Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждые семь секунд в мире рождается ребенок

Еще   [X]

 0 

Семейные обстоятельства (сборник) (Папанова Мария)

Жизнь Галины уже давно устоялась. Но случайная встреча меняет все… Алексей потерял работу, запил, лишился крова. Но любовь Галины, ее вера помогли ему вновь подняться и вызвали ответное чувство. Она заслужила свое счастье, которое… подобрала на улице. («Большое сердце»)

Когда любимый Антон не вернулся с войны, Лене казалось, что ее жизнь окончена. Но рождение малыша дает ей силы не только жить дальше, но и помогать другим. Спустя годы любовь и счастье вновь находят дорогу в ее дом… («Возлюби ближнего»)

Год издания: 2013

Цена: 123 руб.



С книгой «Семейные обстоятельства (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Семейные обстоятельства (сборник)»

Семейные обстоятельства (сборник)

   Жизнь Галины уже давно устоялась. Но случайная встреча меняет все… Алексей потерял работу, запил, лишился крова. Но любовь Галины, ее вера помогли ему вновь подняться и вызвали ответное чувство. Она заслужила свое счастье, которое… подобрала на улице. («Большое сердце»)
   Когда любимый Антон не вернулся с войны, Лене казалось, что ее жизнь окончена. Но рождение малыша дает ей силы не только жить дальше, но и помогать другим. Спустя годы любовь и счастье вновь находят дорогу в ее дом… («Возлюби ближнего»)


Мария Папанова Большое сердце. Возлюби ближнего

Большое сердце

   Галина возвращалась с выпускного вечера. Она со своим классом всю ночь была на центральной площади города. Уже давно повелось, что именно там собираются все выпускники города. Звучала музыка, было торжественно и весело. Представители города поздравляли выпускников с окончанием средней школы, желали поступить в институты, техникумы, училища, лучшим вручали награды и подарки. Там, на площади, Галина усталости не замечала, но когда уже простилась со своими подопечными, казалось, просто падает с ног. И даже это не могло испортить ей настроения. Она выпускала своих питомцев уже пятый раз, и этот выпуск был особенным: ее ученики неоднократно побеждали в олимпиадах, занимали первые места на спортивных соревнованиях, и Галина была уверена, что они станут хорошими людьми. Конечно, очень жаль расставаться, но такова жизнь. Она за семь лет, начиная с пятого и по одиннадцатый класс, так с ними «срослась», они ей были как родные! И теперь она грустно шла домой с большим букетом алых роз и пакетом с шампанским и коробкой конфет – подарком родителей выпускников.
   Галина уже подходила к своему микрорайону, оставалось только пройти по мостику через небольшую речку – ранней весной она становилась полноводной и бурливой, но сейчас, в конце июня, это был просто ручеек. Мостик был красивым, с коваными перилами, и Галине нравилось хоть на минутку задержаться здесь, чтобы взглянуть вниз, туда, где журчала вода. Вот и сейчас она остановилась, и перед глазами промелькнули лица ее учеников-выпускников. Что у них впереди? Как сложится их жизнь? Вздохнув, она направилась к себе.

   Дом, где жила Галина, утопал в зелени, как, впрочем, и соседние дома. Этот район неофициально даже называли Ботаническим – видимо, из-за обилия растительности. Здесь всегда было тихо, а тенистые деревья наполняли дворы прохладой. В этом жилом массиве было все необходимое: магазины, аптека, парикмахерская, детская поликлиника и женская консультация, клуб для занятий по интересам… Галина жила здесь давно. Еще когда она была маленькой девочкой, ее родители, банковские работники, получили эту двухкомнатную квартиру. Родителей уже нет в живых, и она живет в ней с сыном Максимом. Будучи студенткой местного университета, Галина вышла замуж за однокурсника и жила с ним у родителей. Бытовые вопросы быстро проверили прочность их брака, и супруг ушел, даже не дождавшись рождения ребенка, которого носила под сердцем молодая жена. Больше Галина замуж не выходила, и мужчины ее не интересовали. Она работала и воспитывала сына, а о муже просто не вспоминала. Зато Максима она любила безгранично.
   Уже подходя к дому, она вдруг решила купить молока и хлеба и уже повернула к магазину, как прямо на нее из первого подъезда выскочил молодой мужчина – высокого роста, стильно одетый, с темными, густыми и волнистыми волосами. Он быстрым шагом направился в магазин, а Галина пошла за ним как завороженная. Купив все необходимое, она поймала себя на том, что незнакомый человек не уходит из ее мыслей, но только дома поняла, что после мужа никто не привлекал ее так, как этот мужчина.
   Галина знала в этом подъезде всех – он точно не жил там, во всяком случае – до вчерашнего дня. Значит, чей-то гость? Она принялась перебирать в памяти жильцов этого подъезда: многие учились с ней в школе, которая была совсем рядом, за мостиком, многих теперь она учила, работая в этой же школе преподавателем химии и биологии. Интересно, к кому он все-таки пришел?

   Разложив покупки, Галина приняла душ и прилегла отдохнуть – ноги гудели после бессонной ночи. Ее разбудил звонок в дверь: это сын-пятиклассник, которого она на ночь оставляла у знакомой из другого подъезда, пришел из школьного лагеря, куда Галина определила его на лето.
   – Ну, мама, ты и соня! Уже шесть часов, а ты все в постели!
   – Извини, Максим, я так устала, вот и заснула. А что, я действительно проспала весь день?
   – Конечно. Да я ненадолго зашел, только переоденусь и пойду в клуб, а ты спи дальше!
   – Да нет, мне уже надо вставать. А ты иди, конечно!
   Клуб занимал весь первый этаж в соседнем доме. Там всегда было много подростков, и каждому находилось дело по душе: они играли в шахматы, рисовали, лепили, конструировали, вязали, вышивали, шили… Всем этим руководили квалифицированные педагоги, так что досуг детей был по-настоящему организован. Максим любил играть в шахматы, и у него был даже свой круг друзей-шахматистов. Галине нравилась увлеченность сына, и она с удовольствием отпускала его в клуб.

   Приготовив ужин, она решила пройтись вдоль реки, которая окаймляла их микрорайон, – там всегда можно было встретить кого-нибудь из знакомых и остановиться поболтать. Галина надела легкий сарафан, шлепанцы и направилась к набережной. Когда она проходила мимо первого подъезда дома, где утром встретила незнакомого молодого человека, то почему-то подняла глаза и на балконе второго этажа увидела Тамару Григорьевну, с которой много лет проработала в школе. Правда, та два года назад уехала на заработки – «на север», как все говорили, – вместе с мужем, которому предложили хорошую зарплату и должность с предоставлением квартиры. У Тамары Григорьевны было трое детей, все студенты, так что деньги ох как нужны! А где их можно заработать? Конечно же, в краях, богатых нефтью и газом.
   Тамара Григорьевна перегнулась через перила балкона и воскликнула:
   – Галина, ты ли это?
   – Здравствуйте, Тамара Григорьевна! Приехали в отпуск?
   – Да, приехала до сентября.
   – Одна или с мужем?
   – Одна. Галина, если есть время, поднимайся, поговорим, расскажешь о наших!
   – Хорошо. Я как раз прогуляться вышла, а Максим в клубе.
   Тамара Григорьевна встретила Галину у двери.
   – Проходи в комнату, – обнимая ее, сказала она, – будем ужинать.
   – Значит, вы приехали одна?
   – У мужа срочные дела, так что ему не до отдыха, заканчиваются работы по строительству речного порта. Там пока еще нет хороших дорог, ни железнодорожных, ни автомобильных, поэтому реки – главные магистрали. Грузы, материалы и все прочее по ним идут.
   – Выходит, там сплошное бездорожье?
   – Нет, дороги есть и еще строятся, но пока недостаточно. На севере лето короткое, а в строительстве это самая горячая пора, так что у моего Андрюшеньки летом отпусков не бывает. Он всегда отдыхает зимой или ранней весной. Ну да ладно, хватит болтать, садись-ка поближе.
   Галина пересела с дивана на стул у стола, где уже стояли фрукты и запечатанная бутылка итальянского ликера. Тамара Григорьевна, поймав ее взгляд, пояснила:
   – У меня гости. Вернее, со вчерашнего дня племянник живет. Это он с утра мой любимый ликер купил. Я его сейчас позову, пусть скрасит наше женское общество. – И она крикнула: – Алексей, иди сюда!
   В дверях комнаты напротив появился мужчина, и Галина оторопела от неожиданности. Это был он – тот, кого она видела утром и о ком постоянно думала!
   – Галина, познакомься, это мой племянник Алексей.
   – Можно просто Леша, – протягивая руку, сказал он.
   – Галя. – И когда заметила, что он не проявил к ней никакого интереса, сама не понимая почему, с обидой добавила: – Очень приятно познакомиться.
   Алексей только улыбнулся и ничего не сказал.
   Галина всегда считала себя дурнушкой, к тому же была полновата, а того, что она – умница, никто из мужчин не замечал. И с каким-то уязвленным самолюбием она уточнила:
   – Мне приятно, а вот о вас, Алексей, этого не скажешь.
   – Ну почему? Мне тоже приятно с вами познакомиться. Тем более что я вас уже видел сегодня утром в магазине.
   – Выходит, вы меня все-таки заметили?
   – Конечно, ведь у вас в руках был огромный букет алых роз.
   – Так это розы привлекли ваше внимание!
   – Я еще подумал: с утра – и такие розы?
   – Я шла с выпускного вечера.
   – Так вы учительница?
   – Да. Кстати, я вас тоже заметила, – сказала Галина. – Но того, что мы снова увидимся, никак не ожидала. Да еще у Тамары Григорьевны.
   – Похоже, разговор обо мне, – откликнулась хозяйка, вынося из кухни молодой картофель с тушеным мясом, и пригласила: – Ешьте, пока горячий. С малосольными огурчиками. Накладывайте смелее!
   – К такому блюду не грех и выпить, – заявил Алексей, наливая в рюмки ликер. – Правда, у нас, русских, с огурчиками водочку подают, но за неимением… Могут же сделать! – выпив, похвалил он.
   – Да, действительно вкусный. У нас так не умеют! – подтвердила Тамара Григорьевна.
   – У нас тоже умеют, но зачем, когда в стране пьют всё подряд, лишь бы напиться? – включилась в разговор Галина.
   – Да, в последнее время стали пить много. Сухой закон, который вводил Горбачев, не смог отвернуть народ от чарки. Работы нет, вот мужики – да что там говорить, и женщины! – все чаще заливают безысходность спиртным.
   – Именно, – поддержала Тамару Григорьевну Галина, – а так, выпил – и обо всех проблемах забыл.
   Алексей покраснел. Это было сказано именно о нем. Последние два года он, уйдя от жены и не имея постоянной работы, пил. Перебивался случайными заработками, а все заработанные деньги пропивал. И иногда так набирался, что падал и спал там же, где упадет. От слов Галины ему стало не по себе.
   Потом они попили чай, и Галина, понимая, что как женщина не вызывает у Алексея никакого интереса, стала прощаться.
   – Посиди еще, Галя, – попросила ее Тамара Григорьевна.
   – Уже поздно, а мне надо еще в клуб за Максимом зайти. Я обещала.

   После ухода Галины Тамара Григорьевна принялась убирать со стола, Алексей ей помогал.
   – Алексей, Галина – хорошая женщина, как раз для тебя. Серьезная, умная, живет с сыном.
   – И некрасивая.
   – Почему это некрасивая? По-моему, не хуже других. Галя только на первый взгляд кажется неприметной, а когда приведет себя в порядок – не узнать! Она сегодня устала после выпускного, да и одета была по-домашнему. Она же не знала, что здесь такой красавчик появился, а то бы совсем иначе выглядела! Она порядочная, хорошая хозяйка, и у нее есть все для нормальной жизни: квартира, образование, работа, машина от отца досталась – хоть и не новая, но все еще бегает. Галина хорошо водит и мелкий ремонт сама делает. Да она вообще хоть куда! И я заметила, что ты ей понравился. Так что, Леша, присмотрись. Она тебя не предаст – не то что твоя Виктория. А красота в женщине, как и в мужчине, – не главное.
   – Нет, тетя, мне такие женщины не нравятся, Галина не в моем вкусе. Так что эта тема закрыта.
   – А напрасно!

   Ольга, старшая сестра Тамары Григорьевны, мать Алексея, жила в небольшом поселке в двадцати километрах от города.
   Алексей блестяще закончил там школу, поступил в институт и после его окончания остался в городе – его как отличника распределили в городской трест, который занимался строительством и ремонтом дорог. Алексей женился на Виктории, работавшей в диспетчерской треста, получил квартиру, и у них родились две дочки – Оля и Нина. Поначалу все было хорошо и в семье, и на работе. Но по мере того, как в стране разрушались экономические и политические связи, все менялось: производство останавливалось, предприятия работали не на полную мощность. Происходящее коснулось и треста: работы не стало, ведь дороги уже не строили и тем более не ремонтировали. Алексей, как, впрочем, и другие, чтобы прокормить семью, хватался за любую работу, но и она была не всегда. Викторию сократили. В семье начались раздоры. Алексей стал часто приходить домой навеселе, и это еще подливало масло в огонь – наступило время серьезных скандалов. Алексей окончательно пристрастился к выпивке – так он уходил от жизненных и семейных проблем. В итоге семья распалась. Виктория нашла себе мужчину постарше, владельца небольшого бизнеса, который обеспечивал ее и детей. Чуть позже Виктория начала ему помогать, и в доме появился достаток. Алексей, который любил жену и дочерей, неоднократно пытался вернуться в семью, но Виктория была непримирима. Она не пускала его на порог, а однажды заявила:
   – Тебе тут делать нечего! Для тебя бутылка – мать родная. Между нами все кончено, и забудь сюда дорогу. Ты не умеешь зарабатывать деньги, не способен содержать детей, тебе безразлична их судьба. Ты превратился в алкоголика, и я не хочу, чтобы Оля и Нина видели тебя постоянно пьяным. Не приходи сюда! У моих детей теперь другой отец – Михаил. Он их кормит, одевает, и они его уважают. Так что тебе сюда дороги нет!
   Так Алексей окончательно ушел из семьи. У него не было ни работы, ни постоянного места жительства. В минуты отчаяния он ездил к матери, но и там не находил покоя. В поселке работы не было, от безделья он еще больше пил, и это не нравилось не только его матери, но и сестре с мужем. Они просили его покончить с пьянством, вернуться к семье и найти работу в городе, но Алексей избрал иной путь. В городе он мог найти лишь работу грузчика, да и то не постоянную, а так – что-то где-то загрузить-разгрузить. Получив за такой труд очень небольшие деньги, он тут же их пропивал в компании таких же неудачников или в одиночку. После очередной попойки Алексей часто ночевал на скамейке в сквере, а то и вообще где придется. Утром, просыпаясь, он осознавал, что так жить нельзя, но к вечеру был снова пьян…
   Однажды Алексей проснулся под каким-то деревом в парке, и ему стало жаль себя до слез. Что же дальше? И вдруг он вспомнил, что летом всегда приезжает сестра матери Тамара Григорьевна, которая последнее время живет с мужем на севере. Тетя его очень любит, так, может, навестить ее?
   Алексей встал, стряхнул с себя траву и сухие листья, провел рукой по лицу, стирая пыль и грязь, и медленно пошел в сторону дома, где жила тетя. Поднялся на этаж и позвонил в дверь. Интересно, она приехала?
   – Кто там?
   – Это я, Алексей.
   Дверь открылась.
   – Алексей, что с тобой?
   – Ничего особенного, просто я грязный и бездомный!
   – Проходи! – Тамара Григорьевна обняла его. – Тебе надо помыться и переодеться. Я приготовлю что-нибудь из вещей мужа.
   Алексей прошел в ванную, долго там плескался, а когда, переодевшись в шорты и футболку, вышел, тетя залюбовалась им.
   – Какой же ты красавец! Ну садись, поговорим.
   Стол был уже накрыт. Алексей набросился на угощение с жадностью – видно, давно не ел домашнего.
   – Рассказывай, как ты докатился до такой жизни.
   – Да что рассказывать… С Викой не живу, из дома ушел. Вернее, меня Вика выгнала.
   – Как выгнала? – И, выслушав подробный рассказ, вздохнула: – Значит, ты нашел самый лучший способ уйти от проблем, и это пьянство.
   – Эх, тетя, все так навалилось… Я и сам не заметил, как превратился в бомжа.
   Тамара Григорьевна снова обняла его.
   – Сегодня, Леша, отдыхай, а завтра подумаем, что делать.
   На следующий день Алексей встал отдохнувший и посвежевший.
   – Доброе утро, племянничек. Как спалось?
   – Хорошо.
   – Будем завтракать и заодно поговорим.
   – Тетя, мне надо выпить хотя бы сто граммов, а есть не хочу. Я уже так привык.
   – Я понимаю. Но только одну рюмку. – Тамара Григорьевна понимала, что сразу бросить пить у Алексея не получится. – Вот только ничего спиртного у меня нет.
   – Я сбегаю!
   – Хорошо, сходи.
   Алексей надел рубашку и брюки, которые были уже выстираны и выглажены, а тетя дала ему денег, сказав:
   – Я люблю итальянский «амаретто». А себе купи что хочешь!
   Алексей взял деньги и ушел в магазин. Там и произошла его встреча с Галиной.

   – Леша, я хочу съездить к Ольге, твоей матери. Ты останешься за хозяина. Я вернусь дня через три, надеюсь, здесь будет все в порядке.
   – Конечно, тетя, можете не беспокоиться.
   – Я оставлю немного денег в спальне на тумбочке, расходуй по своему усмотрению. Надеюсь, ты их не пропьешь. Я тебе, Леша, доверяю.
   – Ну, а пива я могу купить? Сейчас такая жара!
   – Смотри, Алексей, а то, может, и пива не надо? Купи лимонад или сок. Пивом тоже можно напиться до чертиков!
   – Ну что вы, тетя, я умею себя контролировать! Я пил от плохой жизни, как говорится, обстоятельства так сложились. Еще и жить негде: ни кола ни двора.
   – Ничего, Алеша, вот я вернусь, и что-нибудь придумаем. Я бы взяла тебя с собой, но не хочу, чтобы Ольга тебя таким видела. Надеюсь, за три дня ничего плохого с тобой не случится.
   Когда Тамара Григорьевна вышла из подъезда, к ней подбежала девочка.
   – Здравствуйте!
   – Олечка, как ты здесь оказалась?
   – Я подумала: может, мой папа у вас? Мы ведь всегда любили ходить к вам в гости!
   – Да, Олечка, он действительно у меня. Я уже в курсе ваших дел. Пойдем, я отведу тебя.
   – Вы что-то забыли, Тамара Григорьевна? – удивился Алексей.
   – Нет, Алеша. Приехала Оля, твоя дочка, и я решила на минутку вернуться.
   – Оля? – Он обрадованно обнял девочку. – Олечка, ты пришла! Тебя мама прислала?
   – Нет, я просто очень по тебе соскучилась! Папа, ты ведь не пьяный, правда? И такой хороший!
   – Ну, Алеша, теперь тебе скучно не будет, – улыбнулась Тамара Григорьевна. – И я могу у Ольги побольше погостить.
   – Олечка, как же я рад тебя видеть!
   – И я тебя, папа, – ответила Оля и заплакала.
   – Что с тобой, доченька?
   – Я ушла от мамы.
   – Как ушла? Почему?
   – Я не хочу там жить! Пусть мама с новым мужем остается! Она вообще на нас внимания не обращает. Она только и видит, что этого дядю Мишу!
   – Он вас обижает?
   – Бить он нас не бьет, но делает вид, что нас нет. Заметно, что мы его раздражаем, поэтому, когда дядя Миша дома, мы с Ниной стараемся куда-нибудь уйти. И маме не до нас, она теперь работает вместе с ним. Только и разговоров, что продали и за сколько. Слушать противно! И сегодня с утра я сказала маме, что уйду к тебе.
   – А она что?
   – Говорит: «Уходи, если найдешь его, пусть хоть одну дочь к себе возьмет, а то совсем о детях забыл, никакой помощи от него нет!» И еще сказала: «Ты сходи к Тамаре Григорьевне, может, он у нее. Она каждое лето приезжает. Навести своего папочку, посмотри на его пьяную рожу». Я и поехала. Папа, но ты ведь не пьяница? Ты уже не пьешь?
   – Нет, дочка, не пью! И обещаю, что не буду больше пить, только не уходи от меня! – прижал Олю к себе Алексей.
   – Как хорошо, Оля, что ты приехала! – сказала Тамара Григорьевна. – Вот и поживете тут вдвоем. А я собралась к твоей бабушке, может, хочешь со мной?
   – Нет, тетя, пусть она поживет здесь, я так по ней соскучился!
   – Тогда я оставлю тебе еще денег – сходите в кино, парк или на озеро.
   – Не надо, мы обойдемся. Я найду способ заработать, у меня есть связи на железной дороге, а там всегда есть что разгрузить или загрузить. Так что не беспокойтесь, поезжайте спокойно и маме огромный привет передайте. Скажите, что теперь у меня жизнь изменится к лучшему!
   Тамара Григорьевна обняла их, сказала:
   – Ну, Олечка, присматривай за папой. – И уехала.

   Алексей остался с дочкой. Он так радовался, что она с ним, что о выпивке даже не вспоминал. Он не знал, куда посадить Олю и чем ее угостить. Они долго сидели в обнимку и говорили, говорили, говорили…
   – Оля, а как там Нина? Подросла?
   – Конечно, папа, подросла!
   К обеду жара усилилась, и Алексей предложил пойти искупаться.
   – Конечно, папа, давай сходим. А куда? На Комсомольское озеро? Помнишь, мы раньше часто туда ходили.
   – Нет, туда мы не пойдем. Здесь неподалеку есть что-то вроде пруда, но вода в нем проточная. Раньше, когда тетя и дядя тут постоянно жили, мы с их детьми часто на этот пруд ходили. Он довольно большой и глубокий. Мы и с мамой твоей там гуляли, когда еще Ниночки не было.
   – Хорошо, папа, сходим на этот пруд.
   – Вот и ладно. Тем более что там и зона отдыха есть: можно перекусить, купить мороженое, прохладительные напитки.
   – Вот здорово! Тогда мы не будем ничего дома готовить, а купим все там! Но только у меня, папа, денег нет.
   – Не переживай, тетя оставила. Собственных денег у меня нет, но я заработаю и отдам Тамаре Григорьевне долг.
   – Тогда собирайся, папа, и пойдем. Надо только что-то взять с собой, чтобы позагорать.
   – Конечно! Я сейчас посмотрю, что взять. – Он заглянул на антресоли и нашел толстое покрывало. – Это пойдет?
   – Как раз то, что надо!
   Алексей сунул покрывало и полотенце в дорожную сумку.
   – Оля, и надо обязательно что-то надеть на голову, чтобы не получить солнечный удар.
   – У меня есть панама.
   – Ну а я возьму кепку дяди Андрея.

   Дорога к пруду шла через парк, где росли березы, акации и ели с соснами. Парк был разбит давно, деревья прижились, и в их тени можно было отдохнуть от жары.
   – Папа, давай посидим на лужайке, здесь так красиво и прохладно.
   – Лучше мы сделаем это на обратном пути.
   – Хорошо.
   И они побежали к пруду, который уже просматривался из парка. Народу было не так много, и выбрать место можно было как в тени, так и у воды.
   Алексей вытащил покрывало, расстелил его и разделся.
   – Олечка, а у тебя есть купальник?
   Он раньше как-то не подумал об этом.
   – Да, папа, я в нем приехала. Я подумала, что мы обязательно пойдем купаться!
   – Вот и хорошо! Раздевайся и пойдем окунемся!
   Алексей резвился в воде, как ребенок. Он нырял, плавал с Олей наперегонки и, конечно же, уступал ей. Вода была прохладная, и через какое-то время он сказал:
   – Хватит, дочь, выходи, а то вся синяя уже. Надо согреться.
   На берегу Алексей заботливо принялся растирать Олю полотенцем.
   – Ну что, согрелась?
   – Да, уже тепло!
   – Тогда ты лежи, а я сбегаю куплю что-нибудь поесть.
   – Здравствуйте, – услышал он вдруг.
   Алексей обернулся и увидел Галину. Рядом с ней стоял мальчик-подросток.
   – Здравствуйте, Галина. Тоже надумали искупаться?
   – Да. Можно к вам присоединиться?
   – Конечно, места всем хватит! Кстати, познакомьтесь, это моя старшая дочь Оля.
   – А это мой старший и младший, так как он у меня один, сын Максим.
   – Вы располагайтесь, а я пока куплю что-нибудь из еды. Мы с Олей с собой ничего не взяли, а после купания всегда хороший аппетит!
   Галина достала большое махровое полотенце, расстелила его на траве и сказала:
   – Алексей, никуда ходить не надо. Я столько всего напарила-нажарила, на всех с лихвой хватит! Мы с Максимом тоже не стали есть дома – на свежем воздухе, да еще у воды, все куда аппетитнее. Я всегда, когда иду на пруд, беру побольше вкусненького на случай, если кого-нибудь из знакомых встречу. Вот вас только вчера узнала, а уже здесь увидела. Так что прошу, как говорится, к нашему шалашу.
   – Как-то неудобно…
   – А что тут неудобного? Домашнее всегда вкуснее.
   – Тогда вы с Максимом искупайтесь, а потом перекусим. Я пока схожу куплю что-нибудь попить.
   – Мне лимонад, – сказала Оля.
   – Я тоже люблю лимонад, – подхватил Максим.
   Галина сняла халат, и Алексей увидел ее в купальнике. Она в нем смотрелась очень даже ничего!
   – Ну, мы пошли, – улыбаясь, сказала Галина, взяв сына за руку.
   Потом они сидели на траве под кустом и уплетали все, что принесла Галина: котлеты, молодой картофель с петрушкой и укропом, зеленый лук, малосольные огурчики… За обедом взрослые разговорились, как давние друзья, и даже перешли на «ты».
   – Максим, пойдем искупаемся! – позвала Оля, и они ушли.
   Галина, оставшись с Алексеем наедине, почему-то вдруг смутилась, встала и набросила халат. Алексей тоже надел рубашку.
   – Может, выпьем? – предложил он. – Здесь можно купить вино на разлив.
   – Да нет, кто в такую жару пьет!
   – Тогда пива?
   – Ну, пиво еще можно, но не здесь.
   – А где?
   – А вот будем возвращаться домой через парк, на лужайке в тени и попьем пиво, а детям купим лимонад.
   – Хорошо.

   Они прекрасно провели время и после отдыха на лужайке шли домой в хорошем настроении, как вдруг, спохватившись, Галина спросила:
   – А почему Тамара Григорьевна не пошла с вами?
   – Она уехала к бабушке, – сказала Оля.
   – К моей маме, своей сестре, – уточнил Алексей.
   – А где живет твоя мама?
   – В пригороде, километрах в десяти. – И он назвал поселок.
   – А у нас там дядя Гриша живет, – сообщил Максим. – И мы с мамой собираемся туда поехать.
   – Может, вместе съездим? – спросила Галина, которая согласна была ехать куда угодно, только бы с Алексеем.
   Он ей так нравился! Казалось, что он – ее судьба.
   – У меня есть машина, – сказала она, – мы можем поехать вчетвером.
   – А ты давно водишь?
   – Давно. Папа доверял мне управлять ею, когда мы возвращались от дяди Гриши. Он всегда там выпивал. Ну а когда его не стало, то я постоянно за рулем. Машина старенькая, но хорошая, «Лада».
   – Папа, соглашайся, я так давно не видела бабушку! – воскликнула Оля, и Алексей дал добро.
   – Тогда не будем откладывать, завтра с утра и поедем, – сказала Галина.

   Утром машина мчалась по шоссе, а ее пассажиры потихоньку разговаривали.
   – Ты в какой класс перешел?
   – В пятый, – ответил Максим.
   – Я тоже в пятый.
   – Значит, тебе, как и мне, десять лет?
   – Да.
   – А у тебя папа есть?
   – Нет, у меня папы нет. Он, конечно, есть, но с нами не живет.
   – Мой папа тоже с нами не живет. У нас теперь живет дядя Миша, а папа не имеет своего угла, так мама говорит.
   Галина вела оживленный разговор с Алексеем, но прямых вопросов ему не задавала. Она знала, что у его жены теперь другой мужчина, но причинами ухода Алексея из семьи не интересовалась. Краем уха она услышала, что у него нет жилья. Так где же он живет? Если бы у Тамары Григорьевны, она бы знала. Но решила пока не затрагивать эту тему.
   – Галя, а ты хорошо водишь машину.
   – Да, у меня стаж больше десяти лет, научилась. А ты умеешь водить?
   – На легковой не приходилось, а вот мотоцикл у меня был еще со школьных лет. Ну и на работе научился управлять грейдером, скреппером, трактором, да много чем.
   – Ты механизатор?
   – Нет, в прошлом я инженер-дорожник, а сейчас безработный. Кого сегодня волнуют дороги?
   – Сейчас, по-моему, не только дороги, но и все остальное никого не волнует. Вот я работаю преподавателем, и это, казалось бы, важно и нужно! И все равно никакого внимания со стороны государства. В отпуске, к примеру, уже давно, а отпускные так и не получила.
   – Да, сейчас всем трудно. Моя жена не выдержала и выставила меня, безработного, за порог. Нашла себе пусть и старого, зато денежного. А ему мои дети не нужны. И мне их забрать некуда.

   – Ну вот мы и добрались! Вам куда, Алексей?
   – Зеленая, двенадцать. Это за центральной улицей налево к больничному городку.
   – Знаю. Я вас с Олей завезу, и мы с Максимом поедем к нашим.
   Они остановились у дома, и Галина вышла из машины, чтобы договориться о совместном возвращении.
   – Галя, я еще не знаю, когда мы с Олей поедем домой, – смутился он. – Вы с Максимом поезжайте, когда вам удобно, а мы сами доберемся.
   И Алексей направился к калитке, которую как раз открыла Тамара Григорьевна.
   – Алексей, Олечка, вы приехали? Замечательно! – Она взглянула на машину. – Так вас Галина привезла? – И крикнула: – Галя, постой, не уезжай! Проходи в дом.
   Подошла Ольга, обняла сына и внучку.
   – Познакомься, – сказала сестре Тамара Григорьевна. – Это моя коллега Галина, когда-то вместе работали.
   Хозяйке Галина понравилась: молодая, но уверенная в себе, да и сын у нее, сразу видно, не избалованный.
   – Добро пожаловать в дом! У нас тоже мальчик есть, мой внук, им весело будет.
   Все зашли во двор. Он был большой, тенистый, затянутый плетями винограда.
   – Как у вас красиво!
   Они прошли в беседку, где на столе уже стояли самовар и чайные чашки.
   Ольга сказала:
   – Мы с сестрой чаевничаем и вас приглашаем.
   Галина прошла с Максимом в беседку, достала гостинцы и положила на стол.
   Посмотрев на мать Алексея, она сразу поняла, что Оля очень похожа на бабушку. «Видно, в ее честь и назвали».
   Из дома вышла молодая женщина с мальчиком лет шести. Она поздоровалась и представилась:
   – Ирина.
   И все уселись пить чай. Они, несомненно, ощущали себя одной семьей. Видно было, что Алексей очень любит сестру. Ирина оказалась девушкой с юмором, и брат откликался на каждую ее шутку.
   Вскоре Галина попрощалась, объяснив, что спешит к дяде, который живет неподалеку.
   Когда гости уехали, Тамара Григорьевна в двух словах посвятила родственников в историю Галины, не забыв упомянуть о том, что она самостоятельная и здравомыслящая женщина.
   – Знаешь, Ольга, а ведь твой Алексей запал ей в душу. Мне кажется, она бы соединила свою судьбу с ним, – сказала она сестре, когда они остались наедине.
   – Да, женщина она неплохая, – согласилась та, – мне понравилась. Но надо, чтобы она понравилась Алексею. Она ничего о нем не знает. А ведь он после разрыва с Викой пьет. У него ни дома, ни работы. И у меня ему места нет. Со мной живет Ирочка с детьми и мужем, так что у нас тесновато. Да и не могу я смотреть, как он пьет, – сказала она потухшим голосом. – Вряд ли Галина, узнав обо всем, проявит к нему интерес.
   – Да, – согласилась Тамара Григорьевна. – А ведь Алексею с ней будет хорошо. У нее есть все: квартира, работа… И машина, хоть и старенькая, но еще бегает. Галина всегда одета аккуратно, по моде, и хозяйка хорошая. Я в городе еще месяц пробуду, прослежу за Алексеем, чтобы он не пил. Может, у них и сладится.
   – Если бы, – вздохнула Ольга. – На все Божья воля.

   На следующий день ближе к вечеру они засобирались в город. Тамара Григорьевна с Алексеем и Олей уже готовы были идти на автобусную остановку, как подъехала Галина.
   – Мы с Максимом возвращаемся, мы можем вас взять.
   – Конечно, Галя, с удовольствием!
   Когда они подъехали к дому Тамары Григорьевны, на улице было уже темно.
   – До свидания, – сказала Галина, – я сейчас поставлю машину в гараж и тоже домой.
   И она уехала.
   – Хорошая женщина, правда, Алексей?
   – Ничего.
   – Алексей, я тебе советую познакомиться с ней поближе.
   – То есть?
   – Ну, сходить на пляж, в кино, погулять в парке…
   – Да мы уже купались вместе, когда вы уехали.
   – Даже так? И что?
   – Все нормально.
   – Надеюсь, ты не пил в ее присутствии?
   – Только бутылку пива, но это она предложила. И вообще, я уже три дня не пью.
   – Да, срок внушительный! Завтра купи билеты в кино, рядом есть кинотеатр, и пригласи Галину. А я побуду с Максимом и Олей.
   – Вы что, сватаете меня, тетя?
   – Можно сказать и так!
   – Не знаю, я к этому не готов.
   – Это ты не готов, пока я здесь, а вот я уеду и закрою квартиру, что ты тогда будешь делать? Опять спать где придется? Лучше, чем Галина, тебе не найти. И ты ей нравишься таким, какой есть, у нее насчет тебя никаких иллюзий.
   – Поживем – увидим, – только и сказал Алексей.

   На следующий день Тамара Григорьевна, встретив Галину в магазине, словно невзначай поинтересовалась:
   – Тебе никто не звонил?
   – Не знаю, я уже давно из дома. Но там Максим, если что, он мне передаст.
   – Думаю, Алексей решил пригласить тебя в кино.
   – Правда? – спросила счастливым голосом Галина, и ее глаза засияли.
   – Он еще днем билеты купил. Звал меня, а я посоветовала пригласить тебя. Я летом не люблю ходить в кино, там душно.
   – Получается, он хотел с вами пойти, а не со мной, – потухшим голосом сказала Галина.
   – Да нет, я сразу, когда он еще только собирался за ними, предупредила, что не пойду. Значит, он имел в виду тебя, когда брал билеты.
   – Ну, тогда я побежала!
   Еще с порога она спросила:
   – Максим, мне кто-нибудь звонил?
   – Да, дядя Леша!
   – Какой?
   – Ну, тот, что с Олей живет у Тамары Григорьевны.
   – И что он сказал?
   – Жаль, что тебя нет дома!
   Галина быстро набрала номер Тамары Григорьевны. Трубку взял Алексей.
   – Это я, Галина!
   – Я хотел пригласить тебя в кино, ты не против?
   – С удовольствием!
   – Тогда собирайся. Полчаса тебе на сборы хватит?
   – Конечно, – сказала Галина и принялась одеваться.
   – Мама, а я?
   Галине стало стыдно: «Обрадовалась – и о сыне забыла!» Она старалась постоянно быть рядом с Максимом и только в случае крайней необходимости с кем-то его оставляла.
   – Прости, сынок. Я никуда не пойду!
   – Мама, а ты отведи меня к Тамаре Григорьевне. Я с Олей поиграю, она мне понравилась.
   – Ну, не знаю…
   В это время зазвонил телефон.
   – Галя, ты идешь в кино?
   – Да я не знаю, Тамара Григорьевна. Максим…
   – Веди его к нам. Олечка с удовольствием с ним пообщается.
   – Хорошо! – радостно откликнулась Галя.

   И вот они уже в кинотеатре.
   – Галя, хочешь мороженого?
   – Очень!
   Галина смотрела на Алексея как завороженная. Конечно, она не красавица, и рядом с ним это особенно заметно, но ее сердце стучало, как еще никогда и ни с кем. Алексей взял ее за руку. Он чувствовал, что очень нравится Галине, и его это волновало.
   Когда выключили свет и начался фильм, Галине безумно захотелось, чтобы Алексей ее обнял, и она повернулась к нему. В это мгновение Алексей тоже посмотрел на нее, их глаза встретились, и Галина, сама того не замечая, потянулась к нему. Алексей поддался настроению и обнял ее. Так они и досмотрели фильм.
   Выйдя из кинотеатра, Галина спросила:
   – Куда пойдем?
   – К тебе.
   – Тогда нам удобнее другой дорогой.
   И она повела Алексея тенистой аллеей. Они беспрестанно целовались и пришли домой взволнованные и счастливые. Галя была счастлива!
   – Проходи, я сейчас пельмени сварю. У меня и фарш есть, и тесто готово.
   – Что ты, Галя, ночь на дворе, какие пельмени?
   – Ну, тогда я не знаю…
   – А я знаю.
   Они любили друг друга, и Алексей понял, что не может жить без этой женщины. Странно устроен человек: еще вчера он не думал о Галине как о родной душе, но ее чистая любовь пробудила в нем ответное чувство.

   Утром Галина позвонила Тамаре Григорьевне с извинениями.
   – Тамара Григорьевна, извините, что Максим у вас заночевал. Мы с Лешей… у меня дома…
   – Я предвидела этот вариант, поэтому и уложила детей спать. Так что все нормально.
   – Мы с Алексеем скоро придем.
   – Хорошо, я жду.
   Галя зашла в комнату.
   – Леша, собирайся, Тамара Григорьевна нас ждет. Что будем ей говорить?
   – Скажем, что будем жить вместе, если ты согласна.
   – Я не против.
   – Галя, я устроюсь на работу, брошу пить, и все у нас будет хорошо.
   – А как с Викторией?
   – У нее теперь есть другой.
   – А если она захочет тебя вернуть? У вас все-таки двое детей.
   – Я к ней не вернусь, такое я не прощу.
   – Но ведь она может и не дать тебе развод.
   – Поживем пока без регистрации. Многие так живут, от этого любовь не слабеет. Я ей все оставил, что еще от меня нужно? Устроюсь на работу, буду ей помогать.
   – Не ей, а своим детям.
   – Да, конечно, я должен помогать своим детям. Хотя многие женщины используют бывших мужей как кормушку, детям мало что достается.
   – Ну, Виктория, надеюсь, не из таких женщин.
   – Не знаю. Я, если честно, ей еще не помогал. Так что спасибо, что она о наших детях заботится.
   – Да, женщине в таких случаях всегда трудно. Вот и мой бывший мне не помогает. Да я и не подавала на алименты: вначале меня поддержали родители, а потом я и сама встала на ноги!
   За разговорами они и не заметили, как пришли к дому Тамары Григорьевны.
   – Проходите, все готово, будем завтракать, – пригласила она.
   – Тетя, мы с Галиной решили жить вместе.
   – Я очень за вас рада.
   Она позвала Максима и Олю, которые так увлеклись шахматами, что ничего не слышали, и они все вместе сели за стол.
   – Максим и Оля, вы должны знать, что Галина и Алексей решили создать семью, и я желаю им счастья. Надеюсь, вы не против?
   – Мне дядя Леша нравится, пусть он живет с нами.
   – А мне все равно. Я вернусь к маме, а у нее другой муж, поэтому пусть папа живет с тетей Галей, ему ведь жить негде.
   – Вот и хорошо.
   Тамара Григорьевна налила детям лимонад, а взрослым шампанское. Она чувствовала, что после ночи, проведенной вместе, Галина и Алексей решат жить вместе, и подготовилась к празднику.

   Алексей был мастером на все руки, и они вместе сделали в квартире ремонт. Галина не могла привыкнуть к своему счастью – ей иногда казалось, что это всего лишь сон. Но потом она понимала, что это явь, и всей душой желала удержать свое счастье.
   Однажды Тамара Григорьевна решила сходить в парикмахерскую и уже совсем собралась выйти, как в дверь позвонили. Она даже вздрогнула от неожиданности.
   На пороге стояла Виктория с Ольгой и младшей дочерью Ниной.
   – Я к вам, можно?
   – Проходи, коль пришла, – не очень дружелюбно ответила Тамара Григорьевна.
   Они прошли в комнату.
   – Я вот по какому поводу к вам…
   – Я слушаю.
   – Дело в том, что Михаил, с которым я прожила два года, ушел, и теперь у меня нет средств, чтобы содержать детей. На работу я устроиться не могу. Раньше я с Михаилом работала, а теперь, сами понимаете…
   – Ну а я здесь при чем?
   – Я пришла за Алексеем. Хочу, чтобы он вернулся. Я знаю от Оли, что он живет у какой-то Галины, с которой вы его познакомили…
   – Познакомились они сами, я к этому никакого отношения не имею. И почему «у какой-то»? Очень даже хорошая молодая женщина.
   – Я ему развода не дам, пусть так и знает!
   – Вика, а когда ты выгнала Алексея и он из-за этого запил, о чем ты думала? Или тебе в то время другой люб был? Решила, что ты кому-то нужна с двумя детьми? Надо было тогда соображать!
   – Да запил он еще до того, как мы расстались! Он ведь уже не работал, каждую копейку пропивал!
   – Алексей встретил женщину, которая, несмотря на то что он пьет и не работает, полюбила его. А любовь делает чудеса. Я уверена, что он с ней бросит пить и станет таким, как раньше. В трудный момент ты отказалась от него, и, я думаю, этого Михаила он тебе не простит, так что возврата назад нет!
   – А дети?
   – А раньше ты о них думала?
   – Мне казалось, что Михаил – это человек, которого я смогу любить всю жизнь. Он ведь и моих детей принял! Ниночка так его любила!
   – А теперь что поменялось?
   – А теперь я поняла, что надо вернуть детям отца!
   – Поздно ты это поняла.
   – И что же делать?
   – Оставить Лешку в покое. Я на первый случай дам тебе денег, а там он разберется, что и как. – Тамара Григорьевна протянула ей пачку купюр. – Надеюсь, месяца на два тебе хватит, а там Алексей поможет. Да и тебе надо устраиваться на работу.
   – Да, конечно, – обрадованно ответила Виктория, взяла деньги, поблагодарила и быстро ушла с детьми.
   – Алексею сказать, что ты приходила? – крикнула Тамара Григорьевна ей вдогонку.
   – Дело ваше.
   Тамара Григорьевна решила ничего Алексею не говорить.

   Закончилось лето. Тамара Григорьевна уехала к мужу, а Галина после летнего отпуска вышла на работу и вплотную занялась подготовкой кабинета к новому учебному году.
   Она и на работе постоянно думала об Алексее, понимая, что жить с ним довольно сложно: во-первых, у него дети, во-вторых, он не работает, в-третьих, все-таки срывается и пьет. Вот и сегодня, когда Галина уходила на работу, Алексей собирался идти на станцию разгружать посуду для общепита, и нет никакой гарантии, что он не напьется. Ведь с каким контингентом ему придется работать? В основном это неудачники, которые превратились в пьяниц, пытаясь таким образом уйти от жизненных проблем. Она уже два месяца живет с Алексеем, и редкий день он бывает трезвым. Надо сегодня же серьезно поговорить с ним!
   Покончив с делами, Галина отправилась домой. Завтра первое сентября, надо подготовиться. Максима дома не было, на столе лежала записка: «Мама, я немного задержусь в школе. Мы должны вымыть парты и столы, нас попросила классный руководитель Ирина Алексеевна».
   Алексей уже должен был прийти, и Галина чутко реагировала на любой шум в подъезде. Она чувствовала, что он придет невменяемый, и, стесняясь соседей, приоткрыла дверь, чтобы Алексей сразу попал в квартиру.
   Все так и произошло: Алексей явился в таком состоянии, что говорить с ним было бесполезно. Он бросил скомканные деньги на стол:
   – Вот, Галя, это тебе, вернее, нам на харчи. – Качаясь, прошел в спальню, повалился на кровать и тут же заснул.
   «Толку-то с ним сейчас говорить! – подумала Галина, и ее сердце сжалось от жалости не столько к нему, сколько к себе. – Но ведь я знала, что он пьет, так что винить здесь некого. Я думала, что смогу ему помочь… А ведь какой он хороший, когда не пьет, – успокаивала она себя. – И руки у него золотые. Какой ремонт он сделал, когда только пришел сюда! Ладно, пусть спит, утром поговорим».
   Она не хотела, чтобы сын видел Алексея таким, и прикрыла дверь в спальню.
   Максим пришел поздно вечером.
   – Ты что так долго?
   – Знаешь, мама, все разбежались, пришлось с Борькой вдвоем повозиться. Ну ничего, главное, что сделали!
   – Молодец! – похвалила Галина. – Я тебе все на завтра приготовила, найдешь в своей комнате. А сейчас в душ и спать.
   – А дядя Алексей дома?
   – Да, он наработался, устал и заснул.
   Максим ушел в свою комнату, а Галина еще долго не могла заснуть.

   Утром в школе она зашла к завхозу.
   – Федор Валерьянович, а я с заявкой на реактивы.
   – Галина Викторовна, заявку будете подавать новому завхозу, я увольняюсь.
   – Что?
   – Я уже давно пенсионер и ухожу по состоянию здоровья.
   – А кто будет вместо вас?
   – Не знаю. По-моему, Алла Ивановна еще никого не нашла.
   По расписанию первых уроков у Галины не было, и она, сидя у себя в кабинете, размышляла: может, устроить Алексея завхозом? Надо бы поговорить с Аллой Ивановной… Но сначала надо посмотреть, в каком он состоянии, а потом уже строить планы.
   Когда она вернулась домой. Алексей уже пришел в себя, прибрал в квартире, сходил в магазин и приготовил ужин. Когда Галина видела его таким, то снова верила, что все у них будет хорошо.
   За ужином она сказала:
   – У тебя нет постоянной работы, и ты в этом не виноват, сейчас многие в таком положении. К нам в школу требуется завхоз. Я поговорю с директором, и, думаю, тебя возьмут, ведь никто не знает, что ты пьешь. Я об этом не говорю даже лучшим подругам. Это будет постоянная работа и какие-то деньги. А когда все наладится и в стране, и в городе, ты пойдешь работать по специальности.
   – Галя, я не представляю себе работу завхоза. Я даже не знаю, с какого бока к ней подойти!
   – Ничего трудного в ней нет. Поработаешь со старым завхозом недельку, он тебя всему научит. Он тоже раньше не представлял, что сможет работать на этом месте. Он в прошлом музыкант в оркестре. Но кому нужен стареющий музыкант? Его жена преподает у нас музыку и договорилась с Аллой Ивановной. Федор Валерьянович согласился и, будучи на пенсии, проработал почти пять лет, а сейчас уходит по состоянию здоровья. Ему уже около семидесяти. А ты молодой, образованный – справишься. Я завтра прямо с утра поговорю с директором школы. Все-таки ты, Леша, будешь занят, да и выпивать будет не с кем, у нас ведь работают одни женщины.
   – Ну, давай попробуем, – согласился Алексей.
   Они провели чудесную ночь, и Галина снова была счастлива. Она где-то вычитала, что если пить каждый день воду с яблочным уксусом, то зависимость от алкоголя будет слабее, и Алексей старательно выполнял все рекомендации. Он понял, что Галина по-настоящему любит его, иначе зачем ей с ним возиться? Он тоже полюбил Галину и находил ее очень красивой, а поскольку характер у нее был покладистый, то и упреков за совместную жизнь он от нее не слышал.

   Утром следующего дня она зашла в кабинет к директору.
   Алла Ивановна приходила на работу раньше всех. Дома ее никто не ждал, сын и дочь давно жили отдельно, муж умер, и она все свое время отдавала школе. Она была уже пенсионного возраста, но на отдых уходить не торопилась.
   – Алла Ивановна, я к вам по поводу работы для мужа.
   – А ты что, Галина, замуж вышла?
   – Не совсем. Мы живет вместе, но он не разведен. Его жена живет с другим мужчиной.
   – Понятно! Хоть стóящий?
   – Я его полюбила, Алла Ивановна, с первого взгляда!
   – А почему к нам завхозом? У него есть образование?
   – Есть, он инженер-дорожник, но сейчас без работы.
   – Да, сейчас многие без работы. Ну что ж, пусть приходит. Федор Валерьянович еще неделю будет работать. Как раз все ему передаст и введет в курс дела.
   Галина была уверена, что Алексей ее не подведет. Утром он взял паспорт, диплом, и они вместе пошли на работу. Только они вошли в школу, как к Галине подошла Ирина.
   – Галя, познакомь нас!
   – Алексей, – представила Галина своего спутника.
   – Ирина.
   – Ира, мы идем к Алле Ивановне. Извини, но нехорошо заставлять ее ждать. У нас еще будет время познакомиться ближе.
   – Я понимаю.
   – Это моя подруга, – пояснила Галина, когда Ирина ушла. – Она преподаватель литературы, мы давно дружим. Вернее, мы дружим вчетвером: она, я, Люба и Валя. Будешь работать, я тебя со всеми познакомлю.
   Они зашли в кабинет к директору.
   Алла Ивановна пригласила их сесть, внимательно оглядела Алексея, посмотрела его документы.
   – Хорошо, я вас беру.

   Так Алексей стал работать в школе завхозом. Зарплата хоть и не ахти какая, но постоянная. Он быстро вошел в курс дела, и Федор Валерьянович, передав ему все дела и документы, ушел на отдых.
   Ирина в тот же день оббежала подруг, Любу и Валентину, и рассказала, что видела мужа Галины.
   – Красивый, высокий, спортивный… И где Галина такого отхватила!
   – Вот соберемся на девичник, и спросишь.
   Но собраться удалось нескоро. Сентябрь – настолько насыщенный работой месяц, что не только встретиться, порой и поздороваться некогда. Алексей был занят с утра до вечера. Приходилось укомплектовывать классы столами и стульями, получать по разнарядке в гороно наглядные пособия и журналы… Да одного только мела сколько требовалось! И Алексей старался. Он был занят весь день и порой даже забывал поесть. Галина была счастлива, что он не пьет, и ей казалось, что эта проблема уже никогда не окажется на повестке дня. В семье все шло как надо: Галина и Алексей работали, Максим учился. Он очень подружился с Алексеем и уважал его.
   Алексей крепился изо всех сил, но бросить пить не мог и украдкой прикладывался к бутылке, которая у него была спрятана и дома, и на работе. Алла Ивановна заметила эту склонность и решила для начала поговорить с Галиной.
   – Зайди ко мне, – сказала она, встретив ее у входа в школу.
   Алла Ивановна знала Галину с первого класса. Она была одной из лучших учениц школы и на олимпиадах по химии занимала первые места. Алла Ивановна преподавала английский язык, Галина его хорошо знала и не раз занимала призовые места в городских и областных олимпиадах. Когда Галина закончила университет, Алла Ивановна без колебаний взяла ее в школу химиком-биологом. И по старой привычке часто называла просто Галей.
   Галина с волнением переступила порог кабинета директора.
   – Слушаю вас, Алла Ивановна! Что-то случилось?
   – Пока ничего не случилось. Я хотела поговорить о твоем муже Алексее Николаевиче.
   – А что, он с работой не справляется?
   – Да пока справляется, работает добросовестно, не опаздывает и работу знает, но… Пьет он у тебя.
   Галина вздохнула:
   – Я думала, что-то другое. А что он пьет, я знала, как только с ним познакомилась. Но мы боремся! Я думаю, пройдет время, и он…
   – Но в школе, сама знаешь, дети. И пьяный завхоз… – перебила ее Алла Ивановна. – Это как-то не вяжется.
   – Я понимаю, Алла Ивановна, но Алексей хочет бросить пить, и я ему в этом помогу. Сразу не получится, но я уверена в нем, он освободится от этой зависимости. Он так этого хочет!
   – Хочет, но не может. Закодируй его!
   – Мы решили, что он попробует сам уйти от этого, а если не получится, то пойдем и на эту меру. Он раньше не пил, прекрасно закончил институт, с женой жил дружно, детей любил… Ведь был же он хорошим человеком! И, я уверена, опять станет таким!
   – А что у него с женой?
   – Она себе другого нашла, я вам говорила.
   – Конечно, кому приятно жить с алкоголиком! В общем, Галя, в школе я ему пить не позволю. Еще раз замечу – уволю.
   – Хорошо, Алла Ивановна. Я поговорю с ним.
   – Поговори, поговори…

   После разговора с Галиной Алексей держался около двух недель. В доме установилась семейная идиллия. Алексей очень подружился с Максимом, и тот постоянно вертелся около него. Алексей помогал ему с уроками, а вечерами они играли в шахматы.
   В шахматы Алексей играл с детства, его научил муж Тамары Григорьевны, Андрей Павлович, который сам это очень любил. У родителей Алексея был большой дом с садом, и дядя с тетей часто приезжали к ним в гости. А рядом с домом находился пруд, где купался весь поселок. Андрей Павлович даже туда брал с собой шахматы, и они играли часами. Алексей очень любил Андрея Павловича и с удовольствием проводил с ним время. Его отец, Николай, по профессии столяр-краснодеревщик, постоянно что-то мастерил и мало занимался сыном, который, впрочем, не имел тяги к изготовлению мебели. Отец искусно и с такой любовью делал стулья, столы, комоды, шкафы, что они не отличались от образцов лучших мебельных комбинатов, и заказов у него всегда было много. Алексей еще и школу не закончил, когда отец умер от воспаления легких, и Ольга одна воспитывала детей – Алексея и Ирину. Конечно, было трудно, но Ольга выучила их: Алексей пошел по стопам Андрея Павловича и закончил автодорожный институт, а Ирина – медучилище. Она вышла замуж за врача-окулиста, Геннадия, у которого после окончания училища была ассистенткой, и с тех пор работала вместе с ним. Квартиру молодым не дали, поэтому жили они с Ольгой. Вначале зять чувствовал себя в ее доме неуютно, но потом привык и уже не хотел никуда уходить. С появлением детей теща стала первой помощницей, а с уходом на пенсию и вовсе все вопросы быта взяла на себя. И всем было хорошо. Ольга хлопотала по хозяйству, готовила, убирала дом, следила за огородом, дети тоже были при ней. Дочь и Геннадий всегда были вместе: вместе уходили на работу и приходили домой. Единственное, что очень уставали и заработки были небольшими, поэтому Ольга старалась, как могла, им помочь.
   Если у дочери, считала Ольга, жизнь удалась и она счастлива, то у Алексея все было плохо. Он ушел от жены, не работал и пил. Жить ему было негде – квартиру он оставил детям, но и к матери возвращаться не имело смысла: работы в поселке не найдешь, да и места в доме нет, все комнаты заняты. К тому же Ольга стеснялась, что он пьет, и не хотела, чтобы это видели соседи.

   Алексей, живя с Галиной, конечно, помогал по хозяйству – то кран отремонтирует, то проводку заменит, то замок в двери смажет, – но все равно не чувствовал себя хозяином. Он здесь даже не прописан, да и с Галиной не состоит в законном браке. И он решил развестись. У Виктории теперь другой мужчина, она давно живет с ним, так что пора положить этому конец. Алексей не знал, что она осталась одна с детьми. Сам он бывшую семью не навещал, а Оля к ним не приходила, потому что начались занятия в школе.
   Алексей продолжал работать в школе завхозом, работа была скучная, но деваться было некуда, и он не терял надежды найти работу по специальности.
   – Алексей, ты домой идешь? – заглянув к нему в кабинет, спросила Галина.
   – Да, иду.
   – Тогда пойдем вместе.
   Они вышли из школы, и Алексей обнял ее.
   – Галя, мне надо сходить к бывшей жене, хочу поговорить о разводе.
   Галина вспыхнула и прижалась к нему.
   – Ты хочешь жениться на мне?
   – Да, очень хочу. Хочу жить с тобой по закону и чувствовать себя полноценным членом семьи.
   – Я так рада! А Виктория даст тебе развод? Ведь у вас двое детей.
   – Конечно даст. Она сама разрушила нашу семью и давно живет с Михаилом. Думаю, проблем не будет. В воскресенье с утра и пойду. Надеюсь, она в выходной спит долго, как в былые времена. Заодно проведаю детей. Ниночка уже выросла, я ее больше двух лет не видел. Ушел – было три, а теперь шестой годик пошел.
   – Конечно, Алеша, проведай и гостинцы купи. Оле скажи, пусть приходит, она знает, как нас найти.
   Алексей встал рано, прошел в кухню, попил чаю, направился к двери и тут услышал:
   – Алеша, я хочу проводить тебя до остановки.
   – А я думал, что ты спишь.
   – Нет, я всю ночь не спала, только к утру задремала, но сразу проснулась, как только ты встал.
   Галина надела спортивный костюм, и они, взявшись за руки, вышли из дому.
   Алексей уехал, а Галина еще долго стояла на автобусной остановке. Тревога не покидала ее. Она вернулась домой, села в кухне за стол и задумалась. Как все сложится у Алексея? Как его встретят Виктория с Михаилом и дети?

   Алексей подошел к дому, поднялся на этаж и позвонил в дверь.
   – Алексей? – удивилась Виктория, открыв. – Проходи в комнату, дети на улице.
   – Так рано?
   – Да, мы теперь встаем очень рано. Ты по делу?
   – Я пришел увидеться с детьми и поговорить о разводе. Я встретил женщину и хочу жениться, а для этого нам надо развестись.
   – Я не дам тебе развод! У нас двое детей! Возвращайся домой, а то Ниночка совсем тебя забыла.
   – Вика, не начинай, я не вернусь. Тем более во вторые мужья я не гожусь. Ты сама выбрала, с кем жить.
   – Да я давно живу одна с детьми, Михаил ушел от меня!
   – Как это ушел?
   – А что, он обязан кормить твоих детей?
   – Но ты сама так захотела!
   – Глупая была…
   – А теперь поумнела?
   – Да, поумнела. Леша, возвращайся к нам! Я очень перед тобой виновата, прости меня!
   Она подошла к Алексею и попыталась его обнять. В комнату вбежали Оля и Нина.
   Оля бросилась к Алексею, и он крепко прижал ее к себе.
   – Папочка, ты вернулся? Нина, это твой папа, – сказала она сестре. – Ты помнишь его?
   – Нет, у меня папа Миша, а не чужой дядя! – закричала та.
   У Алексея перехватило дыхание. Он подхватил Нину на руки и укоризненно посмотрел на бывшую жену.
   – Ниночка, я твой папа, а не дядя Миша.
   Виктория забрала у него дочку.
   – Ниночка, дядя Миша тебе не папа, а это, – она кивком головы указала на Алексея, – твой родной отец.
   Нина обняла Алексея:
   – Значит, теперь ты будешь с нами жить?
   И он почему-то ответил:
   – Конечно, я буду жить с вами, с тобой, Ниночка!
   – Тогда будем завтракать, – объявила Виктория.
   Оля помогала матери, а Ниночка осталась у Алексея на руках. Он прижимал ее к себе, тепло растекалось по всему телу, и казалось, что он никогда не уходил из семьи. Когда Виктория вышла, чтобы поставить чайник, Оля сказала:
   – Папа, ты прости маму, она очень жалеет, что вы расстались. Я слышу, как она по ночам плачет: «Какая я дура! Отца детей выгнала, а кому они еще нужны?»
   Алексей обнял дочерей.
   – Теперь у нас все будет хорошо!
   Он станет заботиться о детях и жить с ними!
   Алексей остался ночевать в своем бывшем доме. Он не мог заснуть, обдумывая разговор с Галиной. Завтра он увидит ее на работе, и что дальше? Нет, он все ей расскажет! Она самая добрая на свете. Она поймет…

   Галина не спала всю ночь. Она еще с утра чувствовала, что что-то произойдет, но что он не придет ночевать, даже не предполагала. Ведь Виктория живет с другим мужчиной! И когда Алексей вечером не вернулся, она забеспокоилась: не произошло ли что-нибудь между ним и Михаилом? В голову лезли всякие мысли. Она хотела позвонить Виктории, но не знала номера домашнего телефона. Телефон, конечно, можно узнать, ведь он зарегистрирован на Алексея.
   «Нет, я должна подождать! Утром Алексей все объяснит».
   Она была уверена, что он скажет правду. Но если он и на работу не придет, то она, конечно, отправится на поиски.
   Галина поспешно начала собираться.
   – Мама, ты что так рано?
   – У меня неотложные дела.
   – Ну, тогда мы с дядей Лешей придем позже.
   – Дядя Леша уже ушел, а ты завтракай и смотри не опоздай.
   Она подошла к школе и с удивлением увидела, что Алексей уже на работе.
   Галина зашла к нему в кабинет.
   – Алексей, как я рада, что ты жив и невредим! И даже не пьян!
   Алексей виновато взглянул на нее.
   – Я ночевал у себя дома с детьми.
   – А Виктория? Ее что, не было?
   – Она тоже была дома.
   – Значит, ты ночевал с детьми и с женой? – прошептала Галина.
   – С женой я не ночевал, а вот с детьми – да! Галя, я сейчас тороплюсь на разнарядку в гороно, а вечером вернусь и все расскажу. Мне нужен твой совет. Разговор серьезный, он касается и меня, и тебя. В двух словах не получится.
   – Хорошо, буду ждать тебя вечером.
   Он обнял ее и сказал:
   – Ты, Галя, все поймешь.
   Галина немного успокоилась. Он любит ее! А главное, теперь она знала, что ничего плохого не произошло: Алексей просто был со своими дочерьми – не мог же он после столь длительного отсутствия сразу уйти от них! Конечно, он должен видеться с детьми, и она не будет этому препятствовать. Дети – это святое!
   Галина весь день была спокойна, а на уроках и вовсе обо всем забывала. Она очень любила свою работу, и ничто не должно было отражаться на качестве преподавания.

   Алексей, как и обещал, пришел вечером, когда Галина, уже одетая по-домашнему, готовила ужин. Максим, как всегда, пошел вечером в шахматный клуб, и дверь она закрывать не стала. Алексей вошел так тихо, что Галина, занимаясь своими делами, его не заметила.
   – А вот и я, – обнял он Галину, и она поняла, насколько ему дорога. – Прости, что я не вернулся, но мне было так жаль детей, особенно Ниночку! Она меня совсем забыла. Я как ушел от Виктории, так ни разу не приходил, доверил их какому-то чужому дядьке. А теперь Виктория живет одна с детьми, и ей очень тяжело. Работы нет, она моет подъезды, чтобы хоть на хлеб хватало. А дети мои… Разве они виноваты, что у меня с их мамой не сладилось?
   – Леша, может, ты будешь жить со мной, а к ним ходить почаще? Я не могу без тебя, Леша! Я люблю тебя!
   – Нет, Галя, это невозможно, иначе у меня опять не будет времени побыть с ними.
   – Я понимаю. Поступай, как велит тебе сердце. Но знай, что ты можешь вернуться в любое время.
   Как же она ему дорога! Он обнял Галину крепко-крепко.
   – Галя, я уверен, что мы будем вместе, но позже, пусть только дети подрастут.
   И они простились в надежде в скором времени воссоединиться навсегда.

   Алексей бросил пить, нашел работу по специальности и жил со своими детьми. Виктория не претендовала на близость с ним, тем более что сама была виновата в разрыве. Ее устраивало все: Алексей приносил деньги, заботился о детях, совершенно забросил выпивку и к Галине возвращаться не собирался. Бывший сожитель Михаил тоже не давал о себе знать. Все, казалось, встало на свои места, и Виктория уже не переживала, что ее дети растут сиротами. Теперь у них был родной отец, и она видела, что ее девочки счастливы. Но, в общем, настроение людей соответствовало положению в стране. Люди метались в поисках работы, казалось, все чем-то торгуют. Виктория ездила на границу с Китаем и покупала очень дешево товар, который потом продавала намного дороже. Дети оставались на попечении Алексея.
   Галина продолжала работать в школе и почти каждую субботу проводила свободное время в обществе таких же, как она, незамужних подруг. Они дружили давно, и у них не было секретов друг от друга. Ближе всего Галине была Ирина, учительница литературы, жгучая брюнетка, красивая и веселая, но уже успевшая познать тяготы жизни. С мужем она была в разводе и одна воспитывала пятилетнюю дочь Оксану. У нее был ни к чему не обязывающий роман с завучем школы Александром Анатольевичем, и Ирина для встречи с ним часто просила у Галины ключ от ее квартиры. Галине это не нравилось, но отказать она не могла. Вторая подруга, Любовь Даниловна, учительница начальных классов, разведенная, жила с дочерью Мариной. У нее был роман с женатым человеком, офицером, и она надеялась, что он оставит семью и они станут жить вместе. И наконец, третья подруга, Валентина Михайловна, учительница истории, имеющая дочь Леру. Но, в отличие от своих подруг, она жила с мамой, которая в основном и занималась девочкой. Все они надеялись найти счастье, в ожидании которого встречались с мужчинами, пытаясь как-то скрасить свое одиночество.
   После работы в субботу вся компания собралась в кабинете Галины.
   – Галя, а мы-то думали, что тебе повезло, что ты наконец встретила своего суженого, – прихлебывая чай, сказала Валентина.
   – Да, я встретила своего суженого и уверена, что буду с ним счастлива.
   – Ну, верь, верь… – вмешалась в разговор Ирина. – Я вот который год жду, что Александр уйдет от жены, а он только обещает.
   – Да и у меня ситуация такая же. Мой служака тоже никак не уйдет из семьи, хотя очень меня любит, – вздохнула Люба.
   – А мой летчик все летает и никак до меня не долетит, – со смехом сказала Валентина.
   – Он у тебя холостой. Есть надежда, что вы будете вместе. Ему некого оставлять, у него ни жены, ни детей. В этом плане у тебя самые радужные перспективы. Так что надейся!
   – Давайте, девчонки, выпьем за то, чтобы наши желания исполнились, – предложила Ирина, доставая из сумочки бутылку сухого вина.
   Они поговорили еще немного и стали расходиться по домам. Люба с Валентиной ушли первыми. Ирина задержалась.
   – Галя, я хочу попросить у тебя ключи от квартиры… Мы с Александром давно не встречались, и сегодня он предложил увидеться. Ты не собираешься с Максимом в шахматный клуб?
   – Да Максим готов туда хоть каждый день ходить! А у меня не всегда есть желание.
   – Но сегодня, пожалуйста, ради меня, – обнимая подругу, умоляла Ирина, – сходи. Мы так давно не были вместе…
   – Ладно, так и быть. Я пойду домой, а ты через полчаса приходи, ключ в условном месте.
   – Как хорошо, что ты меня понимаешь!
   Галину всегда удивляло, что Ирина, такая красивая и умная, не может найти себе мужа. С Александром ничего серьезного точно не будет: он женат, у него двое детей и красавица жена. А эти встречи – просто блуд, иначе не назовешь.
   «Вот у нас чувства серьезные, но обстоятельства не позволяют нам быть вместе!»
   Галина согласна была принять не только Алексея, но и его детей. Но Виктория ни за что их ему не отдаст!
   Интересно, как у него дела? Как он поживает? Она так давно его не видела, он и из школы ушел. Где он теперь работает?
   Максим убежал в клуб, а Галина пошла прогуляться на набережную. Под журчание реки дышалось и думалось легко. Потом она зашла за Максимом в клуб, но домой не торопилась. Они могли вернуться, когда свет в кухне погаснет, это условный сигнал.
   Вот теперь можно идти, свет не горит уже минут десять.
   Дома Галина накормила сына, усадила его почитать перед сном, и тут прозвучал звонок в дверь.
   – Кто там?
   – Это я, Алексей!
   Галина открыла дверь.
   – Я так тебе рада!
   Алексей обнял ее, она ответила ему поцелуем. Оба понимали, что очень скучали друг без друга.
   – Галя, – неожиданно для себя спросил Алексей, – если бы Виктория отказалась от дочерей, ты бы взяла меня в мужья с двумя детьми?
   – Конечно, с превеликой радостью. Олю твою я уже успела полюбить, а малышку Нину, я думаю, полюбила бы еще сильнее. Я об этом совсем недавно думала. Я тебя, Леша, люблю таким, какой ты есть, и твои дети стали бы моими.
   – Правда, Галя? Ты так сильно меня любишь?
   – Очень люблю! Я готова делить с тобой и печали, и радости.
   Алексей нежно поцеловал ее.
   – Спасибо за такой ответ. Я верю, что меня ты любишь, но ведь чужих детей не так просто полюбить. Я не могу жить с женой, я ее не выношу, мне неприятно находиться с ней в одной квартире! Я думал, что смогу жить там ради детей, но это пытка – быть с ней рядом. Но бросить детей я не могу, я им обещал. Правда, в последнее время мы с Викторией пересекаемся мало, она теперь «челночит», так что дома почти не бывает: купит товар – и на поезд. Я по документам являюсь мужем Виктории, да и квартиру получил, когда у нас Олечка родилась. Никто не даст мне другую жилплощадь, а значит, со своей уходить нельзя. Если будем разводиться, то и квартиру придется разменивать, а может, и детей делить!
   – Леша, не загадывай далеко. Я буду ждать тебя. Дети подрастут, поймут, что ты ни в чем не виноват, и все встанет на свои места.
   – Но мне так плохо без тебя, Галя! А чтобы дети выросли, нужно время!
   – Время идет быстро. Я вот уже десять лет живу одна, а кажется, что только вчера выходила замуж.
   – Ты вспоминаешь своего мужа?
   – Нет, сейчас вообще о нем не думаю, а Максим его совсем не помнит! Он был маленьким, когда мы расстались.

   Галина была счастлива, для этого ей достаточно было хоть недолго побыть с Алексеем. Во дворе школы она встретила Любу.
   – Галя, да ты просто светишься! Вот счастливая!
   – Ну, до счастья еще далеко, но к этому надо стремиться! А у тебя как с офицером?
   – Да никак! Около месяца не звонит и не приходит.
   – А причина?
   – Не знаю.
   – Ты звонила ему?
   – Нет, обычно он звонит. Я знаю только его рабочий телефон. Домой я ему никогда не звонила, вдруг теща трубку возьмет. Я не хочу неприятностей.
   – Так позвони на работу.
   – Он в нашу последнюю встречу сказал, что его переводят в другой отдел, в другом здании. Я, мол, тебе потом сообщу. С тех пор от него ни звука.
   – Я все-таки советую позвонить ему на работу. Я имею в виду, на старую работу. Если его перевели, тебе скажут его новый телефон. Вдруг что-то случилось, мало ли…
   – Не буду я ему звонить! Я никому не навязываюсь!
   – Ну, дело твое. Жди, может, и позвонит.
   Они разошлись по своим кабинетам.
   – Ася, приготовь все к изучению темы «Соли», – сказала Галина лаборантке.
   – Я уже все приготовила, вы ведь об этом написали в журнале для лабораторных работ.
   – А я и забыла! Молодец, Асенька!
   Зазвенел звонок, ребята с шумом заполнили класс, и Галина начала урок. Занятия, связанные с опытами, всегда проходят увлеченно: ученики любят наблюдать за химическими реакциями, это вызывает у них повышенный интерес, и не замечают, как пролетает время. Так было и в этот раз.

   Как всегда, по пути домой Галина зашла в магазин. Она уже положила продукты в пакет и направилась к выходу, когда к ней подошла незнакомая женщина.
   – Вас ведь зовут Галина Викторовна?
   – Допустим. А что?
   – Мне надо с вами поговорить.
   – Вы мама моего ученика? Хотя что я говорю?! Вы так молоды, у вас не могут быть дети возраста моих учеников, ведь я преподаю в старших классах.
   – Да, у меня двое детей, но они еще даже не школьники.
   – Тогда что привело вас ко мне?
   – Давайте выйдем из магазина и поговорим.
   Они присели на скамейку.
   – Я вас слушаю. Кстати, откуда вы меня знаете?
   – Я сейчас вам все объясню. Я Алена. Или, как зовут меня ученики, Елена Климовна.
   – Вы тоже работаете в школе?
   – Нет, я преподаю в строительном техникуме.
   – И какое же у вас ко мне дело?
   – Я жена Александра Анатольевича.
   – Это мне ни о чем не говорит.
   – Он работает завучем в вашей школе. Мне позвонила неизвестная женщина и сказала, что вы предоставляете свою квартиру для свиданий моего мужа и вашей подруги Ирины.
   Кровь хлынула Галине в лицо.
   – Вы ошибаетесь, вам дали неверную информацию. – И, поднявшись, сухо сказала: – До свидания.
   – Я это проверю, источник у меня достоверный! – крикнула ей вдогонку Алена.
   Галина пришла домой и легла на диван. Мысли ее путались. Она знала, что у Ирины с Александром ничего серьезного нет и не будет, так, небольшое развлечение на стороне. Но жене его они делают больно. А она очень привлекательная, молодая, красивая… Что этому Александру еще надо, ведь женился он, надо полагать, по любви, и детей у них двое? Интересно, кто сообщил его жене?
   Галина набрала номер Ирины.
   – У меня к тебе серьезный разговор.
   – Прости, Галя, я не одна, поговорим позже. Надеюсь, это терпит до завтра?
   – Хорошо, поговорим завтра.
   Галина твердо решила, что больше ключ от своей квартиры она не даст.

   После уроков они собрались все четверо.
   – Я, кажется, знаю, кто ей мог позвонить, – сказала Люба. – Это Светлана, наш математик. Александр как-то говорил, что она однокурсница его жены Алены.
   – Да ты что! – воскликнула Ирина. – Что ж ты мне не сказала!
   – А что говорить? Я думала, ты знаешь, да и Александр должен был тебя предупредить. Вы же на глазах у Светланы встречались. Только слепой мог не заметить, что у вас с Сашей отношения. Я за тебя волнуюсь, Ира! У тебя могут быть неприятности.
   – Это пусть Александр волнуется, у него будут разборки с женой.
   – А у тебя мужа нет, значит, и разборок нет.
   – Да, да, да! У меня не будет разборок.
   – Ира, я тебе ключ больше не дам! – решительно заявила Галина.
   – И не нужно! Я себе другого нашла! И он сам все организует!
   – И кто это?
   – Мой бывший одноклассник. Он еще в школе был по уши в меня влюблен.
   – Не женат?
   – Говорит, что не женился, никого не смог полюбить, кроме меня.
   – Так это ты с ним была, когда я тебе звонила?
   – Да, Галя, он был у меня. Мы пили чай.
   – И давно ты его встретила?
   – Да нет, вчера.
   – Ну ты, Ирка, даешь!
   – Что даешь? Я его действительно только вчера встретила. Мы не виделись десять лет.
   – И как он?
   – Лучше стал. Он учился в Питере, там и остался.
   – Видно, хорошо учился, раз оставили.
   – В школе он всегда учился на отлично! А в институте не знаю.
   – А сюда зачем приехал?
   – К родителям. У него отец профессор, в нашем политехе преподает!
   – Женат?
   – Да говорю же, что нет!
   – Отец женат?
   – Ну, Валька, ты даешь! Конечно женат! Он такой представительный, я его обожала, когда еще школьницей была. Помню, как-то Илья пригласил весь класс на день рождения, мы тогда учились в десятом. Вот тогда я увидела его отца и влюбилась с первого взгляда! Со временем все прошло. Я рано выскочила замуж и быстро развелась. Институт, заботы о дочери выветрили из моей головы воспоминания об отце Ильи, да и о самом Илье. И вдруг через столько лет эта встреча!
   – Как интересно! Хотелось бы мне его увидеть!
   – Кого? Отца?
   – Нет, Ира, Илью!
   – Увидишь, он теперь будет в нашей компании.
   – Он хорош собой?
   – Для мужчины – нормальный! Главное, работает и не пьет.
   – А как же теперь с Александром?
   – Пусть живет со своей женой, мне он уже не интересен! Галина, а ты что молчишь? Алексей давно у тебя был? Или тоже помирился со своей?
   – Нет, Ира, он живет с детьми, а жена «челночит».
   – А как же он сам управляется с детьми?
   – К ним теща приехала.
   – Даже так? Значит, он теперь под постоянным надзором?
   – Он живет в отдельной комнате. Нину водит в садик, а Оля ходит в школу. Она, как и мой Максим, заканчивает пятый класс.
   – Ну и что ты решила?
   – Буду ждать, пока дети вырастут!
   – Дети вырастут, а ты состаришься… И зачем ты ему старая нужна будешь?
   – А я ни на что не рассчитываю. Я просто полюбила Алексея и не готова забыть его! Это ты, Ира, можешь быстро переключиться с одного на другого.
   – Осуждаешь?
   – Нет, просто констатирую факты.
   – Ой, девчонки, что-то мы засиделись, пора домой, – напомнила Валентина.
   И они разошлись, пожелав друг другу удачи.

   Галина возвращалась домой, и мысли ее были заняты Алексеем. Интересно, он сегодня придет? В прихожей она увидела мужские туфли.
   – Леша, ты дома?
   – Я, Галя, ненадолго. Вечером Виктория уезжает торговать, а я утром отвожу Нину в садик. Вот забежал после работы, соскучился.
   – А Максим где?
   – Он пошел в клуб. Сказал, что ты скоро будешь. Хороший у тебя парень, с пониманием!
   – Леша, ты первый мужчина, который живет со мной после мужа. До тебя ко мне никто не приходил домой.
   Алексей обнял ее и увлек в спальню…
   Провожая Алексея, Галина вздохнула, ей было жаль с ним расставаться.
   – Галя, я твой и только твой, просто сейчас обстоятельства складываются так, что я не могу к тебе переехать. Но я люблю тебя!
   – Спасибо, Леша, за добрые слова. Приходи в любое время, я всегда жду только тебя.
   Тут как раз вернулся Максим.
   – Дядя Леша, вы к нам навсегда?
   – Нет, Максим!
   А он специально торопился домой, ему так хотелось поговорить с дядей Лешей об Оле! Он мечтал, чтобы Оля жила с ними. С ней так весело и интересно. Она такая хорошая!
   – Значит, вы просто зашли к нам в гости?
   – Да, Максим, сегодня я просто зашел в гости. Я очень скучаю по твоей маме и по тебе! Надеюсь, мы скоро будем жить одной семьей. Мы с твоей мамой очень этого хотим.
   – И Оля будет жить с нами?
   – Не только Оля, но и Нина.
   – Надеюсь, это будет скоро, – мечтательно сказал Максим.
   – Все возможно…

   Дома Алексея встретила теща Зоя Ивановна.
   – Вика поужинала с девочками и уже уехала. Детей я уложила, жду тебя. Что-то ты сегодня припозднился.
   – Да нужно было кое-куда зайти.
   Алексей с тещей ладили всегда. Раньше она жила недалеко от города в небольшом поселке и дочь Вику воспитывала одна, без мужа. Она считала, что Вика удачно вышла замуж, и что у них потом с Алексеем случилось, понять не могла. Почему Вика стала жить с Михаилом? Два года она практически не разговаривала с дочерью, но когда Виктория осталась одна и без работы, материнское сердце смягчилось. Зоя Ивановна продала свою квартиру и переехала к дочери, а деньги отдала ей на развитие бизнеса.
   Алексей ничего против этого не имел.
   – Садись за стол, – позвала Зоя Ивановна из кухни.
   Алексей поужинал, поблагодарил ее за заботу и ушел к себе в комнату.

   Однажды он услышал, как Виктория говорила матери:
   – Мама, у меня с Алексеем уже ничего не будет, у нас нет будущего. Мне нравится мужчина, с которым я постоянно езжу с товаром, и на эту неделю мы вместе снимали квартиру. Думаю, что у нас что-то сложится. Я еще молодая, мне нужен мужчина, а Леша меня никогда не простит и не вернется. Он живет здесь с нами ради детей.
   – Алексей очень хороший, жаль, что ты с ним так обошлась. Поступай как знаешь, это твоя жизнь. Вот только как дети?
   – А что дети? У них есть все: отец, мать, бабушка. Они не в обиде!
   – Я понимаю, но как они воспримут твое новое замужество?
   – Да я не собираюсь выходить замуж! Просто нам хорошо вместе!
   Алексей вздохнул. Вика неисправима!

   Прошла весна, наступило лето. Галина была в отпуске и решила отдохнуть с Максимом в пансионате. Алексей проводил их и, глядя вслед уходящему поезду, вдруг отчетливо понял, что очень любит Галину и хочет жить ради нее, для ее блага.
   На работе у него сложились хорошие отношения и с рабочими, и с руководством. Начальник Алексея заметил его профессионализм и как-то сказал:
   – Алексей Николаевич, я понаблюдал за вами и решил предложить вам возглавить один из участков восстановления дороги, соединяющей город с областной курортной зоной. Дорогу надо расширить и качественно улучшить.
   Алексей с радостью согласился. В его распоряжении были четыре лучшие бригады, асфальтоукладчики, грейдеры, скреперы, трактора и самосвалы. Договоры на поставку щебня, песка, бордюров и асфальта были согласованы, и Алексей с утра до вечера занимался любимой работой. Ему нравилось, как на глазах росло шоссейное полотно – чистое, удобное для езды. Он сам не пил и рабочим этого делать не позволял.
   Галина вернулась посвежевшая, отдохнувшая, и Алексей наговорил ей массу комплиментов. Он удивлялся, вспоминая, как она не понравилась ему в первую их встречу. Сейчас он понимал, что она необыкновенная, самая лучшая! Он рассказал ей о своем продвижении на работе, и Галина очень обрадовалась его успехам.
   В ближайшее воскресенье он пришел к ней в гости.
   – Леша, милый, как здорово, что ты пришел! – обрадовалась Галина. – А у меня как раз пельмени подоспели.
   Алексей взял руку Галины и, поцеловав ее, сказал:
   – Спасибо за любовь, за веру в меня! Я теперь совсем другой человек, и главное – я не пью и не хочу этого делать!
   – Ну что ты, Леша, в этом моей заслуги нет, ты сам преодолел все трудности, справился со своим недугом, – возразила Галина, обнимая его.
   Эта встреча еще раз подтвердила, что, хотя они и жили отдельно, оставалась надежда быть вместе в будущем.

   Алле Ивановне нравилась Галина – большой профессионал, и с детьми у нее хороший контакт, и с родителями, и в педагогическом коллективе ее уважают. Поэтому, когда на заседании городского отдела народного образования встал вопрос о кандидатуре на пост заведующего методкабинетом, Алла Ивановна выдвинула ее кандидатуру, и с этим сразу же согласились. Галину давно знали в городе: ее ученики постоянно занимали призовые места на городских и областных олимпиадах, сама она не раз выступала на конференциях с докладами и на общественных началах руководила методобъединением химиков города.
   Так Галина стала работать в гороно. Она курировала школы города, помогая учителям химии и биологии совершенствовать свои знания, умения и методы работы. Она работала теперь весь день: уходила утром и приходила вечером.
   Максим прекрасно справлялся с домашними и учебными делами. Он стал серьезнее и ответственнее, самостоятельно делал уроки и по-прежнему ходил в клуб юных шахматистов. Иногда он делал сюрприз матери – готовил нехитрый обед.

   Прошла осень, наступила зима.
   Алексей продолжал жить с детьми и тещей, Вика почти постоянно была в отъезде. Она полюбила другого мужчину, но открыто говорить об этом пока не решалась, хотя и понимала, что с Алексеем совместной жизни не будет. Что же делать? Как быть с детьми? Частые отлучки внесли холодок в ее отношения с дочерьми. Они уже не ждали мать, как раньше, и больше были с отцом и бабушкой.
   Однажды Вика не вернулась из поездки, и Зоя Ивановна забеспокоилась.
   – Может, случилось что? Уже больше трех суток как должна была приехать, а ее все нет!
   Вечером Зоя Ивановна была одна дома. В дверь позвонили, и она открыла.
   На пороге стояла незнакомая молодая женщина со следами ссадин и ожогов на лице.
   – Волковы здесь живут? Вы Зоя Ивановна?
   – Да. А вы по какому поводу?
   – Меня зовут Римма. Я вместе с Викой, вашей дочерью, занимаюсь торговлей. Ну, вы знаете, мы возим товары в Сибирь.
   – Да, Вика мне об этом рассказывала. И что же случилось?
   – Я даже не знаю, с чего начать…
   – Да говорите же, Римма, я вас слушаю!
   – Мы уже возвращались домой… весь товар удачно продали…
   – Ну!
   – На станции наш поезд остановился, и…
   – Поезда всегда останавливаются на станциях!
   – Дело в том, что рядом с нашим пассажирским поездом оказался состав с цистернами…
   – И что дальше?
   – Видимо, в них был бензин. По непонятной причине одна цистерна взорвалась, а потом было такое…
   – Давайте присядем, что-то мне нехорошо.
   Римма усадила Зою Ивановну на диван, принесла ей воды.
   – Зоя Ивановна, выпейте, а еще лучше бы валерьянки.
   – Да скажите наконец, что с Викой!
   – Нет, я не могу… вы получите официальное уведомление…
   – Я вас не отпущу, говорите все как есть! – Зоя Ивановна собралась с силами. – Что было дальше?
   – Наш поезд загорелся… Вика спала на второй полке, была такая суматоха… В общем, погибло много пассажиров, в том числе и она. Я чудом осталась жива, просто вышла в тамбур покурить, и это меня спасло… Вас вызовут на опознание, но придется ехать на Урал. Я опознала ее по сережкам и сказала ваш адрес.
   И Римма, извинившись, выбежала из квартиры.
   Зоя Ивановна не стала ее провожать. Слезы лились, казалось, из глубины ее сердца, и им не было конца.
   Она услышала, как кто-то зашел в квартиру, попыталась подойти к двери, но только сползла по стене и громко разрыдалась. Алексей подскочил к Зое Ивановне и поднял ее.
   – Зоя Ивановна, что случилось? Из нашей квартиры выскочила какая-то женщина… Она обидела вас?
   – Нет, Леша, она принесла плохие вести.
   – Что случилось?
   – Вика погибла!
   – Как погибла?
   – Когда возвращалась домой. Был взрыв, и загорелся пассажирский состав. Очень много погибших, в том числе и моя доченька… Что же теперь делать? Как же дети?
   – Зоя Ивановна, дети всегда будут со мной, это мои дети!
   Она плакала и все не могла успокоиться.
   – Не плачьте, может, все обойдется. Может, Вика жива. Я слышал об этом случае по радио. Мы еще поговорили, какая ужасная трагедия! Я не думал, что это и нас коснется! Это произошло в районе Оренбурга.
   Он уложил Зою Ивановну на кровать, поправил ей подушку и, успокаивая, сказал:
   – Пока не будем об этом говорить девочкам, хорошо? На опознание поеду я, а вы оставайтесь с детьми.
   – Римма сказала, что должны принести официальное уведомление о смерти, она уже была на опознании и оставила ваш адрес. Значит, будем ждать.
   Утром им действительно принесли извещение, что они должны явиться на опознание, и был указан адрес, куда ехать. Алексей отпросился с работы на неделю и поехал. На месте аварии шли восстановительные работы. Алексей, как и Римма, узнал Вику по сережкам, которые подарил ей на рождение первой дочери – Оли. Оформив все документы, он вернулся домой измученный, осунувшийся, с урной с прахом.
   На похороны собрались родные, друзья Виктории и сотрудники Алексея. Галине он сообщать не стал. Зачем? Он все расскажет, когда пройдет сорок дней.

   Галина ничего не знала о трагедии в семье Алексея и, как всегда, терпеливо ждала его. Не приходит, значит, нет возможности. Сама она Алексею никогда не звонила и не искала с ним встреч. Она просто ждала, не понимая, почему он молчит.
   Да и работа теперь у нее была такая, что практически не оставалось свободного времени.
   Была суббота, и она решила сходить на посиделки в школу. На новом месте друзей она еще не приобрела и очень тосковала по откровенным беседам с подругами-одиночками. Так хотелось излить душу, особенно сейчас, когда она уже давно не виделась с Алексеем! Ей не хватало дружеской поддержки, и она старалась не пропускать эти редкие встречи. Раньше они устраивали посиделки в кабинете Галины, а после ее ухода стали собираться в кабинете истории, где хозяйкой была Валентина.
   Галина поднялась на третий этаж. Время было вечернее, и она никого не встретила, кроме техничек, которые убирали школу после занятий второй смены.
   Все были в сборе. Она по очереди обняла подруг.
   – Люба, ты просто красавица! Ирина, как тебе удается быть всегда такой элегантной! А у тебя, Валентина, как обычно, цвет лица – загляденье!
   – Это я у чайника разрумянилась! Я ведь теперь хозяйка салона, – улыбаясь, ответила та. – Надо и стол накрыть, и чай подать.
   – Да, стол у вас как в лучших ресторанах!
   – Мы все покупаем вскладчину, а иногда кто-нибудь приносит что-то «эдакое» из дома. Вот сегодня Люба принесла буженину, говорит, сама приготовила. На вид очень аппетитно.
   – Сейчас мы определим ее на вкус, – вмешалась Ирина. – Прошу к столу!
   Все уселись, и Валентина на правах хозяйки налила чай.
   – А мой летчик переводится в другой город, – сказала она.
   – И тебя зовет с собой?
   – Пока нет. Говорит, что поедет один, обустроится и тогда решит, что дальше делать. Но без меня он свою жизнь не представляет.
   – Это уже неплохо, может, когда-нибудь и сделает тебе предложение.
   – Нет, я в другой город не поеду. У меня здесь ребенок, да и мама рядом. Что я буду делать с Леркой, она же постоянно с бабушкой? Здесь у меня все схвачено: садик рядом с домом, работа, мама… Так что, если даже он мне предложит выйти замуж, вряд ли я поеду. Обстоятельства не те.
   – Ну, это ты говоришь, пока он не сделал тебе предложение, – засмеялась Ирина.
   – А мой Алексей молчит и давно не заходил.
   – Может, случилось что?
   – Нет, Ира, не думаю. Он в этом случае тем более дал бы знать. Просто очень занят, живет с семьей и тещей. Но я, девочки, почему-то верю, что мы будем вместе! А у тебя что, Ира? Как с Ильей?
   – Да никак! Пригласил меня как-то к себе…
   – У него что, есть квартира?
   – Нет, он живет с родителями.
   – И что?
   – Пришли мы к нему, капельку выпили, вроде все хорошо, обнимаемся, и тут вдруг приходит его отец.
   – Который тебе нравился еще в школьные годы?
   – Да. Я смутилась…
   – А он?
   – Кто?
   – Да отец!
   – Он, извинившись, что-то взял в другой комнате и ушел. Но после его появления у меня уже не было желания иметь что-то с Ильей. В общем, я ушла и больше не хочу с ним встречаться!
   – Ну ты даешь, Ирка! Илья тебя любит, у вас могло быть все серьезно.
   – Нет, с Ильей я разошлась окончательно, а вот с его отцом – хоть на край света, – с глубоким вздохом сказала Ирина. – Но он, к сожалению, женат, и жена у него очень даже ничего! – Она замолкла и, отхлебнув глоток чаю, вдруг рассмеялась: – Нет, ну почему мне нравятся только женатые мужики? Да ну их!
   – А может, Ирина, стоит попробовать увести его? Отец Ильи много лет живет с женой, он просто к ней привык. Детей у них, кроме Ильи, нет, так что его в семье ничего не держит.
   – Что ты, Люба, он не тот, кто бросит насиженное гнездо. Он серьезный мужчина и вряд ли обратит на меня внимание.
   – А ты попробуй! Устрой нечаянную встречу… Ты ведь это можешь! У тебя просто талант. Попробуй!
   – Нет, с ним это не пройдет! Люба, а что у тебя с офицером? – перевела она разговор на другое.
   – Ну что ты все время «офицер» да «офицер». У него есть имя, и ты его знаешь.
   – Ну хорошо, перефразирую свой вопрос. Люба, как у тебя с Виктором?
   – Да ничего, я его не видела уже около двух месяцев. Видно, надоела я ему.
   – Такая красавица и умница? Нет, тут что-то другое! – вмешалась Валентина. – Может, у него что-то случилось?
   – Давайте о веселом. Скоро конец учебного года, и надо подумать об отдыхе.
   – Хорошо бы съездить на море, – мечтательно сказала Валентина. – Но для этого нужно много денег, а у нас с этим, сами понимаете, сложно. Прошлый раз я отдыхала со своим летчиком, с Олегом, – тут же исправилась она, – так он все расходы взял на себя. А этим летом у меня ни летчика, ни денег! Так что придется отдыхать дома с Лерой и мамой.
   – И дома можно хорошо отдохнуть. Я в то лето, когда познакомилась с Алексеем, осталась в городе: гуляла с Максимом в парке, ходила в кино, на озеро, и тоже ничего – хорошо отдохнула, – сказала Галина.
   – Конечно хорошо! Ты же встречалась с Алексеем, а с милым рай и в шалаше.
   – Ты права, Люба, я была самой счастливой женщиной в то лето! Лучшего отдыха и не надо, так мне было с ним хорошо!
   – Ох, я удивляюсь тебе, Галка, как можно было полюбить мужика без средств, да еще и пьяницу!
   – Это тебе, Люба, нужны средства, а мне – человек. Алексей очень хороший во всех отношениях. Просто у него так сложилась жизнь. А сейчас он не пьет и работает начальником участка. Так что обстоятельства у него изменились к лучшему.
   – И все-таки эти обстоятельства держат его в семье? – съехидничала Люба.
   – Ну ладно, девочки, хватит, пора по домам. Нас дети ждут, – вставая, сказала Ирина. – Пока нам всем не везет, но что же делать?
   – Будем надеяться и ждать принца на белом коне!
   – Вот только принцессы староваты! – засмеялась Валентина.
   – Ага, – подхватила Галина, но мысли ее были заняты Алексеем. Что-то ей подсказывало, что у него неприятности. А может, он решил помириться с Викторией? Ведь там дети. Хоть он и говорил, что не будет жить с женой как с женщиной и только дочери удерживают его в той семье.
   – Галка, ты о чем задумалась?
   – Да все о том же, Валя, об Алексее.
   – А ты ему позвони. У нас же равноправие! Все будет предельно ясно, и никаких иллюзий!
   – Я, наверно, так и сделаю.
   – Ну все, по домам!

   На улице было уже довольно темно. Галина немного постояла на мостике, как делала это всегда. Сейчас речка была полноводной и несла с собой все, что попадалось на пути: мелкий мусор, небольшие камешки… Галина заметила в воде сухой лист и принялась наблюдать за ним. Вода кружила его, стараясь потопить, но ему каким-то образом удавалось подниматься на поверхность. «Вот так и нас, людей, жизнь крутит, вертит, и не каждому удается всплыть. И никто не знает, что с ним будет в следующую минуту».
   Пройдя мостик, она повернула к своему микрорайону и, проходя мимо дома, где жила Тамара Григорьевна, подумала: «Интересно, а этим летом она приедет? Вот и повод, чтобы позвонить Алексею! Я ведь могу у него это узнать».
   Дома она разделась, приняла душ и решила прилечь, пока Максим в клубе. И тут зазвонил телефон.
   Галина взволнованно бросилась к нему: наконец-то Алексей решил позвонить!
   – Алло! – раздалось в трубке.
   – Оля, это ты?
   – Да.
   – А почему у тебя такой грустный голос? Что-нибудь случилось?
   – Да, мы похоронили маму.
   – Как похоронили?!
   – Она сгорела в поезде.
   Галина оцепенела. Ей стало до боли стыдно за себя. Как она могла подумать, что Алексей забыл ее!
   – Я вам, Олечка, соболезную. Если хочешь, приезжай ко мне, я буду рада.
   Теперь все встало на свои места и было понятно молчание Алексея. Галине было жаль Викторию, хотя она никогда ее не видела. Но больше всего она жалела Олю и Нину, совсем еще малышку. Ей так хотелось сделать их счастливыми, ведь она могла заменить им мать!
   И все-таки Галина решила пока Алексею не звонить, ему сейчас не до нее. Она не будет напоминать о себе. Там есть бабушка, Зоя Ивановна, она позаботится о внучках.

   Прошел апрель, потом май, вот уже и конец учебного года. Школы готовились к традиционному Празднику последнего звонка. Галина была представителем от гороно в своей родной школе № 8 и очень этому обрадовалась. Так хотелось перекинуться парой слов с бывшими коллегами и, конечно, подругами. Она давно их не видела. В конце учебного года работы было столько, что посиделки отменялись.
   Галина зашла в кабинет к директору и была неприятно удивлена. Обычно Алла Ивановна была одета с иголочки, с прической и в хорошем настроении. Сегодня на ней все висело, она сильно похудела, прическа – и та была не на уровне. Алла Ивановна сильно сдала, но почему? Галина решила не задавать лишних вопросов.
   – Нам пора, пойдемте. Ученики уже выстроились.
   Они вместе вышли во двор, где действительно стояли ровные колонны школьников. Неподалеку были родители, которые, как всегда, пришли на это трогательное мероприятие.
   Галина окинула взглядом присутствующих, заметила своих подруг, Валю и Ирину, а вот Любы почему-то не было. С ее классом стояла другая учительница. Что бы это значило?
   «Я узнаю об этом после линейки, – подумала Галина. – Думаю, наши посиделки сегодня состоятся. Там все и выяснится».
   Линейка прошла, как всегда, торжественно: выступила Алла Ивановна, потом Галина, завуч школы, классные руководители, родители, было много цветов и радостных слез. Все желали выпускникам хорошо сдать экзамены.
   После линейки все разошлись по домам, кроме выпускников и первоклассников, которые заполнили школьный актовый зал, где продолжались и поздравления, и развлечения. В конце дня уставшие, но довольные учителя собрались в столовой, где уже были накрыты столы. Галина села вместе с Аллой Ивановной, Ириной и Валентиной.
   – А где Люба? – с нетерпением спросила она.
   – Ой, Галя, с Любой такое произошло! – ответила Валентина. – Но об этом поговорим позже. Ведь мы сегодня собираемся у меня?
   – Конечно, а как же иначе!
   Как и договорились, после столовой подруги перешли к Валентине в кабинет. Пить чай не стали, просто уселись поудобнее, и Галина с нетерпением спросила:
   – Так что произошло с Любой? Да и Алла Ивановна мне сегодня не понравилась.
   – Алла Ивановна серьезно больна. Она после выпускного вечера увольняется и уезжает в Ростов к сыну, он там заведует клиникой.
   – А что с ней?
   – Да какие-то непорядки с грудью.
   – Неужели рак?!
   – Что-то вроде того, но еще не подтвердилось. Алла Ивановна хочет обследоваться у сына. В общем, она уезжает.
   – Жаль ее, да и директором она была хорошим. С ней было комфортно работать. А кого поставят вместо нее?
   – Что об этом говорить, найдут кого-нибудь. Из гороно пришлют. Нам-то какая разница?
   – Не скажи, Ирина. Работать с Аллой Ивановной было приятно. Она и администратор хороший, и человек.
   – Да, Галя, ты права. Она в нашей школе работает больше двадцати лет, и за эти годы мы привыкли к ее стилю работы, к ее требованиям. Да что говорить, она нам стала как мать родная!
   – Ты права, Валя. А теперь рассказывайте, что с Любой.
   – Давайте сначала выпьем, – сказала Валентина. – А то так всего не расскажешь. У меня для этого случая бутылочка сухого вина припасена.
   Они выпили, и Ирина попросила:
   – Валя, расскажи ты, а то я могу упустить детали.
   – Хорошо!
   И Валентина чуть ли не шепотом начала:
   – Дней десять назад мы с Ириной и Любой собрались в ресторан. Решили пойти в самый лучший, тот, что недавно открылся.
   – «Восход»?
   – Да.
   – А что это вам в голову пришло пойти в ресторан? Вроде раньше мы таких заведений не посещали.
   – Просто Люба в этом году прошла аттестацию, и ей присвоили высшую категорию. А бывший муж прислал на Марину хорошие алименты, вот она и решила отметить свою победу. Ну а мы с Ириной не отказались. Договорились встретиться в ресторане в восемь вечера. Мы пришли первыми, Люба чуть опоздала. Она в тот вечер выглядела сногсшибательно – впрочем, как и всегда! Нет, в тот вечер она была просто неотразима!
   – Да, Любе в этом не откажешь!
   – На ней было такое платье… Она купила его специально для этого торжества! А как оно на ней сидело, как шло к ее глазам! Сели мы за столик, Люба его заранее забронировала, и хотели заказать что-нибудь попроще. Но Люба сказала, что сама сделает заказ. Нам принесли нарезку из осетрины и семги, черную и красную икру – все это на блюде с розочками из масла, потом бутылку дорогого коньяка. У меня глаза на лоб полезли. А Люба только улыбается: «Я за все заплачу, у меня есть деньги».
   – Люба всегда любила пустить пыль в глаза.
   – Да, а тут она буквально светилась, глаза сверкают…
   – Наверное, все мужчины ресторана только на нее и смотрели?
   – Да, Галя, так и было. Но особенно один, за соседним столиком, не спускал с нее глаз. Мы, конечно, выпили по рюмочке за успех подруги, заиграла музыка, и Любу сразу пригласил тот, что с нее глаз не сводил. Она не хотела танцевать, но мы с Ирой ее подтолкнули, и она все-таки пошла. Все было хорошо. Настроение отличное, мы наблюдаем за Любой, и вдруг я смотрю, а в ресторан заходит ее офицер с девушкой, еще и за руку ее держит.
   – Так ты первой увидела Виктора?
   – Ну да. Тут как раз закончился танец, и кавалер проводил Любу к нам за стол. Я, как могла, отвлекала ее, чтобы она не увидела Виктора. Следующий танец Люба опять танцевала с новым знакомым. Смотрю, и Виктор со своей девицей пошли танцевать. Мы обомлели. Ну, думаем, сейчас Люба увидит его – и будет! Ты же знаешь, она очень импульсивная, может устроить скандал. Мы с Ирой затаили дыхание, не знаем, что делать. И вот Люба сталкивается в танце со своим Виктором, а тот обнимает не совсем пристойно свою девушку и даже не обращает на нее внимания. Люба заметила его, остановилась и громко сказала: «Ну, Виктор, ты и мерзавец!» Потом дала ему пощечину и выбежала из ресторана. Мы за ней, но нас остановили, так как мы не рассчитались за заказ. Принесли счет, но у нас с Ириной таких денег не было.
   – Представляешь наше положение?! – не вытерпела Ирина. – Нас повели к директору ресторана в сопровождении дежурного милиционера!
   – Мы очень долго ему объясняли, что произошло, но он все равно не соглашался нас отпускать, пока мы не заплатим. Мало того, обещал сообщить на работу! Тогда Ирина предложила такой план: она поедет домой за деньгами – которых у нее, кстати, не было! – а я останусь заложницей.
   – Ну вы, девоньки, даете! – засмеялась Галина.
   – Тебе смешно, а каково нам было!
   – И где же ты взяла деньги?
   – А это уже совсем другая история, – кокетливо ответила Ирина.
   – В общем, с Любой случилась в эту ночь истерика, и ее увезли на «скорой» в психоневрологическую больницу. Она до сих пор там. Мы, конечно, ее навещаем. Ее лечащий врач нас успокоил: она в течение трех месяцев будет наблюдаться в стационаре, а потом здоровенькая пойдет домой. Поэтому ее класс передали Анне Сергеевне, которая и стояла сегодня на линейке.
   – Ну и новости у вас! Сногсшибательные!
   – Да, порой не знаешь, что тебя ожидает в следующий миг.
   – И все-таки, Ирина, что это у тебя был за поход за деньгами?
   – Об этом я расскажу в следующий раз! Эта история требует времени.
   Расстались они ближе к ночи. Когда Галина зашла к Максиму, он уже крепко спал. Она тихонько погладила сына по голове и пошла в свою комнату. Мысли ее постоянно обращались к Алексею. Как он? Справляется ли с детьми? Она понимала, что сейчас он не может к ней приходить, ведь живет с матерью Виктории и этим оскорбит тещу.

   Алексей тоже думал о Галине. Теперь путь к ней закрыт. Не может же он повесить на ее плечи не только своих детей, но еще и тещу. Зоя Ивановна продала свою квартиру, а деньги отдала Виктории на развитие бизнеса. Куда она теперь без денег и жилья? И Алексей предложил теще жить с ними и дальше. Так ему тоже будет спокойнее: она присмотрит за детьми, а он будет работать, чтобы их прокормить. Правда, после смерти дочери она сильно сдала, но время лечит. Все будет хорошо.
   Однако с Галиной он встречаться не торопился. Он надеялся, что они смогут забыть друг друга.

   Галина бросила еще один взгляд в зеркало и осталась довольна собой. Она каждый день ждала звонка от Алексея, но так и не дождалась, и, видимо, это повлияло на ее внешний вид: она осунулась и похудела, но, как ни странно, это ей очень шло.
   Она попросила соседку присмотреть за Максимом и ушла на выпускной вечер в когда-то своей школе, куда была приглашена Аллой Ивановной как представитель гороно.
   Здесь было все готово для проведения праздника. Родители с детьми уже сидели на стульях в актовом зале. Когда вошли директор и учителя, все встали и приветствовали их аплодисментами. Алла Ивановна вручила всем выпускникам аттестаты, не забыв отметить достоинства каждого, и со слезами на глазах простилась не только с ними, но и со школой. Все уже знали, что она увольняется и уезжает к сыну. Присутствующие, глядя на нее, смахивали навернувшиеся слезы. Учителя уважали Аллу Ивановну, и всем было жаль прощаться с ней.
   Люба тоже пришла, хотя еще находилась на больничном после перенесенного потрясения. Она, как всегда, выделялась экстравагантной прической и модным костюмом. На нее невозможно было не обратить внимания!
   Галина подошла к ней.
   – Люба, после праздника встретимся у меня, вся наша четверка. Я вас жду!
   – С удовольствием! Хоть поговорю, отведу душу. Я так давно нигде не была. – Она обняла Галину. – Хорошо, подруга, я приду с Ирой и Валей.
   И вот они уже сидят за хорошо сервированным столом. Они поговорили об Алле Ивановне, с большим сожалением обсудили ее уход с работы и наконец перешли к делам сердечным.
   – Когда я попала в больницу, – начала свой рассказ Люба, – на следующий день туда неожиданно пришел мужчина, который танцевал со мной в тот злополучный вечер, и как-то ненавязчиво начал проявлять заботу обо мне и внимание. Позже, когда я выписалась из больницы, он стал за мной ухаживать и признался, что полюбил меня еще там, в ресторане. Что он никогда не встречал таких женщин, как я. И знаете, после того офицера я думала, что больше не смогу поверить в чувства другого мужчины. Но он так заботился обо мне, не требуя ничего взамен, что я снова поверила, что могу быть кому-то по-настоящему нужна.
   – Люба, а как он тебя нашел?
   – Применил дедуктивный метод: проследил, когда вас задержали по известной причине, поговорил с дежурным милиционером. И тот ему все рассказал: где вы работаете, где живете. А дальше все предельно просто. Зная место моей работы, совсем нетрудно узнать домашний адрес и телефон. Он позвонил моей дочери Марине, и та сказала, что меня увезли на «скорой помощи». Куда – он тоже узнал. А зная мою фамилию, имя, отчество, место работы и проживания, он в первый же день нашел меня в больнице. Сначала ему разрешали посещение минут десять-пятнадцать, потом мы вместе гуляли по территории больницы. Я считаю, что в моем выздоровлении очень большая его заслуга.
   – Как хоть его зовут, кто он и где работает?
   – Теперь я, девчонки, поумнела и сразу все выспросила. Он предоставил мне свое полное резюме, – засмеялась Люба.
   – И что в нем? – спросила Валентина.
   – Сергей Львович Востриков – главный инженер завода «Физприборы», холост, женат не был, квартира есть. Правда, я в ней еще не была. И он говорит, что любит меня!
   – Ну, то, что он не сводил с тебя глаз, я заметила еще в ресторане.
   – И не он один! Да от тебя, Люба, мало кто отвернется! – заметила Ирина.
   – Я вообще-то на него серьезного внимания не обратила, но потом, в больнице, поняла, что именно о таком мужчине всегда мечтала.
   – Он сделал тебе предложение?
   – Пока нет, но к этому идет. Я ему все о себе рассказала, и он принял это нормально.
   – Правильно, надо говорить о себе предельно честно, и тогда поймешь, нужна ли ты ему, – сказала Галина. – Я об Алексее все с самого начала знала и все равно его полюбила.
   – А сейчас как у вас?
   – Иногда встречаемся, но в последнее время ему не до меня.
   – А что случилось?
   – Слышали о страшной катастрофе на железной дороге на Урале?
   – Да, я что-то слышала, много говорили и по телевизору, и по радио. Жуткая история! Сгорел почти весь пассажирский состав, – сказала Валентина.
   – И какое это имеет отношение к Алексею?
   – Самое непосредственное. В этом поезде ехала его жена Виктория. Она погибла.
   – А как она оказалась там?
   – Она после сокращения не могла найти работу и в последнее время возила товар для продажи за Урал, в сибирские города.
   – Да, сейчас многие этим занимаются.
   – Вся семья Алексея – дети, он, теща – в трауре. Поэтому и связь между нами оборвалась.
   – Ничего, пройдет время, и он вернется к тебе, Галя, – сказала Ирина. – Теперь он свободен, и ты должна его ждать. У тебя большое сердце, в нем всем уютно и тепло. И он, надеюсь, это давно понял.
   – Конечно, девочки, я буду его ждать. Даже если на это потребуется много сил и времени. Ну что мы все обо мне да о Любе говорим? Рассказывай, Ирина, что у тебя с Ильей.
   – С ним ничего, а вот с его отцом было уже два свидания.
   – Как интересно! Давай выкладывай!
   – В тот злополучный вечер в ресторане, – начала Ирина, – когда мы остались без Любы, а денег заплатить по счету у нас с Валентиной не было, я поехала их искать. Ночь… Ну кто мне даст деньги ночью? И я решила обратиться к Илье. Думала, объясню ему ситуацию, он поймет. Приехала. Представляете, глубокая ночь – и тут я! А Ильи дома не оказалось. Я, извинившись, хотела уйти, но его отец пригласил меня войти, усадил на диван, приготовил кофе. И я ему почему-то все рассказала. Правда, о тебе, Люба, соврала: мол, тебя дочь срочно вызвала домой.
   – Ну и что он? Кстати, как его зовут?
   – Александр Ростиславович Высота.
   – О-о, круто! Красивая фамилия и отчество благородное.
   – У него и душа благородная. Он сразу достал деньги и отвез меня в ресторан.
   – Ой, как я тогда переволновалась, думала: а вдруг ты не найдешь деньги, и нас отправят в милицию?!
   – Молодец, Ира!
   – А что было дальше?
   – Ну, потом я отдала ему почти всю свою зарплату.
   – Я сейчас же верну тебе деньги. Простите, что так получилось! Но тогда я была сама не своя и ничего не помнила.
   – Ничего, Люба, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Зато ты теперь с Сергеем, а я – с Александром Ростиславовичем!
   – Ира, зачем тебе это нужно? Он женат, и вы будете встречаться без надежды быть вместе, – заметила Галина.
   – Зря ты, Галя, так думаешь. У нас с Любой жизнь круто изменилась, причем в нужном направлении.
   – Да я разве вам плохого желаю? Вот у Любы, возможно, все будет хорошо, ее Сергей не женат.
   – Да, я очень счастлива с Сергеем. Мне с ним хорошо и интересно. Будет, Галина, и на твоей улице праздник!
   – Ох, не скоро это будет.

   Алексея вызвал к себе начальник дорожно-строительного управления Рафиков Игорь Владимирович, о чем ему сообщила секретарь Ольга Степановна. Алексей терялся в догадках, зачем он понадобился. На его участке все идет согласно плану, там полный порядок. Значит, что-то другое?
   Алексей пришел в управление с утра.
   – Алексей Николаевич, проходите, вас ждут! – сообщила секретарь.
   – Ольга Степановна, а по какому поводу меня вызвали?
   – Не знаю, но Игорь Владимирович с самого утра о вас спрашивал. Сказал, чтобы вы сразу проходили в кабинет. И велел никого другого не впускать.
   Алексей прошел к двери кабинета и, открыв ее, сказал:
   – Здравствуйте, Игорь Владимирович! Вызывали?
   – Да, Алексей Николаевич, заходи, присаживайся. У меня к тебе дело. Ты ведь сейчас работаешь на участке, который соединяет город с курортной зоной?
   – Да, осталось еще пятнадцать километров.
   – Вот и хорошо. Дело в том, что в районе, где ты прокладываешь шоссе, один из наших больших начальников построил себе дачу, и надо бы облагородить подъезд к ней – провести дорогу, примерно километра два. Сможешь это сделать?
   – Мне, Игорь Владимирович, все равно, где работать, был бы материал и ваш приказ!
   – В том-то и дело, что материал ты должен взять из расчета своего участка и приказа я никакого не подпишу, понял?
   – Да как не понять! Значит, я должен украсть материалы с дороги, которую строю до курортной зоны, и задействовать их на дорогу к большому начальству. А когда спустя год-два от дороги ничего не останется, кто будет в ответе? Я и никто другой! Нет, при всем уважении к вам, Игорь Владимирович, я на это не пойду. Я привык работать профессионально и качественно, так что не обессудьте.
   – Алексей Николаевич, мне тоже тебя об этом просить неприятно, но что делать? Мы люди подневольные. Начальство есть начальство.
   – Если бы речь шла о двухстах метрах, это еще куда ни шло, но два километра выльются в большую сумму.
   – Хорошо, Алексей Николаевич. Ладно, иди работай, придется с этим вопросом повременить. Поискать другие варианты.
   С этого дня на участке у Алексея не заладилось: то гравия нет, то песка, то асфальта. Рабочие простаивали, ничего не зарабатывали, а у других все было по-прежнему: материалы поступали вовремя и зарплата была соответствующая. Рабочие его бригад возмущались и видели причину простоев в Алексее, а он не хотел открывать им истинное положение дел.
   Наконец Алексей не выдержал и поехал на участок, где прорабом работал Виктор Иванович. Здесь царило оживление: лежали кучи гравия и песка, машина за машиной подвозили асфальт. Рабочие едва справлялись с таким плотным графиком работы.
   – Виктор Иванович, как работа?
   – Привет, Алексей Николаевич! Едва успеваем укладывать асфальт. Не успели еще уложить, как уже привезли новую порцию. Рабочие забегались.
   – И давно у вас так?
   – Да уже с месяц. Раньше, бывало, не дождешься материала, а теперь какая-то прорва.
   – А у меня сплошные перебои, вот и сейчас мои рабочие простаивают.
   – Ну, сверху виднее!
   – Конечно, виднее!
   Алексей отправился на асфальтовый завод, просмотрел разнарядку на следующий день, его участка в ней не было. И тогда Алексей все понял: ему просто объявили бойкот за то, что он не согласился на сделку!
   С утра Алексей поехал к начальнику дорожно-строительного управления. Тот долго его не принимал, но Алексей твердо решил не уходить, пока Игорь Владимирович с ним не переговорит.
   Такой момент наконец настал. Секретарь вышла на минутку, и Алексей без приглашения зашел в кабинет.
   – Так что, Игорь Владимирович, мне надо уходить? Ведь это из-за меня рабочие уже второй месяц минимальную зарплату получают.
   – Да, я несговорчивых не люблю.
   Алексей, не попрощавшись, хлопнул дверью, пошел в отдел кадров и написал заявление об увольнении.

   Алексей снова оказался безработным. Он опять стал заглядывать в рюмку, часто приходил домой пьяным, практически не приносил денег, и они жили на пенсию тещи.
   Зоя Ивановна ждала, что Алексей опомнится и перестанет пить, но на серьезный разговор с зятем у нее не было сил. После смерти дочери она практически не вставала с постели, и все тяготы быта легли на плечи одиннадцатилетней Оли. Она водила Ниночку в детский сад, готовила и убирала в доме. Учеба отошла на второй план, у нее были в основном тройки, однако Оля не придавала этому значения. Она видела, что отец все больше и больше походит на алкоголика, но не знала, как ему помочь, и только плакала, когда никто не видел. Часто она смотрела на портрет матери и мысленно выговаривала ей: «Во всем виновата ты, мама! Папа раньше не пил, он был хороший, а ты испортила ему и нам жизнь. Теперь тебе уже ничего не надо, а мне и Нине как дальше жить?» У нее часто возникала мысль пойти к Галине Викторовне и все ей рассказать. Может, она повлияет на отца?
   Как-то утром, когда после очередной попойки Алексей не смог подняться и только громко стонал, Зоя Ивановна не выдержала:
   – Все, я больше так жить не могу! Я уеду к сестре в Сибирь, если она меня приютит. Может, со временем и девочек заберу. А ты оставайся со своей водкой!
   Олечка, которая была свидетелем этого разговора, испугалась. Что им с Ниной делать, если бабушка уедет? Отец вечно пьяный… И тут она вспомнила о Галине. Надо ей все рассказать! Это, возможно, единственный человек, которому небезразлична судьба их отца.
   – Бабушка, я знаю, кто нам поможет!
   Оля быстро оделась и ушла. Зоя Ивановна ее удерживать не стала.

   Галина была в отпуске. Решив еще немного поваляться в постели, она повернулась на бок в надежде, что снова заснет, хотя было уже совсем светло. Но идти ей никуда не хотелось, а любимый завтрак Максима, пончики и кофе, она приготовит быстро. Галина уже хотела натянуть на себя одеяло, как в дверь позвонили.
   «Хоть бы Максима не разбудили!» – мелькнуло у нее в голове.
   Она накинула халат и подошла к двери. Оля, осунувшаяся, вся в слезах, бросилась к Галине и, не отдавая себе отчета в своих словах, закричала:
   – Мамочка, помоги! Нам очень плохо!
   – Тише, доченька! – обняла ее Галина. – Я всегда готова прийти вам на помощь.
   Она прижала Олю к себе, и та, всхлипывая, рассказала, как они с Ниночкой сейчас живут. Галина больше ни о чем не стала спрашивать, быстро собралась и сказала:
   – Олечка, поехали к вам. Машина под окном.
   Галину нисколько не шокировал вид Алексея. Он лежал буквально зеленый, настолько ему было плохо, и даже не удивился появлению Галины.
   – Леша, как же ты довел себя до такого состояния! Сейчас я отправлю тебя в больницу. – Она набрала номер Любы: – У тебя есть хороший врач-психотерапевт, который лечит алкогольную зависимость? Может, в больнице, где ты лежала…
   – Нет, но я поддерживаю связь со своим лечащим врачом. Я ему сейчас позвоню. Подожди.
   Галина не отходила от Алексея.
   – Леша, дорогой мой, не волнуйся! Я отведу тебя к хорошему врачу, и все будет в порядке, потерпи. – Она гладила его по волосам и целовала.
   Люба позвонила минут через пятнадцать.
   – Галя, быстро вези его к Андрею Павловичу Туманову. Это мой лечащий врач, но он уже договорился с тем, кто нужен Алексею. Он будет тебя ждать у проходной.
   Галина одела Алексея, и они с трудом посадили его в машину.
   – Олечка, возвращайся к Нине и бабушке, ты им сейчас очень нужна. Я поеду с папой, а потом вернусь к вам и все расскажу.
   У ворот психоневрологического диспансера Галину встретил Андрей Павлович, лечащий врач Любы. Они отвезли Алексея в корпус, где находились на излечении люди, страдающие тем же недугом, что и он.
   Их встретил врач средних лет, приятной наружности и с искоркой в глазах.
   – Александр Яковлевич. Я в курсе вашей проблемы.
   Он вызвал каталку, и Алексея забрали в реанимацию. Врач объяснил, что дня три уйдет на борьбу за его здоровье, а уже потом его начнут лечить от алкоголизма.
   – Можете позвонить мне через три дня. К тому времени я буду иметь ясное представление о состоянии Алексея. Раньше звонить не стоит.
   – А что ему принести поесть?
   – Пока ничего, он будет на капельницах. Как правило, в подобных случаях организм отравлен и нужно вывести из него яд. Поэтому голодание, голодание и еще раз голодание. Но лечение у нас не бесплатное, поэтому придется вам, Галина Викторовна, раскошелиться!
   – Я понимаю. Конечно же, я все оплачу.
   Попрощавшись с врачом, Галина поехала на квартиру к Алексею, решив забрать к себе Олю, Нину и Зою Ивановну. Надо, чтобы они находились под присмотром. Зоя Ивановна совсем ослабела и не может смотреть за девочками, а Оля еще слишком мала, чтобы ухаживать за ней и Ниной.
   Галину там ждали, и, когда она приехала, Оля первым делом спросила:
   – Как там папа?
   – Все нормально, Олечка, хотя его состояние тяжелое, слишком он отравил себя алкоголем, но врач пообещал, что все будет хорошо.
   – Так ведь за лечение платить надо! – вмешалась в разговор Зоя Ивановна. – А у нас денег нет. Алексей давно не работает, и моей пенсии едва хватает на еду. У нас большая задолженность за квартиру…
   – Ничего, Зоя Ивановна. Мы сейчас все вместе поедем ко мне и будем жить там. И это обсуждению не подлежит.
   Зоя Ивановна собрала все необходимое для себя и девочек и с надеждой взглянула на Галину.
   – А теперь все в машину!

   Так они стали жить вместе. Галина привезла из гаража двухъярусную солдатскую кровать, которую еще ее отец достал по случаю. Девочки спали на этой кровати, Зоя Ивановна – на кровати Максима, а Максим перешел в комнату к матери.
   Галина подсчитала свои сбережения, поняла, что их не так много, и у нее возникла мысль продать машину – она хоть и старенькая, но кое-какие деньги за нее взять можно. Главное – заплатить за лечение Алексея!
   Галина решила посоветоваться с Максимом, но сын спал так сладко, что она не решилась его разбудить. В кухне она увидела Зою Ивановну.
   – Я решила приготовить завтрак, а то все ты за нами ухаживаешь. Я намного лучше себя чувствую, так что буду тебе, Галя, помогать.
   – Зоя Ивановна, я только рада, если вам это не в тягость. Пока я в отпуске и мне не трудно, а вот пойду на работу, и ваша помощь будет кстати.
   – Ты сегодня идешь к Алексею?
   – Конечно, ему уже разрешили короткие прогулки на воздухе.
   – Значит, он идет на поправку?
   – Да, вчера я разговаривала с его лечащим врачом, так он сказал, что, конечно, у Леши начались изменения и в печени, и в поджелудочной, но есть надежда, что все наладится: диета и лекарства сделают свое дело.
   – Галя, ведь у тебя нет денег на дорогие лекарства.
   – Еще есть, но скоро не будет. Хочу машину продать.
   – Жалко продавать машину! Ведь на ней так удобно к тому же Алексею ездить.
   – Зоя Ивановна, мне ничего не жалко, лишь бы у Алексея все было хорошо.
   – Удивительная ты женщина, Галя, большое у тебя сердце. И мне с тобой хорошо, и девочкам. Я и не думала, что есть такие люди, как ты.
   – Ну что вы, Зоя Ивановна, я ничего особенного не делаю.

   В дверь позвонили.
   «Кто бы это?» – подумала Галина и, открыв дверь, увидела мать Алексея и его сестру Ирину.
   – Проходите! – радостно пригласила она.
   Они прошли в комнату.
   Выскочили девочки и принялись обнимать гостей. Сразу стало шумно и весело.
   – Так что произошло с моим сыном? – прервала веселье Ольга.
   Галина подробно все рассказала, убедив ее, что самое страшное уже позади.
   – Галя, как же ты справляешься с таким хозяйством, да еще и к Леше ездишь каждый день?
   – Мне не трудно, я ведь в отпуске.
   – Значит, ты свой отпуск посвятила моему сыну-пьянице и моим внучкам?
   – Зачем вы так, Ольга Григорьевна? Я очень люблю вашего сына и хочу его быстрого выздоровления.
   – Галя, неужели можно любить алкоголика? – не сдержалась Ирина.
   – Выходит, можно, ведь я его люблю.
   Ольга Григорьевна обняла Галину.
   – Спасибо тебе, дочка, за все. У тебя поистине большое сердце! – Она открыла сумочку. – Мы скопили немного денег и отдаем их тебе, зная, что ты потратишь их по назначению.
   – Ну вот, мама, и не надо продавать машину, – вступил в разговор Максим.
   – Ты хотела ради моего брата продать машину? – удивилась Ирина.
   – Другого выхода у нас просто не было. Сами понимаете, в школе много не заработаешь!
   – Зоя, а как ты оказалась у Галины? – спросила мать Алексея.
   – Как оказалась, уже не важно, но я об этом не жалею. Я благодаря Галине поднялась на ноги, обрела в ее лице вторую дочь и мать своим внукам.
   – Давайте вместе съездим к Леше в больницу!
   – Хорошо, Галя, я сейчас соберу детей, – тут же согласилась Зоя Ивановна.
   – Мы с Ирой поедем на такси, в машине всего пять мест, – сказала мать Алексея.
   – Нет, Ольга Григорьевна, Максим останется дома, а Нину вы возьмете на руки, и мы все разместимся.

   Алексей был очень рад их видеть.
   – Мама, я точно знаю, что такого больше не повторится! – Он посмотрел на мать виноватыми глазами. – Я встретил такую женщину, что просто не имею права продолжать пить. Галя мне послана Богом, и я сделаю все, чтобы она была счастлива.
   – Мне Галина тоже по душе, Алексей. Таких женщин не много сейчас встретишь.
   – Да, мама, мне повезло. Я пробуду здесь еще месяца два, как говорит мой лечащий врач Александр Яковлевич.
   – Я побеседовала с ним. Он сказал, что все зависит от твоего желания. Если ты твердо решил бросить пить, это облегчает задачу.
   – Конечно, мама, я твердо решил исправиться! Вот вы все сейчас здесь: Галя, Оля, Ира, Нина и ты, мама. Я даю вам слово, что больше не возьму в рот ни капли спиртного.
   В это время зашел Александр Яковлевич.
   – Ну что, Алексей, еще подлечимся и будем кодироваться от алкогольной зависимости. Сейчас к выпивке не тянет?
   – Вроде нет.
   – Вот и хорошо. Посетители, вам пора, сейчас начнутся процедуры. А вас, Галина, прошу зайти ко мне на несколько минут.
   В кабинете Александр Яковлевич обстоятельно рассказал ей о последствиях кодирования и о том, что теперь она должна занимать в жизни Алексея наблюдательную позицию. Первое время его нельзя оставлять одного. Внимание, причем неослабное.
   – Галина, вы готовы к этому? Я знаю, что вы ему даже не жена!
   – Да, я ему пока никто, но я взрослая, образованная женщина и прекрасно понимаю, какая ответственность на меня ложится. Ведь я в ответе не только за Алексея, но и за его детей и тещу, которые теперь живут со мной.
   – Но вы можете как-то иначе решить это, отказаться. У него есть мать, сестра…
   – Нет, я никогда не откажусь от Алексея, я готова прийти ему на помощь. Да и его дети, они ведь не виноваты… Спасибо за предупреждение, Александр Яковлевич, но я готова к такой жизни.
* * *
   Пролетело лето, отпуск у Галины закончился, и теперь она вынуждена была оставлять детей на Зою Ивановну. Отношения у них сложились хорошие, но Галину очень тревожило ее здоровье.
   Алексей по-прежнему находился в больнице, и Галина навещала его каждый день. Она больше не сомневалась, что он любит ее так же крепко, как и она его. В одну из вечерних прогулок он неожиданно сказал:
   – Галя, конечно, в моем состоянии это легкомысленно, но я хочу, чтобы ты стала моей женой.
   – Алеша, я и так твоя жена!
   – Но я хочу оформить наши отношения! Или ты не уверена во мне?
   – Я уверена в тебе, как в самой себе, Алексей, – сказала Галина и обняла его.
   Они поцеловались у всех на виду.
   – Галя, наши квартиры надо объединить, чтобы детям не было тесно и у Зои Ивановны была отдельная комната.
   – Вот, Леша, выйдешь из больницы, мы этим и займемся.

   Первого сентября Ниночка пошла в школу. Галина заплела ей косы, надела на девочку форму, проверила, все ли собрано в портфеле, и, сказав напутственные слова, ушла на работу. Зоя Ивановна знала, к какой учительнице записана ее младшая внучка, а Оля будет учиться в одном классе с Максимом, который был очень рад, что у него теперь две сестры. Нарядные и торжественные, они вышли из дома.

   В конце сентября Алексей выписался из больницы. К этому времени Галина нашла иной путь приобретения более просторной квартиры, нежели обмен. Она обратилась в министерство по охране материнства и детства, и ей предложили перебраться в пятикомнатную квартиру в новом доме, а обе свои квартиры сдать.
   Алексей ехал с Галиной в машине, и его так и тянуло обнять ее.
   – Леша, сейчас мы поедем смотреть новую квартиру!
   Квартира Алексею очень понравилась. Все комнаты в ней были изолированные. Девочкам отдали самую большую, у Максима и Зои Ивановны они были чуть поменьше. Комната Зои Ивановны выходила балконом в дубовую рощу, ей будет полезно постоянно иметь перед глазами такую красоту.
   Они долго стояли, прижавшись друг к другу.
   – Галя, я так тебя люблю, что нет слов передать это!
   – Мне такое знакомо, ведь я полюбила тебя с первого взгляда.
   – А ты похудела за время, что я лежал в больнице… Тяжело тебе со мной и моим приложением!
   – Нет, Алексей, ты не прав. Я ощущаю себя полноценным человеком оттого, что нужна вам.
   На следующий день они перебрались в новую квартиру. Мебели было маловато, но все остались довольны. Алексей еще не работал, но ему хватало дел по дому – все надо было подогнать, подкрасить, наладить.
   В общем, занятие было у всех.

   Подруги Люба, Валя и Ирина теперь собирались на посиделки без Галины, ведь она не работала в школе, и часто говорили о ней.
   Вот и сегодня они собрались в кабинете Валентины.
   – Ох, как же трудно нашей Галке! – вздохнула Ирина.
   – Она сама выбрала такую жизнь, – ответила Валя.
   – Она-то выбрала, но мне кажется, что ей это будет не по силам.
   – Господь посылает нам по силам, – сказала Люба. – И я думаю, что Галя справится.
   – Люба, а как твоя Марина? – спросила Ирина.
   – Поступила в музыкально-педагогическое училище.
   – Не стала десятилетку заканчивать?
   – Пошла по моим стопам. Правда, учится по профилю «музыкальный работник детского сада». В восемнадцать лет закончит и выйдет замуж. Я тоже вышла в восемнадцать. Вот только замужем пожила мало. Мой благоверный нашел себе постарше и побогаче. Ну да я на него не в обиде.
   – А как у тебя с инженером из «Физприборов»?
   – Все хорошо, думаю, к Новому году будем уже жить как муж и жена.
   – А что, уже сделал предложение?
   – Сделал, но я попросила время подумать. Сказала, что у меня ребенок и я не хочу второй раз ошибиться.
   – А сама небось думаешь: хотя бы не передумал!
   – И такое есть. Но лучше пусть передумает, чем потом, будучи уже женатым на мне, раздумает.
   – Ничего, Люба, ты еще молодая, нарожаешь ему детей, и все будет хорошо!
   – Да, он интересовался, хочу ли я еще родить. Я, конечно, заверила, что для него рожу, и не одного. А у тебя как, Ирина?
   – У меня роман с Александром Ростиславовичем, но, похоже, ничего серьезного.
   – А с Оксаной ты его познакомила?
   – Да, было дело, как-то возил он нас летом на речку.
   – Ну и как у них отношения сложились?
   – Да нормально. Александр Ростиславович умеет ладить с детьми. Вот мой первый муж был равнодушен к собственной дочери, я из-за этого и ушла от него. Но мне, похоже, замужество пока не светит. Валюша, а ты почему ничего не рассказываешь?
   – А что говорить? У меня затишье, мой летчик молчит.
   – Ой, девочки, говорят, скоро нам пришлют нового директора вместо Аллы Ивановны!
   – Да, скорее бы, а то наша исполняющая обязанности Марина Станиславовна совсем зашивается.
   – Конечно, она всю жизнь проработала завучем, и при Алле Ивановне ей легко было. Сейчас надо самой принимать решения, а насчет этого она мягкотелая. Да и дома у нее три мужика, им только и подавай вкусненькое!
   – Ну что, девочки, при случае нагрянем к Галине? – спросила Валентина.
   – Нагрянем!
   Но сложилось все иначе.

   Галину накануне выходного вызвал заведующий гороно.
   – Галина Викторовна, вы ведь до нас работали в средней школе номер восемь?
   – Да, я там преподавала более десяти лет.
   – Коллектив хорошо знаете?
   – Конечно, со многими там начинала, да и сама эту школу заканчивала.
   – Помнится, вы руководили городским методкабинетом химиков-биологов?
   – Да.
   – Значит, и в городке вас знают хорошо?
   – Ну, химики, биологи, географы знают.
   – Нам нравится, как вы работаете. Вы коммуникабельны, дружелюбны, не амбициозны и хороший специалист.
   Галина молчала, пытаясь понять, к чему весь этот разговор.
   – Хотим, Галина Викторовна, назначить вас директором этой школы, лучшей кандидатуры мы не нашли.
   – Там же директором Марина Станиславовна!
   – Нет, она только исполняющая обязанности, она не потянет эту должность.
   – Должна вас разочаровать, я не могу, у меня большая семья: трое детей, муж, теща.
   – Как теща? Свекровь.
   – Да нет, теща мужа, она с нами живет, Зоя Ивановна очень хороший человек.
   И Галина вкратце рассказала всю историю.
   – Но ваша теща еще достаточно молода, она будет помощницей по дому. А вам, Галина Викторовна, хорошая зарплата не помешает.
   – Хорошо, я поговорю с домочадцами.
   – А стоит ли? Думаю, они не станут возражать. Дети будут в школе под вашим присмотром, муж устроится на работу, а домом будет заниматься теща.
   – Хорошо, я согласна, но только с испытательным сроком.
   После выходных Галина уже шла на работу в качестве директора школы.
   Завгороно ожидал ее на территории школы. Собрали педколлектив, и он представил нового директора. Все зааплодировали: не надо привыкать к новому директору, а Галину в коллективе знали и уважали! Когда рабочий день закончился, Ирина, Люба и Валя зашли к Галине в кабинет, поздравили ее и вручили большой букет цветов.
   – Галя, теперь тебя на посиделках уже не ждать?
   – Почему? Но в рабочее время ничего личного, только по делу и не более! При всех я для вас Галина Викторовна!
   – Хорошо, значит, в субботу в кабинете Валентины?
   – Конечно, но регламент будет короче, около часа, у меня теперь большая семья.
   – Как скажете, Галина Викторовна! – рассмеялись подруги, обнимая Галину.
   – А в остальное время – работать!
   – Конечно, мы никогда не были на плохом счету, даже у Аллы Ивановны!

   Алексей после больницы не пил уже больше месяца. Он съездил к матери, взял инструмент отца-краснодеревщика, купил в комиссионке подержанную мебель и отреставрировал ее, перетянул диваны, смастерил по эскизам отца изящные полочки и тумбочки, и все комнаты были обставлены. На восхищенные взгляды Алексей отвечал:
   – А чему вы удивляетесь? У меня отец был мастер и всегда говорил: «Старайся, Лешка, когда-нибудь да пригодится». Вот время и пришло.
   Галина понимала, что Алексей не может вернуться на прежнюю работу. На строительстве дорог контингент такой, что выпивка после работы обязательна, а он еще не готов устоять против соблазна. Ее голова была постоянно занята тем, где бы найти Алексею такую работу, чтобы не было и намека на выпивку. И случай представился.
   В школе работали три учителя труда: с девочками – Софья Климовна, с мальчиками – Виктор Иванович по слесарному делу и Сергей Иванович – по столярному. Галина пригласила их к себе в кабинет и попросила рассказать о работе. В ходе беседы выяснилось, что проблем много. Например, нет сырья для работы, а завхоз этим не занимается.
   – А еще мы могли бы выполнять простые заказы. Например, шить простыни, наволочки, пододеяльники, полотенца… Мои старшие девочки с этим вполне справились бы, и заработок какой-то был бы, – высказалась Софья Климовна. – Машины швейные у нас хоть и старые, но хорошо отлажены, нам в этом Виктор Иванович помогает.
   – Я с ребятами мог бы делать стулья, лавки, столы, полочки, скалки, разделочные доски – и тоже на заказ, – принял участие в разговоре Сергей Иванович.
   – Хорошо, я подумаю над вашим предложением, поговорю в гороно. Я знаю, у них такой опыт в некоторых школах города уже есть.
   И Галина пришла с этим предложением в гороно. Заведующий Александр Николаевич Пучкин внимательно ее выслушал.
   – Это стоящее дело. Но надо вам это, Галина Викторовна, детально обсудить с коллективом, и прежде всего с трудовиками и завхозом школы. Одно дело предложить, совсем другое – найти заказчика и материалы. Я поговорю с нужными людьми, например с директором деревообрабатывающего завода, может, он что-то посоветует. У них могут быть отходы, некондиция… А помещение у вас есть?
   – Есть, Александр Николаевич. Во дворе у нас сохранилось здание старой школы, где мы держим всякий хлам: старые карты, парты, стулья…
   – Ну что ж, Галина Викторовна, не будем откладывать дело в долгий ящик. Встретимся через неделю. К этому времени, я думаю, что-то прояснится.
   Галина, не дожидаясь ответа из гороно, объявила об уборке в старом помещении. За два дня все было убрано. Алексей, разбирая старые парты и столы, оставил те, что могли еще пригодиться, зашпатлевал их и покрасил, остальные отдали на дрова жителям частных домов. Галина была довольна: во-первых, Алексей ожил, во-вторых, стало ясно, что ему хочется и нравится работать в школе.
   Через месяц завгороно, как и обещал, сделал все для того, чтобы в школе заработал столярный цех по изготовлению стульчиков, столиков, полочек и прочих вещей. Алексей был утвержден на должность мастера. Были привезены два токарных станка по дереву, и работа закипела.

   Дома установились лад и согласие. Зоя Ивановна оказалась незаменимой хозяйкой, Оля с Максимом помогали ей в уборке дома, а Ниночка никому не мешала. Галина была очень счастлива с Алексеем, и он по-настоящему полюбил ее.
   К ним часто приезжала погостить мать Алексея, которая была очень довольна сыном и невесткой. Она жила уже одна: дочь с зятем наконец получили квартиру и съехали от нее. Дети их стали школьниками и не нуждались в присмотре бабушки, поэтому она часто оставалась на день-другой у Алексея с Галиной.
   Вот и сегодня они собрались все вместе на ужин. Галина с гордостью рассказала, что швейная фабрика делает им заказы на пошив постельного белья и ее старшеклассники начали понемногу зарабатывать.
   – У нас дела тоже идут хорошо, – не утерпел Алексей. – Заказы на деревянные изделия поступают систематически, так что у моих мальчишек появились деньги на карманные расходы.
   – А вам зарплату добавили?
   – Да, нам теперь уже хватает денег на семейные расходы.
   – Поговаривают, что скоро союз распадется, – сказала Зоя Ивановна.
   – Да об этом уже около года говорят, поживем – увидим.
   – Алеша, прости, мне даже как-то неудобно об этом говорить, – сказала Ольга, – но у нас соседка, которая потеряла мужа в том же поезде, получила компенсацию за утрату кормильца.
   – Я знаю, мама, но я еще не ходил и не заявил о помощи.
   – А зря, у тебя ведь дети.
   Зоя Ивановна тоже подключилась к разговору:
   – Уже скоро год, как нет Вики, может, и поздно получить за нее деньги, но надо бы сходить в горсобес.
   Галина, чтобы избежать грустных воспоминаний, поспешно перевела разговор на другое:
   – Скоро летние каникулы, надо определять детей на отдых.
   – Можно ко мне, – сказала Ольга Григорьевна. – У меня сад хороший, кое-какая живность есть, да и пруд недалеко.
   – А вам не будет тяжело с тремя детьми?
   – Наоборот, только легче! Максим переходит в восьмой класс, уже совсем взрослый, в хозяйственных делах будет помощником. Да и девочки подросли…
   – Да, Максим умеет пользоваться молотком, топором и пилой, он у меня лучший столяр, у него все получится, – похвалил Алексей и спросил: – Галя, а мы с тобой куда поедем?
   – Ну куда мы можем поехать, кроме нашего пансионата в «Сосновке»?
   – А я останусь на хозяйстве, буду присматривать за квартирой, – сказала Зоя Ивановна.
   На этом разговор об отдыхе закончился.

   На следующий день к Галине пришла Марина Станиславовна и они обсудили вопросы, касающиеся отпусков и экзаменов в 9 и 11 классах. Галина была довольна работой завуча. У нее все было разложено по полочкам, она была в курсе дел в школе и знала, когда лучше отправить в отпуск того или иного сотрудника, и Галина полностью на нее полагалась.
   Позже заглянула Валентина:
   – Галина, надо сегодня собраться у меня в кабинете после шести, есть новости.
   – Хорошо, я постараюсь.
   День прошел в постоянных заботах: нужно было и занятия провести, и сходить к кому-нибудь на урок, и столовую проверить. Вечером Галина, уже собираясь домой, вспомнила, что обещала подняться к Валентине в кабинет. Все уже были в сборе. Как всегда, был заварен чай и стояли конфеты, печенье, бутерброды.
   – Люба, ты сегодня всех нас созвала, давай выкладывай, что у тебя случилось, – сказала Валентина.
   – Да, у меня произошло кое-что важное в жизни, но об этом потом. Сейчас, Галя, тебе слово. А то мы не знаем, что у тебя происходит в последнее время в личной жизни.
   – У меня все в порядке. Главное, что Леша уже скоро год как не пьет, а остальное как у всех: семья, дети… Хлопот много, но мне Зоя Ивановна помогает, очень хорошая женщина. Вот и все новости.
   – Да, Галя, детей у тебя хоть отбавляй, но, я смотрю, Максим очень хорошо относится к сводной сестре Оле, они просто не разлей вода.
   – Знаешь, Ира, он действительно принял девочек Алексея как своих сестер. Заботится о них, ведет себя как старший брат, Нине постоянно помогает с уроками, гулять ходят все вместе. Шахматный клуб теперь далековато от дома, но Максим по-прежнему туда ходит и Олю с Ниной к игре приобщает. Вечерами они дома тоже всегда вместе, так что проблем никаких. Я раньше думала, что Зоя Ивановна будет мешать нам, но ошиблась. Мне с ней очень комфортно и тепло. А что у тебя, Ирина?
   Ирина засмеялась, поправила жгуче-черные волосы и объявила, как только она одна могла:
   – Роман с Александром Ростиславовичем Высотой на высоте, можно сказать – на пике отношений!
   – А Илья как?
   – Мы с ним друзья-одноклассники.
   – Ну и что говорит Высота?
   – Говорит, что очень любит меня и хочет связать со мной жизнь, но не в нашем городе. Его приглашают на должность декана в институт в Новокузнецк.
   – И ты согласна, чтобы он уехал?
   – Согласна, чтобы уехал, но только со мной!
   – Ну, Ирина, ты даешь!
   – У него с женой давно прохладные отношения. Да и детей маленьких нет, а Илья уже самостоятельный мальчик.
   – Но Новокузнецк, говорят, город некрасивый, после нашего вряд ли тебе понравится.
   – Люба, я с Александром Ростиславовичем готова ехать хоть на Колыму.
   – Ирина, но ведь он староват для тебя. Большая разница в возрасте.
   – Всего-то двадцать пять лет, это не имеет никакого значения. В этом плане у нас все в порядке.
   – Говорят, там очень плохо с обеспечением.
   – Ой, Валя, сейчас везде и все можно купить, были бы деньги. Ладно, хватит обо мне, давай ты рассказывай.
   – А что рассказывать? Мой летчик как работал инструктором у иностранцев, так и работает, но уже в Алма-Ате. Ждет, когда ему жилье дадут, и я сразу к нему приеду. Тем более что я в интересном положении.
   – Да ты что? – воскликнули подруги в один голос. – А он знает об этом?
   – Знает и очень рад. Он всегда говорил, что хочет ребенка.
   – Ну, с тобой, Валя, все ясно, скоро ты нас покинешь! Похоже, наш девичник распадется: Ира уедет, Валя тоже…
   – И мы с тобой останемся вдвоем, – сказала Люба.
   – А теперь, Люба, давай свою «бомбу».
   – А моя «бомба» теперь уже не получится.
   – Почему?
   – Потому что у меня почти такая же «бомба», что и у Вали. Мы с Сергеем решили жить вместе, вот и все мои новости, – засмеялась Люба.
   – Девчонки, неужели нам всем засветило счастье? Только бы не сорвалось!

   У Галины возникли первые проблемы. Помещение, где Алексей занимался столяркой, в следующем учебном году решили не использовать, так как гороно не отпустил средства на оплату коммунальных услуг – тепло, воду, газ и свет – и все это будет отрезано. Галина опасалась, как Алексей это воспримет, и понимала: надо что-то делать! Но что, пока не знала и для начала рассказала обо всем Зое Ивановне. Та быстро нашла правильное решение:
   – Знаешь, Галя, а может, выкупить это здание? Сейчас все продают: и квартиры, и садики, и помещения различные, склады… – И она подала Галине газету. – Вот смотри: станкостроительный завод продает складские помещения.
   Галина взяла газету и внимательно прочла.
   – Значит, мы поступим так. Я прозондирую почву в отношении возможности купить это здание и его цену и только потом поговорю с Алексеем. Но если его и будут продавать, то где мы возьмем деньги? Ведь на сегодняшний день их у нас практически нет! Надо занять, но у кого?
   – Хотя бы у Тамары Григорьевны. Она ведь скоро приедет с девчонками сюда отдыхать.
   – Вначале надо поговорить с Ольгой Григорьевной, она ее сестра и мать Алексея. Думаю, что она не меньше нас в этом заинтересована.
   – Я, Галя, завтра же поеду к Ольге и поговорю.
   – Хорошо.
   – Я и девочек с собой прихвачу.
   – Тогда, может, я вас отвезу? А то тяжело будет добираться.
   – Ну, если не трудно, то мы с удовольствием!

   Утром, оставив мужчин дома, Галина поехала с Зоей Ивановной и девочками к матери Алексея.
   – Заходите, мои дорогие! – пригласила Ольга, открыв калитку и обнимая гостей.
   – Извините, Ольга Григорьевна, но мне надо съездить к дяде, давно у них не была. А к вечеру я вернусь, заберу Зою Ивановну и девочек.
   Зоя Ивановна согласно кивнула, понимая, что Галина дает ей возможность поговорить с Ольгой Григорьевной наедине.
   Хозяйка собрала на стол, накормила гостей и вопросительно посмотрела на Зою Ивановну.
   – Ты ведь неспроста ко мне приехала? У тебя какое-то дело?
   – Пусть дети поиграют в саду, а то в городе такая духота!
   Ольга Григорьевна догадалась, что разговор предстоит серьезный и нежелательно, чтобы девочки его слышали. Тем более что Оля уже взрослая и кое-что в житейских делах понимает.
   – Оля и Нина, пойдите в сад, там есть беседка, отдохните, а я с бабушкой Зоей посекретничаю, – сказала она и, когда девочки ушли, спросила: – Так о чем ты хотела со мной поговорить?
   – Об Алексее.
   – А что, опять пьет?
   – Да нет, в этом смысле все в порядке. Дело в том, что он может остаться без работы. Галина боится пока отпускать его на строительство дорог. Да он и сам не хочет, ему очень нравится работать с деревом.
   – Да, этим он пошел в отца!
   Зоя Ивановна подробно рассказала о создавшейся ситуации.
   – Мы понимаем, что здание надо выкупить, пока все коммуникации не отрезали, но проблема в том, что у нас нет денег. Вот я и приехала, чтобы посоветоваться, где взять взаймы. Я надеюсь получить помощь за Викторию, ведь все погибшие, вернее, их родственники, получили компенсацию, а Алексей этим заниматься не захотел. Думаю, мне ее выдадут, а на детей я добьюсь пособия по потере кормильца – матери. Надеюсь, что смогу пробить этот вопрос. Деньги, которые получила от продажи жилья, я отдала Вике, и она вложила все в товар, который сгорел в поезде… – На глаза ее навернулись слезы. – Я рада, что Алексей встретил Галину. Она искренне заботится о детях, об Алексее и обо мне. Хорошая Галина женщина – с большим сердцем.
   – Да, в этом смысле моему Алексею повезло, не в обиду тебе будет сказано, Зоя.
   – Нет, Оля, я не обижаюсь. Галина необыкновенная женщина. Знаешь, мне с ней легко жить, легче даже, чем было с Викой.
   – Так, я завтра же схожу в сберкассу и сниму все свои сбережения, а если смогу, то и займу у дочери с зятем, они копят деньги, хотят что-то купить.
   На этом разговор закончился, и они пошли в сад.
   Вечером Галина забрала Зою Ивановну и девочек. Ей не терпелось узнать результаты разговора, но в присутствии детей она спросить не решилась: зачем посвящать их в дела взрослых?
   После ужина Галина зашла к Зое Ивановне в комнату, плотно закрыла за собой дверь, и та подробно рассказала ей о разговоре с Ольгой.
   – Зоя Ивановна, а Леша не рассердится, что вы хотите получить за Вику деньги?
   – Я хочу получить свои деньги, которые Вика вложила в товар, – спокойно ответила Зоя Ивановна.
   И она начала заниматься этим вопросом.

   Через неделю Тамара Григорьевна и ее муж Андрей Павлович пришли к ним в гости. Тамара Григорьевна осталась довольна квартирой, которую теперь занимал ее племянник, а Андрей Павлович серьезно поговорил с Алексеем относительно его работы.
   – Мне нравится моя нынешняя работа, – сказал тот, – с детьми вообще интересно работать, да и повода для выпивки нет. У меня, дядя Андрей, задумка такая: хорошо бы выкупить старое школьное здание и открыть в нем цех по производству мебели. Закупить итальянское оборудование, качественный материал приобрести по договору… Это мне по плечу, но дело упирается в деньги.
   – А Галина что думает по этому поводу?
   – Я с ней еще не говорил, ведь денег все равно нет. А я знаю, что к новому учебному году все коммуникации будут отключены.
   – Знаешь, Алексей, давай завтра сходим и посмотрим это здание.
   – Хорошо.
   Когда Андрей Павлович и Тамара Григорьевна ушли, Галина сказала:
   – Леша, я краем уха слышала, что вы с Андреем Павловичем собираетесь завтра куда-то пойти. Куда, если не секрет?
   – Секрет. Я тебе позже расскажу, хорошо?
   – Как знаешь.
   На следующий день Алексей зашел за Андреем Павловичем, и они отправились в старую школу. Андрей Павлович, по специальности инженер-строитель, долго осматривал помещение, что-то измерял, стучал по стенам, забрался на чердак, заглянул в подвал, а после уселся в мастерской за стол, посадил рядом Алексея и сказал:
   – Ну что, раньше строили мало, но на века. Сто лет зданию, а даже трещин нет, кирпич качественный… Так что если будут продавать, то я помогу с деньгами.
   Алексей обнял его.
   – Спасибо, Андрей Павлович, вы вернули меня к жизни.
   Дома он все рассказал Галине, а та, смеясь, открыла ему, что они с Ольгой Григорьевной и Зоей Ивановной в последнее время тоже заняты этой проблемой.
   – Теперь будем все вместе этим заниматься, – подвел итог Алексей.

   Через неделю к Тамаре Григорьевне и Андрею Павловичу приехали дети, и они пригласили Ольгу Григорьевну с дочерью и зятем и Алексея с Галиной и детьми на семейный ужин. Все оживленно беседовали, не забывая похвалить блюда, приготовленные Тамарой Григорьевной и ее дочерьми Светланой и Надей. Надя училась на последнем курсе в Томском политехническом институте, а Светлана – на третьем курсе в университете, сын Олег заканчивал институт.
   Алексей не сидел эту неделю без дела: он съездил на деревообрабатывающий завод, поговорил с директором, и тот пообещал помочь с материалами. Галина тоже внесла свою лепту в общее дело: предложила завгороно походатайствовать о продаже здания. И Зоя Ивановна сделала немало: через месяц она должна была получить страховку за Викторию и единовременное пособие. К концу лета все документы по купле-продаже здания будут готовы, и Алексей станет его полноправным хозяином.
   – Остается только отремонтировать здание, – сказал Алексей, – установить оборудование и заключить договоры на приобретение материалов и фурнитуры. Правда, на это уйдет не меньше года.
   Он умолчал о том, что все это время не будет получать ни копейки, да и еще нужно платить за коммунальные услуги. Но все присутствующие и так это понимали.
   – Ничего, Алексей, без трудностей не бывает. Вон у нас какая семья, поможем! – заверил Андрей Павлович.
   – Мы через три дня уезжаем, и я хочу сдать свою квартиру студентам-иностранцам, они заплатят сразу за год. Эти деньги тебе, Алексей, – сказала Тамара Григорьевна.
   – Да и я не сегодня-завтра разбогатею, – вступила в разговор Зоя Ивановна.
   – И мы хотим поучаствовать в хорошем деле, – сказала Ольга Григорьевна, и ее дочь и зять тоже пообещали помочь.
   Алексей встал, за ним Галина.
   – Спасибо, дорогие, что не остались равнодушны к нашим проблемам!
   Они поочередно обняли всех и поцеловали.
   Через три дня семья Потаповых отбыла, и Алексей с Галиной окунулись с головой в дела: Галина – в школьные, Алексей – в ремонтные. Он целыми днями пропадал в своей мастерской, которую теперь мысленно называл цехом по изготовлению мебели. Он уже даже продумал дизайн вывески на нем! Алексей следил, чтобы вовремя подвозили песок, щебень, цемент, раствор, чтобы нанятая бригада не простаивала, ведь время – деньги. Он даже не вспоминал о выпивке, он горел на работе. Скоро он будет заниматься любимым делом – изготовлением мебели. Семейный бюджет трещал по всем швам, но все терпеливо переносили нехватку денег.

   Через несколько месяцев цех был готов. Вернее, здание было отремонтировано, и оставалось найти поставщика оборудования и знающих наладчиков. Мысли об этом не давали Алексею покоя. Финансов не было, а чтобы заказать оборудование, необходимо внести предоплату. И здесь помогла случайность.
   Галина была очень занята на работе, а в свободное время, чем могла, помогала Алексею, поэтому с подругами встречалась только мельком в школе. И вот сегодня к ней в кабинет пришла Валентина.
   – Галя, мы тебя приглашаем в мой кабинет. Люба настаивает на том, чтобы открыть сезон наших посиделок. У нее, как всегда, важное сообщение. Да и у меня много новостей. – И она погладила уже хорошо заметный животик.
   – Хорошо, Валя, я приду.
   И вот все они в кабинете Валентины. Он находился в самом конце этажа, и им никто не мешал.
   – Ну, девчонки, с открытием наших посиделок! – начала Люба. Она набрала побольше воздуха и объявила: – Скоро свадебный вечер по поводу регистрации нашего с Сергеем брака. Я решила, что удобнее сделать это на зимних каникулах, которые уже на носу, потому что нет такого напряжения в работе. Мы решили отметить это событие скромно, в узком кругу: будут только наши близкие и вы.
   – Мы за тебя очень рады! – воскликнула Галина, и они по очереди обняли подругу.
   Валентина предложила выпить по чашке чая за счастье Любы и, улыбнувшись, сказала:
   – Я скоро пойду в декрет, получу дородовые и поеду с Леркой к Олегу. Ему уже дали квартиру, и он ждет меня не дождется. Мы еще летом зарегистрировались, в отличие от тебя, Люба, не стали тянуть с этим, да и мое положение подтолкнуло нас к этому. Я теперь Валентина Болоховец. Прошу извинить, что никого не пригласила, но вы все были в отпусках, и я решила не беспокоить вас по этому поводу, тем более когда-то вы все были на моей первой свадьбе. Думаю, я буду часто сюда приезжать, ведь у меня здесь остается мама, и мы с вами еще не раз увидимся.
   – И мы за тебя рады! – откликнулась Галина. – Кто у тебя будет? Мальчик? Ой, как здорово, девочка есть, теперь будет еще и мальчик! Олег, наверное, рад…
   – Конечно, очень рад. Правда, он говорил, что ему все равно, но когда узнал, что будет мальчик, прыгал до потолка! А у тебя, Ирина, что нового? Что-то ты притихла и сидишь.
   – У меня ничего не продвинулось, дружу… – И она засмеялась. – Оксана сейчас живет у мамы, так что у меня для дружбы появилось немного свободного времени.
   – А как у Александра Ростиславовича с переводом?
   – Пока все на месте. – Ирина сделала глоток чаю. – А у тебя, Галина, как?
   – У меня проблем много, но есть одна самая большая: где достать денег? Они многое определяют, в том числе и наше спокойствие. Алексей все лето и осень ремонтировал здание старой школы…
   – Да, я заметила, как, впрочем, и другие, что оно преобразилось, хотя уроки по столярному делу там уже не ведутся.
   – Да, мы выкупили старое здание, теперь это наша собственность, но нужно еще заказать и установить оборудование, а потом уже начинать работать.
   – И что вы будете выпускать?
   – Мебель. Алексей хочет открыть цех по изготовлению мебели.
   – Да, мебель в нашем городе пользуется большим спросом, – сказала Люба. – Но ее производством занимается только деревообрабатывающий завод.
   – Вот и Алексей пока не знает, с какого боку к этому подойти.
   – Подожди-ка, Галя… У моего Сергея брат в Тюмени занимается частным выпуском мебели, как теперь говорят, мебельным бизнесом. Я поговорю с Сергеем, он позвонит брату и все разузнает.
   – Люба, а он приедет к вам на свадьбу?
   – Да, обещал.
   – Вот Алексей и поговорит с ним. Лучше лично, чем по телефону. Да и брат Сергея посмотрит помещение и уже конкретно сможет что-то посоветовать.
   – Мне кажется, Галя, все-таки лучше его предупредить. Может, он что-то возьмет с собой, какие-нибудь документы, проекты, пособия… Да и ждать осталось недолго, всего две недели, они пролетят, и не заметишь.
   Так у Галины и Алексея появилась надежда на помощь в их начинаниях опытного специалиста и хозяина похожего производства.

   Пришел Новый год, дети были на каникулах, и Алексей постарался правильно организовать их досуг. Зимой можно покататься на лыжах? И они идут на лыжную базу. На катке? И они, прихватив коньки и клюшки, отправляются туда. Алексей с детства любил хоккей и, хотя особых успехов не достиг, играл всегда «с огоньком». На катке, который был залит во дворе, собирались ребятишки со всего дома. Те, что постарше, разбивались на команды, а младшие играли на другой площадке, меньшей по размеру и с одними воротами. Весело было всем. Алексей предложил ребятам постарше поиграть в хоккей, и образовалась неплохая команда. Игра захватила всех, никто не филонил и не позволял себе грубостей. Алексей сделал все, чтобы получилась ничья. Домой вернулись замерзшие, но довольные…

   Галина и Алексей были приглашены на 11 часов в загс на бракосочетание Любы и Сергея.
   Галина погладила Алексею сорочку, костюм уже давно был готов, а сама решила надеть юбку с нарядной блузкой. Она еще раз проверила подарки и цветы – вроде ничего не забыла?! – и позвала Алексея:
   – Одевайся, опаздывать нельзя. Ирина, наверное, давно у Любы, она свидетель со стороны невесты, а со стороны жениха Сергей пригласил бывшего сотрудника.
   – Жаль, Валентины не будет, она бы порадовалась за Любу.
   – Из нас только Ирина еще не обрела семью, я имею в виду – не вышла замуж. Валентина уехала к своему летчику, а мы трое пока здесь. Ирина и Люба видятся постоянно, а я встречаюсь с ними реже.
   – Ну, я готов, – сказал с улыбкой Алексей, застегивая пуговицу на пиджаке.
   – Ох, Алексей, какой же ты красивый! – Галина ласково обняла его. – Я тоже минут через пять буду готова.
   Она действительно вышла через пять минут причесанная, красивая и нарядная.
   – Пора, Алексей, – взяв его под руку, сказала она, – мы пройдемся пешком, загс рядом.
   Все приглашенные уже собрались, и как же обрадовалась Галина, увидев Валентину с Олегом! Она подошла, обняла подругу:
   – Я думала, ты не приедешь.
   – Что ты, Галя, как это я на такое торжество, да еще к Любе, не приеду?! И муж сразу согласился.
   Ирина была одна, и Галина подошла к ней.
   – Ирочка, ты, как всегда, красавица. Ты одна?
   – Конечно, мой кавалер не смог прийти, сама знаешь почему.
   Неподалеку стояли мужчина и женщина. Наверное, это брат Сергея, они были очень похожи. «А женщина – жена брата», – подумала Галина.
   Ирина, извинившись, покинула Галину – подъехали Люба с Сергеем, и она пошла к ним. Потом молодоженов пригласили в зал регистрации, а Ирина с мужчиной взяли цветы и присоединились к ним как свидетели. Церемония прошла торжественно. Люба была необыкновенно красива: светлое платье подчеркивало ее нежную кожу и голубые глаза.
   После церемонии всех пригласили для продолжения торжества в ресторан, но прежде молодые решили по традиции возложить цветы к памятнику погибшим в годы Великой Отечественной войны и сфотографироваться на фоне достопримечательностей города. Гости отправились в ресторан, где отдыхали и пили прохладительные напитки в ожидании молодоженов. Алексей и Галина оказались рядом с Владимиром и его женой и разговорились, вернее, представились друг другу, но беседы о деле Алексей пока не начинал – не самое подходящее время. Наконец молодые подъехали, и все вышли их встречать. В первой машине сидели жених и невеста со свидетелями. Сергей выскочил из машины и помог жене выйти. Люба была неотразима и, прижимая букет к груди, просто светилась от счастья, а Сергей нежно вел ее под руку. Из другой машины вышли мать Любы и ее дочь. Галина давно не видела Марину, и она показалась ей совсем взрослой. Гости бросали под ноги молодым монеты и цветы, а после все вернулись в ресторан. Тамада усадил новобрачных на специально приготовленное для них место за столом, а гостей пригласил рассаживаться по желанию. Владимир с Натальей сели по правую руку от Сергея, а Галина и Алексей рядом с Ириной и дочкой Любы Мариной. Вначале речь держала мать Любы, Анастасия Ивановна. Она поздравила молодых, пожелала им счастья и детей, подарила конверт с деньгами. Прозвучало «Горько!». В зале царило оживление, все улыбались и, казалось, давно знали друг друга. Потом молодых поздравили Владимир с Натальей, пожелали им счастливой семейной жизни, не меньше трех детей и тоже подарили конверт с деньгами. И Галина с Алексеем желали молодоженам здоровья, взаимопонимания и долгой счастливой жизни. Чуть позже зазвучал вальс для молодых. Люба и Сергей прекрасно танцевали – казалось, они всерьез занимаются танцами, – и все с восхищением наблюдали за ними. Галина отыскала глазами Марину, которая стояла рядом с бабушкой и наблюдала за матерью. Галина подошла и обняла ее.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →