Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Продолжительность жизни вкусового рецептора – 10 дней

Еще   [X]

 0 

Методологические основы психологии (Манухина С.Ю.)

Соавтор: Занковский А.Н.

Методологические основы психологии представлены в данной хрестоматии как учебный курс, направленный, кроме просветительских целей, и на решение целей, связанных с подготовкой студентов по специальности «Психология» к их последней и самой важной в учебном процессе квалификационной работой - дипломной работой.

Данная хрестоматия включает в себя пять основных разделов: «Методология научного познания», «Специфика методологии психологии», «Философские основания психологии», «Обще- и частнонаучная методология психологии», «Система методов психологии», «Организация научного психологического исследования».

Об авторе: Светлана Юрьевна Манухина - исполнительный директор ЦОНВ «Потенциал». Кандидат психологических наук, доцент, организационный психолог, консультант по вопросам профориентации, профессионального становления и построения карьерного роста, супервизор, преподаватель психологии, автор и тренер… еще…



С книгой «Методологические основы психологии» также читают:

Предпросмотр книги «Методологические основы психологии»

Методологические основы психологии

   Настоящее учебное пособие содержит основной теоретический и методологический материал для подготовки и успешной сдачи экзамена по дисциплине «Методологические основы психологии».
   Издание окажет реальную помощь студентам старших курсов всех форм обучения, аспирантам психологических факультетов, слушателям курсов повышения квалификации при изучении ряда тем по дисциплине «Общая психология», подготовке к сдаче государственных экзаменов и вступительных экзаменов в аспирантуру, преподавателям, а также специалистам в области психологии, социологии, педагогики, медицины, которым по роду своей деятельности необходимо умение обосновать и отстоять свои профессиональные взгляды.


Виктор Вениаминович Константинов Методологические основы психологии

   Рецензенты:
   A. Г. Маклаков, доктор психологических наук, профессор, директор Института психологии и педагогики, заведующий кафедрой общей и прикладной психологии ЛГУ имени А. С. Пушкина;
   B. А. Губин, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии развития и образования РГПУ имени А. И. Герцена, заслуженный деятель науки РФ.

Введение

   Однако при подготовке к экзаменам, а тем более к государственным экзаменам, в любом университете требуется показать разносторонность усвоенных знаний, их глубину, умение обосновать свою точку зрения. Это тем более важно, что все обо всем знать невозможно! И вот здесь на помощь приходит методология приобретения и реализации знаний. Некоторые практические рекомендации по овладению такими методами изложены в данном учебном пособии.
   Исходя из этого структура учебного пособия включает: некоторые общие положения проблемы; анализ существующих точек зрения и методологических подходов различных исследователей к рассмотрению данной проблемы; возможные пути поиска оптимальных общих методологических основ ее решения и обоснования собственных взглядов.

Глава 1 Основные этапы эволюции психологического знания и изменения взглядов на предмет психологии

   Темы
   1.1. Подходы к периодизации исторического развития. Мифологическое осмысление мира
   1.2. Рациональное осмысление мира
   1.3. Научный этап в сфере познания психического
   1.4. Современные взгляды на предмет психологии. Основные зарубежные школы и направления
   1.5. Отечественная психологическая мысль

1.1. Подходы к периодизации исторического развития. Мифологическое осмысление мира

   Мы начинаем издалека вполне обоснованно, ибо каждая наука имеет свою историю. Именно знание истории науки, становления ее теоретических основ, проблематики и методологических подходов, принципов определяет общую культуру каждого будущего специалиста. Однако следует отметить, что разговор пойдет не собственно об истории психологических идей и учений (эти проблемы рассматриваются в отдельной дисциплине «История психологии»), а о выделении основных этапов развития психологической мысли, с тем чтобы сложилось ясное представление, как эволюционировал предмет психологии, когда она возникла как самостоятельная наука и какой спектр проблем психической реальности она решала и решает.
   Следует иметь в виду также, что каждая наука исследует какую-либо сторону объективной реальности, окружающей нас действительности. В силу этого науки отличаются друг от друга специфическими, присущими только им областями (т. е. объектами) и предметами исследования. Что такое психология как наука, каковы ее предмет и объект исследования, мы рассмотрим позже, в отдельной теме. Но предмет психологии, поскольку с его эволюцией мы постараемся познакомиться, определим, в первом приближении, следующим образом: предметом психологических взглядов на протяжении всей истории человеческого познания является та сущность психического, которую мы хотим познать.
   В историческом развитии философско-психологических и собственно психологических взглядов можно выделить ряд этапов. Например, некоторые психологи выделяют: донаучный, философский и собственно научный этапы развития [84, с. 11; 55, с. 8-10].
   Донаучный период заканчивается примерно в VII-VI вв. до н. э. В этот период представления о душе основывались на многочисленных мифах, легендах, первоначальных языческих религиозных верованиях, связывающих душу с определенными живыми существами (тотемами).
   Следующий, можно сказать, преднаучный, период начинается на рубеже VI-IV вв. до н. э. и длится почти до середины XIX в. Психология в этот период развивается в рамках философии, поэтому он получил условное название философского периода.
   С середины XIX в. психология оформляется как самостоятельная наука. Начинается научный этап в развитии психологического знания.
   Такая периодизация вполне приемлема, поскольку ее авторы, по всей вероятности, исходят из идеи парадигмального подхода. Однако не даны объяснения оснований выделения данных этапов и не совсем ясны соответствующие им названия.
   Исходя из этого можно предложить следующую периодизацию в эволюции взглядов на предмет психологии. Выделение данных этапов также исходит из идеи парадигмального подхода и исторического структурно-логического анализа эволюции предмета психологии.
   ► Парадигма (от греч. paradeiyma – пример, образец) – теория (иди модель постановки проблем), принятая в качестве образна решения исследовательских задач, один из существующих подходов для раскрытия исторической логики формирования научных знаний в той или иной области. Данный подход предложил американский историк физики Томас Сэмюэл Кун. Создавая теорию научных революций, Кун выявил систему понятий, среди которых важное место принадлежит понятию «парадигма», т. е. «...признанным всеми научным достижениям, которые в течение определенного времени дают модель постановки проблем и их решений научному сообществу» [42, с. 11]. История науки представлена в ней как конкурентная борьба между различными научными сообществами. Основой для формирования и функционирования таких сообществ является принятие учеными определенной модели научной деятельности – совокупности теоретических стандартов, методологических принципов и норм, ценностных критериев и мировоззренческих установок. Смена парадигм и представляет собой научную революцию.
   В основу выделения данных этапов положены особенности мировоззрения,: мироощущения, мировосприятия, миропредставления, миропонимания и мирообъяснения, характерные для данной эпохи, а также соответствующие им методы освоения окружающей действительности. В соответствии с этим можно выделить период мифологического миропонимания окружающей действительности (так называемый донаучный); рационального миропонимания, с позиций разума (так называемый философский); научного миропонимания (рис. 1.1).

   Рис. 1.1. Эволюция мировоззренческих парадигм

   Мифологическое мироощущение, мировосприятие, миропредставление, миропонимание и мирообъяснение характерны для эпохи первобытно-общинного и частично рабовладельческого строя (если пользоваться марксистской периодизацией общественно-исторического развития). Ф. Энгельс отмечал, что «...уже с того весьма отдаленного времени, когда люди, еще не имея никакого понятия о строении своего тела и не умея объяснить сновидений, пришли к тому представлению, что их мышление и ощущения есть деятельность не их тела, а какой-то особой души, обитающей в этом теле и покидающей его при смерти, – уже с этого времени они должны были задумываться об отношении этой души к внешнему миру» [107].
   Таким образом, первые представления о душе (греч. psyche, лат. anima) как некой бестелесной, нематериальной силе, имеющей самостоятельное, независимое от тела существование в «потустороннем» мире, появляются в глубокой древности и имеют тысячелетнюю историю.
   Еще нет науки, нет философии. Фактически еще нет даже религии в современном понимании. Первобытный человек полудикими племенами живет в пещерах, окружен со всех сторон хищными зверями и враждебными стихиями. Его терзают холод, жара, он вечно голоден, вечно окружен опасностью и страхом смерти. И все-таки уже у этого первобытного человека появляются первые «детские» вопросы о том, что представляет собой окружающий мир и, прежде всего, что представляет собой он сам?
   Он видит и слышит. Но что в нем видит, что в нем слышит? Он двигается, нападает, убегает. Но что движет им, что управляет его руками, ногами, телом? Наверное, внутри сидит какой-то маленький человечек, который через его глаза смотрит и видит, который через его кожу чувствует, который через его уши слышит [32].
   Когда человек умирает, этот маленький человечек в нем куда-то исчезает и остается одно тело. Значит, внутри человека есть что-то, что дает ему жизнь, дает возможность двигаться, видеть, слышать, дышать. Вот это «что-то» и получило название души. Сначала его представляли даже не как человечка, а как животное, считавшееся родоначальником данного племени (тотемом) [32].
   Именно тотем и система табу составляли мировоззренческую, морально-нравственную, духовную и регулятивную основу первобытного общества.
   Тотем (на языке североамер. индейцев оджибве «ототем», букв. – его род) – одна из ранних форм языческой религии, суть которой – вера в сверхъестественное родство между человеческими родами и каким-либо животным, реже растением. Тотем воспринимался как реальный предок, от которого магическим образом зависели жизнь и благосостояние рода и каждого его члена в отдельности.
   Табу (полинез. слово) представляло собой характерный для неразвитого первобытного мышления комплекс представлений, выражавший категорический запрет агрессивных или сексуальных побуждений, направленных на так называемые «неприкасаемые» объекты. За нарушение табу, по суеверным представлениям, неминуемо следовала кара (болезнь или смерть), насылаемая сверхъестественной силой, духами, богами. В родовых общинах, в первобытном сознании человека табу прежде всего связывалось с запретом половых связей между родственниками (изначально только по прямой линии), а также с культом тотема. По сути, это самая древняя форма духовно-нравственного начала, выступавшая в виде требования подавления общественно опасных влечений и инстинктов. Нарушивший табу, иногда и без вмешательства извне, сам переживал психологическое состояние глубокой депрессии, которая часто приводила к заболеванию или смерти, хотя о его преступлении, возможно, даже не подозревал никто из соплеменников.
   Позже, по мере того как человек начал ощущать свое отличие от других воспринимаемых им вещей и существ, он начал осознавать себя как носителя действий, жизни, движений, поступков; душа стала все более очеловечиваться. Этот переход отразился в промежуточных образах полулюдей-полузверей вроде сфинкса, богов с птичьей, волчьей головой и т. д. Так рождались мифологические боги, духи.
   Подобный взгляд на природу, при котором, не зная ее законов, люди населяли и объясняли окружающий мир с помощью человеческих поступков и чувств, называется антропоморфизмом, т. е. восприятием мира в форме человеческих чувств, переживаний, поступков, перенесение их на внешние силы природы и приписывание их вымышленным мифическим существам.
   Постепенно, однако, примитивный антропоморфизм все более приходил в противоречие с накопляющимися опытом и знаниями. Соответственно, и представление о душе все больше теряло сходство с конкретным живым человеком. Сначала оно лишилось тела. Души начали представлять бестелесными тенями. Затем жрецы, философы лишили ее и внешнего сходства с человеком. Осталось только понятие о чем-то, что не имеет ни тела, ни формы, но способно думать, чувствовать, управлять поступками человека. По-видимому, опыт, из которого возникло такое представление, связан с возникновением государства. Ибо государственная власть бестелесна, не имеет «вида и формы», но управляет поступками человека, осмысленна, рациональна, эмоциональна и т. д. Такое представление о душе закрепилось в понятии «дух».
   В условиях рабовладельческого общества религиозные верования систематизируются жрецами. Религиозные трактаты Древнего Египта и Вавилона отстаивали божественное происхождение всего сущего и предопределенность установленного порядка и устройства общественной жизни, объявляли мир, царскую власть и систему рабства воплощением «божественной воли». В них господствующим является миф о бессмертии души, способной покидать тело, странствовать, перемещаться по ту сторону видимого мира.
   Однако религиозным догматам о бессмертии души и предопределенности (фатальности) человеческой судьбы противостоят первые материалистические догадки о материальной первооснове природных явлений; встречаются упоминания о прохладной воде, которая производит все живые вещи, а также о воздухе, заполняющем пространство и «пребывающем во всех вещах» [34, т. I, с. 40].
   Появляются первые выступления против религиозного догмата о загробной жизни. Так, в классическом произведении древнеегипетской литературы – «Песня арфиста» утверждалось, что никто из умерших не возвращается, чтобы рассказать о загробном царстве. Вместо того чтобы рассчитывать на загробную жизнь, призывает песня, надо устраивать «свои дела на земле» [там же, с. 38].
   Та же мысль еще ярче выражена в другом, более позднем, поучении, в котором утверждается, что люди после смерти превращаются в прах; что «человек исчезает и тело его превращается в грязь» [там же].
   Таким образом, уже в пределах теолого-мифологического способа объяснения вещей происходит процесс рационализации мифов. В ряде трактатов содержатся ростки естественно-научного взгляда на душевную (психическую) деятельность. Это, в частности, можно проследить по описанию механизма психической деятельности в египетском «Памятнике мемфисской теологии» (конец IV тыс. до н. э.). Значение органов чувств таково: боги «создали зрение глаз, слух ушей, дыхание носа, дабы давали они сообщение сердцу» [96, с. 542].
   Что касается сердца, то оно «всякому сознанию дает восходить» [там же]. Иначе говоря, уже в этом древнем папирусе содержался вывод о том, что условием «всякого сознания» (души) является деятельность центрального телесного органа – сердца.
   Более развернутые представления о деятельности души и духовном мире человека представлены в религиозно-философской мысли Древней Индии и Китая.
   В I тыс. до н. э. оформляются такие религиозные течения, как брахманизм (дальнейшее развитие ведической религии), буддизм (одна из мировых религий), позднее джайнизм, конфуцианство, даосизм и ряд мистических учений, которым противостоят отдельные стихийно-материалистические тенденции, носящие характер «наивного реализма».
   Общее для них (несмотря на разницу трактовок и понятий) – это рассмотрение природы индивидуальной души как эманации (истечение, излучение) безличного мирового духа. Человеческое тело есть только внешняя оболочка индивидуальной души (атмана), являющейся частичкой или воплощением безличного мирового духа (брахмана).
   Наиболее общие идеи, например брахманизма (Древняя Индия), сводятся к следующим положениям.
   Душа человека вечна и бессмертна, но так как человек слишком привязан к земному существованию, то его душа отлична от абсолютного духа и поэтому человек вынужден подчиняться закону кармы (воздаяния за прошлые грехи), т. е. зависит от последствий своих прошлых деяний. Она никак не может избавиться от вечного потока перевоплощений (сапсара), причем в последующих воплощениях душа входит в такую оболочку, какую человек заслужил своими поступками в прошлой жизни. Поэтому человек должен, по возможности, воздерживаться от действий, осознать, что земная жизнь – это тлен и суета, и стремиться постичь свою истинную природу, т. е. тождество души с мировым духом. Если человеку удается полностью отказаться от повседневных забот, то его душа перестает быть связанной с этим миром и осуществляется реализация ее тождества с мировым духом, наступает освобождение (мокша), переход в нирвану (вечное блаженство), в небытие, составляющих высший смысл жизни человека. Но познание этого тождества недоступно для обыкновенного ума, оно может быть достигнуто только при посредстве откровения, воздержания от мирских страстей и желаний, длительного самосозерцания.
   Другой взгляд на природу души представлен в стихийно-материалистических течениях. Первоначально они были направлены против религиозных верований в загробный мир, потустороннее существование души, ее переселение в другое тело в соответствии с законом воздаяния за прошлые грехи и телесную отягощенность.
   Позднее зарождаются материалистические представления о материи живой и неживой, о «первовеществах», из которых якобы состоят все предметы и явления природы. Делаются попытки представить в качестве этих веществ землю, воду, огонь, воздух, дерево (или металл) и т. п., затем появляется стремление отыскать общее материальное начало всех вещей (ци — воздухообразное начало в Древнем Китае, пракрити — материя в Древней Индии и т. п.). Материалистические направления стремились понять мир как движущееся и развивающееся целое, вечно меняющее формы своего проявления.
   Стихийно-материалистические воззрения на природу психического были связаны, например, в Древнем Китае с представлениями о воздухообразном начале (ци) как носителе душевных процессов, непосредственно соединяющем живое со средой; с идеей о зависимости души от жизни тела; в объяснении свойств этого тела (в том числе психических) смесью имеющихся в нем природных элементов. Проводилась мысль, что чувственные ощущения дают нам верные представления об окружающей действительности, но для познания сущности вещей необходима деятельность разума.
   Рассматривались также проблемы локализации душевных функций: познавательных – в сердце, чувств – в печени; причин индивидуальных различий между людьми по типу темперамента. Причем за основу темперамента принималось три элемента: воздухоподобное начало – ци, желчь (иногда кровь) и слизь.
   Как мы видим, материалистические тенденции связаны с более глубоким философским анализом природы души, поиском ее материальных основ, структуры и локализации в теле, механизмов функционирования, познавательных возможностей человека.
   Однако, несмотря на различие позиций, религиозно-идеалистические и стихийно-материалистические течения считали, что высшими духовными добродетелями и достоинствами человека должны являться смирение и покорность, умеренность, подавление чувственных эмоций, аффектов, страстей, стремлений, желаний, достижение невозмутимости и спокойствия, бесстрастие при виде несправедливости, насилия, угнетения, милосердие, правдивость, почитание установленного порядка, вера в истины религии. Должно было присутствовать одно стремление – слиться, жить в согласии с природой или с Богом.

1.2. Рациональное осмысление мира

   Термин «философия» впервые встречается у Пифагора; в качестве особой науки ее впервые выделил Платон. Первоначально она объединяла всю совокупность знаний человека об окружающем мире и о самом себе, что было вполне естественно для низкого уровня развития знаний на ранних этапах человеческой истории. Философия (греч. philez — люблю и sophia — мудрость; любовь к мудрости), стала той наукой, в рамках которой человек впервые задумался о том, кто он есть, каково его место в окружающем мире, что такое душа и как она связана с телом, каковы границы человеческого познания и достоверность чувственных ощущений. Достаточно развернутые и основательные философские учения и системы мы встречаем в античности.
   Ведущей чертой античной философско-психологической мысли является ее стихийная диалектическая направленность. Мир представлялся древним ученым единым, бесконечно движущимся и изменяющимся. Хотя природа трактовалась ими в целом нерасчлененной, синкретично, однако первые попытки выделения одних явлений из совокупности других, стремление понять их на фоне общей картины мироздания имели место уже тогда. Явления душевной жизни человека не могли не привлечь внимания древнего ученого вследствие их своеобразия и специфической природы. Именно поэтому еще на заре научного знания психические явления достаточно четко вычленялись из чисто материальных и, более того, осуществлялись попытки внутренней дифференциации отдельных сторон души.
   В античности более четко прослеживаются тенденции объяснения многообразия мира психических явлений с позиций религиозно-мистических или стихийно-материалистических. Причем каждая из этих позиций внесла определенный вклад в объяснение мира феноменов психического.
   В целом в объяснении природы, сущности и структуры души в античной мысли можно выделить по крайней мере три направления поиска тех больших, независимых от индивида сфер, по образу и подобию которых трактовался окружающий космос и индивидуальная человеческая душа как некий микрокосм.
   1. Натурфилософское, наивно-материалистическое объяснение психики исходило из наблюдаемых законов движения и развития материального мира. Гераклит считал, что этот космос, один и тот же для всего сущего, не создан ни Богом, ни человеком, но всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами загорающимся и мерами потухающим [57].
   Руководящей выступала идея о материальной природе души и определяющей зависимости душевных проявлений от физической природы. Эту зависимость античные мыслители пытались выразить в форме конкретных представлений о том, что содержание психических процессов черпается извне, путем проникновения в организм веществ физической среды.
   Так, Фалес (VI в. до н. э.), принимая за первооснову всего сущего воду, считал, что душа есть тоже особое состояние воды. Она источник движения, придает способность телам двигаться. Анаксимандром (VI в. до н. э.) душа трактовалась как одно из состояний апейрона (беспредельная и бескачественная материя, ни воздух, ни вода, ни что-либо иное). Анаксимен (V в. до н. э.) считал, что душа имеет воздушную природу и связана с дыханием человека. Гераклит (IV в. до н. э.) рассматривал душу как особое переходное состояние огня – психея. Это был первый собственно психологический термин для обозначения психической реальности.
   Следует особо отметить, что, указывая на какое-либо конкретное первоначало, философы имели в виду не его (т. е. обычную воду, воздух и огонь), а нечто такое, что подобно воде присутствует во всех живых организмах, которое так же подвижно, изменчиво и текуче. Так, вода, испаряясь, превращается в пар; айперон, воздух, разряжаясь, превращаются в огонь. Эти элементы, сгущаясь, переходят в другие более плотные и твердые состояния. То есть за каждым из этих первоначал стояло философское его понимание, для которого пока не было найдено и сформулировано соответствующее философское понятие, категория.
   Особый интерес представляют взгляды древнегреческих материалистов-атомистов на проблему природы души и механизмов ее функционирования. По сообщению античного историографа Аэция, Эмпедокл (V в. до н. э.), Анаксагор (V в. до н. э.), Демокрит (IV в. до н. э.), Эпикур (IV—III в. до н. э.), Лукреций Кар (I в. до н. э.) считали, что мир образуется вследствие соединения мельчайших материальных частиц, принимали [многочисленные] соединения и разъединения [их], возникновения же и гибели их в собственном смысле не допускали [56]. Они считали, что первооснову мира составляют мельчайшие, невидимые частицы «гомеомерии», атомы, «семена» вещей, из которых, соответственно, и состоит душа. Она неразрывно связана с телом и со смертью человека распадается на первоэлементы. В теле человека душа локализуется в голове, груди и печени и выполняет управляющие функции: разумные, побудительные (волевые), аффективные (чувственные, эмоциональные). Описывался также механизм чувственного (сенсорного) восприятия как продукт «истечений» миниатюрных копий вещей, «идолов», «эйдосов», «призраков», «форм вещей», которые распространяются от каждой вещи во все стороны и, достигая органов чувств, вызывают соответствующий образ предмета. Деятельность механизмов мышления объяснялась потоками легчайших, подвижных и шарообразных атомов. Выделялись Душа (anima), как жизненное начало, рассеянное по всему телу и отвечающее за растительные функции организма, и Дух (animus) – управляющая сила, реализующаяся в чувствительности и разуме (Тит Лукреций Кар).
   2. Другое направление связано с тем, что, после того как была понята производность души от физического мира, их внутреннее единство, психологическая мысль углублялась и ориентировалась не на природу в целом, а на живую природу Это направление античной психологической мысли наиболее ясно представлено в философской системе Аристотеля (IV в. до н. э.) и философской школе древних стоиков (IV—III вв. до н. э. – V в. н. э.).
   Психологическая концепция Аристотеля вытекает из его общефилософского учения о материи и форме. Формой живой материи является душа. Душа как форма есть сущность всего живого и растительного мира. Предшествующими философами-материалистами душа представлялась как особое состояние первоосновы. По мнению же Аристотеля, душа не может рассматриваться ни как одно из состояний первоматерии, ни как оторванная от тела самостоятельная сущность. Душа есть активное, деятельное начало в теле, его форма, но не само вещество или тело. Душа и тело неразрывно связаны. Для определения природы души Аристотель использует философское понятие энтелехия (греч. entelecheia — имеющее цель в самом себе, как целеполагающее начало, способность живых тел стремиться к цели и реализовать ее).
   Детально рассматривается им механизм познавательных психических процессов. Деятельность души не мыслилась вне связи ее с объективным миром. Ощущения и восприятия выступают как исходные формы познавательной деятельности, на основе которых вырастают более сложные формы психического мышления и духовная жизнь человека. Аристотель отмечает пять основных видов чувствительности: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание.
   Однако отдельные виды ощущений не дают возможности устанавливать различия между предметами. Синтез ощущений и выработка представлений осуществляются в гипотетическом органе, который Аристотель назвал «общим чувством». В этом органе не только происходит синтез ощущений на основе ассоциаций, но и вырабатываются память, представления и воображение. Общее чувство Аристотеля прокладывало мост между ощущением и мышлением. Мышление он рассматривает как форму чувственных форм или просто форму форм, в которой исчезает все чувственное и наглядное и остается обобщенное и общезначимое. Вырастая из чувственных форм, мышление не может протекать в отрыве от тела. Наряду с этим Аристотель выдвигает положение о существовании родового разума, который противостоит индивидуальному мышлению (зависимому от тела и исчезающему со смертью человека), с телом органически не связан, неразрушим, вечен и пределами жизни человека не ограничен (высказывается идея общественного сознания).
   Душа связана нераздельно не только с познавательными способностями, но и с эмоциональными чувствами. Эмоции, стремления (воля) вызываются естественными причинами. Ими являются потребности организма и внешние предметы, которые ведут к их удовлетворению.
   Общую двигательную активность человека Аристотель связывал с кровью, в которой он видел основной источник жизнедеятельности организма. Кровь составляет не только основу всей жизнедеятельности организма, но выступает как материальный носитель всех душевных функций, от низших до высших. В качестве центрального органа души выступает сердце. Головной мозг – это резервуар для охлаждения крови. Аристотелю (как врачу) было известно, что само мозговое вещество не обладает чувствительностью.
   Рассматривая душу как форму организации психического, Аристотель выдвигает учение о способностях души. Душа едина и неделима, но проявляется в трех основных способностях: растительных, чувствующих и разумных.
   Растительные способности обеспечивают питание и рост организмов, их размножение. Чувствующие способности возникают и развиваются на основе растительных способностей. В сферу чувствующих способностей входят ощущения и побудительные силы. Из чувствующих способностей вырастают разумные способности. Соотношение между растительными, чувствующими и разумными способностями таково, что низшие способности имманентно входят в высшие, а высшие – необходимо включают низшие, образуя иерархию способностей. Человеческой душе свойственны все три типа способностей, именно поэтому душа человека определялась Аристотелем как то, чем человек питается, чувствует и мыслит.
   3. Следующее направление – это философско-религиозные учения, которые представляли душу как производное, эманацию (излучение, истечение) божественной сущности (Пифагор, Сократ, Платон, Плотин).
   Сократа (V-IV вв. до н. э.) интересует духовное Я человека. Центральное место в его философии занимает этика, носившая идеалистически-религиозный характер. Истинная мораль, по его мнению, должна исходить из признания духовного начала в человеке (душа) и в природе (Бог). Природа и человек есть результат божественного творения. И задача философии не в изучении и объяснении причин творения, не в умозрительных построениях космологической картины мира, а в том, как человеку следует жить в соответствии с этикоправовыми нормами и своей человеческой сущностью, как познать истинное и свое предназначение.
   Повседневная жизнь человека – это искусство. Чтобы овладеть искусством жизни, нужно его изучить, необходимы знания. Наиболее поддающейся изучению областью для человека являются его внутренний мир и поведение. Поэтому познание должно быть направлено в первую очередь на познание самого себя, на состояние и деятельность своей души.
   Платон (V-IV вв. до н. э.) развивает идеи Сократа и создает наиболее значительную систему объективного идеализма в античной философии.
   Наивысшей идеей является идея Блага. Высшая идея Блага составляет мировую душу, которой противостоит вторая мировая идея Зла. Эти две верховные идеи дают начало всему Кроме них существуют также идеи (души) звезд, планет, людей, животных и т. д. Душа человека не зависит от тела. Она существует до рождения и после смерти человека. Она может переселяться из одного тела в другое.
   Всякий человек, полагал Платон, стремится к счастью. Счастье же заключается в обладании благом и добродетелями. Но, стремясь к благу, человек должен сначала получить знание о нем. Эти знания приобретаются с помощью души. Основная деятельность индивидуальной души заключается в приобщении к идеям мирового разума посредством акта припоминания своего прошлого. Душа, находясь в божественном мире идей, постигает сумму знаний в зависимости от ее прошлой телесной отягощенности. Затем, опускаясь на землю и погружаясь в соответствующее тело, душа забывает все то, что она созерцала и с чем соприкасалась в мире идей. Поэтому в последующей жизни человека деятельность души направлена на то, чтобы пробудить, прояснить и оживить знания, приобретенные ею в божественном мире, постичь их сущность. При этом для познавательной деятельности оказываются бесполезными органы чувств и другие телесные органы, кроме рассудочного мышления.
   В структуре души Платон выделяет два уровня – низший и высший. Высший уровень представлен разумной частью души. Она бессмертна, бестелесна, основа мудрости, несет управляющую функцию по отношению к низшей душе и ко всему телу Временным пристанищем разумной души является головной мозг. Низшая душа, в свою очередь, представлена двумя частями, или уровнями, – низшая благородная часть души и низшая вожделеющая душа. Благородная (пылкая) душа отвечает за аффективные состояния и стремления. С ней связаны воля, мужество, храбрость, бесстрашие и т. п. Помещается она в области сердца. Вожделеющая душа (низшая душа в собственном смысле слова) включает сферу потребностей, влечений, страстей. Локализована вожделеющая душа в печени.
   На основе деления души на три части Платоном разрабатывается классификация отдельных характеров, национальных характеров, разделения общества на сословные формы общественного правления.
   Плотин (III в.) – один из наиболее крупных идеологов раннего христианства, основатель неоплатонизма, развивает идеи Платона и приписывает душе новую форму активности – способность к анализу и отображению собственной деятельности.
   Природа создается из материи путем проникновения в нее Божественного начала. Развитие мира – это постепенное нисхождение Божественного (эманация, т. е. излучение). Душа человека происходит из мировой души. Она нематериальна, непространственна, едина и неразложима.
   Целью жизни человека является возвращение к Божеству, освобождение души от тела. Поэтому основная деятельность души заключается в трех функциях: 1) в обращении к мировому разуму; 2) в обращении к чувственному миру и телу; 3) в обращении к самой себе.
   Учение Плотина развивает североафриканский епископ Аврелий Августин (IV-V вв.), прозванный богословами Блаженным. Он обогащает христианское вероучение новым положением о признании Воли как универсального принципа, организующего деятельность души во всех ее проявлениях.
   Таким образом, выдвигая общие вопросы о природе души, ее функциях, взаимосвязи с индивидуальным микрокосмом и космическим логосом, античные мыслители не только сформулировали коренные проблемы психологического знания и попытались дать содержательные их решения, объяснить механизм функционирования души и тела человека, но и накопили богатый фактический материал для последующей эмпирической работы.
   Иногда рациональный ход мыслей выражался в формах, которые сейчас кажутся фантастическими. Наряду с этим ряд научных фактов, добытых в период античности, составляют основу психологических знаний до настоящего времени, среди них догадка о порогах чувствительности; открытие нервов; роли речи; механизма ассоциаций в процессе логического познания; проблема соотношения чувственного и рационального познания, сложности и противоречивости представлений о пространстве, движении, времени и выражении их в логике понятий (софизмы, апории Зенона Элейского); разработка стоиками и эпикурейцами области чувственно-образного мышления; введение понятия инстинкта и того положения, что мышление как процесс образования и способность оперировать всеобщими представлениями (понятиями) окончательно формируется у человека к 14 годам и многое другое.
   В последующие эпохи ряд понятий, введенных древними греками, получили новое содержание, например понятия о темпераменте, аффектах, побудительных силах, способностях души, представлениях «каталептических» и «фантазмах» и т. п.
   Но, восстанавливая и используя психологические понятия, выработанные в античном мире, необходимо иметь в виду, что сходство терминов не должно давать повод к отождествлению различных направлений мысли. Прежде всего это относится к таким фундаментальным понятиям, как тело и душа. Так, источником (движущей силой) всех процессов, происходящих в живом теле, считалась душа. Это было общей особенностью мышления древних философов, как идеалистов, так и материалистов, и ни те, ни другие не представляли возможности функционирования живого тела без направляющего и регулирующего воздействия души.
   В то же время стихийная диалектика, отсутствие противоположений души (психики) и тела, чувственного и рационального познания, механизмов процесса познания окружающей действительности позволили античным мыслителям выработать концепции, отличающиеся удивительной пластичностью.
   Вокруг ряда проблем, открытых античными мыслителями, сосредоточилась работа последующих поколений исследователей психического.
   В Средние века (IV-XVII вв.) все более широкое распространение получает христианство. Христианская религия проповедовала отрешенность от внешнего мира, призывала людей к смирению и покорности, уединению и погружению в собственный внутренний мир.
   В этот период в наиболее выраженной форме материалистические философско-психологические воззрения получили свое развитие в странах Ближнего Востока и Средней Азии. Характерными чертами передовых направлений арабской науки был интерес к опытному знанию, медицине, естественным наукам, а также активная деятельность по переводам и комментированию классических философско-психологических источников античной культуры.
   Основной вклад арабских мыслителей в разработку проблем души:
   • перевод трудов Аристотеля и комментирование его взглядов (Аль-Кинди, Ибн-Баджжа и др.);
   • разработка учения о «двойственной» истине, согласно которому в конечных выводах философия и религия должны приводить к одной и той же истине. Но религия предназначена для «толпы», основывается на вере и Божественном откровении. Философия же доступна немногим и постигает истину путем чистого умозрения и опыта, считал Ибн-аль-Хайтам (лат. Альхазен);
   • разработка проблемы универсалий, т. е. каким образом в душе возникают наиболее общие понятия и представления. Выделялись особенности индивидуального разума человека и чистого, или родового, разума, который имеет дело с универсалиями (Аверроэс, Авиценна), предельно общими понятиями, категориями: возможное (материя); необходимое (Божество); действительное (мир). Таким образом, указывался путь их познания индивидуальным разумом человека – выделение в душе сферы Божественного, постигаемого разумом, и сферы психофизиологической (ощущения, восприятия, аффекты, побуждения и движения), которую можно изучать опытным путем;
   • опыты по исследованию механизма зрения показали, что глаз представляет собой точнейший оптический прибор и что причиной возникновения чувственного образа являются не истечения, как предполагали греки, а законы преломления светового луча в хрусталике глаза и отражения его на сетчатке (Альхазен и Аверроэс). Были изучены и выявлены ряд других свойств и механизмов зрительного восприятия: особенности бинокулярного зрения, феномены контраста и смешения цветов, мышечные движения глаз и др.
   В Западной Европе (XI-XIV вв.) философско-психологические воззрения развиваются в рамках теологии (греч. theos — бог и logos – учение; систематизированное учение о Божественной сущности) и телеологии (греч. teleos — цель, logos — учение; учение о Божественной целесообразности). Окончательно оформляется специфическая философия христианского феодализма – схоластика (греч. shola – школа) – официальная философия господствовавшей церковнофеодальной верхушки, безраздельно царившая в школьном преподавании, призванная систематизировать и обосновать истинность христианского вероучения.
   Природа божественного начала раскрывалась богословами в учении о трех его ипостасях: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. Подготовка человека к возвращению в сверхъестественный, загробный мир при помощи веры и откровения, посредством приобщения к божественному через Дух Святой провозглашалась содержанием психической жизни человека.
   Для доказательства бытия Божьего, при описании и определении души, богословы опирались не только на церковные трактаты (Библию, Евангелие), но и на учения античных мыслителей. В развитии средневековой схоластики выделяются два этапа. Если в раннее и среднее Средневековье в Европе философско-психологические воззрения представляли собой пропущенные через богословие платоно-плотиновские идеи, то с XIII в. церковь начинает ориентироваться на учение Аристотеля. Эта переориентация теологов с философской системы Платона и Плотина на учение Аристотеля была осуществлена Ф. Аквинским (1225-1274). Однако общим для богословской догматики раннего и позднего Средневековья было представление о психическом как о духе, обращенном на самого себя и посредством веры приобщающегося к Всевышнему.
   Характер развития всех философско-психологических воззрений Средневековья определяла борьба между номинализмом и реализмом. Предметом схоластического спора была природа и существование общих понятий, так называемых универсалий (например, таких как «человек вообще», «дом вообще», «добро как таковое» и т. д.).
   Реалисты (Ф. Аквинский) утверждали реальное существование универсалий как неких духовных сущностей (идей), или прообразов, предшествующих единичным вещам. Раньше всего, говорили они, существует «человек вообще» как своего рода «идея» (понятие) человека, а уже затем как ее порождение материальное воплощение – единичные люди. Источники этого взгляда реалистов восходят к «миру идей» Платона.
   Душа человека не просто разумна, но и сознательна. Душа осознает мир при помощи специальной операции сознания – интенции, т. е. направленности сознания и воли на воспринимаемый предмет.
   Номиналисты (Р. Бэкон, Д. Скот, У. Оккам) настаивали на реальности лишь единичных, индивидуальных вещей, считая универсалии лишь именами (лат. пот), метками или знаками, которые люди по соглашению, для удобства присваивают отдельным вещам, явлениям. Они отстаивали возможности опытного знания, пытаясь разорвать связь между философией и теологией и до известной степени высвободить науку из-под гнета церкви. Они считали, что нет основания для приведения в гармонию истин разума и веры. Наоборот, их следует развести, поскольку истины веры связаны с поиском рая и аскетизмом, тогда как истины разума обращены к реальному миру и действительности.
   Таким образом, в русле религиозной схоластики продолжалась борьба между материалистическим, естественно-научным объяснением мира и психических явлений (номинализм) и идеалистической, религиозной трактовкой души (реализм).
   XV-XVI вв. в Западной Европе обычно называют эпохой Возрождения, имея в виду возрождение в это время элементов античной культуры. Античное культурное наследие послужило материалом для формирования ранней буржуазной культуры.
   Широкое распространение получают идеи гуманизма, в основе которых лежит убеждение в безграничности возможностей человека и его способности к совершенствованию, требование свободы и защиты достоинства личности, идея о праве человека на счастье и о том, что удовлетворение потребностей отдельного человека должно быть конечной целью общества (Э. Роттердамский).
   Раньше всего проблески научного материалистического мировоззрения появляются в Италии. Прогрессивные ученые (Л. Валла, П. Помпонацци, Б. Телезио, Леонардо да Винчи и др.) ищут пути оптимального научного исследования душевных состояний. Взоры мыслителей эпохи Возрождения вновь обращаются к идее природного происхождения человека и мощи человеческого разума в познании законов природы, но почти никому из них не удалось полностью преодолеть традиций средневековой схоластики и богословия. Вместе с тем для большинства ученых была характерна одна общая идея. Существо этой идеи выражалось в требовании обратиться к самой природе, к реальному миру, к их опытному изучению. Это требование распространялось и на область душевных явлений. Выступая против схоластики и теологии, мыслители эпохи гуманизма пытались выявить прежде всего реальные телесные основания различных проявлений души.
   Итак, подведем общий итог. В период рационального осмысления мира по-прежнему предметом психологических воззрений выступает душа. Однако ее природа и сущность, механизмы функционирования рассматриваются более фундаментально. Исследуются проблемы связи души с телом человека, способности души познавать окружающий мир и свои собственные состояния, механизмы и границы ее познавательных возможностей, структура души и ее локализация в теле человека, материальная основа душевных процессов, закладываются основы представлений о некоторых психических явлениях, справедливые и в настоящее время, и многое другое.

1.3. Научный этап в сфере познания психического

   Это период секуляризации научных взглядов, период разработки методологических основ научного знания.
   ► Секуляризация (от позднелат. saecularis – мирской, светский) – первоначально отторжение или передача церковных земель и имущества в светское (государственное) владение; с конца XIX в. в социологии всякая форма освобождения от религии и церковных институтов.
   В разработке методологических основ научного познания можно выделить два направления: эмпирическое и рационалистическое. Разногласия между ними возникали в основном по следующим кардинальным проблемам: об источниках и происхождении знаний; о природе всеобщих понятий; о границах познавательных возможностей человека, о соотношении чувственного опыта и логического мышления.
   Основатели эмпирического направления Ф. Бэкон, Дж. Локк, Т. Гоббс и их последователи полагали, что источником знаний является чувственный опыт, и общие понятия имеют опытное происхождение. В качестве ведущего научного метода выступает индукция (от частных фактов чувственного опыта к общим принципам и законам).
   Представители рационалистического направления Р. Декарт, Г. В. Лейбниц и их последователи считали, что источник знаний заключен в самом разуме, а общие понятия имеют априорное происхождение, т. е. выводятся из самого ума и врожденных интеллектуальных способностей. Основной метод выведения достоверных знаний – дедукция (как способ выведения истин из принципов ранее установленных или врожденных).
   Противоречия существовали и при рассмотрении проблемы природы самих познавательных способностей человека, соотношения идеи, сознания, духа и тела, природы так называемой психофизической проблемы.
   Общее, что характеризовало науку данного периода, – механистическая тенденция. Механистический принцип в качестве универсального методологического подхода и способа объяснения и познания мира закрепляется в философии, переносится в психологию, все психические явления, поведение и сознание человека трактуются и описываются по аналогии механических процессов.
   Ученые считали: Вселенная полностью упорядочена и работает в прямом смысле как совершенный механизм. Все в ней подвержено действию причинно-следственных связей, – и коль скоро удастся открыть законы функционирования мира, то можно абсолютно точно предсказать все, что произойдет в будущем. Так в науке был окончательно сформулирован принцип детерминизма. Впервые идеи причинной обусловленности природных и душевных явлений (принцип детерминизма) высказаны в философском учении древнегреческого материалиста-атомиста Демокрита (IV в. до н. э.).
   Философско-психологические учения Нового времени, будучи механистическими по форме, были и метафизическими по способу мышления. Перенесение в философию и психологию из естествознания принципа расчленения (анализа) сложных явлений на отдельные элементы, классы, их составляющие, и рассмотрение их вне взаимной связи и развития породило односторонность и ограниченность рассмотрения механизмов психики, моделей сознания и поведения (механистичность и метафизичность).
   Наряду с механицизмом и детерминизмом в XVII же столетии появляется новая методологическая установка – эмпиризм, ориентация на познание посредством наблюдения и эксперимента.
   Стремление поставить развитие науки на объективную основу приводит к возникновению такого направления в науке, как позитивизм (О. Конт (1798-1857)) – учение, признающее научными только те явления, факты и результаты опыта, которые поддаются наблюдению и могут быть проверены или воспроизведены экспериментально. Поэтому «бессмысленными» провозглашались все традиционные философские и теологические взгляды, полученные чисто логическим путем, они объявлялись иллюзорными и должны были быть отвергнуты. Лишь объективное научное знание достойно признания.
   Значительный вклад в укрепление и развитие эмпирического направления в науке внесли английские философы, склонявшиеся к материалистическим позициям: Ф. Бэкон (1561-1626), основатель индуктивно-эмпирического подхода в научном исследовании природы; Т. Гоббс (1588-1679), подчеркнувший единство методов индукции и дедукции, высказавший идею ассоциативного механизма в функционировании психических процессов, придавший своему материалистическому учению о душе строго механистическую форму; Дж. Локк (1632-1704), выдвинувший учение о внутреннем (основанном на рефлексии) и внешнем (на основе чувственного восприятия) опыте, в соответствии с чем он различал простые и сложные идеи, первичные и вторичные качества, развил далее идею ассоциативного механизма, ввел термин «ассоциация идей».
   С позиций рационализма проблему души рассматривал французский философ Р. Декарт (1596-1650). Он заострил до абсолюта проблему соотношения души и тела, решая ее с дуалистических позиций, как существование двух независимых субстанций. Сущность духовной субстанции составляет мышление: «я мыслю, следовательно, я существую», но существую как особая мыслящая субстанция, как душа или дух. Однако возникает вопрос, откуда извлекаются разумом достоверные знания? Ответ на этот вопрос Декарт видел в существовании Бога, бессмертии души и врожденных идеях, к их числу он относил: идею Бога и его существования, идею числа, телесности и структурности тел, свободной воли и др. Исследовать духовную сущность (сознание) можно лишь методом интроспекции.
   Сущность телесной субстанции составляет протяженность. Декарт рассматривал человеческий организм в соответствии с механистическим подходом, как подобие часового механизма. Философ высказывает также идею о механизме рефлекторной деятельности тела человека, о том, что движения тела могут происходить без участия воли и сознания, под влиянием внешних воздействий (стимулов). Поэтому ощущения, восприятия, представления, которые он относил к телесным проявлениям, можно изучать опытным, экспериментальным путем.
   Начиная с Р. Декарта предметом психологии становится сознание (а не душа), основным методом его изучения – интроспекция. С этими идеями связано становление эры современной психологии.
   Таким образом, к середине XIX в. эмпиризм, материализм и позитивизм оказали наиболее существенное влияние и послужили философским обоснованием нарождающейся научной психологии. Именно в этот период были сформированы основные теоретико-методологические принципы научного изучения психики и сознания человека, на основе которых происходило выделение экспериментальной психологии из философии и естествознания во второй половине XIX в.
   Л. С. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, Э. Боринг, Р. Вудворте и другие современные отечественные и зарубежные психологи единодушно признают, что по своим философским основам экспериментальная психология в период ее становления была наукой XVII-XVIII вв.
   Теперь дело было за практическим воплощением этих принципов. Первое слово в этом процессе было сказано физиологами. Еще английский врач Д. Гартли (1705-1757), вскрывая закономерности образования ассоциаций с механистических позиций, пытался объяснить психические процессы с точки зрения работы организма человека как «вибраторной машины». Можно сказать, что в своих работах он предвосхитил многие идеи современной нейропсихологии. Посредством вибрации импульсы передаются по нервам из одной части тела в другие. Вибрации порождают малые колебания в мозге и являются физиологической основой появления идей у человека.
   Эти идеи получили свое развитие в экспериментальных изысканиях немецкого физиолога И. Мюллера (1801-1858), сформулировавшего принцип «специфической энергии органов чувств», согласно которому возбуждение определенного нерва всегда вызывает ощущение, потому что в каждом рецепторном отделе нервной системы заложена собственная «специфическая энергия».
   Открытие различий между чувствительными (сенсорными) и двигательными (моторными) нервными путями, ведущими в спинной мозг, принадлежало врачам и натуралистам чеху И. Прохазке (1749-1820), французу Ф. Мажанди (1783-1855) и англичанину Ч. Беллу (1774-1842). В 1882 г. Ф. Мажанди установил закон Белла-Мажанди, в основу котрого частично легли опубликованные в 1811 г. наблюдения Ч. Белла.
   Существенный вклад был сделан в изучение функций мозга. Французский профессор естествознания П. Флоранс (1794-1867) в своих исследованиях наблюдал и регистрировал последствия разрушения частей головного и спинного мозга животных (в частности, голубей) методом удаления. Он пришел к заключению, что головной мозг управляет высшими психическими процессами, части среднего мозга – зрительными и слуховыми рефлексами, мозжечок – координацией движений, а костный мозг – сердцебиением, дыханием и прочими жизненными функциями.
   В середине XIX в. начали применяться еще два экспериментальных подхода к изучению мозга: клинический метод и электрическая стимуляция. Клинический метод был предложен в 1861 г. Полем Брока, хирургом одной из больниц для душевнобольных под Парижем. П. Брока произвел вскрытие трупа мужчины, который при жизни долгие годы не мог внятно говорить. При осмотре было выявлено поражение третьей лобной извилины коры головного мозга. Он обозначил эту часть мозга как центр речи; позже за ней закрепилось название область Брока.
   Метод электростимуляции для изучения мозга был впервые применен в 1870 г. Г. Фритшем и Э. Хитцигом, которые обнаружили, что воздействие слабыми электрическими разрядами на отдельные области коры головного мозга у животных приводит к ответным моторным реакциям, таким как подергивание лап.
   Таким образом, в XVIII-XIX вв. в физиологии пересеклись все нити: механицизм, эмпиризм, материализм, позитивизм, экспериментальный и измерительный методы. Почва для возникновения экспериментальной психологии была подготовлена.
   Подведем некоторые итоги. Начиная с XVII в. разрабатываются методологические основы науки. Вклад французского философа Р. Декарта в развитие психологических взглядов состоит в том, что в своем учении он окончательно углубил пропасть между душевными и телесными процессами, превратив душу и тело в самостоятельные субстанции, сущности. Результатом явилось то, что предметом психологии он объявил сознание, а основным методом его исследования – интроспекцию (метод самонаблюдения души за своими собственными состояниями). Телесные отправления – ощущения, восприятие, представления, эмоции – относились к физиологическим процессам, функционирующим без участия сознания, следовательно, их можно изучать опытными, экспериментальными методами. Декарт выдвигает идею и описывает механизм рефлекторной дуги («машинообразного акта»).
   В середине – конце XIX в. психология оформляется как самостоятельная наука, первоначально в рамках экспериментальной психологии. В 1879 г. в Лейпциге (Германия) немецкий ученый Вильгельм Вундт (1832-1920) открывает первую в мире психологическую лабораторию. Этот год историками психологии считается годом официального признания психологии как самостоятельной науки. В. Вундт исходит из декартовского методологического подхода, что предметом психологии является сознание, которое можно разложить на составляющие его элементы (ощущения, восприятия, представления, эмоции). И изучать их, используя методы экспериментальной интроспекции.
   Таким образом, наш рис. 1.1 можно дополнить данными положениями и он приобретет следующий вид (рис. 1.2).

   Рис. 1.2. Эволюция взглядов на предмет психологии

1.4. Современные взгляды на предмет психологии. Основные зарубежные школы и направления

   В начале XX в. в психологии назревает кризис. Большинство ученых не удовлетворено тем, что психическое сведено к элементам сознания (ощущениям, восприятию, представлениям, эмоциям) и основным методом их изучения является экспериментальная интроспекция. Структурализм В. Вундта и его последователей подвергается критике за элементы субъективизма в методах исследования. Возникает ряд школ и направлений, по-своему трактующих предмет психологии. В этот период в научной психологии душа как научное понятие большинством ученых не используется. Душа как понятие остается в религиозно-мистических учениях и в обыденном сознании человека на житейском уровне, объясняющем поведение, эмоциональные состояния или чувства того или иного человека.
   В конце XIX – начале XX в. возникает психоанализ 3. Фрейда (1856-1939). Основным предметом исследования данного направления выступает сфера бессознательного. 3. Фрейду нравилось сравнение сознания с верхушкой айсберга, подобно которой оно выступает над сферой бессознательного. В сфере бессознательного (Ид или Оно) он выделяет основные движущие силы: либидо (лат. libido — влечение, желание) – психосексуальная энергия, проявление инстинкта самосохранения, продолжения рода, созидательная сила; танатос (греч. thanatos — смерть) – проявление инстинкта агрессии, разрушительная сила (направленная во вне имеет форму агрессии, вовнутрь – мазохизма). Над сферой бессознательного возвышается сознание (Эго, или Я), которое регулирует осознанное поведение. Над сферой сознания возвышается Супер-эго, или Сверх-Я, система морально-нравственных принципов, правил и требований, воспринятых человеком, в соответствии с которыми он вынужден поступать именно так, а не иначе. Сферы сознательного ограничивают бессознательные инстинкты, не дают им прорваться наружу, подавляют и вытесняют в бессознательную сферу При наличии психотравмирующих событий, обстоятельств возникают неврозы, невротические отклонения, реакции. И Фрейд разрабатывает методы психоанализа для выяснения причин и лечения этих психических отклонений: гипноз, ассоциации, анализ сновидений и др. Рассматривая стадии психосексуального развития, он выделяет оральную, анальную, генитальную и латентную, которые приходятся в основном на детский и подростковый возраст.
   Ученики и последователи Фрейда К. Юнг, А. Адлер и др. справедливо упрекали его за абсолютизацию психосексуальной энергии и считали, что либидо — это жизненная, психическая энергия вообще. Что психическое развитие человека в большей степени определяется социальными факторами и ближайшим социальным окружением. Процесс же психического развития охватывает и зрелые годы. Ими была более фундаментально разработана сфера бессознательного, показана ее иерархичность, многоуровневость. Так, К. Юнг (1875– 1961) в сфере бессознательного выделяет два уровня. Личное бессознательное – это воспоминания, желания, подвергшиеся вытеснению или забытые, но которые могут быть восстановлены в сознании при случае. Коллективное бессознательное – неизвестное индивиду и содержащее в себе аккумулированный опыт предков, включая и животных предков, эволюционный опыт. Внутри коллективного бессознательного выделяются врожденные тенденции, которые Юнг называет архетипами (персона, анима и анимус, тень, Я). Они связаны с такими моментами жизненного опыта, как рождение и смерть, основными стадиями жизни, реакцией на смертельную опасность.
   Юнг также отмечает, что стремление к самоактуализации, наиболее полному раскрытию личность достигает в возрасте 35-40 лет.
   А. Адлер (1870-1937), разрабатывая индивидуальную психологию, считает, что поведение человека определяется преимущественно не биологическими, а социальными факторами, и вводит понятие социального интереса, под которым понимает врожденный потенциал, нацеленный на кооперацию с другими людьми.
   Исторической же заслугой психоанализа является преобразование прежнего понимания предмета психологии, включение в область психологических исследований сферы бессознательного. Проделанная Фрейдом и его последователями работа выявила важнейшую роль мотивационных факторов как объективных и независимых от того, что нашептывает человеку зачастую «голос самосознания» как регулятор поведения.
   В 1920-х гг. появляется новое течение бихевиоризм (поведенческая психология). Основателем этого направления принято считать американского философа, психолога Дж. Уотсона (1878-1958). Предметом психологии провозглашалось поведение. Находясь под влиянием идей позитивизма, учения И. М. Сеченова и И. П. Павлова об условно-рефлекторной деятельности, Уотсон утверждал, что психология, чтобы быть объективной наукой, должна исследовать лишь объективные, наблюдаемые феномены психического поведение. Объективно можно измерять и фиксировать лишь величину стимула, воздействующего на организм, и соответственно реакцию на выходе. Что происходит в психике (душе) – это «вещь в себе», о которой достоверных знаний мы иметь не можем. Классическая формула бихевиоризма имела вид S-R. Поэтому бихевиоризм стали называть «психологией без психики».
   Бихевиоризм в своем развитии эволюционировал: в 1930-х гг. как необихевиоризм Э. Толмена, Б. Скиннера, в 1960-х гг. как неонеобихевиоризм А. Бандуры, Дж. Келли и др. Было показано, что ответная реакция на стимулы опосредуется функционированием организма (S-O-R) или мотивами, направленностью на цель, опосредованных так называемыми когнитивными картами (S-K-R), а также условиями социальной среды. Исследовались также проблемы оперантного, т. е. научаемого, поведения, в основе которого лежит опыт, приобретенный живым организмом на протяжении индивидуальной жизни.
   Бихевиоризм оказал и оказывает значительное влияние на формы и приемы психотерапии, методы обучения и воспитания, психологию рекламы и т. п. Вместе с тем явный механицизм, игнорирование социально-исторической обусловленности человеческого сознания и поведения, отождествление управления поведением человека с манипулированием вызвали критику в иных концепциях: в личностно-деятельностном подходе, в гуманистической и когнитивной психологии, других учениях.
   В 1910-1930-х гг. в Германии оформляется гештальтпсихология (М. Вертгеймер, В. Кёлер, К. Коффка). Предметом психологии выступает проблема целостного восприятия и мышления. Сознание понималось ими как некое динамическое целое, «поле», каждая точка которого взаимодействует со всеми остальными. Единицей анализа этого поля выступает гештальт как целостная образная структура, несводимая к сумме составляющих ее ощущений. Заслугой ученых этого направления явилось введение в психологический оборот таких плодотворных понятий, как проблемная ситуация, инсайт (внезапное мысленное озарение), а также новый метод экспериментального исследования мышления – метод «рассуждения вслух». Однако при объяснении «продуктивного мышления» у животных и творческого мышления у человека гештальтпсихология неправомерно отрицала роль активности и прошлого опыта субъекта в процессе решения творческих задач, считая возникновение такого решения результатом все тех же процессов образования «хороших гештальтов» в «здесь и теперь» складывающемся «психологическом поле».
   С конца 1970-х гг. в связи с развитием идей системного подхода в психологии наблюдается определенное возрождение интереса к гештальтпсихологии.
   В 1960-х гг. сформировалось как течение гуманистическая психология (А. Маслоу, К. Роджерс). Предметом психологии в данном направлении выступает человек в непреходящей его ценности и целостности, его внутреннее Я, достижение им самоактуализации (наиболее полного раскрытия и реализации своих духовных потенций и возможностей). Основные методологические принципы и положения сводятся к следующему: каждый человек уникален, по своей природе добр и стремится к самоактуализации; человек целостен и должен изучаться в его целостности; человек открыт миру, переживание человеком мира и себя в мире является главной психологической реальностью, достойной исследования; человеческая жизнь должна рассматриваться как единый процесс становления бытия человека; человек обладает определенной степенью свободы от внешней детерминации благодаря смыслам и ценностям, которыми он руководствуется в своем выборе; человек есть активное интенциональное, творческое существо. Истоки этих идей восходят к философским традициям гуманистов Возрождения, французского Просвещения, немецкого романтизма, философии Л. Фейербаха, Ф. Ницше, Э. Гуссерля, Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, а также к современному экзистенциализму и некоторым восточным философско-религиозным учениям.
   Историю развития основных современных зарубежных школ и направлений в психологии можно проиллюстрировать следующим образом (рис. 1.3). На рис. 1.3 отдельные направления и их представители нами не рассматривались, причем вполне сознательно, так как в процессе обучения студентов психологических факультетов знакомят с ними при изучении дисциплины «История психологии».

   Рис. 1.3. История развития современных зарубежных шкод и направлений в психологии [106]

   Таковы основные направления современной психологии, каждое из которых по-своему определяет свой предмет и исследуемую область психологической реальности. В то же время современные тенденции каждого направления таковы, что идет процесс сближения при рассмотрении проблем обусловленности развития психики социальной средой, понимания активности психики, ее целостности, гуманистической направленности и духовности.
   В целом, эволюцию предмета психологии с учетом современных тенденций можно представить следующим образом (рис. 1.4).

   Рис. 1.4. Эволюция взглядов на предмет психологии

   Сделаем основные выводы, касающиеся рассмотренной проблемы.
   Анализ эволюции взглядов на предмет психологии показывает, что первоначально, уже в русле мифологических объяснений явлений природы, возникает представление о нематериальной, бестелесной душе, которая является источником жизни тела и активности всего живого.
   В рамках рационального осмысления мира, с позиций разума и рассудочной деятельности возникают философские учения и системы. С возникновения первых философских систем и до XVIII в. включительно предметом философско-психологических взглядов по-прежнему остается душа. Однако проблемы души разрабатываются более основательно и фундаментально как с позиции материалистической трактовки душевных явлений, так и с позиции идеалистической, религиозной. Рассматриваются проблемы природы души, структуры, локализации ее в теле человека, взаимосвязи души с внешним миром, способности познавать окружающий мир, механизмы познавательных процессов: ощущения, восприятия, представления, мышления, речи, эмоции и чувства, аффекты и страсти, побудительные силы души и многое другое.
   В Новое время разрабатываются методологические основы научного знания. Начиная с Р. Декарта предметом психологии становится сознание, а основным методом его изучения – интроспекция (самонаблюдение). Широкое использование в ряде естественных наук получает эксперимент, опытное наблюдение, для обобщения и обоснования данных опытов используется математический аппарат. Начиная с середины XIX в. складывается ситуация, в которой становится возможным применить экспериментальные методы естественных наук к исследованию философско-психологических проблем соотношения души и тела, психического и физического. Область междисциплинарного исследования обозначена и очерчена.
   Так на стыке философских и естественно-научных проблем души и связи ее с телом и окружающим миром возникает новая отрасль научного знания о человеке, новая наука – психология (первоначально в рамках экспериментальной психологии). Зарубежными и отечественными историками психологии общепризнанно, что годом официального признания психологии как самостоятельной науки является 1879 г. – год образования немецким физиологом, философом, психологом Вильгельмом Вундтом первой в Германии и в мире психологической лаборатории в Лейпциге. Таков в самом общем виде процесс выделения психологии в самостоятельную науку (рис. 1.5).

   Рис. 1.5. Выделение психологии в самостоятельную науку

   В последующее десятилетие во всех передовых, развитых странах создаются подобные психологические лаборатории. Однако, следуя декартовским традициям, предметом психологических исследований остается сознание, а основным методом его изучения – экспериментальная интроспекция.
   В начале XX в. в психологии разражается кризис. Многие ученые не согласны с тем, что рамки психологии ограничены сферой сознания. Их перестает удовлетворять также метод интроспекции в силу элементов субъективности. Возникает ряд новых школ и направлений, которые по-своему трактуют предмет психологии. В психоанализе этим предметом является сфера бессознательного, в бихевиоризме – наблюдаемое поведение, в гештальтпсихологии – проблемы целостного восприятия и мышления, в гуманистической психологии – внутреннее Я человека, его духовная сущность, возможности самоактуализации.
   В настоящее время все эти подходы к объяснению многообразного и безграничного мира психических явлений достаточно широко представлены в отечественной психологии. Однако отечественная психология в процессе своего исторического развития выработала свои оригинальные взгляды и подходы к исследованию психики. Видимо, есть необходимость в общих чертах познакомиться с основными этапами формирования отечественной психологической мысли, чтобы затем иметь возможность более обоснованно рассмотреть современное состояние и трактовку психологии как науки, выделение ее предмета и объекта исследований.

1.5. Отечественная психологическая мысль

   В XVII-XIX вв. наиболее значительный вклад в развитие психологических воззрений на природу души, механизмы ее функционирования внесли М. В. Ломоносов, Я. П. Козельский, А. Н. Радищев, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский. Их общую позицию можно представить следующими положениями. Мир существует независимо от человека. Природа развивается по естественным законам без Божественного вмешательства. Душа имеет природную основу, психическое функционирует от ощущений к восприятию, далее к представлению, а от него – к мышлению. Однако мышление, сознание рассматривались не абстрактно, а как результат общественно-исторического развития, обусловленного социальным окружением и существующими в обществе духовными ценностями. Разум и вся психика человека проявляются и формируются в деятельности (Я. П. Козельский). Особенно значителен вклад в отстаивание позиций психологии как самостоятельной науки Н. Г. Чернышевского. Он первым из российских материалистов поставил вопрос о предмете, задачах и методах научной психологии. Чернышевский считал, что психология имеет право на самостоятельное существование, как и другая гуманитарная наука, ибо она может отличать известное в своей области от неизвестного и использует для этого собственные методы исследования. Психология должна изучать зависимость человеческой психики от внешнего мира, от физиологических процессов; взаимовлияния внутри самих психических процессов, вызванных внешним воздействием; возникновение всех психических явлений, связанных с деятельностью телесных органов.
   Однако в официальной науке, системе образования господствовали религиозно-идеалистические представления о природе, сущности души и духовности. Наиболее видными представителями умозрительной философской психологии (университетская психология) были А. И. Введенский и Л. М. Лопатин, профессора Петербургского и Московского университетов, председатели Петербургского и Московского психологических обществ. Они рассматривали душу с позиций Канта и Лейбница, считая, что люди все познают через призму собственного духа. Я – духовная субстанция, бессмертная и непостижимая душа. Поскольку она является непознаваемой сущностью, следовательно, психология о душе может иметь лишь мнение, ее знание не может быть научным. Душа – предмет не науки, а веры.
   К этому направлению можно отнести и взгляды таких отечественных философов, как В. С. Соловьев, Н. Ф. Федоров, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Н. О. Лосский и др., которые развивали идеи вселенской соборности, космизма, интуитивизма.
   С этих позиций единственным средством проникновения в глубины бытия признавалась интуиция, понимаемая как непосредственное мистическое восприятие действительности, как постижение сверхвременных начал, лежащих в ее основе. Интуиция предшествует логическому познанию и завершает его. Выделяются следующие восходящие степени интуиции: чувственная, интеллектуальная и мистическая. При этом эстетическому синтезу предпочитали логический анализ.
   Интерес представляют космополитические взгляды В. Соловьева, которым двигали подлинная любовь к русскому народу и государству, тревога и забота об их будущем. Он считал, что от начала истории три коренные силы управляли человеческим развитием. Первая – эгоизм, тоталитаризм (образ Востока), вторая – анархия (образ Запада). «Третья сила, долженствующая дать человеческому развитию его безусловное содержание, может быть только откровением высшего божественного мира... а эти свойства, несомненно, принадлежат племенному характеру Славянства, в особенности же национальному характеру русского народа» [87, с. 29-30].
   Наряду с умозрительной философской психологией сформировалось особое направление психологической мысли, которое, несмотря на определенную неоднородность представляющих его учений, можно характеризовать как естественнонаучное направление. Оно было отражено в трудах основателя этого направления в психологии И. М. Сеченова, которого К. А. Тимирязев назвал «едва ли не самым глубоким исследователем в области научной психологии» [33], и его последователей И. П. Павлова, В. М. Бехтерева, В. А. Вагнера, П. Ф. Лесгафта, А. Ф. Лазурского, Н. Н. Ланге и других, которые с естественнонаучных позиций разрабатывали проблемы функционирования психики, стремясь создать объективную психологию.
   Характерной чертой данного направления была его тесная связь с передовыми идеями естествознания XIX в. Естествоиспытатели воспринимали и пытались объяснить закономерности психических явлений с материалистических позиций. И. М. Сеченов не был первооткрывателем рефлекторной теории, но он был первым, кто в рефлексе увидел механизм психической деятельности, связав его с функционированием мозга. В. М. Бехтерев, подчеркивая связь психической деятельности с нервными процессами, называл психические процессы невропсихикой. Однако сущность психики он трактовал в духе энергетической концепции. Условно-рефлекторное учение И. П. Павлова представило психологической науке базовый элемент поведения, к которому могло быть сведено сложное поведение человека для его изучения в лабораторных условиях. Тем не менее, Павлов исключал психологию из сферы своей деятельности (соглашаясь с американским психологом В. Джеймсом в том, что психология еще не достигла уровня подлинной науки). Первоначально он даже облагал штрафами сотрудников, которые использовали психологическую, а не физиологическую терминологию. Однако в конце жизни Павлов изменил свое отношение и даже стал называть себя психологом-экспериментатором.
   В качестве самостоятельного, отдельного направления можно выделить эмпирическую психологию. В философском обосновании психологических проблем представители данного направления стояли на позициях неокантианства и позитивизма, в методологии исследования широко использовались опыт, эксперимент, эмпирические методы изучения психических феноменов. К числу наиболее известных психологов этого направления могут быть отнесены А. П. Нечаев, Г. И. Россолимо, И. А. Сикорский, В. Ф. Чиж и другие, в основном руководители психофизиологических лабораторий. Сторонники эмпирического направления уклонялись от рассмотрения общих закономерностей взаимосвязи психики и телесной организации человека, психики и окружающего мира, сознания, мышления и мозга. Предмет психологии понимался ими достаточно узко, ограничиваясь экспериментальным измерением и описанием психических феноменов.
   Таким образом, взгляды отечественных ученых были весьма разнообразны и самобытны. Каждому из выделенных направлений присущ собственный оригинальный взгляд на проблему души и духовности, поэтому определить более четкие позиции, а тем более направления, представляется весьма затруднительным. Кроме того в ряде случаев психологические взгляды ученых весьма существенно эволюционировали под влиянием резко менявшейся социально-политической ситуации. И все же анализ развития отечественной психологической мысли ясно показывает, что преобладающими в объяснении психического являются материалистические и естественнонаучные позиции. Эти традиции сохранены и в современной отечественной психологии.
   В советский период как наиболее оформившиеся выделяются такие направления, как реактология, рефлексология, педология.
   В начале XX в. в русле психологии возникает естественно-научное направление рефлексология, основоположником которого являлся В. М. Бехтерев (1857-1927). На разработку рефлексологической теории оказали влияние идеи И. М. Сеченова о рефлекторной природе психической деятельности. Предметом изучения рефлексологии являлись все рефлексы, протекающие с участием головного мозга. Рефлексология стремилась использовать исключительно объективные методы исследования, соотнося рефлексы с теми внешними раздражителями, которые послужили первоначальным источником возникновения рефлексов. Рефлексология стремилась рассматривать психическую деятельность в связи с нервными процессами, используя для объяснения психических явлений данные физиологии высшей нервной деятельности, результаты неврологических исследований.
   Возникнув первоначально в области психологии, рефлексология проникла затем в смежные науки, в том числе в педагогику. Она оказала влияние на педологию и педагогическую психологию, способствуя возникновению упрощенно-механистического понимания поведения ребенка. Рефлексология обосновывала законы поведения детского коллектива механистическими законами «коллективной рефлексологии», фактически являвшейся одним из вариантов вульгарной психологизации социологии.
   В 1920-х гг. оформляется реактология — направление в отечественной психологии, характерное для начального этапа поисков марксисткой методологии психологической науки. Родоначальником реактологии был К. Н. Корнилов (1879-1957). Центральное понятие реактологии – реакция. В основе поведения человека лежит, по мнению реактологов, не физиологический рефлекс и не психическое переживание отдельно, а то и другое вместе, неразрывно слитые в акте реакции как ответе живого организма на раздражение окружающей среды. Понятие «реакция» имело следующие отличия от понятия «рефлекс»: а) универсальность (все ответные движения организмов, включая одноклеточных); б) целостный ответ организма, а не одного органа; в) наличие «психической стороны» (во всяком случае, у высших представителей животного мира).
   На рубеже XIX-XX вв. возникает чрезвычайно популярное направление педология (от греч. paidos – дитя и logos – учение) – течение в психологии и педагогике, обусловленное проникновением эволюционных идей в педагогику и психологию и развитием прикладных отраслей психологии и экспериментальной педагогики.
   Основателем педологии считается американский психолог Стэнли Холл (1844-1924), один из основателей педологии и американской экспериментальной психологии, автор работ по детской и педагогической психологии, в которых он использовал результаты созданных им опросников для детей различных возрастов.
   С. Холл придерживался теории рекапитуляции, согласно которой ребенок в своем психическом развитии повторяет стадии развития психики человеческого рода. Эта позиция биологизации психического развития была подвергнута справедливой критике в трудах других психологов, в том числе Л. С. Выготского, Д. Б. Эльконина. Но еще в 1867 г. К. Д. Ушинский в труде «Человек как предмет воспитания» предвосхитил появление педологии: «Если педагогика хочет воспитать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его во всех отношениях».
   На Западе педологией кроме Стэнли Холла занимались Ж. Болдуин, Эрнст Мейман, В. Прейер и др. Основоположником российской педологии явился блестящий ученый и организатор А. П. Нечаев. Большой вклад внесли Г. И. Россолимо, А. Ф. Лазурский, Н. Е. Румянцев, И. А. Сикорский, К. И. Поварина, П. П. Блонский, А. Б. Залкинд, С. С. Моложавый, А. С. Залужный и др.
   Первые 15 послереволюционных лет были благоприятными: шла нормальная научная жизнь с бурными дискуссиями, в которых вырабатывались подходы и преодолевались неизбежные для молодой науки болезни роста. Предмет педологии, несмотря на многочисленные дискуссии и теоретические разработки его руководителей (А. Б. Залкинд, П. П. Блонский, М. Я. Басов, С. С. Моложавый и др.), четко определен не был, и попытки найти специфику педологии, несводимую к содержанию смежных с ней наук, успеха не имели.
   Педологи работали в школах, детских садах, различных подростковых объединениях, активно осуществлялось психолого-педологическое консультирование; проводилась работа с родителями; разрабатывались теория и практика психодиагностики. Педологов готовили весьма основательно: они получали знания по педагогике, психологии, физиологии, детской психиатрии, невропатологии, антропометрии, антропологии, социологии, причем теоретические занятия сочетались с повседневной практической работой.
   В 1930-е гг. началась критика многих положений педологии (проблемы предмета педологии, био– и социогенеза, тестов и др.). После принятия Постановления ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» педология была разгромлена, многие ученые репрессированы, судьбы других искалечены. Закрылись все педологические институты и лаборатории; педологию вымарали из учебных программ вузов.
   Постановление и последовавшая обвальная «критика» варварски, но мастерски извратили саму суть педологии, вменив ей в вину приверженность к так называемой «теории двух факторов», фатально предопределяющей судьбу ребенка застывшей социальной средой и наследственностью (это слово должно было звучать ругательно).
   Примечательна была деятельность харьковской психологической школы. Это группа психологов, работавших в 1930-е гг. (примерно с 1931 по 1941 г.) в ряде научных учреждений Харькова и развивавших идеи Л. С. Выготского о деятельностном подходе (А. Н. Леонтьев, A. В. Запорожец, А. Р. Лурия, П. Я. Гальперин, П. И. Зинченко, B. И. Яснин, Г. Д. Луков, О. М. Концевая, К. Е. Хоменко и др.). Большое внимание уделялось разработке проблемы «практической деятельности и сознания». В теоретических, экспериментальных и практическо-ориентированных работах развивались идеи о сознании как особой деятельности, включенной в практику и «обслуживающей» ее; об идеальном отображении предмета деятельности в сознании, которое происходит поэтапно: сначала человек (ребенок) «действует понятийно» и лишь впоследствии начинает мыслить в понятиях, причем слово (речь) играет роль необходимого условия этого процесса; о психологическом различии между средством деятельности у животных и орудием деятельности у человека; о макроструктуре человеческой деятельности и соотносимой с ней структуре сознания; об особенностях различных психических процессов в зависимости от разного включения их в структуру деятельности; о возникновении психического отражения в ходе эволюции; об этапах развития психики и сознания и др. Эти работы внесли значительный вклад в становление деятельностного подхода в психологии и в разработку теории деятельности А. Н. Леонтьева. Вместе с тем история харьковской психологической школы и отношение ее исследований к идеям Л. С. Выготского представляют собой «белое пятно» в историографии психологии. Некоторые работы этой школы либо публиковались в малодоступных и малотиражных сборниках тех лет (главным образом на украинском языке), либо остались неопубликованными. В настоящее время представляется необходимым реконструировать этот этап развития отечественной психологической науки во всей его полноте.
   Таким образом, методологический кризис в психологии начала XX в., поиск предмета психологической науки затронул и отечественную науку. В ней существовал ряд направлений, по-своему трактовавших предмет психологии. И все-таки в 1920-1930-е гг. творческое освоение диалектико-материалистического подхода в психологии было осуществлено благодаря трудам и деятельности в первую очередь отечественных ученых К. Н. Корнилова, Л. С. Выготского, C. Л. Рубинштейна и др.
   В предшествующие и последующие годы в отечественной психологии успешно разрабатывались такие проблемы, как исследование материального субстрата психики и сенсорных процессов (В. М. Бехтерев, И. П. Павлов и др.), анализ психики на основе рассмотрения единства сознания и деятельности (школа С. Л. Рубинштейна), изучение процесса формирования высших психических функций в русле культурно-исторической концепции (Л. С. Выготский и его последователи), психологическое исследование деятельности (А. Н. Леонтьев), разработка проблемы установки (Д. Н. Узнадзе) и психологии отношений (В. Н. Мясищев), изучение психологии памяти (А. А. Смирнов, П. И. Зинченко), рассмотрение проблем индивидуальности (Б. Г. Ананьев, Б. М. Теплов), формировании концепции целостности личности (М. Я. Басов, П. П. Блонский) и т. д.
   В последующие годы эти положения и концепции составили теоретико-методологический фундамент отечественной психологической науки.

Глава 2 Психология как наука. Предмет и объект психологии

   Темы
   2.1. Психология как наука
   2.2. Предмет и объект психологии

   Исторический анализ психологических учений показывает, что в разные времена и под разным углом зрения за предмет психологии, психологического исследования принимались различные стороны и сущности психических явлений. Возникает вполне правомерный вопрос, какая же позиция соответствует истине или приведет к истинному пониманию и познанию сущности психических явлений?
   Каково современное понимание психологии как науки, каковы ее предмет и объект?
   Рассмотрим некоторые имеющиеся точки зрения, чтобы иметь возможность выделить общую позицию авторов и то, что в их подходах является специфическим.

2.1. Психология как наука

   Первый термин для обозначения психологической реальности – психея — вводит древнегреческий философ Гераклит (IV в. до н. э.). Но первое письменное упоминание «термина «психология» относится примерно к 1520 г., когда его использовал в своих трудах сербохорватский философ Марулич [19, с. 10]. В этой связи следует отметить также работы немецких ученых-схоластов О. Кассмана и Р. Гоклениуса. Именно перу последнего принадлежит трактат «Психология», вышедший в 1590 г. [29]. Но только начиная с работ X. Вольфа «Эмпирическая психология» (1732) и «Рациональная психология» (1734) термин «психология» становится общеупотребительным для науки, изучающей психику человека. «Психология» в переводе на русский язык буквально означает «паука о душе» (греч. psyhe — душа, logos — учение).
   Однако мы с вами уже поняли, что психология как наука о душе и душевных явлениях заканчивается в XVIII в. В последующие столетия это уже наука о сознании, о бессознательном, о поведении, о процессах целостного восприятия и мышления, о внутреннем Я человека и возможностях его самоактуализации и т. д. Каково же понимание психологии как науки в современной отечественной психологии? С целью анализа ознакомимся с некоторыми определениями.
   • Психология – это наука о психике и закономерностях ее проявления и развития [39, с. 6].
   • Психология в самом общем понимании – это наука о психике [там же, с. 5].
   • Психология как наука изучает факты, механизмы и закономерности психической жизни [69, с. 47].
   • В самом общем виде психология человека – это наука о человеческой психике, закономерностях ее строения, функционирования, развития и изменения [59, с. 6].
   • Психология – наука о строении и закономерностях возникновения, развития и функционирования психики в различных ее формах, в том числе сознания как высшей формы психического отражения [88, с. 7, 116].
   Видимо, достаточно дефиниций, чтобы можно было сделать определенные выводы. Следует отметить, что краткие определения хороши тем, что они без усилий запоминаются. Однако требуют дальнейших разъяснений. В то же время, одно из методологических требований и логических правил таково, что в дефиниции (определении) науки должен быть достаточно полно и четко определены ее предмет и объект исследования. Поэтому каждое из приведенных определений обладает известной неполнотой. Прежде чем попытаться ее устранить, видимо, необходимо выяснить: что же такое наука вообще и чем она отличается от других сфер человеческой деятельности?
   Пример из истории
   В Средние века во времена схоластических споров в 1432 г. в одном из крупных монастырей Италии возникла горячая дискуссия, которая привлекла выдающихся ученых того времени со всех концов Европы. На диспуте обсуждался вопрос: сколько зубов у лошади. Тринадцать дней продолжались бурные споры с утра до ночи. Было поднято все Священное Писание, сочинения Отцов Церкви и святых. Проявлена была грандиозная эрудиция, сталкивались противоположные мнения, но спорящие никак не могли прийти к какому-нибудь определенному выводу. А на четырнадцатый день один молодой монах внес неслыханное и чудовищное предложение. Он предложил привести лошадь, открыть ей рот и подсчитать, сколько у нее зубов. Предложение это вызвало яростный гнев всей высокоученой аудитории. Ученые мужи и монахи обрушились на молодого богохульника с воплями, что он предлагает невиданные, еретические, богохульственные способы исследования. Его избили и выбросили из аудитории. А высокий ученый совет принял решение, что вопрос о количестве зубов у лошади навеки останется для людей глубокой тайной, потому что, к сожалению, нигде в Писании Святых Отцов Церкви об этом не сказано [32].
   В сущности, то, что предложил молодой монах, и было началом научного подхода. Ибо наука начинается там, где вместо того, чтобы опираться на чьи-то слова, на житейский опыт, мы стремимся к познанию сущности самих фактов. Или, иначе, наука начинается там, где вместо того, чтобы спрашивать мнение авторитетов, мы вопрошаем посредством научных методов (опыта и эксперимента) саму природу и пытаемся выявить сущностные и закономерные связи имеющих место явлений.
   Наблюдая за явлениями природы, человек превращает их в научные факты, которые исследует с помощью определенных методов научного познания, пытаясь выявить закономерные, сущностные связи происходящего. Это главное отличие научного познания от житейского наблюдения и опыта.
   Однако нет и не будет науки, которая бы занималась всем. Каждая наука исследует какую-либо область объективной реальности. Для психологии такой реальностью выступает психика и весь мир психических феноменов, с ней связанный.
   Однако научная психология не может ограничиться описанием психических явлений (психических феноменов) и психологических фактов – их необходимо объяснить, т. е. раскрыть законы, которым эти факты и явления подчиняются.
   Задача выявления законов психики, раскрытия тех связей и отношений, которые можно было бы квалифицировать как закономерные, относится к числу сложнейших в науке. В 1970-1980-х гг. советские психологи на основе диалектико-материалистического метода подошли к конструктивному разрешению важнейшей проблемы психологии как науки – проблеме выявления законов психического, ибо, как отмечал Б. Ф. Ломов, «научное познание и состоит в раскрытии существенных, необходимых, устойчивых, повторяющихся связей (отношений) между явлениями» [51, с. 105], т. е. законов. Была выявлена специфика законов, открываемых в психологии. Она характеризуется тем, что психологические законы не являются жесткими и однозначными абсолютами, а выступают как законы-тенденции.
   Иными словами, законы психологии, во-первых, носят статистический характер, т. е. вероятностный, и выступают как законы-тенденции, поскольку любое психическое явление обусловлено множеством факторов, действие которых и силу влияния, а также постоянно меняющееся сочетание полностью учесть невозможно. Во-вторых, поведение и деятельность, все отношения человека с миром, с другими людьми и с собой, с одной стороны, подчинены как общим для психологии человека закономерностям, так и факторам индивидуальности данного конкретного человека; направляются всем содержанием внутреннего мира личности, хранящего личную историю человека. Они несут на себе отпечаток уникальности понимаемого, переживаемого и реализуемого личностного смысла каждого понятия, каждой вещи и событий окружающего мира. Эта уникальность принципиально непознаваема до конца, поэтому реакции, отношения, поступки, поведение человека всегда лишь относительно предсказуемы. По этим причинам психологические закономерности не всегда проявляются с желаемой точностью и постоянством, а действуют как тенденции. Почти каждое правило в психологии дополнено многими ограничениями, уточнениями и поправками.
   Статистические и динамические закономерности являются двумя основными формами закономерной связи явлений объективного мира, которые отличаются по характеру вытекающих из них предсказаний.
   В законах динамического типа предсказания имеют точно определенный однозначный характер (таковы ряд законов механики, физики, химии и др. естественных наук). Динамические законы характеризуют поведение относительно изолированных систем, состоящих из небольшого числа элементов и в которых можно абстрагироваться от целого ряда случайных факторов.
   В статистических законах предсказания носят не достоверный, а лишь вероятностный характер. Подобный характер предсказаний обусловлен действием множества случайных факторов, которые имеют место в статистических коллективах, группах или массовых событиях. Статистическая закономерность возникает как результат взаимодействия большого числа элементов, составляющих группу, общность, и поэтому характеризует не столько поведение отдельного индивида, представителя множества, сколько популяции в целом.
   Таким образом, психология вместе с изучением психики и мира психических феноменов выявляет психологические законы, имеющие свою специфику.
   Но знание закономерных связей само по себе не раскрывает конкретных механизмов, посредством которых закономерность может проявиться. Поэтому в задачу психологии входит, наряду с исследованием психических явлений, психологических фактов и закономерностей, установление и выявление механизмов психической деятельности.
   При этом любое явление, в том числе и психическое, когда-то возникает, имеет определенные этапы и закономерности развития и функционирует до тех пор, пока не прекратит свое существование. Следовательно, в область научных исследований входят и особенности генезиса предметной и объектной областей.
   С учетом вышеизложенного можно дать следующее развернутое определение психологии как науки.
   Психология – это наука о закономерностях, сущностных взаимосвязях и механизмах возникновения, развития и функционирования психики и мира психических феноменов, присущих своим материальным носителям.
   Под материальными носителями психики понимаются высшие животные, сообщества высших животных, человек и социальные группы, которые обладают психикой в развернутом ее понимании.

2.2. Предмет и объект психологии

   Рассматривая эволюцию взглядов на предмет психологии, мы отметили, что в разные исторические времена предметом психологии выступали душа, сознание, бессознательное, поведение, целостное восприятие и мышление и т. д. Причем мы сразу же оговорились, что подобным образом определять предмет науки можно лишь в первом приближении. Ибо предметом науки является выявление закономерных, сущностных взаимосвязей и механизмов возникновения, развития и функционирования тех объектов, которые изучает данная наука. Применительно к предмету психологии это закономерности душевной (психической) деятельности, поведения, сферы бессознательного, психической жизни и т. д.
   С этих позиций в определении предмета психологии среди подавляющего большинства отечественных психологов значительных разногласий не наблюдается. Однако существуют определенные особенности в понимании предмета современной психологической науки. В качестве иллюстрации ознакомимся с некоторыми определениями.
   • Предмет научного знания в психологии с позиции диалектического материализма. Это прежде всего... факты, закономерности и механизмы психики [86, с. 11-12].
   • Предметом науки психологии являются закономерности возникновения, развития и проявления психики вообще и сознания человека как конкретно-исторической личности в особенности [65, с. 3].
   • Предметом психологии являются изучение закономерностей проявления и развития психики как специфической формы отражения действительности [35, с. 10].
   • Объектом психологии как науки выступает психика, предметом – основные закономерности порождения и функционирования психической реальности [22, с. 21].
   • Предметом изучения психологии являются, прежде всего, психика человека и животных, включающая в себя многие субъективные явления [61, с. 9].
   Таким образом, за исключением последней позиции, всех авторов объединяет общее коренное положение: предметом психологии выступают выявление и исследование закономерных взаимосвязей, а также механизмов возникновения, развития и функционирования психики и всего мира психических явлений (феноменов).
   По поводу же сторонников последней позиции отметим лишь то, что авторы не видят различий между предметом и объектом науки и не выделяют их коренной специфики. К чему приводит подобный методологический подход в процессе планирования и реализации практических психологических исследований, мы рассмотрим несколько позже.
   Как можно заметить, наиболее близки по своей трактовке предмета психологии позиции авторов с первой по четвертую. Мы также разделяем данный подход и считаем, что предмет психологии – это закономерные, сущностные взаимосвязи и механизмы возникновения, развития и функционирования психики и мира психических феноменов.
   Итак, часть отечественных авторов, которые широко трактуют психологию как науку, придерживаются позиции, что предметом психологии выступают закономерности, сущностные взаимосвязи, характеристики, особенности и механизмы возникновения, развития и функционирования психики и всего мира психических феноменов, присущих своим вполне определенным материальным носителям. Данное определение соответствует и нашему пониманию предмета психологии.
   Другая часть авторов ограничивает предмет психологии лишь сферой исследования психики человека. При таком подходе вполне правомерна трактовка, в соответствии с которой предметом психологии являются закономерные связи субъекта с природным и социокультурным миром, запечатленные в системе чувственных и умственных образов этого мира, мотивов, побуждающих действовать, а также в самих действиях, переживаниях своих отношений к другим людям и самому себе, в свойствах личности как ядра этой системы.
   Общее – это то, что предметом психологии всегда выступает выявление закономерных взаимосвязей и механизмов в сфере психического.
   Следующая проблема, которая вызывает много вопросов, а зачастую и непонимание ее, – это проблема объекта в психологии. При рассмотрении ее, в целом, можно выделить следующие позиции.
   1. В ряде учебных пособий и монографий объект психологии просто не выделяется.
   2. В ряде других источников объект психологии трактуется следующим образом: «Объект психологии... основным объектом психологии... является человек. В качестве объекта исследования для психологии выступает также группа людей или высших животных». «...Еще одну группу объектов исследования в психологии человека составляют материальные продукты его деятельности или, как их еще называют, артефакты» [84, с. 20-21; 59 и др.]. «Объектом психологии как науки выступает психика» [22, с. 21 и др.].
   Проанализируем эти подходы и обоснованность данных точек зрения на объект психологии как науки.
   О позиции тех авторов, которые не выделяют четко объект психологии, можно лишь догадываться. Ибо, если мысль не высказана, это еще не означает, что отсутствует какая-либо позиция по отмеченной проблеме. Со своей стороны, мы можем лишь предположить, что авторы, ограничившись главным, т. е. определив науку, ее предмет, не считают нужным умножать сущности до бесконечности, выделяя при этом объект исследования. Такая позиция может быть вполне приемлема для учебного пособия, монографии. Но в любом научном, теоретико-прикладном исследовании требуется четко определить предмет и объект исследования. Возникает проблема практического плана: каким методологическим подходом при этом руководствоваться? Приходится выбирать между сторонниками второй и третьей обозначенных нами точек зрения.
   Сторонников второй позиции при выделении объекта психологии или психологического исследования достаточно много. Ибо чем проще, тем яснее и понятнее. Аргументация и логические обоснования в этом случае просты и достаточно прямолинейны. Общий ход рассуждений примерно таков. Если психология – наука о психике, а ее предметом являются закономерности психической сферы и жизнедеятельности, которая [сфера] присуща человеку, группе людей, высшим животным, сообществу животных, то вполне естественно, что именно они (человек, группа людей, высшее животное, сообщество животных) и являются объектом психологии или психологического исследования.
   Но вполне ли методологически верно обоснован данный подход? Дело в том, что определять объект психологии, психологического исследования подобным образом не так уж безобидно, как это может показаться на первый взгляд. Ибо тогда из психологии, теоретико-прикладного психологического исследования выхолащивается методологическая основа, исключается специфика объекта психологического исследования.
   Вполне обоснованно возникает вопрос: человек, общество – это объект преимущественно психологической науки или объект для исследования многими, в основном гуманитарными, науками?
   В свое время Б. Г. Ананьев назвал свою знаменитую монографию «Человек как предмет познания» [3], и, видимо, неспроста, вкладывая в это название столь глубокий смысл.
   Итак, человек, общество — это предмет или это объект какой-либо из гуманитарных наук? И что имеется в виду, когда мы, с одной стороны, определяем их как предмет, а с другой – как объект изучения?
   Прежде чем ответить на эти вопросы, обратимся к мыслям классиков отечественной психологии по проблеме предмета и объекта в психологии. Еще С. Л. Рубинштейн в книге «Основы общей психологии» [86] писал: «Специфический круг явлений, который изучает психология, выделяется отчетливо и ясно – это наши восприятия, чувства, мысли, стремления, намерения, желания и т. п., т. е. все то, что составляет внутреннее содержание нашей жизни и что в качестве переживания как будто непосредственно нам дано».
   Таким образом, объектная область психологии – это психика и весь мир психических феноменов в бесконечном многообразии их проявлений, которые присущи, несомненно, любому человеку, группам людей, высшим животным, их сообществам. Ибо без своих материальных, телесных носителей они просто не существуют. Именно это и есть, говоря философским языком, та объективная, идеальная (субъективная) реальность, которая существует до, независимо и после исследователя и которая является объектом психологии и психологического исследования.
   Такова же позиция по данной проблеме Б. Г. Ананьева, когда он определяет человека как предмет познания для всех наук о человеке и человечестве, каждая из которых в качестве предмета исследует те или иные закономерности, а в качестве объекта – стороны человека и различные области его жизнедеятельности.
   Подчеркивая необходимость создания единой теории человекознания, Б. Г. Ананьев отмечает: «Естественно, основу такой общей теории должна составлять философия, для которой человек – великая, вечная и универсальная проблема» [3, с. 11].
   В русле этих взглядов низводить человека как предмет теории человекознания до объекта в психологии методологически, мягко говоря, не вполне корректно.
   Поэтому наиболее приемлемым и методологически грамотным является подход сторонников третьей обозначенной нами позиции. В соответствии с этими взглядами объектом психологии как науки является психика и весь мир психических феноменов в их бесконечном многообразии проявлений, присущий их вполне конкретным материальным носителям. Поскольку естественно, что «психика» и «психические феномены» – понятия не абстрактные, они не могут существовать и не существуют вне материального, телесного содержания и во всех своих проявлениях принадлежат человеку, животным, группам людей, сообществам животных. Поэтому следует полностью согласиться с Л. В. Куликовым, что, определяя материального носителя прикладного исследования (учащихся, служащих, специалистов и т. д.), следует указать, какое же именно психологическое свойство, сторону, характеристику вы собираетесь у них изучать [41, с. 12].
   При этом объектом психологического исследования выступят уже психические феномены (любознательность, интеллект, внимание, агрессивность, эмпатия и т. д.), присущие их конкретным материальным носителям (младшим школьникам, юношам, женщинам, специалистам экстремального профиля деятельности и т. д.).
   В заключение уточним некоторые моменты, которые, на наш взгляд, позволили бы углубить понимание специфики объекта и предмета в психологии и психологическом исследовании, понять их методологическую значимость.
   Анализируя вышеприведенные взгляды, следует отметить, что предметное содержание психики человека составляет не психика, а закономерности психической деятельности человека. Но сама психика и весь мир психических феноменов выступают как объектная область психологии как науки, в которой каждое конкретное теоретико-прикладное психологическое исследование выделяет свой предмет и свой объект изучения.
   Поэтому при определении объекта психологии как науки (как, впрочем, и для любой другой науки) правильнее говорить об объектной области науки. Каждая наука в окружающем нас целостном и многообразном мире выделяет свою объектную область и специфический предмет исследования.
   Каково же соотношение в таком случае между предметом и объектом науки? Постараемся проиллюстрировать это следующей упрощенной схемой (рис. 2.1).


   Рис. 2.1. Соотношение между предметом и объектом науки

   Таким образом, объектная область науки, как правило, ограничивает определенную сферу объективной реальности и может включать бесконечное множество объектов конкретных теоретико-прикладных исследований. Психология же распространяет свою объектную область на все многообразные формы существования и проявления психики и мира психических феноменов. Особенность объектов психологии в том, что они идеальны по своей природе, субъективны и субъектны по своей представленности и являются продуктами вполне материальных процессов и их носителей. При таком понимании объектами теоретико-прикладных психологических исследований будут выступать уже не мальчики и девочки, мужчины и женщины, школьники или студенты, военнослужащие или менеджеры, а такие психические феномены как, например, внимание дошкольника, память младшего школьника, абстрактно-логическое мышление в подростковом возрасте, нервно-психическая устойчивость специалистов экстремального профиля деятельности, адаптивные способности лиц пожилого возраста и т. д. Впрочем, объектная область может охватывать и междисциплинарные проблемы, в таком случае она значительно расширяется и возникают новые области и отрасли научного знания.
   Предмет науки в целом заключается в выявлении закономерностей, сущностных взаимосвязей, строения, структуры, механизмов, особенностей процессов возникновения, развития и функционирования объектов той области, которую данная наука исследует. Поэтому предмет науки объективен в плане реальности существования той сущности, которую мы стремимся познать. Однако предмет идеален по природе и по форме своей представленности. Ибо это паше представление об объективной реальности, идеальный конструкт, или модель, исследуемого явления. Этим и объясняется эволюция предмета психологии. На каждом историческом этапе нам открывается более глубокая и разносторонняя сущность психики и мира психических феноменов. В этом плане процесс научного поиска и постижения психического бесконечен. И то, насколько выделенный и определенный нами предмет соотносится с реальностью и отражает ее, показывают практика, конкретные эмпирические исследования, эксперимент.
   Таким образом, для психологии как науки предметом будут являться закономерности, сущностные взаимосвязи и механизмы возникновения, развития и функционирования психики во всех формах ее проявления, вплоть до высших – сознания, и весь безграничный мир психических феноменов, присущий конкретным материальным носителям.
   Сказанное, на наш взгляд, в полной мере объясняет, почему предмет науки (в данном случае психологии) и объектная область одни, а предметов и объектов конкретных теоретико-прикладных психологических исследований бесчисленное множество. В качестве предмета исследований могут выступать взаимосвязи, взаимовлияния, те или иные сущностные особенности психических явлений, процессов, состояний, свойств личности, виды поведения, деятельности и общения, их пространственные, временные, интенсивностные характеристики и т. д.
   Подводя итог вышесказанному, мы определяем психологию как пауку о закономерностях, сущностных взаимосвязях и механизмах возникновения, развития и функционирования психики и всего мира психических феноменов, присущих своим материальным носителям. Данное определение указывает в широком плане как на предмет, так на объект науки. Предметом психологии как науки выступает выявление закономерностей, сущностных особенностей и механизмов психики. Объектная область психологии (объект науки) охватывает психику и весь мир психических феноменов, присущих конкретным материальным носителям.

Глава 3 Природа, сущность, изложение и пути решения психофизической и психофизиологической проблем

   Темы
   3.1. Общее понимание сущности и природы психофизической и психофизиологической проблем
   3.2. Психофизическая проблема
   3.3. Психофизиологическая проблема
   3.4. Пути решения психофизической и психофизиологической проблем

3.1. Общее понимание сущности и природы психофизической и психофизиологической проблем

   В настоящее время трудно найти фундаментальное психологическое издание (учебник, монографию, словарь), где бы не уделялось внимания разъяснению сущности и содержания психофизической и психофизиологической проблем. Однако в педагогической практике, при анализе понимания студентами (даже психологических факультетов) названных проблем, с сожалением приходится констатировать неудовлетворительность их знаний. Причинами этого, по всей видимости, является сама сложность данных проблем, ибо они относятся к области методологии философского и общенаучного уровня, а также отсутствие общего методологического подхода и единой точки зрения на понимание природы и изложение этих проблем рядом современных авторов.
   Попробуем проанализировать эти причины и выделить существующие позиции, чтобы иметь возможность наметить оптимальный путь выхода из создавшегося положения. Начнем с рассмотрения существующих точек зрения.
   Ю. Б. Гиппенрейтер во «Введении в общую психологию. Курс лекций» указывает: «...и в наши дни продолжает дискутироваться одна проблема, которая имеет не конкретно-научный, а методологический характер. В истории естествознания она получила название психофизической, а с конца XIX в. – психофизиологической проблемы. Эти два названия употребляются сейчас как синонимы... Нужно сразу сказать, что до сих пор нет окончательного и общепринятого решения психофизиологической проблемы. Это связано с ее чрезвычайной сложностью» [21, с. 223]. Далее в лекции представлено фундаментальное обоснование сложности, сущности психофизиологической проблемы и возможных путей ее решения.
   Откуда идет такое понимание этих проблем вполне объяснимо. Знаменитый отечественный историк психологии М. Г. Ярошевский пишет: «Еще раз отметим, что в XVII в. соотношение души и тела понималось именно как психофизическая проблема, а не психофизиологическая, какой она выступит в следующем столетии. Речь шла о включенности души (сознания, мышления) в общую механику мироздания, о ее связях с общим порядком вещей во Вселенной.
   Различие между этими проблемами – психофизической и психофизиологической – очень важно. Мыслителям XVII в. как материалистического, так и идеалистического направления свойственно стремление объяснять место психического (сознания, мышления) в целостной картине мира. Для мыслителей XVIII в. характерно иное: они ищут пути понимания связей между психическими и нервными процессами в пределах обособленного организма. Но такое превращение психофизической проблемы в психофизиологическую неизбежно повлекло за собой существенные сдвиги в трактовке соотношений материального и духовного. На место зависимостей психики от всеобщих сил и законов природы была поставлена ее зависимость от процессов, которые происходят в нервном субстрате. И тогда утвердился не психофизический, как его обычно называют, а психофизиологический параллелизм в двух вариантах – материалистическом (Гартли) и идеалистическом (Христиан Вольф)» [111, с. 140].
   Далее М. Г. Ярошевский заключает: «В XVIII в. психофизическая проблема становится психофизиологической, т. е. ограничивается отношением психических процессов к нервным» – и намечает четыре подхода к ней [111, с. 186-189].
   Однако следует отметить, что в «Теоретической психологии» М. Г. Ярошевский и другие авторы рассматривают исторические корни этих проблем как вполне самостоятельные [72].
   Примерно на этих же позициях стоят авторы «Большого психологического словаря». Читаем: «Психофизическая проблема (англ. psychophysical problem) — фундаментальная философская проблема об отношениях между сознанием и бытием, духом и материей в мировом масштабе. В приложении к человеку психофизическая проблема конкретизируется в виде психофизиологической проблемы, которую правомерно считать частным вариантом психофизической проблемы» [15, с. 451].
   И далее: «Психофизиологическая проблема (англ. mind-body problem) — философский и психологический вопрос об отношении психики (или психических явлений) к телу (физиологическим явлениям); часть психофизической проблемы в философии...» [там же].
   Другая трактовка этой проблемы приводится в раннем издании «Краткого психологического словаря»: «Психофизическая проблема... в широком смысле – вопрос о месте психического в природе; в узком – проблема соотношения психических и физиологических (нервных) процессов. Во втором случае психофизическую проблему правильнее называть психофизиологической. Особую остроту психофизическая проблема приобрела в XVIII в., когда сложилась механистическая картина мира...» [38, с. 291].
   Подобные высказывания можно найти и в других многочисленных учебных пособиях и монографиях. Но, видимо, приведенных иллюстраций уже достаточно, чтобы можно было сделать определенные выводы.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →