Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Менее 5 \% слепых или слабовидящих жителей Великобританиии владеет азбукой Брайля.

Еще   [X]

 0 

Китай династии Хань. Быт, религия, культура (Лёве Майкл)

Английский ученый-китаист, один из крупнейших специалистов по эпохе Хань, автор ряда фундаментальных трудов, Майкл Лёве в яркой и доступной форме рассказывает об истории, правителях, политике, экономике, традициях, быте, архитектуре, искусстве и религии Древнего Китая династии Хань.

Год издания: 2005

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Китай династии Хань. Быт, религия, культура» также читают:

Предпросмотр книги «Китай династии Хань. Быт, религия, культура»

Китай династии Хань. Быт, религия, культура

   Английский ученый-китаист, один из крупнейших специалистов по эпохе Хань, автор ряда фундаментальных трудов, Майкл Лёве в яркой и доступной форме рассказывает об истории, правителях, политике, экономике, традициях, быте, архитектуре, искусстве и религии Древнего Китая династии Хань.


Майкл Лёве Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Предисловие

   Выполнение данной задачи применительно к императорскому Китаю связано со значительными трудностями. В большинстве произведений китайской литературы изображается повседневная жизнь придворных и их ближайшего окружения, то есть небольшого и весьма ограниченного круга людей. В других текстах отражена жизнь крупных торговцев и чиновников, составлявших не менее замкнутую группу. И авторы, и читатели подобных сочинений не интересовались жизнью даже собственных слуг, а жизнь городских трущоб, деревни или бродячих торговцев не занимала их тем более.
   Очень мало информации содержат и дошедшие до нас надписи. Самыми ценными свидетельствами являются археологические находки, благодаря которым в нашем распоряжении оказываются реальные предметы, а также глиняные фигурки людей и модели домов, домашней утвари и другие предметы, которые были обнаружены в захоронениях наиболее знатных членов общества.
   Итак, большая часть материалов, которыми мы располагаем, отражает жизнь привилегированных или достаточно обеспеченных групп ханьского общества, а не простого народа – основного населения страны. Данное обстоятельство ограничивает возможности детального описания повседневной жизни в ханьский период. Совершая воображаемое путешествие по городу или в деревню, мы признаем, что картина останется неполной, поскольку далеко не все можно подтвердить источниками. Заглядывая в городской дом или сельское жилище того времени, не следует забывать, что это всего лишь реконструкция. Но хотя в ряде случаев нам приходится довольствоваться предположениями, мы показываем изменения, происходившие в ханьском обществе рассматриваемого периода.
   Для удобства читателей мы перевели все меры в метрическую систему, унифицировали китайские имена. Введены некоторые пояснения с целью облегчения восприятия трудных для понимания вопросов. Прошу моих коллег простить меня за некоторое упрощение фактов, поскольку предлагаемая книга рассчитана не только на тех, кто хорошо знаком с историей этой страны.
   В заключение приношу свою признательность тем специалистам по ханьскому периоду истории Китая, чья помощь и замечания позволили появиться этой книге, среди них Чен Тэгун, Джозеф Нидхем, Виви Сильван, Уильям Уиллетс и Юй Инши.

Глава 1
Историко-географический очерк

   Самым ранним свидетельством присутствия человека на территории Китая являются останки людей, известных как синантропы, или «китайские люди». Среди них кости сорока пяти мужчин, женщин и детей, обнаружено и пять хорошо сохранившихся черепов. Полагают, что находкам по крайней мере полмиллиона лет, то есть имеются все основания считать, что синантропу уже были известны орудия из камня, он умел пользоваться огнем и произносил членораздельные звуки.
   Но потребовался долгий путь, прежде чем появилась следующая генерация. Эти существа жили на протяжении палеолита или примерно за 30 000 или 20 000 лет до н. э. до появления более развитых человеческих существ в эпоху неолита (начиная примерно с 5000 года до н. э.). Потомки синантропа научились изготавливать и украшать горшки для еды и кувшины для хранения припасов, умели вырубать удивительно прочные и острые каменные инструменты и полировать их.


   Рис. 1. Физическая карта Китая.

   Существенные перемены в Китае произошли примерно около 1500 года до н. э., когда человек впервые узнал о свойствах бронзы. Тогда в распоряжении людей оказались прекрасное оружие и инструменты. В течение некоторого времени оба материала продолжали использоваться одновременно; вначале ремесленники, работавшие с бронзой, охотно копировали форму и стиль неолитических глиняных сосудов. Широкое использование бронзы и совершенствование приемов ее обработки привели к постепенному переходу от кочевого образа жизни к оседлому. С началом бронзового века в Китае постепенно начинает складываться оседлая цивилизация. У людей появилось свободное время, и они стали интересоваться проблемами, которые не были связаны с удовлетворением первостепенных материальных потребностей.
   Прежде всего это касалось системы верований. Сложились обряды для поклонения невидимым силам, которые могли повлиять на судьбу. Для этих культовых действ стали использовать определенные места, считавшиеся священными, или усыпальницы. Появились культовые предметы, с помощью которых можно было совершать жертвоприношения или осуществлять возлияния. Их украшали изысканным орнаментом и высоко ценили. Совершавшие обряды люди постепенно выделились в особую социальную группу. Постепенное имущественное расслоение общества привело к появлению сложной социальной иерархии и соответствующей политической организации, с помощью которой обеспечивалась незыблемость всей системы.
   Необходимость управления большими массами людей потребовала разработки законодательной системы и способов ее фиксации. Первоначально для письма использовались гадательные знаки, на основе которых около 3000 лет назад была создана иероглифическая письменность. Она способствовала совершенствованию системы управления всеми сферами государственной деятельности в Китае.
   Раскопки показывают, что наиболее интенсивно культура нового каменного и бронзового веков развивалась в долине Хуанхэ. Это и позволило ряду исследователей назвать данную область колыбелью китайской цивилизации. Известно также о других ранних культурах, отличавшихся своими характерными особенностями и последовательно возникавших в разных районах страны. По этой причине Китай следует рассматривать не как единый регион, а как субконтинент, где существовало множество разнообразных традиций, взаимодействовавших между собой на протяжении веков.
   Нужно также учитывать, что Китай занимает обширную территорию, отличающуюся различными географическими особенностями. Различны и рельеф, и характер почвы, и плотность населения, и его прирост. Существенные отличия одной провинции от другой объяснялись тем, что территория Китая простирается более чем на 2000 километров с запада на восток и с севера на юг, включая все природные зоны от субарктической до субтропической, а также обширное морское побережье, высокие горные кряжи, долины и широкие речные бассейны.
   Географические условия во многом определялись наличием горных хребтов, тянувшихся от Центральной Азии, а также состоянием главных рек, служивших и источниками воды, необходимой для орошаемого земледелия, и транспортными артериями, обеспечивающими экономические связи между регионами. Но бывало, реки приносили и беду, вызывая огромные разрушения во время наводнений.
   За три тысячи лет сложившееся внутреннее устройство страны, деление на районы практически не изменилось. Об этом свидетельствует прежде всего разнообразие производимой в отдельных регионах сельскохозяйственной продукции, что во многом зависело от степени влажности.
   Больше всего осадков выпадало в юго-восточных провинциях, где земля впитывала влагу, собиравшуюся над Тихим океаном. Меньше осадков выпадало в гористых районах, расположенных далеко от прибрежной полосы, в глубине Центральной Азии. В низовье Хуанхэ проливалось больше дождей, чем на территории, располагавшейся выше по течению, к западу от Тайваньских гор и между двух излучин Хуанхэ.
   Нерегулярность выпадения осадков осложняла жизнь земледельцев, и прежде всего во время короткого зимнего периода. Не легче было и сохранить выращенную продукцию. Неожиданные наводнения или засухи приводили не только к потерям урожая, но и нередко к исчезновению самих поселений, жители которых покидали опустошенные земли и уходили в другие районы.
   Количество осадков определяло и выбор культур для возделывания. В северной части, где дождей было меньше, сеяли ячмень или пшеницу, а в южных районах, например в низовьях Янцзы, где было много влаги, главной посевной культурой стал рис, требовавший основательного орошения полей. Такое сельскохозяйственное районирование сложилось еще с IV века н. э. Для выращивания настолько разных культур требовались различные способы обработки земли, орошения почвы, использования человеческих ресурсов и тягловых животных.
   Чтобы вырастить рис в низовьях Янцзы, применялись сложные системы оросительных каналов. Иные технологии и водоподъемные сооружения употреблялись для орошения и удобрения полей, громоздившихся на горных террасах в провинции Сычуань. На северо-западе, где преобладали лесные почвы и илистые наносы, успешность земледелия определялась не количеством воды и устройством ирригационных каналов, а искусством обработки почвы с помощью плуга и тягловых волов.
   Интенсивная эксплуатация земли и мягкий климат позволяли земледельцам собирать несколько урожаев в год. Так, например, в отдаленных южных районах, расположенных за рекой Янцзы, почти каждый год удавалось получать по три урожая риса, в низовьях реки за то же время только один. После этого воду спускали, а на высушенных полях сажали пшеницу, бобовые или ячмень.


   Рис. 2. Бронзовая пластинка с изображением двух быков. Обнаружена на северо-востоке Китая. Это свидетельствует о культурных связях между ханьским Китаем и другими странами.

   Кроме злаковых культур китайские крестьяне выращивали коноплю, которая вплоть до X или XI века являлась основным сырьем для производства текстильных изделий, позже им становится хлопок. Примерно с 1000 года до н. э. крестьяне начали культивировать тутовые деревья, на которых шелковичные черви «пряли» свои нити для изготовления роскошных одеяний.
   В огромных количествах произрастали бобы и другие культуры, служившие сырьем для изготовления различных сортов масла, выращивали разнообразные фрукты и овощи; на юго-западе культивировали сахарный тростник. Начиная с III или IV века н. э. в среднем течении Янцзы и в прибрежных провинциях юго-востока сажали чайные кусты.
   При таком разнообразии экономических и географических факторов тем более удивительными кажутся успехи китайцев в централизации страны. Культурная общность во многом возникла в результате распространения одной системы письма. Хотя и существовали различные диалекты, все же их носители могли общаться друг с другом с помощью общего для всех письменного языка.


   Рис. 3. Бронзовое украшение – два танцора – выполнено в характерном местном стиле. Юго-Западный Китай.

   В то же время единая культура не помешала сохранению местных обычаев и форм искусства. Практически в каждой территориальной общности сложилась своя система обрядов, о чем, в частности, свидетельствует разнообразие стилей культовых предметов из различных регионов.
   Не менее примечательно единство, достигнутое в политической организации общества, особенно если учесть огромное количество населения, обширные пространства и отсутствие современных средств связи.
   До образования единого сообщества в различные периоды китайской истории удавалось добиться политического единства, но эти периоды редко продолжались более века. И достигалось оно благодаря сочетанию эффективного управления, китайской изобретательности и определенному культурному уровню населения. Вот почему некоторые династии сумели укрепить свою власть всего за несколько десятилетий. Историки часто обращаются к этим временам, чтобы продемонстрировать те высшие достижения, которых страна добилась и привнесла в мировую цивилизацию. Однако подобные периоды вовсе не следует рассматривать как типичные или постоянные. Традиционно они сменялись временами, когда недееспособность правителей и упадок общественной активности приводили к застою и в духовной сфере.
   Но какие бы потрясения ни испытывала правящая верхушка, основная масса населения продолжала вести обычный образ жизни, развиваясь динамично, используя новейшие достижения культуры и техники. Таким образом, культурные изменения, политическая зрелость и новые технологии обеспечивали движение вперед, поскольку не зависели ни от династических регрессий, ни от коррупции или иностранного вмешательства.
   Обычно история Китая рассматривается как последовательная смена правящих династий, что с некоторыми оговорками достаточно удобно. Такая периодизация отражает и развитие китайской культуры. Как полагают, начиная с бронзового века (примерно с 1500 года до н. э.) появилось несколько независимых сообществ или царств; правда, нам почти ничего не известно ни об их экономических условиях, ни об уровне развития культуры. Поскольку еще нельзя было говорить о каком-либо единстве управления в то время, вряд ли стоит использовать термин «империя». Постепенно каждое из этих сообществ развилось в царство со своими, иногда достаточно зрелыми и сложными формами управления. В то же время изменения в повседневной жизни населения были связаны с тем, что бронзовые изделия постепенно уступили место железным.
   Овладение технологией получения и обработки железа происходило постепенно, и начиная примерно с 600 года до н. э. оно распространяется практически повсеместно. Одновременно в течение некоторого времени продолжали использовать и менее твердые бронзовые орудия.
   К V и IV векам до н. э. внедрение железных изделий способствовало развитию промышленности и путей сообщения, стимулируя увеличение городов, что и привело к изменениям в системе управления. В свою очередь, перемены обусловили потребность в непосредственном политическом контроле и социальной организации. Вскоре появились более интенсивные методы управления, призванные усовершенствовать сбор налогов и контроль за рабочей силой.
   В 221 году до н. э., с образованием первой империи, началась новая эпоха в китайской системе управления. Это произошло благодаря усилению царства Цинь, которому удалось захватить или присоединить земли шести сопредельных стран. Хотя в то время цинские правители практически не встречали противодействия своей объединительной политике, но они еще не смогли подчинить весь субконтинент. По-прежнему оставались огромные территории, на которые чиновники центрального правительства не могли воздействовать эффективно.
   В последующие два тысячелетия сменилось около 25 династий, которые правили всей территорией или какой-либо частью Китая, полностью или частично признавших центральную власть. Некоторые из династий правили в течение двух или трех столетий, другие существовали всего лишь несколько десятилетий, но даже самые продолжительные по времени правления не смогли осуществить полный административный контроль в течение всего периода своего существования.
   Отдельные династические дома правили частями территории, располагавшимися на севере или на юге субконтинента, естественной границей между которыми служила река Янцзы. В те времена параллельно существовали два или три дома, и все они заявляли о своем естественном праве на правление всей страной. И даже в те дни, когда у власти была династия Цинь или ее непосредственные преемники – представители династии Хань, централизованное управление оставалось той конечной желанной целью, к которой стремились императоры.
   О различных региональных особенностях внутри Китайской империи свидетельствует развитие сложных и многообразных форм и стилей произведений культуры. В целом период можно разделить на два этапа. Первый продолжался примерно до 1200 года, когда высокий уровень развития экономики и экономических связей привел к расцвету философии и формированию единой культуры. До того времени Китайская империя обосновалась на северо-западе, где находилась и столица. После 1200 года запросы времени оказались таковы, что она переместилась на северо-восток, чаще всего находясь в Пекине. Во времена первых империй продовольствие доставлялось из Западного Китая на северо-запад.
   Процесс объединения севера и юга проходил достаточно медленно, завершившись примерно к 1200 году. Вскоре территориальные и экономические перемены привели к изменениям и в повседневной жизни китайцев, проявившихся в единстве ежедневного рациона, характере ведения домашнего хозяйства и транспортной системе.
   Вторая значительная перемена сказалась в том, что с середины XIX века Китай оказался в ситуации западного влияния. Военные поражения, упадок династий и проникновение в страну новых идей привели тогда к отторжению традиционных ценностей и осознанию своей страны как мировой державы, основывающейся на совершенно иной системе ценностей и приоритетов как в политике, так и в культуре.
   Смену династий часто отождествляют с определенными стадиями прогресса. Династия Хань рассматривается как образец имперского правления. Основатель династии Лю Бан принял титул царя в 206 году до н. э. и основал царство, находившееся в западной части Китая. В 202 году до н. э. он принял титул императора и провозгласил себя единоличным правителем. Установленный им порядок престолонаследования в семье Лю был прерван Ван Маном, основавшим свою династию в 9 году. Однако его правление продолжалось только до 23 года, а в 25 году снова пришла к власти династия Лю и удерживала ее до окончательного упадка династии Хань в 220 году.
   Период с 202 года до н. э. до 8 года, когда правительство сосредоточилось в Чанъане, известен как Западная, или Ранняя, династия Хань. Период с 25-го до 220 года, когда столицей был Лоян, называют Восточной, или Поздней, династией Хань.
   В ханьский период впервые в истории империя была законодательно оформлена как отдельный династический дом. Это было время становления единой культуры, один из периодов ее расцвета. Последующие династии рассматривали эту эпоху как образец активной созидательности. Именно поэтому ее политическое устройство, философия и культура оказали столь сильное влияние на потомков.
   После падения династии Хань Китай неоднократно подвергался нашествиям с севера, и в течение многих лет северная часть страны оставалась под управлением некитайских императоров, поддерживаемых местными чиновниками, так что потребовались особые усилия, чтобы установить имперское правление.
   Именно в эти столетия, когда влияние чужеземных культур было так значительно, в Китае укрепился буддизм, и ко времени установления следующего централизованного правительства при императорах династии Тан (618—906) религия становится важнейшим элементом социальной и политической жизни.
   Это время оказалось даже более успешным, чем в период расцвета династии Хань. Культурная жизнь была разнообразнее и интенсивнее, литература наполнялась глубоким философским содержанием, расширялись связи с окружающими народами, искусство стало утонченнее, изящнее. И хотя танский период часто описывают как китайский «золотой век», когда особенно ценилась поэзия и свято соблюдался дворцовый этикет, именно во время правления политически слабой династии Сун (Северная Сун 960-1126; Южная Сун 1127—1279) наступила эпоха расцвета литературы, философии, техники, и наслаждение роскошью приняло невиданные до того размеры.
   Большинство историков сходятся во мнении, что после сунского периода начинается новый этап в истории Китая. Династии Мин (1368—1644) и Цин (1644—1911) характеризуются усилением императорской власти, распространением ее влияния на всю долину Янцзы и за ее пределы. Несмотря на некоторые нововведения, в частности укрепление роли купцов в городах, в китайской жизни сохранялось множество черт, которые сформировались в первые дни имперской истории и по-прежнему несли на себе несомненный отпечаток обществ более раннего времени.
   Имеющиеся в нашем распоряжении сведения позволяют остановиться более подробно на особенностях повседневной жизни китайцев в крестьянских домах и лачугах, во дворцах и при дворе на всем протяжении истории страны. Разумеется, надо иметь в виду, что при описании любого периода истории пробелы неизбежны.

Глава 2
Император и правительство

   Китайский институт управления, основанный на наличии императора и правительства, оказался одним из самых устойчивых политических систем в истории человечества. Со времени рождения одной из первых империй, в 221 году до н. э., китайцы развивали концепцию правительства как власть, основанную на сочетании политической ответственности и жесткой стратификации общества. Последнее означало, что взаимоотношения людей определялись исключительно тем положением, которое они занимали в социальной структуре. С общественным положением была связана разветвленная система административной власти и тех привилегий, которыми пользовались чиновники разных рангов.
   Концепция единой и всеобщей вертикали власти развивалась и поддерживалась религиозными предписаниями, философией и повседневной деятельностью власть предержащих. С течением времен изменились формы властных структур, менялись особенности разных социальных групп, но жесткая вертикаль власти и абсолютное подчинение нижестоящих вышестоящим оставались незыблемыми. Каждый – от императора до мелкого чиновника – знал, что его положение в общества и материальное благополучие определяются единством основных принципов устройства этого общества.
   Император, чиновники и подданные образовывали основные группы, на которые и делилось китайское общество. Иногда оно представлялось как пирамида, с низшими слоями общества в основании, самыми многочисленными по количеству; все были связаны друг с другом и находились в соподчинении, кроме императора, который был на самой вершине и не подчинялся никому.
   Он считался высшим авторитетом и исполнителем божественной воли. Своим положением он был обязан как своему происхождению, так и личным качествам и почитался как земное воплощение божественного начала. Непререкаемость авторитета императора определялась его непосредственной связью с Небесным владыкой, которого в китайской философии и литературе называли Небеса.
   Императора воспринимали как Сына Неба и, следовательно, как посредника в отношениях Неба с землей. Наделенный особыми полномочиями Сын Неба, в свою очередь, обладал особыми правами и ожидал от своих земных подданных послушания и верности. Он располагал властью, необходимой для земного правления. В то же время император не только получал определенные привилегии, но и становился ответственным за процветание и благоденствие земных жителей, и всегда должен был вести себя в соответствии с занимаемым им положением.
   Непосредственное управление всеми делами государства находилось в руках чиновников, полномочия которых определялись самим императором. Чиновники имели ранг, их число росло вместе с развитием государственной системы. Уже с первых лет существования империй Хань и Цин чиновники стремились занять как можно более высокое место на иерархической лестнице, поскольку это влекло за собой и соответствующие привилегии.
   Низшая ступень общества – основная масса китайского населения – являлась основной рабочей силой. Они трудились в мастерских, возделывали поля, ловили рыбу в озерах и реках, добывали руду и минералы, строили дороги, мосты и укрепления. Их контакты с высшими слоями общества были достаточно редкими, но они неуклонно и тщательно исполняли свои обязанности.
   Хотя формально высокое положение императора определялось тем, что в его лице воздавали почести Небу, не меньшую роль играли и заслуги предков, благодаря которым он получал право на трон. Многие императорские дома Китая образовывались в результате гражданских войн или иностранных вторжений, власть передавалась от одного члена дома к другому отнюдь не мирным путем, а в ходе столкновений или интриг. Иногда восшествие на трон сопровождалось насилием или даже кровопролитием.
   Ко времени основания династии Хань (202 год до н. э.) в Китае еще не сложилось классовое общество, хотя были чиновники и крестьяне, богатые и бедные, свободные земледельцы, ремесленники и бродяги, землевладельцы и рабы. Ханьские императоры происходили из династии Лю, которая не принадлежала к высшему слою общества в современном понимании, поскольку подобных различий еще не существовало в начале II века до н. э. Родоначальником династии стал военачальник Лю Бан – человек, вышедший из низов. Насколько известно, он действительно не обучался изящным искусствам и завоевал трон благодаря счастливому стечению обстоятельств и способностям военачальника, проявленным во время боев.
   Сразу же после утверждения династии Хань были предприняты определенные шаги, направленные на повышение статуса императора. Воспитание всех наследников престола осуществлялось в условиях, формировавших в них сознание своей исключительности, чтобы поднимать престиж и упрочивать власть императорских домов.
   Императорские покои располагались в самой отдаленной части дворца, вдали от посторонних глаз, он тщательно охранялся не только от возможных врагов, но и вообще от всех представителей «земного» мира. За высокими стенами, окружавшими дворцовые строения, императора обихаживали слуги и помощники, чиновники и наставники. Во дворец можно было попасть только через специальные ворота, окруженные сторожевыми башнями и охраняемые часовыми.
   В обитавшее здесь сообщество входили женщины, специально обученные удовлетворять потребности императора и подчинявшиеся только ему. В женских апартаментах прислуживали только евнухи.
   Придворные круглосуточно дежурили у императорских покоев, ожидая возможных распоряжений. Особые служащие следили за исполнением религиозных обрядов, они же готовили для императора еду и лекарства или воспитывали юных членов семьи в соответствии с их статусом.


   Рис. 4. Подголовник (нефрит); обнаружен в гробнице, принадлежавшей, вероятно, ханьскому правителю (54—90 годы).

   В настоящей главе мы рассмотрим только систему управления в целом (более подробно структура государственного устройства анализируется в главе «Чиновничество»). Во многом администрация Ханьской империи унаследовала систему управления, существовавшую в Китае до начала эпохи императорских династий (то есть до 202 года), усовершенствовав ее и приспособив к своим потребностям. Но за время четырехсотлетнего правления династии Хань сформировались существенные различия между органами основных государственных учреждений и той реальной властью, которой обладали определенные группы чиновников или придворных. Структура основывалась на общепризнанной власти императора и перенесении его распоряжений от вышестоящего чиновника к нижестоящему внутри сложной иерархии департаментов и учреждений.
   Правительственная структура состояла из чиновников центральной администрации в главном городе и провинциальных органов власти, разбросанных по всей империи. Отношения между ними строились по принципу строгой иерархии, перемены в региональном делении страны на них не влияли. Так, на территориях, присоединявшихся к империи в результате войн или вторжений, возникали новые провинции, на которые распространялась власть императора. В периоды сокращения земель, военных неудач они становились самостоятельными образованиями, не влияя на общее административное устройство.
   После ханьского периода, когда на территории Китая возникало несколько династических правителей, каждый из них контролировал часть страны, управляя теми же методами.
   Чиновники центрального правительства ханьского Китая несли ответственность за советы, даваемые императору, и принятие основных политических решений вместе с ним или от его имени. Они устанавливали и контролировали систему взимания налогов, отвечали за порядок внутри Китая, разрабатывали способы защиты страны от внешних вторжений. Несколько постов в центральном правительстве распределялось среди пожилых государственных служащих, которые были заняты исключительно консультационной деятельностью.
   Главная ответственность возлагалась на двух высших чиновников, должность которых, в соответствии с современной терминологией, можно определить как премьер-министр и государственный секретарь. Они подчинялись непосредственно императору, от их способностей зависела эффективность управления государством. Чиновники получали сообщения от низших чинов и доводили, в свою очередь, сведения до императора, когда считали необходимым это сделать. Они также составляли подписываемые императором декреты, обеспечивавшие реализацию принятых решений. Все решения лично самим императором принимались только формально.
   Следующими на служебной лестнице стояли девять основных государственных чиновников, или министров, исполняющих управленческие функции. Они осуществляли религиозные церемонии, вели наблюдения за звездами и записи событий и фактов, управляли двором и императорским хозяйством, императорскими конюшнями, обеспечивали безопасность дворца, вершили суд и контролировали исполнение наказаний за преступления. Кроме этого, принимали дань от иностранных правителей, оказывали им почести, воспитывали младших членов императорской семьи, чтобы те научились выполнять свой долг, собирали государственные налоги, управляли общественными работами, делали отчисления в императорскую казну и проводили соответствующие выплаты.
   Каждой из девяти основных канцелярий, или государственных департаментов, управлял один чиновник, которому помогали несколько подчиненных, специальные обязанности распределялись между несколькими отделами. Так, главный орган управления сельским хозяйством отвечал за поступление государственных налогов в виде зерна и денежных сборов, а также за выполнение государственных работ. Ему помогали служащие, которые контролировали различные виды деятельности: содержание в надлежащем состоянии государственных зернохранилищ, установление стабильных цен на основные продукты, обеспечение распределения и транспортировки зерна в те регионы, которые испытывали в нем потребность.
   Хранителю императорской казны, собиравшему часть налогов в виде денег, помогали несколько младших чиновников по поручениям, они ведали изготовлением эмблем и значков, необходимых для чиновников; осуществляли надзор за ремесленниками, изготовлявшими для императорского двора утварь и разные предметы роскоши.


   Рис. 5. Карта административного деления ханьского Китая (1—2 годы).

   Другие департаменты занимали более низкие ступени в служебной иерархии. Ими также руководили чиновники центрального правительства, чаще всего занятые обычной писаниной, которую выполняли гражданские служащие, редко контактировавшие с населением. Они обеспечивали продовольствием высших военачальников, генералов «левой и правой руки», а также командующих авангардом и арьергардом, приравнивались по рангу к руководителям девяти департаментов и имели собственных подчиненных. Как только появлялась вакансия (из-за смерти, увольнения провинившегося или отставки по возрасту), тотчас назначали другого человека. К счастью, сохранился достаточно полный список имен тех, кто занимал эти ведущие посты с 206 года до н. э. до 5 года н. э. Высшие чиновники менялись не так часто, поскольку постоянство было залогом их нормальной работы.
   Власть в провинциях была представлена двумя типами административных объединений – областями и царствами. В начале династии в империю входило всего 15 областей и 10 царств. Но спустя примерно сотню лет многие царства были уничтожены, другие уменьшились по территории и разделились на несколько частей. Соответственно региональное деление становилось более дробным, вдобавок на захваченных землях образовывались новые области. Так, к 1-2 году н. э. в полном списке административных единиц империи насчитывалось 83 области и 20 царств.
   Областями управляли губернаторы, которые назначались центральным правительством, а во главе царств стояли правители. Среди них выделялись кровные родственники императора, причем по закону умиравшему правителю должен был наследовать сын. Однако на практике все назначения местных правителей проходили под руководством центрального правительства. Назначаемый из центра помощник правителя постоянно контролировал управление как царствами, так и областями.
   В свою очередь, царства и области делились на префектуры. К 1-2 году н. э. существовало порядка 1587 префектур, каждая из которых занимала территорию, примерно равную Англии. Префектуры же делились на уезды, а те на округа.
   Чиновники, ответственные за выполнение различных правительственных задач, были ранжированы в зависимости от круга их обязанностей в префектурах, уездах или округах. В большинстве случаев назначения на местах проводили провинциальные, а не центральные власти. Жизнью уезда управляли уездные или окружные чиновники, которые отвечали за выполнение указов центрального правительства и распоряжений местных властей.
   Они проводили сбор налога в виде зерна, текстиля или наличных денег с усадеб или селений. Начальники уездной полиции следили за порядком, за поиском и арестом преступников, дезертиров, а также за теми, кто укрывал их. Местные чиновники отвечали за призыв людей на военную службу, на государственные работы, для обработки казенных земель, строительства дорог, крепостей и ирригационных сооружений.
   Начальник уезда лично отвечал за строительство зернохранилищ, следил за поддержанием в должном состоянии каналов и дорог. И наконец, провинциальные и местные власти отвечали за ремонт систем связи, без которых не могло быть обеспечено эффективное управление.
   Срочные донесения и обычная почта доставлялись от одного поста к другому на лошадях или с помощью гонцов. Чиновники центрального правительства или провинций могли перемещаться от одной до другой станции, где для этой цели держали специальных почтовых лошадей.

Глава 3
Чиновничество

   В основном китайские государственные деятели и авторы работ по истории страны с гордостью описывают устройство своей империи; вырисовывается картина сложной чиновничьей иерархии. Хотя нам не удастся узнать, насколько их описания соответствуют реальному положению дел, но очевидно, что начиная с ханьского периода империя управлялась с помощью специальной гражданской службы, контролировавшейся правительством. С первых дней существования китайских империй возникла проблема поиска необходимого числа образованных людей из числа местного населения. Они должны были решать серьезные управленческие проблемы и не использовать общественное положение в собственных целях.
   Эти задачи решались постепенно в течение многих столетий, в соответствии с особенностями китайского общества. Нуждаясь в чиновниках, правительство представляло им жизненное обеспечение в зависимости от занимаемого положения. Материальные блага, привилегии и почести стали выражением разветвленной иерархической системы Китая, которая не имела в течение длительного времени соответствий с государственным устройством других стран.
   В законе 144 года до н. э. говорится: «Чиновники управляют населением, следовательно, справедливо, чтобы повозки, в которых они перемещаются, и одежды, которые они носят, соответствовали рангу».
   Даже эмблемы существенно различались; в зависимости от положения и жалованья чиновник получал золотую, серебряную или бронзовую печать, украшенную пурпурными, голубыми, желтыми или черными лентами.
   Начиная с V века философы призывают назначать на высшие государственные посты тех, кто наделен соответствующими способностями, а не в порядке наследования должности от своих предков. К необходимым качествам относили честность и ум. Именно они ценились интеллигенцией во время ханьского и последующего периодов. Однако, соглашаясь с мнением философов, большинство правителей не следовали ему и назначали на государственные должности людей, руководствуясь конъюнктурными соображениями или другими обстоятельствами.
   Однако пропагандируемая философами концепция идеального чиновника повлияла на развитие системы обучения, сочетавшей воспитание моральных принципов с развитием интеллектуальных способностей и освоением накопленного опыта.
   Бывали и предложения, направленные против найма обеспеченных людей или тех, кто стремился извлечь выгоду из своего положения. Опасались, что богатые люди, не обладавшие необходимыми качествами, просто купят себе соответствующий чин. Опасения иногда и оправдывались, но подобным предостережениям не всегда придавалось значение.
   С начала ханьского периода разрабатывалась система отбора подходящих кандидатов, которые могли бы служить в государственных учреждениях. В вердикте 196 года до н. э. правителям областей и царств предписывалось направлять подходящие кандидатуры в столицу, где они проходили соответствующие испытания и затем назначались на соответствующие их способностям посты.


   Рис. 6. Чиновник в официальном одеянии с мечом и дщицей для письма. Настенная живопись в гробнице; рисунок выполнен черной, алой и голубой красками на желтом фоне; ок. 182 года.

   Всего через сто лет каждая область или царство ежегодно в определенное время отправляли в столицу нескольких претендентов. К середине I века установились соответствующие квоты. Из каждых 200 000 жителей провинции губернатор должен был выбрать одного кандидата, обладавшего очевидными моральными принципами и отличавшегося преданностью семейным законам. Кроме того, необходимо было представить от шести до десяти человек, разбиравшихся в литературе. К 140 году в столице собиралось около 200 кандидатов, прибывших со всех концов Китая.
   Приехав в столицу, кандидаты держали своеобразные экзамены. Обычно их принимали высшие гражданские чиновники, а в заключение испытуемые представали перед императором, который задавал им вопросы и оценивал ответы.
   Информация о процедуре экзамена скудна, неизвестны темы, форма проведения (устная или письменная). Единственный дошедший до нас фрагмент ханьских законов указывает только на порядок тестирования юношей семнадцати лет в чтении и письме. Историки также зафиксировали число чиновников, чья карьера началась, когда после соответствующего испытания им присуждался первый, второй или третий класс.
   Теоретически путь к карьере государственного служащего был открыт для любого члена общества. Рассказывают, что примерно в 120 году до н. э. один впоследствии известный чиновник разводил свиней, чтобы накопить деньги для обучения. Благодаря своим способностям он сделал блестящую карьеру, став главным советником императора.
   Известно множество случаев, когда добивались значительного положения люди из сельской местности или из провинциальных городов. И все же нельзя отрицать, что близость к центральному правительству или происхождение из благородной семьи облегчали путь наверх.
   Несмотря на существовавшие законы, чиновники часто рекомендовали своих сыновей на освободившиеся должности, так что некоторые посты все же передавались по наследству. Бывали и случаи, когда девушки, очаровавшие императора, добивались синекуры для своих родственников. Известны и эпизоды, когда человек титул чиновника покупал за наличные.
   Во всех этих случаях игра стоила свеч, поскольку речь шла о жалованье, уважении и приобретении высоко ценимых социальных и законодательных привилегий. Государственная служба предполагала также освобождение от тяжелой рекрутской повинности. Неуважительное обращение с чиновником означало нарушение законов, за что полагалось наказание.
   После того как представленный провинциальным или дворцовым чиновником кандидат на должность проходил предварительный отбор, его присоединяли к группе людей, ожидавших назначения. Иногда при дворе скапливалось до тысячи человек, которые привлекались как многочисленные советники или придворные. Когда появлялась вакансия, то для претендента устанавливали испытательный срок. Если человек проявлял себя с лучшей стороны, то его назначали на соответствующий пост. В иных случаях испытательный срок мог длиться год. Существовали и другие виды временных назначений.
   О других особенностях традиционной китайской государственной службы известно из отчетов. Каждые три года местные власти были обязаны представлять в столицу отчеты и доклады, а также свидетельства о том, как исполняют поручения их подчиненные. В большинстве случаев это краткие формулировки, практически не дающие представления о степени квалификации, качестве работы, об особых навыках и личных свойствах аттестуемого.
   Можно только предположить, что иногда в отчеты вносились имена и указывалась должность чиновника. Качество службы характеризовалось как «отличное», «среднее» или «низкое». Определенное место уделялось личной характеристике, способностям читать, писать, делать расчеты, уровню знания законов, отмечался вес и возраст работника и даже расстояние, на котором находился его родной дом от конторы. Отдаленность, очевидно, в некоторой степени удерживала от коррупции, но, вероятно, не имела никакого значения для высших чинов. Представленные отчеты в ряде случаев становились причиной продвижения по службе или перевода.
   Как в центре, так и на местах от занимаемой должности зависело жалованье. Обычно за основу расчетов принимался размер ежегодной выдачи зерна, колебавшийся от 2000 до 100 пудов. Фактически зерном чиновники получали только часть жалованья, остальное выплачивалось деньгами, в ряде случаев – рулонами шелка, поэтому вычислить реальную сумму заработка достаточно сложно.
   Обычно продвижение по службе происходило постепенно, от низшей ступеньки к высшей, в ряде случаев автоматически после истечения определенного срока службы на конкретной должности. Встречались, конечно, особо одаренные или удачливые чиновники, которым удавалось перешагнуть через несколько ступенек, – для этого издавался соответствующий императорский указ.
   Перевод или отставка следовали после каких-либо промахов по службе, проявления некомпетентности или при обвинении в преступлении. Через каждые пять дней службы предоставлялся свободный день для отдыха, при необходимости можно было воспользоваться отпуском по болезни. Когда человек уходил в отставку по достижении преклонного возраста, ему обычно преподносили щедрый подарок в виде большой суммы денег или рулонов тканей. Как правило, бывшему чиновнику назначали пожизненную пенсию, известны случаи, когда она устанавливалась в размере трети его жалованья.
   В ханьском Китае, равно как и в более поздние периоды, отдельную группу составляли придворные ученые, государственные служащие. Кандидатов в чиновники обучали прежде всего как ученых, а затем прививали административные навыки. Человек вполне мог подняться с низших ступеней службы в провинции и стать чиновником центральной администрации. Возглавив один из девяти департаментов или заняв более высокий пост, он уже получал право решать проблемы, которые существенно отличались от рутинных задач провинциального служащего.
   Теперь он участвовал в формировании политики и принятии решений, которые могли иметь серьезные последствия и даже изменить ход событий в империи, и во многом определяли культурную политику для остальной части Китая. Сознание своего могущества вызывало чувство гордости. Чиновников уважало и все население, считая ценнейшим общественным достоянием, они получали вознаграждение деньгами или земельным наделом.
   Отношения между чиновниками определялись жесткими правилами, где регламентировались обязательные связи, способы обращения к старшему или младшему коллеге, формулировки письменных сообщений, даже правила поведения в обычной жизни и ношения одежды.
   Младшие по званию чиновники и в центре и на местах большую часть времени проводили в учреждениях, где получали документацию от других своих коллег. Они опрашивали население, составляли доклады о происходящем, вершили правосудие, если их призывали участвовать в судебных заседаниях, составляли отчеты о сборе налогов или готовили предложения для высших инстанций.
   Дома чиновников практически ничем не отличались от усадеб богатых горожан: те же высокие заборы с внушительными воротами, просторными внутренними дворами и затененными жилыми помещениями. Обычно постройки симметрично располагались вдоль линии, чтобы посетитель, которого допустили к значительному лицу, преисполнился уважения и восхищения, глядя на богатую усадьбу и образцовое хозяйство, чтобы лишний раз напомнить о привилегированном положении чиновника и конечно же внушить мысль о той ответственности, которая неразрывно связывалась с исполнением служебных обязанностей.
   Каждый чиновник занимал совершенно определенное место в обществе и служил своему императору. Обычно слуги или рабы освобождали его от бытовых обязанностей, поэтому он мог лучшим образом проявить себя на службе.
   После назначения на одну из высоких должностей, требовавших присутствия на аудиенциях у императора, вся жизнь чиновника подчинялась строгому придворному распорядку, его доставляли во дворец на носилках, убранство которых соответствовало статусу чиновника, и только к определенным дворцовым воротам в строго установленное время, соответствующим образом одетого, в головном уборе с лентами – знаками отличия своего учреждения, обязательно с личной печатью, удостоверяющей полномочия, в сопровождении слуг с флагами.
   Спустившись с носилок, чиновник должен был пройти оставшуюся часть пути пешком, чтобы выказать уважение императору и продемонстрировать ревностное отношение к своим обязанностям. Исключение делалось только для самых пожилых чиновников, которым было трудно ходить. Их приносили в зал на носилках, и им оставалось только занять свое место перед лицом Сына Неба.
   За четырехсотлетний период правления Ханьской династии характер и принципы общественной жизни значительно менялись: честность уступала место коррупции, когда лишь несколько близких к трону семей регулировали назначение на должность и сами экзаменовали претендентов на место. Конечно, этого утаить было нельзя, как и характер исполнения чиновниками своих обязанностей.
   Отметим один типичный случай. Примерно в 80 году до н. э. правительство решило осуществить строительный проект, который потребовал перемещений огромного количества песка и гравия. Для выполнения работ потребовалось нанять у владельцев тележки с быками, чтобы перевезти 30 000 партий груза. Казна решила выплатить за каждую перевозку 1000 монет, но отвечавший за проект чиновник смог изменить цену – увеличить ее до 2000 монет и получил чистую прибыль в 30 миллионов монет. Завистники донесли об этом его начальству, и виновный был наказан.


   Рис. 7. Учитель и ученики; у одного из детей за спиной привязан учебник (рельеф). Западный Китай.

   Отмечались также случаи самоуправства со стороны местных губернаторов по отношению к населению. Но какими бы деспотичными ни были власти, их руководство часто предпочитали насилию или беззаконию. Когда наступала пора безвластия, влиятельная местная семья начинала терроризировать беззащитное население, прибегая к услугам наемных банд или вооружая своих сторонников.
   Любопытно, что каждый случай злоупотреблений, отмеченный в записях, сопровождается рассказом об ответственном чиновнике, который скрупулезно выполнял свои обязанности и был предан своему делу.

   В те времена школьные учреждения существовали для того, чтобы обучать будущих государственных служащих, их посещали в основном сыновья чиновников или других высокопоставленных лиц. Открытие таких школ в столице можно проследить по записи, сделанной младшим чиновником примерно в 120 году до н. э.
   Особое значение придавалось развитию умственных способностей, поскольку в первую очередь именно это качество требовалось для назначения на должность. Иногда объявляли дополнительный набор учеников, чтобы доукомплектовать квоту кандидатов, которые должны были пройти на первую, вторую или третью ступени.
   Встречались прогрессивные чиновники, которые учреждали такие же школы в провинциях. Некоторые из них заботились о том, чтобы подобрать перспективных молодых людей и отправить их учиться в столицу Чанъань (начиная с 202 года до н. э. по 8 год) или Лоян (с 25-го по 220 год). Бывало, эти молодые люди возвращались в свои родные селения и усадьбы, вызывая восхищение и гордость своих родных и односельчан. Иногда им завидовали, поскольку они очень отличались от тех, с кем играли и дружили в детстве. Они выделялись правильной речью, манерой поведения и чувством достоинства, ибо, как жители столицы, уже обладали определенной властью.
   Известно, что в ханьский период открывались и частные образовательные учреждения. Иногда их учредителем становился известный ученый, увлекавший учеников и последователей системой преподавания или своими взглядами на мир. Рассказывают, что у некоторых наставников число учеников доходило до сотни. Из таких школ вышли некоторые известные государственные деятели ханьского периода.
   Обычно в Китае обучение начиналось с восьмилетнего возраста, но далеко не всегда. Прежде всего обучали навыкам чтения и письма, поэтому в первые годы обучения основным предметом была каллиграфия – совершенствование написания иероглифов (более подробно об этом говорится в главе 7).
   Стремясь помочь школьнику, китайские ученые составляли специальные прописи и списки трудных слов с толкованиями их смысла. К концу периода Западной Хани в императорской библиотеке хранилось около сотни подобных сочинений. Они содержали списки иероглифов, которые обозначают предметы одной и той же группы, например понятия, относящиеся к дому, жилищу, усадьбе, месту жительства, строительству.
   Эти перечни иероглифов помогали учащимся в работе над классическими или священными текстами. Важное место среди них занимали те, которые традиционно связывались с именем Конфуция (551—479 годы до н. э.). На самом деле отдельные тексты были написаны гораздо раньше, но также высоко ценились благодаря изложенным в них моральным установлениям и описаниям традиционных способов управления государством.
   Встречались и тексты, составленные гораздо позже, где содержались правила поведения в определенных социальных и политических обстоятельствах, определялись отношения между монархом и чиновником, старшими и младшими членами семьи. Глубокое знание подобных сочинений считалось основным признаком образованности.
   Методика обучения была различной. Ряд наставников привлекали своих учеников для комментирования классических текстов. Для этого обширный трактат делили на небольшие фрагменты, и каждый должен был работать над своей частью. Другие занимались комментированным чтением текстов или излагали слушателям материал в ходе бесед. Чтобы придать занимательность сухим описаниям, они не чурались и анекдотов об известных деятелях и событиях. В ряде случаев учитель сопровождал ранние тексты отсылками к современной практике религиозных обрядов или рассказывал о суевериях.
   На определенной стадии начинали обучать математике, знакомили с теорией и давали большое количество задач, связанных с повседневной жизнью. Вот одна из таких задач, такие же примеры встречаются и в современных учебниках.
   Из Чанъаня в Чжи, расстояние между которыми 3000 ли (около 900 км), отправились две лошади, резвая и медлительная. В первый день резвая лошадь прошла 193 ли, а затем ежедневно увеличивала пройденное расстояние на 13 ли. Медлительная лошадь в первый день покрыла 97 ли, а затем ежедневно проходила на 1/2 ли меньше. Добежав до Чжи, резвая лошадь отправилась в обратный путь и встретилась с медлительной лошадью. Когда состоялась их встреча и сколько проскакала каждая лошадь?
   Другая задача была такова.
   Мужчина перетаскивает соль. Если ему платят 40 монет за перенесение двух мер соли на расстояние 100 ли, то сколько ему заплатят, если он перенесет 1,73 меры на расстояние 80 ли? (Ответы следующие: 1. После 15 135/191 дней; резвая лошадь прошла 4534 46/191 ли, а медлительная 1465 145/191 ли. 2. 27 11/15 монет.)
   Образование рассматривалось как средство совершенствования определенных качеств, исправления недостатков и выявления достоинств. В то же время оно становилось способом совершенствования заложенных в человеке способностей, учеников заставляли развивать и использовать природные качества.
   Хотя от ханьского периода не сохранились ни описания конкретных методик обучения, ни записи практических упражнений, один из принципов нам известен. Некий автор XVI века пишет, что необходимо следовать завету предков, и приводит поговорку: «Бережешь розги – портишь дитя».
   Большинство государственных деятелей и чиновников, поднявшихся по служебной лестнице в период ханьского Китая, добились своего положения традиционным образом: путем постепенного продвижения по ступеням власти или благодаря рекомендациям влиятельных покровителей. Сначала они служили в качестве младших чиновников в провинциях, затем переходили в центральное правительство и, наконец, получали одну из главных государственных должностей. Бывали и такие, чья карьера шла иными путями, но их вклад в общественную жизнь страны оказывался весьма заметным.


   Рис. 8. Графическое доказательство теоремы Пифагора; иллюстрация из книги по математике ханьского периода.

   Заканчивая краткую характеристику деятельности правительства и чиновников, рассмотрим, что происходило в верхах властной пирамиды около 90 года до н. э. Тогда в результате придворных интриг и междоусобиц сложилась опасная для государства ситуация. Правительство утратило реальную власть, и над имперскими учреждениями нависла угроза.
   Вначале расскажем о человеке по имени Тянь Тяньцзю. Он происходил из известной семьи Тянь, правившей в Восточном Китае, до того как царство вошло в состав новой империи, образовавшейся после 221 года до н. э. В 91 году до н. э. противники императора попытались занять престол. В городе Чанъань вспыхнуло восстание, приведшее к огромному числу жертв. Во время этих событий император и наследный принц были вынуждены совершить самоубийство, но устроившая переворот партия дискредитировала себя, и ее соперники вернулись к власти.
   Заявив, что наследный принц пострадал несправедливо, Тянь Тяньцзю отправился к императору. Его назначили на один из высших постов в правительстве. (Сегодня эта сфера управления государством относится к компетенции министерства иностранных дел.) На самом деле Тянь Тяньцзю вел переговоры с главами пограничных племен некитайского происхождения и следил за исполнением протокольных мероприятий (подношением соответствующих даров, использованием должных титулов при обращении к ханьскому императору).
   В следующем, 87 году до н. э. Тянь Тяньцзю стал канцлером, заняв высший пост в империи, хотя не обладал ни нужным опытом, ни какими-либо особыми талантами. Китайский посол оказался в неловком положении, пытаясь объяснить одному из правителей Центральной Азии причину своего назначения на высший государственный пост.
   Вместе с тем для любого, кто был знаком с борьбой за власть, происходившей в Чанъане, было ясно, что Тянь Тяньцзю являлся подставным лицом. Канцлер был формальным главой государства, реальная же власть находилась в руках триумвирата – Ху Куана, Сан Хуняна и Цзинь Мити. У этих троих находились в руках государственные учреждения, и они сохраняли традиционную структуру управления, стремясь, чтобы на высшие посты назначались их креатуры во избежание политических интриг.


   Рис. 9. Глиняный кувшин с крышкой и ручками; роспись алой и голубой красками по белому фону (глина).

   Все члены триумвирата имели разное происхождение. Ху Куан был сводным братом Ху Чжупина – известного генерала, ревностно служившего своему императору вплоть до своей смерти, последовавшей в 117 году до н. э. Он также являлся племянником самой императрицы, вынужденной покончить с собой в 91 году до н. э. Почти двадцать лет Ху Куан прослужил на различных придворных должностях, проявив себя как мастер интриги.
   В последние дни жизни стареющего императора By Ти (У-ди), умершего в 87 году до н. э., когда встал вопрос о преемнике, Ху Куан объявил себя регентом и стал направлять деятельность юного императора при поддержке Сан Хуняна и Цзинь Мити.
   В момент восхождения на трон юному императору Чжао Ти было всего восемь лет, и Ху Куан фактически оказался диктатором. Что касается Цзинь Мити, он был сыном правителя одного из центральноазиатских племен. Много лет назад, в 121 году до н. э., его отец отказался подчиниться превосходящей по силе ханьской армии и был свергнут, а все члены его семьи оказались в заключении.
   В то время Цзинь Мити было 14 лет, и его вывезли в Китай в качестве заложника. Друзья отца устроили его конюхом в дворцовые конюшни. Однажды во время большой императорской охоты он смог остановить понесшего императора коня, хотя и отказался склонить голову перед Сыном Неба, как того требовал придворный этикет. Своим независимым поведением и прекрасными манерами он обратил на себя внимание, вызвав уважение и восхищение у правителя. Цзинь Мити назначили в императорскую свиту, и вскоре он стал одним из ближайших друзей императора.
   Положение иностранца при ханьском дворе едва ли можно назвать легким: постоянные пожалования, оказываемое императором доверие порождали нападки завистников. Но юноша оказался достаточно осмотрительным и осторожным. Он не только сохранял верность своему господину, но даже стремился отказываться от тех высочайших почестей, которые могли вызвать зависть недоброжелателей. Он женил своего сына на одной из дочерей Ху Куана и тем самым обеспечил себе поддержку одного из самых могущественных людей при дворе. В результате Цзинь Мити больше года, вплоть до своей смерти, был одним из главных помощников регента.
   Особый интерес для историка представляет деятельность третьего члена триумвирата. Сан Хунян был сыном одного из богатейших купцов Лояна. Вопреки семейной традиции он не унаследовал отцовское дело, а в 13 лет был отправлен в столицу и начал служить при дворе. Это было примерно за тридцать лет до смерти императора By Ти.
   Не по годам развитый юноша, несомненно, заслужил хорошую репутацию благодаря своим математическим способностям. Через несколько лет он становится членом группы императорских советников по вопросам торговли и участвует в подготовке важнейших государственных решений.
   Сан Хунян предложил применить методы делового мира в управлении государством. Получив назначение на высокую придворную должность, он представил ряд смелых и поразительных предложений, с помощью которых намеревался контролировать распределение природных богатств Китая, одновременно и получая прибыли, и эффективно управляя. Во время смертельной болезни императора By Ти он занимал пост руководителя департамента по сбору налогов и податей. Хотя его неподкупность, решительность и сильный характер не могли не вызвать ненависть его коллег или врагов, он оказался слишком могущественной фигурой, чтобы его мнение не учитывалось во время совещаний в высоких сферах, поэтому неудивительно, что он принял участие в регентстве.
   Соперничество и неприязнь, которые, скорее всего, существовали между Сан Хуняном и Ху Куаном, привели к тому, что в 80 году до н. э. Сан Хуняна обвинили в подготовке заговора против трона, и он умер от рук палача как предатель.

Глава 4
Социальное расслоение

   Такое деление не носило формального характера, а определялось чисто практическими соображениями. Так, существовали различия, обусловленные рождением, имущественным цензом, родом занятий и статусом человека в социуме.
   Развитие китайского общества, культуры и религии в доимперский период (до 221 года до н. э.) во многом определялись родовыми отношениями, и в последующие века родовые и семейные связи сохранили свое значение.
   Принадлежность к определенному клану или роду является древнейшей формой социальных отношений. За определенными родовыми группами закрепились различные общественные функции, например, одни обеспечивали религиозно-обрядовую, другие – военную, третьи – судебную и управленческую по принципу старшинства. Именно из системы родоплеменных отношений образовались древнейшие формы политической организации.
   Постепенно система управления усложнялась. Сначала это привело к образованию нескольких царств (примерно с 500 года до н. э.), а позже к их объединению в единую империю (221 год до н. э.). Соответственно мерилом социального статуса становится не только принадлежность к определенному роду или клану, но и место в придворной иерархии. Новые критерии и обусловили появление профессиональных чиновников.
   Вместе с тем в ханьский период по-прежнему сохранялось привилегированное положение отдельных родов, обогатившихся на протяжении многих поколений или благодаря кровному родству с императорской семьей. Принадлежность к таким фамилиям обеспечивала высокое положение в обществе, наследование не только богатства, но и власти.
   Сохраняя дифференциацию в обществе, император одновременно стремился упрочивать свое особое положение и группировал придворный круг только из представителей ограниченного числа семейств, всемерно поддерживая их привилегии. Они отвечали за все важнейшие решения и держали в своих руках ключевые посты. Однако по мере расширения границ империи и централизации власти все острее стал ощущаться недостаток в образованных чиновниках-управленцах. Появились и такие, которые не принадлежали к избранным родам, но фактически держали в руках все нити управления.
   Примерно с 100 года до н. э. численность таких служащих стала возрастать в геометрической прогрессии. Теперь главным критерием для назначения на должность стало не происхождение, а наличие необходимых личных качеств и определенных способностей. Конечно, влиятельные государственные деятели или высшее чиновничество сохранили прежние властные полномочия и по-прежнему продолжали продвигать своих сыновей. Но возможности людей из родовитых семей теперь все же ограничивались, ибо многое зависело от преданной и усердной службы императору.
   По мере того как уменьшалась зависимость места в иерархии от родословной, росло влияние тех, кто наживал богатство сам или наследовал его. В V и IV веках растут города, совершенствуется денежное обращение, пути сообщения и средства связи, что приводит к развитию торговли и, соответственно, к накоплению огромных состояний несколькими торговыми семьями.
   К ханьскому периоду общество достигает высшего уровня удовлетворения насущных потребностей, возникает мода на всякие редкости, привезенные издалека, что открывает возможность быстрого обогащения для владельцев магазинов, предпринимателей или удачливых купцов. Хотя век торговой активности наступит в Китае примерно через тысячу лет или более, даже в первые столетия существования государства состоятельные купцы занимали такое положение в обществе, что заставляли прислушиваться к их мнению.
   В то время наибольшую ценность представляли не денежные средства как таковые, а пахотные земли. Еще в V—IV веках, то есть до существования империи, они становятся объектом купли-продажи. Росту торговли и накоплению состояний способствовало превращение пахотных земель в выгодный товар, а также возможность их использования в качестве залога. При сохранявшейся в течение нескольких столетий политической нестабильности состоятельные семьи стремились сохранить нажитое, вкладывая деньги в недвижимость и землю; к началу II века некоторые семьи сосредоточили в своих руках огромные площади пахотных земель и богатые усадьбы, сохраняя свое могущество на протяжении всего ханьского периода. В ряде сочинений того времени говорится, что основная часть плодородных земель контролировалась сравнительно небольшой группой крупных землевладельцев, тогда как основной массе крестьянского населения принадлежали жалкие клочки, на которых невозможно было даже устоять.


   Рис. 10. Пирушка (рельеф). Западный Китай.

   Помимо названных групп, представлявших два полюса общества, в Китае существовало много других форм аренды и землевладения. Прежде всего это владельцы небольших земельных участков, которые жили за счет доходов от их сдачи в аренду. Арендаторы могли брать небольшие наделы как у землевладельцев, так и у правительства, а затем обрабатывать их всей семьей или нанимать работников. Были и малоземельные крестьяне, кормившиеся за счет обработки собственной земли и работавшие на помещика. К сожалению, не сохранилось свидетельств, по которым можно было бы установить процентное соотношение названных групп, составлявших значительную часть населения страны в ханьский период. Среди других занятий основной небогатой части населения Ханьской империи упомянем работу в лесничествах, на шахтах, озерах и реках. Бесспорно много людей было занято строительством ирригационных сооружений, изготовлением орудий для обработки земли.
   Необходимо отметить, что социальная стратификация определяла систему образования личных имен. В ханьский период официальное именование каждого человека состояло из фамилии и личного имени, которое выбиралось при рождении. Фамилия могла совпадать с названием княжества (Чжоу), удела (Фэй), профессии (Тао – «гончарное изделие»). Установлено, что в Китае (в период династии Мин) употреблялось всего чуть более 3600 фамилий, самые распространенные перечислены в книге «Бай-цзясин» («Сто фамилий»).
   Если число фамилий было ограниченным, то имена отличались большим разнообразием. Многие личные имена состояли из одного элемента, но некоторые из двух иероглифов; они содержали благое пожелание, какой-либо признак или молитву, например, Ян Нянь – «долгих лет жизни!». Женские имена нередко включали названия цветов или трав – Лань Хуахуа (лань – «орхидея», хуа – «цветок»), Ли Сянсян (сян – «ароматный, душистый»).
   В высших слоях общества человеку могли дать второе имя, обычно связанное с каким-то совершенным им в прошлом поступком, нередко он приобретал известность именно под этим именем. Обычно при письменном обращении фамилия предшествовала имени, даваемому при рождении.
   Кроме отличий, связанных с рождением, состоянием и профессией, члены ханьского общества разнились по статусу и наделялись в соответствии с ним предоставляемыми привилегиями. Организация государственной службы строилась на системе поощрения достойных и наказания провинившихся. Формы того или другого, определяемые императорскими указами, зависели от занимаемой должности. Награждали обычно в денежной форме или пожалованием императорским указом очередной должности.
   Всего в ханьском Китае существовало двадцать рангов; высший, примерно эквивалентный европейскому титулу маркиза, передавался по наследству. Его носитель по положению уступал только кровным родственникам императора, назначавшихся в качестве правителей определенными территориями. Из двадцати существовавших высших рангов двенадцать присваивались только чиновникам. Хотя допускался последовательный переход человека с одной ступеньки служебной лестницы на другую в ходе постепенных назначений, все же существовавшая планка мешала нечиновникам подниматься выше восьмого ранга. А привилегии и жалованье зависели от занимаемого ранга. Находившийся на нижних ступенях служебной лестницы практически ничего не получал, но по мере роста приобретал большие преимущества: в частности, не мог подвергаться телесному наказанию.
   Важным источником доходов было кормление, то есть право сбора налогов с определенной территории. Формально все налоги собирались правительственными служащими, но с их же разрешения этим правом наделялись крупные землевладельцы. Они собирали налоги с тех, кто проживал на принадлежащих им землях (разумеется, в максимально возможном размере), а затем передавали определенную их часть в казну, получая от этого немало. Представителям наиболее знатных или заслуженных родов могли снизить налоги по распоряжению императора.
   Если чиновника признавали виновным в каком-либо проступке или в совершении преступления, его могли наказать, снизив ранг или вообще уволив со службы, после чего он становился обычным рядовым гражданином. Кроме людей незнатного происхождения, существовало еще несколько групп, не имевших четкого социального статуса. Это были осужденные. Приговоренные к максимальному пятилетнему сроку работ, они направлялись в распоряжение местной администрации. Иногда на заключенных надевали кандалы. По императорской амнистии их могли освободить от наказания. Обычно амнистию объявляли в связи с каким-либо важным событием, но, как правило, ежегодно. В ряде случаев осужденные получали частичную свободу, их статус повышался, но они продолжали выполнять тяжелую работу в течение некоторого времени.
   В ханьское общество также входили рабы, которые никогда не составляли больше одного процента населения. Ими становились несостоятельные должники, мужья и жены осужденных преступников. По приговору судьи их могли «конфисковать» наравне с другим имуществом. Первоначально они отдавались в распоряжение государственных чиновников и направлялись на государственные работы. В ряде случаев, чтобы, например, выплатить долги осужденного, их могли продать состоятельным членам общества.
   Во времена острых экономических затруднений крестьяне продавали своих детей в рабство, чтобы получить наличные деньги. Такая практика сохранялась вплоть до начала XX века. Рабы должны были подчиняться распоряжениям своих хозяев, считались их собственностью, причем права рабовладельцев никак не ограничивались, Очевидно, не рассматривались спорные случаи, связанные с жизнью и смертью. В отличие от осужденных рабы обычно сохраняли свой статус пожизненно.
   Находясь в полной зависимости от своего хозяина, они вынуждены были выполнять целый ряд обязанностей: выполняли работы по хозяйству, прислуживали на кухне, в доме и т. д., иногда их использовали в качестве телохранителей; хозяин или хозяйка привлекали их также для выполнения личных или интимных обязанностей. Если они имели соответствующую подготовку, то выступали в качестве акробатов, жонглеров или музыкантов. Им также доверяли выполнение конфиденциальных поручений делового характера, рабам передавали обязанности по охране могил предков и связанные с этим обрядовые функции, по уходу за прилегающими территориями.
   Некоторое число рабов занималось обработкой земли, но таких было немного. В обширных поместьях их использовали для производства предметов, необходимых для нужд хозяйства, они ткали или выращивали овощи на продажу. Иногда из них формировались группы наемников, помогавших собирать налоги и выполнять распоряжения хозяев.
   Рабы, находившиеся в распоряжении официальных властей, как правило, направлялись на государственные работы, где трудились в качестве землекопов, грузчиков и переносчиков тяжестей. Кроме того, они использовались во время тяжелых работ, при перевозке конным транспортом и буксировке, загрузке и перемещении барж вверх по реке. От этой деятельности во многом зависело процветание и материальное обеспечение городов. Чиновников нередко упрекали в том, что они используют рабов далеко не полностью. Вместе с тем в ряде случаев рабы выполняли и иные обязанности, требующие профессиональных знаний и определенных личных качеств.


   Рис. 11. Музыкант с барабаном. Западный Китай.

   Во дворцах их использовали в качестве посыльных, стражников у дверей, слуг на банкетах. При дворе рабы обслуживали водяные часы и отбивали время ударами в барабан, присматривали в императорских поместьях за собаками или лошадьми, ухаживали за дикими зверями в зверинцах.
   Основную часть населения Китая составляли крестьяне, иногда их делили на восемь низших рангов. Занятие определенного положения в обществе вовсе не означало освобождения от выполнения государственных обязанностей, и, прежде всего, отбытия определенного срока на государственных работах. Время от времени крестьян могли призвать в качестве перевозчиков на реках или каналах, работников на государственных железных и соляных копях, строителей мостов, крепостей или дорог для проезда императора. Иногда объявлялась особая мобилизация для выполнения какого-либо крупного проекта, который контролировало правительство, например строительство дамбы или Великой Китайской стены. От каждого уезда ежегодно направлялось определенное количество трудоспособных мужчин. Никакого жалованья за государственные работы не выплачивалось, работники обеспечивались только минимальным питанием и кровом.
   По положению крестьянин считался свободным, но далеко не всегда мог распоряжаться результатами своего труда. В ханьский период положение крестьянина не было стабильным, он часто оказывался в затруднительном положении или бедствовал – ведь крестьянин зависел от «милостей» природы: часто становился жертвой наводнений или засухи. И тогда, чтобы пережить трудную зиму или вспышку чумы, ему приходилось продавать свои жалкие орудия труда или тяглового быка, ради получения небольшой суммы денег и покупки семян для будущего посева.
   Возможно, крестьянин также брал взаймы деньги у соседа – богатого владельца земли. Когда приходило время платежей и у него не оказывалось ничего, кроме имущества и животных, крестьянину приходилось продавать своих детей в рабство, а земли уступать кредитору. После этого не оставалось ничего иного, как работать на чужой земле за небольшое вознаграждение, причем условия оплаты он оспорить не мог.
   Неудивительно, что, подвергшиеся экономическому давлению, многие крестьяне уходили с насиженных мест и становились бродягами, нищими или разбойниками. Нередко они объединялись в вооруженные банды, которые нападали на проезжавших по дорогам чиновников и купцов, а иногда терроризировали целые районы. Удачливые бандиты становились героями народных рассказов и литературных произведений (роман Ши Найаня «Речные заводи»).
   Конечно, условия существования конкретных семей могли различаться в зависимости от места проживания, но в общем были почти одинаковыми по всему Китаю. Обычно семья селилась в одном глинобитном доме (фанзе) с соломенной крышей и земляным полом. Окна вместо стекол были затянуты бумагой, разрывавшейся при сильном порыве ветра. Дом состоял из кухни и одной-двух комнат, вдоль стен располагались глиняные ложа (кан). В углу кухни находилась небольшая печь с котлом для приготовления пищи. Чтобы обогреть комнату, дымоход соединялся с каном.


   Рис. 12. Фигура стража, вооруженного мечом и секирой, у его ног дверное кольцо, прикрепленное к морде животного. Из захоронения в Западном Китае.

   Размеры крестьянской семьи определялись уровнем ее достатка. В большинстве случаев она состояла из четырех или пяти человек, представляя два или три поколения. Большинство семей жили парами, хотя многоженство в Китае не запрещалось. Иная картина наблюдалась в обеспеченных семьях. Начиная свою замужнюю жизнь, жена могла взять с собой помощницу или служанку, иногда ее сопровождала младшая сестра или родственница, становившаяся младшей женой. В других случаях – например, когда у первой жены не было сыновей, – хозяин мог взять вторую жену, подчинявшуюся первой. Если у нее рождался наследник, то она становилась главной в доме. Нередко наложницами становились служанки, приобретаемые хозяином. Если по истечении определенного времени их освобождали от выполнения этих обязанностей, то выплачивали достаточную сумму, чтобы наложницы могли выйти замуж.
   

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →