Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Счастливые псы виляют хвостом вправо, а расстроенные влево.

Еще   [X]

 0 

Самая страшная книга 2015 (сборник) (Гелприн Майк)

Еще больше. Еще лучше. Еще страшнее.

Каждая антология проекта «Самая страшная книга» – уникальна.

Каждый том предлагает читателю знакомство с жанром ужасов во всем его современном многоцветии.

Если вы не читали «Самую страшную книгу», значит, вы не знаете русского хоррора.

Традиционно пугающие сюжеты, места, образы – и новые находки в извечном царстве кошмаров. Истории, способные вызвать дрожь.

Эти рассказы отбирали не «всеведущие знатоки», а обычные читатели – разного пола, возраста, с разными вкусами и предпочтениями. Из четырех сотен произведений на этот раз было выбрано двадцать пять.

Самых лучших. Самых интересных. Самых страшных.

Год издания: 2015

Цена: 176 руб.



С книгой «Самая страшная книга 2015 (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Самая страшная книга 2015 (сборник)»

Самая страшная книга 2015 (сборник)

   Еще больше. Еще лучше. Еще страшнее.
   Каждая антология проекта «Самая страшная книга» – уникальна.
   Каждый том предлагает читателю знакомство с жанром ужасов во всем его современном многоцветии.
   Если вы не читали «Самую страшную книгу», значит, вы не знаете русского хоррора.
   Традиционно пугающие сюжеты, места, образы – и новые находки в извечном царстве кошмаров. Истории, способные вызвать дрожь.
   Эти рассказы отбирали не «всеведущие знатоки», а обычные читатели – разного пола, возраста, с разными вкусами и предпочтениями. Из четырех сотен произведений на этот раз было выбрано двадцать пять.
   Самых лучших. Самых интересных. Самых страшных.


Самая страшная книга 2015 (сборник)

   © Авторы, текст, 20015
   © В. Гусаков, иллюстрация, 2015
   © ООО «Издательство АСТ», 2015
* * *

Несколько слов о страхе (вместо предисловия)

   Дьявол меня подери, когда в 2011 году мы с друзьями и коллегами задумывали (еще не имевшую на тот момент никакого официального наименования) антологию русского хоррора, мы, конечно, надеялись на успех своего начинания… Но даже в самых смелых мечтах не предполагали, что успех этот будет настолько крупным! По правде говоря, лично я вообще боялся, что дело кончится громким провалом. «Кому он нужен, русский хоррор?» – твердил хор «знатоков». «Вредная, опасная литература, которую следует запретить!» – высказывались «рецензенты». «Вам еще расти и расти…» – вздыхали «доброжелатели».
   В итоге первый тираж «Самой страшной книги 2014», поступив в магазины в конце февраля, разошелся с такой скоростью, что уже весной издатель потребовал: начинайте работать над следующим томом.
   Когда восторги унялись, пришло понимание: читатели, купившие ССК 2014, во многом выложили свои кровью и потом заработанные «авансом». Впредь они будут требовать от нас большего. ССК 2015 обязана стать больше, лучше и главное – страшнее своей предшественницы.
   А ведь времени на подготовку на сей раз было в обрез. Прошло три года, прежде чем идея «а почему бы не дать самим читателям выбрать рассказы, которые войдут в сборник?» обросла текстами и облеклась в темную обложку с надписью «Самая страшная книга 2014». Теперь же у нас были считаные месяцы на то, чтобы собрать читательскую таргет-группу и рассказы, прочитать их, провести голосование и скомпоновать по его итогам новый том – больше, лучше и страшнее, да-да.
   По счастью, первая книга «громыхнула» так, что у нас не было отбоя от желающих поучаствовать в создании «сиквела», что среди авторов, что среди читателей. И в итоге, как мне кажется, мы справились, и ССК 2015 действительно удалась на славу. Вновь болезненное ожидание, вновь опасения – а вдруг не понравится? А вдруг ощущение, что второй том вышел в разы лучше первого – всего лишь иллюзия, самообман?..
   Мы, любители хоррора, вообще такие – одновременно и пугливые, и смелые. Мы боимся смотреть фильмы ужасов и читать рассказы в жанре хоррор, но все равно делаем это. Мы страшимся неудач, но все-таки идем вперед выбранной нами дорогой. Мы – циники и пессимисты, но всяк из нас в глубине души – романтик и мечтатель, не так ли?
   Мы любим свои страхи. А страхи у нас очень разные.
   У каждого есть друг-идиот, что скорчит рожу и испортит симпатичное коллективное фото. А еще каждый из нас хотя бы раз в жизни встречал человека, который говорил о нашей любимой книжке или фильме, о чем-то, что дарило нам бездну сладостного страха: «Да какие же это ужасы? Не страшно ж совсем!»
   В аду для таких ребят выделено отдельное местечко, не иначе.
   Вы задумывались когда-нибудь над тем, что такое Страх? Насколько многогранна и разнообразна эта эмоция? Сколь изменчивы, индивидуальны людские страхи?.. В этом вся штука – то, что пугает одних людей, совсем не пугает других. В детстве я боялся заглянуть под кровать, потому что там обитали монстры из ночных кошмаров. Сейчас я не рискую совать туда нос, чтобы не утонуть в пыли и грязных носках.
   Беря эту книгу в руки, вы, возможно, опасаетесь, что в ней не найдется ничего пугающего. Я бы на вашем месте опасался. Но хочу вас уверить, что этот страх – беспочвенен. Эта книга «самая страшная» потому, что в ней собраны страхи самого разного рода. Все, что вам остается – побороть свои собственные фобии и приступить к чтению.
Парфенов М. С., автор идеи, организатор проекта «Самая страшная книга»

Владислав Женевский
Никогда

   Земля засыпает. Утром она умылась росой, но влага давно ушла: день был жаркий. Сладкая дрема слышится в стрекоте сверчков. Пчелы уже сложили крылышки в своих медовых домиках и видят пряные сны. Ветерок на ощупь пробирается средь высоких трав, иссушенных летним небом. А оно покрывается румянцем, точно устыдившись дневных дел – ведь сегодня оно раздевало детей и стариков, юношей и девушек, мешало работать и напитывало души ленцой.
   Близится закат, и краски сгущаются. Лютики набухли золотом, розовый клевер уже алеет. Дыхание остывающей земли все ровнее и тише. Но здесь, на ничейном холме, где иногда пасутся коровы, ее тревожат чьи-то шаги. Идут двое: мужчина и девочка лет пяти. Оба одеты бедно, в бесцветные рубахи. У взрослого, кажется, и кожа сливается с тканью. Он погрузился в думы и еле слышно что-то бормочет. Грубой лапищей он сжимает ручонку дочери, и малышке волей-неволей приходится за ним поспевать.
   Нехоженая тропка бежит куда-то вперед, к темной гребенке леса. До нее еще далеко. Девчушкины глазенки – огромные, любопытные – блестят малахитом. Она озирается по сторонам, смотрит поверх трав на запад – там тонет багряное солнце. Раздвинуть бы стебли, потрогать бы яркий шарик! Горячим он окажется или холодным?.. Отец тянет за собой и не дает как следует подумать. На лицо его легла тень – девочке немного страшно. Она редко бывает вдали от дома, среди безлюдных холмов.
   Но беспокойство развеивается в вечернем воздухе, и с каждым вдохом ей все больше хочется жить.
I
   Городского садовника не любили. Кое-кто в Герцбурге поговаривал, что можно было бы и вовсе обойтись без него. «Хлопот от него куда больше, чем пользы, – ворчали люди. – В старом Христофе столько желчи, что для крови, верно, и места не остается. Попомните наше слово: как преставится, вскроют его – и внутри все желто будет! Да и годится ли это, что какой-то холопский сын от порядочных людей нос воротит?!» Другие возражали: «Ну и что с того, что характер не сахар! Мы тут все не серафимы. Он цветы растит – на зависть. Пусть и дальше растит, а мы уж потерпим как-нибудь. Хочет жить наособицу – так что ж, не наша это забота». Первые ворчали, но соглашались. Саду Христофа и вправду не было равных. Розы – рдяные, янтарные, лазурные – взрывались фонтанами лепестков. Изящные лилии могли бы венчать и королевское чело. У Христофа росли ирисы, гладиолусы, нарциссы, георгины; где-то в оранжереях таились волшебные орхидеи. Лучшие лавки Герцбурга и соседних городов боролись за его цветы, дворяне закладывали имения, чтобы подарить возлюбленным эту хрупкую красоту.
   Старый садовник держал приходящих работников, платил которым довольно прилично. Но и требовал многого. Христофа раздражает шум – так извольте отложить разговоры до вечера; Христоф не в настроении – будьте так любезны, не путайтесь у него под ногами; хотите денег – работайте, пока кожа с рук не сойдет.
   Сад располагался на западной окраине города, над обрывом. С этой стороны тянулись остатки древних укреплений; стены вдоль улиц возвели несколько десятилетий назад. За зубцами ограды вставали старые деревья, погружая мостовую в тень, – здесь всегда было прохладно. Горожане гадали, зачем упрятывать цветы за толстый камень, как в темницу, и заглядывает ли внутрь солнце.
   Христоф не пускал в сад посторонних. За редким исключением товар развозили по лавкам его помощники, почти такие же угрюмые, как хозяин. Разговаривали они неохотно и мало, будто скрывая какую-то тайну. Сад будоражил воображение герцбуржцев помоложе; родители тщетно убеждали их, что никакой тайны нет.
   И это было правдой. За решетчатыми воротами Христоф укрывался от людей – и только. В юные годы ему, крестьянскому сыну, привелось перенести немало унижений. Хозяева, бюргеры и знать, в ту пору ставили цветовода не выше дрессированной собаки. Но кропотливым трудом Христоф завоевывал себе положение. Накопив немного денег, он завел в окрестностях Герцбурга собственный садик, вывел три сорта дорогих лилий – и разбогател. С достатком пришло уважение, и в сорок лет ему вверили городской сад, где он водворился полновластно. Он выгнал всех трутней, закрыл вход для праздношатаев и наладил все так, что сад стал славой Герцбурга.
   Домик его стоял в глубине сада. Христоф выходил нечасто, по делам и в церковь. Раз в месяц он пешком отправлялся за город – за образцами для скрещивания, во всем же прочем жил отшельником и людям не докучал.
   И все же садовника не любили. Едва сутулая фигура показывалась из-за угла, знакомые с Христофом переходили на противоположную сторону. Он стучал черной тростью по булыжнику мостовой – не стучал даже, а колотил, что вызывало мигрень у пожилых дам. Шел он, не считаясь с другими прохожими. Случалось, наконечник трости ударял по чьей-нибудь ноге. Пострадавший возмущенно требовал извинений; Христоф, ухмыляясь, фыркал из-под пышных усов: «Не извольте серчать, любезный господин!» Любезный господин почему-то чувствовал себя неуютно и больше со стариком уже не связывался.
   Он ни с кем не здоровался – даже с мэром. Однажды мэр оскорбился и послал садовнику гневное письмо. Тот в ответ сослался на слабое зрение. И точно, улочки в Герцбурге были узкими и темными – стариковские глаза могли и не углядеть кого-то в густой тени. Мэра объяснение удовлетворило, но приказчики лавок только качали головами. От взора Христофа не ускользало ничего – ни мелкая монетка, ни приписка мелким почерком в договоре.
   В церкви садовник садился всегда на одно и то же место, презрев всякую иерархию и манеры. От него отсаживались на почтительное расстояние, якобы из-за терпкого запаха удобрений. Пастор, напротив, его уважал: проповедь проходила в тишине и порядке, если этот скромный прихожанин сидел на своей скамье. Он не шикал; хватало одного взгляда из-под косматых бровей, чтобы болтун осекся. Родители наделили Христофа могучим телосложением, мрачным лицом и крепкими кулаками. Все это он сохранил до старости, и лезть на рожон не хотелось никому.
   Новые в городе люди звали его на приемы – и не получали даже формального отказа. Иные негодовали и грозили сжить садовника со свету, но вскоре остывали: уж такой был человек. И негодование совсем утихало, когда узнавали о его происхождении.
   Христофа не любили, но с ним мирились, и ему не перечили… пока в Герцбурге не появился новый почтмейстер.
   Одним воскресным утром садовник явился, как обычно, в церковь. Был жаркий день, и в плотном костюме он изрядно взопрел. Служба еще не началась. Шагая между рядами, старик отирал платком пот со лба. Когда он подошел к своей скамье, та оказалась занята. Какой-то тучный господин восседал на его, Христофа, законном месте и очевидно страдал от зноя и скуки. Серый сюртук вздувался на круглых плечах; казалось, он вот-вот лопнет. По плешивой голове обильно – будто она таяла – текли крупные капли.
   Христоф сказал:
   – Будьте так любезны освободить мою скамью.
   Толстяк с трудом повернул голову и пробубнил:
   – Да-да, конечно, я подвинусь. Прошу меня извинить.
   Христоф процедил:
   – Я никого не просил подвигаться. Я просил освободить мою скамью.
   Тучный господин его будто и не слышал. Точно громадный слизень, он медленно пополз вправо, пока из-под обширного зада не выпростался кусочек скамьи.
   – Пожалуйте, – улыбнулся он. – Я новый почтмейстер, Йохан Шпатенверфер. С кем имею честь беседовать?
   Садовник затрясся от злости. Трость застучала по мрамору, как дятел по дубу, потом заходила в руках и вдруг взлетела. Удар обрушился на спинку соседней скамьи, но бивший охотнее направил бы его на голову почтмейстера. Тот в изумлении разинул рот.
   На кафедре возник пастор, сияющий ослепительней церковных стен.
   – Братья и сестры!.. – начал было он, но, увидев быстро удаляющуюся спину Христофа, запнулся.
   Происшествие обсуждали несколько дней. Почтмейстер оказался человеком незлобивым и сам заступался за вспыльчивого старика.
   А тот ненавидел – люто, до безумия. В улыбке толстяка он усмотрел насмешку. Рассудок затопили гнетущие воспоминания. Вот такой же ухмылкой Христофа ставили тогда на место. Над ним забавлялись и ради пущей остроты притворялись, будто он среди равных. Но это было, как и сейчас, единственно для виду. Чего бы он ни достиг, для них он остается чумазым крестьянским сынком, который имел наглость из деревенской глуши перебраться в Герцбург.
   Переживания не сказались на искусстве Христофа: его цветы по-прежнему околдовывали людей. Но жизнь стала для садовника невыносимой. Он почти не выходил за пределы сада: боялся, что снова осмеют.
   И тогда он решил убить почтмейстера. Сидя лунными ночами на скамеечке перед домом, Христоф перебирал в памяти всевозможные способы умерщвления. Однако все представлялись или недостаточно жестокими или слишком опасными для него самого. А он не желал гибнуть из-за «жирной свиньи» – предмета своей ненависти.
   Христоф смотрел на луну, луна взирала на Христофа. Ночи приходили и уходили, а он так ничего и не придумал.
II
   Одним летним утром садовник беззвучно отворил и тут же закрыл калитку в воротах. Как никогда, он не хотел привлекать внимания. Христоф вдохнул – как бы неохотно – прохладного воздуха и двинулся прочь. Он держался тени и в своей скромной робе, с холщовым мешком на плече, был совсем неприметным. Герцбург спал, из некоторых окон еще доносился трубный храп.
   Небо над двускатными крышами ширилось и выцветало.
   Сутулый гигант выбирал переулки потемнее. Если какая-нибудь ранняя пташка и видела его, то принимала за обыкновенного работника, идущего по своим немудреным делам.
   Почтмейстерский дом стоял в начале Гранитной аллеи. Христоф окинул его сумрачным взором, не задерживая шагов. Через высоченную дверь жирная свинья выползала из своего хлева. Но садовник поклялся, что наступит день, когда этого не случится.
   Особенных причин для спешки не было, и все же шел он ходко, почти стремительно. Когда солнце окончательно утвердилось где-то среди фарфоровых облаков, Герцбург уже остался у него за спиной. В западном направлении ходили и ездили нечасто: колея тракта еле угадывалась. Путник вскоре свернул с нее налево и затерялся средь изумрудных взгорий.
   Ему сообщили, что милях в семи от города появился необычный цветок. Судя по описанию, это был редкий вид адониса, за которым садовник безуспешно охотился много лет. Он не стал посылать помощников: тут нужен был опытный глаз. Да и ноги размять хотелось – подальше от душного города.
   Переваливая с пригорка на пригорок, старик потихоньку успокаивался. Все здесь полнилось безмятежностью. Чуть поодаль возвышался лес, и сквозь благоухание луга пробивался его строгий аромат. Солнце пекло.
   Иногда садовник сходил с тропинки (ведомой ему одному), чтобы рассмотреть какое-нибудь затейливое растеньице. В траве шныряла всякая мелочь, в воздухе жужжали шмели и стрекозы. Старый цветовод нежно касался миниатюрных лепестков и думал, что они ластятся к нему, как котята. Блаженное одиночество, знакомое с детства, растягивало окостенелые губы в улыбку.
   Но тут же вспоминался почтмейстер. Христоф мрачнел и продолжал свой путь. Ему легчало.
   Тропинка разбилась об опушку, и старик вступил под ветвистые своды. Здесь было душно и шумно. Под ногами трещал валежник; местами он лежал так плотно, что молодая поросль едва угадывалась.
   Приступы учащались. Он жалел, что не взял с собой трость: молотил бы ею по пухлым ржавым грибам, чтоб хоть как-то выпустить злобу.
   Напомнил о себе голод. Старик на ходу рвал припасенный ломоть хлеба и вгрызался в мякиш, как борзая в зайца.
   Вскоре он вышел на полянку, где, как ему сообщили, и видели тот адонис. Садовник излазил всю прогалину на четвереньках и нашел-таки желтый цветок. Здесь, на западе от Герцбурга, он и в самом деле встречался редко. Но среди обитателей восточных деревень считался сорняком. Это был другой вид, и день пропал зря.
   Христоф взбесился и принялся втаптывать цветок в землю, почему-то обвиняя во всем почтмейстера. От растения не осталось и следа, но башмак бил снова и снова, как молот судьбы.
   Идти прежней дорогой было невмоготу; садовник пошел напролом, через чащу, и скоро уже продирался сквозь густой подлесок. Кустарник все норовил исцарапать его; в отместку старик ломал гибкие ветви: силы у него доставало.
   Внезапно где-то справа пронзительно пискнула мышь. В тоненьком голоске звучала почти человеческая боль – и нечеловеческий ужас. Истошный верезг ворвался в мысли Христофа, и тот неожиданно для себя похолодел.
   Лес здесь заканчивался, впереди расстилался луг. Над ним вставало небо, затянутое белесой пеленой. Солнце куда-то запропастилось.
   Грызун все пищал. Слышалось еще шуршание: видно, мучитель мыши был существом беспокойным. Садовник, оправившись от испуга, хотел уже идти дальше. Звериные дела его не касались: и одной свиньи хватало с избытком. Однако взыграло крестьянское любопытство; старик тихонько раздвинул кусты и нагнулся, напрягая глаза.
   Мышь агонизировала. Хвостик бешено дергался, будто вся жизнь, отпущенная зверьку, скопилась в этой ниточке плоти. Но крохотное сердце уже замирало, выплевывая последние капли крови. Та стремилась к своему настоящему источнику – земле, и алые паутинки терялись где-то в траве.
   А из травы бессмысленно торчала пухлая детская ручонка. Она никому не принадлежала: там, где полагалось быть локтю, начиналась земля. Ручонка качалась взад и вперед, лениво вращая кистью. Нежные пальчики комкали мышь, как бумажку, с чудовищной силой. Кожа, девственно-белая, покрылась кровавым узором.
   Возле гнили трупики других мышей, землероек, птичек и пауков. Стоял легкий душок.
   Внутри Христофа что-то заметалось, моля бежать, прятаться, звать на помощь. Этот жалобный голос был ему чужд, садовник никогда прежде его не слышал. А услышав сейчас – не прислушался. Такая жуть сквозила в этом плавном движении, что взгляда он отвести не мог.
   Мышь наконец издохла. Белый кулачок разжался и превратился в ладошку, отбросив комок падали. В тиши шорох казался оглушительным. Ручонка колыхалась, словно махая кому-то вслед.
   Рассудок старика прояснился. Перед ним было нечто противное природе и человеку. «Все в мире для чего-то нужно, – думал он, – кроме этого. Оно существует для того только, чтобы хватать, мять, кромсать – и опять хватать. Бог такого не потерпел бы, это выдумка дьявола. Нелепый каприз, способный на одно лишь убийство».
   И тут Христофа осенило. Он торопливо скинул со спины мешок, который незаметно успел налиться тяжестью, и достал из него небольшую лопатку. Дело предстояло нелегкое, но оно того стоило.
   Прежде чем начать, он осмотрелся. По-прежнему все купалось в тишине, только солнце вернулось на небосвод, да холмы сияли зеленью. Тогда старик обломал ветки кустов, чтобы освободить место для работы, и принялся осторожно окапывать ручонку. Та часто, как собачий хвост, задергалась.
   Дерн попался жесткий, но старому садовнику было не привыкать. Он не знал, глубоко ли надо копать, и время от времени пробовал корень штыком. Когда металл прорезал мягкую землю, Христоф удовлетворенно кивнул. Вышло легче, чем он опасался. Оставалось лишь пройтись разок по окружности.
   Бдительности он не терял ни на миг. Ручонка, как ни силилась, не могла до него дотянуться. Старик подбадривал ее: «Не бойся, милая, дурного тебе не сделаю. Красавица моя, потерпи…»
   Теперь предстояло самое трудное. Он коротко глянул на небо. То уже начинало смуглеть. Солнце наливалось рыжиной. С такой ношей совсем не годилось возвращаться в ночную пору, и старик заторопился.
   Он порадовался, что взял большой мешок. Расстелив его на земле отверстием кверху, Христоф поддел лопаткой высвобожденный ком. Держать его на весу было опасно, но старик не мог не залюбоваться нелепым зрелищем, самым странным саженцем, какой ему доводилось видеть. Ручонка угрожающе шевелила пальцами. Бережно опустив ком в мешок, он черенком приподнял один край ткани и набросил сверху, затем то же проделал с другой стороны.
   «Вот уж не ведал, что цветочка напугаюсь», – ворчал про себя Христоф, затягивая тесемки. Грубая мешковина была не так толста, чтобы избавить его от тревоги.
   Он чуть отступил, чтобы поглядеть, что получилось, и остался доволен: мешок как мешок, мало ли таких.
   С лопаткой в одной руке, с мешком в другой садовник пустился в обратный путь. Рыжее светило валилось за горизонт, утягивая за собой день со всеми его звуками. Травы мрачнели, тропинка растворялась в сумерках.
   То и дело приходилось проверять мешок. Копошение внутри не утихало ни на миг. Садовник холодел – и все же посмеивался себе в усы. Он вспомнил, как мальчиком носил матери цветы. Он спускался в самые глубокие балки, где даже в знойные месяцы не засыхала грязь; протискивался в укромные расщелины, чтобы вскарабкаться на скалу и оказаться среди лугов, ведомых лишь небу и птицам; он кружил часами по чащобам, меж россыпей звериных следов; забирался в топи, медля перед каждым шагом и боясь оступиться, – и неизменно возвращался с букетом, которому все дивились. В их семье не знали подарка дороже.
   Вот и в этот летний день Христоф выискал в глуши нечто особенное.
   «Уж свинье-то она придется по душе», – подумал он.
   И тогда солнце рухнуло.
III
   Он вошел в город вместе с темнотой. Ночной Герцбург был шумней и ярче дневного. У каждого фонаря, как разомлевшие от нектара мотыльки, вились продажные женщины и пьяные мужчины. Гудели кабаки.
   Христоф искусно обходил все ловушки, едва их замечая, и вскоре был у ворот сада. Привратник дремал в своей будочке. Садовник не стал его будить. Опасливо озираясь, он без фонаря прошел в дальний угол сада, где находилась его личная оранжерея. Ночь превратила прозрачную призму в угрюмый склеп. За толстым ее стеклом дремали самые редкие и капризные цветы. Луна, если выползала из-за небесных хребтов, бросала на оранжерею быстрый взгляд, но не могла ничего рассмотреть и в раздражении удалялась.
   Старик опустил свою ношу наземь и стоял в раздумьях. Возиться впотьмах было слишком опасно, ждать до утра – немыслимо. Он ведь ничего, ничего не знал об этом растеньице! Что питало его корни?
   Оно могло погибнуть до рассвета. Из мешка и так уже не доносилось никаких звуков.
   И он решил работать тут же, ночью. Сходил за фонарем и зажег его, но приглушил свет тряпкой. Внутри оранжереи, в душных потемках, разрыхлил клочок жирной почвы и вышел за саженцем с лопаткой наготове.
   Он намеревался развязать тесемки, но этого не понадобилось.
   Что-то светлое метнулось из мешка и вцепилось ему в голень крепкой, бульдожьей хваткой. Боль брызнула в голову жгучей струей. Старик охнул и ударил, не целясь, лопатой. Затрещали чьи-то кости; садовник мгновенно потерял равновесие и упал навзничь. Брыкаясь, взметывая ладонями землю, он отполз, и луна, будто в зеркало, смотрела в его побелевшее лицо.
   Ошеломленный, он не сразу пришел в чувство. Нападение застало его врасплох: смерть из мешка предназначалась другому.
   Он приподнялся на локтях. Ногу ломило страшно.
   Ручонка плясала в серебристом лунном свете, словно крестьяночка на празднике урожая – далеко выбрасывая пальцы, неистово изгибаясь, виясь полоской алебастровой плоти. Эта танцовщица не потела, не шелестела юбками. Христоф видел каждую линию на детской коже, и ему мерещилась улыбка идиота.
   «А подарочек-то подороже будет, чем я думал», – пробормотал он, опомнившись.
   Голень распухла, но, прежде чем заняться ею, старик прохромал в сарайчик за прозрачным колпаком, о котором вспомнил только сейчас, и набросил его на ручонку. Та яростно забилась о стекло. Христоф заспешил: два пальчика, перебитые лопатой, и так уже не двигались.
   Теперь он работал осторожнее, и повозиться пришлось изрядно. Но когда забрезжила утренняя заря, садовник спал тяжелым сном в своем домике, а саженец ворочался в новой почве – среди орхидей и глициний. Никто бы его там не нашел: подмастерьям в оранжерею ходу не было.
   На следующее утро Христоф дал, по своему обыкновению, имя новому цветку. Он остановился на «Катерине»: так звали дочку почтмейстера.
   Сначала старик обильно полил Катерину водой, чтобы проверить свои догадки. Вечером ее кожа одрябла и покрылась пятнами, здоровые пальчики стали тощее, а один из сломанных показал кость. Христоф это предвидел. Его собственные руки дрожали, когда накреняли над грядкой ведро со свиной кровью. Катерина примеряла багровое платье, кокетливо извиваясь. Сквозь стекло просачивались солнечные лучи и скользили меж ее пальцев.
   Цветовод легко переносил смрад, но не волнение – его мутило.
   Новое утро принесло ликование и ужас. Догадка его была верна: Катерина оправилась и даже будто подросла, ноготки ее стали длиннее и крепче. Но обок основания проклюнулась дюжина ее копий – совсем крошечных и похожих на птичьи лапки. Все непрестанно шевелились.
   Христоф порадовался в сердце, но поливал не так обильно, как в первый раз.
   «Ничего, ничего, уж вы напьетесь еще кровушки настоящей свиньи», – цедил он сквозь зубы.
   Всем помощникам садовник дал срочное увольнение. Достать свиную кровь было нетрудно: он, случалось, и не такого просил у крестьян, если растение попадалось прихотливое. Иное дело – идти через весь город с ведром в руках и даже в саду таиться от чужих глаз.
   Отростки Катерины быстро ее догнали и, к облегчению Христофа, больше не вырастали. Он наловчился подрезать ножницами новые всходы: те упрямо взрывали почву, как бы бережно он ни поливал. Хватало и нескольких капель темной влаги, чтобы вылезли две-три лапки.
   Среди живой зелени теплиц, синевы неба, желтизны нарциссов и багрянца роз белесая кожа ручонок казалась напоминанием о смерти. И Христоф верил, что скоро составит свой лучший букет.
IV
   Иногда Лео чувствовал себя глупо и неловко, когда они вот так смотрели друг на друга. Но лишь иногда.
   Он мог, казалось, часами блуждать взором по ее мягким чертам. От лилейных щечек к вишневому разрезу рта, вскользь по изящному подбородку и вверх, к пламени локонов, а оттуда – к глазам, всегда к глазам… Лео смущался, ведь и его изучали тем же манером. Он не знал, какие образы кроются за серыми радужками на самом деле, – и не хотел догадываться.
   Лиза опиралась на подоконник, маня обнаженной кожей под дерзко задранными рукавами. Лазурное небо нависало над ними или свинцовое, багряное или вовсе бесцветное, но она сидела только так. В его присутствии лучше думалось: до глупости влюбленное лицо настраивало на благостный лад.
   Она говорила:
   – Леонард, ну что же вы молчите, как дурак. Показывайте, что принесли на этот раз.
   И он показывал.
   Лео часто стоял вот так под ее окнами. Чуть выдавалась свободная минутка, он покидал контору, где служил писарем, и бежал через дорогу. Там за кованой решеткой ограды, словно рыцарь в латах, возвышался дом хозяина Гюнта. Искушение войти через калитку было очень велико, но Лео оставался благоразумен. Поступи он так опрометчиво – тотчас натолкнулся бы на служанку или, того хуже, на самого Гюнта. И тогда тайным посещениям пришел бы конец. Поэтому он лишь бросал на особняк нарочито небрежный взгляд, направлялся же в сторону площади – по тротуару, как и положено.
   Однако, отойдя подальше, останавливался, чтобы оглядеть улицу. Если вблизи никого не виднелось, он нырял направо, в овражек, который бежал вдоль ограды. Здесь иногда носились дети, но окрест находились уголки и поинтереснее. Лео это вполне устраивало, потому что никто не мешал ему взобраться по глинистому косогору, отодвинуть сломанный прут и проникнуть в парк. Он всякий раз измарывал сюртук, а с букетом лезть было еще труднее. Но калитки – твердил юноша – он позволить себе не мог. И потому вынужден был справляться.
   Оказавшись в парке, среди чахлых деревьев, он опрометью и в то же время бесшумно, как садовая крыса, бросался к дому. Подбежав к тыльной стороне, Лео пробирался вдоль фундамента к западному крылу. Он прислушивался. Бывало, что в ее комнате разговаривали, и тогда приходилось ждать или отступать. Но чаще ему везло. Он кидал камешек, и Лиза растворяла ставни.
   В моменты свиданий оба не вспоминали об опасности. Лео забывал обо всем, едва увидев рыжие локоны. Их же обладательницу успокаивало то, что накажут, раз уж на то пошло, не ее. Втайне Лиза разделяла мнение своих родителей. Дурашка писарь рисковал местом – ну и поделом ему.
   По-настоящему она любила не его, а платья и кукол, что не предосудительно в семнадцать лет. «Это, разумеется, пока», – уточняла Лиза про себя. Пока в Герцбурге нет ни одного юноши, достойного ее. Пока ее красота остается ее собственностью… хотя, усмехалась Лиза, ограбить себя она никому не позволит.
   А Лео ее развлекал и, что гораздо важнее, носил ей цветы.
   Она чуть не умерла от возмущения, когда однажды увидела его под окном. Он буквально пылал, рассыпаясь в бессвязных извинениях, и клялся, что сейчас же провалится сквозь землю. Лиза уже приустала, но тут ей в голову пришла занятная мысль.
   – Чтобы искупить свой проступок, вы принесете мне букет самых лучших роз, какие только растут в городском саду, – проговорила она.
   Юноша побледнел: его кошелек был столь же тощ, как и он сам. А цветы Христофа стоили баснословных денег. Но Лиза стояла на своем:
   – Или так, или я все расскажу папе, и он выставит вас на улицу. А меня вы не увидите – ни-ко-гда! – отчеканила она, не без оснований гордясь своим выговором.
   Лео оставалось только кивнуть и удалиться прочь, чтобы оставить в цветочной лавке три четверти заработка. Вечером он вернулся с букетом. Она уже ждала и подсматривала за ним из-за штор. В стекло стукнул камешек. Лиза открыла и состроила недовольную гримаску. Но последнее оказалось лишним: ее взгляд встретился не с влюбленными глазами, а потонул в бордовой пышности роз. Лео поднял букет над головой, чтобы девушка не видела его лица.
   Лиза втянула цветы в комнату и сказала:
   – Неплохо. Вы, пожалуй, можете и дальше сюда приходить. Само собой, никто не должен вас видеть. Если будете вести себя хорошо, я вас, быть может, и прощу.
   И она захлопнула ставни. Лео тщетно ждал, что ему объявят время следующего свидания: про него уже забыли.
   Сначала она проверила, заперта ли дверь. Потом достала из-под кровати ящичек, где лежало все необходимое: ножнички, всевозможные пузырьки и флакончики, проволочки, лоскутки. И начала работать.
   Мать обучила Лизу особому искусству, которое знали только женщины их рода: шитью кукольных платьев из лепестков. Когда-то умелицы делали и настоящие, взрослые платья, что требовало много больше сил и времени. Ныне одевали кукол – для забавы и будущих мужей. Лизе это занятие приглянулось.
   Для работы годились лишь свежие и добротные растения. В Герцбурге никто, кроме Христофа, таких не выращивал, а старый Гюнт садовника ненавидел. До случая в церкви он скрепя сердце отсчитывал Лизе деньги, но потом прямо заявил: она вольна мастерить свои платья из чего угодно, хоть из лопухов, – при условии, что выросло оно не в городском саду. Все уговоры остались втуне, хитрости не помогали.
   И тут подвернулся Лео. «Конечно, он беден, как церковная мышь, – думала Лиза, приклеивая очередной лепесток на прозрачную основу, – но пока и он сгодится».
   Она как бы невзначай выведала у отца, каков оклад у младших служащих, и в точности рассчитала, сколько букетов Лео будет покупать ей в месяц, оставив небольшую сумму на питание, жилье и прочую чепуху.
   Лео приходил каждый день. Если он был не при деньгах, Лиза считала себя вправе не появляться в окне. Но в день получки или аванса она встречала его приветливо. Они болтали о всяких пустяках, пока не наступал подходящий момент, и девушка говорила:
   – Ну что же, а вы не купите мне ирисов? Думаю, они вам по карману. Неужели вы не хотите потешить меня?
   Лео обещал, дивясь ее осведомленности. Он еле-еле перебивался от месяца к месяцу, но жалованья ждал лишь с тем, чтобы издержать его на Лизу. Он начал подрабатывать по ночам в каретном сарае.
   Днем прибегал к ней. Она поднимала букеты и зарывалась в них носиком. А Лео все пытался что-то разглядеть в серой глуби.
   Но время шло, и Лиза уже одела всех кукол. Кроме того, мямля в поношенном сюртуке ей прискучил.
   И как-то летним вечером она сказала ему:
   – Нет, вы меня не любите!
   Последовали уверения в обратном, но девушка продолжала:
   – Хотите меня убедить – принесите еще цветов. Мне так тоскливо… Отец меня не балует. Вся надежда только на вас.
   Лео хотел возразить, что последние свои средства исчерпал как раз сегодня, как раз на эти пурпурные георгины. Но Лиза как будто стала еще прекраснее, совершеннее, и еще белее стала ее кожа, словно насытившись молоком… И он обреченно кивнул.
V
   Блуждая по улицам, юноша раздумывал, где бы добыть денег. Друзья устали ссужать его: он хоть и возвращал долг, но просил снова, а это утомляло. К конторской кассе писари доступа не имели, а квартирная хозяйка уже и не притворялась, что терпит Лео.
   Он брел от перекрестка к перекрестку, с каждым шагом все более отчаиваясь. Даже помыслить о том, что он обманет ожидания Лизы, было мучительно.
   А вокруг вечерний полусвет сгущался в фиолетовый сумрак. Облака, сизые тени на небесах, цеплялись за шпили и флюгеры. Мгла окутала всякую вещь и всякого человека. Кто-то торопился домой, чтобы стряхнуть это одеяние у каминов и ламп. Были и такие, что радовались обновке, скрывшей их дневные лохмотья.
   Бледное лицо юноши светилось, как гнилушка. Друзья, открывая ему, пугались и оттого отказывали с чистой совестью. Он побывал в восьми домах и всюду добился лишь вежливого «нет».
   Стало еще темнее, однако Лео прикрывал глаза ладонью: ему везде чудилась Лиза, ослепительная ее белизна. Он отворачивался – она хмурила брови, и с вишневых губок слетало что-то грозное и непоправимое.
   Наконец, уже сидя в своей каморке среди ящиков, выпотрошенных в поисках случайных монет, он понял: ни гроша. Разводы плесени на потолке, залатанное картоном окно, колченогий стул, косая свечка – все подтверждало горестный вывод. Лео повалился на кровать. В груди его копошилось что-то черное и холодное.
   И тут сверкнуло: «А ведь можно украсть!..» Призрачная Лиза, присевшая на стул, одобрительно улыбнулась. «Старый Христоф, говорят, купается в деньгах. Еще бы, с такими барышами! – размышлял Лео, возя башмаками по простыням. – Я могу забраться в сад и срезать парочку-другую цветов. Старика особо не убудет».
   Он вскочил и энергически заходил по клетушке. Огонек свечи подрагивал, колышась в такт его шагам.
   «Ну да, через стену перелезу – и дело в шляпе. Сторож, верно, от ворот не отходит, а Христоф в этот час должен третий сон видеть».
   Он вошел в азарт и едва удерживался, чтобы не выбежать на улицу и кинуться к саду. Нужно было хорошенько все взвесить.
   «Вдоль ограды много деревьев. Найти ветку потолще, накинуть на нее петлю – и наверх. И обратно тем же путем…»
   Кровь то стыла, то закипала, не успевая за мыслями. Свеча на столе вдруг разрослась, залила зрачки пламенем, и Лео затерялся в безвременье. Метеорами проносились фонари, мелькали чьи-то силуэты…
   Когда он очнулся, то стоял уже в безлунной тьме у высоких стен, и где-то высоко над головой перешептывались листья вязов. Тускло, словно ледышки, поблескивали наконечники ограды. Улица совсем вымерла: казалось, темная гряда домов враз лишилась окон, дверей и обитателей. Воздух отзывал холодом и страхом.
   Лео недурно метал веревку. Со второй попытки ему удалось закрепить петлю на толстом суку, чуть повыше стены. Он потянул и, не услышав скрипа, начал карабкаться.
   «Я теперь вор, – думал он, перебирая руками. – Но ворует ведь тот, кто берет для себя, а я – для Лизы. Кто меня осудит?»
   Добравшись до кромки стены, юноша с готовностью опустил ноги – и шип, каких много пряталось между крупными зубцами, пропорол ему стопу. Он вскрикнул и рухнул в сад, угодив в разросшийся розарий. Колючий кустарник смягчил удар, но из мести расцарапал Лео кожу – везде, где та была оголена. Розы, неделю как лишенные ухода, от тряски роняли лепестки. Когда он наконец выбрался, все тело чесалось и кровоточило. И все же ему повезло: веревка свисала по эту сторону ограды.
   Превозмогая боль, он заковылял по песчаной дорожке. Одежда во многих местах прилипла к телу, в левом ботинке стало сыро. Собственная поступь казалась непривычно грузной, шумной. Но садовник, очевидно, проспал переполох в розарии – остерегаться его не стоило; и ошалелый Лео шел куда хотел.
   Здесь повсюду были цветы. Сомкнутые бутоны склонялись, словно головы спящих воинов на привале. Дневные ароматы, сумеречные благовония витали над клумбами и грядками, забирались в ноздри. С запада, от далеких лесов, доносились другие, сыроватые, запахи, и все это сливалось в дурманящую музыку. Хотелось лечь под невидимым небом, чтобы вечно вдыхать пыльцу и слушать голоса ночных насекомых.
   Но Лео мечтал об ином, и страсть удержала его от соблазна. Он мучился выбором: не все цветы были достойны Лизы, не все он мог унести, немногие узнавал в чернильном мраке. Наткнувшись на оранжерею, он обрадовался: здесь, по слухам, Христоф растил настоящие сокровища.
   Стеклянная дверка была на запоре. Юноша, недолго думая, ударил по ней камнем; брызнули осколки, полоснув его по рукам. Он выждал немного – не идет ли кто? – и проник внутрь.
   В оранжерее тьма была гуще. Лео вынул из кармана ножичек и принялся наугад срезать стебли. Здесь все переплеталось, и в конце концов вор вовсе перестал понимать, где и зачем он, – резал вслепую, точно сражаясь с врагом, лил едкий сок и собственную кровь. Попадались толстые растения – он ожесточенно бил ножом, пока те не падали, и складывал в охапку у выхода. Он чуть не задохнулся.
   Когда Лео вышел наружу, муть в глазах не исчезла. Он уже не соображал, что делает. Нашел где-то мешок. Напихал в него срезанные стебли, как солому. Не различая дороги, оставляя на песке бурые пятна, прохромал к оставленной веревке. Как-то перелез, растеряв половину награбленного, свалился на мостовую.
   Собирался рассвет. Лео плелся по улицам Герцбурга с мешком на спине. Одежда его превратилась в лохмотья, с ног до головы он был в крови, зелени, земле. И шептал: «Уж в этот раз она мне не откажет, не откажет…»
   С восходом солнца открылись ставни, и шафрановый свет пал на прекрасное лицо Лизы. Она как будто удивилась виду Лео, однако спросила, как было у них заведено:
   – Так вы все-таки принесли?
   И он без колебаний и ненависти протянул ей новый букет – изувеченные листья, сломанные шипы, смятые лепестки. А среди них – что-то бледное, цепкое, жадное.
   Уже бежал, задыхаясь, по лестницам старый Гюнт – бежал, чтобы увидеть, как в чьих-то пухлых пальчиках кусок за куском исчезает красота его дочери. Уже неслись по коридорам слуги, разбуженные диким криком, уже взвились над крышей птицы…
   Лео же свернулся на земле калачиком, теперь он мог поспать. Прежде чем забыться, он подумал: «Пока она довольна, ну а дальше… дальше…»
   Но его веки сомкнулись, и мысль потонула в багровом мареве.
VI
   Христоф выспался: впервые со злополучного дня в церкви не грезилась ему рожа почтмейстера. Это было хорошо; но еще лучше было, что именно в этот день свершится желанная месть. Он наденет выходной костюм, когда понесет свинье подарок, и город запомнит его.
   Сквозь окошко улыбалось ясное небо, и старый цветовод улыбнулся ему в ответ. Катерина с сестрицами, наверно, заждалась; что ж, он долго томил их в неволе. Пусть сегодня делают то, для чего предназначила их чья-то злая воля: щипают, царапают, рвут.
   Садовник надел робу и распахнул дверь – но не смог ступить дальше порога.
   Бескрайнее море плескалось в его саду, телесно-белое море. Цветы сгинули в его волнах, а те уже подкатывали к крыльцу, и земля раздавалась, выпуская новые и новые ростки, которые увеличивались на глазах, сжимались в кулаки и сучили пальцами. Они хватали друг друга за запястья, раздирали ногтями ладони. Они приветствовали Христофа, как люд привечает бургомистра на ярмарке, и так же жаждали веселья.
   Но садовник побежал – прочь, туда, где в сарайчике стояла коса. Он почти чувствовал ее в руках, видел, как сверкает на солнце наточенное лезвие, как рассекает она воздух и мясо.
   Его схватили за ногу. Он вырвался и побежал дальше, но через несколько футов было уже не пройти: море подступало. Старик рванулся влево, вправо – окружен. Он бросился напролом, к воротам, сокрушая сапогами тонкие кости. Ноги несли его, пока могли.
   Он упал у самых ворот. Плоть Христофа растаскивали по клочку, но до последнего издыхания он смотрел за решетку. Там, выступая из полуденной тени, приникло к прутьям перекошенное лицо Йохана Шпатенверфера, который пришел извиниться.
* * *
   …Вот уже и лес близко.
   Загорится в чаще костер, отгоняя чьи-то тени. Будут прыгать в волосы веселые искры – успевай отгонять! Сколько тьмы будет – а отступит она, отхлынет, когда встанет на пути ее огненный цветок…
   Это будет, будет. Но отец и дочь не распрощались еще с солнцем, заходящим солнцем лета. Они идут рука об руку под сонное шуршание листвы.
   У крестьянина восемь детей, и всех прокормить он не может. Бог видит, младшенькая умишком не хуже прочих. Но хворая она, долго не протянет… Не протянет – видит Бог, видит Бог…
   – Стой, – говорит отец. Нелегко ему вынести этот зеленый взгляд. Нет, неоткуда ей знать, это отблески дня играют на ее щеках.
   – Погляди-ка вон туда, – говорит он. Через мгновение он ударит, и не будет больше в мире таких огромных глаз.
   А она смотрит на запад, и снова видит красный мяч, и тянет к нему ручонку – не зная, что до солнца не дотянуться человеку никогда.

Елена Щетинина
Карта памяти заполнена

   Через минуту я уже снова крутил головой в поисках подходящей модели для съемки. Парк был мной исхожен и исщелкан вдоль и поперек, птицы не вызывали у меня приступов умиления – а местные жители уже давно набили оскомину своей удивительной похожестью друг на друга.
   Это был маленький городок, один из тех, что возникали в Казахстане на месте старых военных баз, которые, в свою очередь, дислоцировались на месте еще более старых поселений.
   Я приехал сюда на каникулы к родственникам и не намеревался задерживаться надолго. Нет, природа тут красивая, не буду врать. И сам городок уютный. И люди не противные. Но было тут невыразимо скучно, затхло и, как выражается моя племянница – «паутинно».

   Вдруг вдалеке между деревьями мелькнула тонкая фигура.
   Я навел видоискатель, приблизил. О, кто-то новенький! Симпатичная молодая женщина, не видал раньше ее здесь. На лице, в районе носа что-то поблескивало – видимо, пирсинг. Странно, никогда не видел здесь девушек с пирсингом.
   Я щелкнул.
   Поглядел на экран фотоаппарата. Да, далековато, конечно, но вроде недурно. Потом увеличу, посмотрю, как получилось.
   Перевел взгляд обратно на рощу. Девушки не было. Жаль, было бы неплохо познакомиться…

   Вдруг фотоаппарат сильно тряхнуло. От неожиданности – в голове даже мелькнуло, что держу что-то живое, – я разжал руки. Пластиковый карабин шейного ремешка не выдержал резкого рывка, с омерзительным треском лопнул, и фотоаппарат упал в пыль.
   Я чертыхнулся – несколько месяцев копил на эту фотокамеру со всех своих случайных заработков, и мне бы не хотелось бегать по местным сервисам, один из которых и так уже энный день кормил меня завтраками.
   Я подобрал аппарат, осторожно протер корпус футболкой и от греха подальше направился домой.
* * *
   Зайдя в квартиру, я привычным движением бросил ключи на мягкий пуфик, стоявший у двери, и пробежал в комнату. Все то время, пока я шел домой, мне казалось, что в фотоаппарате что-то дребезжит, и я боялся, что это признак выбитых деталей или сорванных креплений.
   Достал старую, помутневшую лупу и просмотрел каждый миллиметр корпуса. Нет, ничего особенного. Поднес к уху, потряс – да нет, тут тоже вроде все в порядке. Никакого шума сверх обычного.
   Ладно, сейчас разберемся.
   Я прошел в коридор, поймал в видоискатель коврик и пуфик, щелкнул.
   Вроде все нормально.
   Встал на пороге комнаты, сфотографировал шкаф.
   Тоже все нормально.
   Подошел к аквариуму с рыбкой, стоящему на столе, взял крупный план.
   И тут ничего особенного.
   Хм.
   Я сделал еще около десятка фотографий разной степени резкости – и не обнаружил ничего хотя бы сколько-нибудь странного.
   Затем сфотографировал телефон – старый, еще с диском – и набрал номер.
   – Когда будет готов ноутбук?
   Парень на том конце провода долго мялся, из чего я понял, что они еще даже и не приступали к моему заказу, а потом обреченно пробубнил:
   – Думаю, что через неделю.
   Я плюнул и бросил трубку.
   Затем вернулся в комнату, еще раз включил аппарат и посмотрел отснятое. Ну ладно, эти я удалять пока не буду. Когда мне вернут ноутбук – если вернут! – сравню с теми, что были до падения. Мало ли что.
   Что-то гулко ухнуло в коридоре.
   – Сашка? – крикнул я.
   Племянница уже неделю гостила у меня, пока ее родители укатили в научную командировку в какой-то из соседних аулов. Не могу сказать, чтобы меня это особо напрягало, – главное, чтобы ее не напрягал я. Она была обычной восьмилетней девчуркой, лишь в меру признающей авторитеты дяди, который старше ее всего лишь на полтора десятка лет.
   Ответа не было.
   Я вышел в коридор.
   Один из старых рыбацких сапог, стоявших около пуфика, был опрокинут. «Как же это я должен был об него запнуться, чтобы уронить?» – мелькнуло у меня в голове.
   Я поднял сапог и аккуратно прислонил его к стене.
   В двери заскреблись ключом.
   – Саш, я открою, – крикнул я.
* * *
   Племянница была поглощена дневными впечатлениями и уплетала за обе щеки вермишель.
   – Дядь Паш, а собачке можно положить? – внезапно спросила она.
   – Какой собачке? – не сразу поднял голову я, занятый сковыриванием липких вермишелин с краев тарелки.
   – Моей собачке, – пояснила она.
   – Какой-какой собачке?
   – Ну вот она, около стула сидит, – указала она вилкой.
   Я затаил дыхание. Мне еще тут собаки не хватало.
   Ну, Сашка, от тебя я не ожидал такой подлянки!
   Я с опаской наклонился и приподнял скатерть. Никакой собаки и в помине не было.
   А, ну все понятно. Воображаемый друг. Ну-ну.
   – А, вот оно как… А как она выглядит?
   Девочка задумалась.
   – Ну он такой… – Она покосилась на пол рядом со стулом. Я, затаив дыхание, тоже уставился туда. – Он небольшой, мне чуть до колена… Лохматый. Очень-очень лохматый. И еще у него язык мокрый.
   – Он тебя что, облизывал?
   – Разумеется, дядя Паша. Собаки всегда облизывают тех, кто им нравится.
   Ну что ж, видимо, фантазия современных детей уже перешла в 5D. Я-то в свое время представлял только, что палка – это винтовка. Но до текстуры дело не доходило.
* * *
   Единственным суеверием, к которому я относился благосклонно, было мнение о том, что выносить мусор после заката – к отсутствию денег. Деньги лишними не бывают, поэтому и сейчас, подхватив пакет, я отправился на помойку.
   Открывая дверь подъезда, я чуть не ударил какого-то ребенка. А взглянув на него – чуть не выронил из рук мусор.
   Мальчик как мальчик. Живой. Нормальный. Руки-ноги на месте. Одет простенько. Лысый.
   Не стриженый, не бритый, а именно что лысый – такой, какими бывают дети после химиотерапии. Но в том-то и дело, что он не выглядел больным. Странным – да, непонятным – да, зловещим – тоже да, но ни в коем случае не больным. Мальчик как мальчик. Лысый.
   Я пробормотал что-то про то, что нужно быть осторожнее, и быстрым шагом направился к помойке. Какой неприятный тип, а.
   Когда я возвращался обратно, перед подъездом уже никого не было.
   Лысый мальчик играл в песочнице с детьми. Я замедлил шаг. Он поднял голову и вперился в меня глазами. Я остановился. Мальчик не сводил с меня глаз.
   Меня передернуло, и я пулей влетел в подъезд, даже не придержав за собой дверь.
* * *
   Зайдя в квартиру, я привычным движением, даже не глядя, протянул руку над тем местом, где находился пуфик, и разжал пальцы.
   Ключи со звоном брякнуло об пол.
   Пуфик был отодвинут сантиметров на двадцать в сторону.
* * *
   – Зачем ты передвинула тумбочку в коридоре? – спросил я, заглядывая к Сашке в комнату.
   – Я не передвигала, – отозвалась она, листая какую-то книжку.
   Ну, в принципе, да, зачем ей это?
   – Слушай, – сказал я, – а что там за мальчик во дворе? Лысый.
   – А, этот… – пожала она плечами. – Он сегодня вечером появился.
   – А кто он такой?
   – Не знаю. Он просто забавный, – пожала она плечами. – С ним смешно.
   – Смешно? – Даже само это слово совершенно не вязалось с лысым мальчиком.
   – Ну да, – кивнула она. – Смешно. А что?
   – Да нет, ничего, – покачал я головой. – Ничего. Давай, пора спать скоро.
* * *
   Я открыл глаза.
   В комнате было темно – скорее всего, час, а то и два ночи.
   Что-то мерно постукивало в районе окна.
   Видимо, какой-то ночной мотылек по дурости залетел в форточку, а теперь тычется, подумал я. Надо бы выпустить, а то так всю ночь не даст заснуть.
   Сонно щурясь, я нащупал ногой тапки и, не включая свет, поплелся к окну.
   Только на середине комнаты я поднял глаза – и, заорав, отшатнулся.
   Там, с той стороны, прижавшись лицом к стеклу, на меня уставилось вытянутое, абсолютно белое лицо.
   И у него не было глаз.
* * *
   Я стоял на кухне, прижавшись спиной к стене, и пил воду прямо из графина. Мои зубы лязгали по стеклу, а я боялся остановиться, словно этот процесс оберегал меня.
   В кухню зашла заспанная Сашка.
   – Дядя Паша, – прогундосила она, зевая. – Что случилось?
   Я обнял графин и прижал его к себе.
   – Саш… – осторожно начал я. – А ты ничего необычного не замечала?
   – Например? – Она потерла кулачком глаза.
   – Ну… чьи-нибудь лица в окне?
   – Дядя Паша, – она серьезно посмотрела на меня, – мы на пятом этаже. Какие лица?
   Какие лица…
   Я вжался в стену еще сильнее.
   – Вам приснилось, – резонно сказала она.
   Ну что ж, может, и так.

   Может, и так, подумал я, осторожно входя в свою комнату, предусмотрительно включив везде на пути своего следования свет.
   Может, и так.
   Может, это просто ветер гонял полиэтиленовый пакет по воздуху.

   При свете комната выглядела безобидно.
   Я подошел к окну и осторожно выглянул.
   На подоконнике со стороны улицы – там, где ржавчина покрыла металл плотным слоем, – виднелись длинные полосы, словно кто-то пытался за него уцепиться.

   Остаток ночи я провел с включенным светом.
* * *
   К утру я все-таки задремал и поэтому потом вполне резонно предположил, что давешнее лицо – всего лишь обрывок сна. Правда, на подоконник я решил не смотреть. Дабы не портить уверенность про сон.
   Сашка, как всегда наспех покидав в себя завтрак, умотала на улицу – на полную катушку проводить каникулы.
   Я же сидел за столом и думал, звонить снова в сервис по поводу ноутбука, или же дать им еще один шанс.
   Тут что-то заскрежетало за моей спиной.
   Я оглянулся.
   По комнате, цепляясь за выщербины паркета, медленно полз стул.
   – Сашка, – крикнул я, – прекрати! Отвяжи леску! Пол попортишь!
   И тут же осекся, вспомнив, как Сашка час назад громко хлопнула дверью.
   Или же она меня одурачила и целый час сидела тихо, как мышь, чтобы сейчас напугать?
   – Сашка! – повторил я.
   Стул прекратил ползти и, покачавшись пару секунд, остановился на месте.
   – Ну вот то-то и оно, – удовлетворенно сказал я.
   И тут стул дернулся и пополз обратно.
   Я чуть ли не по деталям разобрал стул – но не было ни лески, ни пружинки, ни чего бы то ни было еще. Я также облазил всю квартиру, но не нашел и следа Сашки.
   Оставалось только одно: она каким-то образом меня одурачила, а потом тихонько выскользнула из дома. Все это выглядело весьма правдоподобно, кроме одного «но», – Сашка никогда ранее не увлекалась подобными розыгрышами. Хотя да, надо иногда с чего-то начинать. Возможно, воображаемая собака была пробным камнем, проверкой – смогу ли я ей поверить.
   Ох, Сашка, ну только вернись домой, я уж тебя пропесочу. И даже оправдание, что тебе скучно, не приму.

   Я вернулся за стол и взял в руки фотоаппарат.
   Но не успел я включить ушедшую в режим сна технику, как новый скрип заставил меня поднять голову.
   На этот раз это была дверца шкафа.
   Она медленно, словно с опаской, открывалась.
   Ну конечно, на этот раз Сашка уже была ни при чем. Рассохшееся дерево – вот и все.
   Дверца открылась до конца, и моему взгляду предстала куча книг, наваленных в хаотичном беспорядке. Я не страдаю особым чистоплюйством, но напоминание об этом меня не радует.
   Поэтому я встал и прикрыл ее.
   Не успел я сесть за стол, как она снова открылась.
   Я снова встал и прикрыл ее.
   Она открылась снова.
   Я припер ее стулом.
   Вернулся за стол.

   Не успел я включить аппарат, как стул с грохотом упал.
   Дверца медленно открывалась.
   А потом так же медленно стала закрываться.
   Я сглотнул.
   Мне стало жутко.
   Чтобы отвлечься, я перевел взгляд на экран фотоаппарата.

   И почувствовал, как мои ноги похолодели.
   Там, на экране фотоаппарата, в той комнате, что здесь была – исключая меня – абсолютно пуста, стояла женщина.
   Стояла и открывала и закрывала дверцу шкафа.
   И в такт этому так же открывалась и закрывалась дверца в моей комнате.

   А потом женщина оглянулась.
   Да-да, оглянулась – на меня, на меня, наблюдающего за ней на экране. Словно тот на самом деле был окном, через которое она могла меня увидеть.
   У меня онемели щеки, похолодел кончик носа, а в спину словно вбили кол – и пальцы, пальцы вцепились в фотоаппарат так, словно без этого я бы упал.
   И ни одной мысли не осталось в моей голове.
   Я просто сидел и смотрел, как она приближается.
   Она.
   Красивая, безумно красивая женщина.
   Та самая, которую я тогда сфотографировал первым кадром на этой карточке.
   И что-то поблескивало у нее на лице.
   Только это был не пирсинг.
   Нет, ни в коем случае не пирсинг.
   Просто потому, что тут не делают пирсинг.
   На металлических носах не делают пирсинги.

   Она подошла совсем близко – так, что лицо заполнило практически весь экран.
   А потом подняла руку и поскребла ногтями.
   С той стороны.
   Нет, не ногтями.
   Человеческие ногти не бывают такими длинными.
   И металлическими.

   А потом размахнулась.
   И ударила с той стороны по стеклу экрана.
   Фотоаппарат вышибло у меня из рук и отшвырнуло к стене.

   Я сидел в одном конце комнаты и сжимал в руках тесак для мяса – самое опасное, что смог найти. Фотоаппарат лежал в другом конце – накрытый ведром.
   Я пытался найти объяснение произошедшему и не мог. А может быть, боялся их найти.
   На столе началось какое-то движение.
   Я осторожно перевел взгляд.
   Рыбка в аквариуме судорожно дергалась.
   А потом перевернулась на спину, и из ее распоротого брюшка потянулись тонкие темные ниточки внутренностей.

   В коридоре что-то зашуршало.
   Я сжал тесак и повернулся лицом к двери.
   В замке провернулся ключ.
   Я перехватил тесак поудобнее и поднял его.
   – Дядя Паша? – раздался тонкий девичий голос.
   Я спрятал тесак за спину и вышел в коридор.
   Сашка стояла на пороге и задумчиво глядела на пол.
   – Дядя Паша, а зачем вы коврик передвинули?
   Резиновый коврик, который по старой привычке постоянно прикрывался газетой, был сдвинут на полметра. И газета была разорвана. На длинные полосы.
   – Запнулся, – внезапно охрипшим голосом сказал я. – Я запнулся, Саш.
   Она внимательно посмотрела на меня, подтянула коврик на место и стала разуваться.
   – В темноте шел и запнулся, – зачем-то пояснил я, думая о том, как бы вернуться в кухню так, чтобы девочка не заметила тесак за спиной. Объяснить это мне было бы гораздо сложнее.
   – Да ладно, бывает, – она пожала плечами и скинула сандалию.

   – Саш, – как бы невзначай сказал я, осторожно пятясь назад и делая вид, что изучаю направление трещин в потолке. – Саш, скажи… а ничего в последнее время странного не случалось?
   – Чего именно – странного? – скинула она вторую сандалию.
   – Ну я не знаю… что-нибудь открывалось, когда ты это не трогала, или же…
   Сашка непонимающе смотрела на меня. Ах, ну да, собственно, чего это я. Ребенка, у которого живет воображаемая собака, сложно удивить открывающимися шкафами.
* * *
   В соседней комнате бубнил телевизор, а я сидел за столом и крутил в руках выключенный фотоаппарат.
   Всему должно быть свое объяснение, да. Ну и как оно там, бритва Оккама, что ли. Не нужно плодить сущности сверх имеющихся, как-то так. Половина всего происходящего – у нас в головах. Вот взять, например, ту же Сашкину воображаемую собаку. Племянница хочет думать, что та существует, – и та существует. В ее голове, разумеется. Но при этом довольно успешно.
   Может быть, мне хочется думать, что что-то происходит, – и вот оно происходит. Хотя нет, как можно хотеть, чтобы такое происходило… Скорее всего, тут чуть иное: я просто себя убедил, что такое может происходить. А всему есть рациональное объяснение. Лицо в окне? Ну так почему бы и в самом деле не полиэтиленовый пакет? Следы на подоконнике? Голуби вытоптали. Дверцы шкафа? Сквозняк. Туда же, к сквозняку, приплюсуем и сдвинутый коврик. Пуфик? Ну, может, я сам запнулся и не заметил или же та же Сашка. Рыбка? Обожралась, лопнула и сдохла. Все! Вот так!
   Я удовлетворенно откинулся в кресле.
   А то, что я увидел на экране фотоаппарата, – всего лишь игра света и тени. Плюс мои взвинченные нервы. Вот так все просто.
   Спасибо, доктор. Не за что, пациент.

   И тут в дверь поскреблись.
   Не позвонили, не постучали, а именно поскреблись – явственно и отчетливо.
   Доктор позорно сбежал, и остался лишь насмерть перепуганный пациент.
   Мне почему-то невероятно захотелось крикнуть Сашке, чтобы та открыла дверь, но я тут же одернул себя – как так можно думать вообще, сваливать опасность на ребенка.
   В дверь снова поскреблись.
   Может быть, сделать вид, что я ничего не слышу? Или что вообще дома никого нет? Ну вот нет, и все! А на нет – и суда нет!
   И тут в дверь постучались. Сильно, отчетливо – и это был не характерный глухой звук кулака, а словно кто-то орудовал увесистой деревянной колотушкой.
   Я затаил дыхание. Нас нет дома. Нас нет дома. Нас нет дома, нет дома, нет дома, нет дома, нетдома, нетдома, нетдома, нетдоманетдоманетдома…
   – Дядь Паш! Кто-то пришел! – звонко закричала Сашка из комнаты.
   Я вздохнул. Ну да, все верно. Акселерат акселератом, а правило «не открывай дверь незнакомцам» работает для всех.
   Стук раздался еще отчетливее.
   Ну разумеется, человек за дверью услышал Сашкин крик. Смысл уже притворяться.
   Я встал и вышел в коридор.
   – Кто там? – стараясь придать голосу твердость, спросил я.
   Молчание.
   И снова – сильный, напористый стук.
   – Да что надо-то! – заорал я и распахнул дверь.

   На пороге стоял давешний лысый мальчик.
   – Ох ты ж… – начал я и тут же прикусил себе язык. Ругаться в присутствии ребенка у меня не хватило духу. – Ты что тут делаешь?
   Мальчик молчал и смотрел на меня снизу вверх, сверля глазами.
   – Хорошо, поставим вопрос по-другому, – медленно начал я, удерживаясь от того, чтобы не взять его за шкирку и не отнести подальше от своей двери. – Что тебе от меня надо?
   Мальчик наклонил голову набок – как сова – и поманил меня рукой.
   – Ну уж нет, – сказал я. – Нет.
   Он продолжал манить.
   – Я сказал – нет, – дрогнувшим голосом выпалил я и захлопнул дверь.
   «А может, ему нужна была помощь, – мелькнуло у меня в голове позднее раскаяние. – Может быть, у него беда какая-то приключилась. А он немой и не может нормально позвать на помощь».
   «Да какой немой, – тут же перебила другая мысль. – Сашка же говорила, что он с ними шутил и веселился».
   «Она не говорила, что шутил, – услужливо подсунула память. – Она сказала, что с ним смешно, и он забавный. А веселить можно без помощи слов».
   Я вздохнул и сдался.
   Выглянул в глазок.
   Как я тайно и надеялся, на площадке перед дверью никого не было.
   – Ну вот, – с облегчением сказал я себе. – Видишь, ему не так уж и нужна твоя помощь. Иначе бы он позвонил в звонок. Или же, – быстренько я перебил голос рассудка, который чуть было не предположил, что мальчик мог и не дотянуться до звонка, – или же снова постучал бы в дверь.
   Чтобы окончательно закрепить уверенность в том, что тот ушел, я распахнул дверь.
   И чуть не вывалился назад, в квартиру.
   Мальчик стоял и смотрел на меня.
   А потом медленно поднял руку и поманил.
   – Хорошо, – сдался я. – Хорошо. Только возьму что-нибудь, не возражаешь?
   Судя по его молчанию, он не возражал.

   Я бросился на кухню, споткнувшись о половик – который, готов поклясться, здесь не лежал пять минут назад! – больно ударился коленом, вскочил и, прихрамывая, добежал да кухонного шкафчика. Рванул на себя ящик, быстро перебрал находившиеся там предметы, прикидывая некоторые на руке. Тесак? Нет, не пойдет. Конечно, если что, то он наиболее… действенен… но при этом его попросту некуда спрятать. А человек с тесаком – уже вызовет вопросы. Нож? Какой из них? Вот этот, длинный и тонкий? А если сломается? Вот этот, обычный? Да нет, слишком короткое лезвие. Или вот… да нет, это вообще для масла, не нож, а смех один. Да и слишком как-то… нож… ну не смогу я ударить ножом, не смогу… Или же… Да нет. Кроме того, даже такой некуда убрать.
   Или же… я прикинул на руке киянку для отбивки мяса. Или же…
   Да!
   Я метнулся в ванную, выгреб весь мусор, который лежал под ванной вот уже лет тридцать, а то и больше, и, наконец, вытащил покрытый паутиной и какой-то слизью – видимо, что-то протекало сверху – молоток. Прикинул его на руке. Пойдет, да.
   Я убрал его за пояс джинсов, выпростал футболку. Пойдет. Лучше все равно ничего нет.
   Когда я подошел к двери, еще теплилась надежда, что мальчик уже ушел.
   Зря. Он стоял и смотрел на меня в упор.
   – Саш, я сейчас приду! – крикнул я.
   – Ага! – донеслось из комнаты.
   – Никому не открывай!
   – Ага!
* * *
   Мальчик вел меня какими-то окольными путями – как мне показалось, для того чтобы не сталкиваться с людьми. Он шел впереди меня очень странной походкой: очень плавной и в то же время вихляющей, словно его ноги обходили какие-то невидимые препятствия в тот самый момент, когда тело оставалось неподвижным.
   Я никогда не видел, чтобы так ходили. И тем более – с такой скоростью. Я, сдававший все университетские нормативы чуть ли не лучше всех остальных, запыхался и сопел, пытаясь восстановить дыхание. Он же продолжал идти так, словно мы только начали путь.
   – Мы за город, что ли? – чуть ли не выкрикнул я.
   Он посмотрел на меня, и я споткнулся. Потому что он посмотрел на меня, не останавливаясь, не сбиваясь с шага – каким бы тот у него ни был – и даже не оборачиваясь. Он просто повернул голову на сто восемьдесят градусов, покачал ею и так же спокойно вернул ее в прежнее положение.
   Остаток пути я проделал в полном молчании.
* * *
   Мальчик привел меня к какому-то старому дому, зашел в подъезд, поднялся на третий этаж и остановился перед дверью, обитой пожелтевшим от времени, а когда-то бежевым дерматином И так же молча протянул руку, указывая, что именно это и была цель нашего пути.
   – И? – спросил я. – Мне позвонить?
   Мальчик молчал.
   Я пожал плечами и нажал кнопку звонка.
   – А теперь что… – начал я, поворачиваясь к мальчику.
   Но рядом со мной никого не было.
   За дверью раздался неприятный скрип, от которого у меня свело челюсти, рука потянулась к молотку за поясом, а ноги сами собой сделали шаг назад. В замке завозились. Я отступил еще на шаг, осторожно вытащил молоток и держал его за спиной – на изготовку.
   Дверь начала медленно открываться, и я покачал молотком, проверяя, как быстро смогу сделал замах в случае чего.
   Дверь открылась – и мой взгляд уперся в пустоту.
   Передо мной был коридор обычной хрущевки, каких много строили в этом районе. Обшарпанные бумажные обои с расхожим псевдобарочным рисунком, старый, возможно даже самодельный, шкаф с наклеенным на него календарем тридцатилетней давности, судя по всему, сохраненным исключительно ради рисунка – фотографии какой-то девушки в купальнике, – вдалеке дверь ванной и, судя по всему, поворот на кухню.
   Я сжал рукоятку молотка.
   – Чем могу быть полезен? – спросили меня откуда-то снизу.
   Я отскочил и только сейчас разглядел хозяина квартиры, который, оказывается, все это время был рядом.
   Это был пожилой человечек, скорее даже старик – мне сложно определять возраст людей после эдак пятидесяти, я могу оперировать только категориями «старый», «очень старый», «как он еще живет». Так вот, хозяин был просто «старый». У него были абсолютно седые волосы, тоненькие старомодные очки в золотой оправе и еще более старомодная бородка клинышком. В общем, типичный шаблонный профессор-академик из старых советских, еще довоенных, фильмов. Только с одним нюансом. Тамошние профессора-академики – как, впрочем, и все персонажи – были абсолютно здоровыми людьми. Этот же был карликом в инвалидном кресле.
   Мне почему-то стало безумно стыдно, и я начал торопливо засовывать молоток обратно за пояс, понимая при этом, как я глупо выгляжу.
   – Чем могу быть полезен? – спокойно, без раздражения, повторил старик. Кажется, его даже забавляло мое замешательство.
   – Мнэээ… – Я сделал неопределенный жест рукой зачем-то в сторону лестницы. – Вы уж это… извините меня, пожалуйста… просто тут мальчик…
   – Какой мальчик?
   Я снова помахал рукой.
   – Такой… лысый.
   – А, – сказал старик и задумался. – Так это вы.
   – Кто – я? – осторожно спросил я.
   – Ну вы, который…
   – Что я?
   – Пройдемте, – поманил меня старик.
   Я помялся на пороге.
   – Давайте, давайте, – приободрил меня хозяин. – Вам тут ничего не угрожает…
   Я кисло улыбнулся.
   Хозяин ловко развернулся и поехал в глубь квартиры. И я услышал тот самый скрип, который так напугал меня пару минут назад. Мне снова стало безумно стыдно.
   – …во всяком случае, более того, что вам и так уже угрожает, – донеслось из кресла.
* * *
   Хозяин осторожно прихлебывал чай из пиалы, для меня же было слишком горячо, поэтому я осторожно водил пальцами по краю чашки, как часто в гостях, попадая в неловкую ситуацию, то ли пить, обжигая язык и стараясь не морщиться, то ли тянуть время и отвечать на вопросы хозяев торопливым «пью-пью».
   – Понимаете… – начал я осторожно. – Тут такая ситуация… я понимаю, глупо звучит…
   – Очень многие мудрейшие вещи выглядят как совершеннейшая глупость, – улыбнулся хозяин, став похожим на сытого кота.
   – Ну это само собой, – кивнул я, не желая вдаваться в демагогию. Я уже привык к тому, что местные аксакалы очень любили потрындеть за жизнь и пожонглировать обтекаемыми фразами. Некоторые из них могли бы с успехом сдать экзамен по философии – если бы знали о существовании такого предмета.
   – Ну так что? – Карлик откинулся в кресле и сцепил руки перед собой.
   – Понимаете, я вообще несколько не местный, – решил начать я издалека.
   – Несколько? Мне кажется, что это слово тут не подходит. Человек может быть или местным, или неместным. Третьего не дано.
   – Ну послушайте, какая разница? Ну я приезжий, живу тут с начала лета, скорее всего, через месяц уеду, какая разница?
   – Огромнейшая! – поднял палец хозяин. – Огромнейшая. Вы не просто не местный, вы и не собираетесь становиться местным.
   – Ну.
   – То есть вы попросту чужой. Продолжайте.
   – Да нечего продолжать, – угрюмо сказал я. Мне уже не хотелось ничего рассказывать. – Ко мне пришел лысый мальчик и захотел, чтобы я шел за ним. Я пошел. Он привел меня к вам. Если я ошибся, извините, я пойду.
   – Вы, конечно, ошиблись, – кивнул старик. – Только вы никуда не пойдете.
   Его мягкий тон мне не понравился. Я сразу вспомнил огромное количество фильмов ужасов, где как раз вот такие же благообразные интеллигентные обыватели расчленяли опрометчиво забредших к ним жертв и сопровождали свое действо вот как раз таким же мягким тоном. Я поерзал на диване. Рукоятка молотка уперлась мне в поясницу.
   – Что вы хотите этим сказать? – как можно более безмятежным тоном переспросил я.
   – Всего лишь то, что вы ошиблись. И что вы никуда не пойдете.
   – В чем я ошибся? И почему не пойду? – Рукоятка, наверное, уже обеспечила мне синяк, но она придавала мне смелости.
   – Ошиблись в том, что случайно сделали то, что ни в коем случае не надо было делать. А не пойдете потому, что вас с тех пор преследуют всякие непонятные вещи. И вы бы хотели от них избавиться.
   Я, в этот момент дувший на чай, чуть не выронил пиалу из рук.
   – Откуда вы знаете?
   – Мне рассказали, – уклончиво, даже слишком уклончиво ответил хозяин.
   – Кто? Сашка? – Хотя нет, какое отношение могла иметь моя племянница к этому человеку… но мальчик… как общий знакомый?
   – Скорее, некоторые из тех, кто вас преследует.
   – Кто они?
   – Прежде чем ответить на ваш вопрос, – старик наклонился вперед и внимательно посмотрел мне в глаза, – я хотел бы задать вам свой. Верите ли вы в духов?
* * *
   – Духи – нечто более сложное, чем мы можем себе даже представить, – говорил старик, задумчиво прихлебывая чай, словно речь шла о каких-то обыденных вещах. – Иногда о них стоит думать так же, как и о людях. Например, в вашем случае.
   – В моем?
   – Именно так. Возможно, что самое главное отличие их от людей – не в каких-то сверхъестественных особенностях или еще в чем-то подобном, нет. Самое главное – в том, что они чувствуют все то же, что могут чувствовать люди, но в сотни раз сильнее. И выражают свои эмоции так же, как и люди, – но тоже в сотни раз сильнее. И все.
   – Это прекрасная гипотеза, да, – кивнул я.
   – Это была бы гипотеза, если бы я написал по этому поводу диссертацию, – нехотя сказал он. – Но понимаете, советское время, все такое… да и сейчас вряд ли бы кто серьезно бы воспринял подобную тему.
   – Да уж, – усмехнулся я.
   – Я бы на вашем месте не улыбался бы, – сухо сказал старик. – Потому что к вам эта тема сейчас относится непосредственно. И кажется, не с самой приятной своей стороны.
   – Вы хотите сказать, что я как-то связан с духами?
   – Я не хочу вам это сказать, – спокойно ответил старик. – Я говорю вам это уже последние полчаса.
   – Но… как?
   – Механизм связи человека с духами малоисследован, сами понимаете…
   – Да я не про это! С чего вы это взяли?
   – А что, с вами не происходило ничего необычного в последние дни? Или даже… в последний день? – вкрадчиво спросил он.
   Я промолчал.
   – Ну вот видите, – развел он руками.
   – Но как вы… узнали?
   – Я же сказал, – покачал головой он, – мир духов очень похож на мир людей. В нем тоже есть сплетни. И кляузы. И даже интриги.
* * *
   Он сидел в кресле ко мне спиной, смотрел в окно и говорил, говорил, говорил.
   А я верил ему.
   Мне просто больше ничего не оставалось.

   – Надеюсь, вы знаете о том, что многие племена, ведущие первобытно-общинный образ жизни, испытывают панический страх перед тем, что их облик могут как-то запечатлеть? Джеймс Фрэзер в своей «Золотой ветви» приводит примеры того, как эскимосы нижнего течения реки Юкон в панике убегали от видеооператора, того, как пять дней приходилось уговаривать тепехуанов Мексики, чтобы те попозировали фотографу… Да что там они – как старухи с греческого острова Карцатос очень сердились, когда их рисовали! Много таких примеров, очень много… А довод у всех этих людей, проживавших и проживающих в самых разных частях света, один: они не хотят, чтобы их душа осталась на изображении. Дальше там идут разные нюансы – от того, что фотограф или художник может унести эту душу с собой и сотворить с ней что-то дурное, до того, что уже сам факт того, что душа отрывается от тела, может нанести человеку вред.
   – Я слышал что-то подобное, да – но в общих чертах. И?
   – А теперь немного подумайте – а что, если это правда? Что, если действительно в каждом нашем изображении живет наша душа? Что, если действительно каждая фотография забирает ее с собой? Или не ее всю – а хотя бы ее частицу?
   – Ну тогда практически все люди в мире были бы без душ – или их души оказались бы распределены между миллионами фотографий, – возразил я. – Вы только представьте, сколько сейчас среднестатистический человек имеет своих изображений!
   – Ну, может быть, человеческая душа регенерируется, – пожал он плечами.
   – Тоже хорошая гипотеза, – кисло улыбнулся я.
   – Но это уже мелочи, – махнул он рукой. – Я хочу сказать про совершенно другое. Ведь если даже у человека душа может уходить в снимок, то что будет с существом, который весь – сплошная душа?
* * *
   – Как я предполагаю, – продолжал он, – оно случайно попало в ваш кадр. Может быть, вы застали его врасплох, а может быть, оно просто было любопытно и захотело узнать, что потом будет. Но, как бы то ни было, вы его сфотографировали.
   – Это женщина, – сказал я. – Это очень красивая женщина. С… – Я сглотнул. – С металлическим носом.
   – Латунным, – кивнул карлик. – У жезтырнак нос латунный. Это связано с тем, что латунь в Казахстане…
   – Да неважно, – перебил его я. – Что дальше-то делать?
   – Это зависит от того, чего она хочет. И того, что хотят другие.
   – Другие? Какие другие?
   – Ну я полагаю, что вы видели много необычного в последнее время… – снова этот вкрадчивый тон.
   – Мебель, – признался я. – Мебель передвигается. Даже на моих глазах. Рыбка умерла. Еще… лицо в окне, да… шорохи…
   – Лицо в окне – это кто-то из абилетов, – снова кивнул он. – Они почуяли проход и заинтересовались им.
   – Абилеты?
   – Не берите в голову, – махнул рукой он. – Видите ли… у меня все предки были шаманами, по обеим линиям… такая… профдинастия, можно сказать, – он криво усмехнулся. – Но революция, то-се, ссылки, лагеря, религия – опиум… ну и все такое прочее. Так что я просто доктор исторических наук. Хотя лекции по степени введения в транс могут поспорить с шаманским камланием… гм… Но мы отвлеклись от темы. Итак, жезтырнак, какой-то абилет… может, даже и не один…
   – Рыбка, – напомнил я.
   – Рыбка, – повторил он. – И мебель. Это может быть тоже абилет, а может, и нет… Скажите… – задумчиво произнес он, – вы не можете вспомнить… Вы случайно в тот день этим же фотоаппаратом рыбку не снимали?
   – Снимал, – кивнул я. – И…
   Я вдруг замолчал и похолодел. У меня возникло чувство, будто все сходится – но сходится так, что лучше бы и не сходилось.
   – Что такое? – обеспокоенно спросил профессор.
   – И мебель, – пробормотал я. – Я ее тоже… того… фотографировал… на эту же карточку…
   – Ну-ка, ну-ка… – наклонился он вперед. – А вот теперь давайте вы расскажете. И поподробнее.
* * *
   – Ах, вот оно как… – протянул он, когда я закончил рассказ. – Я и не предполагал, что все так…
   – Так – это как? – осторожно уточнил я.
   – Давайте будем считать, что просто «так», – уклончиво ответил он. – Не думаю, что вы действительно хотите знать, с чем столкнулись.
   Я покопался в своих ощущениях и понял, что да, не хочу.
   – Она может управлять тем, что на тех фотографиях. Не знаю, каким образом, – точнее, как это объяснить с точки зрения науки. Вероятно, все связано именно с этими душами предметов… и она, находясь там, может воздействовать через эти души на их оригиналы… интересно-интересно…
   – Чрезвычайно интересно, – мрачно ответил я. – То есть теперь у меня пожизненный полтергейст?
   – Не совсем, – покачал головой он. – Полтергейст, если вам угодно называть подобных существ так, действуют в рамках всего помещения. То же, с чем столкнулись вы, может оперировать лишь тем, что было сфотографировано, – и ни на сантиметр в сторону.
   – Забавно, – усмехнулся я.
   – Ничуть, – хмуро ответил профессор. – Скажите, вы, кроме рыбки, никого больше из живых не фотографировали на ту карточку?
   – Нет.
   – Это хорошо. Значит, никто, скорее всего, кроме вашей рыбки, не пострадает.
   – Скорее всего?
   Он промолчал.
   – Скорее всего?
   – Мы слегка ушли от темы, что я начал, – несколько нехотя сказал он. – Видите ли, все эти… существа, что стали приходить к вам… они же приходят не просто так…
   – Я почему-то так и понял, – мрачно ответил я. – И чего они хотят?
   – Чтобы вы их тоже сфотографировали, – спокойно ответил он.
* * *
   – Они собираются вокруг вас, потому что думают, что путь только тут. Во всяком случае, знакомый путь…
   – А кто этот мальчик? – вдруг не к месту вспомнил я.
   – Какой?
   – Ну тот, что меня привел… лысый такой?
   – А, этот… – махнул рукой профессор. – Это тазша.
   – Тазша?
   – Да. Ничего особенного, он из потустороннего мира.
   – А, – сказал я.
   – Они боятся… они все боятся нового мира – вашего мира. Разве вы не видите, что их мир уходит? Умирают старые шаманы, леса вырубаются… никто не пасет стада, охотники реже ходят в леса. Их мир умирает – и они не могут перейти в ваш, они не знают как. А вы случайно впустили туда жезтырнак. Думаю, что поначалу ей это не понравилось…
   – У меня упал фотоаппарат, – вспомнил я.
   – Да, ей не понравилось, – кивнул он. – А потом она привыкла. Даже вошла во вкус… И они тоже почуяли это.
   – Что «это»?
   – Они поняли, что могут перейти в новый мир. Пока они сообразили, что ей это удалось через вашу камеру, – вот вы и видели их. Но когда-нибудь они поймут, что и через другие вещи… Не дай Бог, если они поймут, что есть другие вещи и иные пути…
   – И что мне делать?
   – Выгнать жезтырнак. Уничтожить карту.
   – И это все?
   – Не знаю. Будем надеяться, что они еще не научились. Они все злы и обижены – и не на кого-то конкретно, а на всех вас. И убийство кого-то из вас может быть всего лишь местью вам за какую-то давнишнюю обиду.
   – Всего лишь?
   – Да, – пожал он плечами. – Для них это «всего лишь». Для многих из них то, что связано с вами, – «всего лишь». Но не то, что связано с ними.
   – Это… Это неправильно…
   – У мира духов свои правила, – усмехнулся он. – И даже их они нередко не соблюдают. Вы думаете, тазша привел вас потому, что обеспокоен за людей?
   – Я ничего не думаю, – мрачно ответил я.
   – Тазше наплевать на людей. Он шутник, весельчак – он любит развлекать детей, но до тех пор, пока ему это нравится. Во всем остальном ему на вас наплевать – как и многим там, откуда он пришел. Но ему – и многим там, откуда он пришел, – не понравилось, что появился проход. И еще больше не понравилось, что другие стали искать этот проход.
   – Почему?
   – Не знаю, – пожал он плечами. – Это их внутренние интриги. И именно в этом случае как нигде к месту поговорка «Меньше знаешь, крепче спишь».
   Я кивнул головой. Вот с этим я был абсолютно согласен.
   – Хорошо, – махнул он рукой. – Идите, принесите карточку. Только быстрее, пожалуйста. Мало ли что…
   – Кстати, – спросил я его на пороге, – вы вначале спросили меня, верю ли я в духов. А если бы я сказал: «Не верю»?
   – Я бы ответил: «Придется поверить», – просто сказал он.
* * *
   По пути домой я разрывался между двумя предположениями.
   Прежде всего, мне очень хотелось думать, что я всего лишь наткнулся на семейку местных сумасшедших, и все, что наговорил мне старик, было просто сказками, байками, выдуманными воспаленным от одиночества мозгом.
   Но, с другой стороны, события последнего дня действительно рационально объяснить никак не получалось.
   А вот в россказни старика они как раз укладывались.
   И как быть?
   Прийти домой, забрать карточку и принести ему?
   Или же прийти домой, запереть дверь и завалиться спать?

   Что-то черное метнулось мне под ноги, я споткнулся и кубарем покатился по земле. Поднялся, отплевывая песок и кляня на чем свет стоит истеричную кошку, – ведь это была она, кто же еще?
   Но, увидев то, что стояло передо мной, я замер.
   Это был маленький зверек, слегка смахивающий на собаку. Но не собака, нет. Светло-пепельный, с круглыми черными глазами и стоящими торчком черными же ушками. И он смотрел на меня, не отрываясь. Совсем как тот лысый мальчик.
   – Идиот, – прошипел я то ли ему, то ли себе.
   Зверек продолжал смотреть. Шерсть на его загривке ходила мелкими волнами, отчего я не мог понять – то ли он злится, то ли просто так дышит.
   – Пшел вон, – я выплюнул в его сторону противно хрустевший на зубах песок.
   Зверек прижался к земле.
   Чуть присвистнул.
   И плюнул в ответ.
   Наверное, мне повезло, что я как раз в тот момент вставал, и слюна пролетела мимо моего лица. Зато на кроссовке была прожжена дыра. И песок, куда попала пара капель, вспенился остекленевшими волнами.

   Я поднял глаза.
   Зверька уже не было.
   Только где-то вдалеке затихал свист.
* * *
   До дома я уже бежал.
   Ветер, холодивший пальцы в прожженном кроссовке, подгонял меня лучше любого каленого железа. Я ворвался в подъезд, взлетел вверх по лестнице и чуть не сломал ключ, яростно рвя его в замке.
   Уже в коридоре я краем глаза увидел, что диск телефона вырван и висит на жилках проводков – точь-в-точь таких же, как кишки рыбки.
   Я вбежал в комнату.
   И похолодел.
   Ведро было перевернуто.
   Фотоаппарата под ним не было.
   – Сашка… – дрожащим голосом позвал я. – Сашка!
   – Дядь Паш, идите сюда! – весело откликнулась она.
   На негнущихся ватных ногах, боясь даже подумать о том, что я могу увидеть, я практически проковылял в ее комнату.
   Девчушка стояла напротив стены с ковром и держала в руках фотоаппарат, словно что-то хотела заснять.
   – Брось фотик! Брось! – крикнул я.
   Мелькнула вспышка. Сашка подняла на меня удивленные глаза.
   – Что ты сфотографировала, что? – бросился я к ней, схватил за плечи и начал трясти.
   – Собаку… – испуганно пролепетала она.
   – Какую собаку?
   – Мою…
   – Но зачем, зачем?
   – Вдруг вы сможете ее увидеть…
   Я схватил фотоаппарат и глянул на экран.
   На нем на фоне стены с ковром была запечатлена небольшая лохматая собака.
   – Смотрите, дядь Паш! – торжествующе вскрикнула Сашка. – Вот она, вот она! Это у вас какой-то особенный фотоаппарат, да?
   Я молчал.
   И больше всего на свете мне сейчас хотелось отшвырнуть технику в сторону, сгрести Сашку в охапку и бежать куда глаза глядят.
   Потому что я видел, как справа, из рамки фотографии к собаке тянутся длинные, запачканные чем-то темным, тускло поблескивающие когти. А потом хватают ее и куда-то волокут. Собака беззвучно огрызается и пытается вырваться, но все без толку. И вот уже только клочок лохматой шерсти мелькает за рамкой…
   Сашка вскрикнула.
   – Что такое? – опустился я перед ней на колени.
   – Живот… – скорчилась она. – Болит…
   – Где?
   Она указала на правый бок. Аппендицит? Или он слева? Да какая разница, его же ей все равно вырезали в прошлом году!
   Я бросился было к телефону, но, кроме сломанного диска, руки наткнулись на скрученную в жгут трубку. Хотя какой телефон… тут же нет скорых – только больница на окраине.
   Или же…
   Я медленно повернулся к фотоаппарату, который валялся на полу, около всхлипывавшей Сашки.
   Или же тут совсем не больница нужна?
* * *
   – Что случилось? – обеспокоенно спросил карлик.
   Я ввалился в его квартиру, прижимая всхлипывающую Сашку к себе, и сбивчиво пересказал все.
   – Ясно, – быстро сказал он. – Ясно.
   – Что это? Это… как-то связано?
   – Собака… – забормотал он, отчасти обращаясь ко мне, отчасти просто размышляя вслух. – Собака… двойник человека… близнечная пара… говорят, что даже душа… я думал, что такое теперь уже не встречается… какой любопытный случай… ах, какой любопытный случай!
   О, я знал этот огонек в глазах, слишком хорошо знал! Мои родственнички с таким огоньком забывали есть и пить, днями просиживая над научными выкладками. И сейчас, в этой ситуации, подобный огонек был явно неуместен.
   Я схватил калеку за плечи и сильно тряхнул:
   – Какой любопытный? Какой случай?
   Он поднял на меня глаза, огонек стал чуть потухать, и взгляд начал обретать ясность.
   – Собака, – спокойно, даже слишком спокойно пояснил он. – В тюркской мифологии двойник, близнец – в особых случаях даже душа – человека.
   – Это чудесно, – заорал я. – Я очень рад за тюрков. Но как это касается нас?
   – У меня есть все основания предполагать, – его тон стал приобретать менторский оттенок, будто он читал лекцию, – что воображаемая собака вашей племянницы являлась олицетворением ее души. Собственно, бытует предположение, что таковыми являются все воображаемые друзья детей… что это некоторый механизм расщепления…
   – К черту других детей и туда же расщепление, – заорал я. – Сейчас в чем дело?
   – А сейчас жезтырнак забрала душу вашей племянницы, вот и все, – пожал он плечами, словно ему стало неинтересно.
   – И?
   – Что «и»?
   – И что дальше?
   – Я же сказал: «вот и все», – терпеливо пояснил он. – Умрет она, разве непонятно?
   Я судорожно сглотнул.
   – К-как это?
   – Ну я не знаю как… – покачал он головой. – Подобные случаи, конечно, описывались в фольклоре, но…
   Я заскрежетал зубами.
   – Но все равно общего знаменателя нет, – поняв намек, заторопился он. – Есть такие понятия, как кут и сюр…
   Я сжал кулаки.
   – Хорошо, – обреченно проговорил профессор. – Хорошо, я попробую.
* * *
   Сашка уже не всхлипывала, а плакала навзрыд. Я же скептически смотрел на пучки трав, которые калека раскладывал на письменном столе.
   – Это лекарство? – спросил я.
   – Можно сказать и так, – уклончиво ответил он.
   – А что это на самом деле?
   – А на самом деле это то, что поможет вам перейти к жезтырнак.
   – Что-что сделать?
   – Перейти к ней, – терпеливо повторил он.
   – Мне?
   – А больше некому.
   – А вы?
   – Во-первых, я не шаман.
   – Но к вам ходят духи! И этот… как его… лысый Таз!
   – Потому что им больше не к кому ходить! Потому что половина шаманов – самозванцы, шарлатаны, жулики, собравшие свой костюм из тряпок с ближайшей барахолки, а свои молитвы – из огрызков слов, значений которых они не понимают, да и нет уже давно этих значений! Они приходят ко мне, потому что им больше не к кому прийти!
   Профессор поджег пучки. В комнате потянуло терпким, но сладковатым запахом.
   – А какие-то еще варианты есть? – спросил я, наблюдая за дымом и чувствуя, как у меня слипаются глаза.
   – Есть, – кивнул он.
   – Какие?
   – Отвезти вашу племянницу в больницу.
   – И?
   – И думать, как объяснить родителям ее смерть.
   Реальность начала плыть.
   Его голос доносился до меня откуда-то издалека, как через плотное полотно.
   – Но вы же меня оттуда заберете?
   – Как-нибудь да извлеку, – уклончиво ответил он.
   – Это как понимать?
   – Так, что, может быть, вы явитесь сюда по кусочкам.
   – А потом вы меня соберете, польете живой водой, и я оживу? – попытался пошутить я. Что мне еще оставалось?
   – Нет, – серьезно ответил он. – Это сказки.
   А потом щелкнула вспышка фотоаппарата.
   И меня поглотила темнота.
* * *
   Я открыл глаза.
   Передо мной была стена в квартире профессора – кусок обоев и застекленный шкаф с книгами.
   Я повернулся.
   Передо мной снова была та же стена.
   Кусок обоев и застекленный шкаф с книгами.
   Я несколько раз провернулся вокруг своей оси, но ничего не менялось.
   Кусок обоев и застекленный шкаф с книгами.
   Я провернулся еще раз.
   И столкнулся лицом к лицу с женщиной.
   Ее латунный нос тускло поблескивал.
   – Привет, – сказал я ей.
   Она смотрела на меня, наклонив голову – точь-в-точь как тот мальчик, таз… как его звали?
   – Не надо, – сказал я.
   Она молча продолжала смотреть на меня.
   А потом она открыла рот.
   И закричала.
   Я успел зажать уши руками, но даже так меня скрутило болью вплоть до желудка.
   Я упал на колени.
   Я не слышал ничего, но чувствовал, как на меня осыпаются осколки стекол из шкафа, вспучиваются обои.
   Когда я поднял голову, ее уже не было.
   Только что-то колыхалось там, где-то внутри – где-то в глубине куска обоев и застекленного шкафа с книгами.
   Я протянул руку.
   И прошел сквозь.

   Я шел сквозь долго, бесконечно долго, узнавая куски своей квартиры: тумбочка, телефон, шкаф… шкаф, тумбочка, телефон… и мозаика, рассыпанная и собранная в произвольном порядке.
   А потом снова вышел сквозь.

   И тут на меня навалился запах. Точнее, даже вонь. Отвратительная, ужасная вонь, равной которой мне еще не попадалось. Это была дичайшая смесь гнили, разложения и гноя, которая проникала через нос и растекалась липкой влагой в желудке.
   Несколько длинных, невероятно длинных теней стояли и наблюдали за мной.
   – Эй! – крикнул я. – Я ищу желтыр… жел… Женщину с собакой!
   Они продолжали молчать.
   – Я не хочу причинить ей зла… – пробормотал я, впрочем понимая, как это глупо выглядит. Чем я, человек, мог навредить им, духам (или кто это там были они), – да еще и на их территории? Скорее уж, я должен молить их, чтобы они пропустили меня. – Я могу пройти? – спросил я, пытаясь придать голосу твердость.
   Они молчали.
   – Я хочу пройти.
   Молчание.
   – Я должен пройти.
   Они не шевелились.
   «Может быть, они глухие?» – мелькнуло у меня в голове. Почему бы не допустить такую возможность? Может, они не могут понять, что мне надо, потому что не могут понять, что я делаю.
   Я медленно сделал шаг вперед.
   Тени не шевелились.
   Я сделал еще шаг.
   Ничего.
   Я украдкой – но тем не менее глубоко – вздохнул и пошел, пытаясь придать своей походке уверенность. Я вспомнил старый совет, данный мне когда-то в детстве: не показывай собаке, что ты ее боишься. Псы чуют страх; так, может, и эти… существа… могут его чуять.
   Меня никто не преследовал.
   А я не оглядывался.

   Я шел через лабиринты, из стен которых тянулись руки, через улицы городов, из подворотен которых за мной наблюдали тени, через лес, на ветках которых качались желтые глаза…
   Я шел и шел все время сквозь, не оглядываясь.
   И даже не смотря вперед.
   Просто шел.
   Пока не понял, что все закончилось – и «сквозь» больше нет.

   Это был какой-то хаос, нагромождение.
   Уродливейшее порождение воспаленного рассудка.
   Видимо, это были обрывки представлений о том, как выглядит наш мир, и попытки вписать его в мир свой, существовавший когда-то и теперь исчезающий без следа.
   А посредине всего этого стояла она.
   И держала на руках поскуливавшего Сашкиным голосом пса.
   Она была красива. Она была бесспорно красива – и я даже не мог понять чем, как, почему и с чего я вообще в этот момент мог думать о красоте, и тем более о ее красоте. Я даже не мог бы сказать, сколько ей лет; иногда мне казалось, что она совсем юна, а иногда, что уже вступила в пору бальзаковского возраста. Черты лица ее подрагивали и неуловимо менялись – и в этот же самый миг я чувствовал, как что-то щекочет меня в висках, под кожей. Неужели она пытается понять, какие женщины мне нравятся (мелькнуло в голове), чтобы подобрать подходящий облик? Но зачем? Или же она это делает безотчетно, повинуясь инстинкту – или что там вместо него у… у таких, как она?
   У нее не выйдет. У нее ничего не выйдет: мне нравится совершенно иной тип. Совершенно. У нее никогда не получится стать шведкой – просто потому, что она не понимает, кто это. Она пытается уловить смутные черты, да – и я даже вижу, как они мелькают у нее на лице, – но от этого она становится невероятно жуткой…
   – Я хочу забрать собаку, – сказал я.
   Она прижала пса к себе.
   – Отдай его мне.
   Ее лицо исказилось – но в злобе ли или же в мольбе?
   И она быстро отступила в темноту.
   И тут я понял.

   Боже мой, как же действительно страшно и одиноко было этому несчастному духу в нашем мире! Какой хаос творился в ее голове – и как бесплодно пыталась она хоть как-то все систематизировать. Она не могла понять, что ее окружает – и как с этим быть. Она пыталась сравнивать происходящее со знакомыми ей столетиями вещами – но даже те вещи изменились настолько, что она не могла с этим справиться.
   Духи не злы, нет. Они просто испуганы, потеряны. И им нужна наша помощь. Они ищут нашу помощь – как могут, как умеют. И не их вина, что мы тоже боимся их.
   И их обида уничтожает нас – и лишает их возможности жить в мире.

   Эти мысли бились в моей голове – и я не мог понять, принадлежат ли они мне или же она рассказывает мне все это.

   – Я помогу тебе, – сказал я вслух. – Я понял тебя – и я помогу тебе.
   «Хорошо», – прошелестело то ли вокруг, то ли в моем мозгу.
   – Я расскажу тебе про этот мир. Не все, ты сама понимаешь, что я всего не знаю.
   «Понимаю».
   – Но хотя бы основы. И скажу, где и как найти остальное.
   «Хорошо».
   – Но я хочу кое-что взамен.
   «Взамен?»
   – Мне кажется, что это будет справедливо.
   Молчание.
   Я похолодел. Неужели я провалил переговоры?
   – Мне нужно совсем немногое! – спешно выкрикнул я.
   «Немногое?»
   Уф, кажется, она еще тут. Хотя как она может быть не тут, когда я в ее голове – или что там может быть у духов?
   – Я пришел за этим.
   «За этим?»
   Мне показалось, что разговор превращается в обычное эхо, что ей неинтересно меня слушать. То ли она поняла, к чему я клоню, то ли я ей надоел.
   – Мне нужна собака!
   «Собака».
   – Та самая, которую ты забрала! Душа моей племянницы.
   «Племянницы».
   – Дочери моей сестры.
   «Сестры».
   – Отдай мне собаку – и я расскажу тебе все. Все, что смогу рассказать.
   Молчание.
   – Тебе никто больше не расскажет этого.
   Молчание.
   – Никто не сможет рассказать тебе этого – потому что никто больше не знает, что тебе это нужно.
   Молчание.
   Я ждал, затаив дыхание.
   «Хорошо», – наконец прошелестело.
   Из темноты выскочила собака. Я вцепился в ее шерсть и закрыл глаза.
   «Рассказывай».
   Я рассказывал очень долго, взахлеб, перепрыгивая с одного на другое.
   И при этом чувствовал, как что-то копошилось у меня в голове.
   Я говорил, а оно копошилось.
   Я делал паузу – а оно копошилось.
   Это длилось вечность.
   А потом вечность закончилась.

   «Хорошо», – мне показалось или же в шелесте прозвучало удовлетворение?
   Я открыл глаза.
   Помещение было совсем другим. Все стало… правильным? Ровным? Нормальным? Предметы обрели верные очертания, рисунки на стенах – четкие края, и краски перестали быть словно разведенными в грязной луже.
   – Я рад, что помог тебе, – честно сказал я. Наверное, так себя чувствует врач, излечивший пациента. Может, мне и правда потом пойти в психотерапию?
   «Хорошо».
   – Я могу идти?
   «Хорошо».
   Кажется, она меня теперь не слышала – и не слушала.
   Я прижал собаку к груди – ту трясло мелкой дрожью – и стал пятиться назад.
   «Хорошо».
   Что-то вязкое обволокло меня, и я, как был, спиной вперед, провалился в пустоту.
* * *
   Теперь бы я описал профессора как «очень старый».
   – Ну как, – взбудораженно спросил он, – получилось?
   Я посмотрел на свои руки. На них была пыль. А еще известка. А еще на них таял снег.
   – Н-не знаю, – честно сказал я.
   – Что там было?
   – Она отдала мне собаку.
   – Отдала? Сама?
   – Да.
   – Ты не убил ее? – Он перешел на «ты», но я постеснялся поправлять его.
   – Кого? Собаку?
   – Ее, идиот, ее! Жезтырнак!
   – Нет.
   – Странно, – задумался он. – Хотя… может, все дело в том, что ты неместный. Может, на вас действуют иные правила…
   – А как Сашка?
   – Спит. Спит уже минут пятнадцать как.
   – А сколько я там был?
   – Полчаса.

   Фотоаппарат мы завернули сначала в салфетку – а потом в плотную скатерть. Разбили его молотком, и я зарыл все под окнами профессора. Туда же, в эту же ямку, я бросил и разломанную предварительно карточку.
   – Думаю, что все теперь в порядке, – сказал карлик мне, когда мы прощались.
   – Надеюсь, – ответил я.
   – Но все-таки… почему она так просто отдала вам собаку? – задумчиво спросил он.
   С ним мы больше не виделись.
   Сашка окончательно выздоровела к вечеру того же дня.
   Вскоре вернулись ее родители.
   Она ничего не рассказала им – и я, разумеется, тоже.
   Ничего странного в квартире больше не происходило.
   Ноутбук я забрал из ремонта так и не починенным.
   А потом мы уехали из этого городка.

   С тех пор прошло уже полгода.
   Я купил себе новый фотоаппарат и фотографирую так же часто.
   Ничего странного не происходит.
   Поначалу меня мучил тот последний вопрос старика – и я жалел, что не рассказал ему все. Может быть, тогда бы он объяснил мне, почему она так просто отдала мне собаку.
   И особенно этот вопрос мучил меня потому, что мне казалось, будто я продешевил.
   Что я дал ей нечто настолько невероятно большое и важное, что жизнь моей племянницы ее перестала интересовать. Что-то, что на самом деле стоило гораздо, гораздо больше.
   И что-то, что я ни в коем случае не должен был давать.
   А может быть, и нет.
   Может, я просто спас племянницу.
   Вот и все.
Эпилог Несколько месяцев спустя
   Лето уже прошло, практически закончилась и осень, и ветер гоняет пожухлую листву на улицах вместе со снежной поземкой. Темнеет теперь рано – полумрак уже постепенно заливает улицы и разрывается зажигающимися то там, то здесь окнами.
   В фотоателье тихонько жужжит компьютер и мурлычет музыка из колонок.
   Фотограф, парень с неухоженной бородкой, закинув ноги на подлокотник, небрежно развалился в кресле и что-то набирает на телефоне.
   Вдруг он поднимает голову и чуть не падает на пол.
   Перед ним стоит девушка, прячущая лицо в шубу.
   – Я в-вас и н-не слышал, – заикаясь, произносит парень. – Что ж в-вы даже не постучались. Мы вот-вот закрываемся…
   Девушка разочарованно пожимает плечами.
   – Хотя… – продолжает парень. – У нас есть еще пятнадцать минут.
   Девушка кивает.
* * *
   Фотограф суетится вокруг аппарата, выставляет свет, что-то делает в настройках.
   – Вы не волнуйтесь, – бормочет он. – Даже если что-то на первый взгляд в исходниках не понравится, я все равно солью на комп и в фотошопе обработаю. Я всегда так делаю.
   Девушка молчит и, глядя в зеркало, пудрит лицо и особенно нос.
* * *
   На рабочем столе компьютера заставка: фотограф в обнимку с милой девчушкой.
   – Извините, – смущается парень. – Я сейчас.
   Он разворачивает на весь экран окно программы и находит нужную фотографию.
   – А теперь давайте посмотрим, что у нас тут… У вас тут какой-то блик на носу… вот…
   Он поворачивается – но посетительницы уже нет.
   Он переводит взгляд на фотографию, где под полустершейся пудрой бликует кончик носа.
   Словно сделанный из металла.
   Парень наклоняется поближе, чтобы разглядеть дефект снимка.
   И мгновенно лицо его пересекают две окровавленные полосы.
   Словно когтистая лапа распорола от уха до подбородка.

   И из колонок доносится мягкий женский смех.

Максим Кабир
Черная церковь

   В словах старухи была доля истины. Этот суровый таежный край колонизировался в буквальном смысле: где появится колония строгого режима, туда и змеятся рельсы, там и цивилизация. В глубь болот прокладывали путь зэки-первопроходцы, а по сторонам дороги возникали поселки и целые города.
   В тридцать четвертом от железной дороги Архангельск – Москва отпочковалась ведомственная ветка, не обозначенная ни на одной схеме. Вела она далеко на юг, в закрытую тогда зону, и заканчивалась станцией «33» – в народе прозванной Трешки. На Трешках находился исправительно-трудовой лагерь, в котором бабка Арина во времена молодости была поварихой. Обслуживающий персонал лагеря проживал в рабочем поселке Ленинск, но Арина поселилась южнее, в рыбацкой деревушке у полноводной реки Мокрова. Там живет она и по сей день с мужем Борисом, хотя и река уже не та, и лагеря больше нет. После того как Трешки закрыли, лагерный район опустел. Ветку за ненадобностью частично демонтировали, Ленинск, как и десятки других поселений, обезлюдел. Сегодня в рыбацкой деревне живут три человека: Арина с мужем да старичок Кузьмич, их единственный сосед.
   Тайга жадно пожирает брошенный кусок цивилизации. Зарастает мхом да кустарником дорога. Долгие зимы рушат пустые домики в поселке. Трешки ушли в лес, загородились стыдливо сосняком и лиственницей. Воплощенный в бесчисленных колониях Сталин канул в вечность, унеся за собой безымянные железнодорожные полосы.
   – Вся надежда, что Бог удержит нашу Россию, – шепчет Арина, под Россией подразумевая себя, деда Бориса и Кузьмича, забытых на околице родины стариков.
   А Мокрова бежит серебряным шнурком, впадая где-то в Северную Двину, и никуда не впадающие рельсы проглядывают под зеленью.
   – Бог, говоришь, – качает головой Борис, показывая жене очередной улов.
   Раньше в Мокрове рыбы водилось видимо-невидимо, и Борис тянул полные сети своими сильными загорелыми руками, а Арина любовалась, какой он у нее крепкий и красивый. Силы и в восемьдесят не покинули Бориса: мышцы молодецки выступали под дубленой кожей, когда он доставал улов. Но рыбы с тех пор в Мокрове поубавилось. А последнее время попадались какие-то калеки: то карася достанет слепого от рождения, то корюшку с костяными наростами на голове.
   – Гляди, – показывает Борис и вовсе странный экземпляр: вроде красноперка, но прозрачная вся, кости видно сквозь желейные бока, и глазных впадин не предусмотрено никаких. – Мутант, едрить его!
   Арина ругает мужа за такие слова:
   – Нечисть к ночи не поминай! А рыбу сожги, крестясь.
   Борис подшучивает над недалекой старухой, но улов бросает в костер и крестится исподтишка.
   А за Мокровой поднимается синим пламенем лес, и где-то в его недрах, в ядовитом болотном тумане, стоит Черная Церковь.
   – Что вы знаете про Черную Церковь? – спрашивают стариков гости из Архангельска, принимая у Арины тарелки с ухой. Уху она делает их консервов, не доверяет больше реке.
   В двухтысячных сюда зачастили субтильные городские юноши и девушки с огромными рюкзаками и огромными фотоаппаратами. На арендованных «Нивах» они приезжают в тайгу, чтобы запечатлеть брошенные города. Сталкерами себя кличут, да знают ли что про жизнь в мертвой таежной зоне?
   Их маршрут обычно пролегает через Ленинск в Трешки. Там и правда есть на что посмотреть. Арина, когда поясницу не хватает, ходит на место бывшей работы ежевику собирать. В лагере все осталось как раньше: покидали его в спешке, никому из расформированного конвоя не хотелось здесь задерживаться. Бараки гниют, в них нары гниют, бумаги, ценность потерявшие, гниют, учебки и медсанчасти гниют. Скоро-скоро Трешки станут перегноем, рухнут, как рухнула старая караульная вышка, и ничего не останется, лишь тайга.
   Щелкайте фотоаппаратами, пока можете, бледные городские дети.
   Сегодня на ужин их трое пришло: два мальчика и девочка, красивая, как актриса из кино забытого. Туристы всегда заходят в поселок, поглядеть, что это за рыбаки живут на окраине мира, почему не уехали вместе с остальными. Удивляются, узнав, что на всю деревушку три старика осталось. Арина с Борисом их радушно принимают, и Кузьмич в гости приходит. Он хоть маленько из ума выжил, но молодежь любит.
   Дети показывают трофеи: пожелтевшие розыскные карточки, подобранные в Ленинске, фотографии Трешки (на одной видна столовая, где работала Арина). Стариков больше интересует жизнь в Архангельске. Путин, Медведев. А Ельцин умер уже. Если даже Ельцин умер, что останется завтра, кроме тайги и болот?
   Борис родился в Южанске, самом крупном населенном пункте на пути безымянной ветки. Сейчас там проживают человек триста, но всего десять лет назад это был обычный провинциальный город с достаточно развитой инфраструктурой. В девяносто шестом там даже газету выпускали – «НЛО» называлась. На все СНГ выходила. Знаете, какие темы тогда в моде были: снежные люди, пришельцы, ерунда всякая. Народ в перестройку солженицыными накушался, хотелось фантастики легкой. Вот «НЛО» и удовлетворяло запросы. Статьи там печатались одна другой глупее, но попадались и исключения. Именно в «НЛО» опубликовали забытую историю о Черной (или, по-другому, Болотной) Церкви, и именно оттуда о ней знали гости Бориса.
   Но он-то желтую прессу не читал, он про Церковь и ее архитектора с детства слышал. В Южанске про нее тогда все знали.
   – Не слышал я ни про какую Черную Церковь, – качает головой Борис, а сам на Кузьмича смотрит, глазами показывает, чтоб он молчал. Кузьмич дурной, но понимает, что детям про такое говорить нельзя, и только сопит расстроенно. Про Путина хочет разговаривать, про перспективы их края: а вдруг Путин заново лагеря построит, и жизнь наладится, и, как раньше, по брошенной дороге поезда поедут. Кузьмич бы им руками махал и дудел бы, как паровозный гудок…
   – Но как же, – настаивает красивая девочка – Лиза ее зовут. – Мы давно этой темой интересуемся, в Южанске были. Вот посмотрите.
   И она протягивает старику ксерокопию документа, написанного от руки красивым почерком с ятями и упраздненным «i». Документ обозначен как доклад и датирован 1866 годом.
   «Судом рассматривалось дело крестьянина Григория Петровича Своржа, 1831 года рождения, русского, крещеного, проживающего в городе Южанске Архангельской губернии. Указанный крестьянин был взят под стражу по подозрению в убийстве настоятеля Михайловского храма города Южанска, отца Иннокентия, в миру – Саввы Мироновича Павлицкого, убитого зверским способом в ночь на 1 мая текущего года на пороге храма. В ходе расследования подозреваемый признал свою вину и рассказал, что убил отца Иннокентия топором с целью завладения церковным имуществом. Жандармам, указавшим на отсутствие грабежа в составе преступления, пояснил, что не взял из храма ничего, ввиду сильного испуга от содеянного. Учитывая чистосердечное признание подсудимого, суд постановил заковать его в кандалы и ближайшим временем отправить на каторжные работы в Сибирь пожизненно».
   Ниже: дата, подпись судебного пристава (инициалы неразборчивы).
   Арина читает доклад вместе с мужем, заглядывая ему через плечо. Мурашки бегут по ее коже. Оба вспоминают далекий семьдесят девятый год и белозубую улыбку Павлика.
   Павлик – Паша Овсянников – был им как сын, хотя знакомы они были меньше года. Его, старшего лейтенанта, перевели в Трешки из Архангельска за диссидентские разговорчики. Тридцатилетний красавец, обладавший недюжинным интеллектом и собственным взглядом на мир, возглавил лагерный конвой. Вот уж не думал Борис, что сойдется с вертухаем, а с Пашей сдружился сразу же и накрепко. От ужасов лагерной жизни сбегал лейтенант на выходные к Мокрове удить рыбу. Так они познакомились, так Паша стал добрым гостем в их доме.
   Мутантов в семьдесят девятом в реке не водилось, поезда шли мимо густонаселенных берегов, зэки валили лес и прокладывали дорогу в глубь таежных массивов, а Борис и Паша встретились за штофом водки обсудить политику да прессу. Интересовали лейтенанта и северные легенды, коих немало знал старший товарищ.
   Арина любила Пашу, видя в нем сына, которого Бог ей не дал. Она никогда не говорила об этом вслух, но вину за смерть лейтенанта возлагала на супруга. Кто дернул его за язык, заставил рассказать про Церковь? Известно кто. Тот же, кто надоумил душегуба Своржа эту Церковь построить.
   Женщина закрывает глаза и слышит паровозный гудок, и шум далекой стройки, и рев грузовичка, спускающегося к рыбацкому поселку со стороны Ленинска.
   – Эй, старый! – кричит она. – Прячь антисоветскую пропаганду! НКВД едет!
   – Ох, дожились! – шутливо отвечает помолодевший на тридцать лет Борис. – Слава Партии, есть заначка Бухарина!
   Овсянников входит в дом, кланяется хозяевам. У него ямочки на щеках и глаза голубые, как Мокрова в апреле. Только сегодня в них затаилась тревога и задумчивая морщинка легла меж бровей.
   Он снимает шинель, садится за стол.
   «Уж не приключилось ли чего?» – думает Борис.
   – Приключилось, Борис Иваныч, приключилось.
   Побеги в Трешках случались нечасто, тем более в семьдесят девятом, когда вместе с государственным режимом смягчился и режим заключенных. Да и раньше бегали одни самоубийцы: бежать-то здесь особо некуда. Ежели на восток, в Архангельск или, там, Южанск, поймают в три счета. А к Вологодской области, в тайгу, смысла и того меньше. Дед Бориса говорил, что архангельские болота прямо в ад идут, что глубина их непостижима. Ерунда, конечно, однако утонуть в трясине проще простого. Потом медведи, волки, кикиморы – тайга полна разным зверьем. Заключенные и при Ежове с Берией считали, что расстрел лучше, чем сгнить в лесу. А тут такое – побег!
   Борис справедливо полагал, что за последнее время вохра совсем обленилась, переложив свои обязанности по охране зэков на природные условия края. И вот итог: вчера перед отбоем обнаружили нехватку двоих рецидивистов.
   – Мы, – Паша говорит, – до рассвета подождали, а только небо порозовело, пошли на восток. В октябре проверка из Москвы, не хватало нам такого конфуза. Взвод пошел, там, где рельсы заканчиваются, разделились по трое.
   – Через Пешницу пошли? – спрашивает Борис. Пешница – так называлось когда-то село за станцией, его, когда Боря маленьким был, лесной пожар уничтожил, да так и осталось пепелище.
   – Через Пешницу и вглубь. Где Мокрова мельчает. Борис присвистывает: далеко зашли. В памяти всплывают истории стариков про духов леса, про кикимор с болотницами, про церковь Своржа.
   А Паша рассказывает. Шел он с двумя подчиненными, палкой прощупывал почву на предмет топи. Выбирал такой маршрут, какой выбрал бы, будь он беглецом. К девяти утра наткнулся на прогнившие деревянные сваи, что в былые времена поддерживали мост. Моста нет, а эти почерневшие бивни остались. И возле них следы недавнего привала. Попались, голубчики.
   По свежим следам повел Паша свою группу дальше. А потом… потом…
   – Ты, Паша, рассказывай, ничего не скрывай. И не бойся глупым показаться. Ужель птицы петь перестали?
   Паша удивленно вскидывает брови: откуда знаете?
   – Да как же, пятьдесят лет здесь обитаю. Кое-чего про тайгу нашу слышал.
   – Да, – Паша продолжает. – Птицы замолчали. Будто пластинку кто-то выключил. Резко так. И потемнело, словно сумерки уже. Мне не по себе стало, но я от ребят скрыть пытаюсь, хотя вижу, и они смущены. Вокруг сосны, торфяник. Мысли о смерти в голову лезут. И еще чушь всякая. И это… перекреститься захотелось.
   Член партии опускает глаза смущенно. Он, наверно, и креститься-то не умеет, а вот захотел. Потребовалось.
   – Стыдиться нечего, – твердо говорит Борис. – Я в детстве туда по грибы ходил. И креститься хотелось, и в монахи постричься. Нехорошее место, Павлик, очень плохое. Если зэки твои пропали, не найдешь. И искать не стоит.
   Лейтенант молча смотрит в окно, на тайгу за Мокровой, а потом негромко говорит:
   – Так мы нашли. Нашли.
   И впрямь нашли – недалеко от моста разрушенного, на природной залысине посреди леса. Одного мертвым, другого абсолютно сумасшедшим.
   – Бывает ли такое, чтоб человек за одну ночь с ума сошел? – спрашивает Паша. – Да ладно, человек, – Михайлов, бандит каких свет не видел. Он в Омске дюжину людей зарезал, и ничего, психика не расстроилась. А тут…
   А тут рецидивист Михайлов задушил товарища по побегу Челядинова, набил полные уши болотного ила (и себе, и трупу) и сел посреди поляны дожидаться конвоиров.
   – Еще и пел при этом! – подчеркивает ошарашенный Овсянников.
   – Что пел? – не из праздного любопытства уточняет Борис.
   – Да, может, и не пел, а просто повторял: «бом, бом, бом…» Но нараспев так… На нас никак не прореагировал. Глаза стеклянные, в одну точку смотрит и талдычит свое. Мы его под белые ручки доставили в лагерь. Он сейчас в лазарете связанный, что с ним делать, ума не приложу. Мои орлы тоже молодцы – едва заставил вернуться за Челядиновым. Борис Иваныч, я вот думаю, может, они ягод каких съели, что крыша у них поехала?
   – Тут не в ягодах дело, – отвечает Борис. – Ты, Паша, про Черную Церковь слышал?

   – Не слышали мы ни про какую церковь, – отвечает Борис детям в две тысячи девятом году. – Ближайшая церковь в Южанске. Раньше в лагере было что-то вроде молитвенного домика – будка такая с иконой. Но она в девяностых сгорела.
   Кузьмич прячет глаза, когда красавица Лиза обводит присутствующих пытливым взором.
   «Не верит, – понимает Арина, и тоска пронзает ее сердце. – Истину ищут, бесята, а истина-то в болоте на дне!»
   – Вы не могли о ней не слышать, – произносит Лиза. Она явно главная в их троице. Парни молчат, смущенные ее наглостью. – Вот здесь о ней писали.
   Девушка достает из рюкзака потрепанную газету со статуями острова Пасхи на обложке. Южанское «НЛО» за девяносто шестой год.
   Борис хочет ответить, что подобный мусор не читает, но его сбивает выражение Лизиного лица. С какой мольбой, с какой надеждой смотрит она на него.
   – Я эту статью в детстве прочитала, – говорит девушка. – В девять лет. И так мне эта история врезалась в память, что, когда мы с ребятами начали сайт про аномальные явления верстать, первое, что в голову пришло, написать о Болотной Церкви. Я все архивы облазила, все, что можно, нашла. Здесь она была, возле Трешек. Но где именно? Где?
   Борис разворачивает газету, шелестит желтыми страницами. На развороте статья с громким названием: «Таежное чудо».
   Старик пробегает глазами по строчкам: «Чем занимался Сворж в ссылке, никто не знает, но доподлинно известно, что через тринадцать лет после убийства батюшки он вновь появился в Южанске. Живой и очень страшный».
   О том, что Григорий Петрович Сворж вернулся, в Южанске слышали. Его даже видели несколько раз: заросшего бородой до самых глаз, постаревшего, будто почерневшего кожей. Он-де ночевал по оврагам, питался на базарной помойке. Сдавать жандармам его не стали. Люди полагали, что человек, который пешком прошел от Сибири до Южанска, свой ад уже перенес, и мучить его сверх того не по-божески. Была еще одна причина: жуткий взгляд черных-пречерных глаз каторжника. Связываться с ним не хотели. Поговаривали, что из ссылки он сбежал не один, и что товарищами своими в пути питался. Поговаривали, что за грязными усами он скрывает клыки. Да мало ли чего поговаривали. В конце концов, Сворж недолго пробыл в Южанске. В тысяча восемьсот восьмидесятом (ему тогда было почти пятьдесят лет) он ушел на восток, и след его затерялся еще на несколько лет.
   Всплыло имя Григория Петровича в середине восьмидесятых девятнадцатого века. По краю прошел слух, будто на болотах за Пешницей поселился страшный, как черт, мужик, и будто строит он там дом.
   – Не дом он строит, а дворец! – говорили сельские жители. – Уже три этажа возвел, самостоятельно!
   – Из чего ему строить? – не верили скептики. – Не иначе в Вологде гвоздей закупил?
   – Без гвоздей строит! – клялись первые. – Из коряг, из окаменевших деревьев да грязи. А по ночам ему строить караконджалы помогают.
   Караконджалами в народе называли спутников Лиха Одноглазого, рогатых безобразных тварей.
   – Вот что, – вступал в разговор взрослых веснушчатый мальчуган, – я на болотах ягоду собирал, собственными глазами стройку видел. Нет там никаких караконджал. А Сворж есть. Косматый, злой. И то, что он строит, верно, только это не дом, а церковь. Черная она, что стены, что крыша. По бокам ее балки подпирают – бревна сосновые. Вся она неровная, неправильная, жуть берет. С купола ил стекает, а на маковке заместо креста перекрученная коряга. Я, как увидел, сразу оттудова деру дал!
   И вновь пошли слухи, от Пешницы до Южанска, про Церковь Болотную Черную, хоть ее саму мало кто видел. Не потому, что пряталась она, а из-за страха людского разумного на грешное дело смотреть. Но были смельчаки, и подтверждали они: Церковь существует.
   – Ну и что! – отмахивались упрямые скептики. – Согрешил человек, теперь вот грехи замаливает, храм для лесных зверюшек строит.
   – Не для зверюшек, а для хмырей болотных. И сам он уже на человека не похож: лает, на четвериках скачет, да, знай, бока своего уродство глиной смазывает.
   Но какой бы невидалью ни была болотная стройка, глаза она не терла, ибо оставалась скрытой в таежной чаще. И Архитектор (как прозвали каторжника) к людям не захаживал. Шли годы, Церковь превратилась в местную страшилку, обросла вымышленными подробностями, вроде икон с рогатыми мордами и трона внутри (для самого Лиха). В восемнадцатом году людям было не до фольклора. Гражданская война докатилась и до самой тайги. Интервенты захватили Архангельск. Потом, в двадцатом, пришли большевики, и, неожиданно даже для местных жителей, один архангельский комиссар вспомнил про Болотную Церковь.
   Борис опускает глаза вниз газетной страницы, на фамилию автора статьи.
   – Почему бы вам не расспросить этого Павлухина В. А?
   Он искренне надеется, что некий Павлухин В. А. давно мертв и не сможет послать детей туда, куда сам Борис когда-то послал лейтенанта Овсянникова. Он удивляется, когда Лиза говорит:
   – Мы хотели его разыскать, но оказалось, что автор «Таежного чуда» погиб. Вскоре после выхода этого номера Павлухина разорвала его собственная овчарка.
   – Случается, – стараясь скрыть эмоции, бубнит Борис.
   – Может быть, вы вспомните? – просит девушка. – В детстве вы наверняка слышали эту историю. Большевики хотели использовать Церковь в антирелигиозной пропаганде, показать народу, до каких извращений дошли богомольцы. Они отыскали храм Своржа, но что случилось потом?
   Потом…
   Потом был семьдесят девятый год, водка в граненых стаканах, сало и черный хлеб, закат на пиках сибирских елей и еще живой Паша Овсянников…
   – И что же, нашли большевики эту Церковь? – спрашивает Паша. А Борис продолжает рассказывать историю Своржа и не замечает, как горят глаза слушателя. Как жадно внимает он каждому слову.
   – А то. Их местный мальчуган провел. Комиссары, как увидели плод многолетних трудов мастера-отшельника, так и побагровели от ярости. Всякое желание агитировать пропало. Одно желание осталось: стереть с лица земли богомерзкое сооружение, да поскорее. Они-то все умерли вскоре, красноармейцы эти, но мальчик-проводник прожил долго и говорил, что старшой их плевался и кричал, мол, уничтожить немедленно. Порешили они вернуться с пулеметами и издалека Церковь расстрелять.
   – А чего ж не сжечь или взорвать?
   – Того, что к самой Церкви они дороги не нашли. Будто из самой топи она росла, так, что только издалека смотреть и можно. Они притащили доски, сколотили помост на берегу. Уже приготовились стрелять, как вдруг из лесу выбежало что-то похожее на большого пса. Ну это им так показалось, а на самом деле то был старик, только уж больно неухоженный, заросший и черный. И передвигался он как пес. Рассказывают, зыркнул дикарь на советскую власть глазищами горящими и шасть в Церковь. Лишь внутрь зашел, как постройка покачнулась, заскрипела черными бревнами и вмиг исчезла. Утонула в болоте, только рябь над кривым крестом пошла. Не в кого стрелять красноармейцам, пошли они домой. А затем и умерли один за другим, кто от чего.
   – Враки! – горячо восклицает член партии Овсянников. – Где такое видано, чтоб здание на трясине стояло!
   – Тише, тише! – шепчет Борис, косясь на дверь. Не хочет, чтоб жена услышала, какими он байками тешит гостя. – Не враки, а легенды. С легенд спроса нет, и доказательства им не нужны, и этот ваш реализм. Мне дед рассказывал. Я тебе рассказал.
   – Хотите сказать, что это было на том месте, где мы беглецов нашли?
   – Нет. Много глубже. Это сейчас тайга начинается за Пешницей, а в двадцатом там еще Мокрова текла. Оттуда и остатки моста. Я там в детстве гулял вопреки родительским наставлениям. Отец, узнав, журил, а бабка прям порола. Порола и повторяла: «Хошь болотные колокола услышать, пострел?»
   Паша спрашивает про колокола.
   – Это тоже часть легенды. Как Церковь в болоте утонула, так из топи по ночам колокольный звон раздается. Мол, за старания бесы подарили Своржу колокол, кто его звон услышит, тот разума лишится. Старики запрещали в тайгу ходить, чтоб ненароком на проклятое место не напороться. Но это, как ты понимаешь, тоже выдумки.
   Борис подливает лейтенанту водку.
   – Погодите, Борис Иваныч. Не хотите ли вы сказать, что Михайлов услышал звон болотных колоколов?
   Паша спрашивает так серьезно, что Бориса охватывает смутное беспокойство.
   – Да ну, – нарочито весело отвечает он. – Говорю же тебе, если и была Церковь, то намного южнее. И вообще, какая Церковь Болотная, когда наши спутники бороздят космос.

   – Фольклор не из воздуха возник! – спорит Лиза, возвращая старика в сегодняшний день. – Существовала она, вы нам просто дорогу показать не желаете, ведете себя с нами как с детьми. А у нас все оборудование имеется, и по болотам нам ходить не впервой.
   – Фу-ты ну-ты, заладила! – злится Борис. – Если б существовала она, сюда бы давно туристы нагрянули, разобрали бы ее на сувениры. На месте Трешек построили бы ларьки, чтоб торговать уменьшенными копиями.
   Кузьмич радуется этой мысли, свистит, как паровоз, но никто не обращает на него внимания.
   – Вычитали глупость и сами глупостью занимаетесь! – заканчивает Борис гневную тираду. Арина гладит его по плечу: «Ну не надо, они не собирались тебя обидеть!»
   Лиза, виновато потупившись, извиняется.
   – Мы так надеялись, – говорит она.
   А в памяти Бориса возникает Паша. Красивый, молодой. Смотрит он на старика пытливо и говорит:
   – А я, Борис Иваныч, недавно был в тайге.
   – За грибами небось ходил? – спрашивает непонятливый Борис. Он слишком сосредоточен на поплавке и про Церковь совсем забыл. С тех пор как он рассказал о ней товарищу, прошел месяц.
   – Я на том месте был, где мы беглых нашли.
   Удочка едва не выскальзывает из рук Бориса:
   – Это еще зачем?
   – Ну как же. Интересно мне стало. Михайлов-то так в себя и не пришел, вынуждены были его в область конвоировать. Пускай нет там ничего, но причины для его безумия быть должны. Научные причины. Может, газы какие, может, акустика особая.
   – Научные! – восклицает Борис. – Нет там никакой науки, и соваться туда нечего!
   – Нет, вы послушайте! – мягко возражает Паша. – Принимали ведь раньше обычное болотное свечение за болотных духов! Называли его свечками покойников, считали, что это древние призраки клады стерегут. А теперь мы знаем про возгорание метана, радиоактивные осадки, фосфоресцирующие организмы! Стало быть, и другие мифы объяснимы с научной точки зрения. И про колокол ваш тоже!
   Борис, бросив удочку, спорит, убеждает, умоляет друга оставить затею, не приближаться к болотам, и тот вроде соглашается…
   Вроде…
   – Ты что же, старый болван, Павлику про Церковь рассказал? – кричит Арина, возвращаясь с работы. – Он у всех в лагере о ней спрашивает, ко мне в столовую с расспросами заходил!
   – Да я так, байку травил, – бурчит Борис. – Не веришь же ты в самом деле, что она там до сих пор?
   И жена качает головой, и пьет настойку от сердца, и Мокрова течет и течет вдаль.
   А Пашки в феврале не стало. Пропал без вести, как его ни искали, не нашли. Известно лишь, что он незадолго до исчезновения в областную психбольницу ездил, Михайлова навещал.
   Течет быстрая Мокрова вдоль живописных берегов. Течет параллельно ей старая железка, укутанная травой и мхом. Желтый и зеленый цвета правят в этом краю всеми своими оттенками. И вдруг – брошенная изба черным пятном посреди луга. Остов трактора с еще сохранившейся синей краской на ржавых боках. Потом болота, все еще крепкие железнодорожные мосты, покосившиеся семафоры. Устремляются рельсы сквозь заросли лиственницы, а за ними целый поселок: десятки заколоченных домов, деревянный клуб с провалившейся крышей, пожарная часть… Некому больше здесь жить, нечего охранять. Дальше на юг – пожираемая тайгой, похожая на покусанное яблоко колония. Перекрытия крыш вывороченными рыбьими ребрами торчат над бараками. Кое-где еще сохранились стекла. Над оврагами гниют мостки, огороженные ржавыми решетками. Тронешь железо – превратится в труху, как обратился в труху смысл бодрых, но лживых лозунгов, развешенных то тут, то там. За Трешками нет ничего. Ничего человеческого.
   Весной восемьдесят девятого года приснился Борису сон, будто кто-то в избу стучит посреди ночи. Он двери отпирает, а на пороге Паша. Шинель насквозь мокрая, лицо белее белой глины, а под глазами темные круги.
   – Где же ты был столько лет? – ахает Борис, впуская гостя в избу.
   Входит Паша. Походка у него странная, ноги не гнутся, и пахнет от него болотом, и тина с шинельки свисает. Но ведь это Пашка! Пашка вернулся!
   Борис кидается на кухню, режет хлеб, наливает в стопки водку. Гость, скрипя суставами, садится за стол. Берет ломтик ржаного. Нюхает.
   – Все это правда, – говорит он грудным булькающим голосом и смотрит на старика пронзительным взглядом. – Про Своржа и колокола.
   Он накрывает хлебом свою стопку и произносит тихо:
   – Ты, Борис Иваныч, меня найди. Там несложно. От старого моста на север. Сам все поймешь. Только ищи меня на Пасху. На Пасху болотным колоколам звонить запрещено. Никто тебя не тронет. Как найдешь, сам поймешь, что делать.
   Засим он встает и тяжело уходит к дверям.
   – Пашенька, подожди, я Арину разбужу! Она за тобой каждый день плачет, пусть хоть краем глаза на тебя посмотрит.
   Но гость уходит, не оборачиваясь, и Борис просыпается в холодном поту.
   На Пасху он берет у соседа мотоцикл с коляской и едет на юг, ничего не сказав Арине. Оставив транспорт в Пешнице, оттуда двинулся пешком. В одной руке лопата, в другой – багор. А в голове все байки, что он когда-либо слышал. Про желтолицего болотняника, пугающего грибников вздохами да всхлипами. Про кикимор, заманивающих путников в трясину криками о помощи. Про болотных криксов, запрыгивающих на спину и катающихся на человеке верхом до первых петухов. А еще про хитрых лесавок, уродливых шурале, злыдней и хмырей…
   А вокруг, куда ни глянь, топи, и черные столбы деревьев стекают с зеленых крон, и колышется ряска над смертельными ямами. Ягод – видимо-невидимо, и слышны голоса тетеревов, глухарей, пищух, неясытей. А потом нет голосов. Нет птиц. И хочется побежать назад, но Борис не сворачивает, на ощупь идет через тайгу.
   Сегодня Пасха. Сегодня нечисти на земле делать нечего.
   Пашу он нашел. Паша лежал на изумрудно-белом покрывале кислицы, почерневший, но не разложившийся за десять лет. Черная выдубленная кожа облегала высушенное лицо, перекрученные кисти торчали из рукавов шинели. А шинель мокрая насквозь, хотя дождей не было уже месяц. Значит, раньше он лежал в болоте, где кислород не мог разрушить ткани, где холод и сфагнум законсервировали его труп, обратили в торфяную мумию. И лишь недавно кто-то достал Пашу из болота, чтобы Борис предал его земле.
   Хоронили лейтенанта рыбаки из поселка. Никому в Ленинске не сказали. Там никого уже не осталось, кто помнил бы Овсянникова, а родных у Паши не было. Кроме Арины с Борисом. Не хватало, чтобы, узнав о мумифицированном трупе, в тайгу нагрянули ученые. Нет в тайге науки. Черная Церковь есть, а науки нет.

   – Простите нас, – говорит Лиза, пряча в рюкзак злосчастную газету. – И спасибо за угощение.
   – Вы нас простите, – смягчается Борис. – Мы здесь совсем от людей отвыкли. Сколько лет втроем кукуем.
   Гости собираются, благодарят за уху. Испортившаяся атмосфера вновь налаживается. Кузьмич достает из кармана горстку конфет «Холодок» и протягивает Лизе. Улыбается. И вдруг, впервые за весь вечер, начинает говорить:
   – Это еще что! Это разве невидаль! Вот была война, фашисты землю забирать пришли! Весь народ советский встал супротив. И звери встали, и птицы. И все существа встали. И домовые, и банники, и лесавки с водяными – все на войну пошли. Сталин отряд сформировал из нечистой силы, и она с фашистами сражалась – вот как было. Банники их камнями раскаленными били, лесавки в топь заманивали. Леший с пути сбивал и прямо на мины вел. Здесь это было, у нас. Не зря на гербе нашей Архангельской области святой Архистратиг Михаил, в лазоревом вооружении, с червленым пламенеющим мечом и с лазоревым щитом, украшенным золотым крестом, попирает черного лежащего дьявола. Низвергнут лукавый, фашисты низвергнуты. Лишь болота остались. Черт, когда мир создавался, похитил у Господа кусок земли, съел да выблевал. Вот и болота получились. А вы говорите, невидаль.
   Все смотрят на Кузьмича удивленно, а потом Лиза произносит своим красивым голосом:
   – Ну нам пора. А Церковь мы и сами найдем. Тайгу с ног на голову поставим, но найдем.
   И долго потом смотрят старики, как арендованная в Архангельске «Нива» поднимается по склону от рыбацких избушек, делает поворот и уносится в строну Пешницы.
   – Так тому и быть, – вздыхает Борис. – Вы Церковь найдете, я – вас найду.
   Арина крестится и заставляет Кузьмича перекреститься, но тот гудит, как паровоз, и машет птичьей лапкой вслед исчезающему автомобилю.
   Вот уже двадцать лет подряд ходит Борис на Пасху в тайгу. В этот день отдает болото по одной своей жертве, выкладывает ее аккуратно на покрывало кислицы, чтоб старик забрать мог. Раньше легче было, а нынче он совсем дряхлый стал. Порой до сумерек волочит труп по лесу. Все они под ольхой похоронены, недалеко от поселка. Пашка первый был. Сейчас там целое маленькое кладбище. Двадцать торфяных мумий.
   Борис, когда еще почта до них доходила, выписывал журнал «Дружба народов» и прочел в одном из номеров стихотворение Александра Блока:
Полюби эту вечность болот:
Никогда не иссякнет их мощь.
Этот злак, что сгорел, – не умрет.
Этот куст – без истления – тощ.

   Теперь, закапывая очередную мумию, он читает блоковское стихотворение вместо молитвы, и Кузьмич сопровождает чтение паровозными гудками сложенных в трубочку губ:
Одинокая участь светла.
Безначальная доля свята.
Это Вечность Сама снизошла
И навеки замкнула уста.

   Однажды он и Лизу похоронит: почерневшую, скорченную. Если до Пасхи сам не помрет.
   И мерещится ему болото, где под ряской, под трехметровым слоем утрамбованных трупов лосей, росомах, волков, лисиц, белок, бурундуков, стоит Черная Церковь. И горят в ее оконцах бледно-голубые огни – свечи покойников. И ждет она, что однажды опоздает старый Борис, не успеет до окончания Пасхи из леса уйти.
   И мощь ее никогда не иссякнет.

Дмитрий Тихонов
Беспросветные

   Воевода впереди вовремя проревел команду, и Ерш поднял щит прежде, чем посыпавшиеся сверху срезни успели добраться до него. Но стрелы падали сплошным железным дождем, и спустя всего несколько мгновений одна из них с влажным глухим стуком вонзилась в шею Буяна. Тот испуганно всхрапнул, вздрогнул всем телом, метнулся в сторону, едва не столкнувшись с конем мчавшегося рядом кмета, а затем просто и быстро рухнул на бок, придавив собой Ерша, не успевшего даже выпустить поводья. Дружинник прижался к вздрагивающей спине умирающего жеребца, закрылся щитом, истово надеясь, что скачущие следом не растопчут его. Вот и все.
   Затем наступило беспамятство, полное тошнотворной жары и неодолимых видений, душных, словно запахи здешних трав. Но когда он очнулся в полной темноте, то не смог вспомнить ничего, кроме рыданий.
   Ерш отбросил в сторону измятый, искромсанный щит, из которого все еще торчал обломок стрелы, и тут же услышал голоса. Чуть в стороне, там, откуда полз прохладный, но по-прежнему сухой ветер. Слов было не разобрать, однако он сразу понял, что это свои. В горле запершило, в сердце впился ледяными зубами страх. Страх, что не заметят, не помогут, уйдут, вновь оставят его наедине с проклятой, чужой ночью и сводящими с ума запахами. Ерш попытался вытащить онемевшую ногу из-под трупа Буяна, но сил хватило лишь на пару судорожных, беспомощных рывков.
   – Эй! – простонал он, отчаявшись. – Братцы!
   Звук собственного голоса напугал его еще больше.
   Сиплый и пронзительный, он встревожил окружающий мрак, наполнил его шевелением и шепотами. Словно там, в черноте, неведомые существа, молча наблюдавшие за ним, теперь испуганно расползались в стороны. Что-то прошуршало возле самой головы. Ерш встрепенулся, приподнялся на локтях – движение отозвалось острой болью в бедре – но, разумеется, не смог ничего разглядеть.
   – Где? – раздалось совсем рядом.
   – Здесь, – ответил кто-то еще. – Не причудилось же мне. Эй, отзовись!
   – Я тут…
   Две темные фигуры нависли над ним.
   – И правда тут. Вышат, запали-ка огня.
   – А…
   – Запали, сказал.
   Чиркнуло по кремню кресало, брызнули искры, вспыхнул трут – и спустя всего несколько мгновений пламя вцепилось в просмоленный факел. Ерш зажмурился.
   – Знатно тебя придавило, – пробормотал один из спасителей у него над ухом. – Сам не вылезешь.
   – Не вылезу.
   Он открыл слезящиеся глаза, всмотрелся в нависшие над ним лица. Одно – совсем еще молодое, безусое, изуродованное изрядным синяком во всю левую скулу. Второе – куда старше, с кустистыми бровями и жиденькой седеющей бородкой, покрытое сеткой давних шрамов. Широкая улыбка обнажала редкие кривые зубы.
   – Я – Головня, а этот вот малец – Вышата. Тебя как звать?
   – Ершом кличут.
   – Ну и славно. Не боись, рыбонька, сейчас подсобим.
   Головня коротко хихикнул собственной нехитрой шутке и, осмотрев Буяна, достал кривой нож:
   – Ступня твоя наверняка в стремени застряла. Подпругу перерезать надо, а потом уж мы тебя вместе с седлом вытащим.
   Так и сделали. Пока Вышата, кряхтя от натуги, тянул Ерша из-под мертвого коня, в ноге шевельнулась боль, царапнула длинным когтем от ступни до колена, на мгновение замерла, словно испугавшись чего-то, а затем впилась сотней остро заточенных клыков, пережевывая каждую мышцу, каждую косточку. Дружинник застонал, стиснув зубы.
   – Кажись, не поломал, – сказал Головня, осторожно ощупывая освобожденную ногу. – Повезло. Даст Бог, оклемаешься.
   Он выпрямился во весь свой немалый рост, взял у Вышаты факел, осмотрелся.
   – Да, здесь почище будет. Пожалуй, надо сюда Ставра приволочь.
   Ерш понемногу приходил в себя, боль привела его в чувство. Имя отозвалось эхом в еще пустом сознании.
   – Ставра? – спросил он. – Здорового такого?
   Вышата кивнул:
   – Да. Детина могучий. Правда, поранили его напрочь…
   – Не болтай, – одернул парня старший. – Поранить поранили, да только жив он пока. Крови много потерял, но помирать рано ему еще.
   – Я же… я же… – Слова гуляли в голове Ерша бессмысленной круговертью, никак не желали ложиться на язык. – Я же знаю его.
   – И хорошо, – усмехнулся Головня. – Будет с кем языки почесать. Вот что, вы сидите здесь, а я за Ставром схожу. Факел не гасите.
   – Но… – встрепенулся Вышата.
   – Не гасите, сказал! Или ты хочешь, чтобы мы с ним до утра по побоищу блуждали, пока вас не найдем?! Тот-то! Сидите спокойно. Нехристи давно празднуют, им не до нас нынче.
   Головня высморкался и, шагнув прочь из круга света, сразу исчез в темноте. Слышны были его удаляющиеся шаги, затем раздался зычный, никак не годящийся тощему телу голос:
   – Ста-а-авр! Ста-а-аврушка! Отзовись, браток!
   Тишина. С немалым трудом Ерш сел прямо, повел затекшими плечами, прислушался к отзвукам боли, потянувшимся вдоль всей спины вниз, к правому бедру. Значит, Ставр жив. Уцелел и в полон не попал. Можно, выходит, еще надеяться, что женится дружинник на его сестре, когда вернется домой. Когда они оба вернутся.
   – Что, одолели нас? – спросил Ерш Вышату, хотя и сам знал ответ. Но молчание в этой оглушительной темноте слишком сильно отдавало беспамятством. А туда он не собирался возвращаться.
   – Одолели, – вздохнул парень, присев рядом. – Со всех сторон наскочили. Поначалу просто стреляли, как галок, грудь в грудь не сходились. Потом порубили тех, кто камни преодолел, загнали обратно. Сами внутрь не сунулись, а когда темнеть начало, и вовсе ускакали прочь.
   – Прочь? – Ерш не первый раз воевал против степняков, их боевые обычаи были ему хорошо знакомы. Пострелять издалека, до последнего избегая прямого столкновения, – обычное дело, но чтобы добычу бросить… такого на его памяти не случалось. – Не пограбили?
   – Только тех, кого после камней свалили. Они сами за камни, на нашу сторону, не заступали. Я слыхал, кричали что-то по-своему. То ли «чатгор», то ли «чаткар» какой. Ставр – тот по-ихнему разумеет немного – говорит, камни эти у степняков вроде как святые. Они бесов удерживают.
   – Бесов? – Ерш смутно припоминал, как незадолго до нападения отряд и в самом деле пересек черту из странных черных камней. Невысоких, остроконечных, замшелых, расположенных на расстоянии в пару десятков шагов друг от друга. Никто и внимания не обратил. – Выходит, мы вроде как на проклятое место угодили?
   – Выходит, – кивнул Вышата. – Но только я нечистой силы не боюсь. На нас же крест, нам бесы не страшны.
   – Далеко от дома забрались. Может, Христос сюда и не заглянет.
   – Да ты-то откуда знаешь?!
   – Не бери в голову. Сбрехнул попусту.
   – То-то и оно. Сильно, видать, приложился, раз в Христе сомневаться удумал.
   Ерш вспомнил Его лик, строгий и воинственный, безжалостные глаза, смотрящие со стягов. Нет, такой Бог своих не сдаст и не оставит. Хотя и жалеть тоже не станет никого.
   – Еще уцелел кто? – спросил он.
   – Едва ли. Поначалу, само собой, много было. Но степняки ведь до самой темноты вокруг кружили, высматривали раненых, добивали. Прямо из луков – чуть кто пошевелится, они на него стрел не жалели. Другие, кому потяжелее было, попросту жары не вынесли. А нас, выходит, Господь прикрыл.
   – Чудно, – покачал головой Ерш. – Никогда о таком не слыхал. Говоришь, они издалека, из-за камней тех, по раненым стреляли?
   – Да. Эх и метко бьют! Я потому и не хотел огня зажигать. Уж больно боязно: мы с этими факелами для них что твой щит на стрельбище. А Головня говорит, они до утра не вернутся.
   – Знать, и вправду остерегаются этого места. Угораздило же…
   – А не угораздило, так валялся бы ты сейчас с перерезанной глоткой или плелся бы с арканом на плечах… стой! Глянь-ка! Вертается…
   Головня медленно шел к ним, подняв зажженный факел. Дрожащее пламя освещало землю вокруг него: вытоптанную траву и черные глыбы мертвых тел. Старый дружинник был один.
   – Где Ставр? – спросил Ерш, опередив Вышату. – Неужто помер?
   – Пропал, – пробормотал задумчиво Головня. – Нет его.
   – Как так? Может, ты в темноте заплутал, не там искал?
   – Да ну! Конь его на месте, шелом на месте, даже меч лежит. Самого нет.
   Ерш медленно поднялся, осторожно перенес вес на пострадавшую ногу. Боль, уже ожидаемая и привычная, всплеснула от икры до бедра, но ее можно было терпеть.
   – Как его ранили?
   – Смотри-ка, – широко улыбаясь, протянул Головня, – оклемался.
   – Отвечай, как его ранили?
   – Известно как, – помрачнел бородач. – Стрела в грудь справа, стрела сквозь правое плечо, стрела в пояснице. Ничего хорошего.
   – С такими ранами не ходят, – жестко сказал Ерш. – С такими ранами лежат и вспоминают грехи, в которых придется отчет давать.
   – Да разве ж я спорю! – огрызнулся Головня. – Но только нет его. Уполз твой Ставр.
   – Надо искать.
   – Верно, надо бы. А уцелеть тоже надо бы, а?
   – Ты это к чему?
   – Так просто, обмолвился. Вышата, как думаешь, далеко до рассвета?
   Парень поднял лицо к абсолютно черному небу, почесал загривок:
   – Немало еще.
   Головня вздохнул, заглянул Ершу в глаза:
   – Нечего нам тут делать больше. Бежать надо, уходить по следам своим же обратно. Утром прикончат нас, видит Бог. Мы и так помогли, кому сумели.
   – Он сестры моей суженый. Не брошу я его, – сказал Ерш. – Вы, так и быть, ступайте, оставьте мне только огонь.
   Головня снова вздохнул, опустил взгляд.
   – Ладно, – сказал он наконец. – Пойдем. Без нас проплутаешь как раз до восхода.
   Вышата гневно фыркнул, словно рассерженный конь, но промолчал. Они двинулись в глубь поля битвы: впереди шагал Головня с факелом, за ним, время от времени стискивая зубы от боли и опираясь на свое копье, ковылял Ерш, а Вышата, тоже с факелом, замыкал. Света хватало, чтобы разглядеть хаос, застывший вокруг. Бесформенными грудами громоздились трупы – лошади и люди, растянутые в смертных оскалах рты, изломанные под нелепыми углами конечности. Окоченевшие пальцы все еще сжимали рукояти мечей и древки палиц. Бледные, покрытые засохшей кровью лица выплывали из темноты, гримасничали в резких, желтых отсветах пламени и вновь скрывались во мраке. Тишина ползла по мертвецам, ласкала их холодную кожу своими холодными пальцами, нашептывала в их восковые уши свои восковые тайны.
   – Птицы, – сказал вдруг Ерш, неожиданно даже для себя самого. – Где птицы?
   – Нет, – не оборачиваясь, ответил Головня. – Я давно уже заметил. Ни одного стервятника.
   – Не может быть.
   – Здесь все…
   – Ша! – воскликнул позади Вышата. – Стойте!
   Голос его, резкий и испуганный, едва не сорвался на визг.
   – Что такое? – встрепенулся Головня, выхватил меч, подскочил к парню.
   – Видал я кого-то, – ответил тот, напряженно вглядываясь в темноту. – Вон там.
   – Ставра?
   – Нет, не похоже на него. Вроде ростом чутка пониже… хотя – кто знает.
   – Сейчас посмотрим, – выставив перед собой факел и меч, Головня направился в ту сторону, куда указывал отрок. Ерш потащился за ним, а сам Вышата, настороженно озираясь, остался на прежнем месте.
   – Ста-а-авр! – гудел Головня, беспрерывно поворачиваясь из стороны в сторону, освещая все новые и новые трупы. – Это ты, милок?!
   Степь затаила дыхание и не торопилась с ответом. Она неохотно приоткрывала завесу мрака над тем, что считала законной добычей, показывала настырным людишкам свои новые сокровища: изувеченные, искореженные, затоптанные тела, окровавленные доспехи, проломленные черепа. Степь знала, что поглотит все эти жизни, расплескавшиеся по ее сухой груди, выпьет до дна, прорастет сквозь них. Она не сомневалась в своем неминуемом торжестве над уцелевшей троицей и знала: здесь нет того, что они ищут.
   – Ежели он сразу не отозвался, зачем глотку драть? – пробормотал Ерш, морщась после очередного неудачного шага. – Причудилось парню.
   – Наверное, – неохотно согласился Головня. – Правда, я тоже кого-то заметил.
   – Здесь?
   – Нет, впереди. Показалось, будто стоит там…
   Вышата завизжал. Истошно, пронзительно, тонко – сама темнота всколыхнулась от столь громкого крика. Ерш начал оборачиваться, но от резкого движения полоснула по ноге боль, да такая, что он зажмурился. А когда открыл глаза, факел Вышаты уже погас, ночь проглотила его вместе с хозяином и воплем. Ерш шагнул было в том направлении, но Головня, который успел повернуться быстрее и увидеть больше, мертвой хваткой вцепился ему в плечо.
   – Бежим! – простонал он. – Бежим, друже!
   Что-то лязгнуло во мраке впереди, там, где только что стоял отрок. Что-то раздирало там металл. Что-то рвало кольчужку, пытаясь добраться до теплой, еще трепещущей плоти.
   Головня развернулся и помчался прочь. Спустя мгновение за ним последовал и Ерш. Бедро отзывалось на каждый шаг мучительными спазмами, он страшно хромал и стремительно отставал от товарища. Тот мчался вперед со всей возможной быстротой, ловко лавируя между мертвецами, подняв факел высоко над головой.
   – Обожди, – хрипел Ерш, прекрасно понимая, что никто не слышит его. – Ради Христа…
   Небо, непроницаемое и безучастное, вдруг обратило внимание на его мольбы – или ради злого развлечения решило подыграть обреченным жертвам. Так или иначе, но спустя всего несколько ударов сердца Головня споткнулся и рухнул лицом вниз среди трупов. Факел откатился в сторону, чудом не погаснув. Огонь с шипением отпрянул от еще сырой земли, вывороченной здесь ударами могучих копыт.
   Ерш добрался до факела, схватил его, помог подняться беспрерывно бормочущему что-то Головне. Лицо и руки того были перепачканы черной кровью – он упал на лошадь с распоротым брюхом. Внутренности ее, блестящие в тусклых отсветах пламени, оказались разбросаны вокруг.
   – Кто это сделал? – прошептал Ерш. – Волки?
   – Волки? – ощерился Головня. – Волки?! Нет, рыбонька моя, волков здесь нет. Как и птиц. Как и степняков. Скоро и нас с тобой не будет.
   – Ты видал?
   – Видал. Ох, Господи, видал. Чур меня, чур! Бежим…
   Последнее слово он произнес уже на ходу. Ерш едва поспевал за ним, но теперь факел был у него, и Головне волей-неволей приходилось сдерживать скорость.
   – Прав был Ставр твой, – сказал он, перемахнув через очередной ворох мертвых тел. – Нечисть тут оголодала.
   Ерш ничего не ответил, только скрипнул зубами, не позволяя боли выбить из него крик.
   Ночь нехотя расступалась перед ними, обнажая усеянную трупами землю. Шаг за шагом, через кочки и смятый ковыль, через навеки потерянные хозяевами булавы и брошенные котомки с припасами, мимо тут и там торчащих стрел с черным оперением. Языки пламени отражались в еще утром до блеска начищенных шлемах, в зерцалах и оковке щитов. Не было конца мертвецам, и страшное подозрение закралось в грудь Ершу, но озвучить его он не решался, боясь накликать беду.
   До тех пор пока оба они не застыли, тяжело, измученно дыша, над слишком хорошо знакомой лошадью с разорванным брюхом и выпущенными внутренностями.
   – Мы кругами ходим, – выдал Ерш очевидную уже истину. – То-то я думаю, слишком много покойников на пути.
   Головня посмотрел на него пустыми глазами, обернулся лицом к окружающей темноте и, протяжно всхлипнув, заверещал гнусавым, старушечьим голосом:
   – Хер! Хер вам, диаволы, а не моя душа! – Тощие кулаки грозили молчаливой пустоте. – Не достанусь я вам! Не возьмете!
   – Тише, друже, – попросил Ерш, растерявшись. – Не буди лихо…
   Но Головня уже не мог остановиться:
   – Вы – срань! Погань проклятая! А у меня вот… – Длинные тонкие пальцы вытащили из-за пазухи простой деревянный крест на кожаном ремешке. – У меня Господь с собой! Не по зубам мой Господь вам, ироды! Не по зубам!
   Головня замолчал и повернулся к Ершу. Он улыбался, хотя губы дрожали.
   – Брательник мой однажды в бору заплутал. Лешак водил кругами, как нас. Так он, не будь дурак, взял да душегрейку навыворот надел. Лешак и отпустил его, не узнавши. Может, нам попробовать, а? Кольчуги скинем, стегачи вывернем, а?
   Ерш покачал головой:
   – А не лучше ли…
   – Тихо! – Головня прижал пальцы с зажатым в них крестом к губам. Глаза его, расширившись от ужаса, уставились на что-то позади собеседника.
   Ерш тут же обернулся, ткнул факелом во мрак, но не заметил ничего особенного. Погибшие люди, разбросанные по серой степи. Где-то тут, неподалеку, ночь сожрала Вышату.
   – Видал? – просипел рядом Головня. – Там, внизу?
   – Где?
   – Под покойниками. Они крадутся под покойниками. Вот те и шевелятся. Но меня не провести, нет. У меня глаз зоркий.
   Он занес над головой меч и сделал несколько осторожных шагов вперед, будто охотник, подбирающийся к ничего не подозревающему зверю. Ерш нехотя двинулся следом, опасаясь потерять обезумевшего соратника из виду. Головня остановился над ближайшим трупом, нагнулся и принялся оттаскивать его в сторону.
   На примятой траве под телом не было ничего, кроме багровых пятен.
   – Выскользнул, гнида, – прошипел Головня. – Погоди, я до тебя доберусь.
   Он выпрямился, отбросил волосы со лба и посмотрел на Ерша укоризненно, с почти детской обидой:
   – Подсобил бы. Одному мне не управиться.
   Ерш открыл рот, чтобы ответить, но не успел. Сквозь стену темноты за спиной Головни проступили еще более темные силуэты. Сверкнули в свете факела молочно-белые пальцы и желтые костяные когти, впились в локти, плечи, шею, волосы старого воина. Десятки, многие десятки рук. Громко хрустнуло что-то в его тощем теле, хлынула из располосованной глотки, не пропустившей ни звука, кровь, а затем дружинник, наверняка так и не сумевший понять, что случилось, канул во мрак. Все произошло невероятно, невообразимо быстро – Головня уже пропал из виду, когда капли крови из страшной раны на горле только коснулись травы.
   Ерш взвыл и, размахнувшись что было сил, метнул факел туда, где всего мгновение назад стоял его спутник. Но свет встрепенувшегося пламени не вырвал из пустоты ни Головни, ни его похитителей. Лишь все те же бесконечные нагромождения мертвецов, у каждого из которых за пазухой наверняка таился крест. Факел ткнулся в одного из них, скатился на землю и потух.
   Выругавшись, Ерш побежал прочь сквозь непроглядную черноту. Он не выбирал дороги и не раздумывал над ней, просто мчался во всю возможную прыть, стремясь оказаться как можно дальше от дышащего в спину кошмара. Благо что бедро почти перестало болеть.
   Он спотыкался об убитых, падал, вскрикивая и уже не пытаясь утаить крик, упирался ладонями в ледяные лица и распахнутые рты, поднимался и снова бежал, наступая на животы и запястья. Но не мог скрыться от едва слышных звуков позади. Влажных. Жадных.
   А потом что-то ткнулось в левую ступню, пробив ее насквозь. Ерш по инерции сделал еще несколько шагов и растянулся на траве, став одним целым с этим бескрайним полем боя. Перевернулся на спину, опустил веки, оцепенел. Неожиданно и легко пришло странное, отрешенное спокойствие. Едва тлевшая надежда, наконец, потухла, а вместе с ней остыл и страх.
   Он лежал на спине, зажмурившись, прислушиваясь к пульсирующей боли и собственному тяжелому дыханию. Он думал о Ставре, высоком статном весельчаке, пронзенном тремя стрелами, и своей сестре, чьих рук им обоим больше не доведется целовать. О кочевниках, из жалости добивавших раненых, обреченных врагов на проклятой земле. Думал о том, что, когда раскаленное солнце все же поднимется над степью, за ним будет следить, впервые не мигая и не щурясь, множество широко открытых глаз. Думал о других глазах, смотревших со стягов прямо в душу, и их обладателе, недосягаемом и непознаваемом в своем грозном величии. О его жестокой воле, оставившей крохотного человечка один на один с безнадежностью ради спасения души. Думал об иных богах, забытых и преданных, терзаемых жестоким голодом, но не способных обрести блаженства небытия. Днем, пока Ерш был без сознания, они говорили с ним в видениях шелестящими, словно степной ветер, голосами, а потом пришли наяву. Бледные рабы черных камней, чье истинное назначение давным-давно стерлось из людской памяти. Отзвук иного, исчезнувшего, мира. Эхо отзвучавшей песни.
   Заточенные кости, выступавшие из обглоданных пальцев и служившие им когтями, коснулись его шеи. Почти нежно.
   Ночь замерла.

Дмитрий Лазарев
День, когда цветет папоротник

   Покореженный синий знак «Скобянино, 3 км» на повороте оставался единственным указателем с тех пор, как автомобиль затрясло по проселочной дороге, а теперь еще и это – проселок разветвлялся в две стороны, однако на экране новенького навигатора ничего подобного не наблюдалось. Судя по карте, им надлежало двигаться прямо и прямо до тех пор, пока они не упрутся в деревушку, примостившуюся на излучине реки. И никаких поворотов.
   – Молодец, – язвительно проговорила Алена, – теперь мы заблудились. Отлично, просто отлично.
   Стас промолчал. В дороге Алена вела себя отвратительно, как и всю предыдущую неделю, с тех самых пор, как он сообщил, что решил вместо обещанной поездки в Таиланд обменять свою старую развалюху на внедорожник. Стоимость путевки как раз покрывала разницу в цене. Отдохнуть можно и в деревне, а вот шанса найти подобный джип за такую выгодную цену могло больше не представиться.
   – Ничего не понимаю, – сказал он.
   Алена рассмеялась слишком громко и фальшиво.
   – Почему я не удивлена?
   Раньше он добирался в Скобянино на электричке – старая «восьмерка» была неспособна справиться с местными дорогами, но мощный двигатель «тойоты» вкупе с широкими протекторами должен был победить любые ухабы, а навигатор, связанный со спутником, – проложить любой маршрут. Но внезапно надежная японская техника подвела.
   – Поедем направо, – решил Стас.
   Речка пересекала железнодорожные пути, которые они проехали полчаса назад, а значит, и деревушка должна была находиться в той же стороне.
   – Давай, Сусанин, веди нас, – траурным голосом сказала Алена. – Заедем туда, откуда даже это ржавое ведро нас не вытащит.
   – Может, сама тогда решишь? – Он повысил голос.
   – Конечно, какой у нас Стас добрый! Всегда дает мне решать, когда нужно нести ответственность!
   – Заткнись, – угрожающе проговорил он, переключая скорость.
   – Не ори на меня! – взвилась она.
   Стас впился пальцами в руль, борясь с желанием влепить ей пощечину. Черт бы побрал ее, эту жару, чудящий навигатор и всю эту гребаную поездку… Он свернул направо, и джип бодро запрыгал на ухабах, вздымая в воздух потревоженную цветочную пыльцу.
   Мальчишкой Стас часто проводил в Скобянино все лето. Чистый воздух, речка, лес прельщали его не меньше, чем прочих детей его поколения, еще не испорченного компьютером. Теперь он впервые вез в деревню свою девушку – о чем пожалел уже через полчаса после выезда.
   Алена смотрела в окно, скрестив руки на груди, и Стас, мельком глянув на нее, заметил, что ее губы мелко дрожат. О, боже, только не это…
   Едва начав плакать, она становилась совершенно неадекватной.
   Он включил магнитолу, разбавляя напряженную тишину.
   – Выключи, – мгновенно среагировала Алена.
   – Чтобы слушать твое похоронное молчание?
   – У меня голова болит! – крикнула она зло. – Тебе плевать, ты только о себе и способен думать! Зачем я с тобой поехала…
   Она заплакала. Стас выдернул панельку магнитолы и зашвырнул ее в бардачок. Из-за поворота появилась еще одна развилка.
   Он смотрел на экран навигатора. Их автомобиль по-прежнему соединяла с пунктом назначения единственная жирная зеленая линия.
   – Какого хрена…
   – Поезжай, чего спрашиваешь, – всхлипывая, проговорила Алена. – Ты же самый умный. Какая разница, что мы проехали уже пять километров, хотя на указателе стояла отметка «три».
   – Направо, – решил Стас, отчасти оттого, что не хотел признавать ее правоту. Ему только сейчас вспомнилось это «Скобянино, 3 км», хотя, судя по одометру, они проехали уже не меньше пяти. В любом случае, кроме Скобянино, деревень в округе больше не было, а значит, любая дорога должна была вывести туда.
   В конце концов ей там понравится, решил Стас. Она еще спасибо скажет. Чистый воздух никому никогда не вредил, как и домашняя еда, а загореть на речке можно не хуже, чем на заграничных пляжах, – никто потом и не отличит.
   Что-то показалось впереди. Над дорогой возвышалась словно бы темная буква «П». Подъехав ближе, они увидели сложенные из старых бревен ворота, увенчанные огромным засохшим цветком, напоминающим соцветие подсолнуха.
   – Мило, – сказала Алена, когда они проезжали в ворота. Меж деревьев показались первые дома – низкие, словно вдавленные в землю. Никаких заборов, покосившиеся ставни висели как попало и кое-где вообще отвалились, гнилые сараи опасно кренились, опираясь друг на друга. Плотная, почти осязаемая тишина стояла в воздухе, нарушаемая лишь шумом мотора. Место выглядело заброшенным.
   Стас остановил машину и заглушил двигатель.
   – Приехали? – Алена брезгливо глянула на ближайший дом – почерневшую гнилую хибару с заколоченными ставнями.
   – Нет. Это не Скобянино, – Стас снова глянул на навигатор.
   – Слава богу, – язвительно сказала она, вытирая глаза. – Я уж думала, нам придется в этой дыре…
   Стас все смотрел на экранчик. Теперь там было изображено кольцо – дорога нигде не начиналась и нигде не заканчивалась.
   – Надо найти местных и узнать дорогу, – услышал он собственный голос.
   – Пойди, спроси, – Алена повела рукой в сторону домов. – Стас, тут никого нет! Сам послушай!
   Она была права. Через опущенные боковые окна джипа не долетало никаких звуков – ни лая собак, ни коровьего мычания, ни отдаленных человеческих голосов. Ни струйки дыма не поднималось над деревней.
   Отстегнув ремень безопасности, Стас открыл дверь:
   – Я пройдусь по улице и посмотрю. Мне осточертело сидеть.
   – Сам виноват! – крикнула она ему вслед. – Осел упрямый.
   Какого черта он вообще с ней связался? Симпатичная мордашка, стройные ножки – но боже ж ты мой… это нытье просто бесило его.
   Колея порядком заросла, местами превращаясь из дороги в тропинку. Под ногами чавкала грязь, мгновенно перепачкавшая его белые кроссовки. Остро пахло гниющим деревом и свежей травой.
   Первые два дома оказались намертво заколочены. Стас удивленно рассматривал тонкие деревянные заклепки, держащие доски вместо гвоздей, и неуклюжие навесные шарниры из черного дерева.
   Что-то скрипнуло слева – едва слышно, но он замер, затаив дыхание, даже не осознавая до конца, чего так испугался.
   На крыльце соседнего дома сидел дед, пристально глядя на Стаса глубоко посаженными темными глазами. В своей серой одежде он почти сливался со стеной – неудивительно, что Стас не сразу его увидел.
   – Добрый день!
   Стас двинулся к нему, обходя заросли крапивы. Старик сидел неподвижно – копна седых волос разметалась по узким плечам, рот прятался в густой бороде, глаза смотрели въедливо и настороженно.
   – Вы не подскажете, как проехать до Скобянино?
   Дед с полминуты рассматривал Стаса и, когда тот уже решил, что старик глух, медленно покачал головой. Сзади хлопнула дверь «тойоты» – Алена направилась к ним, оставив автомобиль.
   – Мы заблудились! Кто-нибудь здесь сможет подсказать нам дорогу? – громко спросил Стас. – Где все люди?
   – На празднике усе, – проскрипел дед. Голос у него был надтреснутый, как сухая палка, словно старик много лет не открывал рот.
   Подошла Алена, неодобрительно глядя на аборигена.
   – На каком празднике? – не понял Стас.
   Старик медленно поднялся, закряхтел, выпрямив спину, и отвернулся от них. Стас и Алена переглянулись.
   – Подождите, где праздник-то? – спросил Стас.
   Дед отворил просевшую дверь и махнул рукой:
   – Ходи.
   – Что?
   – Ходи, – повернувшись, старик скрылся в дверях.
   – Я за ним не пойду, – решительно сказала Алена. – Может, нам просто вернуться и…
   Но Стас уже шагнул следом. В темных сенях пахло сыростью и засушенными травами. Несколько веников висели под потолком, опутанные паутиной, а вдоль стены тянулась скамейка, наполовину вросшая в земляной пол. Не разуваясь, дед прошел в следующую дверь, и Стас последовал за ним.
   Внутри царил полумрак; в дальнем углу серела грубо сложенная печь, а прямо напротив входа застыл деревянный истукан, вырезанный из большого полена. Огромные плошки-глаза неотрывно таращились на остановившегося в дверях Стаса.
   Старик прошаркал мимо перекошенного стола, по которому ползали мухи, остановился у дальней стены и снова махнул рукой. Стас шагнул вперед, но вдруг что-то с силой сжало его запястье; вскрикнув, он отшатнулся в сторону, врезавшись в деревянного истукана.
   В нише возле стола обнаружилась старуха – такая древняя, что казалась похожей на живую мумию. Костлявая рука, вся в пигментных пятнах, медленно возвращалась на колени, совершенно черные глаза сверлили Стаса из-под редких седых бровей.
   – Ты чего, бабка?!
   Он перевел дух. Ушибленное плечо саднило, истукан медленно покачивался из стороны в сторону со стуком, похожим на сухие смешки. Что-то в этой комнате казалось Стасу неправильным, не таким, как в привычных ему деревенских домах…
   – Ходи!
   Старик ждал его возле широкого куска бересты, приколоченного к стене все теми же деревянными гвоздями. Когда Стас подошел, хозяин дома, привлекая его внимание, провел грязным длинным ногтем по рисунку на бересте.
   Чья-то искусная рука обрамила картину замысловатой вязью, состоящей из цветов и побегов растений. В рамке неизвестный мастер изобразил лес, над которым в зените зависло солнце, заливая все вокруг своими лучами. Среди деревьев плясали люди – все в пышных костюмах и венках из цветов; некоторые из них, тонкие, словно невесомые, парили над землей, возвышаясь над остальными. А еще – у солнца было лицо. Суровые, злые глаза рассматривали суетящихся внизу существ, рот щерился в нехорошей ухмылке.
   – Купайло, ходи, – сказал старик. – Усе. И ты ходи. Он поскреб ногтем картину.
   – Что всё? – воскликнул Стас. Дед притащил его сюда показать это? Черт бы побрал этих стариков…
   – Ходи, – повторил абориген.
   Снаружи донесся обеспокоенный Аленин голос, окликнувший Стаса по имени. Развернувшись, парень широкими шагами двинулся к дверям, бормоча ругательства. Истукан проводил его тяжелым взглядом.
   – Ну вы что там, уснули? – капризно спросила Алена.
   Стас обошел ее, направляясь к машине.
   – Нужно найти кого-нибудь соображающего. Здесь живут люди.
   – Конечно нужно, раз уж ты сам ничего сообразить не можешь, – мгновенно нашлась она. Стас проигнорировал ее слова.
   – Поедем дальше. Старик сказал, все на празднике, – не думаю, что это далеко.
   – Господи, да он просто выжил из ума! – воскликнула Алена. – Ну какой праздник двадцать первого июня? День летнего солнцестояния, что ли? Это же смешно…
   Стас вздрогнул, вспомнив солнечный лик на берестяной картине. Может быть, всему виной его воображение, но за ухмылкой угадывались зубы – острые и длинные, как ножи. Неожиданно он понял, что показалось ему странным в деревенском доме.
   – Нет икон.
   В каждом деревенском доме, где ему доводилось бывать прежде, один из углов комнаты был отдан под киот с образами. Здесь же не было ничего похожего.
   – Что? – не поняла Алена.
   – Должно быть, это какие-нибудь родноверы, или как их там называют, – сказал Стас. – У них в доме не было икон. Фиг знает какие там у них праздники…
   Она смерила его долгим взглядом:
   – Знаешь, иногда ты меня просто бесишь.
   Он молча сел в машину и завел двигатель. Алена вскарабкалась на соседнее сиденье – голые ноги по колено перемазаны в травяном соку, в подошвы кроссовок набилась грязь.
   – Мне здесь не нравится, – заявила она. – Поехали назад…
   – Куда? Навигатор не работает, – он положил руку на ручник. – Лучше узнать дорогу здесь.
   – Вернемся на трассу и поедем в город. Все равно отдых уже испорчен.
   Он возвел глаза к небу, призывая на помощь все свое терпение.
   – Так. Мы уже проехали семьдесят километров, и я не собираюсь поворачивать из-за бабских капризов. Я хочу отдохнуть на свежем воздухе, и тебе это тоже будет полезно.
   – Черт бы тебя побрал с твоим свежим воздухом! – крикнула она. – Ты разве не видишь? Здесь… странно.
   Он нажал на газ, и джип медленно пополз вперед, сминая тонкие стебельки.
   – Мы повернем назад, как только узнаем дорогу. Я все сказал.
   Алена отвернулась. Наверняка снова плачет, понял Стас, почувствовав некоторое удовлетворение. Она сама виновата, вон сколько ему нервов вымотала…
   Они проехали несколько домов – старых, словно готовых развалиться от малейшего толчка. Заборов жители деревни по-прежнему не признавали – если в этой части деревни действительно кто-то жил, кроме стариков на въезде. Постепенно домов становилось больше, они вырастали то тут, то там, среди них попадались и довольно крепкие, и ушедшие в землю едва ли не по самую крышу.
   Двигатель натужно загудел – дорога пошла в гору. Колеса судорожно вращались, ища сцепление с дорогой, и джип карабкался вверх, как краб.
   – Ты видел недостаточно? – тихо спросила Алена. – Тебе мало? Здесь только этот полоумный старик, больше никого.
   – Там еще бабка, но одни они бы тут не выжили, – сказал Стас. – Наверняка в деревне есть кто-нибудь еще. Сейчас мы заберемся на эту горку, и все станет ясно.
   – Ты даже не знаешь дорогу. Мы застрянем где-нибудь или перевернемся – то-то веселье будет!
   Он смолчал, вдавив педаль газа. Гребень холма маячил теперь совсем близко.
   – Послушай меня хоть раз! – крикнула Алена, хватая его за руку. – Мне страшно!
   – Отцепись!
   Джип вынырнул из подъема; на секунду солнце ослепило Стаса. А потом их подкинуло вверх, и с протяжным скрипом, отдавшимся у Стаса в позвоночнике, «тойота» села на брюхо, нырнув правыми колесами в глубокую канаву.
   – Накаркала, дрянь! – крикнул Стас, отталкивая застывшую девушку. Переключившись на заднюю передачу, он вдавил педаль газа в пол. Двигатель взревел, и колеса, вгрызаясь в податливую почву, выпустили фонтан земли и камней.
   – А я говорила! Говорила! – истерично крикнула Алена, хватая его за руку. – Кретин! Ненавижу тебя!
   – Заткни пасть!
   Он распахнул дверь и обошел джип спереди. Машина застряла плотно: край канавы обвалился, усадив «тойоту» прямо на днище.
   – Твою мать!
   Стас раздосадованно саданул по капоту. Алена сидела на переднем сиденье, размазывая слезы по лицу. Это все она виновата, подумал он. Подзуживала его, дрянь, всю дорогу. Когда выберемся отсюда, брошу ее, решил Стас.
   Однако нужно было вытаскивать джип.
   Он вернулся к Алене:
   – Пошли, нужно найти трактор.
   – Я никуда не пойду, – прохныкала она.
   – Ну и отлично! Тогда сиди здесь, я сам все сделаю, – хлопнув дверью, Стас резко развернулся и пошел прочь.

   Алена сидела в машине, подтянув ноги к груди и дрожа от негодования. Мало того что вместо нормального отдыха ей пришлось ехать в лесную глушь, так еще и ее паренек, как всегда, показал свой дрянной характер. Вернемся в город – уйду от него, решила она.
   И как можно быть таким эгоистом? Она-то рассчитывала понежиться под горячим южным солнышком, но для него важней оказалась какая-то машина…
   Становилось душно. Лобовое стекло фокусировало солнечные лучи не хуже выпуклой линзы, и передняя панель очень скоро превратилась в раскаленную батарею. Алена потянулась включить кондиционер и обнаружила, что Стас забрал с собой ключи. Какого, а? Этот урод только о себе и может думать…
   Промаявшись некоторое время, она не выдержала и выбралась наружу. Злое солнце немедленно обрушилось на девушку с небес. Поморщившись, Алена продралась через колючий шиповник к ближайшим деревьям – туда, где густые кроны давали хоть какую-то тень. Обнаружив выпирающий древесный корень, она уселась на него и вытянула ноги, прислонившись к теплой коре. Оставленная машина блестела на солнце, пуская солнечных зайчиков по высокой траве.
   – Алеееееена!
   С тупым удивлением она поняла, что задремала. Блик, отраженный автомобильным стеклом, успел переместиться к самым ее ногам, когда она неожиданно проснулась. Кто-то звал ее по имени.
   Алена вскочила, пытаясь определись, откуда доносится крик.
   – Я здесь! Стас?
   Тишина. Может быть, ей все только приснилось?
   – Алееееееена!
   Теперь она увидела: далеко в лесу, между стволов деревьев промелькнула белая футболка. Сделав пару шагов непослушными затекшими ногами, она крикнула:
   – Стас, я здесь! Иди сюда!
   Парень обернулся. Лица Алена не разглядела, но поняла, что он увидел ее, потому что махнул ей рукой. Она тоже замахала ему, позабыв, что обиделась. Все-таки оставаться здесь одной было как-то неуютно… и немного страшно. Как здорово, что он возвращается, вместе они что-нибудь придумают…
   Парень отвернулся и пошел в лес.
   Что за черт?
   – Стаааас! – крикнула она изо всех сил, не веря своим глазам. Он обернулся снова, махнул ей рукой и как ни в чем не бывало продолжил путь.
   – Стой!
   Не выдержав, она побежала за ним. Какого черта он творит, что о себе возомнил, вообще? Злость быстро возвращалась, словно никуда и не уходила.
   – Стас, подожди!
   Она запнулась о корень и чуть не упала. Высокая трава цеплялась за щиколотки, оставляя порезы и царапины, правую ногу больно ужалила крапива. Лес шел под уклон, и девушке приходилось осторожничать, чтобы кубарем не покатиться вниз. Она понемногу нагоняла Стаса. Тот ступал медленно и осторожно; неожиданно Алена поняла, что он хромает.
   – Стас!
   Она вышла на тропинку, спускающуюся в небольшой овражек. Он стоял на другой стороне, прислонившись к дереву. Его джинсы потемнели и заворсились, волосы были всклокочены, на футболку налипли листья и колючки… и где только он лазил?
   – Ну подожди, засранец, – пробормотала она, тяжело поднимаясь по травянистому склону. – И что это за игры? Почему я должна за тобой бегать, я что…
   Парень обернулся, заставив ее подавиться заготовленной фразой. Это был не Стас. Разумеется, это был не он – как она вообще могла спутать? Парень, стоящий перед ней, посмотрел на нее глубоко посаженными белесыми глазками и молча продолжил свой путь. Это вывело ее из оцепенения.
   – Куда ты идешь? Подожди, – она быстро догнала его и схватила за рукав. – Ты местный? Мне нужна помощь.
   Он снова глянул в ее сторону, нахмурив жидкие брови. Алена почувствовала, что теряет терпение.
   – Ты понимаешь, что я говорю?
   Молчание. Боже, ну и урод.
   – Ты глухой? А… да чтоб тебя…
   Неожиданно она услышала песню. Низкие, гортанные звуки, перекликающиеся с частыми деревянными перестуками, вязко тянулись среди стволов. Алена с удивлением поняла, что не понимает ни слова. Отпустив рукав незнакомца, она сделала пару шагов к зарослям ивы, раздвигая податливые ветви.
   На лесной поляне горел костер, вокруг которого плясали люди – молодые парни и девушки, все в ярко-красных и белых одеждах. С краю возле деревьев толпились старики, наблюдающие за танцами, их редкие седые волосы были аккуратно причесаны, на головах пестрели венки из цветов. Чуть поодаль Алена увидела мужчин, игравших на деревянных ложках. Стоящие вокруг них пели низким горловым голосом, и блики костра отражались в их черных глазах. А в центре поляны, в образованном огнем круге стояло чучело: в два человеческих роста, толстые ноги-бревна, руки – узловатые коряги, глаза из древесных кап смотрят в разные стороны из-под травяной шапки волос, а внизу (Алена моргнула несколько раз, чтобы убедиться, что глаза ей не врут) болтаются деревянные мужские причиндалы внушительных размеров.
   Она огляделась, ища к кому обратиться. Неожиданно ложки разом смолкли, плясуны остановились, как по команде. Алена вздрогнула. В наступившей тишине обращенные к ней лица почему-то показались масками. Потом наваждение пропало.
   Она открыла рот, но не успела ничего сказать: три девушки вышли к ней, неся кусок красной ткани и венок из ромашек, и, прежде чем ей удалось хоть что-то понять, на ее голове оказался круг из переплетенных цветов.
   – Привет… вы мне не поможете?.. – начала Алена, но тут красная накидка опустилась на ее плечи, а подоспевшие молодцы с рябыми рожами втянули девушку в толпу. – Стойте, – говорила она, пока держащий ее за руку парень с торчащими в разные стороны патлами прокладывал путь сквозь толпу аборигенов, – подождите! Мне нужна помощь, мы сломались…
   Грянули ложки – гулко, громко, словно барабаны. Парни разобрали девушек и пустились в пляс; кто-то подхватил ее за талию и закружил. Едва успевая переставлять ноги, Алена встретилась глазами с симпатичным черноволосым парнем, чьи руки ухватили ее за ягодицы. Прежде чем она успела возмутиться, партнер сменился – блондин с уродливой бородавкой на носу закружил ее в другую сторону, и голоса продолжили свою странную песню. Внезапно на пути возник костер, и они, не задумываясь, перепрыгнули через пламя.
   О, эти милые деревенские забавы…
   Вот так-то, Стасик, внезапно подумала она. Я нашла их первая и, пожалуй, повеселюсь на празднике, а ты можешь бродить в грязи и дальше, если хочешь.
   Перехватив руки поудобнее, она широко улыбнулась своему кавалеру, и он осклабился в ответ, обнажив шеренгу кривых пожелтевших зубов.

   Стас яростно топтал траву, пока злосчастный подъем не скрылся за деревьями. Мысли крутились вокруг покореженного днища почти новой машины. Вряд ли джип получил серьезные повреждения, однако оси могли погнуться, и бог знает что там еще отвалилось, когда колеса сковырнулись вниз… и какого черта они не свернули в другую сторону?
   – Эй! Есть тут кто?
   Темные дома молчали. Его голос, срикошетив от деревьев, утонул где-то в лесу. Стас остановился, прислушиваясь. Если старик не врал, откуда-то должны были доноситься звуки праздника.
   Ничего – лишь ветер гулял в кронах. Солнце, застывшее прямо над головой, нещадно палило. Он двинулся дальше, жалея, что не захватил кепку.
   Если в деревне никого не окажется, придется пять километров топать до трассы. Телефон здесь никогда не ловил, но, может быть, удастся остановить попутку, доехать-таки до Скобянино и вернуться сюда на тракторе. Похоже, на сей раз Алена оказалась права. Мысли об этом с нарастающим упорством лезли в голову.
   «Вернемся на трассу и поедем в город. Все равно отдых уже испорчен».
   «Мы повернем назад, как только узнаем дорогу. Я все сказал».
   Нет, ну как можно быть таким идиотом? Первая злость прошла, и теперь, оказавшись здесь, среди пустых лачуг, где некому прийти на помощь, Стас чувствовал растерянность. Растерянность и страх.
   Он огляделся.
   …Они стояли полукругом в центре вытоптанной площадки, словно расступившиеся в стороны хибары освободили для них место. Грубо вырезанные лица смотрели с высоких столбов хмуро и неприветливо.
   Ну и дела.
   Стас остановился в центре круга, рассматривая деревянных истуканов. Прямо перед ним возвышался грозный бородатый старик с молнией в руках; справа от него стоял мужик с луком – у его ног из дерева вырезали голову собаки; лик следующего, несомненно, изображал солнце. Еще там были красивый юноша, увитый деревянными побегами растений, полноватая нагая девушка с тяжелыми грудями и сгорбленный, почерневший человечек, изо рта которого, вне всякого сомнения, торчали клыки, а голову увенчивали маленькие рожки. Истуканы глазели на Стаса с холодным равнодушием.
   Вот так история. Все это время в каких-нибудь пяти километрах от Скобянино в глухом лесу ютилась эта маленькая языческая деревня, которой и на картах-то нет. Интересно, эти люди живут здесь с древних времен, или они – просто бежавшие в свое время крестьяне, основавшие в лесах поселение и сменившие религию?
   А ведь язычники действительно отмечают день летнего солнцестояния, называемый теперь днем Ивана Купалы. «Купайло! Ходи!» – вспомнились ему слова деда так отчетливо, словно старик шепнул их ему на ухо.
   Он сглотнул, чувствуя на языке неприятный медный привкус. Черт их разберет, этих деревенских, – никогда не знаешь, чего от них ожидать. Тем более от жителей захолустного языческого поселения. Нужно вернуться и забрать Алену, нечего ей там одной сидеть.
   А еще ему захотелось достать из багажника бейсбольную биту.

   Осознание неправильности происходящего появилось не сразу. В какой-то момент Алена поняла, что людей вокруг как будто становится все больше и больше. Горловые звуки песни растекались, почти осязаемо плавая в воздухе, а дым от костра обволакивал поляну, и от его приторного сладкого запаха ей вдруг стало дурно. Ноги заплелись, и она едва не упала, но новый партнер неожиданно грубо вернул ей равновесие и увлек за собой. Она пыталась что-то сказать и тут увидела их.
   Серое, ничего не выражающее лицо мелькнуло и исчезло в дыму, затерявшись среди красных рубах и белых платьев. За ним показалось второе: сморщенное, черное, глаза подернуты серой дымкой, тело – плотная тень, не касающаяся земли. Оба видения исчезли, прежде чем она поняла, показалось ей или нет. Алена кинула взгляд в другую сторону и с пугающей четкостью увидела серые фигуры, бредущие среди деревьев. Густая мгла крутилась у их ног, лица, словно сотканные из плотного тумана, бесстрастно плыли в воздухе. Одна за другой тени втягивались на площадку, смешиваясь с танцующими, но аборигены будто не видели их.
   Она не закричала. Происходящее казалось нереальным, но каким-то странно уместным, правильным… да, правильным. Страшные лица кружились все быстрее, постепенно заменяя танцующие пары, и скоро на поляне не осталось никого, кроме их безумного хоровода, центром которого была она… и круг огня, заключавший в себя нелепое чучело. Алена не помнила, как там оказалась; кажется, что-то сильное подняло ее и перенесло через костер, опустив у ног идола. С тупым удивлением она увидела сваленные на цветочное ложе овощи и несколько куриных тушек.
   Стучали ложки – все сильнее, отбивая бешеную дробь. В голове странно плыло; поляна раскачивалась, словно чаша колокола. Сквозь завихрения огня ей виделись лица – страшные серые тени окружили костер… а за ними стояли люди, словно ожидая чего-то.
   Эта мысль пронзила ее, отрезвляя одурманенную голову взрывом ужаса. В тот же миг что-то раздвинуло деревья, стоящие на краю поляны, и все звуки смолкли. И вот тут-то, поняла она, леденея, и должно начаться ужасное…
   Теперь собравшиеся смотрели куда-то вверх – но она завопила лишь тогда, когда узловатая рука-коряга со скрипом протянулась к ней сзади и крепко схватила поперек груди.
   Стас застыл, не в силах поверить своим глазам. Машины не было.
   Он вернулся так быстро, как только смог, на ходу придумывая слова примирения, и понял, что едва не прошел место аварии, только тогда, когда дорога уже перевалила за вершину холма и заструилась вниз.
   Машины не было.
   Он стоял на самой вершине, с колотящимся сердцем оглядываясь по сторонам. Происходящее начинало казаться ему дурным сном, чем-то иррациональным, немыслимым. Вот же они, следы от протекторов на влажной земле, вот примятая днищем трава. Но где же сам джип… и где Алена?
   Мирная тишина этого Богом забытого места теперь казалась ему пугающей, почти зловещей. Он был уверен, что в такую погоду любой звук должен разноситься далеко вокруг, – но не слышал ни гула работающего двигателя, ни голосов людей. Можно было бы предположить, что Алене удалось завести машину и сдвинуть-таки ее с места, после чего она назло ему уехала назад, однако Стас прекрасно знал, что девушка не умеет водить. Но что же тогда, черт возьми, произошло?
   Он негромко позвал ее, пугаясь звуков собственного голоса. Потом опустился на колени, внимательно осматривая влажную почву. В грязи отпечатались следы рифленой подошвы Алениных кроссовок, но она могла оставить их, когда выходила в первый раз. На всякий случай он пошел по следу, пачкая джинсы в травяном соке.
   След сворачивал в лес.
   Оглянувшись, Стас нырнул в заросли шиповника. Сначала отпечатки подошв были отлично видны на сырой земле, но скоро грязь уступила место сосновым иголкам и прошлогодним перепрелым листьям, и он сразу же потерял следы. Куда это она направилась так целеустремленно, хотелось бы знать?
   Он завертелся, пытаясь снова обнаружить след, и позвал Алену, но на его голос не отозвалось даже эхо. А потом яркое пятно, настырно маячившее где-то на пределе видимости, привлекло его внимание. Стас посмотрел туда и увидел странно знакомый предмет, валяющийся в зарослях. Он подошел поближе, присматриваясь.
   Его кепка. Та самая, которую он оставил на панели автомобиля и о которой потом сожалел. Кепка валялась у могучего дерева, и его толстый сук, переломленный почти у основания, свисал вниз, как перебитая рука. Стас огляделся. На нескольких соседних деревьях также были сломаны ветки, и листья осыпали лесную поросль.
   Ему не хотелось об этом думать, но он все равно думал, пока шел вперед по образовавшемуся коридору. Что-то сломало все эти ветки. Что-то достаточно большое, чтобы…
   Поднять автомобиль.
   Стас перелез через молодую осину, вывороченную с корнем, – и замер, пораженный. В этом месте лес обрывался, словно половину холма стесали исполинским ножом, и лишь несколько чахлых деревьев тщились карабкаться по отвесной земляной стене. У подножия обрыва валялся их автомобиль, покореженный и смятый, как консервная банка. Неведомая сила вдавила крышу внутрь и согнула корпус, от чего нос джипа задрался и смотрел в небо, оскалившись разбитой радиаторной решеткой. На примятую траву вытекало масло, влажно блестевшее на солнце.
   Вокруг уничтоженной «тойоты» покоились другие автомобили. Многие из них совсем заржавели и поросли травой, словно лежали тут уже многие годы, а некоторые выглядели почти новыми – но именно их вид ужаснул Стаса сильнее всего.
   Ну и дела, Алена. А ведь эта история, видимо, повторяется из раза в раз. Поворот не туда, отказавший навигатор или неверная карта, покинутая деревушка… вот кто бы только сказал, что стало с хозяевами этих разбитых машин?
   Он отступал, пока не запнулся о дерево и не свалился, вскрикнув от испуга. А потом откуда-то сзади донесся отчаянный вопль, заставивший Стаса похолодеть. Он узнал этот голос.
   А потом он побежал.
   Ветви мелькали то слева, то справа, норовя выбить глаз или оцарапать лицо, а трава цеплялась за ноги, пытаясь повалить на землю, но Стас все равно бежал. Крики звучали слабее и глуше, а темнота, сгущавшаяся под древесными кронами, с каждым шагом становилась все осязаемей, словно засыхающий сироп. Сама земля здесь, казалось, сочилась ядовитыми испарениями, и толстый слой папоротниковых листьев покрывал ее темно-зеленым ковром. Папоротники были всюду, расходясь в стороны, когда он делал шаг, и смыкаясь за его спиной.
   Крики давно стихли, когда невидимая рука поймала Стаса за ногу, и он упал на землю среди солдат папоротникового воинства. Голова нещадно кружилась, и казалось, что земля раскачивается под ним, как корабельная палуба. Он поднял голову, пытаясь сфокусировать зрение…
   Перед ним, наполовину вросший в землю, лежал человеческий череп. Стас отшатнулся, сминая папоротниковые побеги, а потом увидел их.
   Размытые серые тени заключили поляну в круг; дряхлые, сморщенные лица были обращены к нему, и тяжелый черный туман клубился у их ног. А еще Стас услышал шаги – тяжелая поступь, сопровождаемая треском ломаемых веток, приближалась из леса.
   – Нет, – прошептал он; по щекам скатились две слезы, прочертив тонкие дорожки. Пальцы сжались в кулаки. – Нет…
   Ближайшая сосна наклонилась в сторону, и на папоротниковую полянку ступило нечто. Огромные тупые глаза-наросты уставились на Стаса, в густой травяной бороде кривился грубо вырезанный рот, а по здоровенной свисающей елде стекала темно-красная жидкость.
   Купайло.
   В узловатой лапе чудовища болталось обнаженное женское тело. Длинные светлые волосы Алены покраснели от крови, из распахнутого рта вывалился распухший язык, окровавленные ноги вывернулись под неестественными углами…
   Взмахнув рукой, монстр отшвырнул мертвую девушку, и она упала рядом со Стасом, распластав руки по земле. Оглушенный, он смотрел в ее остекленевшие глаза, в ушах оглушительно бухал молот, и все вокруг плыло, а потом откуда-то сверху донесся посторонний звук – длинный, протяжный скрип сгибающегося дерева, и земля полетела куда-то вниз…

   Люди, облаченные в праздничные наряды, собирались на священной поляне. Праздник был окончен, и навьи вернулись в свое сумрачное царствие, умиротворенные еще на один год. Папоротник, примятый танцами летнего бога, успел подняться, и теперь молодые стебельки перешептывались между собой, возбужденные полученными подношениями.
   На жертвенном кургане образовались два новых холмика, и папоротниковые побеги над ними оживленно шевелились. Прямо на глазах из земли пробивался новый стебелек, рос, тянулся к солнечному богу, набухая тяжелым бутоном. Не прошло и десяти минут, когда бутон распустился прекрасным цветком, – и это было добрым предзнаменованием.
   Жители деревни расходились по домам, уставшие, но довольные. Боги приняли их дары. Урожаи в этом году будут тучными, леса – полными дичи, а людей минуют болезни.

Татьяна Томах
Аттракционы

   – Христо, бездельник, чтоб тебе повылазило! Ты почистил рыбу? Нет?! Я разве просила тебя полировать чешую или менять седла, я велела просто почистить рыбу! – Грозный голос тети Ксаны грохотал, как гром, потемневшие глаза сверкали молниями, а сдвинутая набок цветастая косынка и толстые кольца золотых серег придавали ей сходство с пиратом. Рассерженным пиратом, собравшимся кого-нибудь зарубить. Вместо сабли в руке тети Ксаны красовался остро наточенный тесак. – Ты уже считаешь, что старая дама должна вместе со своим радикулитом и слабой спиной сходить на базар, наварить на всех обед и еще переделать твою работу?
   Могучей спине тети Ксаны позавидовал бы и молотобоец, но Христо решил не возражать.
   – Сейчас-сейчас, – торопливо зачастил он, отступая от тесака на безопасное расстояние, – туточки ворота облупились, и я… – Он продемонстрировал хозяйке банку краски с полузатопленной кистью.
   – Я велела не малевать забор, а чистить рыбу, поганец!
   «Нет, – подумал мальчик, – только не это». Он надеялся, что за утро хозяйка забудет про поручение, и потому оттягивал его выполнение, отвлекаясь на мелкие дела.
   – Сейчас-сейчас, – пролепетал он, – я только…
   – Вы гляньте на этого негодяя, – возмутилась тетя Ксана, всплескивая руками. Куры, единственные зрители этой сцены, отчаянно хлопая крыльями, с кудахтаньем метнулись прочь, приняв взмах тесака на свой счет– Я его кормлю и пою, волоку на слабой спине дом и дело, а он… Сейчас же выкинь эту вонючую банку и иди чистить рыб!
   – Уже иду, тетенька Ксана, – пролепетал мальчик. «Почищу синюю. И скажу, что я…»
   – Обеих рыб! Понял?!
   Сглотнув, мальчик кивнул. Он не знал, чего больше сейчас боится – тети Ксаны или Белой рыбы. Синяя еще ладно, Синяя смирная, а Белая…
* * *
   Они серьезно поссорились в первый раз.
   – Ты не понимаешь! – кричала Аська.
   – Нет, это ты не понимаешь! – перебил он, с трудом удержавшись, чтобы вообще не назвать ее дурой. Но Аська, кажется, почувствовала это, непроизнесенное, как обычно чувствовала другие, ласковые слова в одной улыбке, беззвучно отвечая смеющимися губами: «Я тебя тоже». И обиделась. Ушла на кухню и молча уселась там над кружкой остывшего чая. Одинокая, никем не понятая и печальная. Рисовать замерзшим пальчиком на холодном стекле отчаянные письма, в надежде, что хотя бы в зазеркалье найдется кто-то сочувствующий.
   Долго Андрей не выдержал. Обнял вздернутые плечи, тронул губами теплую щеку.
   – Асенька…
   – Я никогда-никогда, – тихо сказала Аська, – …я никогда не видела моря. Оно мне снится, понимаешь?
   – Я знаю, – Андрей вздохнул. Море было Аськиной мечтой, и глупо надеяться, что можно всю жизнь морочить ей голову расплывчатыми обещаниями «вот через пару лет обязательно, а сейчас сама понимаешь…» Но он думал, что хотя бы не так скоро, что хотя бы эта пара лет у них еще будет…
   – Если бы была какая-то опасность, если бы хоть что-то из этих слухов было по-настоящему, они бы не разыгрывали эти путевки, – убежденно сказала Аська, шмыгнув носом. – Ну да? Скажи – да? Ты ведь сам говорил мне, что все под контролем, что нечего беспокоиться?
   – Говорил, – с неохотой согласился Андрей. – Чтобы ты не беспокоилась зря. Потому что…
   – Потому что – что? Ну? Договаривай, я же не маленькая.
   – Маленькая, – усмехнулся Андрей, целуя ее в висок, в завитки светлых и нежных, как пух, волос– Потому что мы все равно ничего не можем изменить. Только бояться или не бояться. Но от того, что мы не боимся и не думаем, это никуда не девается.
   – И ты решил за меня – думать мне или нет? – возмутилась Аська.
   – Асенька… – Было невыносимо так с ней говорить. Хотелось ее обнять, защитить. Убедить в том, что мир вокруг предсказуем и безопасен. То есть – наврать что-нибудь утешительное.
   – Ты сам говорил, что нечего верить слухам. И что, если в официальных источниках…
   – Они врут, Ася. Они всегда нам врали, – Андрей понизил голос– О том, что происходит за границей. Что происходит у нас. Что они все контролируют. Потому что это в принципе нельзя контролировать. Талантливо сплетенная паутина вранья, чтобы мы запутались и не смогли выбраться. Чтобы одним движением липкой нити можно было бы каждого… – Он осекся. Вряд ли кухню прослушивают, но есть вещи, которых не стоит говорить ни при каких обстоятельствах.
   Аська смотрела на него округлившимися глазами. Потом вдруг сказала, сбросив его руку со своих плеч:
   – Тогда чем ты лучше? Если ты со мной – так же, как они?
* * *
   До пансионата надо было еще ехать на автобусе вдоль побережья, но Аська не утерпела.
   – Смотри, смотри, – крикнула она, – море!
   И потащила Андрея за рукав туда, где за крышами домов проблескивала серебристо-лазурная полоса.
   Андрей вздохнул, перехватил поудобнее тяжелый чемодан и поплелся следом.
   Пыльная каменистая дорога вильнула за угол дома, ощерившегося пустыми глазницами окон, и неожиданно вывернула к маленькой бухте. Аська восхищенно ахнула. В оправе золотого песка изумрудная, пронизанная светом вода сияла, как драгоценный камень. Мелкие волны с шелестом накатывались на берег, солнечное кружево мерцало на зыбкой морской поверхности. Аська выронила сумку прямо на дорогу и, как завороженная, медленно пошла к воде.
   Андрей хотел было ее окрикнуть, остановить, но заметил на краю бухты, на камнях, купающихся мальчишек, загорелых до черноты, похожих на маленьких вертлявых чертенят, и осекся. Аська, наверное, почувствовала его несостоявшийся крик, обернулась, махнула рукой. На ее лице сияла улыбка.
   – Эй, – позвала она, – давай сюда!
   Он кивнул, плюхнул у дороги осточертевший чемодан. Рванул ворот промокшей от пота рубахи.
   Все было не так. Слишком яркое солнце, слишком душный воздух, слишком безобидное море, слишком… Тут он увидел Аськины небрежно сброшенные туфли – один на боку, второй – нахлебавшийся песка. Как утонувшие кораблики. И Андрея вдруг захлестнул ужас. Дикий, необъяснимый; материализовавшаяся холодная тень тех кошмаров, что не давали ему толком высыпаться в последнее время и забывались сразу же, как он открывал глаза. Андрей, оцепенев и не имея сил отвести взгляд от утонувших в песке туфель, стоял под жарким полуденным солнцем и трясся от озноба.
   В себя его привел слегка обиженный окрик Аськи:
   – Эй, ты что там?
   Он вздрогнул, заставил себя отвести взгляд от брошенных туфель, посмотреть на Аську – живую, здоровую и очень счастливую. С усилием, будто в финальном рывке выжимая штангу, Андрей поднял руку, махнул в ответ.
   – Иди, иди скорее! Вода теплючая!
   Вода и вправду была теплая. Песчинки щекотали ступни, иногда под ногу попадала ракушка, Аська теряла равновесие, взвизгивала, хваталась за Андрея. Сперва они вдвоем поплескались на мелководье, смеясь и дурачась. Андрей заставлял себя улыбаться в ответ, и ослепленная морем Аська не замечала фальши. А потом она сказала:
   – Поплыли? – и махнула рукой вперед, где бирюзовая вода становилась сперва темно-синей, а потом почти черной.
   – Аська, я… – глухо пробормотал Андрей, холодея в один миг и покрываясь мурашками. – Я устал очень. И голова кружится от солнца. Давай как-нибудь потом, а? Пойдем сейчас в пансионат уже? Пожалуйста.
   Аська посмотрела на него с удивлением. Потом растерянно кивнула. Андрей выдохнул, обнял ее за плечи и почти вытащил на берег. Ему очень хотелось обернуться и снова посмотреть туда, где светлая вода становилась черной, но он сдержался.
   И решил не говорить Аське ни слова про свои сны.
* * *
   Начальник пансионата, представившись – Краснов Игорь Степаныч, – выдал им для изучения по тонкой книжице.
   – Инструктаж по ТБ. Прочесть, – строго велел он, сдвинув на лоб квадратные очки, от чего сразу стал похож на учителя, – вопросы потом – мне, подпись, дату – в журнал. Чтобы после, если чего…
   – Если – чего? – спросил Андрей.
   – Вопросы – потом, – строго повторил Игорь Степаныч и углубился в бумаги, наваленные на столе.

   Первой спросила Аська, полистав книжицу до конца:
   – Простите, а что…
   – Да, девушка? – доброжелательно улыбнулся Игорь Степаныч. Андрею его улыбка не понравилась.
   – А что, в море купаться нельзя?
   – Там непонятно написано?
   – Понятно. Но ведь…
   – Два бассейна, – сказал начальник и поморщился: наверное, ему приходилось повторять это не раз. – Один с пресной водой, другой с соленой. С восьми до двадцати. По пятницам – до двадцати двух. Чего непонятно?
   – Но море… – растерянно пробормотала Аська.
   – Любуемся, – объяснил Игорь Степаныч, опять морщась. – Прогулки по аллеям, Морская номер один и номер два.
   – До двадцати ноль-ноль? – уточнил Андрей, сверяясь с книжицей.
   – Именно! – обрадовался начальник. Подтолкнул толстый гроссбух, ткнул пальцем в новую страницу– Дата, подпись. Прошу. Талоны на питание получите у Натальи Алексеевны.
   – А… – растерянно начала Аська.
   Андрей легонько сжал ее плечо, протянул ручку, подвинул гроссбух. Сказал мягко:
   – Вот здесь подпиши. Дату я поставил.
   Андрей почти силой вытащил упирающуюся Аську в коридор.
   – Ты чего? – рассерженно зашипела она.
   – А ты? Что ты как маленькая? Не понимаешь, что ничего не изменишь своим возмущением?
   – А ты…
   – Что?
   – Ты так и хотел, да?!
   Аська вывернулась из его рук и побежала к выходу.
   Андрей не стал ее догонять. Потому что он так и хотел. Подальше от этого проклятого моря.
* * *
   Синяя рыба была еще ничего. Смирная. Она просто иногда виляла хвостом, как игривый щенок, и вздыбливала металлическую чешую на загривке. Но, если на нее прикрикнуть и двинуть кулаком в бок, успокаивалась и опять застывала неподвижно, прикрывая глаза веками из крашеной парусины. Снова становилась как неживая. И можно было притвориться перед самим собой, что ничего такого не происходит, что механическая рыба не шевелится сама по себе. «Подумаешь, – бормотал себе под нос Христо, натирая ветошью блестящую синюю чешую, – видали мы таких рыб». Шестерни да рычаги внутри, а сверху – жесть и парусина. Да, еще деревянное седло на узком хребте, чтобы удобнее крутить педали.
   Дядя Костя небось был немного не в себе, когда придумывал эдаких страхолюд – огромных железных рыб с седлами и педалями. Впрочем, у него все изобретения были странноватые. А детям нравилось. К этому аттракциону всегда была очередь. Да и понятно – залезаешь в седло, сразу выше всех. Крутишь педали, и рыба начинает двигаться, катится вперед, по рельсам, в воду, да еще моргает глазами и крутит хвостом на поворотах, брызгается. Дети визжат от восторга, взрослые подбадривают, рыбы катят наперегонки, кто быстрее. На финише все обычно клянчат у мамы-папы хотя бы еще один круг. Христо сам любил покататься, конечно, уже после закрытия. Дядя Костя разрешал, иногда и сам садился на вторую рыбу. Они так и катили рядом, дядя Костя – на Белой Акуле, Христо – на пучеглазом Синем Карасе. Первый круг неторопливо, вроде как по работе – посмотреть, как идут рыбы, ничего ли не скрипит, не шатается. Ровно ли моргают, вовремя ли бьют хвостами. Иногда Христо первый замечал неполадки и потом гордился похвалой дяди Кости. После первого круга дядя Костя, откинув чешуйную кольчугу, залезал в рыбье брюхо, подкручивал, подправлял там что надо. Второй круг ехали проверочным, а потом уже как получалось. Например, дядя Костя говорил – а вот, скажем, если Белую перевести на внутренний круг, сможет ее обогнать Карась или нет? Проверим? И они проверяли. Иногда увлекались, летели круг за кругом, крутя педали. «Эгей, Акула!» – кричал дядя Костя и хлопал свою рыбу по хребту, будто подбадривая. «Вперед, Карась!» – отзывался Христо и лупил Синего пятками по бокам, будто тот был живой лошадью, а не железной рыбой. Случалось, за этой гонкой их заставала тетя Ксана, забрызганных и довольных.
   Дядя Костя смущался, сейчас же тормозил Акулу, доезжал неспешно до мостика, делая вид, что проверяет что-то в рыбьих внутренностях на ходу. Тетя Ксана молчала и тихонько улыбалась. Она вообще часто улыбалась и почти никогда не ругалась, пока дядя Костя был жив.

   Дядя Костя потонул во время Второго наводнения. Тогда море дошло почти до гор, накрыло весь поселок. В последний момент всех предупредили, можно было успеть спастись. Почти все местные успели. Даже кошки ушли – еще заранее, с утра, кто потихоньку, а кто пытался сказать хозяевам о беде истошным мявом. Потонула только запертая скотина да собаки на привязи, о которых забыли впопыхах. И дядя Костя. Собрав домашних, он вдруг рванулся к аттракционам – что-то там закрепить, чтобы не сломало водой. Аттракционы остались целехонькие, а дядю Костю так и не нашли. После этого целый год разом постаревшая тетя Ксана вскакивала среди ночи на каждый шорох. Ждала или живого дядю Костю, или известия о нем, мертвом. Не дождалась ни того ни другого. Море сожрало дядю Костю целиком, вместе с его аттракционами – потому что те после наводнения больше не работали. Что-то, видно, в них повредилось внутри. Только карусель работала, но и та наполовину. Вертелся, поскрипывая, общий круг, но морские коньки с узорными изящными хвостами, толстый розовый кальмар и пучеглазый осьминог с длинными щупальцами оживать не хотели.

   Через год после исчезновения дяди Кости тетя Ксана сдалась. Налила две маленькие стопочки самогона, одну – Христо.
   – Ничего, – сказала на его удивленный взгляд. – Можно. Ты теперь старший мужчина.
   Ее темные глаза тут же налились слезами.
   – За помин души, – быстро сказала она и одним махом опрокинула в себя стопку. И сейчас же налила следующую. Она пила и беззвучно плакала, крупные слезы катились по ее щекам, падали на вышитую кофту в цветочек – подарок дяди Кости.
   Христо отводил глаза, ему тоже хотелось заплакать, но он сдерживался. Потому что если он теперь старший, как будто вместо дяди Кости, то нельзя.

   – А я ведь тебе говорила, – вдруг пробормотала тетя Ксана дрожащими губами, неподвижно глядя в стенку. Христо сначала было дернулся, а потом понял, что она обращается не к нему. И замер. Потому что, по-хорошему, теперь надо было встать и тихонько уйти. – Говорила ведь, Костя. Не дразни их. Не дразни! Что, теперь у них там будешь свои карусели делать? А я как же? Как я без тебя?!

   Тетя Ксана вдруг согнулась пополам, будто кто-то невидимый резко ударил ее под дых, и завыла громко и отчаянно. Без слов, как воет пес по мертвому хозяину.
   Христо сидел будто замороженный. Хотел ее утешить, но не смел. Несколько раз протягивал руку к вздрагивающей спине и отводил.

   На следующий день тетя Ксана стала уже совсем другая. Строгая и крикливая. «Христо, бездельник, подмети дорожки, а почему ворота еще не починены? Завтра открываемся, забыл, бестолочь?» Христо так и не решился у нее спросить, про кого она говорила вечером. А, скорее всего, она бы и не ответила.
   А с тех пор как начали оживать проклятые рыбы – Синяя еще ладно, она смирная и по старой памяти слушается Христо, а вот Белая Акула… Но теперь у тети Ксаны вообще страшно что-то спрашивать.
   Хотя, наверное, Христо и сам знал ответ. Только не хотел в этом признаваться даже самому себе.
* * *
   Андрей проснулся рывком, вынырнув из привычного уже кошмара, призрачно-зеленой глубины, где плавали жуткие тени, свивались огромные щупальца и мерцало Аськино лицо, незнакомо и страшно искаженное текучей водой. Он лежал несколько секунд неподвижно, тяжело дыша, не понимая, проснулся он уже по-настоящему или нет. А если проснулся, то почему не дома. Потом вспомнил – пансионат. Перевел дыхание, повернулся. На соседней подушке темнела Аськина голова. Андрей потянулся рукой и замер, не решаясь дотронуться. Вдруг испугавшись – тенью еще маячившего за веками кошмара, – что Аськина кожа будет холодной, а волосы – мокрыми и липкими от морской воды. Потом, преодолев ледяную дрожь, дотянулся до Аськиного плеча. Она вздохнула, пробормотала что-то невнятное, потянулась к Андрею и уткнулась лицом в его шею, горячо и щекотно дыша. Аська была теплая, уютная и родная – от пушистой растрепанной макушки до розовых, боящихся щекотки пяток.
* * *
   Бассейна, конечно, ей было мало.
   Они выбрались на волю, за территорию, огражденную металлическим высоким забором. Побрели по направлению к деревне, но на самом деле – к морю. Возле пирса старик возился с лодкой – вычерпывал из нее воду консервной банкой.
   – А, молодежь! – окликнул он прохожих. – Свежей рыбки? Тока наловил.
   Нырнув куда-то внутрь лодки, он вынул сетку, где переливались быстрые серебряные тела.
   Заметив гримаску на лице девушки, рыбак немедленно сменил тактику:
   – А покататься?
   – С парусом? – спросила Аська, с интересом разглядывая лодку.
   – А как же, – оживился дед. – С им. И погода вон, – он картинно прищурился из-под широкой корявой ладони на солнце. – Садись, молодежь, занимай места в партере, – и вдруг заговорщически, хитро подмигнул Андрею.
   Андрей отступил, потянулся удержать Аську, но она уже, улыбаясь, залезала в лодку, опершись на галантно подставленную руку старого рыбака.
   Ладно, решил Андрей, поколебавшись и оглядывая улыбающегося старика, крепкую лодку и безмятежную гладь моря. Лучше так, чем Аська сама полезет в воду. И во сне… во сне все было не так.
   – Недалеко, – предупредил он рыбка, – до того мыса и обратно.
   Старик послушно закивал.
   Парус то надувался, то опадал под слабым ветерком, лодка неторопливо скользила по морю. Дед правил, негромко напевая что-то залихватски-веселое, Аська смеялась, перегнувшись через борт, перебирала пальцами в искристой от солнца воде, будто плела что-то волшебное из сияющих нитей.

   Все изменилось в один миг. Сперва Андрей увидел внизу, в глубине, невнятную огромную тень. Хотел крикнуть, предупредить, но не успел. Тень будто вдруг выплеснулась из воды, накрыла сумраком и светлое небо, и яркое солнце. И лодку с пассажирами. Взвыл ветер, лодка качнулась, а потом поднялась на дыбы, как взбесившийся конь. Аська закричала. Андрей прыгнул к ней, поймал маленькую мокрую ладошку – и упустил.
   Повторялся сон, который до того снился Андрею много раз, – Аськино отчаянное лицо уплывало от него в зеленовато-темную глубину.
* * *
   Его вытащили спасатели через несколько часов. Андрей сопротивлялся, но сил у него уже почти не оставалось. Он пытался ухватить спасателей за скользкие куртки, промахивался и умолял их не уплывать, дальше искать Аську.
   – Найдем, – пообещал старший, бородатый, с добрыми серыми глазами. – Держи одеяло, парень. И глотни-ка вот.
   Из фляги резко пахло спиртом, от курток спасателей – рыбой и водорослями. Бородатый, конечно, наврал – катер повернул к берегу.
   Дальше Андрей помнил смутно. Окружающее поплыло куда-то в сторону. Андрею показалось, что он погружается на дно, а вокруг в воде покачиваются обломки разбитых лодок и бледные безвольные мертвецы. Один, в лейтенантских погонах, с сердитым и чуть размытым лицом, нудно выспрашивал про фамилию и домашний адрес. Адрес вспоминался, но не тот, что нужно, и вообще, если все утонули – какой может быть на дне моря адрес? Андрей попытался подплыть поближе к лейтенанту и все объяснить, но запутался в водорослях и опрокинул по дороге то ли стол, то ли стул. Потом из водорослей выплыл начальник пансионата, нервно поправляя очки и держа под руку огромную медузу с блондинистым начесом и медицинским чемоданчиком.
   – О, вы тоже утонули, – обрадовался Андрей знакомому лицу и поплыл к Игорю Степанычу. Слегка опасаясь медузы, он сильнее греб правой рукой и, видимо, поэтому ударился о дверь.
   – Держитесь, голубчик, – неожиданно сердечно сказал Игорь Степаныч и подхватил Андрея под руки. – Антонина Петровна, ну что вы там?
   – Сейчас-сейчас, – ответила медуза, щелкая чемоданчиком.
   Андрей хотел увернуться от нее, но не успел – медуза выстрелила в него щупальцем, и яд жгучей волной немедленно начал расползаться от точки укуса, парализуя тело. Краем глаза Андрей вдруг заметил Аську, уплывающую все дальше и глубже, и рванулся следом за ней.

   Очнулся он в незнакомой комнате. Белый потолок, грязно-кремовые стены, несколько пустых коек вдоль стены.
   – Лазарет, – объяснил голос сверху, будто объявляя новую остановку.
   Андрей с трудом повернул голову и увидел начальника пансионата.
   – Вот и ладно, – сказал тот, устало улыбаясь. – А то второго покойника мне не хватало.
   – Аська! – вспомнил Андрей и вскочил, откидывая одеяло. Пол поехал из-под ног, как скользкий коврик, Игорь Степаныч подхватил Андрея за плечи, усадил на кровать.
   – Да что же это, – сердито сказал он. – Лежите смирно. Или позвать сестру, чтобы она вам опять укол сделала?
   – Вы не имеете права меня тут держать! – возмутился Андрей.
   – Еще как, – криво усмехнулся Игорь Степаныч. Снял очки, склонился к Андрею. Глаза его без защитных стекол неожиданно оказались опасными и даже чуть диковатыми. – Учитывая обстоятельства, голубчик, еще как. Хотите, оформим официальное задержание до выяснения? Нет? Вот и правильно.
   – Где Аська? Где моя жена? Вы нашли… вы ищете ее?
   – Разумеется, будет сделано все, что возможно, – сообщил начальник, снова надевая очки. – Вам сейчас принесут ужин, отдыхайте. Я еще зайду. – Поднялся, сухо кивнул и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

   Андрей заставил себя поесть. В любом случае, ему нужны были силы. Потом настоял, чтобы принесли одежду. Когда он зашнуровывал ботинки, иногда останавливаясь, чтобы передохнуть, опять появился Игорь Степаныч.
   – Вы не имеете права меня тут держать, – уже спокойно повторил Андрей, поднимаясь на ноги.
   – Конечно, – неожиданно согласился начальник пансионата. – Можете возвращаться в номер. Пойдемте, провожу.
   Но на выходе из медицинского корпуса он вдруг подхватил Андрея под локоть и направил совсем в другую сторону.
   – Куда вы… – начал Андрей.
   – Да погодите возмущаться, – тихо прошипел Игорь Степаныч совершенно другим голосом, – хотите ответов, так слушайте.
   – Что?
   – Сейчас, – и дальше Игорь Степаныч сказал уже громко, хотя вокруг вроде бы и никого не было: – Вам надо воздухом сейчас подышать. Пойдемте.

   Удивленный Андрей послушно пошел вместе с ним. Они свернули направо с главной аллеи, и Андрей узнал Первую морскую, где полагалось гулять отдыхающим до двадцати ноль-ноль. Сейчас аллея была пуста. За темными деревьями проблескивало освещенное луной море, от воды веяло прохладным ветром.
   – Присядем, – Игорь Степаныч опустился на лавочку, вынул из-за пазухи флягу, отвинтил крышечку.
   – Что это? – подозрительно принюхался Андрей.
   – Никакого алкоголя. Травяной сбор. Успокаивающий. Мята, мелисса, ну и всяко разного. Вам сейчас в самый раз. Да и мне. Слушайте меня, Андрей. Вам сейчас самое правильное – немедленно уехать. Возражения потом! Слушайте. Делать вам тут совершенно нечего. Я могу точно сказать, что жену вашу не найдут. Потому что искать не станут. Сейчас не ищут утопленников, понимаете?
   – А если она еще не…
   – Вы-то сами понимаете? Сколько времени прошло? Строго говоря, Андрей, вас тоже не должны были спасать. Да не смотрите на меня так. Я предупреждал? Я вас, дураков, каждый раз предупреждаю, а вы все лезете! Раньше ворота запирали, так еще хуже, каждый второй норовил сбежать. Не соображают, что это не тюрьма, а наоборот. Теперь открыли, надеемся на сознательность, и все равно в каждой смене хоть один идиот найдется! – Игорь Степаныч осекся, глотнул из своей фляги, помолчал.
   – Мне говорили, – глухо сказал Андрей, – еще когда мы сюда только собирались, что вы тут специально… Своих, местных, жалко, а приезжих… А если жертву вовремя принести, то местных не трогает. И наводнений не бывает, и рыба хорошо ловится. Еще на удачу можно… Я тогда не верил.
   – Да что же это такое! – возмутился Игорь Степаныч. – Вы меня за кого тут… Вы вот, неверующий, какого черта полезли к этому рыбаку, а?
   – А при чем тут…
   – А при том. То есть лично я этого вашего деда, конечно, не видел, но подозреваю, что вполне может быть. Говорят, у некоторых тут есть даже личные договоренности – подвезти к определенному месту, подать знак. Зато потом, как вы говорите, рыба будет хорошо ловиться. И на удачу можно. Или еще на что.
   – И вы это все знаете и ничего…
   – А что я могу? Что я лично могу, а?! Если даже они там, наверху… Я вам говорил про официальный запрет спасения на воде, а? Вот эти ребята, которые вас вытащили, они теперь будут месяц оправдываться, объяснительные писать, доказывать, что вы просто поскользнулись и случайно упали в море, и не было никакого умысла и пожелания либо претензии иной стороны. А как это доказать, скажите на милость? Эту самую иную сторону в суд вызвать?
   – А зачем тогда они вообще нужны, эти ваши спасатели, если так? Окурки с пляжа собирать?
   – Нет, ну как дети, – всплеснул руками Игорь Степаныч. – Вы, молодые, вроде уже взрослые с виду, а на деле… Зачем-зачем? Затем, что покуда присутствуют хотя бы внешние атрибуты государства, пусть уже и без внутренней сути, государство существует. Покуда основные массы верят, что власть их скорее оберегает, чем обирает и убивает, – власть на этой вере и будет держаться. А для наглядности, главное, своевременно указывать, от кого в данный момент они нас оберегают. От капитализма, американских шпионов или глубоководных чудовищ. И тут неважно, что чего-то из этого не существует, а от чего-то уберечь просто невозможно. И скажите спасибо, Андрюша, что вы не маршируете строем с песнями прямо в пасти этих чудовищ и не ведете туда за ручку своих детей и любимых. Возможно, это только пока – потому что сейчас нет надобности. Потому что при умелом политическом вальсировании устроить это проще простого. Да уже и ходили. И пойдете снова, если они захотят.
   – А вы? – помолчав, глухо спросил Андрей. – Вы – нет?
   – А я отходился. Хватит.
   – Тогда что вы тут шепчетесь со мной в кустах?
   – А вот как раз потому, что отходился, – усмехнулся Игорь Степаныч. – За то, что я вам тут говорил, расстреливают, знаете? Да и за то, что вы тут слушаете.
   – Не пугайте.
   – А я не пугаю. А советую. Уезжайте отсюда. Сегодня выспитесь, а завтра собирайтесь и… Хотите, я вас на сегодня в другую комнату переведу, чтобы, так сказать, ничего не напоминало?
   – Нет.
   – Ну дело ваше. Только поймите, что сделать вы ничего здесь больше не можете. Разве еще себя погубить. Потому что, голубчик, вы сейчас как бы живете незаконно. Если пойдет разбирательство, понимаете, возможны всякие варианты.
   – Что, отвезете обратно и утопите? – зло усмехнулся Андрей.
   Игорь Степаныч вздохнул, укоризненно покачал головой, завинтил крышечку на своей фляге и, медленно, вроде как с неохотой поднявшись, пошел прочь. По Морской аллее номер один, в темноту, заполненную шелестом листьев и волн.

   Растерянно глядя ему вслед, Андрей подумал: а ведь и правда – они могут.
* * *
   Подушка пахла Аськиными волосами. Андрей обнял ее, как ребенок плюшевого медведя, уткнулся лицом, жадно вдыхая родной, любимый запах. Представляя, что сейчас дверь откроется и под одеяло нырнет Аська, прохладная после душа, и, бормоча: «Холодно-холодно», – устроит замерзшие ладошки греться на его груди.
   

notes

Сноски

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →