Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Певица Бейонсе Ноулз (р. 1981) – девятиюродная праправнучатая племянница композитора Густава Малера (1860–1911).

Еще   [X]

 0 

Механический дракон (Ланцов Михаил)

Злые волшебники, наивно-восторженные эльфы-хиппи, хитрые дварфы, живущие под горой… – вот с чем сталкивается безжалостный человек техногенного мира с поистине механическим умом. Его появление стало бомбой, которая взорвала этот мир. Бомбой, проложившей путь от эстетики куртуазного пафоса «благородных оборванцев» до «Марша авиаторов», под которым краснознамённые эскадрильи всадников на грифонах, ведомые звеном драконов, будут атаковать флот вторжения. Этот хрупкий мир уже никогда не будет прежним…

Год издания: 2013

Цена: 149.9 руб.



С книгой «Механический дракон» также читают:

Предпросмотр книги «Механический дракон»

Механический дракон

   Злые волшебники, наивно-восторженные эльфы-хиппи, хитрые дварфы, живущие под горой… – вот с чем сталкивается безжалостный человек техногенного мира с поистине механическим умом. Его появление стало бомбой, которая взорвала этот мир. Бомбой, проложившей путь от эстетики куртуазного пафоса «благородных оборванцев» до «Марша авиаторов», под которым краснознамённые эскадрильи всадников на грифонах, ведомые звеном драконов, будут атаковать флот вторжения. Этот хрупкий мир уже никогда не будет прежним…


Михаил Ланцов Механический дракон

   Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Предыстория

   Не жилось спокойно Артёму Жилину. Сначала путешествие в Средневековье, которое едва не закончилось его гибелью в нашем мире, потому как долгое бездействие тела привело к ряду неприятных заболеваний, например, к параличу. Потом случайное попадание в мир компьютерной игры, точнее, мир, который был чрезвычайно похож на выдуманный.
   Помня о том, что второго серьёзного потрясения, связанного с долгой жизнью в другом мире, его основное тело не переживёт, Артём понимал: теперь дороги назад не будет. И это его последняя партия. А потому сильно изменился. Это понимание пришло к нему не сразу, соответственно и поведение менялось постепенно. Так что жуткий эгоист и циник Эрик, положивший в могилу сотни тысяч людей ради своего личного благополучия, только к концу этой книги превратился в Рагнарёка – дракона последней битвы, стремящегося оставить после себя добрую память среди людей.
   Начиналось же все довольно банально.
   В новый мир Артём попал необычно – путём случайного захвата сущности одного из случайных магов – юного неофита Далена Амелла, который умер, так и не поняв, что с ним произошло. Впрочем, Артём лишь много позже осознал факт того, что, будучи в этом мире сущностью, не облачённой в плоть и кровь, а также совершенно чужеродной, заместил бы подобным образом любое живое существо при первом контакте. Далену просто не повезло.
   Вот так, подменив юного, восторженного юнца, Артём продолжил его жизненный путь, подстраивая его под свои нужды. Он слишком привык жить так, как ему хочется, и брать от мира всё, что он желает, чтобы меняться. Поэтому решил для начала осмотреться и прикинуть, что к чему в этом мире. Самым надёжным и удобным для того местом оказался склад башни магов, шефство над которым он и захватил. Попутно соблазнив свою руководительницу – симпатичную эльфийку Леору. Жизнь вновь налаживалась. По крайней мере, никаких сомнений у Артёма в этом не было. А его природные наглость, цинизм и хладнокровная расчётливость очень помогали в становлении этой новой сытной и уютной жизни.
   Впрочем, никакая идиллия не может длиться вечно. И вот он уже участвует в довольно спорной авантюре – походе местного короля на порождений тьмы – мерзких тварей, созданных извращённой фантазией древнего мага – Архитектора[1]. Дален остаётся верен себе и старается, не отсвечивая, обеспечить себя всем возможным для максимально комфортного и приятного времяпрепровождения во время этого похода. В рамках разумного, конечно. Он знает, что поход обречён, однако не сильно напрягается, планируя оставить ряды доблестных защитников королевства на попечение куда более самоотверженных и ответственных людей. Но именно эта битва и изменила всё, зародив в главном герое те перемены, которые его столь кардинально трансформируют. Сразу это, впрочем, не видно.
   Первой затеей, которой загорелся Дален после «выхода на оперативный простор», стало желание получить корону и всё местное королевство. Он посчитал, что так будет спокойнее и легче обеспечить себе ту жизнь, к которой он всегда стремился.
   «Поход за короной» подразумевал сбор армии и совершение какого-нибудь героического поступка, поэтому Дален Амелл начал собирать «ватажку», объявив себя командором ордена серых стражей королевства. Впрочем, никто не возражал, потому что после битвы их выжило всего четверо, включая главного героя.
   И вот уже во главе своей небольшой банды, к которой примкнула молодая и весьма симпатичная ведьма, новоиспечённый командор начинает утверждать свою власть, стягивать ресурсы и поднимать политический авторитет своего имени.
   Первым его большим делом становится фактическое руководство обороной небольшой деревушки – Лотеринга, – которую бросил на произвол их барон. Так что Дален, заручившись поддержкой матери настоятельницы местной церкви, мобилизует всё местное население на строительство укреплений по берегу реки Дракона. И случается чудо – простая неказистая крепость из связки срубов, пересыпанных землёй, дополненная наспех собранным ополчением с примитивными арбалетами, смогла остановить первый натиск порождений тьмы, которые оказались практически без доспехов. Все убого и примитивно, но сработало.
   «Первый подвиг Геракла» был совершён, и Дален отправился дальше – совершать новое чудо…
   Мало-помалу командор стал втягиваться не только в организационные мероприятия по разгрому огромной армии порождений тьмы, но и в политическую жизнь королевства и вообще всего мира. Такая удачливая активность не могла оказаться незамеченной – и им заинтересовались. Уж больно он рвал шаблоны своим поведением. Да что говорить о поведении… он рвал шаблоны одним фактом своего присутствия. Слишком диссонировал с этим чудным миром глухого Средневековья своими знаниями и манерами.
   Его чуждость проступала всё ярче с каждым днём, проведённым им в шкуре Далена Амелла. Впрочем, сказать, где там Дален, а где Артём, он вряд ли был в состоянии.

Пролог

   Дален сидел на спине своего бронто[2] и мерно покачивался в такт его шагам.
   Он ехал чуть в стороне от основной процессии, наблюдая за тем, как отряд медленно плетётся на север – к реке Дракона. Время от времени вдали появлялись малые группы порождений тьмы[3], но они не задерживались больше минуты. Да и вообще вели себя очень настороженно.
   – Дален, – к командору под сенью его мыслей подобралась Морриган, – ты стал каким-то замкнутым после этого проклятого леса.
   – У меня появилось много вопросов для обдумывания.
   – Поделишься? Может, я помогу их разрешить. – Девушка лукаво улыбнулась.
   – Меня терзает тревога.
   – Из-за этой эльфийки?
   – Да. Ты знала о том, что эти остроухие бродяги не настоящие эльфы?
   – Нет, конечно. Откуда?
   – Вот и я о том же. Дело в том, что начал всплывать совершенно иной пласт мира.
   – Что? – Морриган удивлённо посмотрела на Далена.
   – Если постелить на пол ковёр, то все будут видеть только ковёр. А ведь под ним находится пол, который скрыт от взглядов.
   – Всё равно не понимаю, о чём ты говоришь.
   – События, которые происходили вокруг Ферелдена[4], носили хоть и трагичный, но локальный характер. Если бы Архитектор разгромил нас и завладел королевством, то дальше игра вышла бы на совершенно иной уровень. Я убеждён, что ради того, чтобы остановить мор, плечом к плечу вышли бы и маги империи, и кунари, и орлесианцы. А это такая сила, против которой мор бессилен. Порождений тьмы просто сметут.
   – И какая связь?
   – А связь в том, что у меня такое ощущение, будто большая игра уже началась. Появление Адели[5] не случайно. Ты представляешь её могущество?
   – Думаю, она не сильно уступает моей маме.
   – Вполне вероятно, она её намного превосходит. Так вот. Эта особа столетиями успешно пряталась от незнакомцев, а тут вылезла на свет. Да ещё как вылезла! Кто её просил мне проигрывать?
   – Проигрывать?
   – А ты думаешь, она не могла меня уничтожить? Я убеждён, что это была игра. Зачем ей всё это?
   – Ты уверен в том, что говоришь?
   – Нет. Это предположения. Однако могущество Адели очень велико.
   – Действительно, странно. Похоже на то, что мы ей для чего-то нужны.
   – Или для кого-то. Мне кажется, мы попали в струю какого-то очень древнего конфликта. И это мне не нравится. Я хочу получить это королевство, а не выжженную землю после того, как на его территории столкнутся ключевые игроки Тедаса. И знаешь, что самое смешное? По всей видимости, порождения тьмы, Архитектор и архидемон окажутся в этой большой игре обычными игроками. Одними из многих.
   – Как так?
   – Очень просто. На фоне вовлечённых сил они затеряются.

Часть первая
Тяжёлый дебют

Глава 1

   В небольшой долине, которая образовалась после расчистки территории перед крепостной стеной, расположился огромный лагерь. Что немного напугало разведчиков командора. Это и неудивительно. Ведь среди людей, суетившихся в этой каше из палаток, повозок и прочего, то и дело мелькало оружие, создававшее впечатление подошедшей армии. Впрочем, ситуация довольно быстро прояснилась. К твердыне серых стражей пришли торговцы и добровольцы, приглашённые людьми командора во время странствий.
   Впрочем, долина за минувшие полгода сильно изменилась, ибо Авентус[7] зря времени не терял и отлично потрудился. Ведь полгода спокойной и методичной работы – это огромный срок. Поэтому изменилось практически всё.
   Долина перед замком преобразилась. Если раньше она была завалена булыжниками, представляя собой дикий хаос с узкой извилистой тропинкой по центру, то теперь стала практически каменным плато. Гигантский объём каменной массы был выровнен, став слегка волнистой наклонной плоскостью протяжённостью более двух километров и шириной от двухсот до пятисот метров. Голое каменное поле. Разве что вдоль отвесной каменной стены с левого края долины журчал крупный ручей, спускавшийся с далёких горных вершин. Не очень бурный, но вопрос снабжения замка водой он решал.
   Внешний периметр замка тоже очень сильно изменился. Конечно, когда Дален уезжал, то оставлял после себя достаточно могучую надвратную башню с тремя подъёмными решётками из железа, выдвижным мостом через небольшой ров и массивные стены, сложенные из гранитных блоков. Это само по себе выглядело весьма внушительно. Однако, отбывая в поход, командор имел неосторожность посвятить Авентуса в свои планы по укреплению замка. А тот за минувшие полгода приложил все силы для реализации этих идей. Даже в ущерб работам по освоению тейга[8].
   Надвратная башня в изначальном варианте исчезла, а вместо неё появилась любопытная конструкция с оригинальным названием – захаб[9]. Со стороны долины этот фортификационный элемент выглядел как выступ крепостной стены протяжённостью около двадцати метров и завершался квадратной башней с подъёмными мостом и решёткой. В месте пересечения захаба с куртиной[10] стояла ещё одна квадратная башня с подъёмной решёткой, дальше шёл внутренний рукав, полностью копирующий внешний. Разве что подъёмного моста не было. Несколько громоздкая конструкция, однако теперь ворота становились практически неприступными.
   Ров изменился. Из-за появления захаба его ширина стала неравномерной и колебалась от десяти до пятнадцати метров. Но он, как и раньше, отвесно уходил вниз на семь, а то и восемь метров и был заполнен проточной водой. Да так подступал к стенам, что те буквально вырастали из водной глади, совершенно не имея никаких выступов. Впрочем, сама куртина тоже подверглась модернизации. Авентус довёл её толщину у основания до десяти метров, а внешнюю сторону отполировал посредством ряда инструментальных заклинаний. Например, путём превращения гранитной поверхности в подобие стекла под воздействием плазматических температур. Командору пришлось потратить очень много усилий, чтобы маг – хранитель замка освоил столь сложное плетение, однако, глядя теперь на то, как переливаются в солнечных лучах стены, Дален строил довольные гримасы. Его труды не пропали даром.
   Всё это дополнялось четырьмя круглыми башнями, равномерно идущими вдоль всей протяжённости куртины. Для полной «картины маслом» оставалось достроить машикули[11] и крепкие крыши над стенами и башнями с добротной металлической кровлей. Ведь навесной огонь из луков никто не отменял, да и с близлежащих скал могли метать что-нибудь.
   Дален, смотря на всю эту красоту, радовался безмерно, понимая, что такое укрепление взять обычными средствами практически невозможно. Даже примитивная артиллерия кунари или маги империи вряд ли смогут сделать что-то серьёзное при некотором противодействии защитников. А ведь Авентус, по всей видимости, даже не приступал к перестройке внутренних помещений замка, в том числе и цитадели, ради неприступности которой пришлось бы очень серьёзно поработать над окружающими замок скалами. Да и вообще требовалось срезать огромную массу горной породы, сделав каменные стены не такими отвесными. В общем, работ по совершенствованию местного ландшафта предстояло ещё весьма и весьма прилично.
   Тут стоит отметить важный факт. София Драйден в своё время выбрала место для создания замка «Пик солдата» весьма разумно, так как у замков и крепостей, стоящих на каменном плато, есть решительное преимущество перед их грунтовыми коллегами. Дело в том, что подкоп под подобные укреплённые сооружения было практически нереально сделать. Так что они защищали не только от пороховых мин, оные практиковали кунари, но и от внезапного нападения порождений тьмы. Ведь они не умели прорывать туннели в каменистых породах – голыми руками даже песчаник особенно не проковыряешь. Собственно, этот факт и удерживал крепость Лотеринг[12] от падения. Ведь русло реки Дракона пробило себе путь в каменистых землях, являвшихся вершиной гигантского каменного хребта, уходящего на километры под землю. По большому счёту порождения тьмы, находящиеся на глубинных тропах под королевством Ферелден, были отрезаны от всего остального мира. С юга проходил этот каменный хребет, с юго-запада располагалось довольно глубокое озеро, с запада – Морозные горы, с севера и востока – океан. Они даже попали в королевство по поверхности в ходе последнего мора. Если бы не этот печальный для архидемона факт, то он никогда бы не стал штурмовать Лотеринг, превращённый Даленом в крепость. Просто приказал своим «юнитам» отрыть подземный ров и выйти на, как говорится, оперативный простор.
   За этими мыслями Дален и приблизился к лагерю. Его заметили и бросились встречать. Ошибиться гости не могли. Ведь не каждый день можно увидеть верховой отряд на бронто, снаряжённый в прекрасные доспехи и красивую одежду.
   Впрочем, у подобной радостной встречи имелось ещё одно объяснение, о котором Дален узнал только за счёт активного использования домена[13].
   Дело в том, что в отсутствие командора замок посетила делегация баронов Центральных земель[14], собранная по инициативе наследного герцога Хайэвера Фёдора Кусланда, что ныне числился добровольно в ордене серых стражей.
   Смысл этой летучки заключался в том, что Гнездо Грифона располагалось на землях, принадлежащих герцогству. А это порождало неудобные юридические коллизии. Поэтому Фёдор перед почётным и уважаемым собранием провозгласил по праву, данному ему от рождения, земли вокруг Гнезда Грифона отдельным, независимым баронством. Соответственно, согласно доброй традиции, Гнездо Грифона было преобразовано в родовой замок командора с новым названием Грифингар.
   Подобный шаг ставил Далена в очень интересное положение, вызывающее острую зубную боль у его главного политического противника – герцога Логейна. Ведь не только возродился орден серых стражей, но и их предводитель получил очень высокий аристократический титул. Надо сказать, что род Амеллов и без того относился к дворянству, но мелкому. Теперь же, с обретением статуса барона, всё менялось очень решительно. Например, командор приобретал голос на Совете земель[15] и право избираться королём. Милый, приятный бонус от Фёдора, который в своём командире души не чаял, почитая его непобедимым воином. Впрочем, бароны тоже не противились такому шагу, ибо Дален оказался единственным человеком, который смог действительно остановить мор, да и вообще показал себя очень серьёзным игроком. Конечно, это ещё не голосование в Совете земель, но командор был очень доволен, ибо бароны весьма прозрачно намекали о своей лояльности и поддержке, ожидая, впрочем, развития событий. Никто не хотел ошибиться в своём выборе и оказаться в опале у будущего короля.
   Начинался второй этап большой игры за трон Ферелдена.

Глава 2

   Взгляд командора сразу зацепился за небольшую делегацию в слишком хороших для жителей Ферелдена одеждах. Шёлк тут могли позволить себе единицы, да и то на праздники. Гостей из Минратоса[16] спутать с кем-то ещё было очень сложно. Женщина в прекрасном шёлковом платье красного цвета с дорогими золотыми украшениями верхом на белом коне двинулась навстречу Далену с таким чувством собственного достоинства, что и пересказать нельзя. Она так сильно задрала нос, что казалось, будто он окажется на затылке. Ее сопровождали четыре крепких мужчины в весьма недурственных латных доспехах из сильверита. По крайней мере, даже латы короля Николая сильно им уступали по качеству.
   За этой процессией следовало несколько пеших слуг, которые тащили на себе какие-то сундуки и носилки.
   Дален остановил своего бронто, снял шлем и выразительно посмотрел на гостью, ожидая, пока она подъедет. В конце концов, он хозяин этих земель, а не эта колдунья. Дама продолжила ехать на грациозно вышагивающем коне и остановилась лишь тогда, когда между командором и ней осталось примерно двадцать шагов.
   – Приветствую вас, милорд. – Незнакомка с глазами насыщенно голубого цвета вежливо качнула головой.
   – И я вас, мадам. Мы знакомы?
   – Нет, но это легко исправить. Меня зовут Сестеция. Я одна из магистров при архонте великой империи Тевинтер.
   – Безмерно рад нашему знакомству. – Дален слегка кивнул. – Что вас привело в столь далёкие земли?
   – Мы наслышаны о море, который обрушился на эти земли, а потому желаем помочь отважному командору, что героически сражается с порождениями тьмы.
   – В самом деле? – Дален несколько удивился. – И как же?
   – Мы хотим вам поднести вот этот артефакт. – Сестеция кивнула своим слугам, и они на носилках поднесли небольшой сундук из золота, покрытый необычными письменами.
   – А что именно представляет собой этот артефакт? – спросил Дален, задумчиво рассматривая незнакомые письмена.
   – Это жезл могущества. Он помогает восстанавливать магическую энергию своего держателя, что многократно повышает силу мага. Мы слышали, что вы заслужили славу великого мастера магических плетений. С этим жезлом перед вами откроются горизонты.
   – А в империи этот ценный артефакт не нужен? Я слышал, что у вас идёт затяжная война с кунари.
   – Боюсь, что мор намного опаснее этих свирепых, но примитивных существ. Если падёт Ферелден, то наступит угроза для всего Тедаса[17].
   – Хм, – усмехнулся Дален. – Любезный, – обратился он к одному из слуг Сестеции, смотрящему на него с услужливостью шакала Табаки из знаменитых историй Киплинга, – открой сундук и подай мне жезл.
   Слуга посмотрел на свою госпожу и, дождавшись её кивка, предельно аккуратно открыл сундук. Там действительно на мягкой подушке красного цвета лежал жезл, походивший на классический символ власти Российской империи, разве что двуглавым орлом не был украшен. Подняв его вместе с подушкой, протянул командору. Да ещё с таким видом – дескать, ему, убогому, нельзя прикасаться к столь ценным вещам.
   – В Минратосе слуга, прикоснувшийся к магическому артефакту, лишается головы. Даже если он сделал это случайно или, например, упав, – прокомментировала ситуацию Сестеция, видя некоторую нерешительность Далена.
   – И как, ещё не бунтуют? – усмехнулся командор и, вспомнив о диких нравах империи, протянул руку к жезлу. Он не очень хотел это делать, однако память любезно подсказала ему традицию принятия оружия в восточных странах. Поэтому он, будучи не очень опытным в делах местных традиций и ритуалов, решил воспользоваться знаниями из прошлой жизни, то есть взять оружие и осмотреть его. И попытался это сделать, но в момент его прикосновения к жезлу произошёл громкий хлопок, яркая вспышка, и он потерял сознание.
   «Уплывая», Дален успел почувствовать, как в нём что-то рвалось и разрушалось. Какие-то невидимые нити, связывающие его всего в одно-единое целое, превращались в лохмотья, а магическая энергия, накопленная в его теле, стремительно уходила наружу. Так, словно она вода, налитая в дырявый бурдюк.
   Но, как ни странно, очнулся Дален быстро. Начал промаргиваться, борясь со «звёздочками», как от сильного удара, и услышал, что где-то рядом эта лживая тварь, Сестеция, призывает всех сложить оружие.
   Во всём теле командора чувствовалась дикая слабость. Рецепторы сбоили, выдавая массу самых разнообразных ошибок в ощущениях, но мозг кое-как справлялся, вычленяя наиболее вероятные. Но главная беда заключалась в другом – магическая энергия практически полностью его покинула. От былого могущества, что пожаловала ему Флемет, сама того не желая, не осталось и следа. То есть Дален в плане магического потенциала[18] вновь стал тем самым магом-неофитом, что пришёл на башню Ишала в ту знаменательную битву.
   Выругавшись на смеси различных языков, Дален, пошатываясь, поднялся на ноги. И сразу всё вокруг замерло и затихло. Он посмотрел на Сестецию и увидел, что у этой дамы даже рот открылся от удивления. Она, видимо, ожидала, что командор или умрёт, или будет без сознания.
   – Ну? Что смотришь? Меня такими фокусами не возьмёшь.
   – Ты… кто? – Удивление этой женщины стремительно менялось на ужас.
   – Как я уже говорил Адели, существ, подобных мне, проще называть богами. Впрочем, тебе это знание ничего не даст. Ты проявила неуважение к моему гостеприимству, а потому умрёшь.
   Дален сплёл небольшой плазматический шарик и метнул его в женщину, но та успела поставить защиту и отразить его в землю.
   Вид огненного шарика, который с шипением скрылся в каменистом грунте, оставив после себя аккуратно оплавленную норку, только усилил её панику. Таких температур в империи не умел достигать никто. Впрочем, удивляться ей пришлось не долго – Дален, пользуясь замешательством, выхватил пистолет и выстрелил в Сестецию. Она попробовала отразить выстрел, но ничего не получилось – пуля лишь замедлилась и на всё ещё хорошей скорости вошла ей в живот. Женщина вскрикнула. Свалилась с лошади. А по земле рядом с ней стала растекаться кровь.
   Дален, пошатываясь, подошёл к ней, на ходу перезаряжая пистолет. Улыбнулся. И с дистанции в пару шагов пустил женщине контрольную пулю в голову. После чего громко крикнул:
   – Что встали?! Задержать её спутников!
   Потряся головой, он подошёл к лошади Сестеции и, опершись о седло, попробовал отдышаться. Слабость не проходила. Спустя минуту Дален услышал какие-то всхлипы рядом. Обернулся и как в тумане увидел Морриган. Её глаза были полны слёз. Впрочем, стояла она так недолго. Спустя ещё несколько мгновений она бросилась его обнимать. Даже несмотря на то, что это было весьма сложно осуществимо, ведь командор был в доспехах.
   – Ну же, спокойнее. Чего ты плачешь?
   – Я испугалась… – Девушка всхлипнула. – Подумала, что ты умер.
   – Даже если и умер, тебе-то что? – Дален решил её немного подразнить, впрочем, она вместо ответа поджала губы и ударила его по грудной пластине доспеха. – Ты что, меня любишь, что ли? – с притворным удивлением спросил командор.
   Девушка немного смутилась, заколебалась, но спустя несколько секунд посмотрела полными слёз глазами на Далена. Он улыбнулся и прижал её к себе настолько нежно, насколько позволяли доспехи. Едкая и высокомерная стерва осталась где-то там, за маской для окружающих. А в его объятиях была девушка, которая с самого детства хотела немного тепла и любви в этом суровом и безжалостном мире. И, несмотря на все невзгоды, она сохранила это желание, тщательно пряча его в твёрдой и на первый взгляд совершенно неразрушимой скорлупе комплексов и предрассудков, навязанных ей матерью.
   Немного так постояв, он похлопал её по спине, дабы она уже очнулась от своего мокрого счастья, и не спеша, покачиваясь, поковылял в замок. Причём, что необычно, зачем-то ухватил коня магистра под узду, а девушку за талию. Но она не сопротивлялась вообще.
   За ними устремился остальной его кортеж.

Глава 3

   Любое шевеление, даже дыхание вызывало возмущение организма, сопровождающееся новой порцией помех. Поэтому командор старался дышать редко и глубоко. Через полчаса после поединка с Сестецией в комнату к Далену постучался Фёдор Кусланд, как раз в тот момент, когда Амелл сделал вдох и наслаждался некоторым кратковременным уравновешиванием сознания.
   – Там… – Фёдор мялся.
   – Что случилось?
   – Оборотни неверно истолковали ваши слова. Все спутники этой стервы погибли. Я провёл оперативный допрос купцов и выяснил, что с ней прибыл ещё один человек, но тот, как вы её убили, вскочил на коня и бросился наутёк. Нам послать погоню? Я сам не смею принять столь ответственное решение, опасаясь засады. Вдруг на некотором удалении от замка ждут подельники этой Сестеции.
   – Не нужно никакой погони. Пускай доносит о случившемся. Надеюсь, он видел и слышал всё. В тот момент я выглядел куда лучше, чем сейчас. Пусть думают, что на меня заклинание не подействовало или подействовало не так, как ожидали эти… – Дален зло сплюнул.
   – А что с вами случилось? Что это была за гадость?
   – Не знаю, но меня так встряхнуло, что практически все внутренности вывернуло, и запас моей магической энергии упал до совершенно мизерного уровня. Я ведь блефовал. Плазматический шарик в моём исполнении – одно из самых экономичных заклинаний. А в её глазах он выглядел чем-то чудовищным по затратам энергии. То есть я пытался показать, что заклинание меня только слегка оглушило.
   – Всем присутствующим так и показалось. Я спрашивал купцов, они несколько обиделись, когда я переносил ваши дела, связанные с торговлей, на завтра, а то и на послезавтра. Они думали, что вы просто набиваете себе цену.
   – Так и есть. Но не перед ними, а в глазах лазутчиков, которые совершенно точно там присутствуют. Мне нужно отдохнуть и восстановиться после того сокрушительного удара. Не уверен, что я переживу эту ночь, но попробую.
   – Всё так плохо?
   – Хуже некуда. Впрочем, не переживай раньше времени. Будет у вас командор не маг, а обычный воин. – Дален улыбнулся.
   Посреди ночи Дален проснулся от необычного чувства, будто у него в постели кто-то пристроился. Открыл глаза – так и есть, рядом, прижавшись к нему, спала Морриган, которая была обнажена и прекрасна в лунном свете. Впрочем, усталость и слабость не ушли, поэтому он вскоре вновь заснул, только уже с довольным выражением лица.
* * *
   Проснулся Дален ближе к полудню. Морриган рядом не было, а за окном вновь шумела толпа, давно пробудившаяся и активно бездельничающая.
   Дален прислушался к своему телу, немного поиграл мышцами и, хмыкнув, встал с постели. Всё было в порядке, разве что запас магической энергии был катастрофически мал, по сравнению с тем, что у него было до того. Он так и остался на уровне только что посвящённого мага.
   «Плохо. Очень плохо», – подумал Дален и принялся приводить себя в порядок.

Глава 4

   – Ваша милость. – Мужчина в пышных шёлковых одеждах склонил свою голову в глубоком поклоне.
   – Ты взволнован? Что, кунари опять предприняли вылазку?
   – Нет, ваша милость, после последнего поражения они сидят по своим норам и зализывают раны.
   – Тогда что случилось? Ты сам не свой.
   – Я… Ваша милость, я не знаю, как вам докладывать. – Мужчина так и не поднимал головы, смиренно глядя в пол.
   – Как есть, так и докладывай. Что случилось? Не тяни.
   – Сестеция погибла.
   – Да?! И как это произошло? Он расколол её?
   – Нет. – Мужчина немного помялся и начал рассказ: – Ночью я через сны прошёл по всем нашим агентам, собирая новости, однако ни Сестецию, ни её ближайших помощников во сне найти не смог. Что было очень странно. За сутки до того она докладывала, что ожидает днём прибытия командора. Меня это насторожило. Я связался с демоном вашего домена и попросил найти мне всех её сопровождающих. Нашёлся только один. Я вошёл к нему в сон и прочитал воспоминания.
   Архонт вопросительно поднял бровь.
   – То, что произошло, – продолжал мужчина, – совершенно не укладывается в моё понимание действия известного нам заклинания.
   – Жезл дал сбой и взорвался? Такое иногда бывает.
   – Нет, что вы, жезл сработал безупречно. Я много раз видел, как он работает. Всё прошло так, как должно было пройти. Избыточный заряд даже выбил Далена из седла, сбросив на землю. После такого удара он должен был стать безвольной куклой, которая даже в туалет сама сходить не может. А он встал, пошатываясь, и уничтожил Сестецию.
   – Что?!
   – Да. Он при этом как колдовал, так и использовал какой-то странный артефакт. И это несмотря на то, что на лице у него читалось успешное действие заклинаний. Эти насыщенные круги под глазами не возникают просто так, при том что глаза стали совершенно красными, заплыв кровью. По всем признакам заклинание на него подействовало. Но он выстоял. Да так выстоял, что быстро и без проблем уничтожил магистра магии. Я… я не понимаю… – Растерянность говорящего человека была полной.
   – Да, действительно, такого в истории ещё никогда не встречалось. Какие-нибудь подробности по этому вопросу удалось выяснить? Я так понимаю, остальные спутники Сестеции погибли.
   – Да, причём быстро. Оборотни, что шли вместе с командором, растерзали их за несколько минут.
   – Что ещё?
   – С ним действительно путешествует дочь Флемет.
   Архонт удивлённо поднял брови.
   – Кстати, вспомнился важный момент. Дален вёл себя очень странно после поражения заклинанием. Назвал имя какой-то Адели и заявил, что он бог.
   – Бог? Ты уверен?
   – Да. Совершенно точно. Я имел наглость пообщаться с вашим демоном-смотрителем, который существовал ещё до войны между людьми и эльфами. – Мужчина вновь смутился.
   – И что же он сказал? Продолжай.
   – Он считает, что, учитывая такую стойкость командора к заклинанию, которое очевидно на него подействовало, но не смогло сильно навредить, вероятно, имеется в виду некая особа, которую звали Адель саль Эллианна.
   – Кто это?
   – Одна из немногих природных эльфов, тело которой после окончания битвы так и не нашли. Могущественный маг, сопоставимый с Архитектором, если не сильнее.
   – То есть демон считает, что Дален – это либо пробудившийся древний бог, либо вылезший из норы друг этой древней особы.
   – Да. Это подтвердил и первый чародей Каленхадского круга.
   – О, он с тобой поделился своими измышлениями? Раньше он не очень желал общаться.
   – Я подписал с ним контракт на пять тысяч обычных накопителей, чтобы он приоткрыл завесу тайны преображения своего ученика.
   – И что же он сказал?
   – Что Дален – это не он сам, а какой-то маг, ворвавшийся в домен Ирвина незадолго до начала испытаний давно умершего Далена.
   Архон вновь удивлённо поднял бровь.
   – Он захватил сущность Далена и вселился в его тело. Кстати, в плане теней он вёл себя очень нагло для существа, вторгшегося на чужую территорию. И местный демон-смотритель говорит, что он не мог ему сопротивляться. Но тут есть странный момент. Этот древний маг как будто ничего не знал о магии, но в то же время являл совершенно уникальные заклинания. Ирвин подтверждает, что Дален практически не обладал навыками плетений, которые преподают в круге. Он чужеродный элемент.
   – Очень интересно. Командор знает, что артефакт подсылали мы?
   – Да. Сестеция решила играть открыто и представилась.
   – Всё это очень плохо. Адель… Оборотни… Бог… Всё просто отвратительно. Никаких действий относительно командора не предпринимай. Наблюдай. К нему в сон уже заходили?
   – Нет. Он спит только в своём домене. Как и все его члены ордена.
   – К дочери Флемет?
   – Пробовал, но там стоит какая-то очень странная защита. Видимо, старуха помудрила, чтобы за ней через дочку не наблюдали.
   – Хорошо. Аккуратно, очень аккуратно наблюдаем за командором. Мне нужно знать, кто он.
   – А что ответить герцогу Логейну?
   – Пошли его к демонам и запроси компенсацию за убитого магистра. Он не предупредил, что придётся связываться со столь могущественным существом. Требуй тройную компенсацию или убей. Если Дален действительно неожиданное эхо из древних времён, да ещё не в одиночестве, то мы попали в крупные неприятности. Ещё и дочь Флемет. Дракон, древний природный эльф и… Действуй. На карте стоит не только твоя, но и моя жизнь. – Архонт недовольно поморщился и подошёл к окну. – Не удивлюсь, что от этой связи с Адель у него и грифоны появятся.
   – У него имеется несколько древних яиц этих созданий. Но они безжизненны.
   – Вот как? Любопытно. Что-то ещё интересное?
   – Возможно, вас заинтересуют големы?
   – И что в них удивительного? В империи их немало.
   – Достоверно известно, что у Далена имеется два активных сердца. Кто внутри, выяснить не удалось, по крайней мере достоверно. Поговаривают, что в одном заключён дух некой Софии Драйден, а в другом – дух леса. Что это за дух леса, я не знаю. Там какая-то заварушка была в Бресилианском лесу. Сложно сказать, что именно, но наши наблюдатели убеждены, что там произошла гибель сильных магов.
   – Бресилианский форпост… Это любопытно. Отправь туда экспедицию, я хочу узнать, что там произошло.
   – Это самоубийство. Насколько мне известно, там всё захвачено порождениями тьмы.
   – Ты убеждён в неоправданности этой операции?
   – Да.
   – Хорошо. Тогда ты её и возглавь. Ты же славишься талантом решать сложные задачи, – улыбнулся архонт, глядя на кислое лицо магистра. – Кстати, эти сердца полноценные?
   – Да. Прекрасные бриллианты. По размеру позволяют создавать полностью функциональных конструктов.
   – Этот командор меня всё больше и больше увлекает. Задействуй все наши ресурсы. Ступай. Мне нужно подумать.

Глава 5

   – Фёдор, как у нас обстоят дела с монетами? – спросил командор у своего офицера, застав того за работой с бумагами.
   – Всё хорошо. Заготовки, которые вы оставили незадолго до своего отбытия в поход, мы отчеканили. Просто чудесное устройство! Никогда не думал, что без молотков и шума можно так чётко и качественно делать монеты, – оживился Фёдор.
   Он говорил о ручном винтовом прессе, который развивал очень серьёзное давление. Заготовка штамповалась в холодном виде с одного захода. Причём сам труженик за счёт редуктора особой нагрузки не испытывал, несмотря на невероятное давление – пуансон, в который укладывалась заготовка монеты, сжимался с силой более тонны на квадратный миллиметр.
   – Брака было много?
   – Семнадцать золотых, двести пятнадцать серебряных и триста десять медных монет. Мы их отложили отдельно.
   – Хорошо. – Дален задумался. Уезжая в поход в Бресилианский лес, командор оставлял подчинённым порядка одного миллиона шестисот пятидесяти тысяч заготовок, преимущественно, конечно, медных. То есть, обобщая, можно сказать, что у него теперь было баснословное состояние. Вероятно, даже у архонта империи столько денег не было. – Фёдор, можно взглянуть на отчёт?
   – Конечно.
   Юный Кусланд взял лист бумаги, лежащий на краю стола, и протянул его командору. Видимо, он готовился к таким вопросам. Дален взглянул и улыбнулся. Двадцать шесть тысяч триста восемьдесят золотых монет по текущему курсу. Эта информация грела душу, тем более что из Бресилианского леса привезли материала ещё на семьдесят шесть с гаком тысяч золотых монет.
   – Да уж, до конца игры хватит с лихвой, – сказал командор, прикидывая расходы до конца сюжетной линии игры, о которой он знал.
   – Что? – удивлённо переспросил Фёдор.
   – Я говорю, вскоре я снова наделаю заготовок, и придётся вновь приниматься за штамповку монет. Ты разве не видел, сколько со мной прибыло золота?
   – Нет, Морриган заставила всё разгружать оборотней, стараясь держать подальше всех случайных зевак. А я особенно и не лез к ней с вопросами.
   – Это хорошо. В том состоянии она могла тебя легко покусать, – улыбнулся командор. – Со мной золота приехало на семьдесят пять тысяч монет. Да серебра немного. Плюс я надеюсь, что горные изыскания в тейге и шахте возобновятся.
   – Вы про медь?
   – Да.
   – Мы с Авентусом обследовали со всем радением тейг. Там не так много медной руды. Она больше использовалась для облицовки.
   – Сколько её примерно?
   – Раза в два больше того, что мы в монеты перевели. Но это при учёте, что мы пустим на слом всё, что содержит медь. Может, нам стоит просто покупать медь у торговцев? Я спрашивал. Они бы и рады изготавливать монеты из неё, да очень долго и мучительно для них. У нас есть прекрасный пресс и вы, а у них только молоток и примитивные штампы. Я посмотрел на их медные монетки, послушал о том, как они их делают, и просто расцвёл. Они же ничего не смыслят в этом вопросе, несмотря на то что мелкие разменные деньги им остро нужны.
   – Хорошее наблюдение. Я поговорю с торговцами о закупке меди. А пока пойдём посмотрим, что они нам привезли.
   Посмотреть там было на что. Основным товаром, как несложно догадаться, было продовольствие. Тут был практически весь ассортимент – зерно разных сортов, вяленое мясо, солёная и сушёная рыба, сушёные грибы с ягодами, орехи, масла, разнообразные долго хранящиеся корнеплоды и многое другое.
   Скупив, особенно не торгуясь, всё, что привезли, Дален теперь был спокоен – его замок сможет содержать порядка тысячи ртов в течение двух лет. А если в экономном режиме, то и того больше. Правда, ртов у него в подчинении было гораздо меньше – чуть более трёхсот, что позволяло надеяться на бессмысленность любой осады.
   К слову сказать, купцы охотно принимали новые монеты Грифингара, прекрасно отчеканенные и выдержанные размером и массой, особенно медные, коих имели острый дефицит. Идея командора сработала.
   Здесь нужно пояснить. В любом средневековом обществе чеканка монет считается признаком власти. Это было сложно, не очень выгодно из-за большого объёма труда, но влиятельные правители не имели иных вариантов. Им требовалось демонстрировать своё могущество не только силой оружия, но и монетами. Учитывая, что раньше в Ферелдене деньги чеканились исключительно в Риме, да и то в весьма скромных масштабах, а наибольшая денежная масса имела иностранное происхождение, то роль Грифингара одним только этим шагом взлетела до небес. Теперь он был не только центром единственной в регионе реальной военной силы, которая смогла остановить наступление порождений тьмы, но и потихоньку обретал очертания центра власти. Ведь если так пойдёт дальше, то монетный двор твердыни серых стражей легко заменит всё то разнообразие монет единым стандартом. Своим. А ведь кто создаёт деньги, тот обществом и управляет.
   Для полноты захвата реальной власти Далену оставалось только торговлю перехватить и как-то замкнуть на себя налоги. И если с налогами пока ничего толком сделать было нельзя, ибо бароны отказывались их выплачивать кому-либо, оставляя себе, то с торговлей получалось решить проблему без особенных затруднений.
   – Друзья! – Дален залез на фургон так, чтобы его было лучше видно. – Видя, какая мирная деловая атмосфера стоит в эти дни под Грифингаром, я хочу сделать вам предложение.
   Наступила тишина. Все купцы насторожились, ловя каждое слово командора.
   – Я обнесу это плато внешней крепостной стеной, защищающей его от внезапных набегов, а внутри поставлю торговые ряды с жилыми домами…
   Иными словами, командор предложил крупным торговцам открыть под стенами крепости постоянные торговые дома, а малым – постоялые дворы и места в торговых рядах. Само собой, за символическую арендную плату. Учитывая, что в том же Риме был хаос, да и с торговлей особенно ничего хорошего не наблюдалось, то подобное предложение вызвало воодушевление. По большому счёту в Тедасе хорошо с торговлей было только в Антиве[19]. Во всех же остальных местах торговцев притесняли и часто фактически грабили.
   Что же скрывалось за предложением Далена на самом деле? Всё очень просто. Командор решил создать единую для Ферелдена торговую площадку у себя под боком и, как следствие, под контролем. Дальше развить её в биржу, само собой обеспечив работу личным банком, денег для которого у него теперь хватало. Казалось бы, мелочь. Подумаешь, торговля какая-то, биржа и прочие глупости. Но в этом и была вся соль, так как реальная власть всегда упирается в финансы, а банк и биржа очень быстро дадут командору полный или практически полный контроль над всеми ключевыми денежными потоками королевства. Что ему, собственно, и было нужно.
   Власть? А как же корона? Да, было бы неплохо её приобрести. Но намного лучше, когда её возложение на голову было бы формальностью, ибо человек уже обладает реальной властью и по факту правит страной, чем наоборот. Ведь корона – это всего лишь символ, не обладающий реальным могуществом.

Глава 6

   В дверь постучались и, не дожидаясь ответа, вошли. Командор лениво повернул голову и увидел Морриган. Она аккуратно прикрыла дверь и присела на край топчана, обеспокоенно посмотрев на Далена:
   – Что с тобой происходит? Расскажи. Ты же знаешь, я за тебя очень переживаю. Ты практически перестал пользоваться магией. Почему?
   Она взяла его руку и посмотрела ему в глаза.
   – Я думал над тем, как работало то странное заклинание. Всё очень странно. Они хотели взять меня в плен, да так, что… хм… я должен был стать безвольной куклой.
   Морриган сосредоточенно смотрела на Далена немигающим взглядом.
   – Меня спасло то, что моя сущность многослойна, а заклинание на это не рассчитано. Оно снесло всё, что было снаружи, то есть останки бывшего владельца этой тушки. – Командор улыбнулся. – Бедный, бедный Дален, как же ему не везёт.
   – И как это на тебе отразилось?
   – Удар был рассчитан на то, чтобы уничтожить моё «я», сохранив память и так, по мелочи, например относительно связную речь. Побочным эффектом такого сокрушительного заклинания должно было… хм… как бы попроще сказать… маны у меня больше не должно было быть. То есть я оставался магом, но магом без маны. Вся энергетическая структура, что отвечала за её накопление, разрушалась. В моём случае удар был направлен на Далена, а не на всего меня. И тут очень помогла твоя мама. Она собрала меня весьма причудливым образом. В частности, ёмкость от тех двух магических накопителей она добавила к слою Далена, а его собственную энергетическую структуру прикрутила к Эрику. И кое-что добавила даже Артёму, видимо полагая, что это просто особенность организации моей психики.
   – Если честно, я не очень понимаю.
   – Представь себе сундук. В нём ещё сундук. А в том ещё. Матрёшка.
   – Что?
   – Игрушка такая. Вот смотри. – Дален взял лист бумаги и нарисовал силуэт игрушки. – Это то, что видно снаружи. Но внутри у этой игрушки расположена её уменьшенная копия. А у той, в свою очередь, ещё одна копия. И так можно вести практически до бесконечности. Так ясно?
   – Смутно.
   – Главное заключается в том, что внешний слой, которым был Дален, разрушен, соответственно, весь магический потенциал, который был привязан к нему, тоже оказался утерян. К счастью, где-то до десятой части ёмкости стандартного имперского накопителя у меня привязано ко второму уровню. И менее двадцать пятой части – к самому глубокому уровню, Артёма, который на самом деле и есть я. Иными словами, после следующего удара подобного толка я практически потеряю все магические навыки.
   – Это ужасно!
   – Зато я выживу, что не может не радовать. А вот третий удар сюрприза из шкатулки я не переживу. Точнее, моя психика будет совершенно разрушена. Я стану живым мертвецом без осознания самого себя. Кстати, твоя мама нам помочь не сможет?
   – Она ушла со своей старой стоянки. А выследить её… Боюсь, что Флемет относится к тем существам, которых без их желания не выследить и не обнаружить. Так что вряд ли моя мама сможет тебе помочь.
   – Печально. – Дален задумался на несколько мгновений, а потом очень хитро улыбнулся. – Тогда нам придётся крутиться самим.
   – Но ты же не сможешь с таким мизерным запасом маны победить архидемона!
   – Посмотрим. – Командор забрал свою руку из её ладоней и повернулся на бок, устремив свой взор в окно. Спустя пару секунд за его спиной послышалось шуршание одежды, а потом к нему сзади прижалась Морриган. Он провел рукой по её бедру. – Зачем ты меня провоцируешь? Ты же сама сказала, что я не смогу справиться с архидемоном. А если я всё-таки не сдержусь и… справлюсь с тобой? Твоя беременность создаст определённые трудности.
   Он повернулся к ней лицом и встретился с её глубокими чёрными глазами. Она не сказала ни слова, лишь, робко улыбнувшись, обняла и принялась целовать командора, попутно снимая ту немногую одежду, что на нём была.
   Утром Дален проснулся раньше Морриган и, решив её не тормошить, предался размышлениям. Бравада перед девушкой, конечно, хороша, но как реально ему выходить из сложившегося положения? Что у него имелось в сухом остатке?
   Во-первых, очень глубокие, по сравнению с практически всем количеством иных магов, знания на стыке магических плетений и научно-технического прогресса. Это позволяло ему творить буквально чудеса, создавая уникальные плетения повышенной эффективности, да и с бытовой магией успехи были весьма впечатляющи. Кто ещё мог так быстро и толково перестроить замок с помощью магии?
   В применении к магии его знания давали на текущий момент два неприятных ограничения: физические ограничения человеческого сознания и магический потенциал.
   Со вторым пунктом уже всё понятно – его практически не было. Конечно, он был, хоть и незначительный, что безмерно радовало. Но восстанавливался очень медленно и не позволял использовать сложные заклинания. Например, оборачиваться другими существами. Дален ведь очень хорошо помнил, что эта школа была слабо развитой, в том числе и потому, что для неё широкому кругу магов банально не хватало этого самого пресловутого магического потенциала.
   Что же касается физических ограничений, то они упирались в элементарную неспособность человеческого мозга сохранять высочайшую концентрацию при достаточно сложных или долгих плетениях. Даже с металлами приходилось очень напрягаться и пытаться максимально упростить задачу, переводя её в управление процессами более высокого уровня. Иными словами, работать на атомарном уровне «соло» мозг командора мог только ограниченное время, ибо очень быстро невероятно уставал. Минут пять – и всё, требовался отдых, так как начинало рассеиваться внимание.
   Почему так происходило, объяснить несложно. Дело в том, что человек, конечно, схож с кибернетической системой, только его вычислительный центр обладает несколько другим характером анализатора, который базируется на нечёткой логике. А её очень сложно использовать для создания и управления классическими многомерными схемами, в основу которых положена совершенно иная логика, например формальная. Это приводило к тому, что человеческий мозг просто вскипал от перегрузок. То есть если бы Дален даже и сохранил свой старый магический потенциал, то вскоре бы упёрся в практически непреодолимое конструкционное ограничение собственного организма. Что-то в духе максимального уровня развития персонажа в компьютерной игре, как для себя в шутку отметил командор.
   Во-вторых, очень важное стратегическое знание, полученное от Адель. А именно: работа со сложными биологическими объектами. Конечно, его уровень был невероятно низок, по сравнению даже с теми фокусами, которые ему показывали, но он был, и имелся широчайший задел для развития. Смысл этого учения, представлявшего собой совершенно незнакомый Далену пласт знаний, заключался в подключении к энергетическим структурам того или иного органического объекта и управлении ими.
   Очень сложное направление, но в потенциале оно открывало очень широкие горизонты, например, в регенерации потерянных конечностей, возрождении истлевших тел, ускорении роста, обновлении организмов и так далее.
   В общем, есть куда и к чему стремиться, хотя, конечно, на текущий момент Дален смог освоить только самый примитив вроде подключения к энергетической структуре семян и ускорения их роста. Даже без какого-либо управления, просто стихийная накачка избыточной энергией и увеличение скорости процессов деления. Однако на подобное плетение требовалось много энергии. Насколько много? Например, для проращивания семени пшеницы с получением сантиметрового ростка в течение нескольких секунд уходила вся магическая энергия, которая у него была.
   С этим нужно было что-то делать, так как с такими инструментальными возможностями командор будет осваивать это новое, перспективное направление столетиями.
   Покопавшись в своей памяти, Дален наткнулся на несколько бредовую концепцию, которую продвигали в фантастических киносюжетах. А именно – на идею имплантатов, обладающих теми или иными качествами, улучшающими собственные показатели человека.
   Достаточно быстро командор пришёл к выводу, что на себе опыты лучше не ставить, ибо чревато. Поэтому первый шаг оказался вполне очевидным – создание какого-нибудь по-настоящему магического артефакта. Что-то вроде внешнего подключаемого модуля. Особой фантазии в этом плане у Далена не имелось, тем более что многочисленные компьютерные игры, в которые он играл, просто вопили о создании посоха. При этом прагматичное мышление подсказывало командору необходимость создания сразу полезного в деле «девайса», например ускоряющего восстановление его собственной магической энергии.
   Осознав задачу, Дален решил действовать незамедлительно.
   Заснув и подключившись к своему домену, он запросил у демона-смотрителя информацию о резонаторных кристаллах[20]. Тех самых, которые активно использовали гномы в своих артефактах. Ему было нужно понять, как они работают.
   Конечно, он мог носить с собой связку уже имеющихся кристаллов, подключившись к ним своим энергетическим контуром, но нужно было соорудить что-то более эффективное и компактное. Да и на ненужные мысли они наведут наблюдателей.
   К счастью, Корвин[21] хорошо владел вопросом и в течение часа смог достаточно подробно объяснить командору, по какому принципу работают и как изготавливать подобные артефакты. Само собой, в своих объяснениях Корвин опирался на наиболее простую, стандартную схему, имевшую широчайшее распространение вот уже не одно столетие.
   Получив искомые сведения, Дален отключился от домена и очнулся в материальном мире. Причём вовремя. Морриган как раз проснулась и сладко потягивалась. Следствием такого удачного совпадения стал бодрящий утренний секс, который с лихвой заменял и кофе, и чай, и час утренней давки в метро.

Глава 7

   Дален же решил организовать не что иное, как местный филиал «Очумелых ручек».
   Собрать сложнейшее устройство, которое он задумал, было нереально обычными способами, поэтому он решил использовать приём, задействованный им в леднике. То есть для каждой отдельной операции делался простой контур, поддерживающийся с помощью своего собственного резонаторного кристалла. Подобная «городуха» требовалась для того, чтобы многократно упростить общую сборку артефакта. То есть банально сделав столь непростой процесс реальным. К слову сказать, этими замечательными камешками пользовался и сам Дален, ведь собственного запаса энергии остро не хватало. Как-то нужно было выкручиваться. Не подстраиваться же под крайне медленное восстановление своего сильно потрепанного организма?
   В отличие от стандартных резонаторных кристаллов, которые выращивали по весьма мудрёной технологии из кварца, командор решил пойти дальше и довести их конструкции до ума. Дело в том, что описанная демоном-хранителем технология была сродни шаманству. Настолько неэффективна, что в выращенных кристаллах лишь один-два процента объёма шли в дело, остальная же масса просто болталась балластом, то есть являлась паразитной. Поэтому кристаллы получилась и весьма габаритными, и слабыми. Но широкие круги магов устраивало и это качество, ведь альтернативы не наблюдалось.
   Дален не стал повторять шаманство выращивания, больше напоминающее танцы с бубнами, а решил подойти с привычной для его технократического мышления методой. В частности, он формировал микроскопические резонаторные контуры из идеальных крупинок алмаза. А потом уже объединял их по принципу электротехники – параллельное подключение питающих элементов. Этот шаг позволял обеспечивать очень высокую насыщенность энергетического потенциала и, как следствие, мощность итогового кристалла.
   Прошло четыре часа. Ни Дален, ни Морриган их и не заметили. Они так бы и пропустили обед, если бы командор не закончил своё творчество, довольно крякнув.
   Перед ним лежал очень аккуратный шар идеальной формы. Однако Морриган отчетливо видела, что это «яблочко» не обычный кусок золота, так как в жёлтой металлической массе располагались равномерные поблёскивающие вкрапления. Да и по структуре этот предмет был ей непонятен. Она с помощью магического зрения отчётливо видела все нити, проходящие внутри артефакта магических потоков. Вот только они для её сознания казались каким-то хаосом, лишённым минимальной осмысленности.
   – Ты закончил?
   Вместо ответа, он протянул ей резонатор:
   – Как тебе моя поделка?
   – Странная. Что это?
   – А на что похоже?
   – Не знаю. Я вообще не очень понимала, что ты делаешь.
   – Возьми в руку. Не бойся. – Дален протянул ей золотистый шар.
   Девушка взяла его в руку и вздрогнула.
   – Чувствуешь?
   – Да. Это… это резонаторный кристалл? – Она, округлив глаза от удивления, посмотрела сначала на артефакт, а потом на Далена. – Но я же ничего не делала с ним, почему он заработал?
   – Я его таким создал. Прикасаясь к шару, ты замыкаешь энергетические контуры, и они начинают работать. Причём не все, а только те, которых касаешься. Чтобы запустить его весь, требуется плетение, но по большому счёту это не нужно. Попробуй задействовать какое-нибудь заклинание, держа его в руке.
   Морриган хмыкнула и, сплетя заклинание, воспарила над постелью, правда не высоко, после чего стала с всё нарастающим удивлением прислушиваться к ощущениям.
   – Какой интересный шарик! – воскликнула девушка спустя примерно минуту и обхватила шар второй рукой. Раздался какой-то треск, и Морриган мягко опустилась обратно на топчан. А в её руках лежало несколько крупных обломков и какой-то странный золотистый песок, осыпавшийся на простыню. – Дален… я… – Она испуганно посмотрела на командора.
   – Ничего страшного, – улыбнулся он. – Это первая поделка, которую я сделал импровизируя. По всей видимости, при создании таких артефактов простыми решениями не обойдёшься. Ну же, не пугайся так. Всё хорошо. А вообще идея тебе понравилась?
   – Да! Очень! – Морриган как ребёнок смотрела на обломки резонаторного шара искрящимися глазами. – Это же просто чудо!
   – Ну почему же чудо? Вот смотри. – Дален взял со стола один обычный резонаторный кристалл. – Я в этом шаре просто поместил огромное количество таких же, только очень маленьких. Всё давно придумано до нас. – Он снова улыбнулся. – Важно то, что я на верном пути. Эта поделка развалилась от внутренних напряжений, которые, думаю, можно будет как-нибудь компенсировать. И если всё получится, то смогу начать развивать подарок Адели, с помощью которого меня можно будет немного подремонтировать. Да и грифоны теперь нам будут совсем не лишним приобретением.
   Девушка мягко и игриво улыбнулась, рассматривая обломки резонатора.
   – Ты ведь веришь в своего командора?
   Она подняла взгляд на него, встала, подошла, прижала его голову к своей груди и сказала:
   – Конечно. Если бы я в тебя не верила, то давно бы убежала, поняв, в какую игру увлекает меня моя нежно любимая мама.
   Он встал и, прижав её к себе, стал целовать… В конце концов, что может быть лучше для мужчины, чем понимать факт искренней веры в тебя и твои силы со стороны женщины, которая тебе самому очень нравится.

Глава 8

   Требовалось проводить серьёзные исследования и эксперименты, дабы получить действующий артефакт, причём максимально сжато по времени. Причина спешки объяснялась очень просто. Дело в том, что командор серых стражей – известный могущественный маг – не может внезапно прекратить использовать магию, так как это наведёт на ненужные мысли наблюдателей. Нужно, напротив, создать максимальное количество прецедентов публичного плетения, чтобы ни у кого не возникало сомнений, будто командор уже не тот.
   Поэтому, воспользовавшись Морриган для прикрытия, Дален занялся ударным решением задачи. Выбор маскировки оказался очень удачным, так как появление в обеденной зале с девушкой под руку вызвало у членов ордена с трудом сдерживаемые улыбки. Товарищи подумали, что у командора и этой ведьмы наступил «брачный период» и их командир работает в поте лица, дабы не посрамить серых стражей перед лицом ведьмы диких земель. Отчасти это было действительно так, ибо у Далена с Морриган ударно прогрессировал роман в самой приятной его форме. Но в целом времени для работы над артефактом у командора появилось намного больше, нежели бы он вёл свой обычный образ жизни. Этим обстоятельством, кстати, объясняли и невысокую магическую активность Далена. Дескать, устаёт сильно бедняга.
   Чтобы ещё больше сжать время, командор проводил большую часть времени в домене с его крайне полезными искажениями. Но даже там он шифровался, создав себе изолированный пространственный карман, дабы случайно задремавший член ордена не смог его в чём-то уличить.
* * *
   Достаточно быстро командор пришёл к выводу, что весьма несуразная форма традиционных резонаторных кристаллов – не глупость, а наиболее простое решение, пригодное для получения стабильных поделок. Оказалось, что при абсорбции магической энергии начиналась вибрация элемента и появлялись утечки. Если элементов немного, всё хорошо, в противном случае происходило разрушение кристалла от резонансного колебания его составных частей. Он или давал трещины, или разваливался на фрагменты.
   Для осознания всего этого командору потребовалось прослушать массу невероятно нудных лекций Корвина о фундаментальных вопросах магии. В местной интерпретации, естественно. Итогом столь изощрённого насилия над мозгом стала идея о так называемой тактовой частоте. Её смысл сводился к тому, что включать резонаторные кристаллы нужно не одновременно, а последовательными волнами, дабы избежать пиковых перегрузок в структуре. Просто всплыла аналогия, вызванная прочитанными сведениями о работе компьютеров. Безусловно, в компьютерной технике тактовая частота использовалась совершенно в других целях, но Далена это не сильно заботило.
   Недостатком подобного способа организации резонаторного кристалла было то, что для его работы требовалось постоянно запущенное управляющее плетение. Программистом Дален не был, поэтому ему пришлось импровизировать и выкручиваться из сложившейся ситуации.
   Собственно, это управляющее плетение и стало самым ёмким по времени участком работы, в которой очень помог Корвин с его поразительной памятью. Если бы не он, ничего не получилось бы, ведь помнить, оперативно вносить поправки и анализировать плетение было выше способностей командора. Именно в ходе столь трудоёмкой задачи Дален понял всю ценность демонов и то, как они облегчают жизнь могущественным магам.
   Получившееся плетение хоть и работало, но вышло невероятно громоздким. Даже Корвин отмечал избыточность конструкции и массу неустойчивых участков, но никаких предложений по улучшению дать не мог, ибо впервые столкнулся с хоть и извращённой, но формой программирования, в отличие от Далена, изучавшего ещё в школе QBasic. Он даже не сразу о нём вспомнил.
   Но всё когда-то заканчивается, так и эти «танцы с бубнами» подошли к концу. К исходу восьмых суток на столе в комнате командора оказался новый шар, только уже не золотого, а серебряного цвета. Пять миллиметров этого благородного металла скрывало от глаз весьма и весьма непростую конструкцию. Центральное монокристаллическое ядро управляло навешанными на него нитевидными гирляндами из микроскопических алмазных крупинок, собранных на золотой шине. Помимо этого внутри шара размещалась куча всяких мелких поделок, вроде небольшого стабилизирующего импульсы накопителя и прочее.
   Фактически получился весьма непростой прибор. По крайней мере, Морриган так и не поняла, как он работал. Даже несмотря на попытки командора всё объяснить. Слишком уж эта область знаний была ей чужда.
   В этот раз конструкция работала стабильно даже при полной загрузке, однако имелся очень серьёзный минус – мощность. Получившийся резонаторный кристалл хоть и превосходил на голову любые существующие аналоги, но сильно уступал первой поделке. Той самой, что развалилась в руках у Морриган. Вот там – да, там была мощь. Берёшь его в руки, и по всему телу покалывание начинается, от подключения к столь могущественному источнику энергии.
   Но на безрыбье, как говорится, и рак сойдёт. Хорошо хоть, постоянного физического контакта с кристаллом не требовалось для подпитки – старые схемы с подключением артефакта в собственный контур работали безотказно, впрочем требуя дистанции не более полуметра. При резком разрыве расстояния происходил обрыв связи, и кристалл отключался от контура. Поэтому, не мудрствуя лукаво, Дален поставил полученный кристалл вместо яблока[22] своего меча, расположив его тем самым в непосредственной близости. После чего отправился поражать чудесами магии своих подданных.

Глава 9

   – Анора, что ты от меня хочешь? – Герцог Логейн был очень раздражён.
   – Я хочу, чтобы ты мне рассказал всё, что там произошло. Ты мой отец, и я не хочу терзаться от недоверия твоим словам. Скажи, ты действительно оставил моего мужа на поле боя?
   – Анора, не было никакого поля боя. Понимаешь. Не было… – Но договорить ему не удалось. В дверь постучали, и герцог осёкся. – Да. Кто там?
   Вошёл слуга:
   – Ваша милость, к вам гости.
   – Кто? Откуда? Я же говорил, что занят и никого принимать не желаю.
   – Простите, ваша милость, но прибыл посол из Тевинтерской империи. Вы просили вам немедленно сообщить о его прибытии.
   – Да. Зови, конечно, зови. – Герцог ощутимо занервничал.
   Спустя несколько секунд вошёл незнакомый человек в свободных одеждах довольно спокойных цветов, вежливо кивнул в знак приветствия и представился:
   – Меня зовут Муаммар Пустынник. Я магистр империи и прибыл, дабы обсудить обстоятельства нашей договорённости.
   Он выразительно взглянул на присутствующих. Герцог кивнул слуге, и тот поспешно вышел.
   – А этим людям вы можете доверять, у меня от них секретов нет, – сказал Логейн и посмотрел на девушку. – Моя дочь и действующая королева Ферелдена Анора и, – он указал рукой на сидящего подле него человека, – моя правая рука и друг владетельный герцог Хоу.
   – Хорошо. Архонт очень недоволен. Оформляя нашу сделку на уничтожение командора серых стражей Ферелдена, вы не дали нам о нём достоверной информации, в итоге мы потеряли магистра и, по всей видимости, оказались в очень неудобной ситуации.
   Логейн удивлённо посмотрел на Муаммара, но тот невозмутимо продолжил:
   – Мы вообще чудом узнали о провале операции. Заклинание, которое мы использовали, очень редкое и обладает колоссальной мощью. Ни один маг в мире не может против него устоять. Да что маг, даже одержимые. После срабатывания любое существо, на которое направлено это плетение, превращается в безвольную куклу, лишённую даже способности к внятной речи. То есть допрос производится магическим путём, через сны.
   – Вы его хотели взять в плен, а не убить?
   – Что вы, после такого заклинания человека уже нет. Он не может даже есть. Вы же нам сообщили, что он сильный воин, а потому мы решили подстраховаться и не вступать с ним в открытый бой, дабы не терять своих людей, на подготовку которых тратим очень много времени, сил и средств. Так вот, вы нам сказали не всю правду. Заклинание сработало, но Дален Амелл встал и играючи убил магистра. Магистра, я особенно подчёркиваю. Один магистр империи сможет при благоприятном стечении обстоятельств уничтожить этот город. И я никогда не слышал, чтобы магистра можно было убить играючи. Что скажете?
   – Что это за магистр? Вы, вероятно, послали зелёного новичка? – скривился герцог.
   – Милорд, совсем забыл передать: архонт потребовал утроить оплату.
   – Что?!
   – Вы желаете стать должником архонта?
   – Вот не хотел я с вами связываться…
   – Милорд, что сделано, то сделано. Вам надлежит заплатить за недостоверную информацию, предоставленную о цели, которая привела к гибели магистра.
   – Хорошо. Я заплачу, – процедил Логейн сквозь зубы.
   – Отлично. Что же касается «зелёного новичка», то вы не правы в своей оценке. У Сестеции было за плечами больше ста пятидесяти лет жизни и сорок три убийства, от которых отказались даже в Антиве. Эта дама была само обаяние и расчётливость. Своего рода «улыбчивая смерть», которая сохраняла отличную форму и никогда не ошибалась. Она профессионал очень высокого уровня. Была, милорд. Её убил этот, как вы выразились, «только оперившийся птенец».
   – Как это могло произойти? – Хоу решил осторожно спросить, дабы немного снять напряжение, которое установилось между Муаммаром и Логейном.
   – Нам и самим очень это любопытно. И хотелось бы, чтобы в этот раз вы нас снабдили действительно актуальными сведениями. Тем более что, судя по всему, дело принимает очень серьёзный оборот.
   – Муаммар, не могли бы вы рассказать, чего так испугался архонт? Вы ссылаетесь на какие-то скрытые от нас сведения, но не называете их явно. Мы заинтригованы, – вступила в разговор Анора.
   – Хорошо, если просит королева, я поясню некоторые детали. – Магистр вежливо поклонился, слегка играя. – Тем более что мы теперь вынужденно перешли больше в плоскость союзничества, чем контракта. Ваш отец по незнанию или непониманию подставил империю под удар очень древних и серьёзных сил. Мы пока не знаем, кто же на самом деле Дален Амелл, однако нам совершенно ясно, что он не тот, за кого себя выдаёт. Его телом во время ритуала посвящения в круг магов завладел кто-то неизвестный. Кто он, мы не знаем. Ясно только, что не демон. Однако неизвестный нам маг довольно быстро проявил себя – полноценно приручил гигантского паука, что ни у кого пока ещё не получалось сделать. Спустя год он вырезал в одиночку всю охрану хранилища круга магов, причём не обычную, а значительно усиленную, и, свалив вину на подставного персонажа, ушёл из круга в виде новобранца серых стражей. Всё было разыграно столь аккуратно, будто он всё знал наперёд. А вот потом начинаются серьёзные проблемы. Например, мы знаем, что во время битвы при Остагаре произошло что-то, что позволило остаткам королевской армии отступить. Вы можете нас просветить по поводу этой детали?
   – Да. – Логейн был сильно раздражён, но держался. – Николай отказывался слушать мои советы и рвался в бой, считая, что он способен уничтожить армию порождений тьмы. Даже серые стражи и те просили его поступать аккуратней. Но нет, он повёл свои войска на противника, превосходящего его численно в несколько раз. Большего безумия я никогда не видел. А потом мне сказали, что загорелся сигнальный огонь, то есть мне надлежало атаковать с фланга. Но я этого делать не стал. Основные силы были уже к тому времени разбиты, а повторять его, без сомнения, подвиг и тупо умирать мне не хотелось. Поэтому я приказал отступать. Но, уходя, заметил странную вещь. На вершине башни творилось что-то необъяснимое. Мне сложно это описать, но очевидно, что кто-то плёл заклинание. Достаточно долго плёл и очень необычно. Мы уже смогли немного отойти, прежде чем я снова обернулся на грохот. Вершина башни была покрыта пылью, а её кусок просто отвалился. А потом огромные, ревущие огненные шары устремились в армию порождений тьмы. Никогда прежде я не видел ничего подобного. От удара о землю шары взрывались чудовищными фонтанами, разбрасывая тела порождений тьмы по округе и оставляя после себя приличные ямы в земле. Сколько точно там было шаров, я не знаю, но армия архидемона оказалась полностью деморализована и не способна к преследованию. Чем и воспользовались остатки королевских войск, поспешно сбежав с поля боя. Говорят, что там был один-единственный маг – Дален Амелл.
   – Любопытно. И вы после этого зрелища говорили о том, что он «неоперившийся птенец»? Милорд, вы всегда обманываете своих союзников?
   – Откуда я знаю, чему учат магов? – скривился Логейн.
   – Это одно из уникальных заклинаний, которые явил миру Дален Амелл. Никто, никогда и нигде ничему подобному не учил. По крайней мере, в империи об этом ничего не известно. Впрочем, тот факт, что ему была оказана помощь одним из немногочисленных ныне живущих драконов, подтверждает предположение о том, что он не прост. Вы слышали о Флемет?
   – Флемет? Но ведь это же сказки хасиндов!
   – Отнюдь, Анора, отнюдь. Аша’белленар существует. Она ровесница великих драконов, которые в прошлом почитались за богов. И вот такое существо оказывает Далену Амеллу помощь. Мало того – отдаёт свою дочь. Что вы так удивились? Вы же слышали о черноволосой девушке, которая ходит буквально по пятам за командором? Это и есть дочь древнего дракона. Я думаю, дальше детали перечислять нет смысла, – Муаммар вежливо кивнул Логейну, – так как количество странностей просто поразительно. Не правда ли?
   – Кто же он? Я что-то не понимаю, – слегка рассеянно пробурчал Логейн.
   – Неудивительно, милорд. Вы незнакомы со старыми играми, которые велись тысячи лет назад. Часть игроков до сих пор в деле. Жива Флемет, жив, хотя и в безумном состоянии, архидемон, живы некоторые древние маги времён первой войны людей и эльфов. Настоящих эльфов, а не этих зверюшек, что у вас мусор выносят да полы драят.
   – Что значит – настоящих эльфов? – удивилась королева.
   – То и значит. Те, кого вы, да и мы сейчас называем этим именем, на самом деле эльфами не являются. В те времена эти ушастики представляли небольшое полудикое племя в лесах, которое, как и сейчас, кочевало в полуголом виде и занималось собирательством да охотой. Вот их и приручили эльфы, настоящие эльфы, которые представляли совершенно иной вид разумных существ, решительно отличавшийся от людей. Например, у них было два сердца. Их единственным недостатком было то, что они не могли быстро размножаться. Это в конечном счёте их и погубило. Будучи индивидуально намного лучше подготовлены, чем любой воин или маг человеческого происхождения, они оказались не в состоянии быстро восполнять потери в боях, да и вообще их всегда было немного. Настоящие эльфы были могущественными, сильными, красивыми и живущими по многу сотен лет существами, но немногочисленными и достаточно разрозненными. Мы тупо их задавили числом.
   – Никогда не слышала такой версии. – Анора задумчиво потёрла лоб.
   – И не услышите. О тех временах мало кто знает что-то дельное. Так вот. В ходе нашего расследования дочь Флемет оказалась мелочью. Самое интересное всплыло, когда прояснилось знакомство командора, а точнее, мага, который скрывается под этой маской, с неким природным эльфом. Причём не абы каким, а весьма могущественным магом. То есть либо он жил во времена, когда ещё не были перебиты все настоящие эльфы, либо у нас нарисовался сюрприз необычайной опасности и древности.
   – А он сам не может быть одним из древних эльфийских магов?
   – Нет, потому как его плетения другие. Они совершенно неповторимы и очень могущественны. Мало того, есть косвенные сведения, что он этой древней особе заявлял, что он бог. То есть вполне допустимо, что его уровень несравненно выше её.
   – Бог? – Хором переспросили ошеломлённые Логейн, Анора и Хоу.
   – Да. Но он сам себя так обычно не называет. Впрочем, судя по тому, как он легко разделался с одним из самых способных магистров империи, в этих словах не так уж и мало правды. В любом случае мы все по вашей вине, милорд, попали в очень серьёзные неприятности. Если хотя бы часть сведений подтвердится…
   – Если он такой могущественный, то почему не сокрушит архидемона? – попыталась возразить Анора.
   – Резонно. Чтобы узнать ответ на этот вопрос, нужно понять его мотивы. Вы уверены, что он горит желанием убивать архидемона? Или, может быть, имеет место какая-то игра? Мы не знаем, кто он и чего добивается. Но он опасен, и он наш враг. Теперь наш, так как империя вашей глупостью, милорд, оказалась втянута в эту проблему. Вы думаете, он простит попытку убийства? Вы правда на это надеетесь? – Муаммар расплылся в улыбке. – Вижу, вы поняли меня. Конечно, империя может всё свалить на магистра, который действовал по своей инициативе, будучи подкуплен вами, и сгладить отношения. Но это вряд ли защитит нас от его ответных шагов. Они будут не скоро, я надеюсь, но они в любом случае будут. Такие существа ничего, никому и никогда не прощают. Если мы не сможем его убить, то он убьёт нас всех. На самом деле мы даже не знаем, какого пола и вида то существо, что вселилось в тело Далена. Поэтому я хочу, чтобы вы мне рассказали всё, вообще всё, что сможете вспомнить о нём. Каждую деталь, связанную с ним или его людьми. Помните, от этого зависит ваша жизнь.

Часть вторая
Мастер-ломастер

Глава 10

   Однако тут нужно отметить небольшой курьёз. Дело в том, что гонец, прибывший в Грифингар, оказался поражён увиденным до глубины души. Настолько, что чуть не заблудился. Ведь меньше чем за год, с его прошлого визита, в этих землях изменилось очень многое. И если горы ещё сохранили свои очертания, то все остальное как будто нарисовал художник на холсте. Да так, что рисунки внезапно ожили.
   Например, бесплодные земли на подходе к долине с замком оказались вдруг заросшими густым лесом. Крестьянин, выросший здесь, среди полей, не верил своим глазам: откуда могло взяться столько могучих дубов да сосен за столь короткое время?
   Дошло до того, что, побродив по этой весьма обширной лесополосе, совершенно растерялся, решив, что заблудился, и сел смерти своей ждать или прохожего. Впрочем, сводный патруль из «остроухих бродяг» и оборотней, возглавляемый серым стражем, вернул его в чувство и ободрил. Да и как крестьянину не взбодриться? Ведь эти вековые дубы поднялись по воле командора серых стражей за каких-то несколько дней. Крестьянин после такой новости даже особенно и не удивлялся тому, что увидел дальше. И замок весь перестроенный, и долину ухоженную, да и многие другие чудеса.
   Самого командора этот незадачливый крестьянин застал в тейге, куда того по распоряжению Фёдора проводили дежурные. Дален ковырялся в небольшой подземной оранжерее, пытаясь добиться её автономной работы. Не всё же ему самостоятельно выращивать. А тут свежий редис да петрушка будут каждый день к столу. Главное – защиту сделать для обслуги, а то не ровён час мутируют или ещё хуже – погибнут от столь безобидной поделки. Командор уже разобрался в целом с тем, как выращивать более-менее простые органические объекты, даже управлять ими научился, соорудив несколько дубов – стражей рощи с нахмуренными человеческими лицами. Оставалось разобраться с проблемой автоматизации и переходить к более сложным объектам. Ведь цель-то стояла непростая – оживить грифонов. И он к ней стремился, прикладывая все усилия.
   – Ваша милость. – Крестьянин жался на пороге оранжереи, удивлённо наблюдая, как на его глазах вырастают петрушка и редис, а рыцарь – командор серых стражей расстроенно на это ругается.
   – Чего тебе? – через плечо бросил Дален.
   – Я из Лотеринга прибыл…
   Командор обернулся, внимательно на него посмотрел и, завершив свои эксперименты в оранжерее, вышел пообщаться с этим гостем из столь далёких земель.
   – Как ты нашёл меня?
   – Сэр Теодор отправил меня сюда.
   – Фёдор?
   – Да, Теодор.
   – У вас что-то случилось?
   – Да, ваша милость. Беда.
* * *
   Лотеринг был подвергнут очень серьёзному нападению и с большим трудом его отбил. Значительная часть укреплений оказалась сильно повреждена. Личный состав потерял больше пятой части бойцов безвозвратно, много раненых. Впрочем, порождения тьмы тоже понесли серьёзные потери – всё поле перед рекой Дракона буквально было усеяно трупами. Мать настоятельница писала, что боевой дух ополчения сломлен и второй подобной атаки они не переживут.
   – Ты был там во время атаки порождений тьмы?
   – Да, ваша милость.
   – Они смогли форсировать реку?
   – Что? – Крестьянин недоуменно посмотрел на командора.
   – На ваш берег порождения тьмы перебрались?
   – Нет, ваша милость. Они делали плоты, но мы хорошо по ним прошлись из арбалетов. Плоты с трупами порождений тьмы течение в сторону сносило, к нашему берегу ни одного не прибило.
   – А что же вам стены поломало?
   – Архидемон, ваша милость. Он хватал лапами обломки из старого города и сбрасывал их нам на головы.
   – Большие куски?
   – Да почитай с корову некоторые были. Вот они нам всё и поломали. А он ещё огнём пыхал немного. Но особого толка огнём не добился. Никого даже не ранил.
   – Много кидал камней?
   – Десяток бросил.
   – Ты считать больше десяти умеешь?
   – Конечно, ваша милость. Не сомневайтесь. Мы сами подумали, чего это дракон странно как-то камни кидал. Не перед атакой, а после, когда мы уже отразили нападение. Да недолго.
   – И до чего додумались?
   – Он злился. А оттого и дурил. Мне кажется, что этот дракон считал такие выкрутасы ниже себя, а потому быстро остыл.
   – Любопытно. А что говорит мать настоятельница?
   – Помощи просит. Её ведь ранило. Ногу обломком камня оторвало. Она теперь только на вас надежды все и возлагает.
   – Хорошо. Можешь быть свободен.
   – Ваша милость, так что мне передать её светлости?
   – Ничего не передавай. Отряд соберу, с ним поедешь как проводник. Отряд лучше тебя всё передаст.

Глава 11

   Делать нечего, командору срочно потребовалось что-то придумывать для спасения Лотеринга. Ведь его защитники пали духом и лишились главного вдохновителя – матери настоятельницы, которая каждый штурм проводила возле стен, в гуще ополчения. Да, архидемон, безусловно, в ближайшие дни нового штурма не предпримет, потому что его войска сильно потрёпаны, но отсрочка неизбежного падения деревушки довольно скромная. Значит, нужно торопиться.
   Из чего Дален сделал несколько выводов.
   Во-первых, требовалось укрепить гарнизон Лотеринга, как оружием, так и людьми. То есть без нескольких серых стражей там не обойтись.
   Пользуясь этим замечательным случаем, Дален решил отправить на вполне вероятную героическую смерть нескольких очень неудобных для него персонажей. Главным в списке, без сомнения, был Алистер, который одним фактом своего существования говорил о незаконности притязаний командора на королевский трон. Да и вообще любого другого. Бастард он или нет, но прав на престол у него было много больше иных претендентов. Поэтому героическая смерть во славу Ферелдена в его случае была лучшим решением проблемы. Уж командор позаботится о том, чтобы славное имя отпрыска короля Модеста не было забыто, увековечив его подвиги на бумаге, в камне и металле. Ну а дальше шли такие особы, как Нерия и Лилиана. Первую терять очень не хотелось, но без мага там будут очень большие проблемы, особенно с восстановлением крепости. А вторая дама слишком сильно совала свой нос в чужой вопрос, несмотря на все клятвенные обещания этого не делать. Командор не раз ловил её на излишней любознательности в делах, никак её не касающихся, и был убежден в том, что она продолжает шпионить для церкви Света.
   Во-вторых, становилось насущным решение вопроса о продолжении «главного квеста». То есть пора было уже завершать сбор армии для встречи архидемона, а не тянуть кота за всякие места. Уж больно ситуация становилась неопределённой. По большому счёту увеличение армии ему было особенно и не нужно, так как эльфов, оборотней и лотерингских ополченцев в принципе хватало для генерального сражения. А иного повода для реализации плана освобождения Уртемиэля[23] от пут Архитектора командор не видел. Но его терзали какие-то сомнения, будто бы он что-то очень важное может упустить, если не завершит собирать все элементы мозаики.
   В связи с вышеупомянутыми нюансами Далену пришлось сворачивать свои эксперименты с древней магией и ударно решать внезапно образовавшиеся проблемы.

Глава 12

   Уже вторые сутки командор трудился, перерабатывая ту груду камней, которую привезли ему торговцы под заказ. Экзотические минералы, что собирал Дален, казались жителям этого мира слабостью влиятельного человека. Кто-то коллекционирует картины, кто-то скульптуры, а вот командор серых стражей страдал тем, что собирал редкие камешки. Причём очень странно собирал – целыми россыпями. Факт того, что он извлекает из них массу ценных металлов, недоступных остальному миру, был известен только Морриган, Леоре и Авентусу. Но эти маги предпочитали помалкивать.
   – Дален, зачем тебе столько металла? – Морриган задумчиво вот уже несколько минут наблюдала за тем, как командор с упорством быка создаёт всё новые и новые слитки, выделяя из руды.
   – Голем.
   – Что голем?
   – Я собираюсь его создать.
   – Так для него же нужен камень, а не металл, – удивилась девушка.
   – Мой голем будет металлический. Там, где каменный голем уже весь в труху развалится, мой только погнётся.
   – А огонь? Его не расплавят маги?
   – Я собираюсь добавить в состав этого сплава ряд компонентов, которые очень сильно повысят стойкость голема к жару.
   – А это возможно?
   – Конечно. Хром, алюминий, кремний и молибден спасут сталь от высоких температур.
   – Что спасёт? – По лицу девушки было понятно, что она только что услышала какую-то тарабарщину.
   – Не обращай внимания, я опять о своём.
   – Ну почему так каждый раз?! – Она упёрла руки в боки и с вызовом на него посмотрела.
   – Что именно? – переспросил Дален.
   – Ты мне очень редко объясняешь то, что ты делаешь. Мне же любопытно! Что это за странные названия? Что они обозначают? Откуда ты о них узнал?
   – Понимаешь, – командор отвлёкся и посмотрел девушке прямо в глаза, – это огромный пласт информации. Это не магия, там всё намного сложнее. Потребуются месяцы серьёзной и тяжёлой работы. Ну, допустим, скажу я тебе, что молибден и алюминий – металлы, которые сплавляются с железом и углем, то есть со сталью. Много ты поняла из моей фразы?
   – Погоди, почему железо и углерод ты приравниваешь к стали?
   – Потому что это так. Сталь – это сплав железа с углем, а не ещё один металл, содержащийся как примесь в железе. Местные кузнецы находятся на очень примитивном уровне познания мира. Я и так всё свободное время уделяю твоему образованию, но есть вещи, которые быстро не объяснить. Они на первый взгляд мелочь. Но чтобы понять, как они работают, нужно освоить весьма приличный багаж иных знаний.
   – Ладно, не хочешь – не рассказывай, – надула губы Морриган.
   Командор же только покачал головой и продолжил трудиться над выделением чистого металла.
   При изготовлении голема Дален особым полётом фантазии не отличался. А смысл? Ведь вся поделка будет шевелиться только с помощью телекинеза, то есть никаких приводов придумывать и ставить не требовалось. Поэтому самым сложным элементом конструкции оказались обычные шарнирные соединения.
   Со стороны процедура изготовления голема выглядела довольно любопытно, ведь из-под пытливых рук Далена выходил «слегка» доработанный вариант терминатора. Поэтому командору приходилось клепать отдельно разнообразные «части тела». Своего рода Франкенштейн от металлургии. Впрочем, знаменитый киборг стал для голема всего лишь прототипом и даже визуально разительно отличался. Например, в своей модели конструкта Дален предусмотрел полноценно развитую систему защиты, стилизованную под готический латный доспех. Она удалась настолько хорошо, что неподготовленный наблюдатель вряд ли догадался бы о том, что за маской несколько экзотического латника скрывается голем.
   Центром конструкции стала сильно укреплённая грудная клетка, в которой располагалось посадочное место под так называемое сердце. И, как несложно догадаться, следующий шаг командора был связан именно с ним.
   Согласно сведениям, полученным от Адели, для того чтобы сердце голема заработало, требовалось соорудить что-то вроде электронной схемы. Почему электронной схемы? Сложно сказать, но иных аналогий у Далена в голове не возникало.
   Впрочем, полностью выполнять инструкцию, выданную ему Аделью, Дален не стал, решив доработать её. Не зря же он потратил столько драгоценных дней на работу с артефактами, что до похода, что после него. Поэтому полученная схема собиралась лишь по мотивам схемы. Например, резонаторный кристалл был использован не стандартный, а собственной конструкции – той самой, которую он использовал для своей личной подпитки. В разрыв между резонаторным кристаллом и матрицей сознания Дален поставил самодельную конструкцию, напоминающую конденсатор. Его ёмкость была довольно умеренной, но именно она по идее командора должна была давать небольшой запас энергии на случай каких-либо всплесков или перегрузок. Особой нужды в нём не имелось, но лишним этот стабилизатор явно не был.
   Однако играть в великого конструктора Дален мог весьма не долго, так как быстро уткнулся в одну очень серьёзную проблему. Так сложилось, что Корвин не обращал внимания на второстепенные детали, а командор о них не знал. Поэтому возникшая необходимость его несколько озадачила. Дело в том, что резонатора, замкнутого на матрицу сознания, было недостаточно для голема. Ему требовались функциональные амулеты-мо дули. И если зрительный, слуховой и голосовой не представляли никакой особенной сложности, то модуль движений просто поражал своей необъятной масштабностью управляющего плетения. Оказалось, что можно подключить обычный амулет и не париться. Но этот шаг влёк за собой неприятные последствия – новому голему требовалось несколько месяцев для освоения своего нового тела. А их у командора не было.
   Поэтому пришлось снова провести практически двое суток в домене, занимаясь под чутким руководством демона-смотрителя моделированием двигательных реакций обычного человека. Даже не так. Их пытался смоделировать сам демон, так как способностей Далена остро не хватало.
   Поначалу ничего не получалось, до тех пор пока Корвин не предложил попробовать просто дублировать матрицу из поведения кого-то уже существующего. Учитывая, что людей женского пола в домене в тот момент не было, пришлось привлекать к делу демона желаний, точнее, демоницу. Подобный выбор делал «анимацию» будущего голема несколько вульгарной, но это веселило командора. В конечном счёте немного юмора никому не повредит, особенно той суровой женщине, какой была София.
   К середине третьего дня путём огромных мучений матрица «анимации» была в целом завершена и смонтирована в общую конструкцию сердца голема. Оставалось главное – поместить алмаз с матрицей сознания в заранее подготовленный отсек, закрыть его защитным экраном и замкнуть энергетический контур.
   Но Дален медлил. Все было готово, однако командор раз за разом проходил по конструкции, внимательно выискивая ошибки и погрешности. Ради этой задачи пришлось даже Корвина вытаскивать в обычный мир и подключать к аналитической работе. Нужно было проверить всё, а в особенности плетения, так как потерять от случайного критического сбоя матрицу сознания ему совсем не хотелось. Уж больно ценна она была.
   И вот двадцать первого числа, спустя девять суток напряжённой работы, Дален решился на запуск всей системы.
   Аккуратно закрыв защитный кожух внутренней капсулы, сплавив стык, командор вернул на место грудные бронепластины и проверил подвижность конструкции. После чего, немного помедлив, замкнул энергетический контур управляющего модуля голема.
   Послышалось лёгкое шипение, тело вздрогнуло, кристаллы, выполняющие роль глаз, вспыхнули ярким светом – и всё… никаких больше реакций. Авентус, Морриган, Леора и Нерия напряжённо смотрели на эту чудну́ю, на их взгляд, поделку, которая лежала на деревянном столе в кабинете командора.
   Шли минуты – ничего не происходило. Дален с помощью магического зрения тщательно прошёлся по всем узлам конструкции – как ни странно, всё работало. Резонаторный кристалл исправно абсорбировал магическую энергию и направлял её в матрицу сознания, откуда та поступала на функциональные модули.
   – София, тебя что-то пугает? – По лёгкому возмущению в цепях командор понял, что его услышали, впрочем, отвечать не спешили. – Я знаю, что ты меня слышишь. Какие-то проблемы? Ты не можешь говорить?
   И в этот раз всё повторилось. Подождав пару минут, Дален выругался и заворчал, что нужно размыкать схему и снова всё проверять. Однако прежде чем он принялся за дело, тело голема вновь вздрогнуло, и все услышали голос Софии:
   – Я ф порятке, хшшшххфрр… тай мне фремя…
   – Отлично! Я рад тебя слышать, София!
   Софии Драйден потребовалось около часа, чтобы научиться кое-как пользоваться основными модулями зрения, слуха и речи, а также начать потихоньку осваивать двигательные потуги.
   Её собственное самоощущение было вполне хорошим – ничто не смущало, не болело, не раздражало. Ну разве что тело, которое упорно не хотело её слушаться. Пришлось вновь вызывать Корвина и приставлять его нянькой к нашей металлической даме, чтобы он хоть как-то объяснил ей, как разобраться в своей же «городухе».
   Чтобы не мешать товарищам в столь сложном деле, а также не мучить свою психику всей этой бессмысленной вознёй с «ножку сюда, ручку туда, и держим баланс», он занялся тяжёлой и скучной рутиной, которую, впрочем, всё равно нужно было делать. Поэтому, когда София на двенадцатые сутки смогла уверенной походкой зайти к нему в кабинет, к выступлению всё уже было готово.
   Лотерингу требовались доспехи, оружие, арбалетные болты, а также разнообразный инструмент для оперативного укрепления оборонительных рубежей. Сделать самостоятельно подобное количество разнообразного «лута» командор не мог просто физически за столь краткое время, поэтому пришлось сооружать примитивные артефакты, автоматизирующие многие рутинные участки. Так что уже на вторые сутки своей инженерно-магической самодеятельности Далену оставалось лишь контролировать качество и осуществлять сложные межэтапные операции, например сборку. Подобная рационализация бытовой магии дала к исходу двенадцатых суток просто фантастические объёмы остро необходимой для Лотеринга продукции. Да и не только для него.

Глава 13

   Незадолго до того из Грифингара вышел второй отряд в Лотеринг. Алистер вёл за собой Лилиану, Нерию и десять неофитов ордена, только-только прошедших посвящение. Да плюс десятка два вооружённых слуг, которым надлежало отогнать восемьдесят два бронто обратно в замок.
   Следуя доброй традиции, заведённой им же, Дален всех неофитов ордена упаковал в полноценные мифриловые[26] доспехи. Да и с вооружением особенно не мудрил: обычные палаши да мощные арбалеты с блочными стальными луками. Впрочем, ополченцев командор тоже не обделил. Алистер вёз с собой пять сотен упомянутых выше арбалетов, развивающих усилие в двести пятьдесят килограммов. Именно эти «девайсы» стояли на вооружении замка Грифингар и хранились числом в тысячу штук в Арсенале ордена. Соответственно, к столь ценным агрегатам ехало и достойное количество боеприпасов, а именно триста семьдесят тысяч цельнометаллических болтов. Ну и так, по мелочи – барбюты[27], кирасы[28], акетоны[29], алебарды, палаши. Всего пятьсот комплектов. Причём доспехи имели наиболее популярные размеры, то есть могли быть без подгонки использованы практически всеми ополченцами.
   Конечно, этим перечнем весь список ценных вещей не ограничился, но та «мелочёвка» уже не имела столь важного стратегического характера. Шутка ли – почтивсе дружины баронов Ферелдена бегают в рваных кольчугах, а тут командор ордена серых стражей переодевает толпу вчерашних крестьян в прекрасные латные комплекты. Поступок резонансный. Ведь доспехи в средневековом обществе имеют огромное социальное значение. Что-то вроде игры в машинки в начале XXI века, в ходе которой состоятельные люди в основной своей массе пытаются подчеркнуть свой высокий статус дорогой «игрушкой». Так и тут – чем выше положение персонажа на его социальной лестнице, тем лучше должен быть его комплект доспехов. Поэтому редкие дружинники баронов могли себе позволить даже латный комплект из кричного железа. Ведь он стоил целое состояние! Даже видавший виды. А тут какие-то простолюдины получают такой подарок…
   Впрочем, недовольство баронов и их дружин было негативной стороной данной медали. Была и хорошая. Этим шагом командор, с одной стороны, поднимал очень высоко боевой дух ополчения, выказывая ему высочайшее доверие, с другой – демонстрировал своё поразительное богатство, позволяющее сорить деньгами, что в средневековом обществе было очень уважаемо в аристократических кругах. С третьей стороны, показывал – он не забывает доверившихся ему людей. Это намекало как баронам, так и их дружинам на необходимость принять правильное решение в предстоящем политическом конфликте. По крайней мере, так мыслил Дален, ставя себя на место потенциального «электората».

Часть третья
По пути дракона

Глава 14

   – Дален, а почему ты нас не представишь своей воинственной незнакомке? – спросил Ирвин ещё в холле башни, кивая на Софию. – И почему она не снимает шлем? Её что-то беспокоит?
   – София не очень любит магов и относится к ним настороженно.
   – О, это неприятное недоразумение нужно непременно развеять! Ты позволишь?
   – Почему нет? Попробуйте, – улыбнулся командор и подвёл Ирвина к Софии, медленно поглядывая на то, как тот придирчиво наблюдает за големом. – София, разреши тебе представить первого чародея этого круга магов Ирвина.
   – Очень рада нашему знакомству, – чуть кивнула, лязгнув металлом, металлическая дама. – София, София Драйден.
   – Какое знакомое имя! Мне кажется, я о вас уже слышал. Только вот не припомню где.
   – София Драйден была последним командором серых стражей перед падением «Пика солдата», – пояснил Дален, с удовольствием наблюдая за тем, как вытягивается лицо Ирвина.
   – Так вы же умерли!
   – Я выжила вопреки всему.
   – Такое возможно, только если вы одержимы демоном! – испуганно отшатнулся от неё Ирвин.
   – Или если я голем. – София хотела бы улыбнуться во все тридцать два зуба, если бы они у неё были.
   – Не удивляйся, Ирвин. Я возродил Софию в этом новом теле.
   – Так…
   – Да. Она голем. Правда, никаких управляющих жезлов я не делал. Поэтому София обладает полной свободой воли. И если ты заметил, её очень сложно отличить от латника. Ведь так?
   – Очень сложно…
   – Почему я не слышу похвалы от своего учителя?
   Лицо Ирвина перекосилось кривой улыбкой.
   – Можно? – протянул он руку к телу Софии.
   – Пожалуйста, – ответила София.
   И первый чародей несколько минут щупал её доспехи, пытаясь заглянуть в стыки пластин и так далее. В общем, когда он закончил осмотр голема, на него больно было смотреть – степень растерянности зашкаливала.
   – Вас что-то смущает?
   – Откуда ты взял описание этой конструкции?.. И что это за металл?
   Впрочем, Ирвин сильно изменился с последней встречи и вёл себя очень неестественно под пронзительным взглядом Далена, что вызывало подозрения даже у Морриган. Первый чародей отшучивался, говоря о своём неважном здоровье, а местами явно указывая, что взгляд командора серых стражей выдержать очень тяжело. Однако, несмотря на все оправдания, осадок у Далена остался.
   – Сэр Эзингер, я хотел бы с вами побеседовать… приватно.
   – Что-то случилось?
   Рыцарь-командор храмовников встревоженно посмотрел на Далена, понимающе кивнул, и они прошли в святая святых рыцарей храма, где магия не могла помочь их подслушивать.
   – Сэр, у меня есть странное предчувствие. Вы за Ирвином ничего странного не замечали последнее время? Мне кажется, он чего-то боится.
   – Да, первый чародей ведёт себя несколько необычно. Но я не замечал за ним ничего такого, что могло бы вызвать подозрение церкви.
   – Странно. – Дален задумался.
   – Что вас заставило думать о первом чародее дурное?
   – На меня месяц назад напал магистр империи. Кто-то их навёл и проинформировал. К счастью, Сестеция была недостаточно подготовлена, поэтому я выжил.
   – Сестеция? – удивился Эзингер.
   – Вы её знаете?
   – Да, случалось несколько раз встречаться. Говорят, у неё за плечами большое количество сложнейших убийств. Таких, за которые не брались даже лучшие мастера кинжала.
   – Это любопытно.
   – Очень. Должно быть, вы где-то перешли дорогу архонту. Без его ведома эта дама не действует.
   – Не действовала. Я её убил.
   Эзингер от удивления даже округлил глаза.
   – Убить магистра империи непросто…
   – Я в курсе, – перебил его Дален. – Как тут может быть замешана империя?
   – Не знаю.
   – И я. Но странное поведение Ирвина и это событие должны быть как-то связаны.
   – Хорошо. Что вы предлагаете?
   – Я просто хочу предупредить, чтобы вы были бдительны. Если он как-то связался с империей, то ему в скором времени должны прийти какие-нибудь подарки. Не бесплатно же он рискует.
   – Погодите-ка… – Эзингер задумчиво посмотрел куда-то в стенку. – Пять дней назад ему прислали несколько ящиков со стандартными имперскими накопителями, которые мы поместили в хранилище круга. Ирвин говорил, что придёт ещё.
   – А кто это так расщедрился?
   – Он назвал несколько имён, но я не стал проверять, поверив ему на слово.
   – Вот гад! – И Дален очень грязно выругался.
   – Что?
   – Сколько времени вам нужно для связи с верховным руководством церкви?
   – Э-э…
   – Это важно.
   – Сутки. Они каждую ночь выходят на связь.
   – Хорошо. Передайте следующее. Я считаю, что Ирвин связался с архонтом. В борьбу за корону королевства безусловно вмешается империя. Возможно, даже армией. Если успех будет на их стороне, то не только церковь потеряет Ферелден, но и архонт серьёзно укрепит позиции.
   – Вы уверены в этом?
   – Да. Теперь мне стала ясна цель покушения.
   Эзингер вопросительно посмотрел на Далена.
   – Если вы не в курсе, – продолжил тот, – то я один из наиболее перспективных кандидатов на роль короля.
   – В курсе, – улыбнулся рыцарь-командор. – Но зачем империи избавляться от вас? Вы же маг.
   – Я слишком независимый игрок, причём достаточно могущественный. – Дален пристально посмотрел на рыцаря-командора. – Вы знакомы с игрушкой, которую называют жезлом могущества?
   – Слышал. Говорят, что её никто не может пережить. Совершенно сокрушительное заклинание. Будто всё «я» человека выжигается.
   – Я его пережил, а потом встал и уничтожил магистра империи. В два заклинания.
   Эзингер и Дален встретились глазами и смотрели так друг на друга порядка пяти минут. Потом рыцарь-командор отвернулся и подошёл к столу.
   – Его нельзя пережить. Это заклинание разрушает «я» человека, используя древние божественные принципы. Империя их хранит со времён владычества древних богов, и никогда раньше они не давали сбоя. Почему я должен вам верить?
   – Мне плевать, верите вы мне или нет. Я вас предупредил. Что делать дальше, вам решать, – сказал командор, развернулся и вышел.
   Отряд уже ждал его, погруженный на корабли, поэтому более с сэром Эзингером Дален не виделся до самого отправления. То есть оставшиеся полчаса.

Глава 15

   – Ты видел, как на тебя смотрел Эзингер?
   – Как?
   – Что ты ему сказал?
   – А что не так было с его взглядом?
   – Такой ненависти, смешанной с ужасом, я никогда не встречала.
   – Морриган, ты ничего не путаешь? Ненависть? Откуда ей взяться?
   – Именно. Она была такой густой и сочной, что её можно было резать ножом.
   – Странно…
   – Говори! – Морриган упёрла руки в боки. – Дален, я должна знать, что происходит.
   – Ты уверена?
   – Да! Я твоя жена и…
   Он не дал ей договорить, приложив палец к губам. Дален уже успел пожалеть, что повёлся на провокацию Морриган и официально оформил у служителей церкви Света свои отношения с ней. В сущности, никакой фактической пользы для него это бракосочетание не имело, однако девушка таким образом получала, во-первых, статус баронессы, а во-вторых, защиту церкви, не одобрявшей прелюбодеяние и разводы. Прошло меньше недели с того знаменательного события, а командор уже заметил перемены в поведении своей избранницы. Не самые лучшие.
   – И ты не хочешь меня потерять? Верно?
   – Да, – несколько смутилась она.
   – Это так предсказуемо, – улыбнулся командор. – А ещё год назад ты бы вряд ли что-то подобное сказала.
   – Всё меняется…
   – Морри, не оправдывайся. Тебе это не идёт, – сказал Дален, нежно обнял её и, взглянув в глаза, поцеловал.
   – Что ты натворил? – спросила обеспокоенно Морриган.
   – Я перевёл интриги в новую плоскость. Не люблю, когда бегают эти убийцы да пускаются язвительные сплетни. Мне только одно непонятно – почему Эзингер меня ненавидел.
   – Расскажи мне, что ты ему сказал, и я попробую ответить на этот вопрос.
   – Уговорила, – улыбнулся Дален и в подробностях пересказал все реплики и антураж последнего его разговора с рыцарем-командором.
   – Мне кажется, что загадка кроется в этой Сестеции.
   Дален удивлённо поднял бровь, и Морриган пояснила:
   – Сэр Эзингер же раньше служил в империи и был с ней знаком.
   – Ты думаешь, у них была любовь?
   – Или любовь, или крепкая дружба.
   – Тогда любовь, так как дружба между мужчиной и женщиной – это просто одна из форм любви, когда оба партнёра держат в руках свои сексуальные желания, но привязанность потихоньку растёт и укрепляется. Некая ползучая форма романа. Дружба между мужчиной и женщиной в классическом её понимании просто не может иметь места в природе.
   – Ты уверен?
   – Абсолютно. Это просто красивая романтическая сказка.
   – Тогда всё очень печально. Ты убил его возлюбленную.
   – И какой вывод ты делаешь?
   – Не знаю, я в политике не сильна.
   – Вывод простой – эта война становится намного интереснее. А нам нужно ускоряться, а то можем всё прозевать…
   Впрочем, никаких заклинаний командор не использовал для того, чтобы ускорить свой «флот». Эти три «лоханки», чем-то напоминающие популярные средневековые корабли – когги[31], шли по озеру Каленхад с поразительной для них скоростью – пять-шесть узлов. Но даже на ней они так надрывно скрипели, что весь экипаж и пассажиры весьма сильно переживали за свои жизни, ибо плавать умели немногие. Да и плыть несколько десятков километров даже для нормальных пловцов – нетривиальная задача.

Глава 16

   Подъём в Морозные горы был довольно скучен и утомителен. Пока отряд шёл по старому заброшенному имперскому тракту, всё было хорошо, но горы просто не имели дорог. Приходилось тратить много времени, чтобы просто находить путь вдоль одной из быстрых западных рек. Путь командора шёл в деревню, в которой народ поклонялся древнему дракону, почитая его переродившейся древней святой Андрасте. Там же и располагался храм этой уникальной во всех отношениях женщины, вместе с золой её тела, некогда сожжённого империей. Заживо.
* * *
   В одну из ночей, когда Дален, как обычно, заснув, подключился к домену, Авентус отчитался ему о странном происшествии.
   – Сэр Эзингер был в Грифингаре?
   – Да, но недолго. Рано утром приехал и вечером уехал. Говорил, что спешит.
   – Что ему было нужно?
   – Он хотел взглянуть на труп Сестеции.
   – Что?!
   – Да, мне пришлось приказать раскопать её могилу.
   – И как вёл себя этот сэр?
   – Странно. Сестеция уже начала ощутимо разлагаться, но всё ещё хорошо узнавалась. Он на неё смотрел и чуть не плакал.
   – Он забрал её тело с собой?
   – Нет. Минут пять смотрел на этот гниющий труп, отвернулся, поблагодарил меня и попросил её снова закопать.
   – Сэр Эзингер что-то делал ещё?
   – Лично он – нет, а вот его люди опрашивали всех, кого встречали, о той битве, в которой ты убил эту Сестецию.
   – Кстати, жезл ты похоронил вместе с ней, как я и просил?
   – Да. Точно так.
   – Когда ты извлёк гроб с трупом, он был при ней?
   – Конечно.
   – Сэр Эзингер его видел?
   – Ещё бы! Он чуть не поперхнулся! Стен ведь его любопытно расположил в гробу… – несколько засмущался старый маг.
   – Вот ведь извращенец! Зачем ему это?
   – Когда он узнал, что это был за подарок, то, мне кажется, порвал бы Сестецию голыми руками. А так – просто ограничился унижением. Он вообще не хотел, чтобы мы её хоронили.
   – Да уж, добряк…
   – На сэра Эзингера было больно смотреть. У меня сложилось мнение, что он эту даму очень хорошо знал… Кхм… – улыбнулся Авентус.
   – У меня тоже. Поэтому шутка Стена оказалась неуместной. Этот товарищ и без того ко мне относится с нескрываемой ненавистью.
   – Я передам ему твоё недовольство.
   – Хорошо. Кстати, ты думаешь, Эзингер уехал потому, что опасался ночного сеанса?
   – Думаю, да. Откуда он о нём знает, я не понимаю, – пожал плечами Авентус.
   – Тут нет ничего удивительного. Церковь Света давно использует этот способ оперативной передачи сведений. А я ему сказал, что знаю об этом способе. Думаю, он не знал точно, но решил просто подстраховаться. Утром отправь по его следам отряд оборотней – пусть посмотрят, куда он поехал. Он сам вам что сказал? Что ехал в Рим?
   – Да, по какому-то неотложному делу.
   – Хм… Любопытно.

Глава 17

   Сэр Эзингер, нервно потирая руки, ходил по пирсу и смотрел на мутную воду, полную мусора. Его беспокойство прекратилось лишь тогда, когда он увидел еле заметного в вечерних сумерках человека, который призывно поднял руку.
   – Сэр Эзингер! – Муаммар Пустынник был явно доволен встречей. – Рад вас видеть живым и здоровым.
   – Давайте сразу перейдём к делам.
   На исхудавшем лице рыцаря-командора отражалась такая концентрированная злость, что магистр империи вздрогнул:
   – Что с вами случилось?
   – Сестеция… Этот, – Эзингер зло сплюнул, – убил её, а после надругался над трупом.
   – Понимаю, нам всем было больно потерять её.
   – Но она не рожала вам детей! – мгновенно рассвирепел рыцарь-командор. – Ещё одно слово лицемерия – и я вас растерзаю!
   – Хорошо. К делу.
   – Он имел разговор со мной. В круге магов. Дален сказал, что империя собирается вмешаться в дела королевства самым решительным образом. Это так?
   – Мы ещё не созрели для таких поступков, но мысли уже крутятся. Но почему командор так думает?
   – Он не сказал. Однако просил передать в Вал Руайо эти сведения. И даже более того, заявлял, что есть хороший шанс для церкви это королевство потерять. Поэтому он настаивал на призвании армии храмовников.
   – Рискованный шаг. Уж не их ли руками он хочет расправиться с порождениями тьмы?
   – Муаммар, вы разве ещё не поняли, что мор для него проблемы не составляет. Дален сдерживает его играючи силами небольшой горстки крестьян в Лотеринге. Я слышал, он им прислал латные доспехи. Крестьянам!
   – Любопытно. А что он делал в вашем круге?
   – Ехал в Морозные горы.
   – А куда именно?
   – Ничего конкретного.
   – Это важно, попробуйте вспомнить хоть какие-то зацепки.
   – Да он ничего толком и не говорил, только отшучивался. Какой-то культ почитателей древних богов… Я так и не понял, что он там забыл.
   – Прах Андрасте, – с кислым лицом сказал Муаммар. – Он там забыл прах Андрасте. Только зачем он ему?
   – Какой ещё прах? Он что, реально существует?
   – Конечно. Тело пророчицы было сожжено и отдано её почитателям. Те из любви к этой даме соорудили грандиозный храм в горах.
   – А какая связь с поклонниками древних богов?
   – Я не знаю конкретную взаимосвязь, но эти странные ребята собрались возле храма и поклоняются каким-то пещерным ящерицам внушительных размеров. Никакой прямой связи с храмом нет, но в Морозных горах это единственное поселение сектантов.
   – Вы знаете, где оно находится? Командора нужно остановить!
   – Во-первых, этого никто не знает. Во время третьего мора были уничтожены все документы. А во-вторых, чем вы будете останавливать Далена? – улыбнулся Муаммар.
   – Я же могущественный храмовник! И легко справлюсь с магом.
   – Дорогой друг, он выдержал удар жезла, а потом играючи уничтожил Сестецию. Вам ли не знать, каким могущественным магистром она была. Он – не маг. Его природа империи непонятна. Однако нам известна его связь с древними эльфами. Уверяю вас – против их магии ваша защита не сработает. Там совершенно иные плетения.
   – Насколько иные?
   – Жезл могущества создан на их основе. Он пробивает любую защиту. Что храмовника, что мага.
   – Но как такой удар пережил Дален?
   – Мы сами не понимаем. Но Аша’белленар встретила его как лучшего друга, и эта древняя эльфийка так вообще с ним чуть ли не под ручку из пещеры вышла.
   – Странно… Ведь Дален пусть и невероятно талантливый, но весьма молодой маг.
   – Молодо его тело. Ирвин нам сообщил, что во время Истязания[32] в его домен вторгся кто-то неопределённый и, завладев телом Далена, вырвался на свободу.
   – Кто-то из древних магов?
   – Да кто угодно. Мы сейчас даже по косвенным сведениям не смогли определить ни его пол, ни его расу… да вообще ничего. Он для нас сплошная загадка.
   – Но тогда…
   – Сэр Эзингер! Тогда это может быть всё, что угодно. Вплоть до возрождённых древних богов. Он отлично понимает наше замешательство, поэтому желает столкнуть империю с церковью. Этого нужно избежать. Если это произойдёт, то Дален сядет на трон королевства и… – Муаммар выразительно посмотрел на Эзингера.
   – Хорошо, я вас понял. Сегодня же свяжусь с Вал Руайо, столкновение армий империи и церкви недопустимо.

Глава 18

   – Мы паломники. Ищем прах Андрасте.
   – Уходите! Вам здесь нечего делать! Дальше хода нет!
   – Как тебя зовут?
   – Это не важно.
   – Значит, ты нас не пропустишь?
   – Не пропущу.
   – Тогда зови своего командира. Буду с ним разговаривать.
   – Ещё чего!
   Дален с тоской посмотрел на Морриган.
   – Ты не хочешь их убивать?
   Вместо ответа, командор хмыкнул и вновь крикнул стражнику:
   – Я даю тебе последний шанс. Или ты открываешь ворота, или я тебя убиваю и открываю их сам.
   – Да кто ты такой, чтобы мне угрожать?!
   – Командор серых стражей Ферелдена Дален Амелл. С той стороны ворот минуты две не доносилось никаких звуков, потом тот же самый мужик выглянул вновь:
   – Хорошо, я позову отца настоятеля. Как он решит, так и будет.
   – Отца настоятеля? – удивлённо переспросили София с Леорой.
   – Это не церковь Света. Этот отец настоятель тут царь и бог в одном лице.
* * *
   – Командор, – из-за деревянного частокола высунулась чисто выбритая голова, – что вы хотите?
   – Я хочу совершить паломничество к могиле Андрасте.
   – Её тут нет.
   – Не лгите мне. Я знаю, что храм с прахом находится за пещерами, вход в которые доступен из вашей деревни. И вы это знаете.
   – Так это прах, а не могила. Андрасте возродилась в виде дивного дракона! У неё нет могилы, ибо она жива.
   – Это замечательно. Однако я хотел бы посмотреть на храм.
   – Зачем он вам?
   – Какое ваше дело?
   – Это наша земля и это моё дело!
   – Идёт мор. Нам нужен её прах.
   – Зачем вам эта горстка безжизненного пепла?
   – Отец настоятель, вы задаёте слишком много вопросов. Вы нас пускаете миром или мы входим так, как получится?
   – Вас всего девять человек, а у нас целая армия. На что вы надеетесь?
   – Позвольте, я представлю свою свиту. Это – Морриган. Она ведьма Диких земель. Слышали о таких дамах? Вижу по лицу, что слышали. Рядом с ней стоит эльфийка – старший чародей Каленхадского круга магов. Вот та дама в эффектном адамантиновом доспехе – вообще голем. Эти трое – воины-оборотни.
   С этими словами оборотни сняли глубокие капюшоны, и лицо отца настоятеля побледнело.
   – Зовут их, – продолжил Дален, – Ангер, Делар и Брев. А те двое – Сильвар и Эдвар – эльфийские охотники. – Дален сделал небольшую паузу и улыбнулся Морриган. – И я – Дален Амелл, командор серых стражей Ферелдена. Покоритель «Пика солдата», остановивший армию архидемона при Остагаре и Лотеринге.
   – Красиво говоришь! Но и мы не так просты, как кажется!
   – Желаешь проверить свою удачу в бою? Если я тебя убью, твои люди мне подчинятся?
   – Ха! Как воин может убить мага?
   – Ты боишься поединка? Считаешь себя слишком слабым?
   – Мне жаль тебя! Уходи с миром.
   – Воины! Ваш предводитель отказывается от поединка!
   – Нет! – закричал отец настоятель. – Я не отказываюсь!
   – Так покажи этому неверному! – стали выкрикивать из-за стены разные мужские голоса. Судя по крикам, там не меньше полусотни человек уже собралось. – Уничтожь его! Прояви благословение Андрасте!
   – Хорошо, командор, я принимаю твой вызов!
   – Если я одержу победу, то твои воины подчинятся мне?
   – Да. Истинно говорю. Если ты одолеешь меня, то станешь новым отцом настоятелем! – воскликнул этот странный религиозный фанатик и замер.
   А спустя буквально секунду упал, свалившись мешком со стены.
   Командор применил плетение древних эльфов на запорную балку двери, которая на глазах собравшихся воинов сгнила и за считаные секунды развалилась в труху. После чего створки ворот распахнулись, и Дален въехал на своём бронто внутрь небольшого круга косматых мужиков в меховых одеждах.
   – Вы все слышали последние слова этого человека? – Командор телекинезом поднял труп отца настоятеля и, переместив, положил его к ногам своего «скакуна». – Я не слышу ответа!
   – Но ты же маг!
   – Вы правы. Я маг. Очень могущественный маг. Вы все ещё живы только потому, что я не хочу вас убивать. Даже эту сцену я разыграл для того, чтобы сохранить ваши жизни. Вы готовы выполнить последнюю просьбу этого человека? – Дален указал на труп отца настоятеля.
   – Что ты с ним сделал?! – вскрикнул какой-то «товарищ» из дальних рядов.
   – Заморозил мозг. – Командор осмотрел всех присутствующих и повторил вопрос: – Вы готовы выполнить последнюю просьбу этого человека?
   – Да… – разноголосым хором и с явно чувствующейся неохотой ответили мужики.
   – Хорошо. Сколько у вас воинов?
   – У нас нет воинов, только ополченцы.
   – И каково их число?
   – Сто двадцать три мужчины и семнадцать женщин.
   – И что женщины делают в ополчении?
   – Работают топором! – жёстко рявкнул низкий голос, и его обладатель выступил вперёд.
   Да, это была женщина. Чисто гипотетически. Дален не сразу понял, что именно к нему вышло. Даже пришлось проморгаться немного. В конце концов, не каждый день видишь существ, напоминавших Конана-варвара с грудью шестого или седьмого размера.
   – Отменно. А какова численность всех жителей деревни?
   – Триста сорок человек.
   – Кто заменял отца настоятеля, будучи ему верным помощником?
   – Я, – выступил крепкий детина с суровым лицом и цепким взглядом.
   – Мне нужен проводник по пещерам.
   – Альхар! – крикнул детина, и из толпы вылез подросток. – Он знает все пещеры как свои пять пальцев.
   – Тогда ты идёшь с нами. А вы, – Дален специально повысил голос, чтобы его услышало как можно больше людей, – готовьтесь! Вы все в скором времени отсюда уходите. С детьми, жёнами и стариками. Скоро здесь будет отряд магов империи, который оставит после себя только выжженную землю. Так как волей вашего прошлого предводителя вы вручены мне, то я обязан заботиться о вашем благополучии. Поэтому я забираю вас к себе в баронство. Там, конечно, не так холодно и одиноко, но, думаю, вам понравится. – Дален сделал небольшую паузу. – Это всё. Идите собирайтесь. А ты, – он обратился к Альхару, – веди. По пути расскажешь, кто в пещерах обитает.

Глава 19

   Недалеко от входа в древний храм пещера выходила на плато, с которого открывался поразительный вид. Обрыв, уходящий с одной стороны этой довольно узкой площадки, прекрасно сочетался с высокими скалами. При этом дно ущелья скрывалось в густом тумане, а вершины гор – в облаках, что создавало эффект совершенно сказочный. Будто бы это плато находилось где-то на небе. В облаках. Сказочное местечко. Альхар сказал, что в этом месте всегда так и никогда прежде не было иначе. Впрочем, дальше парнишка не пошёл, заявив, что боится приближаться к древнему храму. Поэтому он остался ждать возвращения Далена в ближайшей к выходу зале. Там как раз было прилично древесного хлама для разведения костра, ведь так высоко в горах температура воздуха особенно не баловала.
   Подходя к довольно неприметному входу в храм, Дален на минуту остановился и огляделся. Вновь, как и в тех лесных катакомбах, ощущались магические помехи. Но намного слабее. У командора даже сложилось впечатление, что его дразнят.
   – Почему ты улыбаешься? – с некоторым недоумением спросила Леора.
   – Дракон за нами наблюдает, – задумчиво произнёс Дален.
   После чего выхватил пистолет и выстрелил в воздух. Потом ещё раз. И ещё. Эхо глухим ворчанием отразилось от гор и улетело в неизвестном направлении. Минуты три всё было тихо. Дален уже было хотел плюнуть и идти дальше, но в последний момент боковым зрением заметил, как что-то гигантское стремительно вынырнуло из тумана и неумолимо стало приближаться.
   Весь отряд не на шутку перепугался и по приказу командора рванул в храм. А Дален сделал шаг навстречу этой гигантской рептилии. Дракон приземлился метрах в пятидесяти и заинтересованно стал его разглядывать, слегка наклонив голову.
   – Что смотришь? Ты же разговаривать прилетел. Давай уже, меняй облик, и начнём беседу. Тут, знаешь ли, холодно стоять.
   Дракон немного помедлил, неподвижно смотря на человека, после чего последовала лёгкая вспышка, хлопок, и на его месте появился хорошо сложенный мужчина. Правда, совершенно без одежды.
   – Я видел, как ты убил этого дурного отца настоятеля. Почему ты их всех не убил?
   – Мне нужна массовка.
   – Прости, что?
   – Массовка – это большая группа людей, создающих декорации в театральной постановке.
   – Ты собираешься открыть театр, используя этих странных людей?
   – Почему нет? В конце концов, их практически всех убьют в том спектакле.
   – Ха! Да ты, как я погляжу, ценитель искусства! Что тебе нужно в этом храме?
   – Вообще-то ничего. Мне был нужен ты.
   – В самом деле?
   – Мне нужна твоя кровь для опытов.
   Незнакомец улыбнулся:
   – Какая наивность. Ты даже не знаешь, кто я. Почему ты уверен, что я именно тот, кто тебе нужен?
   – Ты – дракон. Мне этого достаточно.
   – Ха! Допустим, я дракон. И как ты собираешься брать у меня кровь?
   – Через нештатное отверстие в теле. Говорят, если его проковырять, кровь отлично вытекает.
   – Оу… И чем же ты его собираешься проковырять? – Незнакомца этот разговор без сомнения радовал.
   – Например, вот этим, – сказал Дален и, сплетя маленький шарик плазмы, метнул его в преобразившегося дракона, но в паре метров от него остановил, дабы тот мог изучить плетение.
   – Ого! Какая температура! Что ещё?
   – А этого недостаточно? Адели я им разнёс коленную чашечку. Прежде чем она успокоилась и мы смогли нормально поговорить.
   – Адель? – удивлённо и в то же время заинтересованно произнёс мужчина.
   – Да. Эльфийка, что скрывается в Бресилианском лесу.
   – Как интересно! – Незнакомец задумчиво потёр подбородок и подошёл к обрыву, где с минуту стоял молча, смотря в туман. – Для чего тебе кровь дракона?
   – Тебе честно ответить?
   – А можно иначе?
   – Конечно можно. Я могу тебе солгать.
   – Не сможешь.
   – Почему же?
   – Я пойму, что ты лжёшь. Мне невозможно лгать с успехом. Ты ведь не знаешь, кто перед тобой, верно?
   – Имя?
   – Да. Например, имя.
   – Верно. Не знаю. Желаешь представиться?
   – Разикале[33]. Тебе знакомо это имя? О! Вижу, твоя спутница его узнала. Представишь её мне? В ней есть что-то очень притягательное и знакомое.
   – Есть что-то притягательное и знакомое в любой красивой женщине…
   – Я не об этом. Девочка, кто твои родители?
   – Флемет. Мою маму зовут Флемет.
   – Аша? Аша’белленар?
   – Да.
   – И ты понимаешь, кто я?
   – Конечно. Никто другой бы не догадался носить такое имя. Но вы же должны быть где-то глубоко под землёй и пребывать во сне.
   – Так и есть. Всё это – иллюзия, порождённая моей магией. Моим «я», которое сейчас пребывает в Фейде[34] и наблюдает за всем происходящем в этом мире, – сказал незнакомец и пару раз мигнул, становясь прозрачным.
   – Морриган, кто это? – удивлённо спросил Дален.
   – Это дракон тайн. Один из спящих богов.
   – Один из двух оставшихся в живых. – Незнакомец улыбнулся. – Как ты видишь, крови моей тебе взять неоткуда. Поэтому можешь на неё не рассчитывать.
   Дален расстроенно опустился на камень, снял шлем и задумчиво стал наблюдать за клубящимся вдали туманом.
   – Трёх, – прервав затянувшуюся паузу, сказал Дален.
   – Что?
   – Один из трёх оставшихся в живых древних богов.
   – Уртемиэль… Ты его имеешь в виду? Так он уже считай мёртв.
   – Отнюдь. Есть способ его спасти, вырвав не только из рук Архитектора, но и из подземного заточения.
   – И что за способ?
   – Почему я должен тебе доверять? Ведь ты можешь быть иллюзией, порождённой кем угодно. Хотя бы тем же архонтом.
   – Ну ты и хватил! Да этому напыщенному индюку для таких проделок просто ума не хватит!
   – В любом случае я не буду тебе рассказывать, что к чему, пока не удостоверюсь в твоей лояльности. Даже если ты дракон тайн, то откуда мне знать, какие у тебя были отношения с Уртемиэлем? Может, ты его ненавидел и желаешь ему смерти?
   – Да я в принципе не настаиваю на твоих откровениях. Мне достаточно уже сказанного, чтобы понять схему. – Незнакомец улыбнулся. – Только чем ты его убивать будешь? Этими смешными шариками с необычайно высокой температурой?
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →