Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Энергетический напиток «Ред Булл» запрещен в Норвегии, Дании, Уругвае и Исландии.

Еще   [X]

 0 

Приключения Джерика (Нусинова Наталья)

Автобиографическая повесть Натальи Нусиновой, киноведа, дочери писателя и сценариста Ильи Нусинова – о полюбившемся многим поколениям кинозрителей герое фильма «Внимание, черепаха!» фокстерьере Джерике, о его семье, о доме, дворе и стране, в которой прошло «советское детство» автора. Эта книга перекидывает мостик между нашим временем и той эпохой, из которой в большей или меньшей степени вышли все мы, жители современной России.

Год издания: 2015

Цена: 139 руб.



С книгой «Приключения Джерика» также читают:

Предпросмотр книги «Приключения Джерика»

Приключения Джерика

   Автобиографическая повесть Натальи Нусиновой, киноведа, дочери писателя и сценариста Ильи Нусинова – о полюбившемся многим поколениям кинозрителей герое фильма «Внимание, черепаха!» фокстерьере Джерике, о его семье, о доме, дворе и стране, в которой прошло «советское детство» автора. Эта книга перекидывает мостик между нашим временем и той эпохой, из которой в большей или меньшей степени вышли все мы, жители современной России.


Наталья Нусинова Приключения Джерика

   Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

   © Нусинова Н. И., текст, 2006
   © ООО «Издательский дом «Самокат», оформление, 2009
   © ООО «Издательский дом «Самокат», 2009
* * *
   Детям, которые любят собак
   И взрослым, которые все понимают

   Дорогие читатели,
   книжка, которую вы держите в руках, – это история собаки, но одновременно это еще и история ее хозяев, история семьи, жившей в совсем, казалось бы, недавнее время, – но, оказывается, уже в прошлом веке, а главное, в другую эпоху, которая теперь называется «советские времена». Кое-что из той жизни вам уже непонятно: исчезли из русского языка многие слова, исчезли приметы того времени, изменилась психология людей. Ну как объяснить сегодняшнему школьнику, кто такие «тимуровцы» или «старые большевики»? У современных детей все это вызовет, наверное, смех, а скорее всего – недоумение. «А почему вы позволяли такое?» – спросят они нас. И уж тем более, кто из них поверит, что люди, которые когда-то «делали революцию» и «строили коммунизм», далеко не всегда были плохими, а гораздо чаще были наивными, и, во всяком случае, как и все люди на земле, они были разными, им хотелось добиться равенства и справедливости для всех, а создали они новую несправедливость и большое неравенство.
   «У каждого своя правда», – сказал французский режиссер Жан Ренуар в фильме «Правила игры». У этих людей тоже была своя правда, которая была их заблуждением, их Великой иллюзией. Но разве мы всегда во всем правы? Из ошибок того поколения мы можем сделать только один вывод: нельзя ничего решать за других. Как сказал поэт и бард той эпохи Александр Галич: «…Бойтесь единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо!» Эта книжка – история любви. Это любовь родителей к детям и внукам, любовь детей к папе с мамой, к бабушке с дедушкой, к сестрам и братьям, к друзьям, к собаке, о которой они так долго мечтали, к тому внешнему миру, который открывался перед ними и в который они входили с верой в то, что этот мир им рад. Потому что любовь, которой окружали их в семье, – это кокон шелкопряда, панцирь черепахи, неприступная крепость, которая будет защищать их от ветра, от дождя и от вторжения недругов всю жизнь, даже тогда, когда многие люди и события их детства превратятся в воспоминания.
   А поэтому приключения в нашей повести напоминают смешные и страшные сериалы старого кино – и какие бы испытания ни выпадали героическому Джерику, он достойно и гордо, как броненосец, пройдет сквозь рифы катастроф, уйдет от погони и выйдет к спасению благодаря своему мужеству и отваге и, конечно, благодаря любви своих хозяек – двух маленьких девочек. Эти девочки, выросшие в любви и ласке, названные родителями в честь двух лучших героинь русской литературы, Наташи Ростовой и Татьяны Лариной, вдруг услышат во дворе своего московского дома, что они не такие как все, что они – полукровки и внучки врага народа. И когда в души детей, привыкших к доброте как к норме и не знающих чувства страха, войдет смятение и обида, верный и отважный Джерик ринется в бой и сумеет постоять за своих друзей.
   Эта повесть обо мне самой, о дорогих мне людях и о нашей собаке. И многие события, описанные в ней, действительно происходили в жизни, а все остальное – чистая фантазия, как положено в книжке. Но я сама уже порой не понимаю, что было вправду, а что я придумала. Сон и явь сплелись в один клубок, в один моток ниток. Я только знаю наверняка, что я стремилась передать с максимальной достоверностью – это характеры людей, отношения, атмосферу той, ушедшей жизни, в которой многое было неправильно, смешно и дико, но вместе с тем кое-что оттуда мне очень дорого. Вот этим дорогим мне воспоминанием о людях, которые умели любить, были чистыми в намерениях и бескорыстными в поступках, я и хочу поделиться с вами.
   Я искренне благодарна издателю, дизайнеру, художнику, редактору – всему творческому коллективу, которому моя книга обязана своим появлением на свет. Я глубоко признательна людям и организациям, любезно предоставившим изобразительные материалы для иллюстраций, – Фонду Ролана Быкова и лично Е. В. Санаевой и А. Н. Медведеву, Государственному центральному музею кино и лично Э. Р. Малой и Н. И. Клейману, художественному объединению Ван дян У и лично Н. В. и Ю. А. Паршиным.
   Но есть еще два человека, без которых этой книжки бы не было, их имена я хочу назвать отдельно. Это две крестные моей повести, две добрые феи – Елена Бальзамо и Ольга Мяэотс. Они взмахнули волшебной палочкой, и я поверила, что забавные истории, которые я пишу на досуге, могут стать нужной людям книгой, потом они еще раз взмахнули палочкой – и меня нашел издатель, потом еще – и вот перед вами повесть «Приключения Джерика». Мне бы очень хотелось, чтобы вы полюбили ее героев, как люблю их я.
С любовью к вам,
Наталья Нусинова

1
Как мы хотели, чтобы у нас была собака…
… а её у нас не было


   Все дети имеют право любить собак. Все дети имеют право мечтать о собаке. И все дети имеют право просить, скулить, канючить, клянчить и приставать к родителям, чтобы им купили собаку. Им говорят: «Не нуди!», а они все равно нудят, вздыхают и жалуются на свою трудную судьбу и тяжкую долю до тех пор, пока собака не появится у них в доме, потому что их дело правое и рано или поздно они непременно победят в своей справедливой и честной борьбе за собаку.
   Мы с моей младшей сестрой Таней тоже очень хотели, чтобы у нас дома жили разные звери, а особенно, конечно, собака. Потому что собака – умная и с ней интересно. С ней можно дружить и играть и дрессировать ее. Для меня это было особенно важно, потому что мне уже исполнилось тогда лет семь или восемь и пора было всерьез подумать о будущей профессии. Я подумала и решила, когда вырасту, пойти работать в цирк или в зоопарк, если не укротительницей диких зверей, как моя знаменитая тезка и героиня любимой книжки «Ваш номер!» Наталья Дурова, то уж на худой конец хотя бы простым биологом, который изучает животных и наблюдает за их повадками. А всем известно, что изучать животных и наблюдать за повадками удобнее, если эти животные живут у вас дома, как у моей подружки Мариши из соседнего двора. Родители Мариши были биологи, и поэтому у них дома жили всякие звери: собака, кошка, большая лягушка, много певчих птиц и даже горная курочка кеклик, которая была совсем ручная и свободно гуляла по квартире, всюду оставляя следы своих прогулок и тем оправдывая свое название. Я очень любила после уроков заходить к Марише для того, чтобы вместе с ней немного понаблюдать, поизучать и подрессировать ее птиц, кошку и лягушку, а особенно – ее прекрасную собаку Джипси, умнейшую черную спаниэлиху с грустными глазами и длинными ушами, которые свисали до пола и которыми Джипка, похоже, закрывалась от нас, когда мы уж очень ее донимали.


   Я пыталась ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ на своих родителей и ПОСТАВИТЬ им В ПРИМЕР родителей Мариши, заселивших свои две комнаты в коммунальной квартире массой птиц и зверей, вроде того как сами родители ставили мне в пример Маришу, которая и училась на одни пятерки, и посуду за собой мыла после обеда, и гимнастику делала каждый день, и была всегда очень послушной, и никогда никуда не опаздывала, и никогда ничего не теряла и не забывала. А самое главное – она берегла СВОИ ГЛАЗА и ЧУЖИЕ НЕРВЫ и не читала подряд все книжки прямо на улице (стоя у дверей библиотеки), или на уроках (под партой), или ночью (под одеялом с фонариком), как некоторые. Но, похоже, нежелание следовать чужим положительным примерам и желание совершать собственные ошибки было у нас семейной чертой, и я так же мало реагировала на внушения старших, как они – на мои призывы РАВНЯТЬСЯ на родителей Мариши. «Понимаешь, Наталик, – в утешение говорил мне папа, – друзей ведь сам себе выбираешь, а с родителями – это уж как повезет». Честно говоря, я совсем и не думала, что нам с Таней так уж не повезло с родителями, скорее даже наоборот, но, с другой стороны, их упорное нежелание превратить наш дом в зверинец меня огорчало. Я в очередной раз тяжело вздохнула и пошла в гости к моему другу Гоше, которому очень повезло в том, что его папа был эстрадный актер и выступал на сцене с дрессированными животными. У них дома было даже еще интереснее, чем у Мариши: там жила обезьянка Чита, крошечная и страшно прыгучая собачка Пулька, а в коридоре в старом чемодане спал черный уж, довольно большой и старый и очень ленивый. Уж работал на сцене гадюкой – перед выступлениями ему закрашивали желтые пятнышки на голове, – и он, видимо, от этого возгордился и ВОЗОМНИЛ о себе и совсем не хотел с нами играть. Но все равно, как приятно было взять его в руки, прижать к щеке скользкое кожаное тельце, поцеловать ужиную мордочку или обвить его вокруг своей шеи – как будто бы он удав! Только Гошина мама не разделяла наших восторгов. Она была совсем не дрессировщица, а обычный глазной врач из районной поликлиники, и ей хотелось, чтобы у нее дома было чисто, убрано, спокойно, чтобы по квартире не ползали змеи и не прыгали обезьяны, чтобы не лаяли собаки, и вообще, чтобы все было КАК У ЛЮДЕЙ – а что может быть скучнее!



   И когда я пришла к Гоше, чтобы поделиться с ним своими горестями, оказалось, что у него тоже стряслась беда.
   «Как можно жить с этой женщиной! – сквозь слезы прошептал он, указывая глазами на кухню, где гремела кастрюльками его мама. – У нее нет сердца! Ты представляешь, позвонили из Зоопарка. Такая редкая удача – приехал охотник из Уссурийской тайги! И привез пятерых маленьких тигрят! Совсем детенышей! А Зоопарк не может их принять, ну не может – у них просто нет места. А у нас целых три комнаты! Так вот, из Зоопарка и попросили, чтобы мы взяли пока на воспитание этих маленьких тигряток. Временно! А дома была она одна. И как ты думаешь, что она им сказала?»
   «Что?» – прошептала в ответ и я с самым НЕХОРОШИМ ПРЕДЧУВСТВИЕМ.
   «Она сказала: «Вычеркните, пожалуйста, этот телефон из Вашей записной книжки и никогда больше сюда не звоните!» Нет, ты подумай! Какая жестокость! Пять маленьких тигрят! Кому они помешают?»
   Я кивнула головой и развела руками. Как я сочувствовала Гоше и как понимала его! И как мне жалко было этих тигрят! Где они теперь и как сложится их жизнь в Москве? Такие маленькие в огромном городе… Нам было очень тоскливо. К тому же в тот день обезьянки и собачки дома не было: Гошин папа уехал с ними на гастроли. Мы попытались выманить ужа, притворившись лягушками и слегка поквакав, но он только глубже забился в свой валенок и ни за что не хотел оттуда вылезать. Стало ясно, что игры не получится. Мы попрощались, и я пошла домой.
   Во дворе нашего дома я немного развеселилась, глядя, как дворник дядя Гриша, в белом фартуке и резиновых сапогах, не спеша поливает из шланга высокие кусты сирени, пышные изгороди из желтой акации и заросли еще не распустившихся золотых шаров. Притворно ругаясь на снующих вокруг него детей, дядя Гриша направлял шланг на цветы и старался не забрызгать водой нашу дворовую гордость – единственную в доме машину «Победа», которая никогда никуда не ездила, а стояла себе под брезентом, и из под нее всегда торчали длинные и худые ноги АКАДЕМИКА – дедушки Сережки с пятого этажа, который лежал под своей машиной и чинил ее.


   А кроме того, я увидела своего лучшего друга Юрика. Он тоже меня увидел и побежал ко мне навстречу, размахивая руками и собираясь рассказать что-то интересное. Но тут наперерез ему через весь двор помчался Сережка с пятого этажа, который терпеть не мог, когда я секретничаю с Юриком. С ужасным криком: «Я тебя предупреждал! А ты опять!» – Сережка выхватил из песочницы чью-то деревянную лопатку и ударил меня ею по плечу, а потом еще больно дернул за косу. А мой лучший друг Юрик вдруг повернулся и побежал в свой подъезд.
   Мне стало очень обидно, и я побрела домой. Так хотелось, чтобы за меня кто-нибудь заступился! Я подумала и решила пожаловаться бабушке. От этой мысли у меня сразу улучшилось настроение, и перед дверью я специально остановилась, настроилась на слезливый лад и противным, ЯБЕДНЫМ голосом заныла: «Бабушка-а-а-а! А чего Сережка с пятого этажа меня лопа-а-аткой ударил!»
   А бабушка стояла у плиты и помешивала ложкой жаркое. Она была человек дела и совсем не хотела вникать в наши склоки и распри. И еще она хотела, чтобы ее внучки были сильными и не ябедничали, а умели ПОСТОЯТЬ ЗА СЕБЯ. но особенно она не хотела, чтобы подгорело жаркое. Поэтому, не слишком вдаваясь в суть истории, она мне посоветовала спокойным голосом: «А ты пойди и его ударь!»


   И вот тут мне стало ясно, что надо делать. Пришел момент доказать, что я ДЕВОЧКА ХОРОШАЯ и БАБУШКУ СЛУШАЮСЬ. Я взяла свою лопатку, пошла во двор, нашла там Сережку с пятого этажа и отлупила его лопаткой так, что он надолго запомнил, да еще и бабушке своей наябедничал, что я его побила. А его бабушка нажаловалась моей бабушке, а моя бабушка была очень довольна и сказала той бабушке: «Да что вы говорите! Не может быть! Ведь она весь день дома сидела – уроки учила, у меня на глазах! И потом, ведь она же хорошая, послушная девочка! Это, наверное, он с мальчишками подрался!»
   Потом ко мне подошел мой лучший друг Юрик и предложил играть в прятки. А я ему сказала: «Почему же ты убежал, когда Сережка с пятого этажа меня лопаткой ударил?» – «Ну Натулька, – сказал мне Юрик, – ну как ты не понимаешь, ведь я – ВОЖДЬ ИНДЕЙСКОГО ПЛЕМЕНИ. И как раз в этот момент меня позвали на войну с БЛЕДНОЛИЦЫМИ! Не мог же я отсиживаться во дворе пока наши сражаются!.. Подумай сама – это было бы просто трусостью!»
   Я уважала Юрика за храбрость и с ЗАМИРАНИЕМ СЕРДЦА слушала его увлекательные рассказы о жизни индейцев и об ОХОТЕ ЗА СКАЛЬПАМИ, и к тому же благодаря бабушке я уже поняла, что своих врагов я могу победить и сама, но все-таки мне было обидно, что он за меня не заступился. «Вот если бы у меня была собака! – подумала я. – Она бы меня, конечно, защитила! И тогда никакой Сережка с пятого этажа не посмел бы меня лопаткой ударить!»


   Вдруг во дворе протрубил горн. Это приехал наш дедушка со СЛЕТА ЮНЫХ ЛЕНИНЦЕВ из ДВОРЦА ПИОНЕРОВ. Под барабанную дробь он вылез из такси, тяжело осев на руках у двоих ТИМУРОВЦЕВ. Дедушка оглядел двор в надежде, что соседи его увидят, потом пионеры и тимуровцы в красных галстуках сделали САЛЮТ, дедушка сказал им слабым голосом: «Учиться, учиться и еще раз учиться…» – и, опираясь на палку, медленно во шел в наше парадное.
   Дедушка был СТАРЫЙ БОЛЬШЕВИК с неподходящей для КОММУНИСТА фамилией Милюков – так звали одного МИНИСТРА-КАПИТАЛИСТА, члена ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА и довольно-таки порядочного БУРЖУЯ. И дедушке пришлось немало пострадать от нападок всяких менее старых большевиков и других НЕСОЗНАТЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ, которые то и дело спрашивали его с подковыркой, а не родственник ли он тому Милюкову? И дедушку это, конечно, очень обижало и нервировало, а менее старые большевики это видели и еще более ядовито донимали нашего дедушку. И тогда дедушка решил сменить фамилию. Но не просто так, с бухты-барахты, – пойти и самому сменить фамилию на более благозвучную, например, Октябринов или Революционеров, или Тракторов, или хотя бы Пятилеткин-в-три-года, – нет, он решил проучить своих обидчиков раз и навсегда, так, чтобы они полопались от зависти, как оно и положено врагам революции. Он решил, что новую фамилию ему должен выбрать Ленин!
   Для того чтобы встретиться с Лениным, нужен был случай, и этот случай представился. Несмотря на свою фамилию, дедушка был избран ДЕЛЕГАТОМ на СЪЕЗД ПАРТИИ. И на этом съезде главным был, конечно же, Ленин. И вот дедушка подловил Ленина в коридоре во время перерыва, когда Ленин куда-то очень спешил. Но дедушка решил не обращать на это внимания, ведь он и сам торопился, потому что перерыв был короткий, а заседания длинные, но он должен был задать Ленину важный вопрос. И он сказал: «Владимир Ильич, вот у меня фамилия – Милюков, и я – СТАРЫЙ ЧЛЕН ПАРТИИ, а всякие несознательные элементы постоянно интересуются, не родственник ли я тому Милюкову».
   Дедушка вспоминал про свою встречу с Лениным на всех пионерских слетах, и обычно после этой фразы наступал главный момент в его рассказе. Он делал паузу и пристально смотрел в глаза пионерам. И только когда он видел, что им стало уже действительно очень интересно, он продолжал: «И тут Ильич посмотрел на меня этак лукаво, потом прищурился и говорит: «Ну так что ж! А пусть у них будет свой Милюков, а у нас – свой!» И больше Ленин ничего не сказал, а заторопился туда, куда он спешил, и дедушка тоже поспешил туда, куда он торопился, потому что перерыв на съезде был короткий, а заседания длинные, и надо было все успеть. Но дедушка был очень доволен, потому что он успел сделать главное – он как бы сменил фамилию Милюков на своего Милюкова, потому что так решил Ленин. И никакие несознательные элементы были ему уже больше не страшны – он знал, что им ответить.
   Придя домой, дедушка сделал легкую гимнастику (всего несколько наклонов, отжимов и приседаний), а потом стал неторопливо заваривать себе свой любимый чай. Он смешал в чайнике грузинский, цейлонский, краснодарский и индийский чаи, залил их кипятком – вначале немножко, чтобы дать настояться, а потом до верху чайника, прикрыл полотенцем, подождал, затем достал стакан в красивом серебряном подстаканнике, на котором был изображен спутник, огибающий Землю, и две собачки – Белка и Стрелка, и, наконец, налил в стакан ароматный крепчайший красно-коричневый напиток. Дедушка положил в чай шесть ложек сахару, немного меда, три ложки варенья, размешал, отхлебнул и спросил бабушку: «А что, Лиза, сладенького у нас к чаю ничего не найдется?»
   Бабушка, которая ждала этого вопроса и была к нему готова, с улыбкой достала из буфета сладкий пирог, который она испекла, пока дедушка выступал во Дворце пионеров, и пошла в комнату смотреть телевизор. В этот день повторяли КВН, и бабушка хотела еще раз насладиться победой команды одесских медиков, за которую она болела.
   Как только бабушка вышла из кухни, мы с дедушкой переглянулись. «Ну, что ж ты так долго? – спросила я. – Ты помнишь? Ведь ты обещал. СЕГОДНЯ. Я закончила первый класс». – «Давай завтра, – предложил дедушка. – А то сегодня я устал». – «Ну, дедушка! – заныла я. – Ведь у тебя завтра партсобрание! Ты же целый день готовиться будешь! И мы опять не пойдем! А нас еще вчера на каникулы распустили! Я тебя весь день жду! И Таня сегодня последний раз в прогулочной группе. Мы ей сюрприз сделаем. Знаешь, как она об радуется!» – «Хорошо, – сдался дедушка. – Только не со баку. А то они нас выгонят вместе с ней». – «Ну, хоть кого-нибудь! – взмолилась я. – Но чтоб оно было живое!» – «Одевайся, как будто мы идем гулять в парк!» Дедушка взял шляпу и палку, надел пиджак – для СОЛИДНОСТИ, а я нашла свои прыгалки, панамку и даже прихватила сачок для ловли бабочек – для КОНСПИРАЦИИ.
   «Бабка не слышит?» – шепотом спросил дедушка. Из комнаты доносились бабушкины аплодисменты – она поддерживала свою команду и шумно ругала судей, недостаточно, на ее взгляд, оценивших юмор ее любимцев. «Увлеклась старуха, – удовлетворенно произнес дедушка. – Уходим!»