Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Самое большое число, имеющее название - центильон. Это единица с 600 нулями. Он был записан в 1852 году.

Еще   [X]

 0 

На берегу неба (Коста Оксана)

Вечернее солнце ласково окутывает своим ускользающим теплом кроны высоких деревьев и дает вдоволь разыграться моему воображению. Прильнув к окну, я смотрю наверх, туда, где все еще виден кусочек синего неба, и лучи света разливаются золотом и багрянцем по макушкам дремлющих деревьев. Мне снова кажется, что это работа какого-то таинственного и безумно талантливого небесного художника, который при помощи своих волшебных кистей небрежно расплескал по небу краски и случайно, а, может быть, даже наоборот специально перемазал ими все, что хоть немного касается его полотна. Иначе как еще можно объяснить всю эту идеальную красоту и на небе, и на земле? Это ведь и есть сама жизнь… она в каждом лучике света, в порыве ветра, в каждой травинке, листочке, в каждом звуке, в каждом вздохе и ударе сердца… С некоторых пор я стала видеть намного больше, чем раньше, и научилась искренне восхищаться всем, что происходит вокруг, как будто у меня появился еще один, третий глаз, более внимательный и более чувственный. Жизнь прекрасна в любом ее проявлении, и каждая минута ее неповторима и бесценна.

Год издания: 2015

Цена: 200 руб.



С книгой «На берегу неба» также читают:

Предпросмотр книги «На берегу неба»

На берегу неба

   Вечернее солнце ласково окутывает своим ускользающим теплом кроны высоких деревьев и дает вдоволь разыграться моему воображению. Прильнув к окну, я смотрю наверх, туда, где все еще виден кусочек синего неба, и лучи света разливаются золотом и багрянцем по макушкам дремлющих деревьев. Мне снова кажется, что это работа какого-то таинственного и безумно талантливого небесного художника, который при помощи своих волшебных кистей небрежно расплескал по небу краски и случайно, а, может быть, даже наоборот специально перемазал ими все, что хоть немного касается его полотна. Иначе как еще можно объяснить всю эту идеальную красоту и на небе, и на земле? Это ведь и есть сама жизнь… она в каждом лучике света, в порыве ветра, в каждой травинке, листочке, в каждом звуке, в каждом вздохе и ударе сердца… С некоторых пор я стала видеть намного больше, чем раньше, и научилась искренне восхищаться всем, что происходит вокруг, как будто у меня появился еще один, третий глаз, более внимательный и более чувственный. Жизнь прекрасна в любом ее проявлении, и каждая минута ее неповторима и бесценна.


Оксана Коста На берегу неба

Часть 1
Откровение


Бесконечные ленты дорог,
Перепутанных судеб нити,
Мы, сбивая друг друга с ног,
Топчем пыль в городском граните.
И, не глядя друг другу в глаза,
Торопливо проносимся мимо,
Вслед за нами спешит тоска
По незримым души глубинам.
Тише шаг или остановись,
Сохрани самобытность мгновенья,
Ты заметишь вокруг сотни лиц,
Счастье, робость, тревогу, сомненья
И улыбок приветливых свет,
Ароматов дразнящих смешение,
Шум машин, смех и гул голосов,
Жизнь минуты в ее настроении.
Приглядись к гамме радужных красок
И к лазурной палитре неба,
Не растрачивай жизнь понапрасну,
Побывай там, где раньше не был.
Знаешь, я с каждым днем замечаю,
Что сильней и сильней мои крылья,
Словно птица, отбросив путы,
Их раскину, взлетев над былью.
Полной грудью вдохни без слов
Ты свободы своей запах сладкий,
Взявшись за руки выше снов,
Мы поднимемся без оглядки.
Хоть на миг проявив беспечность,
Улетим туда, где ты не был,
И я там покажу тебе вечность
И бескрайний души берег неба…

* * *


   «Откровением для меня стало то, что любовь с первого взгляда на самом деле существует! И это не миф, и не выдумки сумасшедших романтиков, она живет среди нас, она существует в нашей с вами реальности. Но познать ее способны лишь те, кто на самом деле умеет любить. Те, кто хочет любить. Это химия, состоящая из тысячи реактивов, тонкая материя, это нечто гораздо большее, чем пресловутая реакция на внешнюю привлекательность… Поэтому она приходит лишь к тем, у кого сердце открыто и способно прочувствовать весь этот спектр эмоций от начала и до конца. И на вопрос ”3а что ты любишь?”, они лишь пожимают плечами потому, что нет однозначного ответа на этот вопрос, ведь любят не за что-то, а просто человека. Расчетливые, практичные и придирчивые циники лишь посмеются над этими моими словами, для них в приоритете отношений стоят совершенно иные качества. Поэтому мнения по поводу того, существует ли любовь с первого взгляда, разделились надвое. Те, кто испытал это чувство на себе, рьяно отстаивают его право на существование, и, наоборот, те, кто никогда не сталкивался с этим явлением, активно его отрицают, списывая возникающие ни с того ни с сего чувства на симпатию, на страсть и даже на самообман… Но! Скажите мне, как можно отрицать то, чего ты сам никогда не испытывал, говорить о том, чего сам не знаешь?»


   С любовью, Александра Б.

Глава 1



   Я подставляю лицо под мягкие теплые струи воды, и они каскадом обволакивают мои плечи, спину, согревая до самых кончиков пальцев. Наконец-то я чувствую себя расслабленной и совершенно умиротворенной, напряжение от неудачного рабочего дня постепенно покидает и мое тело, и мое сознание…
   – Саша! Ну, сколько можно тебя ждать?! – доносится до меня сквозь шум воды.
   Этот возмущенный возглас моментально возвращает меня в реальность. За матовым стеклом душевой кабинки я вижу рыжее пятно и отчетливо представляю себе, как Лия недовольно морщится, при этом все её очаровательные веснушки собираются вместе в один большой упрек. Тяжело вздыхаю и с неохотой закручиваю кран.
   – Уже выхожу.
   – Надеюсь! – все так же возмущенно восклицает моя подруга. – А то мне уже стало казаться, что твой день рождения мы будем отмечать прямо в душе.
   С этими словами гневное рыжее пятно удаляется. Я оборачиваю вокруг себя большое махровое полотенце и, выйдя из душа, подхожу к зеркалу. Ну и видок! Сразу же бросаются в глаза темные круги и нездоровый бледный цвет лица. Заметно, что день выдался не из легких. И немудрено! Как по какому-то тайному сговору, покупательницы сегодня были одна капризнее другой. Может, это полнолуние так влияет на людей? Я достаточно терпеливый человек, но сегодня готова была вспылить! Такое ощущение, что каждая из этих женщин принесла с собой по чаше негатива для того, чтобы хоть где-то его выплеснуть. «Не та ткань!», «Не тот фасон!», «Почему вы меня так плохо обслуживаете?!», «А у вас есть такое же, но с перламутровыми пуговицами?», и в результате: «Нет, у вас здесь ничего нет для меня»… Ну, а что я? Я невозмутимо улыбаюсь и стараюсь угодить. Да, я работаю продавцом в женском бутике, и в мои обязанности, к сожалению, больше ничего не входит. Порой хочется все бросить и уйти. Но на данный момент – это единственная работа, которую я смогла найти. И эта работа позволяет мне не зависеть от родителей. Хорошо, что все экзамены уже позади, и после защиты диплома можно будет подыскать более достойное занятие.
   Если бы не ежечасные поздравления от друзей и родных, день можно было бы назвать совершенно никчемным. Но! Сегодня у меня день рождения, и я намерена остаток его провести так, чтобы завтра утром мне было стыдно за бесцельно прожитые годы. При этой мысли губы невольно разъезжаются в легкомысленной улыбке, и я беру в руки фен:
   – Лия, я буду готова через 20 минут!!!
   – Ок.
   Ну вот, волосы уже тщательно уложены, и аккуратными волнами спадают на плечи. Я роюсь в недрах своей косметички в поисках туши и блеска для губ. Иногда она напоминает мне маленький бермудский треугольник, каждый день в ней что-то да пропадает…
   Сегодня вечером все должно быть идеально, мелькает в моей голове, ведь мы так давно никуда не выбирались вдвоем с Лией. Да какое там давно, если быть точной – уже почти три года. Как только у меня начались отношения с Владом, все мое жизненное пространство сузилось до пределов его квартиры. Работа, университет, дом. Редкие вылазки в кино, встречи с его друзьями (моих он не жаловал) – вот, пожалуй, и весь досуг. Наверное, у нас просто не было общих интересов, да и взгляды наши по многим вопросам не совпадали, что в принципе и приводило к непониманию и ссорам. И как следствие, месяц назад эти отношения закончились. Мы окончательно расстались. Три года совместной жизни обернулись лично для меня сплошным разочарованием. Мы изводили друг друга скандалами, ревностью, упреками и недоверием. И в конце концов эта лавина негатива раздавила всё то хорошее, что было между нами. Потеряв остатки терпения, я собрала вещи и переехала жить к Лие. Точка. Была ли это любовь? Теперь уже и не знаю. Чувств никаких не осталось, по крайней мере, у меня. И единственное, что я поняла для себя, так это то, что не хочу больше серьезных отношений. Наелась ими вдоволь. Или просто пока не готова. На сегодняшний день я хочу легкости, свободы и независимости.
   Кстати, уже почти десять вечера, а Влад меня так и не поздравил! Какое свинство с его стороны. Мы же с ним все обсудили и договорились остаться друзьями. Хотя возможно ли это? Может быть, со временем у нас и получится нормальное общение. Ну, хотя бы приятельское. Я невесело вздыхаю от этих мыслей. Достаю из шкафа короткое кружевное платье черного цвета и коробку с новыми босоножками в тон.
   – Такси уже внизу! – Лия врывается в мою комнату и присвистывает. – Саня, ты шикарна!
   Я критично оглядываю себя в зеркало. Платье сидит великолепно на моей худощавой фигурке, благодаря шпилькам я кажусь намного выше своих 165 см. Длинные золотистые волосы миндального цвета мягкими волнами обрамляют лицо и струятся по плечам. Глаза идеально подкрашены и горят в предвкушении веселья. Да, теперь я, действительно, выгляжу отлично!
   – Спасибо, дорогая, ты тоже, – делаю я ответный комплимент подруге, и это чистая правда потому, что Лия всегда выглядит на все сто. Природа наградила её яркой внешностью: рыжими волосами, совершенно очаровательными веснушками и глазами небесного цвета. И при этом у неё совершенно неординарный вкус. В отличие от меня, у нее практически нет черных или серых вещей. Гардероб её собрал, наверное, все цвета радуги, но все вещи, как ни странно, отлично сочетаются друг с другом. Лия – художница, и этим все сказано. У нее свой личный, независимый взгляд на вещи, да и на весь окружающий мир в целом. Ей абсолютно все равно, что подумают о ней люди. Поэтому она носит только то, что нравится ей. Вот как сегодня: зеленое миниплатье с золотым пояском, золотые босоножки и клатч того же оттенка. Наверное, на этот образ ее вдохновила новогодняя елочка. А, может, свежесть летней листвы и золотое солнце? Я хихикаю над своими мыслями, брызгаю на шею любимые духи от Givenchy, хватаю сумочку, и мы в приятном возбуждении выходим из квартиры.

Глава 2


   Вечер пятницы. Ночной клуб уже полон посетителей. Все эти люди пришли сюда, чтобы отдохнуть и расслабиться так же, как и мы. Официант провожает нас к заранее забронированному столику в углу, и мы заказываем шампанское. Мне здесь нравится, и настроение просто отличное!
   – Ну, что, моя дорогая, за тебя!!! – Лия многозначительно поднимает свой бокал. – Хочу, чтобы ты была самой счастливой!
   И я этого очень хочу, посылаю ей воздушный поцелуй, и мы чокаемся. Мне нравится, что в клубе достаточно темно. Полумрак с определенной периодичностью разрезают яркие вспышки софитов. На сцене выступает шоу-балет. Девушки и парни в черных кожаных костюмах ритмично двигаются под музыку в стиле транс. Их безупречный танец привлекает мое внимание и завораживает. Разноцветные огоньки вспыхивают то тут, то там, в ушах пульсирует, приятное напряженное возбуждение нарастает по всему телу, и мне хочется танцевать. На танцполе тоже людно. Официанты лавируют сквозь оживленную толпу, высоко поднимая подносы с напитками, и я невольно удивляюсь их ловкости. Лия снова разливает шампанское по бокалам и произносит тост. Чин-чин, мы чокаемся и потягиваем ледяное игристое вино. Часть посетителей клуба стоит у сцены и с удовольствием наблюдает шоу. Танцоры уже разбились на пары и замерли в странных позах. Мужчины разделись по пояс, а я даже не успела заметить, как и когда это произошло. Но вот звучат первые аккорды музыки, и начинается новый танец, томный, полный страсти… идеальные тела извиваются, сплетаются в единое целое, и я просто не в силах отвести от них взгляд. После третьего бокала шампанского сознание моё погружается в приятный легкий дурман, отказываясь воспринимать реальность. Я вижу, что Лия уже вовсю танцует, сидя на диване.
   «It breaks my heart’ cause I know you’re the one for me…» – слышу я знакомые слова песни Imany в танцевальной обработке, и Лия тут же подскакивает с места.
   – Идём! – она тянет меня за руку. Я поднимаюсь. Оох, как кружится голова… но я просто обожаю эту песню и, пританцовывая, спешу за подругой.
   Я знаю, что умею неплохо двигаться: все-таки не зря потратила несколько лет в танцевальной студии. Моё тело, гибкое и послушное, начинает медленно раскачиваться в такт мелодии. Песня очень красивая и грустная, я знаю каждое её слово, и всякий раз она затрагивает мои самые тайные душевные струны. С каждым словом я всё глубже и глубже погружаюсь в переживания поющей девушки. И в какой-то момент мне начинает казаться, что это моя история, моя песня, что мы с ней как одно единое целое. Сознание все так же туманно, и мне приятно ощущать эту легкость в своей голове. Все вокруг растворяется, я не вижу никого, есть только я и музыка, которая вызывает во мне столько эмоций и погружает меня в свой собственный сумеречный транс…
   Лия, почему ты так смотришь на меня? Сквозь все еще затуманенное подсознание я вижу глаза своей подруги. А они завороженно смотрят куда-то мимо, как будто бы сквозь меня. Что такое? И тут я понимаю, что интерес ее вызван кем-то, кто находится за моей спиной. Моё тело инстинктивно напрягается, туман в голове рассеивается, и я возвращаюсь с небес на землю. Каждой клеточкой кожи я ощущаю движение сзади, очень близкое движение, слишком близкое, нарушающее границы моего личного пространства. Мне это не нравится. Может, стоит оглянуться? Нет, это будет как-то глупо. Ну, хорошо, пусть только посмеет дотронуться. Я вижу, как Лия едва заметно улыбается и делает несколько плавных шагов назад. Хм, не надо этого делать… краем глаза я наблюдаю за тем, как какой-то тёмный силуэт огибает меня и останавливается прямо передо мной. Все тем же краем глаза я замечаю, как две девушки слева перешептываются и совсем нескромно поглядывают в мою сторону. Но что-то подсказывает мне, что вовсе не я их интересую. Я поднимаю глаза. Ох, какой! Теперь мне прекрасно понятен восторг девушек слева, но я тут же смущенно опускаю глаза и продолжаю свой танец, хотя уже и без прежнего пыла. Незнакомец словно сошёл с обложки глянцевого журнала, черноволосый смуглый красавец. К тому же идеально сложен, я разглядываю его из-под полуопущенных ресниц. Черная футболка, черные брюки, массивные часы на правом запястье. Я никак не могу понять, что ему нужно. Не произносит ни слова и прикоснуться не пытается. Он что просто стоит передо мной и смотрит?! Я замечаю едва уловимые движения бедер, непринужденные и расслабленные, он совершенно не напрягается и, кажется, неплохо чувствует музыку. Я поднимаю глаза и тут же снова опускаю их в смятении, чувствуя, как кровь приливает к моему лицу. Он пристально разглядывает меня, и чёрные глаза откровенно смеются. Что его так забавляет? Моё смущение? Какая наглость! И долго он будет вот так пялиться? Мне это совсем не нравится. Я чувствую себя раздетой. Легкий холодок пробегает по моей спине. А лицо, наоборот, пылает от пристального напористого взгляда. Я пытаюсь взять себя в руки и собраться с мыслями. Итак, мистер Икс, надеюсь вы не пытаетесь меня загипнотизировать? Потому что у вас все равно ничего не получится. Не тратьте время зря. Идите и испытывайте свои способности вон на тех девушках слева. К тому же, они и так уже почти в обмороке. Приободренная этими мыслями, я с вызовом поднимаю голову, пытаясь вложить во взгляд всю дерзость, на которую только способна. Встречаюсь с его смеющимися глазами, киваю, резко поворачиваюсь на каблуках и, изображая походку очень самоуверенной женщины, возвращаюсь к своему столику. Лия уже давно там, она потягивает шампанское и многозначительно улыбается… Я тоже хватаю свой бокал и залпом выпиваю всё его содержимое. Ээй, Саша, полегче! Здравый смысл говорит: ты уже и так достаточно выпила. Кровь бешено стучит в висках.
   – Нереально красивый! – Лия кричит мне в самое ухо.
   – Обычный хищник, – отвечаю я как можно равнодушнее, пытаясь утихомирить сумасшедший ритм сердца. – Я таких как он насквозь вижу. Самодовольный красавчик, считающий, что все женщины мира у его ног. Я более чем уверена, что он – обычная пустышка! Не интересует.
   – Ну-ну, – Лия кладет свою маленькую ладонь на моё плечо. – Что ж ты тогда вся мурашками то покрылась?
   Я недовольно вздрагиваю.
   – Наверное, кондиционеры слишком сильные. Сквозняк.
   – Сквозняк?!! – Лия хохочет, и я, заражаясь её искренним смехом, тоже смеюсь.
   Шампанское незамедлительно вновь дает в голову, и я в глубине души начинаю жалеть, что ничего не поела дома. Но волна хмельного спокойствия накрывает меня с удвоенной силой, и я моментально забываю об этом. Лия о чем-то рассказывает, активно жестикулируя, я периодически киваю, но никак не могу понять, про что она говорит. Ловлю себя на том, что глазами везде ищу ЕГО. Ищу, но нигде не нахожу. Неожиданно музыка стихает. Становится очень темно, фиолетовый прожектор освещает только сцену, по полу которой стелется сиреневый дым. При первых аккордах музыки по залу медленно расплываются маленькие огоньки. Они везде: на потолке, на стенах и прямо под ногами. Они, словно серебряные брызги, разлетаются во все стороны. Все вокруг превращается в одно огромное и прекрасное звездное небо. К микрофону на сцене выходит девушка в элегантном длинном платье, расшитом стразами, и приятным сильным голосом начинает петь. По первым же словам я узнаю песню «Hurt». Неожиданно к нашему столику подлетает худощавый блондин с замысловатой прической и приглашает Лию на танец. Они уходят, и я остаюсь одна. На танцполе образовалось уже достаточно много пар, и я с интересом разглядываю их. Сейчас люди кажутся мне такими прекрасными, словно это сказочные создания, плывущие среди звезд… или это у меня перед глазами уже все плывет…
   – Разрешите? – неожиданно перед моим носом возникает совершенно незнакомая ладонь, и я несколько раз нервно моргаю, глядя на нее. Поднимаю глаза. Ох, это же ОН! Не характерное для меня смущение снова накрывает с головы до самых пят. Да что со мной такое происходит?! Может, отказать, чтобы уколоть его самолюбие? Нет, черт возьми, что это за глупые мысли, ведь я очень хочу с ним потанцевать! Я молча вкладываю свою ладонь в его и неловко поднимаюсь на ватных ногах. Они меня совсем не слушаются. Он улыбается, и я это чувствую каким-то третьим глазом. Берет меня под локоть, и мы присоединяемся к танцующим парам. Вопреки всем моим ожиданиям, незнакомец крайне целомудренно обнимает меня одной рукой в области спины, второй же держит мою ладонь. Странно… и весьма старомодно. Он такой высокий. Интересно, какой же у него рост? Мое лицо находится на уровне его груди, и я ощущаю себя какой-то маленькой и подавленной школьницей. Странные и неприятные для меня ощущения. Ведь мне, наоборот, всегда казалось, что я старше своих лет… А он приятно пахнет. Сладковатый, чувственный, такой обволакивающий аромат мускуса, кофе и дорогих сигар. Господи, да о чем я только думаю! Откуда я могу знать, как пахнут дорогие сигары? Я же никогда не курила. Нет, мне больше нельзя пить. Это шампанское всему виной! Завтра мне однозначно будет плохо… Я представляю себе эту картину, тяжко вздыхаю и мысленно возвращаюсь к своему партнеру. Почему же он до сих пор молчит? Это как-то… непривычно. Обычно парни сразу знакомятся и пытаются произвести впечатление на девушку. А он какой-то странный. Может, немой? Или просто настолько уверен в своей неотразимости, что не считает нужным прилагать особых усилий. Но должна признать, что он очень даже хорошо танцует. Легко. Интересно, этот тип все делает вот так, не напрягаясь? Ну и что дальше, мистер Икс? А мне вот не нравится это молчание, я просто не понимаю…
   – Как Вас зовут? – низкий бархатный голос буквально вырывает меня из круговорота сварливых мыслей.
   – Са… Александра, – снова смутившись, отвечаю я. Да черт возьми, почему же я так смущаюсь?
   – Очень приятно. Меня зовут Ян, – с этими словами он обдает теплым дыханием мою шею. Мурашки бегут от уха вниз. – Александра, Вы прекрасно танцуете.
   Надо, наверное, что-то ответить, но вместо этого я просто пожимаю плечами. Вот глупая! Я чувствую, как он усмехается.
   – А вы немногословны.
   И я опять пожимаю плечами, как глупая немая рыба.
   Какой приятный у девушки голос, не хуже, чем у Кристины А. Пытаясь отвлечься от водоворота противоречивых нелепых мыслей и своего неадекватного поведения, я сосредотачиваю все внимание на песне. И это, действительно, помогает немного расслабиться. Мой партнер по танцу не произносит больше ни слова, и это даже приносит некоторое облегчение, мне не хочется больше выглядеть смешно в его глазах… уж лучше помолчать. Я расслабляюсь и пытаюсь получить хоть какое-то удовольствие от всего происходящего. Боже, какая же я все-таки… нетрезвая! Медленная лиричная музыка убаюкивает, и мне хочется спать. Все вокруг так красиво и призрачно, словно это сон. А может, так и есть? Постепенно растворяются силуэты, исчезает время и пространство. Глаза мои медленно закрываются… никого вокруг больше не существует… Есть только это волшебное звездное небо, этот сиреневый дым, и только мы вдвоем с этим совершенно мне незнакомым, но очень притягательным мужчиной на какой-то своей, особенной планете… На берегу неба… Мысли мои медленно испаряются и сами становятся похожи на этот сиреневый дым…
   – Спасибо! – радостно кричит в микрофон певица на сцене, кланяется, и все аплодируют ей. Моя придуманная сказка тут же рассыпается как серебряная пыль. Ян берет меня за руку и провожает до столика. По дороге я пару раз спотыкаюсь и только благодаря поддержке его крепких рук избегаю унизительного падения. Надо, наверное, сказать какие-то слова благодарности, подсказывает мне мое воспитание, но вместо этого я продолжаю молчать как партизан. Тревожные липкие мысли снова пробираются в мою голову, и я опять краснею от них. Мне было так хорошо… танцевать с ним. Даже слишком хорошо. Не выдала ли я себя? Не выглядела ли я при этом глупо? А он? Что чувствовал он? Черт возьми, да какая мне разница, что он чувствовал!
   – Александра, а Вы не будете против, если мы с другом пересядем за ваш столик и составим вам компанию?
   – Конечно нет! – Лия возникает из ниоткуда и приветливо улыбается моему кавалеру. – Мы будем очень даже рады! Меня, кстати, зовут Лия.
   – Очень приятно. Ян, – и они пожимают друг другу руки. Ян отворачивается от нас и подает знак куда-то в зал. Через несколько минут к нашему столику подходит приятный русоволосый молодой человек с серыми глазами и совершенно очаровательной открытой улыбкой.
   – Знакомьтесь, это Макс, Александра, Лия, – Ян берет инициативу в свои руки и представляет каждого из нас по очереди. Затем жестом подзывает официанта.
   – Девушки, что будете пить?
   Пить?! Ох нет, мне больше не надо пить! Нет, спасибо, я не хочу… Мне бы просто водички.
   – Мы будем шампанское! – отвечает Лия за нас обеих. Я тихо злюсь. Опять эти волшебные пузырьки.
   – Ок. Принесите нам бутылку шампанского Asti, безалкогольный мохито и стакан минеральной воды, – официант записывает заказ и ускользает.
   Воды?! Кто-то будет пить воду? А я… хотя, какая теперь разница.
   – А у Саши, между прочим, – радостно начинает Лия, и я тут же пихаю ее ногой под столом. Она с недоумением смотрит на меня, а я всем своим видом показываю, что не надо рассказывать про день рождения. Парни поглядывают на нас с любопытством, и Лия выкручивается. – А у Саши защита диплома через неделю.
   – Не скромничай, ведь у тебя тоже, – поддерживаю я ее.
   – О, так ведь это же отлично! Поверьте, это такое незабываемое ощущение, когда ты понимаешь, что все уже позади, диплом на руках, и для тебя открывается масса новых возможностей! А какой университет? – включается в беседу Макс, и они с Лией моментально находят множество интересных тем для разговора. Я сижу тихо, периодически улыбаясь и кивая, изображая неподдельный интерес к их беседе. Хотя сама искоса поглядываю на Яна. И ловлю себя на мысли, что не могу перестать разглядывать его. Какое лицо! Мужественное, смуглое с четкими чертами. В нем нет ни намека на какую-либо слащавость. Прямой нос, красиво очерченные губы. Короткая стильная стрижка. Ничего лишнего. Он ловит мой взгляд, черные глаза едва заметно улыбаются, и я заливаюсь краской от смущения. Не надо его так откровенно рассматривать! Думаю, он уже привык к такому пристальному вниманию со стороны женщин. Не будь дурой, Саша! Я опускаю глаза и судорожно разглядываю пузырьки в своем бокале. Мысли буквально разрывают мой мозг на части. Почему я вдруг стала сама не своя? Я же не люблю красавчиков: они всегда казались мне примитивными и совершенно непривлекательными созданиями. Гораздо приятнее видеть красоту душевную, познавать эти глубины человеческой натуры. И если человек красив и богат изнутри, то даже самое несимпатичное лицо может стать самым прекрасным, с массой изюминок и достоинств. А вот красивая обертка, наоборот, может быстро наскучить и стать совершенно неинтересной. Да, это моя политика! И я действительно так думаю. Но при полной уверенности в своей теории я никак не могу отгадать, в чем заключается магнетизм человека, сидящего напротив. Это нечто большее, чем просто внешняя привлекательность. Отчего этот мужчина так необъяснимо действует на меня? Мне ведь и раньше встречались красавчики. Влад, между прочим, очень даже ничего! Хотя… кого я обманываю? Ян просто другой. Может, это и есть так называемая харизма? Может, именно от нее у меня мурашки по коже? Мне это не нравится, ведь я люблю контролировать себя и свои эмоции. А в его присутствии чувствую себя растерянной, неловкой, маленькой девчонкой…хотя, может, все дело в шампанском? И это оно так вскружило мою бедную голову? Я непроизвольно отодвигаю от себя бокал и снова смотрю на Яна. И не могу заставить себя этого не делать. У него такие необыкновенные черные глаза… Но почему он даже не смотрит на меня? Этот человек непонятен мне. Сидит совершенно расслабленный, на первый взгляд, но от меня не ускользает, как судорожно сжимают стакан с водой его пальцы. О чем он сейчас думает? Почему не заговорит со мной? Вот он опускает глаза и напряженно разглядывает циферблат на своих часах. Неужели он скучает, когда Макс и Лия так заливисто хохочут рядом. А может, он вообще собирается уходить? Ян отрывает взгляд от часов и встречает мой немой вопрос. Черные глаза заметно теплеют, и он улыбается. Я тоже не могу удержаться от улыбки. И в этот момент легкая тошнота неожиданно подкатывает к горлу, я морщусь и прикрываю рот ладонью.
   – Все в порядке? – спрашивает Ян.
   – Да… о, мне просто надо в дамскую комнату.
   – Я пойду с тобой, – Лия поднимается и подхватывает меня под руку. Оо, моя голова! Все вокруг шатается… или это я так шатаюсь?! Ноги не слушаются, каблуки подкашиваются. Боже, какой позор!
   В туалете Лия достает носовой платок из своего клатча, смачивает холодной водой и озабоченно прикладывает мне ко лбу.
   – Мне так… нехорошо, – бормочу я. – Наверное, надо выйти на воздух.
   Я беру платок из рук подруги, протираю все лицо, шею.
   – Мне так жаль, Лия, похоже, я все испортила…
   – Не говори глупостей! Просто ты устала, да и отвыкла, наверное, от подобных вылазок. Хочешь, поедем домой?
   – Нет-нет. Тут так здорово. Я не хочу окончательно загубить тебе вечер!
   – Саня, как тебе не стыдно так говорить? Ты же моя лучшая подруга, – Лия укоризненно качает головой. – Пойдем, предупредим ребят и выйдем на улицу подышать.
   Мы возвращаемся к нашему столику. Ян и Макс озабоченно смотрят на меня. Ян поднимается.
   – Саша, все в порядке? Вы такая бледная.
   – Все нормально, – Лия отвечает вместо меня. – Ей просто нужно на свежий воздух. Здесь слишком шумно и душно.
   Боже, как же неловко я себя чувствую в этот момент! Как мне не хочется подобного рода внимания к своей не слишком трезвой персоне.
   – Давайте я Вас отведу, – Ян протягивает мне руку.
   О нет, нет, нет! Я смотрю на Лию с мольбой в глазах. Она тоже смотрит на меня и всем своим видом дает понять, что ей очень даже нравится эта идея. Конечно. Ей хочется остаться здесь, потанцевать и продолжить общение с привлекательным Максом. И я ни капельки ее не виню. Обреченно беру Яна под руку, и мы идем к выходу.

Глава 3


   Прохладный ночной воздух сразу освежает лицо, я делаю несколько глубоких вдохов, и становится заметно легче. На улице еще достаточно светло. Белые ночи в июне – одна из достопримечательностей нашего города. Машин на улице практически нет, поэтому нет и привычного дневного шума, отчетливо слышны разговоры прогуливающихся по проспекту людей.
   – Саша, давайте прогуляемся до набережной? – мне нравится, как он произносит мое имя. Из его уст оно звучит как-то особенно. Я киваю. Ян протягивает мне свой локоть, и я обхватываю его руку, успевая мимолетом подметить, какие крепкие у него мышцы.
   – Как Вы себя чувствуете?
   – Спасибо, здесь намного лучше, – я снова смущаюсь и вздыхаю. Надо срочно протрезветь!
   – Так значит, Вы скоро получите диплом? И кем же Вы будете по профессии?
   – Архитектором, – скромно отвечаю я, стараясь идти как можно ровнее и не слишком виснуть на его руке.
   – Ну, наконец-то, я слышу Ваш голос, – он смеется. – А то я подумал, что за Вас всегда отвечает Ваша подруга.
   Я краснею от этих слов. Неужели я произвела впечатление такой тихони?! Нет, я должна показать ему, что вовсе не такая! Надо срочно что-то сказать… умное. Набираю побольше воздуха в легкие и выдаю уже заученную для защиты диплома фразу:
   – Для своей дипломной работы я подготовила проект загородного дома, так как мне эта тема наиболее интересна и близка. Это настоящее поле для творчества. Хотя архитектура нашего города безусловно вызывает восхищение. Я очень люблю Невский проспект. Для меня это и есть сердце Петербурга. А Вам как кажется?
   Ян удивленно косится на меня. Ага! Вот так. И вовсе я не тихоня.
   – Соглашусь с Вами. Петербург – один из самых красивейших городов в мире. Вы родились здесь?
   – Да, а Вы?
   – Нет. Я родился в Эстонии, в небольшом городе Нарва. Слышали о таком?
   – Да, но я никогда там не была. Так, значит, Вы – эстонец?
   – Только наполовину. Дело в том, что мой отец – эстонец, а мама – русская, – голос его такой низкий и приятный. Я посматриваю на него в профиль и непроизвольно снова любуюсь. Черные ресницы, черные брови, черные волосы. Я таких жгучих брюнетов видела, пожалуй, разве что в кино. Может, я просто никогда раньше не видела эстонцев? Может, это какой-то особенный красивый народ? Глупости какие…
   – Отец долго ухаживал за мамой, – продолжает между тем Ян. – И в конце концов увез ее к себе, в Нарву. Там я и родился. Но позже мы переехали жить сюда, в Питер, из-за работы отца.
   – И часто вы бываете в Эстонии?
   Заминка. Его лицо становится напряженным.
   – Теперь гораздо реже. Так получилось… Десять лет назад моя мама умерла… – он замолкает на секунду, я судорожно сглатываю. – Отец не смог здесь долго жить, примерно через год он все бросил и вернулся на свою родину, а мне пришлось остаться. На тот момент я учился и работал. И в создавшихся условиях вынужден был научиться жить один и сам за себя отвечать. Но я часто навещаю его.
   – Мне очень жаль, – осевшим голосом произношу я, и мне очень хочется добавить еще что-нибудь, но тут звонит телефон, я вижу номер Влада и тяжело вздыхаю. – Простите меня…
   Снимаю трубку.
   – Саша, привет, моя дорогая!!! С днем рождения!!!
   Я смотрю на часы. Он в своем репертуаре. Час ночи.
   – Спасибо, только он уже прошел.
   – Я не забыл, ты только не думай! Замотался просто очень, не было возможности позвонить. Ну так ты где сейчас?
   Я бросаю взгляд на Яна. Он с любопытством наблюдает за мной.
   – Я дома.
   – Не обманывай. Я же слышу шум улицы. Ты со своей подружкой?
   – Влад, какая тебе разница, где я и с кем?
   – О, вот только не начинай! – моментально взвинчивается он, все эти слова мне так знакомы, я слышала их уже тысячу раз. – Просто я хочу приехать к тебе сейчас и поздравить.
   – Нет, – я возмущена и уже злюсь. – Не надо никуда приезжать.
   – Почему это?
   – Неважно.
   – Что это значит? Ты не одна?
   – Влад, мне неудобно сейчас разговаривать. Поговорим как-нибудь в другой раз, – я нажимаю отбой и поворачиваюсь к Яну. Он все так же с неподдельным любопытством разглядывает меня.
   – Бойфренд?
   – Бывший, – отвечаю я.
   – Похоже он так не считает.
   От этих слов или от ночной прохлады я покрываюсь мурашками.
   – Саша, да Вы замерзли! Вот так… – Ян накидывает мне на плечи свою куртку из тонкой мягкой кожи, которую я даже и не замечала до этого момента у него в руках. Знакомый аромат мускуса и дорогих сигар снова обволакивает меня. Голова опять начинает кружиться.
   – Извините за нескромный вопрос, сколько Вам лет? – его слова выводят меня из минутного забытья.
   – 23…уже. А Вам?
   – Мне 32.
   – Ого!!!
   – Что это так много? – спрашивает он и смеется. Неужели я произнесла это вслух? Вот глупая!
   – Нет, совсем немного. Просто это как-то чувствуется, – оправдываюсь я.
   – Правда? Что именно?
   – Ну… Ваша речь. Вы так говорите, ну не как малолетки…чувствуется начитанность… – мямлю я, мне так неловко за свою реакцию, что хочется побыстрее сменить тему.
   – Может быть, постоим немного здесь? – смело спрашиваю я, когда мы подходим к мосту через Фонтанку. Отсюда открывается чудесный вид. По обе стороны вдоль реки горят желтыми огнями фонари, создавая вокруг уютную атмосферу, дома находятся немного в тени и, похоже, дремлют вместе со своими обитателями, вода в реке спокойная и гладкая, как зеркало. Небо необыкновенное серо-розового цвета, местами покрытое перистыми облаками.
   – Как же красиво, – восхищаюсь я. – Вам здесь нравится?
   Ян задумчиво разглядывает поверхность воды и медленно произносит:
– Свой круг рисуя все ясней,
Над морем солнце опускалось,
А в море полоса огней,
Ему ответных, уменьшалась.
Где чары сумрака и сна
Уже дышали над востоком,
Всходила мертвая луна
Каким-то жаждущим упреком.
Но вдоль по тучам, как убор,
Сверкали радужные пятна,
И в нежно-голубой простор
Лился румянец предзакатный.

   Я ошеломленно смотрю на него во все глаза. Стихи?! О, похоже, этот мужчина умеет удивлять… Заметив мою бурную реакцию, он широко и искренне улыбается:
   – Иногда недостаточно слов, чтобы выразить свои чувства, стихи в такие моменты очень помогают. Это Валерий Брюсов. Я очень люблю смотреть на воду… везде. Может быть, перейдем на «ты»?
   – С удовольствием.
   Как назло, именно в этот волшебный романтичный момент меня снова начинает мутить, и вдобавок побаливает голова. О нет, неужели начинается похмелье?! Я глубоко вздыхаю и потираю лоб кончиками пальцев. Это не ускользает от внимательных глаз моего спутника:
   – Саша, ты в порядке?
   – Д-да… ох, нет. Если честно, я не очень хорошо себя чувствую. Мне так стыдно. Со мной такое нечасто случается, – он внимательно смотрит на меня, и я делаю слабую попытку улыбнуться. – Боюсь, что мне пора домой.
   – Я тебя отвезу.
   – Нет-нет, спасибо, Ян. Я сейчас позвоню Лие, и мы вызовем такси.
   – Я отвезу. И это не обсуждается! – он произносит эти слова так жестко, что у меня сразу пропадает желание спорить.
   – Но…Лия…
   – Я все улажу, – он достает мобильник и быстро делает звонок. – Макс, ну как у вас там?.. Нет, мы не вернемся. Да, отвезу домой…
   Да, спроси… Скажи, что все будет в порядке, я обещаю… Ок, до связи, ДРУГ.
   Он нажимает отбой и поворачивается ко мне:
   – Ну вот, вопрос исчерпан. Они еще немного посидят, а потом Макс проводит твою подругу. На него можно положиться.
   – Ян, мне правда очень неловко… я не хотела бы портить тебе вечер, может лучше тебе вернуться к ним, а…, – я замолкаю на полуслове потому, что черные глаза сверкают от негодования и прожигают меня насквозь.
   – Зачем ты так говоришь? – произносит он возмущенно. – Неужели у тебя обо мне сложилось такое неправильное мнение?
   В голове у меня гудит, и я не нахожу в себе силы возражать. Я смущенно смотрю куда-то в землю. Голос Яна звучит уже намного мягче:
   – Вот и хорошо. И чтобы я больше не слышал подобных глупостей. Пойдем. Нам надо вернуться на парковку.
   – Вы…ты за рулем? – еле слышно спрашиваю я.
   Он усмехается.
   – Скорее на коне.
   Минут через пятнадцать мы возвращаемся к клубу и заходим на паркинг. Вопреки всем моим ожиданиям вместо машины Ян подходит к большому черному мотоциклу и подзывает меня.
   – Это и есть твой конь? – удивленно спрашиваю я и подхожу ближе. Рука сама тянется к кожаному сиденью, очень хочется прикоснуться. Красивый. На баке большими буквами написано YAMAHA.
   – Ты байкер?
   Ян весело смеется:
   – Нет, скорее адреналинщик!
   Мои брови медленно ползут вверх. Не поеду с ним! Я совсем не люблю экстрим. Это не мое. К тому же я сейчас не в самой лучшей форме. Но Ян прерывает мои мысли:
   – Не бойся, детка, я с ним отлично справляюсь. У меня большой опыт вождения…
   Он садится на байк и протягивает мне свой шлем:
   – Давай, Саша! Неужели ты такая трусиха?
   ЧТО?! Я трусиха!!! Ну уж нет, осторожная – да, возможно, но трусиха – это не про меня. Я застегиваю на себе его куртку, беру шлем, натягиваю его на свою больную голову и сажусь на мотоцикл за его спиной. И без того короткое платье задирается, и я начинаю нервно одергивать его.
   – Куда едем? – весело спрашивает Ян.
   Интересно, что его так веселит? Надеюсь, это не я такая смешная. Снова возникает неловкое ощущение собственной неопытности.
   – Улица Ленская. Знаешь, где это?
   – Да. Я пару раз бывал в том районе. Ну, держись крепче, детка. За меня!
   Я обхватываю его руками и крепко сцепляю свои пальцы чуть ниже его груди. Чувствую, что он снова посмеивается надо мной. Но мне уже все равно, так как он заводит мотор, и я вздрагиваю от жуткого рева. Мотоцикл дергается с места, плавно разворачивается, съезжает с парковочной площадки на тротуар и дальше на дорогу. Редкие прохожие провожают нас недовольными взглядами. Наверное, их возмущает этот ревущий звук, разрушающий гармонию ночной тишины, но мне сейчас и это совершенно безразлично потому, что все они моментально остаются далеко в прошлом. Машин практически нет, и черный YAMAHA набирает скорость. Как же здорово!!! Просто неописуемый восторг! Сердце мое колотится как сумасшедшее. Ветер бьет в лицо, рвет мои волосы, задирает платье. Я высвобождаю одну руку и начинаю одергивать задравшуюся ткань.
   – А ну, держись!!! – рявкает Ян, и я сразу же опять хватаюсь за него, сцепляя руки до посинения. Мы въезжаем в тоннель под мостом, он освещен фонарями по обе стороны. В эту минуту я чувствую себя героиней какого-то кинофильма. Хочется раскинуть руки в стороны и закричать! Но я не смею так поступить, не хватает смелости. Ну, может, я немножко и трусиха. Но только если самую малость. Я никогда раньше не злоупотребляла спиртным, никогда не гуляла по ночам с малознакомым мужчиной, никогда не ездила на мотоцикле. Это приключение так ново и немного пугающе для меня, для домашней неискушенной девочки. Я крепче стискиваю руки и прижимаюсь к Яну. Он такой взрослый и сильный, спокойный и уверенный. Мне хорошо. Я чувствую себя в безопасности.
   Дорога от Невского до Ленской занимает при высокой скорости и отсутствии машин всего минут пятнадцать. Но мне кажется, что он сделал какой-то крюк, чтобы прокатиться подольше. Странное возбуждение не позволяет мне быть внимательной и следить за дорогой. Но наконец мы подъезжаем к моему дому, затем к моей парадной, и Ян глушит мотор. Он слезает с байка и помогает мне.
   – Не совсем замерзла?
   Я отрицательно качаю головой.
   – Ну как, детка? Надеюсь, тебе понравилось? – даже в полумраке видно, как возбужденно сверкают его глаза. Он выглядит очень красивым и очень самодовольным, как самец, сумевший произвести должное впечатление на самочку. Наверное, я слишком откровенно прижималась к нему в дороге, давая возможность распознать свои чувства. Мне кажется, что он прекрасно понимает все, что творится у меня внутри, и мне это неприятно. В этот момент отчетливо начинаю осознавать, что я далеко не первая, которую он вот так подвозит до дома. Не первая, с кем он танцевал. Не первая, кому он читал стихи. Не первая, кто совершенно очарована им, его внешностью, его голосом, его манерами. Сколько уже на его счету таких, как я, простушек? Он – искусный соблазнитель и отлично знает, как свести с ума такую дуреху, как я. Похоже я протрезвела наконец… я чувствую себя беспомощной маленькой мушкой, запутавшейся в его затейливой паутине.
   – Саша, почему же ты молчишь? – он озабоченно заглядывает мне в глаза. – Ты что, испугалась?
   Да нет, я просто собираюсь с мыслями.
   – Нет, Ян, спасибо. Все было прекрасно. Я очень благодарна тебе за то, что довез меня до дома… но мне пора.
   Я вижу непонимание на его лице.
   – Может, ты пригласишь меня на чашечку кофе?
   А что обычно всегда приглашают? Ехидные мысли не оставляют меня в покое. Ну уж нет! Я не буду действовать по твоему сценарию, ловелас.
   – Нет. Уже слишком поздно. Я устала и хочу спать.
   – Ну, да. Ты права, – он явно не ожидал такого поворота событий. – Может, тогда встретимся завтра?
   – Завтра я поеду к родителям. Не думаю, что у меня будет время.
   – Тогда на следующей неделе?
   – Ян, не обижайся, но на следующей неделе я буду очень занята. Большую часть времени я буду на работе, а все свободное время готовиться к защите диплома.
   – Ты меня боишься?
   – Ннет… вовсе нет. Просто мне, действительно, некогда.
   Остановись, только не перегибай палку! Ты откровенно щелкнула его по носу. Он и так удивлен и даже растерян. Вот так, мистер Самодовольство, вам что никогда не отказывали? Он смотрит на меня вопросительно и ждет.
   – Хотя, знаешь…защита у меня в пятницу утром, и, пожалуй, вечером я буду свободна, – быстро добавляю я, надеясь, что еще не наломала дров, и что он не слишком обиделся.
   – Дай мне свой номер, я тебе позвоню, – задумчиво просит он.
   – Не думаю, что это хорошая идея. Давай договоримся так, – я чувствую, что ситуация полностью в моих руках и теперь надо идти до конца. – Если за неделю желание увидеть друг друга у нас не пропадет, то мы встретимся. Но назначим встречу прямо сейчас.
   На его лице я читаю смесь эмоций – он недоволен, расстроен и заинтригован одновременно. Я бросила ему вызов, и он раздумывает, принимать ли его.
   – Хорошо. Тогда назначим встречу на мосту, где мы стояли, – медленно произносит он. – Через неделю, в пятницу, часов, скажем, в семь? Удобно?
   Я прикидываю в уме и отвечаю:
   – Да, вполне, – неохотно снимаю куртку и отдаю ему.
   – Ну, значит, договорились. Пожалуй, я поеду.
   Неужели это все? Вот так просто. Он что просто возьмет и уедет? Так не должно быть. Я сама не знаю, чего хочу… Но он, будто услышав мои мысли, подходит чуть ближе и наклоняется. Я понимаю, что он хочет меня поцеловать, и уже даже чувствую его теплое дыхание на своей коже, но в последний момент все же ухитряюсь увернуться со словами:
   – Не надо. Еще слишком рано.
   Он ошеломленно смотрит на меня в течение нескольких секунд. Но тут же выпрямляется и сдержанно добавляет:
   – Да, ты права.
   Берет мою левую руку, медленно подносит ее к своим губам, но неожиданно переворачивает ее ладонью вверх. Внутри у меня все замирает. Что он собирается сделать?
   – В этом месте находятся все самые важные точки нашего организма, – он поднимает свои черные глаза и смотрит на меня пристально. – И я очень хочу прикоснуться сейчас к твоему сердцу. Пусть оно услышит меня и перестанет бояться.
   С этими словами он нежно целует мою ладонь. Губы такие теплые и мягкие, что от их прикосновения по моему телу во все стороны разбегаются импульсы тока. И сердце отзывается легким трепетом в груди слева.
   – До свидания, Саша.
   – До свидания, Ян, – я резко поворачиваюсь, чтобы ничем не выдать своих истинных чувств, и быстрыми шагами захожу в парадную. Взлетаю по лестнице на второй этаж. Трясущимися руками пытаюсь отыскать в сумке ключ, нахожу, открываю дверь, захожу, закрываю ее и прислоняюсь пылающим лбом к холодному металлу. Сердце бешено колотится, как будто пытается выскочить из груди. Вот так! Молодец! Ты держалась очень достойно. Так и подобает вести себя приличной девушке.
   Но почему же тогда я не испытываю никакой гордости и радости за себя? Да потому, что ты дура, Саша! Что же ты наделала! А если это все? Если ты больше никогда его не увидишь? Что если он не придет через неделю на этот чертов мост? Сможешь ли ты тогда простить себе, что даже не попыталась узнать его? А что, если он захочет прийти, но не сможет? Как он тогда сообщит об этом, ведь он не знает ни номера квартиры, ни номера телефона? И ты сама не знаешь о нем ровным счетом ничего. И даже если пожелаешь, то никогда не сможешь найти его в огромном городе, зная одно лишь имя. Это была плохая игра. Ты проиграла. Слезы отчаяния душат меня. Я в надежде бросаюсь к окну и смотрю вниз. Никого нет. Он уехал. И я, больше не в силах сдерживать рыданий, бросаю сумку в угол, скидываю босоножки и залезаю в кровать под одеяло прямо в одежде. Я не понимаю, что со мной происходит. Странная щемящая боль сковала сердце. Мне горько и плохо сейчас как никогда… слезы льются и льются из глаз… но все же усталость берет свое, накрывает меня покрывалом из спутанных мыслей, и я проваливаюсь в спасительный сон.

Глава 4


   – Саня, Санечка… – кто-то тихонько трясет меня за плечо. Веки такие тяжелые и опухшие. Я с трудом и большой неохотой открываю глаза. Яркий свет ослепляет, и я снова закрываю их.
   – Вставай, соня! – Лия снова легонько потряхивает меня.
   – Который час? – мямлю я.
   – Уже полдень.
   – Как?! – я все же с трудом, но разлепляю глаза.
   – Да-да. И я не припомню, чтобы ты так долго спала. Даже уже волноваться начала…
   Я пытаюсь подняться и охаю, все тело ломает. Наверное, это с непривычки, слишком давно не танцевала. Частично всплывают в памяти и клуб, и алкоголь в неограниченном количестве, и…черноволосый мужчина со смеющимися глазами. От последних воспоминаний хочется снова лечь и уснуть. Вместе с ночными переживаниями возвращается и головная боль. Ком горечи подкатывает к горлу.
   – Дааа, подружка, ну и вид у тебя! – Лия с сочувствием осматривает меня с головы до ног. – Похоже, ты отлично провела время?
   – Вовсе нет!
   В моем голосе звучат истеричные нотки, и подруга вопросительно выгибает бровь. Я тяжело вздыхаю.
   – Лия, мне кажется я совершила огромную непростительную ошибку, – и я рассказываю ей о прогулке, о поездке на мотоцикле и о нашем непутевом прощании с Яном. Лия смотрит на меня вроде бы с непроницаемым выражением лица, но я вижу, как в глазах ее нарастает буря негодования.
   – Саня, я даже и не думала, что ты такая дуреха! – наконец восклицает она. – Сказочница ты моя! Неужели ты так слепо веришь в эту пресловутую розовую романтику? Дорогая, ты должна наконец понять, что мужчины далеко не сказочные принцы, они не станут бегать с хрустальной туфелькой и разыскивать девушку, о которой ничего не знают. Они не способны даже понять нашу тонкую женскую натуру. Отказала одна, ну что ж, пойду найду другую – вот как они рассуждают. О чем ты только думала? Этот Ян – шикарный парень! Взрослый, интересный, к тому же красив как бог. Разве знакомство тебя к чему-то обязывает? Ну, зачем так сразу отказываться? Если уж ты не захотела приглашать его домой, то телефон то почему свой не дала?
   Я пожимаю плечами, слезы наворачиваются на глаза.
   – Ну-ну, только не плачь, глупенькая, – Лия обнимает меня. – Как сделала, так сделала. Ничего уже не изменить. Да и вообще, хватит слезы по лицу размазывать! Насколько я помню, ты и не хотела никаких серьезных отношений. Предыдущие тебе всю душу вымотали. Так что не о чем сожалеть! Вот сейчас ты встанешь, умоешься, снимешь с себя платье, которое уже и так похоже на тряпку, выпьешь кофе и поедешь к своим родным. Они отвлекут тебя от всех печальных мыслей. Пройдет немного времени, и ты будешь вспоминать об этой ночи просто как о веселом и романтичном приключении.
   – Ты не веришь, что он придет на встречу? – всхлипываю я.
   По ее реакции я вижу, что она не верит, но, чтобы не расстраивать меня, улыбается и отвечает:
   – Надежда умирает последней, ведь так? Если суждено, вы обязательно встретитесь. А в судьбу я очень даже верю. Скажи мне лучше, как твое самочувствие?
   – Голова болит.
   Лия выходит из комнаты и через минуту приносит мне Найз и стакан воды. Я с благодарностью принимаю лекарство.
   – А ты как провела время? – интересуюсь я.
   Лия мечтательно улыбается.
   – Все было просто замечательно! Макс очень, очень хороший парень. Он, кстати, доктор, кардиохирург. А сколько всего знает!!! С ним безумно интересно разговаривать. Время пролетело совершенно незаметно.
   – И до скольки же вы веселились?
   – Ну часов до пяти утра, потом он подвез меня домой.
   – А вы-то хоть обменялись телефонами? – во мне теплится огонек надежды.
   – Конечно! Я дала ему свой номер. Но сегодня он уезжает за границу на какую-то конференцию. Обещал позвонить, как только вернется.
   Я вздыхаю. Все не так плохо. Макс позвонит Лие, и я попрошу узнать телефон Яна. Хотя нет, так нельзя. Это как-то унизительно!
   Получится, что я совершенно беспринципная. Сначала отшила, а потом сама же и стала разыскивать… Он, может, уже и забыл обо мне. Может, познакомился с кем-нибудь еще. С кем-нибудь более сговорчивым, чем я. А что если нет? Что если он тоже думает обо мне и попросит Макса узнать мой номер? А может, и не попросит… и тогда Лия окажется во всем права. Противоречивые мысли в моей голове толкаются как борцы сумо. Я понимаю, что не хочу и не могу сейчас об этом думать, иначе моя бедная голова просто разорвется на части. Решительно поднимаюсь и иду в ванную. Снимаю платье и попутно заглядываю в зеркало. Господи, кто это?! Волосы всклокочены как осиное гнездо, тушь размазана по щекам. От симпатичной милой девушки не осталось и следа. А ну-ка, быстро приведи себя в порядок, размазня! И, незамедлительно следуя своему собственному приказу, я залезаю в душ.

Глава 5


   Родители встречают меня с бурной радостью, на которую способны только самые близкие и любящие люди, и от этого у меня на сердце сразу же становится тепло и уютно. Как же хорошо дома! Все напоминает о безмятежном детстве: и обстановка, и запахи, и мама в переднике, и папа с пультом в руке. Ничего не изменилось с тех пор, как я ушла от них в самостоятельную взрослую жизнь. Они уже накрыли праздничный стол. Мама, как всегда, наготовила море вкусностей. Мой брат с женой и племянницей тоже приехали, чтобы поздравить меня. Вот она, вся моя любимая семья – в сборе, и мне так приятны их улыбки, объятья и искренние поздравления. Маленькая Юляша нарисовала специально для меня свой особенный рисунок. Я с интересом и умилением рассматриваю его и благодарно целую ее милое личико. Пожалуй, это самый лучший подарок, который мне когда-либо делали! Хотя планшетный компьютер тоже ничего. За веселыми душевными разговорами время летит незаметно, и я на время отвлекаюсь от своих мрачных мыслей. Ближе к вечеру мой брат Данила неожиданно предлагает провести воскресенье в Кронштадте у бабушки. Она уже довольно старенькая и крайне редко приезжает к нам сама. К тому же я давно не видела ее и уже безумно соскучилась. Предложение навестить бабулю воспринимается всеми с большим энтузиазмом, мы быстро собираемся и дружно загружаемся в микроавтобус.
* * *
   Домой я возвращаюсь только в воскресенье вечером. Лия на кухне громко слушает музыку и что-то готовит у плиты. Пахнет очень вкусно.
   – Привет! – она весело машет мне рукой. – Давай быстрей переодевайся, ужин почти готов.
   Через десять минут я уже сижу на кухне с вилкой в руке.
   – Ну, рассказывай, как провела время? Чего не звонила?
   – Очень хорошо, Лия. Мы ездили к бабушке.
   – Ну, и как она?
   – Неплохо. Бодрится. Передавала тебе привет.
   – Спасибо, – Лия активно цепляет на вилку кусок кабачка.
   – А… Макс не звонил? – ни с того ни с сего вдруг спрашиваю я и вижу, что мой вопрос задел Лию за живое. Она бросает на меня короткий взгляд, и ее лицо заметно грустнеет.
   – Нет, не звонил. Наверное, еще не вернулся. Я же не знаю, сколько длятся эти докторские конференции, – она задумчиво поводит плечами, и я быстро меняю тему на более приятную, в подробностях рассказывая о своей поездке.
   На следующее утро я просыпаюсь в каком-то непонятном отрешенном настроении. Полночи я не могла заснуть, память предательски возвращала меня назад, в ночной клуб. И мне самой до безумия хотелось вернуться обратно, в эту ночь. Во всех подробностях я вспоминала темноволосого незнакомца, который при помощи каких-то высших сил завладел моими мыслями. Руки, глаза… его фигура, его запах… все это заставляло меня вновь и вновь испытывать непреодолимое желание. Желание увидеть его. И утром это желание никуда не исчезло, а даже, наоборот, стало еще более сильным.
   И вот я, измученная мыслями и совершенно не выспавшаяся, сижу на краю кровати и раздумываю над тем, как провести этот день и не сойти с ума от собственного бессилия. Какая же я все-таки дура… Ведь все сейчас могло быть совершенно иначе… Эх, но после драки, как известно, кулаками не машут, в любом случае надо вставать и идти на работу. По крайней мере, там всегда много дел, и люди. Наверняка, это поможет мне отвлечься.
   Понедельник, вторник, среда – день заднем тянутся для меня бесконечно долго, и я пребываю в каком-то совершенно жутком настроении. Как будто из меня ушла вся жизненная энергия. Чувствую непонятное для самой себя опустошение. Мысли о Нем преследуют меня везде, где бы я ни находилась: и в ванной, и на кухне, в транспорте и на работе. Мое сердце словно вырвали из груди, жизнь потеряла краски, и я просто не понимаю, что дальше делать. Но разве так бывает? Неужели всего лишь одна встреча способна так все изменить? Не хочется ни с кем общаться, нет аппетита, нет ровным счетом никаких желаний, кроме одного единственного – хочется, чтобы поскорее наступил вечер и можно было лечь спать, забыться. Хоть бы побыстрее пролетели эти дни, и наступила наконец пятница.
   Утро четверга. Я также с огромной неохотой просыпаюсь, в апатичном настроении умываюсь, пью черный кофе без сахара, завязываю волосы в хвост и ненакрашенная плетусь на работу. Кому какое дело, как я выгляжу? Все вокруг безумно раздражает – и эта дождливая погода, и транспорт, и люди… Понимаю, что надо бы почитать диплом. Но готовиться совсем не хочется. Не могу сосредоточиться. Мысли заняты совершенно другим. Я будто бы выпала из какой-то своей уютной скорлупы и теперь осталась одна-одинешенька, беззащитная и никому не нужная. Не с кем поговорить о том, что меня гнетет… Да и о чем собственно рассказывать? О том, что я тихо схожу с ума от тоски по человеку, которого знаю всего лишь несколько часов. Никто не поверит в мою искренность. Если расскажу Лие, она стопроцентно упрекнет меня в том, что я просто слабая. Да ей и некогда замечать, что со мной происходит. Она целыми днями проводит в своей мастерской.
   Вечером после смены я захожу в магазин, бессмысленно брожу по нему и набиваю сумку всем, что попадается под руку. На кассе оставляю всю свою зарплату и возвращаюсь домой уставшая и злая. Похоже Лия сегодня вернулась пораньше, она стоит на столе в кухне и вворачивает лампочку в люстру. Наверное, перегорела, думаю я и сильно хлопаю входной дверью. Подруга от неожиданности дергается и громко вскрикивает:
   – Боже мой, Саня! Не хлопай ты так дверью! Я же чуть не свалилась.
   – Извини, – бурчу я.
   – Что с настроением?
   – Ай… – я бесцельно машу рукой.
   – А у меня, кстати, есть новости! Звонил Макс.
   Эти слова подстегивают меня будто кнутом. Я бросаю сумки прямо в коридоре и, не разуваясь, влетаю в кухню:
   – Ну???
   – Звонил из Германии, из какого-то города, я не запомнила название. Номер телефона высветился заграничный. Наверное, это местный номер…
   – И?
   – И он спросил, как у меня дела. Сказал, что задерживается еще на несколько дней и позвонит, когда будет уже дома.
   Я во все глаза смотрю на подругу:
   – Ну?
   – Ну и это все.
   – Как все? Больше ничего не сказал?
   – Нет. Да я и не успела ничего спросить. Разговор длился не больше пяти минут. Он быстро попрощался.
   Я вздыхаю. Ну, пусть хоть так. Это небольшая, да зацепка! Макс явно заинтересовался Лией, раз позвонил ей даже из другой страны. Значит, скорее всего, они рано или поздно увидятся. И у меня будет шанс узнать хоть что-нибудь про его друга. А сейчас надо поужинать и побыстрее лечь спать, чтобы скорее наступил завтрашний день, ведь завтра – долгожданная пятница, и я во что бы то ни стало буду на том мосту ровно в семь часов вечера! Буду стоять и ждать. И даже если мне придется испытать одно из самых сильнейших разочарований в своей жизни, я все равно буду там!

Глава 6


   Пятница. Переминаясь с ноги на ногу, я стою перед дверью в аудиторию и очень сильно волнуюсь. Желудок предательски сжимается от внутреннего напряжения. Здравый смысл ко мне вернулся, и я начинаю корить себя за то, что не перечитала диплом накануне. Надо было все-таки как следует подготовиться. Все мысли разлетелись, и мне кажется, что я совсем ничего не помню. Ну, что ж теперь уже поздно об этом думать. Называют мою фамилию, и я захожу. Трясущимися непослушными руками расставляю свои рисунки, чертежи и поворачиваюсь лицом к комиссии.
   – Для своего диплома я разработала проект загородного дома, – начинаю я немного неуверенно. Но справляюсь наконец со своим волнением и далее уже совершенно свободно рассказываю о том, над чем работала все последние месяцы. Мне это интересно, я сама придумала этот проект и сама разработала. Это мой дом мечты, в котором все продумано до мельчайших подробностей, все сделано для комфортной жизни большой семьи. Может, когда-нибудь у меня самой будет именно такой дом…
   Ура! Наконец-то все позади. Я выхожу из аудитории раскрасневшаяся, но довольная. Сокурсники поздравляют меня, жмут руки, хлопают по плечам. Вижу, как Лия несется ко мне через весь коридор. У нее другой факультет, но защита диплома была тоже сегодня.
   – Ну что, Саня? – она хватает меня за плечи обеими руками.
   – Сдала! А ты?
   – И я!!! – мы крепко обнимаемся.
   – Это дело надо обязательно отметить! Идем, – Лия берет меня под руку, и мы в компании еще нескольких наших знакомых направляемся в ближайший бар. Защитившиеся студенты уже вовсю снимают здесь стресс и веселятся на полную, заказывая пиво и коктейли в неограниченном количестве. В бар каждые двадцать минут прибывают все новые и новые лица. Громко играет музыка, молодые люди смеются и произносят тосты. Но вопреки всем предложениям я заказываю себе только колу.
   – Саша, ну ты что, смеешься? – кричит мне в ухо один из знакомых парней. – У нас же сегодня такой повод! Мы все должны напиться до потери сознания! А ты с колой. Нехорошо.
   – Не обижайтесь, но я сегодня не могу, – отвечаю ему, немного смутившись. – У меня вечером очень важная встреча. Как-нибудь в другой раз.
   Парень разводит руками и отходит в сторону. В этот момент я встречаюсь глазами с Лией. Она посматривает на меня, как мне кажется, с некоторым сочувствием:
   – А я уже и позабыла про твою встречу. Ты что, действительно, собираешься пойти?
   – Конечно, собираюсь. Мы же с ним договорились.
   – А если…
   – Никаких «если», Лия! – я перебиваю ее и смотрю на часы. Уже три. – Я, пожалуй, поеду домой. Мне еще надо привести себя в порядок.
   Лия кивает и крепко обнимает меня. Я прощаюсь с ребятами, беру свою сумку и с облегчением выхожу из бара. Нет у меня никакого настроения сегодня веселиться.

Глава 7


   Через полтора часа я влетаю в квартиру, скидываю туфли и звоню маме, чтобы сообщить ей хорошие новости. Мама радуется и долго-долго говорит о том, какая я у нее умница и красавица, потом начинает рассказывать про какую-то соседку, про то, как брат поссорился со своей женой, а потом благополучно помирился… Я слушаю и не смею прервать ее жизнерадостное щебетание, ведь это моя мама. Не знаю, сколько времени мы разговариваем, минут двадцать или уже больше, но мне кажется, что проходит целая вечность. Наконец по телевизору начинается одна из маминых любимых передач, и она поспешно прощается со мной. Я мысленно пою «аллилуя» и пулей бегу в душ.
   Высушив и уложив волосы, делаю неброский макияж и открываю шкаф. Надо было продумать все заранее! Что же надеть? Джинсы с рубашкой? Нет, это как-то простовато. Красное платье? Это как-то слишком… мне же не хочется привлекать внимание всех мужчин на улице. Может, тогда шорты с блузкой? Вот! Вот это то, что нужно. Я достаю из шкафа маленькое шифоновое платье с длинным рукавом. Оно совершенно новое, белого цвета в мелкий серый цветочек. Скромно и очень симпатично. Черный поясок, серебристые босоножки и маленькая сумочка. Смотрю на часы. Все, пора выходить, иначе я опоздаю.
   Маршрутка, в которой я еду, попадает в пробку и движется в сторону метро очень медленно, даже слишком медленно. Я начинаю заметно нервничать. В какой-то момент мне даже хочется выскочить из нее и бежать. Каждые три минуты я смотрю на часы и на чем свет стоит ругаю про себя проклятущую пробку и черепахообразную маршрутку. Но ничто не помогает, мы все равно едем очень медленно.
   Выскакиваю из метро на нужной станции и спотыкаюсь о человека, идущего прямо передо мной. От сильного толчка сумочка вылетает из моих рук, я на ходу поднимаю ее, невнятно извиняюсь и снова смотрю на часы. Семь десять. Уже опаздываю! Я иду очень-очень быстро. Но мне кажется, что это все равно медленно. И вот я уже бегу, то и дело налетая на прохожих. Я вижу на другой стороне проспекта клуб, в котором мы были неделю назад, значит, и мост уже недалеко. Семь двадцать. Я прибавляю скорость. Как назло, не попадается ни одного перехода. Я уже нещадно опаздываю. Вокруг столько людей, они как по сговору то и дело преграждают мне путь. Но вот уже виден мост!!! Неожиданно я останавливаюсь… Сердце колотится в груди слева так отчаянно, словно птица в клетке.
   Ноги вдруг становятся ватными и тяжелыми, на глаза наворачиваются непрошеные слезы. Я теряю контроль над собой, и мне кажется, что я даже не могу пошевелиться. Толи это от усталости, то ли от того, что перенервничала, то ли от счастья. На противоположной стороне моста стоит Ян. Он держит в руках цветы. Но вместо того, чтобы поспешить к нему или окликнуть, я просто стою и смотрю. И почему-то мне хочется плакать. Напряжение прошлой недели отпускает меня, и накрывает слабость.
   Он выглядит просто превосходно: черный костюм, белая рубашка, все идеально сидит по фигуре. Прямые черные волосы спадают на лоб и блестят в лучах вечернего солнца. Он стоит, слегка перегнувшись через перила моста, и смотрит на воду. Лицо напряженное и задумчивое. Я все же собираюсь с духом, перебегаю дорогу и подхожу к нему сзади.
   – Привет.
   Он резко оборачивается:
   – Саша!
   Я смущенно улыбаюсь. В черных глазах читается неприкрытая радость.
   – Прости, что опоздала, – тихо говорю я, а внутри все кипит, и сердце снова предательски сильно бьется.
   – Ты все-таки пришла! Это главное. Я все равно бы ждал до последнего, – чувственно говорит он. – Прекрасно выглядишь.
   В его голосе столько тепла и нежности. Я чувствую прилив неведомого мне счастья от того, что он здесь, стоит передо мной, что я снова могу видеть эти прекрасные черные глаза! Оказывается, можно безумно скучать по человеку, которого совсем не знаешь. Все, что происходит со мной из-за этого мужчины, это настоящее откровение. Непривычное, но такое приятное смущение снова накрывает меня с головы до ног, и румянец заливает щеки. Он берет мою левую руку и целует ее, а я готова в эту минуту броситься к нему на шею и покрыть поцелуями все его лицо, и глаза, и губы. Но вместо этого снова молчу как рыба.
   – Оказывается неделю назад был твой день рождения? – его слова вырывают меня из моих нескромных грез. – Почему же ты ничего не сказала?
   Ах, Лия! Все-таки она проболталась Максу. Я пожимаю плечами:
   – Просто я не люблю слишком много внимания.
   – Неужели? Хорошо. Тогда я не стану говорить никаких лишних слов. Это тебе, – Ян протягивает мне букет. Я принимаю его и смущенно разглядываю. Влад редко дарил мне цветы, мне особо не с чем сравнивать, но эти кремовые розы просто восхитительны. Я с удовольствием вдыхаю их приятный нежный аромат.
   – Спасибо, они очень красивые, – благодарю я и вижу, что ему приятны мои слова.
   – Надеюсь, ты еще не ужинала?
   Я пытаюсь вспомнить, когда сегодня ела. Кофе, кофе и потом еще кола. Желудок сжимается от этих мыслей в тугой узел.
   – Если честно, то даже и не обедала, – признаюсь я. – Наверное, это все из-за нервов.
   – Ты же сегодня диплом защищала? Ну и как все прошло?
   – Сначала немного замешкалась, но потом все вспомнила и рассказала. Пятерка. Не могу поверить, что учеба закончилась.
   – От всей души поздравляю! Значит, есть еще один повод, чтобы отметить нашу встречу, – он берет меня за руку и ведет к переходу.
   Я оглядываюсь по сторонам:
   – А где же твой «черный конь»?
   Ян лукаво посматривает на меня и улыбается:
   – Сегодня я без него. Вообще-то, на работу я не езжу на мотоцикле.
   Ну и правильно, мелькает в моей голове. Это слишком опасное удовольствие для городских пробок.
   – А где ты работаешь? – интересуюсь я, пока мы куда-то идем.
   – В строительной компании.
   – А кем?
   Мне это кажется, или он на миг задумался? Бросает на меня мимолетный взгляд, и в глазах его проскальзывает что-то похожее на замешательство.
   – Эмм… на самом деле, у меня там много разных обязанностей. Ну, назовем это разнорабочий.
   Я киваю, вполне довольная ответом. Хорошая работа. Наверное, он многое знает и умеет.
   – А куда мы идем?
   – Уже почти пришли. Надеюсь, что тебе понравится.
   Буквально через пару минут мы подходим к старинному красивому пятиэтажному зданию, и я читаю огромные золотистые буквы «Ресторан Лондон». Ян галантно пропускает меня вперед, и я неуверенной походкой захожу внутрь. Сразу же бросается в глаза и поражает своим богатством интерьер ресторана. Все вокруг соответствует названию и выдержано в стиле английских королей. Золотистые арки, двери из благородного темного дерева, мраморный пол, колонны. Здесь даже есть статуи и небольшой фонтан. Безупречно красиво! Но такой холодный аристократический интерьер скорее напоминает музей. На меня давит эта царская атмосфера, я чувствую себя крайне неловко в своем простеньком белом платьице, особенно когда мимо нас проходят дамы в вечерних нарядах. Появившись из ниоткуда, к нам сразу же подходит девушка в белоснежной блузке и узких черных брюках с ярко-красными губами и гладко зачесанными волосами. Она широко и, на мой взгляд, чересчур кокетливо улыбается моему спутнику, приветствует и жестом приглашает нас следовать за ней. Я смотрю на Яна во все глаза. Они что знакомы? Он здесь уже не в первый раз? Но его лицо не выражает никаких эмоций.
   – Ваш столик, господин Никас, – девушка подводит нас к столу с белой длинной скатертью. На нем уже стоят бокалы и свечи. Девушка поворачивается и обращается ко мне уже намного более равнодушным тоном. – Разрешите я поставлю Ваши цветы в вазу?
   Я неохотно отдаю ей букет. Также неизвестно откуда рядом с нами вырастает худощавый молодой человек в униформе. Девушка с красной помадой моментально теряет ко мне интерес, поворачивает свое холеное лицо к Яну и лучезарно ему улыбается:
   – Располагайтесь, господин Никас. Это ваш официант, и он будет обслуживать Вас сегодня. Желаю Вам приятного вечера.
   – Благодарю, – достаточно официально отвечает ей Ян и отодвигает мой стул. Я неловко присаживаюсь, вцепившись обеими руками в свою сумочку. Худощавый официант подает нам две большие книги в бордовом кожаном переплете, легким движением руки зажигает свечи и без всяких вопросов наполняет бокалы красным вином, после чего незаметно отходит в сторонку.
   – Господин Никас? Это твоя фамилия? – я не скрываю своего изумления. Ян кивает и внимательно смотрит мне прямо в глаза, как будто пытается прочитать в них мои мысли. А они у меня весьма противоречивые. Я чувствую себя совершенно не в своей тарелке, словно маленькая простолюдинка попала на бал знатных особ. Я никогда не бывала раньше в дорогих ресторанах, я не знаю этикета, не подозреваю, для чего разложены все эти столовые приборы на столе и почему один бокал большой, а другой намного меньше и тоньше… Я чувствую себя глупо, да и выгляжу, как мне кажется, тоже.
   – Сашенька, думаю, нам нужно познакомиться поближе, – Ян поднимает свой бокал. Эти слова звучат так мягко, что я немного расслабляюсь, отпускаю, наконец, свою сумку и тоже беру бокал, мы легонько чокаемся. Ммм… вино просто восхитительное! Я никогда не пробовала ничего вкуснее. Но помня о том, что до сих пор еще ничего не ела, и какие могут быть последствия, я сразу же ставлю бокал обратно на стол.
   – Ты в этом месте уже бывал? Мне показалось, что тебя здесь хорошо знают.
   Ян немного медлит с ответом.
   – Да, бывал. В этом ресторане часто проходят ужины с деловыми партнерами… ээ… на которых я иногда присутствую. Давай закажем что-нибудь покушать, – он видит мою растерянность и быстро переводит разговор на другую тему. Я мысленно пожимаю плечами, оставляя массу интересующих меня вопросов без ответа. Открываю кожаную книгу с меню, и мои брови медленно ползут вверх. Боже мой, это что – цены? Судорожно сглатываю. Из чего же здесь делают еду? Из бриллиантовой крошки? Я нервно ерзаю на своем стуле и чувствую себя еще более неуютно, осознавая, что в моем кошельке денег хватит разве что на листья от овощного салата. Никогда раньше я не задумывалась над тем, кто богат, кто беден, и в чем между такими людьми разница. Но в эту минуту я отчетливо ощущаю эту разницу между собой, обычной девушкой в недорогом платье, и теми, кто сидит за соседними столиками. Мужчины и женщины в зале дорого одеты, они вальяжны, и от них исходит какой-то неосязаемый аромат роскоши. Мне это неприятно. Ян ловит мой затравленный взгляд, накрывает своей рукой мою и тихим, но настойчивым голосом спрашивает:
   – Саша, что-то не так? Может, тебе здесь не нравится?
   Я не могу подобрать слов. Мне хочется объяснить ему свои чувства, но не хочется обидеть. Ведь он специально заказал для нас столик и, наверное, хотел произвести на меня впечатление. Я быстро окидываю взглядом зал. От моего внимания не ускользает тот факт, что некоторые женщины с интересом поглядывают на моего спутника. Уверена, что каждая из них мечтает сейчас оказаться на моем месте. Эти мысли немного приободряют. У меня нет права демонстрировать сейчас свой характер и свое недовольство. И я просто обязана назло всем завистницам наслаждаться сегодняшним вечером и обществом этого красивого мужчины.
   – Нет-нет, здесь очень красиво. Мне все нравится.
   – Я рад. Так ты готова сделать заказ?
   И тут я непроизвольно хватаю его за руку и шепчу:
   – Ян, здесь все очень дорого! Может, нам лучше пойти покушать в «МакДоналде», ну, или я сама могу приготовить для нас ужин… дома. Не стоит тратить такие деньги!
   Ян округляет глаза от удивления, но уже через несколько секунд я замечаю, как в них пляшут смешинки, и он искренне смеется. Неужели я опять сказала что-то смешное? Я глупо озираюсь. Ладони потеют. «Поклонницы» моего спутника не сводят с него восхищенных глаз.
   – Прости меня, Сашенька. Я вижу, что тебе здесь некомфортно. Это моя ошибка. Мне такое даже в голову не приходило. Поверь, я не хотел тебя смущать, просто хотел пригласить в одно из лучших мест города. И хотя я не знаю, какие мысли тебя сейчас тревожат, с абсолютной уверенностью могу заявить, что самая красивая девушка здесь – это ты. Но я с удовольствием принимаю твое приглашение. Только сначала мы поужинаем. Здесь. Так что ты будешь кушать?
   – Я не…
   – Никаких «не»! Выбирай все, что захочется. Или я накормлю тебя на свой вкус.
   Официант снова незаметно вырастает рядом уже с блокнотом и ручкой. Я быстро заказываю первый попавшийся на глаза салат и какую-то рыбу в каком-то соусе. Ян выбирает мясное блюдо. В ожидании мы потягиваем вино и мило беседуем, его слова успокоили меня и помогли наконец расслабиться. Мне хочется повернуться и показать язык всем этим напыщенным особам, которые сейчас сверлят нас своими глазами. Он считает меня красивой! И это замечательно. Я очень хочу нравиться ему.
   – Ты сказала, что работаешь большую часть недели. Где, если не секрет? – Ян вопросительно смотрит на меня.
   – Не секрет. Все дни, кроме выходных, я работаю в магазине женской одежды.
   – Что за магазин?
   Я называю бутик, адрес и тут же добавляю:
   – Но это временно. Я все-таки планирую работать по специальности.
   – Правильные мысли! Архитекторы обязательно должны творить, ведь все вокруг нас создано ими. Я бы хотел взглянуть на твои проекты, ты покажешь мне их?
   – С огромным удовольствием. Дома…
   В этот момент у меня звонит телефон. Я судорожно роюсь в сумке. Наконец нахожу. Это Лия!
   – Извини… Да?
   – Саня, ты где? Ты в порядке? – слышу я встревоженный голос подруги.
   Мне кажется, что всем вокруг тоже слышен этот голос, и я прикрываю трубку ладонью:
   – Лия, я в полном порядке. Мы с Яном ужинаем в ресторане.
   В трубке слышится очень громкий выдох. Ян заинтригованно разглядывает меня.
   – Значит, вы все-таки встретились! Ты не представляешь, как я рада, – в словах подруги я слышу заметное облегчение.
   – Возможно, мы заедем на кофе чуть позже, – я вопросительно смотрю на Яна, и он согласно кивает.
   – Это было бы здорово! Тогда не буду вам мешать. Чмоки, – и Лия кладет трубку.
   – Подруга? – черные глаза смеются.
   – Да. Она просто волновалась, – оправдываюсь я. – Если честно, она думала, что ты не придешь.
   Лицо Яна неожиданно становится серьезным, в глазах больше нет и намека на веселье:
   – А я думал, что ты не придешь.
   – Почему? – робко интересуюсь я.
   – Ты меня так решительно отшила той ночью… если честно, я даже не смог понять, симпатичен я тебе или нет.
   Я как зачарованная смотрю на его прекрасное лицо. На нем снова появилась та непонятная тень печали, что я уже видела раньше. Мне хочется понять его настроение, и я впитываю каждое слово, которое он произносит:
   – Обычно девушки как-то сразу демонстрируют свою симпатию. По крайней мере, мне, и для меня все знакомства заканчиваются одинаково… эмм… предсказуемо. Не хочу обижать других женщин, но мне кажется, что ты другая. Вроде бы такая хрупкая, вся в себе, но я вижу, как внутри тебя бушует целый океан, готовый в любую минуту вырваться наружу. Ты не представляешь, как это манит. Мне кажется, что иногда ты непредсказуема даже для самой себя.
   Мне кажется, что я перестала дышать. Про кого он говорит? Разве это я такая? Это вовсе не про меня. Я обычная симпатичная простодушная девушка, да еще и жутко стеснительная, как оказалось. Все его слова проникают в самую глубину моего сердца, но здравый смысл вновь не дает мне безоговорочно доверять этому красивому человеку. Он подсказывает, что я еще слишком мало его знаю, и, возможно, подобное красноречие – это лишь его беспроигрышное орудие соблазнения. Но как же я хочу верить ему и его словам!
   – Сначала мне показалось, – между тем продолжает он свое откровение, – что ты слишком застенчивая, неразговорчивая, но, когда мы остались наедине, я увидел в тебе какую-то удивительную глубину. И мне захотелось познать ее. А потом ты вдруг стала такая резкая, холодная, неприступная. Моментально поставила между нами стенку и так откровенно отвергла меня. Мне даже показалось, что ты просто пытаешься избавиться от меня – никаких адресов, телефонов, никакой информации. Или это была какая-то проверка с твоей стороны? Я всю неделю ломал голову над этими вопросами. Но все же надеялся на встречу. И вот сегодня ты здесь, со мной. И я хочу получше узнать тебя.
   Я опускаю глаза. На душе становится необыкновенно тепло от его слов, в особенности после недели сомнений и ожидания. Но между тем я снова смущена и снова молчу потому, что мои внутренний океан эмоций затопил уже меня саму, и все возможные ответные слова пошли ко дну вместе со мной. На мое спасение приходит официант и наконец приносит нам еду… Рыба оказывается безумно вкусной, и я с огромным удовольствием и в довольно короткий срок расправляюсь со своей порцией. Наслаждаюсь вкусом вина, и все тревоги наконец отходят на задний план. Мне хорошо и спокойно рядом с этим человеком. Ян, улыбаясь, наблюдает за мной. Мне кажется, что он чувствует то же самое.
   – Ну, что, Сашенька, наверное, ты устала сегодня? – произносит Ян, когда мы оба заканчиваем ужин.
   – Вовсе нет, – протестую я.
   – Не обманывай. Я все вижу по твоим глазам. Они чистые и искренние, – уголки его губ трогает легкая улыбка. – Я отвезу тебя домой. Надеюсь, что сегодня ты все-таки угостишь меня кофе, и мы больше не потеряемся?
   – Конечно! – даже слишком пылко отвечаю я и про себя добавляю: «Я тебя больше никуда не отпущу!»
   – Ну и прекрасно, тогда я вызову машину, – Ян достает телефон, быстро делает звонок и называет адрес ресторана. Потом подзывает официанта и просит счет.

Глава 8


   Через несколько минут мы выходим на улицу, и меня обдает легким прохладным ветерком. Вроде бы прошло немного времени, а на улице уже так заметно похолодало. Ян бережно берет меня за руку, словно маленького ребенка, и ведет за собой. Не спеша он подводит меня к большой блестящей машине бронзового цвета. Я совсем не разбираюсь в моделях, но становится интересно, что это за марка? С неподдельным удивлением и любопытством я разглядываю красивый автомобиль. Неужели Лексус? Обалдеть. Я даже и не подозревала, что в такси бывают такие дорогие машины. Наверное, это какое-нибудь элитное такси. Мне такое точно не по карману! Ян открывает заднюю дверь и помогает мне забраться на сиденье. После этого обходит машину вокруг и присаживается рядом со мной. Внутри все выглядит так же идеально, как и снаружи. Салон отделан коричневой кожей. Я незаметно поглаживаю сиденье ладонью. Кожа такая гладкая и прохладная. Очень приятная на ощупь. За рулем сидит седоволосый мужчина с серьезным лицом. Серые глаза поглядывают на меня в зеркало заднего вида. Я тихо здороваюсь с ним, и он отвечает мне кивком. Ян называет седоволосому мужчине адрес моего дома, и Лексус плавно трогается с места. Мне очень хочется спросить его про машину, и я открываю уже было рот, чтобы задать свой вопрос, но в этот момент у него звонит телефон.
   – Никас, – коротко отвечает Ян и внимательно слушает своего собеседника. Лицо его сейчас кажется мне даже немного жестким и серьезным, но от этого не менее привлекательным. Я смотрю на него, тайно любуюсь и одновременно пытаюсь уловить и запечатлеть в своей памяти каждую его черточку. Я тоже очень хочу узнать тебя, Ян Никас!
   – Я все понял, – между тем говорит Ян. – Перенеси эту встречу на понедельник. Документы тоже должны быть готовы к девяти. Все выходные я на связи. Хорошего вечера. Спасибо.
   Он убирает телефон в карман пиджака и поворачивается ко мне. Черные глаза заметно теплеют и снова улыбаются:
   – Прости, это по работе. У меня не всегда бывают выходные дни.
   – Ты работаешь по выходным? – изумленно спрашиваю я.
   – Частенько.
   В салоне играет тихая лирическая музыка. Он ласково поглаживает мою руку и накрывает своей. И это легкое прикосновение откликается в моем теле порханием сотен маленьких бабочек. Сердце переполняется невостребованной до сих пор нежностью, и мне хочется подарить всю эту нежность только ему одному, прижаться к нему, ощутить тепло и аромат его тела, дотронуться ладонью до его лица, волос, прижаться к этой смуглой груди, кусочек которой виден через расстегнутый ворот белой рубашки. Наверное, я краснею от своих порочных мыслей, и это не ускользает от черных внимательных глаз Яна. В них вдруг появляется незнакомый блеск, немного опасный и в то же время такой манящий. Я чувствую, как воздух между нами накаляется. Но почему же он не прикасается ко мне? Почему не делает попыток даже приобнять? Мне уже хочется взять инициативу в свои руки, придвинуться к нему как можно ближе, прикоснуться щекой к его…
   – Мы почти приехали, – тихим хриплым голосом произносит Ян. И вся моя смелость тут же исчезает. Я смущенно опускаю глаза и молчу. Ян берет мою руку и подносит к своим губам. Я слежу за ним из-под полуопущенных ресниц. Он медленно целует каждый пальчик, снова вызывая во мне настоящую бурю эмоций и желаний. Сердце мое сжимается от сладкой пытки, кровь стучит в ушах. По телу во все стороны разлетаются искры…
   Лексус плавно тормозит у моего дома, и волшебство заканчивается. Ян отпускает мою руку, выходит из машины, огибает ее и помогает выйти мне.
   – Ты зайдешь на кофе? – срывающимся от волнения голосом спрашиваю я.
   – С удовольствием, – улыбается он, перебрасывается несколькими неслышными для меня фразами с водителем, после чего машина уезжает. Я достаю из сумочки ключи и жестом приглашаю его следовать за мной.

Глава 9


   Руки мои немного дрожат от волнения, и я с трудом попадаю ключом в замочную скважину, наконец открываю дверь, и мы проходим в квартиру. Лия грохочет посудой на кухне. Вкусно пахнет выпечкой. Как всегда у нее громко включено радио, и она вовсю подпевает какой-то знакомой песенке. На этот раз я нарочно громко хлопаю входной дверью, чтобы оповестить ее о нашем приходе. Буквально уже через секунду Лия появляется перед нами с улыбкой чеширского кота и вытирает руки о полотенце.
   – О, ребята, как хорошо, что вы пришли! Ян, привет, рада снова видеть тебя!
   Ян кажется еще более высоким в нашей маленькой прихожей. Лия протягивает ему руку, и он приветственно пожимает ее:
   – Взаимно, Лия.
   – Как провели время?
   – Отлично, – уверенно отвечает Ян. – Саша пригласила меня на кофе.
   – Вот и правильно. Ну, так что же мы стоим в дверях? Проходи, я как раз испекла торт! – с этими словами она хватает Яна за рукав и тянет в сторону кухни. Он беспомощно оглядывается на меня.
   – Испекла торт? – удивленно бормочу я, скидывая босоножки. – Ты же никогда раньше…
   Но подруга меня уже не слышит, она полностью занята гостем; я бросаю мимолетный взгляд в зеркало на стене, поправляю волосы и плетусь за ними следом.
   Лия с гордым выражением лица достает из холодильника свое творение и ставит посреди стола. Торт выглядит весьма аппетитно: бисквитный с шоколадной помадкой и сверху весь украшен вишенками.
   – Та-да-дам! Симпатично получилось, правда? Надеюсь, что внутри тоже ничего.
   – Чего это ты так расстаралась? – ехидно осведомляюсь я, расставляя чашки на столе. Ян с интересом наблюдает за нами обеими.
   – Ну как же, Саня? Вообще-то у нас сегодня праздник!
   – Ах, ну да… – на самом деле я уже успела позабыть об утренней защите диплома. Достаю турку из шкафчика и обращаюсь к Яну. – Тебе кофе черный или с молоком?
   – С молоком, пожалуйста, – и он одаривает меня такой чувственной улыбкой, что сердце снова щемит от незнакомой до сих пор истомы. Я быстро отворачиваюсь, чтобы никто не заметил моего выражения лица, ставлю турку на плиту и пытаюсь сосредоточить все свое внимание только на ней. Лия убавляет громкость на радиоприемнике и присаживается за стол.
   – Как там поживает Макс? – интересуется она как бы невзначай. Голос ее звучит непринужденно, но я-то знаю, что ей очень важно получить хоть какую-то информацию. Прошла уже ровно неделя со дня их знакомства. Конечно, она с нетерпением ждет звонка.
   – У него все хорошо, – беспристрастно отвечает ей Ян. – Он в Германии на конференции.
   – Да, я в курсе. А ты не знаешь, когда он возвращается?
   – Если ничего не изменится, то завтра вечером.
   – Ммм, – Лия удовлетворенно кивает головой. – Хорошо.
   Я наливаю кофе в чашку, добавляю молоко и ставлю ее перед Яном.
   – Спасибо, – он произносит это таким бархатным голосом, как будто специально соблазняет меня…
   – Саня, я буду чай, зеленый, – заявляет Лия и с невозмутимым лицом режет торт. – Скажи, Ян, а Макс хороший доктор?
   Я безропотно наливаю ей зеленый чай с жасмином и варю кофе уже для себя, как всегда черный и без сахара.
   – Макс – мой лучший друг, и, конечно, мое отношение к нему необъективное, – отвечает Ян, насыпая сахар в чашку. – Но он на самом деле очень хороший врач. И самое главное, что для него это не просто работа, это его призвание. Поверьте, он спас уже не одну жизнь… Кстати, Лия, он говорил о тебе. Мне кажется, что он очень заинтересован в продолжении вашего знакомства.
   Я бросаю взгляд на подругу и подмечаю, как эти слова действуют на нее. Ее щеки моментально заливает легкий румянец. Я вижу такое в первый раз. Неужели кто-то способен заставить Лию покраснеть?!
   – Но я должен предупредить, – продолжает Ян, задумчиво поглядев на нее. – Макс очень много работает. Его могут вызвать из дома в любой момент. Ночные смены, частые командировки. Далеко не каждая девушка захочет строить серьезные отношения с человеком, у которого такой напряженный график. Ты, Лия, очень интересная и привлекательная девушка. Я уверен, что ты способна свести моего друга с ума. Но я очень прошу, подумай как следует, перед тем как это сделать – действительно ли тебе это нужно. Не разбей ему сердце. Ммм… кстати, очень вкусный торт!
   – Я и не собиралась, – озадаченно бормочет Лия и отпивает глоток чая.
   Я тоже пробую кусочек торта и вслух признаю, что подруга постаралась на славу. Она выглядит немного растерянной из-за слов Яна. Мне кажется, что она даже и не задумывалась по поводу серьезности отношений с его другом. Они виделись всего раз и совсем не знают друг друга. Пока это просто симпатия. Ян заглядывает куда-то далеко вперед, опережая события. Может, из-за того, что он старше. Может, мы с Лией слишком молоды и чего-то не понимаем?
   – А вы давно дружите с Максом? – робко интересуюсь я.
   Ян переводит взгляд своих черных глаз на меня, и я снова ощущаю на себе их магию. Я чувствую, как начинаю медленно тонуть в них. Мне безумно хочется сейчас подойти ближе и прикоснуться к нему, и я ощущаю это притяжение каждой клеточкой своего тела. Но бросив быстрый неловкий взгляд на подругу, я вспоминаю, что мы не одни! Судорожно хватаю свою чашку и делаю большой обжигающий глоток кофе, пытаясь скрыть свое возбужденное состояние. Из-под полуопущенных ресниц вижу, что Ян смотрит на меня, и краешек его рта трогает едва уловимая улыбка. Ему все понятно, от него ничего не скрыть…
   – Да, очень давно, – невозмутимо отвечает он на мой вопрос. – Со школы. И для меня он больше, чем просто друг. Мы очень близки. Скорее, я даже считаю его своим братом.
   – А кем ты работаешь? – живо интересуется Лия и, переведя его внимание на себя, немного разряжает обстановку между нами. Ян увлеченно начинает рассказывать ей о том, что я уже слышала, о строительной фирме, об архитектурных проектах, об иностранных партнерах, сделках и так далее. И пока он говорит, у меня есть возможность открыто, без стеснения, разглядывать его. Он великолепен сейчас в своей белой рубахе с расстегнутым на две пуговицы воротом. Лицо расслабленное и улыбчивое. Черные прямые волосы небрежно спадают на лоб. Он пьет кофе и смеется. Лия тоже. Над чем? О чем они вообще говорят? Я ловлю себя на том, что совершенно не слушаю разговор, не понимаю ни слова, как будто снова шампанское ударило мне в голову и затуманило рассудок. Так вот, что означает фраза «быть пьяным без вина». Теперь я это понимаю. Неужели его присутствие так опьяняюще действует на меня? Никогда раньше я не испытывала ничего подобного. Влад никогда так не влиял на меня, даже в самом начале наших с ним отношений, когда все вроде бы было идеально и романтично.
   – Девочки, спасибо вам за такой приятный вечер, но мне пора, – вдруг произносит Ян и поднимается из-за стола, прерывая мои размышления. Внутри меня моментально возникает протест. Я не хочу, чтобы он уходил! Не хочу с ним расставаться…
   – Ну, Ян, – видно, что Лия тоже расстроена. – Посиди еще немного.
   – Да нет, спасибо, я и так засиделся. Уже первый час ночи, нам всем пора отдыхать, – он отодвигает стул. – Саша, ты проводишь меня?
   – Конечно, – я тоже встаю.
   – До свидания, Лия, спасибо за вкусный торт и интересную беседу.
   – Взаимно, Ян. Надеюсь, скоро увидимся.
   И он не спеша идет к входной двери, а я огорченно плетусь за ним. Его походка даже в таком маленьком помещении грациозна, как у ягуара. Лия прибавляет звук радиоприемника и начинает мыть посуду с громким звоном. Она сведет соседей с ума, думается мне, но я понимаю, что она просто не хочет подслушивать. У двери Ян останавливается и поворачивается ко мне. Лицо его немного печальное и задумчивое.
   – Жаль, что я не успела показать тебе свою комнату, – с робкой надеждой говорю я. Может быть, он еще передумает и останется сегодня со мной?
   – Ты покажешь мне ее в следующий раз, хорошо? – он ободряюще улыбается.
   – Конечно. Ты запишешь мой номер? – мне совсем не хочется быть навязчивой, но я чувствую, что не должна отпускать его просто так.
   – Да-да, – он растерянно достает телефон. Я смотрю в его глаза и не могу понять, о чем он думает в эту минуту. Куда исчезли вся легкость и веселое возбуждение? На его лице снова та непонятная мне печаль. Что за мысли тревожат его? Я диктую свой номер. Он сохраняет его и молча убирает телефон в карман пиджака.
   – Ян? – тихо зову я. Он смотрит на меня, глаза немного теплеют. – Все в порядке?
   На его лице нет ни тени улыбки. Он берет мои ладони в свои, подносит их к губам и целует. Я замираю, боясь разрушить одним неловким движением эту близость между нами. Мне хочется большего…
   – Не бери в голову, детка, все хорошо. Мы провели сегодня отличный вечер, ведь так?
   Я согласно киваю. Конечно, да! Но я не хочу с тобой расставаться ни на минуту. Разлука будет пыткой для меня.
   – Я позвоню тебе.
   Когда? Ты действительно позвонишь? Ты не исчезнешь? Внутри меня нарастает паника.
   – Ты не хочешь остаться? – спрашиваю я вслух, делая последнюю попытку не отпустить его.
   – Не сегодня. Мне нужно подумать.
   Подумать? Я не ослышалась… О чем? Я смотрю в его черные глаза с надеждой, пытаясь найти в них ответы на вопросы, которые разрывают мою душу на части. Чувствует ли он это? А, может, он просто играет со мной? Слова, которые он сказал мне в ресторане… Правда это или красиво придуманная ложь? Почему он уходит от меня? Он же понимает, что я этого не хочу, что я с ума схожу в его присутствии, что мне плохо будет без него. Конечно, он понимает. Это же очевидно. Как бы я ни старалась, скрыть эти чувства невозможно. Они рвутся наружу… обними же меня, поцелуй, я вся сгораю от…
   – До свидания, Сашенька, – он отпускает мои руки, и внутри у меня все обрывается. – Спокойной ночи.
   Мольба застывает в глазах, но он делает вид, что не замечает этого. Наверное, я чем-то разочаровала его…
   – До свидания, – шепчу я.
   Он бросает последний непонятный взгляд на меня и уходит. Горечь обиды подкатывает к самому горлу. Я прикрываю за ним дверь и хватаюсь за лицо руками. Хочется разрыдаться, но нет сил. Только ком в горле. Почему он так со мной? Что я сделала не так? Неужели он проучил меня за то, что я его оттолкнула? И дал понять таким образом, что сам чувствовал. Он мне отомстил? Сердце буквально разрывается на части. Почему же мне так больно? Ведь не случилось ничего плохого. Он мне никто, совершенно чужой человек, просто знакомый…
   – Саня, ты чего здесь? – рядом со мной вырастает Лия. – Ты что плачешь? Что произошло?
   – Лия, я ничего не понимаю! Я его не понимаю! Он сегодня был так нежен, говорил такие прекрасные слова, а сейчас вдруг охладел и просто ушел, даже не поцеловав меня на прощанье. Почему? Я ему не нужна.
   Лия заботливо обнимает меня, и я не сдерживаю слез. Тело мое сотрясается от рыданий, а сердце сжимается от неведомой до сих пор боли.
   – Да ты никак влюбилась? Только влюбленные могут быть настолько слепыми и глупыми, чтобы не замечать очевидное. Между вами за столом просто искры летали. Я не знаю, о какой холодности ты говоришь, глупая. Он же с тебя глаз не сводил. А вот ты, наоборот, постоянно пряталась, как черепаха в свой домик. По тебе ведь ничего не поймешь. Думаю, он просто побоялся сделать лишнее движение и тебя спугнуть. Ты же такая… непонятная.
   – Ты так думаешь? – недоверчиво всхлипываю я.
   – Я уверена! – Лия вытирает мне слезы. – Я побольше тебя разбираюсь в мужской психологии. Иди спать. Утро вечера мудренее.
   Я благодарно улыбаюсь подруге, целую ее и иду в свою комнату. Умываюсь, натягиваю пижаму и бреду к кровати. Взгляд задерживается на прекрасных цветах в вазе, и рука сама тянется, чтобы дотронуться до них. Лепестки такие нежные, как бархат, и от них исходит приятный свежий аромат. Я тяжело вздыхаю, выключаю ночник и забираюсь под одеяло с головой. Побыстрее бы уснуть. Пусть все уйдет, пусть все исчезнет и поскорее забудется! Веки постепенно тяжелеют, и я погружаюсь в приятную дремоту. Вдруг неожиданно резко и громко звонит мобильник. В темноте ярко светится его монитор. Я сонно подскакиваю на кровати, протираю глаза и хватаю телефон с тумбочки. Какой-то незнакомый номер.
   – Да…
   – Саша? – слышу я встревоженный голос и сразу же узнаю его.
   – Да, – с трудом выдыхаю я потому, что снова не могу дышать. От одного только его голоса во мне все переворачивается. Что же он делает со мной?!
   – Прости меня! Я такой идиот. Сам не знаю, что на меня нашло. Я обидел тебя?
   Я молчу. Наверное, это моя защитная реакция.
   – Прости. Я просто… я не знаю, как это объяснить. Я уже весь измучился, поэтому решил позвонить. Ты не понимаешь… думал, что так будет лучше… я не хочу, чтобы тебе было плохо… Но я не могу. Саша, ты меня слушаешь? – спрашивает он сбивчиво и нервно.
   – Да-да, я слушаю, – отвечаю я как можно мягче, хотя совсем не понимаю, о чем он говорит, но очевидно, что он очень нервничает.
   – Я не разбудил тебя?
   – Нет, все в порядке.
   – Хорошо, – я слышу его прерывистое дыхание, это так необычно и так не похоже на него. – Просто я хотел сказать тебе… мы вроде бы только расстались, а я уже безумно скучаю.
   В груди снова все сжимается, эмоции переполняют меня.
   – Я тоже, – шепчу я в ответ.
   – Правда? – я слышу глубокий шумный выдох.
   – Очень скучаю, – откуда-то появляется смелость, и я готова повторить эти слова хоть тысячу раз потому, что это правда! Хоть он и далеко от меня, но я чувствую его всем своим существом.
   Он молчит несколько секунд. Я тоже.
   – Мы сможем встретиться завтра? – наконец слышу я. Голос его уже намного более спокойный.
   – Точнее уже сегодня?
   – Ох, точно! – он тихо смеется.
   – С удовольствием.
   – У тебя есть купальник, детка? – похоже, Ян Никас вернулся, голос его снова уверенный и веселый.
   – Есть. А мы будем купаться?
   – Возможно. Обещают жаркую погоду. Хочу пригласить тебя на очень занимательную прогулку. Я заеду за тобой часиков в двенадцать, хорошо?
   – Хорошо.
   – Тогда, спокойной ночи, Саша.
   – Спокойной ночи, Ян.
   Он молчит и не вешает трубку. Я тоже.
   – Ян?
   – Да?
   – Вешай трубку! – негромко командую я.
   – Только после тебя, – игриво отвечает он.
   – Тогда я скажу тебе кое-что.
   – Что?
   – Знаешь, я тоже очень ждала нашей сегодняшней встречи, – уверенно говорю я и чувствую себя очень смелой после того, как он проявил некоторую слабость. – И все было просто прекрасно. Спасибо тебе.
   – Тебе спасибо, детка, – отзывается он.
   – Тогда до скорой встречи? Я буду ждать тебя.
   – Ты будешь меня ждать? – он снова заигрывает.
   – Буду, и начинаю прямо сейчас, – смеюсь я. – Спокойной ночи!
   – Пока, Сашенька.
   Я нажимаю отбой и сохраняю его номер в контактах. После этого, успокоенная и совершенно счастливая, я моментально засыпаю.

Глава 10


   Солнце светит прямо в глаза, я жмурюсь и натягиваю одеяло на голову. За окном отчаянно громко щебечут птицы и кричат дети. Пытаюсь снова окунуться в приятную дрему, но, похоже, у меня это больше не получится. Сколько же сейчас времени? Я с трудом нащупываю телефон на тумбочке и подношу его к глазам. Десять утра. Не может этого быть! Я же никогда не сплю так долго. Надо срочно вставать и приводить себя в порядок! Сон как рукой снимает, я поднимаюсь с кровати и плетусь в душ. Теплая вода, мятная паста и ароматный клубничный гель освежают и дарят приятное ощущение собственной чистоты. Я накидываю халат и в приподнятом настроении иду на кухню. Лия все еще спит. Ну, и хорошо. Хочется побыть немного наедине со своими мыслями. Я наливаю себе черный кофе без сахара и тихонько включаю радио. Настроение просто замечательное! Ведь совсем скоро я увижу ЕГО. В памяти крутится наш ночной разговор, и я мысленно улыбаюсь. Удивительно, как всего лишь несколько искренних слов позволяют людям стать ближе. И мне совершенно не хочется прятаться в свой защитный панцирь. Меня не пугает больше притяжение к этому человеку. Мне даже приятно чувствовать эту зависимость. Я хочу быть с ним и душой, и телом. И я хочу узнать его ближе во всех отношениях.
   – Доброе утро, – Лия, растрепанная и все еще сонная, прерывает мои мысли и усаживается напротив. Ее рыжие волосы словно пружинки торчат во все стороны.
   – Доброе утро, будешь кофе? – приветливо спрашиваю я. Лия кивает, и я засыпаю новую порцию ароматного порошка в турку.
   – Ну, рассказывай! – Лия требовательно смотрит на меня.
   – Ты о чем?
   – Как это о чем? – она недовольно морщит лоб. – О твоей ночной беседе. Я же слышала, как трезвонил твой телефон. Кто же это мог позвонить так поздно?
   – И кто же это по-твоему?
   – У меня два варианта. Или это твой полоумный Влад, или прекрасный принц. И, судя по совершенно глупой улыбке на твоем лице, это был последний.
   – Да.
   – Ну?
   – Позвонил сказать, что соскучился.
   – Как мило! А ты что?
   – И я призналась, что соскучилась.
   – И?
   – И он пригласил меня на свидание. Приедет приблизительно через час.
   – Ох, ну и слава Богу. А то я думала, что из-за своего полоумного Влада ты уже совсем разучилась общаться с мужчинами.
   – Знаешь, Лия, а ведь ты права. Наверное, так и есть. Я никогда раньше не чувствовала себя настолько неуверенной. Мне кажется, я стала даже какой-то трусливой.
   – Ну вот, я же говорю! Это все твой Владик виноват. Затюкал тебя. Мне он, кстати, никогда не нравился, – ворчливо замечает Лия. – Саня, ну так надо заново учиться быть храброй и сильной, иначе не видать тебе счастья как своих ушей!
   – Обещаю исправиться.
   – Молодец! – Лия снисходительно гладит меня по голове, мы обе смеемся и незаметно меняем тему разговора. До чего же приятно иногда вот так просто посидеть утром с любимой подружкой. За окном светит яркое летнее полуденное солнце, на небе ни облачка, день обещает быть жарким.
   Я спохватываюсь только без четверти двенадцать. Охаю, хватаю косметичку, отыскиваю в ней тушь и карандаш, аккуратно подвожу глаза, наношу немного блеска на губы и приступаю к поискам купальника. В этом году я еще ни разу не купалась, поэтому с трудом нахожу его в самом дальнем углу шкафа. Хорошо, что прошлым летом я надевала его всего лишь раз, и он выглядит совсем как новый: приятного мятного цвета с небольшими стразами на бретельках. Я натягиваю купальник, белые шорты и черную футболку. За окном слышится резкий громкий рев, и я с замиранием сердца узнаю этот звук. Лия же врывается ко мне в комнату и буквально кричит, подлетая к окну:
   – Офигеть!!! Ты видала, какой у него Harley!!!
   – У него не Harley, a Yamaha, – поправляю я, тоже выглядываю в окно и на несколько секунд задерживаюсь возле него, любуясь на своего принца. Ян сидит на своем черном мотоцикле смуглый, подтянутый, идеально сложенный. На нем белая майка и джинсовые шорты, на ногах что-то похожее на тенниски. Значит, мне надо обуть кеды, мелькает в моей голове. В этот момент он поднимает голову, и мы встречаемся взглядами. Он приветливо улыбается и машет мне рукой. Я киваю в ответ, натягиваю кеды, целую Лию и спешу к выходу. Выскочив из парадной, я подбегаю к нему и, неожиданно даже для себя самой, обнимаю его за шею, прижимаясь щекой к теплой и гладкой коже. Дотрагиваюсь кончиками пальцев до его волос, они такие мягкие и шелковистые, как я и думала. И я снова ощущаю восхитительный аромат мускуса и дорогих сигар. Он замирает на мгновение, наверное, обескураженный такой моей неожиданной пылкостью. Но тут же обнимает меня в ответ, зарывается лицом в мои волосы, и мы стоим некоторое время вот так, крепко обнявшись, и молчим. Слова в такие минуты просто не нужны, все понятно и без них. Прохожие с любопытством оглядываются на нас, но меня это совсем не волнует. Для меня существует только он, и я совсем не хочу от него отрываться.
   – Детка, – шепчет Ян, и его теплое дыхание ласкает мне шею. – Нам надо ехать.
   С огромной неохотой я отнимаю от него руки. Он берет мое лицо в свои ладони, несколько секунд внимательно всматривается мне в глаза и неожиданно целует в уголок губ. Он делает это так нежно, что мое маленькое бедное сердце начинает колыхаться, как птица в клетке. Как же это приятно, но я хочу большего. Ян внимательно следит за мной и, загадочно улыбнувшись, отпускает мое лицо. Молча протягивает мне шлем. Я густо краснею, смущенная собственной смелостью, надеваю шлем и усаживаюсь сзади.
   – Пожалуйста, только держись очень крепко, – голос Яна приобретает командирские нотки.
   Вместо ответа я обнимаю его и крепко сцепляю пальцы. Черный Yamaha снова издает дикий рев и дергается с места. Медленно выезжает из дворовой зоны на проезжую часть и там набирает скорость. Ветер, как и в прошлый раз, бьет мне в лицо, рвет и путает волосы. Мне холодно, но совершенно не страшно. Я знаю, что Ян прекрасно управляет своим железным зверем, и во мне нарастает восторг от всего происходящего. Я чувствую, как кровь закипает от адреналина, а голову начинают посещать безумные мысли о том, что я и сама не прочь бы попробовать сесть за руль. Между тем я с интересом наблюдаю, как пролетают мимо нас люди, дома, улочки… какой же все-таки у нас красивый город, как много здесь прекрасных мест, мелькает голове. И как же здорово вот так, иногда прокатиться по нему и освежить в памяти всю эту давно позабытую красоту. Интересно, куда же мы едем? Что он задумал? Что-то я не узнаю этих мест. Ах, нет, все-таки узнаю. Крестовский остров. Мы ездили сюда с Лией на аттракционы. Здесь всегда весело и много людей! Но, вопреки всем моим ожиданиям, парк аттракционов остается позади, и я уже начинаю сгорать от любопытства. Наконец мы подъезжаем к большому белоснежному строению, и мотоцикл плавно тормозит около него. Я во все глаза смотрю сначала на Яна, потом на незнакомое здание. Что это за место? Абсолютно точно, что я здесь никогда раньше не бывала. На входе висит огромная красочная вывеска: «Яхт-клуб Крестовский». Вот это да! Неужели мы будем кататься на яхте?!! Ян помогает мне слезть с мотоцикла, берет за руку и, ничего не объясняя, ведет за собой. Я покорно семеню за ним и с любопытством озираюсь по сторонам. Внутри все так же белоснежно и стерильно чисто, как и снаружи. Белый цвет немного разбавляют стеклянные столики и зеленые декоративные деревья в огромных горшках. Людей в помещении совсем немного: компания из пяти мужчин, сидящих за одним из столиков, да молодая пара у стойки администратора.
   – Подожди минутку, – говорит Ян, усаживая меня на белый кожаный диванчик, а сам направляется к ресепшену. Молодая пара уже ушла, и девушка-администратор, заметив моего спутника, расплывается в своей очаровательной улыбке. Я не вижу лица Яна, но мне почему-то кажется, что и с ней он знаком. Она довольно симпатичная и стильная, отмечаю я про себя. Девушка начинает щебетать, пока он расписывается в каких-то бумагах. Потом она протягивает ему брелок с ключами и улыбается уже как-то совсем неприлично и соблазнительно. Уверена, что он тоже улыбается ей, и я чувствую легкий укол ревности. Эта девушка явно из кожи вон лезет, чтобы привлечь его внимание. И мне это не нравится! Хотя в глубине души я понимаю ее, ведь и сама порой не могу от него глаз отвести. Но ведь это я! Почему-то мне кажется, что я имею на это право, я же с ним! Да, я прекрасно понимаю, что он не мой, но мне безумно хочется, чтобы все эти девушки думали совершенно иначе. Наконец я вижу, как Ян выпрямляется, кивает администраторше и возвращается ко мне.
   – Ну, что, пойдем? – он протягивает мне руку, и я с нескрываемой гордостью берусь за нее, краем глаза наблюдая разочарованную мину девушки – администратора. Мысленно показываю ей язык и тихо ликую от своей внутренней смелости. Минуя холл, мы выходим на улицу и сразу же оказываемся на пирсе. Ого, как же здесь красиво! Шикарные огромные белоснежные яхты с парусами и без, катера большие и чуть поменьше сонно дрейфуют, привязанные к берегу, в ожидании своих хозяев. Наверное, мой рот непроизвольно открылся от изумления потому, что я вижу, как Ян тихо рассмеялся, едва взглянув на меня. Мы останавливаемся у большого белого катера под названием «Anika», и в ту же секунду к нам подбегает загорелый молодой человек. Я отмечаю, что он довольно симпатичный, с выгоревшими светлыми волосами, в белой униформе яхт-клуба. Они обнимаются с Яном, словно старые приятели.
   – Знакомьтесь, это Саша, это Алекс, – представляет нас друг другу Ян. Алекс приветливо пожимает мне руку. После чего одевает на меня спасательный жилет и помогает вскарабкаться на борт. Ян почему-то жилет не надевает и следует за мной. Он усаживает меня на место рядом с водительским, сам же берется за руль.
   – Желаю вам хорошей прогулки! – кричит Алекс, отвязывая швартовую веревку.
   – Спасибо, дружище! – отвечает Ян и заводит мотор. Я сижу, вцепившись обеими руками в сидение.
   – Эй, тебе страшно, детка? – Ян озабоченно смотрит на меня.
   – Ннет… просто ты не предупредил, а я раньше никогда…
   – Я понимаю, – прерывает он мои неуверенные слова. – Расслабься и доверься мне. Тебе понравится!
   Я смотрю в его смеющиеся глаза, и страх действительно отступает. Он такой уверенный в себе. Наверное, он и катером управляет отлично. Так чего бояться? К тому же на мне спасательный жилет. Да и плавать я умею. Ян гладит меня по руке:
   – Ну, что, поехали?
   – Поехали, – уже более уверенно отвечаю я, и катер плавно трогается с места. Я вижу перед собой железную перекладину, наверное, тут и надо держаться, мелькает в моей голове, и я хватаюсь за нее руками. С обеих сторон по берегам мелькают какие-то невысокие здания, деревья, загорающие люди… Я оглядываюсь, и отмечаю, что пирс остался уже далеко позади. Впереди лишь открытый синий простор. В ушах появляется монотонный шум от мотора и разрезаемых катером волн.
   – А что там впереди? – спрашиваю я достаточно громко.
   – Залив во всей своей красе, – отвечает Ян. – Я хочу показать тебе одно местечко!
   – Что за местечко?
   – Не скажу, – он загадочно улыбается, и мое настроение сразу же становится еще лучше. Как здорово! Я испытываю просто щенячий восторг. Теплый ветер ласкает лицо, катер набирает скорость и уже не просто лавирует, а прыгает с волны на волну, обдавая нас хрустальными брызгами с ног до головы. Мне кажется, что еще немного, и мы полетим прямо над водой. Хочется кричать и от страха, и от восторга одновременно! Я смотрю на Яна. На его лице такое умиротворение, он выглядит абсолютно расслабленным и счастливым. Уверена, что подобная езда доставляет ему немалое удовольствие.
   – Ян! – кричу я. – Как давно ты водишь катер?
   – Ну, лет восемь, наверное. А что?
   – Это так здорово!!! Я ведь даже и не подозревала, что можно вот так приехать и взять яхту напрокат.
   Он смотрит вперед немного растерянно.
   – Детка, это мой катер.
   – Твой?! – мои брови ползут вверх. Я озадаченно прикусываю язык, не найдя слов, чтобы добавить что-то еще. Но ведь это же такое дорогое удовольствие. Мотоцикл, катер… разве может обычный работяга позволить себе подобную роскошь? Хотя, кто знает, может быть, он неплохо зарабатывает… но это уже совсем не мое дело. К тому же, вспоминаются его собственные слова о том, что он – адреналинщик. И, возможно, все это для него совсем не роскошь, а простая необходимость. Может быть, вот так он отдыхает и снимает накопившуюся усталость. И теперь я начинаю понимать его. Это же просто потрясающие ощущения, я чувствую, как вылезаю из своего защитного панциря, и по моим венам начинает разливаться непередаваемое чувство свободы! Я не хочу больше жить как раньше, мне нравится другой мир. Мир, в котором живет этот мужчина. Мне хочется попробовать все!
   – Хочешь поручить? – Ян словно читает мои мысли.
   – Очень!
   – Тогда аккуратно иди ко мне, – он сбавляет скорость и, крепко держа меня за руку, притягивает к себе. В жилете я чувствую себя неуклюжей. Цепляюсь обеими руками за плетеный руль и сажусь перед Яном, он накрывает мои руки своими. Мы в четыре руки плавно выворачиваем руль, и катер делает крутой поворот, обдавая нас холодными брызгами. Я уже вся мокрая, да и Ян тоже. Но это даже добавляет остроты ощущениям. И он сейчас так близко. Я чувствую его крепкое напряженное тело каждой своей клеточкой. Капли с его волос стекают прямо мне на плечо. Он наклоняется и ласково целует его. Губы такие мягкие и теплые. Боже… мурашки бегут по всему моему телу. Я отвлекаюсь, сознание туманится.
   – Саша, смотри на приборы, – насмешливо шепчет он мне в самое ухо, и я беру себя в руки.
   – Объясни мне, как управлять. Я хочу сама.
   Он все тем же соблазнительным голосом объясняет мне, как правильно держать курс, и для чего какой рычаг предназначается. Я быстро схватываю и громко говорю ему:
   – Все, я поняла. Отпусти мои руки и крепко держись!
   Он покорно отпускает руль и обхватывает мою талию. Жаль, что жилет такой толстый, и я не чувствую его рук на своем теле. Я крепко держу руль, жму на газ, и катер снова набирает скорость. Обалдеть, я сама, я могу!!! Ветер путает мои волосы. Я чувствую напряжение в руках Яна и уверена, что он держит все под контролем. Мне больше не страшно, хочется кричать от восторга! Катер жестко прыгает с волны на волну, словно большая рыба, мотор монотонно гудит, серебряные брызги летят во все стороны. Мне снова кажется, что мы сейчас оторвемся от водной глади и полетим туда, где синее небо соприкасается и сливается с синим заливом в единое целое. Быть может, там и есть рай?

Глава 11


   – Отдохни, давай я поведу, – Ян нежно прижимается к моей шее лицом. Я действительно чувствую небольшую усталость. Руки даже немного онемели от перенапряжения. Пожалуй, я слишком сильно вцепилась в руль. Ян берет управление в свои руки, и я благодарно перемещаюсь и усаживаюсь на пассажирское сидение.
   – Тебе понравилось? – Ян с интересом поглядывает на меня. Наверное, снова пытается прочесть мои мысли.
   – Очень! – восторженным голосом отвечаю я.
   – Ты отлично справилась. Даже удивительно. Ты умеешь водить машину?
   – Нет, никогда даже не пробовала.
   – Удивительно, – снова повторяет Ян задумчиво. – Хотя ты не перестаешь меня удивлять.
   Он выворачивает руль, и катер, меняя направление, несется совсем в другую сторону. Это хорошо или плохо, задумываюсь я над его словами. Надеюсь, что я произвожу на него только хорошее впечатление. Так не хочется выглядеть глупой и неопытной. Но ведь я с самого начала показала себя именно такой и чем-то заинтересовала его…
   – А вот и мой сюрприз! – радостно произносит Ян. И я во все глаза смотрю на быстро приближающийся маленький круглый островок. Он, действительно, очень-очень маленький, и со всех сторон его омывает синяя холодная вода залива. Наверное, его можно обойти минут за пятнадцать. В самой середине островка возвышаются несколько зеленых деревьев, а по всему побережью поблескивает на солнышке золотистый песок. Вот он, рай, мелькает в моей голове. Мне очень хочется попасть туда. И я задаю совершенно глупый вопрос:
   – Мы едем на остров?
   – Да, это остров моего уединения, – глаза Яна снова смеются, видя мое вытянутое лицо. – Я приезжаю сюда, когда хочу побыть совершенно один. Ну, летом, конечно.
   Он глушит мотор, и катер начинает мягко тормозить. Ян скидывает майку и спрыгивает в джинсовых шортах прямо в воду. Несмотря на то, что вода скрывает его тело по пояс, он обходит катер сзади и подталкивает его вперед, чтобы более основательно посадить на мель.
   – Прыгай ко мне! – командует он и брызгает в меня водой. Она очень холодная, меня передергивает, и я немного медлю. Но вспоминая свое обещание Лие не быть больше трусихой, немедленно снимаю жилет, футболку и шорты. Краем глаза ловлю на себе оценивающий взгляд Яна, его лицо выражает восхищение, и я, весьма приободренная этим, тихонько опускаю ноги в воду. Он приближается ко мне и протягивает руки:
   – Давай, детка!
   Я осторожно сползаю вниз и прыгаю в воду. Ян подхватывает меня, ледяная вода залива сразу же обжигает разогретую на солнце кожу. Я охаю, а он притягивает меня к себе и крепко обнимает. Я прижимаюсь щекой к его смуглой шершавой щеке и обвиваю его шею руками. Чувствую, как он целует мои волосы. Мы так близки сейчас, что я даже слышу, как громко и часто бьется его сердце. Дыхание его становится неровным. Он отстраняется от меня, наклоняется ниже и целует мое плечо, покрывает поцелуями шею и, поднимаясь выше, нежно прикасается губами к мочке уха. Я поднимаю лицо и встречаюсь с его черными глазами. В них читается немой вопрос. Всматриваясь в их глубину, я словно в черном зеркале вижу отражение себя самой. И тянусь к нему, отвечая тем самым на этот вопрос. Он начинает нежно покусывать мою нижнюю губу. Какие у него мягкие и теплые губы, какое жаркое его дыхание! Внизу живота у меня что-то сжимается и разжимается в сладкой истоме, и я отвечаю на его поцелуй со всей страстью. Его руки и губы становятся все более требовательными, и, подхватив меня на руки, он идет к берегу. Выйдя из воды, опускает меня на берег. Песок такой горячий, что обжигает мне спину. Ледяная вода течет с его волос прямо мне на лицо. Но сейчас мне совершенно все равно, я не чувствую больше ни холода, ни жара, все тело горит от возбуждения и ласкающих меня рук. Ян склоняется надо мной, тяжело дыша, и продолжает покрывать мое тело горячими поцелуями. Он прикасается губами к моему животу, и я вся изгибаюсь со сдавленным стоном. Мне кажется, что мое тело сейчас натянуто как струна, и что если не выплеснуть накопившееся напряжение, оно может просто разорваться на части. Рука Яна где-то в области моего бедра бесстыдно проникла под трусики купальника, и от этого запретного прикосновения внутри меня уже закипает мой океан. Я запускаю пальцы в его волосы и притягиваю его к себе ближе… еще ближе… Неожиданно, разрезая шум прибоя, вдруг противно громко начинает звонить мобильник на катере. Ян резко дергается и рычит:
   – Пошли все прочь…
   Но телефон продолжает звонить и звонить, раздражая и его, и меня. Страсть медленно отступает, волшебство между нами исчезает, и мы вынужденно возвращаемся в реальность.
   – Возьми трубку, – шепчу я ему.
   – Не хочу.
   – А вдруг это что-то важное, уж очень настойчиво звонят…
   – Ты права, – с этими словами он разочарованно резко отрывается от меня и поднимается на ноги. Быстро преодолевает водное пространство, хватается за бортик, подтягивается и ловко, словно хищный зверь, запрыгивает на катер. Хватает телефон, смотрит с секунду на экран и подносит к уху:
   – Да, дружище!
   Я пытаюсь окончательно расслабиться и восстановить дыхание. Устраиваюсь как можно удобнее на горячем песке и наблюдаю за Яном. Солнце играет своими бликами на его смоляных волосах и гладкой смуглой коже. Он ерошит волосы рукой и улыбается невидимому собеседнику. Значит, звонок, действительно, важный.
   – Пораньше? – доносится до меня его голос. – Во сколько? Да, конечно, смогу. Без проблем, брат. Давай, до встречи.
   Несколько секунд он растерянно смотрит куда-то вдаль, потом переводит взгляд на меня и виновато улыбается. Я улыбаюсь в ответ и поднимаюсь на ноги. Похоже, продолжения не будет.
   – Нам пора ехать обратно? – спрашиваю я и, наверное, удивляю его своим пониманием.
   – К сожалению. Стой на месте, я сейчас тебя заберу.
   И он снова спрыгивает в воду, добирается до меня, подхватывает на руки и коротко целует в губы.
   – Прости, детка. Макс возвращается сегодня. Решил вылететь раньше, чем я ожидал. Мне нужно встретить его в аэропорту уже через три часа. Отвезу тебя домой и сразу рвану туда.
   Я ласково трусь носом об него, показывая тем самым, что ни капли не расстроена, но в его глазах вижу разочарование. Он помогает мне взобраться на борт и следом запрыгивает сам. Снова застегивает на мне жилет и заводит мотор. Катер с минуту буксует на песочном дне и, в конце концов, начинает свое плавное движение по заливу.
   Мы оба молчим, погруженные каждый в свои мысли. Я искоса поглядываю на Яна, его лицо задумчивое и даже немного хмурое. Вот так. Похоже, он все-таки расстроился.
   – Ты проголодалась? – наконец спрашивает Ян, даже не взглянув на меня. Мой пустой желудок предательски сжимается в ответ.
   – Да, – негромко отвечаю я. Ко мне снова вернулась моя робость. Но кажется, Яну это не по нраву, он хмурится еще больше.
   – Посмотри там, за твоим сидением. Алекс приготовил кое-что для нас.
   Я оглядываюсь и наклоняюсь. За моим сидением, действительно, стоит корзина для пикника. Как предусмотрительно! Я ставлю ее себе на колени и открываю. Внутри нахожу заботливо приготовленные сэндвичи и бутылку морса. То, что надо в такую жару! Я достаю сэндвичи и протягиваю один Яну. Он отрицательно мотает головой. Ну и ладно, а мне очень хочется кушать. Аппетит разыгрался нешуточный. Спустя минут двадцать я чувствую себя абсолютно счастливой, сытой и расслабленной. Ян по-прежнему молчаливый и мрачный. Но мне не хочется спрашивать его о том, что послужило причиной такой резкой смены настроения. Я и так догадываюсь. И в конце концов девушка здесь я. Просто не буду обращать внимания. Вот бы плыть так вечно! Любоваться заливом, пролетающими мимо островами, чайками в синем небе без облачка… и чтобы рядом обязательно был ОН.
   Но, как известно, все хорошее быстро заканчивается. Вот и мы возвращаемся обратно в бухту яхт-клуба. На пирсе нас уже поджидает Алекс и широко улыбается, обнажая белоснежные ровные зубы. Ян бросает ему веревку, и Алекс ловко привязывает наш катер, после чего протягивает мне свою загорелую руку, помогает выбраться на берег и высвобождает меня из защитного жилета. Ян натягивает свою майку и следует за мной. Я замечаю, что шорты на нем еще не высохли. Он что, собирается так ехать назад?! Я поднимаю глаза, чтобы спросить его об этом, но желание тут же пропадает, он даже не смотрит на меня. Мне это начинает надоедать…
   – Хорошо покатались? – интересуется Алекс.
   – Это было просто замечательно! – отвечаю я за нас обоих потому, что мне не хочется, чтобы Алекс заметил непонятное настроение моего спутника. – И спасибо Вам большое за сэндвичи.
   Алекс смущенно улыбается и почесывает затылок:
   – Да не за что.
   – Спасибо, дружище, мы отлично прокатились, – наконец произносит Ян, и они снова обнимаются. Алекс делает прощальный жест ладонью, я улыбчиво киваю в ответ, и мы с Яном покидаем пирс. Он идет рядом, крепко держит меня за руку, но не говорит со мной. По-прежнему хмур и задумчив. Да что с ним такое? Ничего же страшного не произошло. Да, все пошло, наверное, не совсем так, как он этого ожидал. Но так часто бывает, это жизнь. И я вовсе не испытываю разочарования. А, может быть, его испытывает он? Но это же просто глупо.
   Девушка-администратор снова воодушевляется, увидев Яна, но на нее он тоже не смотрит, быстро расписывается в бумагах, протягивает ей брелок с ключами от катера, молча берет меня за руку и тянет к выходу. Я послушно семеню за ним, испытывая некоторый стыд и смущение. Может, он не так уж и идеален, как мне показалось. И я слишком многого от него жду? Может, он просто не получил то, что хотел, и из-за этого теперь так зол? Мы подходим к мотоциклу, и я, не выдерживая больше этого молчаливого напряжения, резко выдергиваю свою руку. Он поворачивается ко мне и удивленно смотрит.
   – Ну сколько можно!? – я буквально задыхаюсь от возмущения.
   – О чем ты? – он делает вид, что совершенно не понимает меня.
   – Да я о тебе! Что с тобой?
   – Все в порядке, – растерянно, но совершенно неискренне отвечает он, и от этого я завожусь еще сильнее:
   – Это ложь! Неужели дело в том, что тебе помешали соблазнить меня? Ты все так тщательно продумал и подготовил, но в итоге ничего не получил. Я просто не могу поверить, что ты такой! Что только это было твоей целью…
   – Что?! Нет! – он не дает мне возможности договорить, хватает за руки и крепко сжимает их. – Как ты могла такое подумать? Хотя…, наверное, я дал повод. Я настоящий эгоист. Всегда таким был. Привык, чтобы все было по моим правилам.
   – Я это уже поняла…
   – Но с тобой я не хочу так! Все будет только так, как захочешь ты.
   Он смотрит мне в глаза, и моя злость понемногу улетучивается:
   – Тогда что…
   – Дело не в тебе. И вовсе не в том, о чем ты подумала, – он снова перебивает меня. – Проблема только во мне. У меня так мало… свободного времени. Мне его так не хватает! Раньше я его совсем не ценил…
   Он заметно нервничает. Я опять не очень хорошо понимаю, о чем он говорит, но, может быть, ему просто нужно было выговориться? И почему я не завела этот разговор пораньше?
   – Действительно, я все продумал и подготовил, – между тем продолжает он. – Но не для того, чтобы соблазнить тебя. Просто хотел тебя удивить. И все должно было быть идеально. Но, к сожалению, не получилось. И сейчас я зол только на самого себя.
   – Я не понимаю…
   – Я хотел, чтобы тебе было хорошо, детка, – он привлекает меня к себе.
   – Мне и было хорошо, – произношу я, уткнувшись лицом ему в грудь. – Как никогда раньше.
   Чувствую, что мои слова успокаивают его, тело расслабляется. Он гладит меня по волосам.
   – Я так много хочу тебе показать.
   – Так покажи, – тихо прошу я.
   – Жизнь такая странная штука, Саша. Я все время задаю вопрос, почему мы не встретились раньше? Так жаль времени…
   Я обхватываю его за талию и со всей пылкостью отвечаю:
   – Не о чем сожалеть! У нас с тобой впереди целая жизнь!
   Он молча прижимается к моим волосам и целует их.
   – Ты опоздаешь в аэропорт, – спохватываюсь я и отстраняюсь. – Поехали!
   С этими словами я деловито натягиваю шлем и жду, когда он сядет на мотоцикл. Ян усмехается, глядя на меня. В глазах снова пляшут черные бесы. Ну наконец-то!
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →