому. Тогда причем тут Крис. Может быть, он знает что-то обо мне, у меня вдруг мелькнула догадка.
   – Ты видел меня раньше? – спросила я у Дэна с надеждой, – может, я служила на другой базе, ты же сказал, что ты бывал на других базах.
   – Бывал, – сказал Дэн, – но вас я раньше не видел. Если бы я встретил вас раньше…
   – Знаю, знаю, – я замахала рукой на Дэна и вздохнула. – Я ничего не помню. Как я оказалась в этом лесу. Почему я в нем оказалась. Меня выкинули или потеряли. Иногда я думаю, ну и пусть, не помню, так не помню, начну свою жизнь заново. А иногда все-таки так хочется знать, кто я на самом деле. Почему меня упорно не пускают в ангар. Значит, я летала когда-то. Почему нельзя летать сейчас. Ничего не понимаю. И вообще! – я вдруг рассердилась, – чего это я с тобой тут разоткровенничалась! Забудь, что я тут говорила.
   Я снова отвернулась от Дэна, откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.
   «Девочка моя» – Дэн с нежностью смотрел на меня – «потерпи еще немного, скоро ты все вспомнишь и перестанешь терзать себя. Только бы ты» – Дэн снова зажмурился. У него даже дыхание перехватило. Он встал, подошел ко мне, снял китель со спинки кресла и укрыл меня им. Ему очень хотелось поцеловать меня! Очень! Но всюду стояли камеры, он знал, что все записывается, и поэтому, приложив не малые усилия над собой, он отошел от меня. Дэн снова сел в свое кресло и стал смотреть, как я сплю.
   Как будто почувствовав приближение Тобиаса, Дэн повернулся к своей панели и стал заниматься документом, который был перед ним. На командный пункт действительно зашел Тобиас. Он нахмурился, когда увидел, что в помещение только мы двое. Дэн встал по стойке смирно.
   – Она что-нибудь говорила, перед тем как уснуть? – спросил Тобиас у Дэна.
   – Да, – кивнул головой Дэн, – она сказала, что очень устала и хотела бы спрятаться так, чтобы ее подольше не нашли.
   – Нашла где прятаться, – усмехнулся Тобиас и подошел ко мне. Он присел на корточки передо мной и погладил меня по волосам.
   – Что же тебе все-таки мешает, – пробормотал он забывшись.
   – Простите, – сказал Дэн и Тобиас вздрогнул. Он взял меня на руки. Я тут же обняла его и прижалась к нему.
   – Продолжайте нести дежурство сержант Пэйн, – сказал Тобиас и вышел вместе со мной на руках.
   – Есть – тихо сказал Дэн.
   «Значит, ей что-то, а вернее кто-то, мешает стать его женщиной! Вот почему она хмуриться, когда смотрит на меня! Она чувствует! Она что-то чувствует!» Дэн готов был заплясать от радости. Но он быстро осадил себя. Потому что время у Тобиаса Грина еще было. И он мог все-таки уговорить меня.

– 4 —

   – Да! Мне ооочень хорошо, ты даже не представляешь как! Видеть то вижу и даже слышу! Как она воркует с другим, обнимается с ним же, и даже целуется! Мне просто замечательно делается при этом! – Дэн стукнул кулаком по дереву.
   – Ты опять не ценишь того, что имеешь Робертс! Давай поменяемся местами! Я буду там видеть и слышать ее, а ты будешь торчать тут и только мечтать, чтобы хотя бы увидеть ее! – рассердился Рой.
   – Ну, уж нет, – Дэн отрицательно покачал головой, – лучше уж так.
   – Вот именно, – сказал Рой и застонал. – Хоть бы одним глазком ее увидеть. Я уже пять месяцев не видел Мари! Да расскажи хоть что-нибудь!
   – А что рассказывать Рой, – Дэн заулыбался. – Бегает, улыбается, смеется. Как всегда родная милая любимая желанная, – Дэн задумался и стал глядеть вдаль.
   – Да, – Рой тоже задумался, – улыбается это хорошо. Жалко, что не нам с тобой.
   – Скоро будет нам, скоро, – нахмурился Дэн. – Ладно, я постараюсь устроить так, чтобы ты ее увидел.
   – Как ты это сделаешь, – спросил Рой.
   – Пока не знаю, все будет зависеть от обстоятельств. Он старается ни на минуту не отпускать ее из виду. Но он командир базы, его все время дергают куда-нибудь. Давай завтра, скоро наступление и адмирал все чаще собирает совещание. Завтра как раз будет такое. Будь днем возле базы, но будь очень осторожен, если тебя раскроют я ничем не смогу тебе помочь.
   – Я буду осторожен не переживай, даже ты не увидишь меня. И спасибо тебе Дэн. Я, правда, очень соскучился по Мари.
   – Мэри, – грустно поправил его Дэн. – Теперь ее зовут Мэри. Сержант Мэри Браун. Почти как Мари Беннет, – Дэн усмехнулся.
   – Ты говорил, что у тебя там проблемы какие-то были с сержантом, не помню как его.
   – Были, но теперь, когда до конца операции осталось всего ничего, я перестал обращать на него внимание. Ему нравиться подначивать меня. Он увидел, что мне нравиться Мари, и теперь каждый раз старается меня уколоть. Видимо получает от этого какое-то свое удовольствие. Но ничего, я потерплю. Я ради любимой и на такое готов.
   – Правильно Дэн. Действительно, осталось еще немного. Давай, иди, а то еще хвататься тебя.
   – Да Рой ты прав, мне пора. Значит, завтра я приведу Мари в лес, где ты сможешь увидеть ее.

   ***

   С утра Дэн немного нервничал. Он хотел помочь Рою и боялся. До конца операции оставалось совсем немного и Дэну не хотелось бы рисковать. Но он пообещал вчера и не хотел подводить друга. Дэн все выбирал удобный момент, который все никак не наступал.
   Ему повезло после обеда. Тоибаса и других офицеров вызвали на совещание. Дэну оставалось придумать, как ему и мне выйти из командного пункта. Но я, сама не подозревая этого, помогла ему в этом.
   – Крис, помоги мне, пожалуйста, отнести эти флаеры, а то я одна не утащу, а бегать туда-сюда тоже неохота.
   – С удовольствием, – сказал Дэн и вскочил со своего кресла. Сержант Фаул хмыкнул. Я тут же обернулась к нему.
   – Не обращайте на него внимание, – сказал мне Дэн, – это он от зависти.
   – Ясно, – сказала я, – держи, – я подала Дэну стопку флаеров. Вторую такую же я взяла сама. Мы вышли из командного пункта и начали раздавать флаеры. Когда мы отдали последний, и я собиралась уже возвращаться назад, Дэн остановил меня.
   – Мэри, наш командир решил сделать вам сюрприз и он попросил меня, чтобы я передал вам, чтобы вы ждали его на тропинке в лесу, возле большого дерева.
   – Интересно, – сказала я. – Ладно, спасибо Крис, что передал мне его просьбу. Таак, – я завертела головой в разные стороны, – надо вспомнить, где он сегодня не поставил охрану. Все! Вспомнила. Спасибо Крис еще раз, – я легонько хлопнула Дэна по груди.
   «Дэн! Меня зовут Дэн!» хотелось заорать Дэну. Но вместо этого он улыбнулся и помахал мне рукой в ответ.
   – И где же наш командир, чего его до сих пор нет, – говорила я некоторое время спустя, меряя шагами тропинку. Я не знала, что сейчас за мной наблюдает Рой. Он еле сдерживал слезы. Рой попал на базу в тот же самый момент, когда на нее прилетел адмирал. Он был в числе его офицеров. Но так как Рой находился все время на флагманском звездолете, не имея доступа на базу, он не мог видеть меня.
   «Она все такая же» – думал Рой – «Милая, нежная, родная. Прическа, правда, другая, но она же не помнит, какая у нее была до всего этого. Иногда кажется что уже сил нет терпеть до того момента, когда мы спасем ее. Ладно, спасем! Когда она вспомнит всех нас, броситься, как обычно, мне на шею» Рой тяжело вздохнул и сжал ствол дерева, за которым стоял, тайно покинув свой пост на звездолете, чтобы не выбежать ко мне.
   – Я что его тут, до утра ждать буду! А, Крис, а ты что тут делаешь?
   Дэн подошел ко мне и немного приобнял. Он развернул меня лицом к лесу.
   – Красиво, правда? – сказал он.
   – Да, – тихо сказала я, – но ты знаешь Крис, не знаю, почему меня иногда притягивают звезды. – Я тяжело вздохнула.
   – Может быть ваше прошлое связано с ними.
   – Может быть Крис, я не помню свое прошлое, и оно может быть любым. Ой, извини, что-то разоткровенничалась с тобой опять, – я засмеялась.
   – Нет, нет, что вы, мне наоборот приятно, что вы делитесь со мной своими мыслями, чувствами, мне очень приятно, – Дэн посмотрел мне в глаза.
   Я тоже посмотрела на него, и мы замерли ненадолго. Потом я моргнула.
   – А где майор Грин? – спросила я у Дэна.
   – Я пришел сказать вам, что он не сможет прийти. Он ужасно расстроился, что его сюрприз не удался. Поэтому он решил сделать его в другой раз. Но чтобы это был сюрприз, он просил не спрашивать про него.
   – Хорошо, – кивнула я головой, – не буду. А почему он выбрал именно тебя для этой миссии?
   – Не знаю, – сказал Дэн, – может быть, потому что я рядом был?
   – А ты как вышел с базы, через охрану?
   – Да, – улыбнулся Дэн, – обо мне же не будут докладывать командиру.
   – И то верно, – я вздохнула. – Придется идти назад тем же путем.
   – А каким, если не секрет, – улыбнулся Дэн.
   Я немного постояла и подумала. С одной стороны этот мужчина притягивал меня и отталкивал одновременно. Я не могла еще разобраться в своих чувствах. Да и не успевала даже, все мое время, все мои мысли занимал Тобиас. Я заулыбалась, когда подумала про него. Он был такой нежный в последнее время. Ни на чем не настаивал, ничего не просил.
   Дэн увидел, что я вдруг заулыбалась. Он догадался, что я подумала при этом про Грина. У него непроизвольно сжались кулаки. Ему все время приходилось напоминать себе, что я ничего не помню. Но силы его были на исходе. Сейчас я стояла рядом, такая красивая, милая, нежная родная. А он не мог даже прикоснуться ко мне! Не говоря уже о чем то большем. Задумавшись, Дэн забылся и потянул руку к моей щеке. Я с удивлением посмотрела на него. Дэн вздрогнул и отдёрнул свою руку.
   – Извините, – тихо сказал он, – я не хотел. Просто вы сейчас такая красивая.
   – Спасибо, – я вдруг неожиданно для себя самой смутилась. – Проводи меня немного Крис. И, пожалуйста, когда мы наедине говори мне ты.
   – Хорошо, – сказал Дэн, – с радостью. Так как вы, то есть ты собираешься возвращаться на базу? – мы медленно шли с Дэном по тропинке. Ему пришлось заложить руки за спину, чтобы снова, забывшись, не прикоснуться ко мне.
   – Об этом будешь знать только ты Крис, – я посмотрела на него и улыбнулась.
   – Клянусь! Этот секрет умрет вместе со мной! – торжественно сказал Дэн и приложил руку к своей груди. Мы с ним рассмеялись. Я легонько хлопнула его по руке.
   – Не надо про смерть Крис, не люблю такие разговоры.
   – Все! Больше не буду, обещаю. – Дэн поднял обе руки.
   – Один раз я уже делала это, – стала рассказывать я Дэну. – Однажды я захотела полетать на звездолете, – я вдруг сморщилась и прижала палец к виску. – Что за странность в последнее время, не пойму. Стоит мне подумать или сказать что-нибудь про звездолет, как у меня тут же начинает болеть голова. Так, на чем я остановилась. А! В общем, я узнала, где редко ставят охрану. И это оказалась столовая! Правда Тобиас иногда вспоминает про нее и мне не всегда удается уйти незамеченной.
   Я победно посмотрела на Дэна и нахмурилась.
   – Крис, не смотри на меня так, пожалуйста. Вдруг кто-нибудь увидит, и тебя выгонят с базы. Вернее выгонит.
   – Извини, на тебя по-другому смотреть нельзя.
   – Хорошо, смотри, только не при Тобиасе. Ладно, мне в другую сторону. Погода сегодня хорошая, даже в помещение заходить не охота. До встречи на пункте, – я махнула Дэну рукой и побежала по другой тропинке, которая вела к столовой.
   – До встречи, – тихо сказал Дэн и тоже махнул мне рукой. Он смотрел мне в след, пока я не скрылась из виду.
   «Потерпи еще немного, любимая. Скоро этот кошмар закончиться»
   Дэн еще не знал, что этот кошмар еще долго не закончиться, и будет еще долго преследовать меня, его, Роя. Всех нас.

   ***

   Когда Дэн зашел на командный пункт, я уже была там, о чем-то весело болтала с лейтенантом. Я сделала вид, что не обратила на него никакого внимания. Дэн прошел и сел на свое место. Он тоже делал вид, что не обращает на меня никакого внимания.
   Зашел Тобиас и тут же направился ко мне. Мы все вытянулись по стойке смирно.
   – Всем вольно, кроме сержанта Браун, – сказал Тобиас и подошел ко мне, – приказываю следовать за мной.
   Дэн с трудом справился с собой. Только что у него было хорошее настроение. Мы гуляли вместе, я доверила ему секрет. А теперь ему приходиться терпеть, представляя, как меня обнимает кто-то другой. Не он! Дэн снова принялся напоминать себе, что я ничего не помню. Как же ему не терпелось встать и врезать хорошенько этому Грину, чтобы больше никогда не прикасался к его девушке! Схватить меня в охапку, унести на наш корабль, занести в нашу каюту, положить на кровать и….тут Дэну пришлось больно ущипнуть себя, чтобы очнуться и прекратить свою фантазию.
   Тем временем я что-то прошептала на ухо Тобиасу, он заулыбался еще шире, кивнул головой, и мы вышли из командного пункта.
   – Уже щипать себя начал, беедненький, – ядовито сказал сержант Фаул.
   – Я хотя бы не сплю с куском льда, – ответил ему Дэн.
   У сержанта от возмущения пропали слова. Он, не мигая смотрел на Дэна, когда как тот спокойно продолжал работу с документами.
   – Что ты сказал, – очнулся сержант. Дэн не обращал на него внимание.
   – Что ты сказал! – крикнул Фаул
   – Сержант Фаул! – крикнул в свою очередь лейтенант, – вам, по-моему, надоело служить на командном пункте! У вас уже второе замечание. Еще одно и я буду вынужден доложить о вас майору Грину. Вам все ясно?
   – Так точно, – сказал сержант Фаул и сел в свое кресло.
   А тем временем я, смеясь, бежала по тропинке в лесу. Тобиас догнал меня, повалил в сугроб и начал целовать сначала нежно, а потом все настойчивее и настойчивее. Я отвечала ему с не меньшей страстью.
   Рой, который еще не ушел со своего наблюдательного пункта, закрыл глаза. Теперь он понимал Дэна. На это невозможно было смотреть. Рой и Дэн стали соперниками сразу же, как только познакомились со мной. Но Дэн был другом Роя, а этот чужой мужчина, который не только обнимал, да еще и целовал меня! И я еще отвечала ему, тихонько постанывала. У Роя все сжалось внутри. Он сжал кулаки. Теперь он, так же как и Дэн, стал напоминать себе, что я ничего не помню, и поэтому мне простительно.
   – Пойдем ко мне, – сказал Тобиас хриплым голосом.
   – Нет Тоб! Я хочу еще погулять, я не видела тебя почти весь день!
   – А потом мы пойдем ко мне в комнату?
   Рой замер на своем месте. Ему казалось, что если я отвечу утвердительно, он просто сойдет с ума. Рой подумал, хорошо, что Дэн это не слышит.
   – Тобиас! Подними меня мне уже холодно, – Тобиас встал сам и помог выбраться из сугроба мне.
   – Потом мы пойдем ужинать Тобиас! С адмиралом, как обычно, которому мне надо будет улыбаться, и отвечать на его шуточки. После ужина ты и другие офицеры пойдете в его комнату, а я пойду в свою или на командный пункт зайду. Все? Вечер уже распланирован, хотим мы этого или нет.
   – А когда я освобожусь, можно я загляну к тебе, чтобы пожелать спокойной ночи? – спросил Тобиас, обнимая меня и снова целуя. Я засмеялась.
   – А ты постучи, – сказала я игриво. – А открою я тебе или нет, это уже мне решать, – я снова засмеялась.
   – Ах ты, проказница моя, – Тобиас стал тормошить меня, а потом обнял и прижал к себе. – Я говорил тебе сегодня, что люблю тебя, безумно люблю?
   – Нет, – сказала я, – еще не говорил. Тогда точно не открою, можешь даже не стучать.
   – Люблюю!!! – закричал Тобиас. – Люблю мою Мэри! Для меня существует только она одна! – мы засмеялись, а потом снова начали целоваться.
   «Убью, собственными руками убью» – думал Рой. Он весь сжался. Внутри все горело и болело. Он не понимал, как Дэн мог терпеть такое. У них обоих было единственное спасение от боли – это все время напоминать себе, что я ничего не помню. Рою было тяжелее, потому что именно он сделал это, стер мою память. Он жаждал исправить свою ошибку, Рой был готов на все. Даже погибнуть, если это будет нужно для моего спасения.

Часть 4

– 1 —

   – Кларисс посоветуй, что мне подарить Тобиасу на день рождения?
   – Себя, – холодно ответила мне Кларисс. Дэн замер от этих слов.
   – Что? – удивилась я.
   – Что слышала, я сказала, подари ему себя и это будет самый лучший подарок на его день рождение.
   – Как ты можешь мне такое советовать! – я возмутилась.
   – Ты сама у меня спросила, первая! Я ответила, что думаю! Ты думаешь, я ничего не вижу? Да ты уже извела моего брата! Он уже почти полгода тебя добивается! Уже не знает что придумать! Как тебя уговорить! Я знаю, что ты и на десятую часть не любишь его так, как он любит тебя! Неужели он тебе настолько не интересен, что тебе тяжело отдать ему себя!
   – Почему не интересен, Тобиас нравиться мне, очень, но мне постоянно что-то мешает.
   – А может быть кто-то?! – ядовито сказала Кларисс.
   – Кларисс! – крикнула я. – Да как ты смеешь говорить мне такое! Я знаю, что ты ненавидишь меня! И может быть, я и на десятую долю не люблю Тобиаса, так как он любит меня, но обвинять меня не в чем! – я развернулась и пошла в обратную сторону.
   Пройдя немного, я наткнулась на Дэна.
   – Все в порядке? – спросил у меня Дэн. У меня был рассерженный вид.
   – Что? – переспросила я и нахмурилась.
   – Я спросил, все ли у тебя в порядке Мэри, – Дэн снова с трудом произнес мое имя.
   – У меня? Да у меня все замечательно! – крикнула и тряхнула головой. – Извини, Крис, эта Кларисс накрутила меня. Крис, Кларисс, чего вы все на одну букву, – я снова рассердилась.
   «Дэн! Меня зовут Дэн, а не Крис» кричало все внутри у Дэна.
   – Даже если наши имена на одну букву, надеюсь, я не такой стервозный, как она, – сказал мне Дэн, улыбаясь.
   – Да нет, конечно, – у меня был расстроенный вид, – все настроение только испортила. Я к ней по-хорошему, а она…
   – Не обращай на нее внимание, она же за брата переживает, а не за тебя, – успокаивал меня Дэн. Мы медленно шли рядом. Моя голова была опущена.
   «Потерпи еще немного милая, скоро ты больше никогда не увидишь эту женщину и ее братца. Скоро ты вспомнишь, что я единственная и главная твоя любовь, а ты моя» – думал Дэн.
   – Подари себя, что я вещь какая-нибудь, чтобы себя дарить, ерунда какая-то, – я все еще была расстроена.
   – Согласен с тобой, – сказал Дэн.
   – Что? – я удивленно посмотрела на Дэна. – Я что, это вслух сказала?
   – Да, – сказал Дэн, – и я полностью согласен с тем, что ты сказала.
   Я остановилась и внимательно посмотрела на Дэна.
   – А ты, – тихо спросила я у него, – отказался бы от такого подарка?
   – Я, – Дэн не знал что сказать.
   – Ладно, – я махнула рукой, – можешь не отвечать. Ой, а мы что, до столовой дошли?
   – Да, – сказал Дэн, – а что, тебе не сюда надо было?
   – Да нет, сюда, – я огляделась, – только не надо, чтобы нас видели вместе. Ты заходи первый, я тут еще постою, – я вздохнула. – Замуж, что ли за него выйти, чтобы нормально по базе ходить, – Дэн испугался.
   – А ты уверена, что хочешь за него замуж? – тихо спросил он. Я снова посмотрела на него. В моих глазах застыла грусть.
   – Я уже ни в чем не уверена Крис, и есть я уже не хочу, ты иди, приятного тебе аппетита, а я пойду к себе, посижу, подумаю, как мне жить дальше, – я развернулась и медленной походкой побрела по коридору, заложив руки в карманы брюк. У Дэна сердце обливалось кровью. Он сжал кулаки. Как ему сейчас хотелось пойти в лазарет и придушить эту Кларисс, которая ненавидела меня и при каждом удобном случае старалась сделать мне больно. Он снова мысленно попросил меня потерпеть еще немного. До дня рождения Тобиаса оставалось всего несколько дней. Дэн постоял еще немного, посмотрел мне в след, развернулся и направился в столовую.
   Но аппетита у Дэна не было. Он вяло ковырялся в тарелке, представляя, как я сейчас плачу у себя в комнате. А то, что я сейчас плачу, он не сомневался. Он слишком хорошо меня знал. Знал, что я все принимаю близко к сердцу. Поэтому и его сердце тоже плакало сейчас вместе со мной.
   В столовую быстрым шагом вошел Тобиас. Он стал оглядываться, видимо искал меня.
   – Никто не видел сержанта Браун? – спросил он громко. Все стали отрицательно качать головами, или говорить, что нет, не видели.
   – Я видел, – сказал Дэн и встал из-за стола. Тобиас повернулся и подошел к нему.
   – Она была очень расстроена после разговора с вашей сестрой. И сказала, что у нее пропал аппетит. Она пошла к себе в комнату, – Дэн смотрел на Тобиаса, стараясь быть при этом спокойным. Тобиас тоже смотрел на Дэна.
   – Спасибо, – холодно сказал Тобиас, развернулся и вышел из столовой.
   «Не за что, Грин. Скоро я отберу ее у тебя. И ее больше никто не обидит. Тем более твоя сестрица.» Дэн со злобой смотрел Тобиасу в спину.

   ***

   Раздался стук в мою дверь. Я молчала. Постучали еще раз.
   – Войдите, – сказала я. Я лежала на спине и смотрела в потолок. Китель и ботинки я сняла, поэтому я лежала только в брюках и кофточке. Я лежала и думала. Думала и лежала. Мои мысли все время крутились только возле одной темы – почему я не могу полностью отдаться Тобиасу. Что меня удерживает. Я же вижу, как он старается не торопиться. И как он сильно хочет меня, как еле сдерживается, чтобы не взять уже силой. Да и он нравиться мне! Мое тело всегда откликается на его ласки! Иногда я теряю разум. И если бы действительно досадные случаи, я бы уже давно была его женщиной. Но, то нам мешали, то я сама себе мешала. Бедный Тобиас.
   Тот, о ком я сейчас думала, входил в мою комнату.
   – Милая, что с тобой, – он присел рядом. Я тут же поднялась, обняла его и заплакала. – Что случилось, родная моя, – Тобиас встревожился не на шутку.
   – Прости меня Тоб, – сказала я сквозь слезы, – прости, пожалуйста.
   – Да за что любимая! Что случилось, расскажи мне! – он отстранил меня от себя и взял мое лицо за подбородок. По моему лицу текли слезы.
   – За что ты просишь у меня прощения милая моя, – он поцеловал меня в губы и погладил по волосам.
   Меня захлестнула такая волна нежности к нему и вины одновременно, что я снова крепко обняла его и разрыдалась. Тобиас не знал, что и думать. Он был напуган такой моей реакцией. Он шептал мне слова утешения и гладил по спине. Но я продолжала громко плакать, сжимая его в своих объятиях. Потом я вдруг схватила его голову и стала осыпать его мелкими поцелуями и шептать только одно слово – прости, прости, прости.
   – Да за что простить то! – крикнул Тобиас и схватил меня за руки.
   – За то, – тихо сказала я, – что я не люблю тебя так, как ты любишь меня. За то, что до сих пор я не стала твоей, – в моих глазах стояла боль.
   – Ох, напугала меня, – Тобиас прижал меня к себе. – Тебе не за что просить у меня прощения, родная моя. Я счастлив, поверь мне. У меня есть ты и мне этого достаточно. Я уже и не знал, что думать. Хватит плакать. Я знаю, это Кларисс опять расстроила тебя. Милая, не обижайся на нее, пожалуйста. Она просто слишком переживает за меня. А моей любви хватит на нас двоих.
   Я постепенно успокаивалась. Я все еще крепко обнимала Тобиаса. Но потом объятия мои ослабли, я обмякла у него в руках, и он понял, что я уснула. Он очень аккуратно положил меня на постель, укрыл одеялом, посидел еще немного, погладил меня по волосам. Я еще всхлипывала во сне. Он поцеловал меня, тихо поднялся, чтобы не разбудить и так же тихо вышел из моей комнаты.
   Когда он из нее вышел, то сразу же направился в лазарет.
   – Ооо, кто к нам пришел! И только для того, чтобы поругать свою нерадивую сестру!
   – Да Кларисс! – Тобиас стал ходить по лазарету. Сестра наблюдала за ним.
   – Ты все время говоришь, что любишь меня, переживаешь за меня. А ты не думала, что делая больно ей, ты делаешь больно мне?!
   – Тобиас! Когда же ты проснешься, наконец! Она не любит тебя! И! Никогда не полюбит! Мне больно видеть, как ты тратишь себя не на ту женщину! Она тебя не достойна!
   – Это не тебе решать! – заорал Тобиас. Кларисс вздрогнула и побледнела.
   Тобиас походил еще немного, успокаиваясь.
   – Она сейчас просила у меня прощения, – сказал Тобиас тихо, – так плакала. – Он замолчал, потому что его горло схватил спазм. Он поднял голову.
   – Тобиас, – Кларисс тяжело вздохнула, – прости меня. Я была не права, – она помолчала немного.
   – Нет! Я права! Права! Она и пальца твоего не стоит! – Кларисс зарыдала.
   – Что за день то такой! – крикнул Тобиас, подошел к сестре и обнял ее.
   – Что мне сделать, чтобы ты открыл свои глаза Тобиас! – рыдала Кларисс.
   – Ничего не надо делать, – спокойно сказал Тобиас, прижимая к себе сестру. – Я устал тебе говорить, что я ее люблю. Кто бы, что бы про нее мне не говорил, я не перестану любить ее.
   Кларисс еще поплакала немного, но она быстро успокоилась, взяла себя в руки.
   – Все, Тобиас, все, я успокоилась, – она отстранилась от брата. – Хочешь боли так иди и люби ее дальше, я больше тебе ничем помочь не могу.
   – Почему ты решила, что мне нужно помогать Кларисс, – Тобиас тяжело вздохнул, – у меня все хорошо. И вообще, я собираюсь сделать Мэри предложение на своем дне рождении.
   – Что?! Тобиас! – Кларисс прижала руку ко рту. – Не делай этого! Умоляю тебя! Только не это! Ты обретешь себя на вечную муку!
   – Замолчи! – крикнул Тобиас. – И это вместо того, чтобы порадоваться за меня!
   – Она не любит тебя! Не любит! Когда ты это поймешь!
   – Полюбит! Ей нужно время! Ты просто завидуешь ей! Кларисс, Кларисс, мне жаль тебя. Я думал, что ты не любишь Мэри, потому что переживаешь за меня. А ты просто ревнуешь меня к ней!
   – Да думай что хочешь! Я устала бороться за тебя!
   – Не надо за меня бороться Кларисс, просто хотя бы порадуйся за меня, – сказал Тобиас и вышел из лазарета.
   – Я радуюсь Тобиас. Я очень радуюсь за тебя, – тихо сказала Кларисс и снова заплакала.

   ***

   Когда Тобиас появился на командном пункте, то Дэн сразу же увидел, что Тобиас чем-то расстроен. Он слишком резко отдавал приказы, часто задумывался. Нервно ходил, меряя шагами командный пункт.
   – Кто это интересно так расстроил нашего командира, давайте угадаем, – ядовито сказал сержант Фаул.
   – А ты иди, успокой его, – сказал Дэн, – а еще лучше его сестренку.
   – Ты когда-нибудь напросишься на неприятности Пэйн, – зло сказал Фаул.
   – Как мне страшно, – усмехнулся Дэн.
   – Ничего, после дня рождения командира я с тобой разберусь.
   Дэну стоило большого труда сдержать себя, чтобы не рассмеяться. Потому что он знал, после дня рождения командира ни его, ни меня здесь уже не будет. Он еле дождался вечера, и как только освободился, стал собираться на встречу с Роем. Но неожиданно в коридоре он увидел меня. Я стояла, смотрела в пол, руки были в карманах брюк, и я от нечего делать пинала стенку ногой.
   – Привет, – сказал Дэн. Я вздрогнула от неожиданности.
   – Привет Крис.
   – Ты чего тут одна, скучаешь.
   – Да Тобиаса жду, мы должны были погулять пойти, а его адмирал задерживает. Хорошо, улетает завтра. Так уже на улицу охота, – я с тоской посмотрела в другой конец коридора, откуда видимо должен был выйти Тобиас.
   – Пошли со мной, – пригласил меня Дэн. Я с удивлением посмотрела на него.
   – Нет, ты реально бесстрашный, – сказала я ему. Дэн засмеялся.
   – А чего мне бояться Мэри, – Дэн чуть не назвал мое настоящее имя.
   – Не чего Крис, а кого! – я подняла палец вверх. – Не люблю ждать! – я топнула ногой.
   «Я знаю» – подумал Дэн. Ему так хотелось уже подойти и обнять меня! Такая мука для него была стоять рядом и не прикасаться ко мне!
   – Все! – я тряхнула головой, – ладно, Крис, сделаем так, ты выйди незамеченным, а я специально через охрану пойду. Пусть ему доложат. Иди через столовую, там сегодня никого нет. Я уже проверяла, – я вздохнула и снова с тоской посмотрела в конец коридора, – сам виноват.
   – Хорошо, – сказал Дэн, – только ты постой там и подожди меня ладно?
   – Да подожду, – я кивнула головой. – Но уговор Крис, как только Тобиас появиться, ты уходишь, прячешься, испаряешься, в общем, что угодно делаешь, но чтобы тебя возле меня не было.
   – Конечно, – сказал Дэн и пошел по направлению к столовой. Ему было больно. Больно слышать такие слова от меня. Он снова принялся напоминать себе, что я ничего не помню и остался всего один день до завершения их с Роем операции по спасению меня.
   Когда Дэн вышел на тропинку и отошел на достаточное расстояние, чтобы его не было видно с базы, то он ожидал увидеть меня. Но на тропинке никого не было. Дэн стал оглядываться. Вдруг ему в спину что-то ударило. Дэн резко обернулся. За деревом стояла я и смеялась. Дэн тоже засмеялся. Он нагнулся, глядя мне в глаза, сделал снежок и кинул его в меня. Но я успела спрятаться за дерево.
   – Не попал! Не попал! – кричала я оттуда.
   Я постояла немного за деревом и выглянула. Теперь я не увидела Дэна. Зато меня прекрасно видел Рой. Он пришел на встречу с Дэном и не ожидал увидеть вместе с ним меня. Для него это было приятной неожиданностью. Он стоял, наблюдал за мной и улыбался. Он видел, как Дэн подкрадывается ко мне сзади. Я вдруг посмотрела в сторону Роя. Ему пришлось вжаться в дерево, чтобы я не увидела его. Я медленно побрела по сугробу в сторону тропинки. Хлоп! Это я получила снежок в спину. Теперь я резко обернулась и засмеялась. Сзади меня стоял Дэн и тоже смеялся.
   – Один – один, – сказал он.
   – Ага, – согласилась я с ним и полезла дальше из сугроба. Когда я вылезла на тропинку, то стала отряхиваться от снега. Дэн тоже шел по направлению к тропинке. Я отряхнулась, подняла голову и стала смотреть на звезды.
   – Мигают, – тихо сказала я.
   – Нравятся? – спросил меня Дэн, тоже отряхиваясь.
   – Скорее манят своим холодным светом. Тобиас не любит, когда я смотрю на звезды.
   Дэн нахмурился. Он не любил, когда я говорила про Тобиаса. Он смотрел на мое поднятое лицо. Губы мои раскрылись и так манили его. Он уже потянулся к ним, когда раздался какой-то хруст. Мы с Дэном вздрогнули.
   – Что это, – удивилась я оглядываясь.
   – Может ветка обломилась под тяжестью снега, – сказал Дэн.
   Это Рою пришлось сломать ветку, чтобы Дэн не натворил глупостей.
   – Скорее всего. Тебе нравиться тут Крис?
   – Да, – тихо сказал Дэн, с нежностью глядя на меня, – особенно когда ты рядом.
   – Не надо так говорить Крис. И лучше забудь меня, – я нахмурилась, отвернулась от Дэна и пошла по тропинке в сторону леса. Дэн пошел за мной.
   – Остался один день, – тихо сказала я и снова посмотрела на звезды.
   – Один день до чего, – спросил меня Дэн.
   – До прощания со звездами, больше я не буду на них смотреть.
   – Почему? – удивился Дэн.
   – Потому что я постараюсь полюбить одного человека. Поэтому я тебе и говорю, чтобы ты забыл меня.
   Дэн и Рой, который тоже слышал мои слова, вздрогнули. Вдруг я резко обернулась.
   – Все Крис иди быстрее по тропинке вперед.
   Дэн тоже обернулся и увидел вдалеке силуэт мужчины.
   – Давай, увидимся завтра на командном пункте, – я хлопнула Дэна по руке.
   – До завтра, – сказал Дэн и быстрой походкой пошел вперед. Но как только он скрылся из виду, тут же запрыгнул в сугроб и спрятался за деревом.
   – Тобиас! Наконец-то! Сколько я могу тебя ждать!
   – Мэри! Я где тебе сказал ждать меня? Почему одна вышла с территории базы? Ты одна тут была? Мне показалось, возле тебя кто-то стоял.
   – Конечно, я не была тут одна Тобиас! Возле меня еще была рота солдат. Но как только они увидели тебя, они тут же бросились врассыпную! Тобиас! Если я с базы выходила одна, с кем я еще могла тут стоять! И вообще! Это ты задержался, а не я. Ты же знаешь, я не люблю ждать!
   – Все, все милая, успокойся, – Тобиас обнял меня и стал целовать.
   – Вот это другое дело, – засмеялась я.
   – Ты же знаешь адмирала. Кстати, чего это ты так весело сегодня смеялась над его шутками а? – Тобиас стал немного трясти меня и нахмурился.
   – Ой, Тобиас да ладно тебе, нашел к кому ревновать.
   – А что, есть еще кто-то к кому мне тебя надо ревновать? Где он, я сейчас же убью его, – Тобиас завертел своей головой.
   Я снова весело рассмеялась.
   – К себе ревнуй, – сказала я и поцеловала Тобиаса. – Тобиас, ко мне тут командир базы пристает, сил нет. Проходу просто не дает.
   – Задушу, – зарычал Тобиас, схватил меня на руки и стал кружить до тех пор, пока не упал в сугроб вместе со мной. Я громко смеялась и барахталась. Но потом мы затихли, потому что начали целоваться. Мы целовались и целовались, Тобиас все крепче прижимал меня к себе. Одна его рука лежала на моей щеке, и он притягивал мою голову к своей.
   Ни Дэн, ни Рой не видели нас и только догадывались, почему вдруг наступила тишина.
   – Тоб, все хватит, вытаскивай нас отсюда, – раздался мой голос. Первой из сугроба вылезла я, и помогла встать Тобиасу. Но он тут же уронил меня в другой, только теперь я лежала внизу. Мы снова начали целоваться, пока я не открыла глаза и не увидела звезды. Тобиас тут же почувствовал перемену в моем настроении. Он встал, поднял меня и прижал к себе, обняв меня за талию.
   – Гуляем? – спросил он у меня и легонько укусил меня за ухо.
   – Гуляем, – тихо сказала я и посмотрела с нежностью на Тобиаса.
   Я провела по его щеке рукой, прижалась к нему, положила голову ему на плечо и мы медленно пошли по тропинке. Мы шли молча, ни о чем не говорили, и даже ни о чем не думали. Просто наслаждались тишиной, свежим воздухом, друг другом.
   – Что мне моя любимая подарит на день рождения, – тихо сказал Тобиас. Я подняла к нему свою голову, и он поцеловал меня в губы.
   – Не скажу, – засмеялась я, – это же подарок, и ты не должен про него знать. А помнишь наш первый поцелуй?
   – Помню, – Тобиас тоже засмеялся, – как будто это было вчера.
   – Вчера мы тоже целовались, – я смеялась.
   – Но уже не в первый раз, – смеялся вместе со мной Тобиас. Я вдруг вырвалась из его рук и быстро побежала по тропинке вперед.
   Тобиас побежал за мной, догнал, обнял и поднял немного вверх. Я запрокинула голову и весело смеялась. Тобиас стал кружить меня.
   – Тоб хватит! Прошу тебя! У меня уже голова кружиться!
   Тобиас поставил меня на землю и крепко прижал к себе.
   – Пойдем ко мне в комнату, – тихо сказал Тобиас, – кофе попьем, поговорим.
   Дэну пришлось сжать свои кулаки и зажмуриться при этих словах.
   – Кофе? – я задумалась, – но если только кофе, то тогда я согласна.
   – Вот как? – удивился Тобиас. – То есть, если кто-нибудь другой позвал бы тебя на чашечку кофе, ты бы тоже пошла с ним в комнату?
   – А ты как думал, – сказала я и засмеялась, – сам такую девушку выбрал.
   – Так, – сказал Тобиас, – надо запретить по всей базе кофе, чтобы оно было только в моей комнате или я буду следить за тобой еще пристальнее.
   – Я обещаю тебе Тоб, что я буду пить кофе только в твоей комнате и только с тобой, – тихо сказала я и стала целовать Тобиаса. Он тут же стал отвечать на мой поцелуй.
   – Пойдем, – хрипло сказал Тобиас, отрываясь от моих губ.
   – Пойдем, – тихо сказала я.
   Тобиас снова обнял меня за талию, я прижалась к нему. Мы медленно шли, иногда останавливаясь, чтобы поцеловаться. Дэн и Рой ждали, когда мы скроемся из виду.
   – Я думал, они сегодня не уйдут, – проворчал Рой, когда нас с Тобиасом, наконец, не стало видно.
   – И как тебе видеть, как она целуется с другим, – сказал Дэн, хмурясь. – Мое сердце почти останавливается, когда я вижу это.
   – Больно это видеть Дэн, очень больно.
   – А я вижу это каждый день. Рой, послезавтра в шесть вечера будь здесь, я вынесу тебе форму пилота и скажу пароль на этот день. В столовую мы должны зайти вместе, чтобы не терять друг друга из виду. Как только я подам тебе знак, ты отвлекаешь Грина и по возможности постарайся оглушить его и спрятать, чтобы он как можно дольше не приходил в себя. Я в это время займусь Мари. Нужно потерпеть еще один день, а у меня такое ощущение, будто бы нужно потерпеть еще один год. Звездолет готов? Ты сообщил остальным о том, чтобы они готовы были помочь нам?
   – Да, все готово Дэн. Я и сам жду не дождусь, когда мы уже приступим к основной части нашей операции. Сил нет видеть ее с ним.
   – Сил у него нет. Это у меня их почти не осталось. Еще один день. Вернее даже два. Ведь это все случиться вечером, – Дэн поднял голову и посмотрел на звезды.
   – Скоро я подарю тебе звезды любимая, – сказал Дэн, – подожди, осталось всего два дня.
   – Да, – сказал Рой, – мы шли к этому полгода Дэн. И эти два дня тоже закончатся.

– 2 —

   – Подлиза, – сказал Тобиас и поцеловал меня в шею. Я сидела у него на коленях. Мы с Тобиасом переоделись, он был в легких брюках и футболке, я тоже была в брючках и маечке.
   – Ты такая соблазнительная в этой маечке, – сказал Тобиас и поцеловал мое плечо несколько раз.
   – Тогда я сейчас пойду и переоденусь, – я дернулась, чтобы попытаться встать.
   – Не отпущу, – сказал Тобиас и еще крепче прижал меня к себе.
   Он уткнулся своим лицом мне в шею и стал легонечко покусывать ее.
   – Тоб, мне щекотно, – я снова задергалась у него на коленях и чуть не пролила на себя кофе.
   – Пролей, пролей, – Тобиас стал толкать меня.
   – Тобиас! Проказник, зачем тебе надо, чтобы я пролила кофе.
   – Ты же их на свои брючки прольешь…
   – Так я к себе переодеваться пойду и не приду к тебе больше.
   – Коварррная девушка мне досталась, – Тобиас снова прижал меня к себе.
   – Сам меня нашел, – засмеялась я.
   – И счастлив, очень счастлив, что нашел.
   – Тобиас у меня к тебе предложение
   – Руки и сердца? Я согласен, – засмеялся Тобиас. Я тоже засмеялась вместе с ним.
   – Это предложение мне будешь делать ты, и я еще подумаю, соглашаться мне или нет.
   – Даже так?! – удивился Тобиас. Он отобрал у меня кружку с кофе, поставил ее на стол, а сам пригнул меня к себе и начал страстно целовать.
   – Я думаю, что мой ответ будет утвердительным, – прошептала я, когда мы закончили целоваться.
   – А что ты мне хотела предложить сейчас любимая, – Тобиас снова принялся целовать мои плечи и руки. Мое тело все сжималось внутри от его поцелуев. Хотелось застонать, снять с него футболку, прижаться к его голому торсу, целовать его тело. Но я хотела подарить ему себя на его день рождение и поэтому сдерживала себя. Теперь это приходилось делать мне. Но я все-таки не выдержала и сама начала целовать Тобиаса. Он застонал от удовольствия.
   – Все Тобиас, хватит, – я попыталась вырваться из его рук.
   – Не отпущу, я же сказал тебе, Мэри милая, поцелуй меня еще раз.
   Я посмотрела Тобиасу в глаза, потом на его губы, провела по ним своим пальцем. Он схватил мою руку и стал целовать каждый мой пальчик.
   – Тобиас, – сказала я тихо, – если я поцелую тебя еще раз, то у меня не будет подарка тебе на день рождение.
   Тобиас понял, что я хотела этим сказать. Он догадался, что я решила стать его женщиной именно в его день рождения. Его сердце радостно подпрыгнуло.
   – Представь, что оно уже сегодня, – прошептал мне Тобиас и снова притянул меня к себе. Мы снова стали целоваться. Я гладила его грудь, Тобиас залез под майку и гладил мою спину. Мы оба с ним постанывали от возбуждения. Но вдруг я резко вывернулась из рук Тобиаса и отбежала к двери. Мы оба с ним тяжело дышали. Моя прическа растрепалась и делала меня еще красивее и желаннее для Тобиаса. Тобиас молча протянул мне руку. Я отрицательно покачала головой.
   – Подарок, – хрипло сказала я.
   Тобиас встал с кресла. Я открыла дверь его комнаты.
   – Хорошо, – сердито сказал Тобиас, он снова сел в кресло. – Что ты мне хотела предложить Мэри.
   Я медленно закрыла дверь, но не отошла от нее.
   – Я хотела тебе предложить поспать сегодня вместе, как тогда помнишь? В одежде, – я пристально наблюдала за Тобиасом.
   Тобиас втянул в себя воздух и выдохнул его обратно. Он очень этого хотел, но боялся, что не сдержится и снова начнет ко мне приставать.
   – Если ты не уверен, я пойду к себе, – сказала я. – Спокойной ночи.
   Я уже повернулась, чтобы уйти, как Тобиас вскочил, подбежал к своей двери и прижал ее рукой.
   – Уверен, – твердо сказал он. Я подошла, обняла его за талию и прижалась к нему.
   – Потерпи еще немного Тоб, осталось всего ничего два дня и всего одна ночь.
   Тобиас поцеловал мои волосы. Он смотрел перед собой. Ему не верилось, что скоро это произойдет. И ему было интересно, как я отреагирую на его предложение выйти за него замуж. Он взял меня на руки и поднес к своей постели. Поставил возле нее, снял одеяло, снова взял и положил меня. Потом выключил свет, лег рядом и укрыл нас обоих. Я удобно устроилась на его плече и обняла его. Тобиас тоже обнял меня.
   – Спокойной ночи Тоб милый, – тихо сказала я.
   – Спокойной ночи любимая, – сказал Тобиас и снова поцеловал мои волосы.
   Через какое-то время Тобиас почувствовал, что я уснула. Он еще крепче прижал меня к себе. Он лежал и думал о том, что через два дня я так же усну на его плече, но только под утро и не одетая. И что так будет продолжаться всю его и мою, а значит нашу жизнь. В груди у Тобиаса все заныло от нетерпения. Два дня теперь казались ему вечностью.

   ***

   На следующее утро Дэн с нетерпением ждал, когда он снова увидит меня. Он сидел за своей панелью и пытался делать свою работу. Наконец-то на командный центр зашла я.
   – Разрешите войти, – спросила я у дежурившего лейтенанта и после его разрешения прошла к своему креслу. Дэн наблюдал за мной. Я была задумчивой.
   В помещение зашел Тобиас. Все встали, кроме меня. Я так задумалась, что не заметила его прихода.
   – Мэри! Что это такое! Ты должна встать, когда в помещение заходит старший офицер!
   Я встала и вдруг услышала, как садится небольшой истребитель. Я нагнула голову, прислушиваясь, и вдруг сказала:
   – Пилот слишком резко подлетает к ангару, делал бы это на автопилоте, если не может в ручно режиме.
   – Это что такое! – рассердился Тобиас. – Сержант Браун, не сердите меня еще больше. В отличие от вас пилот знает и выполняет свои обязанности, – он очень испугался и поэтому был слишком резок со мной.
   – Откуда я это знаю, – я была удивлена и растеряна одновременно.
   – Сержант Браун! Немедленно займитесь своей работой!
   Я снова села в кресло, стала выполнять свою работу. Тобиас нервно расхаживал за моей спиной и иногда поглядывал на меня. Я перенесла документы на флаеры, встала и направилась к выходу из командного пункта.
   – Сержант Браун, почему не отпрашиваетесь по всей форме! – громко сказал Тобиас и рассердился еще больше.
   «Как она этого не любит» – подумал про себя Дэн.
   Я остановилась, надела фуражку на голову, медленно повернулась и подошла к Тобиасу.
   – Разрешите покинуть командный пункт майор Грин, – холодно сказала я.
   – Даю пять минут сержант, – ответил мне Тобиас.
   – Есть – сказала я и откозыряла Тобиасу. Когда я шла к двери, все услышали щелчки. Это я щелкала одной рукой.
   «Все, ему конец, он очень рассердил ее, раз она стала щелкать пальцами. И это еще хорошо, что она это делает одной рукой. Иначе нам всем пришлось бы эвакуироваться в срочном порядке» – так подумал Дэн и хмыкнул.
   Через пять минут я вернулась, подошла к Тобиасу и так же официально доложила о своем прибытии. Тобиас кивнул и разрешил мне приступить к своим обязанностям. Он еще не понял, что его дело плохо. Я рассердилась на него и не просто рассердилась, а очень.
   Я поработала с документами, снова скинула их на флаеры, поднялась и молча разнесла их всем, кто находился за своими панелями. В помещении стояла тревожная тишина. Атмосфера была накалена. Затем я взяла остальные флаеры и снова подошла к Тобиасу.
   – Майор Грин разрешите покинуть командный пункт для того, чтобы разнести остальные флаеры.
   – Я провожу вас сержант.
   – Спасибо майор, но я не нуждаюсь в провожатых, – сказала я холодно.
   Только теперь Тобиас понял, что он очень рассердил меня. Он растерялся. Надо было что-то делать, а он не знал что!
   – Так я могу идти и выполнять свою работу? – снова холодно спросила я у Тобиаса.
   – Да можете, – тихо сказал Тобиас, – выполняйте.
   – Есть – сказала я, развернулась и вышла из помещения.
   «Да девочка моя! Давай, как ты умеешь!» – внутри Дэна все пело и радовалось.
   Тобиас постоял еще немного, а потом тоже вышел из командного пункта и пошел искать меня. Он наткнулся на меня, когда я выходила из служебного помещения.
   – Мэри, что происходит, – спросил он у меня.
   – Майор Грин? – я удивленно посмотрела на Тобиаса, – что за фамильярность. – Я обошла Тобиаса и пошла дальше по коридору. Но Тобиас догнал меня и схватил за руку.
   – Я еще раз повторяю свой вопрос Мэри, что происходит.
   – Это приказ? Ответить на ваш вопрос, – я холодно смотрела на Тобиаса и это его пугало.
   – Нет Мэри это не приказ. Мэри милая, не смотри на меня так, – Тобиас попытался погладить меня по щеке. Но я отвернула свою голову.
   – Ты хотел официальщины, – сердито сказала я, – вот и получай ее.
   Тобиас тяжело вздохнул. Он все еще не отпускал мою руку.
   – Мэри, мы на службе. Я знаю, что этого не любишь и многое не помнишь.
   – Вот именно майор Грин мы сейчас на службе, поэтому отпустите мою руку и разрешите мне продолжить нести ее.
   Тобиас снова вздохнул и потащил меня за руку по коридору. Так мы дошли до его комнаты. Он открыл дверь и затолкнул меня в нее. Я вошла и остановилась на середине.
   – Мэри, что происходит. Еще сегодня утром все было хорошо. Ты первая начала. Зачем тебе нужно было комментировать при всех посадку пилота. Ты не имеешь к ним ничего общего. Неужели тебе не хватило одного случая? Я очень переживаю за тебя, особенно, когда ты так говоришь.
   – Правда? – я обернулась и посмотрела на Тобиса.
   – Правда, – тихо сказал Тобиас. Он стоял совсем рядом и с любовью смотрел на меня. – И я бы не хотел снова испытывать страх потерять тебя.
   Я обняла Тобиаса и поцеловала его. Он тоже крепко обнял меня и с большим удовольствием ответил на мой поцелуй. Потом Тобиас стал целовать мою шею, покусывать ушко. Я застонала.
   – Тобиас, – прошептала я, – я так не дождусь до завтра.
   – Давай не будем его ждать любимая, – Тобиас стал прижимать меня к себе еще больше. Он снова страстно стал целовать меня. Я тоже отвечала ему со всем своим пылом.
   – Адмирал на базе, – прошептала я, – тебя опять вызовут.
   Тобиас протяжно застонал. Он выпустил меня из своих рук и отошел от меня, чтобы успокоиться. Я стояла разочарованная, так как очень хотела его ласк.
   – Иди первая Мэри, я подойду попозже.
   – Хорошо, – я кивнула головой, и уже было направилась к двери, но вдруг мы оба кинулись друг к другу и снова стали целоваться как безумные.
   – Все! – Тобиас снова оттолкнул меня. – Иди Мэри, иди быстрее, пока я не передумал.
   Я подбежала к двери и выскочила в коридор.
   На командный пункт я пришла какая-то рассеянная. Я молча прошла на свое место, села и попыталась работать с документом. Но мысли путались у меня в голове, я не понимала, что происходит со мной.
   – Что-то случилось сержант Браун? – спросил у меня лейтенант.
   – Что? – я вздрогнула и с удивлением посмотрела на него.
   – Где майор Грин, – снова спросил лейтенант.
   – Не знаю, – ответила ему я. – Я не видела его с тех пор, как ушла отсюда.
   – Ясно, – сказал лейтенант. Хотя ему ничего не было ясно.
   Дэн исподтишка наблюдал за мной. Он видел, что меня что-то волновало, не давало мне покоя. Я не могла сосредоточиться, морщила лоб, терла виски.
   – Лейтенант, – сказала я, – я, мне, в общем, я, то есть я хотела сказать разрешите мне покинуть командный пункт.
   Не дожидаясь разрешения лейтенанта, я вскочила со своего кресла и побежала к выходу.
   – Разрешаю, – угрюмо сказал лейтенант мне в спину.
   Только я вышла, как через несколько минут вбежал Тобиас.
   – Мэри, то есть я хотел сказать, сержант Браун, где она, – спросил Тобиас у лейтенанта.
   – Она, – лейтенант нервно сглотнул, – вышла, я разрешил.
   – Понятно, – сказал Тобиас хмуро. Он стал ходить по командному пункту.
   «Да что у них происходит!» – встревожился Дэн.
   Через какое то время зашла я. Мы с Тобиасом тут же посмотрели друг на друга. Я замерла ненадолго. Потом откозыряла ему и, пригнув голову, поспешила на свое место. Я попыталась работать, но руки мои дрожали, мысли путались в голове. Тогда я зажала свои руки между ног и замерла. Тобиас ходил за моей спиной, иногда поглядывая на меня.
   – Мэри, может, сходим, прогуляемся, – тихо сказал он, подойдя ко мне.
   – Да, конечно, – я тут же вскочила из своего кресла и пошла к выходу. Тобиас тут же пошел за мной, держась почти вплотную.
   – Да что у них происходит, – тихо сказал сержант Фаул. – Как наэлектризованные.
   И тут до Дэна дошло, что происходит. «Она хочет его. Но ее держит память обо мне. И это мучает ее. Мари, прошу тебя, продержись до завтра!» Теперь Дэн не мог сосредоточиться ни на чем. «Только бы не сдалась. Мари, держись, прошу тебя. Я радом! Но ты не помнишь меня!»
   Дэн еле доработал смену до конца. Он побежал к входу на базу и стал ждать. Он встал так, чтобы его не было видно.
   – Тобиас! – послышался мой голос, – мы договорились – завтра.
   – Но я не хочу ждать завтра Мэри! Давай завтра уже наступило!
   Я засмеялась и легонько ударила Тобиаса по груди. Он поймал мою руку и стал целовать ее, глядя мне в глаза.
   – Тобиас, смысл сегодня. Адмирал еще на базе, тебя могут вызвать в любую минуту. Помнишь, сколько раз он нам мешал?
   – Помню, – зарычал Тобиас, – ты бы уже давно была моей, если бы этот противный адмирал. – При этих словах Дэн весь покрылся холодным потом. Его ноги подогнулись, и он чуть не упал. Тобиас в это время обнимал меня и целовал мое лицо, шею. Я смеялась и отбивалась от него.
   – Пойдем в мою комнату, – хриплым голосом сказал Тобиас.
   – Пойдем, – тихо сказала я. Дэн весь сжался в своем укрытии.
   – Майор Грин! – Дэн увидел, как к нам подходил один из офицеров адмирала, – адмирал ждет вас у себя.
   – Что я говорила! – сказала я и подняла палец. – Иди Тоб, я подожду тебя.
   – Хорошо любимая, только жди меня в моей комнате, которая скоро станет нашей, – я засмеялась. Тобиас еще раз поцеловал меня и направился за офицером. Я тяжело вздохнула, постояла, посмотрела Тобиасу вслед и присела на один из ящиков, которые стояли в помещении. Я сидела и думала, правильно ли я поступаю.
   – А что, – сказала я вслух, – у меня есть другой выбор?
   «Есть! Есть! И это я!» – кричало все внутри Дэна – «Любимая, умоляю тебя, продержись еще немного! Остались сутки! Одни сутки и этот кошмар закончиться!»
   Я встала с ящика и стала ходить, думая о своем и иногда вздыхая.
   – Что же мне мешает, – снова сказала я вслух, – вот здесь, – я показала на свою грудь. – Что-то или кто-то из прошлой жизни не дает мне покоя.
   «Я! Я мешаю тебе Мари родная девочка моя! Не сдавайся, прошу тебя!»
   – Ладно, – сказала я сама себе, – все, что от меня потребуется завтра, это отключить свой разум. Я думаю, что я легко справлюсь с этим. Только бы еще одну ночь продержаться. Может в свою комнату пойти и закрыться? Да я тогда совсем не усну и буду завтра разбитая. А я должна завтра выглядеть на все сто! Чтобы Тобиас смотрел только на меня. И эта его сестрица чтобы позеленела только от одного моего вида. – Я засмеялась и пошла к выходу из помещения.
   – О, Крис, а ты что тут делаешь, – сказала я, когда увидела Дэна. – Ты чего такой бледный. Случайно не заболел? – встревожилась я.
   «Заболел! Я болен тобой любимая! Разве ты не видишь этого? Как! Как мне прожить еще сутки без тебя! Как мне прожить их, зная, что ты в любую минуту можешь стать женщиной другого мужчины! А ты моя! Моя! Просто ты не помнишь этого!»
   – Со мной все в порядке, – Дэн вымученно улыбнулся, – спасибо за заботу Мэри.
   – Да ничего не в порядке Крис, я же вижу! Дай потрогаю твой лоб, – я прикоснулась к Дэну своей ладонью, он вздрогнул и закрыл глаза.
   – Да нет, температуры нет. Слушай, хочешь, сходим, погуляем? Если ты не боишься, конечно.
   – Нет, не боюсь и я с удовольствием прогуляюсь с тобой, – Дэн снова улыбнулся мне. Он готов был идти куда угодно, лишь бы я была рядом.
   – Помоги мне одеться, – Дэн подал мне теплое пальто и оделся сам.
   Охранники, которые стояли возле выхода спросили у нас пароль и записали в специальный флаер. Они с подозрением смотрели на меня.
   – Все в порядке, – сказала я им, – командир в курсе.
   Мы с Дэном вышли на улицу и медленно пошли по тропинке. Я шла чуть впереди, Дэн шел за мной и не сводил с меня глаз. Я остановилась, подняла голову и посмотрела на звезды.
   – Прощайте, – сказала я им, – можете мигать дальше, только вы мне больше не нужны. Завтра я начинаю новую жизнь, – по моему лицу вдруг потекли слезы. – Что это – удивилась я, когда рукой провела по лицу, – я плачу? Почему? Со мной все хорошо, меня очень любит мужчина, сильный, умный, красивый. Что за слезы тогда?
   – Может, ты не уверена, что будешь счастлива с ним, – тихо сказал Дэн.
   Я обернулась и посмотрела на него. Слезы все еще бежали по моим щекам.
   – Буду, – твердо сказала я, – все зависит от меня самой. – С этими словами я отвернулась от Дэна и снова посмотрела на звезды.
   Дэн подошел ко мне совсем близко. Он склонил голову и чуть не поцеловал меня. Он вовремя вспомнил, что еще рано. И еще он знал, что Рой наблюдает за нами и сейчас он огорченно качает головой.
   Я тяжело вздохнула, опустила голову и пошла дальше. Дэн двинулся за мной.
   – Мне так жаль, что я так поздно встретил тебя, – сказал он тихо.
   Я засмеялась и обернулась к нему. Но когда я увидела, как Дэн смотрит на меня, я перестала смеяться.
   – Крис, пожалуйста, не надо так смотреть на меня, – я провела ладонью по его щеке. Дэн закрыл глаза и прижал мою ладонь своей рукой. Так мы постояли недолго, пока я не вырвала свою руку. Я повернулась к Дэну спиной и снова пошла по тропинке вперед.
   – Хорошо сегодня на улице, правда?
   – Правда, – сказал Дэн. – Мэри, а ты правда решила завтра, завтра… – Дэн никак не мог закончить предложение.
   – Стать женщиной Тобиаса Грина? Ты это хотел сказать? – Дэн кивнул. – Да, правда, Крис. А что, это тебя так сильно волнует?
   – Очень волнует, – сказал Дэн и остановил меня. Он повернул меня к себе и взял за плечи. – Я могу как-то остановить тебя Мэри? Может быть, ты со временем поймешь, что тебе нравлюсь я, а не он.
   – Нет, Крис, извини, если я делаю тебе больно, я не хотела, поверь мне. Но я уже все решила. Я устала бороться с собой. С Тобиасом. Раз я не помню прошлую жизнь, значит, начну новую, – я улыбнулась ему. Руки Дэна безвольно упали с моих плеч.
   – Жаль, – грустно сказал Дэн, – но я хотя бы попытался.
   – Вот почему ты был такой бледный, ты слышал наш с Тобиасом разговор.
   – Да слышал, я как раз шел прогуляться, а тут вы.
   – Извини, Крис, – я засмеялась, – мы же не знали, что ты рядом.
   – Все в порядке, не извиняйся Мэри, лишь бы ты была счастлива.
   – А я буду! Я буду счастлива Крис, поверь мне. Я буду счастлива! – закричала я и засмеялась, хотя внутри меня все плакало. Я подошла к дереву и обняла его.
   – Я буду счастлива, – шептала я, как будто уговаривая сама себя. Дэн тоже это видел. Он не верил ни единому моему слову. Он видел еще и то, что мне очень плохо, что я борюсь с собой, уговариваю себя.
   «Еще немного Мари, осталось совсем чуть, чуть. Как жаль, что я не могу обнять тебя сейчас, успокоить. Тебе одиноко, я знаю. Но я радом. Рой рядом. Просто ты не знаешь об этом. Ты не помнишь. Ты просто не помнишь» – так думал Дэн и с жалостью смотрел на меня.
   Так же смотрел на меня и Рой. Он думал те же самые мысли. Ему было ужасно жаль, что он сейчас ничем не может мне помочь. Он так же, как и Дэн уговаривал меня и себя, что осталось совсем немного.
   Вдруг над лесом пролетели истребители. Они шли на посадку, возвращался патруль. Я подняла голову и стала наблюдать, как они залетают в ангар.
   – Ну, все, хватит, – я вдруг рассердилась. – Все Крис, пошли на базу, – я быстрым шагом направилась по тропинке.
   – Мэри! – позвал меня Дэн, – я еще погуляю немного.
   – Да, конечно, – я кивнула головой, – до завтра Крис.
   – До завтра Мэри, – сказал Дэн. Он стоял и смотрел, как я удаляюсь.
   – Мое сердце сейчас чуть не разорвалось, – тихо сказал Рой, выходя из укрытия.
   – Мое тоже, – сказал Дэн. – Только бы она продержалась до завтра.
   – Продержится, – уверенно сказал Рой, – с таким настроением, какое у нее сейчас. Ты правильно сделал Дэн, ты заставил ее усомниться в том, что она будет счастлива с этим мужчиной. И эту ночь она точно продержится.
   – Буду надеяться Рой. Я буду очень на это надеяться.

   ***

   Когда Тобиас вернулся в свою комнату, я уже спала на его постели. Он сразу же заулыбался. Тобиас быстро переоделся, лег рядом и обнял меня сзади. Я вздохнула и заулыбалась во сне. Тобиас стал целовать мои плечи, шею, волосы. Он прижимал и прижимал меня к себе.
   – Спать, – тихо сказала я.
   – Я не могу, – так же тихо ответил мне Тобиас, – когда ты рядом мне не до сна.
   – Тобиас, я тогда сейчас встану и уйду к себе. Я ведь еще могу это сделать.
   – Можешь, – прошептал Тобиас, не переставая целовать меня, – но я никуда не отпущу тебя, ни сегодня, ни завтра, никогда любимая.
   – Тоб, давай не будем портить мой завтрашний подарок, пожалуйста. Я тоже очень хочу тебя, поверь мне, – я повернулась к Тобиасу и посмотрела ему в глаза. Потом я провела по его щеке ладонью. Я глядела на него с нежностью.
   – Я так счастлив это слышать, ты даже себе не представляешь любимая, – Тобиас взял мою руку и стал целовать мои пальцы.
   – Я знаю мой хороший, – я потянулась и поцеловала Тобиаса в губы. – А теперь все-таки давай спать. Я должна завтра быть самой красивой на твоем празднике.
   – Ты и так самая красивая, самая милая и желанная. Я так люблю тебя моя родная, – Тобиас снова стал целовать меня. – Но ты права. Сейчас мы ляжем с тобой спать. Но завтра…
   Я засмеялась, повернулась к Тобиасу, легла на его плечо, обняла его, и закрыла глаза. Тобиас крепко обнял меня, стал поглаживать по спине. Ни он, ни я еще не знали, что мы лежим с ним так в последний раз.

– 3 —

   «Она зашла утром, чтобы поздравить его» – уговаривал себя Дэн. Он постепенно приходил в себя. Как только он почувствовал, что готов идти дальше, а главное готов увидеть меня и встретить мой взгляд, то снова пошел. Он зашел на командный пункт, доложил о своем прибытии. Я повернулась к нему и махнула ему рукой. Дэн ответил мне тем же.
   «У них ничего не было, у них ничего не было» – твердил себе Дэн. Ему было больно и страшно. Но как узнать правду, он пока не знал.
   Зашел Тобиас. Все встали, поприветствовали и поздравили его. Дэну тоже пришлось это сделать, чтобы не выдать себя раньше времени. Тобиас поблагодарил всех. Я же сидела и работала, как ни в чем не бывало.
   – Не понял, – сказал Тобиас, – все меня поздравили, а сержант Браун видимо не хочет этого делать.
   – Хочет! – я вскочила и подбежала к Тобиасу. Он подхватил меня и покружил немного. – С днем рождения милый, – сказала я и поцеловала Тобиаса. – И вообще-то, – тихо сказала я, – я тебя уже поздравила сегодня утром.
   – Я знаю, но я еще хочу, – Тобиас крепко обнимал меня, мы потерлись носами. – Все, Тобиас, отпусти меня, сегодня мы заканчиваем раньше, в связи с твоим днем рождения и я хочу успеть сделать как можно больше дел. – Тобиас с сожалением выпустил меня из своих объятий. Только он это сделал, как на командный пункт зашел адмирал.
   – Доброе утро. Сержант Браун поздравили уже своего милого? – сказал адмирал, подходя ко мне.
   – Так точно, – сказала я, вытянувшись по стойке смирно.
   – Зачем же так, вольно сержант, вольно, – я расслабилась и улыбнулась адмиралу. – Вот так-то лучше, – адмирал тоже заулыбался.
   – Я прошу прощение майор, что не смогу остаться на ваш праздник, но сами понимаете, служба зовет.
   Адмирал попросил Тобиаса проводить его до звездолета. Когда они выходили, Тобиас обернулся в мою сторону, и я послала ему воздушный поцелуй. Тобиас улыбнулся и вышел за адмиралом.
   – Сержант Браун, – строго сказал лейтенант, дежуривший на командном пункте, – займите свое рабочее место и продолжите свою работу.
   – Есть – сказала я уныло и села в свое кресло, чтобы продолжить работу с документами. Но работа шла у меня плохо, я переживала по поводу вечера. Я догадывалась о намерениях Тобиаса и не знала, что мне делать.
   Дэн видел, что я переживаю, но ничем не мог мне помочь. Как же он ненавидел Тобиаса сейчас. Ему хотелось вскочить и ударить Тобиаса со всей силы, чтобы стереть эту улыбку с его лица, когда он выходил из командного пункта. Но он напомнил себе, что осталось всего несколько часов до завершения операции по моему спасению. Теперь Дэн тоже улыбался, только улыбка его была скорее злая, чем добрая и умиротворенная, как у Тобиаса.
   – Чему это ты улыбаешься, сержант Пэйн, – сказал сержант Фаул, который заметил улыбку Дэна, – хочешь, я сотру эту улыбку с твоего лица. Сегодня майор Грин сделает ей предложение. Он уже и кольцо приобрел. И она согласиться, вот увидишь. У нее просто выхода другого не будет, – зло сказал сержант.
   Дыхание у Дэна остановилось. Он по-прежнему выглядел спокойным, продолжал водить пальцами по панели, но внутри него будто бы взорвался снаряд.
   – Я счастлив за нее, – спокойно сказал Дэн. – Или ты ожидал другой реакции, – он спокойно посмотрел на сержанта. Тот зло рыкнул и отвернулся от Дэна.
   «Он не успеет это сделать» – подумал про себя Дэн. – «Не успеет».

   ***

   Наступил такой долгожданный для всех вечер. Дэн стоял возле входа в ангар и ждал Роя. Рой зашел, назвал пароль, его пропустили. Они с Дэном приветствовали друг друга крепким рукопожатием.
   – Волнуешься, – тихо сказал Рой.
   – Очень, – так же тихо ответил ему Дэн. – Иди и не осматривайся, как будто ты тут служишь давно.
   Они шли по коридорам базы рядом. Отвечали на приветствия, козыряли офицерам. Когда они вошли в столовую, меня с Тобиасом еще не было. Все были в парадной форме. Дэн и Рой тоже. Народу было много и поэтому ребята легко затесались в толпе. Они вели себя непринужденно, общались, знакомились, смеялись. Но тут зашел Тобиас. Он был особенно хорош в парадной форме. Все тут же встали, зааплодировали и стали выкрикивать поздравления. Тобиас улыбался, подходил к каждому и пожимал руку. Дэн и Рой делали так, чтобы когда он подходил, они оказывались в другой части зала.
   Когда Тобиас поблагодарил всех и снова подошел к главному столу, за которым будет сидеть он, я его сестра с сержантом Фаулом и другими офицерами, вошла я. Тобиас застыл. Все остальные тоже замолчали. Я выглядела великолепно. Волосы были забраны в красивую прическу, локоны спускались по моим щекам. Я была в красивом платье, которое открывало мои плечи и в туфлях на каблуках. В ушах блестели красивые сережки. На лице был легкий макияж. Я смотрела на Тобиаса и нежно улыбалась ему.
   В полной тишине я подошла к нему, привстала на носочки, поцеловала его в щеку и сказала:
   – Поздравляю тебя с днем рождения Тобиас Грин.
   У Тобиаса не было слов, он просто обнял меня и прижал к себе. В его глазах стояли слезы, и он зажмурил их. В моих глазах тоже стояли слезы. Только не любви и радости, а слезы смирения с судьбой. Дэн и Рой опустили головы, чтобы не видеть этого.
   – Может, мы все-таки сядем за стол, – сердито сказала Кларисс.
   Тобиас снова посмотрел на меня. Он погладил меня по волосам.
   – Ты самая прекрасная девушка на свете любимая, – тихо сказал он.
   Я улыбнулась ему в ответ, поцеловала его и погладила по щеке. Тобиас взял меня за руку и подвел к столу. Он помог мне сесть и сел рядом. Все кто был в зале тоже сели. Первый тост говорила Кларисс. Она встала, сказала много теплых слов брату от своего имени и от имени ее мужчины, сержанта Фаула. Тобиас встал, тепло поцеловал сестру и поблагодарил ее. Она прослезилась. Мы стукнулись бокалами, и выпили за этот тост. Тобиас все время держал меня за руку, целовал ее и все время смотрел на меня. Я смущалась, опускала голову.
   – Тоб, милый, не смотри на меня все время, тут и другие гости есть. Они тоже хотят твоего внимания, – говорила я ему.
   – Я не могу и не хочу уделять им свое внимание. Все свое внимание я хочу уделить тебе, моей любимой, – Тобиас снова поцеловал мою руку.
   – Не могу это видеть, – сказал Рой, – он все время смотрит на нее.
   – Он должен сделать ей сегодня предложение, – сказал Дэн.
   – Что? – глаза Роя широко распахнулись, – он не успеет Дэн.
   – Я тоже так думаю, но я боюсь, очень боюсь, он может начать говорить в любую минуту, а нам еще рано начинать. Нужно чтобы все выпили как можно больше спиртного.
   – Будем надеяться на удачу Дэн. Потерпи, – Рой сжал руку Дэна, – осталось еще немного.
   – Я терплю, но терпение мое на исходе, – Дэн закрыл глаза, потому что Тобиас стал целовать меня, а я отвечала на его поцелуй.
   – Любимая, – шептал Тобиас, – ты сегодня такая прекрасная, ты просто необычайно красивая.
   – Тоб милый ты так совсем захвалишь меня, – я смутилась. – Удели лучше внимание своей сестре, а то она убьет меня сегодня. А я пока схожу, попудрю носик, как говориться, – я поцеловала Тобиаса, – я скоро вернусь.
   – Обещаешь? – спросил меня Тобиас.
   – Обещаю, – ответила я ему и вынула свою руку из его руки.
   – Куда это она, – спросил с тревогой Рой.
   – Не знаю, – Дэн посмотрел на Тобиаса, который разговаривал с сестрой и сержантом Фаулом. Он встал и, как можно не заметнее тоже вышел из столовой, только через другую дверь. Дэн пошел по коридору, он искал меня, но пока не находил. Тогда он направился к моей комнате. Дверь была приоткрыта, и Дэн заглянул в нее. Я стояла возле окна и смотрела на звезды. Я обняла себя руками, как будто мне было зябко.
   «Любимая, как же тебе сейчас тяжело» – с нежностью подумал Дэн. – «Осталось совсем немного»
   Я постояла так еще немного и пошла к двери. Когда я вышла, то увидала Дэна.
   – А ты чего здесь, а не со всеми, – спросила я его и улыбнулась.
   – Я увидел, как ты вышла, и подумал, может быть тебе понадобиться моя помощь. Ты такая красивая. С тобой все в порядке? – спросил меня Дэн.
   – Со мной все хорошо Крис, спасибо, что беспокоился обо мне, – я с благодарностью посмотрела на него и пошла дальше по коридору.
   Дэн постоял еще немного и тоже пошел, только другим путем, чтобы нас не видели вместе. Когда он вошел в зал, то увидел, как Тобиас танцует со мной. Он прижимал меня к себе, обнимая за талию, я обвила его шею своими руками и, не отрываясь, смотрела на него. Дэн прошел на свое место и сел рядом с Роем.
   – Она смотрела на звезды у себя в комнате, – сказал он Рою. Тот кивнул.
   Мы продолжали танцевать с Тобиасом. Потом к нам подошла его сестра, что-то сказала, и Тобиасу пришлось выпустить меня из своих рук. Я пошла к столу, гордо подняв голову. А Тобиас танцевал со своей сестрой, а сам смотрел на меня. Я села, взяла бокал в руки и выпила его весь, до дна. Сержант Фаул тут же поднялся, подошел и налил мне еще. Он наклонился и что-то говорил мне. У Дэна сжались кулаки. Он хотел встать, но Рой удержал его.
   – Это теперь неважно Дэн, пусть он говорит ей все, что угодно. Остался час или около того. Да и ничего страшного он ей не говорит. Смотри, как она спокойна.
   Тобиас хмурился. Он тоже видел, что сержант склонился надо мной и что-то говорит мне.
   – Если он хотя бы звуком своего голоса обидит ее, я выгоню его из базы, – сказал он сестре.
   – Ничего плохого он ей не скажет Тобиас, успокойся и танцуй спокойно. Ничего с ней не случиться, да и с тобой тоже, если вы пару минут побудете не вместе. Как же я устала, Тобиас ты себе даже не представляешь, – его сестра прижалась к нему и положила голову ему на плечо.
   – От чего же ты устала сестренка, – спросил Тобиас и погладил ее по волосам.
   – Переживать за тебя, дурачо, к – ответила ему Кларисс.
   – Это я уже устал говорить тебе, что за меня не надо переживать.
   Музыка закончилась. Тобиас с сестрой, обнявшись, медленно пошли к столу. Я допивала уже второй бокал. Мне нужна была смелость, и я думала, что спиртное придаст мне ее.
   – Соскучилась по мне моя ненаглядная? – спросил Тобиас, садясь рядом со мной.
   – А ты как думаешь, милый, – тихо ответила я Тобиасу. Мы поцеловались. Тобиаса стали поздравлять другие офицеры. Он немного отпивал из бокала за каждый тост. Постепенно Тобиас хмелел. Да и все остальные тоже. Только Дэн и Рой не пили. Они ждали своего часа. И он наступил.
   – Пора, – сказал Дэн.
   – Я тоже так считаю Дэн. – Рой встал и вышел из-за стола. Он пошел к выходу из столовой. Через некоторое время Дэн увидел, как Рой подошел к нашему столу, вытянулся по стойке смирно и что-то сказал Тобиасу. Тот нахмурился. Он встал, я тоже встала. Тобиас обнял меня, и мы поцеловались с ним. Он погладил меня по щеке, по волосам, поцеловал еще раз, повернулся и пошел за Роем, постоянно оборачиваясь и глядя на меня. Дэн встал со своего места и направился к нашему столу. Заиграла медленная музыка.
   – Разреши пригласить тебя на танец, – сказал мне Дэн, склонившись надо мной. Я вздрогнула и посмотрела на него. Кларисс уже танцевала со своим сержантом, остальные офицеры разговаривали друг с другом или флиртовали с другими девушками с базы.
   – Ты точно бесстрашный Крис, – засмеялась я и подала ему руку. Я решила, что ничего страшного не случиться от одного танца. Плюс спиртное все-таки придало мне смелость. Дэн помог мне подняться, вывел меня на середину зала, обнял за талию и мы начали танцевать. Он смотрел на меня, я смотрела на него, немного наклонив голову набок и улыбалась.
   – Ты сегодня очень красивая, самая красивая из всех, кто тут находиться.
   – Спасибо Крис, ты тоже очень хорош в парадной форме, – Дэн улыбнулся.
   – Вообще-то я пришел за тобой Мари, – сказал он. Танцуя, он подвел меня к двери. Я засмеялась.
   – Ты перепутал Крис, мое имя Мэри, а не Мари. Так, наверное, звали или зовут твою девушку.
   – Да, – сказал Дэн, – так зовут мою девушку и эта девушка ты. Тебя зовут Мария Беннет. Ты лейтенант звездного флота и одна из лучших пилотов.
   – Что! – я больше ничего не успела сказать. Дэн вытолкнул меня за дверь, прижал к себе и поставил мне укол в шею. Я обмякла в его руках. Он быстро взял меня на руки и понес по коридору. Навстречу уже шел Рой с одеялом. Они укутали меня и понесли дальше. Рой шел немного впереди, чтобы предупредить Дэна, если кто-нибудь вышел бы им на встречу. Но коридоры были пустые. Все либо гуляли, либо дежурили. Так они добрались до выхода из базы. Дэн осторожно положил меня на пол. Они вдвоем с Роем подошли к охранникам, немного поговорили с ними, а потом после короткой драки вырубили обоих. Они оттащили их за ящики. Дэн подбежал ко мне и поднял на руки. Они направились с Роем к выходу.
   – Вы не сделаете этого, – раздался голос Тобиаса. Дэн и Рой медленно повернулись. Тобиас стоял и целился в них. Рой тоже целился в Тобиаса.
   – Она моя, – сказал Тобиас, – верните ее немедленно или я убью вас обоих.
   – Ты ошибаешься Грин, – сказал Дэн, – она моя, а твоей она никогда не была и не будет.
   – Ты уверен в этом Пэйн? Или как там тебя? Ты же видел сегодня, как мы выходили с ней из моей комнаты. Она стала моей сегодня ночью и теперь принадлежит мне. Верните ее!
   – Это не важно, что было между вами сегодня ночью, – сказал Дэн. – Мари никогда не принадлежала тебе, ты ведь прекрасно знал, кто она такая. Я забираю ее. Рой, прикрой нас.
   Тобиас и Рой выстрелили одновременно. Тобиас удивленно смотрел на Роя. Колени его подогнулись и он упал. Рой зажал раненную руку.
   – Он был пьян, иначе попал бы, – сказал Рой. – Что будем с ним делать.
   – Давай возьмем его в плен, неплохой трофей перед нападением, – сказал Дэн. – Только тащить его придется тебе.
   Рой подошел к Тобиасу, надел на него наручники, с трудом поднял и взвалил себе на плечо. Они вышли из базы и по тропинке направились к звездолету, который был спрятан неподалеку. Когда они добрались до него, Дэн бережно уложил меня в одной из кают. Он укутал меня одеялом и пристегнул.
   – Наконец-то любимая, – он погладил меня по волосам и поцеловал в губы, – скоро ты будешь дома, на своем звездолете, со мной. Я целых полгода мечтал об этом.
   – Дэн! – крикнул Рой, – быстрее, скоро патруль!
   Дэн побежал и сел в кресло пилота. Рядом устроился Рой. Дэн начал манипулировать пальцами по панели управления звездолетом. Заработали двигатели, корабль вздрогнул и стал набирать высоту. Все было хорошо, пока их не заметил патруль. С базы стали вылетать все новые и новые звездолеты.
   – Только бы добраться до открытого космоса, – крикнул Рой.
   – Доберемся – спокойно сказал Дэн. Он отстреливался, задействовав лазерные пушки и нейронное оружие, которое было на этом звездолете, и взлетал все выше и выше. Истребители атаковали его со всех сторон, но Дэн был опытным пилотом, и звездолет, который он вел, был под защитой. Это помогало ему уходить от погони. Как только он вывел звездолет в открытый космос, то сразу же почувствовал облегчение, так как там их уже ждали наши корабли, которые тут же пришли на помощь ему. Завязался бой. Звездолеты противника атаковали, чтобы вернуть корабль, который улетал все дальше и дальше, унося меня и Тобиаса на борту. Наши корабли прикрывали его, открыв огонь по противнику. Звездолет Дэна подлетел к нашему межгалактическому кораблю «Интерра» и медленно залетел в ангар.
   – Вот ты и дома, девочка моя, – шептал Дэн, его немного трясло. – Неужели все это закончилось Рой.
   – Еще не все Дэн, – Рой морщился и прижимал руку к ране, – не забывай, она еще не вспомнила ни тебя, ни меня. Я думаю, нам еще придется потерпеть какое-то время.
   – Пусть, – сказал Дэн и отстегнул ремни, – зато я больше не буду видеть, как ее целует другой. А то, что она меня вспомнит, я не сомневаюсь.
   – Ты прав Дэн. Смотри, нас уже встречают. Прикажи кому-нибудь притащить этого Грина в лазарет, его нужно в капсулу он ранен. Ты отнесешь Мари в вашу каюту?
   – Конечно, хочешь зайти? – заулыбался Дэн.
   – А ты думал, – засмеялся Рой. Они крепко обняли друг друга.
   – Не вериться даже, – сказал Дэн, – мы на своем корабле и она с нами.
   – Пойдем Дэн, нас уже ждут.
   Он сходил за мной, снова взял меня на руки и вместе с Роем вышел из звездолета. Его и Роя шумно приветствовали, обнимали. Все радостно смеялись. Дэн приказал отнести Тобиаса в лазарет, а сам пошел вместе с Роем и офицерами в нашу каюту. Когда он подошел к ней, то остановился.
   – Волнуешься? – спросил его Рой. Он нажал на панель возле двери в каюту, и она отошла в борт корабля.
   – Немного, – тихо сказал Дэн. Он зашел в каюту, в которой не был полгода. Все было по-прежнему. Все стояло на своих местах. Первым делом Дэну бросилась наша фотография на флаере, где мы обнимались и смеялись друг другу. Дэн подошел к кровати и бережно положил меня на нее. Он дрожащей рукой провел по моим волосам, лицу, шее.
   – С возвращением любимая, – прошептал он, потом уткнулся мне в шею и заплакал. Он обнимал меня и прижимал к себе. Ему до сих пор не верилось, что этот кошмар закончился. Что он больше не будет видеть, как меня обнимает другой, а главное, как я обнимаю и целую его.
   – Мы дома, – шептал Дэн, – слышишь меня девочка моя, мы дома.

Часть 5

– 1 —

   – Как болит голова, – сказала я хриплым голосом. – Неужели я столько много выпила вчера. Тобиас, – я похлопала рукой возле себя. – Тобиас, где ты? Встал уже что ли.
   Я медленно села, потерла виски и открыла глаза и замерла. Ребята молчали. Я обернулась и увидела Дэна.
   – Крис, что ты тут делаешь, – я нахмурилась, – где Тобиас. – Тут я увидала Роя.
   – А это еще кто. Крис, почему ты молчишь, что вообще происходит! – я рассердилась и скинула с себя одеяло. – Дай воды, пожалуйста, она должна вон на том столике стоять, – я показал рукой в ту сторону, в которой должен был стоять столик в комнате Тобиаса. В каюте было полутемно, и я еще не видела, что я не в его комнате. Вдобавок я никак не могла открыть глаза, я то открывала их, то закрывала. Дэн молча подал мне воду.
   – Спасибо, – хрипло сказала я и начала пить из стакана. Но я перестала пить, когда увидела, в какой форме Дэн.
   – Это что такое, – я показала на него, – ты в какой форме Крис, да еще и капитан? – удивилась я. – И кто это вообще такой! – я показала на Роя и залпом допила стакан.
   – Как болит голова, – я отдала стакан Дэну. – Ничего не помню, – я снова посмотрела сначала на Роя, а потом на Дэна, – что вы вообще тут делаете? – сказала я с возмущением. – Крис, ты будешь отвечать на мои вопросы или нет?!
   – Буду, – сказал Дэн, он подошел ко мне, присел передо мной на корточки и взял меня за руки. Я смотрела на него и хмурилась.
   – Меня зовут Дэн. Дэн Робертс. Я капитан межгалактического звездолета, на котором ты сейчас находишься. И я твой мужчина, которого ты любишь. Это, – он показал на Роя, – Рой Грант, он твой лучший друг, к которому ты всегда бежала за помощью. А ты – Мария Беннет, моя любовь, моя женщина, мой заместитель и первый пилот этого корабля. Ты носишь чин лейтенанта. И еще, ты одна из лучших пилотов звездного флота. – Дэн замолчал.
   Я посидела, помолчала немного, хмуро глядя на Дэна.
   – Ты все сказал? – Дэн кивнул головой. – Крис, скажи мне правду, – я наклонилась к лицу Дэна, – это Тобиас тебя попросил разыграть меня, да? Скажи мне честно, я тебя не выдам.
   – Все, что я сейчас сказал тебе Мари – правда.
   Я вздохнула и убрала руки из рук Дэна.
   – Рой, включи свет, пожалуйста, – попросил Дэн.
   Рой нагнулся немного, что-то сделал или куда-то нажал и в каюте загорелся яркий свет. Я вздрогнула и стала оглядываться. Я понимала, что я явно не в комнате Тобиаса и даже не в своей. Я увидела флаер, на котором была фотография, где мы с Дэном обнимались и счастливо улыбались друг другу. Я с удивлением посмотрела на Дэна. Потом встала и медленно подошла к большому иллюминатору. Я посмотрела вниз, потом вверх. Всюду были звезды. А еще я увидела другие звездолеты. Ужас и паника начали подкатывать ко мне. Я больно ущипнула себя за руку.
   – Ай! – вскрикнула я и потёрла то место, куда я себя ущипнула, – значит это не сон. – Я повернулась к Дэну.
   – Я так и знала, что скоро что-то произойдет, и в этом будешь замешан ты! – я указала на него пальцем. – Зачем я вам! Что вы от меня хотите! Где Тобиас и что с ним! Планы о нападении ты знаешь не хуже меня. Ты сам их кодировал Крис! – я старалась не показывать, что мне очень страшно.
   – Дэн, меня зовут Дэн, – сказал Дэн с нажимом.
   – Мне без разницы, как тебя зовут! – крикнула я. – Я не понимаю, зачем я понадобилась вам. И я снова спрашиваю вас, где Тобиас. Что вы с ним сделали!
   – То есть ты мне не веришь, хорошо. Рой.
   Рой встал, подошел ко мне, улыбаясь, и подал мне флаер.
   – Что это, – спросила я у Дэна.
   – Включи и увидишь все сама, – сказал Дэн и подошел ко мне.
   – Отойди от меня, – зло сказала я и отодвинулась от Дэна. Дэн хмыкнул, сложил руки на груди и отступил от меня на один шаг. Я включила запись на флаере.
   – Привет Мари, – я услышала свой голос и вздрогнула, мои глаза одновременно удивленно и испуганно распахнулись. – Если ты сейчас смотришь эту запись, значит, Дэн и Рой спасли тебя. Скорее всего, ты сейчас ничего не помнишь. И скорее всего ты сейчас находишься в нашей с Дэном каюте. Он сразу же потащит тебя туда, я его знаю, – послышался сначала смех, а потом сдавленный стон, – послушай меня девочка моя, это Дэн так любит называть меня, а значит и тебя. Тебя зовут Мария Беннет, ты лейтенант звездного флота, лучшая из лучших пилотов. А самое главное ты очень любишь Дэна Робертса, капитана звездолета на котором ты сейчас находишься. Рядом твой верный Рой, который сейчас сотрет тебе память, но это только для того, чтобы спасти тебя. Сейчас в данный момент ты умираешь. Наш корабль потерпел крушение, и вся энергия уходит на его защиту. Рой беспомощен. И поэтому стереть твою память и отнести тебя в лес единственное верное решение. Иначе я умру. Рой всегда был и будет с тобой рядом. Так же как и твой любимый Дэн. Я знаю, ты сейчас не помнишь ничего и никого. Но поверь этим двум ребятам, которые, уже спасли тебя однажды и спасают тебя еще раз. Смотри мне, не обижай их, не пробуй бежать, а то я тебя знаю. Тебе сейчас страшно, но ты живая, рядом с тобой твой любимый и твой верный друг. А это дорого стоит Мари. Давай, вспоминай себя. И если ты сейчас не веришь им, поверь хотя бы самой себе. Все Рой, я записала, давай приступим.
   Я ошарашено смотрела на флаер.
   – Этого не может быть, – тихо сказала я и потеряла сознание. Дэн, который стоял рядом успел подхватить меня. Он снова положил меня на постель.
   – Может, не надо было сейчас показывать ей эту запись, – сказал Дэн. Он сидел рядом со мной и гладил меня по волосам.
   – А как бы мы тогда доказали, что говорим правду, – сказал Рой. Он тоже не сводил с меня глаз, – она же не верила тебе. На меня вообще как на врага смотрела, – вздохнул Рой.
   – Будто бы она на меня с любовью смотрела, – сказал Дэн. – Если честно Рой, до сих пор не вериться, что уже почти все закончилось.
   – Полгода не малый срок Дэн, ты привык за это время быть другим. И ты прав, на счет, почти. Я не знаю, когда восстановиться ее память. И я не знаю, что нам еще предстоит пережить. Но самое главное, что она тут, на борту нашего звездолета, и рядом с ней нет этого.
   – Не произноси его имени, – зло скала Дэн. Его кулаки сжались. – Думал, умру, когда в первый раз увидел, как он прикасается к ней, обнимает ее, целует!
   Дэн схватил меня и прижал к себе. Моя голова свесилась вниз.
   – Моя, только моя, – шептал он целовал меня и покачивался.
   – Осторожнее Дэн, она без сознания, – встревоженно сказал Рой.
   – Я знаю Рой, но я ничего не могу с собой поделать, так соскучился по ней. Хочется все время касаться ее, обнимать и целовать.
   Вдруг в дверь постучали.
   – Войдите, – сказал Дэн и осторожно положил меня на кровать.
   Вошел офицер и доложил, что Дэна вызывает генерал, он хочет знать состояние лейтенанта Беннет и пленного офицера. Дэн вздохнул.
   – Рой, побудь тут с ней.
   – Хорошо, конечно, – сказал Рой.
   Как только Дэн с офицером вышли Рой сел возле меня.
   – Мари, милая, любимая, прости меня родная моя, – теперь Рой прижимал меня к себе. – Зато ты живая, теперь ты тут, на своем корабле, а нас ты вспомнишь, обязательно вспомнишь и все остальное тоже.

– 2 —

   – Мари, – сказал Дэн, – не нужно нас бояться. Ты же слышала саму себя. – Дэн попытался приблизиться ко мне. Но чем ближе он подходил, тем больше я вжималась в стену и прижимала подушку к себе. Когда он подошел совсем близко к постели, я зажмурилась и отвернула свою голову в бок.
   – Дэн, – тихо сказал Рой, – она напугана. Не подходи сейчас к ней слишком близко.
   – Но я не сделаю ей ничего плохого, – сказал Дэн.
   – Это ты знаешь, – сказал Рой, – а она в этом не уверена, правда, Мэри? – сказал Рой. Он специально назвал меня другим именем. Я тут же открыла глаза и посмотрела на Роя.
   – Тебе страшно? – спросил меня Рой, я медленно кивнула ему головой. Я тяжело дышала.
   – Не бойся, все хорошо, мы не причиним тебе зла, – Рой тоже подошел к постели.
   – Что ты делаешь Рой, – тихо сказал Дэн.
   – Успокаиваю ее, – так же тихо сказал Рой.
   Мои ноги вдруг подогнулись и я села на постель, но подушку не перестала прижимать к себе. Я уткнулась в нее лицом. Рой взял Дэна за руку и отвел его в другую часть каюты.
   – Нам надо оставить ее одну, – прошептал Рой, – пусть она освоиться. Мы просто выйдем за дверь и будем рядом. – Дэн кивнул. Они с Роем вышли.
   Я посидела так немного, прислушиваясь к тишине и тяжело дыша. Через какое-то время отняла подушку от лица. Еще раз осмотрелась. Потом слезла с постели. Я была в ужасе, мне было очень страшно, мысли никак не хотели приходить в порядок. Это снова случилось со мной. Я стала обходить каюту, осматривать ее. Я была на грани истерики и еле сдерживала себя. На столике я увидела фото на флаере. Я и этот парень, который то ли Крис, то ли Дэн. А еще я не знала, что с Тобиасом и это тоже очень тревожило меня. Я не знала, что мне делать, не знала, что мне думать! Просматривая форму, я увидела китель с погонами лейтенанта. Но это ни о чем мне не говорило! Я чувствовала еще немного, и я сорвусь. Звезды, к которым меня так тянуло, были теперь повсюду, но мне не становилось от этого легче. Мне снова было одиноко и страшно, как полгода назад. Все повторялось снова!
   – Почему это снова происходит со мной! – заорала все-таки я, когда паника все-таки накрыла меня с головой.
   Дэн и Рой тут же вбежали в каюту.
   Я снова прижала к себе подушку и вскочила на кресло, возле которого стояла.
   – Не подходите ко мне, – прошептала я. По моему лицу текли слезы. – Зачем вы это сделали. Зачем!
   – Мари, милая, – сказал Дэн.
   – Меня зовут Мэри! – крикнула я, – и я не твоя милая! Как ты вообще мог так со мной поступить! Я же верила тебе Крис!
   – Дэн, подожди, она напугана. Давай я попробую.
   – Мэри, – сказал Рой, – посмотри на меня. – Рой и Дэн замерли. Меня всю трясло, я не знала, что мне делать. Мне было страшно и одиноко. Я вцепилась в подушку, как будто в единственную мою защиту.
   – Мэри, – снова позвал Рой. Я посмотрела на него. Рой протянул мне руку.
   – Иди ко мне Мэри, я не сделаю тебе ничего плохого, – Рой потихоньку подходил ко мне. Я насторожено наблюдала за ним и всхлипывала.
   – Мне страшно, – прошептала я, – мне страшно! – теперь я кричала.
   – Я знаю Мэри, знаю, – тихо сказал Рой, – я смогу тебя защитить.
   – Почему это ты Рой! – возмутился Дэн.
   Я тут же вздрогнула и заплакала в голос, уткнувшись в подушку.
   – Молодец Дэн! Ты как всегда все портишь! – крикнул Рой. – Я бы успокоил ее и передал бы тебе в руки! А так что теперь делать!
   Дэн хлопнул себя по ногам.
   – Извини Рой, у меня просто нет уже сил, терпеть!
   – Я знаю, что тебе не терпится Дэн! Ты столько сделал! Столько прошел! Осталось немного, неужели нельзя потерпеть еще чуть-чуть!
   Ноги снова перестали держать меня, и я села в кресло, по-прежнему прижимая подушку к себе, и рыдая.
   – Она еще и слышит нас сейчас! – Рой тоже хлопнул себя по ногам.
   – Выйди из каюты! – крикнул он Дэну. Дэн зло рыкнул, но подчинился Рою. Он стал ходить возле двери каюты, постоянно прислушиваясь.
   Рой подождал немного, когда я успокоюсь. Мои силы кончились, все ушло на истерику. Рой немного приблизился ко мне. Потом подошел еще ближе. Присел на корточки передо мной. Я всхлипывала и мяла подушку.
   – Мэри, – тихо позвал меня Рой. Я посмотрела на него.
   – Я знаю, тебе сейчас страшно, – я закивала головой, по моему лицу снова потекли слезы.
   – Я так же знаю, что ты меня не помнишь, а значит, не знаешь, – я стала отрицательно качать головой.
   – Но я твой друг, который не причинит тебе зла. Мне ничего от тебя не нужно. Я ничего не требую и не прошу у тебя. Я просто хочу помочь. – Рой протянул ко мне руку.
   – Не бойся меня, – снова тихо сказал Рой, – иди ко мне.
   Я смотрела на него и решалась. Я боялась, очень боялась. Но он так смотрел на меня, и его слова, что ему от меня ничего не нужно. И еще, я устала быть одинокой, решать и переживать все проблемы сама. Я решилась и протянула свою руку Рою. Он бережно взял ее, поцеловал. Помог мне спуститься с кресла. Я постояла немного рядом с ним. От него веяло спокойствием и надежностью. И еще я инстинктивно чувствовала, что он поможет мне. Я подняла свою голову и посмотрела на него. Он смотрел на меня с нежностью и любовью.
   – Я не причиню тебе зла, – снова тихо сказал Рой.
   Я закрыла глаза и прижалась к нему. Рой осторожно, дрожащими руками обнял меня. По его лицу текли слезы. Я тоже плакала. И очень устала. Я прижималась и прижималась к Рою. Плакала и плакала. Я что-то бормотала, но ни я, ни Рой не понимали, о чем я говорю вообще. Рой обнимал меня и гладил меня по спине. Ему казалось, что его сердце сейчас разорвется на части, так он чувствовал мою боль. Постепенно я успокоилась и начала засыпать от усталости. Рой понял это и еще крепче прижал меня к себе. Потом взял на руки и положил на постель, бережно укрыл одеялом.
   – Только не уходи, – прошептала я и крепко схватила Роя за руку.
   – Я всегда буду рядом, – прошептал Рой и тоже сжал мою руку.
   Он сидел и смотрел на меня. В каюту зашел Дэн. То, что он увидел, ему не понравилось. Я спала, и держала за руку Роя. Рой смотрел на меня.
   – Рой, – тихо и зло сказал Дэн, – что происходит.
   – Тихо, – сердито сказал Рой. Он осторожно освободил свою руку из моей. Я тут же свернулась калачиком и натянула одеяло на голову.
   – Она защищается, – сказал Рой.
   – Я знаю, – сердито сказал Дэн, – потому что меня нет рядом.
   – Дэн, я знаю, что ты ревнуешь меня к ней, но в данном случае доверься мне. Тебя она считает предателем. Я постараюсь завоевать ее доверие, и пока она не вспомнит тебя, по крайней мере, удержать ее от побега и убедить ее доверять тебе. Я считаю, себя обязанным за то, что я сделал Дэн.
   – Хорошо, – сказал Дэн, – но сейчас отойди от нее.
   Рой встал и отошел от постели. На его место сел Дэн.
   – Ей бы переодеться, – сказал он и вздохнул, – и принять душ.
   – Переоденется, – сказал Рой. – Завтра с утра, форму ее приготовь.
   – Форму, – тихо сказал Дэн, – я для нее все готов сделать. Только она об этом не помнит.
   – Она вспомнит Дэн, она обязательно все вспомнит, только ты наберись терпения. Терпел же ты эти полгода, потерпи еще. Думай лучше о том, что Мари теперь рядом с нами, на нашем корабле, а не там и не с ним. А то, что она нас обязательно вспомнит, я в этом даже не сомневаюсь. Ты разрешишь мне остаться тут на ночь?
   Дэн немного подумал. Ему очень хотелось, чтобы Рой ушел. Но с другой стороны, он боялся себя. Того, что нечаянно может причинить мне боль. Потому что очень любил меня и иногда не мог сдерживать свои порывы.
   – Хорошо, оставайся Рой. Можешь спать вон в том кресле. Я лягу рядом с ней.
   – Только утром встань пораньше, чтобы она этого не видела.
   Дэн кивнул, снял китель и обув, осторожно лег рядом, придвинулся ко мне и замер. Он был счастлив уже тем, что я просто лежу рядом. И с ним. А не с Тобиасом Грином.

– 3 —

   Я проснулась, но делала вид, будто бы еще сплю. Я прислушалась, но в помещении стояла тишина. Раз я лежала под одеялом полностью, значит, я была не в своей комнате и не в комнате Тобиаса. Значит, то, что случилось, вчера и позавчера было правдой, а не сном. Меня снова стало охватывать отчаяние. Я не понимала, почему это снова происходит со мной, ведь я уже смирилась с той своей судьбой. Но меня зачем-то вырвали из нее сюда. Что от меня хотят эти двое? И действительно ли то, что говорила та девушка или я сама там, на флаере – правда? Почему меня тогда так пугает этот то ли Крис, то ли Дэн? Я почему-то до ужаса боюсь его прикосновения ко мне. Тот, второй, он попроще, и я его не так сильно боюсь. Но и доверять ему боюсь тоже. Меня уже предали один раз. Я снова не знала, что мне делать. Как вести себя, как поступать. И еще Тобиас! Что с ним! Где он! Тогда я подумала, что мне нужно узнать про Тобиаса и если он тоже на этом звездолете, то найти его. Может тогда он освободит меня, и мы вернёмся с ним на базу и заживем как прежде? Я стану его женщиной, а он моим мужчиной. А вдруг та девушка говорила правду и я действительно Мария Беннет. Все перепуталось в моей голове, на меня снова накатывала паника. Вдруг я дернулась, это зачесалась голова. Я не мылась несколько дней. Я почесала ее немного. Но этого было мало. Она зачесалась вся. Тогда я резко села и стала вытаскивать из прически заколки и шпильки.
   – Мммм, – застонала я и тряхнула своими волосами так, чтобы они рассыпались по моей спине и плечам. – Так-то лучше, – тихо сказала я.
   Я посидела еще немного с закрытыми глазами, потом открыла их, повернула голову и увидела Дэна и Роя. Я тут же схватила подушку и прижала ее к себе.
   – Доброе утро Мэри, – сказал Рой. Он встал с кресла, подошел к постели и сел возле меня. Он мило улыбался мне.
   – Доброе утро, – я сморщила носик, так как забыла, как его зовут.
   – Рой, – подсказал мне Рой.
   – Доброе утро Рой, – повторила я за ним.
   – Какая ты красивая Мэри, – Рой провел по моим распущенным волосам. – Ты, наверное, хочешь, принят душ, можешь пройти вон в ту дверь, там душевая.
   – А во что я переоденусь, – спросила я у Роя.
   – Дэн приготовил тебе форму. Твою форму Мари, – Рой назвал меня по настоящему имени. Я нахмурилась.
   – Я не хочу одевать вашу форму.
   – Это и твоя форма тоже. И у тебя разве есть выбор? – спросил меня Рой.
   Я замолчала и опустила голову. Выбора у меня действительно не было. Я тяжело вздохнула.
   – Он командир звездолета. Ему обязательно постоянно находиться в этой комнате, а не на командном пункте? И Рой, скажи мне, пожалуйста, где Тобиас? Что с ним? – я с мольбой смотрела на Роя.
   Дэн нахмурился, но промолчал, потому что его об этом попросил Рой.
   – Как ты правильно заметила Мари, он командир корабля, у него много помощников и ему не всегда нужно быть на мостике, а не на командном пункте. И ты сейчас находишься в каюте, а не в комнате. И еще, я ничего не знаю о местонахождении Тобиаса Грина. Я вообще его не знаю.
   – Он знает, – я кивнула в сторону Дэна и зло посмотрела на него.
   – Но Дэн тоже ничего не знает про него. Поэтому давай вставай и иди, принимай душ.
   Я снова тяжело вздохнула, спустила ноги с кровати и встала.
   – Рой, помоги мне, пожалуйста, расстегни мое платье, – я повернулась к Рою спиной. Рой застыл. Я обернулась к нему.
   – Рой, помоги мне снять платье, – попросила я его еще раз. Рой растерянно посмотрел на Дэна. Я тоже посмотрела на него. Дэн хмурился.
   – Ты что его боишься? – я кивнула в сторону Дэна, – я просто прошу тебя расстегнуть молнию вот и все. – Я уже начинала сердиться.
   Рой протянул руку к молнии на платье и медленно потянул вниз за язычок.
   – Спасибо, – сказала я, и мое платье упало к моим ногам. Я осталась в одном нижнем белье. Я перешагнула через платье, нагнулась и подняла его.
   – Можешь выкинуть его Рой, я больше никогда его не одену. – Я кинула платье в Роя. Глаза у Роя были закрыты, но он поймал мое платье. Дэн же наоборот смотрел на меня во все глаза. Я тоже посмотрела на него и хмыкнула.
   – Что Крис, нравиться? – я тряхнула своими волосами, положила одну руку на талию и направилась в душ, покачивая бедрами. Когда дверь закрылась, я крикнула.
   – Рой, никуда не уходи! Чтобы я вышла, а ты сидишь там, где сидел!
   Рой молча кивнул. Он все еще сидел с закрытыми глазами.
   – Вот чертовка, – тихо сказал он, – ничего не помнит, а повадки те же.
   Дэн молчал. Он был потрясен не меньше Роя. Ему стоило большого труда сохранить спокойствие, а не вскочить и побежать за мной в душ. Он заерзал в кресле, потому что у него в голове замелькали картинки воспоминаний того, что мы с ним делали в этой душевой. Послышался шум воды.
   – Я скоро приду, – сказал Дэн и выскочил из каюты.
   – Молодец, – сердито сказал Рой, – а я тут один сиди. Будто бы мне легко.
   Минут через пять Дэн вернулся. Шума воды уже не было слышно. Рой лежал поперек кровати с закрытыми глазами. Когда вошел Дэн, Рой сел.
   Из душевой вышла я. На мне были брюки и водолазка. Китель я держала в руках. Я кинула его на кровать и подошла к своему столику, который я не помнила. Я взяла расческу в руки, повертела ее в руках, но она ни о чем мне не напомнила.
   – Когда я держала ее в последний раз, – тихо спросила я у Дэна, который сидел рядом на кресле. Он всегда любил смотреть, как я расчесываюсь и делаю себе прическу.
   – Перед боевым вылетом утром, тогда, – так же тихо ответил мне Дэн. – Я сидел в этом же кресле Мари и смотрел, как ты причесываешься. Я всегда любил смотреть на то, как ты причесываешься любимая.
   – Не называй меня так, – тут же нахмурилась я. Я взяла расческу, заколки и ушла в душевую. Дэн тяжело вздохнул и посмотрел на Роя.
   – А что ты хотел, что она сразу же растает от твоего слова? – сердито сказал Рой.
   Я вышла из душевой уже с прической на голове.
   – Ну и, – сказала я, и положила руки на талию, – что будем делать дальше, командиры.
   – Дальше мы пойдем на мостик и будем завтракать, – сказал Дэн.
   – Идите, – сказала я и пожала плечами, – я есть не хочу. Мне и здесь не плохо. – Я подошла, и села рядом с Роем.
   – Нет Мари, милая, ты не ела два дня, – мягко сказал Рой, – поэтому давай сделаем с тобой так, как говорит Дэн. Ты не помнишь, я понимаю. Но вот что я скажу тебе, он очень настырный. И если он сказал, идем на мостик завтракать, значит, мы с тобой сейчас встанем и пойдем завтракать.
   Дэн кивнул головой, когда я посмотрела на него.
   – Рой, милый, – я ответила в тон Рою, глядя при этом в глаза Дэну. – Я знаю, что я ничего не помню, но ты то же помнишь меня. А я тоже настырная Рой и не всегда подчиняюсь приказам и даже просьбам. Поэтому если я сказала, что я никуда не пойду, значит, я никуда не пойду.
   С этими словами я скинула с себя ботинки, ударила по пряжке и брюки упали к моим ногам, я перешагнула через них и забралась под одеяло. Я снова обняла подушку, прижала ноги к себе и положила на них свою голову.
   Дэн молча встал и подошел к кровати.
   – Я сам! – сказал Рой, – подожди Дэн, я попробую ее уговорить сам. Если у меня не получиться будешь действовать ты. – Я фыркнула. Дэн кивнул, но не отошел от кровати. Он поднял мои брюки и держал их в руках.
   – Мари, – сказал Рой, и нахмурился, – ты сейчас ведешь себя как непослушная девочка. Это не красиво. Двое мужчин переживают за тебя, хотят как лучше, а ты.
   – Как лучше? Как лучше?! – закричала я. – Я просила тащить меня сюда, на этот звездолет? Просила?! – я уткнулась в подушку и заплакала.
   – Вот и поговорили, – сказал Рой, хлопнул себя по ногам и вздохнул.
   Я вдруг резко успокоилась, подняла голову, откинула подушку, вырвала из рук Дэна брюки и резким движением надела их, заправила водолазку, сходила в душевую, умылась и спросила, хмуро глядя на Роя:
   – Куда нужно идти.
   – Мари, только не сердись еще больше, но тебе нужно одеть китель, – Рой расправил китель в своих руках, чтобы помочь мне одеть его. Я зло рыкнула, но подошла к Рою, и он помог мне одеть его. Я повернулась к нему, и он застегнул его на мне, а потом медленно за плечи повернул меня к зеркалу. Дэн подал Рою фуражку и Рой осторожно одел мне ее на голову. Я застыла перед зеркалом. Потом медленно пошла к своему отражению, протягивая дрожащую руку. Я потрогала свое отражение, вгляделась в него.
   – Не помню, – я отрицательно покачала головой, – я не помню. – Моя рука безвольно повисла вдоль тела.
   – Хорошо Мари, – сказал Рой, – еще мало времени прошло, не переживай. – Он приобнял меня за плечи.
   – Мари, – тихо повторила я за Роем. – Но меня зовут Мэри, Рой, – я посмотрела на него. В моих глазах застыла боль. – Мэри, а не Мари.
   Рой тяжело вздохнул и кивнул головой.
   – Пойдем, Дэн покажет тебе мостик, и заодно мы позавтракаем.
   – Можно я буду держать тебя за руку, – я приподнялась на носочки и прошептала эту фразу Рою на ухо. Он наклонился немного ко мне.
   – Конечно, – Рой улыбнулся, а Дэн наоборот нахмурился.
   – Вообще-то ты моя девушка Мари, а не его, – сердито сказал он.
   – Я сейчас вообще никуда не пойду, – я тоже нахмурилась.
   – Тогда я сам отнесу тебя на мостик! – рассердился Дэн.
   – Дэн успокойся! – крикнул Рой, – мы просто пойдем, держась за руки. Все, пошлите!
   Дэн вышел первый из каюты, я и Рой пошли за ним. Я вцепилась в руку Роя. Мне было страшно. Мы пошли по коридору. Дэн шел рядом со мной только с другой стороны. Я прижималась ближе к Рою, ему это очень не нравилось.
   Я шла и осматривалась. Нам на встречу попадались офицеры или пилоты, они улыбались мне, отдавали честь, а я испуганно смотрела на них, так как не помнила никого и каждый раз вздрагивала от их приветствий, еще больше прижималась к Рою. Мы зашли в лифт и поднялись на мостик. Рой приобнял меня за плечи и вывел их лифта.
   – Капитан на мостике! – крикнул один из офицеров. Я вздрогнула всем телом.
   – С возвращением лейтенант Беннет, – офицеры смотрели на меня и улыбались. Я хотела развернуться и убежать, но Рой не дал мне этого сделать. Он крепко держал меня за плечи. Улыбки офицеров стали постепенно гаснуть.
   – Она никого не помнит, – сказал Дэн и посмотрел на меня. Я стояла, опустив голову. Я прикусила губу, чтобы не заплакать, но слезы все равно потекли по моему лицу.
   – Не плачь Мари, – тихо сказал Дэн. Он стоял рядом со мной. Я развернулась и уткнулась Рою в грудь.
   – Пойдем в каюту Рой, – прошептала я, – мне страшно и плохо.
   – Нет, Мари давай сначала позавтракаем, и Дэн прав, не надо плакать, – Рой осторожно вытер мои слезы, снова повернул меня и обнял за плечи.
   – Вон наш стол, за которым мы всегда кушали, – показал мне Рой. Он медленно вел меня к нему и подвел к креслу.
   – В этом кресле ты всегда сидела, Дэн сидит рядом, а я напротив.
   Я села в кресло и вцепилась в ручки так, что костяшки на пальцах побелели. Дэн сел рядом, он не сводил с меня внимательного взгляда.
   – Что ты хочешь на завтрак Мари, – спросил у меня Рой.
   – Я не знаю, – тихо ответила я.
   Тогда Рой сам набрал что-то на панели, которая была возле кресла. Я с интересом наблюдала за ним. Я вздрогнула, когда из стола появился сначала стакан с кофе и небольшая тарелка с булочками.
   – Ого, – тихо сказала я, – хороший кораблик.
   Дэн и Рой засмеялись, я же нахмурилась. Вдруг мне нестерпимо захотелось снова оказаться на базе! Выйти на улицу, вздохнуть свежего морозного воздуха, и услышать голос Тобиаса! Увидеть его! Чтобы он обнял и крепко прижал меня к себе! Я вскочила с кресла.
   – Что, что случилось Мари, – встревожился Рой.
   – Мэри! – сказала я и заплакала, – меня зовут Мэри. – Дэн и Рой переглянулись.
   – Хорошо Мэри, – сказал Рой, – только сядь, пожалуйста, успокойся.
   Но я отрицательно замахала головой. Я закрыла лицо руками. Все, кто был на мостике, наблюдали за мной. В глазах у офицеров стояли слезы. Дэн тоже закрыл глаза, чтобы никто не увидел его слез.
   – Мэри, – тихо позвал меня Рой, он уже стоял рядом со мной, – иди ко мне. Дай я обниму тебя.
   Но я оттолкнула Роя, отбежала к стене, встала к ней лицом и снова заплакала. Я плакала тихо, было слышно только, как я всхлипываю.
   «Тобиас! Тобиас!» – звала я про себя Тобиаса – «Где же ты! Мне так страшно и одиноко, а тебя нет рядом! Ты же обещал мне! Обещал!»
   Рой тихо подошел ко мне сзади и встал почти вплотную.
   – Мэри, – тихо позвал он, – я рядом. Ты не одна Мэри. Ты не одна.
   – Нет, я одна Рой, одна, потому что я не помню тебя, не помню Криса, я не помню никого, кто находиться тут! Я одна Рой! И Тобиаса нет рядом! А он обещал мне! – крикнула я.
   – Нет Мари, любимая нет! – тоже закричал Дэн, который уже не мог больше сдерживать себя. Он подбежал ко мне, схватил в охапку, прижал к себе и начал целовать меня так, что фуражка упала с моей головы.
   – Любимая, родная, я так соскучился по тебе за эти полгода! Ты не представляешь, как мне было больно видеть тебя с другим, ведь я очень, очень люблю тебя! Я люблю тебя Мари! Люблю! И ты не одна! У тебя есть я, твой любимый! Прошу тебя Мари, ну вспомни же меня! Я в каюту нашу не заходил без тебя! – Дэн обнял меня, и уже не стесняясь никого заплакал. Я тоже плакала, обнимая Дэна.
   – Я не помню, – шептала я сквозь рыдания, – не помню.
   Рой ходил рядом, подняв голову.
   – Вот и позавтракали, – сказал он. Офицеры отворачивались друг от друга, чтобы скрыть свои слезы. У них сердце разрывалось от жалости.
   Постепенно мы с Дэном успокаивались. Моя голова лежала у него на плече. Я вздрагивала всем телом. Дэн гладил меня по спине, по волосам и шептал, шептал слова любви, нежности, ласки. Я подняла свою голову, посмотрела на Дэна, осторожно освободилась из его рук и отошла от него.
   – Почему, – тихо сказал Дэн и протянул мне свою руку. Я с болью смотрела на него. Передо мной стоял образ Тобиаса, он улыбался мне и звал за собой.
   – Не надо, пожалуйста, не надо, – я отошла еще немного от Дэна.
   – Но почему! – Дэн шагнул ко мне, все еще протягивая мне руку. Он тоже с болью смотрел на меня. От этого мне было еще хуже.
   – Дэн, – тихо сказал Рой, – еще рано Дэн. Ты делаешь ей еще больнее.
   Дэн опустил свою руку, но не переставал смотреть на меня. Я тоже смотрела на Дэна. Мне вдруг стало так жалко его. Я подошла к нему, погладила по щеке. Дэн закрыл глаза. Я вздохнула и обняла Дэна. Он тут же прижал меня к себе. Так мы стояли молча, с закрытыми глазами. Дэн просто наслаждался моим присутствием. Я же просто ни о чем не думала.
   Рой кашлянул и я вздрогнула. Я подняла голову и посмотрела на Дэна.
   – Лучше? – спросила я у него.
   Дэн ничего не ответил мне, он провел ладонью по моей щеке. Он смотрел на меня с нежностью и любовью.
   – Я люблю тебя, – тихо сказал он. Я вздохнула и опустила голову. Дэн с сожалением выпустил меня из своих рук.
   Я отошла от него, подошла к своему креслу и села в него. Я так устала за это утро от эмоций, что тут же уснула в нем. Дэн тихо, чтобы не разбудить меня, снял свой китель и укрыл меня им. Потом он так же тихо пошел к лифту и спустился на нем вниз. Рой остался со мной. Он заставил себя позавтракать. Ему тоже нужно было в лазарет, чтобы проверить состояние Тобиаса, но он не мог оставить меня одну тут. Я могла проснуться и испугаться, не увидев знакомого лица рядом. Рой встал, подошел к своей рабочей панели. Он так давно не сидел за ней. Один из офицеров подошел к нему и спросил, что вообще со мной происходит. Рой рассказал всем, что у меня стерта память, и я ничего не помню. Поэтому сегодня произошла такая сцена у них на глазах. Еще он сказал, что ему нужно выйти ненадолго и если я проснусь, чтобы они не выпускали меня с мостика, а сказали, что он, Рой или Дэн, скоро придут. Офицеры заверили его в своей помощи.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →