Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

80% тепла человеческого тела уходит из головы.

Еще   [X]

 0 

О суевериях - всерьез (Мезенцев В.А.)

автор: Мезенцев В.А. категория: РазноеУчения

Книга - попытка разобраться в неимоверно сложном, чрезвычайно запутанном а пестром мире человеческих суеверий, с научных позиций, в доступной для восприятия форме объяснить, что же в действительности скрывается если не за каждым (нельзя объять необъятное!), то хотя бы за наиболее типичными суеверными предрассудками.

В поле зрения автора - и черные кошки и привидения, и амулеты, и предсказания будущего, и различные небесные «знамения», и множество других иррациональных поверий.

Об авторе: Владимир Андреевич Мезенцев (1913-1987 гг.). Широко образованный человек, инженер-химик и кандидат философских наук. Почти всю свою жизнь посвятил популяризации научных знаний и утверждению диалектико-материалистического миропонимания, написал свыше 50 книг. Работал главным редактором журналов «Знание… еще…



С книгой «О суевериях - всерьез» также читают:

Предпросмотр книги «О суевериях - всерьез»


Владимир Мезенцев


О суевериях - всерьез


МОСКВА
«СОВЕТСКАЯ РОССИЯ»
1989

Научный редактор Е. В. Дубровский,
заслуженный работник культуры РСФСР
Художник С. В. Аладьев
Мезенцев В. А.
М44
О суевериях — всерьез.— М.: Сов. Россия, 1989.— 240 с.

Эта книга — попытка разобраться в неимоверно сложном, чрезвычайно запутанном а пестром мире человеческих суеверий, с научных позиций, в доступной для восприятия форме объяснить, что же в действительности скрывается если не за каждым (нельзя объять необъятное!), то хотя бы за наиболее типичными суеверными предрассудками. В поле зрения автора — и черные кошки и привидения, и амулеты, и предсказания будущего, и различные небесные «знамения», и множество других иррациональных поверий.

0403000000-074
М-105 (03)-89 ISBN 5—268—00031 —4

Владимир Андреевич Мезенцев. О СУЕВЕРИЯХ - ВСЕРЬЕЗ

Редактор В. Н. Шмельков
Художественный редактор Б. Н. Юдяин
Технические редакторы Р. Д. Рашковская и В. А. Преображенская
Корректор С. В. Мироновская
ИБ № 7028 Сдано в набор 09.09.88. Подп. в печать 30.01.89. А05016. Формат 84 X 108/32. Бум. типогр. № 2. Гарнитура обыкновенная новая. Печать высокая. Усл. печ. л. 12,6. Усл. кр.-отт. 12,81. Уч.-изд. д. 13,67. Тираж 100 000 экз. Заказ № 1318. Цена 70 к. Изд. инд. НА-122.
Ордена «Знак Почета» издательство «Советская Россия» Государственного комитета РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 103012, Москва, проезд Сапунова, 13/15.
Книжная фабрика № 1 Государственного комитета РСФСР по долам издательств, полиграфии и книжной торговли. 144003, г. Электросталь Московской области, ул. им. Тевосяна, 25.
Издательство «Советская Россия», 1989 г.
Содержание

 o "1-2" u Приглашение к разговору  h 4
Десять томов предрассудков  h 7
Сказки «золотого века»  h 9
Храни меня, мой талисман!  h 13
О черней кошке и рассыпанной соли  h 15
Что сулит завтрашний день  h 17
Удивительные совпадения  h 19
Числовая эквилибристика  h 22
Суеверия и профессия  h 26
«Глупая дочка»...  h 29
«Самое дикое из всех»...  h 33
Ближайшие родственники  h 38
В лабиринтах сознания  h 40
Когда появляются призраки  h 40
На Британских островах, и не только...  h 42
От иллюзий до галлюцинаций  h 46
Всемогущее слово  h 49
Чудеса у «святых мест»  h 51
Внушение, внушение...  h 54
Секреты колдунов и знахарей  h 59
Их называли кликушами  h 61
Вещие сновидения бывают..  h 63
Парадоксы сна  h 69
Диковинное в природе  h 74
И свет пугает  h 74
«Видения» феи Морганы  h 77
Горные тени  h 81
«Огни»- призраки  h 83
Когда небо пылает  h 84
Что падает с неба  h 87
Отчего покраснел гусь  h 89
Загадки холодного света  h 92
Кладбищенские «видения»  h 95
Секреты нетленности  h 97
Подземные тайны  h 99
«У страха глаза велики»  h 102
Исследует наука  h 108
Поговорим об интуиции  h 108
Бессознательное необходимо  h 111
На что человек способен  h 115
Злоключения «волшебной» лозы  h 118
Загадка остается  h 121
Хиромантия без мистики  h 122
Камни и суеверия  h 124
Дорога без конца  h 127
Послесловие  h 129

Приглашение к разговору
Во все века естественная философия встречала
докучливого и тягостного противника, а именно:
суеверие и слепое, неумеренное религиозное рвение.
Ф. Бэкон

Об этой случайной дорожной беседе в вагоне поезда дальнего следования я вспомнил, когда собирал материалы к книге.
...До Москвы оставалось меньше получаса езды. Многие пассажиры вышли в коридор, прильнули к окнам. Рядом со мной стояли мой сосед по купе, инженер, возвращавшийся из служебной командировки, и молодая девушка. Она заметно волновалась.
— Скоро Москва,— сказала негромко, как бы размышляя вслух. И уже громче, все так же ни к кому не обращаясь, продолжила: — Я уже знаю, что меня здесь ожидает. Наверняка провалюсь на экзаменах!
— Почему?— полюбопытствовал инженер.— Плохо подготовились? Или,— он улыбнулся,— увидели дурной сон?
— Не то и не другое,— с вызовом ответила девушка.— Я это чувствую.
Помолчала несколько секунд и спросила:
— А вы не верите в предчувствия?
Инженер пожал плечами:
— Смотря как это понимать...
— Ну, вот, например, чего-то ждешь, может быть, опасаешься, беспокоишься, думаешь об этом. Вдруг тебе как бы кто-то говорит: «Не волнуйся, все будет хорошо!» И сразу успокаиваешься. А в другой раз голос твердит: «Не надейся!»
— Иными словами, подсказывает, как он там у вас называется, внутренний голос?— В его словах звучала открытая ирония.
— У кого это у нас?
— Да у тех, кто верит в такую... — Увидев обиженное лицо девушки, он уже мягче закончил: — В такие неразумные вещи.
Она молчала. В разговор вмешался стоявший у соседнего окна пассажир, уже готовый к выходу, с большой хозяйственной сумкой в руках. На нем была видавшая виды куртка и вязаная шапочка.
- — Неразумные, говорите? А я вот прожил на свете поболе вашего, да и обитаю поближе к природе, и скажу: бывают они, предчувствия-то! Бывают...
Обрадованная поддержкой, девушка повернулась к своему единомышленнику:
- А скажите... Пророческие сны бывают? Вы верите в них?
— Это ты, милая, меня спроси,— из соседнего купе выходила, повязывая на голову теплый платок, пожилая женщина.— Сколько их у меня было, таких снов. И все больше к неприятностям. Да вот недавно...
— А еще лучше, если погадать, верно, мать?— грубовато перебил ее высокий парень, стоявший у другого окна, и, не дожидаясь ответа, громко хохотнул.
— Дима!— Его спутница укоризненно посмотрела на него. — Будто сам никогда не гадал на трамвайных билетах!
— Сравнила! Это же шуточки, а тут разговор идет по-серьезному...
Мы с соседом зашли в купе, закрыли дверь и начали одеваться.
— Как вам это нравится?— обратился он ко мне. — Чем только люди голову не забивают. И ведь заметьте: каждый говорит о своем суеверии с полным убеждением. Хм, серьезный разговор!..— Инженер рассмеялся.— Да в том-то и дело, что абсолютно ничего серьезного в этом нет.
Он не сомневался, что я разделяю его взгляды и продолжил:
— Вот я — конструирую машины. Над иным узлом бьешься неделями. Одних расчетов сколько проделаешь, прежде чем найдешь верное решение. А может, в таких случаях лучше обращаться к своему «внутреннему голосу», просить у него совета, а?— Инженер снова рассмеялся, довольный своей шуткой. Взглянул в окно: — Прибываем наконец-то в столицу нашей Родины... Желаю всего хорошего! Впереди — серьезные дела, и ни к чему мне такие пустяки, как суеверия...
Вагонный разговор этот запомнился: образованный и деловой человек искренне полагал, что говорить о суевериях всерьез не имеет никакого смысла. Мол, верить во всякие там гадания, в какие-то чудные приметы, предчувствия — смешно и наивно, если не сказать более резко. Еще Менделеев заметил: «Суеверие есть уверенность,- на знании не основанная». Хорошо сказал — коротко, ясно и исчерпывающе! Чего же еще?
Но давайте все же подумаем над этим, посмотрим, как же обстоит дело с различными предрассудками в реальной жизни. И тут окажется, что во всевозможные суеверия — а имя им легион! — верят и продолжают верить миллионы людей, невзирая ни на какие самые категорические табу со стороны иных «здравомыслящих», «разумных», все знающих. Не будем лукавить перед самими собой, согласимся с этой очевидной реальностью. Почему так происходит? Что же все-таки представляет собой суеверие? Труднообъяснимый феномен человеческого сознания? Стремление иных людей облегчить свое бытие, полагаясь при решении трудных проблем на «указующий перст» свыше? Мыслительные тупики и лабиринты невежественного ума? А может, это какой-то постоянный спутник нашего сознания? Что тут ближе к истине? Бесспорно, суеверия — враги разума. Известны резкие их оценки, высказанные в разное время многими мыслителями.
Платон: «Человек, поглупевший от суеверия, есть презреннейший из людей».
Жан Жак Руссо: «Суеверие — один из ужаснейших бичей рода человеческого».
Вольтер: «Наиболее суеверные эпохи были всегда эпохами ужасных преступлений».
Эмиль Золя: «Суеверие опасно, допускать его существование—в этом даже есть известная трусость. Относиться к нему терпимо — не значит ли это навсегда примириться с невежеством, возродить мрак средневековья? Суеверие ослабляет, оглупляет».
Д. И. Писарев: «Пьянство вредно, в этом спору нет, но народное суеверие, исключающее всякую возможность разумного и здорового миросозерцания, составляет не меньшее зло...»
Подобные примеры можно было бы значительно умножить. Как видим, не так уж просто обстоит дело с суевериями. — этими назойливыми спутниками нашей жизни. Да и как может быть просто, если интересующая нас проблема затрагивает такую исключительно сложную область сознания человека, как мышление и миропонимание. Труден, чрезвычайно тернист путь человеческого разума к познанию и освоению окружающего мира. Чтобы добыть любое Знание о природе или о самих себе, нашим далеким предкам приходилось долго блуждать в дебрях непонятного, загадочного, представлявшегося часто чудесным.
И конечно же, люди при этом постоянно ошибались, высказывали неверные предположения, а нередко прямо объясняли какое-либо явление таинственным действием иллюзорных сверхъестественных сил. Таким образом, как известно, возникла религия, познавательные (гносеологические) корни которой В. И. Ленин точно определил: «...она есть пустоцвет, бесспорно, но пустоцвет, растущий на живом дереве... человеческого познания»1. Такова же по сути и природа суеверий.
Многие из них возникли раньше религии, потом даже составили основу религиозных систем. Но церковники всегда старались отмежеваться от этих предрассудков, стремились доказать, что они ничего общего с их верой не имеют. Хотя, конечно, общее есть — вера в сверхъестественное.
Само слово «суеверие» означает ложную веру во что-либо (от древнеславянского «суе» или «всуе» — напрасно, тщетно). В словаре Даля суеверие поясняется как «ошибочное, пустое, вздорное, ложное верование во что-либо; вера в чудесное, сверхъестественное, в ворожбу, гадания, в приметы, знамения; вера в причину и последствие, где никакой причинной связи не видно».
Пророчащие человеку горе и радость, заботы и удовольствия, долгую и короткую жизнь... Сколько их — всевозможных предрассудков — в арсенале человеческой фантазии! Суеверных людей спасает от таких дополнительных каждодневных тревог и сомнений только то, что каждый, верит лишь нескольким приметам или гаданиям и не обращает внимания на все остальные. Или просто не знает о них. А если собрать их все вместе?
Сводя их воедино, мы получим впечатляющую картину — необозримый и пестрый ковер, сотканный из самых разных заблуждений человека. Суеверий столь много, они так перемешались, переплелись и между собой, и е религиозными представлениями, и с реальными знаниями, что все их просто невозможно выделить в «чистом» виде и однозначно классифицировать, строго распределив «по полочкам». Лишь очень условно имеет смысл говорить о каких-то определенных группах предрассудков, например о бытовых; трудовых; связанных с пробелами в познании явлений окружающей природы, самого человека и социально-общественных процессов; числовых; идущих от желаний узнать будущее,.. И т. д. и т. п.
Традиции всех мертвых поколений, писал К. Маркс, тяготеют, как кошмар, над умами живых. В полной мере это относится и к суевериям. Из поколения в поколение передаются, закрепляются в сознании вместе с опытом, обычаями, знанием и множество в корне ошибочных, до примитивности наивных, вредных представлений. Особенно живучими оказались всевозможные гадания, начиная с простейших манипуляций с цифрами трамвайного билета и кончая гороскопами и спиритическими сеансами. Уже давно вроде бы лишившиеся своей питательной среды, утратившие чисто мистическую форму, они все еще продолжают существовать и сегодня. Более того, завоевывают миллионы сторонников у новых поколений. Великий поэт и мыслитель Иоганн Вольфганг Гете как-то заметил: «Эпоха идет вперед, а каждый отдельный человек начинается сначала». Безвозвратно ушли в прошлое времена, когда человек стоял на коленях перед неизвестным. Необозримо раздвинулись с тех пор границы его знаний и возможностей. Но, как и сотни лет назад, жизнь нередко задает ему загадки, пугает неведомым, ставит в трудное положение. И тут наше сознание держит трудный экзамен на высокое звание Человека разумного...
Дело прошлое, но последствия налицо.
Овидий
Десять томов предрассудков
Всякого рода энциклопедических изданий в наш век очень много. Универсальные, отраслевые, региональные... Книги-однотомники и энциклопедии, состоящие из множества томов. Такую справочную литературу полезно и удобно иметь под рукой. Исторические события, объяснение редко встречающегося слова, расшифровка технического термина, сведения об окружающей природе, о странах и народах земного шара — обо всем коротко и ясно рассказывает энциклопедия.
Но, наверное, далеко не все знают, что в ФРГ была выпущена «Энциклопедия предрассудков». И состоит она из десяти объемистых книг! Издание ее еще раз подтверждает то, о чем мы уже сказали: мир полон суеверий — разноликих, древних и современных, невежественных и выдаваемых чуть ли не за научно обоснованные... Конечно же, ни в какой энциклопедии невозможно — да и нет нужды — перечислить все это великое множество.
Гораздо важнее понять, почему порой самые наивные (полное ведро воды — к удаче, пустое — к неудаче) суеверные представления не умирают веками. Почему они живут и в наши дни, когда наука все в большей степени у всех на глазах проявляет себя как могучая сила общества? Приходится согласиться, например, с тем, что причины живучести суеверий и предрассудков кроются и в особенностях нашей психики, в частности, в специфике восприятия нами окружающего мира, которое происходит в первую очередь через призму чувств, а не разума. А чувства, если их данные не подкреплены рациональным анализом, очень часто обманывают нас.
Бесспорно, конечно, и другое: многие пользуются суеверными приметами, даже не задумываясь, чаще просто не представляя себе их мистической сущности. Немалую роль играют здесь традиции, обычаи. С детских лет сталкиваясь с различными пережитками прошлого, человек постепенно привыкает к ним. Ему и в голову не приходит размышлять о том, можно ли всерьез относиться к древним поверьям. Чаще всего это касается бытовых суеверий. «Освященные временем», пришедшие «от дедов», ставшие чуть ли не привычкой, они не воспринимаются как что-то выходящее за рамки обыденного. Мистические связи здесь отходят на задний план.
Но суеверие остается суеверием. Лелея надежду на удачу и в то же время непрестанно опасаясь того, что предвещают приметы или предсказания ворожеи, человек не только начинает сомневаться в своих силах, но и перестает видеть и ощущать мир таким, каков он есть в действительности. Поэтому, определяя место суеверий в нашем мировоззрении, нельзя не видеть их отрицательной роли в формировании научного взгляда на жизнь.
Суеверия — распространенный элемент обыденного, а значит, в известной мере и общественного сознания.
Очень многие люди, убежденные в том, что они далеки от веры в потусторонние силы, склонны прислушиваться, к гаданиям на картах, побаиваются некоторых примет, а то и увлекаются спиритизмом. А ведь в действительности все суеверные представления неизменно связаны с признанием потусторонних, таинственных сил, от которых якобы во многом зависит наша жизнь. Эта связь прослеживается повсюду — от страха перед, перебежавшей дорогу черной кошкой до веры в охранительную силу талисманов. Вот и судите, так ли уж безобидны увлечения гаданиями, «верными» приметами, талисманами...
Да сами-то вы, мой неизвестный читатель, далеки ли от подобных представлений?
Не торопитесь отказываться. Поговорим с глазу на глаз, совершенно откровенно! Верите ли вы в гадания? Нет? Очень хорошо. Неожиданно разбилось зеркальце,— не появляются ли у вас мысли о неприятностях? Висит ли в вашем автомобиле забавный чертик — талисман? А может быть, встречаясь со знакомыми, вы не здороваетесь с ними через порог?..
— Сравнили!—скажете вы.—Одно дело гадать на картах, совсем другое — не здороваться через порог. Это, если хотите, простая вежливость.
Ничего более?.. Казалось бы, человек, с полным вниманием слушающий «откровения» гадалки, не имеет ничего общего с тем, который с улыбкой отказывается поздороваться через порог комнаты. Но это чисто внешняя разница. Далеко не все, кто предпочитает здороваться, только перешагнув порог, думают в этот момент о вежливости; у многих появляется мысль: «Есть такая примета: здороваться через порог— поссориться».
Так чем же это разумнее гадания на картах? И то и другое — суеверие.
А знаете ли вы, кстати, как возникла наша «привычка не здороваться через порог? Наши предки, древние славяне, поклонялись духам умерших, верили, что те могут вмешиваться в их жизнь, вредить или помогать живущим Люди хоронили своих покойников под порогом дома и старались не разговаривать около этого места: не ровен час, духи могут обидеться и поссорят хозяина с гостем.
С духами связано множество самых нелепых — иначе не назовешь!— бытовых поверий.
— Левый глаз чешется,— озабоченно говорит женщина.— Видать, плакать мне сегодня.
— А у меня правая ладонь! — весело отвечает другая.- Деньги получать... Наверное, сосед давний долг принесет.
Откуда это? В давние-предавние времена верили каждого человека сопровождают два духа — ангел-хранитель и бес-искуситель; первый всегда находится около нас справа, второй — слева. Ангел помогает, а бес, конечно, старается почаще вредить. Ближе к левому глазу сидит злой дух, и если этот глаз зачесался, не иначе как демон уже подготовил неприятность, от которой человек скоро заплачет. Ну а если зачешется глаз правый, тут все наоборот — можете радоваться, будет вам удача.
По такой же «причине» суеверные люди советуют трижды плюнуть через левое плечо, чтобы успешно выполнить задуманное. Тот же дремучий пережиток мы встречаем в поверье: нельзя брать билет на экзамен левой рукой — бес подсунет самый трудный.
А пожелание здоровья тому, кто чихнул? Первобытные люди верили в то, что именно в этот момент в нос человека проникает злой дух. Чтобы избежать опасности, и следует пожелать чихнувшему здоровья.
Своеобразно воспринимали «апчхи» африканцы племени зулу. С давних пор чихание они считали признаком здоровья. Соплеменник при этом как бы говорил окружающим: «Я полон сил!» Но вот в прошлом веке одному из правителей зулу — Чаке не понравилось такое «самовыражение» подданных, и он решил казнить каждого, кто в его присутствии осмелится чихнуть. Говорят, по этой причине был убит даже родной брат властителя. Почетной «привилегией» чихать публично стал обладать лишь он сам.
Вот сколь любопытно и далеко не однозначно толкование простого человеческого рефлекса. Сегодня о природе этого поверья мало кто знает, хотя довольно часто мы слышим вокруг себя: «Апчхи!» — «Будьте здоровы!»
Большинство найдет толкование суеверий весьма забавным. Но многие этому искренне верят. Конечно, только те, кто уже заранее, всем строем своего миропонимания готов согласиться со сверхъестественным, потусторонним. Если же для человека окружающий его мир материален, если он убежден в том, что все в природе происходит по объективным законам развития материи, если, наконец,— и это главное — сам образ мышления не допускает ничего мистического, такой человек не может быть суеверным. А когда этого нет? Сколь же немного порой требуется человеку, чтобы вовсю разыгралась его фантазия. Если в своем сознании кто-то заранее допускает возможность встречи с чертовщиной, то в природе для него всегда найдутся явления и факты, питающие мистически настроенный ум. Привыкший во всем «советоваться» с приметами, с поверьями, суеверный человек порой не довольствуется тем, что ему подскажет та или другая примета. И начинает сам творить эти чудесные приметы, чтобы с их помощью обеспечить себе удачу.
Если нечаянно разбитая тарелка предвещает счастье, то почему бы не разбить ее сознательно? Суеверные так и поступают — бьют тарелки «на счастье». Если какой-то предмет «приносит удачу», отчего бы не держать его всегда при себе?! И вот на шею вешают талисман.
Посмотрите на верящего в приметы школьника, а то и студента в тот день, когда ему предстоит сдавать экзамен. Встав утром с постели, он следит, чтобы не ступить па пол левой ногой, затем ищет именно ту рубашку, в которой когда-то (может быть, несколько лет назад) сдавал экзамен и получил хорошую отметку, кладет в ботинок под пятку пятак, а в карман — огрызок цветного карандаша (говорят, это тоже помогает получить хорошую оценку)... Неприглядная картина!
И чем же такой суевер, скажите, отличается но своему мировоззрению от живших более ста лет назад людей, описанных в романе И. А. Гончарова «Обломов»?
«...Вдруг Илья Иванович остановился посреди комнаты с встревоженным видом, держась за кончик носа.
— Что это за беда? Смотрите-ка!— сказал он.— Быть покойнику: у меня кончик носа все чешется...
— Ах ты, господи! — всплеснув руками, сказала жена.— Какой же это покойник, коли кончик носа чешется? Покойник — когда переносье чешется. Ну, Илья Иванович, какой ты, бог с тобой, беспамятный! Вот этак скажешь в людях когда-нибудь или при гостях и — стыдно будет.
— А что же это значит, кончик-то чешется?— спросил сконфуженный Илья Иванович.
— В рюмку смотреть. А то, как это можно: покойник!
— Все путаю!— сказал Илья Иванович.— Где тут упомнить: то сбоку нос чешется, то с конца, то брови.
— Сбоку,— подхватила Пелагея Ивановна,— означает вести; брови чешутся — слезы; лоб — кланяться; с правой стороны чешется — мужчине, с левой — женщине; уши зачешутся — значит, к дождю, губы — целоваться, усы — гостинцы есть, локоть — на новом месте спать; подошвы — дорога...»
Ну как тут не вспомнить утверждение Тертуллиана, христианского богослова , III века: «Верую потому, что асбурдно!» Как видим, афоризм этот далеко не столь бессмыслен, как может показаться на первый взгляд.
...К названным выше поверьям, в которых главную роль играют злые духи, близки приметы, связанные с религиозными представлениями о душе. Широко известно суеверие о разбитом зеркале. Не зная законов отражения света, первобытный человек не мог понять, как возникает его отображение в спокойной воде. Он верил в потусторонний мир духов и считал, что видит своего двойника, свою душу. Такие представления дожили до времени, когда появилось. зеркало. И люди стали думать, что разбить его — значит убить свою душу, то есть убить самого себя.
Подобные верования, связанные с «душой», у разных народов принимают свой вид. У представителей племени басуто в Африке считалось, что если крокодил «поймает» отражение человека в воде, то последний должен умереть. Малайцы верили, что человек заболеет, если кто-нибудь наступит на его тень (на «дух» человека). А у некоторых индейских племен в Америке раскрашивать лицо спящего значило подвергать его смертельной опасности. Индейцы полагали, что во время сна душа человека может путешествовать — покидать тело. И если раскрасить лицо, то, возвращаясь, душа может не узнать свое местопребывание, пролетит мимо и человек, не проснувшись, умрет.
Таковы «биографии» некоторых предрассудков-суеверий. Все они так или иначе связаны с миром «жителей» призрачного «того света». И те, кто в наши дни всерьез пугается разбитого зеркала, в сущности, не столь уж далеки в своем суеверии от людей каменного века.
Вы согласны?
Сказки «золотого века»
Далекое прошлое человечества! Каким оно было? Если верить иным поэтам и писателям античности, это было время единства человека и природы, полного довольства жизнью. «Золотой век» — вот как назвали поэты ту легендарную эпоху. Воспел ее еще Гесиод, живший в Греции в VIII—VII веках до нашей эры:
Жили люди, как боги, со спокойной и ясной душою;
Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость
К ним приближаться не смогла. Всегда одинаково сильны
Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили,
А умирали, как будто объятые сном. Недостаток
Был им ни в чем не известен. Большой урожай и обильный
Сами давали собой хлебодарные земли...
Увы, такая картина — не более, чем поэтический вымысел. «Что первобытный человек получал необходимое, как свободный подарок природы,— писал В. И. Ленин,— это глупая побасенка... Никакого золотого века позади нас не было, и первобытный человек был совершенно подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой».
О том, как на самом деле жили наши далекие предки, насколько они зависели от природы, были бессильны перед ней, рассказывают ученые, исследовавшие жизнь народов, отставших в своем историческом развитии от других. Известный русский мореплаватель и географ Ф. П. Врангель еще в XIX веке писал о народах Севера, что трудно даже представить себе, какой степени достигает здесь голод. «С половины лета они питаются древесною корою и шкурами, до того служившими им постелями и одеждою. Случайно добытый олень делится поровну между членами целого рода и съедается с костями и шкурой».
Ученый ярко описал отчаяние, которое овладевало племенем после неудачной охоты. «...Женщины и дети громко стонали, ломая руки, другие бросались на землю и с воплями взрывали снег и землю, как будто приготовляли себе могилу. Старшины и отцы семейства стояли молча, устремив безжизненные взоры на горы, за которыми исчезла их надежда».
Речь здесь идет о недавнем прошлом народов Севера. А ведь первобытные люди с их еще более жалкими орудиями труда были перед лицом природы неизмеримо слабее, беспомощнее. В каждодневной очень тяжелой борьбе протекала вся их жизнь. Это была борьба за то, чтобы найти себе какую-то пищу, спастись от хищных животных не погибнуть от столь пугающих стихийных природных сил. Насколько тяжелым было такое существование говорит хотя бы тот факт, что каждые пять неандертальцев из десяти умирали, не дожив и до 25 лет. Ученые установили это, изучая костные останки, древних людей обитавших на Земле 100—150 тысяч лет назад.
Перед нашими далекими предками, простирался страшный, почти во всем неведомый им, таинственный мир. Они не понимали и не умели объяснить его явлении, не осознавали еще их естественных причин. Люди обожествляли «добрые» и «злые» силы природы, наделяли их свойствами, присущими им самим. Благоприятные явления считались деяниями добрых, а те, которые приносили болезни, голод, смерть,— злых сверхъестественных существ. И все они представлялись человеку в виде могущественных духов, демонов, божеств. Так фантазия первобытного человека населила мир множеством добрых и злых созданий, от которых зависела вся его жизнь. Это они, по его представлениям, вызывали различные явления природы, могли приносить пользу или вред. Все это закономерно. Недостаток знаний нашего предка компенсировался сильной впечатлительностью, богатым воображением, возбуждаемыми страхом и бессилием перед природой. По существу, первобытные люди еще не разделяли явления окружающего их мира на естественные и сверхъестественные. Они попросту олицетворяли природу.
Много раз, например, человек наблюдал, как из маленьких птичьих яиц появляются и быстро растут живые птенцы, а из семян вырастают большие зеленые растения. Видел, как течет вода в реке и как падают с гор камни. Как шумит листвой, словно разговаривает, крона ветвистого дерева; как из темного облака вдруг обрушиваются на землю потоки дождя, сопровождающиеся рыкающими раскатами грома... Значит, заключал он, все это - тоже живое. А с живыми существами, от которых человек еще не отделял себя, можно договариваться — просить их о помощи, задабривать подарками. Десятки тысяч лет минули с тех пор, но подобные представления дошли и до нашего века у некоторых народов. Известный исследователь Дальнего Востока
В. К. Арсеньев много рассказывает в своей книге «В дебрях Уссурийского края» о проводнике-нанайце Дерсу Узала. Этот охотник, прекрасно знавший природу, повадки и жизнь таежных животных, был твердо убеждён: все вокруг него — живое.
Как-то на привале, пишет В. К. Арсеньев, «мы с Дерсу, по обыкновению, сидели и разговаривали. Забытый на огне чайник настойчиво напоминал о себе шипением. Дерсу отставил его немного, но чайник запел тоненьким голоском.
— Как его кричи!— сказал Дерсу.— Худой люди! — Он вскочил и вылил горячую воду на землю.
— Как «люди»?— спросил я его в недоумении. — Вода,—отвечал он просто. — Его могу кричи, могу плакать, могу тоже играй.
Долго мне говорил этот первобытный человек о своем мировоззрении. Он видел живую силу - в воде, видел ее тихое течение и слушал ее рев во время наводнений.
— Посмотри,— сказал Дерсу, указывая на огонь,— его тоже все равно люди».
В представлениях старого нанайца все, что его окружало, было живым — «людьми». Деревья — «люди», скалы — «люди», тигр — тоже «люди»...
Со временем первобытный человек стал наделять предметы вокруг сверхъестественными свойствами, но еще не поклонялся ни этим предметам, ни их свойствам. Такие его представления были очень похожи на сказку. Но постепенно (разумеется, данный процесс в истории Homo Sapiens измеряется не одним тысячелетием) из этого олицетворения природы возникло уже поклонение ей. Люди начали наделять предметы сверхъестественными свойствами — могучими, нечеловеческими силами, огромными, хотя и необъяснимыми, способностями — помочь на охоте, спасти от опасных зверей или болезни. И конечно, таким предметам надо было уже поклоняться.
Первые религиозные представления у людей были наглядными, почти осязаемыми. В самой природе, в ее предметах и явлениях древний наш предок видел нечто сверхъестественное, имеющее над ним огромную власть, могущее влиять на его жизнь. Это был первобытный фетишизм, культ фетишей — вещей, якобы обладающих чудесными свойствами.
Исследователи жизни народов Африки описали в прошлом веке настоящий «музей» фетишей, принадлежавших одному колдуну. Их были тысячи — самые различные: горшок с красной глиной, в которую было воткнуто петушиное перо; деревянные колья, обмотанные шерстью перья попугая; человеческие волосы... И все они, по словам колдуна, чем-то в свое время помогали ему либо его предкам. Старый африканец приходил к этим своим божкам, чтобы помыть, почистить их, и одновременно выпрашивал у них новые милости. Причем отношение к ним было неодинаковым: одни почитались как настоящие божества, другие занимали более скромное место, потому что могли помочь только в каком-то одном деле и пока конкретной нужды в них не было, они лежали почти забытые колдуном.
Почему же у таких предметов появились необычные таинственные силы и свойства? У первобытных людей -сперва очень смутно, позднее в более ясной форме -возникает предположение, что за каждым ручьем и кустом ураганным ветром и мечущей молнии грозой — любым предметом и явлением окружающей природы скрываются какие-то невидимые существа, обладающие особой силой. Так обрела в человеческом сознании свою отличную от земной, жизнь вторая, незримая природа мир, который, по убеждениям древних, не только дополнял реальный, видимый, но и управлял им, поскольку обладал сверхъестественным могуществом.
А это была уже вера религиозная. Но в ней духов поначалу не делили на высших и низших, для человека были они либо добрыми, либо злыми — и все. Затем стали выделяться главные — такие, как злой дух все разрушающего ветра, добрый дух весеннего дождя, дающего жизнь зеленой природе, другие, от которых в первую очередь зависело благополучие сообщества первобытных людей. Эти духи и превратились позже в богов.
Тысячелетия спустя классическим примером многобожия стала религия древних греков. Они почитали громовержца Зевса — верховное божество, Геру — его супругу, покровительницу брака, Посейдона — брата Зевса, бога морей, другого брата Зевса — Аида, бога подземного царства, Афину — дочь Зевса, богиню мудрости, Афродиту — богиню любви и красоты... Античный пантеон богов весьма наглядно отражал вполне земные представления людей: как и простые смертные, боги древних греков ели, пили, веселились, вступали в браки, изменяли ревновали, ссорились, даже воровали (!).
Естественно, в процессе эволюции человека и его сознания у разных племен возникали свои собственные религиозные верования. У тех, кто занимался рыболовством, обожествлялись рыбы, у охотников — звери и т. д. С переходом к земледелию и приручением животных в первобытном обществе появляются боги в виде свиньи, собаки, других домашних животных, божества земли, плодородия, от которых люди ждали помощи в своей хозяйственной жизни.
Но при всем разнообразии форм религиозного поклонения суть его одна: всякое религиозное сознание делит окружающий мир на две части: мир обычный, материальный, и мир сверхъестественный, вымышленный, населенный могущественными существами, которым подвластно все.
От подобных представлений берет свое начало и стремление предугадать будущее. Разнолик и фантастичен этот мир. Сегодня, как и тысячелетия назад, он, увы, влечет к себе своей необычностью, даже сказочностью, кажущейся независимостью от законов природы. Достаточно вспомнить еще раз ту же примету: встретишь кого-то с пустыми ведрами — будет тебе «пусто», а если наоборот — с ведрами полными,— то и у тебя будет «полнота», другими словами, удача. Или: когда вечером пастух гонит коров в деревню, надо смотреть, какая идет впереди стада. Если красная — значит, завтра будет ясный день; если черная — ненастье. Вот как просто, оказывается, заглянуть в будущее!
Откуда же идут столь нелепые поверья? А все из той же седой старины. Из младенчества Человека разумного.
Одухотворяя окружающее, первобытный человек хотел видеть в отдельных предметах своих помощников, которые оберегли бы его от хищных зверей, поддержали бы на охоте, отогнали бы злых духов. Ведь между ним и природой установились уже чисто «человеческие» отношения: я поклоняюсь тебе, а ты помогай мне, защищай, оберегай своей таинственной силой от враждебных сил. Оставалось только выбрать среди окружающих предметов тот, который оправдал бы возлагаемые на него надежды, а затем, по возможности, держать его всегда при себе. И сама жизнь, многовековая практика «предлагали» человеку «надежные кандидатуры».
Охота для многих первобытных племен была главным источником пищи. От нее зависело само их существование, благополучие. Вот тут и выступали на сцену различные предметы, которым поклонялись,— фетиши.
С мелкими фетишами практически нередко происходило так. Заметив сходство по форме какого-нибудь камушка с животным, человек брал «окаменелого зверя» на охоту. Охота оказывалась удачной. Это могло привести неразвитый ум к выводу: похожий на животное предмет - основная причина удачи. Так обычный камень, отличный от других лишь тем, что внешне чем-то походил на убитого зверя, становился уже чудесным, приносящим удачу. И охотник начинал носить его на шее, превращал в амулет (или талисман).
Таким образом в сознании первобытных людей возникало и укреплялось еще одно заблуждение: подобное вызывает подобное. Оно, это заблуждение, в сочетании с фетишистскими воззрениями становится составной частью древнего колдовства — магии. Например, чтобы вызвать дождь, колдун племени лил с крыши своей хижины на землю воду, полагая, что дождь последует его примеру.
Будем справедливы к нашим пращурам. Им-то совсем не просто было понять естественные причины происходящих вокруг явлений. А ум человеческий тем не менее искал, требовал объяснений. И вот одно из «открытий» - желанное можно вызвать подобными действиями.
Заманчивое заблуждение! Заманчивое потому, что дает надежду на возможность легко обеспечить успех во всех делах. Даже приобрести храбрость и зоркость хищника Каким образом? А очень просто. Например, глаз орла - самый зоркий. Значит, надо его съесть, и твое зрение будет орлиным. А отправляясь на охоту, можно уже не только брать с собой амулет, но и просто нарисовать на земле изображение животного, а затем проткнуть его копьями. Это тоже должно помочь убить настоящего зверя — ведь подобное вызывает подобное.
Нам остается только удивляться живучести этого очевидного (для нас!) заблуждения первобытного ума которое на протяжении тысяч и тысяч лет сохранялось в закоулках сознания человека и отголоски которого напоминают о себе и поныне. Ведь именно с этим ложным представлением связано, например, поверье: встретить зайца — не к добру. В его основе лежит древняя вера в то, что заяц, столкнувшись с человеком, может передать ему свою «трусость».
Еще сохранились воспоминания о временах, когда крестьянки, сажая капусту, одевались в рваную одежду и плотно убирали свои волосы. Это делалось в надежде, что капуста уродится хорошей — на ней будет много листьев, как лохмотьев на одежде, а кочаны будут плотными, как гладко причесанная голова.
У Ч. Диккенса в «Посмертных записках Пиквикского клуба» читаем о том, что в Англии существовал обычай бросать в новобрачных изношенную обувь. Ведь такая обувь уже доказала свою долговечность, и если кинуть ее в новобрачных — союз их тоже будет долговечным.
Вы можете заметить: все это уже прошедшие времена, канувшие в Лету вместе со сказками «золотого века». К сожалению, нет! Вспомним широко распространенную и сегодня среди студентов примету: идя на очередной экзамен, надевай непременно тот пиджак или платье, в котором был тогда, когда получил отличную отметку. Подобное приносит подобное!.. Вот вам и сказки «золотого века»...
Храни меня, мой талисман!
Последний российский император Николай II не обладал, как известно, большими умственными способностями. Что же касается его суеверия, то об этом красноречиво говорит такой факт. «Самодержец всея Руси» собирал... подковы.
Об этом было хорошо известно придворным, и они подбрасывали их ему во время прогулок. Монарх радовался как ребенок и складывал «счастливые находки» в одной из комнат. В конце концов она была вся заполнена. Но мы знаем: даже такая коллекция не помогла царю усидеть на троне.
С давних времен среди людей бытует поверье, что подкова приносит счастье. Ее как талисман прибивали к двери или порогу, чтобы никакая беда не вошла в дом. Торговцы верили, что она может уберечь товары от воров, рыбаки — спастись от бурь.
Какова же история этого талисмана? Подкова, по убеждению наших предков, сочетала в себе сразу два волшебных качества. Во-первых, была сделана из железа, которого боятся злые духи; еще древние римляне вбивали железные гвозди в стены домов, чтобы защитить себя от демонических сил. А во-вторых, лошадь относилась к тем животным, которые якобы также помогают человеку отгонять враждебных духов. Поэтому в прошлые века над входной дверью или на крыше многих домов укрепляли лошадиный череп; позднее его заменили вырезанными из дерева лошадиными головами и копытами.
Но если и железо и лошадь надежно охраняют от зловредных духов, почему бы их не объединить? Так возникла легенда о «счастливой подкове». Позднее на укрепление репутации этой немудреной приметы повлияло еще одно обстоятельство. В странах Западной Европы возник обычаи дарить родственникам и друзьям подкову, которая ко всему прочему символизировала и богатство. Ведь в те времена лошадь в хозяйстве была признаком благополучия. Не случайно и на Руси крестьянство делилось на «лошадных» и «безлошадных». Поэтому когда дарили подкову, то тем самым как бы говорили: «Желаем вам приобрести к ней коня».
Наверное, в этой примете нашла отражение и практика хозяйственно-экономической жизни. Ведь каждый кусок железа считался в крестьянском хозяйстве большой ценностью. Больше того, в средние века можно было найти и... серебряную, даже золотую подкову. Тогда на Руси великие князья в особо торжественных случаях выезжали на конях, подкованных серебром. А поляки, снаряжая дипломатические миссии в Ватикан, делали для лошадей подковы из чистого золота.
Не представляет большого труда показать всю беспочвенность наивной веры в охранительные способности таких фетишей — амулетов или талисманов. Имей они ту силу, которую им приписывают, как все было бы у каждого из нас просто в жизни! Вы не хотите болеть? Чего проще — держите при себе всесильный амулет, оберегающий от болезней. Счастье в семье? Его способны обеспечить семь слоников, поставленных на ваш комод. А чтобы оно было совсем безоблачным, носите, кроме того, изделия из бирюзы... Пожалуй, не потребуется и двадцати чудодейственных предметов, чтобы оградить себя почти от всех неприятностей.
Подобное можно воспринимать всерьез лишь в сказках. Но... миллионы вполне разумных, во всем остальном современных людей верят в разнообразные талисманы - от зубов акулы до чертиков, висящих на нитке в автомашине. И если мы начнем выяснять, почему они «вооружаются» столь древним средством помощи и защиты, то ответы будут самые различные: «Помогает все же...», «На всякий случай», «По привычке...», «Как игрушка...», «В нем что-то есть...», «После одного случая...»
Повторим, однако, снова: многие из обладателей «охранительных» предметов в той или иной степени допускают существование сверхъестественного. И логика рассуждений данного человека предельно ясна: над ним, как он думает, господствуют неведомые силы. Они могут вершить на земле добро и зло, влиять на жизнь людей, управлять их судьбой. Почему же в этом случае не поверить в то, что «освященная» подобной силой вещь может охранять, скажем, от болезни?
Возможно, думает суеверный человек, мы не знаем тех чудесных качеств, коими наделены «свыше» вот такие предметы. И при это вспоминает множество историй о том, как кому-то талисман помог спастись. И не просто так, подчеркивает обычно рассказчик, а самым чудесным образом. Чудесным? Но ведь ему это лишь кажется, потому что избавление наступило либо неожиданно для него самого, либо в последний момент, когда он уже ни на что не надеялся.
Вот как это бывает. Приходит смертельная опасность, и человек, забыв о всяких там талисманах, повинуясь инстинкту самосохранения, мгновенно напрягает свои способности, чтобы спастись. В такие минуты у людей, особенно если они умеют «взять себя в руки», появляется и сила удвоенная, и ясность ума, и полное хладнокровие. В результате человек может из почти безнадежной ситуации выйти живым и невредимым.
Потом, восстанавливая в памяти происшедшее, он начинает гадать: «Как же так могло получиться?!» Тут-то и выступает на сцену его «заветный предмет». Да, только он и помог! К этому выводу человек был склонен уже заранее. Недаром же он носил этот талисман.
В жизни каждого из нас бывают трудные минуты и дни. Но если вы далеки от мистических настроений, то, конечно же, и не вспомните даже о том, что от неприятности вас мог бы избавить какой-то амулет. Вы думаете о другом: «В чем допустил ошибку, приведшую к столь тяжелым последствиям?» И размышляете о том, что сейчас должны конкретно предпринять, чтобы выправить положение.
А у человека суеверного мысли даже помимо его воли устремляются к потустороннему. Что делать? Молиться? Бежать к гадалке? Или безропотно ждать своей судьбы?.. Люди впечатлительные, легко возбудимые в таких случаях доходят иной раз до полного бессилия — они не могут выполнить даже то, что в обычном, спокойном состоянии делают прекрасно. И конечно, услужливая память подсказывает им: была же примета, предупреждающая о неприятности. На свет вытаскивается в таких случаях первое пришедшее на ум суеверие. Благо их в арсенале человеческих заблуждений великое множество.
Не так уж редко можно услышать:
— А вот мне талисман помогает! С ним я чувствую себя и увереннее, и спокойнее.
Что ж, доля правды тут есть! Но ведь по существу тот, кто верит в силу своего амулета, ощущает на себе воздействие вовсе не его мифической силы, а своего собственного психологического фактора. Большую, если не решающую, роль здесь играет самовнушение. О нем мы поговорим подробнее дальше.
Однако есть тут и другая, куда более серьезная сторона. Привыкнув к мысли, что ему помогает талисман, человек тем самым не только унижает себя неверием в собственные силы. Он в какой-то мере утрачивает и свою волю, хуже того, перестает воспринимать мир таким, какой он есть в действительности. Суеверному труднее понять сущность явлений природы и общества. Его пронизанные мистикой представления об окружающем соответствуют временам далекого прошлого, когда люди видели всюду таинственные, необъяснимые силы, с которыми надо считаться. А это ведет к интеллектуально» ограниченности и легковерию. Войдя в соприкосновение с призрачным миром суеверий, человек незаметно для себя все больше погружается в него.
Тяга к различным оберегам растет во времена бедствий, когда многократно возрастает вероятность гибели.
В частности, очень широко распространены были амулеты в гитлеровской армии. Вот лишь несколько примеров. В июне 1942 года пленный немецкий летчик показывал: «У нас боятся русских летчиков, которые идут на таран. Против тарана все носят амулеты». Один — унтер-офицер — имел при себе талисман в виде «охранной грамоты», которая начиналась словами: «Тот, кто имеет это письмо, гарантирован от вражеской пули». У другого — обер-ефрейтора — был найден амулет с надписью: «Этот предмет привязывали на шею собаке, стреляли в нее, и она осталась цела»... Как говорится, комментарии тут излишни...
В заключение необходимо сказать еще об одном.
Читатель В. А. Лебедев прислал в ответ на публикацию в журнале моего небольшого очерка «О суевериях серьезно» письмо: «Конечно, суеверия мешают нам жить. Смешно, когда люди боятся черных кошек. Но не надо путать суеверия с другим. Вот пример. Идёт седой человек — старый солдат. Он достает из кармана часы, на цепочке которых прилажен какой-то предмет. Это пуля. Солдат совершил подвиг, был ранен. В госпитале ему выдали медаль и часы с именной надписью, а хирург подарил пулю, которую извлек из его плеча. Воин приделал ее к цепочке часов в память о сражении. Ведь это не амулет!»
Автор письма прав. Иметь при себе, носить какой-нибудь предмет в память о каком-либо событии — как напоминание о чем-то дорогом, конечно же,— не суеверие. Ясно, что и отношение к такому предмету совсем иное, чем к «волшебному» талисману.
О черней кошке и рассыпанной соли
Был у меня такой год — отдыхал я в деревне, в одном из колхозов Вологодской области. Там жил мой фронтовой друг, старшина-разведчик Федор Лопатин, человек, с которым мы прошли вместе тысячи километров по дорогам войны.
В лесах, окружающих село, было очень много дичи. А я и Федя любили поохотиться. Правда, чаще ходил в лес я один. Колхозный бригадир, мой товарищ, лишь изредка мог освободиться. В один из таких дней, когда мы с ружьями и собакой вышли на улицу, Федя вдруг остановился:
— А, чтоб тебе пусто было!— сердито произнес он и, повернувшись ко мне, добавил: — Дело ясное — не будет нам сегодня удачи!
— Это почему же?— удивился я.
— Вон видишь — кошка дорогу перебежала.
Я посмотрел на Федю, не понимая: шутит или говорит серьезно?
— Что смотришь?— сказал он, несколько смутившись.— Такая, брат, примета!
— Ты что же, веришь этой примете?!
— Да нет, не то чтобы верю, но ведь бывает, что и примета не врет.
— Неужели ты всерьез думаешь, что кошка, перебежавшая дорогу, приносит неудачу?
Видимо, в моем вопросе было столько удивления, что Федор даже не решился сразу ответить. — Всяко, друг, бывает,— помолчав, заключил он.— Я же сказал, что особо в приметы не верю. Но ведь бывает, что и кошка... А впрочем, что там говорить, давай пойдем и увидим...
— Вот это правильно,— согласился я. Охота в тот день удалась. Мой друг был очень доволен.
— Прямо как по заказу для гостя, а?— обратился ко мне Лопатин, когда мы вышли из лесу и присели отдохнуть.
— Даже кошка не помешала!—ехидно заметил я.
— Что? А-а... ты об этом... Знаешь ли, даже забыл о ней. Я ведь тебе уже говорил, что особенно не верю в приметы. А вообще-то, какая связь может быть между кошкой и удачной охотой?— продолжал он, как бы разговаривая сам с собой.— Дело ясное — никакой!
Было заметно, что Феде не очень-то, хотелось продолжать эту беседу. Мы сидели молча, и я думал о том, как же получается, что грамотный, просвещенный во всем другом человек помнит о самых что ни на есть суеверных приметах, порожденных невежеством и страхом наших пращуров.
Дорогу перебежала черная кошка — быть неприятности. Тринадцать — роковое число. Разбилось зеркало - к большому несчастью. Поздороваться через порог - поссориться...
Почему все же люди боятся всего этого?
Если спросить того, кто поворачивается назад при виде перебежавшей ему дорогу кошки, то вряд ли получите какой-либо вразумительный ответ. В лучшем случае он отговорится тем, что делает так не думая, по привычке. Между тем эта широко распространенная (не везде) суеверная примета — яркий пример живучести древнего поверья, связанного с представлениями наших п&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →