Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Древние египтяне умершего крокодила бальзамировали и хоронили.

Еще   [X]

 0 

Космопсихолухи. Том 1 (Громыко Ольга)

Вселенная подчиняется всеобщему закону притяжения: капитан притягивает команду, навигатор – удачу, пилот – гонки, зоолог – уникальные формы жизни, механик – ремонт, доктор – пациентов, кошка – блох, а все вместе – приключения!

Год издания: 2014

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Космопсихолухи. Том 1» также читают:

Предпросмотр книги «Космопсихолухи. Том 1»

Космопсихолухи. Том 1

   Вселенная подчиняется всеобщему закону притяжения: капитан притягивает команду, навигатор – удачу, пилот – гонки, зоолог – уникальные формы жизни, механик – ремонт, доктор – пациентов, кошка – блох, а все вместе – приключения!
   Читайте на нашем инфосайте:
   «Как завести новых друзей и перевоспитать старых»
   «Родственники: проблема или… много проблем?»
   «Где отметить день рождения и куда сходить на шопинг»
   А также последние достижения ксенопсихологии и прикладного лисоведения!


Ольга Громыко Космопсихолухи. Том 1

   © Ольга Громыко, 2014
   © Иллюстрации, Гаевская Е. И., 2014
   © Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *
   Горячие авторские благодарности:

   Кэт и Коне – за графическое соавторство,
   Анне Полянской – за самоотверженную вычитку,
   Андрею Уланову – за неоценимую помощь по выводу из тупиков,
   Юлии Найдич – за психологические консультации и Максиму Малявину – за психиатрические!

Часть первая


   Станислав с детства ненавидел кого-либо уговаривать. Или человек тебе доверяет и хочет сотрудничать – или нет, и тогда нечего тратить время, красочно расписывая перспективы и уверяя, что «я именно тот гениальный специалист, который вам нужен!». Раз партнер с самого начала не шибко заинтересован в совместном деле, то что будет, если оно пойдет наперекосяк? Не только подведет, но еще и тебя в неудаче обвинит.
   В космодесанте с этим гораздо проще. Когда командир сказал прыгать, все прыгают, а не ноют, что космос темный, вакуум холодный, а враг вооруженный и очень злой.
   Но грузоперевозчики, увы, не космодесантники. Не подмажешь – не поедешь, точнее, не полетишь.
   – Видите ли, – битый час мялся заказчик, не торопясь подписывать договор, – для меня этот груз очень важен… Хочется, чтобы без накладок…
   – Да откуда они возьмутся-то? – устало убеждал его капитан. Терять клиента было жалко: груз легкий, деньги хорошие, трасса простая. Любой перевозчик охотно возьмется за такую халтурку, и то, что этот лысоватый, одышливый и обильно потеющий от волнения толстячок обратился именно к Станиславу, было чистой случайностью. Удачно корабль поставили, близко к воротам космодрома и между двумя развалюхами, на фоне которых «Космический мозгоед» казался если не прекрасным лебедем, то вполне себе пристойной уткой.
   – Ну-у-у, не скажите! – нервно рассмеялся заказчик. – Оно так всегда и бывает: летели-летели, и вдруг хоп! – пираты! Или двигатель взорвется! Или экипаж переругается и друг друга перережет…
   Станислав умудрился сохранить благожелательное выражение лица и даже вежливую улыбку (а непроизвольное подергивание левого глаза можно списать на последствия старой контузии). Заказчик, напротив, был из тех людей, которые жить не могут без долгих нудных уговоров. Не из-за вредности или желания сбить цену, а из-за банальной нерешительности. Они физически не способны сделать самостоятельный выбор и в отеле со шведским столом умрут с голоду, бродя с пустой тарелкой вдоль ломящихся от еды стоек.
   – Да бог с вами! У нас надежный корабль и давно сработавшаяся команда: опытный пилот, отличный навигатор… Даже боевой киборг есть! – прихвастнул капитан, не уточняя, что двое последних едины. Про пиратов Станислав скромно умолчал, ибо при виде «Космического мозгоеда» те с некоторых пор поспешно разлетались в стороны, не то чтобы боясь маленького невооруженного грузовика, но считая его чем-то вроде «Летучего голландца»: кто с ним свяжется, тот вскоре горько пожалеет. – Доставим ваш груз в лучшем виде, не волнуйтесь.
   – Киборг? – оживился заказчик. – А можно взглянуть? В нашем захолустье их редко увидишь, дорогущие же штуки.
   – Конечно. – Станислав гостеприимно махнул рукой на трап. – Заходите!
   Как вскоре выяснилось, в «надежном корабле» можно было увидеть много чего занятного и помимо киборга. Например, двух развалившихся на диванчике парней, цинично комментирующих фильм ужасов (тут же поставленный на паузу), а также полупустой уже ящик пива и селедку, жестоко расчлененную на куске пленки. Где напарники раздобыли эту антикварную пакость – со всеми кишками, чешуей, головой и хвостом, было загадкой, но, судя по запаху, не галлюцинацией. Зависший над подставкой голографический зомби и тот выглядел приличнее.


   При виде гостя Теодор рыгнул от неожиданности. Дэн сумел удержаться, но пенящаяся банка из левой руки и надкушенная селедочная голова из правой никуда не исчезли.
   – И который из них киборг? – пошутил толстячок.
   Станислав замялся, понимая, что правильного ответа на этот вопрос не существует: клиент либо решит, что над ним издеваются, либо поверит, развернется и уйдет.
   – Ну… Да вот же он! – Капитан ткнул пальцем в Михалыча, точнее, в огромный ящик с ногами, появившийся из кладовой.
   – Вгм? – огорошенно поинтересовался механик, высовывая голову из-за ящика.
   – Голосовой синтезатор слегка барахлит, – пояснил Станислав. – А в остальном он о-го-го, вон какой сильный!
   Михалыч засмущался и поудобнее перехватил упаковку термоваты.
   – Какая оригинальная модель! – поразился заказчик. – Бородатая такая.
   – «Восьмерка», – нахально пояснил Тед, решив, что терять уже нечего. – Ограниченная партия. Благодаря повышенной волосатости способна без утепления функционировать при низких температурах.
   – Угдум пзд! – пообещал Михалыч и утопал дальше по коридору.
   – А это кто такие? – брезгливо осведомился клиент у капитана, переключаясь на пивохлестов и рыбоедов. – Те самые пилот с навигатором?
   – Нет-нет, что вы! – поспешил отречься от собутыльников Станислав. – Вон тот, который рыжий – («и выглядящий чуть поприличнее!»), – это наш механик. Золотые руки! Все системы как часики работают, вот я ему и разрешил немного расслабиться. А второй, – капитан за спиной заказчика жестами и мимикой разъяснил Теодору, что он думает о спаивании боевой техники в рабочее время, – вообще не с нашего корабля. Так, в гости заскочил.
   – Стасик, я тут подумал… – В пультогостиную, потирая руки и разбавляя селедочно-пивную атмосферу резкой ноткой дезинфектанта, зашел Вениамин. – О-о, извините, не знал, что ты занят.
   – А это наш пилот, – обреченно сообщил Станислав.
   – Да? – озадачился Вениамин.
   – Да! – с нажимом подтвердил капитан. – Очень опытный и понятливый.
   – Да-да, конечно! – расплылся в улыбке доктор, подбочениваясь, как Теодор, когда тому приспичивало хвастануть. – Уже двадцать лет это корыто вожу, хо-хо!
   Тед скривился: карикатура вышла та еще.
   – Вы скорее на врача похожи, – удивленно заметил толстячок.
   – Мне это многие говорят, – заверил его Вениамин. – Но внешность обманчива, моя истинная стихия – вакуум!
   Станислав закашлялся, намекая, что друг уже переигрывает.
   – А вы, я так понимаю, здешний навигатор? – обратился заказчик к одетой в полетный комбинезон Полине, вошедшей в пультогостиную вслед за «пилотом».
   – Нет, – рассмеялась от неожиданности девушка, – я зоолог. А навигатор…
   – Спит в своей каюте, – громко перебил ее Станислав. – Рейс был тяжелый, утомился, бедненький…
   – Так вот же он! – изумилась девушка, поворачиваясь к столу.
   – Где? – громко и фальшиво спросил капитан.
   Полина растерянно уставилась на Теда с Дэном. Те отчаянно замотали головами, делая девушке какие-то загадочные знаки, но стоило толстячку перевести на них взгляд, как парни снова окаменели.
   – Э-э-э… Я, кажется, обозналась, – пробормотала девушка и, окончательно стушевавшись, попыталась улепетнуть из пультогостиной, но споткнулась о Котьку.
   – О боже, у вас есть кошка? – восхитился заказчик.
   Котька, проигнорировав его детский восторг, продефилировала мимо, уселась возле стола и принялась противным голосом требовать свою долю. Теодор поспешно кинул ей самый большой и жирный кусок, лишь бы заткнулась.
   Толстячок несколько минут умиленно любовался, как кошка с урчанием пожирает подачку, а потом внезапно решил:
   – Ладно, давайте заключать договор. Вижу, что люди вы хорошие и доверять вам можно!
   …Прежде чем выйти из пультогостиной вслед за гостем, Станислав сделал крюк к столу, молча отобрал у Дэна банку и одним глотком осушил до дна.
* * *
   В пультогостиную капитан вернулся в обнимку с большой пенокартонной коробкой, подбородком прижимая лежащий на ней лист договора.
   К этому моменту весь компромат со стола и голоподставки исчез, и если бы не въедливый селедочный дух, можно было бы подумать, что Станислава посетила особо извращенная галлюцинация.
   Капитан сгрузил коробку на стол и принялся внимательно перечитывать договор – вдруг что-то упустил при первом просмотре?
   – Станислав Федотович, а что там? – заискивающе поинтересовался Теодор.
   Капитан сердито сверкнул на него глазами, передал бумаги Вениамину, совмещавшему медицинские обязанности с бухгалтерскими, и коротко ворчливо ответил:
   – Духи.
   Дэн и Тед, не сговариваясь, наклонились к коробке и старательно принюхались.
   – Ничем не пахнет, – удивленно констатировал пилот.
   – Еще чего не хватало! – хмыкнул капитан. – Внутри девятислойный футляр, сквозь него не должно просочиться ни единой молекулы. – Станислав заметил прилипший к углу стола рыбий плавник, брезгливо отодвинул от него коробку и едко добавил: – Хотя сомневаюсь, что в такой атмосфере и с таким выхлопом ты вообще способен что-то учуять.
   – Что, мне уже и пива нельзя попить? – насупился пилот.
   – Так демонстративно – нет! А с Дэном – тем более. Ему, к твоему сведению, по закону вообще запрещено употреблять алкоголь.
   – Как киборгу? – вызывающе выпятил подбородок Тед, готовый защищать гражданские права напарника.
   – Как несовершеннолетнему! – срезал его капитан. – Почему ты вечно его всяким пакостям учишь, а? Нет бы чему-нибудь хорошему, полезному!
   – Хорошее он и сам все умеет, – смущенно проворчал пилот.
   – Кстати! – спохватилась Полина. – Я вообще зачем сюда шла… Тед, я же просила тебя не издеваться над моей мамой!
   – Чего? – опешил парень. – Я с ней только поздоровался и сразу на тебя переключил!
   – А зачем ты при этом перекрестился?
   – Чтобы она убедилась, что я не сатанист. – Теодор вытащил из-под стула банку (оказывается, не выкинутую, а просто по-быстрому спрятанную), отхлебнул из нее и с кривой ухмылкой признался: – Ну и подстраховался заодно. А то она вечно так на меня смотрит, что хочется фигу от сглаза скрутить.
   – Еще не хватало тебе моей маме фиги показывать! – возмутилась Полина.
   – Ну вот и я так подумал. К тому же крестом оно надежнее будет. – Пилот допил пиво, за неимением закуси сколупнул со стола плавничок и глубоко им занюхал.
   – Возьми тряпку, средство и нормально вымой стол, а заодно и пол, – не вынес такого надругательства над гигиеной Вениамин. – Корабль – это твой дом, в нем должна быть чистота!
   – В доме должно быть счастье, а не чистота, – нравоучительно возразил Теодор.
   Доктор онемел от этой сентенции, зато капитан так гаркнул на зарвавшегося пилота, что Тед почувствовал себя очень-очень несчастливым.
   – Да идите вы все! – внезапно взвыл он, вскочил, оттолкнул стул так, что тот опрокинулся, и, даже не попытавшись его поднять, вылетел из пультогостиной.
   Команда непонимающе переглянулась.
   – Что это с ним? – осторожно поинтересовался Станислав у Дэна.
   – Он с утра такой, – сообщил киборг. – Наверное, поэтому и выпить предложил. У людей ведь это синоним «поговорить», верно?
   – И что он тебе рассказал?
   – Еще ничего, вы его спугнули.
   – Надо же, какая трепетная лань, – неодобрительно покачал головой капитан, наклоняясь и поднимая стул. – Дэн, отнеси коробку в трюм, поставь в самую верхнюю ячейку и хорошенько закрепи. Футляр футляром, но, если начнется болтанка и его пару раз приложит о стены или сплющит между двумя контейнерами, нам мало не покажется. Во-первых, не расплатимся, во-вторых, не отмоемся.
   – Будем пахнуть, как парфюмерная фабрика? – хихикнула Полина.
   – Скорее как скотомогильник, – разочаровал ее капитан. – Это не человеческие благовония, а заолтанские феромоны. Очень специфическая и концентрированная штука, заказчик сказал – на флакон «духов» идет одна капля, а тут их полтора литра. Так что смотри, Денис, не споткнись по дороге… И чтоб я тебя больше с бутылкой не видел, ясно?
   Дэн покладисто кивнул. Про стаканы, бокалы и прочие емкости Станислав не упомянул, к тому же смотреть на них капитану было совсем необязательно.
* * *
   – Идите к черту! – громко огрызнулся Тед, даже не поинтересовавшись, кто стучится в его каюту.
   – Уточните координаты данного объекта, – невозмутимо отозвался гость.
   – Я сказал – отвали!
   – Что именно я должен отвалить?
   – Да блин же! – Теодор понял, что проще выйти и прогнать приятеля вручную: драться с ним киборг не будет, а просто вытолкать его из коридора у парня сил хватит.
   Но за дверью обнаружилась еще и Полина.
   – Можно ведь и без пива поговорить, – миролюбиво сказала девушка.
   Тед презрительно фыркнул и развернулся к ним спиной – не закрыв, впрочем, дверь.
   Друзья воспользовались нелюбезным приглашением. Дэн устроился на краешке койки (не из робости, а из-за захламленности остальной ее части – похоже, пилот вывалил туда все содержимое шкафчика). Полина остановилась напротив, разглядывая новый экспонат настенной коллекции: пилотский шлем с коровьими рогами, натуральными, пожелтевшими и облупившимися от времени.
   – Это твои или трофейные?
   – Что б ты понимала! – негодующе хмыкнул пилот, наклоняясь, сгребая вещи с койки в охапку и так кучей и запихивая на полку. – Это кобайкерский шлем банды Быков, я за него кругленькую сумму на аукционе отвалил. Сорок лет, а он до сих пор рабочий, между прочим!
   – Серьезно?! – не поверила девушка и, мигом стянув шлем с крючка, нацепила на голову.
   – А ну положь на место! – Пилот, молниеносно развернувшись, вытряхнул святотатицу из шлема и, локтем стерев с него едва заметное пятнышко, бережно вернул раритет на стену.


   Полина ойкнула и потерла ободранные уши:
   – Ты что, с конопли на белену перешел?
   Недозапихнутые вещи радостно рванулись на свободу и образовали кучу уже на полу. Пилот злобно пнул ее. Куча бесстрастно поглотила удар, одна из маек любовно обвилась вокруг хозяйской щиколотки, и Тед задрыгал ногой, изрыгая все более заковыристые ругательства.
   – А ты, блин, прям как Лика! – Пилоту все же пришлось нагнуться и содрать тряпку вручную. – Тоже вечно лезет в чужие дела, вещи мои таскает…
   – Ну спасибо, – сухо сказала Полина, скрещивая руки на груди. – Я жутко польщена тем, что напоминаю тебе твою обожаемую сестричку. Было бы очень интересно с ней познакомиться.
   – Без проблем, – буркнул Тед. – Она как раз сегодня прилетает. Точнее, уже прилетела, сидит в космопорту и ждет, чтобы я ее забрал.
   – Здесь, на Маяке? – опешила Полина. – Вот так совпадение! Планетка-то совсем маленькая, перевалочная…
   – Как же, совпадение! – презрительно хмыкнул пилот. – Я сдуру выдал ей наш маршрут, вот она и рассчитала, где удобнее всего нас перехватить.
   – Кажется, ты не сильно этому рад, – удивился Дэн. Про Анжелику Тед всегда рассказывал много и охотно, брат с сестрой были очень дружны, несмотря на восьмилетнюю разницу в возрасте.
   – А чему тут радоваться?! Я сказал, чтобы она немедленно взяла билет на обратный рейс и не смела даже из космопорта выходить!
   – Почему?
   – Потому что ей всего восемнадцать, она только на прошлой неделе получила всегалактический паспорт и тут же свалила из дома! Папаша мне уже звонил, он в ярости: говорит, что это я Лику против семьи настроил и к себе сманил. Ну я его послал, конечно…
   – А-а-а, – понимающе протянула Полина, мигом простив приятеля за хамство и уши.
   После разговора с мамой ей тоже порой хотелось кого-нибудь убить, причем с особой жестокостью. Но мама «всего лишь» беспокоилась о благополучии ненаглядной дочурки, вынося ей мозг нотациями на тему «как выжить в открытом космосе, не потеряв здоровья, рассудка и девственности» (насчет последнего Полина скромно отмалчивалась). А родители Теда были потомственными фермерами, не мыслящими жизни за пределами маленькой терраформированной планетки с патриархальным укладом. Раз сын от них улетел – все, считай, умер.
   – Но настроение он тебе испортить сумел, – закончил за друга Дэн.
   – Еще чего! – огрызнулся пилот. – Слишком много ему чести. Я чисто за Лику волнуюсь: она же еще малая совсем, настоящей жизни не знает, ну куда ей из дома удирать? Ей же любой подонок может голову задурить!
   – А ты в каком возрасте удрал?
   – Какая разница? – слегка стушевался Тед. – Я же мужчина!
   – Ну, некоторых подонков это не останавливает, – фыркнула подруга.
   Пилот продемонстрировал ей увесистый кулак, намекая, что у мужчин есть более радикальное средство от злодеев, нежели житейский опыт.
   – Парня максимум ограбят или обдурят, а девчонке всю жизнь поломать могут.
   – Вы же мне не поломали! – В Полине взыграла женская солидарность. Правда, из-под маминого крыла девушка вырвалась лишь в двадцать два года, но, по ощущениям, реально повзрослела только за последние шесть месяцев. В космосе за один день можно больше опыта набраться, чем дома за год.
   – Тебе с нами просто повезло, – отмахнулся Теодор. – И ты в знакомую команду уходила, а она – в никуда! Нет уж, пусть валит домой, потом сама мне спасибо скажет.
   – Если ты все уже решил, то в чем тогда проблема? – с досадой сказала Полина.
   – Надо идти встречать, – уныло признался пилот.
   – Ты же сказал…
   – Можно подумать, она меня послушает! Но мы с ней поцапались, так что теперь как-то…
   – Стыдно? – ехидно предположила Полина.
   – Несолидно! Я же ей сказал, что не приду, а мужчина должен держать слово.
   – Как твой отец?
   – В смысле? – опешил парень.
   – Ну, ты говорил, что он поклялся не пускать тебя на порог, пока ты не раскаешься и не бросишь «мотаться по космосу, как бродячий сныс по помойке». Вот он и держит слово.
   Тед опасно засопел, но тут Дэн предложил:
   – Давай я ее встречу.
   – И я! – радостно подхватила Полина.
   – С чего бы это? – насторожился пилот, чуя в энтузиазме подруги какой-то подвох. – Это же моя сестра, а не какая-нибудь жаброкрылая крокозябра с Альтаира!
   – Очень интересно посмотреть на женскую версию тебя, – честно призналась девушка.
   – Ни фига подобного, мы даже не похожи! – возмутился Тед. – Ну разве что глаза одного цвета, а волосы – уже разного.
   – Так мне ее встретить? – терпеливо повторил киборг.
   – Ну… Ладно, встреть, – нехотя согласился пилот. – А то ведь не дождется и умотает черт знает куда, она такая!
   – «Ладно»! – проворчала Полина. – Вот и помогай тебе после этого.
   – Нет уж, ты сиди здесь! – торопливо возразил Тед. – А то еще сговоритесь с ней по дороге, мне тогда вообще хоть вешайся.
   Дэн, получив конкретный приказ, немедленно поднялся.
   – Каким рейсом она прилетела? Не успела еще умотать?
   – «Сорок семь – тринадцать». – Парню заметно полегчало, и хотя «спасибо» от него друзья так и не дождались, голос у пилота подобрел и повеселел. – Вряд ли, там какая-то заварушка при посадке произошла, копы придержали пассажиров и разбираются.
   – Авария?
   – Нет, Лика сказала – просто просматривают багаж и по очереди допрашивают. У нее только паспортную карточку проверили, какую-то ерунду спросили и отстали. Но из контрольной зоны почему-то никого пока не выпускают. – Тед заново, уже тщательнее запихал кучу на полку и заблокировал дверцу, хотя обычно этого не делал. Видимо, сестренка стеной не ограничилась бы. – Блин, одни проблемы от этой семейки… Пойду перед Станиславом Федотовичем извинюсь и пол помою, а то действительно как-то по-дурацки получилось.
   – Как обычно, – не удержавшись, съязвила Полина.
   Тед молча взял подругу за плечи и выпихнул из каюты вслед за напарником.
   Девушка напоследок оглянулась на шлем, и пилот понял, что раритеты надо не вешать на стену, а намертво к ней приваривать.
* * *
   Пассажирские суда принимал тот же космопорт, но внутреннего сообщения между секторами не было, только служебный тоннель, куда посторонних не пускали. Пришлось обходить комплекс городом, климат и атмосфера планеты это позволяли. Не всем, конечно, – центаврианские туристы столпились под навесом сувенирной лавки, не столько разглядывая кошмарных тряпичных кукол, сколько печально взирая на следующий тенек, до которого было больше ста метров. Этой расе и на Земле-то ярковато и жарковато, поэтому центавриане предпочитали посещать ее по ночам, но, увы, на Маяке магазины и рестораны работали только днем.
   Дэн успел как раз вовремя – из дверей выпорхнула высокая смуглая девица в алом плащике до колен и на высоченных прозрачных шпильках. На Теда она действительно была не похожа: длинные каштановые, как у Полины, волосы, острые подбородок и носик, тонкая изящная фигурка. Но выражение лица, взгляд и повадки говорили о родстве гораздо сильнее внешности. По голографиям это было незаметно, хотя Дэн пересмотрел их больше полусотни (для опознания хватило бы и одной, но ради спокойствия приятеля киборг покорно долистал альбом до конца).


   Девушка остановилась, посмотрела налево, направо. Поджала губки, не обнаружив брата, но тут же приняла решение и поволокла чемодан к ближайшему таксофлайеру.
   Рыжий перехватил ее у самой дверцы – к тайному негодованию водителя, уже чуявшего поживу.
   – Добрый день. Вы Анжелика?
   – А что? – мигом набычилась девушка, став вообще копией братца.
   – Я Дэн, напарник Теодора. Он попросил вас встретить.
   Даже самой храброй и самостоятельной девушке на чужой планете было не по себе, и, похоже, в душе Анжелика жутко трусила – а ну как Тед сдержит слово?! Во всяком случае, она мгновенно заулыбалась, выпрямилась и кокетливо поправила прическу.
   – Отлично! Где ваш флайер?
   – Тут недалеко, проще пешком дойти. Давайте чемодан.
   – Ерунда, он с антигравом. – Гостья покрепче стиснула ручку. Дэн про себя усмехнулся: Тед тоже нипочем не доверил бы свое добро незнакомцу. – А почему Тедди сам не приехал? Еще дуется?
   – Нет, капитанский приказ выполняет, – деликатно и почти честно ответил навигатор, оглядываясь на шум за спиной.
   Из дверей космопорта валила громко топочущая и возмущающаяся толпа: таможенники наконец нашли что искали или просто сдались и скопом выпустили остальных пассажиров. Навстречу им спешили заждавшиеся встречающие. Рейс был смешанный, из самых дешевых. Люди, авшуры и центавриане летели в одном тесном салоне и к концу полета были сыты друг другом по горло, а тут еще непредвиденная задержка. Кто-то картинно изображал перед мужем полуобморок, упрекая его в скупердяйстве, кто-то грозился написать жалобу руководству компании, хотя, судя по виду корабля, пассажирам следовало бы радоваться, что они вообще куда-то долетели. Трое центавриан, сгоряча выскочив на солнцепек, судорожно озирались по сторонам и возбужденно чирикали на своем языке, причем двое становились все голосистее, а один – все грустнее.
   Анжелика тоже обернулась, но ничего интересного не заметила, да и слух у нее был хуже, чем у киборга.
   – Мы еще кого-то ждем? – на всякий случай спросила она.
   Центавриане заметили обращенные на них взгляды, разом замолчали и уставились на парочку.
   – Нет. – Дэн отвернулся. Он не любил привлекать чужое внимание, даже инопланетное. Лишние вопросы, лишние проблемы. – Идемте, Анжелика. Нам туда.
   – Можно просто Лика, меня все так зовут, – отмахнулась девушка. – А Дэн – это сокращенно от Денис или от Даниэль?
   – От DEX-6. – Рыжий до середины развел застежку комбеза, показывая девушке печать на рубашке. В принципе он откликался и на Дениса, но так звали владельца украденных киборгом документов и «полным» именем навигатора пользовался только Станислав Федотович – когда на него ругался. Слышать это имя от кого-либо еще Дэну совершенно не хотелось.
   – А-а-а… – разочарованно протянула Анжелика, сразу потеряв интерес к спутнику.
   Дальше они шли молча, что Дэна полностью устраивало: можно понаблюдать за человеком в естественной обстановке.
   Теодор зря переживал – девица оказалась бойкая, такая сама подонку все зубы и ребра пересчитает. На шпильках она чесала быстро и уверенно, цокая каблучками, как молотком по гвоздям. На застежке плаща мелодично позвякивала декоративная подвеска – гроздь пластиковых перчиков и металлических бусин. Чемодан Лика так ни на миг и не выпустила, не забывая о нем, даже когда притормаживала перед витринами или замечала что-то интересное: экзотическое дерево, увешанное длинными спиральными стручками, величественно переползающего дорогу меракийца, памятник разноцветному клубку червей (что он означал в действительности, знали только аборигены). Было видно, что Лику распирает от впечатлений и желания ими поделиться, но не с киборгом же!
   Дэн ей не мешал. Спешить некуда, даже наоборот: у Теда будет больше времени, чтобы привести себя и корабль в порядок.
   Они уже завернули за последний угол, когда мимо пронесся флайер. Ладно бы просто воздушной волной обдал, но из окошка внезапно высунулась рука в длинной коричневой перчатке и вхолостую клацнула пальцами: Дэн успел схватить девушку за плечо и отдернуть в сторону, так что ущерб ограничился слетевшей туфлей и растрепавшейся прической.
   – Хренов лихач! – совсем по-Тедовому пробормотала Лика, выравниваясь.
   Дэн недобро посмотрел вслед флайеру. Если бы такой финт проделали с Полиной или другим членом команды, рыжий без колебаний подпрыгнул бы и залепил по машинке кулаком, оставив хаму на память дорогостоящую вмятину. Успел бы. Но полиция, которая всегда появляется не вовремя, могла придраться к киборгу за «немотивированную агрессию», а Лика вряд ли станет его отмазывать, скорее сама испугается.
   Флайер на всем ходу метнулся в проулок и сгинул. Девушка наклонилась за туфлей и, забывшись, недоуменно обратилась к DEX’у:
   – Чего он хотел-то?
   Дэн задавался тем же вопросом. Ни ожерелья, ни сумочки, которые можно сорвать, на Лике не было, а чемодан она тащила слишком низко, чтобы рука из флайера до него дотянулась. Втянуть девушку в окошко целиком тоже нереально, как и унести в кулаке.
   – Видимо, просто попугать. Глупая шутка.
   Тем не менее киборг обогнул Лику и ненавязчиво оттеснил ее к внутреннему краю тротуара.
   – Ага, – неуверенно согласилась девушка, но беспечно глазеть по сторонам уже не отважилась, пошла рядом с рыжим как приклеенная.
* * *
   Полина все-таки не утерпела и встретила гостью за воротами космодрома.
   – Привет! – радостно окликнула она издалека. – Так это и есть сестра нашего Теда? Он нам про вас столько рассказывал!
   – Ничего, я про него тоже расскажу, – пообещала Лика, и Дэн понял, что Теодор волновался не зря.
   Девушки заговорщически захихикали и тут же перешли на «ты».
   – Как долетела?
   – Терпимо, – храбро соврала Лика. – Я думала, хуже будет. Вот только таможня замучила: полтора часа в зоне досмотра продержали, а там даже бара нет! Может, остановимся у какого-нибудь ларька, пива возьмем?
   Дэн с Полиной переглянулись.
   – Не стоит, – торопливо возразила зоолог. – Наш капитан не любит, когда на борту пьют.
   – Ну и ладно, – легко согласилась Лика. – А против чая с печеньем он возражать не будет? Или у вас вообще не принято застолья устраивать?
   – Что ты, у нас все просто, по-домашнему, – заверила ее Полина. – Станислав Федотович будет рад с тобой познакомиться, он мировой дядька.
* * *
   «Мировому дядьке» тоже было очень интересно посмотреть на Лику, в чем он, разумеется, не признавался. Но девица, чей визит заставил Теда так быстро и качественно отдраить пультогостиную, внушала уважение и командирскую зависть. Станислав даже почувствовал себя слегка ущербным.
   – И она пролетела полгалактики, просто чтобы тебя навестить? Ни за что не поверю! – прозорливо заметил капитан.
   – Нет, – с досадой покаялся Тед. – Она хочет учиться в вузе.
   – Э-э-э… А разве на вашей планете их нет?
   – Есть, даже два – ветеринарный институт и сельскохозяйственная академия. Но эта коза, – Теодор произнес последнее слово почти с гордостью, – выбрала специальность контактера.
   – Ксенопсихологом хочет стать? – перевел с разговорного Станислав. – Ничего себе! Видать, бойкая девица.
   – Не то слово, – скривился Тед. – Она с детства всю эту фигню обожает, предки меня вечно ей вслух читать заставляли – сначала сказки и легенды народов мира, потом энциклопедии типа «Тысяча и один удивительный факт о других расах»… Потом, к счастью, сама буквы выучила – и стала меня уже пересказами изводить! Вот вы знаете, как определить пол центаврианина?
   – Ну-у-у… – замялся Станислав, смущенно почесывая затылок.
   – Не «ну», а по припухлостям на шее! Правда, убей не помню, у кого там какие, но Лика три основных и два дополнительных пола нипочем не перепутает, а у них же еще и обращение к каждому свое!
   – Честно говоря, я к ним всегда одинаково обращаюсь, – признался капитан. – Они вроде не обижаются.
   – Лика говорит: к нам по большей части мелкие торговцы летают, которых хоть жабой обзови, лишь бы бизнес шел. А для серьезных переговоров нужен опытный контактер, чтобы из-за лишнего чиха все псу под хвост не пошло.
   У Станислава как раз засвербело в носу, но он мужественно сдержался, только потеребил предательский орган пальцами.
   – И куда она собирается поступать?
   – Уже поступила. Сдала экзамены в общественном Центре тестирования, отправила документы в Асцеллский университет имени Рейнольдса, и ее зачислили.
   – Ого, так она не только бойкая, но и умная? АУИР – престижное заведение, туда абы кого не принимают… Погоди-ка, – спохватился Станислав, – Асцелла же в ста сорока световых годах отсюда!
   – Типа того, – уныло подтвердил Тед.
   – И, кажется, в другую сторону от вашей планеты?
   Пилот окончательно смутился, но объяснить ничего не успел.
   – А вот и мы! – радостно объявила с порога Полина. – Знакомьтесь, это Анжелика!
   – Мы знакомы, – проворчал Теодор, напуская на себя суровый и неприступный вид.
   Не помогло – сестренка с радостным визгом бросилась пилоту на шею, ради такого дела даже выпустив ручку драгоценного чемодана:
   – Тедди! Как я по тебе соскучилась!
   Парень обреченно заключил ее в объятия.
   – Ни фига себе ты вымахала! – не удержался он от изумленного возгласа. – Скоро выше меня будешь.
   – Я и так выше, – парировала Лика, приподнимаясь на носках.
   – Вначале шпильки обстриги, малая! – Брат покровительственно хлопнул ее ладонью по макушке, возвращая на землю.
   Лика в отместку стукнула Теда кулачком по груди и тут же получила звучный щелбан в лоб – похоже, подобный обмен любезностями был в этой семейке нормой, если не ритуалом.
   Дэн подтащил чемодан поближе и собирался, как всегда при чужих людях, улизнуть в каюту, но пилот метнул на него такой отчаянный взгляд, что навигатор передумал. Похоже, с прибытием Лики проблемы Теда только начинались.
   Гостье торжественно представили остальных членов экипажа, включая кошку. Последняя изобразила на морде крайнее омерзение, задрала хвост и величественно удалилась под стол, намекая, что единственная польза от гостей – это внеплановая трапеза. Хозяева оправдали ее ожидания: Полина побежала наполнять чайник, Дэн расставил посуду, а Лика вытащила из чемодана головку домашнего сыра и большой пакет с печеньем.
   – Мамины фирменные? – облизнулся Тед.
   – Нет, мои, – гордо возразила сестра и, развязав пакет, протянула парню нечто здорово смахивающее на ежеутренний Котькин дар, только размером побольше.
   – Э-э-э… Дэн, хочешь печеньку? – смалодушничал пилот.
   – Давай. – Напугать или отравить киборга было гораздо сложнее, а пахло печенье вкусно: ваниль, топленое молоко, орехи и уйма колотого шоколада.
   Дэн попробовал и одобрительно кивнул, но не успел приободрившийся Тед вытащить из пакета кусочек для себя, как Лика беспечно ляпнула:
   – Папа тоже недавно двух киборгов купил, на ферме работать. Жрут, правда, много, зато вкалывают за пятерых и платить им не надо.
   Дэн задумчиво посмотрел на надкушенную печеньку, но возвращать ее Лике не стал. Энергетические потребности киборгов выше человеческих, и обижаться на констатацию этого факта не имело смысла.
   Зато Теодор оскорбился за двоих – побагровел, набычился и сдавленно пробурчал:
   – Ты… того… повежливее! Это мой напарник и друг, между прочим!
   Похоже, Лика знала брата как облупленного: и когда можно с ним поцапаться, и когда лучше уступить, причем немедленно.


   – Извини, – смущенно сказала она, со вновь вспыхнувшим интересом присматриваясь к рыжему. – А ты правда DEX? Что-то не похож.
   – Слишком безобидный? – уточнила Полина. За минувшие три месяца Дэн «отожрался» почти до нормы, но на машину смерти все равно не тянул, оставшись обманчиво-худощавым, а джинсы и свободная рубашка скрывали четко прорисованную мускулатуру.
   – Нет, симпатичный, – наивно призналась Лика. – Я думала, боевые киборги здоровенные и страшные, чтобы их еще издалека бояться начинали. А ты ничего так!
   Дэн, помедлив, улыбнулся в ответ. Девушка его забавляла. А еще больше – Тед, напряженно ждущий, чем еще «повеселит» команду его сестренка. Лицо пилота стало совсем страдальческим, особенно когда за стол подсел Станислав.
   Первые полчаса чаепития прошли мирно: гостья и команда присматривались друг к другу, обмениваясь пристрелочными репликами. Лика отчаянно бравировала, пытаясь казаться взрослой, серьезной и уверенной, но обмануть не получилось даже Михалыча, снисходительно ухмылявшегося в бороду. Впрочем, когда речь зашла о ксенопсихологии, девчонка принялась так деловито сыпать терминами, что ее почти не поняли, но зауважали.
   Наконец Станислав отставил пустую кружку и откинулся на спинку стула вполоборота к гостье, намекая, что его внимание безраздельно принадлежит ей.
   – Анжелика, а что твои родители думают насчет обучения в АУИРе?
   – Я совершеннолетняя! – торопливо перебила девушка. – Могу паспортную карточку показать.
   – Верю, – махнул рукой капитан. – Я не о том. Асцеллский университет – престижное и достойное учреждение, но недешевое.
   – Меня на бесплатное приняли, – похвасталась Лика. – И даже общежитие предоставили. А на билет я сама скопила: из карманных денег откладывала и контрольные для одноклассников делала, а иногда даже студенческие курсовые! Вот не понимаю – зачем с таким трудом поступать в вуз, чтобы там халявить? Только места занимают, да и специалисты из них потом никакущие.
   – Может, родители заставили, – понимающе предположила Полина. – Я тоже мечтала работать ксенозоологом, а мама уговорила пойти в НИИ микробиологии: дескать, престижнее, спокойнее…
   – А моя меня на ветеринара пихала, – злорадно припомнила Лика. – Типа будет у нашей скотины бесплатный доктор, да и нас заодно подлатает, если что. И какая работа, шутишь?! У нас же – чтоб его! – родовое поместье, священная земля предков аж в двух поколениях! На ней до конца жизни за еду вкалывать пришлось бы.
   – Ой, это ты в нашем НИИ не работала, – отмахнулась Полина. – Там даже на еду не хватало!
   – И почем нынче контрольные? – не дал увести себя от темы капитан.
   – Десять – пятнадцать единиц, – пожала плечами Лика, ломтик за ломтиком скармливая сыр урчащей, как шредер, кошке. – Постоянным заказчикам скидка.
   Станислав уважительно присвистнул:
   – Это сколько же ты их сделала, чтобы на билет до Асцеллы хватило, да еще с пересадкой?
   – А билет у меня только досюда, – легкомысленно сообщила Лика.
   – Что?! А дальше как?
   – Фигня, до начала занятий еще два месяца, найду какую-нибудь подработку и буду ждать скидочного рейса или вообще автостопом.
   Вениамин закашлялся – слишком членораздельно для залетевшей не в то горло крошки.
   – У нас тут один уже полетал автостопом, – перевел Станислав. – Потом месяц подрабатывал на плантации у рабовладельцев.
   – Ну я все-таки чуток разбираюсь в людях, – самоуверенно заявила Лика. – Не пропаду.
   – А брат не может одолжить тебе на билет? – осуждающе поинтересовался капитан.
   Окончательно деморализованный Теодор нарисовал в воздухе скользящую петлю и изобразил свое в ней удушение.
   – Не-е-е-е, – решительно помотала головой Лика. – Я Тедди сразу сказала, что денег у него не возьму, пусть даже не смеет предлагать! Разве что вы меня немножко подвезете – он говорил, вы тоже в ту сторону летите…
   – Так, – сказал капитан, выразительно глядя на пилота. – А давай-ка мы на минутку выйдем?
   – Конечно, Станислав Федотович, – обреченно пробормотал Тед, вылезая из-за стола.
* * *
   Капитан довел Теодора до своей каюты, открыл дверь и молча пропустил его вперед. Пилот немедленно забился в самый дальний угол и виновато ссутулился. Учитывая, что Тед был на пару сантиметров выше Станислава, да и вообще парень не мелкий, капитану стало смешно, но ради поддержания авторитета он сурово сдвинул брови, устрашив пилота еще больше.
   – И когда ты собирался мне это сообщить?
   – Никогда! – клятвенно заверил Тед. – Я ей сразу сказал, чтоб даже не надеялась, никуда мы ее не повезем. Пусть автостопом летит, как собиралась!
   – Красивая восемнадцатилетняя девушка с полупустым чемоданом и пустой кредиткой? – Братской гиперзаботливостью Станислав не страдал, но был реалистом.


   – А давайте вы уговорите ее вернуться домой? – с надеждой попросил парень.
   – Тед… – Станислав положил руку ему на плечо, заглянул в глаза и проникновенно сказал: – Ты сам-то еще по родителям не соскучился? Взял бы отпуск, навестил их, с отцом помирился. А то нехорошо как-то, они же тебя столько лет растили, заботились, добра желали – просто по-своему…
   – Вы че, рехнулись?! – забыл о субординации Тед, отскакивая от капитанской ладони, как от раскаленного утюга.
   – Нет, просто порепетировал, – невозмутимо объяснил Станислав.
   – Н-да, дохлый номер, – с сожалением признал пилот. – Не вернется. Станислав Федотович, честное слово, я тут ни при чем! Ну да, она расспрашивала меня о ближайшем рейсе, но я думал, что чисто для трепа. А тут бац – и здрасьте вам!
   Капитан выдернул из комма вирт-окошко с трассой – глянуть, на что рассчитывала юная нахалка. Разумеется, маршрут еще пять раз поменяется: например, придется скакнуть на три световых года к Пасынку, чтобы доставить феромоны. Но ключевые точки, куда транспортник уже набрал заказов, останутся неизменными.
   – Мы могли бы подбросить ее до Гаммы Стрельца, оттуда до Асцеллы всего семь световых лет, можно даже прямой рейс найти. Теоретически, разумеется.
   Капитан и пилот помолчали, разглядывая виртуальную паутину космических дорог. Потом Тед сцепил пальцы перед грудью и вполголоса взмолился:
   – Станислав Федотович, я отработаю!
   – Да не в этом дело! – поморщился капитан. – Мы же зареклись возить пассажиров, помнишь?
   – Но это не пассажир, а моя сестра!
   – Ага, сегодня сестра, а завтра Полина маму притащит.
   Собеседники синхронно содрогнулись.
   – Если мы ее не возьмем, она действительно пойдет и постучится в соседний корабль, – сокрушенно вздохнул пилот. – Даже не сильно расстроится, я ее знаю! Вечно с меня обезьянничает.
   – Что, ты тоже автостопом до пилотской академии добирался?
   – Не-а, «зайцем», в грузовом отсеке. Но Лика побоялась две недели сидеть впотьмах, питаясь трюмными крысами.
   – А ты питался?!
   – Еще чего! – осклабился пилот. – Я рюкзак с консервами взял. К тому же меня уже на второй день нашли, ввалили и отправили на кухню проезд отрабатывать. Но надо ж было выпендриться перед малявкой!
   – Вот и довыпендривался, – устало упрекнул Станислав.
   – Я-то тут при чем? Она сама!
   – А кто ей наш маршрут сдал?
   – Это разве секрет? – удивился Тед.
   – Хуже – коммерческая тайна, – со значением сказал капитан.
   Парень недоуменно моргнул, и Станислав спохватился, что буквально пару часов назад собственноязычно выложил последнему заказчику и куда они направляются, и кто им какие ценные грузы доверил, причем это слышали все проходящие мимо трапа.
   Но пилот сейчас был не в том положении, чтобы указывать капитану на его промашки.
   – Так подбросим ее, а? – с надеждой спросил он.
   Станислав туманно хмыкнул. Не то чтобы он категорически возражал против пассажирки или хотел поизмываться над Теодором, но родственники, друзья и соседи – такой народ, что сдаваться им без боя ни в коем случае нельзя. Они это уже с Вениамином проходили: в какую бы компанию злосчастный доктор ни попадал, к нему тут же выстраивалась очередь из жаждущих халявного диагноза, рецепта, справки или – самое ужасное – пространной беседы с живописанием загадочных симптомов, после которой пациенту сразу легчало, а Веньке плохело. Хуже того: у приятелей потом находились свои приятели, передававшие друг другу весть о дармовом медосмотре. Даже бывшая жена не гнушалась знакомых подсылать, и капитан вечно подшучивал над другом, что скоро к нему начнут приходить со словами: «Здравствуйте, я к вам по рекомендации вашего старого врага, не могли бы вы по знакомству меня полечить?» Сам Вениамин, правда, терпеливо нес крест Гиппократа, никому не отказывая (если не удавалось спастись бегством), но Станислава такое потребительское отношение к другу раздражало и обижало.
   – Значит, так, – наконец постановил он. – Анжелика может полететь с нами, но только в виде исключения и за твой счет – минус сто единиц из зарплаты. Я ей об этом не скажу, а ты на будущее будь осторожнее в своих геройских фантазиях. Знаем мы тебя: небось наплел девчонке, что на тебе весь корабль держится, куда хочу – туда верчу!
   – Да нет, Станислав Федотович, что вы! – отвел глаза парень, подтверждая: знают.
   – И, разумеется, вся ответственность за ее поведение на борту на тебе, и уборка до самого прибытия – тоже, – безжалостно добавил капитан.
   – Заметано, – так поспешно согласился пилот, что Станислав понял – продешевил.
* * *
   – Капитан его там убивает? – шепотом спросила Лика с недостойным любящей сестры любопытством. Прошло уже десять минут, а Тед со Станиславом еще не вернулись.
   – Не похоже, – разочаровал ее Дэн, методично таская печеньку за печенькой. – У людей слишком низкий болевой порог, они при этом обычно кричат.
   – А может, уже убил и потихоньку избавляется от расчлененки? – предположила Полина.
   – Вариант, – согласился киборг, не уточняя его вероятность.
   Лика неуверенно хихикнула, но, поскольку остальные продолжали молча прихлебывать чай, прислушиваясь к зловещей тишине в коридоре, во взгляде будущей студентки засквозило беспокойство. Кажется, до нее начало доходить, что ей тут, конечно, рады, но помимо печенья не помешало бы захватить к столу немножко совести.
   – Вы не думайте, я не хочу никого напрягать, – решительно сказала она. – Нет так нет, буду своим ходом добираться. Но вдруг в вашей команде не хватает ксенопсихолога?
   – Навигатора в ней не хватает, – сокрушенно сообщил Вениамин: тема была больной.
   – Как же вы тогда летаете? – удивилась Лика.
   – У нас есть отличная навигационная программа, она еще ни разу нас не подводила. – Доктор выразительно посмотрел на Дэна. – Но работать приходится на свой страх и риск, потому что страховка распространяется только на корабли с полным экипажем. И планеты, которые подписали договор «О стандартизации экипажей малых космических судов коммерческого назначения», отказываются выпускать нас с космодромов.
   – Как же вы выкручиваетесь? – сочувственно спросила девушка.
   – Находим безработного навигатора и авансом платим ему стандартную месячную ставку – при условии, что тут же его уволим. Главное – транспортную лицензию продлить.
   – А почему бы не заставить его работать, раз уж наняли? – не поняла Лика. – Жалко ж денег.
   – Кому работать, у нас есть, – отмахнулся Вениамин. – А основная часть зарплаты – проценты от дохода и премии, так что ее хватает на двоих.
   – И на двойной паек, – лукаво добавила Полина.
   Дэн невозмутимо взял последнюю печенинку.
   – А липовые документы купить? – не задумываясь предложила Лика. – Раз заплатил за диплом навигатора – и свободен!
   – Что ты, милочка, это же противозаконно! – Доктор с укоризной посмотрел на смутившуюся девушку. – К тому же мы приценивались, каждый месяц по госставке платить – дешевле выходит.
   Лика обернулась и встрепенулась: в пультогостиную входили «убийца» с «расчлененкой».
   – Ну, что мы пропустили? – как ни в чем не бывало спросил Станислав, усаживаясь на место.
   – А мы? – Лика так сердито уставилась на капитана, что тот растерялся, не сообразив, что девушка просто беспокоится за брата – живого, но подозрительно красного и всклокоченного.
   Тед ее заботу не оценил.
   – Ты летишь с нами, – проворчал он. – В должности уборщицы. Идет?
   Станислав осуждающе кхекнул. Пилот ответил ему невинным взглядом: «Я же обещал отвечать за уборку, а не заниматься ею!»
   Лика просияла, прижала кулачки к груди и затараторила, подпрыгивая на стуле:
   – Спасибо-спасибо-спасибо! Я вам совсем не помешаю, честно! И убираться буду, и готовить, и вообще помогать чем смогу!
   – Насчет готовки я тебя за язык не тянул, – ухмыльнулся брат, при этом триумфально глядя на Станислава.
   «Ладно, – решил капитан, – пусть сами между собой разбираются, лишь бы в итоге чисто и тихо было».
   – Мы вылетаем завтра утром, – уже вслух сказал он. – Если кому еще надо что-то в городе, то советую поторопиться.
   Команда переглянулась и замотала головами. Все сувенирные ларьки они уже облазили, на обзорную экскурсию слетали, привезенный груз сдали, новых контрактов не предвиделось, а просто шляться по пыльному пеклу никакого удовольствия.
   – Можем хоть прям щас стартануть, – предложил Тед, опасаясь, как бы капитан не передумал – или сестричка не отмочила что-нибудь, не совместимое с его добротой. – Какая разница – утро, вечер? В космосе один черт темнотища.
   – У нас же график, – с сожалением возразил Станислав, которому унылая пастораль Маяка тоже поднадоела. Но потом спохватился: ведь он сам себе хозяин, а здешний космопорт не настолько перегружен, чтобы взлетные «окошки» были расписаны на неделю вперед. – Хотя действительно, чего тут рассиживаться? Маша, установи связь с диспетчерским центром! Будем переоформляться.
* * *
   Как Станислав и думал, проблем с переносом старта не возникло. Через тридцать семь минут взлетная команда – пилот, навигатор и капитан – сидела за пультами, а остальной экипаж разбрелся по каютам, дожидаясь конца обратного отсчета. Проверка всех систем уже завершилась, и Тед лениво щелкал тумблерами и переставлял бегунки, постепенно увеличивая нагрузку на двигатели.
   Роль капитана при взлете ограничивалась созданием торжественной атмосферы да тайным ритуальным гаданием на корабельной библиотеке: задал случайный поиск, развернул текст и выхватил взглядом пару строк – «предсказание» на этот полет. Глупость, конечно, но забавная.
   На сей раз жребий судьбы пал на допотопные «Основы конного туризма». Станислав пролистнул пару страниц, любуясь красавцами-скакунами, но зачем кому-то по доброй воле на них влезать, так и не понял. Это же животное, мало ли что ему в башку стрельнет – закусило удила и понесло! А там хоть ты хлыстом его, хоть загадочными «шенкелями» – бесполезно.
   Корабль медленно оторвался от грунта и стал набирать высоту. Над городами Тед взлетал очень аккуратно – велик риск натолкнуться на излишне самоуверенного флайериста или кобайкера. Пролет над космодромами запрещен, но это лихачей и притягивало. Тед в юности тоже таким грешил, но, перейдя во «вражеский лагерь», со стыдом обнаружил, что девяносто процентов несостоявшихся аварий – заслуга корабельных пилотов, с матюгами притормаживающих и пропускающих идиотов. Причем не из сострадания, а от нежелания отскребать их с обшивки.
   Пока команда чаевничала, небо затянуло тонкими растрепанными облачками, почти дымкой, сквозь которую оставшийся внизу город казался утонувшим в тумане. Зато над ним так ярко светило белое солнце, что об истинной температуре за бортом можно было догадаться только по иглам инея в краях иллюминаторов.
   – Снизу, – предупредил Дэн, но Тед и сам по радару видел: к транспортнику, предостерегающе помигивая сначала зеленым, а потом желтым, быстро приближался кружочек чужого судна.
   – Какого черта? – возмутился пилот, когда стало ясно, что это не полиция или иная спецслужба, а маршрутный центаврианский катер типа «тарелка», упрямо прущий на транспортник. – Эй ты, раззява! Возьми на сотню метров правее!
   Призыв на общей частоте остался без ответа. Кружочек покраснел, к участившемуся миганию добавился тревожный писк.
   Тед подскочил в кресле, насколько позволили страховочные ремни, а приземлился не иначе как на шприц с адреналином.
   – Ах ты, жаба оборзевшая! – взревел он, резко выкручивая штурвал.
   Транспортник тряхнуло, но гораздо слабее, чем при столкновении. Тарелка пронеслась так близко к иллюминаторам, что Станислав рефлекторно отшатнулся, а Дэн даже сумел рассмотреть невозмутимую зеленую морду центаврианского пилота.
   – Тебе что, глаза залепило?! Щас протрем!
   Но чего он точно не ожидал – что с виду неповоротливый, груженный под завязку грузовик с необычайной ловкостью и скоростью развернется, врубит двигатели на полную катушку и пойдет на таран.
   – Тед!
   Капитанский голос утонул в нарастающем реве: корабль еще не вышел из атмосферы и многослойная обшивка успешно противостояла трению, но не сопровождающему его шуму.
   Учитывая габариты, вес и прочность обоих судов, у транспортника был неплохой шанс уцелеть в столкновении, зато тарелка гарантированно модифицировалась бы в глубокое блюдце, а то и салатницу. Она меленько затрепетала, будто от страха, а на самом деле экстренно разогревая турбины, и перед самым носом «Космического мозгоеда» сиганула вертикально вверх.
   – Ага!!! – триумфально заорал Теодор, по-акульи описал вокруг этого места широкий круг, разжигая аппетит, и бросился в погоню.
   Основной двигатель у маршрутки был слабенький, зато маневровых – целых шесть. Поняв, что бегством от возмездия не уйти, центаврианин перешел на зигзаги и перепады высот. Транспортник успешно их повторял – с небольшим запозданием, но на прямой тут же наверстывал потерянные метры.
   – «Космический мозгоед», «Аллаитарисс», что там у вас происходит?! – донесся сквозь помехи встревоженный голос диспетчера. Корабли носились над космодромом, как спаривающиеся ястребы, распугивая прочих «птиц».
   Видя, что ситуация окончательно вышла из-под контроля, Станислав отстегнул страховочные ремни и поднялся, собираясь урезонить пилота вручную. Но вместо этого замахал руками, пытаясь устоять на ногах, и победоносно уехал на них к противоположной стене, впечатавшись в нее спиной: полностью сгладить такой крутой вираж гравикомпенсаторы не смогли.
   – Тед!
   У диванчика ног было четыре, поэтому он держался на них куда увереннее: радостно взбрыкивая, доскакал до стенки, игриво боднул Станислава в живот и пополз обратно – корабль вильнул в другую сторону. Капитан попытался воспользоваться моментом и все-таки добраться до пилота, но в шаге от цели пол накренился вправо и Станислава унесло к обеденному столу. Стол был привинчен к полу и подобных миграций себе не позволял, но отнесся к капитану очень жестко. Мимо проехала отчаянно орущая кошка на диванной подушке, словно полярник на отколовшейся льдине.
   – Тед!!!
   – Может, хватит? – подал голос и Дэн. Киборг не то чтобы опасался за себя и корабль, но происходящее за спинками кресел начало его слегка смущать.
   – Не-е-ет! – мстительно процедил Теодор, подавшись вперед и мертвой хваткой вцепившись в штурвал. – Дураков надо учить!


   Злосчастная тарелка и так драпала что есть протонов. Мимо Станислава снова проехала кошка, уже слегка охрипшая. За ней веселой толпой пробежали стулья.
   – Теодор, мать твою!!!
   Пилот и это пропустил мимо ушей, но тут тарелка нырнула под слишком низкий для транспортника мост и с другой стороны не вылетела: зависла под перекрытием, слегка выпирая по краям.
   – Слабак! – презрительно бросил Тед.
   Пол наконец выровнялся, и плясавшие на нем предметы застыли как в детской игре «Море волнуется – раз, море волнуется – два…». Вздыбленная кошка тут же всосалась под диванчик и продолжила материть пилота оттуда.
   Станислав был с ней солидарен, вот только с подбором слов замешкался.
   – Ах ты… бешеный жеребец! – ляпнул он неожиданно для себя самого.
   Теодор предпочел бы услышать такой эпитет от девушки, ибо в капитанском голосе не было ни восхищения, ни нежности, а лишь завуалированное обещание превратить его в мерина. Тем не менее раскаяться пилот и не подумал.
   – Этот … чуть в нас не врезался! – оскорбленно завопил он, тыча пальцем в логово подлого труса.
   Станислав посмотрел на Дэна. Тед тоже, однако киборг, не дрогнув, сказал правду:
   – Не врезался бы, а задел по касательной, ободрав обшивку по левому борту. Вероятность серьезных повреждений при исходном курсе на данных скоростях была крайне мала.
   Пилот обиженно запыхтел, но друг еще не закончил:
   – Хотя все равно пришлось бы садиться, вызывать ВАИ и оформлять протокол, а потом еще несколько дней ремонтом заниматься. А у нас груз и сроки поставки.
   Станислав не сомневался, что о грузе Тед думал в последнюю очередь (если вообще о нем вспомнил). К счастью, датчики показывали, что прицеп по-прежнему составляет компанию кабине, а его содержимое не рассыпалось тонким слоем по площади в пятьсот квадратных километров.
   – Ну хорошо, увернулся ты от него, а потом?!
   – А потом я увлекся, – честно сказал Тед. – Будет знать, как со мной связываться!
   Станислав понял, что дальнейшие воззвания к совести пилота бессмысленны. Она пребывала в полной гармонии с его характером и убеждениями.
   – Выводи корабль на орбиту, – сурово распорядился капитан, возвращаясь в кресло. – А потом наведешь тут порядок – сам! – и проверишь груз. Каждый ящик и каждое крепление, ясно? Составишь список и отчитаешься мне по каждому пункту. Если что-то разбилось или сломалось, вычту из твоей зарплаты. И если штраф за твои художества придет – тоже.
   – Как будто оно от столкновения не разбилось бы, – проворчал приунывший пилот.
   – Твоя задача – сохранить груз, а не угробить его наиболее оригинальным способом, – отрезал Станислав. – Так что как ты там говорил? «Дураков надо учить!»
* * *
   «Космический мозгоед» благополучно вынырнул из червоточины в трех световых годах от Маяка и лег на курс к первой станции гашения. В ближайшие пятнадцать часов корабль в управлении не нуждался – если, конечно, не случится какой-нибудь, цензурно выражаясь, форс-мажор.
   Тед уныло переходил от контейнера к контейнеру, ставя в планшете плюсики. Хрупкие грузы он проверил в первую очередь, остальное можно отмечать не проверяя – разбить одежду или консервы сложно. Но пилот решил, что сегодня не его день, поэтому лучше забаррикадироваться от судьбы в укромном месте.
   С белковыми брикетами тоже все было в порядке. Парень опустил брезент и повернулся к кубическому ящику зловещего вида – черному, без признаков стыков и замков, с ярко-красными символами на боковой грани. Тед навел на нее камеру планшета, и смышленая техника мигом распознала и перевела загадочные знаки на интерлингву: «Перед употреблением взболтать».
   Пилот криво ухмыльнулся и поставил ящику три плюса.
   – Тедди, ты там? – неуверенно окликнула Лика от дверей.
   – Ага, – нехотя отозвался парень.
   – К тебе можно?
   – Угу…
   – А свет можно включить?
   – Включай. – Самому Теду вполне хватало тусклого окошечка планшета. Как выглядит груз, он и так помнил.
   – А как?
   Пилот тихонько зарычал и хотел рявкнуть: «Ты что, сенсора не видишь?», но вспомнил, что сенсоров там два – второй, в красной рамке, для аварийного сброса груза.
   – Зеленая кнопка справа от двери.
   – Ой…
   – Что?! – Тед резко развернулся к выходу, готовый драпать туда со всех ног, если сестричка успела выбрать кнопку самостоятельно.
   – Споткнулась… Чертовы каблуки! – смущенно пояснила Лика, и в следующую секунду грузовой отсек затопило жгучим белым светом.
   Теодор зажмурился, заслонился рукой.
   – Надо было просто коснуться, а не жмакать со всей силы! Тогда мощность постепенно нарастала бы.
   Пока парень промаргивался и протирал глаза, Лика подошла к нему, уважительно посматривая по сторонам. Некоторые грузы впечатляли как размером, так и формой – например, денебцы делали контейнеры в виде усеченных октаэдров. Хочешь – ставь, а хочешь – аккуратно перекатывай; с кубической и шарообразной упаковкой такого не провернуть. Впрочем, шары тут тоже были – собранные в сеть под потолком; если присмотреться, становилось ясно, что это не она их там удерживает, а они ее. Антигравитационные авшурские сферы позволяли по максимуму использовать пространство грузового отсека.
   – А почему ты в темноте сидел?
   – Энергию экономил, – соврал Тед, возвращаясь к работе. Про его временную слепоту сестра не знала – парень побоялся, что она не сдержится, расскажет маме, и та примчится в реабилитационный центр кудахтать: «Вот, доигрался, а мы же тебя предупреждали!» Ему тогда и без того паршиво было.
   – Как там предки? – будто между делом спросил он.
   – Нормально. – Голос Лики предательски дрогнул. Она была привязана к родителям, особенно к матери, сильнее брата, и разрыв дался ей куда тяжелее. – По уши в хозяйстве, как всегда. Наверное, если бы утром свиньи от голода не завизжали, меня до сих пор никто не хватился бы.
   – А про меня они ничего не говорили?
   – Э-э-э… Нет, – виновато призналась Лика.
   – Ну и отлично. – Теодор размашисто черканул в планшете.
   Девушка помялась рядом и, не дождавшись других вопросов, огорченно сказала:
   – По-моему, ты мне совсем не рад.
   – Нет, что ты! – Тед смущенно повернулся к Лике, втайне радуясь, что у нее нет Дэнового детектора лжи. Пилот действительно любил сестру, но она была из «той» жизни, и что делать с Ликой в этой, он решительно не знал. – Просто ты такая… взрослая. Непривычно.
   – Ты тоже не мелкий, – захихикала девушка. – Влетело от капитана, да?
   – Нам просто нужны новые гравикомпенсаторы, – проворчал Тед. – Тогда он такой ерунды даже не заметил бы. Всего-то пара виражиков…
   – Станислав Федотович тебе и за это всыпал? – Вообще-то Лика имела в виду свое внезапное вторжение на борт.
   – Все нормально. – Тед снова насупился. – Разберусь.
   – Конечно, – серьезно подтвердила сестра. – Не дрейфь, не перескочим – так снесем!
   – Эй, обычно это я тебе говорил! – опешил парень. – Когда ты приходила в меня реветь.
   – Ну я же выросла, – лукаво напомнила Лика. – Теперь ты можешь пореветь в меня. – Девушка призывно похлопала себя по груди.
   – Размечталась, малявка! Хотя… – Теодор присмотрелся повнимательнее. – Сиськи у тебя ничего такие выросли!
   – Дурак! – Сестра возмущенно выпятила грудь, показывая товар «лицом». – Они не «ничего», а суперские! Круче, чем у Василисы из параллельного!
   – Это которой ты с пятого класса завидовала?
   – Ха! С девятого – уже она мне.
   – Н-да? Ну-ка дай заценю… – Тед в шутку протянул руку, но нахалка увернулась и с хохотом и визгом понеслась по проходу, дробно стуча каблучками.
   Брат за ней не погнался, только топнул вслед, чтобы не расслаблялась, и усмехнулся. Не так уж сильно сестренка и изменилась!
   Пожалуй, он все-таки был ей рад.
* * *
   Измученная дорогой Анжелика проспала до позднего вечера и вообще-то собиралась до утра, но организм рассудил иначе. Девушка поворочалась, полежала с открытыми глазами, надеясь, что им надоест пялиться в темноту, потом сдалась и вытащила из чемодана читалку. Раньше Лика никогда не летала на космических кораблях, да и вообще всего несколько раз ночевала вне дома, у подруг или родственников. А тут – вначале два дня болтанки в компании сотни незнакомых людей и инопланетян, с круглосуточно горящим светом и полетными, нераскладывающимися креслами вместо кроватей, а теперь тихая, чистая, но непривычно маленькая и пустая каюта. Через несколько страниц Лика почувствовала себя так, будто она в больничном изоляторе, прикованная к постели и очень-очень одинокая. К тому же ничего из прочитанного она не запомнила, пришлось дважды вернуться к началу книги, после чего Лика признала свое поражение. Попытка развлечься фильмом закончилась тем же. В какой-то момент Лике вообще захотелось расплакаться и побежать к Тедди за утешением, но гордость пересилила. К тому же девушка не знала, где его каюта, а нарваться на сурового капитана или странного киборга-навигатора совсем не хотелось.
   В конце концов Лика все-таки не выдержала и вышла из каюты – просто прогуляться по кораблю, отвлечься и спокойно его рассмотреть, чтобы потом не приставать к команде с глупыми вопросами, где тут холодильник или утилизатор.
   Разведка провалилась уже на стадии пультогостиной: над обеденной зоной горел свет, а сидящая за столом Полина изображала Золушку, старательно разбирая по двум жестяным банкам кучу белого и голубого бисера. Маленький откидной столик в каюте для такой масштабной работы не годился.
   – Привет, – смущенно помахала ладонью Лика. – Не помешала?
   – Нет, что ты! – обрадовалась компании Полина. – А чего ты не спишь? Все в порядке?
   – Ага, – грустно подтвердила Лика. – Просто уже выспалась… Ну или типа того. Помочь?
   – Давай, если не боишься.
   – Чего? – Девушка присмотрелась и с удивлением поняла, что дырочек в «бисеринках» нет.
   – Это яйцевые капсулы хищных центаврианских гельминтов, – пояснила Полина. – Используются для борьбы с сорными моллюсками. Я хотела посмотреть, чем первый сорт отличается от высшего, и случайно уронила обе банки.
   – Эмм… А перчатки ты не хочешь надеть?
   – Зачем? После того, как я их веником с пола сметала, им уже все равно.
   – А нам?
   – Мы же не моллюски! С тем же успехом можно опасаться дождевых червяков, личинок мух, рыбьих пиявок… – Зоолог глянула на побледневшую девушку и сжалилась: – Впрочем, тут уже чуть-чуть осталось, давай лучше просто поболтаем!
   Лика только сейчас заметила прикорнувшего на диванчике навигатора и перешла на шепот:
   – А мы ему не помешаем?
   – Нет, – успокоила ее Полина. – Дэн подо что угодно спать может, а с его слухом громкость разговора значения не имеет.
   Лика все-таки постеснялась повышать голос.
   – Они с Тедди правда такие друзья?
   – Конечно, разве брат тебе о нем не рассказывал?
   – Рассказывал, но как о человеке. – Лика насупилась и уязвленно пробормотала: – Я думала, он мне больше доверяет…
   – Может, просто боялся, что звонок или письмо перехватят, – предположила Полина. – Ни полиции, ни «DEX-компани» почему-то не нравятся слишком самостоятельные киборги, у нас уже куча проблем из-за этого была. И ты тоже лучше не распускай язык, хорошо?
   – За кого ты меня принимаешь? – обиделась Лика. – Тедди другом абы кого не назовет, да я и сама вижу, что Дэн на обычного кибера совсем не похож… А прикольно было бы его протестировать! – неожиданно предложила она. – Ну, оценить общий уровень развития, поглядеть структуру личности, а может, и психопрофиль составить.
   – Попробуй, – с сомнением согласилась Полина. – Только учти, Дэнька обожает прикидываться идиотом. Он тебе такого наотвечает, что волосы дыбом встанут!
   – Психолога трудно обмануть, – храбро заявила Лика. – Я по результатам пойму, какие ответы выбиваются из общей картины.
   – Уверяю тебя, выбьются все! – Зоолог высыпала в банку очередную пригоршню голубых капсул и для разнообразия принялась отбирать белые. – А кем ты после института работать собираешься?
   – Еще не знаю, – пожала плечами Лика. – На третьем курсе начнется специализация и распределение по факультетам, тогда и решу.
   – А какие варианты?
   – Теоретическая ксенопсихология, дипломатическая и врачебная. Но на теоретическую я точно не хочу, – скорчила гримаску девушка. – Слишком скучно. Я лучше в атташе пошла бы или частную практику открыла – ксеноюридические консультации и психологическая реабилитация людей, пострадавших от контактов с инопланетянами…
   – Это которых летающие тарелочки похищали?
   – Нет, таких быстренько к обычным психиатрам перенаправляют, – усмехнулась Лика. – Центавриане уже сто лет людей не воровали, а для настоящих жертв наше правительство выбило такую компенсацию, что они не страдали, а радовались. Я имею в виду травмы, возникающие из-за незнания психологии, логики и обычаев инопланетян. Вот, например, известный случай, его даже в билеты на вступительном экзамене внесли: транспортный корабль потерпел аварию на пустынной планете, выжили двое – человек и инсектоид-денебец. Ну, стащили они уцелевшие вещи в одну кучку, пересмотрели и пригорюнились: еды и воды от силы на неделю, а спасатели хорошо если через две сюда доберутся. Денебец деловито интересуется, какого пола его «напарник». Тот на эмоциях брякает: «Баба, разве не видно?!» Инсектоид молча подбирает длинный осколок металла, с размаху втыкает в основной нервный узел и мгновенно дохнет. У денебцев, видишь ли, жизнь самки ценится намного выше и самопожертвование трутней – норма.
   – Брр… – передернулась Полина. – А человек-то в итоге выжил?
   – Ага, так до сих пор в дурке и сидит. В твердой уверенности, что он женщина, причем инсектоидянка. Сработал защитный механизм психики, оправдание неверного, пусть и невольного поступка. Теперь фиг его разблокируешь!
   – Ой да, у нас тоже недавно ТАКОЕ случилось! – всплеснула руками зоолог, чуть снова не опрокинув банки. – Взяли на борт двух меракийцев, а они через неделю выметали икру и умерли, представляешь?
   – Хочешь об этом поговорить? – проникновенно поинтересовалась Лика.
   – Честно говоря, нам от этого контакта больше геморроя было, чем страданий, – смутилась Полина, разравнивая по столу очередную кучку «бисера». – Но ты права, денежная компенсация – лучший антидепрессант! Кстати, где ты тот шикарный красный плащик взяла? Давно о таком мечтаю.
   Лика ничуть не удивилась: для девушек даже самый неожиданный перескок темы на одежду, косметику и парней неизменно был «кстати».


   – Правда нравится? – оживилась она. – А мне что-то не очень. Цапнула сгоряча на распродаже, а потом рассмотрела поближе и расстроилась. Он меня полнит.
   – Да ну, разве что совсем капельку… И это тебя совсем не портит! – поспешно добавила Полина.
   Но Лика тут же сбегала в каюту, притащила плащ и решительно сунула Полине:
   – Примерь, вдруг тебе больше подойдет?
   – Ты же меня сантиметров на пять выше!
   – Ну и что? Размер-то примерно одинаковый.
   Плащик действительно сел на Полину как родной. Если он ее и полнил, то зоологу это только шло.
   – Вот и забирай, – обрадовалась Лика.
   – А ты?
   – У меня еще джинсовка есть, на крайняк байку у Тедди отожму.
   – Нет, я так не могу, – возмутилась Полина. – Сколько он стоит?
   – Ерунда, тринадцать единиц по скидке.
   – Всего-то?! Мне за него и двадцать не жалко!
   Девушки немного поторговались, и десятку Полина Лике все-таки впихнула, «чтобы хорошо носился».
   – Только подвеску отдай, – спохватилась студентка. – Она не от плаща, а, хи-хи, против сглаза. У нас такие в каждой лавчонке продают, местный сувенир. Не то чтобы я в это верила, – поспешно добавила Лика, – но прихватила на память.
   – Конечно. – Полина и сама первым делом отцепила бы назойливо бренчащую безделушку, к тому же дешевый амулетик успел облупиться и выглядел не ахти. – А что на вашей планете еще интересного есть? Тед о ней как-то неохотно рассказывал.
   – Да потому что ничего интересного и нету, – фыркнула Лика, возясь с тугой защелкой амулета. – Терраформант, используется только экваториальный пояс, где климат потеплее и постабильнее. Сплошные поля на сотни километров, пастбища, несколько городов, а в основном хутора или фермерские поселки… Тоска зеленая!
   – Почти слово в слово, – захихикала Полина.
   – Не-е-е, Тедди обычно крепче выражается, – рассмеялась и Лика. – Ой, чуть не забыла, у меня же в чемодане та-а-акое есть!
   – Еще один пакет с печеньем?
   – Круче! – заверила студентка. – Сейчас принесу.
* * *
   Теодор с порога заметил, что в пультогостиной подозрительно весело – как будто перед его приходом кто-то рассказал неприличный анекдот и слушатели только-только отсмеялись, раскраснелись и остаточно подхихикивают.
   Причем этот анекдот был про пилотов.
   – Я что-то пропустил? – громко спросил парень.
   – Нет-нет, мы просто завтракаем, – заверил Станислав, почему-то избегая смотреть Теду в глаза. – Присоединяйся.
   Парень насторожился, но допытываться, с чего капитан так подобрел (может, просто выспался?), не рискнул, а подошел к дымящемуся чайнику. Рядом стояла кружка с уже заваренным пакетиком, черная со звездочками и надписью белым маркером: «Тед, не наглей!» Пилот неумолимо протянул к ней руку, собираясь, как уже не раз бывало, присвоить результат трудов напарника, но в последний момент почему-то передумал.
   – Ну ты зараза! – вырвалось у него. Киборг наполнил чашку вровень с краями и, кажется, даже с горкой. Взять ее, не расплескав, было нереально, отхлебнуть – слишком горячо.
   Дэн захлопнул крышку утилизатора, вернулся к столу, небрежно поднял кружку и, подмигнув раздосадованному приятелю, унес за свой пульт.
   Полина снова расфыркалась, и Тед подозрительно спросил:
   – Чем вы тут с Ликой полночи занимались? Хохотали так, что у меня шлем на стене трясся!
   – Ничем, – пожала плечами девушка. – Болтали, мерились гардеробами, смотрели картинки… В детстве ты был таким милашкой! Особенно на той голографии, где на горшке и с соской, помнишь?
   – Помню, – побагровел парень. – А тебе, если жизнь дорога, советую как можно быстрее ее забыть, ясно?!
   – А ту, где в обнимку с плюшевым мишкой, можно помнить?
   – Нет! – От догадки, что Лика приволокла с собой полный семейный альбом, Теду стало совсем нехорошо. – Дэн, что у нас с посадочными данными?
   – Все готово. – Навигатор глотнул чая и, когда пилот повернулся к своему экрану, невозмутимо добавил: – Тедди.


   Слушать оказалось интереснее, чем спать, и альбом они смотрели сначала втроем, потом вчетвером, а пятому и шестому самые удачные кадры показали утром.
   Теодор понял, что окружен бесстыжими мерзавцами, которых он опрометчиво считал своими друзьями.
   – Где эта поганка?!
   – Да вон же. – Полина недоуменно показала на Котьку, намывавшуюся на столе – как раз на злосчастном широкоформатном планшете в кожаной обложке «под старину».
   – Нет, я про большую, на шпильках! – Пилот бесцеремонно выдернул планшет из-под кошки, с оскорбленным мявом прыснувшей в сторону.
   – Еще спит, наверное.
   Полина ошиблась: Лика успела не только проснуться, но и умыться, причесаться и даже сделать легкий макияж, чтобы выглядеть прилично в малознакомой еще компании. В итоге неприличной почувствовала себя компания: и Станислав в майке, тренировочных штанах и косо сидящей фуражке, и Вениамин в нежно-зеленом махровом халате, и босой, с утра особенно всклокоченный Михалыч.
   – Зачем ты это сделала?! – тут же подскочил к сестре Теодор.
   – Что? – опешила та, пошатнувшись на шпильках.
   Парень выразительно потряс перед ее лицом планшетом.
   – О, вот он где! – обрадовалась Лика, аккуратно беря альбом за верхние углы и вынимая у брата из рук. – А в чем проблема-то? Я ж не абы кому его показывала, а твоим друзьям.
   – Вот именно!
   – Это же всего лишь детские снимки. – Сестра недоуменно почесала левое плечо.
   – Если бы я хотел, то сам их показал бы!
   – А что в них такого плохого?
   – А чего все тогда ржут?!
   Команда честно попыталась сделать серьезные лица, но стало только хуже. На одной из голографий маленький Тедди с точно таким же видом лупил погремушкой по голове какого-то родственника, стоически изображавшего умиление.


   – Мы же не со зла, – попыталась оправдаться самая совестливая Полина. – Просто… Ты там такая трогательная бусечка, ы-ы-ы… – Зоолог была еще и самой смешливой.
   Пилот затравленно выхватил у сестры альбом.
   – Ну погоди, – прошипел он. – Вот заведешь себе парня, притащишь со мной знакомить, и я ему тоже много чего про тебя покажу!
   – Ой-ой-ой, было бы чего бояться! – Лика тем не менее занервничала. – И вообще, не собираюсь я его с тобой знакомить, вот еще!
   – А с кем? С папашей, что ли?
   Сестра прикусила губу, словив удар ниже пояса, и мигом ответила тем же:
   – Да на фига мне вообще ваше благословение сдалось? Вами обоими парней только распугивать, в такую семейку ни один нормальный человек добровольно не сунется!
   Тед сжал кулаки, будто собираясь треснуть ее на самом деле, но вместо этого шумно выдохнул, ушел к пилотскому креслу, плюхнулся в него и демонстративно развернулся к залу спинкой.
   Поле боя осталось за Ликой. Правда, вкус у победы был гаденький, и девушка попыталась сделать вид, будто ничего особенного не произошло. Она снова почесала плечо, уже с остервенением, и жалобно сообщила:
   – Кажется, меня ночью блоха укусила.
   – Где ты ее нашла? – удивился Вениамин.
   – Наверное, от кошки подцепила.
   – Не может быть! – возмутилась Полина. – Я ей только что новый антиблошиный ошейник купила! К тому же тогда чесался бы Станислав Федотович, Котька обычно с ним спит.
   – Я жесткий и невкусный, – отшутился капитан.
   – Значит, это был клоп, – не стала спорить Лика.
   – Клопов у нас тем более нет, – обиделся уже Станислав.
   «Клоповниками» в космофлоте пренебрежительно называли корабли запаса, куда ссылали самых никчемных вояк под командование старперов, чтобы они отслужили свой срок и вымелись из армии, не успев ее опозорить.
   – А ты уверена, что тебя именно укусили? – заинтересовался Вениамин. – Ну-ка покажи, может, это простой прыщик.
   Лика послушно закатала рукав. Доктор долго разглядывал припухшее красное пятно, которое девушка успела расчесать до размеров сливы, и наконец постановил:
   – Да, похоже на укус. Может, тебя еще на лайнере какая-нибудь дрянь цапнула?
   – Может, – не стала спорить Лика. – Там гадючник тот еще был, в столовой конкретно мышами пахло – правда, фиг поймешь, из углов или от пайков. Но вчера вроде ничего не чесалось.
   – Аллергическая реакция иногда развивается только на вторые-третьи сутки. – Вениамин сходил к аптечному шкафу и выдал девушке тюбик с антигистаминной мазью. – Главное, не чеши, а то еще сильнее раздует! Если до завтра лучше не станет, приходи в медотсек, сделаем тщательный анализ.
   – Хорошо. – Лика добросовестно намазала пятно и опустила рукав. – О-о-о, мне уже лучше! Сразу зудеть перестало.
   – Значит, точно укус, – успокоился доктор. – Может, на всякий случай обработаем корабль от паразитов? По инструкции это положено проделывать раз в три месяца.
   – Да, не помешает, – рассеянно согласился Станислав, присматриваясь, чем там занимается Тед. Вроде бы делом: через час-другой пилоту предстояло взять управление на себя, выводя корабль на орбиту планеты, и парень просматривал данные по атмосфере, гравитации и точке высадки, выстраивая план действий. Впрочем, на Хаммасур (в просторечии – Болото) они уже залетали и даже завели там парочку постоянных (и, капитан надеялся, довольных) клиентов, так что проблем возникнуть не должно.
* * *
   К моменту посадки заклятые родственнички не то чтобы помирились, но успешно спустили ссору на тормозах и общались как ни в чем не бывало. Альбом, правда, Тед так и не вернул, а когда Лика попыталась тишком вытащить компромат из-за спины увлеченного пилотированием брата, фамильная реликвия переместилась под зад, а потом вообще под замок в каюту.
   Садиться пришлось в пелену облаков, сплошную и такую толстую, что Лике стало жутковато: летим и летим, а они все не кончаются, только чернеют! Как будто сейчас внезапно – БАЦ! – и земля. Когда транспортник наконец из них вынырнул, девушка вздохнула с облегчением: внизу оказался космодром типовой планировки. Поднаторевшая в перелетах команда уже знала, что это означает цивилизацию, отстающую в техническом развитии. Космодром отстраивали наемные спецы – либо на деньги местных властей, либо в рамках проекта «Единая Вселенная», спонсируемого ООМ[2]. Смысла оригинальничать они не видели, аборигенам что угодно покажется инопланетным чудом, а в этом проекте идеально сочетались цена – качество – удобство.
   Транспортник опустился на грунт очень мягко, хотя в этом было больше заслуги грунта, чем Теда.
   – Болото! – поморщился пилот, с чувством выполненного долга откидываясь на спинку кресла. – Надеюсь, на этот раз нам нормальную площадку выделили, выгружаться не через аварийный шлюз придется?
   – Они же извинились, – напомнил Дэн. Особенности здешнего климата периодически вносили коррективы в план космодрома. – К тому же тогда мы попали на Хаммасур в сезон ливней.
   Лика озадаченно посмотрела в иллюминатор, на Теда, снова в иллюминатор, но так и не поняла, почему брат не улыбнулся шутке. По стеклу сплошным потоком бежала вода, словно корабль поливали из шланга.
   – Ну что, парни, за грузом и на выход? – бодро поинтересовался Станислав.
   – А может, подождете, пока дождь закончится? – наивно предложила студентка, и на этот раз засмеялся не только Теодор, но и все остальные.
   – Долго ждать придется. – Капитан снял фуражку и вытащил из ячейки легкий скафандр с шлемом.
   Тед с Дэном сходили в грузовой отсек за тремя продолговатыми, рельефными и лаково блестящими футлярами, напоминающими куколки метровых жуков. Как аммы, обитатели Хаммасура, их делали, Станислав не знал и спрашивать не хотел – вдруг действительно потрошили несчастных насекомых ради сумок, как земляне когда-то – крокодилов. Хотя упаковка, надо признать, была удобная, легкая и непромокаемая, а три широкие лямки позволяли тащить ее как в руках, так и на спине.
   Полину никто не звал, но она радостно бросилась в шлюзовую камеру впереди всех.
   – А можно мне с вами? – сделала умоляющие глаза Лика.
   – Конечно. – Собственно говоря, у капитана вообще не было необходимости в эскорте, восемьдесят четыре килограмма мог донести и один Дэн. Но лучше выгулять команду сейчас, под присмотром, чем копить ее дурную энергию, пока не рванет. Безвылазно сидеть в корабле неделями умел только Михалыч, похоже, считавший себя частью двигателя. Вениамин и то смотрел на уходящих с завистью.
   Мужчины вскинули футляры на спину. Этот груз был только затравкой – плата за его доставку перелет не окупала, зато взамен «Космическому мозгоеду» обещали доверить большую партию кла-клота, местного аналога жемчуга.
   – Шлемы не открываем, все помнят? – Станислав опустил щиток и перешел на внутреннюю связь.
   – Ага, – смущенно подтвердила Полина, делая то же самое.
   – Ядовитая атмосфера? – опасливо уточнила Лика.
   – Нет, просто гадостная. А вообще дышать можно, если что. – Тед сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, проверяя работу фильтра, и удовлетворенно кивнул. – Выходим!
   Снаружи все оказалось не так грустно: дождь сыпал обильно и непрерывно, но хандру не нагонял. Сквозь тучи даже умудрялся пробиваться солнечный свет – не в прорехи, которых команда не заметила ни сверху, ни снизу, а словно просачиваясь между каплями влаги. Растениям его вполне хватало, космодром окружала пышная сочная зелень.
   – Как будто в запотевшей теплице стоим, – точно подметила Полина. – Ой, а вот и дождевой червячок ползет!
   Космолетчики поспешно расступились, пропуская «червячка» и ловчую бригаду с сетью. Само по себе огромное беспозвоночное не представляло угрозы, но могло попасть под приземляющийся корабль и, трагически погибнув, превратить посадку в танец на двухстах литрах слизи.
   Полина с интересом наблюдала за погоней, болея, разумеется, за червяка. Лика же во все глаза уставилась на ловцов.
   – Впервые вижу живых аммов, – восхищенно прошептала она. – К нам они никогда не прилетали.


   – На чем им летать-то? – скептически отозвался Тед. – Они пока даже велосипед не изобрели.
   – С таким климатом он им еще долго не понадобится. – Станислав прикинул, с какой стороны удобнее обойти лужу, и в итоге пошел вброд.
   Аммы были типичными земноводными с голой скользкой кожей, холодной кровью и перепонками между пальцами, но напоминали скорее выдр, чем тритонов, – из-за шоколадного окраса, прямоугольной черепной коробки и пучка пышных вибрисс. Ходили они на более коротких и кривых задних лапах, забавно повиливая плоскими хвостами, а при необходимости, казалось, могли легко побежать на всех четырех. За научно-техническим прогрессом аммы действительно не гнались, но философски принимали ввозимый, быстро сориентировавшись в реальной стоимости своих товаров и наладив торговлю со звездными купцами.