Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В Токио втрое больше ресторанов, отмеченных в «Гиде Мишлена», чем в Париже.

Еще   [X]

 0 

Ласточки не опускаются на землю (Жван Ольга)

автор: Жван Ольга

И снова Лизе предстоит сделать выбор. Свобода или клетка золотая, быть любимой или любить безответно, учиться или обучать? Почему одновременно все не умещается на одной плоскости, почему она падает, не успев взлететь?

Убегать от одного порога, чтобы прибиться к другому, а потом убегать снова. В поисках гармонии? Пытаясь сочетать несочетаемое? Но, похоже, она знает ответ! Это – жажда приключений, вулкана эмоций и чувств. Может быть, ей нужен сам процесс поиска и не для того, чтобы найти что-то, а только для того, чтобы узнать, что ей не подходит и искать снова. Пробовать и наслаждаться новыми формами, видами, дорогами… и мужчинами.

Год издания: 2015

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Ласточки не опускаются на землю» также читают:

Предпросмотр книги «Ласточки не опускаются на землю»

Ласточки не опускаются на землю

   И снова Лизе предстоит сделать выбор. Свобода или клетка золотая, быть любимой или любить безответно, учиться или обучать? Почему одновременно все не умещается на одной плоскости, почему она падает, не успев взлететь?
   Убегать от одного порога, чтобы прибиться к другому, а потом убегать снова. В поисках гармонии? Пытаясь сочетать несочетаемое? Но, похоже, она знает ответ! Это – жажда приключений, вулкана эмоций и чувств. Может быть, ей нужен сам процесс поиска и не для того, чтобы найти что-то, а только для того, чтобы узнать, что ей не подходит и искать снова. Пробовать и наслаждаться новыми формами, видами, дорогами… и мужчинами.


Ольга Жван Ласточки не опускаются на землю

Ласточки не ходят по земле…
Ласточки живут совсем иначе
В мире наступающей весны,
В мире, окружающем удачей.
Ласточки не ходят по земле,
Это им, наверное, не нужно,
Ведь они всю жизнь играют вне
Обещаний, приземленных будней…
Ласточки не ходят по земле…

Глава 1
   Приехав на очередное интервью, Лиза столкнулась с вежливой, но абсолютно непреклонной секретаршей, которая отказалась доложить о приходе журналистки, потому как ее директор, а по совместительству, хозяин компании, находился в данный момент времени на срочных и чрезвычайно важных переговорах. И когда эта встреча закончится, никто не знал. По поводу Лизы она получила инструкцию проводить ее в другой конференцзал и обеспечить нескучное времяпрепровождение. Поскольку понятие «нескучное» Лизы и девушки, по имени Света, кардинально отличалось одно от другого, Лиза, воспользовавшись моментом, объяснила, что ей необходимо, как следует подготовиться к интервью с таким серьезным и занятым человеком, как Сергей Викторович, и попросила принести ей кофе с коньяком. Сама же погрузилась в рассматривание литературы, которая по идее должна была помочь скоротать время ожидания.
   На самом деле, Лизе предложили стопку глянцевых журналов. Она уже очень давно не читала никаких журналов, кроме того, в редакции которого работала. А поскольку ожидать, видимо, предстояло еще достаточно долго, девушка решила занять себя их разглядыванием, потому как текста, при чтении которого можно было включать мозг, она на его страницах не обнаружила. А вот фотографии и в самом деле были изумительные – хвала фотошопу. Яркие цвета, идеальные тела. Лиза невольно залюбовалась.
   С некоторыми из позирующих девушек она была знакома лично. Почти все они были приятными, милыми, немного закомплексованными, мучающимися от реальных и придуманных недостатков, при этом, будучи абсолютно уверенными в том, что в любом случае, они намного красивее всех остальных.
   Сама Лиза не зацикливалась так сильно на своей внешности, хотя пару раз ее приглашали позировать для иллюстрации к статьям, и она поняла, что работа фотомодели – занятие утомительное. Ей очень тяжело давалось «включение» искрящихся глаз со счастливым горящим взглядом, особенно после трех с половиной часов перед вспышками. Единственное, чего ей тогда хотелось – это смыть тушь и тональный крем, закрыть глаза, чтобы, наконец, исчезли блики, развалиться на диване в удобной позе и перестать улыбаться… Но в любом случае, этот опыт оказался ей полезен и привел к серии статей на тему: «Почувствуй себя героем «легкой» профессии». Где она примеряла на себя роль фотомодели, манекенщицы, дегустатора, продавца в дорогом бутике и в автосалоне, секретаря и даже курьера и сторожа.
   На самом деле, мысль о том, что легкая работа – это та, которая лишена физической и умственной активности, наводила на Лизу тоску, потому что сама она бездействовать долго не могла. Наверное, поэтому ожидание клиентов в полупустом бутике, при том, что даже чтение какой-либо литературы было запрещено, показалась ей самой сложной работой в мире. Вывод напросился сам собой, легкая работа – это та работа, которую делает кто-то другой.
   К счастью окружающих, у Лизы в последнее время появлялось очень много разных идей, и Наталья Ивановна – главный редактор журнала, начала передавать их в работу другим журналистам, потому что сама Лиза перестала справляться с таким количеством различных рубрик. Поначалу девушка старалась успеть все сама, но быстро от этой идеи отказалась, порадовав остальных талантливых, но не таких изобретательных, как она сама, журналистов издательства.
   Лиза была искренне рада отказаться только от одной рубрики, той, которая была связана с историческими моментами, для которых требовались консультации Егора. На самом деле они иногда продолжали видеться в издательстве, куда он приходил для консультаций других журналистов. Иногда они сталкивались друг с другом в коридоре, иногда он заходил к ней выпить кофе. Через какое-то время они полностью прекратили общение, поскольку каждый разговор, так или иначе, переходил на тему: «А помнишь, когда мы были вместе…». Это была та тема, которую Лиза обсуждать была не готова. А Егор не мог от ее упоминания удержаться.
   Занятая собственными мыслями, девушка и не заметила, как пролетело почти два часа. Поняв, что ожидание может тянуться бесконечно, Лиза решила больше не тратить свое время и, согласовав со Светой перенос встречи на следующее свободное окно в расписании Сергея Викторовича, отправилась по своим делам. Полдень следующей пятницы ее вполне устраивал.
* * *
   Зима, наконец, решила проститься с любимым городом девушки, позволив скинуть его обитателям теплые одежды. И Лизе захотелось выйти прогуляться в обеденный перерыв, потому что раннее весеннее солнце игриво заглядывало в окна, создавая совершенно нерабочую атмосферу.
   Не так давно начался второй этап обучения НЛП, и Лиза с нетерпением ждала этих поездок, этого процесса погружения в знания. За три месяца перерыва она уже успела основательно соскучиться за группой, многие ученики которой продолжили обучение вместе с ней; за атмосферой другого города, где ничто не может отвлечь от новой информации и новых впечатлений; за поездками с Марком, которые, несмотря на их совместное проживание, всегда давали возможность оставить повседневность где-то позади.
   Останавливаясь в большом развлекательном центре под названием «Сити», на верхних этажах которого сдавались апартаменты, они с удовольствием гуляли после занятий Лизы по берегу Днепра, ужинали в одном из многочисленных ресторанчиков, если было настроение, прогуливались по магазинчикам, покупая приглянувшиеся вещи, иногда ходили в кино… Но больше всего им нравилось покупать в соседнем супермаркете любимое шампанское Лизы и продолжать вечер вдвоем – подальше от посторонних глаз…
   За эти несколько месяцев, которые они жили вместе, отношения их изменились. Удивление и восхищение сменились каким-то пониманием друг друга, хотя для таких сложных людей, какими были они оба, процесс этот был слегка болезненным, и, судя по всему, не закончился. В любом случае, как два умных и любящих человека, они всегда успевали договориться еще до того, как возникал реальный конфликт.
   Лиза и раньше догадывалась, что успешный руководитель, которым являлся Марк, не мог быть по определению слишком спокойным и мягким, однако все равно некоторая жесткость суждений неприятно ее удивляла. Как любая женщина, она умела уступать, но далеко не каждый раз. Хотя, когда ей не хватало мотивации, она вспоминала, как красиво он оградил ее от всех своих семейных проблем, которые решил самостоятельно, приняв решение и полную ответственность за него. Лиза была ему искренне благодарна, потому что думать о том, что она могла являться причиной краха чьей-то семьи, было бы для нее мучительно.
   В любом случае, они пока еще слишком дорожили своими отношениями, чтобы позволить чему бы то ни было их разрушить.
   Солнце обещало наступление еще большего тепла, и Лиза, забывшая, как обычно, солнцезащитные очки на своем рабочем столе, шла беспрестанно щурясь. Нырнув, наконец, в зал кафе, она с радостью дала своим глазам отдохнуть. Лера уже ее ждала. Андрей уехал на три месяца в Германию по рабочему контракту, и его девушка плохо переносила это вынужденное расставание, стараясь найти в Лизе необходимую ей поддержку. Впереди им предстояла свадьба, к которой Лера вынуждена была готовиться одна. Лиза, учитывая свою занятость и слабый интерес к организации празднеств, помочь подруге могла только своим вниманием и разговорами. На большее она не претендовала. Лера в свою очередь не пыталась ее об этом просить.
   – Привет, дорогая, – первая заметила подругу Лера.
   – Привет, дорогая, – эхом отозвалась Лиза. Это было их стандартное приветствие, своеобразный ритуал, который, как было известно психологам, дарил ощущение некоторой стабильности обеим. В конце концов, мы постоянно окружаем себя каким-то подобием ритуалов, которые повторяем изо дня в день, и это является вполне нормальным явлением.
   Коротко рассказав о том, как проходит подготовка к свадьбе и как дела у Андрея, Лера вдруг загрустила. Лиза отчетливо видела, что причина не только в том, что ее жених далеко в это непростое время, но решила не задавать лишних вопросов. Она понимала, что нужно просто немного подождать, пока Лера найдет нужные слова и сможет начать рассказ. Так и произошло.
   – У тебя не бывало ощущения, что ты делаешь что-то неправильно? – спросила Лера подругу.
   – Ну, у каждого периодически бывает такое ощущение, – осторожно ответила Лиза.
   – А вот у меня такое в последнее время постоянно происходит, – вяло начала объяснять Лера и замолчала.
   Лиза понимала, что девушка волнуется перед серьезным событием и при этом не чувствует достаточной поддержки Андрея, несмотря на долгие часы телефонных разговоров. Тем более, что он сам находится в стрессовой ситуации: чужой язык, новый коллектив… Он устает, и у него просто-напросто не остается сил на такт, чувствительность и поддержку. Лиза все это понимала, но заменить своего друга для его невесты не могла. Поэтому решила ограничиться банальными объяснениями, наподобие тех, что в такой важный для женщины момент вполне нормально переживать, сомневаться и т. д. и т. п.
Глава 2
   – Возьми паспорт, – Марк разбудил девушку звонком, уехав на работу почти с рассветом.
   – Хорошо, – непроснувшаяся Лиза даже не стала уточнять, для чего именно нужен ее паспорт, и, положив трубку, продолжила смотреть сны. Благо времени до ее подъема было еще полтора часа.
   Впрочем, паспорт она не забыла и в обеденный перерыв уже стояла с сумочкой у двери издательства, в ожидании Марка, который вскоре подъехал.
   – У нас по плану два места, так что надо поспешить. Ты голодна? – скороговоркой проговорил Марк практически без интонации так, как будто он просто читал пункты плана с листа.
   – Да, – ответила честно Лиза. Несмотря на недостаток времени, она все же считала правильным сказать, что не успела позавтракать и в самом деле была очень голодна.
   – Окей, заедем в «Тринити», перекусим по быстрому.
   Этот ресторан восточной кухни Лиза обожала. Готовили там вкусно, еду приносили быстро, обстановка была уютной, музыка приятной, поэтому возражений с ее стороны не было никаких.
   После короткого обеда, Марк позвонил куда-то подтвердить встречу и, быстро выйдя из кафе, направился решительным шагом в сторону машины. Удивленная его немногословностью Лиза отправилась следом. Через двадцать минут они притормозили у какого-то здания. Из него вышел улыбчивый молодой человек с плоским футляром в руках и сел к ним в машину на заднее сиденье. Содержимое футляра Лизу удивило, там были кольца, очень похожие на обручальные. Точнее, это и были обручальные кольца.
   – Выбирай, – спокойно сказал Марк девушке. Лиза примерила несколько колец и остановила свой выбор на одном из них.
   – Ок, – Марк вышел из машины одновременно с молодым человеком и рассчитался с ним. Вернувшись за руль, он молча тронулся.
   Лиза, по-прежнему вопросов не задавала, хотя уже начинала догадываться, что эта поездка имеет гораздо большее значение, чем она предполагала.
   Следующим пунктом был ЗАГС. Быстро подав заявление, пара покинула здание также молча, как и вошла в него. Свадьба была назначена через две недели. Девушка не очень представляла, как можно организовать это мероприятие за столь короткий срок, и как Марку удалось договориться сократить ожидание с месяца до двух недель. Но на самом деле она была удивлена и немного растеряна. Они говорили однажды о свадьбе, но разговор был неконкретным и чисто гипотетическим, как казалось Лизе, и не предполагал назначения точной даты и времени бракосочетания. С другой стороны, она любила этого мужчину, и у нее не было причин отказываться, если уж он этого хотел. Именно такими мыслями развлекала себя по дороге на работу девушка, сидя рядом с Марком, который также молча периодически гладил ее по руке. Только его слегка дрожавшие пальцы выдавали волнение, которое он мастерски скрывал от всех остальных.
* * *
   Получалось, что не только Лера выходит замуж, но и сама Лиза. И что самое интересно, этот факт не вызывал в ее душе столько волнений и сомнений, как у подруги. Может быть, просто натура у самой Лизы была другая. Сейчас ей было чем себя занять, кроме досужих размышлений на всякие придуманные психологами темы. По идее она должна была сильно волноваться, оценивать свой предыдущий опыт, мечтать о будущем. Девушку же интересовал совсем другой вопрос.
   До свадьбы оставалось слишком мало времени, и Лиза понимала, что не успевает придумать, какой сделать Марку подарок. Сложно выбрать что-то для того, у кого уже все есть. Чувствуя в сердце прилив нежности, за которым обычно следовало рождение стихотворных строчек, Лиза открыла вердовский файл. И ее осенило. Вот это и будет ее подарком. Все те строки о нем, в которых она смогла выразить свою любовь к нему, все свои надежды и страхи, мысли и мечты, чувства и желания. Все было там. В одном файле, в котором больше года девушка сохраняла в стихах все мысли о нем… о Марке… Она сделает сборник стихов, о которых он никогда не знал.
   Поискав в интернете, Лиза нашла частную маленькую типографию в своем городе, связалась с хозяином и доверила обложку профессионалу, объяснив на словах, что это будет за сборник, и в каком ключе работать. Несмотря на то, что она работала в издательстве, которое могло предоставить ей эти же услуги, она решила не афишировать в родном офисе свои планы.
   Наткнувшись на строки, о которых она давно забыла, Лиза замерла. Написанные ею же самой слова возвращали ее в прошлое, полное ожидания… и не только…

Как же я к тебе хочу
Прижиматься среди ночи…


   Лиза улыбнулась. Да. Когда-то она этого ждала, украдкой наслаждаясь случайными прикосновениями…

Мысли плавно перетекают
Из одной головы в другую.
Я тебя очень сильно люблю
И уже почти не ревную.


   Это она написала уже после. После того как признала реальность происходящего…

Я наполняю тебя своим теплом,
Я это умею.
Я отдаю по крупицам себя
И ничего не жалею…


   Вообще же в этом файле была вся история. Ее история. Понимающий поэзию человек легко бы проследил по этим строчкам все изменения ее чувства, от зарождения, сомнения, неверия, страха до принятия. Лиза улыбнулась еще раз. Забавно, что Марк навряд ли сможет это понять, но ему все равно должно быть приятно.
   Следующие строки Лизу немного удивили. За ними совсем не угадывался образ Марка.

Я бы хотела просто стереть между нами границы.
Я бы хотела в небо взлететь и успеть возвратиться…

   И тут девушку осенило, эти строки она посвящала Егору в тот период, когда еще верила в то, что у них может получиться… или не получиться… Мысль о том, что она могла подарить Марку стихи, написанные другому, бросила Лизу в дрожь. Быстро стерев четверостишье, она внимательно вчиталась в следующее.

Я прикосновения твои улавливаю дыханием,
Заворожено слежу за движениями твоих пальцев.
Я выдержу все твои истины, кроме прощания,
Лишь потому, что я – просыпаюсь раньше…

И улыбаюсь, когда чувствую твое отражение
В моих влюбленных в закат глазах.
Еще совсем недавно было сражение,
В котором ты побеждать всегда будешь рад…


   Оказалось, это было не единственное творение, адресованное Егору. Впрочем, и прощание и все другие истины она принять оказалась готова. Старательно удаляя лишнее, девушка формировала одну единственную историю, в которой было только два участника: она и Марк.
   Кажется, читая то, что написала, Лизе предстояло удивляться и дальше. Откуда взялись в ней такие странные и несвойственные ей жертвенность и смирение, тоска и одухотворенность она не понимала.
   – Видимо и в самом деле любовь одухотворяет, – шепотом проговорила сама себе Лиза и стерла еще один стих.

Я желаю тебе добра,
Даже если болит душа.
Я желаю тебе тепла,
Даже если дарю не я.


   Читая дальше, Лиза рассмеялась, строчки были пророческими.

Я хочу, чтоб ты вошел в мою дверь
Так, как будто это делал всегда.
За порогом оставляя метель,
За порогом оставляя года…


   Мечты иногда сбываются… Именно под новый год, зимним вечером Марк появился на ее пороге. Воспоминания вызвали новый прилив теплоты в душе Лизы…

   Просмотрев еще раз все свежим взглядом и, стерев несколько совсем уж пессимистичных, отправила оставшееся в типографию по электронной почте. Оставалось ждать. За четыре дня редактор обещала выполнить работу, предварительно согласовав обложку с автором. Этот сборник стихов будет существовать в единственном экземпляре.
   Когда речь зашла о названии, ничего путного в голову девушке не пришло, поэтому она просто написала «О тебе… Для тебя…». Решив переделать название, если в течение пары дней у нее возникнет какая-то стоящая идея. До свадьбы оставалось две недели. Лиза так и не поняла, как Марк договорился ускорить процесс бракосочетания в ЗАГСе и, собственно, зачем было так торопиться. Но она уже знала, что иногда лучше для всех просто не задавать лишних вопросов. Что она и намеревалась сделать.
* * *
   Кольца были, ресторан – тоже, список гостей решили сократить до минимума, вписав в него только самых близких, которых оказалось около сорока человек. Марк сам подобрал ведущего свадьбы. В общем, он сделал все, чтобы девушке не нужно было о чем-либо беспокоиться. Кроме платья… Этот вопрос не был решен. Девушка не хотела белое платье и фату, а в магазинах предлагали именно такие: белые как зефирки с такими же пушистыми белыми вениками на голову. Шить платье у модельера девушка тоже не очень хотела, потому что не любила бесконечные примерки, иголочки и булавочки, обсуждения особенностей фигуры и видения дизайнера-модельера. Она любила увидеть вещь, надеть на себя и пойти дальше, а не стоять часами перед зеркалом в мучительном ожидании момента, когда же, наконец, бесформенные куски ткани, заколотые на ней, превратятся в одежду. Тут Марк ей помогать не собирался. Он уехал в командировку на три дня, оставив ее самостоятельно решать этот вопрос.
   Позвонив сестре, Лиза отправилась с ней еще раз по магазинам в надежде на то, что либо привезли что-то новое, либо же сама Лиза в прошлый раз пропустила что-то стоящее. И она пропустила. На витрине висело замечательное кремовое платье простого кроя, под которое надевался почти незаметный корсет из тонкой ткани. На Лизе оно сидело идеально, создавая утонченный образ. Вместо фаты была лента в цвет платья с мелкими цветочками. Лиза пока не решила, будет ли ее надевать. В общем, и этот вопрос был решен.
   Сборник стихов получился удивительно красивым. Обложка в строгих тонах отражала силу и серьезность чувств, описанных на его страницах, и Лиза осталась довольна. Девушка надеялась, что Марку такой подарок понравится. Сестре Лиза показала сборник, но почитать не дала. Все-таки это были строки, которые девушка адресовала совсем другому человеку.
* * *
   Две недели пролетели удивительно быстро. Утром, проснувшись, Лиза поняла, что сильно нервничает. В принципе это было понятно, все-таки серьезный жизненный шаг и т. д. и т. п. Ночевать одна девушка уже отвыкла и поняла, что замерзла. Возможно, ей не хватало мужского тепла под одним с ней одеялом. Решив, что это хороший знак, подтверждающий правильность принятого решения, она посмотрела на часы и обнаружила, что может проваляться в кровати еще почти два часа.
   Лиза встала, распахнула шторы, впустив солнечный весенний день в комнату, и быстро вернулась в постель. Через два часа приедут визажист и стилист, сестра и подруги. И начнется суета… А до этого она будет в тишине лежать под теплым одеялом, наблюдая за тем, как солнце ласкает своими лучами все, до чего успевает дотянуться. Волнение понемногу успокаивалось и девушке захотелось улыбнуться.
   – Вот это – уже правильная реакция на происходящее, – шепотом проговорила девушка сама себе и продолжила любоваться солнечными лучами, удивляясь наступившему покою и отсутствию мыслей в своей голове.
* * *
   Радостное веселье вокруг почему-то начало Лизу раздражать. Вера и Марина громко обсуждали особенности моды и еще чего-то там, ее мама взволнованно прижимала руки к груди, Надя пыталась ответить редактору на какие-то вопросы по статье Лизы, о которой не имела ни малейшего представления. Визажист наносила, как казалось, Лизе слишком толстый слой косметики ей на лицо, и девушке казалось, что если она попытается улыбнуться, то та просто отвалится кусками. В какой-то момент ей захотелось выгнать всех вон и остаться в тишине. Но, понимая, что сегодня этого не произойдет, девушка сделала несколько глубоких вдохов и покорно отдалась в руки парикмахера, которая пыталась собрать непослушные волосы девушки в аккуратную высокую прическу. Сама Лиза больше любила распущенные волосы или небрежно собранный хвост на затылке. Впрочем, сегодня и с этим ей, видимо, придется смириться. Впереди ее еще ожидало не одно испытание, поэтому стоило заранее быть готовой ко всему.
   После нескольких часов измываний над лицом, волосами и телом, Лиза почувствовала себя куклой. Впрочем, довольно красивой куклой. Посмотрев на себя в зеркало, девушка попробовала улыбнуться и, поняв, что это не приводит к осыпанию косметики, осталась довольна и собой, и макияжем, и прической, и особенно платьем. Недовольна она была только туфлями на шпильках, на которых умела ходить, только прикладывая все свои усилия. Впрочем, как психолог, она понимала, что вскоре будет в таком эмоциональном состоянии, что перестанет ощущать и неудобные туфли и слишком тугой корсет и еще много мелких, как окажется, деталей.
   Внизу засигналили машины. Марк приехал со своими друзьями, многих из которых она увидит на своей свадьбе впервые. Почти все время они проводили наедине, слишком уставшие, чтобы разговаривать о работе и о прошедших за день встречах, и уж тем более, слишком уставшие, чтобы общаться еще с кем-то. Буквально пару раз они выбирались парой на какие-то мероприятия, в основном, благотворительные, где вежливо раскланивались со знакомыми и обменивались такими же вежливыми фразами. Для девушки, любящей веселые застолья в компании сотрудников и друзей, это было непривычно, но не вызывало большого дискомфорта. Тем более, что на таких встречах она получала возможность наблюдать за разнообразной публикой, получая материал не только для своих статей, но и для своей следующей книги.
   Девушке не нравился обычай торговли жениха с пришедшими ранее гостями за невесту, поэтому он был допущен к своей избраннице без препятствий. Слушая шаги по коридору, Лиза вновь начала заметно волноваться. Появившийся в дверях Марк был взволнован не меньше самой девушки и, радостно протягивая Лизе огромный букет цветов, пытался аккуратно поцеловать ее, не нарушив идеальный макияж. Она тихонько рассмеялась ему на ухо. Хотя бы обнять ее он не побоялся. Чувствуя его сильные руки на своей талии, Лиза начала понемногу успокаиваться, насколько это было возможно в данной ситуации. Все было правильно. Логично. Естественно. И все равно очень волнительно…
* * *
   В машине Марк держал ее за руку, а Лиза смотрела на залитые солнцем улицы и пыталась осознать происходящее. У нее возникало ощущение нереальности. Ей казалось, что это все происходило не с ней, потому что с ней этого просто произойти не могло, хотя бы потому, что она вдруг перестала понимать, где находится. Волнение нарастало, и даже крепкая рука Марка, спокойно лежащая на ее коленях, не помогала девушке успокоиться.
   Пройдя из машины в здание ЗАГСа, Лиза все еще пыталась набрать воздух в легкие, но ей это не сильно удавалось. Казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди и куда-то убежит, оставив хозяйку самостоятельно отвечать на глобальный вопрос.
   – Да, – услышала она спокойный и уверенный голос Марка.
   – Да, – ответила она, чувствуя, как ладонь Марка легонько сжала ее руку. Она даже не услышала вопроса, просто уже привыкла доверять его жестам, его словам, его взгляду.
   Лиза посмотрела в глаза Марка, внешне он был спокоен, как обычно его выдавали лишь подрагивающие пальцы, крепко сжимающие ее ладонь.
   Легонько поцеловав девушку под крики «горько», Марк быстро увел ее в машину. Аккуратно спускаясь по ступеням, она подумала о том, что стоило заказать выездную церемонию, чтобы не заезжать в это унылое здание советских времен. Лизу удивила такая не совсем уместная мысль, но поскольку это была первая мысль с момента выезда из квартиры, которая дооформилась, наконец, у нее в голове, она решила сильно сама с собой не спорить. Вторая мысль заставила девушку улыбнуться, автор двух книг и множества статей не находила слов, не могла сформулировать мысли и вопросы. Как бы она описала свою свадьбу? Накрасили, уложили волосы, одели, о чем-то говорили. Пришел Марк. Отвел в машину. Приехали в ЗАГС. Ответила: «да». Спустилась в машину. Гости. Тосты. Музыка.
   Лизе вдруг стало грустно. Умея красиво описывать пережитое и придуманное, один из самых важных моментов собственной жизни она, казалось, просто-напросто пропускала. Марк легонько сжал ее пальцы, она подняла на него взгляд и улыбнулась. Наверное, им стоило уехать и расписаться где-то без свидетелей, без гостей, без шумного ведущего. Может быть, тогда она почувствовала бы всю важность и глубину момента.
   На сцене детки приглашенного танцевального коллектива старательно выводили па, для них это, возможно, было одно из первых выступлений. И они волновались не меньше самой невесты. Девушка подбадривающе подмигнула маленькой девочке, которая разглядывала ее в этот момент, и продолжила смотреть выступление. За которым последовали, как казалось Лизе, бесконечные тосты с обязательным «горько». Как будто люди никогда не видели целующихся и сейчас требовали запретного шоу.
* * *
   Вернувшись в квартиру, молодожены упали на кровать без сил, остатков которых хватило только на поход в душ. Первая брачная ночь грозила не состояться. В голову зачем-то пришел ненужный факт о том, что брак, не скрепленный интимной близостью не считается действительным. Отогнав эту мысль, девушка погрузилась в сладкий сон.
   Через пару часов Лиза почувствовала, что проснувшийся Марк легонько гладит ее бедро под одеялом, и поняла, что праздник все-таки будет полноценным. Повернувшись к своему мужу, она нежно погладила его по щеке. Луна любопытно заглядывала в комнату, освещая светлые взъерошенные волосы Марка. Девушка почувствовала скорее огромный прилив нежности и тепла, чем страсти. Наверное, впервые ей хотелось больше его обнять, чем чего-либо другого. Впрочем, и против всего остального девушка возражать не собиралась…
* * *
   На следующий день их ждал вылет в Египет. Учитывая ограниченность по времени, решили далеко не лететь. Чемоданы были собраны заранее, и утром пара долго валялась в кровати, не желая ее покидать.
   Такси прибыло в назначенное время, и Лиза с Марком отправились в аэропорт.
   Отель был замечательный. Огромные окна номера люкс выходили на террасу с персональным небольшим бассейном. При желании, можно было заказать доставку еды, что они и сделали. Проведя в кровати остаток дня, пара спокойно обсуждала свадьбу, гостей, свои мысли, чувства и планы. Лиза чувствовала тихую радость, глядя на этого мужчину, который вселял в нее уверенность и покой. Каждое его прикосновение было пронизано заботой и теплом, глаза светились любовью и нежностью, а игривые огоньки в них заставляли девушку улыбаться. Казалось, что даже морщинки у его губ разгладились, и в чертах лица появилась некоторая непривычная мягкость.
   Вдоволь наплававшись в бассейне и попробовав блюда с морепродуктами, незаметно встретили вечер. Потягивая прохладное шампанское и глядя на лунную дорожку на спокойной глади моря, Лиза почувствовала себя счастливой. Наверное, так и должна себя чувствовать женщина во время медового месяца.
   Сидеть в номере отеля, даже такого замечательного, было им несвойственно. Поэтому остальные дни пара посвятила экскурсиям и морским прогулкам. Находясь на яхте, вдалеке от берега и туристов, Лиза любовалась Марком, который без устали нырял, поражаясь красотам уже не единожды виденного морского мира. Впрочем, морские жители не переставали удивлять и саму Лизу, которая не решилась надеть акваланг и довольствовалась рассматриванием красоты многочисленных рифов с поверхности воды.
   Вырванная у будней неделя отдыха быстро закончилась, и пришло время возвращаться в мир обыденности и суеты. У Лизы уже начали формироваться идеи по поводу следующей статьи, тему которой ей необходимо было согласовать с редактором. А Марк уже начал напряженно поглядывать на телефон. Безделье начинало его немного напрягать. Романтика стремительно заканчивалась, и девушке было немного этого жаль. Впрочем, она успокаивала себя мыслью о том, что это не последняя их совместная поездка.
* * *
   Возвращаться из лета не хотелось даже в солнечную весну. Непривычная сырость раздражала, новые идеи никак не хотели оформляться в красивые строчки, Марк все время пропадал на работе, наверстывая пропущенные дни, и Лиза грустила от мысли о том, что теперь так будет всегда.
   Рассматривая вечером фотографии со свадьбы, она грустно улыбалась. Вера, куда более реалистичная из сестер, предложила ей попить витамины для поднятия тонуса, вникать в надуманные, как ей казалось, переживания сестры она не собиралась. Сама Лиза тоже удивлялась тому, откуда у молодой успешной журналистки, которая замужем за замечательным мужчиной, о котором она долго мечтала, такие грустные и пессимистичные мысли. Но использовать свои знания из области психологии почему-то отказывалась. Анализировать свое состояние она не хотела. Или не могла. Или все-таки не хотела. И думала вместо этого о том, что страусы не прячут голову в песок, как привыкли думать обыватели. На самом деле при виде опасности они убегают на своих сильных мускулистых ногах… и правильно делают…
Глава 3
   Учитывая то, что девичник перед свадьбой Лиза не устраивала, ей пришлось это сделать после возвращения. Выбрав уютный ресторанчик с караоке, кальяном и вкусной едой, девушка назначила дату. Суббота подходила идеально, особенно, если учесть, что Марк опять уехал в командировку на целую неделю. Она бы могла продолжить писать свою книгу, но вдохновения для сочинения событий любовного романа не было, и девушка решила немного развеяться.
   Собственно девичники они устраивали всегда, независимо от того, кто и с кем состоял в отношениях. Это хорошее приятное времяпрепровождение, когда можно походить по магазинам, посидеть в кафе, поболтать обо всем и обо всех, обсудить своих и чужих мужчин, если вдруг темы закончатся, что, впрочем, случалось крайне редко. В эту субботу девичник был классический, без магазинов и прелюдии. Сразу – ресторан. Нарядные девушки, веселый смех. В общем, все приехали уже достаточно возбужденные. Даже Виктория, которая напросилась на этот праздник, пользуясь дружбой с Верой, была удивительно оптимистичной. Впрочем, недолго. Она бодро влетела в помещение ресторана в слегка взбудораженном состоянии, всем своим видом показывая, что находится в активном поиске мужчины. Обшарила голодным ищущим взглядом все столики, и не найдя мужчины без спутницы, села за стол, уныло опустила плечи, горестно вздохнула и произнесла на весь зал: «Мужчин тут нет! Тут нечего делать!».
   Произошедшее привело всех присутствующих девушек, собирающихся отдыхать и веселиться, в крайне некомфортное состояние. Это было неприятно и нетактично, что, впрочем, саму Викторию беспокоило мало. Казалось, ее жалобы слышали все присутствующие, и уже остальные девушки начинали чувствовать себя одинокими, ищущими непонятно чего и кого… А если учесть, что реально замуж она хотела только потому, что считала, что «муж решит абсолютно все ее проблемы, будет о ней заботиться и носить на руках»… На вопрос, что же она будет делать для мужа, она удивленно посмотрела на Лизу и ответила: «Ничего я делать не буду. Пусть радуется, что я у него есть!».
   В общем, у Лизы следующих вопросов не возникло, кроме одного, понимает ли сама Виктория, что находится на празднике подруги, а не на вечере знакомств, и понимает ли она, что если не хочет веселиться, то ей стоит удалиться, дабы не портить настроение окружающим. Но Лиза сдержалась. Она ведь понимала, что общается с девушкой, которая визуально выглядит лет на двадцать семь – двадцать восемь, а вот фактически… скажем так, намного младше. На самом деле, Лиза даже была немного рада тому, что мужчин без спутниц в ресторане не нашлось. Ведь если в поле зрения Виктории таковые попадали, то становилось еще грустнее. Ее попытки привлечь внимание излишне громким голосом, жестикуляцией и неестественным смехом с неуместными комментариями портили настроение еще больше…
   Поскольку смотреть на унылую физиономию Виктории никто на этот раз не хотел, девушки переключали свое внимание друг на друга, периодически подшучивая над ней, над собой и над остальными, что в итоге включило и ее в общее веселье. Лиза решила обратить свое внимание на Марину, которая, чтобы присутствовать на вечеринке, оставила ребенка с няней впервые за все время. Сейчас она волновалась и старательно это скрывала. Лиза наблюдала за подругой, которая изменилась после появления малыша на свет, удивлялась мягкости в ее движениях и тоне. Она была искренне благодарна ей за то, что в отличие от остальных молодых мам, Марина не утомляла окружающих разговорами о детском питании и ползунках. Впрочем, в связи с материнством, список обсуждаемых тем был весьма ограниченным, поэтому Лиза старалась говорить обо всем понемногу, давая пищу изголодавшемуся сознанию подруги.
   В их компании появилась новая девушка по имени Алиса. Лиза уже давно была с ней знакома, обращаясь периодически за профессиональной помощью при оформлении документов для поездок. Она была туристическим агентом и, кроме того, образованным и интересным человеком, острым на язык. Ее пытливый ум подмечал всяческие мелочи, особенности и нюансы и делал нестандартные выводы, которые она затем выносила на суд общественности в том ракурсе, который считала необходимым в данный момент. По большому счету это было не совсем корректно, но всегда весело и очень часто даже полезно для слушателей. Лизе нравились интересные люди, и Алиса влилась в их коллектив очень естественно. Эта среднего роста и телосложения интеллигентная темноволосая девушка часто удивляла остальных историями из своего прошлого и широким кругозором.
   Впрочем, судьбу самой Алисы сложно было считать счастливой. Насколько она была успешна в карьере, настолько неуспешна она была в личных отношениях. За ее спиной было два неудачных брака. Первый муж относился к ней, как к предмету мебели, продолжая и после свадьбы вести жизнь холостяка. Второй был склонен к насилию и, не дотягивая до ее интеллектуального уровня, дотягивался до него физически, компенсируя, таким образом свои многочисленные комплексы. Может быть, если бы она оставляла ехидные комментарии за пределами своего дома, ситуация могла бы быть иной, но Лиза считала неуместным давать подобные советы, особенно учитывая то, что отношения с Марком были слишком короткими, чтобы давать право советовать остальным. А свои предыдущие отношения и сама Лиза не считала успешными. Поэтому, выслушивая подругу, она всячески воздерживалась от комментариев, помогая ей лишь молчаливым сочувствием.
   Алиса любила цитировать Раневскую, с которой была полностью согласна. Она тоже считала, что вторая половина есть у мозга, жопы и таблетки, сама же она была цельной изначально. Впрочем, у этой цельной личности имелся все-таки уже упомянутый муж. И был он дальнобойщиком. В связи с этим виделись супруги достаточно редко, и, наверное, только это позволяло им не помчаться в ЗАГС, чтобы потребовать развод. В его отсутствие Алиса считала себя незамужней свободной женщиной, поглощенной своими многочисленными полезными занятиями. Учитывая ее нестандартный ум и склонность к экспериментам и творчеству, такая жизнь ей более, чем нравилась. Подруги знали о существовании половины, в которой она изначально не нуждалась, задавались вопросами о том, откуда она его взяла и зачем он, собственно, ей сдался, но вслух их не озвучивали, с пониманием относясь к ее периодическим и непродолжительным исчезновениям в замужнюю жизнь. В самой этой замужней жизни у нее в срочном порядке в случае необходимости ремонтировалась машина и мебель, закупались продукты, ребенок выгуливался в зоопарк и находил себе прочие развлечения с родителями. А затем. Затем наступала настоящая жизнь… Та, которая свободная…
   Однако в ее биографии, как знали по секрету все подруги, была все же прописана строка о мужчине, полностью перевернувшем ее жизнь, не являясь, по сути, участником каких-либо романтических процессов. Он был, пожалуй, единственным, чей авторитет девушка признавала. Рассказывая о нем, Алиса отключала свою любовь к ехидству и не распространяла на него свое обычно не слишком позитивное отношение к мужскому полу.
   Наверное, встреча с таким человеком – это настоящий подарок судьбы, и в действительности не важно, как к этому относятся окружающие. Благо, мнение других людей саму Алису волновало в последнюю очередь, поэтому она использовала открывающиеся возможности по полной.
   Сейчас видя, как Алиса начинает ехидно улыбаться, Лиза понимала, что та уже придумывает много едких комментариев в адрес Марины. Она была искренне рада, что девушка на этот раз оставляет их при себе.
   Разговоры за столом переходили от темы к теме, перерываясь тостами с пожеланиями в адрес Лизы, многие из которых просто нельзя было бы произнести при посторонних свидетелях. Много смеялись, много пили. Отдали должное вкусному кальяну с дыней. Лиза ненавидела табачный дым, не любила курящих людей, считая их бракованными из-за их слабости, но вся ее категоричность улетучивалась, как только она видела кальян и дотягивалась до мундштука, что, впрочем, случалось, буквально пару раз в году.
   Утром Лиза была искренне рада тому, что Марк находится в командировке и не видит ее помятой физиономии.
Глава 4
   – Привет, Лиза, – знакомый голос заставил девушку вздрогнуть. В кабинет заглянул Егор. Он, как обычно, был в строгом светлом костюме, который ему однозначно шел. Мужчина немного неуверенно застыл в дверях, поправляя и без того идеально лежащие светлые волосы, но вскоре вошел внутрь, так и не дождавшись приглашения растерянной Лизы.
   – Привет, – ответила Лиза уже после того, как он опустился в кресло напротив, поставив на стол ее любимую чашку с кофе и большой торт.
   – Поздравляю! – сказал он торжественно.
   – С чем? – все еще растерянно спросила Лиза, нервно теребя на пальце обручальное кольцо.
   – Со свадьбой, конечно! – улыбнулся он. – Или серые будни уже совсем затерли радостное воспоминание?
   Лиза уловила в тоне издевку, но решила не заострять на этом внимание. С момента ее возвращения из Египта они встретились первый раз, и девушка совершенно не понимала, как ей следует себя с ним вести. После окончания их странных отношений прошло уже достаточно времени и состоялось уже много встреч. Почему именно сейчас она ощущала неловкость, было девушке непонятно. Егор же, казалось, чувствовал себя вполне комфортно.
   – Как тебе семейная жизнь? – спросил он все таким же спокойным голосом.
   – Хорошо, спасибо, – девушка вспомнила кольцо, которое он сам ей дарил, как символ… непонятно чего… думалось, что любви, и окончательно смутилась. Воспоминания были неуместными и выбивали ее из колеи, в которую она только-только начала возвращаться.
   – Я рад! Торт – твой любимый, кофе – тоже как ты любишь. Наслаждайся! – отрывисто произнес Егор и, быстро поднявшись, вышел из кабинета, оставив девушку сидеть в резко вдруг наступившей тишине.
* * *
   – Что это случилось с Егором? – спросила заглянувшая Надя, – Идешь на обед?
   – Понятия не имею, – ответила Лиза, – и да, иду…
   – Торт?
   – Егор поздравил со свадьбой.
   – Не поздновато? – подозрительно подняла бровь Надя, внимательно всматриваясь в подругу, иногда она умела быть удивительно проницательной и, как обычно, не вовремя.
   Лиза отмахнулась от этого вопроса, накинула легкое пальто и вышла в коридор, так и не выпив кофе. Ей хотелось прогуляться по свежему воздуху.
   Девчонки весело обсуждали свежие сплетни, самой интересной им почему-то показалась тема Егора. Точнее его новых отношений, причем сразу с двумя девушками. Сначала Егор начал ухаживать за сотрудницей по имени Алина, которая вела колонку моды. А затем начал ухаживать за Инной, которой Лиза передала свою колонку про выдающиеся исторические моменты. Чтобы задействовать всех консультантов по полной, было решено и в статьи про различные аспекты моды внести исторические справки. Лиза отметила про себя тот факт, что кажется его личные отношения с теми журналистками, которых он консультирует, становятся правилом. И она – всего лишь один из его типовых пунктов. Лизе стало даже немного обидно. Она, конечно, желала ему добра, но ей все же было приятнее думать о том, что их отношения были скорее исключением, данью страсти, чем обычным его поведением в такой ситуации. Видимо он решил тоже времени зря не терять… Что удивило Лизу больше всего, так это то, что обе девушки знали друг о друге и устроили нечто вроде соревнования, практически не предъявляя претензий, непосредственно, Егору. Как ему это удавалось, оставалось загадкой для всего издательства.
   Так Егор стал регулярно появляться в издательстве. Это происходило настолько часто, что Лизе уже начало казаться, что он является его штатным сотрудником. Он даже, как слышала девушка, отказался от очередной экспедиции. Лиза с горечью почему-то отметила в тот момент, что он не сделал этого когда-то ради нее. Может быть, это показало бы ей, что мужчина дорожил отношениями. Впрочем, об этом она старалась не думать, потому что уколы ревности, непонятно откуда взявшиеся в ее сердце, мешали ей общаться с обеими сотрудницами, которые в силу девичьей болтливости сообщали Лизе самые пикантные подробности, с которыми и сама девушка была очень хорошо знакома.
   Инна и Алина были хорошими знакомыми Лизы, но не являлись ее близкими подругами. В начале романа с Егором, обе почему-то решили, что общий любовник – повод для дружбы, что для самой Лизы было не настолько очевидным, скорее даже наоборот. Ей было весьма неприятно чувствовать себя частью гарема, особенно учитывая тот факт, что сама она была сейчас замужем за совсем другим человеком.
   В ближайшем будущем обе девушки ожидали предложения руки и сердца, причем, совершенно не смущаясь возникшей между ними нездоровой конкуренции. Неизвестно, как ему это удавалось, но каждая считала себя уникальной и единственной и была уверена в том, что именно с ней у этого «замечательного мужчины» есть уникальная ни с чем не сравнимая связь, которая является самой прочной и глубокой в мире…
   Слушая эти восхищенные речи, Лиза прятала улыбку за чашкой с любимым напитком, жалея о том, что не решила выпить его в одиночестве и тишине своего кабинета. На самом деле было не совсем понятно, для нее ли девушки так старательно хвалят отношения с Егором, или же просто показывают друг другу свое превосходство. Лиза подумала, что ей стоит предложить ему вернуть кольцо, которое он, когда-то ей подарил. Оно ему вскоре может пригодиться.
   Вспоминая о его достоинствах, Лиза заставляла себя вспомнить и о его недостатках, ведь именно его отношение к ней заставило ее закончить их роман. А точнее, то отношение, которого она не получила. Ведь он хвастался тем, какая талантливая у него девушка, а сам читал только те статьи, в которых непосредственно участвовал. Не интересовался ее блогами, стихами и прочим творческим самовыражением, которое было для нее чрезвычайно важным. Вышедшие две книги тоже, как рассказывали ей две новые подруги, не вызвали у него достаточного интереса. Может быть, он был и прав, если не интересно, то неинтересно. Но все равно…
   Она смотрела на Инну и Алину и думала об их непохожести. Почему он увлекся сразу двумя? И такими разными?
   Алина – девушка фейерверк, всегда веселая и активная, громко смеющаяся и постоянно о чем-то разговаривающая, дающая советы независимо от того, просили ли о них. Впрочем, иногда она отличалась удивительной проницательностью и добротой. Девушка обладала более, чем выразительными формами, резкими перепадами настроения и внутренней потребностью постоянно находиться в центре внимания. У нее все в жизни было легко. Легко, несмотря ни на что…
   И отношения с Егором были странной демонстрацией почти всего перечисленного. По большому счету, ее не сильно беспокоила возникшая конкуренция с Инной. К верности она относилась скорее снисходительно, к своей уникальности и неповторимости – с большой уверенностью. Она смотрела на робкую Инну скорее, как на спокойное пристанище, в котором ее любимый Егор находил временный отдых от накала страстей и вечного праздника с ней самой. Алина была твердо убеждена в том, что рано или поздно тихоня ему наскучит, и он, наконец, признает ее превосходство. И не только он.
   Инна – коротко стриженная темноволосая миниатюрная девушка, скромная, спокойная, педантичная и покладистая, с очень тихим голосом, вдумчивым характером и тактичностью, граничащей с отсутствием своей собственной личной позиции. Между тем за всем этим проглядывал достаточно сильный характер и определенная жесткость.
   Она, наоборот, считала, что взбалмошная и излишне эмоциональная Алина вскоре утомит такого умного и интеллигентного мужчину, как Егор. А сама Инна является его достойной половинкой, и вскоре ее любимый мужчина просто вынужден будет это понять и признать, наигравшись с простой и недостаточно тонко чувствующей его Алиной, которая к тому же совершенно не в состоянии понять высокие потребности его утонченной души.
   Лиза знала это все из постоянных рассказов девушек, которые делились своими наблюдениями и переживаниями с ней вместе и поодиночке. Каждая по своему искала в Лизе поддержку, на которую та была не способна. Все, что она могла им предложить – это роль молчаливого слушателя, который держит все свои мысли при себе. Возможно, она не хотела об этом думать, а, возможно, как раз именно то, что она думала и чувствовала, и расстраивало Лизу больше всего.
   За плечами обеих девушек, как узнала не так давно Лиза, было достаточно бурное и насыщенное прошлое со своими радостями и горестями, своим травмирующим опытом и нереализованными потребностями…
   Что же должно быть на самом деле нужно человеку, чтобы подбирать таких разных женщин?
   Задумавшись, Лиза сделала глоток горячего кофе и обожгла горло. Решив, что с нее хватит на сегодня чужой романтики, она вернулась в свой кабинет и набрала телефон Марка.
   – Занят, перезвоню, – сухой деловой голос мужа расстроил ее еще больше. Лизе захотелось плакать. Разозлившись на себя за собственные глупые мысли, девушка решила найти и вернуть кольцо Егору, и в самом деле хранить его дальше было довольно странно. Отложив телефон, она сосредоточилась на статье, нервно и злобно стуча по клавишам в попытке сформулировать литературную речь.
* * *
   Вечером Марк был хмур, а Лиза почему-то чувствовала себя виноватой. Днем он ей так и не перезвонил, и она старалась придумать этому причину. Ей было понятно, что он был занят. Но она всегда болезненно реагировала на такие моменты невнимания к своей персоне, и сама всегда старалась вовремя вспомнить о другом человеке и сдержать данное слово. Поэтому сейчас она злилась на себя за свою ранимость, на Марка за его невнимательность, на Егора за его любвеобильность и на подруг за их болтливость. Вечер обещал быть тихим и напряженным.
   Лиза резко встала из-за стола и направилась в ванную комнату, где почему-то разрыдалась. Не понимая причину подобного срыва, она параллельно с вытиранием слез пыталась придумать и объяснение для Марка. Впрочем, он ни о чем не спросил. Отчего сиюминутное облегчение сменилось еще большей грустью.
   Включив телевизор, он молча переключал каналы, а Лиза, убрав со стола, села за компьютер.
   – Теперь так будет всегда? – зачем-то негромко спросила она и подняла глаза на Марка.
   Он ее не услышал, продолжая с остервенением теребить пульт. Девушка не понимала, ей стоит оставить его в покое или все же поинтересоваться тем, что его беспокоит, отчего злилась на себя еще больше. В итоге она просто подошла к нему и молча села рядом на диван. Он взял ее руку, поднес к губам и продолжил смотреть новости.
   А Лизе вдруг стало спокойно и хорошо. Она положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Рядом с ним девушка всегда чувствовала себя в безопасности.
* * *
   Время шло. И такие молчаливые вечера стали нормой. Изменилось только одно – Лизе больше не было комфортно рядом с Марком, она научилась улавливать его состояние, но так и не научилась понимать его мысли. И ей постоянно казалось, что он находится где-то очень далеко и приближаться к ней не собирается. Ее делами он больше не интересовался. Идеями для новой книги – тоже. Лиза попыталась ему рассказать некоторые интересные на ее взгляд моменты, но по нарастающему раздражению она видела, что он считает подобные разговоры напрасной тратой времени.
   – Может тебе занять себя ребенком? – однажды перебил он ее эмоциональный рассказ.
   – Что? – Лиза оторопело уставилась на Марка. Сейчас она совершенно не понимала, куда делся тот умный, тактичный, интересный и внимательный мужчина, с которым она проводила в машине на трассе между городами многие часы в увлекательных беседах, удивляясь его внутреннему миру и открывая ему свой.
   – Ну, ты сможешь совмещать это со своим хобби, я найму тебе няньку, – продолжил, как ни в чем ни бывало, Марк, по-прежнему переключая каналы пультом от телевизора, что крайне раздражало уже саму Лизу.
   – Хобби? – эхом повторила она.
   – Ну, я имею в виду твое сочинительство…
   Лиза чуть не задохнулась от злости и обиды. Свое «сочинительство» она считала творческой реализацией одаренной личности, всегда с трепетом и тактом относясь к нему и требуя того же от других. Тем более учитывая успех предыдущих книг и повторный крупный тираж второго романа, она уже не считала это занятие хобби. И Марк об этом знал. Он знал о ее успехе, но не признавал его. Конечно, финансово он был намного более успешен, что, впрочем, не давало ему права… Лиза начала задыхаться даже от внутреннего диалога, который не воспроизводила вслух…
   Она молча встала и ушла в другую комнату, где у нее находился второй рабочий стол. Мысли хаотично носились в голове, даже не пытаясь оформиться в связный текст. Лиза не понимала, как ей реагировать. Непонимание всегда выбивало ее из колеи, а в последнее время такие моменты стали довольно частыми в общении с Марком, обеспечивая ей бессонные и беспокойные ночи.
* * *
   Подобное состояние девушки не оставалось незамеченным, и за ее спиной сотрудницы и подруги уже начали обсуждать его причину, однако спросить напрямую не могли. Все. Кроме Алисы. Девушка периодически проявляла чудеса бестактности, граничащей с дурным тоном и хамством. Однако, выбирая подобную манеру поведения она, чаще всего либо не могла контролировать желание выплеснуть на окружающих свой собственный негатив, либо провоцировала его выплеск в других. Впрочем, иногда, это было даже полезно…
   Так произошло и сейчас. Придя в издательство, Алиса первым делом навестила подругу.
   – Что Егор? Появляется? – просила она, резко меняя тему разговора, пытаясь прощупать самые болезненные на ее взгляд места.
   – В смысле? – не поняла сути вопроса Лиза, – периодически он появляется в издательстве. Он же консультирует девочек.
   Говоря эти слова, она улыбнулась, вспомнив возникший любовный треугольник, образованный двумя ее подругами и этим, равнодушным на первый взгляд, молодым мужчиной.
   – А ты что? Участвуешь в этом состязании за небезызвестный трофей? – пристально всматриваясь в лицо Лизы, она пыталась найти скрытый смысл в ее улыбке.
   – Я? Ты что?! Я же серьезная замужняя женщина! – рассмеялась Лиза. Ей было приятно вспоминать некоторые особо страстные моменты их общения, впрочем, делиться с кем бы то ни было ими она не собиралась. Но помимо своей воли, девушка как раз проговорила свой самый больной вопрос. Однако Алиса его упустила вместе с возможностью помочь подруге, тем самым дав ей выговориться на действительно беспокоящую ее тему. Продолжать Лиза не стала. Алиса, похоже, тоже утратила интерес к дальнейшему развитию этого разговора. Сославшись на необходимость встретиться со своими капризными клиентами, которые никак не могут определиться со страной для своего следующего путешествия, Алиса оставила, наконец, Лизу одну в ее рабочем кабинете.
   Посидев еще недолго, погруженная в свои неуместно приятные воспоминания, Лиза стряхнула их с себя и занялась статьей. Впереди ее ждала еще одна интересная поездка, и девушка пыталась быстрее сделать остальную работу, чтобы успеть к ней подготовиться. Реализовать свой игривый настрой она решила по возвращению домой.
* * *
   Вернувшись домой немного позже обычного, она застала привычную картину. Марк сидел перед телевизором, без конца переключая каналы.
   – Привет, ты покушал? – спросила Лиза с порога. Сама она была очень голодна.
   – Да, – ответил он ей вместо приветствия, не отрываясь от экрана телевизора.
   – Как день прошел? – решила Лиза не давать ему возможности испортить себе настроение.
   – Нормально, – ответил Марк. В этот момент Лиза почувствовала, что стучится в закрытую дубовую дверь, а открывать ей не собираются.
   – Слушай, Марк. У тебя что-то происходит? – решила она выяснить все сразу.
   – Да! Происходит. Вместо жены я получил фантом, который исчезает и появляется по одному ему известному графику. А если появляется, как ты любишь говорить его «мыслеформа», точнее форма, потому что мысли его по-прежнему далеко, – он говорил удивительно неподходящим ему капризным тоном маленького обиженного раздраженного мальчика.
   – Ух ты. Какое длинное предложение. Похоже, у нас начинается диалог? – с улыбкой произнесла девушка. – Я рада, что ты хотя бы со мной разговариваешь…
   Подойдя к нему, Лиза опустилась рядом на диван, взяла из его рук пульт и выключила телевизор. Она сидела и молча ждала продолжения, которое вскоре последовало, сведя на нет все надежды на романтическое проведение совместного вечера. Девушка подумала в этот момент, что до замужества в ее жизни было куда больше интима, чем после.
   – Я все продумал. Ты можешь писать свои статьи дома, а не в издательстве. Тем более, что тебе больший доход приносят книги, а не статьи. Ты будешь дома к моему приходу. Будешь меня ждать, и я всегда буду знать, где ты находишься, – он говорил спокойно и его тон не предполагал других мнений и компромиссов. Это был приказ. И было видно, что, объясняя хоть что-то, он уже делал ей большое одолжение, которое не отменяет выполнение его требования.
   Лиза понимала, что для мужчины, прожившего много лет с женой домохозяйкой, заглядывающей ему в глаза и выполняющей скорее роль прислуги без собственного мнения, мыслей и устремлений, а не с полноценным партнером, сложившаяся сейчас ситуация была крайне некомфортной. Понимала. Но сделать ничего не могла. Потому что идеи для своих романов, статей и само вдохновение она находила во внешнем мире, с которым взаимодействовала, открыв и разум и сердце. Изолировав себя от мира и общения, она перестанет существовать, как автор, как творец… Ей просто на просто будет скучно, и подобная унылая и бесцельная жизнь мало ей подходит. Но такое объяснение Марк счел бы слишком высокопарным. Он привык считать, что именно он сам является единственным смыслом жизни находящейся рядом женщины. И в его мире должно быть и может быть только так.
   – Ты жалеешь, что ушел от жены… – это не было вопросом, Лиза это понимала, но, только произнеся это вслух, она вдруг признала эту правду. – Может, тебе стоит к ней вернуться?!
   Девушка встала и отправилась готовить себе ужин, хотя аппетит улетучился вместе с последней фразой. Просто ей нужно было чем-то занять свои дрожащие руки. В такой ситуации рассказывать о предстоящей поездке было неуместным, однако менять свои планы девушка не собиралась. Ведь именно Италия стояла в ее жизненном плане на втором месте. Точнее, Флоренция, и от этого города она собиралась получить максимум эмоций, ощущений, вдохновения… В конце концов не зря она так сильно полюбила услышанное когда-то выражение о том, что путешествие – это единственный способ набраться опыта не постарев. Возможно, она не смогла создать уют для этого мужчины. Не смогла дать ему то, в чем он нуждался. Но она могла и обязана была дать это хотя бы себе…
   Ночь Лиза провела без сна, слушая его неторопливые шаги по соседней комнате. Марк не спал, похоже, сейчас в его голове уже выстраивался план действий, и девушка почему-то была уверена, что больше не является одним из его пунктов. Возможно, мужчине было тяжело. Но помочь ему Лиза не могла. Она и в самом деле не могла дать ему то, что было необходимо – покорную молчаливую жену-домохозяйку, для которой он и его комфорт – единственный смысл жизни. Марк был намного более притягательным для нее, когда она сама для него была частью внешнего мира, в котором он проявлял решительность, внимательность и обаяние. Переместившись в его собственный мир, она вдруг обнаружила, что подходящего места для нее в нем нет.
   Утром, проснувшись от звука закрывающейся входной двери, Лиза подумала о том, что дверь закрылась за ним в последний раз, однако вскоре уловила запах кофе, чашка с которым стояла на столе. Девушка улыбнулась, почему-то эта мелкая забота ее растрогала почти до слез. Как будто это была ниточка, связывающая вчерашний день с сегодняшним, и дающая возможность соединить его с завтрашним.
Глава 5
   Придя на работу, она обнаружила в своем почтовом ящике письмо от Марка, в котором он сообщал коротко и конкретно ей о том, что сейчас занят открытием филиала своей компании в Японии, поэтому сегодня вечером улетает в командировку в эту страну на две недели. Если они вдруг не увидятся до его отъезда, то он желает ей приятно и с пользой провести это время и заодно подумать над своими жизненными приоритетами.
   Учитывая, что он обещал взять в эту поездку ее с собой, Лизе стало понятно, что его вчерашнее требование – это ультиматум. И после возвращения от нее ждут только один ответ, который должен звучать приблизительно так: «Да дорогой, как скажешь!». Вот так без скандалов и упреков заканчивался, кажется, их недолгий союз. Это было странно и дико, учитывая то, сколько времени сама Лиза о нем думала, ждала и, теряя надежду, вновь ее находила.
   Она сидела в своем заваленном бумагами кабинете и вспоминала дорогу, бесконечную дорогу, в которой он был хорошим попутчиком, с которым она искренне и глубоко обсуждала любые темы, несмотря на их сложность, неоднозначность или пикантность. Как это могло все так быстро закончиться? Куда делось то внимание, доверие и умение договариваться? Девушка была далека от мысли о том, что он неправ. Он прав. Для себя он однозначно прав. А ей стоит быть правой для себя.
   Учитывая то, что через полторы недели ей предстояла поездка в Италию, похоже, что именно вчерашний вечер был их последним совместным и семейным.
   Девушка нажала «ответить» и написала вежливое и теплое письмо, в котором пожелала ему удачной поездки, посоветовала заботиться о себе и не забывать о своевременной еде и сне. После чего сообщила о том, что ей предстоит командировка в Италию, которая продлится две недели. Поэтому она всегда будет рада его услышать или прочитать от него послание. На этом Лиза решила закончить писать, потому что знала, что может писать и говорить долго и подробно, из-за чего порой смысл сказанного размывался. Особенно для такого четко и конкретно мыслящего мужчины, как Марк. В конце подписав «твоя Лиза», девушка отправила письмо.
   Девушке показалось, что ей на грудь положили огромный тяжелый камень, и он будет лежать там долго. Ведь это письмо Марк и примет за ее ответ на тему приоритетов. Увидятся ли они через месяц отсутствия. Или уже нет…
   Лиза тяжело вздохнула и решила выйти на свежий воздух. Идя по коридору, она почувствовала, как непрошенные слезы начинают наворачиваться на глаза, и старалась побыстрее оказаться там, где ее не увидят сотрудники.
   Только по закону подлости, который всегда срабатывает, она налетела на Егора, который шел ей навстречу, разговаривая с кем-то по телефону. Это было уже слишком! Бросив ему на ходу: «Привет», девушка ускорила шаг и еще до того, как он успел ей ответить, заскочила в вовремя открывшийся лифт. Обсуждать с ним свои проблемы она точно была не готова.
   Бродя по парку, который находился недалеко от офиса, и чувствуя теплые лучи на влажном от слез лице она вспоминала… вспоминала… и еще раз вспоминала… Все прожитые моменты ей казались эпизодами написанной ею книги, и сейчас она перелистывала последнюю страницу, так и не поняв, могла ли история закончиться как-то иначе. Марк был прав. Вопрос приоритетов был самым важным. И он однозначно был среди ее приоритетов… только не на первом месте.
* * *
   Стараясь немного развеяться, Лиза встретилась с сестрой. Девушки решили сходить в кафе поужинать, заодно поговорить. В последнее время они слишком редко виделись, а общаться по телефону не любили.
   Кафе «Тринити» как обычно встретило их привычно вкусными и разнообразными блюдами и быстрым обслуживанием.
   Девушка-официантка славянской внешности забавно смотрелась в восточном платье. Она скороговоркой сообщила обо всех акциях заведения и подала меню, которое сестры уже давно выучили наизусть. Приняв заказ, она быстро удалилась.
   Горячий острый суп пришелся кстати. Дождавшись, пока девушка отойдет от стола, сестры продолжили разговор. Вера слушала молча, неодобрительно поджав губы. Лиза знала, что по мнению сестры нужно соглашаться на словах на все требования Марка, а в итоге делать, как считаешь правильным. Потом уже надо думать о том, как выкручиваться из сложившейся ситуации. Лиза так не умела и не хотела. Для нее самыми важными пунктами отношений помимо самих чувств были: искренность, доверие и уважение. Подобное поведение по ее мнению являлось нарушением их всех. Вера же считала подобную категоричность проявлением детского максимализма, но настаивать не стала. Эту тему они поднимали уже много раз и каждая оставалась при своем мнении.
   – Так ты вновь останешься одна, ты это понимаешь? Всегда важно идти на компромисс! – вера тоном учительницы начальных классов говорила прописные истины.
   – Ага. Напомни мне пожалуйста, в чем ты уступила мужу хотя бы раз? – ответила резковато Лиза.
   Наставления сестры ее дико нервировали, потому что у самой Веры в семье мужчиной, с которым искали компромисс, была она сама. Мягкий муж, который больше всего в жизни не любил конфликты и дискомфорт, на словах соглашался со всеми ее требованиями. На словах. Поэтому сама Вера не могла представить ситуацию, в которой ей реально предстояло бы так сильно уступать. Более того, Лиза была уверена, что на ее месте Вера поступила бы также, как и она сама. Потому что важность дела, в которое вложена душа, мысли и амбиции, была для нее тоже на первом месте.
   – Сказку хочется посмотреть. И даже больше. Хочется поверить в сказку! – сменила тему Лиза. В этот момент ей и в самом деле захотелось в нереальный сказочный мир, в котором случаются чудеса и все легко и хорошо заканчивается.
   – Я видела рекламу. В «Аймаксе» сейчас идет сказка «Чем дальше в лес». Пойдем?
   – Давай! Во сколько сеанс?
   Вера набрала номер мужа. Через пять минут он перезвонил и сообщил о том, что купил им билеты по интернету. До следующего сеанса у них был еще целый час.
   Девушки продолжили ужинать, неспешно перескакивая с одной обсуждаемой темы на другую.
   – Ты знаешь, я тут подумала. Я бы поехала на тренинг в Италию с тобой. Это еще возможно? – внезапно спросила Вера.
   – Я смотрю, в сказку хочется не только мне? – рассмеялась Лиза. – Завтра позвоню и узнаю.
   – Спасибо! Ты уже собрала вещи?
   – Нет. Но список уже составила. Там будет очень тепло! – Лиза подумала о том, что в свой список не внесла зонт. Температуру она посмотрела, а вот облачность – нет. Вспомнив, как однажды она уже посетила красивую страну, где ее ждали теплые и непрерывные дожди, Лиза улыбнулась. Девушка в красках описала сестре свои мокрые ноги в непросыхающей обуви, крепкий виски для профилактики простуды и веселое настроение, несоответствующее унылым пейзажам на фотографиях.
   Подошло время сеанса. Девушки заняли свои места в темном зале с мягкими креслами и приготовились окунуться в жизнь сказочных персонажей.
   Фильм оказался мюзиклом. Лиза тихо хихикала, она помнила о том, что подобный жанр Вера не любила, мягко говоря, и ждала, на какой минуте она предложит закончить просмотр. Но Вера мужественно держалась.
   – Они что опять будут петь? – измученный голос Веры делал этот комментарий в начале очередного унылого куплета, что веселило Лизу. Впрочем, недолго. Вскоре она сама устала от постоянных песен, которые переводились субтитрами внизу экрана. Мало того, что приходилось постоянно напрягать глаза для чтения, так еще и перевод не соответствовал оригиналу. Немного зная английский язык, Лиза невольно переводила в голове слова. И смысл написанного не имел ничего общего с тем, каким он должен был быть.
   Как оказалось, жанр мюзикла был очень не близок и самой Лизе. Помимо всего прочего, сказка оказалась неинтересной, и через два часа девушки с сожалением подумали о том, что могли не тратить драгоценное время на такую ерунду. Сказка была откровенно недоброй и больше походила на пародию над всеми увиденными ранее сказками, чем на самостоятельное творение. Только пародия была не смешной.
   После фильма девушкам понадобился утешительный приз, и обе купили по большому ведру карамелизированного попкорна. Лиза его обожала, но из-за склонности к полноте старалась ограничивать количество сладкого. Сейчас же она с удовольствием сделала это приятное исключение и на следующее утро с огромным удовольствием слопала оставшийся попкорн с очень крепким и очень сладким кофе, отбив у себя желание есть сладости на всю ближайшую неделю.
   Удивляясь своему не вовремя проявившемуся терпению девушки всю дорогу домой жалели о том, что не додумались перейти в какой-то другой зал или просто покинуть кинотеатр.
   – Надеюсь, тренинг не будет таким же разочарованием, как эта сказка, – зачем то сказала Вера.
   – Не будет! Во всяком случае, посмотришь удивительную страну! – уверенно ответила Лиза. Она знала, что обязательно увидит и почувствует новый мир, получит новые необычные впечатления, поймет что-то о себе самой. Сможет ли это сделать Вера? Теоретически – да. Тем более, что она уже раньше посещала тренинги НЛП и знает, что это такое. А практически. Захочет – сможет! Для того, чтобы что-то почувствовать, нужно захотеть. Нужно открыться. Нужно принять. Мир не будет стучать в твою закрытую душу, поэтому все будет зависеть от самой Веры.
* * *
   Неделя пролетела быстро в срочном дописывании текстов статей и подготовке к предстоящему путешествию. В такой суматохе думать о Марке времени не было, впрочем, этого времени хватало бессонными ночами. И Лизе хотелось все бросить и полететь к нему в Японию или хотя бы написать письмо о том, как сильно она скучает, и как ей жаль. Она могла бы это сделать, только все, что она могла написать или сказать, не являлось бы тем ответом на четко поставленный вопрос, который Марку требовался. Поэтому она просто лежала и думала о всех тех моментах, которые у них были и тех, которых уже не будет.
   Они даже не успели в повседневной суете забрать фотографии со свадьбы. Вспомнив об этом, Лиза даже улыбнулась. Впрочем, улыбка была грустной. Вытерев слезы и повернувшись на другой бок, она посмотрела в окно, в которое участливо заглядывала полная луна.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →