Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Метроном, задающий ритм качанием, был изобретен специально для глухого Бетховена.

Еще   [X]

 0 

Ошибки аиста (Маркова Надежда)

автор: Маркова Надежда категория: РазноеУчения

У славянских народов существует поверье, что детей в дом приносят аисты. С древних времен люди радовались, когда эти прекрасные белые птицы с черными крыльями вили гнезда на деревьях или на крышах домов молодой семьи.

Это значило — быть в доме ребенку, звучать звонким детским голосам. Но порою аисты ошибаются. Они сбиваются с курса, пролетая мимо тех, кто страстно молит о детях, и приносят детей туда, где они нежеланны, где их не ждали.

Почему же так происходит? Эта книга будит от сна звоном церковного колокола, открывает глаза на истины, о которых мы не задумываемся, потому что нам недосуг или мы не желаем об этом думать. Она повествует о детях, без которых невозможна жизнь на нашей планете, немыслимо наше будущее.

Об авторе: Надежда Маркова — сертифицированный системный психотерапевт, специалист в области расстановок, психолог, тренер, гештальт-терапевт. Получила экономическое образование. Работала в Областном управлении торговли, затем в Отделе внешнеэкономических связей Одесского облисполкома. Во времена перестройки… еще…



С книгой «Ошибки аиста» также читают:

Предпросмотр книги «Ошибки аиста»

Ошибки аиста

   Конечно, аисты – это лишь сказочная метафора. Дети появляются на свет иначе. Но если они не появляются, даже у здоровых родителей, искренне мечтающих подарить жизнь новому человечку, порой кажется, будто этому препятствуют какие-то иные, непознанные, мистические силы.
   Метод семейных расстановок, разработанный Бертом Хеллингером и признанный современными психологами во всем мире, помог тысячам людей разобраться в этой сложной проблеме. Надежда Маркова, практикующий психолог, делится в своей книге удивительными жизненными историями о том, как люди с помощью расстановок искали и находили истинные причины своей бездетности. Практическая ценность этой книги заключается и в том, что автор предлагает в ней эффективные приемы преодоления глубоких психологических блоков, мешающих физически здоровым людям стать родителями.
   Книга адресована широкому кругу читателей и будет особенно полезна людям, которые хотят преодолеть трудности с зачатием и рождением ребенка.


Надежда Маркова Ошибки аиста

   Моим неродившимся детям, моим неродившимся братьям и сестрам посвящается с любовью
   Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.
   У славянских народов существует поверье, что детей в дом приносят аисты. С древних времен люди радовались, когда эти прекрасные белые птицы с черными крыльями вили гнезда на деревьях или на крышах домов молодой семьи. Это значило – быть в доме ребенку, звучать звонким детским голосам.
   Но порою аисты ошибаются. Они сбиваются с курса, пролетая мимо тех, кто страстно молит о детях, и приносят малышей туда, где они нежеланны, где их не ждали.
   Аисты ли виноваты, смещение ли земной оси, сбой ли во вселенском порядке, грехи наших предков или судьба?
   Каждому из нас знакомы суровые, как и вся правда жизни, слова «аборт», «прерванная беременность», «искусственное оплодотворение», «сироты», «беспризорники», «приют», «детдом», «интернат». Над нами – мирное небо, давно отгремели войны, у нас есть еда и что надеть. Почему же так происходит?
   Эта книга будит ото сна звоном церковного колокола, открывает глаза на истины, о которых мы не задумываемся, потому что нам недосуг или мы не желаем об этом думать. Она повествует о детях, без которых невозможна жизнь на нашей планете, немыслимо наше будущее.
   Эта книга предназначена для всех – мужчин, женщин, педагогов, психологов, врачей, системных терапевтов. Информация, изложенная в ней, может быть полезна детям, еще обучающимся в школе, может предостеречь от ошибок наше подрастающее поколение – будущих мам и пап. «Предупрежден – значит вооружен», – утверждает поговорка.
   И аисты снова начнут приносить детей туда, где их ждут!

Благодарности

   Низкий поклон моему первому учителю семейных расстановок Бертольду Ульсамеру.
   Я благодарю всех тренеров и наставников системной семейной терапии, у которых я продолжаю учиться и преподавательский талант которых до сих пор меня восхищает:
   Берта Хеллингера, Гунтхарда Вебера, Михаила Бурняшева, Рут Алламанд, Марианну Франке Грикш, Штефана Хаузнера, Диану Дрекслер, Ян Якоба Стама, Михаэля Блюменштайна, Кристину Эссен, Игоря Любитова, Рики Рехберг Ласло Матязовского, Боди Рэйя.
   Выражаю сердечную признательность своим клиентам, давшим согласие на опубликование своих личных историй.
   Благодарю свою сестру Барбанову Веру Дмитриевну и ее мужа Барбанова Анатолия Николаевича за оказание материальной и моральной поддержки в реализации этого проекта.

Вступительное слово

   Может быть, вам, дорогой читатель, как и мне, иногда кажется, что в последнее время Вселенная как-то по-особенному заботится о нас, людях. Вселенная не только указывает превеликое множество новых путей творческого и духовного развития, но и открывает новую спасительную информацию, новые способы исцеления судьбы, во власти которых разрешить даже самые серьезные жизненные задачи и проблемы. Одним из таких способов являются системные расстановки по методу немецкого психотерапевта Берта Хеллингера.
   Это удивительный, почти магический метод, с его помощью можно разрешить за один-два(!) часа безвыходные жизненные ситуации, попав в которые, люди годами безрезультатно бились, как рыба об лед, пытаясь что-то исправить.
   Мне очень повезло в жизни. В 2003 году в Индии в ашраме Ошо я познакомилась с этим направлением психотерапии ХХI века. Я влюбилась в расстановки «с первого взгляда», «нырнула» в них с головой и восхищаюсь их действенностью до сегодняшнего дня.
   Пройдя первый обучающий семинар, я сразу принялась организовывать и проводить еженедельно терапевтические клиентские группы по семейным расстановкам в Одессе. Я жаждала ознакомить с этим потрясающим, поистине уникальным работающим методом всех одесситов и жителей других городов не только Украины, а также Казахстана, России, Польши. Совмещая обучение и практическую деятельность, за эти годы я сделала тысячи расстановочных сессий, в результате чего накопился бесценный профессиональный опыт – удивительный опыт воздействия волшебной силы расстановок, – а также собралось множество интереснейших семейных историй, которые трогают сердце, заставляя плакать и смеяться.
   Семь лет работы, тысячи расстановок, сотни исцеленных судеб – звучит впечатляюще. Но на практике это даже не один процент населения миллионного мегаполиса, каковым является город Одесса. И тогда я решила написать книгу, чтобы как можно больше людей имели возможность узнать о методе Берта Хеллингера и изменить качество своей жизни. Первая книга из серии «Волшебная сила семейных расстановок» – «О чем молчат предки» – вышла в 2010 году. В 2011 году была выпущена книга о родительско-детских отношениях «Мамочка, пожалуйста…». Вы держите в руках третью книгу из этой серии.
   Толчком к созданию данной книги послужила небольшая статья об абортах и их последствиях, которую я написала для журнала «Лунный календарь» два года назад. После выхода номера журнала в свет мне позвонила женщина с жаркими словами признательности: «Надежда, вы спасли жизнь моему будущему внуку. Вчера я записала свою 17-летнюю дочь на аборт. Какую бы непоправимую ошибку я совершила, если бы не ваша статья…»
   Другая женщина, моя знакомая из Москвы, Елена, написала мне: «Потрясающе! Эту статью надо размножить и ввести в обязательную образовательную программу для просвещения подростков и молодежи».
   Окунувшись в изучение темы абортов, я еще раз осознала их последствия как для семейных пар, так и для мужчин и женщин по отдельности. Эти последствия – словно бомба замедленного действия, которая, заложенная много лет назад, ждет своего часа, чтобы, взорвавшись, не оставить камня на камне. Более глубокое изучение темы абортов раскрывало другие вытекающие отсюда аспекты. Аборты очень часто приводят к бездетности. Бездетность, как оказалось, может быть вынужденной, а может быть добровольной (!). Современные методы борьбы с бездетностью – это вспомогательные методы репродукции (ВМР). Отсюда – новые задачи, проблемы и вопросы с системной точки зрения: дети «из пробирки», суррогатное материнство, донорская сперма. Какие последствия все это может иметь для всех участников программы, для их семейно-родовой системы?
   Эффективность ВМР или экстракорпорального оплодотворения невысока – от 25 до 35 процентов. Что ждет человечество с такими темпами рождаемости, если единственным возможным способом зачатия станет только искусственное оплодотворение? Что ждет нас, если все вокруг начнут исповедовать идеологию добровольной бездетности – чайлдфри? Что будет тогда на нашей планете через 10–15 лет?
   Вы можете, дорогой читатель, хоть на миг представить себе нашу Землю без детей? Нет детского смеха, игрушек, шариков, каруселей, клоунов. Нет мамочек с колясками и горластыми розовощекими бутузами.
   Представили? Вокруг только взрослые, взрослые, взрослые. Серьезные лица, степенные походки, постные выражения лиц мужчин и женщин. Много стариков, старушек и выживших из ума глубоких старцев, о которых говорят, что они «впали в детство».
   Я лично против такого будущего. Я за детей. Я за детский крик и за детский смех. Я за любовь. Я за жизнь. Я за аистов, несущих в дома любящих малышей. Именно поэтому я и пишу эту книгу. Во имя светлого будущего нашей планеты, во имя своих внуков и правнуков.
   Аисты, где же вы? Не пролетайте мимо!

Глава 1
Расстановка шаг за шагом

   Из всех видов и направлений психотерапии мне больше всего нравятся семейные системные расстановки. Я влюбилась в них «с первого взгляда», и они так и остались моей первой любовью! Расстановки – это помощь жизни. И мне хотелось бы, дорогой читатель, чтобы вы прикоснулись к их волшебству. В семейных расстановках всегда много энергии, много жизни, много страданий и много светлой радости от чувства причастности к освобождению другого человека от рабства слепой любви. Сегодня этот метод завоевывает все больше и больше почитателей. И немудрено. По эффективности, скорости воздействия, доступности и наглядности ему нет равных.
   Представьте, что вы смотрите спектакль, главная роль в котором принадлежит вам. Что может быть интереснее? Вспомните, как вы рассматриваете групповые, например школьные, фотографии. Кого выискиваете в первую очередь? Конечно, себя любимого. А расстановка – это ожившая фотография. Поэтому советую каждому, интересующемуся собой, своим личностным ростом и взаимоотношениями с другими людьми, обязательно ознакомиться с этим методом. А всем тем, кто стоит на распутье жизненных дорог или находится в цейтноте семейного или финансового кризиса, порекомендую заказать себе расстановку у сертифицированного специалиста в своем городе. Поверьте, ваша жизнь начнет меняться к лучшему. Для тех, у кого пока нет возможности приобщиться к этому методу, или тех, кто не знаком с ним, я попробую в доступной форме рассказать обо всех участниках расстановки и описать, как все происходит на деле.

Тройственный союз

   Системная семейная расстановка в обычном ее классическом варианте может состояться при взаимодействии трех сторон.
   1. Клиент.
   2. Терапевт.
   3. Заместители.

Клиент

   Начну с клиента, так как считаю его центральной фигурой расстановочного процесса. Его иногда называют протагонистом, заказчиком или автором расстановки. Без клиента, без его назревшей проблемы, его клиентского запроса не нужны ни расстановка, ни расстановщик. Повторюсь, что семейная расстановка является групповым процессом, поэтому человек должен обладать мужеством, определенной степенью открытости и доверием к терапевту и самому методу. Берт Хеллингер и другие мастера постоянно повторяют, что нежелательно делать расстановки из любопытства. Одно из важнейших условий для клиента, чтобы расстановка удалась, – это его сильное желание и готовность к переменам. Когда человек полон стремления и решимости разобраться в создавшейся конфликтной ситуации, причинах болезни или неудач, только тогда расстановка будет энергетически заряжена и может помочь заказчику выбраться из лабиринта семейных тайн и переплетений.
   Второе важное условие – клиент в состоянии брать ответственность на себя или разделять ее с другими членами семьи или терапевтом. Многие из нас до старости остаются большими детьми, продолжая верить в чудеса: принц на белом коне появится и осчастливит, доктор вылечит, бабка снимет сглаз и порчу, расстановщик освободит от пут семейных переплетений.
   Ничего плохого в этой вере нет, но хорошо бы внести и свою малую лепту в этот процесс. Вовремя выйти на дорогу, где ездят принцы; теплее одеться в мороз или принять таблетку; не показывать язык вредной соседке, строя глазки ее мужу; не надеяться, что расстановщик без вашего участия, сил и вашей доли ответственности разведет тучи руками над вашей головой. Я немного утрирую, но меня огорчает и возмущает, когда взрослые люди перекладывают ответственность за происходящее в их жизни на близких. Например: семья доедает последний кусок хлеба, жена умоляет мужа сделать расстановку, так как над его родом висит дамоклов меч бесконечных потерь (обманы, высылка, раскулачивание, кредитный союз). Да, он уступает, но все время сидит, уткнувшись в пол. Весь его вид гласит: «Вам надо, вы и делайте».
   Третье условие – клиент обладает некоторой информацией о происходящем в его семейной системе в прошлом. Желательно (но не обязательно) составить геносоциограмму семьи. Он наблюдает за происходящим и в любую минуту должен быть готов поделиться необходимой информацией. Если клиент ведет себя отстраненно (например, отворачивается, отводит взгляд, скучает, закрывает глаза) или, наоборот, слишком эмоционально включен в происходящее (не находит себе места, рыдает, близок к обморочному состоянию), я останавливаю расстановку и спрашиваю его, в состоянии ли он на это смотреть и это выносить. Чаще для клиента видеть исход расстановки предпочтительнее, чем мучиться неизвестностью.

Терапевт

   С одной стороны, он последний, с другой стороны – главный. С одной стороны, этот человек находится на службе у клиента, его семьи, его рода. С другой стороны, без него ничего не происходит, он – ведущий, лидер, на нем огромная ответственность. Моя метафора: расстановщик – это лоцман, который направляет огромный лайнер семейно-родовой системы клиента, указывая и обходя подводные рифы житейского моря.
   Расстановки «шагают» по территории постсоветского пространства около десяти лет. Началом послужил первый семинар Берта Хеллингера в Москве в 2001 году. Сегодня обучающие программы с привлечением немецких специалистов по семейным, структурным, организационным расстановкам есть в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве. Но работающих сертифицированных мастеров у нас намного меньше, чем в Германии.
   По статистике, около:
   30 % обученных специалистов работают постоянно;
   30 % – от случая к случаю;
   40 % – не работают вообще.
   И, действительно, среди расстановщиков наблюдаются две крайности. Одни осваивают все ступени обучающих программ, участвуют в интервизиях, штудируют литературу. Но так никогда и не практикуют. Другие посещают один-два семинара или замещают кого-то в расстановке и готовы уже не только делать расстановки, но и обучать им(!).
   Метод расстановок с первого взгляда подкупает простотой, наглядностью, эффективностью, энергетикой. И многие начинают сразу применять его среди своих клиентов.
   Пример. Мой давний знакомый, психиатр, эзотерик, много лет ведет группы по активному дыханию, при встрече радостно сообщает: «Помнишь, я был у тебя на расстановках месяц назад? Так я начал использовать расстановки у себя на тренингах. Расставил семью клиентки. Ой, что там началось! Но мне понравилось».
   Как говорится, комментарии излишни.
   Другой вопрос, который периодически оспаривается на форумах Интернета, – это вопрос о психологическом образовании расстановщиков. Сертификаты об окончании российско-немецких программ обучения без диплома психолога не выдаются. Но в одном из своих интервью даже Хеллингер размышлял о том, что расстановщик не обязательно должен быть психологом. Честно признаюсь, что и мой красный диплом психолога не является гарантом в работе фасилитатора в расстановках. Но знания, опыт, практика, полученные в рамках обучения в «Московском гештальт институте», десятки сессий личной психотерапии, собственные расстановки, участие в различных тренингах, медитационных и дыхательных интенсивах, безусловно, здорово поддерживают меня в работе расстановщика.
   Подытожу вышесказанное. Мое личное мнение: расстановщикам полезно совершенствовать свое умение постоянно, сколько бы лет они ни работали в этом направлении, непрерывно развиваться в этой области и практиковать одновременно. Иметь или не иметь образование психолога – это дело личного выбора каждого. Но я бы рекомендовала всем расстановщикам пройти, помимо обязательных расстановок своей семьи и своего рода, необходимое количество часов личной терапии или психоанализа с профессиональным психотерапевтом. Это дает неоценимую возможность разобраться в себе, понять себя, отреагировать и исцелить свои детские травмы, обрести целостность.
   Только тогда мы сможем оказывать своим клиентам полноценную профессиональную помощь, не проецируя на них свои непроработанные проблемы. Давать людям не то, что они просят, а то, что им необходимо, своевременно возвращая им умение брать ответственность за свою жизнь и свое будущее.

Заместители

   Заместители (представляющие других людей или абстрактные понятия, играющие роль) – еще одно важное звено на силовом поле расстановки. Эти люди – тоже на служении. Они являются проводниками и антеннами между двумя мирами. Заместители помогают ведущему расстановки через свои ощущения, чувства, импульсы в теле, через проходящий сквозь них поток образов, информации воссоздать картину семейного сценария или прояснить взаимоотношения. Я высоко ценю помощь и вклад этих людей и уважаю их риск в исследовании неведомого.
   Человеку, представляющему в ходе расстановки другого человека, нужно, образно говоря, на время оставить себя, свою личность, суждения и опыт в стороне. Войти в расстановку пустым сосудом, антенной, пропускающей через себя информацию полевых структур другой системы. Призыв Иисуса Христа «Будьте как дети!» можно отнести и к заместителям в расстановках.
   За годы обучения и участия в различных группах я многократно была заместителем в различных ролях. Это были любящие или холодные матери и горячие любовницы, абортированные дети и жертвы войны, самоубийцы и романтические возлюбленные, бабушка-ведьма и Божья Матерь. Шквал эмоций, сексуальное возбуждение, стыд, злоба, счастье, смирение, раскаяние, любовь, сожаление – вот далеко не полный перечень пережитых мною страстей. Они прошли через мое тело и душу болью, смехом, слезами. Какие-то из этих переживаний меня очистили, какие-то меня наполнили. Я благодарна всем, кто когда-либо доверял мне тайны своей жизни.
   Я благодарна всем мужчинам и женщинам, которые в течение семи лет в разное время приходили на расстановки и вместе со мной оказывали поддержку и помощь незнакомым людям в трудные минуты жизни.
   Заместители в расстановках – обычные люди со своими радостями, печалями, превратностями судьбы. Но по зову сердца один раз в неделю они оставляют все свои дела и приходят на расстановки. Приходят, чтобы помочь тем, кому хуже; тем, кто споткнулся; тем, кто очень нуждается в помощи. Для меня эти люди – воплощение ангелов милосердия на Земле.
   Не во всех расстановках членов семейной системы клиента представляют заместители. В индивидуальных расстановках, в монорасстановках все роли вместо заместителей исполняет сам клиент или клиент совместно с терапевтом. Здесь может быть использована визуализация и работа с внутренними образами. Могут быть задействованы также вспомогательные материалы-«якоря»: куклы, специальные фигурки с изображением женщин, мужчин, детей, стандартные листы бумаги размером А4 с пометкой, обозначающей лицо, стулья, обувь, подушки и т. д.
   Одну из самых виртуозных работ с фигурками вместо живых заместителей я видела у Бертольда Ульсамера на обучающем семинаре. Поочередно с клиентом, ставя палец на голову то одной фигурке, то другой, они озвучивали нисходящую на это небольшое силовое поле информацию. Та энергия, которая в обычной расстановке распространяется по всему пространству зала, здесь была сконцентрирована на площади небольшого стола. Работа была очень сильная и многослойная. Лица обоих в каждое мгновение этого часа расстановочной работы изменялись до неузнаваемости, даже, казалось, старели на глазах, через них будто пропускали разряды тока. Результат расстановки превзошел все ожидания.
   По моему ощущению, в расстановке фигур я, как терапевт, теряю втрое больше энергии, чем в классической расстановке. Я знаю, что такие расстановки работают прекрасно, но предпочитаю работать с заместителями. Другие расстановщики, наоборот, чаще прибегают к расстановке фигур.
   Восхищалась я и работой многих немецких терапевтов с «якорями», особенно сессией Кристины Эссен во время мастер-класса на международном конгрессе в Москве. Это был поистине театр одного (но блестящего!) актера. «Якоря» в виде листов бумаги, разложенных на полу, я довольно часто использую как в индивидуальных сессиях с клиентами, так и для решения своих личных вопросов.
   А еще у меня есть твердое убеждение в том, что все без исключения люди, которые занимаются системными семейными расстановками – основатели метода, расстановщики, клиенты, заместители, члены и участники обучающих программ – являются своего рода посланцами. Наши предки направили нас для восстановления нарушенного порядка в нашей семейно-родовой системе, гармонизации, исцеления прошлого, примирения с судьбой, трансформации прожитого опыта, высвобождения жизненной энергии. Наши предки взывают к нам с просьбой о любви и молитве.
   Мы все находимся в потоке движения души по священному кругу любви от наших прародителей к нашим потомкам. Мы все находимся на своего рода службе.

Как происходит расстановка

   Эта часть повествования скорее предназначена для непрофессиональных расстановщиков, для тех, кто только делает свои первые шаги на пути творческого процесса, коим являются системные семейные расстановки. Для тех, кто открыт поддержке и видению коллеги, прошедшего солидный отрезок пути в этом направлении и имеющего за плечами большой практический опыт.
   В этом разделе я хочу описать основные шаги, или вехи, расстановочной работы, как это вижу и понимаю я, обратить внимание на узловые моменты, знание последовательности которых облегчит работу начинающим расстановщикам и будет полезно всем интересующимся этой темой для собственного личностного развития. Итак, расстановка. Шаг за шагом.

1. Выяснение запроса

   Далее я прошу клиента коротко изложить суть дела: «В чем состоит просьба? Что вы желаете рассмотреть? Что вы хотите улучшить?»
   Заказчик расстановки в нескольких фразах излагает суть своего вопроса. Многие люди за долгие годы буквально сроднились со своей бедой и не прочь еще раз в присутствии новых слушателей детально и сладостно посмаковать ее. Чаще всего это означает, что клиент не готов что-либо менять, он пришел в очередной раз пожаловаться и доказать всем, и себе в том числе, что ничего исправить нельзя и что ему хуже всех. Кроме того, длинный рассказ и некорректные отзывы о людях («этот гад меня достал», «эта сволочь не помогает детям») утомляют присутствующих и формируют предвзятое отношение к членам семьи клиента у сердобольных особ.
   В зависимости от обстоятельств, я останавливаю человека либо вопросами: «Что можно здесь улучшить? Что было бы для тебя хорошим решением?», либо немного резким фрустрирующим заключением: «Сочувствую. Это действительно неразрешимая задача. Я вам помочь не в силах». Как ни странно, это вскрывает в людях ресурсы, и мы начинаем конструктивный диалог.
   Я прошу клиента сформулировать задачу таким образом, чтобы она была в зоне его ответственности, чтобы он мог оказывать на нее влияние. Запрос должен касаться лично клиента, а не другого члена семьи. Например высказывание: «Пусть мама перестанет злиться и доводить меня до белого каления» клиент меняет на: «Я хочу знать, как мне себя вести, чтобы у нас с мамой наладились близкие, доброжелательные отношения».
   Или вместо фразы: «Я хочу, чтобы начальник ценил меня и поднял зарплату» девушка говорит: «Какие шаги мне необходимо предпринять, чтобы мой труд оплачивался достойно?»
   Иногда в запросе клиента звучат неоправданно высокие, нереальные ожидания: «У отца может начаться гангрена. Я пришла сделать расстановку, чтобы избавить его от сахарного диабета». Бывают даже манипулятивно-угрожающие: «Или пусть он оставит жену и женится на мне, или я не знаю, что с собой сделаю».
   Я реагирую по-разному – все зависит от человека и причин его поведения. Часто вспоминаю слова Рут Алламанд: «Что я могу сделать, так это предоставить клиенту весь свой опыт и знания. Но я должна помнить, что я – меньше судьбы. Я не Иисус. Я делаю только то, что могу. Я нахожу решение только там, где есть сфера влияния».

2. Вопросы, касающиеся важных событий

   Кто входит в состав семьи?
   Были ли в семье мертворожденные или рано умершие дети, были ли в семье особые судьбы, например инвалидность?
   Были ли у кого-то из членов рассматриваемой системы (супругов, бабушек и дедушек) прочные связи, то есть был ли кто-нибудь из них помолвлен, состоял ли в браке или других значимых длительных отношениях до вхождения в настоящую систему или в процессе ее существования?
   В случае необходимости (особенно, если запрос касается непосредственно семейных взаимоотношений) терапевт может также задать один или несколько из нижеперечисленных дополнительных вопросов.
   Был ли у вас, вашего мужа/вашей жены, у кого-то из ваших родителей партнер до брака?
   Есть ли у вас/вашего партнера зачатые до брака дети? Где эти дети живут? Есть ли у вас с ними контакт?
   Знают ли ваши дети о вашем/вашего партнера предыдущем браке? Знаете ли вы о том, что у вас есть сводные братья/сестры?
   Усыновляли ли вы/ваши родители ребенка? Вы сами являетесь приемным ребенком? Был ли восстановлен контакт с родными родителями?
   Был ли у вас/ваших родителей/родителей мужа/родителей жены ребенок, который умер? Об этом ребенке знают все? Его оплакали? Был ли у вас/вашей жены или предыдущей партнерши аборт?
   Вы/ваша жена/ваш муж/ваш отец/ваша мать/отец или мать вашей жены/вашего мужа рано потеряли одного или обоих родителей?
   Знает ли каждый из перечисленных выше лиц обоих своих родителей? (Даже если никогда их не видели!)
   Умирал ли кто-нибудь из женщин при родах?
   Был ли исключен кто-нибудь из членов семьи? У кого из членов семьи по-прежнему есть с ним контакт?
   Были ли у ваших детей/у вас расставания с одним из родителей или с обоими родителями (например, госпитализация в раннем возрасте; болезнь матери, повлекшая разлуку с ребенком; воспитание у бабушки, дедушки или тети, так что ребенок порой предпочитал или до сих пор предпочитает этого человека матери)?
   Были ли в роду случаи тяжелой физической или душевной болезни?
   Имели ли место внутри семьи тенденции к самоубийству?
   Случались ли удары судьбы (бегство, потеря имущества и состояния, потеря работы)?
   Был ли кто-нибудь лишен наследства?
   Добился ли кто-нибудь наследства нечестным путем?
   Был ли кто-нибудь осужден?
   Находился ли кто-нибудь в концлагере? Есть ли среди членов семьи жертвы войны или военных преступлений? Погибшие? Был ли отец/дед в плену?
   Есть ли в вашей семье преступники? Жертвы преступления, насилия?
   Случались ли в семье убийства?
   Есть ли в семье кто-нибудь, кто очень религиозен, ушел в монастырь, стал священником?
   Было ли над вами/вашим партнером/партнершей совершено насилие?
   Есть ли в семье люди, страдающие алкоголизмом или другими видами зависимости?
   Были ли случаи неизлечимых или наследственных болезней?
   Знаете ли вы могилы своих родителей/бабушек, дедушек? Вы их посещаете? Указаны ли на могильной плите имена умерших?

3. Принятие решения. Какую систему расставить

   Решения можно принимать самим, а можно согласовывать с клиентом. Я могу, обобщая всю полученную информацию, уточнить у него: «Правильно ли я вас поняла, что у вас не складываются взаимоотношения с сыном, потому что вы сами росли без отца? Я предлагаю для начала поставить вас и сына (или вас и вашего отца). Вы согласны?» Если человек совсем не подготовлен, впервые участвует в расстановках или сильно взволнован, решения я принимаю директивно.

4. Выбор заместителей

   Заместителей выбирает клиент, руководствуясь не внешним сходством или какими-то умозаключениями, а внутренним чутьем, интуицией.
   В ходе выбора заместителей некоторые участники, в силу каких-либо причин, могут отказаться от предложенной роли. Их решение следует уважать, но лучше до начала работы спросить, кто сегодня не готов помогать другим. Некоторые мастера расстановок, в том числе Берт Хеллингер, сами назначают заместителей клиентской семьи. Я доверяю этот выбор заказчику, но по ходу расстановки могу добавлять для клиента заместителей его дальних родственников, представителей больших фигур, например Судьбы, Жизни, а также абстрактных понятий, таких как Цель, Преграда, Ресурсы.

5. Расстановка заместителей

   Точно так же клиент поступает с остальными заместителями, пока все они не будут расставлены в пространстве поля. Иногда бывает полезно, чтобы в заключение клиент обошел вокруг расставленной группы и подправил то, что по его ощущениям еще не полностью соответствует действительности. В это время клиент еще раз может сказать заместителю о том объекте, чью роль он играет.
   Затем он садится на то место, с которого хорошо видна вся расставленная система. Если по ходу расстановки ему нужно будет что-то лучше увидеть или услышать, он может пересесть на более комфортное для себя место, не пересекая пространство расстановки.
   Во время расстановки заместителей терапевт должен следить за тем, чтобы клиент делал все сосредоточенно, двигался медленно, внимательно прислушиваясь к себе и своим физическим ощущениям. Следует останавливать и поправлять клиента, если он пытается с помощью заместителей создать нечто, напоминающее скульптуру, – к примеру, вложить руку одного заместителя в руку другого.
   Порядок расстановки фигур выбирает сам клиент, что в некоторых случаях помогает определить представление клиента об иерархии участников рассматриваемой системы.
   От заместителей тоже требуется внутренний отказ от желания «спасать» клиента или ситуацию, от собственных представлений, намерений и страхов. Задача заместителя – наблюдать за всеми изменениями, которые происходят на уровне тела, ощущений в нем, возникающими чувствами, мыслями, желаниями. Например, он может ощутить жар или холод, у него появится желание смотреть в пол, усилится сердцебиение, возникнет внезапное ощущение напряжения, тяжести или реакция в виде «мурашек», дрожи, чувства гнева или бессилия, обиды или любви. Имеет смысл также обращать внимание на возникающие картинки, образы или напрашивающиеся слова. О вспышках агрессии, жажде ударить другого человека в целях безопасности лучше сразу сказать ведущему.
   Когда у меня возникает недоверие к кому-то из заместителей или появляется опасение насчет его неадекватного поведения, душевного или физического состояния, я меняю заместителя. «Тебе сейчас лучше посмотреть на все это со стороны» или «Сядь, тебе нужно отдохнуть», – мягко говорю я ему. Иногда я сама становлюсь на это место в расстановке, если вижу, что другим такая роль не по силам. Но в таком случае можно расстановку и прекратить, разъяснив клиенту проявленную негативную динамику.

6. Оценка происходящего на расстановочном поле

   Уже с первых минут расстановки в процессе распределения заместителей в пространстве помещения терапевту открываются некоторые пласты информации и о клиенте, и о его системе. По тому, как клиент приглашает заместителей, разводит их по залу, в каком порядке расставляет членов семьи, можно сделать вывод, сосредоточен ли клиент на происходящем, взволнован или отстранен. Некоторые клиенты очень внимательны к процессу, другие небрежны, есть очень контролирующие личности, пытающиеся и в этом поле установить свой порядок.
   По взглядам, выражению лица, позе, расположению в пространстве заместителей, ведущему многое становится ясно. У него в голове может уже на этом этапе возникнуть гипотеза о происходящем в системе, о взаимосвязях и групповой динамике. Он волен поделиться своими предположениями с автором расстановки, а может задать уточняющие вопросы.
   Кто в семье рано (преждевременно) ушел из жизни, были ли у вас аборты? (В случае, если заместитель клиента или другого члена семьи смотрят в определенную точку на полу.)
   Ваш брат находится в депрессии? За кем из умерших родственников он стремится уйти? (Если заместитель брата хочет выйти за пределы комнаты.)
   Какая трагедия случилась, что произошло в вашем роду (семье)? (Когда все заместители семейной системы смотрят в одном направлении.) Следует заметить, что поза и взгляд в одном направлении всех родственников иногда означает и общую идею. Идея может быть любой – коммунизм, религиозная секта, эмиграция в Израиль.
   Были ли в вашем роду случаи самоубийства? Были ли в семье психически больные люди (шизофрения; маниакально-депрессивный психоз)? (Если заместитель поднимает голову вверх и крутит шеей или поочередно то поднимает взгляд к небу, то смотрит в землю.)
   Четких правил нет. Все нужно рассматривать только в контексте темы расстановки, своей интуиции, обратной связи заместителей и других подсказок знающего поля.

7. Вопросы к заместителям

   Ведущий обращается ко всем заместителям: «Настройтесь на ту роль, которую вы получили от клиента. Любым удобным для вас способом. Прислушайтесь к своему дыханию, прислушайтесь к ощущениям в теле. Что с вами сейчас происходит? Какие чувства, желания, импульсы к движению у вас появляются? Как вы ощущаете себя именно на том месте, на котором вы стоите сейчас? Кто в этом пространстве вам интересен? Кого вы видите? С кем чувствуете связь?»
   Сделайте паузу на некоторое время, дайте возможность заместителям вчувствоваться, вжиться в роль, осознать, что с ними происходит, оглядеться и прислушаться к себе.
   Затем терапевт начинает задавать заместителям вопросы о душевном состоянии, физических ощущениях, импульсах к перемещению. Порядок опроса терапевт определяет сам. Можно начинать с заместителя клиента, можно в том порядке, в котором представителей вводили в расстановку, можно сначала подойти к тем, кто себя чувствует плохо, сильно возбужден или хочет уйти. Можно руководствоваться порядком иерархии, а можно спросить у клиента, с кого бы он начал опрос. Достаточно опрашивать ведущих заместителей, а не всех. Но если у одного из «второстепенных» заместителей есть важная информация, он может сказать об этом ведущему.
   Слушая ответы заместителей, терапевт одновременно принимает во внимание их дыхание, тембр голоса, взгляд, бледность или покраснение кожи, раскачивание тела из стороны в сторону, другие телесные реакции. Не всегда заместителю удобно описывать те чувства, которые он испытывает в процессе расстановки. Особенно если на них наложено «табу» в его семейной системе или человеку неловко огорчать клиента своим признанием.
   Так, щеки женщины, замещающей тещу в расстановке, покрылись красными пятнами, ее била дрожь возбуждения, но она с трудом смогла вымолвить, что чувствует сильное сексуальное влечение к своему зятю. Клиентка, делавшая расстановку на взаимоотношения с матерью, горько расплакалась. Факт сексуальной связи ее матери с мужем клиентки несколько лет назад действительно имел место и стал жгучей раной и камнем преткновения в отношениях дочери и матери.
   Выражать злость, ярость, говорить «нет» насилию также непривычно для многих. Привычка быть «хорошей девочкой» или «хорошим мальчиком», улыбаться, даже если хочется плакать, свойственна и заместителям в расстановке. Иногда только по переминанию с ноги на ногу, сжатым кулакам и заигравшим на скулах желвакам мне удается распознать сдерживаемое чувство раздражения или праведного гнева. Чтобы удостовериться в правоте своих предположений, я вхожу в расстановку, становлюсь за таким клиентом или поочередно за каждым. Сверяю ощущения, снова выхожу и смотрю на все со стороны, делаю выводы.

8. Динамика: понимать и сделать понятной

   На данной стадии у клиента можно поинтересоваться, что ему напоминает происходящее либо насколько все то, что он видит, похоже на происходящее в его реальной жизни.
   К этому времени перед опытным терапевтом уже открыто видение того, что происходит в семейной системе заказчика расстановки, проявлены основные «болевые точки» взаимоотношений в семье.
   Видно, кто из расставленных лиц находится в опасности. Если терапевт по его позе и направленности к выходу понимает, что он хочет уйти или умереть, то следует, не задавая никому никаких вопросов, провести этого человека чуть дальше в направлении его взгляда и проследить за влиянием этого изменения на него и других заместителей. Либо поставить перед ним человека, за которым он хочет последовать. Либо попросить его развернуться на 180 градусов и поинтересоваться: «Тебе так лучше или хуже?» Другими словами, нужно проводить эксперименты и искать решение.
   Довольно часто бывает, что все заместители смотрят в пол или в одном направлении. Для терапевта это сигнал о том, что перед ними должен стоять (лежать) кто-то, кто был забыт или исключен из системы. Например, рано умерший ребенок или кто-то погибший.
   В этом случае терапевт должен спросить клиента, кто бы это мог быть, и ввести новую фигуру в расстановку.
   Если же, например, женщина стоит безучастно, с печальным выражением лица и опущенными плечами в окружении своих детей так, что создается впечатление, будто они хотят помешать ей уйти, терапевт сразу задает клиенту вопрос: «Что произошло в родительской семье матери, чем можно было бы объяснить ее стремление уйти?» В этом случае, прежде чем продолжить работу с остальными заместителями, терапевту следует найти решение для матери.
   Перед каждым следующим шагом в работе ведущий обращается за дополнительной информацией к клиенту, не делая больше и не расспрашивая больше, чем ему нужно для этого шага. При этом желательно сказать клиенту, для чего это надо, разъяснить происходящее, показать открывшуюся динамику семьи. Благодаря этому семейная расстановка сохранит свою сосредоточенность на главном, свою особую «плотность» и напряжение.
   Чем больше людей вы вводите в расстановку, чем больше вы хотите решить задач за один раз, чем больше вы стараетесь выложиться перед клиентом, тем более вероятен обратный результат. Ослабевает внимание присутствующих, снижается уровень энергии. Не зря говорят: лучшее – враг хорошего.
   Берт Хеллингер пишет:
   «Существует один верный признак, по которому можно определить, на правильном пути расстановка или она сбилась с него. Если в наблюдающей группе нарастает беспокойство, а внимание ослабевает, то у расстановки больше нет шансов. И чем быстрее терапевт ее прекратит, тем лучше. Прекращение расстановки позволит всем участникам заново сосредоточиться, и через некоторое время можно будет начать снова. Иногда указание к дальнейшему движению приходит из наблюдающей группы. Но это должно быть только наблюдение. Догадки или толкования лишь усугубят путаницу. В этом случае терапевт должен прекратить дискуссию и вернуть группу к сосредоточенности и серьезности».

9. Набор решений. Ритуалы, фразы

   Для того чтобы завершить расстановку, мастера классических расстановок использовали одно из следующих направлений.
   1. Расстановщик расставлял всех членов семьи, соблюдая иерархический порядок семейной системы. При этом он находил для клиента хорошее место. Когда всем членам семьи становилось лучше, чем в начале сессии, расстановку завершали.
   2. Доверяя «движению души» заказчика расстановки и всех членов семейно-родовой системы, ведущий давал возможность передвигаться в пространстве до тех пор, пока каждый член системы не находил для себя хорошее место.
   3. Помимо вышеперечисленных способов завершения расстановочного процесса или совместно с ними, ведущий использовал исцеляющие ритуалы, благословение и разрешающие фразы. На них я остановлюсь подробнее в главе «Ритуалы» в следующей книге серии «Волшебная сила семейных расстановок».
   4. Иногда в ходе расстановки требуется ввод так называемых больших фигур – фигур, которые стоят выше человека или над ним. Такая необходимость может возникнуть, если, например, в жизни кого-то из членов системы было что-то особое, что выше и сильнее него и оказало значительное влияние на жизнь и/или судьбу. Для завершения процесса я ввожу большие фигуры, такие как Жизнь, Любовь, Судьба, Миссия, Богородица, ангел-хранитель, Свобода. Или вспомогательные абстрактные понятия – цель, дом, страна, работа, деньги, успех.

10. Найти хорошее место для клиента

   В результате прохождения всех этапов расстановки, передислокации членов семейной системы, установления порядка в семье, примирения с родственниками и близкими людьми на расстановочном поле вырисовывается совершенно другая картина семьи протагониста. Эта картина и является тем образом-решением, которое, как некая изначальная матрица рода, «ДНК» родовой системы, встраиваясь в сознание, память и душу клиента и в коллективное сознание и душу его семейной системы, способно гармонизировать всю систему и исцелить клиента от болезненных переплетений, освобождая его энергию для новых свершений.
   Если расстановка удалась, ее поле воистину является полем любви и порядка. Полем порядка любви. Я всегда спрашиваю клиента, есть ли у него желание встать на свое место в расстановке или ему достаточно только увидеть и взять этот образ в свое сердце. Чаще человек соглашается встать на свое место в семейной системе, проникнуться ее духом и энергией, подзарядиться силой рода. Он может еще раз склониться перед родителями и всей своей семьей в знак благодарности за жизнь. Теперь новая внутренняя картина может иметь место в его сердце и развивать свое воздействие.

11. Вывести заместителей из ролей

   Если в расстановке не было сильного напряжения, то роль можно просто с себя «стряхнуть», как стряхивают пыль. О других примерах освобождения от влияния расстановочного процесса вы можете прочесть в других книгах серии «Волшебная сила семейных расстановок».
   От хороших ресурсных ролей, таких как Любовь, Богатство, Удача, Счастье, Творчество, люди предпочитают не освобождаться.

12. Завершение процесса

   Как психотерапевт, после каждой клиентской группы я предпочитаю «завершить гештальт» – получить обратную связь от участников, дать людям возможность задать вопросы, поделиться переживаниями, высказаться, если что-то осталось «за кадром», не озвученным, не прочувствованным. Провести параллель между расстановкой клиента и тем, что происходит в собственной семье.
   В конце процесса мы садимся в круг и погружаемся в одну из медитаций, способствующих очищению, гармонизации и душевному равновесию. Здесь я приведу только одну из них.
МЕДИТАЦИЯ «СВЕТ ЗВЕЗД»
   Все садятся в круг, плотным кольцом друг к другу. Ноги не скрещивать. Ступни ног стоят параллельно. Левую руку кладем на колено соседа, ладонью вверх. Правую руку ладонью вниз опускаем на левую руку соседа на вашем колене. Спина прямая. Позвоночник устремлен к небу. Макушка, как елочная игрушка, будто подвешена к потолку. Закрываем глаза.
   Делаем глубокий вдох и с выдохом отпускаем от себя все, что мы пережили сегодня. Снова глубокий вдох и с выдохом освобождаемся от старого, ненужного. Еще один глубочайший вдох – и тело полностью расслаблено.
   Почувствуйте небосвод у себя над головой. Мысленно окиньте взглядом мириады сияющих звезд. Представьте, что с небес, с этих сияющих звезд на вас нисходит голубая, сияющая, чистая энергия. Потоки этой одновременно сильной и нежной энергии мягко проходят через все ваше тело – от темени до кончиков пальцев рук и ног. Эта энергия вымывает из клеточек вашего тела старые обиды, горечь, боль и разочарование, все лишнее, все, что блокирует ваше развитие и духовный рост. И уносится все это в самый центр Земли, туда, где оно может трансформироваться и быть полезным.
   Мощные потоки перламутровой голубой энергии заливают, очищая, все пространство вокруг вас, водопадом выливаются через окна на улицы города. Пропитывают метр за метром всю планету Земля. Почувствуйте себя сидящими в потоках голубого блаженства на голубой планете. А энергии становится все больше и больше, она устремляется вверх, к звездам, с которых она пришла. И усиленная тысячекратно возвращается она голубым пульсирующим светом чистоты, мудрости и любви на планету Земля, в наш город, в нашу комнату и вливается в каждого из нас, наполняя вселенским сознанием.
   Побудьте в пульсациях голубого блаженства несколько минут.
   «Толкните» этот поток голубой перламутровой вибрирующей субстанции из своей левой ладони в ладонь соседа. Почувствуйте, как эта энергия течет по кругу, превращаясь в исцеляющую, сияющую голубым светом сферу.
   Ощутите легкий ионизированный воздух. Насладитесь его чистотой. Дышите легко и свободно.
   А сейчас мы постепенно будем возвращаться в настоящее, в эту комнату. На счет «пять» мы все откроем глаза, почувствуем бодрость, прилив сил и улыбнемся друг другу.
   Один, два, три… четыре… пять.
   Завершить клиентскую группу по расстановкам можно следующими словами: «Уходя отсюда, оставьте все, что вам не принадлежит. И возьмите всю силу, которая принадлежит вам».

Глава 2
Аборты

Бомба замедленного действия

   Аборты, их последствия – это бомба замедленного действия, которая может взорваться в любой отрезок времени, разрушить близкие и значимые отношения, ранить невиновных и попросту пустить жизнь под откос.
   В культуре нашей страны, как и в культуре многих западных стран, аборт считается невинным процессом, механическим прерыванием нежданной беременности и частью планирования рождаемости.
   Автору этих строк до недавнего времени такое мировоззрение было знакомым, единственно приемлемым и оправданным. Никогда я не думала, что убиваю живую душу, причиняю адские муки и боль беззащитному существу. Убиваю человека.
   Я так не думала, но душа моя знала. Поняла я это, когда стояла на службе в церкви, посвященной отпеванию невинных душ. В середине служения акафиста об убиенных младенцах вся невыраженная боль раскаленной лавиной хлынула из подсознания в сердце, и я упала без чувств. Очнулась я в церковном саду, куда меня вынесли сердобольные женщины, надо мной стоял батюшка с кадилом, слышался вой сирены приближающейся «Скорой помощи». Я разрыдалась, может быть, впервые в жизни осознав всю необратимость содеянного зла и раскаявшись.
   Берт Хеллингер первый обратил внимание на то, какое значение в семье в целом имеют абортированные дети, какое влияние они оказывают на взаимоотношения между партнерами:
   «Аборт имеет решающее значение для партнерских отношений. После абортов партнерские отношения, как правило, заканчиваются. Вместе с ребенком почти всегда абортируется и партнер, если он в курсе происходящего. Для любви это, как правило, непосильное испытание.
   Последствием аборта будет искупление вины родителями независимо от обоснования или объяснения причин. Если проследить дальнейшую судьбу родителей, станет очевидно, что они расплачиваются за последствия аборта. Женщина, например, часто не может найти себе партнера или удержать его. Партнерские отношения невозможны. Или что-то другое, например, тяжкое заболевание. Я часто видел, что рак является расплатой за абортированного ребенка, за аборт».

   Я попробую в этой главе изложить свое видение этого вопроса, исходя из личного опыта и опыта своей длительной расстановочной и консультационной практики.
   Каждую ночь тысячи и тысячи пар, мужчин и женщин, на всей Земле занимаются любовью. Они высекают в телах друг друга импульсы неземного наслаждения, оргазмического экстаза и райского запредельного удовольствия.
   Каждое утро тысячи и тысячи женщин в одиночку идут в медицинские учреждения, на свою Голгофу, где их тела распинают и с кровью и плотью вырывают из них плоды любви – новые зародившиеся жизни.
   Как после этого женщина может относиться к мужчинам, к миру, к людям?
   Да, и так тоже. Ваш ответ тоже имеет право на жизнь.

Последствия для пары

   Приговаривая женщину к аборту, а своего ребенка – к смерти, мужчина неосознанно подписывает следующий вердикт: «На меня нельзя положиться, мне нельзя доверять, я слабый, я не могу прокормить своих детей. Я не мужчина».
   Женщина, которая легкомысленно или высокомерно абортирует ребенка мужчины, готового нести ответственность за нее и детей, тем самым говорит ему «нет». «Нет» продолжению его жизни, продлению его фамилии и его рода, «нет» совместному будущему, «нет» близким отношениям. Она отвергает его как мужчину.
   Жизнь под одной крышей для пары, абортировавшей ребенка, теряет смысл. Разрушительным последствием аборта является то, что отношения пары на этом, как правило, заканчиваются.
   Аборты до сих пор делают с помощью инструментов, похожих на средневековые орудия пыток (исключение составляет вакуумный аборт). Женщина испытывает проникновение в свое влагалище и матку лязгающего железа, металлических холодных расширителей, зеркал и щипцов. Боль и мука кромсает ее тело или во время аборта, или после прекращения действия наркоза, если таковой был. Она травмирована и физически, и психологически.
   Продолжение сексуальных отношений с партнером, оказавшимся виновником ее страдания, становится для женщины проблематичным. Получение оргазма и сексуального удовольствия как с этим партнером, так и с другими может быть заблокировано, сопровождаться страхами и паническими атаками.
   Мужчина, от которого сделан аборт, может впоследствии испытывать чувство вины за секс с этой женщиной и страх перед дальнейшими отношениями с ней. Он ощущает себя виновником потери физического здоровья женщины, ее привлекательности и душевного равновесия. Сексуальные связи нарушаются в корне. Аборты могут привести к исчезновению сексуального влечения, то есть прекращению сексуальных связей между мужчиной и женщиной.
   При оперативном вмешательстве, которое и на сегодняшний день, в основе своей, делается вслепую, страдает тело женщины, его физическая целостность и здоровье. Вместе с плодом и плацентой абортируются и здоровые клетки женской матки, идет большая невосполнимая потеря крови, падает гемоглобин, наносятся синяки, раны и ссадины. Нередко вносятся различные виды инфекций. Вся процедура является стрессом, который усугубляется возрастом, семейным положением и отсутствием должной психологической поддержки. Частым последствием абортов являются воспалительные процессы женских половых органов, онкологические заболевания матки и грудных желез. В некоторых случаях женщина утрачивает способность иметь детей.
   Оперативное вмешательство с целью аборта разрушает физическое тело и здоровье женщины, включает необратимые процессы, наносит ей неизгладимую психологическую травму.
   Люди с ампутированными конечностями или внутренними органами могут ощущать их энергетическое присутствие даже через длительный промежуток времени.
   Я это знаю не понаслышке. Моему папе трамваем отрезало ногу, когда он был 14-летним подростком. В 50 лет он ощущал боль в этой отсутствующей ноге, которая ныла в сырую погоду, перед дождем или снегом.
   Что же говорить о нереализованном потенциале человеческой жизни, который абортируется вместе с ребенком? С ребенком абортируется часть души его отца и часть души его матери.
   Даже будучи исторгнутым из жизни, абортированный ребенок всегда теперь присутствует в энергетическом поле двух семейных систем отца и матери, и его энергия может оказывать на них влияние независимо от того, знают они об этом или нет, хотят они этого или не хотят.
   Вся ответственность за абортированного ребенка лежит на обоих родителях, хотя мужчины часто не соглашаются нести эту ношу. Если факт аборта замалчивается, игнорируется, обесценивается, то есть ребенка исключают из семьи, то кто-то другой, живущий ныне, чаще мать или невинный ребенок, своей жизнью, смертью, поведением, болезнью пытается компенсировать несправедливость. Несправедливость отказа в принадлежности ребенка к семейной системе.

Последствия для детей

   Многие последователи Хеллингера в своей практической деятельности выявили и выявляют не только отмеченные им влияние абортов на взаимоотношения партнеров и последствия для здоровья, но и роковое воздействие абортированного ребенка на следующих за ним братьев и сестер.
   У последующих после абортов детей наблюдаются такие тенденции:
   ● стремление к смерти;
   ● страх жизни;
   ● подверженность частым травматическим ситуациям и болезням;
   ● недоверие к матери, людям, жизни;
   ● суицидальные наклонности;
   ● чувство вины из-за удачи и успехов;
   ● отказ от счастья и личной жизни;
   ● бездетность.

   Примерами такого влияния абортов на живущих детей изобилует практически каждая глава этой книги.
   Я хочу остановиться на своем личном многолетнем опыте расстановочной работы и привести примеры, когда прерывание беременности незримой печатью ложится не только на последующих, но и на предшествующих абортированному ребенку детей.
   Воздействие абортированных детей на уже живущих сиблингов встречается реже, их последствия не так суровы, как в предыдущем случае, но они есть, и к этому нужно быть готовым:
   ● бездетность (при отсутствии физиологических отклонений);
   ● недоверие к родителям (чаще к матери);
   ● нежелание принимать от матери что бы то ни было (силы, советы, любовь);
   ● необоснованная агрессивность и раздражительность;
   ● неуверенность в себе;
   ● трудности в принятии решений;
   ● запрет на личное счастье;
   ● ощущение преград перед любым начинанием, неумение их преодолевать.

   Ниже я приведу примеры реальных жизненных историй, случаи из опыта моей расстановочной деятельности, в которых прослеживается влияние абортированного ребенка на уже имеющихся в семье детей.
   Все другие возможные причины описанных последствий у предыдущих детей исследованы и не подтверждены.

Галчонок

   Эта женщина была обворожительна и в свои далеко «за…». Галина попросила меня сделать расстановку для сына, который живет в Санкт-Петербурге. Не в моих правилах делать расстановки за взрослых совершеннолетних детей, если они не больны и вменяемы. Но женщина убедила меня, сказав, что хочет снять свою вину за то, что назвала сына именем дяди, брата мужа, которого звали Матвей. А он ох какой непутевый.
   «Сын какой-то бездеятельный, не может вовремя принять решение, всюду видит препятствия. Он актер и редкий красавец. Это я вам не как мать говорю. Ему предлагали не раз потрясающие роли, но пока он мнется – другие уже играют. И в личной жизни также: 33 года, дважды был женат, детей нет. Собирается жениться в третий раз, но его одолевают сомнения, как будто он не вправе быть счастливым».
РАССТАНОВКА
   По настоянию обеспокоенной матери ставим в расстановку сына Матвея и его дядю Матвея. Дядя – сама жизнь, фейерверк энергии и движения. Связь с племянником есть. Но теплая и дружественная.
   Непутевость дяди, по словам Галины, заключается в том, что старший Матвей любит поесть, выпить, любит охоту и женщин. Но, как оказалось, живет в браке с единственной женой тридцати пяти лет, у них пятеро детей и море внуков. И он их всех обожает.
   Я объясняю женщине, что эта взаимосвязь если и влияет на ее сына, то только положительным образом. И мы начинаем искать причину его инфантильного отношения к жизни. Я спрашиваю Галину, делала ли она аборты. Выясняется, что делала один: когда Матвею было четыре годика. Так как других камней преткновения мы не обнаружили, я начинаю двигаться в этом направлении. В порядке эксперимента.
   Рядом с заместителем Матвея мы ставим заместителей его отца и матери.
   Все умиротворены. Отец с матерью берутся за руки, вначале нежно смотрят друг на друга, а потом на сына. Такой близости душ я еще не встречала. Но отец с сыном переводят взгляд в одну и ту же точку на полу. Мать растерянно мечется между мужчинами. На место, куда смотрят отец и сын, я кладу заместителя абортированного ребенка. Отец бледнеет и оседает на пол, ползком он добирается к неродившейся девочке, обнимает ее за ноги, и его плечи трясутся от рыданий. Сын с болью смотрит на эту картину, хочет отойти, но его ноги будто приросли к полу.
   – Я не могу никуда идти, не имею права, они всегда на моем пути, – выдавливает он наконец.
   Мать сочувственно смотрит то на мужа, то на сына. Ребенка она не видит. Когда отец немного успокаивается, я прошу его подвести девочку к матери и сказать:
   – Это наша дочь, плод нашей любви. Ты убила ее. Тебе отвечать за это. Неси это вместе со мной.
   На слове «убила» заместительница вздрагивает и начинает плакать одновременно с настоящей Галиной. Они с любовью принимают ребенка в свое сердце.
   – Я чувствую себя свободным, я теперь могу идти, – удивленно и радостно говорит заместитель сына. Я разрешаю ему двигаться туда, куда влечет. Он делает три шага вперед, разворачивается, падает на колени перед сидящим на полу ребенком и совершенно спонтанно произносит слова, словно исходящие из глубины души:
   – Я по тебе очень скучаю. Я вижу тебя во всех девушках, которых встречаю, и боюсь, что с ними что-нибудь случится, как и с тобой. Если я могу что-нибудь для тебя сделать, я сделаю. Как жаль, что тебя нет рядом. Я тебя так люблю.
   Девочка обнимает его и говорит:
   – Для меня ты можешь сделать только одно: будь счастливым за нас двоих. И радуйся за нас двоих.

И жили они счастливо

   Сыграли свадьбу. Вася в своей Галочке души не чаял, на руках носил, работал за троих, чтобы любимую обновкой побаловать. Для нее круглый год был праздник. Ручку под подушку засунет – и найдет там то колечко, то бусы, то платочек. Весной к ногам ее бросал охапки душистого жасмина и сирени, осенью – желтые с морозцем хризантемы. Целовал каждый пальчик и любил ее, любил, любил… Через два года у счастливой пары родился мальчишка. Назвали Матвеем. В нем была такая редкая смесь красоты и силы, что все в округе говорили: «Ну вылитый артист». С трех лет Василий учил сына всему, что умел сам (а умел он многое, руки у него были золотые): и по дому хозяйственные дела делать, и рыбу ловить, и еще много чему. Даже на комбайн его с собой в поле брал. Учил и тому, как постоять за себя. Четырехлетний бутуз однажды смог дать отпор первоклассникам, пытавшимся отобрать его велосипед. Вернулся со ссадиной, но с победой и велосипедом.
   Галя после рождения сына расцвела, стала еще красивее, еще желаннее. Вечерами они втроем пели песни под баян. А маленький Матвей с табуретки читал им свои стихи.
   Однажды, уходя на работу, Василий увидел жену неожиданно бледной и расстроенной.
   – Что-нибудь случилось? – участливо спросил он.
   – «Подзалетела» я снова, – ответила Галочка сдавленным голосом.
   – Галчонок, птенчик мой, любимая, потерпи до вечера, все обсудим.
   И выбежал к дежурному автобусу. Была горячая пора уборки урожая.
   Галя не стала терпеть. Василий застал ее вечером лежащей на кровати без кровинки в лице. И все понял.
   – Ты сделала аборт? Почему?
   – У нас уже есть сын. Я не свиноматка, чтобы бесконечно рожать.
   Василий задохнулся от боли и безысходности и не мог сдвинуться с места. Потом поплелся к двери, по дороге схватив за лямки баян. Он так и волочил его через село до самого магазина.
   В магазине он купил большую бутылку водки и побрел к реке. Он пил, выл и рыдал всю ночь. Всю ночь над селом разносилось не то пение, не то рев смертельно раненого зверя.
   С тех пор он стал попивать. И чем дальше, тем больше – ввязывался в драки, его приносили домой избитым. На жену он тоже поднимал руку, но только замахивался и, скрипя зубами, с досадой отходил. Единственной радостью для него оставался сын, с которым он то уходил в лес по грибы, то отправлялся на рыбалку, то что-то мастерил. Но когда он глядел в голубые материнские глаза сына, сердце сжигала тоска. И он снова пил и снова не находил себе места.
   Галина долго не выдержала. Через год она забрала сына и уехала в большой город. Вскоре она вышла замуж за мужчину, у которого тоже был маленький сын. Жизнь пошла своим чередом. Об абортированном ребенке она никогда не вспоминала и не сожалела. Ее сын Матвей по-своему делал это вместо нее.

Жизнь продолжается

   – Сыночек, – продолжала Галина, – Надя сказала, что тебе еще нужно сделать расстановку на своих женщин, есть видение, что ты путаешь их со своей неродившейся сестрой. Может, это и ошибочная версия, но эту расстановку тебе нужно сделать самому. Найди специалиста, в Питере есть много хороших.
   На другом конце провода она услышала изменившийся, возмужавший голос Матвея:
   – Мама, я чувствую, что за этим стоит истина. Я боялся за каждую женщину, с которой у меня были близкие отношения. Во мне жил подспудный страх, что с ними случится что-то непоправимое. И поэтому я уходил сам. С каждой женой я прожил по четыре года. Может, это тоже что-то значит?
   В этом действительно был смысл: мать сделала аборт, когда мальчику было четыре годика.
   Еще через неделю Матвей сообщил матери, что проштудировал в Интернете всего Хеллингера и все, что есть по расстановкам.
   Вначале он позвонил своей первой жене и сказал о том, как он сожалеет, что так нелепо разорвал их связь. Признался, как дорога ему она и все, что с ней связано. И искренне пожелал ей счастья с новым бойфрендом. Потом он позвонил своей второй бывшей жене, со словами сожаления, признательности и благодарности.
   В ответ он услышал немного печальные, но теплые и дружественные слова от обеих женщин.
   – А завтра, мама, я иду к Марине свататься, – счастливо заключил Матфей. – У нее такие глаза, мама, такие глаза!!!

Запах женщины

   Марина – приятная женщина лет тридцати пяти, с фарфоровой кожей, шоколадными, блестящими глазами и вальяжной купеческой леностью. Запрос ее состоит в том, что ей трудно найти себя в жизни, внутри нее живет ощущение бессмысленности всего и страх перед рождением ребенка. Страх забеременеть, носить, родить, растить, воспитывать. Вообще, для Марины дети тождественны страху.
   На расстановки она приходит второй раз. Первая расстановка была на ее родительскую семью. Отец клиентки ушел, когда ей был всего один годик. И мы воссоздали ту детскую травмирующую ситуацию и исцелили, по возможности, все, что поднялось в процессе работы на поверхность.
   Папа сказал дочке, что всегда любил ее и любит. Что ушел он от ее мамы, а не от Маринки, и готов поддерживать ее как отец. Отец тепло благословил ее и мужа иметь детей.
   Прошло полгода. Марина поделилась, что начала чувствовать себя более уверенной, целостной, у нее появились мысли заняться маникюрным дизайном. Но страх перед рождением ребенка остался. Абортов у ее отца с матерью не было. В семье ничего экстраординарного не случалось, куда идти, я не знала. Ситуация казалась тупиковой.
   – Может, имеют значение аборты мамы от других мужчин? – неожиданно спросила Марина.
   – Рассказывай, если знаешь, – попросила я.
   – Мама делала аборт от очень любимого мужчины, когда мне было лет пять. Я это разведала после первой расстановки.
   Я почувствовала легкий удар в солнечное сплетение – одну из подсказок моего тела о том, что мы на верном пути, хотя ребенок был абортирован уже после рождения Марины. Других вариантов у меня не было… Мы начали сессию.
РАССТАНОВКА
   Вначале я попросила поставить только заместителя абортированного ребенка, чтобы исследовать, есть ли в нем отголоски тех симптомов, о которых говорит клиентка.
   Через некоторое время ребенок начал метаться по комнате. При этом он делал резкие глубокие выпады в противоположные углы и затравленно оглядывался. Его морозило.
   – Что с тобой происходит, ты можешь это выдержать? – спросила я у парня, заместителя ребенка.
   – Меня преследуют. Мне страшно. Я хочу спрятаться. Я хочу жить, – сказал он, и его унесло в сторону от меня новой волной энергии.
   Я поставила сама Маринину маму и ее любимого мужчину, родителей ребенка. Марина этого сделать не могла, она тряслась так же, как ребенок. Заместитель ребенка кинулся к матери и спрятался у нее за спиной. Женщина, не оглядываясь, сзади обхватила его руками, прижала к себе и начала оседать, закатывая глаза. Я позволила следовать движениям тела, и они долго лежали, обнявшись, на полу. Мужчина сначала долго не хотел смотреть в их сторону, потом он стал на колени у их изголовья. Он гладил голову женщины и говорил:
   – Это я вас убил, я виноват.
   Потом посмотрел на ребенка, дотронулся до его плеча и сказал:
   – Я так сожалею. Это моя ответственность и моя вина.
   Близилась развязка и завершение. Но заместитель ребенка продолжал трястись, да и Марина тоже. Неожиданно парень вскочил на ноги и, глядя на отца, прошептал:
   – Не только ты, папа, виноват. Они меня мучили. Они должны отвечать, – он смотрел в пространство перед собой, я в замешательстве смотрела на него. Кто это может быть?
   Слово пришло из ниоткуда – «врачи».
   Я поставила мужчину и женщину перед заместителем абортированного ребенка. И, придерживая его сзади, сказала:
   – Это врачи.
   Если бы я заранее предусмотрительно не взяла парня за плечо, он бы кинулся на них с кулаками. Злость, ненависть и бессилие клокотали в его горле:
   – Это ваша ответственность. Вы не врачи, вы – садисты! Вам отвечать за это!
   Отец и мать встали за ребенком, поддерживая его и друг друга, и каждый из них сказал врачам:
   – Это и ваша ответственность.
   И врачи склонились перед ними в поклоне, признавая свою вину.
   Только тогда ребенок успокоился и задышал ровнее. Марина тоже пришла в себя и просияла. Она сама попросилась в расстановку и горячо обняла своего неродившегося брата:
   – Я вижу, как тебе было больно и страшно, и я несла это вместе с тобой, чтобы облегчить твои страдания.
   – Этот страх и эта боль принадлежат мне. Я буду нести это сам. Уважай мою силу.

Все началось со свадьбы

   Кирилл – двухметровый увалень с раскосыми глазами цвета топазов или топленого меда. Высокие скулы, чувственный рот. Этакая смесь русского медведя и наследника татаро-монгольского ига. У него даже фамилия восточная – Нат Вин Чан. Только со временем он стал ее писать слитно – на русский манер.
   Он уже три месяца в разводе. Его бывшая жена Эллочка – женщина-веточка, женщина-льдинка. Холодно с ней, и поломать боишься. И матка у нее «детская». Такой диагноз вынесли врачи, а значит, иметь детей с ней проблематично.
   – Ну и что, – резонно говорила теща Клара Феоктистовна, перекатывая папироску из одного угла рта в другой, – многие живут без детей – и ничего!
   Зять дипломатично молчал. Но, в сто первый раз получив отказ жены от выполнения супружеского долга, плюнул, собрал вещи и ушел.
   Сейчас перед ним в ореоле золотистых кудрей танцевала сама Жизнь. Он обнял ее за талию, уверенно повел в танце и уже не хотел отпускать ни за что.
   Наташа, так звали его симпатию, на все его немые и явные вопросы ответила быстро и откровенно. В разводе четыре года, дочке пять лет, на свадьбу пришла с ухажером.
   Со свадьбы Наташа ушла с Кириллом. Последним доводом в его пользу было то, что на выходе он, став на колено, помог надеть ей сапожки вместо лаковых туфелек, осторожно застегнул на них змейки. Подал ей шубку, проверил, чтобы все застежки были в порядке – все-таки ноябрь на улице, и метет снежок. И жарко прошептал ей на ушко: «Я хочу проводить тебя домой».
   Кирилл сразу обаял ее своим напором, нежностью и вниманием. Она согласилась.
   И на следующий день он уже был знаком с ее мамой и дочкой. А еще через неделю они уже жили вместе. Это было так, словно смешались два сорта выдержанных, выстоянных вин, и эта смесь бурлила, горячила, возбуждала, давая упоительное наслаждение счастьем близости.
   Они все делали вместе: бродили, взявшись за руки, по берегу моря; гуляли по городу; принимали гостей; ходили к друзьям. Наташа даже стала крестной одного из сыновей давнего друга Кирилла. Она читала Кириллу стихи, он стругал овощи на салат. Уткнув лицо в клетчатую ткань его рубахи, она наслаждалась его запахом – запахом мужчины, пота, желания. И только потом бросала в стирку.
   Однажды, наблюдая за играющими в снежки детьми, Наташа спросила Кирилла:
   – А ты кого хочешь? Девочку или мальчика?
   – У нас с тобой будет сын, – твердо сказал Кирилл. Повернулся к ней, взял обеими ладонями ее лицо и целовал, целовал, целовал… Ее лоб, глаза, щеки, губы вместе со снежинками, которые таяли на нежной коже…

Сын

   Кирилл работал прорабом, под его руководством строили новый театр оперетты в городе. Иногда он возвращался поздно. Поэтому и сегодня, несмотря на поздний час, она была спокойна. Жалела только, что остывает в духовке его любимая картошечка с салом, и с трудом справлялась с желанием отведать аппетитной малосольной селедки, украшенной кружевами колец из лука.
   Наташа подольше поиграла с Маришкой. Та обожала, когда ей рисовали пальцами на спинке, а она угадывала, кто нарисован. Когда малышка уснула, Наташа принесла с улицы ворох стираного белья, пахнущего свежестью и морозом. Проходя мимо зеркала, взглянула на свое отражение и улыбнулась: рыжеватые кольца волос, нежная персиковая кожа, точеная фигурка в светло-бирюзовом велюровом халатике. И счастливая улыбка в пол-лица. Подпрыгнув на одной ножке, как девчонка, начала гладить белье.
   Она поняла, что что-то случилось в тот же миг, как открыла двери мужу. Только еще не поняла, что именно.
   Нет, кушать он не хочет. Нет, чай он уже пил. «Извини, я немного сегодня выпил».
   По просьбе Наты он подкрутил в стареньком холодильнике дверцу, которая держалась на честном слове.
   – Ой, какие у тебя руки золотые, – как всегда, восторженно захлопала в ладоши женщина и обняла мужа, чтобы поцеловать.
   – Я не достоин твоих поцелуев, девочка моя, – сказал он, смущенно и виновато понурив голову.

Другая женщина

   Раздетый до трусов Кирилл сидел, развалившись в кресле, и невнятно бормотал:
   – Свадьба… три года… жена… целовались… давай отдельно… не могу… шампанское, – и захрапел.
   Из всей этой бессвязной речи Ната смогла понять, что у Кирилла с бывшей женой Эллой годовщина свадьбы. Та приехала к нему на работу, попросила только проводить домой. По дороге она показывала места их минувших, когда-то желанных, любовных встреч. Здесь он ей поцеловал ручку, а в этом магазине он наряжал ее в свадебное платье, а здесь у памятника ждал с розами, а в этом ресторане он сделал предложение. В итоге они и оказались в ресторане, где он выпил только бокал шампанского, после которого почувствовал себя очень расслабленно. Он даже не заметил, как бывшая жена уселась ему на колени и стала его целовать, потом сказала, что хочет секса прямо здесь. Начала просить его начать все сначала. И он согласился.
   Наташа знала: это конец. Запах женщины – это то, с чем бороться бесполезно. Папа приносил с собой в дом противный чужой запах. Мама боролась. Но в итоге – папа в другой семье, и у него там две девочки. А маме, которой тяжело было двоих детей тянуть, власти помогли тем, что Наташку на целых четыре года определили в школу-интернат. Сдали, как использованную бутылку.
   Первый муж Наташи приходил с ядовитым тонким запахом женщины. И у него сейчас другая семья и двое детей. Жаль только Маринку, которая часто просит: «Мамусечка, ну еще только разочек расскажи, как меня папа любит!» И Наташка, глотая слезы, рассказывает девочке, как он ее любил еще в животике, как гладил, чтобы определить, где Маришкина ручка, а где ножка. Как выбирал кружевные косыночки. Как нес из роддома, будто хрустальную вазу, осторожненько. Как выбирал ей самого большого и уютного плюшевого мишку, того, с которым она так любит засыпать. Как радовался, когда она сказала «па»…
   Когда появлялся запах другой женщины, запах мужчины для Натальи исчезал. Вот и сейчас она стояла перед стопкой выглаженного белья с раскаленным утюгом в руках. Ее взгляд медленно скользнул с утюга на рельефно выступающий под тканью трусов член мужчины. Ярость ударила ей в голову. Она подняла утюг и прошла два шага вперед…
   Нет, она не могла этого сделать. Упав в бессилии на колени, она проплакала почти до утра. Утром поясницу ломило и появились непонятные выделения.
   – Сохранить ребенка проблематично, – резюмировал седой интеллигентный доктор. Засыпая ее медицинскими терминами, он выписал направление на аборт. Врач, суровая женщина с неизменной сигаретой в зубах, сделав свое кровавое дело, вдогонку уходящей Наташе мужским голосом пробасила:
   – Выпьешь на ночь анальгин и но-шпу.
   Что-то одно в ближайшей аптеке было. Наташа купила и выпила. Дома она попросила маму присмотреть за дочуркой, а сама, сославшись на недомогание, легла и забылась. Ночью она обнаружила возле себя Кирилла. Он гладил ее волосы, плечи и плакал. Чувствуя себя злодеем, уничтожившим что-то тонкое и прекрасное, словно куст цветущей белой сирени, он не находил слов, только повторял:
   – Это я во всем виноват. Я виноват.
   Наташу морозило и подкидывало на постели, кровотечение не прекращалось. Кирилл порывался все время вызвать скорую помощь, но Ната останавливала его, говоря:
   – Надо дождаться утра. Это потому, что я не выпила лекарство.
   Еще затемно он оделся, сказав, что идет в аптеку. Наташа посмотрела ему вслед. В голове мелькнула четкая мысль: «Если он вышел в аптеку, до утра мне уже не дожить». И она впала в забытье.

За шаг до смерти

   В тулупе нараспашку, не ощущая пригоршней колкого снега, стегавших по щекам, он в отчаянии метался по улице.
   – Я убийца. Я убил ее. Господи, если ты есть, помоги!
   Через мгновение он увидел синюю мигалку скорой помощи и наперерез ей бросился через дорогу, буквально своим телом остановив машину.
   – Ребята, жена истекает кровью, я ее убил.
   Ребята, которые уже ехали по домам и были слегка навеселе, вначале хотели дать деру.
   Но потом сказали:
   – Ладно. Только носилок у нас нет. Нести будешь сам.
   Наташу привезли в городскую больницу. Дежурный врач, сонный и неприветливый, еще раз «почистил» Наташу и оставил в коридоре, так как мест в палатах не было. Кровь продолжала хлестать, стало совсем плохо, даже зрение помутнело. Видя проходящий мимо белый халат, Натка жалобно взывала:
   – Сестричка!
   – Сейчас, сейчас.
   – Доктор!
   – Больная, секундочку, сейчас начнется обход.
   Так прошло три часа.
   Обхода в этот день так и не было. Когда группа в белоснежных халатах собралась приступить к исполнению служебного долга, она наткнулась в коридоре на Наташкину кровать, из-под которой вытекала лужица крови. Все переглянулись. Был вызван главврач отделения и еще некоторые светила больницы. Хором постановили, что еще что-то у женщины не вычистили. Полумертвую, ее переложили на каталку и повезли в операционную. Сам заведующий отделением сделал ей третий аборт за сутки. Без наркоза. Без местной анестезии. Некогда – спасать надо. Лязг железа заглушал стоны и плач женщины, которая была полностью обессилена.
   Наташе нашли(!) место в палате на двенадцать коек. Остальные женщины сочувственно и опасливо отодвигались от новенькой, которая бледностью, синяками и окровавленной одеждой больше смахивала на узника гестапо.
   Кровотечение не останавливалось. Состояние Наташи было критическим. Все врачи переполошились, бросились консультироваться со светилами города.
   Начали вливать кровь – вены опали, лить некуда; начали делать венесекции по телу. Вена падала. Резали в другом месте. Внутрь, на открытые раны, лили эфир, отчего даже обессиленная Наташа извивалась, как уж на сковородке.
   – Господи, я не могу больше, – взмолилась женщина и в этот момент почувствовала толчок и облегчение. Она вдруг осознала себя морем света, парящим под пятиметровым потолком палаты. Боли не было. Блаженство невиданной силы, нежности и благости заполнило ее всю. Она смотрела на врачей, склонившихся над ее телом внизу. Там царила паника. Люди бегали с кислородными подушками, шприцами.
   А здесь был отдых, удовольствие, умиротворение и пульсирующий, яркий свет, в котором она растворилась.
   Но в какой-то миг всю эту огромную светящуюся пульсирующую душу будто всосало в ее истерзанное, окровавленное тело.
   От боли, с новой силой обрушившейся на нее после непродолжительного отдыха, она закричала.
   – Жива!!! – захлопали в ладоши женщины, ставшие невольными свидетельницами этого ужаса.
   Наташино сердце отключилось. Клиническая смерть. Три минуты ее душа летала на свободе. Вовремя найденная подключичная вена и силовой массаж сердца воскресили ее.
   Наташу увезли в реанимацию. Вся больница еще долго переваривала шоковую ситуацию.
   В обед Кирилл привез в больницу маму Наташи. Был тихий час, толстая санитарка мыла полы.
   – Вам кого? – уперев одну руку в бок, а другую положив на швабру, властно спросила она.
   – Мы к Наталье Марченко, – вежливо сказал Кирилл.
   – Марченко, Марченко… умерла ваша Марченко, – то ли с досадой, то ли с сочувствием рявкнула санитарка и продолжила мыть полы.
   Кирилл оперся о стену и стал медленно оседать. Материнское сердце что-то подсказало Наташиной маме; она направилась в ту палату, которую назвали в регистратуре, и узнала правду.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →