Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

25 \% фильмов в Иране снимают женщины, а в США – всего 4 \%.

Еще   [X]

 0 

Философия науки и техники (Смирнова Ольга)

Настоящее учебное пособие призвано помочь студентам и магистрантам в самостоятельной работе над актуальными философскими проблемами развития науки и техники. Пособие разработано на основе государственного стандарта по вузовскому курсу «Философия» и Программе кандидатских экзаменов по курсу «История и философия науки». Пособие способствует формированию у обучающихся целостного представления о науке и технике как специфических формах человеческой жизнедеятельности.

Год издания: 2014

Цена: 200 руб.



С книгой «Философия науки и техники» также читают:

Предпросмотр книги «Философия науки и техники»

Философия науки и техники

   Настоящее учебное пособие призвано помочь студентам и магистрантам в самостоятельной работе над актуальными философскими проблемами развития науки и техники. Пособие разработано на основе государственного стандарта по вузовскому курсу «Философия» и Программе кандидатских экзаменов по курсу «История и философия науки». Пособие способствует формированию у обучающихся целостного представления о науке и технике как специфических формах человеческой жизнедеятельности.
   Рекомендуется для самостоятельной научной работы студентам, магистрантам, аспирантам, преподавателям, всем, кто интересуется философскими проблемами научно-технического развития.


Ольга Вениаминовна Смирнова Философия науки и техники

   Рецензенты:
   канд. филос. наук, доцент (ЧГУ) В.Б. Анохин;
   д-р истор. наук, проф. (ЧГУ) АЛ. Егоров

   Научный редактор
   канд. филос. наук, доцент (ЧГУ) В.Б. Анохин

Введение

   В данном пособии рассматриваются общие проблемы философии науки и техники. Пособие ориентировано на анализ основных мировоззренческих и методологических проблем, возникающих в социогуманитарных и технических науках на современном этапе их развития; на получение представлений об истории техники и технического знания, о социокультурных последствиях научно-технического прогресса, о противоречиях и перспективах развития мировой техногенной цивилизации. Содержание пособия включает две части лекций по разделам «Философия науки» и «Философия техники». В структуру работы входят также Литература и глоссарий.
   Материалы учебного пособия могут быть использованы в преподавании курсов «Философия науки и техники», «Философские проблемы науки и техники», «Философские проблемы информационной цивилизации», «История науки и техники», «Техника как социокультурное явление», «История и философия науки». Пособие предназначено для студентов специальностей 030400.62 История, 550108-06 Технология строительных материалов, изделий и конструкций, 550904-09 Тепломассо-обменные процессы и установки, 090900.62 Информационная безопасность, 140100.62 Теплоэнергетика и теплотехника, 190600.62 Эксплуатация транспортно-технологических машин и комплексов, 190700.62 Технология транспортных процессов, 221400 Управление качеством, 220400.62 Управление в технических системах, 020400.62 Биология, 034400.62 Физкультура для лиц с отклонениями в состоянии здоровья (адаптивная физическая культура), 050100.62 Педагогическое образование, а также для магистрантов, аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук.

Раздел 1
Философия науки

Тема 1
Философия науки: понятие и предмет

   1. Понятие «философия науки».
   2. Основные этапы развития.
   3. Предмет философии науки.

1. Понятие «философия науки»

   Философия науки как структурная составляющая в системе философского знания оформляется в середине XX в. Это не означает, что раньше философы не интересовались проблемами науки, а ученые не пытались философски осмыслить результаты своего труда. Просто философы рассматривали научное познание как частный момент познавательной деятельности вообще, а ученые либо не затрагивали метафизическую проблематику, либо, подобно Ф. Бэкону и Р. Декарту, включали ее в структуру научного познания в качестве методологической и гносеологической основы. С утверждением индустриального общества происходит рационализация всех сфер социальной жизнедеятельности. Наука становится не просто важным социальным институтом, но и непосредственной производительной силой общества. По словам В.И. Вернадского, в XIX в. «происходит рост науки и развитие научного миропонимания. Они проявились как в коренном изменении условий обыденной жизни… так и в проникновении научной работы в области, которым она оставалась чужда в прежние периоды жизни человечества… Под влиянием наук изменился характер государственных и общественных организаций» [1, с. 186]. Возрастание роли научного познания в жизни общества создало предпосылки для возникновения философии науки сначала как особого направления, а затем и как раздела философии.
   Как особое направление философия науки сложилась в середине XIX столетия и была нацелена на теоретический анализ научно-познавательной деятельности. Принято считать, что философия науки как особое направление в философских исследованиях берет свое начало от работы Д.Ф.В. Гершеля «Введение в изучение естествознания» (1832). На русский язык она была переведена как «Философия естествознания». В 1837 г. выходит книга В. Уэвелла «История индуктивных наук», а в 1841 г. «Философия индуктивных наук». В дальнейшем философский анализ научного познания находит свое развитие в трудах классиков раннего позитивизма: Д.С. Милля «Система логики силлогистической и индуктивной» (1843), О. Конта «Курс позитивной философии» (1851), Г. Спенсера «Основания социологии» (1896).
   В их работах была отчетливо выражена нормативно-критическая задача – привести научно-познавательную деятельность в соответствие с некоторым методологическим идеалом. Это было связано со становлением науки как профессионального вида деятельности (профессия ученого приобретает массовый характер), как социального института (удовлетворяющим познавательную потребность), с формированием ее дисциплинарной структуры (естествознание, обществознание, технические науки и т. д.) и другими процессами, требовавшими философского осмысления. Насущной стала и задача оценки предпосылок научной деятельности, протекающей в различных когнитивных и социокультурных условиях.
   Развитие философии науки как особого направления связано прежде всего с такими учениями, как позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм, неорационализм и критический реализм.
   В качестве раздела философии (наряду с онтологией, гносеологией и др.) философия науки сложилась во второй половине XX в. и развивалась в рамках таких философских направлений, как феноменология, неотомизм, герменевтика, постмодернизм, прагматизм, франкфуртская социально-философская школа и т. д. Основной задачей этой области философского познания стало осмысление социокультурных функций науки в контексте НТП. Обозначилась также необходимость критической оценки предпосылок, процедур и результатов научной деятельности в современных условиях. Философская рефлексия в этой области сталкивается с определенными трудностями: во-первых, неоднозначностью и гетерогенностью самого понятия «наука», во-вторых, с тем, что кроме общей философии науки существуют философии отдельных отраслей научного знания и отдельных наук (например, философия естествознания, технических наук, математики, права и т. п.); в-третьих, с многообразием и противоречивостью обуславливающих развитие науки факторов, как внутренних (например, совершенствованием рациональных исследовательских процедур), так и многообразных внешних (например, причинами социоэкономического, мировоззренческого, политико-правового и другого характера).
   Таким образом, понятие «философия науки» выступает в двух основных значениях: как философское направление, исследующее характеристики научно-познавательной деятельности, а также как раздел философии, представленный различными философскими направлениями, так или иначе изучающими феномен науки.

2. Основные этапы развития

   Основные этапы развития философии науки можно проследить по тому, как менялась ее стержневая проблематика. Первый этап охватывает вторую половину XIX в. Основные проблемы в этот период связаны с исследованием психологических и логических процедур опытного познания. В рамках позитивизма идет выработка критериев научности, выявляется специфика научного познания, осуществляется систематизация и классификация наук, определяется предмет философии наук. Он включает прежде всего проблему источника и механизма формирования нового научного знания, выработку теоретической модели науки и концепции НТП.
   В центре внимания философов оказываются проблема индукции и принципы эмпиризма и историзма. Индукция рассматривается как главный метод научного познания, который обеспечивает переход от неизвестного к известному и тем самым рост научного познания. Наука исторически начинается там, где источником познания и критерием истинности становятся наблюдение и опыт. Принцип историзма органически связывает философию и историю науки. Д.С. Милль обнаруживает единство науки в ее индуктивном методе, а историю научного познания представляет как историю освоения этого метода. В понимании развития преобладает кумулятивный подход, согласно которому оно имеет характер «роста науки», состоящего в накоплении и суммировании неких элементарных «первокирпичиков» знания. Выработка философской концепции роста научного знания сопровождается поисками адекватной модели науки. Определяющим был вопрос о том, с чего начинается познание в науке. Позитивисты исходят в данном случае из принципа эмпиризма, согласно которому задачей науки является описание фактов и приведение их в порядок. Исследовательский процесс должен соответствовать следующей директиве: сперва наблюдай и собирай данные, а потом обобщай их в виде законов и научных теорий. Принцип эмпиризма, утверждающий, что источником знаний является опыт, имел двойной смысл: генетический (психологический) и методологический. В психологическом аспекте предполагалось, что познание происходит из опыта, в методологическом подходе – что оно опытом контролируется и проверяется. Этот же принцип выполнял функцию демаркации научного и ненаучного знания. Все то, что выходит за пределы опыта, в частности метафизические проблемы, считалось излишним и не имеющим научной ценности.
   Второй этап в развитии философии науки развертывается в конце XIX – начале XX в. В рамках махизма и аналитической философии ставятся следующие вопросы: единство научного знания и задача построения целостной научной картины мира; проблемы методологии научного познания, структурных характеристик научного исследования, соотношение анализа и синтеза, индукции и дедукции, логики и интуиции, открытия и обоснования, теории и фактов; анализ понятий детерминизма, причинности, материи, пространства и времени, соотношение динамических и статистических закономерностей; проблема демаркации науки и философии, математики и естествознания, социо-гуманитарного и естественнонаучного знания. В философии науки в этот период находят отражение четыре важных фактора:
   – серьезной критике со стороны логиков подвергается метод индукции, который ранее выступал как главный способ развития науки;
   – К. Бернал, А. Курно, В. Вундт и другие исследователи подвергают резкой критике позитивистскую модель развития науки;
   – в истолковании роста науки ведущими становятся принципы развития и детерминизма;
   – происходит революция в области математического исследования, возникает математическая логика.
   На третьем этапе эволюции философии науки (вторая треть XX в.), который можно определить как аналитический, доминировала программа анализа языка науки, заложенная классическим неопозитивизмом (Венский кружок и Берлинская группа – М. Шлик, Р. Карнан, Г. Рейхенбах, К.Г. Гемнель). К этому же этапу может быть отнесена и концепция логики научного исследования К. Поппера. Свою задачу неопозитивистская философия науки видела в том, чтобы устранить из языка науки «псевдонаучные» утверждения и способствовать созданию унифицированной науки на базе языка физики. Философы поднимали также проблему эмпирического обоснования науки, т. е. вопрос о том, можно ли построить всю науку на фундаменте чисто опытного знания. Рассматривались проблемы сводимости теоретических терминов к эмпирическим, обоснования знания через процедуры верификации и фальсификации.
   Четвертый этап начинается с конца XX в. В 1960-е годы на первый план выходят новые проблемы, которые рассматриваются в рамках постпозитивизма, критического реализма и др. Этот этап связан с обращением к исторической динамике знания и резко возросшим интересом к социокультурным детерминантам познания. В 1970-е годы в философии науки возобладала идея релятивности норм научно-познавательной деятельности. В работах М. Полани, С.Э. Тулмина, Т. Куна, И. Лакатоса, Д. Агасси, П.К. Фейербенда и др. анализируются понятия «парадигма», «научно-исследовательская программа», «неявное знание», «тематический контекст» и т. п. От проблем структуры научного знания методологический анализ смещается к вопросам его роста, различным моделям развития науки. Рассматривается новое содержание понятия научной рациональности, на базе которого в философии науки формируются критерии научности, методологические нормы научного исследования, критерии выбора и приемлемости теорий и т. п. В число центральных проблем выдвигается история науки.
   Расширение предметного поля философии науки приводит к анализу мировоззренческих и социальных проблем науки. Встает вопрос о соотношении науки и иных форм рациональности, о социальной детерминации научного знания, о науке как факторе общественного развития. Особую актуальность приобретают проблемы, связанные с проблемами гуманитаризации и гуманизации науки.
   Таким образом, современная философия науки представляет собой сложное и многообразное явление и как область философского исследования, и как раздел философии вообще. Она объединяет различные, иногда взаимоисключающие концепции. Так, сциентистская и антисциентистская философии науки противоположным образом оценивают статус науки в культурной и интеллектуальной жизни, их роль в социальном развитии.

3. Предмет философии науки

   Философия науки как направление современной философии представлена множеством оригинальных концепций, предлагающих ту или иную модель развития науки и эпистемологии. «Она сосредоточена на выявлении роли и значимости науки, характеристик когнитивной, теоретической деятельности» [3, с. 169]. Философия науки как раздел возникла в ответ на потребность осмыслить социокультурные функции науки в условиях НТР. Это молодая дисциплина, предметом которой «являются общие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом развитии и рассматриваемых в исторически изменяющемся социокультурном контексте» [7, с. 9].
   Своеобразную типологию представлений о предмете философии науки предложил Дж. Лоузи:
   а) философия науки является формулировкой мировоззрения, которое совместимо с важнейшими научными теориями или даже основано на них (Уайтхед);
   б) философия науки есть выявление предпосылок научного мышления и деятельности (подход, близкий социологии науки);
   в) философия науки есть анализ и прояснение понятий и теорий науки (неопозитивизм);
   г) философия науки есть метанаучная методология, определяющая, чем научное мышление отличается от иных способов познания, какими методами должны пользоваться ученые в исследовании природы, каковы необходимые условия конкретности научного объяснения и каков когнитивный статус научных законов и принципов [5, с. 338].
   Как видим, предметный диапазон философии науки очень широк. В настоящее время его определяет соотношение: философия – наука – теория культуры. Предмет философии науки как молодой философской дисциплины находится в процессе становления.
   Как отмечает польский философ З. Новак, в настоящее время чаще всего обсуждаются и возбуждают больше всего разногласий следующие вопросы:
   – Что можно и следует исследовать – факты или ценности?
   – Какова структура и динамика узнаваемой действительности?
   – Какие цели наука должна предпочитать – познавательные или прикладные?
   – Какие есть познавательные цели у науки – истина, приближение к ней или верность объяснения?
   – Какие нужды удовлетворяет наука – познавательные, общественно-экономические, политические, гуманистические?
   – Каково отношение научных теорий к описываемой ими действительности?
   – Как функционирует наука в культуре – является ли она гармоническим элементом культуры или рождает кризисы?
   – Какая этика должна быть обязательной для ученого, каковы приоритетные ценности – нравственные или познавательные? [8, с. 71–72].
   Можно сделать вывод, что философия науки – это область философии, предметом которой является общая структура и закономерности функционирования и развития науки как системы научного знания, когнитивной деятельности, социального института, основы инновационной системы современного общества. Одной из важнейших задач философии науки является изучение механизма взаимоотношения философии и науки, исследование философских оснований и философских проблем различных наук и научных теорий, взаимодействия науки, культуры и общества. Основными разделами современной философии науки являются: онтология науки, гносеология науки, методология и логика науки, аксиология науки, общая социология науки, общие вопросы экономического и правового регулирования научной деятельности, научно-техническая политика и управление наукой.

Литература

   2. Канке В.А. Основные философские направления и концепции науки. Итоги XX столетия. – М., 2000.
   3. Кохановский В.П. Философия для аспирантов: учеб. пособие / В.П. Кохановский, Е.В. Золотухина, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. – Ростов н/Д., 2002.
   4. Лешкевич Т.Г. Философия науки: учеб. пособие. – М., 2006.
   5. Современная западная философия: словарь / сост. B.C. Малахов, В.П. Филатов. – М., 1991.
   6. Степин B.C. Философия науки. Общие проблемы. – М., 2004.
   7. Степин B.C. Философия науки и техники / B.C. Степин, В.Г. Горохов, М.А. Розов.-М., 1991.
   8. Философия и методология науки: учеб. пособие для студентов вузов / под ред. В.И. Купцова. – М., 1996.
   9. Философия науки: учеб. пособие для вузов / под ред. С.А. Лебедева. – М., 2004.
   10. Философия XX века: учеб. пособие / отв. ред. В.И. Добрынин. – М., 1997.

Тема 2
Основные современные концепции философии науки

   1. Эволюция подходов к анализу науки.
   2. Основные подходы к анализу науки.
   2.1. Позитивистский подход.
   2.2. Аналитический подход.
   2.3. Постпозитивистский подход.
   2.4. Социологический подход

1. Эволюция подходов к анализу науки

   Причем оценка места и роли философии науки неоднозначны. Некоторые авторы видят в этой дисциплине тип философствования, основывающего свои выводы исключительно на результатах и методах науки (Рудольф Карнап, Марно Бунге). Другие усматривают в ней посредствующее звено между естествознанием и гуманитарным знанием (Филипп Франк). Третьи связывают с ней задачи методологического анализа научного знания (Имре Лакатос). Некоторые видят в философии науки идеологическую спекуляцию на науке, вредную для науки и для общества (Пол Карл Фейерабенд).
   Так же неоднозначны подходы к определению центральной проблемы философии науки. По мнению Ф. Франка, это вопрос о том, как мы переходим от утверждений обыденного здравого смысла к общим научным принципам.
   Как уже отмечалось, философия науки, несмотря на то, что свою основную задачу усматривает в исследовании науки, ее принципов и целей, не представляет собой однородного философского течения. Это вытекает из двух групп причин: одна имеет свой источник в самой науке, особенно в процессах развития, как достижениях, так и кризисах. Вторая имеет философскую родословную и связана со способом решения основных проблем эпистемологического характера. Вид возникающих вопросов и способы их решения философией науки зависят как от состояния самих знаний, так и от принятой данным конкретным исследователем философской ориентации. Ввиду многообразия философских подходов к анализу науки, мы остановимся лишь на некоторых, наиболее широко представленных в современной теоретической литературе.

2. Основные подходы к анализу науки

1. Позитивистский подход

   Нет сомнений, что основное влияние на форму современной философии науки оказал позитивизм. Особенно такие мыслители, как О. Конт (1798–1857), Д.С. Милль (1806–1873), Р. Авенариус (1843–1896), Е. Мах (1838–1916). Основным предметом их интересов была проблема познавательной ценности человеческих знаний. Они считали ценным такое познание, которое должно опираться на опыт, а единственной, познавательно ценной формой знания, по их мнению, является эмпирическое описание фактов. Все, что выходит за пределы опыта, не имеет научной значимости. Образцом «правильного» (позитивного) познания являются прежде всего естественные науки.
   Позитивисты всю действительность сводили к фактам; по их мнению, чистый факт и является элементарным явлением. В таком смысле единственной задачей науки остается описание фактов и приведение их в порядок.
   Согласно методу индукции развитие науки проходило бы кумулятивным способом, путем постоянного прибавления к группе тезисов новых понятий и законов. А это означает, что позитивистам чужды понятия научной революции, переворотов, замены одной теории другой.
   Таким образом, общие программные требования позитивизма можно свести к следующим положениям:
   – утверждение примата науки и естественнонаучного метода;
   – абсолютизация каузальности (причинные законы распространимы не только на природу, но и на общество);
   – взгляд на развитие общества как на социальную физику;
   – опора на методы эмпиризма и индукции;
   – неизменность прогресса, понятого как продукт человеческой изобретательности, вера в бесконечный рост науки и научной рациональности.

2. Аналитический подход

   К аналитическому направлению относят творчество основоположников логистического течения Альфреда Норта Уайтхеда, Бертрана Рассела, семантико-эпистемологического Людвига Витгенштейна, неопозитивистов Мориса Шлика, Рудольфа Карнапа и др.
   В аналитической философии научное знание рассматривается как совокупность взаимосвязанных между собой высказываний в аспекте семантики, синтактики и прагматики.
   А.Н. Уайтхед и Б. Рассел стремились создать идеальный язык науки. Они утверждали, что, так как математические теоремы выводятся из аксиом логики, то любой разговорный язык можно свести к новой понятийной системе. Конструкция этой системы должна опираться на формальную логику и главные выражения натурального языка.
   Таким образом, логика, которая определяет основные структуры нашего мышления, становилась бы моделью всех философских конструкций. Получается, что хорошая наука – это хорошая логика.
   Л. Витгенштейн в своем «Логико-философском трактате» дает анализ отношений между мышлением как эпистемологической структурой и языком как логической структурой. Знаменитый тезис 56 трактата «Границы моего языка обозначают границы моего мира> фактически сводит всю проблематику философии к анализу языка науки. По мнению Л. Витгенштейна, связь между миром, который является совокупностью фактов, и описываемым этот факт предложением является разумной только тогда, когда она совершается «внутри» языка и мира. Значит, разумными (истинными) становятся только предложения, формулируемые в пределах естественных наук, а всякая философская рефлексия выходит за рамки вне языка и мышления, нарушает логическую границу мышления.
   Неопозитивизм (или логический эмпиризм), наиболее ярко представленный в деятельности Венского кружка (1930–1940), являлся весьма неоднозначным течением. Но взгляды его представителей имеют много общего: неприязнь к метафизике, культ науки, использование логического аппарата в проведении анализа, эмпиризм. Их объединяет цель – найти пригодные в науке правила признавать и отбрасывать предложения и теории. Они предлагали изменить сам характер философии, требуя, чтобы философия сосредоточилась на деятельности, анализирующей познание. Предметом философии, подчеркивал Морис Шлик, является исследование значения, предметом же науки – поиск истины.
   Противопоставляя науку философии, они считали, что единственно возможным знанием является только специальное научное знание. Традиционные философские вопросы объявлялись бессмысленной метафизикой, поскольку они формулируются с помощью терминов, которые являются псевдопонятиями, ибо определение последних не поддается проверке (например, абсолют, субстанция). Задача философии есть деятельность по анализу языковых форм знания.
   Предмет философии – язык науки как способ выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения в языке. Особое внимание уделялось принципам верификации и фальсификации (правдивость или ложность предложений путем их сравнения с фактами опыта).
   Для неопозитивизма возможность проверять предложения становилась не только критерием дифференциации между наукой и метафизикой, но также условием истинности предложений. Согласно их теории все предложения, которые не подвергаются или не могут быть подвергнуты эмпирической проверке, лишены значения. Как таковые они мнимые, бессмысленные.
   Итак, для неопозитивистской концепции науки характерны: фактуализм, индуктивизм, верификационизм, физикализм.
   Резкая критика позитивистского и неопозитивистского подходов к науке была предпринята постпозитивизмом.

3. Постпозитивистский подход

   1. Постпозитивизм отходит от ориентации на символическую логику и обращается к истории науки.
   2. В постпозитивизме происходит существенное изменение проблематики методологических исследований: главной проблемой философии позитивизма делает понимание развития научного знания. Свое внимание они сосредотачивают на следующих проблемах:
   – Как возникает новая теория?
   – Как она добивается признания?
   – Каковы критерии сравнения и выбора конкурирующих научных теорий?
   – Возможна ли коммуникация между сторонниками альтернативных теорий? и т. п.
   Попытки ответить на эти вопросы приводят их к формированию определенных представлений о структуре научного знания (парадигма у Т. Куна, научно-исследовательская программа у И. Лакатоса).
   3. Для постпозитивизма характерен отказ от жестких разграничительных линий между эмпирическим и теоретическим значением, между фактами и теорией, контекстом открытия и контекстом обоснования. Вместо их противопоставления говорят о взаимопроникновении эмпирического и теоретического, о неявном переходе от одного уровня знаний к другому и даже об относительности самой этой дихотомии. Постпозитивизм говорит о «теоретической нагруженности» фактов, он показывает, что для установления фактов всегда требуется определенная теория. Факты, устанавливаемые на основе одной теории, могут отличаться от фактов, открытых другой теорией. Поэтому смена теорий часто приводит и к смене фактического базиса науки. Постпозитивизм показал, что открытие нового знания и его обоснование – это единый процесс.
   4. Постпозитивизм отходит от идеологии демаркационизма (четкого деления между наукой и ненаукой). Постпозитивизм отказался видеть жесткую границу между наукой и философией. Он признает осмысленность философских положений и неустранимость их из научного знания. Более того, Л. Фейерабенд вообще отказался видеть какое-либо различие между наукой, мифом и философией.
   5. Стремление опереться на историю науки: изучение истории возникновения, развития и смены научных идей и теорий.
   6. Целью изменения научного знания является не достижение объективной истины, а реализация одной или нескольких задач по технологии добывания знания, лучшее понимание феноменов, решение большого числа научных проблем, построение более простых и компактных решений.
   7. Отказ от кумулятивизма (от лат. cumulatio – увеличение, скопление) обозначает признание, что в истории науки неизбежны существенные, революционные преобразования, когда происходит пересмотр значительной части ранее признанного и обоснованного знания – не только теорий, но и фактов, методов, фундаментальных мировоззренческих представлений. Поэтому вряд ли можно говорить о линейном, поступательном развитии науки. Многие предпочитали говорить не о развитии, а об изменении научного знания, теории научной революции, ведущей к смене научной парадигмы.

4. Социологический подход

   – сциентистское;
   – антисциентистское;
   – социология науки.
   Сциентистская и антисциентистская философия науки противоположным образом оценивают статус науки в жизни общества. Сциентизм, представленный главным образом в теориях технологического детерминизма (Р. Арон, Д. Белл, Г. Кан, О. Тоффлер и др.), исходит из позитивной в целом оценки науки и ее социальных последствий. В рамках концепций индустриального, постиндустриального, информационного обществ наука рассматривается как главный фактор социального развития, как центральное звено НТП и НТР.
   Характерно в этом плане утверждение Д. Белла: «Я стою на том, что информация и теоретическое знание суть стратегические ресурсы постиндустриального общества. Кроме того, в своей новой роли они представляют собой поворотные пункты современной истории.
   Первый поворотный пункт – изменение самого характера науки. Наука как "всеобщее знание" стала основной производительной силой современного общества.
   Второй поворотный пункт – освобождение технологии от своего "императивного" характера, почти полное превращение ее в послушный инструмент» [1, с. 342].
   Антисциентизм не отрицает силы воздействия науки на общественную жизнь и человека, но считает, что оно носит во многом разрушительный характер. Л. Мэмфорд, А. Печчеи, X. Ортега-и-Гассет, Т. Роззак и другие мыслители призывают взять под контроль научные открытия, не допускать ее негативных социальных последствий, требуют ограничить социальную экспансию науки, уравнять ее с другими формами общественного сознания: религией, искусством, философией. Они критикуют науку за то, что она подавляет иные формы сознания, инициирует негативные социальные и природные процессы, представляет науку как отчужденное мышление, как источник догматизма и тоталитарных претензий.
   Русский философ Н.А. Бердяев, в этой связи различая понятия «наука» и «научность», отмечает: «Никто серьезно не сомневается в ценности науки. Наука – неоспоримый факт, нужный человеку. Но в ценности и нужности научности можно сомневаться. Наука и научность – совсем разные вещи. Научность есть перенесение критериев науки на другие области духовной жизни, чуждые науке. Научность покоится на вере в то, что наука есть верховный критерий всей жизни духа, что установленному ей распорядку все должно покоряться, что ее запреты и разрешения имеют решающее значение повсеместно» [2, с. 264].
   Социология науки представлена прежде всего трудами таких исследователей, как Р. Мертон, Т. Парсонс, М. Вебер, М. Шелер, П. Сорокин и др. Это направление, связанное с формированием системы взглядов на науку как специфическое социальное образование, которое закреплено в форме профессии. Поэтому в центре внимания социологии науки оказываются такие проблемы, как место науки среди других социальных институтов, ее социально-экономические параметры, социальные характеристики научной профессии, в частности ее культурная составляющая, воспроизводство научной профессии как социальной системы, вознаграждения, санкции и мотивационный контроль в науке и т. п.
   В ставшей классической работе «Социология науки» (1979) Р. Мертон подчеркивал, что социология изучает науку как социальный институт, охраняющий автономию науки и стимулирующий деятельность, направленную на получение нового и достоверного знания. Научное открытие является достижением, требующим вознаграждения, которое институционально обеспечивается тем, что вклад ученого обменивается на признание – фактор, определяющий его престиж, статус и карьеру. Функционирование науки как института регулируется совокупностью обязательных норм и ценностей, составляющих этос науки.
   В теоретической науке выделяются и другие подходы к анализу феномена науки: культурологический, нормативистский, логицистский, историцистский, методологический, структуралистский, онтологический и т. д.
   Данная типология основана на многообразии подходов в рамках современной философии науки, что связано с различиями понимания ее предмета, методологии, мировоззренческой ориентации исследований, а также в оценке ее связи с философией в целом.
   Эти многообразие и противоречивость философских подходов к анализу науки определяются прежде всего сложностью и неоднозначностью самого объекта познания. Что такое наука с точки зрения философской рефлексии – тема следующей лекции.

Литература

   2. Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М., 1989.
   3. Витгенштейн Л. Философские работы. – М., 1994.
   4. Гадамер Х.Г. Истина и метод. Опыт философской герменевтики. – М., 1988.
   5. Канке В.А. Основные философские направления и концепции науки. Итоги XX столетия. – М., 2000.
   6. Кун Т. Структура научных революций. – М., 1977.
   7. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. – М., 1995.
   8. Поппер К. Логика и рост научного знания. – М., 1983.
   9. Рассел Б. Человеческое познание. Его сферы и границы. – Киев, 1997.
   10. Современная западная философия: словарь / сост. B.C. Малахов, В.П. Филатов. – М., 1991.

Тема 3
Наука как предмет философского анализа

   1. Понятие «наука».
   1.1. Наука как специфическая форма человеческой деятельности, процесс познания.
   1.2. Наука как специфический тип знания.
   1.3. Наука как отрасль духовного производства.
   1.4. Наука как форма общественного сознания.
   1.5. Наука как социальный институт.
   1.6. Наука как непосредственная производительная сила общества.
   2. Критерии научности.
   3. Функции науки в жизни общества.

1. Понятие «наука»

   Термин «наука» широко распространен в современной обыденной и специальной лексике. Но, пытаясь дать конкретное определение этого феномена, мы сталкиваемся с трудностями двоякого рода: во-первых, сложность обозначения в диахронном (историческом) ключе, во-вторых, многозначность современных трактовок слова «наука». Что касается исторического понимания, то очевидно, что древняя восточная наука (вавилонско-шумерская, египетская, индийская, китайская), античная и средневековая, классическая, неклассическая и постнеклассическая наука – это совершенно различные социокультурные явления.
   В современной теоретической литературе в понятие «наука» также вкладывается различное содержание. В частности, можно привести следующие определения данного термина:
   – специфическая форма человеческой деятельности по выработке, систематизации и проверке знаний о мире;
   – специфический (рациональный) тип знания, теоретически систематизированные взгляды на окружающий мир, воспроизводящие его существенные стороны в абстрактно-логической форме;
   – отрасль духовного производства, основной продукцией которого являются понятия, законы и теории;
   – особо важная в наши дни форма общественного сознания, позволяющая отразить окружающий мир в виде теоретических представлений;
   – социальный институт с соответствующими структурой и функциями;
   – непосредственная производительная сила общества.
   Общим во всех этих трактовках является цель науки — получение новых знаний, постижение истины, открытие объективных законов и практическая реализация знаний в повседневной деятельности людей.
   Рассмотрим вкратце смысл каждой из этих дефиниций.

1.1. Наука как специфическая форма человеческой деятельности, процесс познания

   Цель науки – получение новых знаний о реальности. Именно познавательная задача является определяющей.
   Результат – получение научных знаний, достижение истины, что предполагает эмпирическую подтверждаемость, многократность проверки, непротиворечивость, возможность описывать известные явления и предсказывать новые и т. д. Продуктом науки являются не только знания, но и приборы, механизмы, стиль рациональности, нравственные ценности.
   Метод – это путь, способ достижения цели. Научные методы бывают эмпирические и теоретические, общенаучные и частные. К средствам науки относятся:
   – язык науки (специфическая лексика и особая стилистика; определенность понятий и терминов, четкость и однозначность утверждений, логичность изложения, использование математики);
   – специальные наблюдательные механизмы и экспериментальные установки;
   – приборы и эталоны, которые позволяют зафиксировать те или иные свойства реальности и дать им количественную и качественную оценку;
   – планирование эксперимента и автоматизированное его осуществление;
   – компьютеризация.
   Объект – то, на что направлена познавательная активность.
   Предмет – проблемное поле науки.
   По объекту и предмету науки дифференцируются на:
   – естествознание (науки о природе);
   – обществознание (науки об обществе);
   – технические науки (о технике);
   – гуманитарные науки (о человеке);
   – точные науки (о познании);
   – философские науки (о бытии).
   Можно также различать науки и по направленности: фундаментальные (нет прямой направленности на практику) и прикладные (непосредственное применение результатов для решения производственных и социальных проблем).
   Субъекты – ученые, особая социальная группа, имеющая высокий статус в современном обществе. Занятия наукой требуют особой подготовки познающего субъекта:
   а) профессионального высшего образования;
   б) владения научной методологией, техникой исследовательской деятельности;
   в) определенной системы ценностных ориентации и целевых установок;
   г) интеллектуально-волевых, психологических способностей.
   По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6–8% населения. В конце XX в. численность ученых в мире превысила 5 млн человек.

1.2. Наука как специфический тип знания

   Чаще всего называют следующие признаки научности знания: предметность, однозначность, определенность, точность, системность, логическая доказательность, проверяемость, теоретическая или эмпирическая обоснованность, практическая применяемость, общезначимость. Соблюдение этих свойств должно гарантировать объективную истинность научного знания. Принято выделять следующие формы вненаучного знания.
   – ненаучное – разрозненное несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира (обыденное знание);
   – донаучное – выступающее прототипом научного (античная и восточная преднауки);
   – паранаучное — несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом (мистика, спиритизм);
   – лженаучное — сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки (паранаука);
   – квазинаучное — мнимая, ненастоящая наука, опирающаяся на методы насилия и принуждения (лысенковщина, фиксизм в геологии);
   – антинаучное – утопичное и сознательно искажающее представление о действительности; предмет и способы исследования противоположны науке (религия);
   – псевдонаучное – интеллектуальная активность, спекулиризирующая на совокупности популярных теорий (древние астронавты, снежный человек, чудовище озера Лох-Несс);
   – анормальное – наука вне норм, принятых современным научным сообществом (астрология).

1.3. Наука как отрасль духовного производства

   Под духовным производством обычно понимают производство сознания в особой общественной форме, осуществляемое специализированными группами людей, профессионально занятыми квалифицированным умственным трудом.
   К результатам духовного производства относятся:
   – идеи, теории, образы и духовные ценности;
   – духовные общественные связи индивидов;
   – сам человек как существо духовное.
   Отличительная особенность духовного производства заключается в том, что его продуктами являются идеальные образования, которые не могут быть отчуждены от их непосредственного производителя, а также всеобщий характер потребления. Духовное производство направлено на совершенствование всех сфер общественной жизни; создаваемые в его рамках новые идеи и технологии позволяют обществу саморазвиваться.
   Выделяют три основных вида духовного производства: науку, искусство и религию. (Некоторые философы добавляют еще мораль, право и политику, однако они создаются самим обществом, а не изобретаются профессионалами.)
   На разных исторических этапах развития человечества преобладали различные формы духовного производства. В наше время безусловно доминирует наука.

1.4. Наука как форма общественного сознания

   Общественное сознание, по Марксу, это «осознанное бытие», т. е. отражение в духовной жизни людей их общественного бытия. Общественное сознание – сложное по своей структуре образование. Основными формами общественного сознания являются политическое и правовое сознание, мифология, мораль, религия, искусство, наука и философия. Они представляют собой различные способы духовного освоения действительности. Все эти формы общественного сознания относительно самостоятельны и автономны, но в то же время диалектически взаимосвязаны между собой, взаимопроникают и обогащают друг друга.
   Как социокультурный феномен наука всегда опирается на сложившиеся в обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры. Наука не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Вместе с тем, представляя собой в определенной степени синтез мифологии, религии, философии и других предшествующих ей отраслей культуры, наука существенно отличается от них.
   От мифологии. Наука стремится не к объяснению мира в целом с опорой на вымысел и традиции, а к рациональному формулированию законов развития природы, допускающих эмпирическую проверку.
   От религии. Наука опирается не на веру в сверхъестественные силы, а на разум человека и чувственную реальность.
   От философии. Наука изучает не Универсум, а отдельные фрагменты бытия. Наука познает мир как объект, философия изучает его сквозь призму субъектно-объектных отношений.
   Существенные различия есть у науки и с другими отраслями духовной деятельности человека. Так, от искусства наука отличается своей рациональностью, ее конечный продукт не художественный образ, а истинное знание. В отличие от идеологии истины, науки общезначимы и не зависят от интересов определенной социальной группы. От техники наука отличается тем, что нацелена на получение новых знаний о действительности, а не на практическое их применение. От обыденного знания науку отличает систематизированность, наличие методологии, специфика способов обоснования истины.

1.5. Наука как социальный институт

   Социальный институт возникает, когда некая человеческая потребность начинает осознаваться как общенациональная, а не частная, и для ее реализации в обществе устанавливаются особые нормы поведения, готовятся кадры, выделяются ресурсы (например, потребность в коммуникации, в производстве продуктов, в распределении благ, в безопасности и т. д.).
   Современное общество характеризуется разрастанием и усложнением системы социальных институтов. При этом одна и та же базовая потребность может порождать существование множества социальных институтов, а каждый институциональный комплекс (например, семья) реализует целую гамму базовых потребностей.
   Наука удовлетворяет одну из важнейших специфических человеческих потребностей – познавательную (И. Кант определял ее как главную).
   Наука по самой своей сути – социальное явление. Она создается сообществом ученых на протяжении уже более 2 тысячелетий и представляет собой определенную систему взаимосвязей между членами научного сообщества. Естественно, что способы социальной организации и взаимоотношений ученых на протяжении истории науки менялись с изменением ее статуса в жизни общества, с развитием самого социума.
   Сегодня наука представляет собой мощную отрасль по производству знаний с огромной материальной базой, с развитой системой коммуникаций. Современная наука – это пятимиллионное международное научное сообщество, объединенное профессионально, организовавшее свою деятельность как на национальном, так и на международном уровне, т. е. это:
   – люди, занятые научным исследованием;
   – экспериментальные средства, необходимые для изучения явлений (приборы и установки);
   – методы, посредством которых выделяются и познаются предметы исследования;
   – учреждения и организации типа лабораторий, институтов, академий, конструкторских бюро, научных обществ, журналов и т. д.;
   – системы знаний, зафиксированные в виде текстов и заполняющие полки библиотек;
   – научная деятельность, включающая защиту диссертаций, научные экспедиции, работу конференций, симпозиумов, дискуссий и т. д.;
   – научный менеджмент, поскольку без организации и управления, без добывания средств на развитие и умение их эффективно использовать наука невозможна;
   – постоянная борьба различных мнений, направлений, борьба за признание работ, идей ученого, борьба за приоритет в полученном результате;
   – этика науки, затрагивающая проблемы интеллектуальной и социальной ответственности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, нравственного климата в научном коллективе и сообществе;
   – интегральная теоретическая система, включающая 15 тысяч дисциплин.
   Таким образом, современная наука – это мощная самоорганизующаяся система, двумя главными контролирующими параметрами которой выступают экономическая (материально-финансовая) база и свобода научного поиска.

1.6. Наука как непосредственная производительная сила общества

   Как социальный институт наука включает многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные. Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производительной силы, выступая в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей. Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота XVIII–XIX вв., составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу. Каждое новое открытие становится основой для изобретения. Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются. Наука не приносит сиюминутного экономического дохода и не связана напрямую с непосредственной выгодой, поэтому проблема добывания средств всегда значима для ученых.
   Современная научная деятельность не сводится к чисто познавательной. Современная наука жестко вплетена (экономическими, технологическими, институциональными узами) в практическую деятельность, в систему «наука – техника-технология». Как никогда раньше ее функционирование и развитие детерминировано практическими и социальными потребностями общества.
   Не просто новые знания, а максимально полезные инновации – вот главное требование современного общества к научной деятельности. Таким образом, наука является существенным аспектом инновационной деятельности, направленной на создание новых потребительских стоимостей. Научные инновации являются первичным и основным звеном современной наукоемкой экономики.

2. Критерии научности

   В философской литературе обозначены различные основания для разграничения научного и ненаучного знания. Если суммировать основные подходы, то можно перечислить следующие важные критерии.
   – Объективность. Основная задача науки – обнаружение объективных законов действительности. Отсюда ориентация исследования на общие существенные свойства предмета и выражение их в системе абстракций, в форме идеализированных объектов.
   – Системность. Научное знание есть целостная развивающаяся система, имеющая довольно сложную структуру. Собрание разрозненных, хаотических сведений не есть наука.
   – Направленность на достижение истины. Цель науки – не просто получение новых знаний, а постижение объективной истины.
   – Наличие методологии и категориального аппарата. Они обеспечивают специфические способы обоснования истинности научного знания, сочетание эмпирического и теоретического уровня познания.
   – Специализированность и предметность. Наука делится на множество отраслей знаний (дисциплин), которые различаются по предмету, т. е. по тому, какую сторону действительности они изучают.
   – Универсальность. Наука сообщает знания, истинные для всего универсума в тех условиях, при которых они добыты человеком.
   – Общезначимость. Полученные знания пригодны для использования всеми людьми в любых сферах деятельности.
   – Достоверность и проверяемость. Выводы науки требуют, допускают и проходят проверку по определенным, сформулированным в ней правилам. Ее результаты требуют эмпирической проверки и воспроизводимости и только после этого признаются достоверными.
   – Рациональность. Знания, полученные на эмпирическом уровне, проходят проверку на основе рациональных процедур и законов логики, приобретая форму законов и теорий.
   – Обезличенность. Наука выступает как некое надындивидуальное, надличностное явление. Ни национальность, ни социальное происхождение, ни место проживания, ни личностные особенности ученого никак не отражены в результатах научного исследования.
   – Внеморальность. Научные истины нейтральны в морально-этическом плане, а нравственные оценки относятся либо к деятельности по получению знания, либо к его применению.
   – Традиционность. Новые знания определенным образом и по определенным правилам соотносятся со старыми, сохраняя преемственность научного поиска.
   – Социально-исторический характер. В процессе развития науки происходит не только накопление нового знания, но и изменение всех компонентов научной деятельности: объектов, методов, средств и т. п.
   – Проблемность и критичность. Наука возникает с проблемы, т. е. знания, отсутствующего у человечества в целом. И она всегда готова поставить под сомнение и пересмотреть свои же основополагающие результаты [3], [5], [7], [8].
   Таким образом, можно сказать, что наука – это специализированная профессиональная деятельность людей, направленная на познание объективных законов действительности, для которой характерны вышеназванные признаки.
   3, Функции науки в жизни общества
   Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что наука является важным социокультурным феноменом и играет важную, если не определяющую роль в жизни современного общества. В связи с этим философия науки ставит проблему ее социальных функций. Вопрос классификации функций науки до сих пор остается спорным, так как последняя, развиваясь, возлагает на себя все новые и новые социально значимые задачи. В качестве основных чаще всего выделяют следующие функции науки:
   – теоретико-познавательную;
   – культурно-мировоззренческую;
   – функцию социальной регуляции;
   – функцию непосредственной производительной силы;
   – проектно-конструктивную;
   – прогностическую.
   Безусловно, важнейшей среди них остается теоретико-познавательная. Наука была и есть прежде всего средством формирования научного знания, научной картины мира.
   Культурная функция науки не сводима только к оценке результатов научной деятельности, которые составляют также и совокупный потенциал культуры. Она обнаруживает себя как процесс формирования человека в качестве субъекта деятельности и познания. Само индивидуальное познание совершается исключительно в социальных формах, принятых и существующих в культуре. Научное знание, глубоко проникая в быт, составляет рациональную основу формирования мировоззрения людей.
   Наука, выступая как фактор социальной регуляции, не может не использовать знания, ставшие общественным достоянием и хранящиеся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность. Наука решает проблему социальной ответственности за последствия научных открытий, морального и нравственного выбора. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления. Любая инновация требует аргументированного научного обоснования. Проявление регулятивной функции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему образования, воспитания, обучения, все механизмы социализации личности.
   Как непосредственная производительная сила общества наука направлена на умножение его экономического потенциала. Методы науки и ее данные используются для разработки масштабных планов социального развития. Она выступает как важнейший фактор хозяйственно-культурного развития социума.
   Проектно-конструктивная функция науки предваряет фазу реального практического преобразования, являясь неотъемлемой стороной интеллектуального поиска любого ранга. Данная функция связана с созданием качественно новых технологий, что чрезвычайно актуально в наше время.
   Прогностическая функция состоит в том, что наука позволяет человеку не только изменить окружающий мир сообразно своим желаниям и потребностям, но и прогнозировать последствия таких изменений. При помощи научных моделей ученые могут показать возможные опасные тенденции развития общества и дать рекомендации по их преодолению.
   В связи с процессом глобализации и обострением основных противоречий современной техногенной цивилизации ряд исследователей выделяет также гуманистическую и экологическую функции. Первая делает акцент на выживании человечества, на транслировании последующим поколениям не только совокупности накопленных знаний, но и нравственных императивов. Экологическая функция направлена на сохранение природы (ресурсов, земли, биосферы) и обеспечение максимально благоприятных условий для существования человека.
   Таким образом, философский анализ науки предполагает ее целостное и ценностное осмысление как специфической области человеческой деятельности во всех ее ипостасях: когнитивной, институциональной, методологической, лингвистической, коммуникационной и т. д.

Литература

   2. Вебер М. Наука как профессия и призвание // Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.
   3. Ильин В.В. Философия науки: учебник. – М., 2003.
   4. Кохановский В.П. Философия для аспирантов: учеб. пособие / В.П. Кохановский, Е.В. Золотухин, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. – Ростов н/Д., 2002.
   5. Кохановский В.П. Философия и методология науки. – Ростов н/Д., 1999.
   6. Лешкевич Т.Г. Философия науки: учеб. пособие. – М., 2006. У. Степин B.C. Наука: Философский словарь. – М., 2001.
   8. Философия науки: учеб. пособие для вузов / под ред. С.А. Лебедева. – М., 2004.

Тема 4
Возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции

   1. Проблема возникновения науки.
   2. Преднаука и наука.
   3. Генезис науки.

1. Проблема возникновения науки

   Французский математик Лазар Карно (1753–1823) по этому поводу сказал: «Науки подобны величественной реке, по течению которой легко следовать после того, как она приобретает известную правильность; но если хотят проследить реку до ее истока, то его нигде не находят, потому что его нигде нет; в известном смысле источник рассеян по всей поверхности земли. Таким же образом, если хотят вернуться к источнику наук, то не находят ничего, кроме мрака, смутных идей, порочных кругов, и теряются в примитивных представлениях» [6, с. 3].
   Сложность проблемы заключается и в том, что, как мы уже отмечали, не существует единого понимания, что есть наука. В зависимости от того, какой смысл мы будем вкладывать в содержание этого термина, меняется и представление о начале науки.
   Так, Н.И. Кузнецова в статье «Возникновение науки» выделяет пять основных точек зрения:
   – Наука была всегда, ибо она органично присуща практической и познавательной деятельности человека.
   – Наука возникла в Древней Греции в V в. до н. э., именно здесь впервые знание соединили с обоснованием.
   – Наука возникла в Западной Европе в позднее Средневековье (XII–XIV вв.) вместе с особым интересом к опытному знанию и математике.
   – Наука начинается с XVI–XVII вв. работами Кеплера, Гюйгенса и особенно Галилея и Ньютона, разработавшими первую теоретическую модель физики на языке математики.
   – Наука начинается с первой трети XIX в., когда исследовательская деятельность была объединена с высшим образованием [11, с. 35–38].
   Можно привести и иные подходы, но остановимся на данном, кратко рассмотрев аргументацию сторонников каждой из точек зрения.
   I. Г. Спенсер в работе «Происхождение науки» утверждал, что обыденное знание и научное по своей природе тождественны, поэтому неправомерна постановка вопроса о возникновении науки, которая, по его мнению, возникает вместе с появлением человеческого общества. Научный метод понимается им как естественный, изначально присущий человеку способ видения мира, неизменяемый в различные эпохи. Развитие знания происходит только путем расширения нашего опыта.
   Согласно этой точке зрения начало науки нужно вести с каменного века, т. е. со времени, когда человек в процессе непосредственной жизнедеятельности начинает накапливать и передавать другим знания о мире.
   Английский ученый Джон Бернал в своей книге «Наука в истории общества» пишет: «Так как основное свойство естествознания заключается в том, что оно имеет дело с действенными манипуляциями и преобразованиями материи, главный поток науки вытекает из практических технических приемов первобытного человека; их показывают и им подражают, но не изучают досконально» [2, с. 40].
   Таким образом, наука отождествляется с любым знанием. Этой позиции придерживались Конт, Райе-Коляр, Кузен, Гарнье, Рид и другие философы.
   II. Многие исследователи называют другую дату: наука рождается 20 веков назад (около V в. до н. э.) в Восточном Средиземноморье, точнее в Древней Греции.
   Именно в это время на фоне разложения мифологического мышления возникают первые программы исследования природы, появляются не только первые образцы исследовательской деятельности, но и осознаются некоторые фундаментальные принципы познания природы. Формируется аппарат математики, законы логики. Проводятся отдельные эмпирические исследования: например, выяснение размера Земли (Эратосфен), измерение видимого диска Солнца (Архимед), вычисление расстояния от Земли до Луны (Гиппарх) и т. д. Разделение умственного и физического труда, использование идеальных моделей, доказательство теоретических положений, оперирование понятиями и категориями и т. п. позволяет, по мнению В.В. Ильина, утверждать, что наука возникла «именно в лоне античной культуры» [6, с. 62–63].
   Подобную точку зрения разделяют П.П. Гайденко, В.И. Купцов, А.Ф. Зотов, B.C. Степин и другие отечественные философы.
   III. Третья точка зрения относит дату рождения науки к гораздо более позднему времени, к периоду поздней средневековой культуры Западной Европы (XII–XIV вв.). Ее разделяют Р. Мертон, А. Койре, Дж. Нидам.
   Наука, считают они, возникает в тот период, когда была переосознана роль опытного знания, что связано с деятельностью английского епископа Роберта Гроссета (1168–1253), английского философа и ученого Роджера Бэкона (1214–1292), английского теолога Томаса Брадвардина и др. Эти оксфордские ученые призывают опираться на опыт, наблюдение и эксперимент, а не на авторитет, догму, предания или философские традиции, критикуют аристотилизм, выступают против спекулятивного мышления. Как утверждает Р. Бэкон, математика – врата и ключ к прочим наукам.
   Французский философ и историк науки А. Койре видит условие возникновения науки в коренной перестройке способа мышления: разрушении античного представления о Космосе как иерархически упорядоченном мире, где каждая вещь имеет свое «естественное» место, в котором «земное» по физическим свойствам резко отличается от «небесного». Идея Космоса заменяется идеей неопределенного и бесконечного Универсума, в котором все вещи принадлежат одному и тому же уровню реальности. Следующим моментом мыслитель выделяет геометризацию пространства, т. е. замещение конкретного пространства догалилеевской физики абстрактным и гомогенным пространством евклидовой геометрии. Создание языка математики стало условием экспериментирования.
   Американский социолог науки Роберт Мертон полагает, что европейская наука возникла на основе протестантской этики. Эта позиция не находит поддержки в отечественной философии науки.
   IV. Большинство же историков науки считают, что о науке в современном смысле слова можно говорить только начиная с XVI–XVII вв. Это эпоха, когда появляются работы И. Кеплера, X. Гюйгенса, Г. Галилея, И. Ньютона.
   Наука в таком понимании – новейшее естествознание, умеющее строить математические модели изучаемых явлений, сравнивать их с опытным материалом, проводить рассуждения посредством мысленного эксперимента, исследование научного инструментария. В XVII в. происходит признание социального статуса науки, рождение ее в качестве особого социального института. В 1662 г. возникает Лондонское Королевское общество, в 1666 г. – Парижская Академия наук.
   Австрийский историк науки Э. Цильзель (1891–1944) в статье «Социологические корни науки» выделяет общие и специфические условия формирования науки и научного метода.
   Общие условия таковы:
   1. С появлением раннего капитала центр культуры перемещается из монастырей и деревень в города. Наука не может
   развиваться среди духовенства и рыцарства, так как ее дух светский и невоенный. Поэтому она может развиваться только среди горожан.
   2. Конец Средневековья был периодом быстрого технологического прогресса. В производстве и военном деле стали использоваться машины, что, с одной стороны, ставило задачи для механиков и химиков, а с другой – способствовало формированию казуального мышления.
   Капитализм с его духом предпринимательства и конкуренции разрушил присущий средневековому образу жизни и мышления традиционализм и слепую веру в авторитеты. Индивидуализм, формирующийся в обществе, явился предпосылкой научного мышления.
   Возникновение экономической рациональности способствовало развитию рациональных научных методов. Появление количественного метода, фактически не существовавшего ранее, неотделимо от духа расчетов и вычислений, присущих капиталистической экономике.
   Специфические условия состоят в появлении трех больших групп:
   а) университетских ученых-схоластов;
   б) гуманистов;
   в) ремесленников.
   V. Немногочисленные исследователи сдвигают дату рождения современной науки на еще более позднее время и называют конец первой трети XIX в.
   Такого мнения придерживаются те, кто считают существенным признаком науки современные методы исследовательской деятельности и наличие высшего образования.
   Рождение современной науки связывают с возникновением университетских исследовательских лабораторий, привлекающих к своей работе студентов, а также с проведением исследований, имеющих важное прикладное значение.
   Теперь научно-исследовательская деятельность становится признанно важной, устойчивой социокультурной традицией, закрепленной множеством осознанных норм, – делом столь серьезным, что государство берет на себя некоторые заботы о поддержании этой профессии на должном уровне.
   Суммируя все сказанное по данному вопросу можно привести мнение К. Яеперса, высказанное им в книге «Смысл и назначение истории». Он выделяет два этапа становления науки.
   I этап. «Становление логически и методически осознанной науки – греческая наука и параллельно начатки научного по знания мира в Китае и Индии». Это было умозрительное ис следование, никак не связанное с практикой. Форма духовного саморазвития свободного человека.
   II этап. «Возникновение современной науки, вырастающей с конца Средних веков, решительно утверждающейся с XVII века и развертывающейся во всей своей широте с XIX века» [14, с. 100].
   Только в XVII в. наука стала рассматриваться в качестве способа увеличения благосостояния населения и обеспечения господства человека над природой.
   Именно тогда наука приобретает характер особого рационального способа познания мира, основанного на эмпирической проверке или математическом доказательстве, т. е. утверждаются две характерные черты научного подхода к анализу действительности:
   1) опора на эксперимент, поставляющий и проверяющий ре зультаты;
   2) господство аналитического подхода, направляющего мышление на поиск простейших, ранее неразложимых первоэ лементов реальности.

2. Преднаука и наука

   Исследователи сходятся в том, что прежде, чем возникла зрелая наука в строгом смысле этого слова, прошел длительный период становления преднаучного знания. Этот период условно включает три основных этапа:
   1) от мифа к логосу;
   2) от логоса к преднауке;
   3) от преднауки к науке [5, с. 33].
   Миф (от греч. предание, сказание) – форма общественного сознания древнего общества, исторически первый тип мировоззрения. Это наиболее ранняя форма духовной культуры человечества, в которой соединены зачатки знаний, элементы верований, политических взглядов, различных видов искусства, начала философии. Миф – единая, синкретическая форма сознания, он выражает миропонимание и мировосприятие того времени. В нем содержатся попытки ответить на вопросы о происхождении и строении Вселенной, о важнейших явлениях природы – солнечных и лунных затмениях, наводнениях, землетрясениях, о мировой гармонии, о происхождении человека, стадиях его жизни, проблеме жизни и смерти.
   Характерными чертами мифа являются:
   – соединение реальных знаний и фантазии;
   – вымыслы (неразличение видимого и сущности);
   – очеловечивание природы (антропоморфизм);
   – эмоционально-образная форма (оперирование образами, а не понятиями);
   – синкретичность (включает все знания о мире и человеке);
   – доступность и понятность изложения;
   – отсутствие рефлексии;
   – утилитарная направленность;
   – ритуализация человеческой деятельности.
   В мифологии практически создавалась система ценностей, призванная регулировать отношения между людьми в обществе, между природой и обществом, между природой и человеком.
   На первобытном уровне мифология выступает как «грандиозная, облеченная в фантастическую форму система взглядов и представлений, универсально объясняющих мир и регламентирующих поведение людей в этом мире» [8, с. 17].
   Логос (от греч. слово, учение, понятие, закон). В VIII–VI вв. до н. э. происходит своеобразный интеллектуальный скачок, когда на Ближнем и Дальнем Востоке, а также в античной Греции сформировались те мыслительные структуры, которыми мы оперируем по сей день. Решающими факторами перехода от мифа к логосу, по мнению В.В. Ильина, были:
   – отказ «оборотнической логики» мифа, т. е. переход от чувственно-наглядного понимания мира, в котором предмет отождествляется с образом, где нет границы между реальным и нереальным, субъектом и объектом, подлинным и мнимым, к рациональному познанию;
   – замена духовно-личностного отношения к действительности объектно-субстанциональным. Разрушение мифологического тождества человека и действительности (отказ от очеловечивания природы, поиск причинно-следственных связей, конструирование мира из «него самого»);
   – формирование естественного истолкования событий [5, с. 3–6].
   Сыграло свою роль и формирование школ, появление учителей (мудрецов). Первоначально это были школы жрецов, религиозно-философские, потом – ряд светских школ, в которых обучали «тайному искусству» особо важных для государства профессий – школы писцов, мореходов, строителей, медиков, алхимиков и т. п. Школы выступали аккумуляторами накапливающихся знаний и приемов передачи их в процессе обучения.
   Кроме того, школы, скрывая свои секреты от профанов, вырабатывали особые системы обозначения и свою терминологию. Эти «тайные языки» послужили первоосновой для выработки языка науки на более поздних этапах.
   Преднаука (пранаука) открывается нам в культурных памятниках Древнего Востока, Египта, Месопотамии, Индии, Китая, Центральной и Южной Америки. Здесь существовали великие цивилизации, накопившие гигантский своеобразный опыт производственных навыков, ремесел и знаний.
   Китай дал миру порох, компас, книгопечатание, механические часы, фарфор, бумагу и т. д. Китайцы смогли развить великолепную технику вычислений и применять ее во многих областях практики.
   В Индии для чтения канонических санскритских текстов была создана поражающая своей детальностью грамматика, позволяющая очень точно описать звуковой строй языка. Она приводит в изумление даже лингвистов современности.
   Древний Вавилон имел развитую арифметику, на которой базировались тонкие геометрические измерения и обработка астрономических наблюдений.
   В Египте была развития астрономия, позволявшая предсказывать разливы Нила, солнечные затмения, также там возникли математика, медицина, строительная практика.
   Но все эти знания были именно преднаукой, собственно наука начинается только с античной Греции. Отличительные черты преднауки:
   – математические, астрономические, медицинские и иные знания имели прикладной характер и служили только практическим целям;
   – отсутствует доказательство, «правила вычисления заучивались как догма и передавались от одного поколения писцов к другому. Порукой верности служила вековая практика» [10, с. 7];
   – отсутствие инноваций, в развитии знаний на протяжении столетий нельзя обнаружить никакого прогресса;
   – существует тесная связь с мифологией и религией;
   – древние астрономы могли наблюдать и предсказывать многие небесные явления, но они не ставили вопроса о том, по чему эти явления повторяются;
   – отсутствие логики и методологии познания.
   Тем не менее без древней преднауки было бы невозможно становление современных методов и способов научного мышления и познания.

3. Генезис науки

   В начале XX в. возникают первые общества по изучению истории науки, появляются первые журналы, в частности «Айзис». Этот журнал существует до сих пор и раз в год издает библиографический указатель всего, что создано в мире по истории науки. Когда после Второй мировой войны была создана международная Академия по истории науки, «Айзис» стал его официальным органом. Сегодня в мире издается около 100 историко-научных журналов, общих и тематических, в основном англоязычных. В России издается журнал «История науки, познания, техники», кафедры по истории науки существуют на всех философских факультетах государственных университетов, есть Институт истории науки в рамках РАН РФ.
   Знание истории науки необходимо современному специалисту, ибо традиционность, как отмечалось, есть один из критериев научного знания. Не менее важно знание об эволюции науки и для философов, ибо, как заметил И. Лакатос, философия науки без истории науки слепа.
   Первые программы историко-научных исследований можно охарактеризовать следующим образом:
   – первоначально решалась задача хронологической систематизации успехов в какой-либо области науки;
   – делался упор на описание механизма прогрессивного развития научных идей и проблем;
   – определялась творческая лаборатория ученого, социокультурный и мировоззренческий контекст творчества.
   Одна из главных проблем, характерных для истории науки, – понять, объяснить, как, каким образом внешние условия (экономические, социокультурные, политические, мировоззренческие, психологические и др.) отражаются на результатах научного творчества: созданных теориях, выдвигаемых гипотезах, применяемых методах научного поиска.
   Эмпирической базой истории науки являются научные тексты прошлого: книги, журнальные статьи, переписка ученых, неопубликованные рукописи, дневники и т. д. Но есть ли гарантия, что историк науки имеет достаточно репрезентативный материал для своего исследования? Ведь очень часто ученый, сделавший открытие, пытается забыть те ошибочные пути поиска, которые приводили его к ложным выводам.
   Так как объектом историко-научного исследования является прошлое, то такое исследование – всегда реконструкция, которая стремится претендовать на объективность. Так же как и всем другим историкам, историкам науки известны две возможные односторонние установки, на основе которых проводится исследование: презентизм (объяснение прошлого языком современности) и антикваризм (восстановление целостной картины прошлого без каких-либо отсылок к современности). Изучая прошлое, иную культуру, иной стиль мышления, знания, которые сегодня в науке уже не воспроизводятся, не воссоздает ли историк науки нечто, что является лишь отражением его эпохи? И презентизм, и антикваризм сталкиваются с непреодолимыми трудностями, отмеченными многими выдающимися историками науки.
   Всплеск историографических исследований был зафиксирован в 30-х годах XX в. В 1931 г. на Втором Международном конгрессе историков науки в Лондоне доклад о социально-экономических корнях механики Ньютона сделал советский ученый Б.М. Гессен, применивший в своем исследовании диалектический метод. Этот доклад произвел очень большое впечатление на участников конгресса, из числа которых образовался «невидимый колледж» – не имеющая организационного оформления группа, объединившая часть английских ученых, занимающихся изучением истории науки. Работа этой группы дала толчок к возникновению такого направления в западной историографии науки, которое получило название экстреналистского. Представители данного направления поставили своей задачей выявление связей между социально-экономическими изменениями в жизни общества и развитием науки. Его лидером по праву стал английский физик и науковед Д. Бернал (1901–1971), опубликовавший работы «Социальная функция науки», «Наука и общество», «Наука в истории общества» и др. К числу известных представителей экстреналистского направления можно отнести Э. Цильзеля, Р. Мертона, Дж. Нидама, А. Кромби, Г. Герлака, С. Лили.
   Большой вклад в исследование истории науки внесли и отечественные мыслители. В.И. Вернадский предложил идею рассмотрения истории науки как становления и развития научного мировоззрения [2]. Опираясь на идеи социокультурной обусловленности научного познания, интересные концепции истории науки разрабатывали П.П. Гайденко, В.В. Ильин, Б.И. Липский, Л.М. Косарева, Н.И. Кузнецова, B.C. Степин и др. [3-12].
   Проблема периодизации истории науки остается дискуссионной. Наибольшим признанием в отечественной историографии пользуется периодизация, согласно которой науке как таковой предшествует преднаука, где зарождаются элементы (предпосылки) науки, а затем возникает собственно наука.
   Согласно этому подходу, основными стадиями исторической эволюции науки являются:
   – «пранаука» традиционных культур (древневосточной, египетской, вавилонской и др.);
   – античная протонаука;
   – протонаука Средневековья;
   – протонаука эпохи Возрождения;
   – классическая наука Нового времени;
   – неклассическая наука (конец XIX – первая половина XX в.);
   – постнеклассическая наука (середина XX–XXI вв.). Содержательная сторона генезиса науки подробно изложена в учебной и теоретической литературе [1 – 14]. Авторы указанных работ, а также многочисленных исследований по истории отраслей науки и отдельных научных дисциплин[1], как правило, связывают развитие науки с изменением общенаучной и частнонаучных картин мира. Они последовательно излагают сущность наиболее значимых научных открытий, раскрывают содержание основополагающих теорий, перечисляют главные школы, называют имена ученых, внесших наибольший вклад в становление и эволюцию научного знания.
   Так, А.А. Краузе, рассматривая историю науки как историю возникновения идей и понятий, выделяет в этом процессе четыре основных периода.
   1. С 1-го тыс. до н. э. до XVI в. Этот период можно назвать периодом преднауки. На его протяжении наряду с обыденно-практическими знаниями стали возникать первые философские представления о природе (натурфилософия), носившие характер общих и абстрактных умозрительных теорий. Зачатки научного знания формировались внутри натурфилософии как ее элементы. Рационализированность и системность – таковы главные видовые отличия философии как таковой. Системность определяет содержание философии, поиск ею единства и субстанции мироздания, а рационализированность – ее форму, ее уровень. Кроме того, философия стремится к доказательности.
   Науки как особой, отдельной от философии сферы деятельности еще не существовало: она развивалась в основном в рамках философии, параллельно с другим источником научных знаний – жизненной практикой и ремесленным искусством – и в очень слабой связи с ними. Это своего рода «эмбриональный» период развития науки, предшествующий ее рождению в качестве особой формы культуры.
   В период Средневековья важную роль в становлении науки сыграли университеты. Происхождение слова «университет» связано с тем, что эти высшие (выше, чем монастырские и церковные) школы состояли из двух цеховых корпораций: из совокупности учителей, которая называлась на латинском языке «университас магисториум», и совокупности учащихся – «университас схолариум», так что слово «университет» происходит от латинского слова «университас» – «совокупность». Первыми университетами были Болонский и Оксфордский, которые были основаны в XI и XII вв. Представители оксфордской школы Роджер Бэкон (1214–1294) и Уильям Оккам (1285–1349) выдвигали идеи о том, что познание должно базироваться на эксперименте и математике, а понятия, не поддающиеся проверке в опыте, должны быть удалены из науки. Однако в целом средневековая философия, стиль мышления могут быть охарактеризованы как теоцентризм: все основные понятия средневекового мышления соотнесены с Богом и определяются через него.
   В интеллектуальной среде монашеских диспутов, монастырских школ и университетов созревали предпосылки новой эпохи в культуре человеческого мышления. Эту эпоху принято называть Ренессанс, или эпоха Возрождения.
   В эпоху Возрождения философия вновь обращается к изучению природы. Интерес к натурфилософии особенно усиливается к концу XV – началу XVI в. по мере того, как пересматривается средневековое отношение к природе как началу несамостоятельному. На первый взгляд происходит возвращение к античному космоцентризму Однако в понимании природы, так же как и в трактовке человека, философия Возрождения имеет свою специфику Эта специфика состоит в том, что природа трактуется пантеистически. В переводе с греческого «пантеизм» означает «всебожие». Христианский бог здесь утрачивает свой внеприродный характер; он как бы сливается с природой, а последняя обожествляется. Натурфилософы Возрождения видят в природе некое живое целое, пронизанное магическими силами, которые находят свое проявление не только в строении и функциях живых существ, но и в неодушевленных стихиях. Подобно тому, как в человеке всеми отправлениями тела заведует «душа», точно так же в каждой части природы находится некое одушевленное начало – архей, а потому для овладения силами природы необходимо постигнуть этот архей; войти с ним в некий магический контакт и благодаря этому научиться им управлять.
   Такое магико-алхимическое понимание природы характерно для XV–XVI вв. Оно имеет точки соприкосновения с античным представлением о природе как целостном и даже одушевленном космосе и одновременно существенно отличается от античного понимания природы своим активистским духом, стремлением управлять природой с помощью тайных, оккультных сил.
   2. XVI–XVII вв. – эпоха научной революции. Она начинается с исследований Коперника и Галилея и увенчивается фундаментальными физико-математическими трудами Ньютона и Лейбница. Время жизни этих великих творцов науки – это был романтический период новаторских открытий и острой борьбы создателей новых научных идей со схоластикой и догматизмом религиозного мировоззрения.
   В этот период были заложены основы современного естествознания. Отдельные разрозненные факты, добытые ремесленниками, врачами-практиками, алхимиками, начинают систематически анализироваться и обобщаться. Образуются новые нормы и идеалы построения научного знания, связанные с математической формулировкой законов природы, экспериментальной проверкой теорий, критическим отношением к религиозным и натурфилософским догмам, не имеющим опытного обоснования. Наука обретает собственную методологию и все активнее начинает направляться на решение вопросов, связанных с нуждами практической деятельности. Соответственно в философии на первый план выходят вопросы теории познания – гносеологии, а в ней – проблема соотношения эмпиризма и рационализма, наиболее ярко проявившаяся в творчестве Ф. Бэкона и Р. Декарта.
   Но чем дальше наука проникается новой методологией и духом практицизма, тем дальше она уплывает от берегов философии, своей исторической родины. К концу рассматриваемого периода она понимается уже как система знаний, которую можно развивать независимо от философских, религиозных, теологических догматов. В результате наука оформляется как особая, самостоятельная область деятельности. Появляются ученые-профессионалы. Развивается система университетского образования, в которой происходит их подготовка. Возникает научное сообщество со свойственными ему специфическими формами и правилами деятельности, общения, обмена информацией.
   Идея создания национальных академий и научных обществ как организационных форм научной деятельности была выдвинута Ф. Бэконом. В утопической повести «Новая Атлантида» (1623–1624) Ф. Бэкон описал «Дом Соломона» – «благороднейшее, по нашему мнению, учреждение на земле, служащее стране путеводным светочем» и посвященное «изучению творений господних»[2].
   В XVII в. создаются первые научные академии: Лондонское Королевское общество (1660), Парижская Академия наук (1666), несколько позже основаны научные академии в Берлине (1700), Санкт-Петербурге (1724), Стокгольме (1739) и других европейских столицах. В самой большой из этих академий – Лондонском Королевском обществе – насчитывалось при ее открытии 55 членов. Парижская Академия начала работать в составе 21 человека. В штате членов Санкт-Петербургской Академии по проекту Петра I намечалось поначалу иметь 11 персон. В европейских странах к началу XVIII в., видимо, было уже несколько тысяч ученых, поскольку тиражи научных журналов (а их в это время издается уже несколько десятков) доходили до тысячи экземпляров.
   3. XVIII–XIX вв. Науку этого периода называют классической. В этот период образуется множество отдельных научных дисциплин, в которых накапливается и систематизируется огромный фактический материал. Создаются фундаментальные теории в математике, физике, химии, геологии, биологии, психологии и других науках. Возникают и начинают играть все более заметную роль в материальном производстве технические науки. Возрастает социальная роль науки, развитие ее рассматривается мыслителями того времени как важное условие общественного прогресса.
   Если в середине XVIII в. в мире было около 10 тыс. человек, занимающихся наукой, то к концу XIX в. число ученых достигает 100 тыс. В XVI в. более половины «ученых людей» были клириками, получившими церковное образование. В XIX в. наука становится самостоятельной отраслью общественного труда, которым занимаются «светские» ученые-профессионалы, окончившие специальные факультеты университетов и институтов. В 1850 г. в мире издается уже около тысячи научных журналов, а в 1950 – более 10 тыс. В 1825 г. немецкий химик Либих основал научную лабораторию, которая стала приносить ему значительный доход. Но это было тогда еще необычным исключением. К концу XIX в. такие лаборатории уже не редкость. Наука все больше начинает привлекать внимание бизнесменов, предпринимателей, которые стали финансировать работы ученых, имеющие промышленное значение.

4. XX век – новая эпоха в развитии науки

   В 1895 г. В.К. Рентген открыл неведомые ранее лучи, названные впоследствии его именем. В 1896 г. А.А. Беккерель открыл явление радиоактивности. А еще через год Дж. Дж. Томсон открыл электрон. В 1900 г. М. Планк выдвинул теорию квантов. В 1905 г. была опубликована знаменитая статья А. Эйнштейна «К электродинамике движущихся тел», в которой излагалась специальная теория относительности.
   Это была настоящая революция в науке, которая разрушила многие исходные представления физиков XIX в.
   В математике подвергаются критическому анализу теория множеств и логические основания математического мышления, возникает ряд новых дисциплин. В биологии развивается генетика. Появляются новые фундаментальные теории в медицине, психологии и других науках о человеке. Крупнейшие изменения претерпевает весь облик научного знания, методология науки, содержание и формы научной деятельности, ее нормы и идеалы.
   Вторая половина XX в. приводит науку к новым революционным преобразованиям, которые в литературе часто характеризуются как НТР, а науку определяют как поетне-классическую. Эти преобразования связаны с тем, что наука обгоняет в своем развитии технику и ставит перед ней конкретные задачи. Не только создание новой техники, но и ее эксплуатация уже невозможны без овладения научными знаниями. Особенно большие изменения наука вызывает в энергетике (атомные электростанции), на транспорте (автомобилестроение, авиация), в электронике (телевидение, телефония, компьютеры). Развитие науки стало главнейшим условием создания новейшей военной техники [10, с. 64–76].
   Иной подход к периодизации истории науки использует академик Б.М. Кедров. Он выделяет 5 этапов в развитии науки. Переход с одного этапа на другой знаменуется не только изменением научной картины мира, содержанием научного знания, но и тем, какой элемент в структуре научной деятельности является доминирующим.
   Как известно, научную деятельность можно представить как взаимодействие трех основных элементов: субъект (совокупность профессионально подготовленных людей – ученые) – средства исследования (инструменты, условия, методы) – объект (реально существующие явления и процессы). Субъект смотрит на объект через призму определенной информационной константы, определенной методологии, определенных мировоззренческих установок.
   Периодизация науки, по Б.М. Кедрову, включает 2 донаучных этапа и 3 стадии становления и развития собственно науки:
   I этап – натурфилософский (особенно древнегреческая на турфилософия);
   II этап – схоластический (средневековая наука);
   III этап – зарождение и становление классической науки;
   IV этап – неклассическая наука рубежа XIX–XX вв.;
   V этап – постнеклассическая наука с середины XX в. [9].
   В первых трех этапах главным элементом в структуре научной деятельности был объект познания, который познавался в чистом виде, как бы в изоляции от окружающей среды. Цель науки – объективная истина. На четвертом этапе на первый план в научном познании выходят средства исследования. Проникновение науки в микромир, где не действуют многие законы классической науки, познание макрокосмоса, меняющее традиционные представления о материи, времени и пространстве, возникновение новых отраслей научного знания (техническое, социогуманитарное) и научных дисциплин (космонавтика, кибернетика и т. д.) особенно остро поставили проблему соответствия знания с тем, о чем знают. В этой связи особую роль в научном познании стали играть приборы, методы и принципы исследования. На пятом, современном, этапе ведущее место в познавательной деятельности занимает субъект, но не столько сам человек, сколько идеалы, нормы, ценности, типы рациональности.
   Преднаука и классическая наука были нацелены на объект «сам по себе», абсолютизировали понятия природного процесса, выделяемого безотносительно к условиям изучения, игнорировали роль исследовательского воздействия на предмет.
   Современная постнеклассическая наука представляет собой столь сложный социокультурный феномен, что требует отдельного рассмотрения.

Литература

   2. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М., 1981.
   3. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки. Становление и развитие первых научных программ. – М., 1980.
   4. Иванов В.Г. Введение в философию науки / В.Г. Иванов, МЛ. Лезгина. – М., 2005.
   5. Ильин В.В. Философия науки. – М., 2003.
   6. История и методология науки: Феномен специализированного познания: учеб. пособие / под ред. Б.И. Липского. – СПб., 2004.
   7. Кедров Б.М. Проблемы логики и методологии науки. Избранные труды. – М., 1990.
   8. Косарева Л.М. Социокультурный генезис науки: философский аспект проблемы. – М., 1989.
   9. Кохановский В.П. Философия для аспирантов: учеб. пособие / В.П. Кохановский, Е.В. Золотухин, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. – Ростов н/Д., 2002.
   10. Краузе А.А. История и философия науки. Общие проблемы философии науки: учеб. пособие. – СПб., 2007. И. Кузнецова Н.И. Наука в ее истории. – М., 1982.
   12. Петров Ю.П. Лекции по истории прикладной математики. – СПб., 2001.
   13. Степин B.C. Теоретическое знание. – М., 2000.
   14. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1994.

Тема 5
Особенности современного этапа развития науки

   1. Главные характеристики современной постнеклассической науки.
   2. Глобальный эволюционизм и современная научная картина мира.

1. Главные характеристики современной постнеклассической науки

   Вместе с тем можно выделить некоторые общие черты, которые позволяют говорить о сущностном единстве современной науки.
   1. Наука в XX в. превратилась в одну из важнейших отраслей общественного труда. Профессия ученого обрела массовый характер. В конце XX в. в мире было не менее 5 млн ученых, примерно столько же обслуживающего науку персонала (лаборанты, техники, работники издательств и т. п.). Если взять общее число ученых, живших на земле от древности до наших дней, то окажется, что 90 % из них – наши современники. В развитых странах численность научных работников доходит до 10 % трудоспособного населения, на обеспечение науки в среднем выделяется 5 % бюджетных расходов государства [6, с. 76].
   2. Современная наука стала могущественной производи тельной силой, воздействие которой на общество трудно пере оценить. Современный мир обязан науке своими достижения ми и динамизмом. Наука стала важным фактором социального развития.
   3. Изменяется место и роль субъекта научной деятельности, происходит «вхождение в "тело"» знания в качестве необходимого и неотъемлемого компонента в познание» [4, с. 63]. При этом субъект науки, как правило, не индивид, а коллектив, научное сообщество. Открытия в наше время чаще совершаются не отдельными учеными, а целыми группами. Это, с одной стороны, увеличивает расходы общества на науку, но, с другой – повышает достоверность ее результатов.
   4. Утверждение антропного принципа в науке.
   Главное отличие современной науки состоит в том, что она преодолевает горизонты «принципа Коперника», согласно которому наша часть Вселенной (Земля и Солнечная система) есть рядовая, если так можно выразиться, типичная часть мира, ничем особенным не отличающаяся от всего остального многообразия, ни в чем не привилегированная. Этот принцип сыграл выдающуюся роль в развитии естественных наук, позволив провести четкую демаркационную линию между научными предположениями и мифологией. Но на определенном этапе развития науки этот же принцип начинает играть отрицательную роль, становится тормозом для научной мысли. Обнаруживается оборотная сторона этого принципа: из того, что наша часть Вселенной рассматривается как типичный образец, совершенно тождественный любой другой его части, следует, что весь мир в его бесконечности построен по образу и подобию известного нам сравнительно небольшого его фрагмента. Тем самым утверждается «дурная бесконечность» мира, его абсолютная «монотонность» в отношении частных физических параметров. «Желать, чтобы наука охватывала природу, значило бы заставить целое войти в состав своей части», – писал французский математик Анри Пуанкаре [И, с. 288].
   Антропный принцип устанавливает связь существования человека (как наблюдателя) с физическими параметрами Вселенной и Солнечной системы. Данные космологии, полученные в последнее время, дают возможность предположить, что потенциальные возможности возникновения жизни и человеческого разума были заложены уже в начальных стадиях развития метагалактики.
   5. Совершается попытка преодоления аналитической направленности науки. Фундаментальной особенностью классической науки была разделенность ее на обособленные друг от друга дисциплины. Это, конечно, имело свои положительные стороны, поскольку давало возможность изучать отдельные фрагменты реальности, но при этом упускались из виду связи между отдельными фрагментами, а в природе, как известно, «все связано со всем». Мир един, а наука разделена на отдельные дисциплины. «Существуют отдельные науки, а не наука вообще как наука о действительном, однако каждая из них входит в мир, беспредельный, но все-таки единый в калейдоскопе связей» [13, с. 102–103].
   Разобщенность наук особенно мешает сейчас, в эпоху быстротекущей дифференциации научного знания; выявилась необходимость комплексных интегративных исследований. Чрезмерная специализация науки может так же помешать ее эволюции, как чрезмерная специализация животных приводит к созданию тупиковых направлений в биологической эволюции.
   6. Таким образом, в постнеклассической науке утверждается парадигма целостности, согласно которой мироздание, биосфера, ноосфера, общество и человек и т. д. представляют собой единую целостность. И проявлением этой целостности является то, что человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри его, он лишь часть, познающая целое. И как следствие такого подхода мы наблюдаем сближение естественных и общественных наук, стирание ранее непреодолимых границ между методологиями естествознания и социального познания. И центром этого слияния, сближения является человек.
   7. Возникает концепция открытой рациональности, суть которой состоит в том, что европейская наука конца XX – начала XXI в. стала ориентироваться и на восточное мышление. «Мы считаем, – пишут И. Пригожий и И. Стенгерс, – что находимся на пути к новому синтезу, новой концепции природы. Возможно, когда-нибудь нам удастся слить воедино западную традицию, признающую первостепенное значение экспериментирования и количественных формулировок, и такую традицию, как китайская: с ее представлениями о спонтанно изменяющемся самоорганизующемся мире» [10, с. 65].
   8. Происходит компьютеризация науки, т. е. революция в хранении и получении знаний. Развитие вычислительной техники связано с созданием микропроцессоров, которые были положены также в основание создания станков с программным управлением, промышленных роботов, автоматизированных систем управления. Прогресс в 80-90-х годах XX в. развития вычислительной техники вызван созданием искусственных нейронных сетей, на основе которых разрабатываются и создаются нейрокомпьютеры, обладающие возможностью самообучения в ходе решения наиболее сложных задач. Новые методы – математическое моделирование новой науки: микроэлектроника, наноэлектроника.
   9. Уточнение порядка точности и строгости научного знания. Признание релятивности научного знания. В науке возникают новые понятия «приближенного решения», принципы дополнительности, неопределенности. Современная наука не претендует на абсолютное, завершенное знание.
   10. Для современной науки характерна неразрывная связь с НТП. Вплоть до XIX в. наука играла вспомогательную роль по отношению к производству Затем развитие науки начинает опережать развитие техники и производства. Складывается единая система «Наука – Техника – Производство», в которой науке принадлежит ведущая роль. Современная наука составляет важнейший компонент НТП, движущую силу НТР.
   11. Происходит усложнение структуры науки. С одной стороны, усиливается дифференциация наук, увеличение количества научных дисциплин со своими объектами, предметным полем, методологией, с другой – нарастает процесс интеграции наук, появляются новые междисциплинарные науки.
   12. Утверждение принципа историзма, который становится основой синтеза картин реальности, вырабатываемых в фундаментальных науках. Изменилось отношение науки к истории науки. Она рассматривается как фрагмент науки, ее неотъемлемая составляющая. Развитие понимается как сочетание научных революций и эволюционных процессов.
   13. Расширение этоса науки. Сближение идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного познания. Осмысление связей социальных и внутринаучных ценностей как условие современного развития науки. Включение социальных ценностей в процесс выбора стратегий исследовательской деятельности.
   14. Не случайно на этапе постклассической науки преобладающей становится идея синтеза научных знаний – стремление построить общенаучную картину на основе принципа универсального эволюционизма, объединяющего в единое целое идеи системного и эволюционного подходов. Подробнее на этом принципе мы остановимся в следующем вопросе.

2. Глобальный эволюционизм и современная научная картина мира

   Глобальный эволюционизм представляет собой попытку построить общенаучную картину мира, объединяющую в единое целое идеи системного и эволюционного подходов. Концепция универсального эволюционизма базируется на определенной совокупности знаний, полученных в рамках конкретных научных дисциплин (биологии, геологии, астрономии и т. д.), и вместе с тем включает в свой состав ряд филоеофско-мировоззренческих установок. Часто универсальный, или глобальный, эволюционизм понимают как принцип, обеспечивающий экстраполяцию эволюционных идей на все сферы действительности и рассмотрение неживой, живой и социальной материи как единого универсального процесса.
   Системный подход внес новое содержание в концепцию эволюционизма, создав возможность рассмотрения систем как самоорганизующихся, носящих открытый характер. Как отмечал академик Н.И. Моисеев, все происходящее в мире можно представить как отбор; существуют два типа механизмов, регулирующих его:
   – адаптационные, под действием которых система не приобретает принципиально новых свойств;
   – бифуркационные, связанные с радикальной перестройкой системы.
   Н.И. Моисеев предложил принцип экономии энтропии, дающий «преимущества» сложным системам перед простыми. Эволюция может быть представлена как переход от одного типа самоорганизующейся системы к другой, более сложной [9].
   Идея глобального эволюционизма основана на трех важнейших научных концепциях:
   1) теории нестационарной Вселенной;
   2) синергетики;
   3) теории биологической эволюции, биосферы и ноосферы [5, с. 144].
   Рассмотрим вкратце суть этих концепций. Напомним, что под Вселенной (Метагалактикой) понимается доступная наблюдению и исследованию часть мира. Здесь существует множество галактик (скопления 100–200 млрд звезд), в одну из которых – Млечный Путь – входит Солнечная система. Наша Галактика состоит из 150 млрд звезд, одной из которых является Солнце. Солнечная система находится далеко от ядра Галактики, на ее периферии, на расстоянии около 30 световых лет.
   Возраст Солнечной системы около 5 млрд лет. На основании «эффекта Доплера» (носит имя австрийского физика и астронома) было установлено, что Вселенная расширяется с очень высокой скоростью.
   В 1922 г. отечественный математик и геофизик А.А. Фридман (1888–1925) нашел решение уравнений общей теории относительности для замкнутой нестационарной расширяющейся Вселенной, ставшее математическим фундаментом большинства современных космогонических теорий.
   Астрономы и астрофизики пришли к выводу что Вселенная находится в состоянии непрерывной эволюции. Звезды, которые образуются из газово-пылевой межзвездной среды, в основном из водорода и гелия, под действием сил гравитации различаются по «возрасту». Причем образование новых звезд происходит и сейчас. Происхождение Вселенной, начало ее эволюции объясняла теория «большого взрыва».
   Модель расширяющейся Вселенной существенно изменила представления о мире, включив в общенаучную картину мира идею космической эволюции.
   Следствием этой теории стало положение о существовании множества эволюционно развивающихся вселенных, среди которых, возможно, только наша оказалась способной породить такое многообразие форм организации материи.
   Вторым концептуальным положением, лежащим в основе принципа универсального эволюционизма, явилась теория самоорганизации – синергетика.
   Начало новой дисциплине, названной синергетикой (от древнегреч. содействие, соучастие), положило выступление Г. Хакена в 1973 г. на первой конференции, посвященной проблемам самоорганизации. Ныне синергетика рассматривается как междисциплинарная наука, исследования в которой идут в нескольких направлениях (в частности, модель Г. Хакена, модель И. Пригожина, модель российской школы, возглавляемой С. Курдюмовым).
   Синергетика изучает открытые, т. е. обменивающиеся с внешним миром веществом, энергией и информацией, системы.
   С точки зрения синергетики упорядоченность, структурность, равно как и хаос, стохастичность, признаны объективными, универсальными характеристиками действительности, присутствующими на всех уровнях развития. В центре внимания находится проблема самоорганизации открытых систем, выявление наиболее общих закономерностей спонтанного структурогенеза.
   Основополагающая идея синергетики состоит в том, что неравновесность мыслится источником появления новой организации, т. е. порядка, поэтому главный труд И. Пригожина и И. Стенгерс назван «Порядок из хаоса». В частности, они указывают, что в неравномерных открытых системах возможны эффекты «самопроизвольного возникновения упорядоченных структур, рождение порядка из хаоса» [10]. Система всегда открыта и обменивается энергией с внешней средой, зависит от особенностей ее параметров. Неравновесные состояния обусловлены потоками энергии между системой и внешней средой. Процессы локальной упорядоченности совершаются за счет притока энергии извне.
   Показателем прогресса как состояния, стремящегося к повышению степени сложности системы, является наличие в ней внутреннего потенциала самоорганизации.
   По мнению Г. Хакена, переработка энергии, подводимой к системе, на микроскопическом уровне проходит много этапов, что в конце концов приводит к упорядоченности на макроскопическом уровне: образованию макроскопических структур (морфогенез), движению с небольшим числом степеней свободы и т. д. При изменяющихся параметрах одна и та же система может демонстрировать различные способы самоорганизации. В сильно неравновесных условиях системы начинают воспринимать те факторы, к которым они были безразличны, находясь в более равновесном состоянии. Следовательно, для поведения самоорганизующихся систем важны интенсивность и степень их неравновесности.
   Причины потери устойчивости и перехода к хаосу – шумы, внешние помехи, возмущающие факторы. Хаос понимается как нерегулярное движение с непереодически повторяющимися, неустойчивыми траекториями, где для корреляции пространственных и временных параметров характерно случайное распределение.
   Синергетика в ее нынешнем состоянии фокусирует внимание на таких ситуациях, в которых структуры или функции систем переживают драматические изменения на уровне макромасштабов. В частности, ее особо интересует вопрос о том, как именно подсистемы или части производят изменения, всецело обусловленные процессами самоорганизации. Парадоксальным казалось то, что при переходе от неупорядоченного состояния к состоянию порядка все эти системы ведут себя схожим образом. Это касается всех уровней организации материи: неживой природы, живой природы, социальных систем. Неслучайно Г. Хакен в своей классической работе «Синергетика» подчеркнул, что в мире существуют одни и те же принципы самоорганизации различных по своей природе систем, от электронов до людей, поэтому цель синергетики – поиск общих детерминант природных и социальных процессов. Он отметил, что в связи с кризисом узкоспециализированных областей знания информацию надо сжать до небольшого числа законов, концепций или идей, а синергетику можно рассматривать как одну из подобных попыток [12].
   Таким образом, в синергетической картине мира царит становление, обремененное многовариантностью и необратимостью. Бытие и становление объединяются в одно понятийное гнездо.
   Нелинейность предполагает отказ от ориентации на однозначность и унифицированность, отражение реальности как поля сосуществующих возможностей.
   Глобальный эволюционизм включает в себя 4 этапа эволюции: космическую, химическую, биологическую и социальную, объединяя их генетической и структурной преемственностью.
   В рамках глобального эволюционизма большое внимание уделяется эволюции биологической. Эволюционные учения воссоздавали картину естественного исторического изменения форм жизни, возникновения и трансформации видов, преобразования биогеоценозов и биосферы.
   В XX в. возникла синтетическая теория эволюции, которая включила основные положения эволюционной теории Дарвина, современной генетики и ряда новейших биологических обобщений. Важнейшими факторами биоэволюции были признаны наследственность и изменчивость. Наследственность есть возможность передавать генетические изменения последующим поколениям, связанная со степенью адаптации, позволяющей нормально функционировать в окружающей среде. В аппарате наследственности могут произойти случайные изменения – мутации, вызываемые излучениями, различными температурными режимами, химическими воздействиями и т. п.
   Человечество как продукт естественной эволюции подчиняется ее основным законам. Этап медленного, постепенного изменения общества назван эволюцией социальной. Причем изменения, происходящие в обществе, осуществляются не одновременно и носят разнонаправленный характер.
   Взаимосвязь биологической и социальной эволюции раскрывается в концепциях биосферы и ноосферы, которые были разработаны русским философом и естествоиспытателем В.И. Вернадским еще в 20-е годы XX в. Термин «биосфера» был введен австрийским геологом Эдуардом Зюссом (1831–1914), однако он не дал ему никакого определения. В.И. Вернадский наполнил этот термин научным содержанием.
   В своих исследованиях ученый, интегрировав на глобальном уровне научные знания о функциях живой природы, создал принципиально новый подход к изучению явлений жизни, открыл новый уровень организации живого – биосферу. Он показал, что биосфера – это единая открытая динамическая система, созданная, постоянно преобразуемая и регулируемая живыми организмами. Все ее компоненты связаны между собой и с неживой природой сложными биогеохимическими циклами миграции вещества и энергии, причем начальный момент этих циклов обусловлен фото– и хемосинтезом, т. е. трансформацией солнечной энергии и синтезом биогенных веществ в земных условиях.
   Отличительные особенности биосферы определены В.И. Вернадским в следующих формулировках: «Биосфера представляет оболочку жизни – область существования живого вещества» [2, с. 178], «Биосфера может быть рассматриваема как область земной коры, занятая трансформаторами, переводящими космические излучения в действенную земную энергию – электрическую, химическую, механическую, тепловую и т. д.» [1, с. 14]. Иначе говоря, под биосферой ученый понимал тонкую оболочку Земли, состав, структура и энергетика которой в существенных чертах обусловлены прошлой или современной деятельностью живых организмов.
   Биосфера – главная арена жизни живых существ, а также жизни и хозяйственной деятельности человека. По мнению ученого, неизбежен единственно правильный подход к биосфере как к целостной глобальной экологической системе, обладающей определенной структурой и устойчивостью, присущими ей особенностями формирования и развития. Такое понимание биосферы особенно важно сейчас, когда техногенное воздействие человека на природу достигло небывалых масштабов и способно вызвать планетарные изменения среды обитания человека [3].
   Современная биосфера является итогом длительного исторического развития всего органического мира в его взаимодействии с неживой природой. В процессе этого развития в биосфере возникла сеть взаимосвязанных процессов и явлений. В результате осуществления средообразующей функции живого вещества в географической оболочке произошли следующие важнейшие события: был преобразован газовый состав первичной атмосферы; изменился химический состав вод первичного океана; образовалась толща осадочных пород в литосфере; на поверхности суши возник плодородный почвенный покров (также плодородны воды океана, рек, озер).
   Итак, благодаря взаимодействию абиотических и биотических факторов биосфера находится в постоянном движении и развитии. Она прошла значительную эволюцию со времени появления человека, т. е. на протяжении последних 2–3 млн лет. Однако если первоначально по своему воздействию человек мог рассматриваться как один из второстепенных факторов, то по мере развития цивилизации и роста ее технической оснащенности его роль стала сравнимой с действием мощных геологических процессов. Это обстоятельство заставляет самым серьезным образом относиться к возможным отдаленным последствиям как производственной, так и природоохранительной деятельности человека.
   Именно этот поворот в исследовании биосферы и приводит ученого к созданию основ концепции ноосферы, которую он определял как состояние преобразованной человечеством биосферы, выражая свое воззрение на их совместную эволюцию в формуле «биосфера переходит в ноосферу».
   Ноосфера – сфера разума, буквально «мыслящая оболочка». Это понятие было введено в науку в 1927 г. французскими учеными-философами Эдуардом Леруа и Тейяром де Шарденом, которые основывались на предложенном В.И. Вернадским биогеохимическом подходе к биосфере и понимали ноосферу как современную стадию, геологически переживаемую биосферой. Э. Леруа, впервые употребивший этот термин, полагал, что биологическая эволюция подошла к своему завершению и с появлением человека начинается ее новая стадия – эволюция духовная. Эту новую стадию эволюции Э. Леруа и называл ноосферой.
   В.И. Вернадский заимствует термин «ноосфера», но никак не его смысл. Научная мысль В.И. Вернадского, принявшая идею французских коллег, движется гораздо дальше. В своей последней опубликованной работе «Несколько слов о ноосфере» (1944) – своеобразном исповедании веры и духовном завещании одновременно – В.И. Вернадский отмечает, что исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется, «человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой», «пред ним, перед его мыслью и трудом, ставится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого» [3, с. 240–241]. Статья может рассматриваться как прямое продолжение и развитие взглядов, изложенных в работе «Научная мысль как планетное явление», и в ней четко сформулированы условия, обеспечивающие переход биосферы в ноосферу
   Ключевые положения концепции В.И. Вернадского о ноосфере можно свести к следующему:
   – человечество – великая геологическая сила;
   – эта сила есть разум и воля человека как существа социально организованного;
   – лик планеты изменен человеком настолько глубоко, что оказались затронутыми его биогеохимические круговороты;
   – человечество эволюционирует в сторону обособления от остальной биосферы.
   Будущее биосферы – ноосферы – может быть прекрасным. Однако В.И. Вернадский видел и предсказывал отрицательные последствия антропогенного воздействия на природу В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он это поймет и не будет употреблять свой разум и труд на самоистребление. Эволюция человеческого общества в его концепции предстает как совокупная эволюция умственных способностей человека, освоения все более эффективных источников энергии, орудий и технологий труда, науки и культуры.
   В своей концепции В.И. Вернадский подчеркивает роль человечества как единого целого. В основе его социального оптимизма лежит убежденность в закономерном и неотвратимом характере процесса перехода биосферы в стадию ноосферы. Он считает науку великой силой, которой удастся сделать то, что не удалось философии, религии, политике, – объединить человечество, создать духовный потенциал, способный направить развитие общества по ноосферному пути.
   Идеи В.И. Вернадского в должной мере были оценены лишь во второй половине XX в., с возникновением концепции экосистем. Признание учения В.И. Вернадского росло по мере осознания человечеством угрозы экологического кризиса, ибо решение глобальных экологических проблем невозможно без понимания законов, управляющих живыми организмами в биосфере.
   Решение экологической проблемы может быть найдено через реализацию идеи коэволюции, т. е. сопряженного, взаимообусловленного изменения систем, охватывающих все сферы бытия – природу, общество, человека, культуру, науку, философию и т. д.
   Термин «коэволюция» впервые был использован в 60-х годах XX в. как удобная интерпретация понятия «ноосфера». О его возникновении Н.Н. Моисеев пишет так: «Термин ноосфера в настоящее время получил достаточно широкое распространение, но трактуется разными авторами весьма неоднозначно. Поэтому в конце 60-х годов я стал употреблять термин "эпоха ноосферы". Так я назвал тот этап истории человека, когда его коллективный разум и коллективная воля окажутся способными обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества. Человечество – часть биосферы, и реализация принципа коэволюции – необходимое условие для обеспечения его будущего» [8, с. 26].
   Принцип коэволюции становится центральной идеей глобального эволюционизма. Механизмы «врастания» человечества в природу включают биологические, технические и социальные аспекты. Это сложное интегративное качество взаимодействий микро-, макрореальности и реальности глобального космического масштаба, где один уровень накладывается на другой, видоизменяет под своим давлением третий и т. д. Человек неотделим от биосферы, он в ней живет и одновременно сам является ее частью. Коллективный разум и коллективная воля человечества должны обеспечить совместное развитие (коэволюцию) природы и общества.

Литература

   2. Вернадский В.И. Избранные сочинения. – М., 1954. – Т. 1.
   3. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М., 1991.
   4. Ильин В.В. Философия науки: учебник. – М., 2003.
   5. Кохановский В.П. Философия для аспирантов: учеб. пособие / В.П. Кохановский, Е.В. Золотухин, Т.Г. Лешкевич, Т.Б. Фатхи. – Ростов н/Д., 2002.
   6. Краузе А.А. История и философия науки. Общие проблемы философии науки: учеб. пособие. – СПб., 2007.
   7. Лешкевич Т.Г. Философия науки: учеб. пособие. – М., 2006.
   8. Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. – 1998. – № 8.
   9. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Пути разума. – М., 2000.
   10. Пригожий И. Порядок из хаоса / И. Пригожий, И. Стенгерс. – М., 1986.
   11. Пуанкаре М. О науке. – М., 1983.
   12. Хакен Г. Синергетика. – М., 1980.
   13. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1994.

Тема 6
Структура научного знания

   1. Классификация наук.
   2. Эмпирический и теоретический уровни научного знания.
   3. Методология в структуре научного знания.

1. Классификация наук

   Одной из первых попыток классификации наук была предложенная родоначальником эмпирической науки Ф. Бэконом система, в основу которой были положены такие способности человеческой души, как память, воображение и разум. Соответственно он выделяет историю, поэзию и философию как науки, опирающиеся на эти способности. Поэзию он понимает как изображение действительности в зависимости от сознания и эмоций человека, историю – как описание реальных единичных фактов и событий. Философия – это обобщенное познание, которое распадается на естественную, или учение о природе (физика, механика, метафизика и магия), и первую философию (учение об аксиомах и трансценденциях).
   Иной подход использовал родоначальник рационализма Р. Декарт. Он использует для своей классификации метафору дерева, корневищем которого является метафизика (учение о первопричинах), стволом – физика, крона включает медицину, механику и этику
   Интересную классификацию предложил русский мыслитель и общественный деятель эпохи Петра I В.Н. Татищев. В основу его системы положен принцип полезности. Все науки он разделял на «нужные», «щегольские», «любопытные» и «вредные». К «нужным» относились богословие, логика, физика, химия. К «щегольским» – различные виды искусства, к «любопытным» – астрология, хиромантика и физиогномика. Гадание и колдовство, по В.Н. Татищеву, науки «вредные».
   В основу классификации наук, предложенной классиком немецкой философии Г. Гегелем, положен принцип развития «абсолютной идеи». В соответствии с 3 этапами ее саморазвития он выделяет 3 основных раздела в познании, каждый из которых, в свою очередь, включает 3 составные части.
   I. Логика (учение о бытии, о сущности, о понятии).
   II. Философия природы (физика, химия, биология).
   III. Философия духа (учения о субъективном духе – антропология, феноменология, психология; об объективном духе – социальная история; об абсолютном духе – философия как наука наук) [2].
   Основоположник позитивизма О. Конт основой классификации наук сделал закон трех стадий интеллектуальной эволюции человечества (религиозной, метафизической, позитивной). По его мнению, классификация должна отвечать двум условиям: догматическому (опора каждой науки на предыдущую и основание для последующей) и историческому (расположение наук от более древних к более новым). Согласно этому подходу иерархия наук такова: математика, астрономия, физика, химия, биология и социология (социальная физика) [4, с. 72].
   Один из родоначальников диалектического материализма Ф. Энгельс в основу своей классификации положил теорию форм движения материи по восходящей линии – от низшего к высшему, от простого к сложному Соответственно с принципом субординации выстраивается следующая последовательность наук: механика – физика – химия – биология – социальные науки. Тем самым классификация наук обрела прочное онтологическое основание – качественное многообразие самой природы.
   В. Дильтей в своей работе «Введение в науки о духе» различает науки по предмету: предмет наук о природе – внешние по отношению к человеку явления; предмет наук о духе – анализ человеческих отношений. В первом случае ученых интересуют наблюдения, во втором – внутренние переживания, окрашенные эмоциями, «природа в них молчит, словно чужая».
   В. Виндельбанд предлагал различать науки не по предмету, а по методу, и разделял научные дисциплины на номотетические (от греч. Nomothetika – законодательное искусство), направленные на установление общих законов, регулярности предметов и явлений, и идеографические (от греч. idea – понятие, grapho – пишу), направленные на изучение индивидуальных явлений и событий.
   Г. Риккерт полагал, что различие наук обусловлено разными принципами отбора и упорядочивания эмпирических данных. Деление наук на науки о природе и науки о культуре отражает противоположность интересов, разделяющих ученых на два лагеря: естествознание направлено на выявление общих законов, история же занимается неповторимыми единичными явлениями; естествознание свободно от ценностей, культура есть царство ценностей. Г. Риккерт различает три области познания: действительность, ценность и смысл, которым соответствуют три метода: объяснение, понимание, истолкование [5, с. 64–65].
   Таким образом, в истории философии можно условно выделить 3 основных подхода к попытке представить общую систему наук. Они вытекают из ответов на 3 последовательно задаваемых вопроса: что изучается? (предметный подход); как, какими способами изучается? (методологический подход); зачем, ради чего, с какой целью изучается? (практически-целевой подход).
   В соответствии с первым, предметным подходом все науки можно подразделить на естествознание (науки о природе), обществознание (науки об обществе), точные науки (науки о мышлении), гуманитарные науки (науки о человеке), технические науки (науки о технике).
   Методологический подход разбивает науки на эмпирические и теоретические.
   Практически целевой подход позволяет разграничить сферы фундаментальной и прикладной науки. Фундаментальные и прикладные науки – типы исследований, различающиеся по своим социально-культурным ориентациям, по форме организации и трансляции знания, а соответственно, по характерным для каждого типа формам взаимодействия исследователей и их объединений. Все различия, однако, относятся к окружению, в котором работает исследователь, в то время как собственно исследовательский процесс – получение нового знания как основа научной профессии – в обоих типах исследований протекает абсолютно одинаково.
   Социальные функции фундаментальных и прикладных исследований в современном науковедении определяются следующим образом.
   Фундаментальные исследования направлены на усиление интеллектуального потенциала общества (страны, региона…) путем получения нового знания и его использования в общем образовании и подготовке специалистов практически всех современных профессий. Ни одна форма организации человеческого опыта не может заменить в этой функции науку, выступающую как существенная составляющая культуры.
   Прикладные исследования направлены на интеллектуальное обеспечение инновационного процесса как основы социально-экономического развития современной цивилизации. Знания, получаемые в прикладных исследованиях, ориентированы на непосредственное использование в других областях деятельности (технологии, экономике, социальном управлении и т. д.).
   Важно отметить, что фундаментальные и прикладные исследования являются двумя формами осуществления науки как профессии, характеризующейся единой системой подготовки специалистов и единым массивом базового знания. Более того, различия в организации знания в фундаментальных и прикладных исследованиях не создают принципиальных препятствий для взаимного интеллектуального обогащения обеих исследовательских сфер.
   Разделение наук, приведшее к возникновению фундаментальных отраслей естествознания и математики, развернулось полным ходом начиная с эпохи Возрождения (вторая половина XV в.). Объединение наук сначала отсутствовало почти полностью. Важно было исследовать частности, а для этого требовалось прежде всего вырывать их из их общей связи. Однако во избежание того, чтобы все научное знание не рассыпалось бы на отдельные, ничем не связанные между собой отрасли, подобно бусинкам при разрыве нити, на которую они были нанизаны, уже в XVII в. стали предлагаться общие системы с целью объединить все науки в одно целое. Однако никакой внутренней связи между науками при этом не раскрывалось; науки просто прикладывались одна к другой случайно, внешним образом. Поэтому и переходов между ними не могло быть.
   

notes

Примечания

1

2

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →