Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Музеи и галереи Великобритании каждый год посещает в семь раз больше людей, чем футбольные матчи Премьер-лиги.

Еще   [X]

 0 

Проблемы индейцев шерифа не волнуют (Казаков Олег)

Будущее… Мы создаем его сами. Кто-то уничтожает миры и борется с монстрами, кто-то стремится к власти и богатству. В мире 2-й Галактической экспедиции земляне стремятся к звездам и осуществляют эту мечту…

Год издания: 0000

Цена: 100 руб.



С книгой «Проблемы индейцев шерифа не волнуют» также читают:

Предпросмотр книги «Проблемы индейцев шерифа не волнуют»

Проблемы индейцев шерифа не волнуют

   Будущее… Мы создаем его сами. Кто-то уничтожает миры и борется с монстрами, кто-то стремится к власти и богатству. В мире 2-й Галактической экспедиции земляне стремятся к звездам и осуществляют эту мечту…


Проблемы индейцев шерифа не волнуют Серия «2-я Галактическая» Олег Казаков

   © Олег Казаков, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1. Предстартовый инструктаж

   Невысокий плотный офицер с эмблемой сил безопасности на рукаве шагал взад-вперед перед неровным строем из пяти гражданских, одетых в рабочую униформу и с небольшими рюкзаками за спинами.
   – Вы нужны на той стороне, вас выбрали из десятков тысяч претендентов и готовили специально для этой миссии. Техническая сторона дела вам известна: наша станция находится в поясе Койпера на орбите вокруг Солнца. Сейчас проводится подготовка и синхронизация сигналов. Обычно это занимает от шести до двенадцати часов. Связано это с тем, что все станции-ретрансляторы также вращаются вокруг своих звезд. Устойчивый сигнал держится всего несколько минут, после чего поток выходит из фокуса и связь прерывается. А момент прокола с возможностью перехода доступен всего несколько секунд, максимально до двадцати. Обычно этого хватает, чтобы небольшая группа перешла на следующую станцию, и после нее проскочило несколько контейнеров…
   «Почему все военные такие зануды…» – процедил, почти не разжимая губ, высокий бородатый инженер, стоявший рядом с Игорем. Игорь, высокий и худой молодой человек, но уже с чуть заметной проседью в темнорусых волосах, усмехнулся.
   – Теперь по процедуре, – продолжал тем временем военный, – наш фрагмент станции войдет в рабочее поле, и в конце этого отсека вы увидите в тех воротах розовое сияние. Ваша задача – пройти через створ, не бежать, идти спокойно. Над проходом висит светофор, вы не должны входить до появления зеленого сигнала. Идти плотной группой, но не толкаться, если кто-то споткнется и упадет – не вставать, не пытаться бежать, откатиться в сторону и пропустить контейнеры. Да, придется подождать полгода, пока накопится энергия для следующей отправки, но это лучше, чем оставить ноги здесь, а голову в восьмидесяти световых годах отсюда. Контейнеры режет постоянно, обычно больше трех не проходит, но людей мы пока не теряли. И я не хочу быть первым, чей переход будет сопровождаться человеческими жертвами. Так что идете спокойно, на зеленый переходите, в случае падения откатываетесь в сторону и ждете конца процедуры. Тоже самое вы делаете в коридоре прохода. Мы синхронизируем все пять ретрансляторов, так что вы увидите коридор с пятью створами, между каждым будет по два-три метра. У вас будет двадцать секунд, чтобы пройти их все. Если что-то идет не так, просто отходите в сторону и оказываетесь на одном из ретрансляторов, там вас встретит местный персонал. Сразу за вами пойдут платформы с контейнерами, постарайтесь не попасть под них и не создавайте пробку на дороге. Если по дороге вы услышите сирену – сразу отходите в сторону, не пытайтесь пробежать дальше или вернутся назад. Это не ворота, не калитка и даже не форточка, это игольное ушко, через которое вы лезете в другие миры! Это все. Вопросы есть?
   – У меня вопрос, – отозвался Игорь, – почему нельзя просто сесть на платформу и быстро проскочить все створы?
   – Вы позволите, я отвечу? – сказал стоявший рядом бородатый инженер, военный одобрительно кивнул, – сдерживающие поля активно реагируют на механические устройства и рассогласование потока происходит быстрее, поэтому часть контейнеров не успевают пройти, обычно один из них просто режет пополам. Если мы поедем на платформе – скорее всего где-то в середине соединение схлопнется и мы застрянем, в лучшем случае целыми, на одной из промежуточных станций.
   – Понятно, что ж, пойдем пешком, – улыбнулся Игорь.
   – Двадцатиминутная готовность, – объявил военный, посмотрев на наручный пульт, – можете присесть на диваны около стены, но будьте готовы стартовать в любую минуту.
   – А вы ведь не технарь? – спросил у Игоря один из отправляющихся, усаживаясь рядом с ним.
   – Нет, я планетолог, еду на Базу, в отряд дальних разведчиков. А вы?
   – Мы, все четверо, отправляемся на монтаж новой гиперстанции, будем ставить новый ретранслятор. Сначала с вами на Базу, потом на точку. Я Илиодор, Греция, Земля, – инженер протянул руку.
   – Ага, попутчики значит, – Игорь пожал протянутую ему руку, – меня Игорь зовут.
   – Я не видел вас на подготовке.
   – Я только вчера прибыл, готовился в другом месте.
   – Что ж, вы успели очень вовремя, не придется ждать полгода.
   – Это точно!
   В дальнем конце отсека загорелся красный свет.
   – Группа, на позицию! – скомандовал подбежавший военный, – Запуск может произойти в любой момент.
   Люди вышли на середину отсека и встали около зеленой черты, пересекавшей палубу от одной стены до другой. Сзади подползли почти бесшумно автоматические платформы на магнитных подушках с большими коробами грузовых контейнеров.
   – Если три из них проскочит, уже будет хороший результат, – заметил Илиодор, стоя рядом с Игорем, – один раз все пять прошли…
   – А что в них, колонии же самодостаточны? – спросил Игорь.
   – Информация! Кристаллы с фильмами, программы, чертежи, искусство, новости, голограммы макетов разных устройств… Так сказать, нематериальные ценности.
   Загорелся желтый.
   – Группа – пошли! – скомандовал военный, наблюдая за отправкой, – Спокойно, не спеша!
   В арке входа разгоралось розовое сияние, расползаясь по краям. В центре сияния появилось небольшое, но все более увеличивающееся черное отверстие. Свет в отсеке потускнел, вся энергия уходила на прокол пространства.
   – Зеленый! Пошли, пошли, пошли! Живей! – закричал сзади офицер, – Шире шаг!
   – Давай, давай, вперед! – подхватил один из инженеров, подкидывая на спине рюкзак и заметно ускоряясь. Остальные почти бегом устремились вслед за ним.
   За первым створом было темно, по сторонам суетились какие-то тени, наверное это был персонал ретранслятора, но впереди светились арки следующих проходов и группа, не снижая темп, проскочила дальше. За вторым створом сила тяжести заметно усилилась, а со стороны послышались аплодисменты и одобрительный гул. Работники наземной станции подбадривали путешественников.
   Группа прошла третий створ. За ним было тихо.
   – Четвертый пульсирует, – крикнул один из инженеров.
   – Вперед, быстрей! – воскликнул кто-то.
   – Нет! В сторону! Скорее отходите! – закричал Илиодор.
   Люди рассыпались по сторонам, а в четвертый створ начала заползать платформа с контейнером. Все произошло так быстро, что Игорь только и успел огляделся по сторонам. Было темно и откуда-то тянуло горелой изоляцией. Второй грузовоз уже прошел на станцию и третий полз через проход с предыдущего ретранслятора. В это время оба створа ярко вспыхнули и схлопнулись в центр, перерубив попавшие в них контейнеры и платформы. Из срезов по обе стороны от арок проходов посыпались целые и поврежденные упаковки информационных кристаллов.
   – Да что здесь происходит? – возмущенно прокричал кто-то…
   Загорелось несколько аварийных ламп и Игорь рассмотрел наконец, что группа находится в центре огромного и почти пустого зала с высоким, в добрый десяток метров вверх, потолком. Одна из дальних стен снизу доверху была застеклена и за ней виднелись далекие звезды на темном, дышащим холодом небе.
   – Станция Зимник, – сказал Игорь, – третий ретранслятор на прямой ветке. Но где все люди?
   – Туда, вниз, скорее! – прокричал один из инженеров, сбрасывая уже на ходу рюкзак и указывая в сторону.
   Около одной из стен в открытом проходе, ведущем в подвальные помещения, мерцало отражение пламени, оттуда же по полу расползался тяжелый черный дым. В глубине прохода кто-то матерился и слышалось шипение. Путешественники похватали со стен свободные огнетушители и бросились на помощь. В длинном коридоре, освещенном аварийными огнями, царил страшный разгром, одна из дверей была расколота пополам и выбита, из проема вырывались языки пламени, перекрываемые чьей-то тенью и облаками углекислого газа. В пять стволов удалось быстро отсечь и затушить огонь. Работник станции, весь перемазанный гарью, в обгоревшей одежде, рванул вниз отсекающий рубильник, перекрывая питание.
   – Что случилось?
   – Один из накопителей не выдержал, взорвался! – Местный наконец разглядел, тех, кто пришел ему на помощь, – а вы то кто?
   – Мы не успели пройти через проход, – ответил за всех Игорь, – где все? И пошли наверх, тебя надо осмотреть, ожоги смазать.
   Все дружно заторопились в огромный центральный зал, стараясь поскорее покинуть задымленный коридор.
   – Я связист и метеоролог, – сообщил местный, сняв куртку и болезненно морщась от того, что один из инженеров начал накладывать на его обожженное плечо целебную мазь, – Вчера утром пропал канал с северным постом, триста километров отсюда. Мы с охранником вылетели на проверку. Там дел то было на полчаса, но потом завьюжило и пришлось пережидать погоду. Прилетели обратно буквально полчаса назад. Никого нет, станция на автомате проводит подготовку к проходу. Я начал метаться по комнатам, везде разгром. Потом свет пригас, я бегом к пульту. Тут прокол пошел, соединились с соседями, а восьмой накопитель начало зашкаливать, хотя он должен был отдавать энергию. Я побег к нему, тут и рвануло… Пока тушил, вы подоспели…
   – А охранник где? – спросил Илиодор.
   – Мы как увидели, что нет никого, я ему сказал облететь вокруг, поискать… Вон, садится на крышу, слышите?
   Сверху действительно донесся рокот двигателя снижающегося конвертоплана.
   – Оставайтесь здесь, я пойду встречу, – решил Игорь и направился к широкой лестнице у стены, ведущей наверх к посадочной площадке.
   На крыше было холодно, дул пронизывающий ветер. По крыше носило сухой колючий снег, сразу набившийся под воротник легкой робы. В темном небе неслись обрывки рваных грязных облаков, а над дальней горной цепью висели две небольшие луны.
   Игорь подошел к летательному аппарату. Из кабины вышел немолодой уже, но подтянутый мужичок с кобурой на боку.
   – Что, не смогли проскочить? – поинтересовался он.
   – Да, проход схлопнулся, хорошо, догадались в него не соваться…
   – Бывает, – мрачно подтвердил мужичок, – сами целы?
   – Сами да, только там внизу небольшой пожар случился… Но уже затушили. А где персонал-то?
   – Да леший его знает, – охранник плюнул в небольшой наметенный ветром сугроб, – там внизу за поселком аборигены что-то суетятся, надо пойти у них поинтересоваться, может видели что… Пошли вниз, надо вам шубы какие выдать, да стволы на всякий случай.
   Внутри, после ночной стужи было значительно теплее.
   – Иди за мной, тут у нас на втором этаже жилые помещения, пост охраны и оружейка… Вас сколько всего?
   – Пятеро, – ответил Игорь, – четыре инженера и я, я – планетолог, направлялся на Базу.
   – Ага, значит стволов хватит, – невозмутимо отметил охранник, – я над поселком прошел, там тоже пусто, два дома горят. На дорогах всякий мусор валяется. Похоже кто-то нас активно бомбанул.
   – Аборигены?
   – Эти суслики первобытные? Не, – мужичок покачал головой, – они вряд ли, хотя последнее время арматуру воровали. Но нападать вряд ли стали бы.
   – А как они выглядят? – поинтересовался Игорь, – почему не запретили колонию, узнав о местном населении?
   – Так тут, то зима полярная, то летние ураганы, их никто не видел, пока станцию не поставили. А потом они из норок своих повылазили, здрассте вам, мы тут хозяева земель окрестных, отдавай свой сундук и проваливай. Поторговались, да и ушли опять кочевать дальше. Увидишь скоро, высокие такие, под два с половиной метра, шерсть короткая белая, двуногие, а рожи – ну натуральные суслики, уши врастопырку.
   В полутемном коридоре второго этажа было тепло, но неуютно, на полу валялись разодранные в клочья вещи, комнаты темнели за выбитыми дверями. Но железная дверь оружейки стояла крепко и комнаты охраны в отдельном отсеке тоже уцелели.
   – Сюда заходи, – показал охранник.
   – А хвосты есть у сусликов?
   – Вот чего не видел, того не знаю, они в дубленках ходят, длинные такие, до земли, только без рукавов.
   – Дубленка – это такие кожаные, мехом внутрь?
   – Ага, точно. Вот и оружейка, твоим чего давать?
   – Они не военные, инженеры, им какие-нибудь пистолеты легкие и не особо опасные. Чтоб не мешались под руками.
   – Понятно, – охранник отложил на стол несколько короткостволов, – а тебе чего? От травмат типа наган, светошумовой патрон, парализующий… Пистолет-пулемет, для ближнего боя, адская машинка. Винтовка лазерная, укороченная, есть хорошая оптика под нее…
   – Зачем вам столько всего, – поинтересовался Игорь, взяв в руки и оценивая лазерку.
   – Охотники балуются, скучно тут у нас… было… – опять помрачнел охранник, – да, меня Серега зовут, если что.
   – Добро, Серега. Давай и винтовку, и травмат, и машинку адскую…
   – Ты пользоваться-то обучен? – удивился охранник.
   – Не волнуйся, справлюсь. Это что у вас, базука что ли? – Игорь ткнул пальцем в открытый шкаф.
   – Она самая, на севере зверюги бродят, выше мамонта, пулей не свалить. Вот и приобрели по случаю. На летателе еще пулемет стоит.
   – Пусть стоит пока, – улыбнулся Игорь, – разгрузка есть? Боеприпасы? И ты одежку обещал вроде.
   – Да, все есть, сейчас организуем…
   Когда снаряженный и утепленный Игорь с охранником спустились вниз, инженеры и местный техник сидели около грузовых контейнеров рядом с кучей рассыпанных упаковок и тихо о чем-то разговаривали. Игорь прислушался, подходя поближе.
   – …из огня да в полынью. Вот ведь повезло. Связи нет, накопители выдохлись. Да еще люди пропадают, – говорил один из инженеров.
   – Кроме восьмого, остальные в норме. Реакторы в безопасности. Разбит аварийный пульт, поэтому защита не работала, – сообщил местный техник, – связь можно через пару месяцев пробить, как раз накопится энергии. Да вас и так искать будут, видно же было, что вы не прошли до конца. Хотя конечно, захолустная транзитная станция, сюда трудно будет со стороны добраться…
   – Все равно не раньше чем через полгода кто-то появится, – огорчался один из инженеров, – База может уйти из зоны, потом до нее еще лететь сколько лет придется от последнего ретранслятора.
   Игорь подошел и встал рядом с ними. Охранник раздал пистолеты и показал, как ими пользоваться, выдал всем по теплой куртке и карточки от дверей комнат охраны.
   – Мы с Серегой пойдем пройдемся до поселка, а вы пока осмотрите тут все, оцените ущерб. На улицу не высовывайтесь, лучше запритесь понадежнее. Да, связист, посмотри на пульте охраны, там вчерашние утренние записи есть, вроде все было спокойно. А потом каша какая-то, может выяснишь чего.
   – Сделаем, – отозвался связист, – заодно ремонтных роботов активируем, надо тут немного прибраться, накопитель проверить, из-за чего он загорелся…
   – Займитесь, а мы пойдем…
   Станция стояла на высоком холме, у подножья которого раскинулся небольшой поселок колонистов. Ближе к станции располагались складские ангары, потом десяток коттеджей и за ними поле небольшого космодрома.
   – А что к вам летает кто? – спросил Игорь, пока они спускались с холма.
   – А как же, два раза в год грузовик из соседней системы… Тут меньше светового года до них. Там хорошая колония, мощная. Можем вас туда отправить, хотя вам же на Базу надо, от нас быстрее получится.
   – Чего ж тогда гиперстанцию тут поставили, а не у них?
   – А место тут было на первый взгляд пустынное, неперспективное. Планировали то транзит поставить и больше ничего не развивать. А как сусликов нашли, понаехали всякие этнографы, ксенофаги… ксенофобы…
   – Ксенобиологи? – уточнил Игорь.
   – Да, они. А их же надо кормить, лечить, охранять, нас вот всего пятеро на всю эту банду. Технарей на станции полсотни, ученых, да прочих внизу набралось под двести человек. Связь раз в полгода… Зимы эти, почти круглогодичные. А на поселок начали всяких геологов присылать, не пропадать же планетке. Хотя так-то здесь тихо было, безопасно.
   – До вчерашнего дня…
   – Да, до вчерашнего. А сегодня еще тише, шуметь некому.
   – Трупов нет, значит еще не все пропало, – заметил Игорь, – следов крови я тоже не видел.
   – Ушли… куда, зачем? Непонятно, – подвел итог охранник.
   – А местные?
   – Да вон они, видишь, по полю тащут что-то. Похоже, склад взломали, пока нет никого, вон ворота открытые.
   – У вас тут охранные роботы есть?
   – Нет, строительные и ремонтные. Говорю же, нас не планировали расширять, наоборот, шли разговоры об автоматизации и сокращении персонала. Смена вахтовиков прилетала бы из соседней системы на год. Если б не эти суслики… А под колонию надо комплексы добывающие, металл, стройматериалы, фермы. Вот и начали понемногу склады забивать.
   Земляне прошли по короткой улице поселка мимо вскрытого склада и вышли на космодром. Действительно, внушительная группа аборигенов тащила по полю нагруженную чем-то волокушу.
   – Натуральные индейцы. Где-то времен Колумба, – сказал Серега, – гордые, независимые, подчиняются только своему вождю. Но при этом умные, быстро все схватывают. Знаешь, зачем им арматура? Они ее затачивают и используют как копья или дубинки. Язык у них несложный, мы все его выучили, мало ли, где пригодится, в тундре там встретятся или в лесу.
   – Гопники какие-то, – дал свою оценку Игорь, – пойдем спросим, сёмки есть у них… Ты, если что, готов стрелять? Пока парализующими… Говоришь, вождю подчиняются… Кто у них вождь?
   – Эти то, вроде окрестные, из ближайшего стойбища, вождь у них Мудрый Клык, если на наш перевести.
   – Хорошо, что не Чингачгук, а то бы я прослезился наверное…
   Аборигены, заметив двух землян, остановились и, разобрав с волокуши обрезки арматуры, рассредоточились, выстроившись неплотным строем. Пока мужчины шли по полю, на поясе у охранника дала зуммер рация.
   – Что там у вас? – спросил Серега в рацию.
   – Мы просмотрели часть записей с пульта охраны, это суслики, – послышался оттуда голос связиста, – хватали всех подряд и уводили. Потом крушили все что можно, до чего дотянулись.
   – Спроси, по ним видно, это местные или пришлые? Может по одежде или знаки приметные? – захотел уточнить Игорь.
   – Похоже, тут были разные, из разных племен. Но одного я узнал, это Мудрый Клык…
   – Все, я понял, конец связи, – охранник отключил рацию, – ну вот и все выяснилось. Начнем стрелять или назад пойдем?
   – Поболтаем для начала, – ответил Игорь, – тебе разве не интересно, из-за чего вдруг все произошло? Следи за флангами и не давай им заходить за спину.
   – Ты точно не военный? – уточнил со смехом охранник, перевешивая пистолет-пулемет со спины на грудь и снимая травматический пистолет с предохранителя.
   – Не, не военный. Просто люблю поговорить.
   – Видишь, вон тот длинный в красном, это как раз Мудрый Клык и есть…
   Земляне подошли поближе к аборигенам и остановились. Игорь в упор посмотрел на высокого, на три головы превосходящего его по росту аборигена, одетого в кожаную безрукавку с длинными до земли полами. Грязно-красный цвет «дубленки» напоминал следы крови. Широкие костистые плечи и длинные худые руки были покрыты короткой белой шерстью, а голова на длинной шее напоминала каких-то земных грызунов, с выступающим вперед носом, торчащими изо рта зубами, оттопыренными мохнатыми круглыми ушами. Но глаза были живые и взгляд острый и внимательный. Остальные «суслики» были одеты в похожие одежды, только серого или грязно-коричневого цвета. Они настороженно смотрели на пришельцев, покачивая в руках куски арматуры.
   – Это вождь? Спроси его, где наши люди…
   Сергей начал говорить на протяжном и гортанном языке с большим количеством гласных. Вождь коротко ответил и пронзительно свистнул. Остальные аборигены одобрительно зашумели.
   – И что он сказал?
   – Сказал, не наше дело и вроде как послал подальше…
   – Это когда засвистел-то… Скажи, пусть вернет наших людей, иначе им всем не поздоровится.
   – Уверен?
   – Уверен. Дикари боятся смелых. И уважают сильных. Индейцы же…
   Охранник заговорил, медленно, тщательно подбирая слова. Вождь оскалился и зашипел, перемежая речь плевками и рычанием. Сергей помрачнел.
   – Он говорит, что завтра придет и заберет тех, кого не нашел сегодня. Чтобы мы готовились и завтра его ждали. Нас отведут в стойбище и будут показывать как трусов спрятавшихся от битвы.
   – И всего-то? – удивился Игорь, – Насколько они уважают своего вождя?
   – Я бы сказал, он для них царь и бог.
   – Тогда прикрой глаза и береги уши!
   Выхватив травмат, Игорь задрал руку повыше и, зажмурив глаза, выстрелил три раза подряд светошумовыми, в центр и по флангам, чтобы свет и звуковая волна зацепили всю толпу на уровне голов «сусликов». Пока аборигены корчились и приходили в себя, Игорь бросился на вождя, пнул его пару раз сзади по ногам, уронив на колени и отволок за шиворот подальше от местных, отметив попутно его удивительную легкость, после чего хряснул вождя по затылку пистолетом, заставив согнуться, и приставил ему ствол к голове.
   – Всем стоять! Переводи, Серега! Кто двинется – пришью вождя!
   Перехватив одной рукой пистолет-пулемет, Игорь направил его на Мудрого Клыка, а пистолет направил на толпу. Суслики замерли в напряженных позах.
   – Скажи вождю – руки на затылок и не дергаться! А теперь слушайте меня! Завтра вы приведете захваченных землян, после чего получите своего хозяина обратно.
   Сергей переводил, держа автомат наготове. Один из местных кинулся к вождю, но Игорь засадил ему парализующий в ногу, и абориген рухнул с жалобным скулением.
   – Ни шагу дальше! Бросайте железяки!
   Еще один суслик бросился вперед, замахиваясь арматуриной, и тут же получил заряд в плечо.
   – Следующего убью на месте! Железки на землю!
   Сергей перевел. Аборигены, глухо ворча, медленно побросали арматуру.
   – А теперь пошли! В стойбище! И если хоть один землянин пострадает, я вас выпотрошу на дубленки! Каждого!
   Суслики, постоянно оглядываясь на вождя, все также молча стоявшего на коленях с руками за головой, медленно отступали, пока отошли подальше, а потом всей толпой побежали куда-то на другую сторону поля.
   – Так, один вопрос решили… – тяжело выдохнул Игорь, утирая лоб рукой с пистолетом, – вяжи этого краснохалатника и пойдем…
   – Не слишком резко? – спросил охранник, заковывая руки вождя в наручники.
   – Нормально. Им показали силу, смелость и лишили руководства. Есть у них там шаманы какие или совет старейшин? Они могут выбрать нового вождя?
   – Нье-е-е могу-ут… – сказал вдруг Мудрый Клык.
   – О, говорящий суслик… – умилился Игорь, – что ж ты раньше молчал, родной? Вставай, пошел! На станцию! Гостем будешь…
   Когда вождя вели через поселок, дверь одного из домиков приоткрылась и оттуда выглянул человек. За ним виднелась фигура еще одного.
   – Люди, люди! Помогите! – послышалось из коттеджа.
   – Вы кто, что тут делаете? – спросил Игорь, останавливаясь.
   – А это один из ксенофагов… – заметил охранник, – надо же, спрятались…
   – Ксеноэтнограф, с вашего позволения, а это моя жена, – из дома вышли два гражданских, мужчина в теплой одежде и женщина в элегантной шубке, – когда начался набег, мы услышали шум и заперлись, а потом спрятались в подвал. Аборигены нас не нашли.
   – Вы их видели? Сколько их было, кто такие, из каких племен? – решил разузнать подробности Игорь, – зачем им земляне?
   – Видели нескольких в окно подвала, они уводили тех, кого поймали, – ответил этнограф, – зачем, я думаю, можно спросить у Мудрого Клыка…
   – Я смотрю, вождь здесь весьма знаменитая личность. Хорошо, запирайте дом и идем все дружно на станцию, там будем разговаривать…
   После возвращения на станцию, вождя поместили в одну из кладовых во втором подземном этаже, почти в фундаменте, где, по уверению охранника были полуметровые стены и каменная скала, на которой и стояла станция, так что ни о каком подкопе или побеге можно было не беспокоиться. А Игорь устроил небольшой военный совет.
   – Ремонтные роботы запущены, понемногу наводится порядок, восстанавливаются камеры наблюдения. Восстановлено энергоснабжение, реакторы в порядке, накопители работают стабильно. Кроме восьмого… – докладывал один из инженеров.
   – А что с восьмым? – спросил Игорь.
   – Трудно пока сказать, возможно выясним после разбора завалов и расчистки. Пока похоже на замыкание или внутреннее разрушение. Кто-то мог запереться внутри или абориген попал в трансформатор. Ремонтники будут его разбирать, может найдем останки.
   – Хорошо, станция постепенно оживает. Что со связью?
   – Канал сможем пробить самое раннее через месяц, – сообщил Илиодор, – в соседней системе нет гиперпередающего устройства, придется связываться с третьим ретранслятором, он ближайший. Но копить энергию придется на предельной мощности. Хотя должен грузовик прилететь через пару месяцев.
   – Чем он нам поможет? До Базы еще сто пятьдесят световых, на грузовике скорее всего не будет большого экипажа. Нам что, бросать станцию и эвакуироваться? – спросил охранник.
   – Возможно у них есть какая-то связь, – задумчиво произнес один из инженеров, – или мы сможем использовать их реакторы, как дополнительный источник…
   – Да, это все хорошо, – прервал говорившего Игорь, – но это будет еще нескоро, а нам надо решить, что делать сегодня и завтра, когда суслики пойдут на штурм.
   – Если пойдут… – заметил этнограф, – вы захватили их вождя, обезглавили целое племя. Им нелегко будет принять правильное решение.
   – Чтобы вы сделали на месте аборигенов, вы же знаете их модели поведения?
   – В сложившейся ситуации, – потянул паузу ученый, – выслал разведчиков, проверить подходы к станции, скаутов вокруг, чтобы следили за местностью, потом собрал всех старейшин и шаманов, отправил курьеров в соседние племена за помощью… Хотя тут им придется признать свое поражение от двух землян, так что это вряд ли, они попробуют все решить самостоятельно. «Суслики», как вы их называете, наделены очень живым и сообразительным умом. Они способны на быстрые и решительные действия. Не всегда верные и правильные, но реагируют очень быстро.
   – Возможен штурм для освобождения вождя? – спросил Игорь.
   – Несомненно! – подтвердил этнограф, – первое, что они сделают утром – атакую станцию.
   – А когда у нас утро?
   – Пять часов, может шесть. Местное солнце встанет через пять…
   – Сколько у вас строительных роботов и какого типа? – спросил Игорь охранника и связиста.
   – Два десятка, гусеничные, легкие строительные, высота полтора метра, пара манипуляторов и оптика во вращающейся головной части, питание от батарей, поведение автономное, в соответствии с заложенными задачами с поправкой на изменение обстановки.
   – Ага… Так… – Игорь на секунду задумался, – на манипуляторы ставим захваты, на голову вместо осветителя – лазерный резак, с дальностью на минимальной мощности в десять метров. Десять роботов отправляем вниз строить баррикады в поселке и патрулировать дорогу к станции. При обнаружении сусликов, огонь резаком на поражение…
   – А как же гуманность и законы робототехники? – возмутился было этнограф.
   – Для роботов они не люди, там же есть система распознавания образов, если я не путаю…
   – Есть, – подтвердил связист.
   – Ну и отлично, – Игорь принял окончательное решение, – а резак лишь слегка подпалит им шерстку, ожоги «в сложившейся ситуации» сильно остудят противника…
   – Они боятся роботов, потому что их не понимают, – сообщил ученый.
   – Замечательно, значит подходы к поселку и дорогу на холм мы, считай, защитили, – порадовался Игорь, – пять строителей ставим в резерв, на подзарядку, оставшаяся пятерка патрулирует вершину холма вокруг станции и заодно поливает склоны водой, пусть обледенеют, иногда такая штука сильно облегчала жизнь осажденным. На крыше надо оборудовать снайперскую позицию и вести круговое наблюдение.
   – Там есть метеовышка, с нее все вокруг видно, можно ее остеклить и утеплить, – сказал охранник.
   – Все, распределяемся и за работу. Утром поговорим с вождем…

Глава 2. Спасение утопающих – дело рук…

   – Холодно здесь, – заметил он.
   – Да, – отозвался охранник, – но от ветра немного прикрылись, хотя утеплить не получится. Я поэтому решил поставить камеры и тепловизоры, тогда можно будет с нашего пульта наблюдать и если что, быстро сюда подняться.
   – Что ж, тоже неплохое решение, – согласился Игорь, – все равно пока людей не хватит здесь постоянный пост держать… Тут что вокруг за местность?
   – На востоке горы, за ними тундра до океана, на севере снег и лед до самого полюса, только кое-где острова торчат. С гор с ледников и с северных равнин течет множество ручьев, которые летом собираются в реку, она обходит нас с запада и уходит вниз на юг по широкой долине. Сейчас ее замело всю, так что там тоже снежная равнина и не видно ничего. Мы тут удачно на холме устроились, летом не заливает и гнус местный наверх не залетает.
   – Сейчас какое время года? – уточнил Игорь, рассматривая далекие горы, небо за которыми уже высветилось поднимающимся солнцем.
   – Весна, ранняя… – сообщил Сергей, – орбита очень вытянутая, тут длинная темная зима, почти три года, потом длинная весна, затем короткое, но теплое лето, всего пару месяцев на нашей широте, а на экваторе так вообще тропики, как ученые говорят, я правда там не был. Потом осень, все помаленьку остывает и засыпает, тоже долго. Зимой жуткие холода, света мало. Поэтому все кочевники уходят обычно на юг, поближе к теплому океану и островам.
   – А местные тогда как здесь оказались? – удивился Игорь.
   – А они не ушли прошлой осенью, – невозмутимо сказал охранник, – поставили стойбище ниже по реке, запасли дров, пока снегопады не завалили все леса. Стали к нам наведываться, то «за солью», то «за спичками».
   Сергей рассмеялся, и Игорь улыбнулся, одобрив шутку.
   – И что же они так и ходили попрошайничать всю зиму?
   – Ага, так и ходили, – подтвердил Сергей, заканчивая проверку последней камеры, – не, они приносили на обмен шкуры, рыбу мороженную, деревянную и глиняную посуду, и так по мелочи побрякушки всякие. Ученые наши очень любили с ними общаться… Все, пошли вниз, тут вроде все настроено. Вокруг спокойно, они рано утром не приходят… Потом, ближе к концу зимы, мы стали замечать, что аборигены понемногу начали подворовывать, то аптечку утащат, то пару досок прихватят, то мешок с гвоздями. Пообвыклись. Мы их начали пасти, пару раз поймали. А что с ними сделаешь. Украденное отберешь, да и выгонишь его за поселок…
   – Надо было запереть и потребовать от вождя объяснений, – предложил Игорь.
   – Надо было… – проговорил охранник, – только попробуй это объяснить в поселке, они там нарадоваться не могли, что инопланетную жизнь обнаружили.
   – Подожди, а стойбище видно отсюда? – поинтересовался Игорь.
   – Конечно, – подтвердил Сергей, – они несколько дней назад передвинули его ближе к нам, у нас решили, что это чтобы за один день можно было успеть до поселка сбегать и вернуться обратно. Кто ж знал тогда, что вон как обернется… Я одну камеру на них направил, с пульта посмотришь, там увеличение хорошее.
   – Пошли тогда быстрее, – поторопил Игорь.
   Спускаясь на крышу, они еще раз осмотрелись по сторонам, но вокруг холма, на котором стояла станция, было тихо и пустынно. Длинные тени от гор быстро сокращались, открывая занесенные снегом просторные голые равнины, зализанные свирепыми зимними ветрами до почти зеркального льда.
   – А как получилось, что станцию тут оставили, хотя в соседней системе хорошая колония строится? Почему туда не перенесли?
   – Этой станции уже сто двадцать лет, ее ставили как транзит дальше по маршруту Базы, – начал рассказывать Сергей, – я-то сам сюда записался шесть лет назад, по стандартному контракту, потом переведусь на новую колонию. Тут же как, База мимо прошла, прислала разведку, нашли пустынную холодную планетку, хорошую звезду как источник энергии. Вот и решили поставить транзитку. А соседние системы начали разведывать, когда тут уже все стояло и работало, с Базы прислали пару кораблей для исследований. Сам же должен знать, ресурсы экспедиции ограничены, все сразу им не охватить. А с Земли грузовой корабль будет лет триста лететь.
   – В соседней системе хорошая планета?
   – Да не особо, типа Марса, атмосфера неплотная, тоже холодно, но она хотя бы на круговой орбите и можно разогреть, когда атмосфера накопится. Так что там терраформинг вовсю идет. К тому же там нет местной живности, хотя кислород имеется. Почти идеальная планета для колонизации. И нам стали помогать, присылают легкие грузовички, грузы с Земли забирают. Может потом и их привяжут к сети, тогда веселее будет.
   – Это еще нескоро будет, гиперстанции ставят на максимальном удалении, чтобы побольше охватить и не потерять связь с Базой, – сказал Игорь, – до соседних систем еще долго будут обычными кораблями добираться.
   На посту охраны было тепло, умиротворяющее гудел вентилятор, заполняя помещение теплым воздухом из подвалов. На пульте горело несколько экранов и карта со схемой патрулирования.
   – Ты с сусликами сам часто сталкивался? – спросил Игорь, усаживаясь перед пультом.
   – Не, мое дело охрана, полеты, ремонт роботов, – ответил Сергей, – так видеть видел, но с ними умники наши общались. Наше дело техническое, слетать на автоматическую станцию, настроить роботу программу. Ты утром с этнографом пообщайся, как проснется, он больше расскажет, если интересно. А вот эта камера на стойбище смотрит…
   Сергей увеличил изображение, на экране стало видно россыпь куполов почти у самого горизонта.
   – Странная конструкция, не то иглу, не то юрты… – подивился увиденному Игорь, – купола ставить наверное сложнее, чем обычные палатки.
   – Ветры тут сильные, – сообщил охранник, – палатку сдуть может, а купол – форма обтекаемая. Удобно. У них там по-хитрому сделано. Видишь большой купол? Это дом вождя. Вокруг к нему несколько маленьких пристыковано. Это тамбур входной, туда чуть ли не на карачках влезать надо, и помещения жен и родственников. Остальные так же строят, только купола поменьше. Ученые говорят, на юге племена, когда тепло, пещеры роют. Причем также – центральная большая, вокруг несколько маленьких. Пара запасных выходов для эвакуации.
   – Норы… – заметил Игорь, – очень похоже на норы. Они ж суслики, значит грызуны…
   – Это ты с ученым обсуди, он тебе все расскажет как есть.
   – Так и сделаю. Иди тоже отдохни, всю ночь не спал, часа через три меня сменишь, потом будем решать, что дальше делать, – Игорь расположился за пультом, – я тут пока посижу, поосваиваюсь.
   Земные инженеры, настроив ремонтных ботов, возобновив энергопитание и сделав необходимые восстановительные работы, тоже разошлись по уцелевшим комнатам персонала, чтобы немного поспать. На станции стало тихо, только ремонтники катались по коридорам, растаскивая мусор, переломанную мебель и разбитые двери, да их подвала доносился визг пилы из помещения, где разбирали завалы в восьмом накопителе.
   На мониторах наблюдения все было спокойно. Строительные роботы патрулировали дорогу и периметр, и возводили баррикады на выходах из поселка. Игорь пощелкал по клавишам, переключаясь с камеры на камеру, изучил маршруты роботов, удовлетворенно отметив, что слепых зон, где мог бы проскочить суслик, практически не осталось, выставил погромче звуковой сигнал, дававший тревогу на обнаружение теплокровных существ, и, устроившись поудобнее в кресле, постепенно задремал под монотонный шум вентилятора.
   Разбудил его сигнал оповещения. На мониторе с картой местности горел сигнал, показывавший нарушение периметра. Игорь переключился на ближайшую к тому месту камеру. На появившемся изображении был виден обледеневший склон и длинная ободранная полоса сорванного вниз снега, кусков льда и замерзшего грунта под ним. Кто-то большой и тяжелый пытался взобраться по склону и сорвался вниз. Сверху, по дорожке вокруг станции уже подъехал строительный робот, поливая склон водой и распыляя струю в воздухе. Заложенная в него программа поддерживала восстановление ледяной корки на склоне. «Сработало, – подумал Игорь, – разведчик не пробрался… А может зверь какой, надо бы спросить, есть тут крупные хищники?..»
   Дверь, ведущая в коридор, откатилась в стену и в комнату вошел Илиодор.
   – Привет, Игорь! Удалось отдохнуть хоть немного?
   – Да, спасибо, подремал, – ответил Игорь, – как у вас дела?
   – Не так плохо, как казалось ночь. Повреждения в основном косметические, сломанная мебель, разбитые стекла, вырванные и оборванные кабели, разграбленные кладовые и помещения персонала, – сообщил инженер, – но это все мы быстро восстановим. На нижние уровни они не смогли пробраться, там бронированные двери. Там все цело, реакторы в норме, грибная ферма и гидропоника в полном порядке. Так что с голода не помрем. Мы уже восстановили все внутренние камеры наблюдения, так что можно отслеживать перемещения по станции.
   – О, это очень хорошо, – обрадовался Игорь, – пока нас всего несколько человек, будет подспорье, от незваных гостей. А что со связью?
   – Мы заменили внешние антенны на северной площадке, уже восстановили связь со спутниковой группировкой и станциями приема энергии. Они далеко на севере, аборигены туда не доходят. Можем в любое время начать закачку в накопители. Спутники висят на геостационарной орбите, во время обрыва связи отработали на автомате и перешли в ждущий режим. Так что с этим все тоже наладилось, можно попробовать пробить канал связи на соседний ретранслятор через неделю где-нибудь.
   – Значит надо продержаться хотя бы неделю…
   – Ты думаешь, аборигены вернутся? – инженер пристально посмотрел на Игоря, – как то не хочется воевать, да и в плен сдаваться тоже.
   – Они в первую очередь дикари, справимся как-нибудь, – попытался успокоить Илиодора Игорь, – передай всем, чтобы не выходили из станции…
   – Передам, – инженер пригляделся к пульту, – мне вот все же интересно, почему аборигены напали и почему мы нигде не видим ни трупов, ни крови. Как-то странно, пришли, все разгромили, как стадо обезьян, всех забрали… Ты не смотрел записи с камер наблюдения до того, как их повредили.
   – Нет. Как-то я забыл об этом, спасибо, что напомнил, – Игорь хлопнул себя ладонью по лбу, – точно, это же многое объяснит. Сейчас же займусь…
   – Расскажешь потом, – проговорил инженер, направляясь к двери, – тебя ученый искал, я скажу ему, что ты здесь?
   – Да, пусть сюда идет, – отозвался Игорь, поворачиваясь к пульту и включая архив записей камер.
   За десяток минут, пока ксеноэтнограф дошел до поста охраны, Игорь просмотрел несколько фрагментов нападения и успел задать поиск аборигенов по более ранним записям. Увиденное ему сильно не понравилось. Он ограничил поиск записями с улиц поселка и выбрал наугад несколько случайных. Везде были видны идущие по дорогам суслики и колонисты.
   В двери появился ученый с большими литровыми самоподогревающимися кружками в руках.
   – Горячее какао? – предложил он.
   – О, замечательно, то что надо, – обрадовался Игорь, – присаживайтесь, профессор…
   – Доктор! – уточнил ученый, – Я собственно хотел выразить вам свое возмущение по поводу вашего вчерашнего поступка. Вы повели себя совершенно безответственно, возможно это нарушит те хрупкие связи с аборигенами, которые мы так долго налаживали…
   Игорь поднес ко рту кружку, наслаждаясь ароматом, и сделал большой глоток, потом откинулся на спинку кресла и пристально поглядел на ксеноэтнографа. Тот замялся и сбился с мысли.
   – Доктор! Я категорически с вами не согласен, – произнес Игорь и поднял руку в предупреждающем жесте, не давая собеседнику возразить, – Вы же ученый, вы должны понимать, что контакт с технически неразвитыми существами может привести к трагедии. История Земли полна такими моментами. У вас тут есть психологи? Вы видели как вели себя суслики? Видели конечно… Но не обращали внимания, увлеченные своими исследованиями.
   – Простите, я не совсем понимаю?..
   – Я здесь меньше суток, но уже вижу в чем ваша ошибка. Вот посмотрите, – Игорь запустил на мониторе один из роликов, – можете описать, что вы видите?
   – Конечно, – уверенно ответил ученый, – два аборигена идут по улице поселка…
   – И все? – изумленно спросил Игорь, – это все что вы видите? Это не вождь, это два оборванца из племени, но посмотрите, как они идут: гордо, по самой середине, невозмутимо глядя сверху вниз на жалких людишек, которые уступают им дорогу, отходя в сторону и прижимаясь к домам.
   – Я как-то не замечал раньше, – сказал доктор, – возможно, вы слишком предвзяты, у аборигенов очень своеобразны обычаи…
   – Вы хотите сказать, что они перепуганы до смерти и делают вид, что все в порядке? Вот смотрите, – Игорь ткнул пальцем в экран, – у одного за спиной кусок арматуры, украденный с ваших складов. И вот они встречают человека с оружием, скорее всего один из ваших охранников. И что он делает? Он отходит в сторону, стараясь не встретиться с парой сусликов. Да вы сами себя выставили дураками! Чего вы ждали от аборигенов, что они придут за вашей мудростью? По мне так они поняли, что тут легкая добыча и взяли то, что сочли нужным – рабов или мясо, не знаю уж, едят ли они людей…
   – Нет, нет, они не каннибалы! – поспешил возразить ученый, – они же понимают, что мы такие же как и они, только выглядим немного иначе.
   – Это они вам так сказали? Вы точно знаете, что думали дикари, глядя на капитана Кука перед тем как напасть на него?
   – Мне надо пересмотреть записи, я попробую обдумать то, что вы сказали, – проговорил доктор, – возможно в ваших словах есть зерно истины, свежий взгляд… Мы то привыкли уже, что аборигены частые гости. Но я уверен, что вы ошибаетесь!
   – Может быть, – не стал спорить Игорь, – пока я видел дикарей, напавших на цивилизованных людей, основавших форпост. Аналогий достаточно – индейцы, дикари Океании, даже гопники из городских трущоб, сбивающиеся бандой и грабящие случайных прохожих.. К тому же эти существа – не люди.
   – Они разумны, они организованы в племена, они охотятся и готовят пищу на огне!
   – Они хищники, сбиваются в стаи, охотятся на других животных. Способность говорить и готовить не делает их людьми, так что простите меня за мои взгляды, но пока суслики – наши враги, гуманизм здесь неуместен. Возьмите стаю крыс – умные, смелые, достаточно смышленые, крайне агрессивные грызуны – и сравните с местными сусликами, мне кажется, найдется много общего.
   Доктор встал и направился к двери.
   – Я не готов сейчас спорить с вами на эту тему, но уверен, что вы не до конца разобрались в ситуации. Нельзя судить о местной жизни по нескольким видеороликам. Я попробую подобрать для вас материал, доказывающий вашу неправоту.
   – Спасибо доктор, – успокаивающим тоном произнес Игорь, – мне нужна будет ваша помощь, я хотел бы поговорить с вождем вместе с вами.
   Доктор вышел, столкнувшись в дверях с входившим охранником.
   – Я гляжу, ты уже с доком полаялся? – спросил Сергей, закрывая дверь.
   – Научный спор не более того, – отозвался Игорь, – что у нас на горизонте?
   – Движение от стойбища, похоже идут с нашими, пока не особо видно, плотной группой идут.
   – Да? Отлично, значит захват вождя сработал. Зови дока, берем Клыка и идем на поле, там организуем обмен.
   – Лады… Возьми в шкафчике термобельё, пододень под низ, сегодня мороз сильный…
   Сборы были недолгими, пленного вывели из подвала, ученому выдали пистолет, скорее для того, чтобы самих себя убедить в его безопасности. Сергей намекнул Игорю, что толку от доктора в бою не будет, но может хоть себя защитит, если разок стрельнет… Вышли из станции, уже рассвело, с севера тянул холодный ветер, гоняя низкую поземку. С холма было видно, что к полю космодрома подходит большая группа. Игорь пошел вниз, Сергей вел вождя, доктор шел следом. В поселке по улочкам катались роботы, подтаскивая из ангаров склада стенные плиты и длинные прутья арматуры.
   – Сергей, что роботы делают? – спросил Игорь.
   – Вокруг поселка дамба идет, весной от половодья защищает, мы тут подумали, сверху стену поставить по гребню, потом вышки поставим и закроем полностью проход, оставим ворота к космодрому, потом усилим, будет небольшая крепость.
   – Хорошо придумано, – одобрил Игорь, – еще было бы кому защищать… И хотелось бы успеть до того, как суслики решат напасть.
   – Я думаю, в ближайшее время не стоит ждать атаки, – громко сказал доктор, подходя поближе, – они только что разграбили поселок, пока тут нечего брать.
   – А зачем им люди, док? – спросил Сергей.
   – Пока трудно сказать, я не успел переговорить с вождем…
   – Так он вам и скажет, – усмехнулся Игорь, – они взяли всех, кого нашли, я все же думаю, или рабами, или как мясные консервы.
   – Я бы предположил жертву богам, – задумчиво проговорил ученый, – но мы не слышали от них о религии или каких-то верованиях… Племенные тотемы, талисманы, это все, что мы видели.
   – У них нет религии? Совсем? – удивился Игорь, – то есть они все же не настолько разумны, как вам представляется…
   – Игорь! Стой! Что-то не так! – предостерегающе крикнул охранник.
   Группа существ, идущая от стоянки племени, уже вышла на поле космодрома. Стало видно, что большая часть из них – местные аборигены, землян, значительно отличающихся ростом, было совсем мало, они шли небольшой кучкой, неся кого-то на носилках.
   – Свяжись со станцией, пусть подгоняют сюда роботов, – распорядился Игорь, – что за дела, где колонисты?
   Мудрый Клык, до того всю дорогу молчавший, оскалил зубы и начал ворчать и подсвистывать, как пояснил доктор, это был аналог земного смеха.
   – Чего ржешь, верзила? – одернул вождя Игорь, – Сейчас положу все твое племя, некем управлять будет! Где наши люди?
   Мудрый Клык что-то пробурчал и протяжно свистнул.
   – Он говорит, их забрали остальные племена, участвовавшие в набеге, повели к себе, – перевел доктор.
   – Неслабо, – воскликнул охранник, – и что нам теперь, по всей тундре за ними гоняться?
   Встречающая группа остановилась на краю поля, аборигены встали не доходя до нее несколько десятков шагов. Один из сусликов вышел чуть вперед и, присвистывая, показал конечностью на людей.
   – Они привели всех, кто остался в племени, – сообщил ксеноэтнограф, – теперь ждут, что ты вернешь им вождя.
   Игорь огляделся, от поселка приближалась редкая цепочка роботов, Мудрый Клык почему-то выглядел чрезвычайно угрюмым, Сергей держал автомат наизготовку, доктор был растерян и явно напуган. Ветер стих и вокруг воцарилось полное молчание, нарушаемое только скрипом снега под ногами, когда кто-то переступал с ноги на ногу. Все ждали, что же будет дальше.
   – Сергей, отпусти вождя, пусть идет, – распорядился Игорь.
   Охранник снял наручники и подтолкнул Мудрого Клыка в спину, иди мол. Тот как бы нехотя направился к своим. Со стороны аборигенов донесся дружный вздох. Люди с носилками пошли навстречу вождю. Игорь подошел к Сергею.
   – Будь готов в любой момент, если дернутся бросаемся вперед, прикрываем наших и валим всех сусликов без разбора… – тихо сказал он охраннику.
   – Само собой, – также тихо отозвался Сергей, снимая автомат с предохранителя.
   Земляне уже подошли к встречающей группе, восемь человек попарно несли носилки, на которых лежали еще четверо.
   – Не останавливайтесь, идите к поселку, – распорядился Игорь, – доктор, отходите вместе с ними за линию роботов.
   – Двенадцать человек из двухсот… – огорошено произнес ученый, – я совсем этого не ожидал..
   – Отходите док, ведите всех на станцию!
   Те временем, Мудрый Клык, чуть не дойдя до сородичей, остановился и оглянулся на землян. Увидев, что люди уходят к станции он понуро обернулся к своему племени. Суслики двинулись вперед, вытаскивая из-за спин копья и дубины, окружая вождя. Сергей напрягся, но Игорь предостерег его от резких движений.
   – Стой пока, надо выждать, потянуть время…
   Аборигены окружили вождя, и вдруг одна из дубин поднялась и обрушилась Мудрому Клыку на спину. Вождь упал. Суслики в каком-то восторге начали избивать его, почти не видимого в толпе, радостно повизгивая и посвистывая. Дубины одна за другой взлетали вверх и падали на поверженное тело. Стоявший рядом с планетологом Сергей бросился было вперед, но Игорь, поднял руку, и выставил ее поперек груди охранника, перекрывая ему путь.
   – Не лезь! Это не наши разборки! Возможно это какой-то ритуал, но похоже у них революция.
   – Они же его сейчас убьют!
   – Да, скорее всего… Но это не значит, что мы должны его спасать.
   – Что происходит? – тревожно закричал доктор, подбегая сзади.
   – Док, я вам сказал уходить! – осадил его Игорь.
   – Ни в коем случае, мы должны их остановить! – возмущенно начал говорить ученый.
   – Отдайте пистолет, док, – попросил Игорь, – иначе вы сейчас сломаете те хрупкие отношения, которые так долго строились между вами и аборигенами…
   – Не понял… – потянул доктор.
   – Ритуальное убийство, смена власти, племя отказалось от слабого вождя, вот то, что вы сейчас наблюдаете. Влезать в процедуру как минимум опасно, могут и забить дубинами, как Клыка…
   Суслики, всласть попинав тело, бросили его и не оборачиваясь пошли в сторону стойбища.
   – Вот и все, – сказал Игорь, – подождем пока уйдут, и подберем что осталось.
   – Зачем он нам? – поинтересовался Сергей.
   – Хочу посмотреть, есть ли у них хвост… – хмуро пошутил Игорь, – и не оставлять же тело на космодроме…
   Когда племя отошло достаточно далеко, чтобы не видеть, что делают люди, Игорь с колонистами подошел к лежащему на снегу вождю. Ученый осмотрел тело.
   – Он жив! Невероятно, какая выносливость! Покалечен, но жив! Вызовите робота с носилками.
   – Повезло крысенышу… – пробормотал Игорь.
   Охранник уже бубнил что-то в наладонник, докладывая на станцию ситуацию и запрашивая помощь.
   – Спроси там, есть ли над нами спутник, нам надо картинку от стойбища и плюс пятьдесят километров к югу, – сказал Игорь, – придется искать остальных. Пока светило невысоко, может тени будут видны от походных цепочек…
   Группу людей и роботов с ранеными на манипуляторах уже встречали на входе в станцию, когда Игорь со своими людьми прошел поселок и вышел к подъему на холм. Мудрый Клык, с трудом уложенный на короткие носилки, хрипел и сипел перебитым горлом… Доктор шел рядом с ним, придерживая верхние конечности, то и дело сползавшие под гусеницы робота.
   У входа на станцию их ждал худой и суетливый, смуглый как любой южанин, человек.
   – А, это из наших, Зденек, тоже охранник, – сообщил Сергей, – у нас тут в охране три Зе – Зденек, Збышек и Збигнев, и начальник охраны…
   – Три Д, Артаньяна и кардинал, – пошутил Игорь, но его не поняли… – Давай собирай народ в холле, надо насчет спасательной экспедиции поговорить.
   Все, оставшиеся в строю, собрались в зале перехода через полчаса, после того как раненых разместили в лазарете, а вождя сусликов в реанимационной камере. Охранник Зденек рвался в бой, кляня аборигенов страшными славянскими ругательствами.
   – Мы сопротивлялись как могли, поэтому столько человек пострадало, – рассказал он, – но многие просто сдались, без боя. Их всех увели, еще вчера…
   Инженеры с Земли были настроены возвести вокруг поселка и подходов к станции настоящий укрепрайон, благо запасов стройматериалов хватало. По словам Сергея, стрелкового оружия на станции было достаточно, чтобы вооружиться и обороняться в случае нападения. Люди были готовы учиться стрелять, особенно после пережитого плена и ночевки в стойбище в снежных норах. Связист обещал за пару часов собрать снимки со спутников и найти следы уходящих племен.
   – А что у нас с транспортом? – поинтересовался Игорь.
   С места поднялся Сергей.
   – Два конвертоплана, можно заменить грузовой отсек на пассажирский салон, около двадцати мест, больше с трудом, не взлетим. Экранолет, хорош для полетов над равнинами, такой же салон. Гусеничный транспорт, для летних поездок, он помощнее, но скорость низкая, и у него двигатель разобран, к лету готовились. Десяток снегоходов, но сейчас от них нет пользы никакой…
   – То есть два пилота могут взять сорок человек сразу… – прикинул Игорь, – это если лететь на конвертах, но нужны еще стрелки, для охраны и на случай, если с боем отбивать придется… Хотя бы по одному стрелку на машину.
   – Нам надо начинать с восточного направления, – сказал вдруг Зденек, – туда увели начальника охраны. Я точно не видел, но с ним кто-то из наших ребят был…
   – Что ж, так и сделаем, пойдем на двух машинах, вы с Сергеем пилотами, я стрелком.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →