Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Животное, которое дольше всех может не пить – крыса.

Еще   [X]

 0 

Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис (Конюхов Николай)

автор: Конюхов Николай категория: Экономика

Предлагаемая методология психоэкономического анализа позволяет понять глубже причины переживаемого человечеством кризиса. Зная закономерности циклической смены психотипов, можно уточнить прогноз развития стран мира. Зависимость эмоционального состояния людей от солнечной активности, от магнитосферы Земли позволяет более точно прогнозировать нарастание протестности у отдельных групп населения, и даже изменение фондовых рынков в масштабе десятилетий, лет, месяцев, дней, минут.

Год издания: 2012

Цена: 900 руб.



С книгой «Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис» также читают:

Предпросмотр книги «Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис»

Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис

   Предлагаемая методология психоэкономического анализа позволяет понять глубже причины переживаемого человечеством кризиса. Зная закономерности циклической смены психотипов, можно уточнить прогноз развития стран мира. Зависимость эмоционального состояния людей от солнечной активности, от магнитосферы Земли позволяет более точно прогнозировать нарастание протестности у отдельных групп населения, и даже изменение фондовых рынков в масштабе десятилетий, лет, месяцев, дней, минут.
   Книга предназначена политикам, экономистам, психологам, биржевым игрокам, практикам-руководителям, студентам.


Николай Конюхов Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Введение

   Суть высказанной концепции заключается в том, что цикличность социально-экономического развития связана с цикличностью изменения психотипов людей, с цикличностью солнечной активности. Совпадение периода господства элиты третьего поколения с усилением черт истероидности экономически активного населения рождает психоэкономические кризисы особой глубины. Это пережил мир в 1929–1939 годах, это мы переживаем сейчас (2008-…гг.). Выход из кризиса подобного типа ранее был возможен через войны, революции, голод и др., насильственно меняющих людей. Степень таких потрясений может быть уменьшена через понимание психоэкономических основ подобных кризисов.

Глава 1. Психотипологические изменения в элите, экономически активном населении как фактор влияния на социально-экономические процессы в мире

   Общество развивается противоречиво. В наиболее ответственные, стрессовые моменты развития психика у людей напрягается и перенапрягается. И получается так, что наибольшее влияние на окружающих в переломные моменты общественного развития оказывают те, кто находится в таком напряжении. И это чаще лица с чертами акцентуации. Большая часть русских царей по данным психиатра А. Ковалевского были лица с чертами психического отклонения от нормы. Большая часть крупных успешных руководителей в России по данным исследования С. Епифанцева – это лица с чертами акцентуаций. Мнение Ч. Ломбразо о талантливых людях так же заключается в том, что они в значительной степени акцентуированы, а нередко и с психическими отклонениями. Люди имеют различные черты личности, в некоторых языках их отмечаются десятки тысяч. Но что удивительно, независимо от исторического времени, независимо от страны в состоянии напряжения и перенапряжения люди приходят к однотипным отклонениям от нормы. Эти отклонения, типологию лиц с психическими отклонениями изучают психиатры. В данном исследовании идет анализ не психотипов с психическими отклонениями. Речь идет об анализе вариабельных черт личности и об их типологии. Но такие вариабельные черты личности чаще группируются в кластеры, которые близки к психическим отклонениям. Это чаще акцентуированные лица.

1.1. Исходные психологические термины

   Ввиду включения в дискуссию и англоговорящих ученых, наряду с русским языком при определении терминов дается и английский перевод.
   Истероидная акцентуация – тип акцентуации, когда личность на уровне динамических стереотипов повышено эмоциональна, впечатлительна, «заводима», любит внимание людей и не может без него. В процессе практической работы может для притягивания внимания к себе совершать поступки, которые другие не совершат (то выступить с какой-то идеей, то неожиданно кого-то обругать, то похвалить, то не согласиться с чем-то, то в присутствии всех пожаловаться старшему начальнику и др.). И данные поступки продиктованы более не сутью проблемы, а неосознанным желанием приковать к себе внимание. Истероидный тип акцентуаций или демонстративный – стремящийся к вниманию, признанию окружающих любыми доступными средствами.
   Hysteroid accentuation – an accentuation type, when a persona ta level of dynamic stereotypes is highly emotional, sensitive, “winded up”, likes to be compelling and can not do without this. In the course of practical work, in order to attract attention, can act the way that the other people won’t act (suggest an idea now, then suddenly swear at somebody, compliment now, then disagree to some thing and in the presence of everybody complain to Senior officer etc). And these acts are dictated not by core of a problem, but rather by unconscious wish to hold the attention. Hysteroid type of accentuations or demonstrative one – solicitous of attention, recognition of entourage by all accessible means.
   Паранойяльная акцентуация – психотип человека, для которого характерно стремление к значимой для данной личности цели, порой в ущерб окружающим. Для таких лиц характерны трудности в преодолении возникших сильных эмоциональных реакций, стабильность, настойчивость, упертость личности, наличие устойчивых установок по достижению цели (порой, не смотря ни на какие доводы) вплоть до образования сверхценных идей или отношений. Большая часть успешных крупных руководителей паранойяльно акцентуированы. При этом их сверхценная идея – начатое дело, работа. Паранойяльный тип акцентуаций или «застревающий» – зацикливающийся на чем-то под влиянием «сверхценной» идеи.
   Paranoic accentuation – a psycho-type of a person, who is characterised by seeking to a goal significant to the given personality, to the prejudice of neighborhood sometimes. To such persons, typical are difficulties in overcoming arisen strong emotional reactions, stability, persistence, single-mindedness, presence of resistant attitude to reaching a goal (sometimes, in spite of any arguments) up to generation of predominant ideas or relations. The most leading supervisors are paranoically accentuated. Thus, their predominant idea is a set up business, work. Paranoic or “sticking” type of accentuations – hung up on something under the influence of a “predominant” idea.
   Резонирующий психотип – один из основных психотипов экономически активного населения, который обеспечивает успех общества, людей в данную историческую эпоху, в данных видах деятельности, в данной конкретной обстановке… Чаще это предметники, нередко с чертами паранойяльности.
   Resonatingpsychotype – one of the main psychotypes of economically active population, which ensure success of society and people in the given historical epoch, in the given activity types, in the given specific situation… Most often, these are domain experts, workabletype, with paranoid traits in many cases.
   Пострезонирующий психотип – тип людей, которые заменяют резонирующий психотип, учатся у них. Чаще это «общественники», нередко с чертами маниакальности.
   Postresonatingpsychotype – a type of people, who replace reasoning psychotype, learn from them. More often, these are sociable type of personality, with maniac traits in many cases. It is more often sociablepersonality.
   Постпострезонирующий психотип – психотип, который психологически закономерно приходит на смену пострезонирующему психотипу. Чаще это общественники, нередко с чертами истероидности.
   Postpostresonating psychotype – a psychotype, which psychologically and logically succeeds to the postreasoning psychotype. More often, these are “sociable type”, with hysteroid traits in many cases. It is more often lessworkabletype, emotional personality.
   Метапрограмма «предметник» – стратегия удовлетворения потребностей человеком, обусловленная наличием соответствующих систем динамических стереотипов, за счет анализа и управления технологическими процессами, за счет личной активности в деятельности, цель которой предметна (образ, объект, процесс и др.).
   Domain Expert Metaprogramme – a strategy of need satisfaction by a man, specified by presence of relevant dynamic stereotypes, using industrial process analysis and control, using personal vigilance in the activity, the goal of which is objective (image, object, process etc). It is more often workabletype of personality.
   Метапрограмма «общественник» – стратегия удовлетворения потребностей человеком, обусловленная наличием соответствующих систем динамических стереотипов, за счет анализа и управления другими людьми, за счет личной активности, деятельности в системе межличностных отношений, цель которой связана с формированием нужной мотивации, нужного поведения других людей.
   Socialabletype Metaprogramme – a strategy of need satisfaction by a man, specified by presence of relevant dynamic stereotypes, using analysis and control of other people, using personal vigilance, activity in the system of interpersonal relations, the goal of which is associated with formation of a required motivation, required behavior of other people.
   Под влиянием социальных, природных факторов, в том числе и солнечной активности, люди меняются. На некоторых пиках солнечной активности люди становятся повышено возбужденными, особо эмоциональными, у них усиливается истероидность, психопатичность.
   Все русские революции (1905, 1917, 1991 годов) совпали с пиком солнечной активности, наибольшими за десятилетия.


   В годы спокойствия Солнца среднегодовое число таких пятен невелико – 10–20.
   Пики солнечной активности – это пики социальных протестов, революций. Социальные роли, которые были приняты в обществе до этого (устойчивые социальные динамические стереотипы) – сметались. Общество было готово принимать новые роли, начинать жить по новым обычаям, традициям, законам. На языке физиологии высшей нервной деятельности аппарат замыкания и размыкания нервных рефлексов поддавался изменению в гораздо большей степени, чем в обычных условиях.
   Люди способны на поведение, изменение своих динамических стереотипов в гораздо большей степени, чем обычно. Влияние истероидов, психопатических личностей автоматически становится более сильным, более значимым. Они имеют более высокие социометрические рейтинги, оказывают более действенное влияние на окружающих, чем в обычных условиях. Революция для истероидов, принимающих в ней участие, нередко становится моментом их наиболее полного эмоционального удовлетворения – на баррикадах, в центре внимания, все на едином эмоциональном порыве… Такого эмоционального выплеска артисты не получают на сцене театров.
   Можно возразить, что не все пики солнечной активности заканчивались революциями. Да, это так. Есть несколько пиков солнечной активности, которые в России революцией не закончились. На этот счет есть два исключения – 1991 г. (ввод войск в Афганистан) и 1957–1958 гг. Ввод войск в Афганистан перевел возбуждение людей, повышенную психопатичность в эмоции по «выполнению интернационального долга». Хотя само решение было во многом импульсивным.
   Но вот период 1957–1958 гг. достоин отдельного анализа. Следует объяснить нетипичное поведение советского народа и тем, что после войны все привыкли подчиняться, выработались жесткие динамические стереотипы подчиняться приказам, требованиям властных органов и в то же время одновременно (!) более активной стала работа аппарата замыкания-размыкания условных рефлексов. Этого хватает до 20 лет, чтобы в меньшей степени подчиняться воздействию Солнца. Это – с одной стороны.
   С другой стороны, эмоционализировалось влияние руководства страны на народ. Народ эмоционализировался. Накопившаяся психопатическая энергия вылилась в эмоции по поводу разоблачения культа личности Сталина, запуска первого спутника, Всемирного фестиваля молодежи, строительства новых жилых домов – «хрущевок» и т. д. и т. п. «Пар вышел» при помощи этих и других событий.
   Темпы экономического развития (кривая Н. Кондратьева) связаны активностью Солнца.
   Из 12 пиков солнечной активности с 1870 г. в 8 случаях после прохождения пика активности Солнца наступал спад экономического развития. При этом на каждом этапе роста цикла Кондратьева пик солнечной активности предшествовал достижению максимума.
   Экономически активное население становится то повышено эмоциональным, то приходит в нормальное состояние. В нормальном состоянии действуют открытые наукой экономические законы. В психопатическом состоянии населения, субъектов экономической активности они деформируются в зависимости от степени психопатизации как экономически активного населения, так и элиты.

1.2. Причины кризиса сегодня: аналоги в прошлом

   Волнообразное изменение психотипов людей, экономически активного населения накладывается на волнообразное изменение качества элиты. У стран, развивающихся под влиянием эндогенных факторов, то есть в меньшей степени, чем другие, зависящие от влияния окружающих стран, внешних факторов качество элиты меняется радикально за три поколения. Исследования Ф. Броделя и других ученых показывают, что в мире всегда так и происходило на протяжении тысячелетий.
   Психотипы элиты и экономически активного населения многогранны. Возьмем только одну грань – соотношение «предметников» и «общественников». Люди мыслят метапрограммами.
   «Общественник» ориентируется на мнение других людей, а «предметник» при принятии решений ориентируется на технологические процессы, которыми он стремится управлять.
   «Общественники» нацелены на систему межличностных отношений, отслеживают ее и через контроль этой системы отношений обеспечивают себе реальную власть, получение прибыли, достижение достатка. Они получают такую власть через формирование своей способности к взаимодействию с другими людьми и через управление ими.
   В истории роль и значимость предметников и общественников менялась колебательно.
   На этот счет есть исследование Я. А. Ван Хаутте (Van Houtte), который констатирует маятниковое перемещение промышленности между городами, местечками и деревнями по всем Нидерландам от Средневековья до XVIII века. Вначале промышленность в Нидерландах была рассеяна по деревням. В XIII–XIV веках промышленность начала мигрировать в города. После долгой депрессии 1350–1450 гг. деревня снова была наводнена ремесленниками. Цеховая организация уже не удовлетворяла их. Да и наемный труд стал в городе более дорогим. Но ведь в цехах ведущее место в их руководстве стали занимать в первую очередь «общественники», лица, которые могли сплотить людей, заставить их делать совместные пожертвования на общие цели.
   В XVI веке, по данным исследования Я. А. Ван Хаутте, вновь притягательными для Нидерландских ремесленников стали города, а в XVII веке снова ремесленников притянула к себе деревня. Я. А. Ван Хаутте объясняет эту миграцию величиной налогов. Но налоги ведь вводят чаще «общественники», а не «предметники».
   Это вообще характерно для любых стихийных образований, объединений людей. Реальная демократия со временем заменяется правлением «общественников». Постепенно это правление приводит к притеснению «предметников», а затем – и к конфликтам с ними. Без определенного же числа «предметников» «общественникам» уже нечего делать, некого эксплуатировать. «Общественники» вынуждены создавать условия, которые вновь привлекли бы к ним «предметников».
   И такое колебательное взаимодействие «общественников» и «предметников» в целом способствовало более бурному развитию общества. Это и понятно: таким путем быстрее вырабатывались компромиссные условия сосуществования «предметников» и «общественников», оптимальная социальная, экономическая структура общества. В Нидерландах такое колебательное перемещение ремесленников способствовало в целом росту производительности труда, развитию производственных отношений. Это коррелирует с интенсивным развитием Голландии в эти годы.
   В основе смены основных центров экономического развития лежит так же соотношение «предметников» и «общественников» в руководстве, их колебательная смена. Так, между Генуей и Венецией в средние века была конкуренция за первенство в системе экономических отношений в средние века. Потеря лидирующих позицией этих городов-государств нередко была связана с приходом к власти в одном их них группы «общественников». Как правило, «общественники» приходят под вывеской демократии. Период интенсивного развития демократии это период особой активности «общественников». А затем «общественники» должны либо потерять власть под напором низов, либо уступить ее «предметникам».
   Элита первого поколения предметна. Элита второго поколения наполнена общественниками. Элита третьего поколения без трудностей, которые ее закаляют, без борьбы за свое господство, без обновления, становится эмоционализированной, истероидной, теряет способность эффективно управлять обществом.
   Такая логика формирования элит верна тогда, когда развитие общества идет более менее бесконфликтно. В то же время внутренние и внешние конфликты, проблемы могут вносить в это развитие немалые нюансы, до степени создания необходимых условий быстрого обновления элиты, выдвижения умных, способных людей в элиту, обновление ее или быстрых изменений в сторону формирования нужных способностей у существующей элиты.
   Сочетание типа элиты и типа экономически активного населения в стране детерминирует основные социально-экономические процессы. От этого зависят темпы экономического развития, характер отношений между различными социальными группами, политические процессы и т. д. При самом неблагоприятном сочетании – элита третьего поколения и состояние населения, когда оно подражает эмоционализированным, психопатичным людям – наступает психоэкономический кризис.
   История показывает, что эффект трех поколений имеет временные границы. Он может занимать до 100 лет и более, он может быть короче 50 лет. И это зависит не только от средней продолжительности жизни (при прочих равных условиях при росте продолжительности жизни растет и в среднем и время жизни трех поколений). Это зависит и от социальных факторов, от активности Солнца, от принимаемых управленческих решений, от личности, оказывающей определяющее решение на социально-экономические процессы, на решения правительств, законодательных органов ведущих стран мира, от системы экзогенных факторов. США – страна, степень влияния на развитие которой внешних факторов намного ниже, чем в большинстве других стран. И тут этот промежуток времени более показателен.
   Самое сильное социально-экономическое потрясение в истории США (оно совпало с пиком солнечной активности) была Гражданская война 1861–1865 годов. В результате было сформирована элита первого поколения.
   До этого элита первого поколения была сформирована в период правления Дж. Вашингтона (1789–1797 гг.). С момента начала правления Дж. Вашингтона до момента начала Гражданской войны в США прошло 72 года.
   В результате Гражданской войны была сформирована вновь элита первого поколения.
   Эта элита выросла из борьбы, из неистовой гражданской войны. На верх социальной иерархии здесь выдвигали более способных, а не более тонких и успешных в системе межличностных отношений. От момента начала Гражданской войны в США до момента окончания второго по силе социально-экономического конфликта (кризис 1929–1933 годов) прошло 72 года. Можно считать от момента окончания Гражданской войны в США. Тогда получим 1937 год. Это год так же кризисный для США по мнению современных экономистов. Если к 1937 году добавить 72 года – получим 2009 год. Хотя принято считать, что мировой кризис начался в 2008 году, тем не менее совпадение цифр носит сакральный характер.
   В период войн смена психотипов элиты, экономически активного населения, развитие страны подчиняется несколько иным закономерностям.
   Новая элита первого поколения в США выросла так же в огне войны. Добавим к 1945 (можно к 1944 году – Бреттон-Вудская конференция) году 72 года. 2017 год (плюс – минус 3 года) – это время, когда по аналогии с прошлым, могут сформироваться довольно веские основания для замены существующей элиты США новой когортой лиц. Но многое зависит от развития начавшегося кризиса, от принимаемых управленческих решений.
   По поводу этих расчетов можно спорить. Можно в расчеты включить депрессию, кризис 1873–1896 годов. Можно по этому поводу возразить тем, что разные страны имеют свои эндогенные циклы психоэкономических кризисов и данная депрессия это пример влияния развития Германии (которая находилась в ином цикле) на США и другие страны. Это научный спор. Для нас важно, что страны, которые менее других в своем развитии зависят от влияния соседних стран имеют более устойчивый цикл в своем развитии – 3 поколения элиты и 2–3 поколения экономически активного населения. Это касалось всех бывших мировых экономических центров (Генуя, Антверпен, Амстердам и др.). Это касалось развития таких стран как США, СССР, то есть стран, менее других, зависевших от внешних факторов.
   Можно настаивать на том, что считать надо от момента окончания события, служащего признаком перехода правления от одного типа элиты к другой. Можно и нужно настаивать на том, что войны деформируют процесс. Все это так. В подтверждение сказанного не без интересно отметить, что с 1917 года, с момента прихода к власти большевиков в России, до 1991 года, прихода к власти ныне здравствующих политических сил, элиты, прошло 74 года. Можно и возразить, настаивая на 1989 годе, когда пала монополия КПСС на власть. Тогда получим так же 72 года. Можно говорить о том, что есть события, с которыми наше сознание связывает приход новой элиты, потерю власти одной элитой и перехват ее другой. А есть реальные изменения, происходящие более под влиянием кумулятивных причин, то есть большой совокупности микропричин. В историческом процессе есть много случайного, что вносит свои поправки в эффекты кумулятивных причин. А вот пики солнечной активности на редкость постоянно возникают с интервалом 12 лет (плюс – минус 1–3 года).
   В среднем власть от элиты третьего поколения переходит к элите первого поколения под влиянием эндогенных факторов через 72 года. Войны, революции, экзогенные факторы могут деформировать эти процессы. Тогда новый цикл «привязывается» к очередному циклу солнечной активности, но 72 летний период удивительно настойчиво проявляет себя в циклическом развитии истории.
   Исходя из этого, 2 пика солнечной активности падает на элиту первого поколения, 2 на элиту второго поколения и 2 на элиту третьего поколения. Выходит 72 года. Что касается смены общественников на предметников, в нашей концепции это не просто предметники, а особые – резонаторы, то это совпадает с 24 летним циклом. Но владычество в бизнесе лиц с чертами истероидности может просто не состояться. Они нередко сметаются жесткой конкурентной борьбой, особенно если рядом крупная, развитая страна. Предприятия под руководством психопатичных, истероидных лиц из-за этих неблагоприятных экзогенных факторов просто разоряются. Этим и объясняется тот факт, что циклы Кондратьева несколько иные, чем цикл в 72 года. Но в любой его интерпретации это не менее 48 лет.
   Момент повышенной солнечной активности в своем большинстве не есть смена власти психотипов. Это своеобразный показатель перехода влияния кумулятивных сил с поддержки одного психотипа на блокирование его развития. Но сами эти изменения протекают постепенно, медленно, кумулятивно. Просто вдруг все начинают осознавать, что что-то в системе социально-экономических отношений сложилось не так, как требуется. Начинают нарастать осознаваемые противоречия, рушится власть, построенная на одних психологических основах, и возникает другая.
   Применительно к резонаторам. Они существуют в любой период социально-экономического развития. Но вот настает их черед быть ведущими в новом витке социально-экономического развития. Они начинают это все чаще осознавать сами и чувствовать силы для рывка в своей активности (если могут улавливать влияние кумулятивных причин). И после их пика солнечной активности этот процесс ускоряется. Психофизиологические причины этого ясны. В период солнечной активности лучше работает механизм замыкания – размыкания условных рефлексов, изменения стереотипов нашего мышления. И сами резонаторы, и что важно – окружающие – начинают понимать возможности различных групп населения, свои возможности, понимать на кого лучше всего опираться. Это выгодно всем.
   Но вот наступает новый пик солнечной активности. Вновь начинают активно меняться стереотипы мышления. И постепенно, кумулятивно накапливаться лица, которые понимают, что усилия резонаторов можно улучшить путем активизации внешних контактов, путем не поиска нового, а через воспроизводство уже хорошо работающих образцов. На очередном пике солнечной активности этот процесс ускоряется. Это первый пик солнечной активности для пострезонаторов. На втором пике солнечной активности начинает возникать чувство, что все что-то не так идет, как хочется.
   И аналогично тому, как к власти приходят потстрезонаторы, их сменяют постпострезонаторы. Или экономика данной страны захватывается экономически активными субъектами других стран, разоряется через конкуренцию с ними. Иногда такая конкуренция блокируется, в том числе и принятием законов (1933 год в США), вводящих пошлины на импортируемые товары. Иногда просто физически («Бостонское чаепитие» и др.). Чаще это происходит в странах, которые лидируют в военно-политическом отношении.
   Иногда элита в том или ином государстве как бы назначается правительством другого, более мощного государства. Цикл так же будет иным, чем 72 года.
   Но в целом, если говорить о действии эндогенных факторов, в общей сложности проходит 72 года, и вновь на историческую арену приходить элита первого поколения. Но момент перехода власти от элиты третьего поколения к элите первого поколения обычно истеричен, и частенько окрашен кровью. Особенно если это происходит при особой активности постпострезонаторов. Истеричность проявления потспострезонаторов многообразна. Одно из этих проявлений есть активное включение защитных реакций. Рациональные доводы отбрасываются страстью, неистовством, прикрываются обличением других…
   А были еще такие психоэкономические кризисы? Есть основания полагать, что таковым была депрессия, а по мнению некоторых авторов и кризис, 1873–1896 годов и др. Экономисты США имеют несколько иной взгляд на границы данной депрессии – 1873–1879 годы. Но это более эндогенный фактор для Германии. Для США он уже обладал признаками экзогенного. Здесь проявились однотипные психоэкономические зависимости с кризисом 1929–1933 годов. До паники на бирже в 1873 году было раздувание пузырей на рынках недвижимости, на рынках земли, обвальное падение цен на акции и т. д. Но главное доказательство того, что психотипы экономически активного населения после длительного времени изменились в сторону появления все большего числа резонаторов – изменение темпов развития страны. Германия выходит в лидеры промышленного роста. Среднегодовой прирост промышленной продукции в 1891–1913 годах составил в Англии – 2.1 %, в США – 4,12 % в Германии – 4,2 %. То есть циклы экономического развития, заложенные эндогенными факторами, в разных странах могут быть разными и не совпадать между собой.
   Удивительно, но описанные циклы совпадают с периодом циклами развития человечества, приводимыми в книге Велеса (ведическая религия).
   В ведическом календаре присутствуют священные цифры, в том числе 144. В ведической периодизации присутствует цикл, называемый Кругом Жизни. Это 144 года. Если исходить из этой посылки, то 72 года это половина Круга Жизни. Не исключено, что системные изменения в психологии людей кроются и в 144 летнем цикле, который так же увязан с циклами солнечной активности.
   Отметим, что в соответствии с календарем майя (21 декабря) и ведическим календарем в 2012 году наступает новая эпоха – эпоха Водолея, которая сменяет эпоху Рыб. При смене эпох проявятся новые закономерности взаимоотношений психотипов. Отнимаем от 2012 года 144 года. Получаем 1868 г. Можно условно его взять за начинающийся цикл социальных изменений в США. Набрав в Интернете сочетание «1868 год» и «США», получаем ответ.
   Президентские выборы в США 1868 года были первыми после гражданской войны, в которых с предоставлением избирательного права бывшим чернокожим рабам генерал Грант одержал внушительную победу. В этот год принята и поправка в Конституцию США, которая гарантирует гражданство США всем лицам, которые родились на ее территории. Есть над чем поразмышлять, зная место рождения президента США Обамы и полемику на этот счет.
   Но приведенные расчеты нам нужны более для психологической, интуитивной, сакральной подсказки важнейшего года в переломе кризиса 1929–1933 годов. Получается 1940 год.
   Для подтверждения не безосновательности подобного вывода сошлемся на данные изменения в эти годы безработицы в США – http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/58/US_Unemployment_1910–1960.gif
   Общее число безработных в 1933 г. достигло 17 млн. человек, что составляло четвертую часть всей рабочей силы в стране. Как можно считать этот год годом окончания кризиса?
   А в 1939 году в экономике США начались качественные преобразования и был достигнут предкризисный уровень промышленного производства. Впрочем, об этом лучше говорят сами американские экономисты. «Государственная политика, принятая после Великой депрессии, породила новый экономический порядок… Во время войны государственные расходы достигли небывалого уровня. Страна задействовала все свои производственные мощности и привлекла к работе практически всех американцев трудоспособного возраста. И хотя большинство мощностей было направлено на удовлетворение потребностей военного характера, общий объем продукции соответствовал потребностям общества. К концу войны большинство выживших американцев находились в более выгодном состоянии, нежели перед войной, и Великая депрессия, несомненно, завершилась». (см.: [1], с. 28–29).
   В этих словах заключен глубокий смысл. Что такое полная занятость населения, полная загруженность промышленности? Это время, когда резонаторы, предметники находятся в центре внимания, все зависит от них. Ранее многое, если не все, зависело от «выбивания» заказов, от системы реализации произведенного товара (реализуют общественники), от преференций со стороны государства (их пробивают так же общественники) и т. д. Во время войны, в период полной занятости и гарантии почти автоматического сбыта произведенного, на первый план выходит профессиональное мастерство тех, кто может производить, профессионалов-предметников.
   Подобная периодизация Великой депрессии совпадает с мнением многих ведущих современных американских экономистов: 1929–1939 годы. Это важно, так как в случае признании наличия аналогии между Великой депрессией и современными процессами в экономике, психологически легче и научно точнее подходить к обозначению даты окончания начавшейся в 2008 году рецессии(?).
   Таким образом, кризис, который принято обозначать как кризис 1929–1933 годов на самом деле тянулся до начала Второй мировой войны. Для США это кризис в системе социально-экономических отношений, который обычно предшествует приходу к власти резонаторов.
   Он аналогичен кризису в Риме периода правления Нейрона, он аналогичен кризису в СССР начала 90-х годов прошлого века, он аналогичен сотням подобных кризисов, которые проходили, проходят и будут проходить в истории при появлении элиты третьего поколения, в сочетании с усилением истероидных черт личности у работников, у экономически активного населения, и при невозможности ею преодоления системы социально-экономических противоречий за счет понимания сути происходящего и принятия упреждающих решений… Защитные реакции элиты, лиц, подражающих ей, становятся препятствием на пути сознательных преобразований. Это усугубляется и тем, что уходящая с исторической сцены, элита третьего поколения не в состоянии изменить свой психотип под сложившиеся ситуации, перехватить лидерство у резонаторов или просто у здраво мыслящих лиц.
   Это одна из причин того, что успешная элита должна уметь изменять свой психотип на противоположный, колебательно. Это необходимо для того, чтобы идти вслед за колебательными изменениями психотипа населения и успешно руководить им и за счет психологических механизмов, за счет личностного примера, а не только за счет «умовых» решений или военной силы. Ибо, когда психотип элиты не «цепляет» психотип основной массы населения, то элита просто свергается. Естественно этому процесс предшествует процесс потери элитой своей полезности для народа и контроля над прибавочным продуктом, над финансовыми потоками.
   В кризисах данного типа резко повышается роль истероидных личностей. Это проявляется многоаспектно.
   Во-первых, в изменении мотивационной основы принятия решений у основных субъектов экономической активности (исключая резонаторов). Мотивы экономического поведения становятся более кратковременными. В них возрастает роль и значимость эмоционального компонента. Растет иррациональный компонент в мотивации.
   Во-вторых, возрастанием роли защитных реакций при принятии решений. Люди в меньшей степени, чем обычно, начинают подчиняться доводам не бесстрастного размышления, а эмоциональным импульсам, импульсам бессознательного.
   В-третьих, возрастанием противоречий между сознательным и бессознательным. Что делает алогичным поведение людей и усложняет управление ими средствами, которые обычно дают не плохой эффект в спокойной обстановке. Это как в стрессовой ситуации – не ясно какой будет конкретной реакция людей. Отсюда за рамками данного кризиса, с точки зрения сегодняшнего дня, оценка принятых мер может радикально расходиться с оценкой этих мер участниками данного процесса.
   В-четвертых, управление людьми закономерно требует эмоционального вмешательства, психотерапевтических методов в масштабе государства. В этот отношении управленческие решения, поведение Ф. Рузвельта в период кризиса не кажутся какими-то алогичными. Он вынужден был руководить истеричными людьми соответствующими методами.
   Ф. Рузвельт оказался в ситуации, когда выходить из кризиса надо было без наличия опоры на здраво мыслящую элиту. Это факт, который признает сам Ф. Рузвельт, обращаясь на прямую к нации и обвиняя вашингтонских советников в их некомпетенции. Но это признают и его противники, описывая атмосферу, которая сложилась в правительственных учреждениях, в окружении Ф. Рузвельта. Разве можно было что-то сделать с истеричной элитой? И Ф. Рузвельт сделал чуть ли не максимум, что мог. Он предотвратил кровь, которая до этого сопровождала смену элиты третьего поколения. Но он не мог помешать элите в принятии порой бездумных решений. Так, уничтожение продуктов в момент, когда были голодные люди, это явно алогичный шаг, направленный против простых американцев, но защищающий интересы крупных оптовиков, банков, которые их кредитовали. И об этом честно говорит Ф. Рузвельт.
   Элита делала все так, как делала элита третьего поколения столетиями до этого. Она не изменяла свой психотип, не наращивала эффективность производства, а более повышала степень эксплуатации своих подданных. И решение об уничтожении продуктов приняла элита. Данное решение созрело не в период прихода к власти Ф. Рузвельта, а при Г. Гувере. Но Ф. Рузвельт не мог ничего сделать с этим. Хотя он сделал главное – не допустил крови и создал условия для постепенного перехода власти к новой элите. Конечно, здесь «помогла» война. Власть в начале кризиса 1929–1933 годов была у элиты, у ФРС, у банкиров и оптовых торговцев. Эта власть осталась у них и после кризиса, но в нее пришли более трезвые люди. А часть сумела стать более трезвыми после случившегося. Некоторая часть элиты может менять свой психотип. И в период после Второй Мировой войны США управляла уже элита первого поколения.
   Таким образом, события 1929–1939 годов могут выступать источником наших знаний о поведении людей в период кризиса. Решения Ф. Рузвельта в данный момент носили не только, а возможно даже не столько экономический, сколько психологический и даже психиатрический характер. Сам кризис, депрессия, если исходить из объективных показателей, продолжался в США с 1929 по 1939 годы.
   Пока в истории человечества психоэкономические кризисы возникали и преодолевались спонтанно, за счет эндогенных факторов. И всегда это было связано со стресс-факторами.
   В настоящее время есть необходимые научные предпосылки для более осознанной роли регуляторов в преодоление психоэкономических кризисов.
   Психотипы элиты, экономически, политически активного населения меняются циклично. Изменившиеся психотипы в элите, экономически, политически активном населении привносят не только иные черты характера в систему социально-экономических отношений, они привносят иную систему мотивации, ценности, иные потребности, иную культуру. Именно изменившиеся мотивы поведения направляют активность основных участников социально-экономического процесса, основных субъектов экономической деятельности на достижение иных ценностей, чем это было ранее. В период господства в обществе ценностей истероидного типа они направляют свое усилие на самоутверждение через владение новыми, большими и престижными домами, шикарными машинами, модными вещами… Они наслаждаются своим престижным положением, наличием личных самолетов, яхт, особых дорогих часов, теннисных кортов и т. д. И т. п. Этот список бесконечен. И что важно. В данный бесконечный список актуализированных потребностей истероидов, постпострезонаторов в настоящее время попали и владение акциями, игра на бирже, деньги на счетах в их неограниченном количестве – чем больше, тем престижнее. В этих ценностях другие люди как-то отходят на задний план. Это особенность лиц с чертами истероидность, у них более выражена потребность в проявлении своего Я, более выражена метапрограмма «я сам». Данные ценности сочетаются с менее выраженными организационными способностями. Потребность владеть бесконечным списком предметов престижа, но еще что важно – символов престижа, типа владение акциями крупнейших компаний, которые весьма неразборчиво, эмоционально меняют свою стоимость – есть о чем поговорить в самых изысканных салонах – формирует бесконечную потребность в деньгах. И как всегда в истории, данный психотип и все подражатели ему эти деньги начинает не добывать через каторжный управленческий труд, а «срезать» у всех, кто поддастся. «Стричь» легче тех, кто стоит ниже по лестнице престижа, по своему профессиональному, социальному положению. Именно у них и падают доходы в период господства постпострезонаторов. Растет социальное расслоение в обществе. И даже, если правительство, регуляторы, видя предреволюционную ситуацию находят средства и направляют их для поддержания штанов у народа, – эти деньги разными путями, порой изощренно и находчиво, аккумулируют вновь в круговороте господствующих в обществе ценностей. Поэтому циклично со сменой психотипов в элите меняется и степень расслоения в обществе.
   Экономические закономерности в обществе, где безраздельно господствуют ценности истероидного типа, становятся иными, нежели были десятки лет назад. Открытые на каком-то этапе общественного развития экономические законы видоизменяются, трансформируются вместе с изменением людей.
   Есть основания полагать, что знание причин возникновения психоэкономических кризисов усиливает возможность управления этим процессом в большей степени, чем было до этого. В своей совокупности меры по преодолению кризиса должны включать и меры по изменению психотипов экономически активного населения и элиты.

Выводы по главе

   Экономическое, историческое развитие человечества это не только накопление материальных ценностей, но и изменение в культуре людей. Одним из важнейших моментов этих изменений является изменение системы динамических стереотипов, психотипов у населения, у экономически активного населения, у элиты. Эти изменения закономерны, они связаны со степенью психологической, социальной совместимости различных психотипов на протяжении жизни нескольких поколений. Самое неблагоприятное сочетание – постпострезонаторы в элите и экономически активном населении – ведут к психоэкономическим кризисам особой глубины. Этот кризис в настоящее время и переживают большинство стран мира.

Литература

   2. Конюхов Н.И., Архипова О.Н., Конюхова Е.Н. Психоэкономика. – М.: 2-е издание, 2012–540 с.

Глава 2. Глобализация как процесс синхронизации психоэкономических изменений в мире

   Принимаемые в любой стране меры по оптимизации экономического, социального развития важно сопоставлять с процессами, происходящими в мире, от которых сильно зависит эффективность принимаемых мер. Это в первую очередь понимание места любой страны в процессе международного разделения труда и влияния на развитие страны процесса глобализации.
   Глобализация – факт развития современного мира. Речь идет о синхронизации многих экономических, социальных, психологических, технологических и иных явлений. Это привносит качественные изменения в развитие современного мира, в том числе и в психоэкономические явления.

2.1. О синхронизации психоэкономических явлений в современном мире и отражение этого в экономических показателях

   К. Юнгом была высказана для своего времени необычная мысль. В бессознательном формируется психотип, установки противоположные установкам сознания. Но со временем бессознательное и сознательное меняются своими местами. Исследования показали, что эту мысль можно чуть-чуть скорректировать. А именно, в бессознательном формируются установки, противоположные установкам сознания, особенно если установки сознания не верны. Да, да, так устроены мы.
   Наше бессознательное чувствует неправильность, неточность, односторонность выводов сознательного и в нем копится потребность уточнить эти выводы, в том числе и путем их отрицания на относительно противоположные. И этот механизм по-своему целесообразен и порой удивителен по своей точности, прогностичности, правильности. Дело в том, что наше сознание одноплоскостно, факторно. А большая часть детерминант социально-экономического развития носит разнокачественный, много факторный, кумулятивный характер. Некоторые микрофакторы имеют тенденцию перерастать в факторные, ведущие причины. Если это так, то периодически необходима смена мнений, взглядов, установок. Эта смена циклична и привязана во многом к солнечной активности. Именно в моменты солнечной активности лучше работает аппарат замыкания – размыкания нервных клеток. Причем у всех людей. Поэтому в период глобализации экономик мы и получаем столь гармоничные кривые изменения самых различных экономических показателей.
   В период повышенной солнечной активности относительно чаще человеческая мысль, мысли участников рынка изменяются. Порой в форме метания по поводу понимания факторов развития экономик, в форме резкого изменения управленческих решений, решений, затрагивающих состояние рынка.
   Поэтому не случайно, что темпы изменения стоимости потребительской корзины то растут, то падают. Стоимость домов, относительно стоимости золота то растет, то падает и т. д. На определенном этапе становится ясно, что цена на потребительскую корзину такова, что надо производить больше товаров из этой корзины и получать прибыль выше средней по рынку. Но вот проходит время и оказывается, что норма прибыли при производстве товаров из потребительской корзины упала ниже психологически оправданного уровня. Вновь формируется мнение, что лучше получать прибыль в финансовой сфере, на рынке акций, в сфере торговли и т. д. И все это просчитывается экономически… Но до начала повышенной солнечной активности на это порой обращали меньшее внимание, в силу ригидности мышления, в силу недостаточно активной работы аппарата замыкания – размыкания нервных импульсов.
   Есть и другие периоды маятниковой смены мнений у субъектов экономической активности, меньший, чем период между пиками солнечного излучения. И большие, глобальные периоды изменения мнений сосуществуют с колебательным изменением мнения за минимальные отрезки времени – месяцы, недели, дни, часы, минуты… Чем неопределеннее состояние рынка, тем в меньших отрезках времени происходит «метание» от одного типа решений к относительно противоположным.
   Что из этого следует? Да то, что реально происходит на мировом рынке, на биржах, в мировой экономике. Наши экономические установки реализуются в сотнях, тысячах, миллионах актах продаж-покупок. Да так, что результирующая этих экономических решений массы отдельных людей, фирм, становится синусоидообразной, цикличной… То один фактор (группа однотипных факторов) абсолютизируется при принятии решений, то другой.
   И это не только в экономике. Так функционирует и мода, и наука, и искусство. Мы становимся в точках повышенной солнечной активности более склонными к изменению установок, мнений. И меняем их на относительно противоположные. Все по законам соотношения сознательного и бессознательного, по К. Юнгу. Мы так устроены. И это глубоко правильное устройство, принуждающее нас постигать истину даже помимо нашей воли, путем обращения внимания нашего сознания то на один фактор, то на относительно противоположный.
   Постепенно, перебрав эти факторы, мы получаем более целостную картину развития рынка, социально-экономических процессов, мира в целом, с каждым новым историческим этапом развития все более и более приближаясь к истине. Нас как бы принуждают познавать истину, создают необходимые психологические предпосылки для этого.
   В связи с процессами экономической глобализации, в связи с формированием единого рынка эти процессы становятся все более согласованными в мировом масштабе.
   Циклически повторяющиеся экономические зависимости отражают смыслы субъектов принятия решений. Так, соотношение цены золота и акций отражает соотношение смыслов предметников и общественников при принятии решений о покупке акций или золота. Одновременно это соотношение смыслов кинестетиков и аудиалистов, лиц с развитой метапрограммой «общее» и «частное», лиц, склонных к мета моделированию и Милтон моделированию, лиц с чертами истероидности (пик цены акций) и паранойяльности (чуть чаще выбирают золото) и т. д. Причем, каждый психотип, каждая метапрограмма, которые присутствуют в той или иной степени у субъектов экономической активности, колебательно меняются чуть-чуть, но в своей совокупности эти микро изменения, эти «чуть-чуть» дают эффект изменения решений участниками рынка, поворотные точки изменения цен. Эти «чуть-чуть», сделанные многими за определенный промежуток времени, в своем большинстве и предопределяют «разворот» рынка.
   По всем, рассмотренным до этого метапрограммам, акцентуациям, психотипам идет еле заметное, а порой просто и не заметное его участниками, изменение субъектов экономической активности. Но в совокупности, по мере нарастания этих кумулятивных причин получаем результат – изменение тренда. И лишь после его изменения сознание подыскивает нам причины данного явления.
   И прежде чем достигнуть своих крайних значений, какой-то психологический показатель (ценность, акцентуация, черта личности, метапрограмма и т. д.) проходит колебательную коррекцию, а иногда и изменение у конкретной личности, у группы лиц. То есть колебания существуют и внутри обозначенных на графике циклов. Они всеобщие. За этими колебаниями стоит колебательное изменение сознания и даже культуры субъектов экономической активности в самом широком смысле этого слова. Так устроены люди.
   Раньше эти колебания отличались в разных странах. Сейчас, в связи с глобализацией нашего мира, эти колебания становятся все более и более синхронизированными.
   Наличие высокой доли спекулятивного капитала привело к тому, что разные фрагменты рынка могут колебаться с разными амплитудами, более того, что некоторые элементы рынка начинают иметь противоположные между собой амплитуды. Это нередко касается рынка акций и рынка сырья. Это понятно, спекулянту некогда ждать, когда рынок упадет. Ему нужны постоянно растущие рынки. Это абсолютно необходимо, когда прибыль в финансовой сфере постоянно выше прибыли в производственной сфере, а долги всех никак не отдать за счет прибыли в производстве. Все социальные, личные траты привязываются в период роста истероидности, эмоциональности людей в период господства постпострезонаторов к растущей финансовой прибыли. Иначе возникают социальные протесты, психологические кризисы.
   Поэтому субъекты экономической, финансовой активности вынуждены бросать вкладывать средства в рынок, который начинает проседать, и начинать переводить средства на растущий рынок. Эти решения спекулятивного капитала и привели к противофазному колебанию рынка акций и сырья, а так же противофазному росту некоторых финансовых «пузырей».
   Как в связи с этим изменяются психоэкономические циклы? Это можно посмотреть при совмещении графиков цикличности проявления различных экономических показателей и циклов солнечной активности. В зарубежной экономической статистике приводятся различные статистические данные, графики. Один из них особый. Он известен как «The One Chart to Rule Them All», то есть «Одна диаграмма чтобы управлять ими всеми». Она и приведена на представленном графике.

   http://nowandfutures.com/key_stats.html

   Среднегодовое число Вольфа 1800–2011

   Dow – индекс Доу-Джонса
   CRB (CCI) – индекс цены биржевых товаров. Данный индикатор основывается на статистических концепциях.
   CPI – индекс потребительских цен, индекс инфляции. Англ. ConsumerPriceIndex, (CPI) – один из видов индексов цен, созданный для измерения среднего уровня цен на определенные товары и услуги (потребительской корзины) за определенный период в экономике. Индекс потребительских цен определяет изменение уровня различных цен на «фиксированную корзину» товаров и услуг. При расчете индекса учитываются цены на импортные товары и услуги. Индекс потребительских цен является главным индикатором уровня инфляции в стране.
   Обратим вначале внимание на изменение индекса CPI. При его интерпретации сошлемся на ранее сделанный вывод – столетиями назад требовалось несколько лет «разогрева» психики людей Солнцем, чтобы в социальных процессах начали активно проявляться истероидные реакции. В настоящее время влияние Солнца на людей стало более непосредственным. Это обусловлено рядом причин. И тем, что Солнце светило в прошедшем цикле более интенсивно, и тем что мы стали более эмоциональными на данном цикле развития, и тем, что люди стали чаще заниматься профессиональными видами деятельности, которые более связаны с развитием аппарата замыкания – размыкания нервных импульсов. Это связано и с другими факторами. Заметим так же, что влияние Солнца на людей будет зависеть и от ведущего психотипа элиты, населения. В период господства резонаторов влияние на их психику Солнца будет меньшим, так как психика таких лиц менее эмоционализирована.
   В период господства ценностей, культуры истероидов влияние Солнца на поведение людей, на принятие решений будет более непосредственным и более сильным.
   Максимальные цены потребительской корзины падают на 1812, 1862, 1917, 1979 годы. Это во всем мире. Но мы знаем, что развитие мировой экономики в эти годы во многом было развитием экономики США.
   Итак, есть пики стоимости потребительской корзины, есть пики солнечной активности, есть и промежуточные повышения числа Вольфа на Солнце. Сведем эти данные в таблицу.
   За основу возьмем известные таблицы солнечной активности (см. Константиновская Л. В. http://www.astronom2000.info).

   Таблица соответствия годовых пиков значений солнечной активности (количество пятен Вольфа) и годовых пиков цены потребительской корзины в мире


   Коэффициент ранговой корреляции между величиной изменения CPI в точках максимума и количеством пятен Вольфа на Солнце равен 0,56. Коэффициент детерминации при этом равен 0,31. Это говорит о том, что рост цены потребительской корзины в точках изменения тренда ее стоимости перед началом падения цены менее чем на треть статистически связан или просто совпадает с активностью Солнца.

   Таблица соответствия солнечной активности (количество пятен Вольфа) и минимальных годовых значений цены потребительской корзины в мире

   Коэффициент ранговой корреляции между величиной изменения CPI в точках минимума и количеством пятен Вольфа на Солнце равен -0.43. То есть перелом тренда изменения индекса CPI в минимуме происходил чаще так же при максимуме солнечной активности. Но это связь не столь тесная как при максимумах значений CPI. Величина коэффициента детерминации позволяет утверждать, что активность Солнца только на 20 % связана или статистически совпадает с падением стоимости потребительской корзины в точках разворота.
   Но и в первом, и втором случаях это не случайная связь.
   При случайной связи этих факторов в минимумах значений индекса CPI в среднем было среднее количество пятен на Солнце за все эти годы. Это число в зависимости от столетия и десятилетия колеблется. В XIX веке в среднем это 42 пятна Вольфа на Солнце в год, в XX веке – 61 пятно. За два века в среднем это чуть более 50 пятен. А среднее время предшествия пиков солнечной активности пиковым значениям индекса CPI за два столетия составило около 5,5 года.
   Конечно, здесь есть немало от лукавого. Все эти расчеты делались технически, как бы вне качественного анализа. Так, в 1908 году пик значения CPI был сразу за 1907 годом, когда количество солнечных пятен было равно 62. Но мы посчитали максимум 1905 год с 63,5 солнечными пятнами. Однако это «лукавство» не в сторону доказательства связи солнечной активности с психоэкономическими процессами на Земле, а в обратную сторону. Это чисто статистический расчет. Хотя понятно, что в некоторых случаях связь между магнитным излучением Солнца и поведением людей на земле может начаться и реально начинается до наступления пика солнечной активности, а под воздействием предыдущих лет восходящего тренда. Но даже при сделанном подсчете можно утверждать, что важнейшие пики значений CPI связаны с пиками солнечной активности. Минимальные значения имеют более слабую связь. Лишь в XX веке циклы минимальных значений CPI стали приближаться к циклам солнечной активности.
   Максимальные значения индекса CPI напрямую связаны с пиками солнечной активности. И это если считать на протяжении двух столетий.
   Если же начать расчеты с момента активного развития капитализма, отбросив значения до 1860 года, то эта связь самая непосредственная и прямая. Случайность это или нет? Это закономерно.
   Наибольшая инфляция наблюдается чаще в период господства элиты третьего поколения. На пиках роста цены потребительской корзины начинаются и массовые протесты. Они эмоционализированы. Их чаще начинают истероиды. 1812 год – войны в Европе, начало Отечественной войны 1812 года. 1862 год – протестные выступления во всем мире. Начало Гражданской войны в США, процессы, связанные с отменой крепостного права в России и др. 1917 год – революция в России, начало массовых революционных выступлений во всем мире. 1981 год – накопление недовольства в народе, в ответ – начало активного кредитования среднего класса, домохозяйств в США, начало политики рейганомики. Если в 1980 году ВВП в США сократился на 0.3 %, то в 1988 году вырос более чем на 4 %. Эффект политики рейганомики налицо. Но эта политика постепенно привела к поддержке тех домохозяйств, которые были не достаточно конкурентно способными, то есть к неизбежному постепенному появлению постпострезонаторов в экономике. Продолжение же этого процесса наряду с появлением элиты третьего поколения вплотную привело США и страны, которые находятся в одном цикле развития с ними, к психоэкономическому кризису в настоящее время.
   Истероиды повышают свою активность на пике активности солнца, наибольшие эмоциональные реакции данного психотипа проявляются тогда, когда созрело социальное недовольство. Чаще это при росте стоимости потребительской корзины.
   Между самыми высокими пиками значений CPI наблюдается возрастающий промежуток времени. Это 50–55–64 года. В среднем 56 лет. А почему не 72 года? 72 года это срок существования последовательно трех поколений политических элит в странах с эндогенными причинами развития. Стоимость потребительской корзины определяется, прежде всего, экономически активным населением. Постпострезонаторы в экономике чаще (без политического прикрытия) просто разоряются. На их место приходят резонаторы, и потребительская корзина начинает падать в своей цене. Но постпострезонаторы все чаще находят поддержку у элиты, особенно у элиты третьего поколения.
   С каждым столетием, десятилетием при этом разорение поптпострезонаторов происходит все позже и позже. Это связано со многими факторами, но один не из последних – возрастание активности общественников, политика государства – чем больше поддерживает государство домохозяйства, тем дольше не разоряются потспострезонаторы. А через политику рейганомики с 1981 года государство в США стало активно поддерживать домохозяйства за счет все более и более дешевого кредита.
   Солнечная активность более непосредственно оказывает влияние на лиц повышено эмоциональных, на истероидов. Именно это исходная точка влияния цикличности солнечной активности на последовательность, цикличность смены основных психотипов на Земле. А вот повышение производительности труда начинается резонаторами, психотип которых относительно противоположен истероидам. Это лица чаще с чертами паранойяльности. Цикл экономического развития под их влиянием менее связан с активностью Солнца, чем цикл развития под влиянием активности истероидов.
   Такой подход во многом объясняет, почему в настоящее время цикл Кондратьева немного сдвинулся, он стал иным, чем был в прошлые века. И чем больше США будут накачивать средства в домохозяйства, поддерживать их спрос, тем больше будет тянуться период активности в экономике постпострезонаторов. И это касается не только США, но и других стран, находящихся с ними в одном цикле развития.
   В связи со сказанным понятно, почему пик значений индекса CPI противофазен значениям индексов материальных активов. Истероиды начинают повышать свое влияние при росте потребительской корзины. Они задают тон экономическим процессам. Но истероиды более ориентированы по типу своего интеллекта на не материальные ценности. Когда-то К. Маркс их назвал эстетическими (см. Капитал, т. 1, глава 3). Этот момент в творчестве К. Маркса настолько интересен, что стоит привести его размышления на данный счет.
   «Чтобы удержать у себя золото как деньги, т. е. как элемент созидания сокровищ, надо воспрепятствовать его обращению, его растворению как покупательного средства в средствах потребления. Следовательно, созидатель сокровищ приносит потребности своей плоти в жертву золотому фетишу. Он принимает всерьёз евангелие отречения. Но, с другой стороны, он может извлечь из обращения в виде денег лишь то, что он даёт обращению в виде товара. Чем больше он производит, тем больше он может продать. Трудолюбие, бережливость и скупость – вот, следовательно, его основные добродетели; много продавать, мало покупать – в этом вся его политическая экономия. «Увеличивать возможно больше число продавцов всех товаров, уменьшать возможно больше число покупателей – таков основной вопрос, к которому сводятся все меры политической экономии» (Verri.).
   Наряду с непосредственной формой сокровища развивается его эстетическая форма, обладание золотыми и серебряными предметами. Последнее растёт вместе с ростом богатства буржуазного общества. «Soyons riches on paraissons riches» [ «Будем богаты или будем казаться богатыми»] (Дидро). Таким образом, с одной стороны, образуется всё более и более расширяющийся рынок для золота и серебра, не зависимый от их денежной функции, с другой стороны – скрытый источник предложения денег, действующий особенно интенсивно в периоды общественных бурь».
   По сути у К. Маркса присутствует вывод о колебательном изменении экономических ценностей – от вещественных до эстетических, психологических в зависимости от цикла экономического развития. Обратим внимание и на то, что здесь говорится о возрастании психологической функции богатства по мере его роста. Говорится и о психологических особенностей лиц, которые занимаются накоплением и др.
   Это колебание ценностей реальной и фиктивной экономики. Цена акций более подходит для воображения истероидов, для фантазии аудиалистов. Для кинестетиков, предметников более близко золото, нефть, сырье… С изменением соотношения психотипов экономически активного населения, а еще точнее с изменением основных метапрограмм этих психотипов, меняется и денежное соотношение этих активов. Естественно эта смена не тотальная, а на уровне кумулятивных причин: чуть-чуть изменилась одна метапрограмма у одного участника рынка, у другого, у третьего и т. д. И вот уже рынок разворачивается… Учтем, что в каждом человеке присутствует и кинестетическое, и аудиальное начало. И чаще всего это видоизменение, коррекция психотипа конкретных людей. Чуть-чуть изменился один, второй, третий… кумуляция этих изменений – и иное движение рынка… Естественно, здесь активны внушение, подражание, конформность и другие процессы, регулирующие передачу информации от одного человека к другому, регулирующие социально-психологические процессы. Эти колебания стали цикличными, а в силу глобализации они пронизывают экономически активное население, экономики большинства стран мира.
   А каково мнение на этот счет самих экономистов? Анализируя предложенный график циклической взаимосвязи цены материальных и не материальных активов, они пришли к выводу, что между ценой акций и ценой вещественных активов существует 16 летний цикл. Это если считать от минимумов или от максимумов. Но не случаен ли тот факт, что в нашем случае на каждый психотип приходится два пика максимума солнечного излучения и что три раза по 16 как раз и дает величину 48? Это минимальное значение цикла Кондратьева и два психотипа, обеспечивающих интенсивное развитие – резонаторы и пострезонаторы.
   При анализе циклов Кондратьева и их зависимости от активности Солнца ранее был сделан вывод о том, что на каждый психотип экономически активного населения падает по два пика солнечной активности. На одном пике происходит приход этого психотипа к доминированию в экономике, на другом – подготовка ухода его от принятия основных экономических решений. На третьем – приход к доминированию следующего психотипа. И т. д. Не будем забывать, что это относится к странам с эндогенными причинами развития.
   На «разогрев» резонаторов надо большее время, чем на эмоциональное «вздергивание» постпострезонаторов. Сама солнечная активность меняется от столетия к столетию. Меняются исторические условия развития. Важнейшим из них является развитие производительности труда, углубление общественного разделения труда. Отсюда вариабельность циклов – закономерное психоэкономическое явление.
   В момент, когда власть принадлежит истероидам, в странах, которые были центрами экономического развития, то есть развивались под влиянием более эндогенных факторов, чем экзогенных, растет расслоение в обществе, элита с чертами истероидности разными путями эксплуатирует народ. В том числе и через рост цены потребительской корзины.
   В XIX веке такой страной уже были США. В приведенных ранее расчетах условным годом прихода к власти резонаторов в США, их активной деятельности был 1868 год (1870 – пик количества пятен Вольфа на Солнце, оно было равно 139!). Это первые выборы после окончания Гражданской войны. 24 года падают на годы господства резонаторов. Начиная с 1868 года цена потребительской корзины в мире падает постепенно почти на 10 %. Минимальным значение CPI индекса было в 1878 году. Ввиду господства резонаторов последующий пик солнечной активности в 1883 году был не так жестко связан с возрастанием стоимости потребительской корзины. Хотя тенденция падения значения индекса CPI прервана. Резонаторы уже стали терять свою власть, свое влияние на общество, на экономику.
   Пик солнечной активности, который связан с приходом к власти пострезонаторов, это 1892–1895 годы. В 1893 году было 85 пятен Вольфа на Солнце. В период господства пострезонаторов цена потребительской корзины колебательно медленно растет. В 1905 году вновь скачек в цене потребительской корзины (пик солнечной активности), но затем вновь падение. 1905–1907 годы это пики солнечной активности, которые уводят с исторической арены пострезонаторов. Но с приходом времени, культуры постпострезонаторов цена потребительской корзины растет стремительно. На их период падают бурные 20-е годы XX столетия в США, раздутие финансового рынка и т. д. То есть все то, что привело к кризису 1928–1939 годов. При этом 1917 год принес повышенную солнечную активность (104 пятна) во здравие постпострезонаторов. А в 1928–1930 годы новым циклом солнечной активности (в 1928 году было 77 пятен) было «сказано» «нет» культуре психоэкономического поведения повышено эмоциональных лиц.
   При этом циклы закономерно колеблются не только со сменой столетий, но и тысячелетий. Вот данные из Википедии о колебании циклов солнечной активности с течением тысячелетий.
   Циклы солнечной активности длились в XX веке чуть более 11 лет, но бывают циклы длиной от 9 до 14 лет. Последний цикл, закончившийся в 2008 году, длился 12.5 лет. (см.: http://www.gao.spb.ru/russian/cosm/astr/index.html).
   Форма цикла непостоянна. По мнению швейцарского астронома Макс Вальдмайера переход от минимума к максимуму солнечной активности происходит тем быстрее, чем больше максимальное число солнечных пятен, зарегистрированных в этом цикле.

   Циклы солнечной активности на протяжении столетий

   Экономическое развитие в мире, циклы экономических изменений все более и более резонирует с циклами солнечной активности. За 210 лет, отраженных на представленных графиках, потребительская корзина в мире достигала 9 максимальных, пиковых и 9 минимальных значений индекса CPI. Это в среднем от максимума до минимума 23,5 года.
   За это время было 19 циклов излучения Солнца. Это в среднем 11–12 лет между пиками солнечной активности. То бишь на каждый перелом в динамике цены потребительской корзины приходилось по два пиковых значений излучения Солнца.
   Влияние солнечной активности на решения людей происходит через активизацию аппарата замыкания – размыкания условных рефлексов. При этом условные рефлексы, отвечающие за действия, будут видоизменяться медленнее, чем те, которые отвечают за принятие каких-то решений, типа покупать более золото или ценные бумаги, акции. Поэтому решения о перекупленности одного актива по отношению к другому принимаются быстрее, бодрее, чем освоение новой техники, рост производительности труда… На циклы влияют и происходящие социальные изменения, в частности войны, и др. Это так же несколько трансформирует влияние солнечной активности на экономическое поведение людей.
   При этом остаются фундаментальными различия в принятии решений кинестетиков (и соответствующих им психотипов) и аудиалистов. Кинестетики более чтят нечто весомое, вещественное, что можно пощупать, потрогать, что можно покушать… Аудиалисты чтят более то, о чем можно красиво рассказать другим. И особенно оживают аудиалисты, когда их рассказу сложно найти критерии для перепроверки, когда его сложно верифицировать.
   Это данные по миру в целом. Но ведь до момента начала глобализации экономические циклы изменения цены потребительской корзины во многих развитых странах совпадали далеко не полностью. Только начиная с 70-х годов XX века эти циклы начинают резонировать друг с другом. Есть немало примеров и временной разноцикличности однотипных психоэкономических изменений как в прошлом, так и в настоящее время. Но в среднем вырисовывается картина постепенного согласования всех основных финансовых, экономических решений, то есть всех психоэкономических циклов.
   Степень согласованности этих решений возрастает в кризисные периоды, в момент господства постпострезонаторов. Это видно на графике на отрезке 20–30-х и на отрезке от 90-х годов прошлого века и в начале этого века. Здесь степень согласованности смены основных представленных индексов весьма высокая. В противофазе находится только индекс CPI. И это понятно. В период усиления истероидных черт личности резко повышается в принятии решений внешней референции, то есть решения начинают согласовывать между собой, автоматически, без понуканий и внешнего принуждения. А по сути своего психотипа. Общественники остаются общественниками. Согласование мнений для них жизненно важно. Зато даже при неудачно принятых решений есть оправдание – все ошиблись… Такая логика – особенность, а при отсутствии способности предметно мыслить, анализировать и – спасение общественников.
   Резонансное выстраивание многих показателей экономического развития в мире имеет немало психологических и социальных последствий. Так, не случайно, что в период кризиса 1928–1939 и с 2008 года эта согласованность резко возросла. Но что означает одинаковость изменения цены потребительской корзины в мире, соотношение цены вещественных и не вещественных активов, золота и акций и т. д.?
   Во-первых, это однотипность принятия решений по этим вопросам основными субъектами экономической активности. Но такие решения связаны с изменением соотношения сознательного и бессознательного. А это основа изменения и характерологических черт, хотя в более медленном темпе, чем изменение принимаемых решений. Не случайно говорят «Посеешь поступок, пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Решение – это поступок. Частые, синхронные решения – это признак формирования единых черт характера, единой системы метапрограмм принятия решений.
   Во-вторых, распространение на весь мир условий экономического развития центра мировой экономики – это распространение единого экономического и не только мышления. Именно эти условия принуждают принимать однотипные решения. А это формирует, рождает со временем однотипные интеллекты, а порой просто выдвигает в первые ряды лиц с определенным типом интеллекта. Именно с таким, какой у элиты, экономически активного населения ведущей страны мира, какой лучше прогнозирует поведение рынка в сложившихся условиях, соответствует ему. Данный вывод как бы вытекает из первого пункта. Ведь каждый психотип имеет соответствующий тип интеллекта. Поэтому в одни исторические периоды во главе финансов выдвигались лица с истероидными чертами интеллектуальной деятельности. А в других – с относительно противоположными.
   В-третьих, это означает и начало формирования единой системы динамических стереотипов у субъектов экономической активности, у элиты во всем мире, то есть начало формирования единого психотипа экономически активного населения, элиты всего мира. В первую очередь копируется тот психотип, который получает больший доход и этот доход является определяющим в ВВП ведущей страны мира. А мы знаем, что сейчас это финансисты и лица, получающие наибольший доход от финансовых операций. Чаще это постпострезонаторы. На втором месте по доходам стоят представители торговли.
   Это требует пояснения. Если решения человек принимает на основе кумулятивно-факторных причин, то однотипность действия кумулятивных и факторных причин должно приводить (при условии однородности самих субъектов экономической активности и внешних условий их деятельности) к однотипным решениям. И наоборот, однотипные решения – результат деятельности сходных причин. Социальные, экономические условия жизнедеятельности, экономической активности при глобализации все более и более выравниваются. Этому способствуют и правила ВТО. Эти правила приняли большая часть стран мира. Все большая и большая часть ВВП реализуется членами ВТО через внешнюю торговлю. И наибольшую прибыль получают предприятия, государства, которые активно участвуют в международном разделении труда, во внешней торговле, в финансовых операциях. Финансовый рынок при этом приносит наибольший доход странам, которые его организовали. Финансы обслуживают производство и торговлю. Принятие международных правил торговли есть не что иное, как принятие однотипных условий торговых операций, единого языка общения, единых понятий и т. д. Не анализируя факторы, которые определяют успех внешнеторговых операций, нельзя рассчитывать на успех и многих отраслей производства в конкретной стране, независимо от ее социально-экономического строя. Раз так, то специалисты, которые обеспечивают успех внешнеторговых операций, их финансирование, будут занимать все более и более важную нишу в экономической элите общества. И такие лица становятся объектом подражания. Им подражают во многом – в месте получения образования, в месте получения образования их детьми, в стиле мышления, в теориях, которыми они владеют, во внешних атрибутах, в их культуре в самом широком смысле этого слова… Хотя при этом каждая социальная, профессиональная, экономическая группа является носителем специфичных динамических стереотипов, специфичного психотипа. Этот процесс объективен и его не отменяет процесс глобализации. Отличия между профессиональными группами остаются. Сохраняются и существенные национальные различия. Но в том-то и дело, что в настоящее время у группы лиц, которые принимают решающие решения в сфере финансов, экономики, идет процесс образования единого психотипа. Пока он обладает чертами элитарности. Формируются единые динамические стереотипы экономического, и не только, поведения элиты мира. Далеко не все представители конкретной страны входят в эту группу. Чаще те, кто получает большую часть дохода в сфере финансов и подражает финансовой элите мира.
   На формирование некоторых единых динамических стереотипов у элиты мира может уйти одно-два-три поколения. Но этот процесс в настоящие дни весьма активен.
   Вот во всем мире начинают носить костюмы, а не национальные одежды (хотя кое-где сохраняются и национальные традиции и общеевропейские одновременно), начинают смотреть одни и те же кинофильмы, начинают нравиться одни и те же писатели и т. д. И вот уже создана психологическая основа для формирования единой культуры. Конечно, процессы эти очень сложны. Динамические стереотипы, культурные особенности бедняков иные, чем у элиты, в Индии культура иная, чем в США. И эти отличия нивелируются очень медленно. А некоторые будут оставаться весьма долго, допустим различия обусловленные уровнем дохода людей. Все это так. Но у нас речь идет о субъектах экономической активности, об успешных бизнесменах, владельцев бизнеса. Данная когорта лиц находится под влиянием как своего народа (без этого не организовать эффективный национальный бизнес), так и под влиянием экономической элиты лидирующих мировых держав (без этого сложно стать эффективным торговцем, включиться в международное разделение труда).
   Но так было всегда. Сейчас эти процессы просто стали более интенсивными, более синхронизированными. Культура, традиции, обычаи более развитой в экономическом отношении страны передавалась в первую очередь элите, экономически активному населению других стран. Россия здесь просто классический образец. В свое время мы перенимали парики, панталоны, знание ведущих европейских языков, танцы, музыку, литературу, особенности зодческого мастерства, технологии создания судов и т. д. у стран с более развитой экономикой, с иной культурой. Еще раньше купцы перенимали друг у друга обычаи, правила торговли, правила взаимоотношений. И как внешне были похожи купцы друг на друга из различных стран. Панталоны в Россию из Европы пришли вслед за купцами, учителями, учеными, дипломатами… Так в мире было всегда. Культура ведущей экономической страны мира постепенно передавалась через людей, обеспечивающие связь экономик разных стран, другим гражданам. Передавалась культура, передавались динамические стереотипы. И они менялись вначале у купцов, затем у элиты, у экономически активного населения, включенного в торговлю, в международное разделение труда, а затем у всего народа.
   Поэтому в условиях глобализации, в условиях однотипности экономических законов, норм, правил внешней торговли (а эта однотипность ориентировалась на законы, нормы ведущей экономической страны мира), в условиях открытости рынков начинает формироваться единый психотип элиты, экономически активного населения. И он формируется сейчас вокруг финансовой элиты мира. И чем больше и больше экономический успех страны связан с международным разделением туда, с внешней торговлей, тем интенсивнее протекает этот процесс.
   Вот уже не только в странах былого капитализма покупают дорогие автомашины, яхты, дворцы, но и в стране последовательно идущей по социалистическому пути – Китае. Конечно, пока в Китае это могут позволить себе единицы по отношению ко всему населению. Но этим единицам подражает не тысячи и даже не миллионы – более миллиарда людей.
   Но принципиальным остается вопрос к какому психотипу элита будет ближе – к психотипу мировой элиты или к психотипу своего народа. Народ может просто отвергнуть тех, кто не воспринимает его культуру. Народ может выступить против данных явлений, если будут ущемлены его интересы. Наконец, может начаться революция против господства своей элиты…
   И если копирование психотипа элиты ведущей страны (группы стран) мира будет бездумным, не осознанным, то так со временем и будет. Ведь мы знаем, что со временем к власти приходит элита третьего поколения, элита с чертами истероидности. Это коснулось и ведущей страны мира. Если следовать за ее культурой, то будет расти расслоение в обществе, богатые будут еще богаче, а бедные станут еще беднее… Такие социальные системы сметаются с исторической арены разгневанным народом. Так было всегда.
   И что будет делать элита разных стран, понимая или просто чувствуя нарастающую протестность людей: трансформироваться более под влиянием своего народа или под влиянием элиты ведущей страны мира? Или думать своей головой?
   Резонансное принятие экономических решений (а это подчеркивают данные на приведенном графике) ведет к формированию единого психотипа в элите разных стран, а со временем и к единой идеологии элиты. Единая идеология и даже ее зачатки успокаивает элиты, так как создает ощущение, а иногда и просто иллюзию, что все идет в направлении «со всеми». Для лиц с внешней референцией это один из важнейших доводов того, что все идет правильно. И это ощущение согласуется, а иногда и просто подменяет чувство уверенности в завтрашнем дне, чувство правильности сделанного решения. Страны, которые пока не затронуты этим процессом, типа Ирана, Северной Кореи, вызывают неоднозначное отношение к себе со стороны «мирового сообщества». Это тоже защитные реакции. Элита разных стран сплачивается между собой, вводя единые правила игры. А кто не вписывается в принимаемые ценности, как бы выталкиваются из этой среды.
   Итак, у элиты, экономически активного населения Земли на основе единых психоэкономических процессов начинает формироваться единый психотип, единая культура, единые ценности… Завершится процесс создания единой элиты мира формированием единой идеологии.
   Эффект, который поразительно закономерно проявляется в истории: сами ведущие экономики мира начинают заниматься продвижением своей культуры в других странах после прихода к власти пострезонаторов, элиты второго поколения, то есть общественников. Резонаторы, элита первого поколения – они все в деле, им не до внешних само восхваляющих контактов, им не до распространения своей культуры, культуры труда, своего опыта среди других народов. А вот элита второго, но особенно третьего поколения в этом кровно заинтересованы. Этому соответствуют потребности маниакальных, истероидных личностей. Кроме того, это выступает и своеобразной защитной реакцией для элиты, начинающей понимать, что она теряет мировое лидерство.
   Поэтому создание различных организаций, которые занимаются продвижением культуры ведущей страны мира среди других народов, закономерно начинается с приходом к власти элиты второго поколения, пострезонаторов, а достигает эффекта выработки у других народов негативных эмоций от такого просвещения при приходе к власти постпострезонаторов, элиты третьего поколения.
   Но до момента глобализации экономик место ведущей державы мира после ее упадка занимало другое государство. А что будет в период глобализации с государством, которое не выдержало бремя мирового лидера?
   Здесь накладываются друг на друга несколько тенденций, возможностей.
   Первая тенденция. В ведущей стране мира на смену элиты первого поколения придет элита второго, третьего поколений. Потеря власти резонаторов, эмоционализация экономически активного населения приведет рано или поздно к потере данной страной своих лидерских позиций в мире. Элита стран периферии, окружающих данную страну-лидера, начнет формироваться вокруг культуры элиты той страны, которая перехватит лидерство. В конечном счете может победить разум, резонаторы.
   Вторая тенденция. В период глобализации процессы, протекающие в ведущей стране мира с момента прихода к господству в ней элиты третьего поколения, постпострезонаторов, – от технологических новшеств до культуры в целом – будут передаваться в страны периферии. Отсюда – все большее расслоение населения, повышение роли и значимости предметов вещественного престижа, эмоционализация общественных процессов и т. д. То есть не только у элиты, у всех начнет формироваться культура ведущей страны мира, которая уже не отвечает интересам быстрого, прогрессивного развития, которая расслаивает общество. У всего населения мира, особенно с внешней референцией, у экстравертов, будут усиливаться черты постпострезонаторов. Прививку против таких культурологических изменений имеют интроверты, шизоиды, страны с выраженными интровертированными культурами, типа Индии, Китая, Японии, России…
   Поэтому не исключено деление стран мира на тех, которые придерживаются культуры, ценностей США и ориентированные на ценности, культуру Китая и ему подобных стран. То есть страны мира, народы сделают выбор экстравертированной или интровертированной культуры.
   Но в любом случае усилится новая система противоречий – между элитой и народом своей страны (при принятии культуры страны – лидера, США) или между различными странами (при принятии ими культуры нового быстро развивающегося мирового экономического центра). Конечно, это процессы, затрагивающие десятилетия, понимание которых вызывает протест, защитные реакции у лиц, которые мыслят меньшими отрезками времени.
   Но если мыслить десятилетиями, то неизбежны и вероятностные социально-политические умозаключения, вытекающие из признания описанных тенденций.
   Качество населения в США и в большинстве европейских стран ухудшается все более и более через очередные пики солнечной активности. Данный тезис после выходя книги Тило Саррацина «Германия: самоликвидация» стал зримее.
   Если к времени окончательного ухудшения качества населения удастся создать эффективную экономику производства продуктов питания и предметов первой необходимости, то население ныне благоденствующих стран Запада поделится на две условные группы. Одни производят и имеют от этого более высокие стандарты потребления, другие потребляют. Но так как потребляют иждивенчески, то вынуждены будут согласиться с более низкими стандартами потребления. Те, кто потребляют, будут с каждым годом все больше и больше пронизываться иждивенческой психологией. Их сила личности будет падать, ожидания от того, что должна делать для них власть имущих, – расти. Классическая демократия (власть большинства) в этом случае приведет такую страну к упадку, ибо власть так или иначе перейдет не к сильным, а к слабым, не к производителям, а к потребителям…
   Такое деление возможно и по странам, группам стран. Будут страны, способные к эффективному производству, а будут станы, у которых такая способность будет ослаблена. Впрочем, такое деление стран уже реально и на карте современной Европы.
   Социальные конфликты возрастут. Под давлением ожидания большинства ни одна власть, ни правые, ни левые, не смогут реформировать национальную экономику. Структура власти тотально перестанет соответствовать объективной необходимости жесткого управления страной при актуализированной потребности ориентации на достижение дальних целей (это несколько сроков президентского правления) для избегания катастрофических последствий развития социально-экономических процессов. Это социально-психологическая, политическая основа для возможного сжатия сферы проявления демократии и переходу к иной структуре государственного управления, к иным режимам.
   Периодические восстания, волнения и даже насильственный временный захват власти могут стать перманентными в некоторых европейских странах. Как сейчас они являются таковыми в отдельных странах Африки. Однако каждая последующая власть не сможет выполнить взятые обязательства, и будет сметаться последующим гневом раздосадованных граждан. В такой ситуации объективно значительная часть населения будет более заинтересована не в демократии и свободе личности, а в порядке. Лица, которые согласятся взять на себя столь не конституционные функции, как правило, есть в любой стране с запасом. Эти функции могут взять на себя и силовые структуры. Управление по примеру Пиночета в Чили может казаться в новых условиях приемлемым для большинства.
   Наличие примера успешного социального развития в Китае резко усилит позиции левых партий, движений.
   Элита всех стран будет находиться под влиянием циклически повторяющихся психоэкономических, социально-психологических изменений. Описанное относится к наиболее неблагоприятному сочетанию типа элиты и экономически активного населения.
   Но пока этого не наступило (при соответствующих упреждающих решениях этого может не наступить) психоэкономические изменения в США, которые были характерными для различных этапов развития этой страны, в условиях глобализации будут проявляться и во многих странах мира.
   В настоящее время остаются существенные различия в темпах, фазах психоэкономических изменений в развитых странах и странах БРИКС. И пока в относительной противофазе находятся психоэкономические изменения в США и Китае. Но все же общая тенденция глобализации связана с синхронизацией психотипологических, психоэкономических изменений во всем мире. Во всяком случае, изменение мнения участников рынка при покупке акций, вещественных и не вещественных активов синхронизируются. Постепенно синхронизируется и смена психотипов экономически активного населения.
   Но эта синхронизация касается в первую очередь тех, кто покупает акции, материальные активы. Если доход от таких покупок стал важнейшим источником существования всей страны, то культура, всей страны будет двигаться в сторону культуры финансового истеблишмента, в сторону истероидных ценностей.
   Если основную прибыль в стране пока приносит материальное производство, то в данной стране будут формироваться, сосуществовать две культуры. Одна среди лиц, прибыль которых формируется в основном на мировом финансовом рынке. Это будет круг лиц, ориентирующихся на культуру мирового финансового истеблишмента. Но одновременно в этой стране будет существовать и часть элиты, экономически активного населения, которая ориентируется на культуру резонаторов, организаторов реального производства, на культу людей труда.
   Пока чаще в ведущих странах мира будут сосуществовать две культуры. Одна – ориентированная на культуру ведущей страны (стран) мира. Ее представителей в национальном бизнесе принято называть компрадорской буржуазией. Членов бизнес – элиты, ориентированных на внутреннюю экономику, принято называть национальной буржуазией. У них формируется разная культура.
   И это не просто ценности, поведение, это культура в самом широком смысле этого слова – культура производства, торговли, материальная и духовная культура.
   Но если это так, то психоэкономические процессы, которые наблюдались в США в связи с наступлением психоэкономического кризиса, должны отражаться в статистических данных по развитию мировой экономики, как отдельных стран, так и мира в целом, если он находится на пути копирования культуры страны – лидера.
   Это так. Задолженность растет в большинстве стран мира, которые копируют экономические отношения США. У большей части стран мира рост задолженности по отношению ко всему ВВП и вытекающие из нее психоэкономические закономерности однотипны.
   Сходство динамики многих экономических процессов в США, с мировыми психоэкономическими процессами, говорит только о том, что они имеют общую детерминанту. Смеем утверждать что она во многом связана с психотипом экономически активного населения, субъектов экономической активности. Они, ведомые страстями общественников с чертами истероидности, думают о максимализации своей прибыли в тактическом плане, то есть о получении дохода здесь и сейчас, и мало предвидят стратегические последствия.
   Так, чрезмерно высокие цены на дома привели к тому, что стала расти задолженность домохозяйств, сократился спрос на дома через много лет. Чрезмерные цены на поставляемые товары привели к задолженности государств, корпораций и это стало подрывать мировой экономический порядок… То есть люди, которые принимали в массовом порядке решения о росте цен поставляемых товаров, сырья, услуг, «задрали» цены так, что покупать такие товары стало не выгодно или неоправданно дорого… А это ведет к росту задолженности стран, корпораций, домохозяйств, к их разорению, к падению прибыли тех корпораций, которые больше покупают в рамках международной торговли, чем продают. Япония, отличающаяся трудолюбием и высоким уровнем развития профессионализма своих работников, вдруг стала крупным международным должником в начале второго десятилетия XXI века.
   Многие графики, отражающие различные экономические процессы, но имеющие и психологическую составляющую как бы сходятся.
   Это касается и роста долга. Экономические основы рейганомики – роста задолженности при сокращении цены кредита – начали проявляться во всех странах, которые копируют культуру страны – лидера экономического развития.
   Таким образом, глобализация привела к синхронизации многих экономических, психоэкономических процессов, явлений, к выравниванию цены сырья, товаров и услуг во всем мире. Это нашло не только фактическое, но и юридическое оформление. Требования ВТО однотипны к ее членам и сводятся к установлению мировых цен на сырье, товары и услуги во всех странах. А это ведет к усилению влияния на эффективность национальных экономик тех факторов, которые нельзя измерить, взвесить, сделать предметом торга. Один из таких важнейших факторов является профессионализм, психофизиологические механизмы людей по проведению и переключению нервных импульсов. Психофизиологические, психологические, интеллектуальные особенности людей оказывают существенное влияние на рост производительности труда, на общественное разделение труда.
   Но в целом глобализация создает условия для выравнивания цен на основные товары и услуги, для формирования единой культуры, и материальной и духовной. От правил финансового рынка до писков последней моды.
   При относительно одинаковых ценах на сырье, услуги все более решающим фактором более высоких темпов развития становится качество рабочей силы, ее цена. Рывки в экономическом развитии все чаще и чаще делают страны, у которых исторически формировались преимущества в качестве рабочей силы. Но это качество колеблется, психотипы изменяются циклично. Данная цикличность служит одной из основных причин цикличности изменения роли и значимости стран в мировом экономическом развитии. И эти циклы связаны и с циклами солнечной активности.
   Но тенденции синхронизации психоэкономических явлений в решающей степени зависят и от роста общественного разделения труда.
   Таким образом, глобализация не привела пока к однотипным изменениям психотипов населения разных стран. А вот у субъектов экономической активности, занятых финансовыми операциями, такой единый психотип начал формироваться.
   В силу этого в будущем в зависимости от обозначенных факторов будут сосуществовать страны, элита которых в своем большинстве ориентируется на культуру элиты страны, группы стран, являющихся лидерами финансовых операций. Это экономическая основа для возрастания в этих странах числа лиц, являющихся сторонниками компрадорской буржуазии. А вот население некоторых стран будет следовать своим путем и объединяться вокруг национальной буржуазии.
   Отсюда в этих странах борьба между частью элиты, ориентирующейся на компрадорскую буржуазию, и частью элиты, ориентирующейся на национальную буржуазию, будет возрастать. А из истории нам известно, что начало борьбы внутри элиты ведет к нарастанию социальной борьбы, к протестным выступлениям населения. И в условиях глобализации, роста общественного разделения труда такая борьба будет возрастать.

2.2. Глобализация как фактор синхронизации протестных настроений: ключ к пониманию настоящего в прошлом

   Исторические явления, связанные с массовым перемещением лиц, сильных, характерных, претендующих на богатство, статус и не имеющих возможности получить его в данный исторический момент в земле, где они родились (ограниченное количество земель, наличие права, которое давало преимущество первым сыновьям в получении наследства и др.), возникали с удивительной периодичностью, с проявлением каждого нового поколения до создания экономического механизма перевода активности таких лиц в экономическое русло.
   То есть до возникновения капитализма. Глобализация привносит свои коррективы в эти процессы.
   История учит, что периодически, по мере накопления недовольных, но сильных, целеустремленных личностей в низу социальной структуры общества от них освобождаются или продвигают через социальные лифты в высшие эшелоны общества. Иначе наступают войны, революции, мятежи, смена власти…
   В Европе периодически возникали ситуации скопления внизу социальной лестницы лиц, которые были готовы на многое ради повышения своего статуса, приобретения богатства, собственности в соответствии со своей силой, своими способностями. Ведь практически во всех странах Европы в средние века существовал закон по которому земля, имущество по наследству переходили в руки старшего сына, а средние, младшие сыновья были вынуждены идти на службу к королю, в монастыри, в военно-монашеские ордена типа тамплиеров, госпитальеров и др. И со временем количество амбициозных рыцарей, простолюдинов без собственности становилось угрожающе большим для светской власти. А среди этих лиц было не мало, кто по своим способностям, амбициям не уступал элите, а по приходе к власти элиты третьего поколения даже превосходил ее. А это приговор элите третьего поколения в отдельной стране и пример, ставящий под сомнение принятые законы, правление в других странах. Что делать? Или ослаблять и даже воевать с могущественными орденами, членам которых просто не было что терять, а воинственность которых периодически возрастала, или искать пути умиротворения их. Изворотливость ума, политики со стороны правящего класса в истории на этот счет была достаточно изощренной.
   Крестовые походы – одна из находок периодического удовлетворения потребности сильных, активных, воинственных членов группы лиц с повышенной воинственностью в собственности, в земле, в статусе, но не за счет земель господствующей элиты, а за счет земель представителей других религий или же их уничтожение в процессе таких завоеваний. Естественно, эти процессы были связаны с возрастанием эмоциональности членов ордена, с ростом истероидности ее членов, с изменением психотипов населения, что связано и с солнечной активностью.
   У нас нет достаточно сведений о солнечной активности в средние века. Но мы знаем, что интервал между пиками солнечной активности составляет 11–12 лет. Это в среднем. Во всяком случае, мы знаем, что смена психотипов протекала за последних два века с интервалом 11–12 лет. Есть все основания предполагать, что крестовые походы связаны с данными циклами.
   В средние века в силу отсутствия системных наблюдений за Солнцем сложно точно определить годы, являющиеся пиком солнечной активности, что дало бы возможность «привязать» начало крестовых походов к этим пикам. В решении этой задачи сошлемся на труды Чижевского А. и допустим, что эпидемия самобичевания в Европе в 1260–1261 годах – это пик активности Солнца. Самобичевание самих себя мужчинами и женщинами, да еще почти нагими, было не чем иным, как психопатической реакцией. Она оживает именно в период повышенной солнечной активности. И хотя эпидемия самобичевания возникла в Италии, но быстро распространилась по всей Европе. Это по мнению А. Чижевского религиозно-сексуальная эпидемия. Тогда выходит, что предыдущий (седьмой) и последующий (восьмой) крестовые походы примерно на 10–12 лет отделены от этих событий.
   Если отложить от имеющейся даты (1260–1261 гг.) временные отрезки с лагом 11–12 лет, то они падают на начало всех крестовых походов (плюс – минус 2–3 года). Чем дальше по времени крестовый поход от 1260 года, тем выше должна быть ошибка нашей оценки. Такое совпадение позволяет утверждать, что начало крестовых походов связано с пиками солнечной активности.
   А длительность каждого крестового похода совпадает с временем активности лиц с чертами истероидности. Представим это в виде таблицы.

   Крестовые походы, их длительность, периодичность в сравнении с периодичностью солнечной активности

   Но вот крестовые походы исчерпали себя. Неудача. Желания продолжать их у рыцарей нет. Идти в следующие походы это было равнозначно идти на поиск своей смерти. И это было осознано рыцарями, потенциальными участниками походов. Что делать? Или искать новые пути освобождения общества от сильных, вооруженных личностей, которые потенциально могут захватить власть, сместить имеющуюся элиту и даже добраться до собственности церкви, или уничтожать их. И не случайно после восьмого крестового похода по прошествии времени, когда сформировалось новое поколение рыцарей, со своими амбициями, со своими новыми лидерами, забывшими или вытеснившими из сознания уроки прежних поражений, их стали уничтожать. Членов ордена Тамплиеров схватили по указанию французского короля Филиппа Красивого одновременно по всем землям в 1307 году. Они были заточены в крепостях, а затем уничтожены. Последняя казнь прошла 18 марта 1314 года. Можно говорить о том, что с начала крестовых походов до этой даты прошло три цикла по 72 года. Можно настаивать на том, что это случайное совпадение и ограничиться констатацией того, что временной интервал между крестовыми походами был четен количеству интервалов между пиками солнечной активности и совпадал с периодом смены поколений. Можно и нужно говорить о непрерывных войнах внутри самой Европы. Для нас важна зависимость – когда возможность перевода активности протестно настроенных лиц во вне была исчерпана – началось их уничтожение, начались крестовые походы в рамках Европы, участились войны, гонения на неверных, их уничтожение, что было одновременно и уничтожением протестной части населения, устрашение оставшихся в живых.
   После неудачных крестовых походов заставить продолжать их потенциально протестных людей, способных на многое, было просто не возможно. Уничтожать постоянно рыцарей, недовольных было тоже не просто (хотя казни средних веков имели функцию и устрашения непокорных, профилактики возникновения системной, вооруженной, организованной, деятельной оппозиции).
   В этой ситуации естественно возникли крестовые походы в рамках самой Европы. Это крестовые походы в Финляндию и на Русь (1232–1240), на Смирну (1343–1348), против османов (1396), крестовые походы времен Гуситских войн (1420–1434)… Но скоро участники этих походов поняли их тупиковость. В этих войнах более не приобреталось богатство, а шло уничтожение их участников. Поэтому эти войны активно стали заменяться торговыми, военными экспедициями в дальние страны. В этом случае энергия сильных, активных личностей была направлена не только на удовлетворение их потребностей, но и соответствовала в большинстве случаев потребностям элиты в распространении своего влияния на другие страны.
   Хотя крестовые походы остались в истории уникальным способом освобождения от действенной оппозиции в момент экономического подъема Европы. Психологический механизм их зарождения был связан и с системами сравнений. Вот растет богатство у родственников, которые получили в наследство частную собственность, землю. Возрастание такого неравенства по эффекту кумулятивных причин рождает желание не отстать в этом процессе. Появляется желание, мотивация. Это опасно для элиты, особенно элиты третьего поколения. И что делать с такими людьми, если они сильны, характерны, амбициозны, готовы на смерть ради достижения более высокого статуса, ради приобретения собственности, ради власти и больше не желают идти на смерть в крестовые походы?
   Психоэкономически закономерны в связи с этим массовые экспедиции за богатством в Индию, Китай, но особенно в Америку. И умным представителям элиты в этот период данный ход событий был понятен. Они поддерживали такие экспедиции. Искатели приключений, богатств, удач подались вслед за Колумбом в богатую Америку. И эту весть Колумб принес в Европу в тот момент, когда она нуждалась от избавления от лиц, способных уничтожить власть не в одном королевстве. Не случайно историки так муссируют сам факт появления Колумба в Европе с вестью об открытии Америки. Америка была открыта задолго до Колумба, но весть об успехах Колумба была подана в нужный момент нужным людям, организована массовая эпидемия экспедиций за золотом, за богатством.
   С созданием каравелл началась активная колонизация других народов, обоснование баз в Африке, началась торговля рабами. Открытие Америки в 1492 году, морского пути в Индию вокруг Африки Васко да Гама в 1498 году на фоне предыдущих успехов в морской торговле создало экономический, социально-психологический механизм удовлетворения потребностей сильных, активных, способных личностей, склонных к риску, в росте их социального и иного статуса.
   Между казнью рыцарей ордена Тамплиеров и началом работы экономического механизма направления усилий смелых, рискованных, сильных личностей на захват новых земель, на обогащения за рамками стран, где они жили, прошло 80 лет. Как же в это время властители Европы справлялись с медленно возрастающей оппозицией, с сильными и активными личностями каждого нового поколения? Это целая серия мер. В разных странах на каждое новое поколение такие меры находились. Иначе элита или даже страна переставали существовать. И в этой ситуации элита сплачивалась между собой с большей быстротой, с большим энтузиазмом, нежели росла протестность масс. В условиях роста протестности подданных элита третьего поколения с большим желанием шла на подчинение сильным элитам других стран. Уж лучше подчиниться более сильным, но сохранить свое богатство, чем рисковать потерять все, и быть просто повешенным. Или вешаешь своих противников с помощью элиты других стран, или вешают тебя.
   С возрастанием численности населения при ограниченности земель в средние века выработался исторически апробированный механизм профилактики протестов со стороны сильных, способных, воинственных личностей. Он включал в себя
   – Периодические (примерно один поход на поколение, но не менее одной экспедиции на три поколения) организации походов таких лиц на дальние расстояния с целью захвата земель, собственности, ценностей. При этом обеспечивалась лояльность таких лиц правителям стран, в которых они родились и жили, лояльность церкви.
   – Направление агрессивности таких лиц на соседние страны, внутри Европы по мере ограничения возможности походов за рамками Европы. Это подогревало войны в самой Европе, но перемалывало агрессивность таких лиц через их самоуничтожение или удовлетворение их потребностей во власти, богатстве путем захвата таковых в соседних государствах.
   – Уничтожение вооруженных формирований, которые выходили из подчинения светской власти и не могли более существовать за счет войн с соседними странами. Представители этих формирований с вожделением смотрели на богатства королей и знати страны, где они находились, и на соседние государства. Поэтому не только казнь рыцарей ордена Тамплиеров, но и войны с ее членами стали социально, психологически закономерными. Это сплачивало элиту различных государств в борьбе с потенциальными противниками их владычества. Так, в процессе Тридцатилетней войны (1618–1648 годов) Польша разгромила и подчинила себе Тевтонский орден. Процесс, начатый французским королем Филиппом Красивым в конце 13 века был завершен. 30 лет войны! Победа была достигнута только со сменой поколений воевавших сторон.
   – Подавление инакомыслия через массовые казни, через работу инквизиции. 1022 г. – первая массовая казнь еретиков в Орлеане. 1144 и 1165 гг. – подавление ереси катаров. В 1111 г. – сожжение богу мила Василия. В 1233 г. – создание инквизиции для борьбы с ересью в Лангедоке. То есть наряду с организацией крестовых походов подавлялось сопротивление, активность потенциальных противников существовавшей элиты внутри отдельных стран. Но с особой жестокостью борьба с ересью началась после исчерпания возможностей крестовых походов по снижению уровня социальной напряженности и до перевода активности наиболее сильных и активных личностей на покорение Америки, на торговлю с дальними странами, в русло возможностей экономического, социального продвижения сильных и способных при капитализме. 1415 г. – сожжение Яна Гуса, 1431 г. – казнь Жанны д'Арк. 1442 г. – процессы против колдунов. Испанская инквизиция начала активные преследования в 1481 году.
   – Началось бурное объединение стран, сплочение элиты в едином, более мощном государстве против протестно настроенных лиц. Так во Франции был завершен период феодальной раздробленности при правлении Людовика XI (1461–1483 гг.). В процессе Бургундской войны Бургундия присоединена к Франции. Произошло и объединение Испании (1469), бескровно, через брачные союзы. В этот период династия Габсбургов становится во главе объединения Австрии, Германии, Чехии, Венгрии (1438, Альбрехт V). Элита перед опасностью бунтов, своего свержения быстро находит пути объединения между собой.
   В период развития капитализма и относительной демократии удовлетворение амбиций сильных, рискованных людей стало происходить более за счет естественной конкуренции между людьми. Сильные, способные естественно занимали более высокие экономические, социальные позиции в обществе. Социальная структура общества приходила в соответствие с социально-психологической.
   История учит, что государство, элита, если не могут достичь социального устройства, которое бы привело в соответствие социальную и социально-психологическую структуру общества (более сильные, умные, способные занимают более высокие места в социальной иерархии общества), сметаются и заменяются другими. Другого не дано.
   Или нужны массовые казни, массовые репрессии с обязательным отлучением наиболее сильных, амбициозных от их непосредственного социального окружения. Ибо социальное окружение реагирует на те признаки власти, которые свидетельствуют, что это настоящий лидер. Это врожденная система реакций, рефлексов. Она сродни подобным рефлексам в стае животных, которые признают право на лидерство наиболее сильных. Данный рефлекс не перевоспитать. Или нужно подвинуться и отдать часть власти боле сильным и способным, более напористым, или быть свергнутым.
   После приватизации 90-х годов при отсутствии эффективного механизма накопления, который бы естественно, как в период капитализма, приводил в соответствие социальную и социально-психологическую структуру общества, с обновлением элиты примерно не менее как 1 % в год, безвыходно нужны меры по созданию социальных лифтов, по созданию для наиболее сильных и способных личностей путей их естественного возвышения в социальной структуре общества.
   И что важно – в истории такие пути были связаны с отрывом сильных, активных, способных к воинственным действиям от среды, где они обитали – война в других странах, но с сохранением ценностей той культуры, которую они представляли, активная созидательная, торговая, военная активность на дальних расстояниях и др. Поэтому в настоящее время такими мерами могли бы быть мероприятия в масштабе государства типа покорения Севера, строительства дорог, массовых участий в освоении водных ресурсов, объектов первостепенной государственной важности, служба в армии (но после службы – даем земельный надел или коттедж в нужном для государства месте), строительство в дали от малой родины и т. д. И построенные объекты можно и нужно закреплять за лучшими, за принявших участие в этом строительстве. Именно люди, которые управляются собственностью, особенно созданной своим трудом, наиболее активны в социальном, социально-психологическом, военном отношениях. Об этом свидетельствует история. Нахождение большого числа лиц в социальной структуре общества, на ступенях, которые ниже их социально-психологических особенностей, силы личности, способностям – взрывоопасно.
   Но количество таких лиц возрастает кумулятивно, постепенно, незаметно. Вначале взрывоопасность такого положения может быть просто не заметна. Но вот уже мероприятия, меры, проводимые правительством для наведения порядка, начинают давать сбои. Кажется еще вчера они были эффективны, а сегодня ведут к противоположным, негативным результатам. Просто количество эмоционально негативно настроенных лиц в обществе превысило критическую черту и эти протесты начинают видеться осязаемо.
   При этом в период господства резонаторов такие протестные настроения рассасываются, энергия людей направляется на самоутверждение в деле. В период перехода лидерства к пострезонаторам эти настроения начинают накапливаться исподволь, кумулятивно, незаметно. В период перехода социальной инициативы к постпострезонаторам накапливание негативных социальных эмоций начинает совпадать с их активным внешним проявлением – с забастовками, стачками, вооруженными восстаниями.
   В условиях замедления темпов роста ВВП, в период появления внизу социальной лестницы не только большого количества безработных, но и сильных, способных, характерных личностей, способных к объединению в процессе протеста, уже нет возможности удерживать общество в принятых социальных границах, нормах без точечной работы с такими лицами.
   И в этом отношении поучителен опыт средних веков. Почему? В то время конкуренция между отдельными людьми еще не приводила к естественному достижению соответствия социальной и социально-психологической структур общества, как это стало в капиталистическом обществе в момент его зарождения. Но в настоящее время конкуренция между отдельными людьми уже не позволяет в нужных масштабах более сильным и способным занять более высокие места в социальной структуре общества. Хотя такая конкуренция остается и будет еще долго, если не вечно, оставаться важным фактором борьбы между отдельными корпорациями, группами людей, социальными стратами, да и между людьми, где она эффективна и может дифференцировать людей по способностям.
   Причины снижения роли и значимости конкуренции между отдельными людьми при их экономическом, социальном продвижении в период глобализации многофакторны. Некоторые из них:
   – Финансовый сектор одержал «победу» над производственным. Норма прибыли в финансовой сфере намного выше, чем в производственной. Уже почти невозможно найти такую сферу производства, для развития которой можно взять кредит с надеждой на его возврат. Каким бы сильным, умным, активным не был отдельный человек – вероятность организовать новое успешное производство минимально в современных условиях. Можно пытаться спекулировать на финансовых рынках. Но с их падением пропадает и эта возможность.
   – Для организации нового, более эффективного производства нужны все большие и большие финансовые средства. Объем, величина минимального капитала для начала своего бизнеса становится все большим и большим при увеличении степени экономического неравенства людей. Поэтому с каждым годом начать свой бизнес становится все сложнее.
   – Разоряется средний класс, который традиционно был источником менеджеров, руководителей, эффективных собственников крупного капитала. А конкурировать успешно для страны между собой могут только сильные, способные, умные.
   – В период кризиса, высокого уровня безработицы все сложнее и сложнее рассчитывать на успех отдельным лицам даже при обеспечении своих семей. Предприятия, особенно мелкие, средние более разоряются, чем создаются. Безработица стала хронической. А значит падает качество населения, работников, которое так важно для создания современного бизнеса «с нуля».
   – При высокой стоимости качественного образования получить его может далеко не каждый.
   Эти факторы ограничивают конкурентную способность лиц из семей с низким уровнем дохода перед семьями с высоким уровнем дохода, но не всегда ограничивают их желание по повышению своего статуса. Отсюда противоречие между социальной и социально-психологической структурой общества становится все более и более выраженным.
   Исходя из сказанного, становится актуальным понимание цикличности процесса обострения противоречий между социальной и социально-психологической структурой общества и меры выходя из данной ситуации в условиях отсутствия естественного механизма их разрешения. Примеры таких мер мы и находим в до капиталистическом прошлом Европы. В средние века право формально ограничивало власть сильных, способных лиц без собственности, но реально они могли достичь желаемого. И циклически объединялись для этого. То в настоящее время право формально дает возможность достигнуть любых вершин в социально-экономической структуре общества, но реально это могут сделать единицы, а желают – миллионы. И цикличность возрастания этих желаний у больших масс людей не отменяют современные средства массовой информации, другие факторы современного мироустройства. И в средние века, и в настоящее время приведения в соответствие социальной и социально-психологической структур общества было/стало невозможным бесконфликтными средствами, мерами. И конфликтность в настоящее время нарастает. В силу глобализации это происходит нередко в разных странах удивительно синхронно. Пока эта синхронность социально-психологическая без политического объединения «низов». Но этот процесс не за горами.
   Поэтому в условиях глобализации будет происходить синхронизация протестов «низов» в тех странах, где наступили психоэкономические кризисы, а это достаточно большая группа стран. Мир един, все синхронизируется. И мы являемся свидетелями этого процесса. Данные процессы связаны и с цикличностью смены основных психотипов населения, элиты.
   Подтверждение этого тезиса возможно и через анализ результатов измерений коэффициента интеллектуальности у представителей различных стран.

2.3. Синхронность и асинхронность смены психотипов населения стран мира на примере изменения IQ в эпоху глобализации

   Каждый психотип имеет свой тип интеллекта. Это начинает все более и более осознаваться в современной психологии. При такой исходной посылке ясно, что с изменением психотипов людей по мере смены циклов солнечной активности, будет изменяться и результаты психодиагностики их одним и тем же интеллектуальным тестом. Этот тезис в полной мере подтверждает эффект Флинна и данные по его уточнению. Суть эффекта заключается в постепенном, с течением десятков лет, повышении показателей коэффициента интеллекта (IQ) людей в отдельных странах. Публикация данных на этот счет была в 1984 году (The mean IQ of Americans: Massive gains 1932 to 1978 в журнале Psychological Bulletin). Объяснение этого факта эволюционно-генетическим развитием человечества, то есть поумнением человеческого рода, не выдерживает критики, так как этот эффект затрагивает десятилетия, а не смену поколений.
   Новые тестируемые с разницей во времени в 10 и более лет с 1932 года в США (а это годы начала прихода к власти резонаторов) показывали все более высокие результаты на старых тестах. По данным Флинна с 1934 по 1978 годы IQ среднего жителя США увеличился на 15 пунктов, то есть рос примерно по 3 пункта каждое десятилетие. Отметим, что применительно к США это время активности резонаторов и пострезонаторов.
   Фактов на этот счет много. И они не дают усомниться в достоверности выводов Флинна, но в то же время показывают исторические границы действия этого эффекта для развитых стран.
   Так, в 2004 году норвежские ученые (Ион Мартин Сундет и др.) из университета Осло в соавторстве с коллегами из психологической службы норвежских вооруженных сил опубликовали в журнале «Интеллект» («Intelligence») статью об эволюции результатов тестирования призывников в период с 1950 по 2002 год. По их данным на протяжении первых двух десятилетий эффект Флинна имел место быть, причем даже более выраженный, чем зафиксированный самим Флинном. Но по данным этих ученых выявлено, что темпы прироста IQ в 70–80-е годы стали заметно замедляться, а к середине 90-х рост IQ и вовсе прекратился. Что же касается некоторых частных показателей, а именно результатов тестирования арифметических навыков, то с указанного времени они начали медленно, но неуклонно снижаться.
   Работы Тисдейла и Оуэна, проведенные в 2005 и повторно в 2008 годах, продемонстрировали, что результаты тестов на IQ датских призывников росли с 1959 по 1979 годы на 3 пункта в десятилетие, с 1979 по 1989 годы они выросли только на 2 пункта, с 1989 по 1998 годы – на 1,5 пункта, но за 1998–2004 годы понизились на те же 1,5 пункта. http://ru.wikipedia.org/wiki/Эффект_Филинна#cite_note-Teasdale2005–1
   Это достаточно надежные результаты, так как в Дании всеобщая воинская обязанность. Что означает поголовное прохождение интеллектуального тестирования почти всем мужским населением страны в возрасте 18 лет.
   Полученные результаты не есть артефакт. По мере роста эмоциональности людей, появления все большего числа постпострезонаторов, с изменением основных психотипов населения меняется и интеллект. Резонаторы развивают общество, ставят дальние цели, вводят новшества. В этот период больше предметников. У большей части общества в этот момент развивается и интеллект на решение логических задач.
   У пострезонаторов более развита метапрограмма «общее», они склонны к повторению уже сделанного. Их развитие как бы замирает, повторяя уже достигнутое. Соответственно, развитие способности к решению задач типа тех, которые представлены в интеллектуальных тестах (чаще это тест Айзенка), уже не такое быстрое. Результаты IQ – тестирования стабилизируются.
   При эмоционализации общества способность к решению большинства умственных задач падает. Если у лиц, склонных более к общению, чем к предметной деятельности, собственно предметный интеллект развивается в меньшей степени, чем у предметников-резонаторов, то способность к креативности сохраняется. Это связано с тем, что способность к общению требует не меньшей, а порой и большей, креативности, чем способность к предметному мышлению. Но вот истероидность населения ведет к снижению показателей и по креативности. Так, начиная с 1966 года, когда был создан тест Торренса на креативное мышление, результаты тестирования американцев, выполнявших этот тест, постоянно росли так же как и по другим интеллектуальным тестам, анализируя результаты которых открыт эффект Флинна. Начиная с 90-х годов результаты выполнения теста Торренса стабильно снижаются. Это исследование специалистов из колледжа William & Mary, выборка для таких выводов составила около 300 000 человек.
   Самую худшую динамику при этом показывали дети от детского сада до шестого класса. А именно в этом возрасте сильна зависимость психотипа ребенка от психотипа родителей. Те психотипологические изменения, которые протекают в мире в элите, экономически активном населении копируются окружающими, особенно детьми, через механизмы подражания (подражают более старшим, более успешным, элите…), внушения, эмпатии… О динамике этих изменений можно судить по графику, отражающего изменение IQ норвежских призывников.
   См.: Jon Martin Sundet, Dag G. Barlaug ДагГ. Barlaug, Tore M. Torjussen Institute of Psychology, University of Oslo, PO Box 1094, Blindern N-317 Oslo, Norway. Psychological Services, Norwegian Armed Forces, Norway

   Динамика изменения IQ у норвежских призывников с десятилетиями

   Но у населения всех ли стран наблюдается такая динамика изменения IQ? Как видим, в США, Норвегии, Дании тенденции аналогичны. А в других странах? Нет. В разных странах по-разному. В странах, где психотипы экономически активного населения, народа меняются однотипно с США, аналогичные результаты. Так, данные по США и Норвегии близки. И эти данные совпадают с темпами роста ВВП в этих странах на душу населения. Это принципиальное положение. Это момент понимания не случайности таких совпадений, момент понимания взаимосвязи динамики изменения с годами психотипов и соответствующих им интеллектуальных способностей людей в разных странах. Это доказательство сделанных в данном исследовании выводов о динамике изменения психотипов экономически активного населения стран мира с помощью широчайших и достаточно точных исследований психологов.
   Коэффициент корреляции по 81 стране между величиной IQ ее населения и уровнем ВВП на душу населения составил 0,76. Если использовать коэффициент детерминации (0,58), то его можно интерпретировать так: 58 % всех факторов, обеспечивающих рост ВВП на душу населения, связаны или статистически совпадают с уровнем развития интеллекта этого населения, измеряемого через IQ. Но не забудем, что каждый психотип имеет свой тип интеллекта. Поэтому средняя величина IQ и усредненный психотип населения как бы совпадают, накладываются друг на друга.
   Изучение динамики изменения IQ у населения различных стран показывают, что по мере роста эмоциональности людей, появления все большего числа постпострезонаторов, с изменением основных психотипов населения меняется и тип их интеллекта. Существуют различные типы интеллектов. У резонаторов это чаще предметный интеллект. Но мы уже знаем из работ Ж. Пиаже и от других исследователей, что занятие предметной деятельностью повышает интеллектуальные способности. Что мы имеем в мировом масштабе. Но там, где заниматься предметной деятельностью население прекращает, точнее, резко уменьшается процент населения, которое занимается этим, – IQ, отражающий уровень развития предметного интеллекта, начинает падать. Но ведь пострезонаторы заняты общением, и у них должен быть более развит социальный интеллект, более того, способности к общению связаны с большим творчеством. Отсюда в период преобладания в обществе пострезонаторов растут значения теста на творческие способности. Но вот с массовым приходом постпострезонаторов, а у них более развит эмоциональный интеллект, эти значения закономерно падают.
   Изменение IQ, а значит и усредненного психотипа, в разных странах мира происходит неравномерно. Есть сравнительные данные по странам за прошлые десятилетия и прогноз на будущее. Этот прогноз сделан на основе данных Тату Ванханен (Tatu Vanhanen) из Хельсинского университета (Финляндия) и Ричарда Линна (Richard Lynn), профессора психологии Ольстерского университета (Ирландия) http://www.w-uh.com/posts/030831-IQ_and_populations.html. Прогнозирование проведено путем простой экстраполяции имеющихся тенденций изменения IQ населения представленных здесь стран на будущее с учетом изменения численности населения этих стран численности семей. При этом психологам известно как меняется соотношение IQ у детей в зависимости от величины семьи и порядка рождения.

   График изменения IQ в мире до 2010 года и экстраполяция данных тенденций на будущее
   http://translate.google.ru/translate?hl=ru&langpair=en|ru&u=http://www.w-uh.com/posts/030831-IQ and populations.html

   Конечно, здесь будет более прогностична не простая экстраполяция имеющегося на будущее. Более точно учесть циклы смены психотипов экономически активного населения. Но нам важны не столько конкретные цифры, сколько установление факта наличия групп стран с разными циклами смены психотипов у населения.
   И эти данные свидетельствуют о неравномерном изменении IQ в различных странах мира, как в прошлом так и в будущем. В данном случае тенденции изменения IQ связываются в первую очередь с тенденциями изменения численности населения различных стран.
   Но изменение IQ населения разных стран связано и с изменением со временем основных психотипов элиты, экономически активного населения, всех людей этой страны. Это взаимосвязано. Если у каждого психотипа формируется свой специфичный тип интеллекта, то можно утверждать, что разные страны имели, имеют и будут иметь свой темп обновления основных психотипов населения. Но глобализация пока не связана с процессом совпадения циклов в формировании психотипа населения этих стран. Именно всего населения. Так как темпы, направленность изменения интеллектуальных способностей населения разных стран разные. Более того, есть страны с относительно противоположными тенденциями изменениями. И что важно. Эти изменения или совпадают, или имеют относительно противоположные тенденции.
   Таким образом, единый психотип, благодаря глобализации и другим факторам, формируется у элиты, экономически активного населения, но пока он слабо затронул основную массу населения. Отсюда следует немало фундаментальных выводов. Но эти выводы важно сделать с учетом роста уровня общественного разделения труда во всем мире.

Выводы по главе

   Пока Китай и некоторые другие страны, находящиеся в цикле активности резонаторов, представляют собой альтернативу маятникового изменения элиты, населения других стран и возможность сложного, противоречивого развития обществ, стран мира.
   2. В настоящее время на Земле сложилась ситуация, когда во многих странах начинает пробуксовывать механизм приведения в соответствие социальной и социально-психологической структур общества, выдвижения наиболее сильных, достойных, успешных лиц в элитарные слои. В условиях глобализации это порождает тенденцию глобализации социальных протестов. Мы стали свидетелями этих процессов. Аналогичная ситуация была в средние века. И протесты в то время были до тех пор, пока человечество не нашло механизм естественного развития общества через конкуренцию с относительно равными правами всех. В условиях нарастания протестности «низов», особенно в условиях глобализации, «верхи» объединяются раньше «низов», и даже успевают принять законы, затрудняющие политическую активность «низов». Но подобные меры аналогичны мерам затыкания пара в прохудевшихся батареях, трубах отопления в условиях медленного повышения в них давления. Даже в средние века протесты были синхронизированы в значительной степени в зависимости от активности Солнца, от созревания нового поколения, способного выделить лидеров, готовых идти на риск ради изменения системы распределения доходов, изменения статусов по новой раскладке сил и способностей. В настоящее время степень такой синхронизации может быть и должна быть выше не только в силу роста образования людей, наличия не контролируемых государством каналов общения, но и в силу несоответствия форм организации общественной жизни, правления, форм государственности реальному положению дел.
   3. В настоящее время процессы глобализации вызывают сложные психоэкономические, психотипологические изменения в мире. В первую очередь это выражается в синхронности и асинхронности изменения психотипов элиты, экономически активного населения в мире в различных странах. Психотип основной массы населения пока изменяется не синхронно. Более того, можно говорить о группах стран, в которых психотипы развиваются однотипно. Есть группы стран, психотип населения которых формируется в противофазах. В одной группе стран (БРИКС и др.) ведущим психотипом в большей степени, чем в других странах, являются резонаторы, в другой (США и др.) – постпострезонаторы.
   Каждый из данных психотипов имеет свой тип интеллекта, динамика изменения которого совпадает с динамикой экономических успехов этих стран.

Литература:

   2. К. Маркс. Капитал. Т. 1
   3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Эффект_Филинна#cite_note-Teasdale2005–1
   4. Jon Martin Sundet, Dag G. Barlaug Даг Г. Barlaug, Tore M. Torjussen Institute of Psychology, University of Oslo, PO Box 1094, Blindern N-317 Oslo, Norway. Psychological Services, Norwegian Armed Forces, Norway
   5. http://translate.google.ru/translate?hl=ru&langpair=en|ru&u=http://www.w-uh.com/posts/030831-IQ_and_populations.html

Глава 3. Рост общественного разделения труда как рост влияния общественников на социально-экономические процессы в мире

   Общественное разделение труда – важнейший фактор роста производительности труда в мире. Оно существенно влияет на формирование различных психотипов экономически активного населения, всех людей. Это с одной стороны. С другой стороны. Уровень развития общественного разделения труда связан не только с естественно-географическими, природными факторами, но и с наличием населения с соответствующими динамическими стереотипами. А они составляют психофизиологическую основу экономического развития страны. Актуальность этой проблемы заключается и в том, что в настоящее время ограничены возможности роста общественного разделения труда за счет увеличения рынков сбыта в силу глобализации этого рынка в масштабе всей планеты.

3.1 Качественные изменения психоэкономических процессов в связи эффектом ограниченности роста общественного разделения труда ограниченностью мирового рынка

   Общественное разделение труда – важнейший элемент развития человечества, определяющий существенно и состояние современной экономики, общественного развития.
   Можно выделить естественно-географическое разделение труда и технологическое. В рамках технологического разделения труда можно выделить общественное разделение труда, обусловленное научно-техническим прогрессом и технологическим разделением операций.
   Разделение труда, обусловленное научно-техническим прогрессом, многоплановое. И в большинстве своем оно связано с ростом профессионализма населения, работников с хорошо развитым аппаратом замыкания – размыкания условных рефлексов, с элементами творческого мышления. Население стран с высоким уровнем такого типа общественного разделения труда легко осваивает новые производства и относительно легко меняет профессии.
   Технологическое разделение операций рождает работников с более развитым аппаратом проведения нервных импульсов, с менее разветвленными динамическими стереотипами в структуре профессионализма. Эффективность такого разделения труда известна давно. Так, простое производство булавок. Кто-то из работников разрезает проволоку. Кто-то загибает концы, кто-то затачивает их и т. д. Это ведет к росту производительности труда. Но населения стран, регионов, где более развито технологическое разделение труда с большими усилиями, трудностями осваивает новые производства, так как у работников конвейеров автоматически отработанными становятся отдельные динамические стереотипы выполнения простейших технологических операций (проведения нервных импульсов), но как бы «коксуется» развитие механизма переключения нервных процессов. Во всяком случае, работников, успешно проработавших на конвейере более 2–3 лет архисложно переобучать на профессии, связанные с быстрым переключением условных рефлексов, с перестройкой динамических стереотипов, то есть на новые виды профессиональной деятельности, особенно творческих.
   Естественно-географическое разделение труда ведет к снижению цены продукции так же. Но чаще одновременно и к росту логистических, а иногда и маркетинговых издержек. Рост логистических и маркетинговых издержек повышает роль и значимость в производстве соответствующих специалистов. Эти специалисты вынуждены быть не только предметниками, но и общественниками, так как обеспечение продвижение товаров и их доставку до места назначения требует самых различных контактов.
   Рост технологического разделения труда на основе научно-технического прогресса ведет к уменьшению цены товара, росту квалификации работников, повышению требований к организации производства, к менеджменту, построенному на основе динамических стереотипов управления, изменения условных рефлексов, к росту способности населения к овладению новыми знаниями, к восприятию новой, более прогрессивной культуры, к внедрению в этих регионах наукоемких производств…
   Рост общественного разделения труда на основе разделения, упрощения технологических операций, наоборот, ведет к появлению работников с упрощенной системой трудовых динамических стереотипов. Это и понятно, привыкнув выполнять одну – несколько технологических операций, человек теряет способность к развитию способности к изменению трудовых динамических стереотипов, а следовательно и своего мышления, теряет способность воспринимать новую культуру производства.
   В такой среде уменьшается количество лиц, склонных к изменениям, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Данные разновидности общественного разделения труда как бы сосуществуют порождая порой противоположные социальные, социально-психологические явления. Но в целом можно говорить и об общих тенденциях, связанных с ростом общественного разделения труда и с появившейся тенденцией снижения спроса, падения рынков и неизбежных сопутствующим этим процессам явлений.
   По теории М. Хазина, В. Кобякова (см.: Закат империи доллара и конец Pax Americana) по мере развития экономики возникали и распадались экономические кластеры, миры-экономики, мировые технологические центры. С распадом СССР на нашей планете остался один ведущий экономический центр – США. Это ведет к тому, что за счет расширения рынков сбыта уже нельзя повышать общественное разделение труда, так как единым рынком стала вся Земля. Других рынков у человечества нет. Расширяться уже некуда, захват других рынков просто исключен. А расширение рынков был одним из важнейших факторов научно-технического прогресса. И он перестает действовать. Отсюда развитие экономики не будет столь быстрым за счет научно-технического прогресса, как раньше. Такое положение дел – один из важнейших факторов развития кризисных явлений современной экономики. Авторы делают и иные экономические выводы.
   Наряду с экономическими выводами, связанными с распадом экономических центров современного мира, с ограничениями в росте международного разделения труда, напрашиваются и психоэкономические.
   Рост общественного разделения труда как социально-экономический процесс уменьшения числа национальной и увеличение числа компрадорской буржуазии, элиты на периферии мира-экономики.
   Появление единого экономического центра, а сейчас это США, привело к тому, что большая часть стран, включая Китай, Европу, ориентируются в своей внешней торговле на США. Начался процесс изменения этой ситуации. Но изменение структуры торговли влечет за собой и ценностные переориентации.
   Элита стран, которая торгует с ведущей страной мира, все больше и больше, год за годом, день за днем, сделка за сделкой ориентируется на ценности элиты, экономически активного населения той страны, с которой она торгует. Так было в истории экономики, в истории человечества всегда. Культура, язык, ценности, брэнды, пристрастия элиты к тем или иным товарам ведущей страны мира распространялись постепенно на элиту стран, с которыми шла интенсивная торговля, в отношениях с которыми получали доход, прибыль. Сейчас такой страной пока является США. Привычка использовать доллар как международное платежное средство, привычка получать прибыль через торговлю с США рождает в массовом масштабе элиту в других странах, ориентирующуюся на получение образования своими детьми в США, на приобретение там недвижимости, на овладение английским языком, на принятие американской культуры и т. д. Где прибыль, там и душа бизнесмена, во всяком случае со временем. Чем интенсивнее торговля с США, чем больше доля прибыли, которую получают национальные промышленники через эту торговлю, тем настойчивее будет звучать их голос в пользу общественного разделения труда, глобализации, в пользу страны, с которой идет основная торговля.
   Поэтому все в большей и большей степени промышленная, торговая, политическая элита других стран начинала ориентироваться на интересы США, то есть она все в большей степени начинала носить черты компрадорской. Это имеет самые различные выражения от чисто экономических (торговля чаще идет именно с более развитым экономическим центром) до культурно-идеологических. Идеология основного экономического центра все более настойчивее проникает через компрадорскую элиту в другие страны.
   На этом фоне есть исключения. Это региональная элита некоторых стран, которая не вписалась в силу тех или иных причин в элиту основного технологического центра, или потихоньку сдает свои позиции. Или же начинает проявлять черты изворотливости, выживаемости, интеллекта, необычной активности, сплоченности, так как иначе она будет просто уничтожена. Такой пример это элита Ирана, Турции и некоторых других стран. Но особенно – это элита Китая, которая в силу идеологических, экономических причин все больше и больше вызывает раздражение у элиты США, так как менее других перенимает их культуру.
   И это подражание (экономическое, технологическое, идеологическое и т. д.) идет прежде всего через общественников.
   Подражательность региональной элиты элите ведущего мирового экономического центра ведет и к тому, что это есть в первую очередь подражание общественников одной страны общественникам другой страны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Да, среди элиты основной технологической зоны все чаще оказываются общественники. Это общая тенденция: по мере роста общественного разделения труда росла роль и значимость общественников.
   Это психологически закономерно. Чем выше общественное разделение труда, тем сложнее наладить поставки, сбыт товаров, организацию производства. Это требует хороших специалистов в области логистики, снабжения, проведения переговоров с поставщиками и т. д. Это с одной стороны. С другой стороны, чем больше в управлении компании, транснациональных корпораций общественников, тем чаще возникают ситуации личностно ориентированных отношений на уровне ТОП-менеджеров компаний. И эти отношения имеют под собой и экономическую основу. По мере роста общественного разделения труда заработная плата ТОП-менеджеров росла опережающими темпами по отношению к росту средней заработной платы и даже по отношению к доходам собственников. Последнее более чем примечательно.
   Но ведь можно попытаться развивать свою промышленность и не попасть под влияние мирового экономического центра. Да можно, но в этом случае страна, проводящая такую политику, рискует стать должником или отстать в мировом экономическом развитии. Такую политику – самостоятельного развития – проводила Япония.
   В 2000 году совокупный объем продаж ста крупнейших американских компаний составил 2,8 трлн. долларов. Примерно такой же объем продаж был и у 100 крупнейших японских компаний. Разница в прибыли этих компаний огромна. Для США прибыль составила 6 % от продаж, японские компании получили немного более 1 %.
   Отсюда японские компании просто не могли покупать товары в США и продавать свои там же при эквивалентном обмене. Они начали разоряться, влезать в долги…
   Или разоряешься… Или принимаешь условия игры более могущественного мирового лидера. Но в этом случае начинаешь обслуживать его интересы.
   В 2011 году Эл Райс в своей статье «Почему японские компании производят все, кроме денег». Отмечает: «Я отслеживал финансовые показатели японских компаний многие годы. Я выяснил, что обычно чистая норма прибыли крупной японской компании – около 1 %, по сравнению с 5 % у крупной американской компании». См.: http://www.stdl.ru/catalog/catalog293/catalog293294/catalog293294431/335/
   Эл Райс это объясняет степенью сфокусированности брендов японских и американских компаний. Но брэнд – это культура тех людей, которые его потребляют. Не приняв культуру населения центра-экономики сложно, а порой просто невозможно создать соответствующие брэнды.
   Различие в уровне прибыли американских и японских компаний некоторые объясняют разными установками их владельцев, что для японцев более важна доля рынка, а не прибыль. Но этим объяснением можно оправдать действия японских компаний до момента, пока у них есть средства, чтобы рассчитаться с кредитами. Когда долг страны становится больше ее ВВП, когда идет потеря рынка, здесь уже не до рассуждений о второстепенности прибыли как критерия успешности развития компании.
   Или выстраиваешься в очередь с принятием всех правил игры центра-экономики (от экономических до культурных) и получаешь свою долю прибыли от общественного разделения труда (на периферии она будет значительно ниже), или разоряешься. А если принимаешь культуру, валюту, правила торговли центра-экономики, то душа постепенно перемещается в этот центр. И сам, и дети смотрят на этот центр с уважением, получая небольшой, но постоянный доход от таких отношений. Японцев заставить это сделать с учетом исторических традиций не так-то просто. Хотя при этом объем потребляемых материальных благ на душу населения будет выше, чем без включения в общественное разделение труда. А коль душа перемещается в центр получения основной прибыли, то это уже потеря своего национального своеобразия, это рост числа компрадорской буржуазии. А с увеличением ее дохода. В настоящее время данная тенденция сдерживается ослаблением экономического влияния США на международное разделение труда. Кроме того, мир-экономика с приходом к власти элиты третьего поколения, если обстоятельства не заставили элиту измениться и вновь обрести черты упорства, эффективности, настойчивости, изворотливости, имеет склонность к самораспаду даже после длительного лидирования в мире.
   В России рост компрадорской буржуазии стал просто тотальным. Если взять список самых богатых, самых успешных акционеров, владельцев бизнеса, олигархов, особенно ее верхнюю часть, то она состоит из лиц, которые занимаются нефтью, газом, металлургией, удобрениями, что идет в своей значительной части на экспорт. Интересы этих лиц там, где они получают основной доход. Если нефть и газ больше поставляют в Европу – эти интересы там. Но сама Европа ориентируется на США. Все по цепочке…
   Последствия данного процесса. Со временем растет расслоение между компрадорской и национальной буржуазией внутри страны. Это расслоение затрагивает все население.
   Однако есть немало народов, которые бы согласились получать меньший доход, но жить в условиях политической, экономической стабильности. Так как со временем центр-экономика теряет свое могущество и становится воплощением экономики и культуры постпострезонаторов.
   Преимущества предприятий из центра мира-экономики обусловлены многими причинами, в том числе и финансовыми, политическими, культурными преференциями. Но со временем не помогают и такие преференции, так как они не способствуют формированию нужных динамических стереотипов, обеспечивающих высокие темпы развития страны. Привычки потреблять больше, чем зарабатываешь, производишь, приводят к печальному итогу. И пока в истории развития цивилизации исключений из этой закономерности не было.
   Это приводит материальную и духовную культуру такого общества в упадок. На этом фоне ничего не остается для выживания нации, страны, как следовать за теми экономическими центрами мира, за теми странами, которые показывают пример высоких темпов развития, в которых к власти пришли резонаторы.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →