Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 2007 году Роберта Стюарта из Эйра, Шотландия, занесли в реестр сексуальных преступников за сексуальные действия с велосипедом.

Еще   [X]

 0 

Устав идиота. Как не потерять мозги в мире шоу-бизнеса и не только (Слогодский Евгений)

Главная идея книги – как не попадать в дурацкие ситуации и не выглядеть идиотом. Авторы описывают всевозможные способы зомбирования населения, с помощью которых из нас, нормальных людей, делают идиотов: телевидение, реклама, Интернет, образование, политика… Зачем? Кому это выгодно? Ведь ничего в этом мире не делается просто так! Оказывается, есть определенная категория людей, которым ВЫГОДНО выглядеть идиотами, для них – советы, как это сделать так, что никто не заподозрит, что вы прикидываетесь. Для тех, кто НЕ хочет выглядеть идиотом, даны советы диаметрально противоположные, прислушавшись к ним, вы никогда не потеряете свой статус-кво. Если жизнь столкнула вас с идиотами, даны правила безопасного общения с таковыми. Книга нестандартная, довольно резкая, авторы не боятся негативной реакции на свое творение, ведь тема поднята непростая. Понравится она читателям или нет, в любом случае ее стоит прочитать!

Год издания: 2013

Цена: 79.9 руб.



С книгой «Устав идиота. Как не потерять мозги в мире шоу-бизнеса и не только» также читают:

Предпросмотр книги «Устав идиота. Как не потерять мозги в мире шоу-бизнеса и не только»

Устав идиота. Как не потерять мозги в мире шоу-бизнеса и не только

   Главная идея книги – как не попадать в дурацкие ситуации и не выглядеть идиотом. Авторы описывают всевозможные способы зомбирования населения, с помощью которых из нас, нормальных людей, делают идиотов: телевидение, реклама, Интернет, образование, политика… Зачем? Кому это выгодно? Ведь ничего в этом мире не делается просто так! Оказывается, есть определенная категория людей, которым ВЫГОДНО выглядеть идиотами, для них – советы, как это сделать так, что никто не заподозрит, что вы прикидываетесь. Для тех, кто НЕ хочет выглядеть идиотом, даны советы диаметрально противоположные, прислушавшись к ним, вы никогда не потеряете свой статус-кво. Если жизнь столкнула вас с идиотами, даны правила безопасного общения с таковыми. Книга нестандартная, довольно резкая, авторы не боятся негативной реакции на свое творение, ведь тема поднята непростая. Понравится она читателям или нет, в любом случае ее стоит прочитать!


Николай Норд, Евгений Слогодский Устав идиота. Как не потерять мозги в мире шоу-бизнеса и не только

   Все совпадения с реальными людьми и событиями случайны…
   Мы добились, чего хотели, мы создали страну идиотов…
Сергей Капица, академик

Вместо введения. Оборонительное слово аффтору

   Сегодня вы купили не просто книгу, вы купили свое будущее. Безоблачное будущее. Она научит вас всегда быть на плаву в жизни, сделает душой компании, счастливым в семье и бизнесе. Благодаря ей вы сможете четко отслеживать и рафинировать свое поведение в оптимальную для себя сторону в любое время, в любом месте, независимо от того, находитесь ли вы на деловых переговорах или веселитесь на свадьбе.
   «Однако, – возразит иной читатель, – название книги как раз свидетельствует об обратном, и вроде как она предназначена исключительно для идиотов. Как, допустим, «Устав солдата» для солдата, «Устав моряка» для моряка. «Устав идиота», следовательно, именно для оного. Вот интересно, что подумают мои знакомые, увидев у меня эту книгу?»
   Нет причин волноваться, приятель! Уж если ты купил эту книгу, значит, далеко не идиот! Даже близко нет. Подумай, станет ли идиот читать подобный опус? Про самого-то себя? Стопудово нет! Да он шарахнется от этой книги как черт от ладана, а если и возьмется читать, чтобы хоть как-то научиться уму-разуму, так только тайком, вдали от посторонних глаз, где-нибудь под одеялом и с фонариком в зубах. Что ты! Открыто почитывать подобный бестселлер позволено лишь умнику, репутацию которого не подмочишь ни этой, ни аналогичной книжкой.
   Конечно, случаются промахи и в нашем поведении, когда о нас могут как-то нехорошо подумать, поскольку зачастую мы не можем сразу сообразить и моментально просчитать варианты того, как сиюминутно парировать выпады какого-нибудь хама. Разумеется, не есть гут, когда мы крепки задним умом и машем кулаками после давно закончившейся драки. Тем не менее это вовсе ничего не значит, всего лишь типичная для большинства нормальных людей реакция. В любом случае, если чувствуем себя идиотами после определенного провала, значит-таки, поумнели. Отлично! А зная, что случайно забрели в Страну Идиотию и уже пересекли границу в обратном направлении, навсегда покидая ее, стоит ли ориентироваться на постороннее мнение.
   Как уберечься от того, чтобы кто-то или что-то снова не затолкнул нас туда ненароком? Ведь от этого зависит карьера, любовь, семейное и общественное положение, гордость за нас либо жалость и презрение к нам наших детей. Да вся жизнь, в конце концов!
   Все ответы, дорогие читатели, вы найдете в книге. И уж тогда-то точно не попадете в дурацкие ситуации и не окажетесь в глазах других идиотом!
   Другое дело сам автор, коему еще в беспечном детстве не раз намекали на принадлежность к классу нынешнего гегемона. А в добрые старые советские времена гегемоном и абсолютным большинством населения Советского Союза был пролетариат, которым манипулировали бонзы КПСС. Они обещали гегемону скорое наступление коммунизма, заря которого взошла еще в семнадцатом году после Октябрьского переворота, в одной отдельно взятой стране СССР. Правда, заря так и осталась лишь манящей полоской невнятного света, не развившись в коммунистический рай с бесплатными ботинками, красивыми бесплатными девушками и достаточным количеством бесплатного, опять-таки, пива, постоянную нехватку которого ощущало все мужское население страны.
   А между тем гегемон покорно ждал, не бунтовал. Десятилетиями в очередях на квартиры, машины, а потом косолапые к ним колеса, подарочные наборы к 7 Ноября с заветной баночкой икры минтая да кило докторской колбаски.
   Не бунтовал до тех пор, пока хватало дешевой водки без талонов и можно было «уважать» друг друга в гаражах и придорожных кустах. Ждал и я.
   В то время я был учеником школы и совершенным идиотом, поскольку поверил первому секретарю ЦК родной коммунистической партии Никите Хрущеву, громогласно объявившему на двадцатом съезде этой самой партии о том, что коммунизм наступит совершенно точно через двадцать лет.
   Вся страна в предвкушении светлого будущего пребывала в благодушном настроении. Люди светились счастьем, мужики жали друг другу руки, целовали всех встречных женщин троекратно, словно на Пасху, причем кто-то этим не ограничивался и, по обоюдному согласию, даже заходил еще дальше, уединяясь на ближайших чердаках и в темных углах заброшенных подворотен.
   Лишь старики выглядели совершенно потерянными. Они понимали, что им не дожить до грядущих светлых дней, и украдкой вытирали слезы с морщинистых щек. С присущим совковым слабоумием они драматично желали своим отпрыскам золотых часиков, пуховых перин и птичьего молока за горизонтом грядущего.
   Я не был исключением, подсчитав, что через двадцать лет мне будет только тридцать с куцым хвостиком, думая, как заживу в свое удовольствие. Буду загорать на море, ходить на поэтические вечера с хорошими девчонками, дарить им бриллианты, как известно, их лучших друзей. Словом, все такое прочее. А еще мечтал о загранице, куда не пускал крепкий железный занавес. Дескать, канет он в Лету сам собой. Ведь мне предстоит жить в лучшей стране мира! А зачем из лучшей страны куда-то уезжать?
   Впрочем, тогда о загранице, этом мохнатом логове капитализма, мечтало абсолютное большинство населения Советского Союза. Нынешнему поколению не понять, ему как раз нет смысла мотать «в загранку». Капитализм сам пришел к нам вместе с «Ашаном» и «мицубиси-паджеро».
   Однако я отвлекся. В общем, большинство, в том числе я, верило, Хрущев обещал, Хрущев выполнит! Обещал же он Америку догнать по надоям молока. Другое дело, конкуренты помешали, преждевременно сместив с должности.
   Черт бы их всех побрал во главе с Брежневым!
   Одним словом, по причине ли снятия Хрущева или иной, но коммунизм, к моему жестокому разочарованию, не наступил, поить и кормить население СССР стали по талонам. Куда-то испарились молоко, колбаса, моя любимая свиная шкурка. Ясное дело, нет свиней, нет и шкурки, не говоря уже о сале. Пошли еще дальше, вырубили виноградники. Соответственно исчезло вино.
   Так или иначе, но с этим гребаным коммунизмом я лоханулся довольно крепко, хотя неадекватное отношение к себе замечал и в более раннем возрасте. Помню, лет в десять я вымахал прилично, ростом был примерно с бывшего мэра Москвы господина Лужкова. Ясное дело, и члены все мои были развиты, как у него или равного ему по размерам человека. И достоинством я обладал не меньшим. Я же еще был отличником. А все отличники, по наблюдениям, обладали приличным достоинством. Хотя что с того? Летом я бегал по улице в одних трусах вместе со стайкой сверстников, доходивших мне до пояса, хотя большинство из них уже обзавелись штанами и тюбетейками.
   Тем не менее, когда я однажды вечером вернулся домой, отец строго посмотрел на меня и отвесил подзатыльник шершавой деревянной ладонью. А что он мне мог еще дать, если у него ничего больше не было? Зарплата-то мизерная, все ресурсы страны на оборону от внешней гидры капитализма уходили. Тем не менее, пугливо обняв отца, я спросил его с мучительной нежностью:
   – За что, папа?
   – А за то, сынок, что ведешь себя не по росту!
   И потребовал, чтобы я больше не бегал в одних трусах по улице. Мол, я стал большой, и, когда выхожу во двор в таком виде, дама из соседнего подъезда, у которой муж инвалид-колясочник, не отводит от меня глаз из окна, другая девушка пенсионного возраста, наблюдая за мной, томно вздыхает. И все ерзает, ерзает. А это нехорошо, тем более отец сам к ней приглядывался.
   – Короче, сынок, пора тебе забыть о прошлом и жить настоящим, – резюмировал он. – Вот даже Александр Покрышкин, лучший боевой летчик страны, в твоем возрасте уже носил штаны, хотя все жили не в пример беднее. Одно невдомек, зачем он залез в наш погреб, если фляга с брагой уже пустовала? Но победителей не судят!
   Я не понял, о чем речь, о Покрышкине или штанах? Если о последних, то тема не стоила выеденного яйца, да и в черных сатиновых трусах до колен по тогдашней моде – других в продаже попросту не имелось – было много удобнее играть в догонялки или прыгать через козла на физкультуре.
   Однако мое мнение совершенно не интересовало отца, он смотрел на меня с неподдельным изумлением и непреклонно, при этом, его глаза обрели оттенок холодной вороненой стали. Ослушаться отца я не мог – послушный малый. Теперь на улицу выскакивал в шароварах, майке и тюбетейке.
   Это летом, с наступлением зимы мне напомнили, что надо соответствовать образу летчика Александра Покрышкина в любое время года. В ту злополучную зиму я выпилил лобзиком штук пять фанерных щитов и смастерил столько же деревянных сабель, один комплект оставил себе, остальные раздал пацанам и бился с ними в свободное от школы время. Один против всех. То я штурмовал снежную горку, где они держали круговую оборону, то мы менялись позициями. Было весело, гремели щиты, ломались сабли и разбивались носы. В основном побеждал я и после каждой победы мастерил новое вооружение.
   Одним из пацанов, участвовавших в снежных войнах, был мой одноклассник Толя Федоткин, младше меня на два года. Его мама, Фрида Давидовна, почему-то запрещала Толе ходить на войну, засаживая за уроки. Тот делал, даже вперед. Да уж, недаром он перескакивал из класса в класс, случалось, даже через один. К слову, Толя и школу закончил в пятнадцать, проучившись вместо одиннадцати всего восемь лет. С золотой медалью, между прочим. Впрочем, последующий институтский курс был завершен им за четыре года. Но в отношении войнушки Толик мать не слушал, воевал, причем, несмотря на свою субтильность, со всеми на равных. Кроме меня, конечно. И вот однажды…
   – А Толина мама говорит, что ты идиот наивный, – сказала мне пришедшая с работы мать, едва ступив на порог дома. Ее черные глаза в этот момент стали такими грустными, будто она потеряла только что полученную зарплату. В закрывающуюся за ней дверь я успел увидеть, как Фрида Давидовна юркнула в свою квартиру. – Почему ты наивный?
   Она не понимала. Не понимал и я. Ведала лишь мудрая Фрида Давидовна. И теперь трудно сказать, кто из нас троих был тогда наивным и идиотом, Фрида Давидовна или мы с мамой?
   Тем не менее, не желая больше огорчать маму, я отказался от военных баталий и занялся боксом, авиамоделированием и даже самостоятельно спроектировал и сделал ракету, которую успешно запустил с нашего огорода вместе с кузнечиком на борту. Однако с тех пор я превратился в перманентно несчастного человека. Не делал, чего хотел, стал как Александр Покрышкин, который когда-то тоже бросил обчищать погреба и пошел извилистой дорогой в авиаклуб. Правда, роль флюгера для него сыграла не добрая женщина, вроде Фриды Давидовны, а участковый, поймавший паренька на сарайной краже. В итоге тому пришлось выбирать меньшее из зол – аэроклуб, вместо пионерлагеря строгого режима.
   Что касается Толика, с гениальностью он или разошелся, или вовсе не встретился. К выходу на пенсию он пребывал в должности руководителя группы одного НИИ. И я до сих пор не пойму, зачем Фриде Давидовне понадобилось портить пацану детство, которое он ощущал лишь в редкие минуты нашей войнушки? Ведь от упорной зубрежки пока еще не получился ни один гений.
   Дорогие родители! Не отнимайте у своих чад детство…

К истории вопроса идиотии в России

   Дальше – больше. В сталинские времена трудовых, умных и даже просто интеллигентных людей, которым навесили ярлыки врагов народа, вражеских агентов и прочие подобные, миллионами расстреляли и сгноили в лагерях.
   Еще несколько миллионов совсем не глупых людей сгинули в пожаре Отечественной войны. А из современной России выехало еще более двадцати миллионов человек, разумеется, самых талантливых и одаренных, не считая, конечно, энного числа бандюганов и проворовавшихся чиновников, явно не идиотов, несмотря на вороватость.
   В итоге с кем мы остались? Академик Капица сказал это открытым текстом. Его слова я использовал в качестве эпиграфа к книге. Проще говоря, теперь в России нормальных людей меньше чем солдат. Поэтому они и выглядят белыми воронами на общем фоне, соответственно и живется им хуже остальной части дебилизированного населения, ведь любой с чем-то несогласный идиот при обсуждении какого-либо государственного или муниципального проекта, да и просто в обычном разговоре им может сказать: «А ты чё, самый умный, чё ли?» И это прозвучит как приговор.
   Не так давно один мой знакомый прислал в Госдуму проект закона о «Сохранении поголовья тараканов в России». Закон не допустили даже к обсуждению. Автора посчитали идиотом. Кому нужны исчезающие из быта со скоростью света тараканы? И слава богу! Это даже еще лучше, если на кухне они не съедят наши продукты.
   Но, если присмотреться, оказывается, тараканы – индикатор жизни всей биомассы на земле. В самом деле, вслед за ними и вместе с ними вымирают пчелы, бабочки, кузнечики. Далее падает урожайность, исчезают растения, которые живут за счет опыления, и все иные сопутствующие им формы жизни на земле, пустеет планета. Уходят в небытие мыши, ящерицы, соловьи и прочая мелкая живность. А если это явление пролонгировать на человечество, можно заметить, как рождаются калеками и умственно неполноценными, болеют и умирают дети – самое слабое звено.
   Проект о тараканах даже не рассмотрели, зато бестолковый «закон Димы Яковлева», направленный против вывоза детей в США, в пику вышедшему там «закону Магницкого», наступающего российским коррупционерам на мозоли, был принят мгновенно. А между тем только США, и никакая другая страна в мире не забирает из российских детдомов калек и даунов, более того, тысячами в год, избавляя нас от балласта, коль скоро наши семьи тяготятся усыновлять маленьких инвалидов. Америке надо сказать за это спасибо, а не принимать сгоряча закон идиотов.
   Если же депутаты действительно обеспокоены существующим положением дел, почему бы не дополнить этот закон пунктом, обязывающим каждого из них брать дебильного ребенка в собственную семью? Это, во всяком случае, честно.
   С другой стороны, Дума приняла законы, якобы призванные повысить рождаемость. Мол, рожайте больше, будем платить за каждого ребенка с хорошей прогрессивкой. И что получилось? Нормальные люди как рожали, сколько надо по любви, так и рожают. Статьей дохода это стало для наркоманов и пьяниц. А может ли всякая пьянь да дрянь рожать нормальных детей? Вывод: Россию завалила волна новорожденных овощей, их надо кормить и как-то содержать до конца жизни.
   Например, моя соседка Феня Т., дубоватая тетка с общим двадцатилетним тюремным стажем, в свое время родила от сожителя – пьяни несусветной – ребенка. Вполне себе законченного идиота, которого с младых лет папа использовал вместо мамы, когда та мотала очередной срок. Однажды Феня, вернувшись из мест не столь отдаленных, по случаю счастливого события была торжественно встречена сожителем – или, как их теперь гордо величают, гражданским мужем – дюжиной бутылок крепкого пойла. Повеселились неплохо, до полного беспамятства, и в конечном итоге завалились спать, каждый там, где сон сморил. Ночью Феня проснулась в поисках любимого для удовлетворения понятных всем нужд, ибо после долгого воздержания была настроена на любовный лад. К своему изумлению, нашла сожителя в блаженном соитии с собственным малолетним сыном.
   Глубоко оскорбленная изменой, не дожидаясь своей очереди, Феня отоварила сожителя полновесной, еще непочатой бутылкой «Агдама» по голове. И папа скончался на глазах у сына, оставшегося без посмертного напутствия на долгую предстоящую жизнь.
   В итоге Феня получила новый срок. Ребенок остался на прокорме государства на попечении бабки – беспамятного божьего одуванчика, но только теперь вместо папы им пользовались папины друзья и другие знакомые мамы. Ко времени выхода матери из тюрьмы ребенок превратился в совершеннолетнего дебила с голубоватым оттенком. Даже училище не смог осилить – выгнали за неуспеваемость, что в нынешние времена большая редкость, поскольку теперь обязывают давать дипломы и аттестаты абсолютно всем, независимо от степени слабоумия.
   Так, у одной моей знакомой внук, окончив школу для умственно отсталых детей, сумел поступить и даже окончить институт, выучившись на бухгалтера, теперь работает продавцом в музыкальном отделе автомагазина – успешно продает автомагнитолы, а бабушка носит ему туда горячие обеды. Чем не пример нашей общеобразовательной системы?
   Но я опять отвлекся. Итак, с тех пор, как нашего парня выгнали из училища, он никогда и нигде не работал по причине полной профнепригодности, пока один его дальний родственник, военком соседнего района, жалеючи, не пристроил бедолагу в армию. Отслужив там по мере сил и способностей на хозскладе, остался сверхсрочно, стал получать зарплату, таскать домой консервы и теплое белье, обои и клей, гречку и все прочее, что положено нынешнему военному. Что, бывшему главному бойцу страны, господину Сердитову, можно, а остальным нет?
   Дальше – больше. Неожиданно женился на одной смазливой девице – выпускнице известной в городе психиатрической больницы. Роди ли они дауна, получают от государства положенные на калеку деньги – материнский капитал, ежемесячное приличное пособие, сравнимое с военной пенсией, и прочее плюс пособие жены. Жизнь удалась! Более того, ожидают второго отпрыска, и живот уже растет…
   Так вот нынче Россия пополняется идиотами…
   Однако в Германии, например, еще совсем недавно идиотов, наряду с голубыми ребятами, не то что просто в армию, даже в штрафбаты не посылали. Главный штабной врач вермахта Симон требовал раннего распознавания идиотов и отфильтровывания их от армии, словно инфекционных больных. Я не говорю уже о совсем уж бесчеловечных мерах, когда тогда же в Германии новорожденных калек и даунов уничтожали на месте. Впрочем, в древности многие народы поступали аналогично. В той же Спарте, классический пример, их сбрасывали со скалы в пропасть.
   Конечно, у нас гуманное государство, мы не можем быть столь бесчеловечны к младенцам, это не взрослые, которых в полиции насилуют бутылками от шампанского, после чего те помирают. А раз так и человеколюбия в нас с избытком, почему бы Госдуме не определиться с вопросом искусственной стерилизации всякой пьяни, наркош и психбольных? Не пришлось бы скоропалительно принимать «закон Димы Яковлева», нагружая бюджет государства долгосрочным выращиванием овощей…

Главные признаки идиота

   Идиоты – это, по сути, особый этнос, существенно отличающийся от остального населения планеты по образу жизни, поведению и мировоззрению. Посему идиот француз ближе к идиоту папуасу, нежели к своему собрату по нации, ибо «духовное» родство в данном случае сильнее кровного.
   Истина кроется в том, что идиоты случаются не только по факту рождения. Идиотами становятся. Для этого нужно чаще посещать места их массового скопления, скажем тусовки пугал шоу-бизнеса, вроде брадобрея и певца Сергея Озверелого или всемирно известной клоунессы Эллы Бледосовой, которая после рождения больного ребенка стала вдруг опекать другого, мальчика-сироту с огромным наследством.
   Вполне подходит и отдых у телевизора на каналах типа MTV, СТС или ТНТ с их порнушными «Домом-2», «Деффчонками», «Камеди бабами» и прочим. Все эти и подобные каналы собирают аудиторию разномастных дурилок и программируют под них тех, кто случайно попал к ним на кукан.

Вампиризм

   Большинство нормальных людей не терпят идиотов и всячески сторонятся их. Что до меня, я, наверное, редкое исключение, ибо порой испытываю некое даже удовлетворение при общении с ними, ощущая себя этаким гигантом мысли. Конечно, долго такое общение вынести невозможно, и я его сворачиваю, как только начинаю ощущать ухудшение самочувствия. Ибо с оккультной точки зрения идиот, как и всякий больной человек, энергетический вампир, поглощающий здоровую энергию, расцветая с каждой минутой беседы, в то время как вы чувствуете себя все более угнетенно.
   Добровольное общение нерегулярно, и я позволяю его себе, чтобы вдохновиться, преодолевая какой-либо жизненный провал. Во всяком случае, по-моему, это лучше, чем стоять совершенным оболтусом около зеркала и вдалбливать себе в голову, какой я крутой мачок, какие у меня восхитительные причиндалы. Подобное советуют недалекие руководители заумных тренингов, первоочередная задача которых не чему-то там научить, а попросту выпотрошить кошельки.

Отсутствие чувства юмора

   Если вы последуете моему примеру общения с идиотами (я не советую), не вздумайте юморить с ними – рискуете получить по мусалу или, на худой конец, отборную брань в свой адрес. Поскольку второй признак идиота – абсолютное отсутствие чувства юмора, хотя сам он так не считает, тужась отколоть замечательную, с его точки зрения, шутку, например спросить на ваш чих, не больны ли вы СПИДом? Не дай бог, попадет в точку! При любом раскладе вам важно понять, в чем соль прикола, и постараться улыбнуться, чтобы не обидеть придурковатого визави.
   Причем огромное количество подобного рода идиотов можно встретить и среди, казалось бы, серьезных людей, допустим чиновников, особенно мелких, не говоря уже про мэров, пэров и прочих писателей.
   Рассмотрим первых лиц Америки – президентов. На своем веку мне пришлось повидать их немало (по телевизору, конечно), начиная от Джона Кеннеди и кончая Бараком Обамой.
   Все они были улыбчивы, любили пошутить даже на серьезных приемах, в том числе и сами над собой. Помню, как-то Джордж Буш представлял только что избранного губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера. Улыбаясь, приобнял Арни и сказал:
   – Мы оба теперь управляем большими территориями, у нас обоих огромные бицепсы и мы оба плохо говорим по-английски!
   Смеялись не только Буш и Арнольд, но и журналисты. Ясное дело, Шварценеггер – эмигрант и до сей поры не избавился от акцента.
   Справедливости ради стоит отметить, нынешний президент Обама как-то выпал из этого ряда. Уж и не знаю почему. Помню эпизод, вызвавший улыбку. Это случилось на интервью, когда он прихлопнул на колене муху и со скромной улыбкой указал пальцем журналисту на ее трупик. Улыбнулся протокольно и журналист. В чем юмор?
   К сожалению, среди советских, а позже российских вождей хорошим чувством юмора отличался разве что Ельцин. В целом же один уважал колхозные шутки, другой солдатские, но это не в счет, потому что оба не любили, когда подшучивали над ними самими.
   А что вы хотите? Смеха над собой боится даже самый бесстрашный, как сказал Гоголь, который, как известно, понимал толк в юморе.
   Среди людей менее значимых вспоминается, как однажды в блоге одной крупной писательши Инны К., из-под пера которой вышло около сорока книжек, я прочитал наставления начинающим писателям и прочим графоманам о том, как следует, собственно, предаваться сочинительству. Взявшись за чтиво этих наставлений, я думал, что найду наконец золотой ключик Буратино к дверце истинного творчества. Сам-то я причислял себя к начинающим, ибо за плечами имел лишь десяток изданных книг. Среди прочих увидел и такой совет: пишите о ярких личностях, их чувствах, любви, таких как знаменитые Прухачева, Птичкин и Филикоров. Я ей отписал, что, если сочинять роман про Прухачиху и ее Дятла, он, возможно, и заинтересует, но при этом утонешь в море грязи. Инна К. мне ответила, дескать, это юмор, неужели не видите?
   Я – нет. А ты, дорогой читатель, видишь? Тем не менее, дабы не обидеть писательшу, ответил ей, что с чувством юмора у меня плохо с самого детства, еще с тех пор, когда был капитаном школьной команды КВН. Мы искренне пожалели друг друга. Впрочем, в ее совете есть резон, такой роман привлек бы внимание немалого количества идиотов. Да, не удивляйтесь, некоторые из них тоже иногда почитывают, другое дело, ЧТО ИМЕННО.
   Ну и конечно, идиот боится показаться смешным, некрасивым или старым, иногда и самим собой. Поэтому имеет большой запас чужих умных мыслей, высказываний и афоризмов, чтобы, к месту или не к месту, вставить их. Поэтому натягивает на лысую голову парик, прежде чем выйти в общество или дать концерт в Кремле, не снимает шляпу даже в помещении, когда принимает медальку из рук президента за творческие достижения на ниве киносъемок. Делает подтяжки лица, чтобы ведомая им партия не видела в нем перестарка, которого давно пора отправлять на пенсию. Вырезает себе нижние ребра для обозначения некой талии еще не совсем пожилого человека. Словом, всячески скрывает возраст, более того, меняет паспортные данные, как это сделала всеми нами любимая и знаменитая певица, сократив его на три года. Согласно новым данным, в школу она отправилась в четыре года прямиком из ясельной группы, минуя детский сад! Для России это, наверное, не просто уникальный, а единственный за всю историю школы случай…
   Ну, престарелую мадонну как-то можно понять, дабы последний ее муж Птичкин совсем уж не показался внуком. Вообще молодиться – это давняя привилегия представительниц прекрасного пола. Здесь, конечно, важно не переусердствовать.
   Я давно заметил, что чувство юмора и умение подшутить над самим собой придает человеку обезоруживающую прелесть.

Скудоумие

   В связи с этим вспоминаю одного моего приятеля, чтобы у него не было на меня обид, назовем его Андреем. Впрочем, перемена имени не меняет дела, поскольку, если я кого из знакомых пропишу даже под именем президента, он все равно узнает себя и начнет на меня дуться. Но все же. Итак, этот Андрей, удачно провернув какое-нибудь плевое дельце, доступное ученику начальных классов, скажем завязав шнурки на бантик, а не как получится, на узел, который потом невозможно распутать, приговаривал: «Э-э, я умный!» Разумеется, когда он заваливал работу, предпочитал помалкивать или объяснять, что, если уж он эту работу не сделал, никто другой ее не осилит. Со временем я заметил, нечто подобное частенько про себя говорят и другие.
   Так вот, если вы увидите, как кто-то ведет себя подобным образом, это самый действенный способ прослыть идиотом. Дело в том, что человек, не считающий (естественно!) себя идиотом или дураком, обычно сомневается по этому поводу. Дождитесь, когда о вас так скажут другие, тогда это станет правдой.
   Слышу возражающий голос привередливого читателя: «Иначе говоря, господин писатель, дабы не прослыть идиотом, я, наоборот, должен объявить всем, что дурак?»
   Отвечаю: нет, пожалуй, это будет чересчур самокритично. Но если вам скажут: «А ты чё, умней всех, чё ли?» – можете за себя порадоваться, вы собрали чемоданы и молча покинули Страну Идиотию.

Счастье идиота

   И в самом деле – малый жил без забот и хлопот, у него не было знаний, не было денег, не было цепей, кроме которых терять больше нечего, не было даже камня за пазухой – личного оружия пролетариата, чтобы делать революцию на Болотной.
   Не было и славы, а в силу всего этого и обязанностей. Его родители получали на него пенсию, кормили и поили его, у него была замечательная игрушка плюшевый медведь. Конечно, самокат, может, был бы для него лучше, но давать парню его нельзя, разбился бы. Да и зачем самокат, если ему без разницы? Для него любая погремушка – увлекательнейшая забава, и ночью он спит не один, а в обнимку с любимым одноглазым мишкой, которому еще в детстве вырвал второй стеклянный глаз. Вот оно счастье-то… Счастье идиота.
   К чему я клоню?
   Если человек никогда ни о чем не сожалел, ни о ком и ни о чем не горевал, пребывает в состоянии перманентного счастья, он настоящий идиот. Почетный. Например, точно так же отлично чувствуют себя пьяные в дупель люди или поймавшие кайф наркоманы. Но их счастье коротко, ибо, вернувшись в реальный мир, они страдают от ломки или похмелья. Хочется обратно в кайф, как нам в страну детства, где счастья и идиотизма было навалом. С той лишь разницей, что в младенческие годы это не зазорно.
   Кстати, игроманы, особенно компьютерные, недалеко ушли от наркош и забулдыжной пьяни. В реальном мире им очень неуютно позиционировать себя простыми людьми, а не героями, потому они иногда убивают родителей, те мешают им играть, либо постреливают в школах, ощущая себя героем.
   С другой стороны, груз интеллекта давит на мозги, вытесняя из них набор обычных знаний, необходимых в повседневной жизни, опять-таки превращая людей в идиотов.
   Яркий пример – Григорий Перельман, доказавший теорему Пуанкаре, кстати отказавшийся от Нобелевской премии. Доходяга и бомж по внешнему облику, совершенно не интересующийся женщинами, ведущий, вместе со своей престарелой маман, замкнутый образ жизни в двухкомнатной хрущевке среди пыли, затхлости и ветхости в обществе тараканов и крыс. Вдвоем они живут на одну пенсию матери. Григорий, миллионер, не желающий получить свои деньги, вполне довольствуется двумя вареными яйцами, бутылкой кефира и куском хлеба в день.
   Если вы соприкасались с великими от науки или искусства, наверняка отмечали в них некоторые странности. Крайности смыкаются. Гений не обязательно умен. Гениальность и ум зачастую несовместимы, возможно, потому, что претендуют на одни и те же мозговые ресурсы. Причем некоторые психические механизмы гения развиты особо и в ущерб остальным компонентам психики. Гениальный человек не обязательно творит что-нибудь гениальное, он всего лишь более других предрасположен к этому.
   В среде гениев встречаются так называемые интеллектуальные гении. Но и они не составляют основной массы гениев, обнаруживая свои выдающиеся качества только в какой-нибудь узкой области, за ее же пределами он может быть вполне себе идиотом, к тому же непрактичным.

Комфортность бытия

   На Первом канале существует проект «Давай поженимся». В общем-то неплохой, ни к чему не обязывающий. Однако, ради дохода и пущей развлекательности шоу, авторы частенько приглашают идиотов, потешить или эпатировать публику. Конечно, случаются и нормальные люди, но они исключение. Кроме того, ведущие и их имидж тщательно и контрастно продуманы.
   Главный распорядитель – королева красоты Лариса Гузеева, мудрый человек. Практичная до тошноты, с напористой животной сексуальной энергией, как и положено крутой свахе, Роза Сябитова. И наконец, выбеленная, похожая на одуванчик женщина, чьи имя-фамилию я подзабыл. Этакая «с неба звездочка упала». Она посматривает в свой планшетник с набором картинок звездного неба, бойко и деловито советует будущим молодоженам, что и как им следует делать, оптимизируя крепкий брак, ибо, по ее словам: «Рак в квадрате», или чего избегать, потому что «Марс с Венерой». Дескать, третьим лицам там делать нечего. При этом она с умным видом тертого педагога объявляет на всю страну, что ее часть аудитории – думающие и интеллигентные люди (?!).
   Ну что тут скажешь. Идиот отлично интегрируется в любом обществе, в любом месте, для этого ему вовсе не обязательно уезжать в Страну Идиотию.

Самозабвенность

   Как-то мы с женой и ее подругой Ритой прогуливались в парке и встретили бывшую одноклассницу жены Людмилу, с которой она не виделась пару месяцев. У женщин завязался обычный в таких случаях разговор на тему «Как поживаешь?», в котором я участия, разумеется, не принимал, покуривая в сторонке. Между делом моя жена обмолвилась о сыне Риты, продюсере. Похвалила, отметив, что держать этот бизнес – значит иметь характер и хорошенько соображать. Лучше бы промолчала, Людмила взглянула на нее как на причину всех ее несчастий. Боже, что тут началось!
   – Ой, а мой Миша-то какой умный! Такой умный, такой разумный! – затараторила Людмила.
   Ее несло безостановочно, остановить мог, пожалуй, лишь асфальтовый каток, и то не наверняка. Она подкрепила слова жестом, подняв указательный палец, давая понять, что ее Миша не фунт изюма. Узелок тощих волос на ее голове затрепетал, как Знамя Победы над Рейхстагом. Мол, Миша и деньгу зашибает немереную, Миша и первый футболист во дворе, Миша и белугу в море видел, Миша то, Миша сё!
   Выходило, Миша помещается где-то между академиком Сахаровым по уму и президентом Рузвельтом по историческому значению. При этом все знали, что сорокалетний Миша алкаш со стажем, правда не перманентным. Будучи периодически трезвым, он шабашничал в какой-то дикой строительной бригаде, заработки имел от случая к случаю, с деньгами было плохо, и он постоянно доил Людмилу. С женой Миша разошелся, посему не уследил за еще несовершеннолетним сыном, который, несмотря на юный возраст, уже имел приводы в полицию по поводу каких-то курительных смесей и таблеток.
   Людмиле было важно убедить нас в обратном, посему она и выдала столь длинную, горячую и безостановочную тираду. Видимо, полагала, что ее пустые слова значат больше, чем объективная правда. Или что мы – идиоты. Интересно, кто она в таком случае? Непонятно.
   Короче, мы свалились в историю, где ни жена, ни подруга Рита больше не вставили ни слова, даже междометия. Чтобы Лора не томилась с вынужденной вежливой улыбкой на лице, я с последней затяжкой сигареты выдернул ее из женского треугольника, мотивируя наше бегство нехваткой времени. И тут произошла удивительная метаморфоза. Перед нами стояла уже не Людмила, а косорылый злодей, которому не дали завершить свое черное дело. Нам в спину камнями полетели доводы Людмилы, обосновывавшие разумность ее дорогого Миши.
   Вообще вставить в монолог идиота что-то свое достаточно проблематично. Ваше присутствие в качестве слушателя вдохновляет его на длинную речь, зачастую ни о чем. Если же все-таки удается влезть в разговор, вас нещадно перебьют неуместными комментариями или глупыми вопросами. Возникает ощущение, что вы говорите на разных языках, потому что идиоты по определению не способны понять самые простейшие мысли.

Деловитость

   Давно уже нет моей мамы, которая наставляла меня на путь истинный до самой своей смерти и которая, как дорогую эстафету, передала меня моей жене Лоре. Правда, последняя, приняв ответственный груз, полагает, что я с тех пор умственно так и остался на уровне школьника младших классов, каким был при маме. Об этом она мне, конечно, прямо не говорит, но иногда, перемещаясь по квартире, я случайно слышу ее разговор с подругами по телефону примерно такого рода.
   Жена:
   – Надо вызвать сегодня слесаря, кран течет.
   Подруга:
   – А что твой муж, разве не справится сам?
   Жена:
   – Ах, Нина, куда ему? Дожил до седины глубокой, а все по-прежнему девять лет. Ни борщ тебе сварить, ни постирать. Я ему и за жену, и за мамку. Только что шнурки на ботинках не завязываю.
   Подруга:
   – Не может быть, ведь он писатель!
   Жена:
   – Вот потому-то и писатель, что ничего иного, кроме как пописывать свои никчемные книжки, больше не умеет.
   Подруга:
   – А вот мой Петя все делает сам…
   Жена настолько увлечена разговором, что не замечает моего присутствия, я стараюсь быстренько прошмыгнуть мимо, чтобы не мешать их содержательной беседе. Потом думаю о симпатичной толстушке Нине, с восхитительными голубыми глазами, ее муже Пете, зоотехнике по образованию и мастере-самоделкине по призванию, вспоминаю, как ходили с женой к ним в гости в прошлом году. И начинаю хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Тогда у них посреди застолья вдруг взорвался телевизор, который Петя незадолго до этого сам починил. Мы едва не угорели от едкого дыма, у меня до сих пор от него першит в горле.
   Вот вам еще один пример. Команда имиджмейкеров одного ответственного человека уговорила его сняться в предвыборном ролике в качестве заботливого радетеля животного мира. Отвлекли от важных государственных дел, заставили потратить двадцать восемь часов на изучение планера, усадили его туда, назначив вожатым в перелете мушиной стаи на юга. Перелетели, потратив не один день. Правда, мухи потом вернулись назад – что-то там у них попуталось в хитиновых черепушках, очевидно мозгов оказалось недостаточно, не оценили заботу. Но этот фактор учтен не был, вышел облом.
   А ведь вопрос можно было решить элементарно. Просто посадить мух в коробочку и отправить на новое место обитания обычным самолетом. Без всякой там зауми.
   Спрашивается, зачем это вообще затевалось, когда из того дорогого, растраченного важной персоной впустую времени можно было уделить час, чтобы решить, например, вопрос с пенсиями по справедливости? Допустим, восстановив в трудовой книжке учебу в институте, как было в советское время, или убрав ограничительный коэффициент 1,2, который ввели недавно и из-за которого несправедливо страдают миллионы пенсионеров. А вместо этого – мухи… В итоге выставили ответственного работника на посмешище и вместо повышения рейтинга понизили его.
   Вообще имиджмейкеры тогда много чего, мягко говоря, неразумного наворотили. По их наущению ответственный человек и на байках гонял, и в море за старыми горшками нырял, и на тигров ошейники надевал. Когда ж ему исполнять прямые свои обязанности? Об этом имиджмейкеры подумали? Конечно, идиотами их назвать никто не отважится, но ходят слухи, будто в команду просочились агенты конкурента важной персоны Барака Обамы. Как вы думаете?
   Припоминаю случай, как один идиот охотно взялся выполнить плевое дело – обезвредить фугас, прилетевший соседу на приусадебный участок, когда на местном полигоне войска Н-ского военного округа проводили учения. Кстати, в том, что фугас прилетел в огород, ничего удивительного. Всем известно, как прицельно стреляют наши пушки, недаром во время учений народ в погребах хоронится. Слава богу, ни в дом, ни в курятник не попал, без жертв обошлось. В тот раз, как обычно, хозяину огорода нужно было вызвать саперов, но соседу позарез потребовался порох, рыбу глушить в лесном озере. Да и за снаряд потом можно было неплохо получить, сдав на металлолом.
   С тех пор ни фугаса, ни идиота. Удивительно другое: когда грянул взрыв, он каким-то чудом успел еще крикнуть: «А мне похрен!»
   Другой идиот, прошу прощения, мой родственник, пошел по грибы. Вместо грибов нашел в лесу медвежонка, взял его на руки и отправился искать его мамашу. Нашел, отдал, но… вместе с руками. Жалко! Добрый был малый, боксу меня обучал, теперь только в шахматы режемся, протезы ему сделали классные, но для бокса непригодные…
   Надо сказать, идиоту отнюдь не чуждо рукотворчество. Кабы не так, мы бы до сих пор ходили в джунглях на четвереньках и питались корешками и букашками, а не жили бы в городах и не гоняли бы на автомобилях. Ведь всякие сложные штуки надо не только спроектировать, но и запустить конвейер, обслуживать который все равно кто-то должен.
   Поэтому, если идиот берется за что-нибудь посильное, например встать за тот же конвейер, сколотить скворечник или нарезать селедку, получается, как правило, совсем недурственно. Однако начни он сочинять оперу или писать роман, шедевра не дождемся. Напротив. И если нормальные люди ими брезгуют, то редактору сказать идиоту о его творчестве правду – значит нажить врага, а лгать совесть не позволяет. С другой стороны, похвали такого рукодельника, хлопот не оберешься, тут же возникнет проблема, почему «талант» не печатают? И поприбавит он рвения, ведь идиот ищет признания в обществе. «Шедевры» обрушатся на бедного редактора, словно камнепад в судный день.
   А каково было редакторам в советское время, когда их заставляли отвечать на каждую писульку независимо от того, имеет она какое-то отношение к делу или нет.
   В связи с этим вспоминаю, как нас, учеников средних классов, собрали в спортзале школы на встречу с ныне уже всеми забытым новосибирским поэтом Александром Смердовым. Встреча эта запомнилась мне особо, поскольку я оказался в числе тех немногих школяров, которым Смердов подарил по книжечке своих стихов. Хороший был поэт или не очень, я не задумывался, но стихи мне понравились, потому что книжка была с дарственной надписью. И именно поэтому я прочитал ее всю от корки до корки, чего раньше не случалось даже при изучении Пушкина или Фета. Впрочем, книжка состояла всего-то из двадцати или тридцати страничек.
   В связи с этим не пойму, почему у Смердова, кроме меня, больше не нашлось почитателей, помню, как много позже, на его семидесятилетний юбилей, Новосибирский облкниготорг привез поэту в подарок грузовик его же книг, которые десятилетиями пылились невостребованными в магазинах и книжных складах.
   Что касается меня, то, воодушевленный чужим талантом, я настрочил школьную тетрадку стихов и принес ее в заводскую газету предприятия «Вторчермет», где мой папа работал заместителем директора. Газета называлась «Черный лом». Там меня отправили к самому главному редактору, которого абсолютно не смутил мой одиннадцатилетний возраст. Он разобрал стихи на предмет соответствия ямбам и хореям. После чего попросил передать привет папе, подарил напильник и сказал, чтобы я исправил дефекты. Что я и делал весь вечер, даже напильник не понадобился. На другой день снова явился к редактору. Тот посмотрел, похвалил, вздохнул, сказал, что газета маленькая, всех стихов напечатать не в состоянии, но одно он примет.
   На следующей неделе под шапкой «Открываем юные дарования» было напечатано мое стихотворение «Ухожу…»:
Любовью смертно болен я…
И, может, завтра
Часы сыграют мне последний бой,
А это значит, в нашем доме брякнут
Багряною доскою гробовой.

Не жалко груды мяса, что истлеет,
Пустяк, что тела испарится красота,
Мне жаль перо – его держать не сможет
Для вас
моя остывшая
рука…

   С этой газеткой, донельзя счастливый, я потом носился по школе, показывая учителям и товарищам. В конце концов ее забрала на память наша учительница литературы, которая напророчила мне будущее серьезного писателя и гордости школы. Педагогическая причастность к этому событию стала для нее счастливейшим моментом жизни, и она сравнила меня с самим Александром Смердовым! Ни больше, ни меньше. Ведь это именно она недавно устроила его поэтический вечер, подвигший меня на стихотворчество.
   А после занятий, воодушевленный всеобщим признанием, я пришел в редакцию «Черного лома» и, потупив глаза, скромно попросил у главреда гонорар. Редактор в чрезвычайном волнении отшатнулся. Очевидно, мне причиталась за шедевр приличная сумма, а в кассе таких серьезных денег могло и не быть. Он принял валидол и попросил подождать, пока сходит к отцу и подпишет ведомость на выдачу бабла. Через пять минут без всякой ведомости принес мне новенький зелененький трояк – первый в жизни честно заработанный гонорар, да что там гонорар, вообще первые заработанные в жизни деньги! На них я купил себе хулахуп – качать талию – и лупу.
   Вот как раньше в редакциях все добросовестно делалось! Сейчас дело иное, никто тебя не обязывает кому-либо отвечать, тем более читать присланные опусы, все равно они прямиком отправляются в корзину. О гонорарах речи вообще нет, поскольку, если кто-то где-то кого-то и напечатает, то денег потом не дождешься до скончания века. Поэтому нынешние издательства не страдают от наплыва идиотов.
   Какой же из всего этого напрашивается вывод? Думаю, вы догадались. Идиот без раздумий берется за любое дело, может быть шпионом, поваром, забойщиком крыс, летчиком и даже президентом чего-нибудь. И везде у него получится дерьмо. Важно лишь убедить остальных, что оно вполне съедобно. Если не удается, идиот тут же начнет искать виноватых в своем окружении или обстоятельствах. Причем в собственном провале нередко винит успехи другого. Сам-то он мнит себя вне подозрений. Кстати, это тоже его характерная черта.
   Когда же последствия ошибки идиота становятся очевидны, у него всегда наготове еще одно оправдание: «Да это случайность! Работал-то я в правильном направлении». Ошибаться он не может априори. В крайнем случае набрасывается на вас же, мол, сам такой!
   Дети не в счет, если их поступки не поменяются в будущем в лучшую сторону.
   Думаете, я себя оправдываю? Вовсе нет, просто у ребенка есть шанс поумнеть. Увы, у взрослого этот шанс весьма мал, ему остается лишь пробовать ограждать свои мозги от окончательной деградации.

Легковерность и стадность

   Им трудно выйти за рамки усвоенных приемов в любом деле, потому и непосильно творчество. Если идиота поправить или сделать замечание, он пожмет плечами: «Так все делают!» Таким образом, становится понятно, что у идиота, как правило, отсутствует собственное мнение. Он теряется в ситуациях, где резко все меняется. В этих условиях идиот никогда не сможет принять разумного решения, увлекшись каким-то безумным течением вместе со всеми. «Как все, так и я».
   На знании данной особенности идиотов основаны многие финансовые и иные аферы. Их легко ловят в свои сети различные Мавроди и всевозможные кредитные кооперативы. Разводят торговцы дешевых никчемных лекарств, промывая мозги в различных рекламных теле-и радиопередачах. Их вовлекают в лохотроны пройдохи, на них идет настоящая охота жулья всех ранжиров с целью выжать как можно больше бабла.
   В связи с этим вспоминаю, как не в столь далекие времена некоторые банки, близкие к мошенническим, рассылали «письма счастья» гражданам России с предложением «выгодного» и мгновенного кредита. Получил такое предложение и я. Прочитав замануху, написанную крупными расписными золочеными буквами на лощеном красочном буклете, я все же не поленился прочесть и те буковки, которые надо было рассматривать под микроскопом. И из тех мудреных слов я сумел-таки выловить суть, что было непросто, больно уж хитро обставлено, как говорится, без бутылки не разберешь. И понял, что это чистой воды надувалово. Взяв на год предложенный кредит, надо было за тот же год возвращать как сам кредит, так и чуть ли не две аналогичные суммы.
   Разумеется, письмо я выбросил. И забыл. Однажды позвонила одноклассница. Попросила взаймы денег, чтобы оплатить сыну очередной семестр в институте. Женщина она одинокая, работала библиотекарем и по совместительству уборщицей на полставки, чтобы как-то самой жить и сына тянуть. Пожаловалась на кабальный кредит, который взяла по тому самому письму, мол, всю зарплату вытягивает.
   – Как же ты повелась на это? – спросил я.
   – Да у нас все на работе брали, и я взяла…
   С другой стороны, отсутствие собственного мнения, собственного «я» – некоторый плюс для идиота. В некоторых ситуациях это ему на руку и гарантирует полное душевное спокойствие, не надо вступать в споры, волноваться, испытывать стресс, ведь все это отражается на здоровье. Да и зачем ему лишнее мозгокрутство?

Неспособность к компромиссам и упертость

   Неспособность к компромиссам и упертость даже при незнании дела – это тоже давно известный признак идиота, особенно если он начальник. Как правило, они скоры на выводы, причем при наличии постоянной готовности пренебречь оценкой окружающих. Происходит это зачастую из-за завышенной самооценки, которую дает кресло начальника, неспособности предвидеть и обыгрывать варианты, а также боязни проявить инициативу, не согласовав ее с вышестоящим руководством.
   Возьмите нашу Думу. Неудобные законы депутаты заматывают на многие годы, но если в пользу какого-либо из них выскажется президент, он принимается мгновенно. Так, например, был принят закон о продлении приватизации. Но зачем нужен рык президента, когда по всей стране страсти накалились донельзя? Когда же под Челябинском упал метеорит, Дума в лице одного из лидеров фракций отреагировала мгновенно, пообещав принять закон об отмене всяких метеоритов. Недаром Познер в адрес Госдумы вывел конкретное определение, за что и поплатился, когда приняли закон о недопустимости работы иностранцев на российском телевидении. Для справки, у Познера двойное гражданство.
   И опять я несколько отвлекся. Возвращаюсь к теме. Как-то в советские времена, находясь в командировке в Якутии по поводу проектирования дорог, я попал на прием к районному начальнику.
   – Вот проект дороги, которую мы проведем между вашим и соседним райцентром, – выложил я ему бумаги. – Вам необходимо утвердить.
   Начальник долго разбирал документацию, шевелил губами, украдкой на меня поглядывал, потом изрек в высшей степени официально:
   – Посему писдаты?
   – Что-что? – взрычал я, едва удержавшись, чтобы не схватить собеседника за горло. – Я вам тут что, похож на особь женского рода, что ли?
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →